НаруХина.ру - Мир сквозь стеклянную оболочку - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Мир сквозь стеклянную оболочку

Хмурая и холодная зима. За окном неторопливо падали снежные хлопья, оставляя на душе теплый осадок прошедших праздников, сразу становилось по-особенному приятно, внутри разливалось что-то горячее, обжигающее сердце, отчего оно невольно начинало трепетать.

Даже такие повседневные дни в школе становились не такими шумными, напротив, люди лениво перебирали ногами по коридорам, размеренно обсуждая о том, как встретили этот Новый Год, все это приобретало какой-то домашний оттенок.

Все, впрочем, успели понабивать желудки за столь короткий срок, да и отданные силы на пиршество по ночам, заставило сдаться этой спокойной атмосфере, обычно такое бывало только зимой, но, как и в любом другом учреждении, бывали редкостные экземплярчики, коим являлся самый яркий парень этой школы — Узумаки Наруто. Яркий потому что неимоверно болтлив, улыбчив, непоседлив, к тому же крайне позитивен, с ним всегда была особая атмосфера, находиться в его обществе — значит не миновать необоснованной улыбки, даже в самые тяжелые дни, он был просто заразителен.

Наруто был своего рода магнит, к которому тянуло всех, в частности, девушек, такие приметные личности всегда становятся чем-то более интересным для женской половины, в особенности, когда парня и внешняя красота не обошла стороной.

И сейчас, когда по коридорам школы только проскользнули столь знакомые блондинистые локоны, со всех сторон послышались громкие и звучные приветствия.

— Привет, — громко выпалил Узумаки со своей солнечной улыбкой, а после поспешно обернулся к своей подруге, выставляя большой палец вверх. Та, удостоившись нелепому знаку, хмыкнула, отвернувшись от него.

— Ну, Сакура, что не так-то? — с досадой начал он, рассматривая розоволосую с каким-то хмурым выражением лица.

Наруто, я, конечно, сердечно рада за тебя… — выдержав паузу, насупилась девушка, — Но, я не хочу участвовать каждый день в твоем столь горячем приветствии, меня это раздражает, да и к тому же, выполнил ли ты домашнее задание? — с ухмылкой поинтересовалась девушка.

— Какое? — с подкупающим удивлением спросил он.

— Ты не исправим, — хлопнув глазами и приложив ладонь к виску, утвердила она.

— Да что же? Что задавали-то? — с возмущением задал вопрос блондин.

— Оболтус ты эдакий! Написать небольшой рассказ с рождественской тематикой надо было!

Узумаки заметно побледнел, хватаясь руками за голову.

— Да как же я успею за такой маленький срок?

— Сам виноват, балбес, у нас было времени в достатке, а ты его стопроцентно прогулял или пролежал на кровати, поедая вкусный салат, вот теперь шуруй в библиотеку, может что и найдешь годного для того чтобы быстро содрать, да и какой тогда писатель с тебя выйдет? Горе луковое… — глубоко вздохнув, Сакура с удивлением оглянулась, не заметив друга рядом. «Ну, скорости тебе не занимать». Она с улыбкой покачала головой.

Узумаки спустя пять минут стоял около библиотеки, опираясь руками о коленки и шумно пытался отдышаться.

— Ну вот, найду чего-нибудь, — он был явно доволен собой, по его широкой улыбке это выяснялось лучше всего.
Собрав себя в кучу, он аккуратно отворил дверь. Проходя внутрь, блондин с детским изумлением оглядел огромные стеллажи с книгами, которые в пять раз выше него самого — это его всегда поражало, пусть и захаживал сюда очень редко, но, когда предоставлялась подобная возможность, всегда приходилось разевать рот, осматривая эту подарочную информацию школы, которую с такой щедростью предоставили каждому ученику. Пусть и века бы не хватило все прочесть, но ощущение другой атмосферы захватывало дух.

Казалось, что ты находишься в другой вселенной, в руках уже ощущается шелест старых страниц, запах, которым обладали только эти листы бумаги. Узумаки тепло улыбнулся, его, конечно, увлекали книги, пусть и не до фанатизма, но было довольно здорово проводить спокойные вечера за Томом Сойером или еще каким-нибудь увлекательным чтивом.

Совсем не сбавляя обороты, разбушевавшегося вдохновения, которое свирепо сжало сердце в тиски, заставляя в порывах браться за ручку и чистый лист, Наруто глухо шлепнул себя по щекам. Все эмоции и чувства он выплеснет непременно чуть позже, главная задача найти что-нибудь о столь известном празднике. Конечно, фантазия у него была выше крыши, но более чем полезна в таких случаях, как для создания замысловатых персонажей, оригинальных вселенных, но не в реальных, достаточно настоящих историях, основанных на жизни. В этом ему приходилось всегда в поте лица пыхтеть, чтоб получилось что-то более интересное, нежели скупые описания обстановки, неплохо бы и стихи начать писать, но в этом точно не его конек.

Со всеми мыслями, которые сползались как змеи, пришлось повременить. С уверенностью завернув влево, проходя в самую глубь и в голове транслируя все полки, он с предвкушением улыбнулся, на этот раз, уже заворачивая направо.

С пылом вылетев из-за очередной полки, Наруто крепко схватился за коржик знакомой книги, потянув ее на себя.

Вот, что он искал — оно попало к нему в руки. Раскрыв этот тайный мир, он с жадностью начал бегать глазами по предложениям, скорей желая удостовериться в правдивости и точности, нежели для того, чтобы просто прочесть. С накатывающей радостью поступил и кивок — это именно то, что нужно.

Пока обуреваемые эмоции не поутихли, и он сам не смолк, распрощавшись наконец-то с этой суетой, Наруто бы не смог заметить несколько странный исход событий. Слишком увлеченный своими делами и интересами, Узумаки с нахлынувшим любопытством повернул голову, после забывая обо всем, что надоедливо забивало голову.

Рядом с ним, на полу расположилась незнакомая девушка, сладко посапывая в обнимку с толстой книгой. Ее очки сползли на самый кончик носа, а пышные ресницы изредка подрагивали. Локоны были длинные, словно у принцессы, пришедшей из сказки, они рассыпались на ее шее, а там и на лице, прикрывая маленькие бледные губки от посторонних лиц.

«Такая милая» — про себя подумал Узумаки, невольно залюбовавшись таким прекрасным зрелищем.

«Слишком милая» — поздно осознавая свои действия, уже держа кончик иссиня-черных локонов на своих пальцах, он застывает на месте, когда ее глаза медленно открываются, мгновенно сморгнув от подступившей неожиданности, она уже полностью распахивает их.

Он напрямую встречается с ее фиалковыми глазами, буквально растворяясь в них. Какое-то шоковое состояние полностью сковывало движения обоих, тем самым заставляя просидеть, так как можно дольше, но ведь это и неплохо? Узумаки был готов тонуть в этом моменте вечность.

Мир сквозь стеклянную оболочку. Глава 2

Первым во всей этой ситуации успела опомниться девушка, все то удивление от происходящего, что недавно исказило ее лицо, не оставило за собой и следа.

Она, быстро среагировав, выставила книгу перед его глазами, тем самым закрывая этот пристальный взор от себя.

Узумаки с полным непониманием вылупился на обложку книги, еще до конца не осознавая, что только что произошло. А незнакомка в свою очередь встала, потянув за собой предмет, который до этого момента преграждал зрительный контакт. Хлопнув глазами, она бросила свой оценивающий взгляд на парня, с какой-то непонятной серьезностью и усталостью.

Яркие беспорядочные локоны слепили, а голубизна его глаз наконец-то прояснилась, они смотрели на нее с прожигающей упрямостью. Девушка отметила для себя, что это весьма затруднительная личность, хотя ей было совсем не до того, чтобы сейчас заниматься глупыми размышлениями. Отряхнув юбку и откинув все локоны на спину, а также поправив очки, она собиралась, уже было уходить, пока второй присутствующий не вскочил на ноги.

— Эй, подожди, — ни с того ни с сего выпалил парень, невзначай бросая на нее заинтересованные взгляды, — я прежде тебя не видел, как тебя зовут?

Наруто Узумаки, я так понимаю? — ее очки недобро сверкнули, а глаза без лишней скованности смотрели на него в упор. — Я много о тебе наслышана, но не думала, что ты не знаешь своих одноклассников, — она слабо улыбнулась.

Он в полном замешательстве стал перебирать в голове все имена, которые имелись в его классе. Эта задача была для него достаточно сложной, так как он был знаком чуть не с каждым учеником школы, все кашей смешалось, да и прежде с этой особой встречаться не приходилось. Узумаки поднял свои глаза, в которых плескалось искреннее недопонимание.

— Я не знаю, — чистосердечно решил признаться он, не ожидая следующих действий своего собеседника.

— Хьюга Хината, — сухо ответила она, поворачиваясь к ближайшей полке. Заметив наличие пустующего места, девушка аккуратно поставила недостающий элемент обратно, прощаясь с толстой книгой, которая с самого начала заставила Узумаки с интересом ее осматривать.

Наруто, который до поры до времени с задумчивостью наблюдал за каждым ее движением, с горячестью озарился.

— Ботаничка? — с детской неугомонностью и неумением вовремя замолчать, сказанул тот, только в конце осознавая всю неприятность данного прозвища.

Девушка нахмурилась, с непонятным недовольством сжимая кончик юбки.

— Знаешь, что бараны всегда пасутся вместе? так вот, могу заметить, что ты ничем не отличаешься, один сказал, другой без оснований поддержал, так ведь? — с долей иронии говорила Хьюго.
Сознание застлала странная пелена тумана, разные слова в больших объемах рушились на ее голову, подобно камням на палисадник, стоило рассчитать удар и стебель цветка неминуемо сломается под натиском тяжелых ударов.

Только Узумаки показалось, как эта девушка вот, вот была готова сорваться, но ее выражение резко сменилось на более спокойное и серьезное. Столько силы, впрочем, помогающей, так и разрушающей было в ней. Его бросило в холодный пот, сейчас его, как никогда раньше, сильно покоробило от столь холодного взгляда и всепоглощающей тайны, что скрылась за порогом натянутой, фальшивой уравновешенности. Что же могло сделать такое с человеком? Или это врожденная привычка — скрывать и закрывать это в дальнюю дверь на крепкие замки, в надежде, что никто и никогда не доберется и не сможет дернуть ту дверь за ручку.

Разрывая эту цепочку мыслей, своим истошным, до боли стойким, как сталь, голосом, Наруто взглянул на нее лишь в один момент.

— Я люблю книги, — Узумаки передернуло от такого заявления, но чтобы это значило? Совсем не ясно и более чем странно. Он озадаченно стряхнул рукой выступившие капельки пота, вздохнув, наблюдая за отдаляющимся силуэтом, который успел померкнуть в бликах книжных полок.

Осев на пол, Наруто устало вздохнул, потирая переносицу, сейчас было правильней все осмыслить, конечно, до таких щекотливых моментов ему догадаться было порою сложно, но думать он все же умел, пусть и на вид казался глупым и непоседливым подростком, которого ничто не интересует.

С передергивающими двумя основаниями, он глубоко задумался, разбирая все то, что мог знать и знает об этой загадочной девушке. Голова гудела, а грудь распирало от какого-то неизвестного ранее чувства, Узумаки задумчиво вскинул голову вверх.

Хьюга Хината, иначе самая умная
девушка, да и не только среди них, среди всех учеников. Прекрасные знания и самый идеальный табель оценок, с этим воспоминанием Наруто с тоской вздохнул, не решаясь ворошить в голове что-то связанное со своими «уникальными» успехами. Далее прилежная, по совместительству строго одетая особа, с ярко выраженным одиночеством (а в голове тот недавний образ: не облегающая длинная черная юбка по самое колено и белая рубашка с длинным рукавом), а также непонятным, изначально загадочным характером, который как-то связан с ее больным восприятием — «про себя подумал блондин».

— Сколько себя помню, никогда не испытывал такого удушающего холода со стороны людей, — вслух начал он, как бы размышляя между видимым и сказанным. — люди с планеты «марсиан», она точно марсианка, наверное, это у них в крови, — нахмурившись, выдал несусветную чепуху Узумаки, полностью теряя всякую связь с серьезностью, в какой-то степени — это даже раздражало, больше всего он боялся выпасть из этого всеми любимого статуса «мальчик-улыбка», ведь серьезным быть грустно и уныло. Вдруг и потянулась душа узнать и узреть, могла бы ли эта девушка с искренностью улыбнуться, если да? То под силу ему этого добиться?

Мир сквозь стеклянную оболочку. Глава 3

Солнечные лучи без оглядки падали на шелковистую траву, которая ярко переливалась, а прохладный ветерок приятно трепал светлые локоны, как будто пытаясь их еще больше взъерошить. Парень с каким-то отрешенным взглядом всматривался в безобидную голубизну неба, не заметив при этом ни единого облачка. Он глубоко вздохнул и оглянулся по сторонам, ощущая, как внутри что-то стонет, и крики, оглушенные немой сценой не досягают до разума, но он чувствует.

За спиной послышался громкий гул, много непонятных голосов, сливающихся в голове, едва обернувшись, он с уверенностью шагнул навстречу, замечая неподалеку группу маленьких детей.
Когда ноги по мановению остановились, а расстояние было под непонятным чувством преодолено, он стал с каким-то удивлением рассматривать незнакомую ему ребятню. Чем больше он пытался что-то сложить воедино, тем сильней запутывался, дети как будто его не видят, не замечают, словно невидимая завеса ограждает его от них.
Парень с удивлением встрепенулся, замечая маленького мальчугана, сидевшего на траве. Он до странных коликов в груди нахмурил брови, внутри появилось до боли знакомое чувство, утопающее в нынче произошедшем. В нем он увидел малого себя.

Все такой же: блондинистые локоны с самого детства не задались прямотой и были похоже больше на ежовые колючки, тот же прямой нос и голубые глаза, которые с возрастом приобрели более темный оттенок. Было довольно забавно наблюдать со стороны, видеть маленькие недочеты и прорехи, рассматривать веснушки на детских щеках, которые успели раствориться с возрастом.

Парень слабо улыбнулся, ощущая предательскую боль на сердце, которая прокралась вовнутрь него без стука, от представшей картины хотелось спрятаться, не видеть, но негде, сейчас он стоит здесь. Малейшего шанса на исчезновение не было, оставалось стоять и наблюдать за всем, что должно было произойти, хотя он знал все наперед и чувства транслировались в нем с безупречной точностью, как тогда, они охватывали все тело, заставляя ноги подгибаться, а вискам болезненно сжаться.

Маленький он согнул колени и с грустью поглядывал на веселящуюся ребятню, которая так резво мельтешила перед глазами. Его лицо неприятно исказилось, когда к нему неожиданно подошли некие неприятные личности, на физиономиях которых блистали насмешливые улыбки.

- Ну что, сопляк, - что-то внутри начинало постепенно вскипать, - опять в одиночестве сидишь, небось, и всю жизнь так пробудешь один, - с дьявольской улыбкой на глазах говорил мальчик, словно искушая того.

- Замолчи, - вскочив на ноги и схватив мальчишку за воротник, процедил сквозь зубы блондин, готовясь разукрасить эту рожу кулаком.

- Да что ты можешь сделать? - он кидал надменные взгляды прямо ему в лицо, отчего тот еще больше оскалился, замахнувшись.

Парень, доселе стоявший рядом, сжал ткань футболки в районе груди, которую заполняли самые негативные чувства, что может испытать на себе человек.

Сердце болезненно сплющило, и картинка перед глазами моментально померкла. Он в холодном поту рывком принимает положение, сидя на кровати, и с широко распахнутыми глазами оглядывается по сторонам, в надежде не увидеть недавнюю картину наяву. Наконец-то осознав, что это все злосчастный сон, Узумаки тяжело вздыхает, ощущая порядком давно запрятанные под замок чувства, от которых все смешивалось в тайфун неприятных эмоций, что-то смогло щелкнуть в металлическом предмете.

- Сколько времени? - кое-как, в сумбурном состоянии, нащупав часы на комоде, он бросил взгляд на цифры, которые пробили почти 8 утра. - Замечательно, - не в силах выдавить из себя хоть какую-то улыбку, он с горе-пополам встает на свои обе, уже, невзирая на тот факт, что первый урок придется пропустить. Ему и вовсе не хотелось присутствовать в школе, но должное есть таковым, мать и отец очень надеются на сынишку и возлагают вагон надежд на плечи юноши.

Сейчас хотелось просто потеряться, без всяких на то причин, просто и быстро, далеко и там где никто не найдет. Узумаки было знакомо чувство одиночества, да у него были родители, да он жил в изобилии, но что-то не давало иметь нормальную жизнь, подобающую обычному человеку. В младшей школе он никогда не отличался общительностью, но рывки с его стороны были самые весомые, пусть и бесполезные, с самого детства все пошло абсолютно не так, в чем он провинился, совершенно не ясно до сих пор. Он когда-то пообещал себе, что то, что таится там внутри него, в виде пленок с воспоминаниями - никогда не должно вылезти наружу, но этот сон так резко, неожиданно, нагрянул на его фальшивый мир тучами, наконец-то разрывая эту фэнтези-эйфорию.

Подстать настоящему разрушению, которое осадком запечаталось на сердце, Наруто чудом смог натянуть на себя одежду и набрать каких-то учебников в сумку, перекидывая ее на плечо, внешне он умудрился быть более ухоженным, нежели то, что творилось внутри.

Как же поражает все-таки, человеку от твердой земли под ногами до бездны один шаг, и сейчас, всеми силами хватаясь за выступавшую острую скалу, которая разделяет падение и спасение, он, с остротой осознавая свое положение, все еще в глубине надеется на что-то.

Ком подступал к горлу, а на губы нужно скорей натянуть фальшивую улыбку, чтобы скрыть все страшной тайной, людям необязательно знать о том, что вокруг них. По крайней мере - так думал Наруто. И совсем потеряв из жизни момент того, как он добрался до учебного здания, Узумаки, какой бы тяжестью это ни было, натянул фальшь на свои губы, готовясь войти в класс. Сегодня его выражение лица было похоже на кукольное, сегодня никто, наверное, не заметит но, как долго это будет продолжаться?

НаруХина.ру - Мир сквозь стеклянную оболочку - версия для печати

 скрыть [x]