НаруХина.ру - I want to see his eyes - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

I want to see his eyes

Я всегда считала, что люди влюбляются в других за их человеческие качества. Доброта, честность, дерзость, всё это и многие другие характеристики я считала причиной, которая могла бы сподвигнуть моё сердце стучать намного чаще привычного, размеренного ритма. Но разве нельзя влюбиться в кого-то за что нибудь другое? Этим вопросом я задавалась долгое время.

 Я проснулась от какой-то активности со стороны. Глаза было не так просто раскрыть, веки, казалось, налиты золотом. И всё же, устремив свой взгляд в потолок, я заметила, что чувствую себя невероятно паршиво.
 -Проснулись?
Так и знала. Это была медсестра, которая врачевала надо мной, совершая непонятные для меня действия, ну не сильна я в медицине. Конечности ныли, и я думала, что вовсе их и не чувствую, но поняла что ошибаюсь, когда в руку мне вкололи иглу, от которой шла тонкая трубочка.
 -Как себя чувствуете?
Эти вопросы уже четко закрепились в моём сознании, поэтому я просто кивнула, по прежнему глядя в потолок, и медсестра как обычно удалилась из палаты с привычной натянутой полу-улыбкой.
 Всё каждый раз повторялось в точности, до мелочей, как и в предыдущий. Тикание настенных часов, белые стены и потолок, секундное покалывание в руке, ноющая боль по всему телу. Мне оставалось просто смотреть в пустоту, погружаясь в поток своих мыслей. Нет ни сил, ни желания обратить внимание на то, что меня окружает. Да и к тому же, чего я тут не видела?
 На дню, медсестра ещё пару раз заходила ко мне, либо спрашивая о самочувствии, либо меняя капельницу. Что интересно, изредка, она кидала взгляд в сторону по левую руку от меня. Взгляд не заинтересованный, не взволнованный, просто мельком пробегалась глазами. Возможно, там поставили новую аппаратуру, вот она и уделяет ей пол секунды своего внимания.
 Единственным моим развлечением в этом круговороте тоски и запаха больницы были воспоминания. Нет, не о семье и не о любимом человеке. Глупости. Я вспоминала сюжеты манги, которую так и не успела дочитать. Люблю экшен с ноткой драмы и любовной линией... Наверное, стоило дочитать её, прежде чем..
 Судя по времени, сейчас уже вечерело, и обычно медсёстры уже не приходили. Но к моему удивлению, в палату вошла одна из них. Хоть я и редко обращала внимание на их внешность, эта сильно выделялась на фоне других.
 -Хината Хьюга, верно? - Она обратилась ко мне с задоринкой в голосе, и я как обычно сухо кивнула.
 -А чего такое лицо кислое, м? Небось, не нравится здешняя атмосфера? Но, знаешь, я тут провожу большую часть своего времени, так что нечего раскисать!
Меня сразу же удивило её поведение. Она отличалась от других не только внешне, но и внутренне. И я сейчас не о её органах. Даже на "ты" ко мне обратилась. Я никогда не любила всякой официальщины, и она словно прочла меня. Или же просто была слишком легкомысленной.
 Она подсела ко мне на кровать, по прежнему слегка улыбаясь. Не навязчиво, и не так наигранно, как другие.
 -У твоей прошлой медсестры сложные жизненные обстоятельства, так что теперь я в место неё. Я Харуно Сакура. - Она указала пальцем на свой бейджик, расположившийся на кармашке белого халата.
 -А, кстати, - она полезла в боковой карман, пытаясь что-то найти. В это время я разглядывала её волосы, нежно-розового оттенка. Я и не знала, что на работу с такими пускают, тем более медсестрой. - Ты тут наверняка скучаешь, так что вот.
 С некой хитрой улыбкой, но по прежнему добродушной, она достала мой телефон. И ведь точно, у больных его забирают. С каждой минутой эта девушка удивляла меня всё больше. Сакура положила гаджет в ящик тумбы у моей кровати. Теперь у меня был шанс не помереть здесь со скуки, жаль, только, что сейчас у меня элементарно не хватает сил даже на то, чтобы просто повернуть голову.
 -Совсем не будешь со мной говорить? - Она проговорила это с наигранно обиженным голосом.
И правда. Она меня знает только по бумажкам в архиве, но так тепло относится, а я просто серый кусок равнодушия. Может, стоит хоть раз ответить взаимностью?
 -С-Спасибо.... - Я попыталась хоть немножечко улыбнуться, но этого мне не позволяло физическое состояние, или же моральное.
 -Незачем себя заставлять! Я же просто шучу, не беспокойся. Моя работа - приводить твое здоровье в чувства, а с тобой ещё успеется, отдыхай.
С этими словами она поднялась, и, удаляясь из палаты, кинула всю в ту же сторону, по левую руку от меня, беглый взгляд. Что же там за чудо-аппаратура такая? Мне уже самой становится интересно.
 
 На следующее утро я проснулась уже по собственной воле, и чувствовала себя несколько лучше. Неудивительно, не такой уж у меня и тяжелый случай, чтобы месяцами безрезультатно валяться на кушетке.
 Сегодня в палате была совершенно иная обстановка. Лично удостовериться я не смогла, но было и так ясно, что жалюзи открыты, и лучи яркого апрельского солнца проникали в помещение. Свежий воздух ударил в нос, и мне показалось, что даже моя челка несколько вздымается от еле заметных потоков ветра. Эта прохлада, тихо проникающая в палату, определенно освежала.
 Я глянула на свои руки. Капельницы уже, или пока не было. На запястьях красовались свежие бинты, от которых даже с такого расстояния немного несло спиртом. Когда Сакура только успела всё это сделать, при этом не разбудив меня?
Если подумать, сейчас самое время, чтобы достать телефон. Чувствую я себя более менее, да и поток мыслей уже иссыхает.
 Только я немного потянулась к тумбе, как сразу же открылась дверь в палату. Сакура сначала тихо вошла, наверное, предполагая, что я всё ещё сплю, но затем увидев обратное, сразу же блеснула своей легкой улыбкой.
 -Доброе утро, как спалось? - Я заметила, что в руках у неё поднос с тарелкой.
 -Доброе...
 -Хватит с тебя капельниц, с сегодняшнего дня питаешься обычной едой. - Она поставила на тумбу поднос, затем доставая из ящика телефон. Видимо, заметила в начале, что я тянулась туда.
 Сакура подала гаджет мне, и я стала неловко вертеть его у себя в руках, щупать, проводить пальцами по экрану, встречаясь со знакомыми трещинками на защитном стекле. Нажав на кнопку питания, мне в лицо сразу же ударил яркий свет от экрана дисплея. Из уведомлений.. Были только сообщения из сетей. Я, если честно, на большее и не надеялась.
 -Что-то не так? - Я слегка удивилась, Сакура словно сквозь меня смотрит. Но, видимо, у меня на лице всё написано. Я отрицательно помотала головой. - Ладно, тогда приятного аппетита.
С этими словами она вновь покинула палату, предварительно закрыв открытую до этого форточку.
 Аппетита у меня сейчас совсем не было, надеюсь, Сакура поймет. Я вновь включила уже успевший потухнуть телефон. Может, я и делала вид, что мне всё равно, но глубоко в душе понимала, что я очень расстроена. Отец никогда по настоящему обо мне заботился.. С раннего детства пихал деньги мне в нос, будто мне только это и нужно было. Даже сейчас, пихнул меня в расфуфыренную палату, с дорогущим оборудованием, но даже не удосужился просто поинтересоваться, что со мной,написать сообщение. Даже не придёт, чтобы навестить. Если бы он не был таким камнем, может быть, я бы и не сделала этого с собой...
Купил, называется, квартиру дочери. Оставил наедине с кухонными ножами, таблетками снотворного и воспоминаниями о поломанном детстве.
 Я уже почти второй день просто лежала, и тело немного стало затекать, а особенно шея. Решив, что лучшим выходом будет просто повертеть головой и принять сидячее положение, я так и сделала. И тогда я увидела, что в этой палате не одна.
Слева от меня стояла еще одна кушетка, и на ней преспокойно спал парень. Я немного удивилась тому, что уже почти два дня нахожусь в одной палате с другим человеком, и даже не подозревала об этом. В голову сразу же полезли мысли о том, слышал ли он что либо, давно ли он спит, или.. Проснётся ли вообще?
 Первое, что сразу же бросилось в глаза, это его цвет волос. В Токио редко можно встретить людей со светлыми волосами, особенно такого яркого оттенка. Но несмотря на свою яркость, почему то сразу становилось ясно, что это естественный цвет. Сами волосы были слегка лохматыми. Что ещё больше меня удивило, это причудливые полоски на щеках, больше похожие на усики. Рассматривая его ещё пару секунд, я заметила, сколько разных аппаратов стоит возле его кушетки. Я обратила внимание на его дыхание. Сначала мне оно показалось размеренным, но приложив руку к груди, я поняла, что дышит он намного медленнее меня. В голову сразу же полезли далеко не позитивные мысли, от чего то стало грустно. Но на его лице по прежнему красовалось умиротворение.

I want to see his eyes. Глава 2

Всё последующее время я, грубо говоря, залипала в телефоне. Повезло, что в больнице был интернет, хоть в чем то я признала пользу от действий моего отца.
 Я всё еще была зла, или же обижена на него, сама не пойму. Я злилась на то, что он даже бровью не дернёт, глазом не поведёт, в то время как его дочь находится в больнице после того, как совершила очередную попытку суицида. И была огорчена и опечалена тем, что этой дочерью являюсь я... Несомненно, у меня есть и другие родные, помимо отца. К примеру, Ханаби, моя младшая сестра. Когда она была поменьше, я всегда проводила с ней как можно больше времени, она мило улыбалась мне, излучая приятный свет этой детской наивности. Но с возрастом, она становилась всё более жестокой под напором отца. Несмотря на то, что обычно старшие в семье встают на первое место в глазах родителей, у нас была несколько иная "иерархия".
 Хиаши Хьюга - так звали моего отца, для него практически сразу же на первое место встала Ханаби. Ведь я всегда была "бесхребетной", слабой и добродушной. Не подумайте, я вовсе не завидую, но мне становится грустно от мысли, что когда нибудь моя младшая сестра станет подобием отца. И, конечно же, на то, что Ханаби решит навестить меня, я тоже сильно то и не надеялась. Только сейчас я осознаю, насколько жалко выгляжу в их глазах..наверное. Я совершаю очередную попытку сгинуть из этого мира, и в очередной раз я оказываюсь побитой собакой, которой помогают только из жалости, презрения, при этом пихая всё самое лучшее, чтобы я ещё и чувствовала себя должницей.
 Мои мысли прервало очередное уведомление из соц. сетей. Вот как раз таки там моя жизнь была совсем иной, думаю, многие люди меня поймут. К слову, это было сообщение от моей однокурсницы, Ино. Она часто мне пишет, и я уверена, обязательно бы пришла, если бы не резкий переезд её семьи сразу же после окончания учебы. Иногда, мне и вправду становится грустно от того, что такие хорошие люди так далеко от меня.
 "Привет, я очень волнуюсь. Всё хорошо?" - Таким было её смс. Она прекрасно знала и о моей семье, и о моих "травмах", как душевных, так и нет. Да, она ведь и была первой, кто застал меня за подобным занятием. Потом она ещё очень долго старалась не оставлять меня одну, следила за мной, при этом поддерживая.
 Мне стало немного грустно от мысли, что она так далеко, и что я, по сути, осталась практически одна, но постаралась прогнать подобные мысли. Чтобы Ино не волновалась, я отправила ей ответное смс, в котором было что-то вроде "Всё хорошо, не переживай" и положила телефон обратно в ящик тумбы, у меня уже начинали немного уставать глаза.
 Я на секунду зажмурилась,после, сильно проморгавшись.
Немного позже, под вечер, ко мне снова зашла Сакура, и вновь с подносом в руках, а как оказалось позже, еще и с хорошими новостями. Она сказала, что через день-два мне уже можно будет выходить из палаты, хотя выписка тоже была не за горами. Немного пошевелив серым веществом, я подсчитала, что в общей сумме, включая те дни, которые уже провела здесь, буду тут находится около недели, плюс~минус. Это, если честно, обрадовало меня. Я боялась, что отец со своими нескончаемыми магнатскими запасами мог упечь меня сюда на месяц, а то и два.
 Сакура, казалось, пришла не одна, а с целой кучей больничных сплетен среди медсестёр, которые рассказывала мне одну за другой. Я сразу же поняла, что она хочет развлечь меня хоть чем то, поэтому старалась действительно вслушиваться в её слова, хотя, если честно, это у меня всегда не очень то выходило. Не близки мне были подобные разговоры, на свободные темы, такие легкие и беззаботные, и опять же, спасибо детству.
 Перед уходом, Сакура решила открыть форточку, чтобы в палате не стояла духота. Взглядом я проследовала за ней, и вновь наткнулась на спящее лицо моего "соседа". На самом деле, все это время ко мне в голову изредка залезали мысли о нём, отчего я секундно поглядывала на него, но никаких изменений не замечала. Он по прежнему лежал в том же положении, руки вдоль тела, и по прежнему спокойное выражение лица. Иногда у меня по коже пробегали мурашки вместе с мыслью о том, живой ли он вообще, но я быстро такое вытряхивала из головы. "Хьюга, не тупи, ты же видишь, как он дышит.." - мысленно говорила я себе.
И правда, я вижу, как он дышит..И с каждым разом, темп его дыхания казался мне всё медленнее и медленнее,хотя я понимала, что просто накручиваю себя.
 -Сакура.
 -Да, что такое? - По прежнему бодро ответила та, слезая с небольшого стульчика. Окна были высокие, и дотянуться до форточки было задачей не из легких.
 Я неуверенно глянула на неё, а затем вновь перевела взгляд на спящего блондина. Всё таки, моё любопытство не любило ждать.
 -Ааа, - Внезапно Сакура понимающе воскликнула, я даже не успела ничего сказать.
 Затем, присев, она несколько нагружено вздохнула. Я сразу поняла, что это будет разговор не о цветочках и радуге.. Я чувствовала.
 -Знаешь, разные случаи бывают. Бывает, когда у человека нет ни шанса, а бывает, когда есть все 100% заветной удачи. - Она подняла взгляд на меня, оторвавшись от краешка халата, который до этого нервно теребила. - А тут.. Что-то вроде 50/50. Прямо как в фильмах, когда говорят, что всё зависит от человека, от его "силы воли". Ведь, от части это правда.
 -Всё так плохо? - Я понимала, что таких людей, с тяжелым случаем, наверняка пол больницы, но почему то меня интересовал именно этот блондин.
 -Врачи говорят, точнее, дают сроки. Либо он очнётся через неделю-две, либо.. - Я понимала, что хоть она и работает в больнице, такие слова всегда сложно говорить, словно ножом по сердцу.
 -Понятно..
 Сакура, теперь уже поникшая, вышла из палаты. Внезапно, через открытую форточку в помещение ворвался порыв сильного, но теплого и приятного ветра, вызывающего у меня мурашки по коже. Краем глаза я уловила еле заметное поблескивание со стороны, и вновь обратила внимание на "спящего" парня. Я даже подумать не могла, что такое вообще возможно.
 От легких рывков ветра светлые, немного взъерошенные волосы вздымались, попадая под солнечные лучи и изредка бросая золотистые блики. Это вызвало у меня некую феерию, огромную бурю эмоций, казалось, я сейчас смотрю на небольшую версию солнца. Мне кажется, я пялилась на всю эту картину минимум минут 10, просто наблюдала за своеобразными "лучами" солнца, словно огненным языками теплого пламени. И всё это время мое сердце отбивало ритм чечётки, а лицо всё было как вскипевший чайник. Мне просто было стыдно за то, что я так невозмутимо пялюсь на человека, пусть он этого и не знает. Совесть любила поиздеваться надо мной, особенно по пустякам.

 Всю ночь я не могла спокойно уснуть. То ворочалась, то мне было жарко (хотя форточка была по прежнему открыта), то больничная одежда на мне сильно закручивалась, и еще множество других прочих причин бессонницы. Но главной проблемой были воспоминания об увиденном. Казалось бы, просто красивые волосы, приятного оттенка, но из головы они вылезать не хотели за компанию со всякими красочными описаниями о них, да ещё и это по прежнему умиротворенное и спокойное выражение лица. Иногда я представляла себе, что при очередном разглядывания его черт лица, смогу увидеть, как дергаются его уголки губ, веки глаз, пальцы рук. Почему то я горела диким желанием стать человеком, заставшим момент его "пробуждения"..
 Пока я бесстыдно (как я считала) выдумывала у себя в голове прочие подобные вещи, не заметила как медленно погрузилась в сон.
 
 Казалось бы, в больнице, ты валяешься столько, сколько твоей душе угодно, но видимо, я по жизни человек неудачливый. Ибо, мало того, что из-за своих фантазий я не смогла нормально выспаться, меня ещё и насильно разбудили.
 Я проснулась от легкого покачивания. Это была Сакура, которая еле-еле трясла меня за плечо. Как бы я не старалась внятно объяснить ей, что "я хочу спать, уйди", выходило у меня лишь мычать. В конечном итоге, как оказалось, меня подняли часов в 7-8 утра, со словами о том, что великая и всемогущая Сакура-сама уломала какую-то, незнакомую мне Цунаде (о которой, она, кстати, говорила лишь с восторгом) на более ранние сроки поправки для меня, и поэтому сразу же потащила меня прочь из палаты на прогулку.
 Никогда бы не могла поверить, что элементарный выход на улицу настолько обрадует меня. Это совсем не то, что находится лежа на кровати в четырех стенах. Я постаралась вдохнуть полной грудью, захватив как можно больше свежего весеннего воздуха с нотками запаха Сакуры. Небольшой парк при больнице полностью зацвел деревьями с розовыми оттенками, от чего вызывал немалое впечатление. С утра солнце не было таким ярким, но все равно грело, словно касаясь лучами плечей.
 Мы с Сакурой не спеша прогуливались по этому парку, разговаривая о разном. Хотя, в основном и говорила Сакура, я нашла её очень даже приятным собеседником, а не просто болтушкой~сплетницей.
 Так, незаметно прошло чуть меньше часа. Сон пусть и не до конца, но ушел, и я чувствовала себя более менее бодро, уже и позабыв о ноющих ногах и руках. В некоторые моменты я кончиками пальцев дотрагивалась до перебинтованных запястий, и делала это очень боязливо, словно ожидая, что раны сразу же откроются и оттуда вновь хлынет кровь, перекрашивая все вокруг из нежно-розового в ало-бордовый.

I want to see his eyes. Глава 3

После такой прогулки я чувствовала себя определенно намного лучше, чем просто лёжа в палате. Даже когда мы вернулись обратно в здание больницы, в носу, или же в памяти хорошо запечатлелся еле сладкий запах нежных лепестков деревьев, приобретающих краску в апреле. Раньше я мало обращала внимания на подобные вещи, только когда мне было действительно тоскливо..
 Войдя внутрь, Сакура сказала, что ей что-то нужно на рецепшене, поэтому я могу не ждать её и идти в палату. Я совсем не знала больницы, но решила промолчать, не хотела доставлять Сакуре хлопот. К тому же, я более менее помнила дорогу, когда мы спускались с 3 этажа.
 Я шла по светлым коридорам, примерно обдумывая мою дорогу до палаты. Честно, в детстве я жутко боялась заблудиться где либо, боялась хоть шаг сделать неверно. Но сейчас, у меня это даже вызывало некий интерес. Сон час, вся больница словно сама погрузилась в царство морфея, и вот так вот шастать по своеобразному "лабиринту" действительно завораживало. Казалось, я очутилась в какой нибудь квест - игре. И, пожалуй, самым сложным испытанием для меня в этой игре был лифт. Не то что бы у меня была клаустрофобия или еще что, но как только я оказывалась в этой металлической кабине, разум сам начинал вырисовывать сюжеты концовок, что что-то да пойдет не так. Именно поэтому я решила, что прогулка по лестницам будет лучшим выходом, пусть я все еще и чувствую некую сонливость.
 Не знаю, сколько я так "скиталась" по коридорам. Не так уж много, но и не мало - относительно. В конце концов, я всё же нашла свою палату. Когда мы с Сакурой выходили, я запомнила номер - 311. Я щелкнула ручкой, но дверь не открыла. Почему то именно сейчас мне казалось, что как по волшебству, я войду, а он проснулся. Проснулся, и заинтересованно смотрит в окно, наблюдая за тем, как лепестки Сакуры подхватывает теплый ветер. Но несмотря на мою богатую фантазию, в его образе не было одной главной детали - глаз. Они были то ли закрыты, то ли засвечены, или же полностью отсутствовали, точно сказать не могу. Моё воображение просто не позволяло себе подобного, определить его цвет глаз.
 Вынырнув из своих воображений, я всё же нажала на ручку до упора и открыла дверь. К моему удивлению, в палате находился ещё один человек.
 Он сидел на кровати спящего парня, смотря на него, отчего я не могла увидеть лица незнакомца. Но что сразу же бросилось мне в глаза - так это точь в точь, такие же светлые, солнечные и яркие волосы, которые бликовали на свету. На моё появление он отреагировал не сразу, секунд через 5, а может и 10. Но всё это время я стояла в проходе, продолжая пялиться на происходящее.
 И всё же, обратив на меня внимание, он немного развернулся. Почему то, в этот момент мне сильно захотелось "светиться", захотелось радоваться чему то простому. Именно такую энергию излучала теплая улыбка, сопровождавшаяся спокойным взглядом голубых глаз, радужка которых больше смахивала на водную гладь, изредка подрагивающую от воздействий чего либо.
 -Здравствуйте.. - С детства меня учили манерам, ярлыкам и клишированным шаблонам, как нужно приветствовать людей, как с ними общаться, делали из меня куклу. Не то чтобы я презираю манеры, но иногда мне это казалось лицемерием.
 Сейчас же я просто из искреннего удивления и некого шока выпалила первое, что всплыло в моей скудной памяти.
К слову, причина моего такого растерянного состояния являлась мужчиной средних лет. Не прямо таки средних, примерно от 30 до 40, больше я ему дать не могу. Сказать, что он обладал приятной внешность, это просто ничего не сказать. Всё те же голубые глаза, напоминающие мне чистейшую воду или же дневной небосвод смотрели с некой теплотой, и весь этот образ подкрепляла такая же приятная улыбка. Бывает, что люди улыбаются, но выглядит этот так нарочито и фальшиво, что аж противно становится. Но эта улыбка была такая непринужденная и не навязывающаяся, в то же время излучавшая лишь добрую ауру. Не знаю, сколько еще красноречивых описаний сможет воспроизвести моё подсознание, но всем им я буду только рада.
 -Простите, я наверное вас немного озадачил. - Теперь он несколько виновато улыбнулся, не теряя прежнего образа "солнышка".
 -Н-нет - нет, вовсе не так. - Я на подсознательном уровне попыталась повторить такую же эмоцию, но, наверное, получилось у меня не очень.
 Ситуация явно перестала быть такой нагнетающей, поэтому я прошла к своей кровати и неуверенно села на неё. Просто молчать нельзя, иначе станет ещё более неловко, нужен диалог. Но я никогда не умела заводить разговор, даже если сильно старалась. А если у меня и выходило, то получалось что-то в стиле "не подскажите куда пройти прямо?"
 -Я и не знал, что тут есть кто-то ещё. - Внезапно он обратился ко мне. Видимо, подумал так же, как и я, или же просто был человеком-идеальностью, другого о нем сказать у меня язык не поворачивается. - Простите ещё раз, что доставляю неудобства. - Он перевёл взгляд на тихо сопевшего парня, после чего еле заметно изменился в лице.
 И тут меня словно молнией жахнуло, осенило, так сказать.
 -Вы ведь..
 -Я пришёл навестить сына. - Его улыбка стала несколько печальнее, но не сошла с лица.
 -Я тогда выйду..
 -Нет, что вы. Не беспокойтесь, в конце концов, это ведь я тут "не званный гость". - Он неловко поворошил волосы на затылке. - Я Минато Намикадзе.
 -Хината Хьюга. - После того, как произнесла своё имя он слегка удивился, и я не упустила это из виду.
 -Я правильно понял, те самые Хьюга?
Я неловко качнула головой, давая положительный ответ. На самом деле, люди часто удивлялись, когда при знакомстве со мной слышали мою фамилию. Папочка в очередной раз постарался. Я никогда не любила выделяться, несмотря на то, что к этому меня приучали с пелёнок. Вся это напыщенность якобы "высокого" общества, меня от неё воротило, и поэтому вся моя жизнь казалась мне адом. Словно меня просто пихнули в обстоятельства, которые бы полностью меня не устраивали.
 -Я много наслышан о Хиаши-сама. - Он поднял взгляд вверх, словно задумавшись, начал копаться в своих воспоминаниях.
Только сейчас я обратила внимание на то, как он одет. Явно деловой костюм серого цвета, рубашка, галстук, ну и прочее, всё как положено. Не уж то сам замешан в сфере бизнеса? По характеру он совсем не смахивает на кого то вроде моего отца.
 -Наверняка вы хорошего о нём мнения. - Как же мне сейчас хотелось наговорить всего самого - самого о моём отце, ведь он умело создавал себе репутацию, хотя элементарно даже не проявлял заботы к собственной родной дочери.
 -В таком случае я бы должен был ошибаться?
 -Во всяком случае, мой отец лишь предприниматель, но никак не родитель, который волнуется о своей дочери.
На мои слова он лишь улыбнулся, чего я не совсем поняла, но особо задумываться не стала. Хотя, чего тут думать, я же наверняка выгляжу как избалованная дочурка, которая слишком много внимания к себе требует.
 -На самом деле, я тоже не лучший отец.. За всё то время, что он находится здесь, я впервые пришёл. - Его взгляд вновь погрустнел, от чего и мне становилось печальнее, особенно, вспоминая слова Сакуры.
 -Вы хотя бы пришли, и, если честно, видно, что вам очень тяжело. Видно, что вы хороший человек. - Мне захотелось сказать это, потому что так оно и есть, потому что я просто не могу назвать его плохим отцом, смотря на его печальное выражение лица.
 -Спасибо, - я заметила, что он немного смутился. Свои поведением он мне таки напоминал наивную ученицу средней школы, не иначе. - Услышал бы сейчас Наруто, точно бы запротестовал вашим словам. Тоже считал меня плохим родителем.
 -Наруто?...
 -А, да.. Его зовут Наруто.
 В палате повисла тишина. Дальше диалог, почему то, идти не мог. По крайней мере, я просто глубоко погрузилась в свои мысли, изредка поглядывая на Минато. Ветер за окном успокоился, и листья Сакуры медленно и завораживающе опускались на землю, застилая собою большую ее часть.
 -Минато-сан..
 -Да, что такое?
 -Скажите, у него такие же глаза?

I want to see his eyes. Глава 4

Сразу же после окончания цветения Сакуры началась неделя проливных дождей, что немало удивило жителей как Токио, так и большей части Японии. Теперь суя на забитых улицах только возросла, теплолюбивые жители торопились то на работу, то в кафе или другие места отдыха, неважно куда, лишь бы скрыться от навязчивых капель, барабанящих по всем возможным поверхностям.
 Сегодня Хината встала рано, что обычно ей не присуще. Не особо торопясь, она сонно протопала в ванну, где последующие полчаса провела в водных процедурах. Самое обыкновенное утро, сопровождающееся постукиванием обильных осадков по пластиковым окнам. С момента своего пробуждения девушка так и не открыла шторы, в комнатах так и стоял утренний полумрак, и такая обстановка была ей по душе. И все же, отодвинув краешек свисающей ткани, девушка глазами стала словно сканировать обстановку на улице, которая не очень то ей и симпатизировала. Сидеть дома во время дождя она обожает, а вот стоять в толкучке на светофорах и в общественных транспортах терпеть не может. В очередной раз на ней сказывается её детство "принцессы", от чего она невольно мысленно ругает саму себя за такое высокомерное отношение ко всему окружающему.
 В конце концов, девушка начала сборы, которые продлились около 2 часов из-за периодических залипаний в соцсетях и на различных платформах. Пусть с виду и не скажешь, но она действительно хотела пойти туда, куда, собственно, и собиралась. По крайней мере, она бы очень корила себя за то, что просто бы убежала. Она обещала самой себе.
 Как и ожидалось, на улицах шумного города под названием Токио царил полный хаос. Нельзя было упустить из виду, что в парках и прочих местах, где цвели деревья нежного оттенка, теперь вся земля была устлана постепенно увядающими, теряющими цвет лепестками, буквально смешанными с грязью из-за нескончаемых ливней и затоптанных суетливыми людьми, заботящимися о собственном графике. А ведь совсем недавно, все они праздновали такой восхитительный праздник как "Ханами", цветение Сакуры, поражались красоте этих невероятных деревьев и восхваляли природу за то, что родила на свет такое чудо. А что теперь? Теперь всем плевать. Можно ли это считать людским лицемерием?
 Этим вопросом Хината задавалась на протяжении всего своего пути в больницу. Все это время ее не покидало такое странное чувство сумасшествия, когда ты не можешь понять, на какой стороне ты сейчас находишься. Обычной будничной рутины, или же чего то необычного, волнующего и в какой-то степени даже пугающего своей неизвестностью?
 Все эти сумбурные мысли начали отпадать так же, как эти самые розоватые, нежные лепестки, как только девушка оказалась у ворот больницы. На самом деле, ее посещали мысли о том, что каким то волшебным образом здесь все останется не тронуто такой противной погодой, но глупо было надеяться на лучшее. Здесь так же, как и везде, многочисленные ответвления тротуаров были усыпаны лепестками Сакуры. Единственное, что здесь сохранилось - это девственная их чистота. В такую рань еще никто не ступал по больничной территории, и поэтому, дорога выглядела как коридор со стенами в виде потерявших краску деревьев, устланный нежным, никем не тронутым ковром.
 Сейчас Хината чувствовала себя первооткрывателем, во всех понятиях. И в этом прекрасном коридоре, и в событии, которое ее ожидало. Будет лишь два конца, и, к сожалению, или к счастью, от неё развязка не зависит ровно так же, как и то, что эти лепестки будут затоптаны до смерти.
 Она вошла внутрь больницы, на рецепшен, робко, словно на белой плитке ее мог ждать тот же ужас, что и на улицах города. Глазами стала искать уже знакомую нам особу, с которой отлично подружилась как во время нахождения в больнице, так и после выписки. На девушку сразу же нахлынули недавние, но в то же время давно минувшие воспоминания. Запах спирта, лучи солнца, проникавшие в палату и изредка играючи попадавшие прямо в глаза, неудобная подушка. И тот диалог, который поставил точку в одном очень важном вопросе и заставил Хьюгу принять окончательное решение. Теперь она уверена, теперь она знает цвет его глаз, теперь она их увидит. Наверное.
 Сакура встретила Хинату практически сразу же, как та вошла. На удивление, сегодня в больнице царила вполне себе активность, по сравнению с тем промежутком времени, что Хината находилась здесь. Возможно, это просто она не видела ничего вокруг и ей казалось, что коридоры и вправду пусты, что время словно остановилось вокруг неё.. И него. Для него время по настоящему остановилось, и, часы могут больше никогда не завестить вновь.
 -Хината, всё в порядке? - поинтересовалась розоволосая медсестра, как то взволнованно смотря на знакомую. - Ты так внезапно пришла, да и выглядишь бледновато. Что-то случилось?
 -Сакура-сан, сегодня ведь тот день, правильно? - словно не доверяя собственной памяти, спросила Хьюга, в надежде на положительный ответ. Буквально несколько секунд Сакура была в ступоре, словно пытаясь понять о чем идет речь, и внезапно до неё дошло.
 -Так ты по этому поводу.. - Несколько облегченно произнесла девушка, медленно усаживаясь на первый попавшийся стул. - Хината.. - Какая то грустная улыбка отразилась на её лице, словно жалеющая, но не скорбящая.
 Брюнетка ничего не ответила, ровно так же, как и Сакура больше ничего не сказала. Словно они поймали эту нить мысли и поняли друг друга без слов.

 Хинату уже во второй раз посещает это чувство, как в какой-то азартной игре. Она вновь стоит у этой самой палаты, 311, и вновь боится, или же предвкушает перед тем, как отворить дверь. Но различие между прошлым и настоящим в том, что сейчас она не думает не о чем. Единственное, что у нее сейчас в голове, это две развязки, два конца, и выбор предстоит не ей. Он никому не предстоит, все уже давно выбрано, и это успокаивает её, успокаивает, что ей не пришлось выбирать.
 Наконец, почувствовав, что уже начинают дрожать руки, то ли от нетерпения, то ли от страха,это неважно, девушка распахивает белую дверь с серебряным номерком "311". Она оглядела палату. Ничего не изменилось, всё абсолютно такое же.Даже эта свежесть, проникающая сквозь открытую форточку, она такая же, с такими же нотками запаха весны. Только, теперь здесь лишь один пациент. И именно он и потерпел изменения.
 Голубые глаза словно тонули в бездонном белом цвете потолка, упорно погружаясь в бесцветную краску, словно там, где то вверху находится магнит для зрачка. Пальцы рук изредка подрагивали от холода, очень тихо шурша тканью светло-зеленой больничной простыни. Светлые волосы, они по прежнему всё так же ярко смотрелись на фоне проникающего внутрь солнца, словно яркая энергия сконцентрировавшаяся в одном месте и рвущаяся наружу.
 Хината почувствовала, как от бешеного ритма сердца ее грудь начала буквально разрываться, казалось она вот вот отстанет от темпа и не сможет вдыхать воздух с нужной скоростью. Её глаза, в тени, отбрасывающейся лишь на половину палаты, казались абсолютно серыми, и словно грустя об этом, начинали медленно слезиться у уголков, отчего блики в зрачках заиграли сильнее. Девушка не знает, что ей сказать. А ведь, какая же абсурдная ситуация. Какая же она дура, слишком впечатлительная и, даже, в какой-то степени любвеобильная. Просто при виде его размеренного дыхания она чувствует, как камень с души медленно скатывается в пропасть. Она уже чувствует на себе безразличный, но в то же время удивленный и непонимающий взгляд голубых очей, от которых она не может оторваться.
 Просто стоит в дверях, робко сжимая в руках свой рюкзак, который с собой берёт везде и всегда.
 -Мы знакомы?..
 Этот момент надолго запечатлится в её памяти. Она запомнит каждую нотку этого еле заметно - хриплого голоса, запомнит, с какой интонацией эта краткая фраза была сказана. И запомнит чувства, которые испытывала в этот момент, стоя в дверях как настоящая дурочка, которая якобы ошиблась палатой, и на которую смотрели два голубых окна души, которые она будет пытаться отворить.
 -П-простите, нет... - Давно она не чувствовала такого страха, такой неуверенности в себе, словно она та самая 8-ми летняя девочка, боящаяся шороха позади. Но все изменилось. Она изменилась. - Но я бы очень хотела познакомиться, Наруто..
 Улыбка на её лице появилась сама собой. Была такой же нежной, как теперь, в лучах солнца её сиреневые глаза. Легкой, словно могла легко быть сдута ветром, но в то же время крепко закрепилась на её бледноватом лице, которое сейчас полностью залилось алой краской.
 Несмотря на обстоятельства, жизненные трудности и личные проблемы, Хината решила для себя, что хочет быть рядом с этим человеком. Она хочет узнать его изнутри, хочет узнать оттенок теперь не только его глаз, но и души. Не важно, отвергнут ли её или нет, она будет в стороне, приглядывать за ним из тени, будет так же по детски восторгаться им и переменами в умеренном течении его жизни.
 Она всегда будет рядом, если ей позволят.

 The End

НаруХина.ру - I want to see his eyes - версия для печати

 скрыть [x]