Самая длинная ночь

Шапка фанфика
Автор: ox lade

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
X Содержание
Самая длинная ночь
  Глава 1
ЗАВЕРШЁН!
Тогда тоже была зима, первый день после каникул. Она впорхнула в наш класс, как волшебная фея, правда с бледной кожей, ни капли не покрасневшей от мороза и длинными распущенными по плечам иссиня-чёрными волосами, она больше напоминала Юкионну, будто сами холод и зима соткали весь её образ. Для меня, правда, всё это было не важно, даже если она собирается забрать мою душу, лишь бы исполнила заветное желание и ответила на мои чувства. Хоть на краткий миг.

Да, это была она - любовь с первого взгляда, и я не собирался тратить время зря. Дав себе слово, что заполучу эту девушку, чего бы мне это не стоило. А, Наруто Узумаки всегда держит слово.

Видать, именно поэтому спустя почти год…я не продвинулся н-и н-а г-р-а-м-м. Думаю, она вообще меня ненавидит, и пары слов никогда не скажет, порой краснеет, тут же сбегая, будто я прокажённый какой. Чёртовы девчонки, что только у них в головах творится. Я к ней и так и эдак, а всё, как об стенку горох. Похоже сердце у неё - сплошной кусок льда.

Сегодня 30 декабря, завтра Новый год и у меня такое чувство, что это мой последний шанс завоевать её. Я аккуратно заворачиваю приготовленный для неё подарок, деревянную шкатулку, которую сам смастерил, даже выжег на крышке красивые подсолнухи, уверен Хинате понравится. Сам слышал, как она говорила, что любит безделушки сделанные своими руками.

- Что здесь произошло, добе? - Саске не вовремя отвлекает меня и упаковочная бумага рвётся по краю, арх, опять, чёрт возьми. Смятый бесполезный кусок блестящей обёртки отправляется на пол, уже усеянный кучками моих предыдущих попыток красиво завернуть подарок. Учиха делает какие-то странные махи руками, успокаивающая гимнастика, или типа того. Он вообще повёрнут на чистоте, наверняка страдает каким-нибудь ОКР, а может ещё какой фигнёй. Уверен, именно поэтому баа-чан и поселила нас вместе, чтобы я его исправил. Не для того ведь, чтобы он привил любовь к порядку мне, просто смешно.

Саске переступает через смятую бумагу с рисунком из зайчиков и медвежат, чтобы оторвать кусок скотча, что прилип мне на лоб. Больно, зараза. Ещё один кусок липнет к его носкам. Ладно, ладно, возможно не так уж и аккуратно я тут работаю. Пусть лучше спасибо скажет, что я отказался от идеи использовать клей и блёстки.

- Ты помнишь, что перед праздником мы тут наводим порядок, а не беспорядок? - едва держа себя в руках, чтобы не начать поднимать хлам с пола, спрашивает Саске.

- Не отвлекай, теме, - я отрезаю новый кусок бумаги, прикладываю его, как показывает улыбчивая девушка на видео в интернете. У неё это получается слишком умело, подстава какая-то.

- Хватит заниматься фигнёй, Хинате итак понравится, без твоей корявой упаковки, - брезгливо оглядывая то, что я принимаю за вполне сносную попытку, говорит Саске, он единственный, кого я посвящаю в свои амурные дела, - все внизу, Цунаде заставляет приводить приют в приличный вид, сейчас привезут дерево, нам нужна твоя помощь.

- Я не могу так это оставить, - хнычу я, кидая ещё один смятый свёрток бумаги на пол. Это сработает, я уверен. Глаз моего лучшего друга начинает подрагивать ещё до того, как бумага встречается с полом. Он полностью в моей власти.

- Усуратонкачи, - цедит он сквозь зубы, ещё бы, проигрывать никто не любит, и всё равно хватает последний кусок обёртки, укладывает на неё мою шкатулку, сворачивает один край, другой, закрепляет что-то тонкими полосками скотча - готово. Идеальный подарок для идеальной девушки. Я креплю сверху милый бантик и мы спускаемся вниз.

Всюду переизбыток дождика и мишуры, окна завешаны гирляндами, вообще-то нам не обязательно всем этим заниматься, но Цунаде уверенна, что если в этот день приют будет выглядеть, как реклама Кока-колы, то это скрасит причины почему все мы тут оказались. Что ж, большинство из нас никогда не знали родителей, от кого-то отказались, кого-то забрали, как Саске, чей папаша распускал руки. Я предпочитаю не циклиться на прошлом, сейчас ведь всё хорошо. У меня есть друзья, со мной всегда рядом парень, который мне как брат, а ещё я заполучу лучшую девушку в мире. С мишурой или без, этот Новый год станет легендарным.

Парадные двери распахиваются, Джирайя в красном кафтане и в шапке с бубенчиком, врывается вместе с потоками холода, снежинки разлетаются по всей общей гостиной.

- Хо-хо-хо, - раздаётся его громогласный голос, не уверен, что наш Одзи-сан пользуется этой фразой Санты, но никто не возражает, особенно младшие, тут же обступившие старика, рассчитывая на подарки, но для этого ещё не время. - Дерево на улице, давайте парни, затащим его.

Дерево, о котором все так заботятся, трехметровая сосна, нас набирается десять крепких парней, но мы всё равно с трудом затаскиваем монструозную хвойную красавицу. Она пахнет лесом и морозом, ну, и самой собой наверное тоже. Мы тащим сосну в самый центр комнаты, где установлена металлическая подставка, раскидистые ветки колют глаза, когда всё готово, слышится общий вздох облегчения. Цунаде точно нашей смерти захотела.

- Красавица, - гордо объявляет наша директриса, осматривая ещё не наряженное дерево. Она не уступает Джирайе, нарядившись в короткое красное платье обитое мехом, что едва удерживает огромную грудь, на голове такая же красная шапка, ещё баа-чан прицепила себе на руку ветку омелы, так что поднимает её над головой всякий раз, как развратный старик оказывается в поле зрения. Это сильно замедляет всю эту предпраздничную канитель.

На часах почти пять, а у нас с Саске встреча с друзьями. Хорошо, что Сакура, Ино и Темари быстро сдружились с Хинатой, только благодаря подругам я мог видеть её рядом весь этот год. Смотреть, как она заправляет волосы за ушко, как покусывает губу, когда пытается не рассмеяться, как теребит серёжку-гвоздик, когда нервничает. Я знаю её всю, вдоль и поперёк, всё, что мне нужно - это не много праздничного волшебства, чтобы она тоже в меня влюбилась. Что может быть проще?

- Мы уже можем идти, баа-чан? - канючу я, когда спускаюсь со стремянки, водрузить звезду на макушку доверили именно мне, должно быть не так жалко, если бы я навернулся с такой верхотуры. Цунаде хочет снова накинуться на меня из-за обращения, она ведь ещё ого-го, в самом расцвете сил, но решает простить в честь праздника и господским взмахом руки отпускает нас на свободу.

Я быстро накидываю свою оранжевую парку и зимние кроссовки, пока Саске манерно облачается в своё дурацкое тёмное пальто, в котором пытается выглядеть взрослее, и ботинки подбитые мехом. Он игнорирует мороз, предпочитая не надевать шапку, дело его, вот отморозит уши я ещё над нам посмеюсь. Учиха лишь закатывает глаза, угадывая мои мысли, а может потому, что видит, как я натягиваю на свою драгоценную голову любимую шапку с лисьими ушами, да ещё наматываю старый шарф, всё, что осталось от мамы.

На улице падает снег, ветра нет, снежинки мягко приземляются мне на щеки, когда я запрокидывая голову стараюсь поймать их ртом. Рядом фыркает Саске, думает, что уже вырос из этого, ага, как же, я быстро разбиваю его сдержанность, запустив нехилый такой снежок ему в спину. Чёрт, надень он шапку мог бы получить прямо в голову.

Учиха горбится, когда мой снежок достигает цели, медленно оборачивается, испепеляя взглядом чёрных глаз, но не успеваю я испугаться, как в меня уже летит три снежка подряд, он быстрый чертяга, мой лучший друг. Саске усмехается, когда видит меня поверженным, я доволен, может когда заполучу сердце Хинаты потом займусь смехом теме. Вытряхиваю снег из капюшона и мы продолжаем идти.

Коноха принарядилась перед праздником. Всюду мерцают огни, витрины магазинов украшены снежинками и мишурой, тут и там шатаются двойники Санты в красном наряде, нам даже один Сегацу-сан в зелёной шубе попадается, от его вида мне почему-то радостнее, хоть что-то необычное.

- Саске! - Сакура визжит, как резанная, запрыгивая на Учиха, они целуются как оголтелые прямо посреди улицы, на нашу компанию уже странно поглядывают прохожие, но делают скидку на возраст, и праздники всё же. - Я так скучала, - между поцелуями говорит Сакура, ками, да они виделись буквально вчера, их гормональная незрелость меня просто убивает.

- Я вообще-то тоже тут, - напоминаю я о себе.

- А, ага, привет Наруто, - даже не смотря в мою сторону, машет рукой Сакура, тоже мне подруга называется. Я предпочитаю ретироваться от них, чтобы поздороваться с Шикамару, Ино и Саем, им тоже неудобно находится рядом с этими извращенцами, даже последним, но они уже пара-ветераны, их безудержная страсть превратилась в нежные объятия, теперь они хранят тайны своих отношений.

- Их кто-нибудь растащит, или как? - бухтит Шикамару, ёжась от холода.

- Что, ты уже слишком стар для всего этого, нюня? - раздаётся насмешливый тон, из-за спин Ино и Сая появляется Темари, на ней красивая белая шубка, подчёркивающая тонкую талию блондинки. Шикамару игнорирует её выпад. Я не знаю, что между этими двумя. Порой кажется, что они готовы убить друг друга, а в следующий момент, что овладеть друг другом на любой плоской поверхности. Чтобы там между ними не происходило, они хранят это в секрете.

Я осматриваюсь вокруг, надеясь увидеть приближение Хинаты, но её нигде нет. Хочется спросить про неё, но это привлечен не нужное внимание, меньше всего хочется слышать от девчонок почему я не могу заполучить кого-то вроде неё. Да, она лучше меня, кто же спорит, но любовь ведь должна хоть что-то значить.

- А, Хината где? - благослови ками Шикамару, конечно он просто хотел сменить тему, чтобы не дать возможность Темари ещё что-то про него сказать, но я всё равно люблю его за вопрос про Хинату. Навостряю уши, обе пары, чтобы ничего не пропустить.

- Ой, точно, - говорит Сакура, её язык снова принадлежит только ей, - она ещё работает, пойдёмте встретим ей там, - Харуно указывает на торговый цент, рядом с которым мы встретились. В нём пять этажей, и всю иллюминацию сто пудов видно прямо из космоса.
При входе нас сразу атакует очередной ремикс знаменитых «Jingle bells», ревущий из всех колонок. Молодые девчонки в коротких праздничных платьях тут и там предлагают что-то продегустировать. Новый год уже завтра, а людей в магазинах всё равно так много, что яблоку негде упасть, носятся с сумасшедшими глазами, пытаясь урвать подарки в последнюю секунду. Я вижу двух взрослых мужиков, которые готовы разодраться ради какой-то розовой птицы на унитазе. Серьёзно?

Сакура ловко ведёт нас через людское море, я пробираюсь за ней не так мастерски, кажется это уже третий человек, которому я наступил на ногу. Прошу прощения. Мы идём куда-то к безразмерной сосне в самом центре, хорошо, что баа-чан не видит это дерево, а то ещё заставила бы его похитить. Ради идеального-то праздника.

Когда толпа не много рассеивается, я замечаю у сосны деревню из пряничных домиков, бамбуковый забор и кресло с высокой спинкой, в нём сидит толстобрюхий мужчина с накладной бородой и слишком красными щеками. Мужик держит на коленях зарёванного ребёнка, у которого безуспешно пытается выяснить, что же ему подарить. Девочка успокаивается только когда помощник Одзи-сана, эльф или типа того, возвращает её матери на руки.

Я так засмотрелся на эту сцену, что не сразу понял почему Ино и Сакура, сложились в три погибели от смеха, что-то снимая на свои телефоны. Оказалось, что снимают они ту самую помощницу недо-Санты, эльфа или типа того. Девушка не выглядит особенно счастливой, хотя в этих полосатых красно-зелёных чулках, коротеньком платье-шубке и с оленьими рогами на голове, она потрясает своей красотой. Стоп. Что?

Присмотревшись к закатанным сейчас бледно-серым глазам, иссиня-чёрным волосам и завораживающим изгибам тела, обтянутым ярким нарядом, я понимаю, что это Хината. Моя Хината.

- Если это окажется в интернете, - кричит она Сакуре, - я тебя убью, Харуно. Тебя, Ино, это тоже касается.

- Не переживай, - сквозь не прекращающийся смех, отвечают ей девчонки, - это только для личного пользования. Такое просто не может пропасть, это необходимо сохранить для потомков.

- Сучки, - кричит им Хината, мамочки вокруг тут же зажимают уши своим невинным чадам, Хьюга закатывает глаза, показывая нам, что лучше бы повесилась. Даже сейчас она такая милая, что я готов потерять сознание. - Эй, Джига, моя смена закончилась, - кричит Хината двойнику Одзи-сана и убегает куда-то в одну из дверей с надписью «только для персонала».

Не проходит и пяти минут, как она возвращается, уже в своей такой привычной дутой сиреневой куртке, тёплых штанах с новогодним узором из снежинок и оленят, и с пушистыми наушниками на ушах. Она улыбается одной из своих мягких улыбок, которые я бережно сохраняю в памяти, её глаза смотрят точно на меня, не могу поверить, что это происходит. Сердце пропускает удар, Хината подходит всё ближе, её улыбка всё теплее, я и сам улыбаюсь ей, как последний дурак. Мы вот-вот пересечёмся, Хината делает ещё шаг…и уходит мне за спину, где обнимается с девчонками. Ну, разумеется, Узумаки, умерь свой энтузиазм!

Саске, наверное из большой любви ко мне, сдерживает смех, когда видит мою ошибку. Сейчас я рад, что этом вечно хмурый теме, вечно такой хмурый. Все мои друзья уже почти дошли до выхода из торгового центра, а я всё мусолю в голове картину своего фиаско. Как можно было подумать, что она улыбается мне? С чего бы это, Хината ведь почти и не смотрит в мою сторону, даже вот «привет» не сказала.

- Не сдавайся раньше времени, - Саске кладёт мне руку на плечо и подталкивает в сторону друзей, а я даже не видел, что он всё ещё рядом. Но Учиха как всегда прав, я не собираюсь сдаваться, когда завтра она откроет мою шкатулку, то увидит открытку, где я признаюсь, как сильно люблю её. Это всё решит, жить мне, или умереть. Ладно, не так драматично, но близко к этому. Если она отвергнет мои чувства, то я точно больше из кровати не выползу.

Мы шатаемся по заснеженному городу, как банда беспризорников, наши сладкие парочки даже делают поблажку и отлипают друг от друга. Девчонки идут гурьбой впереди, а мы четверо позади них, уверен парни рассматривают зады своих девушек, а вот я точно не такой, и совсем никуда не пялюсь. Разве что на её профиль, когда она оборачивается, улыбается, смеётся, у неё такой задорный смех, как перезвон колокольчиков на санях Санты.

Толпой мы вваливаемся на ярмарку в центре города, покупаем что-нибудь в каждой лавке, мимо которой проходим. Я уже съел столько сладостей, что меня скоро стошнит, ещё теперь на руке странный браслет с черепом, бородатым черепом в новогодней шапке (мужик за прилавком был такой жуткий, что я не смог отказать ему). Я хотел купить что-нибудь для Хинаты, по-дружески, но она ни на чём не останавливала свой взгляд, как делают все нормальные девчонки в кино, чтобы герой мог потом преподнести это со словами - я видел, как ты на него смотрела. Эта девчонка просто не может упростить мне жизнь.

Людей становится всё больше, и мы решаем уйти туда, где не так многолюдно. Время четверть десятого, а к одиннадцати мы с Саске должны вернуться, если хотим, чтобы баа-чан отпустила нас до утра завтра. Я так глубоко ушёл в свои печальные мысли о предстоящем расставании с Хинатой, с которой ещё и парой фраз не перекинулся, что когда снежок бьёт меня по голове, почти теряю равновесие. Отдалённо слышится чей-то испуганный писк.

- Ха-ха-ха, - смеются все девчонки разом, их смешки сливаются для меня в один клубок. - Отличное попадание, Хината!

- О, ками, Наруто прости, я думала ты успеешь увернуться, ты же смотрел прямо на меня, - извиняется Хьюга, я удивлённо смотрю на девушку, которую люблю, она выглядывает из-за дерева, за которым они устроили свой боевой штаб. Неужели я правда так завис, что не заметил, как ребята поделились на команды, начали свою снежную баталия, просто стоял тут, как истукан, так ещё и на Хинату пялился?

- Ты там живой, добе? Давай сюда, - зовёт меня Саске, присоединиться к ним за низко подстриженными кустами, так себе место дислокации, если что. Но я успеваю спрятаться до того, как Темари кидает в меня ещё один снежок, хватит уже по голове огребать, а то так и последние мозги растерять не долго.

Очень скоро мы уже не прячемся, а перемещаемся по всему парку, где оказались, бедные прохожие уворачиваются от наших снарядов, девчонки умудряются брать количеством снежков, которые лепят, они большие и плохо слепленные, но попадают в цель, даже в несколько целей разом, как разрывные гранаты, зато мы берём точностью. У всех тает снег за шиворотом, мы извалялись в каждом сугробе, мимо которого пробегали, чтобы спрятаться. К концу часа, который мы потратили на ребячество, все красные, тяжело дышат и выгребают снег из таких мест, о которых вслух говорить не прилично. Я даже не сразу понимаю куда это нас занесло. Кажется, рядом должно быть озеро.

И точно, оно спряталось за деревьями. Ребята идут полюбоваться на замёрзшую гладь воды, когда я замечаю, что шнурок на левом кроссовке развязался. Приходится отстать от остальных, чтобы его завязать.

- Извини ещё раз, - произносит самый прекрасный голос, когда я опустился на колено. Вскидываю голову, чтобы увидеть, как Хината, стараясь не встречаться со мной взглядом, стоит рядом. Она не знает куда деть свои руки в промокших варежках, смешно кривит ноги. Я вижу, что её глаза бегают то по моему подбородку, то лбу, то губам, то скользят по тому месту, куда угодил её снежок. Только не в глаза. Она почти никогда не смотрит мне в глаза.

Я очень хочу сказать что-нибудь важное, что донесёт до неё все мои чувства, но пока собираюсь с мыслями, она уже убегает к нашим друзьям, а я так и остаюсь сидеть одним коленом в снегу, с грустью провожая её фигуру, уже скрывшуюся за деревьями.

- Я всё тебе прощаю, Хината, - говорю я пустоте. - Просто полюби меня так же сильно, как я люблю тебя. Неужели это так сложно?

- Женщины, - раздаётся не то голос, не то рык у меня за спиной, я так резко оборачиваюсь, что валюсь в снег. Фигура притаилась в тени, я вижу два жутких горящих красных глаза, очертание длинных ушей и несколько развивающихся за спиной хвостов. От страха я отползаю от незнакомца. Какого чёрта тут вообще происходит? Пытаюсь закричать, чтобы привлечь внимание других людей в парке, или своих друзей. Кого угодно, лишь бы это страшное существо не съело меня, я ещё так молод, чтобы умирать, и девушку не заполучил.

- Извини, парень, - усмехается монстр, его глаза горят всё ярче, - не хотел тебя напугать.
Он выходит на свет и всё, что я вижу: высокого мужчину в длинном пальто. Его рыжие волосы в беспорядке, на голове и правда уши, самые обычные праздничные лисьи уши на обруче, а то, что я принял за хвосты - развивающиеся концы длинного шарфа. И глаза вовсе не светятся красным, ухмылка правда больше походит на звериный оскал, хотя и это может быть лишь обманом зрения, привиделось от страха, только и всего. Я нервно смеюсь, ну и разыгралось воображение, ничего не скажешь.

Мужчина протягивает мне руку, чтобы помочь подняться, у него длинные пальцы, и ногти длиннее, чем нужно, но кто я такой, чтобы осуждать. Я смело хватаюсь за протянутую ладонь, сидеть дольше на снегу нет никакого желания.

- Я просто не ожидал кого-то тут встретить, - нервно отвечаю я незнакомцу, когда твёрдо стою на своих двоих.

- Понимаю, - вновь оскаливается в ухмылке мой новый знакомец. - Я служу тут в храме, услышал голоса и подумал, что смогу завлечь парочку ребят в лавку, прикупить сувениров. У нас тут мало бывает народу, торговля идёт плохо.

Я удивлённо уставился на мужчину. Храм? В первый раз слышу, что здесь есть какой-то храм, а ведь мы часто тут гуляем. Незнакомец видимо понял причину моего удивления ведь мгновенно указал себе куда-то за спину. Я проследил за его рукой и наткнулся на порушенные временем каменные ступени широкой лестницы. На постаментах с двух сторон сидели каменные лисицы, охраняя вход. Стены храма должно быть когда-то были яркими, но сейчас дерево почернело, поэтому наверное я его и не заметил. Хотя он был освещён подвесными чашами с настоящим огнём. Снег окутывал храм какой-то туманной дымкой, но ни на крыльце, ни на крыше не было наметённых сугробов.

- Так, что? - прервал мои мысли незнакомец. - Зайдёшь купить что-нибудь, раз уж мы повстречались?

- Эм, ну, я, - замялся я не зная, как вежливо отвязаться от этого мужика.

- Брось, парень. Одну крохотную даруму за чисто символическую плату, - настаивал незнакомец, его глаза, кажется, снова блеснули красным. - Идём, у меня одна с твоим именем.

Не знаю почему согласился, наверное решил, что так будет проще отвязаться. Тем более, раз у него и правда не бывает тут покупателей, внесу ради праздника свою маленькую лепту, на благое ведь дело. Очень надеюсь, что он тратит деньги на храм, а не на наркоту или что-то такое, видок у него не совсем здоровый.

Незнакомец ведёт меня вдоль стен храма, я вижу уходящую в лесную даль дорогу из покосившихся торий. Должно быть это место и правда было когда-то очень красивым, интересно, что же случилось. Его так называемая лавка больше похожа на медленно разваливающийся сарай, но внутри не всё так плохо. Довольно тепло, пахнет воском и почему-то корицей. Свет приглушённый, но так даже лучше, не видно всей разрухи, которая наверняка запряталась по углам.

- Жди здесь, - говорит незнакомец из тени и исчезает где-то за прилавком. Я подумываю сбежать, пока он не вернулся, но угрызения совести ведь сожрут потом, когда буду представлять, как он вышел и никого не увидел. Отвлекаюсь тем, что рассматриваю ровные ряды кукол-неваляшек с глазами без зрачков. Они все поголовно жуткие, не покупал таких никогда, может так делают только те, у кого есть семья. Знаю, это старая традиция, покупать такую куклу, рисовать ей зрачок и загадывать желание, а если оно сбудется - рисовать второй. Или сжигать, когда кукла, разумеется, отказывается исполнять твоё глупое желание.

Наконец, мужик возвращается, неся что-то маленькое в руках. Он кладёт вещицу передо мной на прилавок, это и правда дарума, но не обычная, как положено, а в виде лисёнка, но зрачков нет, как и полагается. Да и усы у него забавные.

- Смотри, я же говорил, - привлекает моё внимание к чему-то на белом животике лисёнка-дарумы. Я присматриваюсь, чтобы заметить, что там уже написано имя, выведено чёрными чернилами, давно застывшими. «Наруто», читаю я и холодок пробегает по спине. Какого хрена? - Хах, не бойся, это лишь совпадение. Мы порой делаем такие, сразу с именем, этот уже много лет не могу продать, а тут услышал, как друзья тебя называли по имени. Бывает же такое, верно?

- Наверное, - не уверенно отвечаю я, всё ещё не способный оторвать взгляд от своего имени. Совпадение, так совпадение. Мистика какая-то.

- Ты знаешь, что с ней нужно делать?

- Конечно.

- Помни, - наклоняясь ближе ко мне через прилавок, произносит незнакомец, и голос его раздаётся у меня во всём теле. - Желание всего одно и лучше не тратить магию на что-то не важное. Подумай о заветном, например об этой девушке.

- Ага, да, да, - поспешно отвечаю я, быстро хватаю дурацкую даруму, кидаю на прилавок пару смятых купюр, лишь бы скорее свалить. Это место мне уже перестало нравится. Как и этот стрёмный мужик. Он протягивает мне разноцветный мешочек, чтобы я сложил туда покупку, беру его и сваливаю, прежде чем он успеет ещё что-то мне втюхать. Наверное это всё расшатавшиеся нервы, но мне кажется, что я слышу его смех, переходящий в звериный лай.

Я бегу так быстро, словно за мной черти несутся, когда налетаю на Саске, они уже налюбовались озером и только сейчас обнаружили мою пропажу, Хината сказала, где видела меня в последний раз и вот они пришли. Всё это Саске зачем-то объясняет мне, но сердце всё ещё так бешено стучит где-то в голове, что я только киваю, не разбирая ни слова.

Нам уже пора выдвигаться ближе к дому, если не хотим неприятностей. Мешок с куклой оттягивает мне руку, будто весит целую тонну. Стараюсь выбросить из головы всё, что навоображал себе и сосредоточиться на болтовне друзей. Зря я это сделал.

- Брось, - толкает Сакура Хинату плечом, - он очень милый и был рад, когда я рассказывала о тебе.

- Перестать уже пытаться её с кем-нибудь свести, Сакура, - бурчит ей Саске, поглядывая в мою сторону. Чёртова Харуно, весь год так делает, хоть бы раз меня предложила, так ведь нет. Радует лишь то, что Хината пока отвергала всех её кандидатов.

- Но завтра Новый год, - канючит розоволосая, - с кем ты будешь целоваться под бой колокола?

- Ни с кем я не собираюсь целоваться, - возмущается на неё Хината, я вижу, как её щёчки ещё больше краснеют, от праведного гнева. Так её, нечего подсовывать всяких придурков моей будущей девушке. - И вообще, - неожиданно продолжает Хината, а я задерживаю дыхание в ожидании её ответа, - моё сердце уже занято, так что можешь перестать.

Я продолжаю идти только по какой-то неведомой инерции. Сердце ухается куда-то вниз, в чёрные пучины отчаяния. Её голос в моей голове повторяет одну и туже фразу, которая убивает меня снова и снова. Не знаю, как мы добрались до приюта, как прощались со всеми. Мне кажется, что в какой-то момент ноги отказали и Саске пришлось тащить меня на себе.

В нашей комнате темно, я слышу, как мой лучший друг притворяется спящим, но он не может достаточно успокоить своё дыхание, чтобы обмануть меня. Не знаю хочу ли обсуждать произошедшее, я сам виноват, стоило убедиться, что девушка, которой я отдал своё сердце, готова его принять и не отдала своё кому-то другому.

- Ты как? - всё же решается спросить Саске. У меня нет на его вопрос нормального ответа. Я просто никак. - Это ничего не значит, может она просто соврала, знаешь, чтобы Сакура отстала от неё, ты же представляешь какой она бывает прилипчивой. Сдаваться рано, в праздники знаешь всякое бывает, чудеса там, и желания сбываются.

Слышать такое от Саске странно, но я благодарен ему. Его слова даже что-то задевают в душе, то, о чём я кажется успел забыть, когда бульдозер переехал моё сердце. Мне стоило увидеть всё раньше. Она никогда не смотрела на меня потому что ей есть на кого смотреть, в её сердце любовь к кому-то другому. И мне тут ничего не светит. Никакая магия не поможет…

Стоп. Магия?

Какой же ты дурак Узумаки. Я прислушиваюсь, теперь Саске и правда спит. Выбираюсь из-под одеяла. На часах одна минута первого, уже 31 декабря. Думаю, это уже должно считаться. Стараясь не шуметь, нашариваю мешок с куклой, который закинул в дальний угол комнаты. Несу свою ношу к своему рабочему столу, включаю настольную лампу, чья голова опущена вниз.

В тусклом свете на меня пялятся пустые глазницы маленького круглого лисёнка, у которого на пузике написано моё имя. Это всё глупость конечно, но раз других вариантов нет, то почему бы и не призвать на помощь не много магии. Хуже точно не будет.
Нахожу в столе чернила и кисточку, которыми пользуюсь на японском, чтобы выводить бесконечные иероглифы. Обмакиваю кисточку в чёрную жидкость, подношу к левому от меня глазу и крепко задумываюсь.

Любовь.

Вот о чём я думаю. О любви, о её любви ко мне.

Это ведь так просто, взять и полюбить меня. Об этом я и прошу, отправляя свой запрос куда-то в космос, к высшим силам.

Любовь. Любовь. Любовь.

Дикая, всепоглощающая любовь ко мне. Прокручиваю эту мысль снова и снова, пусть хоть кто-то услышит эту мою отчаянную просьбу. Это моё заветное желание.

И рисую маленький чёрный зрачок ухмыляющемуся лисёнку. Странно, а раньше я не замечал, что у лиса такая хитрая улыбка, с другой стороны, это же лис, каким ему ещё быть, как не хитрым.

Я отношу свою даруму на подоконник, глажу его по голове, ещё раз прося, чтобы исполнил моё желание и возвращаюсь в постель. Сон окутывает меня, как только голова касается подушки. Всю ночь я бегу, сначала мне кажется, что пытаюсь кого-то догнать, но быстро понимаю, что бегу от того, что преследует меня. Я слышу его хриплое дыхание и громоподобный стук гигантских лап о притоптанный снег.

31 декабря
11 часов до нового года

Сам удивлён, но просыпаюсь бодрым и полным сил, не смотря на бесконечный кошмар этой ночи, может потому, что зверь, или кто уж там зам ной гнался, так и не смог меня поймать.

На часах уже начало второго, Саске ещё дрыхнет, решаю не будить его пока, если мы планируем дождаться восхода, то пусть лучше выспится, чем выслушивать его нытьё, как он хочет спать, какая это была дурацкая идея, и всё в таком духе. Как был, в своей новенькой праздничной пижаме, Цунаде надавила на спонсоров будь здоров, так что те быстренько раскошелились для нас, порой я реально рад, что баа-чан на нашей стороне, не знаю дураков, кто хотел бы нажить себе такого врага, спускаюсь в общую гостиную.
Мы ещё вчера притащили все столы из столовой, чтобы составить один общий, который сейчас ломиться от количества еды. Тут походу есть всё, о чём дотошные европейцы упоминают в статьях вроде «как празднуют Новый год в Японии», Цунаде не шутила, когда собиралась побить все рекорды.

Несколько младших мальчишек уже (или ещё) за столом, активно работают палочками, цепляя то что-то круглое, то длинное, то сырое, то зажаренное. Создаётся впечатление, что они даже жевать забывают. Не раздумывая, присоединяюсь, надо бы подать им хороший пример, но я оправдываю своё имя и словно ураган сметаю самые аппетитные на вид кусочки. Бедняка теме, проспит всё самое вкусное.

- Картина маслом, - с излишнем воодушевлением, произносит Цунаде, когда врывается в комнату. На ней вчерашний наряд, и дурацкая омела снова при ней. По покрасневшим щекам понятно, что директриса уже откупорила первую бутылку своего любимого саке. - Не переусердствуйте. Ещё не хватало, чтобы кто-то загремел в больницу с перееданием. Только не в такой день. Запрещаю, - она хихикает, как маленькая, о, а градус ударил сильнее, чем я думал.

Цунаде обходит весь стол, изредка трепля по головам самых маленьких, и тех, кто не так давно стал частью нашей «семьи», он испуга ли, или от того, что правда чувствуют, что теперь есть кому о них заботиться, но все принимают её своеобразную ласку с благодарностью. Наша принцесса в подпитии, блаженно улыбается и через стол встречается со мной взглядом. Жду, что Цунаде скажет что-то в своём стиле, типа «не такой уж ты безнадёжный Узумаки», или «в праздник лаже твоя мордаха выглядит презентабельно», но ничего такого не происходит.

Не уверен, что могу это объяснить, но в её карамельных глазах словно что-то зажигается, это едва уловимая искра, меняющая, преображающая в одно мгновение. Цунаде краснеет ещё больше, хотя я вижу, что она больше не пьёт, а просто…смотрит на меня?

- Эй, Наруто, - Цунаде смотрит мне прямо в глаза, как заворожённая, каким-то странным, я могу квалифицировать это только, как кокетливое, движением откидывает свои блондинистые хвостики, выпячивает свою необъятную грудь. Ну, всё, совсем допилась баа-чан. - Пойдём-ка, мне нужна твоя помощь, - она делает паузу и продолжает как-то слишком многозначительно, похабно, вот реально похабно, двигая тонкими, нарисованными бровями, - в моём кабинете.

Как бы странно баа-чан себя сейчас не вела, а я многим обязан ей, да и старику, поэтому плетусь за пошатывающейся старушкой. Такими темпами, она точно новый день встретит в отключке. Но кто я такой чтобы осуждать, Цунаде потратила много сил, и за этот год, и за эти пару дней. Заслужила оторваться.

Её кабинет тут же, на первом этаже, она редко тут заседает подолгу, но даже эта маленькая комнатушка увешана гирляндами, да и букет из сосновых веток приютился на здоровенном столе. Маленький диванчик в углу украшен подушками в форме оленей и красно-белых карамелек. В кой-то веки кабинет в идеальном порядке, думаю, может и сюда впустила Саске, чтобы он постарался, а что, теме мог бы, у него давно руки чесались разгрести бумажный хаос, царивший тут до этого.

Меня баа-чан впустила первым, так что не дожидаясь приглашения, плюхаюсь на мягкий стул с высокой спинкой, стоящий напротив стола, и жду, чем нужно помочь. В следующую секунду ситуация становится настолько странной, что я до сих пор не уверен, что не сплю.

Пальцы Цунаде сжимают мои плечи, я чувствую её дыхание на своей шее. Ого, вот старушка упилась, похоже спутала меня со своим стариком. Я усмехаюсь, пытаясь отодвинуться, ну, перепила, с кем не бывает, но хватка лишь усиливается, а её губы уже оставляют горячий поцелуй.

- Наруто, мой милый мальчик, - шепчет директриса, а я замираю от шока, даже её руки, пытающиеся залезть под мою пижаму, не останавливаю. - Как же я раньше не замечала, как дико люблю тебя.

Вот тут меня пробирает ни на шутку. Я подрываюсь, как ошпаренный, Цунаде смотрит с обидой, поджимая губы, будто я у неё любимую игрушку отобрал. Между нами только стул, который не даёт ей снова на меня накинуться.

- Ба-ба-баа-чан, ты чего это? - заикаясь говорю я, до предела упираясь в её стол, лишь бы подальше. - Палёное что-то пила что ли?

- Ха-ха, какой же ты у меня шутник, Наруто, - облизывая губы, игриво отвечает Цунаде, прикидывая с какой стороны меня поймать.

- Это не смешно, Цунаде-сама, - перехожу я на официальный тон, которого она всегда от меня требовала, вдруг поможет. Не помогает, она только улыбается ещё шире и наконец решается действовать. Цунаде ловко перекрывает мне путь отступления с одной стороны, толкая стул в другую сторону, чтобы я оказался в ловушке. Она такая быстрая, это грозит мне ещё одним шоком, но инстинкт самосохранения работает быстрее. Не знаю, как у меня получилось с места запрыгнуть на её стол, но вот я тут, а она смотрит на меня снизу вверх и готовится схватить за ногу.

Я прыгаю со стола, приземляюсь на ковёр с коротким ворсом, делаю перекат, как грёбанный Рембо. Слышу, как Цунаде за спиной недовольно ворчит, но я уже у спасительной двери, дёргаю за ручку и выскакиваю в коридор. Благослови ками её старческую забывчивость, ключ всё ещё в двери, раньше, чем соображу какие за этим могут последовать наказания, поворачиваю ключ. И, как раз вовремя, ведь дверная ручка начинает ходить ходуном.

- Наруто! - зовёт баа-чан с той стороны. - Маленький проказник, открой дверь и позволь мне любить тебя!

-Тебе надо срочно полюбить диван, баа-чан и проспаться, - отвечаю я.

- Так не честно, - жалуется Цунаде, всё ещё отчаянно дёргая за ручку. Она вообще-то и дверь выломать может, так что решаю убраться отсюда поскорее. - Вернись и люби меня! - несётся мне в спину. Улыбаюсь на ходу встречным пацанам, которые точно всё слышат. Хорошо, что Джирайи нигде не видно.

- Перепила, - отмахиваясь от очередного недоумённого взгляда, говорю я, - проспится и станет, как новенькая. Вы главное скажите всем, чтобы не выпускали её из кабинета, а то баа-чан малость того, не в адеквате.

10 часов до нового года

Несусь по лестнице на второй этаж перепрыгивая через две ступеньки. Нужно срочно разбудить Саске и валить, пока баа-чан не выбралась, сама или при помощи какого-нибудь не смелого дурака, кто решится выпустить её, а таких наберётся целый приют.

- Хорошо, - тяжело дыша говорю я, когда врываюсь в комнату и вижу, что теме застилает свою кровать, - ты уже встал. Сейчас такое расскажу - не поверишь, если не решишь, что кто-то поехал умом.

- Рад, что ты не такой депрессивный, как вчера, - спокойно отвечает Саске даже не обернувшись, вместо этого он проверяет все ли края покрывала лежат ровно, говорю же, это точно ОКР. Я рассказываю, что Цунаде потеряла рассудок, возможно из-за испорченного алкоголя, параллельно избавляясь от пижамы и переодеваясь в красный зимний свитер с белым узорчатым орнаментом, синие джинсы и носки в цвет свитеру.

- Говорю тебе, теме, - нервно посмеиваясь, пытаюсь снова донести до него всю нелепость и страховость сложившейся ситуации, пока сидя на своей, из рук вон плохо заправленной, кровати и натягиваю второй носок, - надо срочно валить. Разум покинул нашу баа-чан, если уж она так на меня накинулась, то представь, что будет, когда она твою сладкую мордашку увидит.

- Думаешь. - как-то неуверенно начинает Саске, я встречаюсь с его чёрными глазами. В них тоже что-то мелькает, искра. Где-то я такое уже видел, - у меня сладкая мордашка?

- Чего? - не въезжаю я в вопрос друга, который смотрит на меня из-под чёлки и как-то так улыбается, ну, как обычно девчонки улыбаются, когда его видят. Ой, что-то у меня совсем плохое предчувствие. - Л-а-а-а-дно, давай ты не будешь так шутить, я пока не пришёл в себя, но может завтра, когда всё устаканиться, я оценю твою шутку по достоинству.

- Мне давно следовало тебе это сказать, - он подходит ближе, я всё больше чувствую себя загнанной в угол жертвой, когда мой лучший друг надвигается, как грёбанный хищник. Если это шутка, то она сильно затянулась. - Наруто

- Ааа, - вскакиваю я с кровати, пока он не подошёл вплотную, - чувак, чувак, не знаю, что тут происходит, но эта шутка мне совсем не нравится. Давайте-ка вы все это прекратите.

- Но это не шутка, Наруто, - Саске тянет ко мне руку, - я должен сказать тебе о своих чувствах, которые уже не могу держать в себе, понимаешь? Она тебе не нужна, - с нажимом говорит мой лучший друг, и я не сразу понимаю о ком это он, - она не знает тебя так, как я. Никто не будет любить тебя сильнее, чем я. Наруто, просто возьми меня за руку.

- Да что с тобой такое? - уже кричу я, мы кружим по комнате, как два льва в клетке. - Как ты можешь такое говорить? А, а как же Сакура?

- Сакура? - усмехается Саске, отмахиваясь от имени своей девушки, как от назойливой мухи. - Не смеши меня, она просто очередная прилипала. Я всегда любил только тебя.
- Ты, ты, - не знаю, что сказать, чтобы вразумить его, а лучше, чтобы просто проснуться от этого затянувшегося кошмара. - Ты, что тоже бухал с баа-чан?

- Почему ты не хочешь услышать меня, - умоляющий тон у Саске я слышу впервые, только поэтому замираю на мгновение, которого ему хватает, чтобы резко броситься в мою сторону. - Я же говорю, что люблю тебя, дико люблю.

Я не успеваю среагировать и вот мы уже катаемся по полу комнаты, которую делим уже почти десять лет. Никак не могу взять в толк только одно, что конкретно мы делаем, я-то отбиваюсь, но у Саске похоже другие планы, он позволяет, серьёзно, в этом я уверен, позволяет уложить его на лопатки. Учиха, всегда хмурый Учиха улыбается, как мальчишка, когда я всем телом прижимаю его к полу, заламывая руки, а то он уже тянулся куда-то, куда даже воображать не хочу.

- О, мне это нравится, - шепчет он, выкручиваясь из моей хватки, - никогда не думал, что ты любитель чего пожестче.

- Арх, заткнись, чувак, - кричу я на него, не в силах слушать такое от лучшего друга. - Пожалуйста, если это какой-то прикол - заканчивай, не вынуждай применять силу.

- Может мне понравится, если ты не много применишь силу, Наруто, - я правда не хотел этого делать, но вариантов не остаётся, прикладываю его головой об пол, пару раз, для верности, пока не убеждаюсь, что он в лёгком нокдауне. Это даёт мне возможность убежать.

Новости с первого этажа не утешительные. Нашёлся Джирайя, который выпустил полоумную Цунаде, слышу, как она явно кричит недоумевающему старику, как ей нужен «мой нежный мальчик Наруто», да твою же мать, и как мне всё это объяснять старому извращенцу?

Он этих мыслей отвлекает стон из комнаты, значит теме уже начинает приходить в себя, а я застыл между этажами, прямо на лестнице и не знаю, как быть. Очевидно, что в приюте эпидемия, это какой-то вирус, который заставляет людей, ну, не знаю, становится такими агрессивно настроенными и дикими. В отношении меня, одного меня, судя по всему. Возможно от того, что это я сам вирус и принёс? Ну, зашибись, только этого мне и не хватало.

- Наруто, вернись! - Саске кричит всё ещё из комнаты, но это срабатывает, мчусь к выходу, хватаю куртку и ботинки, одеваюсь уже на улице, носки тут же намокают от стояния на заснеженном крыльце. Я бегу не разбирая дороги, подальше от этого кошмара, бегу пока не выбиваюсь из сил и не слышу знакомый голос.
9 часов до нового года

- О, слава ками это ты, - говорю я, пытаясь отдышаться, я выпускаю больше пара, чем древний паровоз. Пытаюсь застегнуть куртку, да и шнурки не успел завязать, как не грохнулся по дороге. Чёрт, ещё шапку забыл. - Ты не поверишь, но твой парень съехал с катушек, возможно, это вирус, или он перебухал чего-то, но я не исключаю и то, что это его ОКР прогрессирует в нечто неизвестное медицине.

- Наруто, - усмехается Сакура, когда я смотрю на неё снизу вверх, затягивая шнурки, её зелёные глаза искрятся, становясь, лишь на секунду ещё более зелёными - кто хочет говорить о глупом Саске? Давай лучше обсудим то, что между нами. Я давно заметила, как ты на меня смотришь.

- Чего? - офигевшими глазами смотрю на неё, но Харуно всё нипочём. Стоит себе нагло меня разглядывает. - Что ты такое несёшь?

- Правду, Наруто, правду, - она делает шаг, я дёргаюсь и валюсь на задницу. Сакуре удаётся, таки, застать меня врасплох, она напрыгивает сверху, как ополоумевший гиббон, не скрою, мне бывало любопытно какого это, когда девушка так на тебя реагирует, как Сакура на Саске, но я уж точно не хотел проверять это таким способом.

Харуно сильнее всех девчонок, которых я знаю, так что не удивлён, когда подруге удаётся вжать меня в снег, она успела прижать мои руки по швам своими бёдрами, кручусь, как уж на сковородке, но выбраться не получается, а она уже наклоняется ниже, вытягиваю накрашенные губищи для поцелуя. Только не это, нет, нет, нет. Конечно, я мог бы вдарить ей башкой, но она же девушка, как я её ударю. Кручу головой не позволяя ей коснуться моих губ.

- Какого хрена? - раздаётся чей-то разозлённый голос и Сакура с меня пропадает. Вскакиваю на ноги и вижу Саске. Вот ведь!

- Я сейчас тебе всё объясню, теме, это не то, что ты подумал, - размахивая руками тараторю я, не зная, как спасти отношения лучших друзей. - Понимаешь, короче я и сам не понимаю, но если мы все успокоимся и просто обсудим случившееся, то наверняка…- тут моё красноречие меня подводит, я смотрю на своих друзей, которые смотрят друг на друга, как на врагов. Чёрт!

- И, что по-твоему ты творишь, Харуно? - орёт на Сакуру Саске, его глаза пылают праведным гневом, он буквально готов разорвать свою девушку на мелкие кусочки, но это же неправильно, всё это моя вина. - Он никогда не будет твоим, Сакура, хочешь знать почему?

- Просвети, - в том ему отвечает Сакура, опасно разминая кулаки. Ой, что-то будет.

- Потому, что он мой, - во всю силу лёгкий орёт Учиха. Стоп. Что он только что сказал?

- Ха. Ха. Ха, - выдаёт ему свой самый саркастический смех Сакура. - Нужен ты ему, Снеговик, да в тебе же страсти ни на грамм, зато со мной Наруто познает, что означает настоящая дикая любовь.

- Ребят, - поднимая рука, как ученик в классе, пытаюсь я вмешаться, но они меня не слушают, всё орут и орут, что сделают со мной, такое кстати, что уши в трубочку сворачиваются. Почему, собственно, я всё ещё их слушаю? Ответ очевиден - потому что я дурак. - Ок, ребят, вы продолжайте, а мне пора, - шепчу я им, и сваливаю в неизвестном направлении, только пятки сверкают. Надеюсь, что их разборка не закончится мордобоем, а иначе бедный теме.

8 часов до нового года

Ноги сами приносят меня к самому, как мне кажется, безопасному дому и самому безопасному другу, уж кто-кто, а Шикамару точно не мог подцепить какой-то там вирус, его лень сильнее любой заразы. Нара открывает мне дверь сам, надо же.

- Наруто? - удивляется Шикамару. - Думал мы встречаемся позднее.

- Ага, - с опаской говорю я, всматриваясь в его глаза, но они такие же спокойные и ничего не выражающие. - Так уж вышло, извини, ничего, если я у тебя перекантуюсь?

- Конечно, - пожимает плечами мой новый лучший друг, - проходи. У меня правда гости…понимаешь, предки отчалили в гости, собирают старую братию ИноШикаЧо, так что мы тут…

- Не страшно, - от облегчения я готов расплакаться и валяться в ногах у Шикамару, - главное подальше от…не важно, короче, чем больше народу, тем веселее.

Ладно, наверное это выражение работает не всегда и всё зависит от человека, который составляет это «больше». Темари я никогда не замечал за созданием непринуждённой и весёлой атмосферы, если честно, её чувство юмора меня слегка пугает, но лучше она, чем Сакура, и тем более Саске.

Блондинка сидит вся такая нарядная на диване Шикамару, пьёт что-то похожее на шампанское в высоком бокале на тонкой ножке, её вид слегка потрёпанный, будто Темари причёсывалась и одевалась на скорую руку, щёки покраснели, в глазах дикий блеск, она облизывает припухшие губы. Вот же я идиот, припёрся совсем не вовремя, испортив другу всю малину.

- Эм, - начинаю я, придумывая, как бы свалить и оставить этих двоих, которые дома одни, продолжать то, что они начали. - Я вспомнил, что мне надо ещё в одно место заскочить, ну, перед нашей встречей. Совсем голова дырявая.

- Уверен? - спрашивает Шика, он стоит спиной к Темари и я вижу по его глазам, как он благодарен, что я собрался валить.

- А, да, да, уверен, - подмигиваю я своему ленивому другу, он закатывает глаза. Ладно, хорошо, что хоть в кого-то новогодняя ночь складывается.

- Зачем же так торопиться, - раздаётся за спиной Шикамару. Мы оба вздрагиваем, не слышали, как Темари покинула своё место на диване и оказалась так близко. Она кладёт руку на плечо Нара, чтобы отодвинуть его, в бирюзе раскосых глаз мелькает уже знакомая мне искра. Только не говорите мне что…

- Оставайся, - продолжает Темари, не замечая удивлённого взгляда, что кидает на неё Шикамару. - Мы отлично проведём время, - уверен, не только я слышу этот не прикрытый подтекст в её словах. Только этого мне не хватало. Шика непонимающе смотрит то на меня, то на свою девушку (ну, или кто там она ему). Стоит констатировать очевидное - я заразил и дом Нара.

- Да, нет, - как можно веселея говорю я, пятясь назад, - мне правда уже пора, а вы оставайтесь, развлекайтесь. Счастливого Нового года! Ещё увидимся.

Про кого там говорят, что нельзя к ним поворачиваться спиной? Точно не про блондинок, но думаю следует начать. Зря я повернулся, это не позволило мне заметить её манёвр, но вот меня уже что-то откидывает в сторону дивана, я заваливаюсь на спину, тону в мягких подушках ЁШино-сама. Пытаюсь подняться, но стройная ножка на высоченных каблуках придавливает меня обратно.

- Не стоит бегать от меня, Наруто, если не хочешь, чтобы тебе было больно, - я во все глаза пялюсь на жуткую Темари. В её руках…какого…хлыст?

- От-откуда ты взяла хлыст? - спрашиваю я, и одной моей половине правда интересно. Чего только не узнаешь под Новый год о личной жизни друзей. Вот точно в ленивых омутах черти водятся. Кстати о ленивых. Заглядываю за спину Темари, чтобы понять насколько зол Шикамару и что собирается предпринять, но он развалился на полу, как мешок картошки, слава ками хоть дышит. - Ты, что вырубила Шикамару? - ору я, пытаясь принять происходящее.

- Он бы нам только помешал, - как маленькому объясняет мне Темари, - не переживай, если у тебя останутся силы, то он как раз придёт в себя. Но знаешь, - она проводит тонкой кисточкой на конце чёрного хлыста по моей щеке, я нервно сглатываю, - не думаю, что хочу делить тебя с кем-то.

- Как мило, - пищу я настолько высоким голосом, что только собаки меня и слышал. - Но знаешь, давай может не надо, а?

- Что? - взрывается Темари, хлыст охренеть, как больно прикладывается к моим рукам. Не знаю, как ещё соседи не сбежались на мои истошные крики. Нет, это точно надо заканчивать. - Я научу тебя принимать мою дикую любовь.

- О, замечательно, - самым невинным голосом произношу я, надеясь, что Темари утратит бдительность. Она улыбается, похоже ей действительно важно, что я позволю ей полюбить меня, жесть. Темари убирает свой каблук, который уже наверняка проделал у меня в груди дыру, и подходит ближе, намереваясь оседлать меня. Не на того коня напала, извращенка!

Мне удаётся лишить её равновесия, да, я не горжусь, что ударил Темари по ноге, но отчаянные времена требуют отчаянных мер. Девушка заваливается на своих каблучинах, смотря на меня, как на предателя. Переживу.

Хочется проверить, как Шикамару, прежде чем свалить, но тут реально угроза моей жизни, так что прости друг, надеюсь ты переживёшь этот день. Одеваюсь и обуваюсь снова на ходу и несусь по заснеженным улицам города, они на удивление пустынны, мне почти никто не попадается на глаза, пока не замечаю знакомую парочку.

7 часов до нового года

Решаю разминуться с ними, но Сай окликает, привлекая ко мне внимание Ино. Я от них довольно далеко, но даже от сюда вижу, как меняется выражение лица блондинки. Она отпускает руку своего парня и несётся мне навстречу.

- Наруто! - кричит Ино, а я не могу оторвать взгляд от недоумевающего, полного печали лица Сая. Парень вообще знать не знал о том, что такое любовь пока не нашёл Ино, ту самую Ино, что сейчас выкрикивает моё имя, вперемешку со словами о её безмерной любви ко мне, с каждым словом разбивая сердце своего парня. - Не уходи, останься со мной, Наруто!

Ищи дурака. Конечно, я припустил, как безумный, лавируя вдоль узких улочек и запутывая следы. Чтобы это ни было, но к друзьям я больше не могу лезть, пока не буду уверен, что больше не заразен. Пока можно сделать не утешительный вывод, что вирус поражает только слабые женские умы (как сюда вписывается Саске даже думать не хочу). Уже кое-что. Может истерия какая и я тут вообще не при чём? Кажется раньше женщин от этого част лечили, зря перестали, болезнь мутировала и теперь может случится всё, что угодно.

Не знаю сколько я уже бегу, но остановки могут стоить мне жизни, или рассудка. Уши ужасно замёрзли, как и руки, я даже не могу вспомнить были при мне перчатки в начале этого ужасного пути. Итак, выбор не богат: быть растерзанным озверевшей женщиной или превратиться в Джека Торранса. Вторая перспектива вообще-то уже даже выглядит вполне предпочтительной, но решаю продлить свою жизнь и заскакиваю в ближайшее кафе.

Тут тепло, светло и вкусно пахнет. А ещё это грёбанное косплей-кафе служанок, которые в один голос приветствуют меня своим «добро пожаловать, господин». У всех разноцветные коротенькие платья и разные ушки на головах, их человек шесть, насколько я успеваю посчитать, прежде чем их глаза заволакивает странными искрами и они наперебой начинают кричать о своей любви к «господину». И выбегают в своих тонких платьях за мной на мороз.

По пути в компанию моих обожательниц добавляются ещё какие-то женщины, ками, одна с двумя детьми, которых тащит на загривке, а другая вообще беременная. Это просто безумие, настоящее безумие, пожалуйста, пусть это просто закончится. Я уже не чувствую ног, когда мои манёвры приносят плоды, удаётся спрятаться за мусорными баками какого-то рыбного ресторана, толпа женщин убегает дальше, а я несусь в обратную сторону. Но куда податься совершенно не предста…

Мы врезаемся друг в друга с такой силой, что я, лежа в сугробе, вижу, как мимо по кругу носятся Одзи-саны, словно я мультяшка какая-то и моя голова только что встретилась с наковальней.

- Чёрт, - удаётся простонать мне, я так устал, что готов остаться в этом проклятом сугробе, но самосохранение снова побеждает, я уверен, что врезался в девушку, а значит уже сейчас она может готовить покушение на мою жизнь, а может и мою честь.

- Наруто? - произносит до боли знакомый голос. - Ошалел что ли? Ты чуть не угробил меня.

Я пытаюсь выбраться из сугроба, но в своей парке чувствую себя, как жук, которого кто-то специально перевернул на спину, чтобы посмотреть, как тот будет отчаянно барахтаться. Всё, что у меня получается, ещё больше утонуть в сугробе, а она уже приближается, слышу скрип снега под её фиолетовыми дутиками, уверен, что она сегодня в них.

- Ты в норме? - её прекрасное лицо нависает надо мной, в серых глазах плещется негодование, но и капля беспокойства за меня. Ох, если бы сегодня был какой-то другой день. Я в панике начинаю ворочаться ещё сильнее, кое как переворачиваюсь на бок и уползаю от Хинаты на пузе, как жалкий червяк. - Что ты делаешь? - её красивый голос полон недоумения, но у меня нет на это времени, необходимо сбежать пока Хината не растеряла свой разум. - Наруто!

Она ступает в сугроб и торопиться за мной, я пытаюсь подняться на ноги, но только снова заваливаюсь, правую ногу сводит судорога, похоже это конец, я больше не могу бежать.

- Наруто? - краем глаза вижу, что Хината обходит меня слева, движется медленно, будто это я тут опасен, а не она. - Это я - Хината, всё хорошо. Похоже ты ударился головой сильнее, чем я думала.

Её голос обманчиво заботливый, но я больше не куплюсь. Ползу к фонарю, чтобы использовать его как опору и подняться на ноги. Тут она меня и настигает. Я жмусь в холодному столбу и пытаюсь защититься руками.

- Нет, нет, - кричу я, - не трогай меня! Пожалуйста, не заставляй меня делать тебе больно.

Слышу, как Хината опускается в снег рядом со мной. Она старается успокоить мои руки, её ладошки неожиданно тёплые.

- Наруто, - в голосе почти слышны слёзы, - ты меня пугаешь, Наруто, пожалуйста успокойся.

Я развожу пальцы, чтобы видеть её лицо. Хината сидит рядом со мной на коленях, смотрит обеспокоенно, но больше не пытается ко мне прикасаться. Её бледные сверкают знакомыми мне искрами…но ничего не меняется. Она не пытается сказать мне о том, как дико меня любит, избить плёткой, или ещё что-то в том же духе. Просто смотрит и ждёт, когда я приду в себя.

- Хината? - наконец спрашиваю я, ожидая подвоха. - Ты в порядке?

- Серьёзно? - закатывает она глаза, надевая обратно свои вязанные варежки. - И это ты меня спрашиваешь? Разве это я тут устроила истерику и каталась по снегу, как псих?
Да, она смотрит мне в глаза, говорит со мной больше обычного и понять от мороза её румянец или из-за меня сложно, но в остальном…она самая обычная Хината. Эта новость приносит столько облегчения, что я не успеваю обдумать как следует следующий шаг, просто набрасываюсь на брюнетку пытаясь обнять. Она теряет равновесие и я оказываюсь на ней сверху, утыкаюсь носом в пушистый наушник, спасающий её милые ушки от мороза, вдыхаю такой родной аромат её цитрусового парфюма. Не знаю почему она выбрала именно такой, но от этого мне всегда казалось, что так она становится ближе ко мне.

- Кхм, Наруто, - сдавленно произносит Хината, пока я так последний псих-извращенец лежу на ней, - ты не мог бы слезть с меня? В снегу не много холодновато.

- Ой, - виновато говорю я, неловко поднимаясь на ноги и помогая подняться Хинате. С последнего моего взгляда, её лицо сделалось ещё краснее. Не думаю, что дело в морозе. - Прости.

- Да ладно, чего уж там, - переступая с ноги на ногу, отвечает Хината. Ей снова сложно смотреть мне в глаза, но пожалуй сейчас я могу её понять. - Так теперь ты чувствуешь себя лучше? Голова не кружится, не тошнит? Ты не плохо так приложился, судя по всему.

- Да, да, я в норме, ты уж прости, просто день безумный, - теребя волосы на затылке, говорю я. И не успеваю остановиться: - сначала меня чуть баа-чан не изнасиловала в своём кабинете, потом Саске хотел, чтобы я был пожестче, пока они с Сакурой не начали решать кому же я всё-таки должен достаться. Темари вырубила Шикамару и собиралась избить меня хлыстом, Ино носилась за мной по всему городу, наплевав на Сая, потом меня угораздило нарваться на косплей-кафе, а уж какие выносливые оказывается беременные, столько новых открытий, хах.

Выпалив всё это буквально на одном дыхании, я сдулся, силы покинули меня и если бы Хината не протянула руку, чтобы я мог опереться, снова оказался бы в сугробе. Меня резко разобрал смех, который я никак не мог успокоить, пока тот не сменился икотой. Хината всё это время молча гладила меня по спине, боюсь себе представить, что она теперь обо мне думает.

- Я, ик, это, ик, просто короче, ик, - попытался я сквозь икание сказать хоть что-то вразумительное, но всё без толку. - Просто я так, ик, устал. Ик.

- Всё, - начала Хината, видимо собираясь сказать, что всё хорошо, но быстро передумала. - Даже не знаю, Наруто, что тебе на это сказать. То, что ты рассказал - это какой-то бред, извини.

Сложно с ней не согласиться, это не просто бред, услышь я что-то подобное от кого-то тут же решил бы, что он псих. Она до сих пор не убежала от меня с криками, что не может не радовать, но надолго ли. Хината единственный разумный человек в этом кошмаре. Странно однако, но может в этом и дело. Ну, конечно, это же просто всё сон, как ещё это можно объяснить? Конечно во сне моё подсознание сделало Хинату единственным нормальным человеком, как же иначе.

- Ох, - задохнулся я, когда Хината больно вдарила мне в сплетение, - какого? - хоть икота прошла.

- Чувствуешь? - сверкая на меня недовольным взглядом, спросила Хината, я утвердительно покивал головой, потирая место удара. - Значит ты не спишь, поздравляю.

- Я, что, - внутри всё похолодело, - рассуждал обо всём вслух?

- Ты просто повторял, что это сон, это сон, - попыталась Хината скопировать мой голос, вышло бы забавно, если бы она до этого не разбила мою единственную надежду выбраться из этой ситуации.

- Значит не сон, - сокрушался я, - выходит и правда какой-то вирус, и сколько мне теперь ждать? Когда все мои друзья придут в себя? А, остальные жители города? Где мне прятаться? А? А? - я и не заметил, как ухватился за Хинату и начал её трясти, пытаясь добыть ответы на мои бессмысленные вопросы.

- Просто успокойся, - выбравшись из моей хватки, ответила Хината, - то, что ты несёшь - полный бред. Ничего этого нет, просто приди уже в себя, я таких шуток не понимаю.
Она мне не верила и это стало последней каплей. Я схватил Хинату за руку и потащил дальше по улице. Не так я хотел провести ночь перед новым годом. Будь всё иначе, кроме того, что я держу Хинату за руку, мы могли бы просто гулять по скверам и проспектам, рассматривать иллюминацию, фотографироваться с бесконечными Одзи-санами, купили бы себе забавные светящиеся красные носы и оленьи рога на головы. Мы могли бы быть простыми подростками, но вот я тащу Хинату по праздничному городу в поисках первой попавшейся женщины, чтобы доказать, что не вру.

Как на зло попадаются одни мужчины, вот отец катает сына на санках, вот толпа парней смеётся над чем-то, вот старик выпивает на скамейке. Ни. Одной. Женщины. Как вымерли всё. То сплошником шли, когда не надо было, а как понадобились - попрятались всё. Чёрт.

- Наруто, заканчивай, - канючит Хината, которую я уже добрых полчаса таскаю за собой по улице. Может и правда пора, может всё уже прошло, поэтому на Хинату и не подействовал этот странный вирус? Вот сейчас и проверим. Я замечаю их как раз вовремя, когда уже собираюсь сдаваться. Двое престарелых бомжей капаются в урне Одзи-сана, куда весь день кидают пожертвования.

- Давай, сестрёнка, - торопит старик свою подельницу, - доставай быстрее, пока не поймали.

- Тихо ты, паникёр, - она вся в морщинах, завёрнута во все тёплые вещи, которые успела раздобыть за год, но самое главное и очевидное - она женщина. То, что нужно.

- Эй, бабусь, - зову я, когда мы почти подошли к этой парочке. Бездомные напрягаются сначала, думают, что мы хотим поймать их на воровстве, но сейчас это последнее, что меня волнует, в конце концов, разве не для таких, как они мы и собираем пожертвования, так пусть возьмут сколько надо.

- Наруто, - прячась у меня на спиной, шепчет Хината, - может не стоит?

- Спокойно, - уверяю я, хотя понятия не имею, чего ожидать. Старушка опасливо смотрит на меня, её глаза, затуманенные катарактой, смотрят в мои, я вижу искры, проясняющие её взгляд, а потом снова погружая её в туман, но совсем другой природы. Я даже рад, что так получается, теперь Хината точно мне поверит. Старушка бросает деньги, которые с таким трудом добыла. Её брат кричит что-то неудобоваримое, что я смогу повторить только под пытками.

- Милый, - заискивающе произносит старушка, - подойти ко мне, у меня для тебя новогодний подарочек, - я не двигаюсь, но это ничего, бабуся сама приближается, подволакивая ногу, Хината сильнее цепляется за меня. Она видит тоже, что и я, верно? Как старушка идёт ко мне, облизывая сухие губы, вроде как в сексуальном жесте. О, ками, вот это точно самое странное, что со мной было сегодня.

- Наруто, - пищит Хината, стараясь оттащить меня от бездомной старухи, но мы должны пойти до конца, иначе она не поверит.

- Сестрёнка ты чего это? - кричит ей второй бездомный, стараясь сам достать деньги, но рука застревает и не пролазит. Бабуся никак не реагирует, она всё идёт ко мне, уже протягивая руки. Хината снова тянет меня, но я не сдаюсь. Бабуля подходит совсем близко, на морозе от неё не так сильно пахнет, как возможно летом, но такое соседство всё равно вызывает прилив брезгливости, особенно, когда она протягивает палец и проводит им по моим губам.

- Красавец, - усмехается она, - давно у меня таких не было. Поверь, мальчик, ты не поймёшь, что такое любовь пока не познаешь настоящую женщину, опытную. Я проведу тебя в царство наслаждения.

Быстрее, чем старушенция успевает окончательно распустить руки, Хината бьёт по ним, чуть ли не толкая воспылавшую ко мне дикой любовью бездомную. Я вижу, что Хьюга сама от себя в шоке, конфликтность не в её характере.

- Руки прочь, - всё ещё шокированная, кричит на старушку Хината и тянет меня подальше отсюда. В этот раз я не сопротивляюсь. Нам вдогонку летят ещё фразы о том, как мало знает о любви моя «подружка-скромняжка», что она наверняка понятия не имеет «что такое сёрфинг и никогда не позволит мне сделать моторную лодку». Я стараюсь не краснеть от непроизвольно возникающих пошлых мыслей. Старушка всё кричит и кричит, но за нами не бежит, хоть в чём-то повезло.

- Бред какой-то, - продолжает Хината, когда мы ушли на безопасное расстояние от бездомной парочки. Она расхаживает туда-сюда, снег приятно скрепит под её ногами. - Это не может быть правдой, нет, никак, в реальном мире ничего такого не происходит, - обращается Хината ко мне, чтобы я уверил её в этом, но я не могу. - Знаю, у той старушки наверняка уже деменция, или что-то в этом роде.

Я не пытаюсь её переубеждать, она и сама знает, что видела то, что видела. Лично мне уже даже всё равно, самое главное, что я в этом больше не один, теперь мне есть с кем разделить всё безумие сегодняшнего дня.

- Всё это правда, да? - с какой-то слепой надеждой, что всё окажется шуткой, спрашивает меня Хината, я киваю. - Значит, и про наших друзей всё правда? И про Саске? Чёрт, это должно быть было совсем дико.

- Есть такое, - соглашаюсь я.

- Так, - Хината кажется уже взяла себя в руки, она остановилась и теперь внимательно смотрит на меня, - что же это такое? Что ты сделал?

- Чего? - возмущаюсь я, - Что значит, что я сделал? Ничего я не делал.

- Неужели? - сложив руки на груди, в дутой куртке это выглядело скорее миленько, чем устрашающе.

- Именно так, - заявил я, - всё, что я сделал сегодня - это умудрился проснуться.

- Рассказывай, - заявляет мне Хината и смотрит испытующе. Ох, приходится начать всё с самого начла, как проснулся, как поел и тут понеслось. Хината задавала такие нелепые уточняющие вопросы, что всё больше начал закипать. Чего это хочет добиться? Что бы тут не происходило - я точно не при чём. Так ведь?

- Да откуда я знаю, что это была за рыба, - отвечаю я на один из её вопросов, - и какая вообще разница?

- Не знаю, вдруг она очень мощный афродизиак?

- Слушай, я конечно мало чего знаю про эти твои афродизиаки, но очень сомневаюсь, что на земле есть такая рыба, которая способна вызвать подобное.

- Наверное, - неуверенно отвечает Хината, в задумчивости покусывая губу. - И, что случилось потом?

Я снова пересказываю весь свой путь, стараясь рассказывать обо всём, в самых мельчайший, совершенно бесполезных деталях. Но если уж мне самому ничего не кажется достаточно странным, чтобы вызвать такую эпидемию шизофрении, то и Хината вряд ли что-то такое обнаружит.

- А, потом, - заканчиваю я, - мы с тобой столкнулись, и вот я всё это тебе рассказываю. Всё.

- Негусто, - сморщив носик, говорит Хината, она ожидала видимо, что посреди своего монолога, я вдруг заявлю, а тут меня инопланетяне взяли к себе на корабль, сказали, что зондирование - это не больно и никаких побочных эффектов не будет. Такой порот событий всё бы объяснил, я полагаю. - Зайдём с другой стороны.

- Давай не надо, а? - жалобно прошу я, больше разговоров на эту тему я не выдержу. Тем более, что толку с этого никакого.

- Что значит не надо? - начинает злиться Хината, видя мою пассивность и полную неготовность помочь ей разобраться. Для таких ситуаций у меня одна модель поведения - ждать пока само рассосётся. До этого всегда срабатывало. - Как ты себе представляешь это? А, если это навсегда? Что тогда?

- Не знаю, - пряча руки в карманы парки, отвечаю я, - наверное уйду в мужской монастырь, постригусь в монахи Шаолиня или типа того.

- Очень смешно. Лучше расскажи, не было ли чего-то необычного вчера?

- Я ведь был вчера с тобой, - отвечаю я, - о, точно. Это всё твоя вина, - заявляю я и Хината тут же открывает рот от возмущения, выглядит забавно, - ты ударила меня по голове, помнишь? Теперь я сто пудово в коме, вот, что это такое.

- Ни в какой ты не в коме, - закатывая глаза, отрицает очевидное Хината, - и не в матрице, и не в параллельной вселенной. Всё должно быть проще. Это должно как-то объясняться.

- Ну, конечно должно, давай сходим в бюро странностей и проконсультируемся у них, - с нездоровой долей грубого сарказма отвечаю я Хинате. Сразу становится стыдно, она ведь всё ещё здесь, стоит со мной в какой-то подворотне на морозе и так искренне старается помочь. Разве это не то о чём я просил у высших сил? Тут я усмехаюсь, Хината непонимающе выгибает бровь, и я рассказываю про стрёмного чувака из заброшенного храма, который продал мне даруму. Просто чтобы её повеселить не много.

- Что ты сказал? - резко побледнев, переспрашивает Хината. Я недоверчиво на неё смотрю, ну, да я пошёл неизвестно куда со странным мужиком, вот теперь и мне это кажется опрометчивым поступком, а тогда совсем не казалось.

- Ладно тебе, - отмахиваюсь я, - всё же хорошо закончилось. Он вовсе не оказался каким-то монстром или маньяком-насильником, что важнее, и я в порядке, ну, не считая всей этой фигни.

- Наруто! Что ты загадал? - совершенно меня не слушая, спрашивает Хината. Я смущаюсь под её пристальным взглядом. Что я загадал? Ну, кажется, чтобы она в меня влюбилась, но не говорить же ей этого. - Ну?

- Да не знаю, - мнусь я, как ребёнок, стесняясь смотреть в глаза Хинате, - ерунду какую-нибудь, не помню уже.

- Не помнишь, что загадал всего несколько часов назад? - совершенно не веря мне, произносит Хината. - Это очень важно, Наруто, и я спрашиваю не для того, чтобы смеяться.

- Ай, возможно, - начинаю я вполне смело, но запала надолго не хватает, - просто не много любви, или там что-то в этом роде.

- Ты загадал любовь? - спрашивает Хината так будто намекает на что-то очевидное, но мне это совсем не кажется очевидным. - Наруто, - медленно продолжает Хината, разжёвывая то, что я давно должен был понять, видимо, - ты купил у странного человека даруму, куклу призванную исполнять желания, потом попросил у неё любви, а сегодня все девушки, женщины и даже бабушки, которые попадаются тебе на пути, становятся тобой буквально одержимы. Не видишь связи?

Связи я не видел. Ну загадал я глупое желание, мне вот очевидно, что оно не сбылось, потому что вот она ты, Хината, и ты совсем в меня не влюбилась. А, я просил именно об этом, так ведь? Я пытаюсь вспомнить о чём именно просил, о любви, это да, о дикой и всепоглощающей любви? Не без этого. Но думал ли я о Хинате? Произносил ли её имя? Нет, не думаю, что уточнял кто именно должен в меня влюбиться, может мой запрос был таким не точным, что…да ну нафиг, быть этого не может. Никакой магии не существует. Ага, не существует, но почему же тогда я сегодня всех свожу с ума?

- Чёрт, - всё, что мне удаётся выдавить из себя. Это совершенно невозможно, вот, что я думаю. Не могло моё желание просто взять и исполниться, так не бывает.

- Идём, - вырывает меня из путанных мыслей Хината, она настроена серьёзно и даже как-то воинственно. Я интересуюсь куда именно она хочет пойти, я вот хочу забиться в какой-нибудь уголок и остаться там навсегда. - Сначала заберём твою даруму, а потом найдёт мужика, что тебе её продал.

- А, потом что? - недоверчиво спрашиваю я.

- А, потом - наваляем ему по первое число и заставим всё исправить.

5 часов до нового года

Я сразу чётко обозначиваю свою позицию - в приют я не ногой. Не известно, где там Саске и Цунаде, да и Сакура если на то пошло, и потом, по чистой случайности я не встретил днём никого из девчонок, но сейчас всё наверняка сгрудились в общей гостиной, а пройти на второй этаж минуя её никак не получится.

- Обозначаю, - говорит Хината. Мы стоит под окнами нашей с Саске спальни, в свете последних событий, такое словосочетание - наша спальня, меня малость коробит. Я пригнулся, стараясь вести себя так тихо, как никогда в жизни, всем известно, что Наруто Узумаки - самый шумный человек во всей Конохе.

- Что? - переспрашиваю я не догоняя о чём это она.

- Не обозначиваю, а обозначаю, - разъясняет Хината не отвлекаясь от своего занятия, а занята она тем, что внимательно рассматривает, сейчас голую, не считая очередной гирлянды, решётку, по которой летом тянется плющ, очень красиво кстати.

- Да не важно, - буркаю я, сильнее закутываясь в капюшон, вот сейчас я бы точно знал, что загадать - свою любимую шапку, чёрт побери. - Куда ты всё смотришь?

Хината не отвечает, только скидывает на меня свои варежки и…начинает взбираться по решётки, я так шокирован и напуган, что прихожу в себя, когда она почти долезла до моего окна.

- С ума сошла? - отчаянно шиплю я на Хинату. - Спускайся пока ноги себе не переломала!

Но эта упрямая девчонка и слушать меня не желает, уже заглядывает в окно, для чего отпускает одну руки и опасно наклоняется, моё сердце готово остановиться от этой ужасной картины.

- Пусто, - улыбается мне Хината. От понимания этого простого факта, что Хината улыбается мне, именно мне, а не кому-то другому, сердце снова готово остановиться, но на этот раз по приятной причине. Я даже забываю себе напомнить, что она уже отдала свою любовь кому-то другому. - Ты уверен, что защёлка хлипкая?

Я киваю, всё ещё прибывая в эйфории, Хината здесь, со мной, разговаривает, улыбается, старается всеми силами мне помочь. О чём ещё я мог мечтать? Нет, на самом деле, о таком я даже не мог мечтать, реальность оказалась куда лучше любых моих фантазий.

Хруст сбивает с таких довольных мыслей, сначала я готовлюсь ловить Хинату, которая очевидно сейчас навернётся ко всем чертям, но ничего такого не происходит. Это всего лишь наше окно, оно давно дышало на ладан и вот лёгкая ручка Хинаты запросто вырвала хлипкую защёлку. Оказывается и от старых, поломанных вещей, на которые всё время жалуемся, есть польза. Хорошо, что Цунаде так и не заменила эту дурацкую защёлку. Хината перебрасывает ножку и влезает в окно моей комнаты. Вау, Хината у меня в комнате, а я даже не могу разделить с ней этот момент.

- Лови, - шепчет она, высовываясь из окна, я замечаю у неё в руках тот самый цветастый пакет, в котором вчера припёр домой эту дурацкую, определённо проклятую даруму. Я подставляю руки и Хината легко скидывает почти ничего не весящую куклу-неваляшку. Не успеваю я заглянуть в пакет, как рядом уже приземляется Хината, очевидно, что она спрыгнула раньше, чем достигла нижней планки, меня это беспокоит и удивляет. - Бежим, кажется я привлекла чьё-то внимание.

Теперь и я слышу, как забеспокоились в приюте. Кто-то вбежал в нашу комнату, я слышу обеспокоенный голос Цунаде, она спрашивает вернулся ли я. Ага, мечтать не вредно. Пока это проклятие с себя не сниму - не вернусь. Надеюсь, что оно снимается, а если нет, что Хината готова уйти со мной в храм Шаолиня. Они ведь не заставят её тоже побриться налысо? У неё слишком шикарные волосы для этого кощунства.

Я снова бегу, но тело лёгкое, как никогда, ведь она бежит рядом, и даже не думает размыкать наши руки. Я смотрю только на наши сцепленные ладошки, стараясь не встречаться взглядом с редкими прохожими, тем более с женщинами, надеюсь это поможет. Хината ведёт нас какими-то подворотнями и обходными путями, она новенькая в городе, относительно, но уже так хорошо тут всё изучила, даже я, а я тут всю жизнь, не знал, что до того парка можно было добраться этим путём.

- Куда дальше? - спрашивает Хината, когда мы оказываемся одни на краю парка, она всё ещё крепко держит меня за руку и я смело направляю её в нужную сторону.

Какая-то часть меня ожидала, что храм и мужик были лишь плодом моего воспалённого воображения и я всё-таки в коме, но нет, стоит пройти чуть дальше, как мы видим широкие ступени и почерневшее дерево. Я веду Хинату ещё дальше, туда, где лавка.

Мы начинаем идти медленно, не сговариваясь, но одинаково опасаясь нападения или чего-то подобного. В этот раз я ничего не боюсь, она придаёт мне сил и смелости, рядом с Хинатой я готов свернуть горы. Это такое приятное чувство, что мне сложно удержать его в узде.

- Спасибо, - тихо говорю я, Хината удивлённо на меня смотрит, будто и правда не понимает, как много сделала для меня сегодня, - что помогаешь мне, что не бросила и всё такое.

- А, ага, нет проблем, - смущается она и отпускает мою руку. Я мгновение не могу справиться с ощущением потери. - Кажется, пришли.

Я осматриваюсь, мы стоим перед красной дверью в лавку, она выглядит совсем безобидно, даже как-то жалко. Но больше я не собираюсь так просто попадаться на это обманчивое дружелюбие. Кто бы там ни был - он может быть опасен, и ему точно не понравится, что я решил вернуть покупку.

Хочу сказать Хинате, чтобы ждала здесь, или хотя бы спряталась за меня, но она уже открывает дверь и заходит внутрь, да где у неё, о ками, инстинкт самосохранения. Эта девчонка точно сведёт меня с ума раньше, чем вся эта магия. Ничего не остаётся, так смело пойти за ней.

4 часа до нового года

Тут всё также, как было вчера, хотя мне кажется, что я был тут годы назад. Тепло приятно обволакивает, я даже не заметил, что так сильно замёрз. В приглушённом свете почти ничего не видно, кроме прилавков с дарумами и прочими сувенирами. Хината уже рассматривает несколько их них, крутя в руках, проходит от одного прилавка к другому, пока не останавливается рядом с бамбуковой корзиной, наполненной посохами бо - палками, как у сиреневой черепашки-ниндзя. Она зачем-то достаёт себе один, поворачивается ко мне, снова этот взгляд полный решимости не предвещает ничего хорошего.

Хината кивает мне, будто у нас есть какой-то план и она готова приступить к его выполнению, но никакого плана нет, во всяком случае, я в него не посвящён. Через секунду оказывается, что план у нас есть. Хината разбивает парочку дарум своим новым оружием и ждёт, что будет дальше. Хреновый план, вот что я скажу.

- Что ещё? - рычит знакомый мне голос где-то в тени, слышался быстрые шаги и на свет появляется тот самый рыжий мужик, всё в тех же ушах, такой же растрёпанный, со своей звериной ухмылкой, которая становится только шире, когда он замечает своего незваного гостя и похоже сразу узнаёт меня. - А, Наруто, рад тебя снова видеть, парень, какими судьбами?

Не успеваю я и слова сказать, как Хината, которая спряталась в тени, размахивается своей боевой палкой и приземляет её аккурат на макушку звероподобного парня. Ну, вот какого хрена она творит, нет, выглядит это определённо горячо, но ведь чувак может и обидеться, а это нам аукнется ой какими проблемами.

- Отвечай, что ты сделал с Наруто! - шипит на него Хината, а мужик в ответ рычит на неё. Ситуация явно накаляется.

- Рах, привёл с собой подмогу, умно, - говорит он мне, следя за каждым движением Хинаты. Мне совсем не нравится этот его взгляд, будто он выбирает с какой части начать её есть. Капец.

- Вот, - я выкладываю на прилавок свою даруму, чтобы привлечь его внимание, всё его внимание. - Забери её и верни всё, как было.

- Ха-ха-хар, - снова этот жуткий звериный смех, который неожиданно обрывается, когда Хината снова бьёт его посохом, в этот раз я даже рад этому факту. - Чёрт, девочка, держи своё оружие подальше от меня, не стоит тебе испытывать моё терпение.

- Не знаю, что ты со мной сделал, - снова привлекаю его внимание я, - но ты должен всё исправить.

- Должен? - выгнув свою раскидистую растрёпанную бровь, переспросил этот рыжий. - Не думаю, что я тебе что-то там должен, парень.

- Ха, - вдруг усмехается Хината, и я и этот рыжий переводим взгляд на неё, пожалуйста, ты можешь не нарываться, мне что тут одному очевидно, что этот парень опасен.

- Что это тебя так развеселило, девочка, поделишься? - сверкая в сторону Хинаты своими отливающими кровью глазами, спросил рыжий. Его длиннющие ногти раздражающе постукивали по прилавку.

- Пошли Наруто, - проигнорировав его вопрос, даже не взглянув в его сторону, сказала мне Хината. Чего? Пошли, в каком это смысле пошли? Я, конечно, старался сохранять спокойствие, типа я тоже в курсе всего, что тут творится, но с каждой её выходкой это становится всё сложнее. - Он нам не поможет. Очевидно, что он не способен снять это проклятие, или что там он с тобой сделал. Он для этого слишком слаб.

3 часа до нового года

- Ах, ты, - рыжий с молниеносной скоростью перескочил прилавок, вырывая у Хинаты из рук посох, его руки стали длиннее, а ногти превратились в натуральные звериные когти, он оскалился острыми клыками, фальшивые лисьи уши упали на пол, уступая место самым настоящим ушам, длинным, подёргивающимся от попыток улавливать звуки вдалеке. Его плащ тряпкой упал на холодный пол лавки, когда незнакомец увеличился в размерах, припадая к земле, как самый настоящий лис, готовый к прыжку. За его спиной тут же возникли ярко-рыжие хвосты, они были словно пляшущее пламя, я не уверен, что правильно посчитал их количество.

Мне казалось, что я всё вижу в замедленной сьёмке, но даже это не помогло бы мне успеть вовремя, я уже знал, что сейчас произойдёт - он доберётся до Хинаты и растерзает её, а я так и останусь стоять здесь, ждать своей очереди. Чего я не ожидал, так это забавного коротышку, что возник между зверем и девушкой. Его кимоно развязалось так, что огромное пузо вываливалось наружу, на лысой башке расположились уши с огромными мочками, который, вот реально, лежали на его плечах. В руках коротышка сжимал что-то похожее на ракетку для пинг-понга. Но самое странное в этом пузатом коротышке было не всё это, а то, что он мог смотреть одновременно и на зверя и на Хинату, мне отчетливо были видны глаза у него на затылке.

- Хех, - усмехнулся пузатый, - тише, Курама, ты же не хочешь испортить этой девочке праздник.

- Не лезь, Хотейшо, - прорычал рыжий, ну, Курама, если верить пузатому, - тебя это не касается.

- Это же мой праздник, - возразил Хотейшо, - конечно касается. И, насколько мне известно, ты не любитель человеченки, или за эти века что-то изменилось?

Курама в последний раз сверкнул налитыми кровью глазами-щёлочками в сторону Хинаты, и снова стал человеком, хотя теперь мне было сложно не видеть за этой маской зверюгу, которой он являлся на самом деле. Рыжий снова нацепил на голову свои фальшивые уши, а потом удалился куда-то за прилавок, откуда быстро вернулся одетый в красное кимоно.

- Что, - начал я, но совершенно не знал, как продолжить, да вообще о чём именно хотел спросить. Всё это выбивалось, мягко говоря, из моего понятия нормальности. - Что вы все такое? Как это вообще возможно, я не…

- Вы правда Хотейшо? - наконец подала голос Хината, её глаза блестели в слабом свете ламп и свечей в лавке, я отметил, что она совсем не выглядит напуганной, это даже е смешно, что с этой девчонкой не так? И откуда, чёрт возьми, она знает этого пузатого коротышку? - Я имею ввиду, тот самый Хотейшо? Вы, как бы это сказать, бог?

- Хи-хи, - слегка смутившись, похихикал божок, - прям засмущала, я - это просто я, как ты - это просто ты.

- Откуда ты знаешь этого парня? - не выдержал я, показывая пальцем на пузатого типа бога.

- Ты, что вчера на свет появился, - возмутилась она на меня, - это же сам Хотейшо, тот у кого просят удачи в новом году, тот, кому покланяются.

- Да, ну, - скептически произнёс я, - а так и не скажешь, - божок только мило мне улыбнулся, - ну, а этот тогда кто? Тоже новогодний бог? - спросил я про рыжего.

- Нет, никакой он не бог, простой кицунэ, верно? - смело спросила у Курамы Хината, даже несмотря на то, что он только-только пытался её съесть.

- Какая умная выискалась, - щелкнул в её сторону зубами лис.

- Погоди, но разве они не из хороших ребят? - возмутился я, смотря на этого рыжего, который, повторяю в сотый раз, чуть не съел мою девушку, ну, мою подругу.

- Хах, - усмехнулся Курама, - и чего же такого плохого я тебе сделал? Дал возможность исполниться твоему заветному желанию? Не моя вина, что вы людишки не знаете, чего хотите.

Я хотел возразить, честно, но не нашёл в его словах ни капли правды. Разве он виноват в том, что я был таким жалким, что захотел всеобщей любви и даже не сразу понял это. Всё было в моих руках, у меня был целый год, чтобы набраться храбрости и пригласить Хинату на свидание, но я ничего не предпринимал, а потом решил, что магия всё решит. Поступил так, как никогда не делал - пошёл простым путём. Обещаю, больше этого не повториться, но ещё остаётся одна проблема…

- Это правда, что ты не можешь снять с меня своё проклятие? - спросил я у Курамы, понимая, что больше не боюсь его и не испытываю к нему ненависти.

- Скажи мальчику правду, Курама, - смотря на него своими глазами на затылке, попросил Хотейшо, блин, когда всё закончится, обязательно погуглю, кто он такой. Курама прожёг его обиженным взглядом, но похоже уже решил, что стоит казать мне правду, я не на шутку перепугался, что всё это навсегда.

- Расслабься, - начал Курама, смотря на меня, - девчонка твоя права, моя магия не так уж и сильна, годится только для безобидных шуток, - тут я бы поспорил, вспоминая Темари и её хлыст, не скажу, что шутка была такой уж безобидной. - Всё закончится после сто восьмого удара колокола, всё, что тебе нужно - быть там.

- Вот так просто? - с нескрываемым скепсисом в голосе, спросила Хината.

- Да, - прорычал Курама, - вот так просто.

- Ладно, - просто пожала плечами девушка, принимая его ответ, - звучит совсем не сложно.

Ну, да, звучит, это если не брать в расчёт, что мне придётся выйти к толпе людей, половина из которых будут женщины, а ещё там, скорее всего, будут наши друзья, половина из которых хочет меня, а вторая хочет убить. Звучит совсем не сложно, и не опасно для жизни.

- У меня вопрос, - вдруг вспомнил я, обращаясь к Кураме, он махнул рукой предлагая мне продолжить. - Насчёт девушек - это я понял, но как же мой лучший друг Саске? Я уверен, что ему не нравятся парни, ну, в романтическом смысле, так почему на него твоя магия тоже подействовала?

- Такое всегда бывает с парой-другой людей, которые всё время скрывают свои чувства, - пояснил Курама, - а потом они накатывают на них, как цунами и им сложно держать их при себе.

- А, - протянул я, не уверенный, что понял о чём он.

- Он имеет ввиду, что ты для Саске, как брат, но он никогда о таком не говорит, ему проще что-то сделать для человека, чем просто сказать, что любит кого-то, - сказала Хината. - Он и Сакуре до сих пор этого не говорил, хотя она по сто раз на дню повторяем ему, как сильно любит.

Я тоже никогда ему этого не говорил, не думал, что это необходимо. Мы же парни и всё такое.

- Всем порой необходимо это услышать, и сказать, - улыбаясь как-то многозначительно, и даже печально, будто прочитав мои мысли, пояснила Хината. Ещё один пункт в длинном списке того, чем стоит заняться с новом году. - Пойду проверю свободен ли путь, - продолжила Хината, выхватывая из корзины ещё один посох, - на всякий случай, - пожала она плечами, словив мой скептический взгляд.

- Ты должна мне за него, - крикнул ей в спину Курама, я покачал головой и выложил ещё одну смятую купюру. Рыжий фыркнул, но деньги взял. Я подождал пока шаги Хинаты совсем стихнут, был ещё один вопрос, который я хотел задать Кураме, но не мог при ней. Даже сейчас я не знал с чего начать. - Спрашивай, - просто сказал рыжий, будто знал, что у меня в голове.

- Ну, - начал я, мой вопрос не был сложным, но ответ на него мог разбить остатки ещё теплящейся во мне надежды. - Это касается Хинаты, девушки которая тут со мной.
- Ага, я догадался. И, что с ней? Хочешь знать, могу ли я достать из неё этих демонов, из-за которых она такая злобная?

- Чего? Нет, - возмутился я, но быстро помотал головой, на это нет времени, Хината может вернуться в любой момент. - Я хотел спросить почему на неё твоя магия не подействовала. Все влюблялись в меня, стоило только им оказаться рядом и посмотреть мне в глаза, но Хината - нет. Это значит, - я сделал паузу, просто не мог заставить себя произнести это вслух, - она так сильно меня ненавидит, что даже магия не способна этого победить?

Вот так, простыми словами я вручил свою судьбу этому лису-шутнику. Своим ответом, который он не торопился дать, он может сделать меня самым жалким человеком во всем мире, или возродить меня из пепла отчаяния, как кого-нибудь феникса.

- Я, как любое существо имеющее магию, подчиняюсь общим законам, - начал Курама, - не могу убить, не могу вернуть к жизни, и заставить одного человека полюбить другого тоже не могу.

- Не понял? - вот сейчас реально не понял, а что же это было-то весь день. - А, как же…

- Нет, нет, - перебил меня лис, - то, что ты сегодня ощущал - это лишь страсть, дикая любовь, как ты сам и просил, - я смутился, поняв, что он знает о чём я просил. - Это было лишь поверхностное желание обладать, никак с настоящими чувствами не связанное. Вот моя магия и оказалась бессильна против истинной любви, что уже живёт в сердце твоей Хинаты.

- Значит это правда, - совсем упавшим голосом, произнёс я, - её сердце уже занято, и у меня нет шансов.

- Ты специально прикидываешься, или правда такой идиот? - недовольно рыкнул на меня Курама, вот ведь мохнатая сволочь, мог хоть пожалеть, в конце концов, это из-за его шуток все мои, даже слабые, надежды пошли прахом. - Желание было твоё? Твоё. Вот и магия была направлена на тебя. Сечёшь?

- Чего?

- И, как она только умудрилась влюбиться в такого тугодума, - сокрушался Курама, смотря на меня, кажется он был готов снова стать монстром, чтобы донести до меня свою мысль, всё ещё прятавшуюся от мня в тумане непонимания.

- В её сердце уже столько любви к тебе, идиот, истинной любви, что никакая магия не нужна, вот она и не подействовала, - прикрикнул на меня лис, - при всём желании, моя магия не смогла бы застить ей глаза обманными чувствами, ведь истинные слишком сильны.
2 часа до нового года

- Всё чисто, можем идти, - раздался голос Хинаты. Я вздрогнул и уставился на неё, так будто никогда в жизни не видел. Не может быть, чтобы слова Курамы были правдивы. Она не может меня любить, я бы понял…понял бы, правда? Она до сегодняшнего дня не разговаривала со мной так много, только краснела и отводила взгляд. Ну, да, порой она брала дополнительное бенто, зная, что нам выдают недостаточно в приюте, давала списывать самые сложные тесты, так уж получалось, что она всегда делала тот же вариант, что и я. Но ведь это лишь то, что делают друзья…

«Проще сделать что-то для человека, чем сказать, что любит» - всплыли у меня в голове её слова про Саске. Но, что если это касалось не только его, но и её самой. В конце концов, разве я за этот год смог как-то показать ей, что чувствую - нет, а она могла думать в это время всё, что угодно, ками, например, что она мне совсем не нравится.

- Наруто? - обеспокоенность в её голосе отдалась теплом во всём теле. - Что ты опять с ним сделал, коврик блохастый?

- Ничего, - оскалился не неё Курама, но оскал вышел довольным. - Просто раскрыл глаза на некоторые вещи.

- Ты права, - встрял я, пока этот лис не взболтнул лишнего, - нам пора, пошли.

- Удачи в новом году, Наруто, - усмехнулся напоследок Курама, Хотейшо помахал нам, стоя к нам спиной, жуть конечно.

- Спасибо, - неожиданно даже для себя, сказал я, - правда, спасибо, это был хороший урок. Счастливого Нового года!

Мы с Хинатой поклонились этим странным существам из древних легенд и покинули лавку. Я оглянулся только раз, пока мы уходили оттуда, и мне не удалось увидеть ни храма, ни лисиц-сторожей, ни старой лавки.

1 час до нового года

Между нами повисла уютная тишина, я смотрел, как с дыханием вырывается пар из её приоткрытых губ, как смешно она сжимает боевой посох своей маленькой ручкой в варежке. Мне хотелось рассказать ей о своих чувствах прямо здесь и сейчас, пока мы одни, пока не настал новый год, чтобы не быть парнем, который потратил столько времени впустую. Теперь ведь нечего бояться, я знаю, что она любит меня и необходимо, чтобы она узнала, что её чувства взаимны.

- Хината, я…

- Я же сказала, что это он! - тишину разрезал громогласный голос Сакуры. Она, Темари, Ино и Саске выскочили из кустов, как озабоченные черти из табакерки. Ну, вот какого, спрашивается, как я мог так утратить бдительность.

- Наруто, милый, - заискивающе начала Ино, - не убегай от нас, мы же друзья.

- Да, дорогуша, - продолжила Темари, рассекая воздух рядом с собой хлестом, - иначе нам придётся тебя наказать.

- Заканчивайте, - проревел Саске, - на этом наше сотрудничество заканчивается. Дальше каждый сам за себя, а Наруто - мой.

- Бежим! - я только собирался сказать им что-нибудь эпичное, типа вам меня не взять, или hasta la vista, baby, но у Хинаты, как всегда, было своё мнение на этот счёт. Она ухватилась за мой рукав, дёрнула в противоположную он наших друзей сторону, и снова помчались вперёд, через набирающую обороты метель.

Ситуация была аховая, мы отчётливо слышали, как друзья наступают нам на пятки, умудряясь при этом переругиваться между собой и спорить кому я, такая красота, достанусь. Ни я, ни Хината, не смотря на отсутствие в происходящем хоть капли юмора, не могли удержать смех, то и дело вырывающийся из нас, вместе с паром.

- Сюда, - я заставил Хинату свернуть, у меня появилась дикая идея, вполне вписывающаяся в этот сумасшедший денёк. Мы бежали в гору, уже были слышны детский смех и приглушённая музыка. - Давай, давай.

В это время года, самый высокий холм в городе всегда становится местом сосредоточения отчаянных любителей зимних увеселений. Что же может быть лучше, чем скатиться на двух тонких деревяшках с почти вертикальной горы, но у меня был другой план, главное, чтобы повезло.

И, нам повезло. Один паренёк как раз только-только забрался обратно на вершину, он тащил за собой свою яркую ватрушку, намереваясь снова скатиться вниз. Но встретился с нами. Я правда хотел сам отжать в чувака тюбинг, но одна девчонка, всё ещё вооружённая смертоносной палкой, меня опередила. Это было охренеть, как круто, когда Хината в приседе крутанулась, сбивая парня с ног своим бо.

- Прости, чувак, - крикнул я ему, усаживаясь на ватруху позади Хинаты, - найдёшь её внизу, обеща-а-а-ю! - мы понеслись вниз, распугивая людей, взбирающихся наверх, после пятого несчастного я перестал извиняться, к чёрту, не до этого. Хината откинулась назад, облокотившись на меня и ещё успевала руководить нашим полётом, наклоняясь в разные стороны. Я даже забыл испугаться, так приятно было обхватить её за тонкую талию, сейчас спрятанную под толщей пуха, набитого в её куртку, вдыхать задах её шампуня и тех самых духов с цитрусами.

- Держись, - слегка повернувшись ко мне, сказала Хината, - сейчас будет резкий поворот! - хм, что? Какой ещё поворот? Ну, да, и как это я ещё не привык, что у моего личного камикадзе всегда есть план Б. Хината выставила посох, упирая его в землю, и тюбинг резко свернул, ещё какое-то время унося нас прочь от людей и горы. - Хахаха, это было потрясающе, надо будет повторить.

- Не в этой жизни, - покачиваясь на трясущихся ногах, ответил я, помогая Хинате выбраться из ватрушки, за одно вытряхивая снег из волос, мы подняли знатные лавины, врезавшись в очередной сугроб.

- Ой, - вдруг спохватилась Хината, когда увидела, чем я занят, - мы так забегались, что с совсем забыла, - она расстегнула куртку и полезла за пазуху, откуда быстро вытащила что-то до боли знакомое. Я и понять не успел, как она уже водружала мне на голову мою собственную шапку, ту самую, любимую, с забавными ушами, которую Саске считает слишком детской. - Так намного лучше, - тихо произнесла Хината, когда закончила. Её руки всё ещё были на моих плечах, после того, как она надевала на меня шапку, мы стояли так близко, я машинально придерживал её за талию, ещё когда ей пришлось встать на цыпочки, она такая низкая по сравнению со мной. Мы походили на парочку, которая собирается целоваться. Стоило только наклониться…

- Сколько у нас осталось времени? - вместо поцелуя спросила Хината, отступая от меня. Она снова покраснела, отводя взгляд, но в этот раз мне не было больно от этого, ведь теперь я знал - это потому, что любит. И мы ещё с этим разберёмся.

- Полчаса.

30 минут до нового года

В роли нашего плацдарма выступала большая кошка в форме автобуса. Хината заняла место водителя, а я стоял рядом, рассматривая, как всё больше и больше народу появляется перед храмом, чтобы послушать бой колокола и признать календарный приход Нового года.

Мы прятались в ледяных скульптурах по мотивам мультика про то странное серое существо из леса, их создавали как раз напротив храма, что нам было только на руку. Детализация, кстати потрясающая, в этом котобусе, как назвала это нечто с головой кошки Хината, внутри были сиденья и всё такое, даже дверь, через которую мы и смогли сюда попасть.

Гигантский колокол был виден даже отсюда, он возвышался над головами людей, установленный в самом центре открытой площадки храма, отсюда он казался нефритовым и завораживал. Я мог разглядеть даже такую привычную спираль на его боку, вечный знак нашего города. Вокруг сновали люди в разноцветных праздничных кимоно, совсем скоро им предстояло раскачивать огромное бревно, подвешенное специально для того, чтобы им бить в колокол, прогоняя все наши пагубные заботы.

- Думаешь нам нужно быть ещё ближе? - спросила Хината, растирая руки в варежках, внутри ледяной скульптуры не сказать чтобы было тепло.

- К сожалению, - начал я, машинально сжимая её руки, чтобы согреть, - думаю, что да, насколько я успел узнать Кураму, мне надо быть так близко, как только возможно.

- Хорошо, что я прихватила с собой бо, - прошептала Хината, смотря на наши сцепленные руки, - думаю, он нам пригодится. Отгонять твоих фанатов.

- Да, - почему-то я тоже начал шептать, - они у меня не сказать, чтобы адекватные.

- Это точно, - её лёгкий смех, проник куда-то в самое сердце, вот он, ещё один момент, пока всё не закрутилось, но я и его упустил, всё ещё повторяя, что мы успеем потом. - Пятнадцать минут, Наруто. Наверное, пора.

15 минут до нового года

Она заставила меня натянуть шапку на глаза, надвинуть капюшон как можно ниже и буквально вела меня, как слепого. Я не жаловался, смотря вниз, насколько позволяли импровизированные меры предосторожности, мне было видно наши руки, и даже румяную щёчку Хинаты и её меховой наушник.

Я чувствовал чужие плечи, в которые врезался, пока мы шли через толпу, и чужие ноги, которые успевал оттаптывать. Хината извинялась за меня, говоря что-то про своего странного дедушку, вполне мне подходило, если учесть, как я сгорбился, чтобы казаться ещё меньше. Впервые пожалел, что у меня такая ярко-оранжевая парка.

5 минут до нового года

- Почти на месте, - шепнула мне Хината, людей вокруг, по ощущениям, стало меньше, я позволил себе поднять голову и оглядеться. Вся толпа осталась позади нас, мы остановились у подножия высокой лестницы, люди в кимоно поглядывали на часы, скоро им предстояло начать. Не могу поверить, скоро всё это закончится.

- Хината, - снова начал я, нельзя тащить эту недосказанность в новый год, лучше разобраться со всем сейчас.

- Ага, - с меня сорвали капюшон, чёртова Сакура, - так и знала, что это может быть только твоя оранжевая парка, - вот, как знал, что мне это сегодня ещё аукнется. Хината слегка ударила Харуно своим посохом, она повалилась на зад, а я невольно начал оглядываться в поисках других неадекватных. Зря я так. Сотни людей, сотни женщин, стоящих в толпе, встречались со мной взглядом, и их глаза вспыхивали необычными искрами.

- Не к добру это всё, - сказал я, одновременно с первым ударом колокола.


108 ударов до нового года

Мы бежали по кругу, а за нами целая толпа жаждущих меня женщин, ладно, звучит не так страшно, как было на самом деле. Хината иногда оборачивалась, чтобы пригрозить или реально втащить кому-нибудь своим посохом. А, я думал, что не возможно любить её ещё сильнее.

93 удара до нового года

Разумеется, рано или поздно, это должно было случится, потоки людей разделились, мы оказались в самом эпицентре. С лева и справа на нас неслись перевозбуждённые толпы, я дёрнул Хинату на лестницу, мы оказались рядом с монахами, или кто уж они там. Те пребывали в таком же шоке от происходящего, как и мы, но не могли бросить бревно и перестать стучать. Новый год должен был наступить.

54 удара до нового года

Бревно чуть не врезалось в нас, но Хината вовремя уклонилась, утаскивая меня за собой. Бой колокола оглушал, женщины наступали со всех сторон, я даже успел заметить Саске в этой разношёрстной толпе. Он оказался далеко не единственным мужчиной, многие пытались докричаться до своих жён и подруг, безрезультатно. Они все хотели только одного - меня.

12 ударов до нового года

Нас окружили на последнем островке пространства, Хината всё ещё отбивалась от них палкой, но скоро и её кто-то выхватил из её ослабевших рук.

Бом.

Она обернулась ко мне, я видел, как она испуганна, но не мог никак помочь, всё, что оставалось это улыбаться, пусть верит, что я ещё не утратил надежду.

Бом.

Хината взяла меня за руку, прижимаясь всем телом.

Бом.

-Хината.

Бом.

- Наруто?

Бом.

- Я давно должен был тебе сказать.

Бом.

- Что?

Бом.

Толпа всё наступала, я чувствовал, что снова упускаю момент.

Бом.

- Наруто.

Бом.

- Что?

Бом.

- Я люблю тебя.

Бом.

Она опередила меня даже в этом, всё, что я успел сделать, едва коснуться её прохладных, сладких губ. Одно прикосновение, один миг и она исчезает. Толпа оттесняет её хрупкое тело от меня, я хватаюсь за её руку из последних сил, но в конце концов, у меня остаётся лишь её руковичка, ещё хранившая тепло её ладошки.

- Хината!

Бом.

-Хината! - кричу я во всю силу лёгких и резко вскакиваю с кровати.

31 декабря
11 часов до нового года

Стоп. Что?

Сердце бешено стучит, пот ручьём стекает по спине, я оглядываюсь, ощупывая себя, чтобы убедиться, что ещё жив, что существую и всё ещё в своей комнате. На часах начало второго, на мне новая праздничная пижама. То есть, это значит, что мне всё-таки это приснилось?

- Ха, - вырывается нервный смешок, - ха-ха-ха.

- Теме, ты что совсем с ума сошёл? - ворчит Саске, запуская в меня своей подушкой. - Я пытаюсь спать, хватит изображать буйнопомешанного.

Ничего не могу с собой поделать, выбираюсь из кровати и тут же подбегаю к этому ворчливому теме. Он странно коситься на меня, лежа на спине, наши взгляды встречаются…и ничего не происходит.

- Саске? Ты в порядке?

- Серьёзно? Ты уверен, что вопрос по адресу? - поднимаясь, спрашивает Учиха, всё ещё ожидая от меня какого-то подвоха, судя по прищуренному взгляду и напряжённой позе человека, готового отражать нападение.

- Знаешь, теме, люблю твою сладкую мордашку, - говорю я, наблюдая, как в шоке открывается его рот и расширяются глаза. - А, ты мою?

- Че-чего? - запинается он, ускакивая с кровати и спеша убраться от меня подальше. - Ты, что уже успел бухнуть с Цунаде?

Я дико смеюсь, а ведь сам во сне спрашивал тоже самое. Как же я рад, что Саске снова стал собой. Но, что-то всё равно не даёт покоя, что-то очень важное, чем я хотел заняться. Может сон был послан мне не просто так.

- Слушай, брат, - говорю я серьёзно, когда отсмеялся, и когда теме убедился, что я не собираюсь на него набрасываться, - вообще-то я серьёзно.

- В каком смысле?

- Люблю тебя, - просто отвечаю я и улыбаюсь ему.

- Что за слащавое у тебя настроение? - произносит Саске с самой кислой миной, какую только может изобразить.

- Просто захотел, чтобы ты знал, - не обращая внимания на его скепсис, продолжил я, - знаешь, людям порой хочется это услышать, чтобы знать, даже если они это отрицают. Вредно всё держать в себе, вот, что я тебе скажу.

- Какие мудрые речи, да ещё от тебя, - саркастично заметил Саске, - может моё желание услышали и тебя подменили разумной формой жизни?

- Может, брат, - похлопывая его по плечу, согласился я, не буду его торопить, у нас впереди ещё много времени. Чтобы больше его не смущать, я решил спуститься вниз, вдруг там, как во сне будет целое застолье. Он думал, что я уже далеко ушёл, и я позволю ему так думать, пока что, но сам не забуду это его тихое, не смелое «я тоже люблю тебя, брат». Кто знает, может и Сакура сегодня дождётся такого подарка на Новый год.

Каким бы странным это не казалось, а всё было именно так, как я видел во сне. И стол, и мальчишки, и даже Цунаде, только она не набрасывалась на меня, а обжималась с Джирайей. Меня такой поворот событий только порадовал. Мы сидели за праздничным столом все вместе, как одна большая семья, пусть нас и не связывали кровные узы, нас связало что-то намного сильнее. От этого осознания, я почувствовал острую необходимость сказать всем и каждому, как я их люблю, что я и сделал. Больше никого не заставлю ждать моего признания.

День, да и вечер, прошли так весело, мне было так тепло и уютно, что я совсем не думал о дне, который исчез навсегда. А, ведь это был день, который сблизил нас с Хинатой. Я рад, что смог снять дурацкое проклятие своего желания, но даже не думал, как это произойдёт и что будет дальше. Выходит, она не вспомнит, как спасала меня, как мы катились с горы, и наш мимолётный поцелуй тоже…

- Днём ты был веселее, - заметил Саске, пока мы шли на встречу с друзьями. Все мы давно договорили, что проведём день с семьями, а к ночи встретимся в городе, посмотрим салют и конечно послушаем колокол.

- Просто мне приснился такой жуткий сон, и сначала я обрадовался, что это был лишь сон, но потом подумал, что не такой уж он был страшный, понимаешь?

- Нет, - ошалело смотря на меня, ответил Саске. Ну, да, наверное я реально несу всякий бред. Вот только, что если и та часть, про любовь Хинаты ко мне - была лишь сном, плодом моего воображения. Вот же чёрт. - Сосредоточься на реальности, Наруто, вдруг она не так уж плоха.

Он кивком головы показал куда-то, я проследил за направлением его движения и сразу увидел её. Они все уже были там, ждали нас. Сакура, как всегда накинулась на Саске, Ино и Сай обнимались, улыбаясь всем нам, Шикамару еже зевал, но я видел, как он бросает косые взгляды на стоящую рядом Темари. Я занервничал под её взглядом, некоторые вещи из сна хорошо бы забыть мне самому.

Хината обняла Саске, поздравляя его с праздником и мило мне улыбнулась, именно мне, привычно покраснела, но взгляд отвела не сразу, будто высматривала что-то, но прежде чем я спросил, что такое, она уже болтала с девчонками о всякой ерунде. Я вздохнул, принимая реальность такой, какая она есть, но с твёрдым намерением признаться в своих чувствах ещё до восхода нового дня.

Все вокруг радовались и суетились, но для меня оказалось очевидным, что праздновать Новый год два дня подряд - та ещё морока. Я слушал колокол, смотрел на разноцветие фейерверка над головой, старался не слишком завидовать друзьям, который целовались под наступившую полночь. К слову, даже Темари схватила Шикамару за грудки ради поцелуя. Похоже всё у них будет хорошо. Сам я даже не решился посмотреть на Хинату.

- Киба говорит, что все наши собираются на тусовку в том ретро-клубе, - объявляет Сакура, когда люди потихоньку расходятся с площади, - где ещё эти автоматы со старыми играми и всё такое. Идём?

И мы идём. И веселимся с целой толпой своих друзей и одноклассников. Я даже забываю не много о том, что мой сон может ничего не значить, тем более, что Хината довольно мило общается с парой ребят. Вдруг она отдала своё сердце кому-то из них?

- Эй, добе, - окликает меня Саске, время близится к рассвету, остались только самые стойкие, - Киба говорит, что у него есть ключ от двери на крышу, пошли, поприветствуем новый день.

На не большой крыше, огороженной перилами, оказывается, что нас не так уж мало, большая часть ребят рассаживается на холодном полу, а я иду туда, где стоит Хината. Она одна у самого края, смотрит туда, откуда вот-вот появится совсем новое солнце, оповещая весь мир, что год сменился.

- Хорошо провели день, да? - спрашивает она меня, когда замечает.

- Ну, да, - подтверждаю я, смотря на неё в упор, вынуждая посмотреть на меня в ответ. Вижу, как она краснеет, но всё же оборачивается, в глазах плещется страх и предвкушение чего-то, как я надеюсь. - Хината, - чёрт, кажется я так начинал уже много раз, да только не вышло ничего.

- Да, Наруто?

- С Новым годом! - провозглашаю я самую очевидную и самую разочаровывающую чушь на свете. Да, что я за дурак такой.

- Да, - не много грустно, отвечает Хината, - и тебя тоже.

Да почему же это так сложно! Нужно просто сказать и всё, сказать и всё. Но вместо этого я тупо пялюсь ей в глаза и молчу, накатывает ветер, на высоте вообще оказывается довольно холодно. Прячу руки в карманы, а то пальцев уже не чувствую, натыкаясь на что-то мягкое. Достаю это на свет.

- Моя варежка, - говорит Хината и я смотрю то на неё, то на маленькое вязаное чудо на своей руке. Её варежка, та самая, которая осталась у меня, когда толпа нас разделила.

- Но это значит, - произносим мы одновременно и снова наши взгляды встречаются. Не сон? Всё правда и Хината тоже это помнит? Выходит…

- Я…

- Я…

Мы начинаем одновременно, но никто не продолжает, мы молчим, и только смотрим друг на друга, я всё ещё сжимаю её варежку. Знаю, что Хината сама сказала мне, как важно другим людям знать о наших чувствах, но очевидно, что я не в состоянии этого произнести, поэтому просто сделаю, как умею. С остальным разберусь потом.

Я больше не даю себе времени задуматься над чем бы то ни было, и просто впиваюсь в её губы. Она замирает на мгновение, короткое, но тянущееся кажется целую вечность, а потом отвечает на мой поцелуй, со всем жаром, на какой способна. Нас засыпают пушистые хлопья снега, обдувает кусачий ветер, но я чувствую только тепло её губ и наше общее сердцебиение. С этого момента я планирую всё делить с ней.

- Я люблю тебя, - говорит Хината, когда мы прерываем поцелуй.

- А, я люблю тебя, - отвечаю я ей, наконец.

- У меня есть для тебя кое-что, - продолжает Хината, краснее и достаёт из-за пазухи пухлый свёрток в подарочной упаковки. - Это мелочь, конечно, но я сама связала.

Мне жаль рвать упаковку, у Хинаты она такая идеальная, но хочется увидеть, что там внутри. Это длинный красный шарф, в цвет её варежек. От него пахнет Хинатой, домом и любовью, да, да, именно так, если у любви есть запах, то вот он - цитрусы и домашнее печенье, сосновые ветки и Хината.

Она сама обматывает его вокруг моей шеи, думаю, нам обоим это напоминает уже пережитые совместные моменты из сна, который оказался правдой, как бы невероятно это ни было. Я говорю, что у меня тоже есть для неё подарок. хорошо, что не поленился взять рюкзак и сложить туда шкатулку. Она бережно держит увесистый свёрток в руках, гладит блестящую упаковочную бумагу.

- Подсолнухи, - она говорит это таким тихим шёпотом, что за воем ветра мне кажется это лишь моей фантазией, но она повторяет снова, громче и смотря прямо на меня. - Я подсмотрела, извини, - со всей горячностью извиняется Хината, - когда была в твоей комнате, там было моё имя и я не удержалась.

- Ничего, - останавливаю я её, - я рад, что она наконец у тебя, а остальное не важно. Я люблю тебя, Хината.

- Я люблю тебя, Наруто, - улыбаясь и прижимая к груди мой подарок, отвечает Хината, - но всё же, - слегка морща носик, продолжает она, - давай не будем устраивать что-то такое же дикое на следующий год. Я люблю тихие домашние вечера.

Приходится пообещать, что в следующий раз всё будет тихо и по-домашнему, да я готов ей хоть Луну с неба пообещать, весь мир, что угодно, лишь бы снова и снова слышать, как она строит планы на будущее, которое хочет провести со мной.

Мы целуемся под первые лучи восхода нового дня. Первого дня нашей долгой и счастливой жизни…

Где-то в другом месте

Курама ещё раз заглянул в шар и улыбнулся. Идиот идиотом, но девушку заполучил, молодец. Лис покрутил в руках даруму с именем Наруто и ловко пририсовал ей второй зрачок. Маленькая копия его самого кажется улыбнулась, Курама ответил тем же и поставил куклу к сотням таких же.

- Вот вечно всё этим людишкам приходится разжёвывать, - недовольно покачал головой древний лис, закрывая дверь, ведущую в маленький подвальчик, где на полках ютились дарумы-лисята без зрачков. - До следующего года, мои дорогие…



Прочитали?
4
Kookie KuЗлата УльяноваАня ХромоваСтепан Курганов


Нравится!
6
Не нравится...
0
Просмотров
979
Оценка материала: 5.00 Самая длинная ночь 5.00 0.00 6 6
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:
С Наступающим!
Обложка
Автор: ox lade
Одобрил(а): Александр 31 декабря 2021г. в 17:38
Глава: 1

0 комментариев

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
 

 



P.S. В связи с частыми нарушениями авторских или иных прав, плагиате и т.д. была введена данная табличка у авторов рейтингом ниже 200 баллов, если вдруг были выявлены нарушения, пожалуйста :
ознакомьтесь c предупреждением/правилами размещения
и примите необходимые меры, сообщите об этом Администрации сайта
Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже