НаруХина.ру - Retribution - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Retribution

Война окончена, между селениями установился нерушимый союз. Мир во всем мире, что б его...
Многие Шиноби погибли. В живых осталось где-то около половины всего нашего "могучего альянса"... будь у меня возможность, я б самолично добил оставшихся, особенно моих любимых коноховцев, ну и каге за компанию, чего мелочиться. Чёрт, была б моя воля, я бы самолично воскресил Мадару, на пару с Кагуей, и просил бы прощения, а потом ещё и помог им с превеликим удовольствием! Мало того, что этот паршивец Рикудо забрал тело Учихи и чибаку тенсей вместе с тушкой Кагуи в мир иной, так он ещё и уничтожил все следы этих двоих, дабы злые дяди не смогли вернуть их к жизни.
Я уверен, что Саске бы поддержал меня, но, увы, с ним обошлись не так доброжелательно, как со мной. Это ж надо было так лажануть... Одного из сильнейших Шиноби мира банально отравили! Повелся на сопливые речи о любви до гроба, о возрождении клана... Хотя, кто ж знал, что Сакура окажется такой двуличной стервой.
Да и я, в принципе, ничуть не лучше. Повелся на слащавые улыбки, благодарности за спасение, а что в итоге? Сижу в какой-то темнице обвешанный печатями подавления, как новогодняя елка гирляндами. Аж тошнит от того, каким идиотом я был!
Друзья, близкие люди, которых я считал своей семьёй просто воткнули мне нож в спину. Использовали и выкинули как ненужный хлам, сказав, что Герой погиб при неизвестных обстоятельствах на миссии. Что-что, а бабуля умела ездить по ушам людей. Единственное, о чем я жалею, так это то, что Хинату отправили со мной на это задание. Она, наверное, единственная не знала о всем этом заговоре, точнее сказать его кульминации после войны. И теперь, моя любимая сидит в камере напротив. Да-да, любимая, мой мозг наконец начал делать то, для чего, собственно, он и предназначен. Прискорбно, что это до меня дошло только пару дней назад, после душевной беседы с девушкой.
Если бы я раньше сопоставил все факты касательно меня, то возможно, она бы сейчас находилась в деревне, оплакивая смерть любимого. По крайней мере это лучше, чем сидеть в темнице, защитная печать которой подпитывается чакрой узников.
Я много раз прокручивал у себя в голове события той битвы. И каждый раз приходил к неутешительным выводам. Жаль, что уже ничего нельзя изменить...- тряхнув головой, отгоняя ненужные мысли, лезшие в голову уже второй месяц, я, с трудом поднявшись, подошёл к стальной двери, устремив свой взор на соседнюю камеру через небольшое решётчатое окошко.
В этот момент раздался небольшой хлопок и тихие, почти беззвучные шаги.
Немного отойдя от двери, я уже приготовился к новой порции ежедневных избиений, которыми меня награждали стражники, пользуясь моей беспомощностью... но то, что произошло после заставило меня выпасть из реальности на пару мгновений, а затем чуть ли не упасть на пол, содрогаясь от внезапно нахлынувшего истерического смеха.
Дверь в мою камеру с едва уловимым скрипом открылась пропуская человека в немного странном плаще.
- Отлично выглядишь, Наруто, - чёрт, это шипящее произношение я узнаю из тысячи.
- Ахах... Ну, здравствуй, мой "Скользкий друг"...

Retribution. Глава 2

- Если говорить начистоту, то ты, наверное, последний человек которого я ожидал увидеть в данной ситуации, - увидев, что саннин сейчас скажет что-то весьма нецензурное, я поднял руки в примирительном жесте. - Нет, ну серьёзно! Я даже был готов увидеть Мадару в любимом зелёном трико Гая, который бы при этом кричал о силе юности, но тебя - нет.
- Знаешь, мне порой кажется, что я сглупил, вытащив вас двоих с тюрьмы бывшего "Корня". - никакого чувства юмора, а я ведь так старался.
Взглянув на девушку, которую нес Орочимару, я невольно нахмурился. Она едва подавала признаки жизни.
- Она выживет?
- Зависит от того, как быстро мы покинем эти чертовы катакомбы, - зло прошипел змееныш. - Стой. За этим поворотом находятся двое тюремщиков. Их нам не обойти, так что возьми Хинату и подождите меня здесь...
- Не стоит, я справлюсь, - подобрав с пола небольшой металлический прут, я повернулся к саннину. - Будь добр, влей в меня немного чакры, а то моя практически на нуле.
Ухмыльнувшись, Орочимару, немного удлинив руку, прикоснулся к моему плечу. Однако чакра у него мерзковатая, но что поделать, это во всяком случае лучше, чем вообще без неё.
Железка в руке едва ощутимо завибрировала испуская небольшое свечение. Сделав глубокий вдох и глупо улыбнувшись, я подошёл к краю стены и резко, насколько это было возможно, выпрыгнул.
- Что, голубки, развлекаемся? - воспользовавшись их замешательством, я быстрым движением запустил прут в одного охранника. Правда из-за малого количества стихии ветра, она, попав в глазницу, не смогла вылететь с обратной стороны, но пробить череп насквозь ей удалось. Упав на пол, тело Шиноби пару секунд дергалось в слабых конвульсиях, словно по его телу пропускают электрические разряды.
Второму повезло чуть меньше, он умер не так быстро, как его напарник.
Пропустив немного чакры в ногти, которые неплохо отрасли, пока был в заключении, я полоснул его по горлу. Хлынувшие брызги оставили красные капли на лице.
- Не замечал за тобой такой кровожадности, Наруто, - непринужденно протянул Орочимару. - Ты же мог просто их вырубить.
- Но это не доставило бы столько веселья, - по-детски улыбнувшись и открыв дверь, я попытался набрать в лёгкие побольше свежего воздуха, которого мне так не хватало взаперти. - Надеюсь они смогут доставить мне большее веселье и...
- Неужели вы думали что сможете сбежать? - твою ж... так и знал, спокойно уйти нам не дадут.
- Только посмотрите кто к нам пожаловали! Розоволосая стерва и зоофил!
- Смотрю ты совсем с катушек слетел, пока торчал в темнице, - ошеломленно произнёс Киба.
- Жаль Цунаде-сенсей запретила убивать тебя, - зло прошипела Сакура разминая кулаки. - Но до полусмерти избить смогу.
- Смотрю у нас гости, Наруто, - из дверного проема появился Орочимару, все также держа на руках Хинату.
- Ор-рочимару... - испуганно прошептал Инузука делая неуверенный шаг назад. - Сакура, беги за подмогой, я попытаюсь их задержать.
- Только штанишки смени.
" - Дела плохи, нужно быстро от него избавиться. Чакры у меня осталось мало, хватит лишь на один усиленный удар, и то на средненький. Орочимару не лучше. Видимо он потратил почти все силы, пока ломал барьеры, чтобы добраться до нас. Ээх, будь что будет." - секунда, и я нахожусь в полуметре от собачника, ощущая как рвутся мышцы в ноге, а рука пробивает грудную клетку Кибы.
- Где тебя носило!? Быстро хватай Наруто и активируй обратный призыв, подмога скоро будет здесь...
- Да знаю я.
Голоса становились все тише, перед глазами все поплыло. Последнее что я запомнил, это как кто-то схватил меня за руку, а дальше темнота.

Retribution. Глава 3

5 дней спустя.
По тёмному, едва освещенному небольшими факелами, коридору шёл высокий человек, одетый в серый плащ. Лицо было скрыто под глубоким капюшоном, из-за чего рассмотреть его не представлялось возможным.
Подойдя к одной из дверей, он, шумно выдохнув, медленно открыл её.
 — Как он, Орочимару? — тишину, царившую в комнате, разрушил хриплый, низкий голос, перебиваемый небольшими тресками, словно тот говорил через рацию.
 — Если не считать то, что печати поглощали девяносто процентов его чакры ежедневно, оставляя лишь на более-менее стабильное существование, — устало прикрыв глаза и откинувшись на спинку кресла, тихо ответил змей. — А также извлечение девятихвостого и некоторой части остальных, то все просто отлично… Чёрт, как он вообще смог выжить! Даже если откинуть первое, после извлечения биджу люди не живут…
 — Но ведь… — треск немного усилился, означая, что неизвестный пытался повысить интонацию.
 — Да, я знаю. Мито и Кушина смогли выжить, — поднявшись, саннин неторопливо направился к выходу. — Но они не были обвешаны десятком печатей, каждая из которых предназначена для сдерживания одного хвостатого.
 — Неужели ты так переживаешь за Наруто?
 — Не совсем так, — остановившись в дверном проеме, Орочимару повернулся к нему. — Просто, если мы не восстановим хотя бы половину его силы, то наш план может провалиться.
 — Хм, а что с девушкой?
 — Она быстро восстановилась… уже вторые сутки не отходит от его кровати. Идёшь?
 — Пожалуй не сейчас, — отрицательно качнув головой, прохрипел Шиноби. — Оповести меня, когда он относительно придёт в себя, так как разговор и моё появление может нехорошо подействовать на него, в данный момент.
 — Как скажешь, — ухмыльнувшись, произнёс саннин и вышел в коридор. — Кстати, когда вернёшься, напомни мне исправить твой речевой модуль, Джирайя.
***
Тоже время. Коноха.
 — Как продвигаются поиски? — разливая саке, спросил Райкаге.
 — Да никак. Ты ведь знаешь, что обратный призыв не оставляет следов чакры, по которым можно было бы их вычислить.
 — Ха, неужели твои хваленные анбу не могут найти Орочимару и полудохлого Узумаки с девчонкой из Хьюга… Цунаде? — опустошив сакадзуки, удивлённо произнёс Эй.
 — Они прочесали большую часть страны огня, но так и не нашли их, — потирая виски, ответила Пятая. — Я не могу отправить своих Шиноби в остальные страны, кроме вашей, однако, я сомневаюсь, что они туда полезут.
 — Согласен, если остальные Каге узнают правду про Наруто, то наши планы полетят коту под хвост.
 — Нельзя больше ждать, нужно начинать действовать! — ударив кулаком по столу, крикнула Сенджу.
 — Не торопи события. Для начала нам надо подорвать авторитет остальных Каге, чтобы жители перестали им доверять… Небольшой бунт, кстати, отлично бы вписался в наш план по захвату…
***
 — Вижу, ты уже очнулся, — тихо произнёс Орочимару, стараясь не разбудить девушку, уснувшую рядом с кроватью блондина. — Это хорошо.
 — Ты ведь не просто так вытащил нас оттуда, я прав?
 — А ты наконец-то поумнел, Узумаки, — улыбнулся змей, присев на стул с другой стороны. — Всего рассказать сейчас не могу. Если вкратце, то мы просто поможем друг другу… ты ведь хочешь уничтожить то, что заставило вас двоих страдать все эти месяцы. Я прав?
 — Хм, я не знаю, стоит тебе верить, или нет… но мне кажется, что ты просто хочешь убрать ненужных для себя людей моими руками…
 — И да и нет.
« — Мм, врёт же скотина. Решил просто меня использовать в своих целях, ну да ладно, об этом подумаю потом.»
 — Это долгий разговор, который требует присутствия ещё одного человека, — задумчиво произнёс Орочимару.
 — И кого же?
 — Узнаешь, когда он вернётся, — не нравится мне его ухмылка, чертов змей. — И ещё кое-что. Тебе ведь нужна большая сила, чтобы отомстить…
 — Неужели решил взять меня в ученики? Помнится, твои ученики особо долго не живут, если не считать Учиху, он прожил дольше остальных.
 — Несомненно, он побил рекорд, — оскалился саннин. — Думаю ты проживешь дольше, если перестанешь меня перебивать.
« — Что я вижу, неужели оно злится?»
 — А если нет? — не знал, что могу так гаденько улыбаться. — Стану жертвой твоей особой «любви» к детям?
 — Увы, спешу тебя расстроить, — ответная улыбка. — Ты мне не подходишь, как сосуд. Староват.
 — Если б я был хоть немного сентиментальным, непременно разрыдался бы от такой новости.
 — Ладно, мы отвлеклись от темы, — уже серьёзно прошипел Орочимару. — У меня есть оба глаза Саске.
« — Когда он успел? Его тело ведь сожгли через несколько часов после смерти. Да и шаринган с риннеганом они забрали…»
 — Вижу ты удивлён.
 — Да не особо, просто интересно, когда ты успел все это провернуть, притом так, что они не заметили, — хотя, чему удивляться? От него можно ожидать чего угодно. — Ладно, это не так важно. Почему не пересадил их себе? Если порыться в памяти, то ты был готов на все, лишь бы получить этот Кеккей Генкай, а о риннегане только мог мечтать. В чем причина?
 — Риннеган Саске получил от Рикудо, когда тот дал ему часть своей силы, как и тебе. При этом изменился и другой глаз. Ты ведь заметил, когда он использовал Аматерасу или Сусано, его шаринган не менял рисунок? Лишь три томоэ?
 — Хочешь сказать, что для того, чтобы глаза прижились, нужна чакра Мудреца?
 — Именно. Носитель этих глаз должен обладать хотя бы малой частью чакры Рикудо, — шумно выдохнув, саннин откинулся на спинку стула. — Неуверен, что в данном случае ты осилишь оба глаза, но вот один из них. Решай.
« — Заманчиво. Смогу избавится от этих предателей более изощренно… и, заодно, от этой змейки, если что-то пойдёт не так. Однако…»
 — Я отказываюсь.

Retribution. Глава 4

На душе было неспокойно, но причины возникновения этого чувства — Гаара не понимал. Что-то должно произойти, и далеко не хорошее. Но вот что именно, он не знал.
Находившись на крыше своей резиденции, Казекаге размышлял, смотря на вспышки молний, которые озаряли ночное небо.
»- Неужели те слова Хокаге — правда, и Наруто, опьянённый своей силой, решил пойти по стопам Мадары. Хм, слишком это все подозрительно. — сложив руки на груди, парень закрыл глаза. — Я ведь почти с ним не общался после того, как они спасли меня, а потом наступила война. Может он и правда так изменился, когда Обито дал ему часть чакры хвостатых? Нет, что-то здесь не так. Если бы он хотел, то не стал бы освобождать нас от Цукуеми… ну или сначала убил бы мешающих ему людей, а лишь потом бы отменил технику. Саске, возможно, был бы не против такой перспективы. Ладно, нет смысла строить теории, завтра свяжусь с Хокаге и попрошу организовать встречу с Наруто.
***
— Я отказываюсь.
— Но почему? — искренне удивился Орочимару. — Если ты думаешь, что твоей чакры не хватит на поддержание додзюцу, то ошибаешься! В тебе осталось немного чакры Рикудо, к тому же, сила хвостатых в тебе ещё присутствует. Да, её, от части, процентов двадцать пять, но все же…
— Дело не в этом, — воспоминания от том вечере до сих пор не покидали мою голову. — За пару дней до смерти Саске, я, по его просьбе, пришёл в квартал Учих. Он рассказал мне о своей проблеме и некоторых догадках…
— Каких? Неужели он знал об их планах?
— Не совсем так, — непроизвольно я посмотрел на спящую девушку, а горькая ухмылка наползла на лицо. — Саске понимал, что рано или поздно его либо убьют, либо запрут в каком-нибудь месте, как меня. На тот момент я даже думать о таком не мог, они же наши друзья, они так не поступят… как же я ошибался. Наивный идиот, который верил во все их вранье! Ненавижу их и этот ничтожный мир.
— Хм, уничтожить мир было даже Мадаре не по силам, — тихо прошептал саннин, смотря на горящие свечи.
— Я не собираюсь его уничтожать, — нужно попросить его позаботиться о Хинате, я не хочу потерять ещё и её. Слишком опасно то, на что я решил пойти. — Но об этом потом. Ему было наплевать на все, ведь он и так медленно и мучительно погибал. Да, я был тоже удивлён, узнав об этом. В тот момент, когда мы прикоснулись к Кагуе, она, каким-то образом, оставила рану на его плече тем отростком.
— Каким? Я на тот момент смотрел прекрасные сны в гендзюцу.
— Подробно объяснить не смогу, как-то не было времени и желания рассматривать. Короче говоря, когда в моего клона попал этот штырек, он просто осыпался прахом за пару секунд.
— Почему тогда Саске выжил, да и с тобой ещё успел подраться?
— Потому что в его тело попали лишь малые крупицы, что весьма замедлило процесс, который тщательно скрывал иллюзией. Я предложил ему обратится к Цунаде, может она могла бы помочь… но, он отказался. И вот, спустя время, мне стало понятно почему. — как же все было банально и предсказуемо. — Они боялись нашей силы. Каждый из нас на голову превосходил всех Каге, но, если же я спокойно плясал под их дудку, то Учиха был слишком непредсказуем. Узнав о его проблеме, Сенджу просто бы ускорила процесс… поэтому он попросил помочь наложить печать на глаза. Нет, не ту, которая уничтожает додзюцу после извлечения, а ту, которая убивает того, кому были пересажены эти глаза, и лишь потом лишает додзюцу силы. Однако, в свитке было указано, что это, возможно, не подействует на того, кто ставил печать, но знаешь, мне не хочется это проверять.
— Так вот почему он позволил настолько легко себя убить.
— Да, до меня дошло это лишь вчера, — а может и нет, смотря сколько я был в отключке.
— Ты пролежал пять дней, — словно прочитав мои мысли, ответил Орочимару.
— Вот как… — договорить мне помешало пробуждение девушки. Через долю секунды я почувствовал, как её нежные руки крепко обнимают меня, а майка, в районе груди, становится влажной.
— Ладно, я пойду.
Поднявшись, саннин направился к выходу.
— Так что насчёт мира? — застыв в дверном проёме, спросил змей. — Изменить его уже не выйдет, как бы ты ни старался, остаётся только уничтожить и создать новый на руинах старого.
— Нет, я заставлю его принять неизбежное… Весь мир станет предо мной на колени.

Retribution. Глава 5. «Начало »

Две недели спустя.
— Я сомневаюсь, что мы поступили правильно, он ещё недостаточно восстановился, чтобы начать действовать.
— Джирайя, пусть парень развеется. Мм, выпустит пар, — задумчиво прошипел Орочимару. — Тем более, ему не потребуется чакра, возможно.
— Пар выпустить? — усмехнулся второй санин. — Хм, а я думал он это и делает ночью с Хинатой, да так, что в убежище находится невозможно.
— А ты меньше прислушивайся, к тому, чем они занимаются.  И вообще, ты ведь не за этим пришёл? Или…
— Нет, — хрипло ответил Джирайя. — Хотя, это был неплохой сюжет для новой книги… Однако, тебе не кажется, что твои тренировки с Наруто, мм, немного жёсткие?
— Я же говорил, что это был несчастный случай, — недовольно прошипев, змей зло посмотрел на него.
— Да, конечно, случайно разнесли деревеньку.
— Зато избавились от кучки нукенинов, которые, кстати, составляли большую её часть.
— Ну и что вы практиковали? — изогнув бровь, спросил жабий отшельник. — Явно не бесшумное убийство.
— Элемент пара, а в конце, дабы все выглядело не так жутко, развлекались с Огнём и Ветром.
— Не так жутко?
— Чёрт, Джирайя, они просто сварились, — сделав жест — ”рукалицо”, змей тяжело вздохнул. — В том тумане, который Наруто послал на дома, температура достигала около восьмидесяти градусов.
— Садисты… — качнув головой, саннин вышел из лаборатории.
Коноха.
«- И так, кого бы мне препарировать первым? Хм, если хорошенько подумать, то на моё задержание были отправлены Киба, Чоджи, Сакура, Тен-Тен, Шикамару и, конечно же, сама Пятая Хокаге.
Что ж, собачник отпадает сразу, так как уже подох. Бабулю, на данный момент, я не потяну… остаются четверо. Но, я не чувствую чакру Тен-Тен и Шикамару, значит их просто нет в Конохе. Харуно или Акимичи? Бинго! Сначала навещу стерву, а потом отправлю посылочку толстячку.
Исходя из информации клона, Сакура каждый день идёт домой этой дорогой, остаётся лишь немного подождать.»

Спустя пару часов из-за домов показалась  Харуно, и не спеша побрела в сторону поджидающего её блондина.
«- Давай, ещё чуть-чуть и… Стоп! А как мне её вырубить?! О, Рикудо, моя тупость неизлечима. Чёрт с ней, буду импровизировать… другого выхода нет.» — Резко выпрыгиваю из укрытия, быстрая подсечка. — «В замешательстве. Отлично, не даем опомниться.» — разворот на месте и удар ногой в голову.
Отлетев в сторону, девушка знатно впечаталась в стену и бессознательно рухнула на землю.
— Серьёзно? Вот так просто? И это Герой великой, мать её, войны? Нет, я конечно знал, что Сакура никудышный боевик, но чтоб настолько? Мдаа… Ну, это даже лучше. — закинув её на плечо, я поплелся в сторону квартала Учих. — Пора развлечься.
Спустя час.
— О, очнулась наконец-то.
Медленно открыв глаза, Сакура пыталась сфокусировать взгляд на тёмной фигуре. Голова ужасно болела, мешая сконцентрироваться и понять, что произошло, и где она находится.
— Видимо я немного перестарался. Погоди, я знаю как тебе помочь! — Резкая пощёчина быстро привела в чувства Харуно. — О, а это приятно! — последовала ещё пара ударов. — Ну ладно, хорошего понемногу.
— Н-Наруто? Что ты здесь делаешь?
— Да вот гулял, ностальгировал, а затем, проходя по одной безлюдной улице, я увидел девушку с омерзительными розовыми волосами. И знаешь, мне почему-то жутко захотелось подвесить её в заброшенном доме и побрить налысо, что, в принципе, я и сделал.
— Нет! — глупо отрицать очевидное. Беру большое зеркало, стоящее у стены, и поворачиваю его к девушке. — Я непревзойденный парикмахер, не так ли?
— Ты… ты чудовище Узумаки! Лучше бы ты сдох в том подземелье, тварь! Ненавижу!
— Ох, не смущай меня! Столько комплиментов за раз!
— Отпусти меня, сволочь, и, может быть, проживешь чуть дольше! — извиваясь, прокричала Сакура.
«- Пора начинать, времени осталось мало, но немного поиграть можно.» — Неожиданный удар в живот заставил Харуно замолчать. Хватаю её рукой за подбородок и сильно сжимаю, кунай, находившийся в другой руке, начал краснеть от высокой температуры. — Я тут подумал. Зачем тебе язык, если ты даже ответить достойно не можешь?
Резким и быстрым движением вытягиваю её язык. Взмах раскалённого куная сопровождается криком боли и отчаяния.
— Ой, прости, тебе видимо было неприятно? — прикладываю ладонь к голове и использую медицинское дзюцу. — Не переживай, от потери крови и болевого шока ты не умрёшь, возможно. — готово, сознание она не потеряла, можно закругляться.
— Я, наверное, отпущу тебя, но сначала, — так, где-то тут была труба… ага, нашёл. Пропитываю железку чакрой и, размахнувшись, бью её по ногам. «- Какой прекрасный хруст!»
— Ммм!
— Что? Неужели тебе больно? — это ещё не все мразь. — Я тут вспомнил, что обещал Чоджи подарок!
Повторно нагрев кунай, разрезаю веревки, на которых была подвешена девушка.
— Ммм… — присев рядом, отрезаю ей руку чуть ниже локтя, одновременно делая процесс менее болезненным. «- Осталось прижечь. Готово.»
Вырезав на обрубке пару символов, я сложил серию печатей и вуаля! На месте руки лежит хорошо прожаренный кусок мяса. А самое интересное в том, что обратное превращение произойдёт лишь тогда, когда человек съест хотя бы треть…
«- Нужно поблагодарить Орочимару за то, что предоставил кучу свитков с фуиндзюцу!»
— Что ж, мне пора. — завернув «лакомство» для Акимичи, я направился к выходу. — Чуть не забыл! Техника призыва! — из облачка дыма появились две небольшие гиены. — Развлекайтесь…

Retribution. Глава 6. "Начало ч.2"

— Что ты сделал? — выронив свиток, спросил Орочимару.
— Ты все прекрасно слышал. Зачем переспрашивать? — чего он так смотрит, я просто немного повеселился.
— Нет, я, конечно, понимаю, что ты зол на них, — прошептал змей и опустил голову. — Но даже я не поступил бы настолько жестоко.
— А чего ты ожидал? Кунай в сердце? Перерезанное горло в тёмном переулке? Или просто свернуть шею? Да никогда! Я шестнадцать лет был у них марионеткой. Я буду их пытать, мучить… пока они сами не попросят проявить к ним милосердие, и убить. Уничтожу каждого, кто был причастен к этому. — сжимаю кулаки, смотря гневно на змея. — А те, кто отправил Хинату в этот капкан, я лишу всего, что им было дорого. Они будут ждать, когда я приду по их жалкие души, забившись в угол и тихо поскуливая!
— И что потом? — взгляд санина потяжелел. — Отомстишь ты им, а дальше то что? Тихая и мирная жизнь в какой-нибудь глуши? После всего этого, ты станешь врагом номер один для всех. Тебе придётся вечно перекочёвывать с одного места в другое! К тому же, кроме себя, ты обрекаешь на это её…
— А вот тут ты не прав, мой скользкий друг, — какой он все же наивный. — В этот момент на сцену появитесь вы со своим планом. Удивлён? Да, я знаю о нём. Скажу больше, ради спокойной жизни, я даже помогу вам.
— Но как? Мы ведь так и не рассказали тебе! Джирайя посчитал, что пока ты в таком состоянии этого не стоит делать.
— Вы слишком громко обсуждаете, сидя в лаборатории, — теперь ему не отвертеться. Без моей помощи они далеко не продвинуться. — Вам нужна моя сила… даже её остатков хватит, чтобы раскатать вас обоих тонким слоем по стенкам.
«- Думал самый умный? Решил тоже попытаться манипулировать мной? Ну уж нет, того легкомысленного парня, готового лезть под удар, спасая «друзей», уже нет. Любой, кто лишь подумает о предательстве, или попытается использовать в своих целях, умрёт в страшных муках… ну, ладно, не любой. Некоторых, я готов простить на первый раз.»
— Ты стал слишком жестоким, Наруто, — успокоившись, сказал Орочимару.
— Они сами виноваты в том, что сделали меня таким… теперь пусть пожинают плоды своих трудов.
— Что ж, это твой выбор, — чего это он так улыбается? — Зайди ко мне вечером, я расскажу все подробности плана. И ещё, она сильно беспокоилась за тебя, поэтому, как только они вернутся с развалин Узушио, поговори с ней.
— Вот это поворот! С чего такое забота?
— Потому что от состояния Хинаты зависит, как долго я проживу?
— Хм, не совсем, но это сейчас не так важно.
— Хорошо. Думаю, Джирайе не стоит знать подробностей твоей вылазки, — вернувшись к прочтению свитка, немного весело произнёс Орочимару.
— Согласен, он, хоть и изменился, остался слишком чувствительным к такому рода вещам.
— Что ему сказать?
— Ну, например, как я убил её пронзив катаной, или отрезал голову и повесил на главные ворота Конохи…- Чёрт, почему я до этого не додумался раньше?! — В общем сам придумай что-нибудь, а я пойду отдохну. Оповести меня, когда они вернуться.
Не дожидаясь ответа, я вышел из комнаты.
***
- Как же поступить с остальными? После того, как они обнаружат тело Сакуры, проникнуть в деревню будет практически невозможно. Подловить их на миссии? Tоже не вариант. Сражаться с тремя Шиноби - весьма напряжно. К тому же, после парочки определённых трупов, они, скорее всего догадаются, чьих это рук дело, и приставят к каждому охрану.
Жаль, во мне не осталось разума хвостатых, только крупицы их силы. Курама помог бы составить план действий, а Шукаку, как заставить жертву мучиться сильнее… Ну да ладно, не будем о грустном и… Точно! Я знаю, кто может мне помочь со вторым. Только вот опять придётся сунуться в Коноху…

Прервав мои размышления и издав небольшой скрип, дверь в комнату открылась.
— Наруто-кун, ты здесь?
***
— Цунаде-сама! Там… это…
— Успокойся! Что произошло?
— Чоджи, у него сильный шок и… в общем, Вам лучше самой на него взглянуть! — отдышавшись, неуверенно сказала Шизуне.
— Хорошо, найди Сакуру и отправь её ко мне…


Retribution. Глава 7

— Все прошло удачно? — присев на край кровати и взяв за руку блондина, спросила Хината.
— Более чем, — устало улыбнувшись, приподнимаюсь. — Но подробностей рассказать не смогу.
— И правильно сделаешь, — тихо произнесла девушка, ложась рядом с Узумаки. — Не думаю, что рассказ про расчленение или чего-то ещё — удачная сказка на ночь.
— Это точно, — притянув к себе Хинату, медленно поглаживаю её волосы. — Нашли что-нибудь?
— Пару свитков, но от них почти никакой пользы… и ещё кое-что, — сонным голосом ответила Хьюго. — Ну и повстречали на обратном пути парочку наших «друзей»
Flashback.
— Не переживай, все же мы не зря посетили руины Узушио, — кивнув на две катаны, висевших за спиной девушки, улыбнулся санин.
— Возможно, Вы правы, Джирайя, — спрыгивая с дерева на землю, сказала девушка.
— Конечно же я… — из тени деревьев появились два Шиноби. — Видимо не суждено нам спокойно дойти обратно. — опустив капюшон чуть ниже, вздохнул Джирайя.
— Какая приятная встреча, Ино, Ли, — усмехнувшись прошипела девушка.
— Хината? Это правда ты? — не веря своим глазам, спросила Яманако.
— Да.
— Но ты ведь погибла вместе с Наруто на миссии! — удивлённо вскрикнул Ли.
— Знаешь, я тоже поражена тем, что меня не прикончили анбу, а поместили в тюрьму вместе с ним.
— В Тюрьму? Но… Цунаде-сама…
— Аха, серьёзно? Вы поверили в то, что Наруто убили? С его силой, это сделать практически невозможно даже для Каге, — смеясь произнёс санин.
— Но, — растерянно прошептала Ино.
— Довольно. Джирайя-сан, нам нужно спешить, а им пора отдохнуть, — указав на Шиноби, холодно произнесла Хината.
— Что ты… — резкий удар не дал договорить ей, выбивая воздух из легких, а воздушная ладонь, которая последовала за ним, приложив Ино о ствол дерева, отправила ту в небытие.
— Отличный удар! — восхищенно пролепетал Джирайя, подтащив бессознательное тело Ли к блондинке.
End Flashback.
— Я бы с удовольствием посмотрел на их рожи в этот момент! Умница… однако то, что там не нашлось ничего из техник Удзумаки, это плохо. Ладно, обсудим все завтра, а сейчас тебе нужно поспать. — прижавшись сильнее, она закрыла глаза и, уже через несколько секунд тихо засопела.
— Черт, значит на доме покойного главы селения всё-таки стоят барьеры. Курама был прав.
Похоже на моё дальнейшее обучение фуиндзюцу можно поставить небольшой крест. Я понятия не имею, чем снять защиту, как, и Джирайя с Орочимару.
Нужно что-то делать. В бою техник А и В ранга будет как-то маловато, а на большее можно не рассчитывать. Эх, был бы тут лис, он бы что-нибудь придумал… как же бывает скучно без своей шизофрении с девятью хвостами. А самое странное то, что я не смог уловить его чакру пока был в Конохе, также, как части остальных. Возможно его запечатали в чем-то, или ком-то, отправив далеко за пределы селения. Хотя… нет, на Шикки Фуджин у них смелости не хватило, да и как технику использовать знали только отец и старик. Нужно будет расспросить по этому поводу Орочимару.
Точно! Вот и выход из моей ситуации. Сендзюцу и частица чакры биджу у меня есть, осталось только овладеть Хирайшин и кендзюцу.

***
— Ну что, как продвигаются дела? — присев на диван, спросил Джирайя.
— Отлично, — достав из тумбы бутылку саке, отвел змей. — Эти идиоты даже не догадываются о том, что мы знаем их планы. Шпионы работают безупречно.
— Однако, я до сих пор не понимаю их мотивов. Какая им с этого выгода? Ведь у них сейчас началась спокойная жизнь, после войны. Зачем снова лезть в другую?
— Рано или поздно, им все равно придётся принять участие, — поставив саке на стол, произнёс Орочимару. — Они сами выбрали сторону, за которую будут сражаться, когда помогли снять барьер с темницы. Тем более, эти двое — единственные из Листа, кто не поверил в те сказки… а я подтвердил их доводы.
— И что же ты им наплел?
— То, что они хотели услышать, — ухмыльнулся Орочимару. — И то, что мы хотим уничтожить верхушку Конохи, когда придёт время.
— Это, конечно, правильное решение, — нахмурившись прошептал Джирайя. — Но, не думаю, что Наруто, узнав про них, обрадуется, что ты используешь Сая и Шикамару, как пешек.
— Ему, на данный момент, этого знать не нужно.
— Хорошо, — шумно выдохнув, сказал жабий отшельник. — Хочу прояснить ещё один момент. Ты решил проблему с нашей, хм, армией?
— Почти. Осталось вернуть кое-кого.

Retribution. Глава 8

— Значит кэндзюцу? — сложив руки на груди, спросил Орочимару. — Решил компенсировать небольшой запас техник. Что ж, я ещё раз убедился в том, что думать ты умеешь.
— Я бы непременно оценил колкость, только вот времени не так много, — нахмурившись, повторяю его действия. — Научишь, или мне подыскать более хорошего наставника?
— Так тому и быть, — кивнув, ответил санин. — Однако запомни: владеть клинком — это не расенсюрикенами кидаться, тут мозги нужны.
— Тебе не надоело?
— Начнём с теории. — присев на край стола, Орочимару прикрыл глаза. — Хоть мы и не самураи, однако, это не исключает шанса встретить противника имеющего при себе меч. Первое, что должен предпринять в таком случае, это понять его тактику и найти уязвимые места.
Обезоружить врага и нанести решающий удар — это основа… но, если противник владеет ниндзюцу, а он точно будет им владеть, то тут уже понадобится не маленькая скорость, чтобы успеть нанести удар до того, как он использует какую-либо технику.
— Хирайшин.
— Хм, теперь я понял, зачем это тебе.
— Только вот с самой техникой нужно что-то сделать. Кунаи не подойдут… все-таки то, как её использовал отец знает каждый второй, поэтому поймут замысел. Я всю ночь ломал голову над этим, но почти ничего не придумал.
— Для использования нужны печати. Обойти этот фактор невозможно.
— Я знаю это. — он совсем меня за дурака держит? — Но ведь должен же быть способ разместить их незаметно для окружающих?
— Мда, непростая задачка, — шумно выдохнув, Орочимару подошёл к стеллажу со свитками. — Перестроить печать не проблема, но вот остальное. Спроси Джирайю, все же он был учителем твоего отца.
— Хорошо, но позже. Думаю, с завтрашнего дня можно будет начать тренировки.
— Если у тебя все получится с техникой, то для этого тебе лучше всего подойдёт вакидзаси.
— Думаю, два клинка будет то, что нужно, — выйдя из комнаты, я направился в небольшую библиотеку.
— На большие расстояния перемещаться я не смогу. Только определённый радиус действия… нужно попытаться увеличить пространство на максимум… точно, а ведь это идея!
Развернувшись на сто восемьдесят, бегу к кабинету Орочимару.
 — Судя по чакре, Джирайя и Хината должны быть там. Теперь осталось надеяться, что мой план можно осуществить!
***
— Хм, что-то давно от Орочимару не слышно новостей. — нарушив звенящую тишину, прозвучал старческий голос.
— Может у него возникли проблемы? — раздался второй голос, но принадлежал он человеку помоложе. — Или он решил начать свою игру.
— Не думаю. У него есть своя заинтересованность в грядущих событиях. — ответил первый. — К тому же, я полностью ему доверяю. Хоть он и был всегда своенравным, так же как и Джирайя, но Орочимару никогда не предаст людей, которым верит.
— А что насчет Наруто?
— Ему, скорее всего, не рассказали обо мне. Хотя это, наверное, даже к лучшему. Я лично посвящу его во все тонкости.
— Неужели Вы настолько уверены в том, что он нормально воспримет Вас? Ведь узнав якобы правду о родителях, и других Ваших деяниях…
— Это все сплошная ложь! Мои действия были им невыгодны, поэтому они и перевернули все с ног на голову, выставив меня каким-то злодеем! Если бы Минато в той ситуации не послушал его… не применил Шики Фуджин, а связался со мной… переместил бы ко мне Кушину и Наруто… Четвёртый был одним из немногих, кто поддерживал меня… также, как и ты.
Коноха прогнила, после его смерти. Ты ведь и сам это знаешь, Шисуи.
— Да, Данзо-сама.

Retribution. Глава 9

— Медленно! — произнёс санин, блокируя очередной удар. — Где твоя прежняя скорость, Наруто? Или ты уже выдохся?
— Чёрт, — стиснув зубы делаю выпад, направляя клинок в грудную клетку Орочимару.
Небрежный и, наверное, немного ленивый взмах выбивает оружие из моих рук в сторону, а острие чужого останавливается у шеи.
— Слишком банально, — опустив меч, недовольно прошипел змей. — Куда делась твоя непредсказуемость? Твои идиотские, но весьма эффективные атаки могли неплохо повлиять на ход сражения.
— Мои, как ты выразился, «идиотские» атаки зачастую приводили к почти смертельным ранениям. — однако, моя былая вспыльчивость частенько играла решающим фактором. — К тому же, непредсказуемость напрямую зависела от тупости, которой я, к счастью, почти лишился.
— Удивительно! Я впервые соглашусь с твоим мнением! — ухмыльнувшись, Орочимару воткнул меч в пол и присел.
— Вместо того, чтобы язвить, лучше бы рассказал об ошибках.
— Боюсь, тогда наша тренировка затянется не на один день, — да он издевается? — Твоё оружие, будь то катана или вакидзаси, является подспорьем в битве. Тебе, в любом случае, не стоит полагаться лишь на них.
Твоя задача ослабить ими Шиноби, который, хотя бы, на должном уровне владеет ниндзюцу, а после добить какой-нибудь техникой. Нужно нанести быстрый удар по значимым местам.
— Хм.
— Например: для тех, кто по большей части полагается на техники — это кисти рук. Складывать печати он уже не сможет, если конечно этот Шиноби не такой, как Хаку. Тем, кто в основном использует тайдзюцу — это ноги. Бедра, подколенное сухожилие — это для них фатально.
— Но ведь последние можно использовать и для первой категории.
— Да, можно. Только вот незадача. Ударив, скажем, по сухожилиям, ты, несомненно, обездвижишь его, но это не лишит его возможности сложить печати, — шумно выдохнув, ответил Орочимару. « — Почему-то мне кажется, что тупость его вечный спутник.»
— Следующий удар можно направить в руки.
— Лишняя трата времени, — поднявшись, санин достал из печати два бокуто. — Сейчас будем отрабатывать разные вариации ударов, а также работать над их скоростью. И, кстати, ты говорил с Джирайей?
— Да. Он подкинул мне одну идею, — все-таки мой способ оказался невозможным. — Только вот для того, чтобы её осуществить, нужно немного переработать одну технику.
Flashback
— Это невозможно, — отрицательно качнув головой, сказал Джирайя. — Понимаешь, печати в этой технике служат пунктом назначения. Да, сенчакра нас окружает и её, теоретически, можно использовать на расстоянии, но использовать ее как маяк точки телепортации — нельзя. Это просто нереально использовать.
— Но можно придумать что-то иное, Джирайя-сан? — отложив свиток по ирьениндзюцу, спросила Хината.
— Даже не знаю, — потерев переносицу, произнёс санин. — Можно, при метании куная с печатью, размножить его с помощью Теневое Клонирование Сюрикенов.
— А если клонировать печать? — увидев два вопросительных взгляда, начал пояснять задуманное. — Ну, насколько я помню, то отец мог перемещаться не только к кунаям, а также ко всему, на чем стоит его печать. Допустим, я поставлю печать на землю, стену или ещё что, а потом клонирую ее по определенному периметру?
— Хм, если какая-нибудь копируется неправильно, с мельчайшим изъяном, то это будет фатально, — нахмурившись, ответил Джирайя. — Но, если сравнивать с твоим предыдущим вариантом, этот вполне осуществим.
— Но попробовать можно. Терять то особо нечего. Ауч!
— Нечего? — выдав мне увесистый подзатыльник, спросила девушка, грозно посмотрев на меня.
— Это было больно.
— Заслужил, — улыбнувшись, сказал санин. — Ладно, до завтра я постараюсь что-то придумать. На сегодня есть ещё пара дел, так что я, пожалуй, пойду.
— Не шалите тут, а то огребете от Орочимару за кабинет, — закрывая за собой дверь, весело прикрикнул жабий отшельник.
— Он неисправим.
— Но, в чем-то он прав, — обнимая меня, прошептала Хината.
End Flashback
— Хорошая мысль, — кивнув, сказал змей. — Но это обсудим после…
— Надеюсь я вам не помешал? — где-то позади меня раздался немного знакомый голос, с дребезжащими старческими нотками.
— Ни в коем случае, Данзо-сама, — слегка поклонившись, сказал санин, предвкушая предстоящее зрелище.

Retribution. Глава 10

— Невозможно…  этого просто не может быть. Он ведь мёртв. Саске убил его, или…
— Вижу ты удивлён, Наруто, — без каких-либо эмоций произнёс старик. — Прежде чем ты кинешься с воплями, скверно характеризующими меня, позволь кое-что пояснить.
Злость. Ненависть. Эти чувства пропитывали каждую клетку тела, заставляя тело мелко подрагивать, а мышцы напрячься, словно стальные канаты.
— Все, что ты обо мне знаешь — это ложь.
— Да ну? — судя по резкой смене восприятия обстановки и увеличению объёма чакры, я неосознанно перешёл в режим отшельника. Что-ж…
— Видимо Орочимару ошибся, говоря о твоей смене характера. — использовав всю доступную скорость, перемещаюсь к Данзо.
— Что за? Быть того не может… Это ведь сусано — кулак, предназначенный Шимура, врезается в громадную зеленую ладонь, оставляя на ней сеть мелких трещин.
Ярость затмевает разум, не давая трезво осмысливать ситуацию. Сколько раз я слышал эти слова, но почти никогда не следовал им, чем сейчас и поплатился.
Замахнувшись для второго удара, я не заметил другую сформированную руку, и удар, который отправил меня к противоположной стене. И несмотря на активность режима, боль во всем теле ощущалась довольно сильно.
— Шисуи, кажется ты перестарался, — где-то на краю сознания я услышал отчетливый, сочащийся ехидством смешок Орочимару.
— Да что тут творится, — последняя мысль, перед неизбежной тьмой.
***
— Последние приготовления будут закончены завтра. Надеюсь твои люди уже готовы?
— Да. Три отряда анбу уже ждут приказа, но… тебе не кажется, что мы действуем слишком быстро? Нужно было сначала подготовить жителей деревни. Не давать им почву для сомнений в своем Каге.
— У нас не было иного выбора. Если они начнут действовать, всем нашим планам придёт конец, — сев в кресло, негромко произнёс Райкаге. — Кстати, о том, что Наруто исчез, было известно лишь Кибе и Сакуре, так? — согласный кивок. — Отлично, это может сыграть нам на руку.
— Как? — присев на колени Райкаге, спросила Цунаде.
— Повод для атаки на Туман. Он хоть и был объявлен преступником, но, все же, Наруто — герой войны, спасший их от вечного цукуеми, и тот кто победил Пейна. Они захотят отомстить. Также, сюда можно добавить и похищение Сакуры, которая, якобы, пыталась спасти Узумаки. Как тебе такой исход?
— Хорошо, даже очень.
***
— Это куда меня занесло? Хм. — чёрно-белое помещение было смутно знакомым. Трубы, ползущие по стенам, и небольшие лужи воды на полу. Правда кое-чего здесь не хватало, а именно громадной клетки, предназначенной для девятихвостого. — Значит меня закинуло в подсознание. Это же сколько силы он вложил в удар, чтобы вырубить меня, находясь в режиме санина. Или же это я настолько ослаб?
Кажется ползучий назвал его Шисуи. Знакомое имя, только вот не припомню, где я мог его слышать. Да черт с ним. Потом с этим разберусь. Самое интересное то, как я очутился здесь. Ведь это место должно было исчезнуть после извлечения Курамы… Агрх.

Резкий звон, сопровождаемый приступом невыносимой головной боли заставил упасть на колени. С каждой секундой гул усиливался.
— Ты не погрузишь этот мир в иллюзию, Кагуя…
— Если б не ты, то у меня бы все вышло!

— Что это за голоса? Рр, как же больно, — кровь тоненькими ручейками потекла из ушей.
— Ты победил… но я заберу тебя с собой…
— Да что здесь творится?!
 — схватившись руками за голову, я завалился на бок.
— Меня зовут Узумаки Наруто, я люблю рамен и много чего другого. Моя мечта стать Хокаге, а цель — самосовершенствование.
Перед глазами начали появляться обрывки каких-то непонятных событий.
Коноха, первый этап экзамена на чунина. Миссия в Стране Волн. Нападение Мадары. Война… Почти ничего необычного… кроме того, что все эти события кардинально отличались от того, что происходило на самом деле.
— Ты идиот. Продержись, пока я не накоплю нужное количество чакры и подумаю, как нам противостоять ему…
— К-курама, — боль утихла, а вспышка света вытолкнула меня из подсознания.
— Вижу ты все-таки очнулся, Наруто, — облегченно выдохнув, прошептал Данзо.
— Ох, моя голова, — попытка подняться потерпела поражение.
— Прошу прощения. Мой подопечный немного перестарался.
— И надолго меня вырубило?
— Ты пролежал без сознания два дня, — поднявшись, произнес Шимура. — Как только оправишься, я все тебе объясню. А сейчас, отдыхай.
— Да, и самое первое, что я хотел бы услышать, это то, почему ты не сдох, — глаза медленно закрылись.
— Как скажешь.

Retribution. Глава 11

— Что это было? И эта боль… словно кто-то влез мне в голову и покопался в «архивах» памяти. Только вот моей ли она была? Хотя о чем это я. Второй личностью я не обладают, значит моя.
Может это был лишь сон? Нет. Я на сто процентов уверен, что очутился у себя в подсознании. Однако почему все было таким… бесцветным? Да и клетка присутствовала, хоть и пустая, но почему-то закрытая. Я думал что она исчезнет вместе с Курамой, как и обличие того места. Печати ведь уже нет.
Слишком это все странно. Эти образы. Я помню всю войну, как будто она была лишь вчера. Зецу, воскрешенные, Обито, Мадара и Кагую… все было совсем не так, как в том воспоминании.
Черный использовал Мадару, чтобы воскресить ее. Потом бой в разных измерениях и запечатывание. Я не сражался с ней сам.
Если второе не вызывает каких-либо подозрений, так как я смутно помню, что было при нашем знакомстве с Какаши, то остальные два… они произвели не слабый шок. Одно могу сказать точно. Курама никогда не говорил мне тех слов.
Возможно я сильно ударился головой, что и вызвало эти… хм, галлюцинации. Шисуи все-таки недурно мне врезал, даже режим отшельника не спас от болевых ощущений.
Точно! Шисуи Учиха — лучший друг Итачи! Обито упоминал о нем, когда рассказывал о Деле клана Учиха. Старик кажется хотел забрать его шаринган, но у него это вышло лишь наполовину. Он успел забрать только один глаз. Но, тут возникает крохотный вопросик. Какого хрена они были вместе, и при этом оба живы?! Так, спокойно, наверняка у всего есть логическое объяснение! Галлюцинации, возникшие из-за сильного сотрясения, а они, скорее всего, инсценировали свою смерть. Орочимару, судя по его спокойной реакции, знал об этом. Возможно Данзо нам не враг, но почему они не рассказали мне? Почему скрыли правду? Чёрт, вопросов больше, чем ответов.
Ладно, нет больше смысла строить эти теории, чем дальше я продвигаюсь, тем сильнее запутываюсь. Лучше всего пойти и…

— Здравствуй, — войдя в комнату, произнес Шисуи. — Тогда я не смог представиться. Меня зовут Учиха Шисуи.
— Я это уже понял. Зачем пришел? Неужто извиниться? — поднявшись с кровати, я скептически взглянул на него.
Хм, даже несмотря на то, что я уже не джинчурики, тело регенерирует довольно быстро. Только головная боль почти не прошла.
— Вот как, — нахмурившись, ответил он. — Нет, извиняться я не намерен. Пусть это делает твоя чрезмерная и неуместная вспыльчивость. Тебя желает видеть Данзо-сама.
— Ага, — думает я стану выполнять приказы этого старика? Прибегу по первому требованию? Перебьетесь. — Передай ему, что приду тогда, когда у меня появится настроение для разговора.
— Ты не понял, он ждет тебя прямо сейчас!
— А мне плевать, пусть ждет. Этот старикашка не имеет никакого права приказывать мне.
— Не заставляй меня тащить тебя силой, — активировав мангеке шаринган, прошипел Шисуи.
— Тогда ты застал меня врасплох, но не думай, что я дам этому повториться снова.
— Уверен? Цукуеми! — Учиха, что с них взять. Всегда полагаются лишь на силу своих глаз.
— Неплохой ход, только вот незадача… на меня не действует гендзюцу, — шок. — Разве что Бесконечное Цукуеми, однако я очень сильно сомневаюсь, что ты можешь использовать нечто подобное. Да и слишком это масштабно, не к кому будет меня тащить. Так что, пошёл вон из комнаты. Ах, да! Передай Данзо, что я приду минут через пятнадцать.
Скрипнув зубами, он, хлопнув дверью, вышел.
— О Рикудо, во что же я вляпался? — мягко вложив катану в саю, покинул комнату. — Перестраховка лишней не бывает, тем более, после появления Данзо, я уже не уверен, что все мои познания, в этой ситуации, правдивы.
— Тц, нужно попросить Орочимару сменить обстановку в этом месте. Здешняя мрачность немного напрягает, — в конце коридора показалась дверь. — Даже страшно представить, что он может мне рассказать, однако… — тряхнув головой, я открыл дверь, даже не соизволив постучаться.
— Доброго утра, или дня…, а может быть и ночи, — пройдя под хмурый взгляд Учихи и слегка удивленный от Данзо, я сел в кресло напротив второго. — Ну, я весь во внимании.
— Да как ты…
— Шисуи, оставь нас, — оперевшись руками о трость и закрыв глаза, произнёс Шимура.
— Хорошо, Данзо-сама, но если что, я буду в коридоре, — злобно взглянув на наглого меня, он вышел.
— Итак, с чего бы начать?
— Почему ты выжил, и что за чертовщина здесь творится?! — сжав руками подлокотника, глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться. — С Твоим появлением я окончательно запутался в происходящем.
— Что ж, попытаюсь все объяснить, — сев в соседнее кресло, ответил старик. — Та техника, которую я использовал на мосту, была для меня безвредна, хоть и выглядело это иначе. В момент ее завершения я смог незаметно сбежать.
— А что насчет того? — кивок в сторону двери.
— Немного актерского мастерства и хороший план. А тот шаринган, который он отдал Итачи, был не его. Ловкость рук, как говорит Шисуи.
Хм, пойми, Наруто, все, что тебе наплел Хирузен и Цунаде — ложь! Ты думаешь, что я злой старик, который строил козни Третьему, управлял Корнем и пытался заполучить место Хокаге?
— А разве не так? — нахмурившись, я пристально посмотрел на него.
— Ну, частично может и так, только Корень Анбу был для меня своеобразной тюрьмой. Большая часть анбу были прихвостнями Хирузена, следившими за мной, но этого было для него мало. Все происшествия, которые происходили внутри деревни… точнее те, о которых узнавали Шиноби не входившие в его круг приближённых, списывали на мои. хм. Заговоры.
Вот так я и стал злом в глазах жителей Конохи. Хоть и был последователем политики Первого, разделял его идеалы.
— Если это правда, тогда почему…
— Почему ничего не предпринял? Все просто. Сарутоби узнал о тех, кто разделял мои идеи о нынешнем положении дел, и были близки мне. Я просто не мог рисковать ими!
Джирайя, Хаяте, родители Ируки Умино, Кушина и Минато, все они…
— Не может быть! Мама и папа? — подскочив, я неосознанно потянулся к катане.
— Да. Все они частично обучались у меня, — устало вздохнув, ответил Данзо. — Но до тех пор, пока Хирузен не узнал об этом. Он попытался переманить их, даже установил слежку за каждым.
— Если мои родители были Вам дороги, почему не помогли им?! — на глазах выступили непрошенные слезы.
— Я не мог. Меня отправили к Дайме с каким-то маловажным поручением. Тогда мне показалось это довольно странным, но я не придал этому особого значения. И лишь потом я понял, что все это было подстроено ранее. Мое отсутствие и нападение лиса…, но было уже поздно.
— Им нужен был Курама?
— Не только он, — голос Данзо немного дрогнул. — Это был отличный момент, чтобы убить их.
— Но…
— Достаточно, Наруто. Мне тяжело говорить об этом, они были для меня не чужими. Продолжим потом. А ты пока подумай над тем, что я тебе рассказал.
— Хорошо, тогда я зайду к Вам завтра, — поднявшись, я на ватных ногах поплелся к двери.
— Наруто.
— Не надо. Хватит на сегодня откровений. Боюсь моя психика не выдержит еще одной новости.
— Я знаю где держат твою зверюшку.

Retribution. Глава 12

Наплевав на запрет Орочимару покидать убежище, я, накинул плащ и пошёл освежиться, точнее пошёл в ближайшую деревеньку выпить.
— Оказывается, я ничего не знаю о своём бывшем селении, о старике Сарутоби. Даже то, что я знал о родителях — неправда! Мне всю жизнь нагло врали!
Если Джирайя знал всю правду, тогда почему не рассказал? Почему молчал столько лет? Если бы Данзо не поведал бы мне это, он бы до сих пор держал меня в неведении?
Так, стоп! А с чего я так быстро ему поверил! Может он просто решил, что рассказав о том, как мои родители были дороги ему, я буду выполнять все его приказы? Бред. Мне кажется, этот старик не опустился бы до такого. К тому же, слишком уж все правдоподобно, особенно если учесть данную ситуацию, ему просто нет смысла врать. Но чего он хочет этим добиться? Очень сомневаюсь, что его просто совесть замучила. Ладно, как вернусь, поговорю с Хинатой. Кроме нее, меня почти никто не может понять... даже Джирайя.

— Эй ты! — из-за деревьев вышло шесть человек и, судя по одежде, ниндзя Ивагакуре.
— Чего вам? Я спешу.
— Да вот решили посидеть, выпить, — произнес самый грузный, скорее всего главарь. — Вспомнить павших на войне друзей, а деньжат маловато. Не подсобишь?
— Благотворительностью не занимаюсь, так что валите с дороги.
— Смотрите-ка, какой дерзкий парнишка, — усмехнулся крайний Шиноби, обнажая кривые зубы. — Ты как разговариваешь с Героями Войны, сопляк?
— Может нам стоит его проучить, а? Керо?
— Даже не знаю, Акайо, — ответил названый. — Стоит ли марать руки об это ничтожество. А вы как считаете?
— Такое отношение нельзя оставлять безнаказанным.
— Эх, как бы сказал Курама: " — Пора вскрыть пару черепушек. Проверить наличие мозгов."
— Вы уверены в своих желаниях? Может мирно разойдемся?
— Что, струсил? — мерзко скалясь, спросил «главарь». — Однако ты поздно спохватился. Теперь наказания не избежать. Джиру, Изаму, приведите его ко мне.
— Как жаль, а я ведь не хотел убивать... сегодня, — незаметно положив под плащом ладонь на рукоять катаны, стал ждать, когда эти двое подойдут поближе.
— Готов попрощаться с целыми костями? — протянув руку к моему плечу, сказал Джиро, однако...
Делаю шаг назад, и резким движением вырываю меч из саи. Не сменив ее расположения, наношу удар рукоятью по его лицу. Затем небольшой поворот, и снова шаг назад.
Направив катану обратно к сае, придаю ей небольшое ускорение, надавив второй рукой на касиру. Пройдя по дуге, в миллиметре от ножен, лезвие протыкает горло второго. Разворот на сто восемьдесят, с вытянутой в сторону катаной, и тело первого разрезает на две равные части.
— Что поделать, не настроен я сегодня на красивые убийства, — безумно улыбаясь, положил клинок на плечо.
— Что за? — сделав почти одновременный шаг назад, те достали оружие. К счастью, оставшиеся не обладали какими-то мечами, лишь кунаи.
— У вас был шанс, — отведя покрывшуюся кровавыми разводами катану в бок, делаю шаг вперёд. — Так и будете стоять? Просто не люблю уничтожать неподвижные объекты. Но раз иного выбора нет.
— Ах ты ублюдок! — рывок, и быстрый уклон от летящего кулака. Пригнувшись, пропускаю над головой кунай, и вскользь бью катаной по ноге, почти отрезая ее. Развернувшись вокруг своей оси, направил рубящий удар снизу, срезав переднюю часть лица.
— Ух ты! А у него они все же есть! — присев возле трупа, ткнул пальцем в вывалившиеся, из оставшейся части головы, мозги. — Да еще и настоящие!
— Да он псих, Кокуто!
— Убейте его!
— У у, какие грозные ребята, — подняв меч на уровень лица, слизнул кровь с лезвия.
— Тварь! Дотон: Сандо но Дзюцу, — завершив складывать печати, Шиноби ударил ладонями по земле. Два огромных валуна, размером с половину роста Кьюби, стремительно приближались с разных сторон, грозя раздавить мою тушку.
Шумный выдох и шаг вперед сопровождались всплеском оранжевой чакры.
— Пять.
Появляюсь позади одного из Шиноби камня. Проскользив по инерции метр, выставляю левую руку.
— Чидори Эйсо, — взмах вверх, и меч сотканный из молнии делит его тело вдоль.
— Четыре, — направляю чакру в руку, делая новый прыжок.
Оказавшись сбоку, ударяю заряженным кулаком в голову. Хлопок, и череп врага разлетается на мелкие ошметки.
— Три, — кровавая масса, попавшая на лицо, немного ограничивает обзор..., но это повышает азарт.
— Два, — уклоняюсь от земляных шипов и, оттолкнувшись ногами от дерева, лечу прямо на последнего.
— Один, — появившись позади, делаю прыжок в сторону, уходя из зоны атаки, и снова рывок.
— Ноль, — во второй руке, в мгновение ока, появляется сая. Вложив последние остатки чакры однохвостого, делаю удар по ногам.
Раздается слабый, но, тем не менее, такой приятный слуху хруст, и Шиноби падает лицом вниз. Покров спал, делая тело немыслимо тяжелым, и лишь адреналин бурливший в крови, не давал упасть от изнеможения.
— Аа! Тварь! — переворачиваясь на спину, закричал он.
— Ой, кажется я сломал тебе ноги. Прости, — маниакальная улыбка, на залитом кровью лице.
Два куная, брошенные мной, пригвоздили его руки к земле, обездвиживая. Медленно подойдя к нему и достав из подсумка шприц, вкалываю сильное обезболивающее
— Что ты делаешь? — испуганно спросил громила.
— Делаю твою неизбежную смерть немного красочнее, — пара шагов назад
— Остановись! Прошу, не убивай! — разрыдавшись, словно маленький ребенок, закричал Шиноби.
— Ой, посмотрите-ка, кто-то наделал со страху в штанишки, — усмехнувшись, мимолетно взглянул на его намокающие штаны.
— Катон: Эндан, — небольшой поток огня обхватил тело.
— С вами было весело, — нахмурившись, от ударившего в нос запаха горевшей плоти, я удалился под аккомпанемент предсмертных криков.

Примечание:
Катон: Эндан — Высвобождение огня: Пламенный снаряд.
Дотон: Сандо но Дзюцу — Высвобождение земли: Техника огромной земли.
Чидори Эйсо — Острое копье Чидори.

Retribution. Глава 13

— Да что, чёрт возьми, сегодня за день? Мне дадут выпить или нет? Ну или хотя бы дойти, а? — рядом с небольшой деревушкой, буквально в сотне метров, двое парней пытались изнасиловать девушку, на вид лет пятнадцати. — И зачем она им? Там насиловать то нечего? Мелкая совсем, кожа да кости, ноо…
— Нет, пусть что хотят, то и творят! Всё-таки, это не мои проблемы. Пусть тешатся, меня уже сакэ никак не дождется! — сделал пару шагов и остановился. — Да твою ж мать! — резко сбросив капюшон, ускоряю шаг. — «Свист». Эй! У вас ровно две секунды, чтобы извиниться перед ней и убежать, чем дальше, тем лучше.
— Чего? Иди куда ше… — юноша запнулся, когда смог разглядеть вмешавшегося. Волосы, лицо, плащ — все было покрыто засохшей кровью. А голубые глаза, казалось, переливались лёгкими багровыми оттенками.
— Один, — начинаю отсчёт.
— Ты что, плохо слышишь? — достав вакидзаси, второй развел руки в стороны, словно хочет обнять. — Может повторить? Вали отсюда!
— Да ну его. Он какой-то… странный, — неуверенно произнёс первый.
— Вот. Лучше послушай своего друга, и бегите, пока можете, — отвлеклись. Кивок девушке за спину. Поняв без слов, что от неё требуют, она резво поднялась и побежала в сторону деревни, придерживая почти порванную одежду.
— А ну стой! — яростный крик.
— Ну что же. Я, наверное, тоже пойду. А вы тут развлекайтесь, но уж сами, голубки, — едкая улыбка. Развернувшись, топаю по старому маршруту.
— Сука! — чувствую жо… шестым чувством, как сверху на меня опускается острие меча.
Резкий шаг в сторону, он продолжает удар, по инерции. Бью левой ладонью по его плечу, немного поворачивая к себе и, резко развернувшись вокруг оси, наношу удар ногой по груди. Однако, несмотря на чакру, которую я добавил в удар, летел он недолго, все же силы еще не успели толком восстановиться. Но этого вполне хватит, чтобы меня не сильно задело.
— Эй, у тебя какая-то фигня прилипла к плечу! — указав пальцем, пытаюсь сделать серьёзное выражение лица, вот только уже вьевшаяся усмешка так и наровит наползти на лицо.
— Где?! — поздно друг мой, поздно. «—
Бум!»

Такого фееричного салюта, состоявшего из мяса, крови и конечностей, я в жизни не видел. А главное то, что все происходило без огненного сопровождения, которое закрывает своим сиянием всю прелесть скоростного расчленения. Воздушная бомба взорвалась просто отлично. Слабый, тихий гул и, едва заметное, искажение от волны.
Залюбовавшись на кишку, которая, извиваясь, словно ползущая змея, взлетела в небо, я не успел заметить летящего в меня последствия взрыва, а точнее красного цвета дождя, который несся параллельно земле.
— Тьфу… Чёрт! Да что ж за невезение такое то?! Тьфу, — отплевываясь от соленой жидкости, попавшей в рот, я принялся вытирать лицо. Выходило, скажем так, не очень. Размазав кровь по нему, достал катану и взглянул на отражение. — Мда, боюсь в таком виде даже к деревне подходить не стоит. Видимо не судьба мне сегодня напиться…
— М-монстр.
— А? Ты ещё здесь что ли? — изогнув бровь, смотрю на побелевшего, как мел, парня. — Сам убежишь, или мне помочь? — не проронив и звука, он галопом понесся прочь от этого места.
— Что за люди пошли? Ты с ними по-хорошему, а они сразу железками махать! — наклонившись и подняв лежащую почти у ног голову за волосы, посмотрел в полу обезображенное лицо. — Знаешь, мне, между прочим, из-за тебя теперь полтора часа голову отмывать. — щелкнув другой рукой ему… ей? Короче, по носу, швырнул черепушку за спину. Проведя рукой по волосам, взглянул на ладонь.
— Гадость! — сцепив руки на затылке, побрел в сторону убежища, насвистывая весёлую мелодию.
— Это правда был он? — произнёс тихий голос в кроне высокого дерева, находившегося в паре десятков метров от места происшествия.
— Уверен. Точно он, — прошептал второй.
Раздалось слабое шуршание листьев, сквозь которые слабо блеснул протектор Конохи.
***
Спустя один час после событий на окраине деревни.
Идя по длинным и запутанным коридорам, девушка пыталась найти своего возлюбленного, однако поиски пока не увенчались успехом. Повернув за угол, Хината подошла к двери ведущую в лабораторию.
— Орочимару-сан, Вы случайно не знаете, где Наруто-кун? — зайдя внутрь, спросила Хьюга у санина.
— Этот идиот пошёл в ближайшее поселение, чтобы выпить, — ответил тот.
— Но… — наверху раздался сильный взрыв, а потолок покрылся крупными трещинами.

НаруХина.ру - Retribution - версия для печати

 скрыть [x]