НаруХина.ру - Влюблена в его лицемерие... - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Влюблена в его лицемерие...

Пролог

Если бы Наруто всегда был сам собой, его бы боялись. Прославляли как героя. Любили бы как кумира. Но боялись, как дикого животного, что желает спасти свою жизнь. Он как дерево, что глубоко пустило корни в доброе начало и чудесно цветет, но кора его темна как уголь и не мало яда в жилах. Лучше, когда люди не пускают зубы глубоко в яство этого парня. Узумаки не притворялся во всем, но во многом. Саске был не столь важен, как его слово, данное напарнице. Сакура не первая любовь, а первое вожделение вместе с азартом соперничества. Он не простодушный дурачок, просто так легче, просто не задают лишних вопросов. Лис не просто гость в нем, он полноценная психологическая часть.

Сейчас в мирный час, когда проблемы с Саске, войной, а так же давней ненавистью жителей решены, осталась последняя. Девушка, которую он наконец-то может позволить себе заполучить. Та, что пробуждает в нем особенно больную страсть, которую он уже давно принял, но не может понять и не выпускал наружу. Пока.

Угораздило же помешаться на Хинате Хьюга! Эта невыносимая страдалица и святоша. Узумаки всегда знал о её роли в семье и знал об отношение к ней её отца, ему плевать. То, что она слаба физически, - пустяк. Его бесило то, что она сильнее его эмоционально. Девушка, что от природы искренняя: не может скрыть свой румянец, даже в обмороки падала от волнения, от чувств к нему. Он ненавидел эту честность, с которой ему не сравняться. Ведь знал же, что сам тварь двуличная.

Он даже злился на то, что она никогда не была похожа на остальных жителей деревни, всегда добра к нему, всегда на его стороне, всегда такая Хината. С самого детства его тянуло к этой девчонке, тому что она никогда не относилась к нему, как другие. Именно поэтому он защищал её. А позже понял, что детство кончилось, существуют другие цели, а она просто наивнейшая дура. Именно такими словами он убеждал себя не сближаться с Хинатой, не прикасаться даже невзначай, не сболтнуть лишнего, не в стиле «улыбчивого Наруто».

Она почти пустила его образ по ветру тогда, во время битвы с Пейном. О да! Как же он был шокирован и зол. Её признание такое честное, смелое, чистое и последнее. Так он думал, когда враг пронзил тело девушки палкой-приёмником. Наруто был готов своими руками раздавить череп ублюдка, что убил и Джираю, и Хинату. Но вовремя взял себя в руки… Тогда Наруто и убедился, что романтическая любовь не такая уж и сильная штука. Будучи уверенным в смерти этой девушки, после её признания в любви к нему, он смог усмирить зверя внутри. Значит, не такую уж и власть она имеет над ним?

Как же он ошибался понял лишь во время Четвертой войны Шиноби, когда она была готова пожертвовать ради него жизнью. Уже во второй раз. Потеряла брата. И ни разу даже взглядом не обвинила его в том, что случилось. И тогда, не смотря на еще теплое тело Нэджи на его руках, Хината овладела собой быстрее всех и привела в чувства самого Наруто, вдохновив его и армию. Он навсегда запомнил то чувство безграничной благодарности и нежности к ней. Впервые он добровольно поддался её влиянию и хотел просто держать за руку и верить ей, а не прижимать к себе, попутно ломая тонкие кости. Вряд ли Нэджи передал бы драгоценную сестренку под его ответственность, зная, что у Наруто на уме. Еще одна жертва его лицемерия.

Но главное это спокойствие, что воцарилось в мире Шиноби, нельзя же вечно считать мертвых. Хотя Наруто так не казалось, он готов был начать еще одну войну и только с одним человеком. Хината Хьюга. Если понадобится, даже на смерть. Столько всего случилось, а она не изменилась! Даже хуже стала. На глаза не попадается, с их компанией не гуляет, а если и видятся где-то между прочим, то старается как можно быстрее убежать. Это жутко бесит Узумаки, до зубного скрежета и белых костяшек. Хьюга уверенно избегает его. И меньше всего ему хочется, чтобы она разлюбила его. Она не имеет права.

Вместо всего желанного, Наруто окружают третьесортные девки-фанатки, которые юлами крутиться возле него. И не надерзишь им, и матом не пошлешь, ведь добрый и великодушный герой перед ними. Не комильфо… Эти утки могут подойти только для одноразового перепихона. А ему нужна жар-птица могучего клана с жуткими белыми глазами. Ишь, особенная сучка. И он её получит.

Уже больше года прошло после войны Шиноби. А она почти каждый день ходит на могилу к Нэджи. Наруто презирает себя за то, что даже этот благородный жест заставляет ненавидеть Хьюгу еще сильнее. Как будто ревнует девушку к каменной плите, что стоит над её мертвым братом.

Такое резкое и сильное напоминание о том, что он потерял друга, друзей, товарищей по оружию, о том, что истинный гений отдал за него жизнь, передав свою жизнь в его руки. А он не знает, что делать с этой жизнью в его руках, ведь глаза видели лишь смерть её владельца. Правом же на жизнь Хинаты он бы с удовольствием воспользовался! Но что-то мешает. Наруто не знает, с чего начать, с какой стороны подступиться, не сомкнутся ли руки на тонкой бледной шее, если она еще раз засмущается в его присутствии.

Еще один день в сомнениях. Уже две недели не видел её лица, даже мельком не переглядывались. Её отсутствие злило, но стоило кому-нибудь невзначай вспомнить её имя в разговоре, парня словно холодной водой обдавало. Из беседы Ино и Сакуры он узнал, что Хинату и Ханаби отец отправил в гости к какому-то важному клану на пару дней. Она должна вернуться через два или три дня. После Яманака неудачно пошутила о том, что, возможно, это знакомство с женихом, ведь эти пафосные, почти королевские кланы, еще не избавились от этих древних традиций.

Узумаки приложил максимум усилий, чтобы рассмеяться и забавно почесать голову со словами «Да ну! Разве не рано замуж?». Хотя очень хотелось схватить за длинный беловолосый хвост и закинуть болтушку подальше. Это намеренье заметила в его глазах Харуно и быстро перевела тему на что-то глупое.

Наруто был немерено благодарен напарнице, а сам понял, что ему нужна миссия. Нужно срочно уйти с деревни, развеяться, разбить пару черепов и будет лучше если их владельцами будут злодеи. А уж потом он решит наверняка, что делать с Хинатой Хьюга. Она должна ответить за игнорирование длинною в год. И никаких чертовых женихов у неё быть не может. Её жизнь в его руках.

Влюблена в его лицемерие... Глава 2

Долгожданный визит.
С самого утра Узумаки заявился в кабинет Шестого Хокаге с непоколебимым желанием ухватить миссию ранга S, на меньшее герой деревни сейчас был не согласен. Он хотел сейчас либо кого-то убить, либо ввязаться во что-то очень опасное, чтобы разогнать кровь по жилам. Но как на зло у Какаши не нашлось ничего по настроению Герою Войны. Не странно, что подонки прячутся по норам, ведь мир так тяжело достался и каждый из Каге держит на своей территории идеальный порядок.

- Какаши-сенсей! Ну, что совсем ничего серьезного?
- Эх, Наруто, повторяю: свободных миссий ранга А или S нет. Если так рвешься поработать, можешь взять ранг В, нужно сопровождать одну знатную дамочку. Её семья те еще параноики, бояться, что её могут похитить. Так что можно сказать наши постоянные клиенты. Как только девушке предстоит дорога длиннее двадцати миль, наши Шиноби рядом.
- Да ну! Это даже смешно! Смешно…
- Что-то не так, Наруто-кун? - спросил Хокаге, уловив изменение в голосе бывшего ученика.
- А можно мне в отпуск?
- Что? Ты же минуту назад рвался на миссию?
- Только что понял, что это все из-за стресса! Хочу отдохнуть.
- Стресс. У тебя? - переспросил Хатаке, поняв бровь.
- Да. Может к жабам, на гору Мьёбоку, отправлюсь или на источники, - задорно болтал Узумаки, но думал совершенно о другом. - То что нужно! Отпуск!
- Ты планируешь отправиться один?
- Да. Фанаты проходу не дают. Хочу тишины.

Голубоглазый больше ничего не слушал, а просто взял лист бумаги и ручку, начал писать заявление в отпуск сроком на три недели. В голове выстраивались одна за другой идеи приятного времяпрепровождения. Или не совсем приятного.

- Наруто, если ты задумал, что-то глупое или опасное, предупреждаю, что…
- Я жену искать собираюсь, - весело и по-детски заявил блондин, чем лишил учителя всех здравых аргументов. - И вам бы тоже надо было. Сидите здесь за бумагами, а так бы вас дома ждал теплый ужин и теплая…
- Постель?
- И она тоже, - подмигнул ученик, от чего Какаши просто закатил глаза. И понял, что пацан не жену собирается искать, а приключения, чтобы тестостерон согнать. Главное, чтобы не увлекся и не начал слоняться по девкам, сочиняя грязные романы. Хотя это тоже неплохое занятие. Вспомнив о Джерайе, Какаши улыбнулся и с легким сердцем поставил печать и подпись под заявлением Узумаки Наруто.
- Отдыхай, но предохраняйся, - подколол его Хатаке.

Парень только звонко засмеялся, радуясь, что сумел добиться своего, хоть с самого начала Хокаге был не очень склонен к идее отослать самого сильного и непредсказуемого Шиноби в неожиданный отпуск. Он даже невольно начал подозревать его в каких-либо опасных замыслах. Все же интуиция у Шестого была просто отменная.

«Надеюсь, я сумел его обмануть,» - подумал Наруто.
Теперь дело за малым, узнать к какому это хреновому клану увезли его Хьюгу. А потом просто забрать свое. Эти мысли заставили парня хитро улыбнуться. Он завернул в цветочный магазинчик Яманака, где сидела Ино и читала журнал. Наруто заказал большой букет из белых лилий.

- А кто счастливица? - не смогла удержаться от расспроса блондинка.
- Это не для девушки, - грустно улыбнулся Узумаки. - Я давненько не был у могилы Нэджи. Вот хочу сходить.
- Хината тоже всегда берет для него белые лилии. Вот её уже неделю нет. А так то каждый день за цветами заходит.
- Да, такая она Хината.
- Кстати, те слова, что я сказала про её замужество, помнишь?

Рука Наруто инстинктивно сжала букет, после чего он медленно кивнул, будто готовясь к плохим новостям, которые его все равно не остановят.

- Это была только шутка. Мне просто показалось, что тебя она задела.
- Ни чуть.
- Правда? - то ли удивилась, то ли возмутилась Яманака. - Хината тебе совсем безразлична?
- О чем ты? - включил дурачка. - Она мой друг и товарищ, я никогда не оставлю её в беде. Тем более, - мимолетный горестный взгляд на белые цветы, - Нэджи доверил её жизнь в мои руки.
- Да, но Хиаши-сама этого не делал, - серьезно и немного раздраженно произнесла Ино. - Он со спокойной душой может отдать её замуж за этого тридцатилетнего главу клана Кабукиши.

На это Наруто лишь закатил глаза, показывая, что не понимает, к чему весь этот разговор. Такое отношение только доводило девушку до кипения, хоть она и пыталась сохранять спокойствие. Как можно быть таким. Таким! Это уже не тупость. Это жестокое демонстративное безразличие. Ей было больно из-за подруги, чьи чувства так долго и с завидным усердьем топчут ногами. Уже каждый слепой, глухой и мертвый бы понял, насколько сильно Хината любит Наруто и на его месте бы давно объяснился с ней. Он довел все до состояния, когда девушка уже сама боится встретиться лицом к лицу с его равнодушием. Даже провокационные разговоры о её женитьбе не мотивировали его. А ведь это, на самом деле, не пустые россказни, такой расклад дел весьма и весьма возможен.

Узумаки вытянул деньги за букет и молча отдал их Яманака, так как понял больше разговаривать с ним она не желает. Но и не надо, она уже сказала все, что нужно. Клан Кабукиши. Если Наруто не подводила память, а она этого не делала, это клан из деревни Облака. У парня от отвращения мурашки по спине пошли. Хиаши решил передать свою дочь в страну, которая дважды покушалась на её глаза. Неужели в её семье она и правда не больше чем инструмент? Невольно он вспомнил слова Нэджи о судьбе и обязательствах. Они есть не только в Младшей Ветви. Хината тоже несет свое бремя.

Лезть в стычку с могучим кланом Облака, после войны, это самое глупое и безрассудное, что мог бы сделать Наруто. И он этого конечно же делать не будет. Будь он хоть десять раз герой, Райкаге такого не спустит. По слухам Хината и Ханаби со свитой должны вернуться завтра ближе к ночи. Будет намного легче схватить лунноглазую химэ уставшую с тяжелой и, наверное, неприятной дороги. Все, что надо, это собрать вещи и подкараулить их нескольких десятках километров от врат деревни.

Выйдя из цветочного магазинчика, Узумаки направился на кладбище. Он и правда давно там не был. Невыносимо быть там, просто невыносимо. Столько плит, на которых еще такие свежие числа. Как Хината терпит все это давление? Стоять с цветами в руках, а вокруг смерть и люди в земле, которых еще два года назад мог встретить на улице, поболтать, пошутить. У надгробья Нэджи был высохший цветок, который наверняка оставила она. Около него Узумаки и положил собственный букет.

Он не мог оторвать глаз от земли. Поднять взгляд на цифры на плите было равноценным посмотреть в глаза старому другу. Все же время может идти, но чувство вины не привыкло отпускать своих жертв. Как бы сейчас все было, если бы Нэджи был жив? Но Наруто не мог ответить. От мысли о живом гении клана Хьюга глаза застилала вода, а горло сдавливало тисками. Все же у него живое сердце, хоть иногда он в этом сомневается. Чувствует ли такое же Хината, стоя здесь каждый день. О чем она думает? Много ли плачет? Или нет?

- Нэджи, - шепчет голубоглазый парнишка. - Я собираюсь украсть твою сестру. И навсегда оставить себе. Не знаю, вряд ли получиться что-то хорошее. Жаль, что тебя нет рядом, чтобы выбить из меня всю дурь. Не знаю, что я чувствую к ней. Если это и есть любовь, то я и её ненавижу. Она делает из меня не того человека, которому ты бы доверил Хинату. Но я не отступлю. Черт! Как же нам всем тебя не хватает, Хьюга!

Волна отчаяния накатила. Впервые со времен войны такая беспрецедентная и сильная. Наруто старался как можно реже появляться на кладбище. Кажется, это его первый визит к Нэджи со времен похорон… Он смотрит на аккуратные буквы на доске. «Хьюга Нэджи».

Пальцы и коленки начинают дрожать от мысли, что именно Хината могла лежать здесь, в трёх метрах под землей. Он бы тоже долго не решался прийти, а потом купил бы огромный букет, словно извиняясь за свою трусость. Но мертвым это не нужно. И Нэджи тоже. Они уже ничего не скажут…

Влюблена в его лицемерие... Глава 3

Битва с принцессами бьякугана

Наруто просидел у могилы друга до позднего вечера. Взвесив всё, он понимал, что если осмелится сделать то, что так резко пришло ему в голову, то можно смело проводить черту на протекторе и становиться нукенином. С одной стороны, обидно, после всего, что он прошел, чтобы добиться теперешнее расположения. Но есть возможность выполнить все аккуратно и не облажаться, после чего даже прикинуться спасителем Хинаты. Да, подло. Да, план не идеален. Ведь он даже понятия не имеет, как отреагирует Хьюга. И что еще хуже, не знает, как поведет себя сам.

Существовал еще один расклад. Убить милейшую куноичи после откровенного разговора. А потом вернуться в деревню через пару недель, после отличного «отпуска». Узнать о судьбе Хинаты, загореться желанием её спасти, а после обнаружения её несвежего трупа, сыграть настоящее горе и отчаяние. Но этот сюжет Узумаки гнал от себя всеми силами. Об убийстве девушки не могло идти и речи, но эта мысль не могла не зародиться в голове. Все же, как он поступит будет зависеть только от Хинаты и её врожденной честности.

Вернувшись домой далеко за полночь, парень стал собирать рюкзак в далеко неблизкую дорогу. Также отослал пару клонов в круглосуточный магазин за провизией и кое-какими медикаментами, предварительно изменив их внешний вид. Будет странно, если кто-то проболтается, что герой деревни покупал трихлорметан (хлороформ для наркоза) прямо перед пропажей наследницы клана Хьюга. Уложив все нужные вещи, Наруто плюхнулся на кровать, но уснуть ему было не суждено. Сердце колотилось громко, а голова оставаться холодной.

Если рассуждать логически, сестер Хьюга будут охранять не количество, а качество. То, что с ними не будет Хиаши-самы, в разы упрощает замысел Узумаки, ведь глава клана очень сильный и опытный Шиноби, которого нельзя недооценивать. А вот Хинату и Ханаби можно. Хоть младшая сестра известна тем, что способнее старшей, она все равно еще ребенок, тем более очень самоуверенный. На то, чтобы обезвредить её, понадобятся секунды. Хината хоть и имеет больше боевого опыта, чем сестрёнка, она робкая и нерешительная, вряд ли от неё будет прок. Наруто сам ухмыльнулся своим мыслям, ведь сразу вспомнил с каким лицом она атаковала Пейна. Возможно с ней нужно будет повозиться. Так же с ними должно быть минимум двое, максимум четверо охранников ранга «джоунин» и пара слуг. М-да, немало народу, но Узумаки припрятал туз в рукаве.

Главное, не выводить представителей клана Хьюга из строя полностью. Хоть Наруто и был настроен на победу и понимал, что нет сейчас такого ниндзя в Конохе, что мог бы ему помешать. Но! Оставлять владельцев бьякугана беспомощными и без сознания посреди леса, он бы никогда не стал. Узумаки знает, насколько ценны их глаза, и как много людей хотят получить их, купив на черном рынке. Если младшую дочь главы клана и лучших бойцов лишат глаз какие-то бандиты, эти обстоятельства в разы усложнят преступление, которое он уже собрался совершить. Поэтому нужно обезвредить их, не вырубая. И, конечно же, каким-нибудь образом лишить на какое-то время способности использовать бьякуган, иначе далеко уйти с девушкой на руках у него не получится. А об использовании чакры Курамы или режима Санина и речи идти не может. Черт!

Это были простые нюансы, которые нельзя не учитывать. В бою мозг работает быстрее и забивать голову этим сейчас не стоит. Наруто интересовало одно, как отреагирует Хината на его безумную выходку. Что сделает он сам? Улыбнется, как веселый мальчуган и сделает вид, что это просто шутка? Или поставит перед фактом, что она его пленница? Хотя больше всего нужно было заботиться о том, как отреагируют Хиаши Хьюга и Шестой Хокаге.

Такая себе «Красавица и Чудовище» версия ниндзя! Вот только сможет ли эта принцесса полюбить истинную сущность монстра в условиях, где кунаи и сюрикены не будут плясать и петь ей милые песенки, добиваясь расположения к владельцу? Узумаки залился громким смехом от своих мыслей и параллелей! Они не в гражданском мире, в их среде сказки не действуют! Здесь есть только древние легенды о людях и событиях, о которых ты думаешь и надеешься, что все вышесказанное ложь. Любая сказка легко превращается в кошмар.

Наруто понимал, что если покинет деревню слишком рано, то может вызвать некие подозрения. Поэтому прошел через врата далеко за полдень, предварительно заглянув к Сакуре в больницу. Там немного поболтал с ней, пошутил и рассказал о том, что собирается отдохнуть, немного попутешествовать и потренироваться на горе Мьебоку. На резонный вопрос, «чего ты столько с собой набрал?», он ловко объяснился, что рацион жаб просто гадость и он максимально запасся раменом. После напарница пожелала Наруто хорошо отдохнуть, и он удалился через окно, направившись к выходу из Конохи. Дежурные, которые охраняли врата, тоже мило побеседовали с Узумаки, заботливо приказавшие быть осторожным.

Наруто было до безобразия приятно, что люди переживают, признают и ценят его. Неужели он готов легко отказаться от всего этого и будущего звания Хокаге ради своих агрессивных половых амбиций и одной непонятной девчонки, из-за которой он не может быть самим собой? Нет, не готов, но ничего с собой не может поделать. Это пагубное влияние дикого влечения к Хинате и его безразмерного самомнения. Он либо разберется с их чувствами один на один, либо потеряет все и себя вместе с тем.

Отойдя от деревни на оптимальное расстояние, Наруто применил технику перевоплощения, примерив на себя облик очень высокого мужчины, с длинными черными волосами, собранными в высокий конский хвост, и одним зеленым глазом, а другим карим. Добавив такую яркую примету, как гетерохромия, парень дополнительно обезопасил себя, тем самым дав ниндзя Конохи четкую примету, за которой они будут искать похитителя. Удобно устроившись на крепкой ветке дерева, начал ждать, обострив все свои чувства. Благо на чакру Хинаты он настроен, как Чоуджи на чипсы. Еще во время войны, он из-за страха за жизнь девушки даже слишком зациклил внимание на ней, из-за чего мог теперь чувствовать присутствие её чакры даже если не желает этого. Возможно эта деталь была еще одной причиной, по которой Наруто не мог выкинуть её из головы, из-за постоянного ощущения этой чакры. Все же иногда быть сенсором так бесит! Но сейчас это как никогда полезная способность.

Узумаки почувствовал прохладную, тихую, словно вода, чакру только через десять часов. Хорошо, что ниндзя умеют ждать… Даже слишком. Хьюга находилась в трех километрах от него на шесть часов. Недолго думая, он побежал в её сторону. Парень не позволял себе расслабиться, ведь понимал, что они его уже засекли. Бьякуган — штука непростая, особенно, когда может заметить муравья за двадцать километров, что Хината способна даже особо не напрягаясь. Возможности других Наруто не знал. Но то, что они уже какое-то время наблюдают и опасаются его, понимал бесспорно, ведь тяжело не напрячься, когда видишь в лесу странного ниндзя без повязки, который определенно чего-то ждет.

Когда парень спрыгнул прямо перед готовыми к драке Хьюгами, то чуть было не рассмеялся. В сопровождении наследниц было только трое людей! Двое джоунинов и одна служанка. Серьезно? Неужели Хиаши-сама настолько верит в мир, наступивший после Четвертой войны? Ну, нашему герою это только на руку. Он не сдержал презрительной улыбки, когда увидел эту малочисленную компанию. Дуэт охранников довольно слажено атаковал непрошенного гостья, но так и не сумели к нему даже прикоснуться. Женщина лет сорока с перепуганными белыми глазами просто оцепенела и не знала, что ей делать.

Хината же стала в боевую стойку между разразившейся дракой и Ханаби, защищая сестру. На ней, в отличие от младшей Хьюги, не было кимоно, она была одета в обычную одежду: короткие синие шорты, черная туника, туго перетянутая под грудью, чулки и босоножки, волосы были заплетены в тяжелую косу, а на бедре, как всегда, висел чехол для куная. В глазах горела злость и осторожность, она видела запасы чакры противника и не могла позволить себе сделать ни одного непродуманного шагу.

— Скучно, — буркнул Наруто, ведь его начали подбешивать эти кошки-мышки с двумя мужиками, которые старались достать его своим мягким касанием или воздушной ладонью.

Да, тайдзютсу Хьюг удивительное, защита непробиваемая, глаза всевидящие, но все равно арсенал техник маленький. Эти парни не ровня джинчурики, судя по тому сколько его ударов они уже пропустили. Наруто создал несколько клонов и пустил их в бой, но это было только отвлекающим маневром, ведь в следующий момент он высыпал на этих двоих нехеровое количество меленого красного перца.

— Что?! — шокировано вскрикнула Хината, она даже подумать не могла о такой развязке. Так просто? И так хитро. Бьякуган обезврежен за секунды. Она видела его на дереве и ждала, что он сделает, но такого предвидеть не могла.

После Узумаки подошел к одному из бойцов с намереньем вывихнуть руки, но не успех ничего сделать, так как инстинкты ниндзя приказали ему немедленно отскочить. Он не был особо шокирован, ведь допускал, что Хината может бросится в бой, но, если честно, не ожидал этого. Она словно гром среди ясного неба опустилась на землю там, где секундой раньше стоял Узумаки. Её руки обвивала чакра, принявшая форму львов, а глаза горели решительностью. Взгляд напомнил ему схватку с Пейном и это только разозлило. Тогда она защищала его, а теперь других. Что-то внутри ужасно взбунтовалось факту, что девушка так предана лишним людям.

— Ты не навредишь им, — тихо и четко, словно приказ.
— Ну, нападай, красотка, — ухмыльнулся он.

Джоунины ослеплены и травмированы. Нянька не у дел, похоже, у неё бьякуган даже не пробужден. Ханаби не знает, что делать, а вот Хината рвется в бой. Легче не бывает! Наруто бился с девушкой так, словно играл с ребенком и это её только выбешивало. Смотреть, как она старается держать лицо спокойным и не пропускать ни капли агрессии и ощущения собственной слабости. Но вдруг он почувствовал резкую боль в районе почек. Как оказалось, зря он снял со счетов младшую из принцесс, которая выждала, когда он расслабится и пришла на выручку сестре.

Хм, более-менее эта драка уже начала приобретать серьезные черты. Ведь девушкам не надо было рассеивать внимание, защищая кого-то, как джоунинам, и они не боялись серьезно травмировать противника, как Наруто. Ведь причинять им вред было и правда лишним. Теперь ему приходилось уклоняться от двух ловких Хьюг. Про себя Узумаки отметил, что обе они достойны быть лидерами. Умения на уровне, удары быстрые, но Ханаби яростнее, а Хината точнее. Не ему разбираться, в чем клан нуждается больше.

— Пора с этим кончать, — сделал вывод Наруто и понял, что, не травмируя, он от них двоих не отвяжется.

Откинув Хинату одним точным и сильным ударом ноги к дереву, он схватил Ханаби за руку ловким движением колена выбил локтевой сустав. Послышался ужасный хруст костей и девичий крик. Для Сакуры или Цунаде залечить такое пустяк, но в данный момент малышка драться уже не сможет. Ну, пусть поваляется на земле, держась за сломанную руку.

— Тварь, — прошипела старшая сестра, а в белых глазах с вздутыми вокруг венами вспыхнула ненависть и жажда крови. Наруто не хотел признавать, что от этого взгляда даже ему жутко. Она кинулась в бой еще яростнее, чем раньше, и теперь уклоняться было сложно. Немного зазевался и пропустил мгновение, когда она ударила воздушной ладонью. И вот теперь его очередь почувствовать каждым позвонком поверхность дерева.

— Молодец, — неосознанно и с улыбкой похвалил он, смотря ей в глаза. От этих слов девушка не на шутку замешкалась. Как будто «привет» из прошлого, перед глазами пронеслись их старые тренировки с Нэджи и то, как он её хвалил, хоть и редко.

Наруто уже был готов воспользоваться этим коротким оцепенением. Красная сигнальная вспышка рассекла небо. Оба стоящих на ногах ниндзя одновременно повернули головы в сторону служанки, в рука которой была ракетница на случай нападения, чтобы предупредить об опасности и вызвать подмогу. Хината только улыбнулась, радуясь смекалке женщины, а парень же понял, что дело пахнет керосином. Нельзя так глупо попасться!

Узумаки в облике незнакомца медленно подошел к Хинате. Она снова стала в боевую стойку, но драться у него уже не было намерений. Он мягко и властно схватил девушку за запястье и притянул ближе. Хьюга сама не поняла, почему не предприняла ничего, а только поддалась его действиям. Дальше думать она не могла, ведь сознание поплыло, как только этот странный незнакомец приложил к её лицу платок. Она ощутила какой-то слишком сладкий запах и отключилась. Наруто, не теряя ни секунды, удобно подхватил её на руки и умчался от места стычки со скоростью молнии.

Пути назад нет.

Влюблена в его лицемерие... Глава 4

Ответ не изменится

Очнулась наследница великого клана в странном месте и чувствовала себя ужасно. Оглядевшись по сторонам, Хината увидела лишь четыре белых стены. Кровать, на которой она лежала, была жесткая и неудобная, потолок режущего глаза белого цвета, кое-где начал трескаться. Ужаснее всего были две вещи: отсутствие окон и яркий свет от светодиодных ламп, что слишком слепил глаза.

Хината медленно поднялась с кровати и подошла к дверям, что были недалеко от кровати. За ними оказалась крошечная ванная комната, в которой был душ и унитаз. Вторые же двери, что однозначно исполняли функцию выхода, были закрыты на замок. Хьюга сильнее начала дергать ручку и уже хотела снести двери с петель. Но ничего не получилось.

Девушка оторопела, ведь для неё, как Шиноби, это было проще простого. Вот только она не чувствовала ни капли силы, ни капли чакры, ничего. Такого в её жизни никогда еще не случалось. Хьюга решила больше узнать о месте, где находиться, активировав бьякуган. Её ждал шок, так как ничего дальше белой стены она увидеть не смогла. И вот сейчас настало время для зарождения паники. Она Хината Хьюга, её украл не пойми кто не пойми зачем, она не знает где находится, её тело лишено чакры и из-за этого она не может даже использовать свой улучшенный геном.

Куноичи понимала, что сейчас все против неё, но нельзя терять голову. Несколько раз она глубоко вдохнула и выдохнула, чтобы успокоиться и подумать логически. Не могла она просто так лишиться чакры, тем более, что она хорошо помнила, что во время боя с похитителем особо не усердствовала, а в конце и вовсе глупо облажалась. Девушка почувствовала укол стыда за то, что посмела так оплошать на глазах у младшей сестры. Да только было не время о таком сожалеть, надо думать. В голову пришли два варианта: либо её чакру высосали специальной техникой, либо её накололи чакроподавляющими препаратами, она слышала о них, когда училась азам медицинских техник. Хьюга сразу же проверила руки и не удивилась, увидев на сгибе левой руки два следа от игл.

- Умный подонок, - прошипела девушки, сжимая руки в кулаки.

Пара миллилитров препарата сделали её беспомощной, без чакры использовать бьякуган и «мягкое касание» толку нет, а значит она сейчас словно обычая, мелкая, гражданская девка в беде. Да, Хинату нельзя назвать самой сильной куноичи, она не гений клана и далеко не главная героиня последней войны. Но и слабой считать никто не посмел бы. А сейчас она заложница в какой-то палате. Интуиция Хьюги буквально визжала, что это больничная койка, что такие стены только там. И что окон нет только в палатах для буйных… Да, именно отсутствие окна натолкнуло девушку на мысль о сумасшедшем доме.

В мозгу сразу всплыли факты о том, что после Великой войны Оричимару вместе с Пятой решили создать дом для душевнобольных Шиноби. Так случилось, что много молодых и слабых духом ниндзя из альянса оказались сверхмеры потрясены, после всей бойни. В Конохе большинство оправилось более-менее быстро, но не все деревни могли похвастаться такими результатами. Именно поэтому было решено создать место психической реабилитации Шиноби на краю страны Огня. Сначала идею встретили с энтузиазмом. Быстро начали строить, обеспечили всем необходимым от лампочек до тяжелых медикаментов.

Но в последний момент проект дома для душевнобольных был отложен на лучшие времена. Во-первых, Каге скрытых деревень выразили беспокойство из-за сложностей транспортировки больных в страну Огня и было принято решать психические проблемы ниндзя на местах. Вторым же очень важным вопросом было отсутствие в Конохе квалифицированных психиатров и психотерапевтов, что могли бы справиться с пациентами-ниндзя.

В первую очередь, больница не работает из-за отсутствия подходящих кадров. Эту проблему Цунаде взялась исправлять с небывалым энтузиазмом, она пообещала, что подготовит идеальных специалистов всего за четыре года, после чего можно будет перерезать красную ленточку у входа в лечебницу, которая будет обслуживать не только ниндзя, а й гражданских, которые будут нуждается в починке шестеренок в мозгах.

Интуиция редко подводила Хинату. Но если она и правда в дурдоме для Шиноби, то человек, что её украл должен был быть обо всем осведомлен на высших уровнях. Ведь если она сейчас в палате на минусовом, подземном этаже для особо опасных, то этот кто-то должен был знать не только расположение больницы, но и её строение, а еще иметь доступ в закрытое на время помещение, к которому просто так не добраться, не пройдя множества ловушек. Этот кто-то должен был быть приближенным к Каге и Цунаде-самы или участвовать в строительстве самого сумасшедшего дома. Или и то, и другое. Но Шиноби, который напал на неё и её людей был незнакомцем, она могла поклясться, что никогда его не видела и он не из Конохи. Значит он не должен знать о этом проекте.

Может её чутье подвело, и она сейчас просто в каких-то катакомбах, комнаты в которых очень похожи на палаты? Может это какая-то глупая шутка Оричимару и ему скучно? Или не шутка и ему захотелось забрать себе её глаза? Нет, это глупость. Если бы он хотел, она бы уже была слепа. Ему не зачем накачивать её чакродепрессантами и запирать в комнате, так от неё не будет толку. И бред это, недоверчивый бред человека, который все еще не верит этому змееподобному существу. А для него мир с Конохой сейчас важен, ведь нет ничего дороже провидения своих экспериментов в полном спокойствие.

Кто же это? Кто посмел сделать такое в мирное время? Как это посмели сделать с ней, с Хьюга? Неужели кто-то хочет опять посеять раздор между деревнями? Раньше уже были распри из-за желания скрытого Облака завладеть бьякуганом. Но глаза опять-таки на месте. Значит кому-то она нужна такая бессильная и жалкая, испуганная и растерянная, непривыкшая к таким обычным ограничителям взора, как стены. Они давили на неё. Все бы было не так, если бы она знала, что за ними или кто, а так они оставались её клеткой, все что у неё было это несколько квадратных метров, а за ними неизвестность, к которой наследница клана Хьюга совершенно не адаптирована. Хината чувствовала себя почти что слепой и зажатой в угол. Как люди с обычными глазами так живут?

От размышлений девушку отвлек звук отпирающегося замка. Похоже хищник решил навестить свою добычу. Хината буквально вскочила и быстро подошла к дверям, за которыми должен был появится её похититель. Она помнила высокого парня с разноцветными глазами и без протектора. Она не хотела с ним много говорить, в её глазах горело желание отбить ему все органы и оставить подыхать. Злоба билась в груди от осознания того, что чужой человек вторгся в её спокойным мир, напал, ранил сестру, украл её, накачал лекарствами, от которых раскалывается голова и немного жжет в районе солнечного сплетения. Он негодяй, что запер её в этом ужасном помещении, где тяжело дышать и с трудом получается сдерживать мелкую дрожь. Хьюга видела его лишь раз, но уже ненавидит этого ублюдка.

Дверь распахнулась и сердце заложницы пропустило удар, а язык словно онемел. Её шок выдавали слегка приоткрытые губы. Наверное, она собиралась что-то сказать, но потеряла дар речи, когда увидела человека перед собой. Золотистые волосы, яркие небесного цвета глаза, широкая белозубая улыбка, красивая смуглая кожа. Перед ней стоял Наруто. Это шокировало, даже немного пугало. Первой здравой мыслю было то, что её поймали в гендзюцу и хотят одурачить. Наверное, у неё все на лице написано, ведь парень перед нею залился негромким смехом, после чего сказал:

- Хината, я не иллюзия.

И тут все стало проще и даже немного понятней. Человеком, перед которым она спасовала на подсознательном уровне мог быть только Наруто Узумаки, больше никто. Она ведь видела! Видела, но не заметила. Поток и характер чакры похитителя был так знаком, но его облик смог сбить её с толку. Именно ощущение знакомой, любимой чакры смогло заставить Хинату потерять бдительность и поддастся нападающему. Почему же она сразу не узнала в том теплом ветряном потоке Наруто? Или что-то в её голове отвергает нюансы, связанные с ним? А сердце наоборот становиться мягче, когда он рядом.

Хьюга жадно, все еще со злостью и с неверием всматривался в лицо, на котором знала каждую черту. Ведь эта реальность была такой абсурдной! Не мог герой всей её жизни просто так напасть и ранить членов родного клана, похитить, после чего накачать лекарствами и запереть в психушке. А в последнем она уже не сомневалась, ведь Наруто был одним из первых волонтеров, что помогали в постройке здания, а про безграничный кредит доверия к нему Пятой и говорить нечего. Если бы надо взять кого-нибудь в заложники и не опасаться незваных гостей, лучшего места не придумать. И кто додумается искать их под землей… Гениально, черт возьми!

- Ты моя пленница, - все так же с улыбкой произнес блондин, неловко почесывая голову рукой. Его выражение лица и поведение резко контрастировало со словами и с ситуацией в целом. Чувствовалась сильная фальшь, которую она уже давно не ощущала.

- Что ты такое несешь? - выдавила из себя наследница клана Хьюга. - Зачем тебе это, Наруто?

Казалось его веселила данная ситуация. Узумаки сделал шаг на встречу девушки и оказался очень близко. Когда дверь за его спиной закрылась, он взял в ладони лицо девушки и, наслаждаясь своим превосходством, уверенно произнес:

- Мы должны кое-что прояснить. А именно твое поведение на протяжении целого года. Так же я хочу услышать, что ты меня любишь и получить то, что мое по праву. Тебя.

От такого наглого и высокопарного заявления Хината буквально подавилась воздухом. И, вывернувшись из рук похитителя, отошла к кровати, пытаясь выровнять дыхание. Для неё было откровенным шоком то, что Узумаки так смело заговорил о любви, которую так долго не замечал. О её любви к нему! Из всего вышесказанного получается, что он все время знал о её чувствах и просто целенаправленно игнорировал их. От понимания этого становилось больно, но она сумела подавить приближающий приступ горечи.

Наруто серьезно опоздал со своим вымогательством прав на её сердце. Это стоило сделать после битвы с Пейном, в крайнем случае до Четвертой великой войны. Сейчас, когда в её душе минимум чувств и максимум обязанностей, худшее время для его игры. После смерти брата, Хьюга очень тщательно пересмотрела свои взгляды на мир и алгоритмы принятых ею решений. То, что она увидела, ей не понравилось. И усталой, детской, безответной любви к солнечному мальчику пришлось уйти на вторые роли в спектакле её жизни.

До этого дня объект её любовного помешательства все устраивало. Как ни странно, её тоже, у неё даже появился шанс избавиться от этих чувств. Уже почти получалось. Но одним своим видом, одной улыбкой в дверях этой чертовой палаты он уничтожил её старания перерасти любовь к нему.

Хинату этот факт даже злил. Она была не готова вот так столкнуться с Узумаки лицом к лицу. Наруто же это не волновало. Он словно ребенок, что затеял увлекательную игру, смотрел на неё и ждал хоть какой-нибудь реакции. Ожидание таковой его бесило, хотя он не показывал этого, давая девушке время собрать свои мысли в кучу и сообразить ответ. Не выдержав тишины и вида её прямой спины, парень быстрым шагом подошел к ней и повернул её лицо к своему, держа за подбородок, спросил:

- Так и будешь отмалчиваться?

Ответом ему стала звонкая пощечина маленькой ладошкой девушки. Как бы она хотела, чтобы в ней была чакра. Он бы не отделался хлопком по щеке. Но сейчас она так ослаблена, что не уверенна, что второй удар не собьет с ног её саму. Какую же дозу он загнал в её вены? Уж точно не маленькую, если ей так плохо и кружится голова.

- Хм. И правда, очень мягкое касание, - с издевательской улыбкой произнес блондин с мягким весельем в глазах.

Эти слова были стимулом для второго удара Хьюги по наглой морде носителя Лиса. Она вложила в него еще больше силы, чем в предыдущий, но желанного результата не было. Лицо Наруто даже не дрогнуло, он все также самодовольно улыбался, глядя на её слабые злобные выпады. Он только поддержал Хинату за плечи, когда она резко пошатнулась, наверное, от головной боли. Его жесты не были нежными, скорее наоборот резкими и полными нетерпения, которое он пытался скрыть. Пальцы Узумаки немного дрожали. От возбуждения и проблематичности ситуации или же от того, что Хьюга позволила себе слишком много.

Она не понимала природу его гнева, мозг был слишком занят собственным. А злиться ей, конечно, было на что. Больше всего бесило то, что он оставил её без капли чакры и бьякугана, без них она была словно полупустая оболочка и это нагоняло тоску еще сильнее. Он весь такой сильный, сильнейший в мире Шиноби человек сделал её слабой куклой в его непонятной затее. И все ради того, чтобы она призналась в том, в чем не уверенна. Все становилось похоже на какой-то глупый кошмар, который бы ей никогда не приснился.

Хоть снаружи Хината источала ярость, внутри же росло отчаяние, которое родилось из взгляда некогда любимого человека. Голубые глаза не были теплыми, они смотрели с холодом и жесткостью, с вызовом и желанием подчинить её. С таким взглядом обычно живут представители семьи Хьюга. Этот факт и стал последней каплей в чаше самообладании белоглазой.

- Наруто, ты что решил стать нукенином? С ума сошел?! - все больше злилась девушка. - Наделал столько глупостей из-за своего дурацкого эго!
- Нукенином? Не смеши меня. Наруто сейчас на источниках, наслаждается отпуском. А тебя похитил непонятный, несуществующий ниндзя. Пусть ищут кошку в темной комнате.
- С бьякуганом это проще простого, - опасно понизила голос Хьюга. - Неужели ты настолько уверен, что нигде не облажался?
- Да.
- Зачем? Зачем ты все это сделал? Напал на моих людей? На мою сестру? Зачем приволок меня сюда, заявляя, что я пленница. Я не понимаю тебя, Наруто
- А я не понимаю тебя! - со злостью крикнул парень, подойдя ближе к куноичи. - И сделал я это все, чтобы наконец-то во всем разобраться. Коноха не рассыплется, если нас пару дней там не будет.

По спине Хьюги пробежали мурашки от этого голоса, от злобы, что ощущалась в его тоне, больше никакой солнечной наивности. Смотря в эти знакомые и одновременно чужие голубые глаза, она понимала: парень опасен. Из-за этого ею одновременно одолевали и страх, и агрессия. Кто этот Наруто? И что он вообще позволяет себе?! Она не будет игрушкой.

- Отпусти меня. Я не намеренна ни в чем разбираться.
- Наверное, до наследниц великих кланов медленней доходит. Ты здесь и сейчас моя пленница. А они не диктуют правила.
- Если ты отпустишь меня сейчас, - продолжила она ровным голосом, будто он ничего не говорил, - никто не узнает об этом. Я что-нибудь совру, а ты отправишься отдыхать. И мы больше…
- Я сказал нет.
- … больше никогда не вспомним об этом.

- Почему ты игнорируешь то, что я говорю? - прорычал он, хватая девушку за запястье, на что она резко посмотрела в его глаза и четко произнесла: - Да потому что ты несешь бред, Наруто. Одержимый бред, который меня пугает и бесит. Слушать его я не намеренна. С тобой что-то случилось. Я не знаю, что, но чувствую…

- Хината, случилась реальность! Я такой, каким был всегда. Или ты, как и большинство идиотов, думала, что я умею только улыбаться, помогать всем, кому не лень, жрать рамен и болтать о дружбе и титуле Хокаге? Может я тебя удивлю, но у человека больше эмоциональных функций. Я человек. И ты тоже. Можешь сколько угодно притворяться милой и робкой принцессой, но я видел, как ты смотришь на врага. В этом хрупком теле, - он тыкнул пальцем ей в грудь, - живет кровожадный убийца.

- Хм, «кровожадный убийца»? Так люди и реагируют, когда посторонние угрожают тому, кто тебе дорог. Или ты видишь только то, что хочешь видеть? - парировала Хьюга.
- Да что с тобой случилось, Хината?! - крикнул Наруто, словно ребенок, ведь совершенно не понимал и отказывался верить в холодность девушки.
- Просто я уже давно задала себе вопрос: не слишком ли долго я ношусь с этой безответной любовью? Ответ: слишком.

Пальцы блондина перестали сжимать предплечья куноичи.

- Тогда посиди здесь и задай себе этот вопрос еще раз, а потом еще и так, пока ответ не изменится. Пока ты не поймешь, что твое место рядом со мной.
- Он не изменится. Ты опоздал, Наруто

После этих слов Узумаки просто вышел из временной тюрьмы, тихо закрыв за собой дверь. Хината же склонила голову на руки и беспомощно взвыла.

- Наруто, я никогда не думала о тебе так «как все», - произнесла она, но парень, конечно же, не слышал этих слов. - Что же ты задумал, черт возьми…

Хьюга была зла и растерянна. Она не ожидала от себя такого поведения с Узумаки, но возможно перерыв в общении длинною в год и смерть брата все же что-то сдвинули в её характере. Да и перед ней был далеко не тот Наруто, перед которым она заливалась краской и падала в обморок. Ей открылись агрессия, хитрость и подлый эгоизм.

Никогда бы раньше она не подумала, что эти слова будут характеризовать его. Как же больно по сердцу резануло то, что он почти требует от неё любви. Наруто жаждет, чтобы она, как раньше, была преданна ему, несмотря ни на что. Вот только сейчас уже поздно. У Хинаты появились собственные обязанности и цели, она больше не в том состоянии, чтобы тратить все внимание и эмоции на детскую влюбленность. Война слишком широко раскрыла ей глаза, разбив розовые очки.

Влюблена в его лицемерие... Глава 5

Голодовки не будет

Коноха. Квартал «Хьюга»

За закрытыми дверями вершился суд. Старейшины и глава клана Хьюга решали, какого же наказания заслуживают двое джоунинов из Младшей ветви, что не уберегли главную наследницу от похитителя. Все понимали, каким будет решение, а обсуждение только для вида. Потеря Хинаты стала для клана тяжелым ударом, ведь её не только любили за доброту, но и уважали за жесткость, которую она знала, когда применить. За последний год она делала все, чтобы быть достойной вести за собой таких гордых и сильных людей, как ниндзя клана Хьюга. А сейчас её нет. И никто не знает увидит ли её снова.

Больше Хиаши была взволнована только младшая сестра похищенной. Ханаби не покидало чувство незавершенности. Она понимала, что что-то не так в этой ситуации. Переживания за сестру не дали ей уснуть этой ночью. Исцеленный Сакурой локоть не болел, но она не могла не вспоминать битву в лесу. С одной стороны, ей было горько, ведь злоумышленник играл с ними, как с котятами. С другой, было очень приятно, ведь они с Хинатой вместе, идеальным дуэтом дрались с гадом. И все же… Хинаты рядом нет. В полном провале не может быть светлых моментов.

Ханаби ужасно боялась за сестру, ведь никто не знает, какие планы в этого незнакомца на старшую из принцесс Хьюга. Она уже может быть слепой, а может и того хуже, мертвой. Все вокруг только нагнетали обстановку. Сакура пылала в тихой злобе, ведь ей не разрешили участвовать в операции поиска Хинаты. Ино была настолько убитой, словно уже отстояла похоронную церемонию по её сестре. Шикамару скрывал свой шок и злость за напускной апатией и самоконтролем, его и назначили лидером в миссии по спасению девушки.

Нара взял в отряд несколько умелых Хьюг и двоих товарищей Хинаты. Киба от злобы и агрессии не мог места найти, оставить его в Конохе было бы глупой идеей, Шино хоть и казался спокойным тоже переживал за девушку. Они отправились на поиски на следующие утро, после похищения. Прошло уже два дня, а результатов никаких. Почти вся деревня стоит на слуху из-за пропажи старшей дочери Хиаши. И только главного человека, который должен был её искать не было на месте. Наруто Узумаки отдыхал не пойми где не пойми с кем, пока его друг в беде, и связаться с ним никак нельзя.

Ханаби хочет поговорить с отцом о том, что её гложет от самого происшествия в лесу. Но она не решалась с ним заговорить, ведь с каждым часом отсутствия Хинаты, он все больше напоминал лед. Вот только сегодня у неё нет права отступить. Хоть это и запрещено, младшая наследница с помощью бьякугана подсмотрела за секретным советом клана, который её шокировал. Никто из старейшин и не надеялся на то, что Хината когда-нибудь вернется, на ней словно поставили крест. Хуже всего было то, что отец молчал и этим поощрял их говорить всякий бред. Потом подняли вопрос о казни двух телохранителей принцесс, которые так позорно проиграли какому-то проходимцу и позволили наследницам самим сражаться. Было решено применить смертельную кару с помощью печати «Птица в клетке».

Для Ханаби это было совершенно не приемлемо! Она не стала врываться во время совещания, ведь этим бы только опозорила отца, но и совсем молчать не собиралась. Когда все разошлись по своим обыденным делам с каменной маской серьезности на лицах, девушка ворвалась к отцу и захлопнула за собой двери.

Хиаши поднял на дочь измученный взгляд и не удивился, увидев её, источавшую злость и уверенность. В этом и была пропасть между сестрами, одна готова решать все напускной уверенностью и нажимом, другая будет скрываться под личиной жертвы до тех пор, пока наглец не перейдет черту и в целях дисциплины сломает ему хребет. Раньше глава клана этого не замечал. Но война сильно изменила Хинату, и она перестала все время прятаться за своей виктимностью. Он перестал считать её паршивой овцой в их белоглазом стаде, признал, что она не хуже своей младшей сестры. Они такие разные. И никогда не смогут заменить друг друга. Поэтому Хиаши сейчас так больно. Ему совершенно не хотелось сейчас ни видеть, ни разговаривать с Ханаби, хоть он и понимал, что она ни в чем не виновата.
- Папа, не надо! - громче, чем планировала произнесла девушка, сев напротив отца.
- Ханаби, это не твое дело, - вдохнул он, сразу поняв, о чем идет речь.
- Он просто был слишком силен. Это не их вина.
- А чья тогда?
- Твоя, - одно слово, словно пощечина, - Потому что ты отправил с нами так мало людей. Но я уверенна, что против него это бы не помогло.
- Что ты имеешь в виду? - строго спросил глава Хьюг.
- Этот ниндзя силен, очень силен. Да, а еще хитер и самодовольный. Но он охотился точно не за глазами. Он мог забрать их в Хидзуо и Коми, он мог забрать мои, но не сделал этого. Мы все были у него в руках, отец. У него была возможность стать владельцем четырех пар развитых бьякуганов. Логично сделать вывод, что ему нужно не это. Разве ты об этом не думал?
- Думал.
- Я считаю, что… - запнулась она.
- Ну же, поделись.
- Я думаю, что все это было только из-за сестренки, ему нужна была она с самого начала. И то, что он старался максимально не навредить нам, - хмыкнула девчонка, смотря на свою уже вылеченную руку, - у него не враждебные намерения.
- Он украл мою дочь и твою сестру! - рыкнул Хиаши.
- Я думаю, он влюблен в неё! - резко продолжила младшая наследница, словно не слышала предыдущей реплики отца, который откровенно опешил от её слов. - Перед тем, как убежать, он так нежно коснулся её, чем полностью шокировал и обезвредил сестренку. Почему-то я уверенна, что он не причинит её вреда. Интуиция…
- Ханаби, - снисходительно начал он. - Мы не можем оставить все так, потому что тебе кажется, что этот ниндзя просто влюблен в неё и весь такой хороший. Он напал на наших людей, он выкрал главную наследницу, у него не было протектора, скорее всего, он нукенин, а ими становятся не от хорошего поведения. Кем бы он не был, мы должны найти его и наказать.
- Ты хочешь убить его.
- Я? Очень! Но такие приказы в руках Хокаге.
- Отец. Не смей убивать Хидзуо и Коми с помощью печати. Когда вернется Хината, она этого не потерпит. Ты же это знаешь.

От последних слов Ханаби у отца по спине пробежали мурашки. Хината и правда озвереет, если узнает, что её людей жестоко убили из-за того, что они просто оказались слабее кого-то, но все равно были готовы положить свою голову, защищая его дочерей. И почему он до сих пор не мог сказать себе: «Хината вернется», почему ему это не приходило в голову? Он все еще считал её слабой, для него она все еще маленькая девчонка, которую пыталось украсть Облако, она не Нэджи, не гений. Но Ханаби в неё верит, даже нет, она знает, что сестра так просто не проиграет. Эти мысли вызвали улыбку на измученном лице Хиаши.

- Я пощажу их, - тихо выдохнул глава Хьюг.
- Спасибо. Это было бы огромной ошибкой. И не теряй веру в старшую сестру.
- Знаешь… Ханаби, то что ты сказала злит и беспокоит меня еще больше, - с подавляемой злостью и едва слышным рычанием произнес отец. - Ты сказала, что похититель влюблен в неё, ведь так?
- Это мое мнение. Не думаю, что в других случаях парни так смотрят на девушек, так аккуратно нападают, не ранят и даже хвалят. Он определенно знал её и у его есть к ней чувства. Вот только для Хины он был незнакомцем, так я думала сначала.
- Сначала?
- В конце схватки, когда я уже была на земле, а Юка выстрелила ракетницей, он подошел к ней, властно и нежно взял за руку и притянул к себе. Сестра замерла в каком-то шоке. Может она узнала его или что-то другое. Ему хватило секунд, чтобы усыпить её и скрыться. Он очень быстр. Даже бьякуган улавливает эту скорость с трудом.
- Но, Ханаби. Ты же знаешь, что сердце твоей сестры занято…
- Да, это всем известно, этим героем-глупцом Узумаки! Только до него никак не дойдет…
- А её верность этой детской любви шокирующе безгранична, - подводил все ближе к своей теории Хиаши, он всегда знал, но впервые вслух сказал о чувствах дочери к джинчурики.
- И ответить похитителю она уж никак не сможет… - понимала она, но все же гнала от себя дурные мысли.
- Ханаби, тебе очень повезло, что ты не знаешь, что испытывает и как ведет себя отвергнутый и униженный мужчина. Я боюсь, что он все же сможет навредить Хинате. Злость и гордость управляют мужчинами лучше, чем любовь.

Младшая Хьюга нервно сглотнула, смотря на сжатые кулаки отца. Она не хотела даже думать о том, что кто-то посмеет даже прикоснуться к её сестре с грязными мыслями, что сможет обидеть её. Да у кого хватить грязи внутри, чтобы насиловать такое чистое и милое создание, как Хината?! Это и ставало ответом, ведь это мог быть кто-угодно. Девушка была настолько красива и мила, такая чистая, что о ней грезило много парней и мужчин разных возрастов. Дай им только шанс, и они все бы скинули свои благородные маски, превратившись в похабных животных. Отец с сестрой украденной Хьюги это понимали, от этого ставало только гаже на душе. Ханаби, которая уже навыдумывала теорий о милом парне с тайной влюбленностью в её сестру, столкнулась с жестокой реальностью и поняла, насколько она еще наивна и в какой опасности её сестра. Теперь можно забыть про сон.

***
Солнце уже пряталось за горизонтом. В это время суток в лесу было просто волшебно. Сквозь листья деревьев пробивался красно-золотой свет, а небо переливалось багровыми оттенками. Красота… Но под землей, в палате, где была заперта наследница клана Хьюга, о таком можно было только мечтать.

Находясь в слишком белом помещение, девушка абсолютно потеряла счет времени, казалось, что весь мир остановился. Хотя логично, что это не так. В комнате не было часов, поэтому она понятия не имела, какое время суток. День сейчас или ночь? Непонятно. А еще эта лампа, свет в которой не выключался. В комнате включателя не было, очевидно освещение в отделении для «трудных» пациентов контролировалось извне, как и все. Странно, что все же в этой комнате есть внутренний санузел, возможно это и ошибка планировщика, но явно она ей сейчас на руку. А еще выгодней похитителю, ведь не надо забивать голову нуждами жертвы.

В голову девушки лезли странные мысли, с одной стороны она хотела бы, чтобы в комнате стояли часы, и она хоть так бы могла контролировать свое сознание, с другой же тиканье часов сейчас бы только нервировало и сводило с ума и плевать, который час они показывают. Белые стены, которые давили и скрывали от неё весь мир. Всепоглощающая тишина. Полное одиночество. Препараты в крови, из-за них она полностью обезврежена и в ужасном состоянии, когда теряешься в своих мыслях и упрямо не хочешь верить в сложившуюся ситуацию. Но хуже всего понимание того, что на это все тебя обрек близкий человек, хороший друг и, что хуже всего, некогда любимый человек и пример для подражания.

Весь её мир, представление о людях, даже принцип доверия к близким ломались в голове белоглазой Шиноби. Наверное, в чакроподавителях есть какой-то процент наркотиков, ведь сначала было больно и неприятно из-за пропавшей чакры, а сейчас она была через чур расслаблена и словно не в своем теле, хотя все ощущала и контролирована. Мысли были как в тумане, но не исчезали. Хината закрывала глаза и старалась думать о чем-то отвлеченном, чтобы отчаянье ослабляло хватку. Ханаби, отец, Ко, Ино и Сакура, её сад в квартале Хьюга, Киба и Акамару… И Нэджи, их тренировки, его смерть, будущие, что она для него хотела. И все эти мысли каждый раз уничтожала яркая лампа с её жестоким белым светом, стоило девушке открыть глаза.

Вдруг у неё заурчало в животе. Это напомнило о том, что Узумаки уже дважды предлагал ей поесть, но она оставалась непреклонна и не желала его видеть. А о том, чтобы есть рядом с ним и речи идти не могло. Хьюга была еще слишком зла, слишком разочарована, слишком разбита. Ей было и больно, и одновременно правильно. Почему-то, где-то подсознательно, она понимала, что солнечность Наруто не вечная. Не может быть человек так непробиваемо добр. Как и она не настолько совершенно милая и чистая, как думает большинство. Мы все носим маски и отыгрываем свои роли. Она не могла судить за это Наруто. За то имела полное право злится на то, что он с ней сделал, и должна сопротивляться.

Услышав звук отпирающегося замка, Хината и бровью не повела. Девушка даже не удостоила парня взглядом, только отвернулась к стене, чтобы совсем его не видеть. Она знала, что так быстро он её не выпустит, а говорить им не о чем.
Хината слышала, как он поставил что-то на пол рядом с кроватью, после почувствовала, как под его весом прогнулась кровать. Она не смогла бы отрицать того, что от его касания к её плечу, по телу пробежали сотни мурашек. Но результатом чего же они были? Страха или трепета?

- Голодовки не будет, - четко и жестко произнес Наруто, сжимая пальцы на хрупком девичьем плече, после чего резко нажал на него и повернул пленницу к себе лицом.

- Я не хочу есть, - так же жестко ответила она, холодно смотря в голубые глаза своими белыми. И, словно предатель, в этот момент её живот опять заурчал.

- Хм, совершенно не хочешь, - от его самодовольной ухмылки и давящего чувства превосходства у Хинаты вскипела кровь. Она чувствовала, как щеки багровеют, сердце хочет выпрыгнуть, а кулаки сжимаются и норовят еще раз съездить по улыбчивой роже блондинистого наглеца.

- Не буду, - злобно кинула Хьюга, пытаясь снова отвернуться, но его рука, словно каменная, удерживала девушку в одном положении. - Пусти же меня! Оставь в покои…

Очевидно в Узумаки были совершенно другие планы. Сначала он все же отпустил куноичи, но в следующий миг из дыма появились две его теневые копии. Глаза Хьюги наполнились испугом, когда одна из них подняла её в сидячие положение, после чего схватила за руки и обездвижила, заломив их у неё за спиной. Второй же клон надавив на челюсть открыл её рот и удерживал его в этом состоянии. Настоящий же Узумаки сел на её ноги, не давая возможности пошевелиться, и поднял оставленную на полу тарелку с рисовой кашей и ягодами. Похоже это был один из тех видов полуфабрикатов, что Шиноби берут с собой на миссию.

- Сначала я планировал угостить тебя раменом, но в таком положении ты бы им скорее удавилась, чем насытилась. Поэтому выбрал кашу. И советую не вырываться, иначе я могу нечаянно сломать тебе челюсть. А этого мы оба не хотим.

Он говорил расчетливо и не спеша, глаза его тоже были спокойны, как и голос. И только в глазах куноичи застыла паника. Насильная кормежка ради её здоровья сейчас больше напоминала психологическую пытку. В этот момент она и правда почувствовала себя словно пациентка психушки.

В белых хьюговских очах читались мольба и приказ одновременно, две крайности её странной натуры. Это только подливало масло в огонь, что горел в душе парня. Наруто зачерпнул немного рисовой каши ложкой, после чего отправил её в зафиксированный открытый рот Хинаты. Как только еда оказалась внутри, клон насильно закрывал её челюсти и не отпускал, пока она не проглотит пищу. И это повторялось с каждой ложкой.

Было унизительно, больно и неприятно. Она бы уже давно сдалась, согласилась есть сама, только бы прекратилось это безобразие. Но Наруто и клоны держали её слабое тело слишком сильно и, очевидно, планировали довести дело до конца. Хьюга не могла пошевелиться из-за веса оригинала на себе и крепких рук его копий. Она уверенна, что на руках останутся синяки. Слез не было, она решила оставить их для себя. Хината не упадет еще ниже перед этим человеком.

Когда с едой было покончено, Наруто рассеял клонов. Руки Хьюги, словно у безжизненной куклы, безвольно опустились, а рот был немного испугано приоткрыт. Огромные глаза казались еще большими от шока, она не мигая смотрела перед собой, желая раствориться в воздухе, проснуться в своей комнате, в Конохе, больше никогда не вспоминая этот кошмар. Узумаки отставил тарелку и слез с её ног, окончательно вернув девушке свободу движений. Но она не спешила ею пользоваться, так и оставаясь в легком трансе.

- Это был урок. Надеюсь, повторения не потребуется и в следующий раз ты будешь благоразумней и съешь все сама. Ведь так? - с легким нажимом спросил Узумаки.
- Да.
- Не слышу.
- Не понадобится. Я буду есть сама, - едва не плача, произнесла брюнетка, стараясь не смотреть на парня, а сквозь, словно говорит сама с собой.
- Умница.

Наруто понял, что переусердствовал со своей жесткостью и слишком напугал любимую. Но все же она сама виновата. Даже если она не хочет видеть его, не правильно вредить себе. И дело вовсе не в этом. Она своим поведением и презрением опять делает ему больно, девушка совершенно не понимает, что он чувствует и как мыслит. Возможно Хината еще просто в шоке от похищения, из-за него и не способна воспринимать картину в целом. Или потому, что Наруто ничего ей не рассказал начистоту. Сейчас он просто убивает все то, что она взращивала в себе все годы их знакомства. И это уж никак не должно случиться.

Пока девушка была словно в трансе от того, что происходило пару минут назад, а в глазах стояли слезы страха и обиды, которые так и норовили скользнуть по белоснежным щекам, Наруто решил сделать то, о чем давно грезил. Он взял её лицо в ладони и притянул к своему. Поцелуй, такой долгожданный и такой неуместный в данной ситуации.

Хината не сразу поняла, что происходит. Реальность к ней доходила с опозданием на несколько долей секунды. Она не отвечала, но и порыв оттолкнуть блондина от себя тоже подавила. Её первый поцелуй не должен быть при таких обстоятельствах, но он должен был быть именно с этим человеком. Вот только радости она никакой не почувствовала. Все же настойчивые и умелые губы Наруто заставили её слабо, но ответить ему. Приоткрыв рот, давая волю чужому языку, Хината думала, скольких фанаток он использовал ради собственных утех.

Поцелуй был долгим, но смог лишь немного расслабить Хьюгу после «трапезы». Разорвав их губы, Наруто посмотрел в её глаза, что ярко выражали совершенное непонимание и боль. Не вынося этих глаз, Узумаки молча взял пустую тарелку и вышел из белой темницы девушки, оставив её один на один с ненавистной светодиодной лампой.

Влюблена в его лицемерие... Глава 6

Глава 5. Слова, которые долго молчали

Мало-кто знал, что принцесса Хьюг больше всего не любила белый цвет. Он символизировал свет, чистоту, мягкость, но все равно был ею нелюбим. Белые глаза клана. Её неестественно белая кожа, такой не было ни у отца, ни у Ханаби, единственная черта, что объединяла Хинату и Нэджи. Белое, всегда идеальное, кимоно брата она тоже не любила. Цвет, из которого она слеплена, просто сводил с ума, всегда ассоциировался с неприятными вещами, всегда был катализатором боли из-за отличий куноичи от других людей.

А сейчас она в белой тюрьме, что давит на неё. Здесь тяжело уснуть и противно просыпаться. Хината пытается понять, сколько времени она уже провела в этом тихом кошмаре. Но не может. Она не знает, сколько времени спала, пять часов или пятнадцать минут. Пока бодрствует старается считать секунды, но сбивается из-за приступов тревоги, внутренней паники, которую пытается подавлять. Ей очень плохо, очень горько и даже страшно. Но Хината слишком горда, чтобы это признать. И боится она не Наруто, а этой закрытой белой коробки, неизвестности за ней, пустоты внутри себя, ненависти и ощущения того, чего нет. Возможно, это все последствие лекарства? А может просто едет крыша.

Несколько раз к ней заходил Наруто, принося рамен. Хьюга послушно все съедала, чтобы больше не напороться на силовое решение проблем. Но она все равно отворачивалась от него, показывая, что не желает даже видеть и вся эта ситуация ей противна. Хотя на самом деле была рада его присутствию, ведь так приятно было находиться в этой комнате не одной.

Он не пытался с ней заговорить, не целовал и даже не прикасался, но был рядом, она слышала его дыхание, боковым зрением следила за его движениями, сдерживалась от бессмысленного нападение на похитителя, сухо благодарила за еду. Каждый раз она хотела попросить его остаться подольше, но не делала этого из-за той же гордости. Узумаки слишком ужасно повел себя с ней, чтобы она о чем-нибудь его просила.

Сейчас пальцы куноичи снова пробирала дрожь. Чтобы успокоиться Хьюга решила сходить в душ, который, к счастью, был в её расположении. Хоть тело и перестало мучиться от слабости, тревога все еще не покидала голову. Всё вокруг заставляло нервничать. Сколько еще она продержится?

Сбросив одежду, Хината зашла в душевую кабинку и открутила кран с горячей водой. Девушка едва сдержала вскрик, когда на неё крупными каплями начала падать ледяная вода. Девушка собиралась сразу же закрутить кран, но заметила, что весь мир поменял свои краски. Накатила новая волна шока, когда девушка поняла, что она в стане активированного бьякугана. Значит действие медикаментов проходят, а силы возвращаются! Восхищение от использования генома настолько захватило её, что она перестала даже ощущать холод. Взор бьякугана еще был слаб, ведь чакры в теле девушки было слишком мало. Но она могла увидеть, что происходит за стеной ванной комнаты.

Хьюгу совсем не удивило, что Наруто поселился рядом с ней. Хоть она и понимала, что даже мизерные капли силы стоит беречь, она не удержалась от соблазна подглядеть за своим надзирателем. В его комнате все было также, как и у неё, жесткая кровать, белая лампа, пустые стены. Узумаки лежал на койке и не отрываясь читал книгу «Тактика боя».

Даже сейчас он не тратит время зря, а просто впитывает знания, которые ему пригодятся на посту Хокаге. Хината слышала, после войны, что Наруто должен много учиться, чтобы сдать экзамен на чунина, а потом на джоунина, чтобы в перспективе занять пост главы деревни. Другие кандидатуры даже не рассматриваются. Чунином Наруто стал без особых усилий, теперь готовиться к покорению следующего уровня, который тоже сможет взять без проблем. Его сегодняшняя сила превосходит всех Каге вместе взятых, что будет в будущем даже подумать страшно.

Лицо парня было таким сосредоточенным и спокойным, что девушка невольно залюбовалась. Даже сейчас, в этом месте её сердце все еще тянется к нему. Но она не пустит. После такого поступка, он не сможет вернуть то безграничное доверие, что когда-то имел.

Пока Наруто переворачивал страницу, он отвлекся всего на секунду, но её было достаточно, чтобы он понял. За ним следят. Парень поднял взор своих голубых глаз и посмотрел в стену, именно туда, откуда Хината «подглядывала» за ним. В следующий момент, чтобы убедиться, он использовал способности сенсора и смог учуять мизерную, но все же чарку своей любимой пленницы.

Ухмыльнувшись, Узумаки отставил книгу. Тело Хинаты, словно током прошибло. Он так легко засек её. И было не сложно догадаться, что сейчас будет. К ней начала возвращаться чакра, значит её нужно устранить. Волны холодного страха разливались её телом с каждым новым ударом сердца. Девушка понимала, что сейчас парень придет к ней с новой дозой чакродепрессантов, а она все так же не может сопротивляться ему. Единственное, что оставалось, это тянуть время.

Хьюга быстро вышла из душа, обтерлась полотенцем, которое висело рядом, и быстро оделась. Она не хотела, чтобы Наруто зашел к ней и увидел голой. Могли ли он так нагло поступить с ней? Анализируя всю ситуацию в целом, да.

Девушка вошла в палату. Она смотрела в пол, словно боялась поднять глаза и увидеть своего похитителя, сидящего на её кровати. У неё не было сомнений, что он уже там, она чувствовала, что джинчурики не будет тратить время, давая её силе разливаться телом. Он здесь хищник, она - жертва. Роли строго расставлены, жестокий лис и слабая зайка. Наруто не позволит ей взять верх. Но и Хьюга знает, что в этом мире все решает не только сила. Она далеко не хитрый дипломат, но не сделать попытку заговорить зубы врагу было бы даже грешно.

- Наруто, ты так сильно ненавидишь меня? - невинно и тихо спросила девушка, присев на кровать рядом с ним, спиной к спине.
- Хуже… Люблю. - Сухо, как факт. - Это чувство во мне такое странное, что порой кажется, что ненавижу.
- А вот моя любовь была другая, - тихо улыбается она, понимая, что делает ему больно используя прошедшее время, хоть немного она должна ему отомстить. - Я не могла бы даже подумать о ненависти. Так слепо и искренне любила тебя. Обе твои стороны…
- Ты не знала меня, ты любила образ, - фыркнул он, стараясь избежать темы о его прошлом.
- Откуда тебе было знать, что еще в детстве я полюбила растерянного мальчишку, который убегал в лес, чтобы выпустить злость и потренироваться?

Лицо парня было растерянным и даже напуганным, сейчас он был даже рад, что сидит спиной к девушке и она не видит это предательской реакции. Он не хотел вспоминать того пылающего гневом и ненавистью ребенка. Хинате знакома эта его сторона, которую он смог подавить в себе вместе с ненавистью Курамы. Наруто решил, что победил свое прошлое. Осталось победить еще в схватке с чужой любовью, ведь своей он уже проиграл.

Поэтому и боится отказа Хинаты, поэтому и решил действовать силой. У него уже просто не было терпения. А сейчас он растерян и не знает, что делать с птицей в клетке. Бессмысленно отпустить или бессмысленно раздавить? Но она все равно не выпустит из когтей его душу. Поэтому Наруто и решает еще потянуть время, еще немного повоевать с норовистой Хьюгой в этой палате.

- Ну и какую из сторон ты любишь больше?
- Не знаю. Не знаю, где грань между ними, я не видела её уже годы. До того момента, когда впервые увидела тебя в этих дверях, - она кивнула на выход из палаты. - Все же было хорошо. Твоя жизнь наладилась…
- Ты ошибаешься, в ней много чего не хватает.
- Меня что ли? - ухмыльнулась.
- Тебя. После войны ты словно пропала. Нельзя завоевать крепость, которой нет, или которая вечно убегает!
- И поэтому ты решил захватить её грубой силой и обманом, выкрав и взяв психологическим измором. Или ты ждешь, что под действием лекарств и одиночества я снова полюблю тебя?
- Ты можешь врать себе сколько угодно, но ты любишь. Ты не раз это доказывала.
- Но прошел год, целый год изменений, осознаний и других важных вещей.
- Да и весь этот год ты игнорировала меня, - прорычал блондин, теряя терпение и оборачиваясь к куноичи лицом.
- Ты игнорировал меня всю жизнь! - со всех сил крикнула Хината, так же повернувшись к нему. Узумаки даже не представлял, что её тонкий голосок может звучать так. Обижено, но все еще не злобно. Из-за такого резкого эмоционального скачка сам по себе активировался бьякуган, который сделал разъяренную девушку жуткой, но еще красивее.
- Я не… - собирался оправдываться парень, но она не хотела ничего слышать.
- Молчи… Не смей ничего говорить. Я давно поняла, что надо уничтожить эти старые безответные чувства к тебе. Из-за них я принимаю неверные решение. Из-за них умер Нэджи!
- Ты не виновата.
- Молчи! - опять сорвалась на крик девушка. - Это я та, дура, которая решила геройствовать, спасти тебя ценой своей жизни. Адреналин и глупая любовь. Чтобы защитить место, где ты стоял хватило бы обычной воздушной ладони, может сильнее обычной. Не тело моего брата…

Эти слова Хината произносила, шипя от злобы на саму себя и боли от потери. Наруто внимательно слушал их, понимая, что она ненавидит любовь к нему, потому что именно эти чувства заставили её действовать необдуманно. Другими словами, Хьюге не нужен он и его чувства, если они имеют такое влияние. Он чувствует себя отвергнутым. А в то же время в Хинате зарождается новая обида, на его эгоизм, ведь он хочет, чтобы она его замечала, чтобы она улыбалась ему, как всегда, чтобы она продолжала его любить. Сам же не собирается ничего давать взамен.

Наруто понимал, что этот разговор надо заканчивать. Он чувствовал, что чакра начинает стремительно возвращаться в тело девушки. Нужно колоть следующую дозу чакродепрессантов, для этого он сюда и пришел, не для душевного разговора. Узумаки вытащил из глубокого кармана толстовки закрытый шприц.

- Дай руку, - спокойно произнес он, из его тона и взгляда было понятно, что, если она ослушается, будет хуже.

Девушка сразу поменялась в лице. С него сразу исчезли злость и напор, уступив место отчаянной обиде. Хината медлила, хотела ослушаться. Но увидев взгляд и напряжённую позу парня, покорилась. Её послушность удивила Наруто, ведь он ждал, что нужно будет принуждать принцессу.

Смотря на неё грустную и слабую, ему хотелось приободрить её, защитить от самого себя. Он позволил себе наклониться и нежно поцеловать девушку. Хината была откровенно удивлена неожиданным жестом старого друга. В голове даже пронеслась глупая мысль, что если она ему ответить, то он забудет об уколе и у неё появится шанс. Как вдруг концентрацию на теплых губах украла холодная игла в шее. Пленница замерла, ощущая, как в неё вливают новую дозу слабости. Снова будет боль в голове и конечностях, а потом туманность ощущений, наркотическое спокойствие, напрочь фальшивое.

- Наруто. Ты знаешь, что ты очень жесток? - прошептала она в его губы, как только игла покинула её тело.
- Что именно ты имеешь ввиду?
- Всё это. Я заложница у друга, и у меня кончается самообладание.
- Ты знаешь, что нужно…
- Замолчи! - вскрикнула Хьюга, оттолкнув от себя блондина. Откуда у неё только энергия берётся, чтобы кричать? Нервы девушки начинали сильно сдавать, она сама себя не узнавала. - Я не могу так, просто не могу! Слаба, заперта, словно слепа. И ты такой чужой… Мне больно и очень не по себе… Пожалуйста, отпусти меня!
- Глубоко в душе ты знаешь, что я тоже этого хочу. Просто нужно прийти к одному решению.
- Почему сейчас? И почему вот так? Я ведь так долго тебя…
- Нужно было еще дольше в кустах прятаться! - сорвался Узумаки, держа девушку за предплечья и с ядом высказывая ей то, что накипело. - Глупо краснеть и в обмороки падать! А на общих миссиях отмалчиваться и мямлить! Ты смогла признаться только тогда в бою с Пейном, где твои чувства были максимально не вовремя!

У них обоих больше не было сил молчать, и не было желания слушать друг друга.

- Я… тогда думала… что умру, понимала, что мне не выстоять. И просто хотела, чтобы ты знал, - с болью произнесла Хината. Но вдруг в белых глазах опять загорелось недовольство: - Если ты все это время знал о моих чувствах, почему ничего не сделал? Просто оставлял их без внимания. Ты мог сразу отказать или же ответить взаимностью. Зачем было запускать все настолько, что мы зараз оказались заперты тобой в психбольнице?!
- Я не мог! Эта любовь помешала бы мне! Я строил планы, я хотел признания, хотел стать сильнее, хотел добиться всего, чего меня лишали с самого рождения…
- Но вся твоя философия, все твои узы так или иначе строились на любви и доверии, ведь дружба — это же тоже любовь в своем виде.
- А чувства к тебе нет, - жестко отрезал Наруто. - Эта привязанностью родилась еще тогда, когда я ненавидел всех и каждого в деревне. Она всегда возвращала меня на шаг назад. В детские годы еще не так, а в подростковом возрасте, когда начались проблемы с Саске и я начал создавать мосты между людьми и заводить друзей, все стало хуже.
- Почему? - спросила Хината дрожащим голосом, но она уже знала ответ. По белой щеке скатилась еле заметная слеза.

- Потому что ты знала, какой я на самом деле. С самого начала ты знала, наблюдала за мной, и я не прогонял тебя, ведь было приятно понимать, что не всем в этом ужасном месте плевать на меня. Ты видела и ненависть, и злобу, и лицемерие, все, что я так тяжело подавлял, а иногда и не хотел этого делать. Ты смогла полюбить меня вместе с всем тем. Как? Понятие не имею. Это и сделало тебя для меня особенной, недосягаемой из-за своей доброты и честности. Ты всегда была живым доказательством того, что я врун. Именно из-за этого я так часто ненавидел тебя и одновременно злился на себя и весь мир за эту ненависть. Но я все равно не могу без тебя. Пришло время сломать еще одну лицемерную маску. Я больше не смогу притворяться, что ты мне не нужна…

После этого долгого и тяжелого признания Наруто Хината не знала, как себя чувствовать. Её словно облили холодной водой, в её памяти возродились моменты, которые перекрыла обожаемая любовь к Узумаки и его неподдельная воля огня, его путь ниндзя. Девушка потянулась к блондину, что сидел напротив и, казалось, был выжат собственными словами и потерян в этой горькой правде, она обняла его за шею и положив голову на свое плечо. Он не сделал ни одного движения, словно был куклой. То ли не хотел спугнуть Хьюгу, то ли просто не мог прийти в себя и заставить свое тело слушаться. Они оба психи, местечко для них удачное…

На автомате перебирая пальцами короткие золотые пряди, Хината думала совершенно не про отсутствие ответных объятий от парня, а о их прошлом. Она наблюдала за Наруто с раннего детства. Иногда заходила слишком далеко, следив за его тренировками в лесу. Девочка едва успевала за резвым мальчишкой, а еще всегда боялась, что он может заблудиться. Но Узумаки знал окрестности и лес, как свои пять пальцев.

Иногда маленькая Хьюга даже начинала переживать и бояться, когда мальчик вымещал свою злость на каком-то дереве, он кричал что-то о ненависти, матерился и откровенно желал смерти каждому в деревне. Это пугало, хотя в тоже время, она понимала, что отношение людей к нему по-другому не вынести. Ребенок не заслужил подобного обращения, такого наглого пренебрежения и всего другого без явной причины на это. Бывало, принцесса бьякугана сама начинала перенимать у паренька эту злость. Ненависть вещь заразная.

Но за пределами леса, он становился другим, таким как все привыкли. Обычный, веселый, шумный простак Наруто Узумаки. Она любила и понимала обе его стороны. Для неё загадкой оставалось только одно… Когда она следила за его уединенными тренировками в лесу, всегда отмечала, что он бросает камни всегда точно в цель, даже на бегу. А, приходя в академию, запускает сюрикены всегда мимо мишени, а после либо бурчит, либо громко смеется. Это поражало девочку, ведь если что-то умеешь, зачем скрывать.

Только со временем Хината осознала, что образ «пробивного» Наруто был очень качественно спланирован «расчетливым» Наруто, а со временем он накрепко прирос к своей маске и уже не может её снять, ведь не только окружающие, он сам полюбил себя в роли «наивного дурака».

Из раздумий её выдернул Узумаки. Он разомкнул объятия девушки и, нежно поцеловав Хинату в лоб, поспешил покинуть комнату. Она не успела ничего ему сказать, а он не был настроен больше на слова. Они его уже сегодня изнурили, хватит. Наруто не забыл запереть палату девушки на ключ, хоть и был довольно взвинчен. Этот разговор и этот день ему надо серьезно перетравить. И лучше будет какое-то время не заходить к принцессе или она опять обрушит его шаткое самообладание. Рядом с ней все казалось замком из песка, который строил долго, а разрушить можно одним неосторожным движением. Но хуже всего - реальность. Хината реальна, эта палата тоже, то, что он сделал неприятная, но тоже реальность. И его чувства стали еще реальнее, после того, как он все озвучил.

А вот существуют ли еще её чувства? Или все, что есть сейчас, всего лишь остатки былого и верная дружба. Наруто уже не в чем не уверен. Он не хочет услышать горькую правду от неё. Боится, что одна эта девчушка может вернуть ему чувство одиночества, которое еще живет в его сердце. Узумаки доходчиво объяснил, какие слова хочет от неё услышать. И она все еще упрямо молчит. Возможно это и есть ответ?

Нет. Лучше пусть подумает еще. В одиночестве. Дня три.

Влюблена в его лицемерие... Глава 7

Глава 6. В шаге от безумия...

Терпение кончалось.

Долго, слишком долго Хината пробыла одна в этой бетонной коробке. Узумаки перестал с ней общаться, будто выключился, перегорел. Его клоны приносили еду и воду, после чего сразу же покидали девушку. Они не отвечали ни на один вопрос, даже игнорировали её приветствия. Такое поведение парня привело куноичи в замешательство, она совершенно не понимала его мотивов, все чего она хотела это выбраться из ужасной палаты.

Одиночество, закрытое пространство, «слепота», этот невыносимый белый свет, что не выключался ни на минуту. Все это сводило Хьюгу с ума. Она слышала свое дыхание, каждое биение сердца и они казались ей слишком громкими, раздражительными. Сухой воздух душил её, от него жгло в горле. Глаза болели от плохого сна и слез, которые становилось все сложнее сдерживать. Почти чувствовала, как в голове нить за нитью рвётся её самообладание, гордость разрушалась, словно кусочек кожи в серной кислоте, а доброта и глупая нежность уступали волнам истерики, которая была все ближе и собиралась взорвать её разум.

Казалось, что еще немного, еще секунда и самообладание Хинаты Хьюга канет в Лету. Но она держалась, сама себе удивлялась. Сжимала свои плечи в объятьях, вгоняла ногти в кожу, искусывала губы, но не давала отчаянному безумию выбраться наружу. Потеряв счет времени могла сидеть, упиравшись подбородком в колени, под холодным душем, выпадая из реальности, словно спала с открытыми глазами. В маленькой кабине душа ей было удобнее всего. Матовое стекло, как кокон, оберегало пленницу от обжигающе ярких белых лучей ламп. Место недостаточно темное, но дарило хоть каплю успокоения. За эти дни взаперти она еще сильнее возненавидела белый свет и искусственные лучи. Закрывая глаза, она представляла тьму, скучала по настоящей ночи, по холодному ветерку, по спокойному сну, по шумным улицам Конохи, по жестокому, строгому отцу и даже по безразличию Наруто. Как бы много отдала принцесса бьякугана, чтобы никогда не оказываться в данной ситуации.

Лежа на кровати, брюнетка застывшим взором глядела в потолок и не могла остановить поток воспоминаний в своей голове. Она раз за разом прокручивала в голове сцену смерти своего брата. Его самопожертвование, последние слова-вздохи, последнее тепло его тела и то, как стекленел белоглазый взгляд. Хината никогда не забывала о своем гениальном брате, каждый день чтила его память визитами на кладбище. Но со временем эта дань уважения превратилась в привычку, которую она со временем хотела искоренить, только совесть не позволяла. И сейчас Хината словно вернулась на год назад, вся боль от смерти Нэджи накатила с новой силой.

Он отдал свою жизнь, чтобы спасти её и Наруто, брат знал о её чувствах и вверил жизнь сестры в руки главного героя. Как бы отреагировал нии-сан, если бы узнал обо всем этом, если бы знал в каком состоянии она сейчас по вине своего любимого? Без сомнения, он был бы зол и попытался преподать Узумаки урок, под воздействием ярости, возможно даже, смертельный. Выстоял бы Нэджи в схватке с настоящим Наруто, жестоким и хитрым, уважающим только свои желания? Конечно же, нет.

Самым горьким было не это. Даже сейчас Хината не позволит себе считать, что её брат погиб зря. Наруто был героем, победителем, другом всех хвостатых, примером и вдохновителем, этого у него не отнять. Если этот образ так благородно, влияет на мир Шиноби, пусть играет дальше.

Хуже всего то, что он её любит. Звучит абсурдно, но это так. Столько лет Хината мечтала о его взаимности, даже не надеясь, просто хранила такие сильные чувства в своем сердце, не хотела обременять его ими. Превознося его, как идеал человека, она не представляла, что когда-нибудь так обожжется о его любовь. Она больше не знала, что чувствует к нему, знала лишь, что сходит с ума и боится чувств Наруто к себе. Для неё его любовь сейчас была равнозначной психологической пытке.

Главным желанием девушки было убежать домой, спрятаться в своей комнате и рыдать под одеялом, пока сознание не покинет её, а потом возможно… покинуть Коноху, чтобы больше никогда не вспоминать о том, какой может быть любовь Наруто Узумаки, о том, сколько боли она может принести. Хьюга никогда не позволяла себе даже в мыслях применить понятие «монстр» к своему солнечному однокласснику и товарищу. Но сейчас другого слова она подобрать просто не могла.

Чем больше она думала, тем больше злилась. На себя, на него, на свой клан и друзей, на весь мир Шиноби, что сделали их такими, на тех, кто придумал и построил эту больницу, на обычных людей, которые просто ничтожества, вечные жертвы, требующие защиты. Никогда бы милая наследница клана Хьюга не подумала, что в ней может вместиться злоба и ненависть на каждого виновного и невинного в этом глупом мире. Последней каплей перед истерикой Хинаты могло стать что угодно: гадкие белые стены с трещинками, слишком яркий свет лампы, что слепил её бессильные глаза, отсутствие часов, зеркала или окон, громкая, противная тишина, галлюцинация из-за плохого сна или мигрень. Все, что так уверенно сводило с ума с первой минуты заключения.

Началом конца стала обычная тарелка. Оставленная посуда, в которой клон принес её рамен и сразу испарился. Этот предмет ярче всего напоминал о её обидчике. Грёбанный бульон с лапшой, свининой, грибами, яйцом и специями! Его любимое блюдо, черт побери!
- Да пошло это все к чертям собачим! - рыкнула белоглазая, взяв в руку тяжеловатую керамическую пиалу для рамена, и со всех сил бросила её в потолок, намереваясь разбить хоть одну из линейных светодиодных ламп, жестоко освещающих палату. И это у неё почти получилось, защитное стекло посыпалось с потолка крупными и мелкими осколками, одна из лент-ламп погасла совсем, а другие две остались гореть, хоть одна их них начала работать слабее обычного.

Хината остервенело вскакивает с кровати, после чего пытается перевернуть ту. Но попытки выместить злость на мебели тщетные, все здесь и койка, и тумба крепко накрепко привинчены в полу. Хм, не странно, местечко то для особо буйных Шиноби, а она сейчас даже без чакры. Благо наркотически успокоительное действие, словно от транквилизатора, сошло на нет, и она перестала чувствовать себя овощем.

Можно и побуянить, а для неё это было просто не обходимо. Согнать накопившуюся злобу, обиду, энергию, ущемленную гордость, выразить их истошным криком, ударами и вредительством материальных вещей. Хината просто кинулась в омут истерики и безумия, обуявших её сознание. Она не хотела больше себя контролировать и подавлять. Девушка так привыкла скрывать свои эмоции, что этот взрыв просто застелил её белый взор красной пеленой.

О! Если нельзя вырвать всю тумбочку и кинуть о стену, то все-таки возможно оторвать дверцу и раскрошить её, а потом вырвать с мясом выдвижной отсек и разбить его парой ударов о металлическую спинку кровати. Хината наслаждалась этим всплеском агрессии, никогда раньше она не позволяла себе подобного. А оказывается вымещать злость на неодушевленных предметах довольно приятно. Надо будет просветить об этом отца, уже осточертело терпеть его словесные издевки каждый раз, как он не в духе!

В раз девушку начали бесить отношение к ней семьи, клана, друзей, военачальников деревни. Они относятся к ней либо снисходительно, либо жалеют, либо недооценивают, либо используют как буфер в ссорах или как безотказного товарища. И никто из них не знает, как много чувств она скрывает, сколько боли терпела. Не знают, как это быть третьим сортом для собственного клана, игнорированной любимым, презираемой братом и отцом, неоправданно чувствовать себя балластом в команде. Не знают, как быть вечной подругой-слушателем, оттачивать понимающую и покорную улыбку, или делать вид, что не замечаешь жалостливых взглядов людей, которые о тебе совершенно ничего не знают, терпеть поверхностное отношение и клеймо милой скромницы-красавицы, которая и мухи не обидит.

Именно такой образ ломался на глазах Наруто Узумаки, который, словно каменная статуя, стоял в дверях палаты, широко смотря на то, как девушка с ненавистью уничтожает одну из полок прикроватного шкафчика. Она будто не замечала его присутствия, продолжала крушить, все, что могла. Мертвой хваткой вцепилась пальцами с обломанными ногтями в пропитаную слезами подушкой. Она жестко рвала ткань, выпуская на волю сотни белых пёрышек. Опять этот проклятий цвет, теперь он еще летает в воздухе! Что-то внутри Хинаты оборвалось, и она резко села на пол, словно упала, закрыла руками лицо и громко взвыла. Этот отчаянный звук вывел Узумаки из ступора, он подбежал к девушке, не зная, что делать. Он понимал, что у неё началась истерика и думал, что будет лучше влепить хорошую пощечину, чтобы протрезвела от эмоций, или обнять и заставить выплакаться у себя на плече. К её счастью разум парня остановился на втором варианте, ведь он считал, что в таком состоянии она даже не подумает сопротивляться и просто примет его ласку.

Хината подняла на него свои покрасневшие, влажные глаза. Нет, она не плакала. Нет, это были только озлобленные брызги души. Разъярённые соленные капли нельзя считать слезами. Она неотрывно смотрела на смущенного блондина, который понятия не имел, как успокаивать девушку, которую сам же довел до края. Когда он сел рядом и раскрыл руки, приглашая бедняжку в свои объятия, она поддалась…

Всего на пару секунд расслабившись, порадовавшись, что она его не оттолкнула, Наруто даже не успел сообразить, как Хьюга повалила его на спину, сев ему на живот. В следующий миг Шиноби понял, что лежит на куче битого стекла, а один большой осколок твердо уперся в его шею, именно там, где пульсирует сонная артерия. Обученная, знает, куда бить. Всего одно резкое, уверенное движение утонченной девичей ручки и все, финиш. Впервые в жизни, Узумаки увидел в этой девушке настоящую опасность. Бой с Пейном был поистине слабым, хоть и вдохновляющим. Но это…

Хьюга смотрела в искренне удивленные голубые глаза, которые не верили, что она способна его убить. Хоть и острый осколок, царапавший кожу шеи, говорил об обратном. Так же в глазах Наруто было кое-что еще… Странный детский испуг или обида? Ведь смертью ему сейчас угрожал не Нагато, не Мадара, не Кагуя, и даже не Саске. Это была Хината. Его добрый, милый и чистый ангел. Вместе с осознанием ситуации приходило еще кое-что, а именно понимание собственной вины. Ведь именно он и его необдуманные действия стали причиной ярости и безумия в лунных очах любимой куноичи.

В этих же самых светлых глазах на свете, он узрел настоящую тьму и ненависть. Которые сам поднял из самого дна души. Аристократичные черты лица девушки были напряжены, а на губах играла победная, кровожадная усмешка. И он принимал это поражение. Она выглядела, как богиня. Даже Кагуя не была так уверенно устрашающей и безумной в своей красоте. Казалось, Хината уже представляла, как вскрывает его горло, сильно и глубоко, до шейного хряща, чтобы голова нормально не держалась. Предвкушала, как под давлением кровь из его артерии окрасит стены и её лицо, зальет глаза и будет стекать по губам. Теперь он был уверен, что не ошибался, когда называл Хинату кровожадной убийцей. Сейчас она ею стала, а может и правда была всегда. В каждом из нас живет свое чудовище, кому как не Наруто это знать? Но хуже всего, запоздалое осознание, что на самом деле в ней он монстра видеть никогда не желал, даже если и утверждал обратное.

А сейчас уже ничего не поделаешь, его жизнь буквально в её руках, которые твердо держат кусок стекла и давят им туда, где ритмично пульсирует артерия. Хината способна перерезать ему глотку быстрее, чем он использует любое дзютсу из своего арсенала. Стоит ему пошевелится, а ей почувствовать опасность, прольется кровь. Много крови, вытечет она быстро и спасти его будет некому. А если она захочет, шансов на выживание у него не будет. Такая рана убьет его раньше, чем Курама сможет её залечить. Ситуация опасная.

Наруто видит по взгляду, Хината не шутит. Все же он сам виноват, позволил себе обмануться. Она настоящий Шиноби. В самом сильном клане деревни её с пелёнок растили, как ниндзя, строго учили искусству убивать. Не смотря на свою нежную внешность, робкий характер и добрую улыбку, эта девушка была маШиной для убийства. А главное готовой к нему гораздо лучше, чем он сам или Сакура с Ино, или даже Шикамару. Семейное воспитание Хинаты было намного жестче, чем у других сверстников, тем более если в будущем должна возглавлять такой великий клан. Единственное оружие Узумаки в данный момент - это смирение, принятие её превосходства. Подчиниться тому, что его жизнь в её власти. В этом есть что-то приятное, интимное…

Даже будучи на волосок от смерти, он не может видеть в ней врага. И пусть это будет безумно, но сейчас он любит её еще сильнее. Наруто будоражит от мысли, что она ему угрожает, мстит этим едким ожиданием последнего удара, интригой приговора «казнить или помиловать». Узумаки чувствует, как первые капли крови, из поврежденных верхних слоев кожи, стекают по его шее. Они теплые. Он очарован. Она удивительная.

Хината сама себя не узнает. Казалось, она не узнавала даже парня, которому угрожала. Да она и не хотела это делать. В голове все перемешалось, Хьюга знала в тот момент только то, что он подонок, а она настолько устала от этого, окружившего её, едкого белого цвета, что готова окрасить стены красным. Его живой кровью. Адреналин разгонял её собственную по жилам все быстрее и быстрее, от истерики и возбуждения сбилось дыхание, в голове пульсировало, а в ушах стучало собственное сердце.

Наруто смотрел на неё так странно, восхищенно и покорно… Так влюбленно. На губах присутствовала легкая улыбка. Голову посетила просто невозможная мысль! Он готов и даже рад будет умереть от её руки. Это так неправильно. Ровно так же, как и то, что она грозит ему смертью. Она, Хината Хьюга, собирается перерезать горло Наруто Узумаки, именно тому, которого любила всю жизнь. Как такое вообще возможно?! Понимая всю абсурдность ситуации, куноичи продолжает прижимать холодный осколок к теплой, смуглой коже джинчурики. Все её тело напряжено и готово среагировать на любое его движение, готовое ответить на них смертельным ранением, это все это в её основе, инстинкты.

Весь этот абсурд начал он. Никто не знает, что они здесь. Она вольна сейчас убить его и об этом никто не узнает, и не накажет её. У Наруто есть свое алиби. Ей проще простого придумать историю и сфальсифицировать доказательства. Она чистая жертва, её похитили на глазах у свидетелей. О смерти Наруто узнают не скоро, начнут искать не найдут, а когда кто-то и вспомнит об этой психушке, его тело уже мало чем будет напоминать всеми любимого солнечного парня.

Но… Это же Наруто. Пример для подражания, вдохновитель и любимый, за которого она сама была готова умереть. Лицемерный гад, который закрыл её под землей, оставив сходить с ума в одиночестве тоже он. Если она все же решится полоснуть его по горлу, сможет ли удержаться, чтобы сразу же не кинуться надавать первую помощь? Сможет ли смотреть, как любимый блондин захлёбывается кровью, которая стремительно будет покидать его тело? Оставит умирать, однозначно. Перерезав горло, Хината не позволит ему выжить, чтобы потом видеть его и оставленный ею шрам, сожалея либо о нападении, либо о том, что спасла. Жизнь в Конохе превратилась бы в жалкое существование.

Хьюга взвешивала свое решение и чувства, а Наруто просто ждал. Он видел перед собой убийцу. Но не его палача. Он отчасти понимает, как она сейчас себя чувствует. Тоже любит и ненавидит. Теперь и к её любви прибавилась горькая, черная ненависть. Узумаки знает, это желание, почти потребность убить того, кто оккупировал твое сердце, но оно же пылает злобой, как только видишь объект своего помешательства, к которому нельзя прикоснуться. Он не раз задумывался о том, что возможно все станет легче, если он убьет принцессу бьякугана, что тогда перестанет ощущать эту злобу и притяжение, перестанет думать о ней, сможет принять себя лицемерного и лживого, перестанет сгорать изнутри. Но никогда бы не смог этого сделать, мысли об облегчении и ненависти сущий бред воспаленного разума. Узумаки знал, что мир без Хинаты больше никогда не будет его миром, что без неё он ему не нужен, что никогда не простит себе смерти девушки, даже если это будет не по его вине. Он понимал, что влюбился до такой степени, что теряет рассудок. Четче всего он увидел это здесь, после похищения. Не знал, что делать дальше, разговор все не клеился, он не мог сосредоточиться и вел себя, как ублюдок, а Хината отталкивала, была холодна, а на деле просто ломалась.

И вот сейчас она в шаге от убийства. А может поделом?! На миг её рука крепче сжимает осколок, демонстрируя готовность действовать. Острые края осколка впиваются в мягкую плоть ладони, из которой сразу начала струиться яркая кровь. Она быстрыми ручейками стекает вниз, попадая на кожу жертвы, покорно ждущей своего судного часа. Их кровь смешивается в небольшой ране, на том месте, где острие стекла вжалось в тело молодого Шиноби. И это еще один момент, от которого Наруто получает удовольствие. Хьюга так близко, он чувствует кожей теплое дыхание, даже улавливает запах их крови. Это веселит его и он, уже не боясь за свою жизнь, начинает удовлетворенно смеяться, так словно вспомнил отличную шутку.

Как только Хьюга заметила вибрации от зарождающегося смеха, сразу же убрала оружие от шеи парня. Чтобы…чтобы не поранился. В этот кратчайший миг девушка дошла того же итога, что и Наруто раньше. Пусть он и гад, но без него её жизнь разрушиться, она больше не будет собой, она станет никем, если убьет любимого человека. Даже если ей не повезло любить жестокую, лицемерную тварь, его убийство не выход, оно не вернет её в время до заключения, зато заберет все их приятные моменты из прошлого, оставит только поломанное будущие. Если она все же не может его убить, остается только научиться правильно любить того, кто пред ней.

Интересно, как любит чудовище? Чудовище… Хината побледнела, откинув прочь осколок, на котором так и осталась кровь двух людей, которую не отличишь одну от другой. В глазах начали зарождаться слезы, в мыслях всплыл образ маленького золотоволосого мальчика на качелях, совершенно одинокого. Пелена безумия спала, и она почувствовала себя последней мразью, за то, что позволила себе опуститься до слов, которыми незаслуженно осыпали Узумаки в детстве. Даже если в нем есть что-то ужасающе, в этом не его вина. Монстров всегда делают только люди, как и героев или богов.

Злоба утомила её и так измотанное тело, Хината упала на грудь парня и тихо заплакала. Она всхлипывала, а Наруто злился на себя, что довел девушку до такого состояния. Он то думал, что несколько дней одной помогут ей разобраться в том, что им делать дальше. Привыкнув к одиночеству, он не понимал, что другие могут от этого терять рассудок. Хотя, учитывая испуг, транквилизаторы чакры, обстановку и конфликты, не удивительно, что Хьюга сорвалась.

«Надо было думать раньше, дебил,» - корил себя Наруто. Его твердолобость, эгоизм и упрямство были главными причинами эмоциональной травмы наследницы рода бьякугана. Все, что он сейчас мог, это крепко обнимать её и гладить по волосам. Такая маленькая и легкая, а так сильно прижимается к нему. Он чувствует, как в спину впиваются другие осколки разбитой ранее лампы, кое-где вспаривая футболку и кожу. Но он не обращает внимания, это даже болью назвать нельзя. Больно сейчас только одному из них. Узумаки никогда не пытался, но даже ужасно подумать, как бы он себя чувствовал, если бы едва не убил Хинату. От этого мысли рефлекторно стискиваются челюсти и сжимается сердце. Если любовь Хинаты хоть в половину похожа на его, она еще долго не успокоится.

- Нару…то… - еле сдерживая всхлипы, начала Хината.
- Что?
- Я не могу… тут находиться! Давай… выйдем отсюда… Умоляю тебя. Хотя бы на полчаса!

Если бы Узумаки не видел собственными глазами всего, что происходило в этой палате, то он бы заподозрил свою «гостью» в желании сбежать от него и в искусно отыгранному спектаклю. Но состояние девушки было на самом деле ужасным. Он видел злобу, сомнения и отчаяние. Хината имела возможность и желание отнять его жизнь, сегодня и здесь. И не сделала этого. Они оба этого не забудут. Это кажется лучшим завершением данной главы и началом для чего-то иного, обоюдно опасного.

- Не боишься пожалеть, что не прикончила меня здесь?
- Я уверенна, что пожалею, - не смотря на слезы, твердо произнесла куноичи.

Узумаки лишь ухмыльнулся, после чего поднял девушку на руки и вынес прочь, подальше от медицинского строения. Он поднялся с ней на дерево, удобно уместившись на широкой и крепкой ветке старого дерева. Хината с замиранием сердца смотрела на небо, немного мешали слезы, но они не в силах были съесть разнообразие красок и тонов. Свежий воздух ласкал её легкие, ветерок - кожу, а рука Наруто - волосы.

- Говори со мной, - тихо, почти что шепотом на ухо попросила девушка.
- Что ты хочешь услышать?
- Все. Просто хочу, чтобы у тебя рот не закрывался, говори все, что приходит на ум…

Он все понял. Хината хочет слышать, просто слышать, ощущать, что не одна, восполнить дефицит общение и хоть немного залечить рану, что все еще истекает кровью. Узумаки натянул любимую ими маску веселого простака и начал рассказывать ей о своей последней миссии, о том, что от Саске давно нет вестей, Сакура скучает, о том, что Цунаде опять влезла в борги, а еще, что Киба удавится, узнав, что их чувства взаимны. После решил рассказать, что ходил на кладбище к Нэджи, они еще ни разу откровенно не говорили о том, что им подарил гений клана Хьюга, кроме победы в войне, конечно же.

- Черт возьми, я все-таки люблю тебя, - прошипел Наруто, смотря на уснувшую у него на руках девушку. У неё были очень красные глаза, сон сейчас нужен, как ничто другое. Он поцеловал её в висок, мысленно извиняясь за все, что случилось.

Влюблена в его лицемерие... Глава 8

Глава 7. Притяжение сильнее доводов ума

Спящую Хинату разбудило утро. Именно утро. Светлые лучи свежего солнца из окна играли на её бледной коже. Как обычно, жмурясь перед пробуждением, она открыла глаза. Перед ними же увидела все тот же белый, больничный потолок. Она едва сдержала шокированный, отчаянный вопль, который так и щекотал её горло. Черт, все еще здесь, в этой омерзительной реальности, в этой клинике!

Но все не совсем так. Сначала куноичи замечает свет из окна, понимая, что больше не находиться в том жутком подземном уровне больницы. Хьюга бы еще долго не отводила взора от окна и приятного света, что проскальзывал через него. Если бы не теплое ощущение на талии. Перебинтованная рука Наруто легко обнимала её во сне. Все казалось таким непривычным, правильным и невинным. Девушка аккуратно и не спеша повернулась лицом к спящему парню.

Он выглядел так умиротворенно, не хотелось, чтобы этот миг заканчивался, ведь он, словно отрицал все, что случилось ранее. Но нет. Небольшая рана на его шее и её саднящая от порезов ладонь доказывали обратное. До отключки она пыталась убить его, именно того, кто сейчас так мирно и беззащитно спит с ней рядом на одноместной кровати. Её рука была бережно затянутая в бинты и пахла лечебной мазью. Кажется, это тот тигровый бальзам, который она просила его принять на экзамене на чунина. Он ничего не забыл.

Сердце девушки забилось чаще, а щеки покрылись предательским румянцем. Глупая детская реакция на этого парня! Но во сне он был невинным, словно тот самый пятилетний мальчишка, что защищал её от хулиганов. После она и стала за ним следить, игнорируя все на свете. Тогда и началась их странная история, что привела сюда? Может так и есть.

Они были нужны друг другу. Ей - сильный, напористый, порождающий амбиции, достойный восхищения пример, который не будет мешать с грязью, как за стенами дома. Ему - до ужаса преданная, добрая, понимающая и робкая душа, которая всегда будет на его стороне, чтобы он не сделал. Вот только идеалы никогда не идеальны. Он поступил с ней гадко и высокомерно. Она больше не робкая и не верит ему.

Их притяжение сильнее доводов ума. Именно поэтому Наруто выкрал её тем утром. Именно поэтому Хьюга не скидывает его руки с себя и не пытается сбежать, а покорно дожидается пробуждения парня. Детская влюбленность не должна быть такой сильной. Детская влюбленность должна была пройти уже давно. Они уже давно не дети, но отказаться друг от друга не могут. Прошло столько лет… Хината любила его открыто и искренне. Наруто любил её настолько тайно, что иногда сам верил в обратное.

И теперь у них одна дорога. Узумаки не позволит ей отказаться от их чувств. Она этого больше делать не будет. Последний шанс оборвать нить между ними был тогда, на полу, средь битого стекла. Тогда они были на одной волне: она «убить», он «быть убитым ею». Именно тогда, откинув осколок стекла, Хината прошла точку невозврата. Теперь он её со всеми странностями, достоинствами и недостатками. А она его, просто и всецело, чтобы он не сделал. От осознания этого всего на душе становиться тяжело, но сердце продолжает трепетать.

Жаль, что единственный человек, которому она могла бы все честно рассказать, поделиться этими всераздирающими чувствами, мертв. Брат Нэджи. Человек, который сильнее всех презирал её в клане, стал тем первым, кто поверил в неё и стал тренировать, когда родной отец поставил на ней крест. Кузен был для неё семьей и поддержкой, он знал её до мозга костей, понимал, как никто. Саркастичной Ханаби никогда не сравняться с его жестокими, но всегда точными выводами. Хината любит сестру, но она так сильно похожа на их отца, что аж бесит.

С Нэджи они были ближе, он был почти так же дорог, как Наруто, который всегда был далеко, а брат всегда поддерживал, хоть и делал это с напускной холодностью. Смущенный, растерянный, громко смеющийся, по-детски обиженный. Таким его видела только сестра, и то очень редко. Хината помнит все эти моменты. А ярче всего - его умиротворенное лицо, когда он умирал на руках у Наруто и смотрел ей в глаза. Тогда он спасал именно свою сестру, её будущее, а не важное звено войны, Наруто Узумаки.

Хината так же никогда не забудет, как со лба брата исчезала проклятая печать. «Птица в клетке»… Она ненавидела её, не только потому, что эти же чувства горячо пытал Нэджи. Ей всегда было противно, что члены семьи клеймят своих же, нагло решая их судьбы. Почему все не может быть просто правильным? Тогда наследником был бы именно брат, который был сильнее неё и сестры вместе взятых. На это всем плевать. Старейшины и глава будут продолжать жертвовать своими людьми, пуская в выгодный расход членов Побочной ветви. А Главная так и останется чопорно высокомерной.

«Ненавижу всю эту систему, этот клан, эти традиции», - воспаленный горькими воспоминаниями мозг порождал подобные мысли. Хьюга все злилась, а из-за того, что злоба эта бессильна, бесилась еще больше. Из глаз девушки покатились мелкие капли. Она не хотела плакать, это было ни к чему, ей уже просто надоело реветь. Но злые слезы все равно продолжали течь и плавно скользить по белым щекам.

Пара капель попали на лицо Наруто, что и стало причиной его пробуждения. Увидев плачущую девушку, он резко вскочил, сев на кровати. По спине пробежал холодок. Парня озарила мысль, что подобным образом она могла бы среагировать на то, что он так близко к ней. Но тогда, почему она не ушла, пока он спал? Узумаки даже не запирал на ключ палату, понимая, что Хината, проснувшись, могла бы захотеть просто сбежать от него. И он бы не имел права её в чем-либо винить. Но осталась. Не откинула его руку. Может она просто боится? Очень сомнительно, что Хьюга страшилась бы его после того, как чуть не прикончила.

Она смотрела на него почти виновато, словно жалея, что разбудила. Глаза были стеклянными, но из них продолжали течь слезы. Узумаки решил откинуть всякие мысли и просто в охапку обнял её как можно крепче. Она не ответила, только положила голову на его плечо. Даже когда слезы прекратились, отстраняться от него у девушки желания не возникло.

Хьюга уже давно успела заметить, как маленький светловолосый ребенок превратился в крепкого, высокого юношу, который вмещал в себе огромную силу и такую же необузданность. У него такие широкие плечи и крепкие руки, что Хинате на пару мгновений показалось, что она в безопасности, как бы неуместно это не было в данной ситуации. Она подсознательно подольше хотела оставаться в кольце его рук, словно в коконе. Кожа Наруто приятно пахла, она уловила ароматы травы, ели и другой, особый, личный запах. Впервые она поняла, о чем так часто болтает Киба.

- Хина… - начал парень, но его сразу же перебили.
- Я ненавижу свой клан. Ненавижу проклятые печати. Ненавижу право наследственности.

Эти слова были сказаны чисто и четко. Так, cловно она вслух произносила свое имя. Наруто всем телом напрягся, а по спине прошел холодок. Девушка вмещала в себе колоссальную злость и обиду. И вот тут он был совершенно ни при чем. Ему оставалось просто обнимать и чувствовать кожей негатив этой девчонки.

- Я терпеть не могу свою семью. Это все взаимно, - продолжила она. - И все же, должна вернуться, но не уверенна, что смогу дальше мириться со всем, что меня там ждет.

Узумаки не знал, как реагировать на её слова. У него никогда не было настоящей семьи. Ирука-сенсей, команда №7, Джирайя, друзья с академии, жители деревни, которых он спасал. Он создал её сам. Но вместе с этим он точно знал, что, если бы Минато и Кушина были живы, они были бы самой чудесной и счастливой семьей на свете.

У Хинаты же все всегда было по-другому. В детстве он не мог понять, почему она грустит, если у неё есть большой дом, отец, клан, уважение в Конохе. Только со временем понял, что в её семье не было ничего истинно семейного, а в ней видели только сломанный предмет с незаслуженным правом наследия.

Старшая дочь главы Хьюг никогда не была худшей, не поступалась умом, не была слабейшей в академии, как и все выполняла полученные миссии. Но для Хиаши она никогда не была особенной, не была гением. Она была совершенно не похожа на Нэджи, которым он восхищался. Презрение родного отца и породило пренебрежительное отношение всего клана. Богатый район Хьюга был её личным лицемерным адом. Но об этом там никто не знал. Никто из ныне живущих.

- Как ты отреагируешь, если меня выдадут замуж? Просто так. Неожиданно. Отдадут, как вещь. Променяют на какую-то привилегию для клана.

Наруто продолжал молчать, только инстинктивно крепче прижал тело девушки к своему. Она его. И делиться он ею не обязан. Не будет ни с кем и никогда.

Его челюсти сомкнулись так сильно, что даже если бы он и хотел что-нибудь ей ответить, то просто не смог бы это сделать. Намного показательнее продолжать объятия, сжимая в кулаках её волосы. Хината ощущала, как сильно парень сдавливает её грудную клетку и как трудно становиться дышать. Но сейчас было все равно, пусть даже синяки останутся. Сейчас он такой теплый и сильный был для неё словно спасательный круг, он отвлекал внимания от мыслей о клане. Он всегда мог отвлечь её от любых мыслей.

Хьюга могла бы сейчас с легкостью выбраться из хватки джинчурики, она ощущала, что чакра снова наполняла её тело. Даже если действие лекарств сходило на нет еще во время нервного взрыва, силы не могли восполниться столь быстро до такого уровня. Либо она очень долго спала, либо её запасы чакры восполнил сам Наруто. Второй вариант более убедительный. Она чувствовала в себе силу бури. Её обычная спокойная, как озерная вода, чакра была вскружена диким ветром. Хьюга однажды уже чувствовала его силу в себе, это просто так не забыть. О нем самом совершенно невозможно забыть.

Хината уже столько ему наговорила за эти пару дней. И еще больше промолчала. Пришло время расставить все на свои места. Девушка зажмурила глаза, словно ребенок, который отвергает весь мир. Сильно сжала ладони в кулаки, рана на одной из них раскрылась, Хината была уверенна, что, когда она раскроет ладонь, бинты будут украшены красными пятнами. Но это было мелочью. Боль даже была кстати, она помогала взять себя в руки.

- Я тоже люблю тебя, Наруто, - выдохнула Хьюга на ухо своему похитителю.

От неожиданности его руки ослабили хватку, а сам парень немного повернулся, чтобы посмотреть в белые глаза девушки. Она смотрела на него так мягко и покорно, хоть он и ощущал, что ей не совсем приятно было сдаваться. Несмотря на то, что она долго спала и он перелил ей достаточно своей чакры, Хината все равно выглядела измотанной. За эти дни её моральное и психическое состояние очень пострадало. И прямая вина лежала на совести главного героя Конохи. Наруто это понимал и даже чувствовал за это толику вины, но все же часть его сознания ликовала. Игра стоила свеч, если девушка прямо призналась ему в своих чувствах. Как долго она не могла сделать этого спокойно. Как сильно он желал услышать от неё эти заветные слова.

Хьюга никогда тупостью не страдала и быстро уловила в молчанке любимого все противоречие его натуры. Он рад, что она призналась, даже если и пришлось сломать её ради этого. Часть Узумаки пытается подсознательно опровергнуть это параноидально собственническое чувство, хочет навязать правильное чувство вины, но получается из рук вон плохо. Ей немного обидно от такого отношения, но все же каждый выражает свои чувства по-своему. Хьюга ухмыляется и тянется к его лицу, останавливаясь почти на уровне поцелуя.

- Да, люблю. Каким бы ты не был.

Наруто знал это, но в словах, в звуках, её голосом все становилось совершенно иным. Он боялся, что после её признания его норов и чувства могут поостыть. Это было самое нелепое опасение в его жизни! Стоило Хинате намекнуть, что любит в нем даже это глупое лицемерие, что она может его понять и принять, его настоящего, он просто потерял голову. Голубые глаза горели лихорадочным блеском, пальцы начали подрагивать, дыхание сбилось, а на лице расползалась эта широкая, смущенная и счастливая улыбка. И в этом не было ни капли притворства. Узумаки просто потерял возможность контролировать себя, все эмоции вылезли напоказ и не собирались прятаться назад под панцирь.

Принцесса бьякугана не могла не улыбнуться в ответ, ведь эта была её любимая улыбка на его лице, только сейчас она была ярче, чем обычно, в ней было все: и счастье, и победа, и некая наивность, и столько искренности. Хината поняла, что надо чаще говорить любимому о её чувствах, если это гарантирует такую умилительную реакцию. Она наслаждалась созерцанием его радости, но в глубине души не могла не признаться себе, что все это не стоило её заточения в этом месте и всех последствий, что оно повлекло.

Все же Хьюге передался его настрой, девушка не удержалась и поцеловала парня. Это был второй за последние пару минут взрыв в его голове и сердце. Хината целовала его впервые по собственной инициативе. Он ответил ей охотно, словно целовать её было так же естественно, как и дышать. Парень понимал, что чего-то сверхъестественного и особенного в её словах нет, он знал, что она его любит. Поцелуй тоже дело обычное, тем более он уже целовал её. Но логические доводы становились просто пылью, ведь внутри Наруто просто извергался вулкан из чувств та эмоций. Он не привык к такому. Вся эта ситуация могла его даже подсознательно напугать, но он наслаждался, словно по-другому и быть не может. Наруто всегда знал, что ни одна другая девушка не сможет пробудить в нем ничего подобного. Всегда знал, что уже существует его личное помешательство из плоти, крови и чудесных волос цвета ночного неба.

«Черт, быть влюбленным все же приятно», - радостно подумал Наруто, невзначай вспоминая рассказы о любви от Извращенного Отшельника. Тогда он совершенно не верил, что весь тот треп имел весьма веские обоснования. В то время любые воспоминания и мысли о Хинате возвращали его назад к ненависти и презрению, но сейчас все по другом. Его мир стал другим. И он будет еще лучше вместе с ней.

Наруто немного растерянно посмотрел на девушку, когда она, аккуратно надавив ему на грудь, отстранила его, тем самым прервав поцелуй. Парень вопросительно вскинул бровь, одной рукой оплетая тонкую талию девушки, а второй поглаживая по щеке, на которой еще ощущались дорожки от ранних слез.

- Наруто, сколько времени мы здесь находимся?
- Двенадцать дней.
- Что?! Почти две недели!
- А ты сколько думала?
- Честно, я пыталась сообразить. Но тяжело следить за временем, пока сходишь с ума, - тонко, но остро, уколола его Хьюга.
- Ты мне этого никогда не забудешь.
- Никогда, - согласилась она и, несмотря на грустную мордаху Узумаки, серьезно продолжила: - Мне надо вернуться. Даю руку на отсечение, что меня ищут, а с тобой не могут связаться. Езжай на источники, подтверди свое алиби, а потом как ни в чем небывало возвращайся в Коноху. Я придумаю, как выставить все так, словно я сбежала от похитителя.
- Уже есть идеи? Поделись.
- А может ты доверишься мне? - хитро спросила белоглазая, чем обескуражила джинчурики. Для него это было просто немыслимо. Он мог поддастся сейчас, отпустить, а ей ничего не стоит сдать его с потрохами. Улик хватает. Даже вся эта больница и транквилизаторы в крови Хинаты. Послушавшись, он рискует слишком многим.
- Я не зна…
- Поверь мне, черт возьми! Я не собираюсь тебя подставлять! Даже если ты и заслужил!
- И почему же?!
- Ты оказывается и правда тупой! - вспылила брюнетка. - Я же сказала, что люблю тебя! Ты мне нужен, Наруто! Я тебя не предам и не подставлю! Верь мне.

Узумаки хотел было еще что-нибудь возразить, но понимал, что лучше лишний раз не доводить её до крика, эмоциональное состояние девушки все еще было шатким. Похоже, это чувство любви, как раз и было тем стержнем, что помогал девушке держать себя в руках и отходить от негативного всплеска эмоций.

Наруто только кивнул, глядя в решительные белые глаза. Ему казалось, что она сейчас готова, что угодно сделать и на что угодно согласиться, только бы отправиться домой. Казалось, что она еще никогда не была так напряжена и настойчива. В голове Хинаты же были абсолютно другие мысли. Ей хватило пары мгновений, чтобы понять, после слов про любовь, Наруто будет готов ей звезду с неба достать, а не только согласиться на простое условие. Не то, чтобы она не испытывала этих чувств, просто оказалось, что они могут быть не только болезненными, но и полезными.

После его соглашения, Наруто вернул девушке её вещи: сумку с оружием и кошельком, пару свитков и взрывных печатей. Ничего не говоря, парень взял девушку на руки и выпрыгнул из окна палаты. Она хотела бы возразить и сказать, что с помощью бьякугана сама все ловушки успешно обошла бы, но решила промолчать. Возможно парень не хотел так быстро отпускать свою возлюбленную, которой был вынужден довериться, хотя все его существо от этого просто переворачивалось.

- Дальше разберешься сама.
- Да, спасибо.
- Я приведу палаты в норму, после чего же сразу на источники… - Чеша затылок.
- Хорошо тебе отдохнуть, Наруто-кун, - произнесла Хината и показала свою милейшую улыбку, после чего развернулась и собиралась упрыгать своей дорогой.
- Эй, и это всё? - ухмыльнулся голубоглазый, крепко схватив девушку за локоть.
- Пусти меня!

В голове девушки уже начали складываться мысли о том, что Узумаки специально сделал вид, что отпускает её, а на самом деле это очередная издевка. От самой возможности подобного начинало тошнить, а сердце биться быстрее.

- А как же поцелуй на прощание? - хитро, словно лис, улыбнулся он, притягивая Хинату поближе.
- Да пошел ты!

Наруто только раздраженно цокнул языком, после чего жестко ударил Хьюгу спиной о ствол дерева и впился в её губы жадным поцелуем. Грубость с её стороны веселила, но одновременно с этим злила и возбуждала. Белоглазая не хотела опять бороться и что-то доказывать друг другу. У неё была четкая цель: вернуться домой и сфальсифицировать доказательства её легенды. Именно поэтому она приструнила свой характер, послушно отвечала губам и языку парня.

И правда, чего это она так отреагировала вначале? Он ничего сверхсложного не попросил. А если они влюбленная пара, то такие действия не должны ни удивлять, ни злить. Ей просто нужно отойти от всего, что случилось за последние двенадцать дней, надо просто остыть и снова искренне поверить, что рядом с Наруто безопасно и он никогда не навредит ей. Сейчас подобные мысли вызывают только горькую, саркастическую улыбку на губах. Пройдет ли это чувство опасности рядом с ним? Хм, это в руках только Узумаки.

- Прости, - прошептала наследница Хьюга, когда парень отпустил её.
- Прощаю.

Он не смог удержаться и оставил еще один поцелуй на щеке девушки. Немного сконфуженная, хоть и довольная, Хината активировала бьякуган и, помахав парню рукой, убежала в сторону Конохи. Но направлялась девушка явно не только туда…

Влюблена в его лицемерие... Глава 9

Глава 8. Возвращение в ненавистный дом

Квартал Хьюга.

Глубокой темной ночью старшая наследница великого клана возвращалась домой. Она была ловчее кошки и незаметнее воздуха. Вокруг все было так тихо, слишком. Казалось, весь клан вымер, а не просто спит и не заметил проникновение. Не могут же они так долго оплакивать её пропажу. Точно не это. Так что же могло выбить Хьюг из равновесия настолько, что они утратили бдительность? Хината решила, что разберется с этим позже, сейчас же ситуация ей даже на пользу. Девушка направилась в комнату, порог которой никогда в жизни не переступала. В покои главы клана Хиаши Хьюга.

Куноичи остановилась около окна, что выходило из комнаты отца. Он спал. Его сон был очень напряженным и беспокойным. Цвет его лица ухудшился. Ресницы нервно подрагивали, хоть он и спал. Самый сильный и страшный человек в жизни Хинаты сейчас казался слабым и больным, под покровом ночи маска сдержанность ломалась и не могла скрыть его настоящего лица. Он был человеком, потерявшим дочь, и плевал на то, что сам давным-давно откинул её и не интересовался её настоящим, будущем и чувствами. Вина нашла его только после потери прелестной дочери.

Хината медленно открыла окно и запрыгнула внутрь, закрывая его, она уже не беспокоилась о тишине. Хиаши проснулся, почти сразу, среагировав на шуршание тюли. Он стоял в стойке, готов в любой момент напасть на незваную гостью. Но замер, как только его бьякуган столкнулся со второй парой таких же белых глаз. Он тут же узнал Хинату. Не понимал сон это или явь. Казалось, впервые в жизни не знает, что сказать. В последний раз таким растерянным мужчина был, когда увидел её лицо впервые. Первенец от любимой жены.

- Здравствуй, отец, - почти шепотом произнесла она, смотря ему прямо в глаза.

Её голос стал последней каплей. Явь или сон не важно! Он хочет прикоснуться, убедиться, что с его дочерью все в порядке. Хиаши впервые в жизни ведет себя так несдержанно в присутствии Хинаты, он быстро подходит к ней и крепко обнимает. Ощущает, что она теплая, что она дышит, что она тоже обнимает его в ответ. Когда он в последний раз прикасался к ней или был ласков? Уже годы даже не тренировался со старшей дочерью, не разговаривал дольше десяти минут, не чувствовал нужды видеть её. И все это время девушка боролась за его признание, а он просто игнорировал её попытки.

- Дочка моя, наконец-то ты дома.
- Хм, - нехарактерный для неё смешок. - А вы что ли ждали меня?

Старший Хьюга немного опешил от её тона, но ничего не ответил. Промолчал, даже когда Хината прекратила объятия и отстранилась от него. Девушка становиться на колени и достает из сумки на поясе белый платок с пятнами крови. Хиаши удивлен, он опускается рядом с ней и не может отвести глаз от холодного лица старшей из его наследниц. Она безумно похожа на свою мать.

- Отец, у меня для вас кое-что есть…

Хината медленно раскрывает белые края ткани, открывая его взору два человеческих глаза. Один карий, второй зеленый. Хиаши сразу же понимает, к чему она ведет. Именно таких цветов, за словами свидетелей, были глаза у похитителя. Принесла ему трофеи в доказательство своей победы над подонком, что посмел позариться на неё и осквернить клан.

- Позови Ханаби или Юку, или Коми. Пусть опознают. Все должно быть правильно.
- Ты права, - твердо произносит Хиаши, после чего выходит из своей спальни, чтобы разбудить и привести сюда же свою младшую дочь.

Маленькая длинноволосая Хьюга спала крепко и не особо горела желанием идти куда-то посреди ночи. Но она не успела выразить свое недовольство. Не посмела, увидев ледяной взгляд своего отца. Девушка была зла на него и не хотела видеть, но не могла ослушаться, ощущая сильное напряжение. Дело серьезное. Оно касается того, что произошло вчера или же старшей сестры?

Ханаби радостно изумилась, когда увидела Хинату в комнате их отца. Она собиралась дико завизжать от восторга и кинуться на шею сестре, но её удержала рука главы клана, что легла на плечо. Хиаши включил свет, и они с дочерью смогли лучше рассмотреть вернувшуюся девушку. Невооруженным глазом было заметно, что Хината ужасно устала, её руки, бедра и шею, возможно и спину, покрывали темные синяки, белки глаз были красно-розовыми от полопавшихся капилляров. А руки все так же продолжали держать останки её обидчика. Как только Ханаби заметила два разноцветных глаза в маленьких ладошках, по её спине пробежали мурашки. Она словно опять вернулась в тот лес и смотрела, как незнакомец уносит её сестру.

- Его глаза. Это же его глаза, правда?! - вскрикнула девушка, с надеждой смотря на Хинату. Она смотрела на них, а в душе разливалось теплое чувство удовлетворения, что гад мертв. Просто так старшая сестра не стала бы приносить отцу такой подарок.
- Думаю, реакция Ханаби достаточно красноречива.
- Нет, отец. Этого мало. Ханаби, это глаза того человека, что украл меня?
- Они, точно они! - закивала девчонка, словно заколдованная смотря на сестру. Как же она скучала и хочет обнять её.
- Очень хорошо. А теперь ступай в свою комнату, - сухим тоном приказала Хината. - Завтра поговорим.

Самая младшая Хьюга перевела взгляд на отца, словно по его лицу пыталась понять причину холодности и безразличия сестры. Возможно, она зла? Возможно, уже знает? Если так, то себе же выгоднее уйти подальше от этих двоих. Ханаби смерила родственников тяжелым взглядом, кивнула сестре и поспешила вернуться в свою комнату.

- Где все остальное? - спросил Хиаши, ближе подойдя к дочери.
- Лучше тебе не знать, такое отцам не приносят, - улыбнулась Хината и подняла на него свои очи.

Он видел, как в них горел бьякуган, окруженный множеством лопнувших капилляров и вздутыми венами. В глубине глаз искрилось безумие, а на губах цвела едкая змеиная усмешка. В Хинате чувствовалось что-то совершенно иное и дикое. После такого взгляда у главы пропали любые сомнения. Хината не просто была способна убить своего обидчика, но и надругаться над его телом. В её взгляде была решимость и жажда крови. Впервые он почувствовал страх перед другим Шиноби, тем более из его клана, женщины, дочери. Она была жуткая… и чужая. Будто подтверждая мысли отца, Хината начала сжимать в руках глаза. С мерзким чавканьем они раздавливались под напором её пальцев, лопали, забивались под ногти. Хм, глаза… Такой сильный, но такой нежный орган. Девушка была здесь телом, но разум явно уплыл.

- Хината.

Никакой реакции.

- Хината, ты меня слышишь? - повторил Хиаши.
- Да, конечно. Просто задумалась, - лицо девушки мгновенно переменилось. Убийственная гримаса растаяла, а руки ловко и почти незаметно свернули остатки чужих глаз назад в платок, после чего спрятали его назад в сумку с оружием.
- Ты должна все мне рассказать.
- Прости, - опустила глаза, вновь став милой и робкой, - я не могу много поведать. Все было очень странно. Почти все время я находилась под действиями чакродепрессантов, которые смешивались с наркотическими веществами. Я была не в себе, взаперти, почти сходила с ума… Он держал меня в каком-то подвале с минимальными удобствами.
- Что ты помнишь?
- Довольно мало. Я отказывалась, есть, а он заставлял. Он часто кричал и что-то требовал от меня. А я не могла сосредоточиться. Ужасный сон, наркотики, холод. А еще в моей голове, в теле присутствовали тяжесть и боль от потери чакры. Тело не привыкло к такому.
- Он был медиком? - задал вопрос Хиаши, усаживая девушку на кровать, видя, что её руки начинают дрожать.
- Не знаю, кем он был. Помешанным на всю голову, уж точно…
- Кто он?
- Не знаю. Он не носил протектора. Он не назвал мне своего имени. Только повторял, что влюбился в меня. Впервые увидел в новостях по ТВ сразу после войны. Тогда в Конохе была уйма этих журналистов с их репортажами. Все хотели взять комментарий у ниндзя из Объединенного Альянса Шиноби. Он увидел меня и сразу запомнил. Утверждал, что это любовь с первого взгляда, что никогда не отпустит меня. Требовал взаимности как умалишенный, а я была просто не в состоянии даже понять всей ситуации. Он пугал и был, несомненно, силен.

Хиаши молча слушал, ловил каждое слово Хинаты, а в груди закипала злость. Какой-то больной ублюдок украл его дочь из-за фанатичной любви, накачивал препаратами, держал где-то под землей, разрушал её психику, а судя по синякам на бледной коже, и тело. Он сам бы хотел добраться до этого несчастного и выбить из него всю жизнь, убивать медленно и больно, чтобы тот ощутил всю ненависть главы клана Хьюга. Но эта честь досталась самой Хинате. Она имела право на убийство того подонка. Теперь его даже не удивляла та демоническая злость, с которой девушка давила глаза похитителя.

- Как ты победила его без чакры?
- Его глупая оплошность. Мое бешенство. Он то ли забыл, то ли не успел вколоть мне следующую дозу. Просто я почувствовала, что наркотическое действие прошло. Чакра еще не вернулась, но я смогла четко думать и ярче чувствовать реальность. В раз все начало действовать на нервы. Я была в ужасном психическом состоянии, такой злой и напуганной не была еще никогда в жизни. Но пыталась не выдать ничего, когда пришел он. Попытался поцеловать меня. - Кулаки Хиаши сжались. - Я даже не думала тогда. Резким движением впилась зубами в его шею, разгрызая зубами кожу, мышцы и артерию. Ты знал, что, если не колебаться, от человека очень просто отгрызть кусок? - этот вопрос был поставлен таким спокойным и наивным голосом, что по спине бывалого Шиноби пробежался холодок.
- Он умер от кровопотери?
- Да. А возможно позже от куная.
- Куная?
- Да. Я вытащила оружие из его сумки и несколько раз ударила в сердце. И не только. Била во все подряд. Изрешетила парня. И поделом… Возможно им и порезала руку. У меня значительные провалы в памяти, я не помню, как поранилась. Плохо помню, как выковыривала его глаза. Странно, но я даже в том состоянии боялась показаться тебе без доказательств. - Еще один удар в отцовское сердце. Заслуженный удар.
- Где он держал тебя?
- Хижина какая-то. Снаружи казалась заброшенной, но внутри работало все полностью. На эмоциях я взорвала её.
- Как?
- Самый глупый твой вопрос, - осуждающе вздохнула она. Впервые Хиаши был пристыжен ею, но не успел возмутиться и поставить дочь на место, как она снизошла до объяснений. - Нашла кухню, открутила все конфорки на газовой плите, после отыскала свои вещи, а там были оружие и печати, средь них и взрывные. Выйдя на улицу, я еще дала газу время, после чего выпустила в сторону хижины кунай с взрывной печатью. Немного не рассчитала. Меня откинуло взрывом и оглушило. Отсюда большинство синяков и травма головы, похоже, у меня сотрясение. Или это все еще последствия чакродепрессантов...
- Где это все произошло?
- Если бы знала! Мозг тогда работал очень странно, то быстро соображая, то совсем отключаюсь. Из-за этого и провалы. Помню, как меня откидывает взрывной волной, потом ничего. Очнулась я на ходу. Представляешь? Будто вернулась в свое тело. Я куда-то бежала. Чакра уже начала возвращаться и просто бурлила в каналах, по всему телу. Это было так приятно! Потом обнаружила в свертке глаза того ублюдка. - Хината никогда не использовала таких слов. - И когда я более-менее пришла в себя, решила проверить бьякуганом, где нахожусь. Оказалось, что я почти на краю страны Огня. Поняв куда надо идти, я для начала искупалась в ближайшем озере, постирала одежду от земли и крови, после направилась домой. Ну вот, я здесь…
- На пропускном пункте тебя не заметили?
- Стражи спали. Мирное время разбаловало всех нас.
- Это точно, - вздохнул отец девушки. - Хината, у меня к тебе последний вопрос.
- Да, пап, - её согласие было таким покорным и нежным, что сердце Хиаши сжалось.

Мужчине было очень не по себе. За один этот разговор он узнал о ней больше чем за всю жизнь. У его старшей дочери так много сторон. От ужасных и жестоких, до бесконечно милых, как этот выжидающий, добрый взгляд, с которым она смотрит на него. Это слово «пап», которое он не слышал уже многие годы, вместо него только холодное и почтительное «отец». Его дочь была удивительно странной. Но теперь она еще и опасная. Он понял, что Хината может превратиться в безжалостного монстра, стоит потерять самообладание. А может он ошибается? И все её действия были только последствиями наркотического воздействия на её мозг, тело, сознание, а в придачу эмоциональное давление того сукиного сына.

- Пап, ты что-то спросить хотел, - ненавязчиво напомнила девушка, заметив, что взгляд Хиаши выражал отчужденность.
- Этот негодяй… Он… Он обесчестил тебя? - тихо выдохнул из легких такой тяжелый вопрос.

На секунду Хинатой овладел шок. Хотя это был весьма резонный вопрос от отца. Её выкрал ненормальный, очевидно помешанный на ней мужчина, было бы очень глупо и наивно предполагать, что он не хотел её в сексуальном плане. Тем более из рассказа становиться ясно, что тело её он поддерживал бессильным, а сознание время от времени уплывало из-за медикаментов. Было бы даже странно, не изнасилуй он свою пленницу.

Хьюга опустила голову, прикрыв лицо волосами, чтобы отец не заметил, упрямо лезущую на губы, ухмылку. Глаза девушки застелила легкая, театральная пелена слез, губы начали дрожать, а лицо совсем побледнело.

- Да, - выдохнула она, а сердце отца только сильнее сжалось от боли за дочь. Ему вновь захотелось самому истязать гада, чтобы ни косточки не осталось, чтобы умирал в страшных муках. Теперь рассказ о его убийстве казался Хиаши слишком милосердным. Не странно, что Хината с таким остервенением уничтожала последнюю его часть. Он бы и сам с удовольствием раздавил те проклятые глаза, большими пальцами, прямо в черепной коробке подонка.

Девушка, как бы невзначай, затравленным взглядом оглядела своего родителя. Ей понравилось то, что она увидела. Сжатые кулаки, крепко сомкнутые челюсти и горящий ненавистью бьякуган. А еще в его глазах была искренняя отцовская боль. Грех было ею не воспользоваться.

- Отец. Пожалуйста, сберегите это в секрете. Я не хочу стать посмешищем в клане и в Конохе. Знаю, это моя вина...
- Нет. Не смей так думать.
- Вы не скажите?
- Другим - нет. Но старейшины должны знать.
- Нет, не должны! Вы глава или кто? - вспылила куноичи, заливаясь слезами. И даже не знала, что нажала на самую чувствительную точку в самолюбие Хиаши, которое ранее было сильно ущемлено. Не особо размышляя, мужчина кивнул.
- Если для тебя это так важно, я ничего не скажу.
- Клянитесь, - прошипела, смотря на него тем же безумным бьякуганом в кроваво-красном облачении, который он уже видел в этой комнате. Казалось Хината способна убить даже его, если он не даст клятву. Здесь и сейчас. И победить такую ярость у него бы не было шансов.
- Клянусь жизнью каждого из клана Хьюга, что это останется только между нами.

Хината кинулась отцу на шею и старалась подавить рыдания. Выходило из рук вон плохо. Сначала Хиаши был в шоке, но вовремя очнулся и тоже обнял дочь, гладя её волосы. Давно они не были так близки. Возможно никогда…

Девушка, правда, желала ласки, добра и поддержки от родителя. Она плакала не, потому что её украли и истязали ум, а согласно истории и тело. Хината не ожидала, что он отреагирует так… нормально. Как каждый любящий отец. Не ожидала, что не упрекнет и не унизит, что поймет и пожалеет. Его поведение прорвало её на настоящие эмоции. Все же ей нужен был её папочка. Хиаши всегда был строг, но когда-то еще до рождения Ханаби и смерти их матери, он позволял себе ласку в сторону своей единственной наследницы. Жаль, те воспоминания почти утеряны в памяти девушки, а вот отец их не забудет.

Хината уснула у него на руках, как ребенок и он бы ни за что не упрекнул её за это. И никогда за то, что с ней случилось. Его дочь в таком состоянии сама уничтожила врага и принесла отцу трофей. Она выжила и убила, он не сумел защитить и спасти. Хината поднялась в его глазах, он же наоборот - опустился. Но у них есть лучший на свете лекарь, время. Они забудут об этом навсегда. И завтра Хиаши сам доложит обо всем Шестому Хокаге, после чего запретит касаться этой темы. Это дело клана Хьюга, и оно закрыто.

Её роль отыграна замечательно. Занавес!

Влюблена в его лицемерие... Глава 10

Глава 9. Волк покинул овечью шкуру!

Когда принцесса Хьюг проснулась, солнце было уже высоко. Голова была тяжелой от слез и немного кружилась. Хината не успела еще сосредоточиться, как её глаза узрели строго белую стену возле своего лица. Дыхание девушки враз сбилось, после чего она начала испуганно отползать от безразличной белизны, пока не упала с кровати. Только ударившись филейной частью о пол, а головой о прикроватную тумбу, девушка начала соображать, что она не в больнице, а в комнате отца. Все в порядке. И стены здесь не белые совершенно, а бледно-бледно оливковые.

«Да что это со мной?»

Хината начала вспоминать весь ночной разговор с отцом. Медленно по её губам расползлась улыбка. У неё все получилось. Она была уверена, что этой ночью отец больше не спал. Оставил её на своей кровати, после чего, однозначно, поднял старейшин и сообщил им новость, а ранним утром отправился уладить все вопросы с Шестым Хокаге. Хьюга понимала, что Хиаши, как отец и глава клана, возьмет все объяснения и урегулирования на себя, не даст дочери больше думать о том, что случилось.

И да, нечестно было врать отцу про изнасилование, но он сам подал просто блестящую идею! Ведь если она осквернена, то уж точно не может быть выдана замуж и отдана, как дань, в чужой клан. И он пообещал не выдавать эту информацию никому, значит на ней не будет еще одного клейма позора клана. Конечно, этой ложью Хината очень подставляет Ханаби. Но, главное, что теперь над ней не будет висеть этот Дамоклов меч. Вчера ночью девушка решилась еще на один шаг. Она станет главой клана и сделает всё для этого. Это в её силах, а главное в её праве. Хината сама себе доказала, что в состоянии принимать неприятные решения, ради благих целей.

Свидетельствами этого были глаза, вырванные у невинных людей. Хьюгу душило осознание того, что она сделала. Но если играть, то по-крупному. Если врать, то без шанса на разоблачение. Любовь к недостойному человеку и ярость возвращенной чакры, лишили куноичи сострадания. Она до мелочей помнила лживый облик Наруто. Долго гуляла каким-то мелким, незнакомым селением пока не нашла два нужных оттенка. В двух разных парней. Хината убила обоих, забрала то, что нужно, и сожгла тела. Нигде поблизости не должно быть и слуху о вырванном глазе, тем более о двух, тем более подходящих её ситуации. Охотилась она, конечно же, под чужой внешностью. Её не должны были видеть.

И раздавила она те глаза для того, чтобы Цунаде и Сакура не вызвались их проверить, желая узнать больше о том Шиноби. Они бы только поняли, что это глаза разных людей и они не ниндзя. Именно поэтому, принцесса бьякугана сейчас идет в свой сад, где почти не бывает незваных гостей, чтобы сжечь и уничтожить последние напоминания о невинно убитых людях.

Все это было рискованно и грязно. И для чего?! Прикрыть Наруто? Чтобы к нему ни одна ниточка не привела? Да она лично была бы только рада, если бы тогда в её руках были его голубые глаза. Но девушка еще хочет поиграть с ним, померяться лицемерием. Не хочет быть с ним рядом, но и без него не может представить свою жизнь. Втянулась в его игру. Он поломал её за пару дней и собрал назад что-то похожее на предыдущую версию, только больше похожую на него. Теперь то он может позволить себе любить её, не боясь запачкать её чистоту.

Хината понимает, что с ней происходит что-то странное. Обдумывая разговор с отцом, чувствует, что иногда не могла сдерживать чистую ярость. Что-то темное и вязкое изгибалось в её груди, как змея. Хоть она и старалась контролировать голос, была ужасно зла, рассказывая отцу свою полу сказку, полу быль. Ведь соврала она только про расправу, место, немного перегнула историю про наркотики, которые еще струятся по венам, и про изнасилование. Требования, отношения, условия и атмосфера были все так же ужасны. Черт, она до сих пор не могла понять, как смогла поддаться Наруто, признаться ему, а после всего, выгораживать его, лгать и убивать ради него. Все чтобы эта глупость не уничтожила его будущее, чтобы стал Хокаге. А нужен ли Конохе такой лидер?!

Хината зашла вглубь своего сада, подошла к любимой сливе. И еще раз убедилась, что кем и чем бы она ни была снаружи, здесь её душа успокаивается. Все плохое становиться незначительным. Раздавленные глаза в платке уже не такие страшные и противные, они просто есть, с этим уже ничего не поделаешь. Время не вернешь вспять. Немного спирта и одна зажженная спичка. Огонь пожрет улики её преступления. А ей просто все равно. Только один раз в жизни сад не смог залечить её душу. Когда умер Нэджи, тогда отключиться и сыграть в равнодушие не получилось. Она сидела под этой же сливой и плакала, долго и истошно. Именно здесь мечтала поменяться с ним местами. И не только там на линии огня, а намного раньше, еще при рождении. Но увы…

Несколько деревьев в этом саду посадила сама Хината, другие же были посажены и выращены её покойной матерью и бабушкой. Он был её главным наследием. Ханаби никогда не интересовалась садом, редко заходила, не чувствовала с ним никакой связи. Эстетика мало интересовала младшую сестру, она была до ужаса практичной и малообщительной. Все, что её интересовало в этой жизни, это тренировки и Хината.

Всегда, когда она приходила сюда слышала только тишину. Но вдруг все изменилось. Как только огонь потух, а Хьюга отвлеклась от своих мыслей, услышала тихие всхлипы. Сердце сильно сжалось, и она пошла на звук чужого горя. И нашла источник этого шума. Знакомый маленький мальчик лет четырех плакал под молодым деревом, ею посаженым. Это был Хиоро, сын джоунина Хидзуо Хьюга. Она помнила его от рождения до этого самого момента, помнила на похоронах его матери. Он так сильно напоминал ей брата Нэджи.

- Привет, - улыбнулась Хината, присев рядом с маленьким соклановцем.
- С-с-сестрица Х-х-Хината
- Хиоро, почему ты плачешь?
- Ты жива?
- Я вернулась ночью, еще многие не в курсе, что я дома. Но это только вопрос времени, Ханаби наверняка сейчас бегает по району и всем рассказывает.

Девушка лучезарно улыбалась мальчику, а он смотрел на неё, как на святыню. Не мог глаз оторвать от синяков на бледной коже. Слезы перестали течь из белых глаз, но щечки были еще мокрыми. Хината хотела повторить свой вопрос, но её перебил Хиоро.

- Тот похититель сильно обидел тебя. Да?
- Да. Но это уже не важно. Он мертв.
- Ты победила. Я верил, что ты сможешь. Я рад, что ты жива, сестричка Хината, - слезы опять начали течь из глаз мальчика, он взял её за руки, а девушка даже дышать перестала. - Но больше тебе не придется сражаться самой. Папа не смог, но я защищу тебя и весь клан Хьюга! Обещаю!
- О чем это ты?
- П-п-папу наказали за то, что он не смог защитить тебя, но я смогу. Сегодня мне поставят печать и…
- Что?! - вскрикнула наследница клана, вскакивая на ноги. - Как печать?! Что значит наказали?
- Его к-к-казнили… И Коми т-т-тоже… Вчера были похороны.
- Вчера? - жалко выдохнула Хьюга, из её тела словно выкачали душу. Не хотелось верить ни одному слову. Но как говориться, устами младенца… Здесь не чему было удивляться. Таким был их клан.
- Вчера.
- Ты сказал, что сегодня, сразу после похорон твоего отца, тебе поставят проклятую печать?
- Проклятую? - не понимая переспросил Хиоро, смотря на неё наивным, детским взглядом. В её памяти сразу же всплыли воспоминания. Маленький Нэджи на похоронах его отца, а на челе повязка, скрывающая «Птицу в клетке». Верхушка хочет еще одну судьбу пустить в расход, закрыть еще один талант в Младшей Ветви под своим гнетом.
- Это будет происходить в главном зале Совета Хьюг?
- Да. А ты придешь посмотреть?
- Конечно, приду, братик, - улыбнулась Хината, погладив мальчика по длинным темно-каштановым волосам. - Еще как приду…

Теперь то Хината поняла, почему все, кто видел её по пути в сад, ограничивались парой фраз о том, что счастливы возвращению наследницы, скромно улыбались и быстро отводили глаза. Им всем было горько из-за смерти двух хороших людей. Клан был в трауре, но прямо ей никто ничего не сказал, чтобы не оскорбить. Или по другой причине. Неужели кто-нибудь думал, что она ничего не узнает?! Старейшины и отец убили её телохранителей, невинных людей, оставили родителей Коми оплакивать молодого сына, что недавно лишь стал джоунином, и сиротой маленького мальчика. Она не хочет, не сможет спустить им это с рук. Больше нет...

Кое-как сдерживая злость и слезы, Хьюга оставила Хиоро под тем же деревом, а сама направилась в комнату Ханаби. Прежде чем устраивать скандал, нужно разобраться во всем. Сестры внутри не оказалось. Раньше Хината никогда бы так не сделала, но она зашла в чужую комнату без разрешения, решив подождать младшую. Ханаби не заставила себя долго ждать, похоже сегодня ей было не до тренировок. Все в трауре, а у неё сестра домой вернулась! Её же она искала по всему кварталу. И как удивилась девушка, когда обнаружила Хинату в своей комнате, сидя на кровати.

- Ханаби, расскажи мне все, - со слезами на глазах попросила она.

Младшая Хьюга сразу поняла, что именно интересует сестру. Она тихо закрыла за собой двери и села возле заплаканной девушки. Девичий треп подождет, еще успеет сказать, как рада видеть сестру живой и здоровой. Почти здоровой.

- Я думала отец тебе ночью все рассказал.

Черноволосая отрицательно замотала головой.

- Тогда кто?
- Хиоро. Сын Хидзуо. Рассказывай давай.
- Повествовать особо нечего. После твоего похищения совет вынес приговор Коми и Хидзуо. Смертный приговор. Я подглядела за судом. После направилась к отцу, просила, чтобы он не делал этого. Сначала он не слушал меня, но я напомнила, что ты этого не стерпишь, когда вернешься. Только тогда он согласился помиловать их.
- И?!
- Отец спорил со старейшинами десять дней. Наших телохранителей казнили вчера, вечером сразу же похоронили. Все были ошарашены тем, что старейшины все-таки сделали это, не смотря на «нет» главы, но и он смирился, хоть и злился. Они хотели…
- Эти чертовы старики показали отцу его место. Глава, который только кукла в их руках, - прошипела Хината.
- Может, и так. Жаль, что ты не вернулась хоть на два дня раньше. Я ни в коем случае не виню тебя! Просто старейшины клана были уверенны, что тебя убили и за это, по их мнению, кто-то должен был быть наказан.
- Думали, меня так легко убить…
- Ты как? - осторожно спросила Ханаби.
- А как должна быть? Как ты и отец? Проглотить жестокое убийство членов нашего клана? Или еще прикажите спокойно сегодня наблюдать за тем, как будут клеймить проклятой печатью ребенка?!
- Хина, такова судьба.
- И твоя тоже, - словно пощечину залепив, произнесла черноволосая девушка. - Ты родилась второй и должна принадлежать Младшей Ветви. Если завтра Хиоро Хьюге поставят печать, ты будешь стоять рядом с ним с такой же.

Хината выплюнула последние слова в лицо своей младшей сестре, после чего покинула её комнату. Это впервые она так обращалась с ней, впервые угрожала. Но Ханаби сама виновата. Эти глупые слова о судьбе, которые им в головы вдалбливают с детства. Как же тошнит от всего этого! Если сестрица и правда так верит в судьбу, то она поставит её в те условия, что той были уготованы с рождения. И пусть только попробует жаловаться! Хината Хьюга чувствовала, как рвется цепь, на которой она сидела всю свою жизнь.

***
Вечер. Церемония проклятой печати.

Трое старейшин и глава клана Хьюга стояли в одном ряду, напротив них на коленях сидел четырехлетний мальчуган. За ним стояли свидетели церемонии, самые сильные и влиятельные представители Старшей и Младшей ветвей клана. Все строго в кимоно. В зале не горело ни одной лампы, только множество свечей. Хиоро сидел тихо и старался вести себя как подобает, но он то и дело пытался оглянуть всю комнату, оглядеть каждого, кто пришел посмотреть, как ему поставят печать. Он собирался гордиться ролью, что ему отвели в клане, «Защитник». Но из головы никак не уходила реакция главной наследницы и тон голоса, которым она назвала печать «проклятой». Что это всё значит, мальчик не понимал. Но радости и восторга от будущего больше не было. Только воспоминания… Тело отца в белом кимоно, завязанном на левую сторону, и чистый лоб. Метка исчезает только вместе с жизнью.

- Начнем, - громко и четко произнес нынешний глава, Хиаши Хьюга.

Интересно таким же уверенным тоном начиналась казнь отца мальчика и Коми? После этих слов, из ряда вышел самый пожилой мужчина из старейшин. Сколько поколений он уже клеймит членов клана Хьюга? А сколько из них умерло за лживые идеалы и традиции, включая его родного сына?

Старик успел только сложить ручные печати для нанесения метки, как двери в зал слетела с петель и отлетела в сторону.

На пороге стояла старшая принцесса бьякугана, Хината Хьюга. И сейчас она меньше всего была похожа на обычного человека. Лицо холоднее льда, глаза казались сияющими полнолуниями, хоть додзютсу не было активировано, губи подведены черно-красной помадой, волосы распущены, а в них будто вплетена звездная ночь. На ней было надето черное кимоно, подол и рукава украшены узором из белых пионов. А на спине белым на черном красовался символ клана Хьюга.

В этот миг девушка напоминала древнего, прекрасного ёкая. Хоть весь её силуэт выглядел аристократично спокойным, она источала ощутимые злость и агрессию. Дар речи потеряли практически все присутствующие. Несколько пар белых глаз начали гореть от восторга, который было сложно подавить. Некоторые из важных персон клана впервые ощущали такую подавляющую энергетику от старшей дочери главы. Обычно её описывают совершенно по-другому…

- Хината Хьюга, вам не положено быть на подобной церемонии, - начал старейшина, что собирался клеймить мальчика.

Девушка только театрально закатила глаза и подошла к говорившему. Она пришла сюда не спорить и не договариваться. Она здесь, чтобы подавить каждого, чтобы расставить все точки над «ё» и показать этим зазнавшимся глупцам, чего она стоит. Старик даже ничего сообразить не успел, как Хината схватила его за пальцы, что все еще изображали печать, и резко перекрутила их. В тишине зала послышался болезненный хруст костей, а после короткий вскрик самого старейшины. Почти все воины Хьюга, что сидели позади мальчика, подскочили на ноги. Но напасть на всеми любимую наследницу никто не решился. И только Хиоро, смотря на сестрицу, замер на коленях. То ли от шока, то ли от страха, то ли от восхищения...

- Что ты себе позволяешь?! - строго прикрикнул Хиаши.
- Я защищаю младших и слабых, как и подобает добродетельному Шиноби. - Невинная улыбка.
- Он принадлежит Младшей Ветви и это его судьба!
- Судьба, судьба, судьба! Как же надоело! Может хватить вдалбливать в головы это бред всем поколениям клана Хьюга. Я здесь, чтобы сломать ваши чертовы судьбы!
- Хината, уйди отсюда сейчас же!
- Нет, отец. Давай сначала разберемся, что же ВЫ себе позволяете?
- Что ты имеешь ввиду?
- Да всё это! Вы позволили пустить в расход двух отличных ниндзя, оставили ребенка сиротой, а сейчас ставите ему же рабскую печать.
- Он принадлежит Младшей Ветви.
- Если память мне не изменяет, а она этого не делает, Ханаби Хьюга, тоже должна принадлежать Младшей Ветви, но её лоб чист. Свою дочь вы пощадили, действующий глава. Вы должны были клеймить её намного раньше, чем заметили силу и способности. Не это ли называют самодурством? Можете плевать на традиции, когда сами этого захотите.

С каждым словом Хината распинала собственного отца, уничтожая его авторитет. И ей было не жаль. Она жалела мертвых, что полегли, веря в их клановые идеалы. К родному отцу девушка в тот момент совершенно ничего не чувствовала. Он был виновен в её глазах, а значит заслужил на каждое слово, что она готова вонзить в него. Хиаши смотрел в её глаза и понимал, что проигрывает. Он знал, что Хината не станет терпеть убийство её людей, но не знал, что готова зайти так далеко. Сейчас ему нечего ей возразить. Выдержав взгляд отца, Хината повернулась к хьюгам за спиной Хиоро.

- И никто из вас вовремя не поставил вопрос ребром? Зато на подобную показуху приходите. И продолжаете молчать. Какой сюрприз! Самый сильний клан Конохи - стадо баранов!
- Ты решила обвинить всех здесь в вековых традициях? - с усмешкой спросил Хиаши, уже играя, провоцируя Хинату. Хоть ему было больно, но в тоже время интересно, каким ядом она ему ответит.
- Мне стыдно за тебя, отец. Мне стыдно, что дядя Хизаши отдал свою жизнь за тебя. При твоем главенстве клан продолжает гнить и наполняться ненавистью. Его смерть была бесполезной. И я не позволю, чтобы жизнь гения нашего клана Нэджи Хьюга была так же потрачена. Мы все либо одна семья, либо одно большое кладбище!

- Я считаю, есть смысл выслушать главную наследницу, - четко произнес один из мужчин, что наблюдал за всем происходящим с противоположенной стороны комнаты. Это был бывалый, но довольно молодой ниндзя из Главной Ветви, Кэнджи Хьюга. - Мне интересно, что ею движет и что она нам предложит.

- Спасибо. Когда-то на экзамене чунина во время боя с нашим гением Нэджи Хьюга, Наруто Узумаки пообещал стать Хокаге и изменить наш клан, - Хината понимала, что стоит начать именно из этих слов.

Напоминание о кузене больно откликнуться в сознание каждого из присутствующих, он был силен, умен и, черт возьми, гениален. Не было в клане человека, что не оплакивал юного Шиноби. Вторым манипуляторным рычагом было имя главного героя деревни в прошедшей войне. Джинчурики Кьюби стал очень ценной фигурой, его любили, уважали и к нему не могли не прислушиваться. Он будущий Хокаге. Всего два имя, а уже способны настроить аудиторию на нужный ей настрой.

- Так вот! Я не собираюсь ждать его действий. Тем более Наруто не член нашего клана. Мое послание простое: либо мы рушим несправедливые традиции, либо смерть для клана Хьюга. - Высокопарные слова встретили насторожено. - Мы должны быть не просто кланом. С этого дня мы одна семья! Достаточно поклонения глупым традициям. Хватит использовать братьев как оружие и щиты! Каждый из нас владеет одинаковыми глазами, а значит каждый должен защищать друг друга в равной степени, больше никаких секретных техник Главной Ветви. Теперь мы один крепкий ствол дерева, а не ветки. Только так мы станем еще сильнее.

- А кто не согласен, - она обратила свой взор с активированным бьякуганом на троих седых старейшин и улыбнулась, - я лично поставлю им на лоб «Птицу в клетке», и посмотрим долго ли они проживут.

Трое пожилых мужчин кипели от возмущения, а Хиаши продолжал наблюдать за своей дочерью. Он не понимал, как ему сейчас себя чувствовать. С одной стороны, она осуществляет первый в истории клана переворот, а с другой - он безумно гордиться ею сейчас. Хината за своим желанием просто вырвала руль из его рук и одной речью перетащила на свою сторону самых важных людей в клане. И это были не эти три мешка со старыми костями, а полные сил и опыта, серьезные Шиноби, которые полезны и в совете, и в деле. Их расположение к ней было очевидно. Десятки белых глаз заколдовано смотрели на Хинату.

Поколениями Хьюги следовали традициям, ставили печати, жертвовали людьми, как пустыми пешками. И вот она. Хватило одного твердого «хватит», чтобы все согласились с тем, что разделять клан нет смысла. В Конохе много старых кланов, но никто из них не позволяет себе такого высокомерия относительно человеческой жизни. Хиаши понимал это, ведь всю жизнь несет бремя смерти своего брата-близнеца. У него не было достаточно желания и упрямства в молодые годы, чтобы отменить эти старые традиции. Потом пришло смирение и долг.

Изменения были нужны уже давно. Если люди созрели для них, то бояться свергать старые уставы - трата времени и ресурсов. А клан Хьюга был готов.

- Не зарывайся, мелкая девчонка, - грозно приказал один из старейшин, предшественник отца Хинаты.
- Черт, ненавижу, когда меня невнимательно слушают. Ну, что же, вы пришли сюда посмотреть, как ставятся печати. Не мне вас разочаровывать!

Каждое слово девушка выговаривала спокойно и с улыбкой на губах. А в глазах горел злой огонь. Эти краски на её милом личике переплетались, представляя красивую, но ужасающую картину. Каждый в комнате понял, к чему она клонит, но никто не верил. Очень зря. Тогда бы не было такого массового шока, когда принцесса сложила нужные печати. А потом еще раз, когда трое пожилых мужчин опустились на колени и взвыли от боли. Лицо каждого Хьюги в комнате было изумленным не только её наглой жестокостью в отношении самых старых членов клана, но и тем, что она одновременно клеймила сразу трех человек. Это было немыслимо! Никто еще не был способен на подобное. Ни в одной книге библиотеки носителей бьякугана о таком не писалось. Что значило, Хината сама придумала это дзютсу. Как говорится, хочешь мира, готовься к войне…

Никто даже не представлял, сколько времени потратила девушка, читая древние свитки. Принцесса знала о клане, его корнях и бьякугане не меньше любого из старейшин, а может даже больше. И все это ради того, чтобы отыскать способ снять метку со лба любимого и уважаемого брата. Нужного ответа найдено не было. Все, что родил её мозг, это еще более болезненное впечатывание «Птицы в клетке» в человеческие головы. Она поняла, как расширить радиус поражения, одновременно клеймя больше одного человека. Хината была уверена в себе, в своей чакре и контроле. За желанием она могла бы поставить метку на каждого жителя квартала Хьюга одновременно.

- Это последние свежие печати, что вы увидите. Больше им нет места в моем клане, - произнесла девушка, смотря на троих седых Шиноби, что потеряли сознание от боли и лежали у её ног. - Хиаши Хьюга, как опытный руководитель, будет моей правой рукой, но не более. Все главные решения по управлению кланом с этого момента в моих руках. Вы должны принять это как факт. Иначе мне придется исполнить свои угрозы. А я этого не хочу. Я люблю наш клан и еще сильнее хочу любить нашу семью.

После этих слов, один за другим Шиноби и советники главы преклонили перед ней колени, опустив покорно головы, так они выражали свою преданность и признавали её своим лидером. Право крови, сила воли, бушующая в теле чакра и твердая позиция склонили их. Хината точно знала, каким хочет видеть свой клан, она была готова действовать даже если бы встретила силовое сопротивление.

Никто даже не представлял, что гибкая и спокойная принцесса создала способ сломать систему клана. Кровавый способ, шантаж. Либо слушайтесь, либо умрите. Теперь они все одно целое, никакого распределения. Или же тебя ждет печать и смерть. Благие намеренья же оправдывают грязные методы?

Последним преклонился Хиаши.

- Спасибо, что поддержали меня. - Грациозный поклон. - Моих людей больше не будут убивать в угоду глупым традициям. Таково мое последнее слово. Теперь можете разойтись, - шелковым, но повелевающим тоном произнесла новая глава клана Хьюга.

По спинах всех присутствующих пробежали мурашки. Её довольный голос, словно ласковый змей, проникал в черепные коробки. Каждый в комнате еще раз убедился, что это все далеко не шутка, не розыгрыш. Принцесса решила раньше времени устранить от власти своего отца. Забирает свое, когда хочет. Она собралась разрушить несправедливость и уровнять судьбы, а всех несогласных готова давить. И нет силы или воли, что решит ей противиться.

Волк наконец-то покинул овечью шкуру. А стадо готово превратиться в стаю.

Хината взяла за руку Хиоро и покинула ошарашенных новым порядком главных игроков клана Хьюга.

НаруХина.ру - Влюблена в его лицемерие... - версия для печати

 скрыть [x]