НаруХина.ру - Dark Paradise - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Dark Paradise

Глава 1. Приезд.
Автобус резко затормозил, заставив меня проснуться. Телефон резко выпал из рук и я ударилась головой о стекло.
- Коноха! - визгливо крикнул водитель, - Конечная остановка! Все на выход.
Водитель имеет в виду меня. Только я осталась в автобусе. Взяв с верхней полки чемодан, я закинула на плечо лямку рюкзака. Рядом со мной сонно покачиваясь из стороны в сторону сидел мой пес.
- Вас встретят? - спросил водитель.
- Должны, - коротко бросила я.
Выйдя на улицу, я вдохнула носом ледяной воздух.
Да… Там, куда я приехала, средняя температура по Цельсию +9. Лето в среднем тут полтора месяца. Впрочем, меня это не волновало. Тут я должна прожить еще два года, а потом можно будет уехать в колледж.
Я стояла на небольшой площади, дрожа от холода. Междугородний автобус сверкнул фарами и грузно развернувшись, уехал в конец города.
Акамару тихонько заскулил, прижался к моей ноге и пристально засмотрелся на кусты.
Неожиданно, я подскочила на месте из-за того, что мой пес оглушительно залаял на всю улицу. Его лай эхом отдавался на пустынном месте.
- Акамару! - зашипела я, - Прекрати! Весь город разбудишь!
Куда там, Акамару меня не слышал. Отчаянно надрываясь, и тянув поводок, он пытался прорваться к кустам.
- Опять кошку учуял? - прикрикнула я, - Перестань сейчас же!
Рядом затормозила машина, и дверь открылась. Я увидела улыбающееся лицо своего отца. В последний раз я его видела девять лет назад, когда умерла бабушка, и мне нужно было приехать на панихиду. Так как я была её единственной внучкой.
С тех пор папа вообще не изменился. На меня смотрели все те же глаза, чей цвет считался загадкой генетиков.
- Привет дочка…
- Пап… - я отрицательно замотала головой, - Не надо.
Акамару заворчал и посмотрел на отца и ощетинился.
- Теперь я понимаю, что твоя мама имела в виду, говоря, что у тебя много забот. Этот парень даже пылинку к тебе не подпустит.
- Он просто меня защищает! - мигом огрызнулась я, когда кто-то говорит о маме, мне хочется кого-нибудь прибить.
Закинув чемодан в багажник, я затолкала Акамару на заднее сидение, а сама уселась рядом с отцом.
- Сиди смирно, - цыкнула я на пса, и уставилась в окно.
Папа, виновато на меня посмотрев, завел мотор и вырулил в сторону дома.
Я сидела, тихонько клюя носом. Спать хотелось до ужаса. Я не знала, сколько сейчас времени, но догадывалась, что оно перевалило за полночь.
- Твоя собака…
- Его зовут Акамару, - резко ответила я, - Он спит всегда в моей комнате. Лежанка для него уже имеется. Не волнуйся, он не линяет. А даже если и начнет, шерсть всю убираю я.
- Я хотел узнать, что он ест обычно, - сконфуженно пробормотал папа.
- Все кроме сырых овощей.
Я угрюмо уставилась в окно. Мне не хотелось ничего говорить.
- Мама… Она…
- Она ничего мне не сказала. Папа, она хотела, чтобы я отправилась к тебе.
Папа замолчал. Включив зачем-то радио, он пару раз смотрел на Акамару, а потом переводил взгляд на меня.
- Сколько ему?
- Почти двенадцать. Старенький совсем стал, - с нежностью отозвалась я.
Машина остановилась перед небольшим двухэтажным коттеджем.
- Твоя комната на втором этаже. Я не знал, что нужно приобрести, поэтому можем на выходных съездить в магазин.
- Спасибо, - тихо прошептала я.
На меня разом навалилась усталость. Хотелось лечь спать, но урчание в животе дало понять, что еда мне нужнее сна.
- Могу разогреть тебе вечерний суп. Будешь?
Я слабо кивнула. Отцепив поводок от ошейника своего пса, я повесила его рядом со своей курткой. Порывшись в рюкзаке, я достала теннисный мячик, и кинула его на пол. Раздался небольшой грохот, и раз! - цепкие зубы Акамару схватили игрушку. Он сел около меня и не сводил с меня своих карих глаз.
- Он всегда такой? - спросил отец, забирая у меня сумку.
- У него стресс, - пояснила я, - Боится, что я его оставлю и уйду. Вот и заглядывает в глаза. Когда я вещи собирала, вообще чуть с ума не сошел.
- А… Ханаби… Ну, она его подарила?
- Да.
Тяжелый груз снова навалился на мои плечи. Говорить о маме не хотелось совсем.
Кухня была точно такой же, как и рассказывала мама. Три навесных шкафчика, три кухонных тумбы, большой холодильник с вырвиглазными магнитиками, электрическая плита. У окна стоял обычный кухонный стол и три разных стула. Я устало опустилась на один из стульев.
Папа разогрел мне мисо-суп. Я взяла ложку и принялась за еду. Папа не сводил с меня испытующего взгляда. Два года мне придется жить под этим взглядом.
- Если честно, - смущенно начал отец, - Суп не я приготовил. Я заказал доставку. Ничего серьезнее быстрозаваривающегося рамена я не умею готовить.
- Могу я взяться за это. Мама научила меня готовить все. Шаурма, русская кухня, английская кухня. Что только захочешь.
Папа ласково улыбнулся.
- Твой оборотень проголодался?
Я перевела взгляд на собаку. Акамару прошел к дверному проему и начал царапать линолеум. И правда ведь. В последний раз мы с ним ели в пять часов вечера.
Быстро достав его миску и поилку. Я насыпала оставшийся корм. Акамару принялся разгрызать сухой корм.
Я поднялась на второй этаж. Папа пошел за мной.
- Я решил, что тебе будет удобнее на втором этаже. Самая большая комната.
- Отлично… - без энтузиазма отозвалась я, - Пап, я лягу спать.
- Хорошо. В школу идешь через день. Я поговорил с директором. Завтра могу взять выходной и устроить тебе экскурсию по городу.
- Не надо. Завтра все сама изучу, заодно своего шалопая на прогулку свожу. В Токио с ним особо не погуляешь.
Папа кивнул. Потоптавшись немного на месте, он пару раз убедился, что окно открывается и проверил не скрипит ли дверь.
- Пап, - я решила его не смущать, - Я дальше сама. Уж душ я точно смогу включить.
Папа кивнул и еще раз проверив состояние двери, вышел из комнаты.
- Папа! - крикнула я, - Стой!
Крепко обняв отца, я уткнулась ему в плечо.
- Спасибо, что не дал отправить меня в приют.
- Ты же моя дочь, Хината, по-другому я не мог. Мама бы хотела чтобы мы были вместе.
Мама…
Я осталась одна в комнате. Плакать уже не хотелось. Силы оставались только на чистку зубов. Акамару уже залез под плед и свернулся калачиком в нижней части кровати. Почувствовав, что я легла рядом, он пополз повыше, и свернулся калачиком около моего живота. Я прикоснулась к его спине, и через десять минут Акамару засопел. Я погладила его спинку, и прижала поближе к себе. За последние два дня мы выходили гулять лишь на пять минут, когда автобус останавливался на заправке.
Я уставилась в потолок. Началась моя первая ночь. Впереди еще два года таких же ночей.
Через неделю я должна была петь на фестивале цветения Сакуры, но этому уже не суждено сбыться. Мама заставила меня разучивать песню за три месяца до фестиваля.
При мысли о маме, в груди сильно кольнуло.
Я не представляла своей жизни без мамы, но мне пришлось идти дальше.
Мама умерла от мерцательной аритмии и неполном разрыве сердца. Я с трудом сдержала слезы. Я хотела уйти в след за ней, но мне не дал этого сделать Акамару. Хотя ему тоже осталось немного. Возраст начинает брать свое. Полгода назад ветеринар сказал, что ему осталось около трех лет. В моих планах Акамару должен дожить до моего выпускного, чтобы надеть на него шапочку выпускника. Чтобы мой телохранитель тоже был выпускником.
Мама была не только мамой. Она была мне лучшей подругой, советчицей и заменяла мне гламурную литературу. Краситься меня научила она, подбирать одежду по стилю и цвету и привила любовь к качественной музыке и книгам. Мама заменила мне подруг, но я ни о чем не жалею. Я никогда не шла на контакт с людьми. Из-за этого меня считали высокомерной, но мне было все равно.
Мама умерла третьего марта. Через три дня я смогла выйти на связь с отцом и слезно умоляла забрать меня, иначе меня отдадут в приют. Полторы недели я жила у старшего двоюродного брата, в прямом смысле ночуя на чемоданах в прихожей.
Два дня назад я сообщила организаторам о своем отстранении от фестиваля и уехала на север страны. С тех пор, как я села в автобус, я поклялась себе, что никогда не стану петь по своей воле. С этих пор меня заставит петь только человек, которого я любила так же сильно, как и свою маму.
Мой отец был жизнерадостным человеком. Мама всегда отзывалась о нем с большим восторгом. Они никогда не были женаты, мама они должны были обручится, но через несколько дней мама уехала в Токио и никакие уговоры не могли заставить ее вернутся в Коноху. Еще через три недели мама узнала, что беременна. Отец был поставлен в известность, дал согласие на то, чтобы я носила его фамилию. С отцом я редко общалась. Подарки на праздники, обязательные открытки на окончание учебного года и прямое обращение по скайпу во время концертов. Близости с отцом я никогда не чувствовала.
Через день я должна пойти в новую школу. Я должна попытаться начать новую жизнь. Я не должна закрываться от людей. Завтра должно стать легче...

Dark Paradise. Глава 2

Глава 2. Новый дом
Утро было таким же серым, как и небо. Я нехотя откинула одеяло и посмотрела в окно. За окном невесело бушевал ливень. Все превратилось в унылую серую массу. Я печально вздохнула и с унылой гримасой посмотрела на комнату.
Мои вещи все еще не были разобраны, и я решила сначала разобрать хотя бы одну сумку, а потом позавтракать.
Двенадцать книг, ноутбук, пять CD-дисков достойно заняли место на компьютерном столе. Вязаные подушки, набитые кошачьей мятой, чабрецом и пижмой, поселились на кровати. Со дна сумки я аккуратно достала завернутую в тугой рулон карту мира. Достав из кладовки клейкую ленту, я повесила ее напротив кровати. Разноцветные канцелярские кнопки, я приделала на свои места на карте: Москва, Санкт-Петербург, Вашингтон, Сиэтл, Хабаровск, Париж, Лондон и много еще других точек мира. Каждая страна - отдельный цвет. США - синий, Великобритания - желтый, Финляндия - розовый, Россия - красный и так далее.
Мама обещала, что в каждом городе мы сможем побывать, как только я закончу школу.
Я любовно расставила три приза за первое место в музыкальных конкурсах на книжной полке, а грамота и серебряная звезда за второе место в конкурсе «Мисс Весна» с достоинством поселились на верхней полке.
Вся моя одежда пока лежала бесформенной кучей на стуле и полу. Быстро рассортировав ее по категориям - улица, дом, школа и праздники - я наконец-то спустилась на кухню.
Порыскав по кухонным ящикам, я наконец-то наткнулась на хлопья с шоколадом и кусочками сухофруктов. Склевывая хлопушки по одной, я медленно представляла, чем буду заниматься весь день.
Не помешало бы сходить в магазин, так как в холодильнике продуктов почти нет.
Рядом со мной смирно лежал Акамару, и, казалось, что он спит. Но по характерному сопению и не совсем ровному дыханию, он просто ждал пока я встану из-за стола.
Через некоторое время и все-таки решила отправиться в магазин.
Я накинула косуху с утеплителем, и пристегнула к ошейнику Акамару поводок. Немного подумав, я решила взять с собой две палочки для зубов Акамару. Порывшись в чемодане, я откопала дождевик для пса и застегнула его на Акамару.
Выйдя из дома, я закрыла дверь и пошла по мокрой улице.
Мама всегда говорила, что пасмурная погода помогает творческим людям. Все свои идеи она придумывала в непогожие дни. Мама любила дождь, потому что он напоминал ей о Хиаши. Мама говорила, что они с папой встретились в дождливый день. Мама забыла зонт и ей пришлось стоять под козырьком магазина и ждать, пока ливень пройдет. Там ее и встретил папа.
Акамару оторвал меня от размышлений и с заливистым лаем побежал за кошкой.
- Угомонись! - прикрикнула я на пса.
Акамару постарался успокоиться. Его подмывало тянуть поводок, но он знал, что я не в духе, поэтому решил не рисковать.
- Придем в парк и будешь бегать. Если тут вообще есть парк, - проворчала я.
Пес даже ухом не повел.
- Знаешь, дружок, нам главное не заблудиться тут.
Парка в этом городке так и не оказалось. Впрочем, как и нормального универмага. Нам попался только обычный минимаркет. Я печально вздохнула. Акамару уже устал от постоянного хождения, он хотел домой. Я привязала поводок к перилам, и зашла в магазин. Волкодав запищал и заскулил.
- Я вернусь, - назидательно сказала я, - Ты уже не маленький! Должен понять, что я тебя не оставлю!
Немного подумав, я сунула ему в пасть одну палочку и пошла в магазин. Акамару посмотрел на палочку и недовольно заворчал. Я развела руками.
Товаров было не так уж и много. Я решила сварить солянку. Мама ее любила. Маслины тут к счастью были. Остальные продукты должны быть в любом магазине. Даже в суточнике на другой стороне улицы.
Я решила взять еще две упаковки хлопьев, потому что и можно есть и без молока.
Я остановилась около стеллажа с журналами. Из дома я привезла все книги, что у меня есть, но почти все были прочитаны. Недолго думая, я взяла несколько томиков манги, не задумываясь, что они из разных серий, чтобы хоть как-то скоротать сегодняшний вечер. Хотя у меня есть с собой ноутбук и внешний жесткий диск, куда я скачала кучу фильмов, сериалов и мультиков, но сегодня мне будет не до этого. Завтра школа.
Пока я шла к кассе, на меня уже смотрели несколько пар глаз. На вид они мои ровесники, но я бы не была так уверена. В моей школе были двенадцатилетние девочки, которые красились так ярко и надевали такие короткие юбки, что выглядели на все шестнадцать.
- Накопительная карта имеется? - устало спросила кассир.
- Нет, - коротко ответила я.
К оплате было всего десять долларов.
Я взяла два пакета, нагруженные продуктами и пошла к выходу.
- Тебе помочь? - услышала я позади.
Я резко обернулась.
- Я Саске. Учиха Саске, - сказал незнакомец, - Мы будем учиться вместе. Я учусь во первом классе старшей школы.
- Помощь не нужна, - резко отрезала я.
Акамару ждал меня все на том же месте. Волкодав ощетинился и утробно зарычал на Саске.
- Спасибо, - сказала я, приседая, чтобы развязать поводок, - Но не нужно было мне помогать. Я сама бы справилась.
- Я могу проводить тебя до дома! - живо отозвался Саске.
- Ты знаешь где я живу?
- Все знают где живет Хиаши Хьюга.
Я коротко кивнула и молча протянула ему один пакет. Раз вызвался идти со мной, то пусть и поможет.
Акамару уже проголодался. Да и у меня урчало в животе. Мы подошли к моему новому дому, а этот Саске не желал уходить.
- Спасибо за помощь, - сказала я, открывая дверь, - Надеюсь, завтра увидимся.
Брюнет даже не думал разворачиваться. Он смотрел на меня с надеждой. Я невольно закатила глаза.
- Слушай, Саске, мне действительно надо домой. Я хочу есть, и мне надо покормить моего пса.
Я решительно повернулась и переступила порог дома. Я опустилась вдоль двери и издала протяжной стон.
Акамару вопросительно посмотрел на меня и склонил голову. Он подошел ко мне и положил свою голову на мои колени. Я почесала песика за ушко и поднялась. Да, раскисать нельзя.
Неужели в школе будут на меня таращиться с видом, будто я диковинный зверек?
Я печально вздохнула. Я ничего не хотела предпринимать, потому что не верила, что это место может стать моим домом.
Притащив ноут на кухню, я подключила к нему жесткий диск. Среди всего многообразия кинематографа и мультипликации, меня привлекали триллер, мистика, ужасы и сюрреализм. Мы с мамой с большим удовольствием пересматривали Мэлису в Стране чудес, Воображариум от Nightwish, творчество Дэвида Линча и еще много фильмов, относящихся к этим жанрам.
Недолго щелкая по папкам, я все-таки решила досмотреть сериал Твин Пикс. Мы с мамой только начали его смотреть, но досмотреть не смогли. Мне осталось посмотреть пять серий первого сезона и последующие два.
Я вдохнула. Включив сериал, я достала маринованные огурцы, маслины, томатную пасту, сосиски и копченую колбасу.
Пока я готовила, и параллельно смотрела сериал, я понемногу забыла, что буквально несколько дней назад я и подумать не могла, что окажусь в маленьком городке, рядом не будет мамы и вообще, вся моя жизнь покатится под откос.
Быстренько пообедав, я поднялась в свою комнату и продолжила распаковку своих вещей. Косметичка и ванные принадлежности заняли свое место на прикроватной тумбочке. Сухой шампунь, резинки, шпильки и заколки я затолкала в тумбочку. Наконец, достав вязаный плед, я сложила его квадратом на нижней стороне кровати и с удовольствием опустилась на стул.
Хотя работы было еще много. Дома нет элементарных чистящих средств.
В кладовке нашлись резиновые перчатки, и я поискала еще несколько щеток и тряпок и кинув все это в коробку пошла на кухню. Ржавый подтек на кране, белый налет на вентилях, не совсем чистый пол. Дааа… Определенно, есть над чем поработать. Немного подумав, я включила на проигрывателе рандомный плейлист. Надела перчатки, достала с кухонного ящика соду, щедро посыпала на налет и принялась чистить. С первых секунд песни, я поняла, что это не рандом. Это мой любимый плейлист. Но руки уже в перчатках, и снять их трудно. Что же, придется слушать.
«Снег, сможет меня согреть, ты помоги ему,
Душу мою отпеть. Здесь
Некому будет.
Сном. Белым к тебе приду. В мысли твои войду…»*
Сжав зубы изо всех сил, я старалась не подпевать песням. Они будоражили во мне воспоминания, когда мама была жива, когда все действительно было хорошо. Я обещала себе, что больше не буду больше петь.
Через пятнадцать минут заиграла мамина любимая песня, и я не в силах совладать с собой, села на недомытый кафельный пол и принялась реветь.
«А снег сыпучий и колкий ложиться
На подоконники шапки ресницы.
На самом деле все это с нами.
Иль может всё это только снится?»**
На протяжении всего плейлиста я, то плакала, то нет. Мои рыдания были в зависимости от значимости песен. На протяжении всех песен Nightwish я была способна затопить Титаник, а от композиций Арии смотрела на кафель.
Быстро закончив остаток работы, я с решимостью убрала все предметы на место и выкинула резиновые перчатки.
Акамару посмотрел на меня и тихонько заскулил. Я потрепала его по загривке. Переместившись вместе с ноутбуком в свою комнату на кровать, я накинула на себя плед. Акамару заполз под него и через минуту спокойно засопел. На часах было послеобеденное время и я решила немного вздремнуть. Пока спишь - время идет быстрее.
Вечером отец вернулся с работы и с удовольствием принялся за еду. Я ничего не говорила, да и он не был многословен.
- Как день провела?
- Нормально. Жалко, что нет парка для выгула собак. Акамару придется довольствоваться задним двором.
- Может там хоть все перекопать. Все равно там одни сорняки. Кстати, насчет школы. Завтра можешь приступать к занятиям. Я могу довезти. Все равно нам по пути ехать.
- Было бы здорово, - без энтузиазма отозвалась я.
Остаток ужина прошел в молчании.
Пока я загружала грязную посуду в посудомоечную машину, папа не выходил из кухни.
- Мама бы…
- Не будем о маме, - резко отрезала я.
- Когда ты наконец смиришься с утратой, надеюсь, ты расскажешь, что произошло.
Я коротко кивнула.
Папа понял, что я не хочу продолжать диалог, пожал плечами и вышел из кухни.
Мама не рассказала отцу о том, что была больна. В принципе, это и послужило причиной ее отъезда из Конохи. Я тяжело вздохнула. Акамару тоже тяжело вздохнул после меня. Карие глаза смотрели на меня с таким выражением, что я невольно разрыдалась.
Обняв пса, я прижалась щекой к его мягкой шерсти и терлась, терлась, терлась об нее, пока щеку не свело судорогой. Акамару, видимо, не понимая, почему я так упорно не хочу его отпускать смирился со своей судьбой и терпеливо ждал окончание излияния чувств.
Завтра надо будет идти в школу. Я не уверена, что завтра будет лучше, но сон - самое лучшее средство, чтобы забыться.
Я не могла заснуть. У меня голова болела от разных мыслей. Почти все они были о маме.
Я была точной копией мамы. С одной большой разницей - у меня был другой характер. Я была упрямой, всегда добивалась того, чего хотела. Мама была мягкой и уступчивой. Хотя, когда речь касалась музыки мама превращалась в настоящую мегеру.
Живя на скромный оклад учителя музыки, начинаешь ценить каждый цент. С декабря я начала подрабатывать официанткой на неполной ставке за сто двадцать шесть в месяц. Тогда дела пошли легче, пусть мы и покупали одежду в сэконде, но нигде не найти таких классных джинс клеш, яркой расцветки, прямиком из шестидесятых.
Мы не тратили лишние деньги, а в отпуске могли с удовольствием транжирить. Покупали тоннами мороженное, а для Акамару - жидкий корм, брали в прокате фильмы и смотрели до утра. Могли часами болтать просто так. А мой защитник в это время сворачивался в ногах и негромко храпел.
А теперь я в чужом для меня доме пытаюсь заснуть.
Все-таки взрослеть не стоит так рано. Это ловушка.
* Группа «Мертвые Дельфины» - «На моей Луне»
** Наталья Байрак (Колесниченко) - «Зимняя песня»

Dark Paradise. Глава 3

Глава 3. Впечатления.
Школа представляла собой обычное трехэтажное здание с главным и побочными корпусами. Парковка для машин тоже имелась, но транспорта было не так уж и много. Папа остановился около въезда и коротко кивнул в сторону здания.
- Зайдешь к директору. Тебе выдадут расписание. Там в принципе все понятно, поэтому, думаю, не потеряешься.
Я молча кивнула и с тяжелым сердцем вышла из машины.
С каждым шагом ноги становились все тяжелее, хотелось развернуться и уйти домой к Акамару и весь день смотреть сериалы.
Папа посигналил. Я повернулась и помахала ему рукой. Показав большой палец, я с улыбкой развернулась обратно и деланно весело пошла к школе.
Директриса была миловидной блондинкой. Она молча протянула мне расписание.
Я посмотрела на разворот.
Физика. Второй этаж. Кабинет 2-В.
До начала уроков оставалось еще полчаса, и я решила не испытывать судьбу. Остановилась около кабинета, и сделала вид, будто изучаю вид из окна.
Погода была такой же, как и вчера, но с небольшим изменением: вместо ливня был туман.
Понемногу стали собираться ребята, и смотрели на меня с интересом. Неожиданно, рядом со мной возник Саске Учиха.
- Вот это да! - воскликнул он, обнимая меня, будто мы сто лет знакомы, - Привет! Не ожидал что ты сегодня будешь на занятиях!
- Эм… - промямлила я, думая, что на это ответить, - Так вышло.
- Понятно! Давай я тебя со всеми познакомлю!
- Саске, это очень здорово, но не надо. Я не самый общительный человек.
- Так, - не слыша меня, Саске называл по имени своих друзей, - Хината, это Сакура Харуно. Она очень приветлива, и самый приятный человек на свете.
Зеленоглазая девушка с розовыми волосами приветливо улыбнулась мне и помахала рукой.
- Вот рядом с ней стоит Яманака Ино. Она любит все, что связано с цветами. С ней точно найдешь общий язык.
Блондинка с голубыми глазами улыбнулась и кивнула мне. Дальше она продолжила болтать с Сакурой.
- Два лучших друга Киба и Шино. У них общий интерес - зоология.
Брюнет и шатен кивнули Саске и с интересом уставились на меня.
- Парень что рисует - Сай. От него много слов не жди, да и не приветлив он особо.
К счастью, появился учитель, и мне не пришлось делать вид, будто я рада со всеми познакомиться.
Пока все садились на свои места, я неловко топталась около учительского стола. Я не знала куда мне сесть и ждала, когда учитель обратит на меня внимание.
- Ага, - преподаватель посмотрел на меня, - Я - Ирука-сенсей. Угу… Садись на любое место, которое понравится.
- Хината! - кто-то окликнул меня с третьего ряда, - Садись со мной!
Розоволосая Сакура стащила сумку с соседнего места и махала мне.
Я благодарно ей улыбнулась и с дежурной гримасой села на стул.
Сдвоенный урок элементарной механики прошел как пилотная серия Твин Пикс. То есть длина в полтора часа, но быстро. У этого учителя была одна манера изложения материала - бубнить. Мой мозг периодически отключался и включался.
Впрочем, все не так было страшно. Меня были рады видеть, и ребята были настроены дружелюбно. Разве что иногда обильное внимание немного отвлекало, но в целом было очень даже хорошо. Но было бы еще лучше, если бы ко мне вообще не подходили люди. С Сакурой я сидела почти все уроки, и стоит сказать она была хорошей соседкой. Я прослушивала истории о учениках и была довольна что Сакура не нуждается в комментариях слушателя.
Когда прозвенел звонок на предпоследнем уроке, я почти вышла из класса, как учитель попросил меня остаться. Кратко объяснив, что мы должны пройти за этот семестр, он передал мне перечень тем и параграфов, которые я пропустила, для самостоятельного изучения.
Следующим предметом была литература в западном корпусе.
Я опоздала на урок, потому что не смогла найти нужный корпус с первого раза.
Едва я переступила порог класса, как позади меня кто-то с ненавистью и небольшим изумлением прошипел:
- Пахнешь как мои родители!
Немного опешив, я круто обернулась и встретилась с голубыми глазами.
- О! - учитель явно была рада меня видеть, - Хината, вы можете сесть рядом с Узумаки Наруто. Он как раз стоит прямо за вами. Я надеюсь, что вы найдете общий язык.
Я заметила, как учитель немного покривил лицом.
Немного отойдя в сторону, я посмотрела к какой парте прошел Наруто и последовала за ним.
Достав из сумки тетрадь и пенал, я села. Я как можно дальше отсела от Наруто и принялась слушать сенсея.
Я прямо чувствовала, как этот Наруто прожигает меня глазами. От страха и шока я не могла ничего сделать. Даже пошевелиться не могла.
Напряжение, исходившее от него, можно было потрогать руками. Я опустила голову пониже к тетради, чтобы никого не видеть и не слышать.
Блондин схватил меня за запястье под партой и посмотрел на мою ладонь.
- Белоручка? Я не вижу не единого шрама. Ты что, из королевских?
Я с яростью выдернула руку.
О чем он толкует?
Я сделала вид что оглохла, и принялась с двойным усилием слушать учителя. Жалко, что нельзя увеличить громкость голоса учителя, чтобы вообще не слышать этого болвана.
Неожиданно, этот парень что-то едва прорычал
Я с нарочитым равнодушием уткнулась в тетрадь невидящим взглядом.
Каждый раз, как я пыталась повернуться, или поменять положение тела, голубоглазый принимался что-то говорить мне с холодной яростью. С ненавистью я смотрела на него.
Как этот мальчишка смеет так со мной разговаривать? Я конечно понимаю, что мой приезд был неожиданным, но так меня ненавидеть? Я хочу, чтобы ко мне не было такого внимания, но и ненависти в свой адрес я не хотела. Это уже слишком! Тут люди знают что такое золотая середина?!
POV Наруто
Новенькая! Это слово резало мне слух уже третий день. Все с нетерпением ждали ее приезда. Парни воображали, как она будет встречаться с кем-то из них, а девчонки мечтали узнать насколько она помешана на моде и мальчиках.
Только я относился к этому с отвращением.
Что касается моего брата и сестры, что же… Карин была увлечена только собой, а Менма… Ну, Менма тоже был увлечен. Тремя фунтами мяса, которое отец заказал из Сибири. Оленину мы ели только по исключительным дням. И раз мама начала приготовление архисложного рецепта, который включает в себя бразильский фундук, мускатный орех, красное полусухое вино, эту самую оленину, соевый сироп и еще куча ингредиентов, название которых я не в силах запомнить, значит нам предстоит серьезная беседа за ужином.
Но до этого самого ужина надо дожить. Карин и Менма решили поехать в школу на маминой машине, а я решился пройтись пешком. Подойду к концу учебного дня, но ничего страшного не произойдет.
- Учти, - предупредил Менма, - Она будет учиться в твоем классе.
Я коротко кивнул и отправился в школу.
С первых шагов я ощутил его. Слабый, мускусный запах мокрой шерсти. Втянув носом воздух, я отправился на поиски носителя запаха. Я понимал, что носителем может оказаться новенькая, но особого значения не придавал. Отвезу ее к отцу, он быстро разъяснит ей что это наша территория.
Я подошел к кабинету и на меня обрушилась волна различных запахов. Слабый жасминовый запах и розового дерева - Сакура… Я самодовольно хмыкнул. Мне потребовалось три месяца, чтобы эта дурочка перестала увлекаться мной. Немного тяжеловатый со слабыми нотками акриловых красок - Сай. Через три секунды я нашел ее. Она стоял прямо передо мной. Я учуял его во всей красе. Мокрая шерсть, хлопковая пряжа, крем для лица, касторовое масло и - я невольно скривился - свернувшаяся кровь.
Я знал. Знал, что это означает. Она одна из одичавших.
Оставшееся время я смотрел на нее. Руки без шрамов, видимо элита. Можно предположить, что из горных. Пару раз они к нам уже приходили.
Она делала вид, что ничего не понимает. Смотрела только в тетрадь. Как она вообще смеет?! Эта мелкая даже не может толком отличить свежую еду и протухшую! Одичавшие не чураются рыскать по помойкам, и тут одна из этих сидит рядом со мной.
Выйдя из школы, я заметил перед собой макушку розовых волос. Она шла рядом с маленькой брюнеткой. Они о чем-то увлеченно беседовали.
Я уловил их диалог, вернее монолог краем уха:
- То, что он на тебя так взъелся ничего страшного. Вся его семья тут голубых кровей. Его папаша владеет всем городком, а мамочка так называемый критик. Недавно открылась кафешка, так после визита госпожи Узумаки, она закрылась. Его мамаша не дает спуску всем. Братец с сестрицей тоже не лыком шиты. Менма первый по успеваемости в школе. Он старше на год. А Карин главная красавица. Они все погодки, но друг за друга держатся горой. И кстати, Наруто - единственный, у кого нет пары. Но никто из провинциальных, не достоин его внимания.
Я усмехнулся. Видимо она еще не забыла, как я её отшил.
Новенькая напряглась и шумно выдохнула.
- Он странный, - деланно весело сказала она.
- Да вся его семейка странная, - Сакура затараторила с пулеметной скоростью, - Детишки до восьмого класса получали образование за рубежом. Девятый класс - отучиваются, а первая половина десятого - домашнее обучение. Подход у них ко всему странный. Обед не покупают в столовой, только бенто. И притом не какое-то. Мраморная говядина, крокеты из курицы. Даже сок у них свежевыжатый.
В нашу сторону подул ветер, и я снова скривился. Посмотрел на новенькую. Она что-то увлеченно рассказала Сакуре и показала пару фотографий в телефоне.
- Да, он миленький!
Не удивительно, мало того, что одичавшая, так еще и пара есть. Мама говорила, что они находят ее аж в десять лет.
- Ну, - весело сказала Сакура, - Мне в другую сторону! Ты куда?
- Папа сказал, что работает в несколько кварталов отсюда. Я не знаю, как пройти, но думаю, что найду! Хотя мне домой надо, ты же знаешь, мальчики вечно голодные!
Оооо… А это уже интересно.
Хината попрощалась с Сакурой и начала кому-то звонить.
Я разумно держался на расстоянии от нее.
Но что-то в этой истории не сходилось. Одичавшие не могут так хорошо общаться с людьми. Все, что ими управляет - жажда крови и страх быть обнаруженными.
Я решил, что узнаю завтра, как она попала к нам. Вернее, узнаем мы вместе с отцом. Сейчас лучше все сообщить ему.
End POV Наруто.
Папа сказал, что придется найти дорогу домой самой. Записала все повороты и улицы в заметки, надеюсь, что не потеряюсь.
Я бы не сказала, что сегодня был лучше, чем вчера, но все-таки сегодня на душе было спокойнее. Если бы не враждебность Наруто Узумаки. Он какой-то психованный, и прицепился ко мне не имея причины.
Я повернулась и неожиданно застыла от изумления. Он слышал все, что сказала Сакура? Я напряглась. Если он проявит ко мне агрессию, то я не останусь в стороне. Я посмотрела на него таким же яростным взглядом. Перешла дорогу, встретилась с ним глазами, его лицо искривилось от омерзения. Я ответила тем же.
До моих ушей донесся слабый рык: «Одичавшая псина!»
До дома я дошла быстро. Акамару нетерпеливо дожидался меня, и услышав, что я зашла, сбил меня с ног. Мой четвероногий не думал останавливаться и продолжил облизывать мне лицо своим шершавым языком.
- Фу… Акамару! Хватит! - слабо отбивалась я, но все равно была рада. Хоть кто-то рад, что я рядом. Пусть я и пыталась говорить весело, но голос предательски дрожал.
- Малыш, хватит! - все еще повторяла я, теребя шерсть волкодава.
Акамару наконец-то перестал изливать свои чувства и дал мне подняться с пола.
- Голодный? - спросила я, и посмотрела на его миски, - Нет. Не голодный.
Я поднялась в свою комнату и села на кровать. Уставившись невидящим взглядом на стену, я переварила все, что случилось в школе.
Допустим, есть в школе такие ребята, мнящие себя так называемой «элитой». Допустим, им не нравятся все. Да и Сакура сказала, что они голубая кровь Конохи. Я вздохнула. Придется жить как-то тут. И для начала, надо заняться поисками работы.
Но работу поищу на выходных. Пока не хочу себя отвлекать от знакомства с новой школой.
И как сказала Сакура, завтра я должна определиться с клубом. Надеюсь, есть тут какой-нибудь клуб, где меньше народу. Не хочу, чтобы на меня так много людей глазели. Хватило и сегодня.
Я откинулась на подушки. Готовить ничего не надо. Суп еще остался. А вот домашним заданием, надо заняться. Надо зарекомендовать себя как хорошая ученица, чтобы потом не было проблем с учителями и учебой.
Акамару забрался ко мне на кровать. Я приобняла его. Мой защитник довольно засопел и через несколько минут заснул. Я улыбнулась. Слишком часто он теперь спит. Главное, чтобы смог дожить до моего выпускного.
Я включила ноутбук. Твин Пикс ждет меня. Раскрыв учебник по физике, я унеслась в мир элементарной механики и мир черного Вигвама штата Вашингтон маленького городка Твин Пикс.

Dark Paradise. Глава 4

Глава 4. Решение отца
Со всех ног я кинулся домой. Около двухсот лет наша семья жила тут и очень редко нас посещали непрошенные гости. Но ни один из одичавших не выдавал себя за цивилизованного человека. Эта псина могла пошатнуть всё, что создавала наша семья веками.
Менма и Карин нагнали меня около входа в поместье.
- Отцу я сообщу сам, - рявкнул я, - Она учится в моем классе, поэтому я должен рассказать ему сам!
- Мы не об этом, - надменно сказала Карин, - Не опоздай на ужин. Мама мне утром сказала, что должны присутствовать все.
Я коротко кивнул. Мне сейчас нет дела до какого-там ужина. Я должен все сообщить отцу.
Папа был не очень сейчас расположен к общению. Но мне было все равно, я должен был все рассказать ему.
- Разве я не говорил… - начал было свою устрашающую триаду отец.
- Не время слушать тебя, - перебил его я, - Сегодня пришла в школу эта новенькая. Она - одичавшая.
Отец стал серьезным.
- Кто?
- Говорит, что она Хината Хьюга. Дочь Хиаши Хьюга, но, видимо, она ему угрожает. И после школы она сказала, что дома ждет кто-то голодный. Уверен, что в доме Хьюга поселилась целая стая.
Отец устало опустился на стул. Прижав ладони к лицу, он опустил голову на колени.
- Папа… я…
- Нет сынок, - устало улыбнулся отец, - Ты сделал все правильно. Что делать с одичавшими, я скажу за ужином. У нас с мамой для вас серьезный разговор.
Я вышел из его кабинета.
За один день все встало с ног на голову. Надо было под любым предлогом увести эту девчонку в лес и там все ей объяснить. Я заскрипел зубами от злости. Она, наверное, до смерти запугала несчастного Хиаши. Неудивительно почему он с начала марта такой подавленный. Нет, надо было ей свернуть голову там, прямо на уроке литературы.
Хотя одичавшие не стоят того. Но отец рассказывал, как на его глазах один из одичавших перегрыз горло семье туристам буквально за минуту.
Эта девчонка опасна для всего города.
С решимостью Геббельса, я уже было хотел отправиться на ее поиски, но остановился. Разве я сейчас не поступаю как они? Только они могут так бесцеремонно ввалиться без приглашения и так нагло вести себя. Нет, я не опущусь до их уровня.
Да и на что она рассчитывала? Что никто ее не узнает? Или она не думала, что тут обитает еще одна стая?
В сомнениях я уходил дальше и дальше от дома.
Не хочу, чтобы меня таким видела мама. Не хочу, чтобы Менма видел, что я не знаю, что делать. Не хочу, чтобы Карин чувствовала опасность со стороны одичавших. Не хочу, чтобы отец снова потерял свою стаю.
Проведя ладонью по шершавому стволу, я заметил, как мелькнула грива угольно-черных волос. Неужели она настолько глупа, что решила охотиться тут? Я пошел в сторону где мелькали черные волосы. Неизвестно, чем она занята сейчас, но, я точно застал её врасплох. Стараясь двигаться как бесшумно, я перешел на быстрый бег. Через несколько минут я остановился как вкопанный.
На меня смотрела пара карих глаз. Белая шерсть с коричневыми подпалинами красиво лоснилась на солнце. В зубах с мертвой хваткой повис дохлый кролик. Я с шумом втянул воздух. Да. Это кто-то из её стаи. Крем, касторовое масло… Вне сомнения. Зверь вопросительно наклонил голову и поклонился мне. Я от изумления опешил.
Животное что-то услышало, из пасти вывалился кролик. Волк с утробным рычанием понесся на окраину леса. В город. Я напряг слух. Где-то вдалеке остановилась машина и женский голос позвал кого-то ужинать.
Так этим волком была она? Я невольно схватился за голову. Хотелось добежать до Хиаши и спасти его от этой ненормальной.
Я застыл в нерешимости. С одной стороны - защитить семью, с другой - защита городка. Если мы сцепимся на глазах у господина Хиаши, то каждый примет свое истинное обличье. Нам достаточно капли человеческой крови, чтобы мы обратились.
Даже издалека я почувствовал ароматный запах. Что-то похожее на суп, но какой именно, я не знал. Не сделан ли этот суп из Хиаши? Я собрался было кинуться на помощь несчастному, как вдруг остановился.
Ужин!
Со всех ног я бросился домой. Если я сегодня опоздаю, то мне несдобровать. Мама все утро занималась приготовлением этой оленины. Не дай бог меня не будет там.
Быстро забежав домой, я кинулся в свою комнату. Отец любит, когда все одеты официально. И раз на ужин сегодня оленина, то нужно одежду подобрать тщательно.
Я остановился на бледно-голубой рубашке и черных брюках. Вся одежда была дорогой, купленная в лучших бутиках Италии и Франции. Интересно, эта одичавшая закупается где? На помойках?
Ужин был выше всяких похвал. Мама не зря с шести утра старалась над олениной. Ароматно-пряное мясо хорошей прожарки, уложенное с гарниром из жемчужинок риса. Рядом около главного блюда был цезарь с тигровыми креветками. Недалеко от салата - тарталетки с крабами. Но главное великолепие составило вино из нашего погреба. Пряное мясо в сочетании с красным полусухим вином оставляло послевкусие мускатного ореха. Но если после еще отправить в рот кисло-сладкий соус с жареным хлебом, то вы почувствуете себя счастливым.
Но я немного догадывался, о чем будет сегодняшний разговор.
- Мы решили устроить такой ужин, чтобы сообщить одну важную новость, что… - начала взволнованно мама, отпивая вино.
- Вы ищите мне пару, - перебил я ее.
Карин и Менма напряглись. Полгода поисков пары увенчались для них успехом. Два младших отпрыска папиного знакомого подошли к ним. Со мной были проблемы.
- Мы уже договорились о приезде Джирайи. Он обещал приехать с самой лучшей партией для тебя, - ласково сказал отец, - Мы понимаем, что твой случай уникален, но чем раньше мы найдем пару - тем лучше для нас.
Я знал к чему клонит отец. Через три года я должен стать вожаком. Ни Карин, ни Менма не могут принять этой ноши. Только я. Как говорила мама, только потомок, похожий на вожака сможет стать следующим. Точной копией отца был только я.
- Можно обойтись без пары?
- Нет, - мама печально покачала головой, - Иначе никак.
Об этом я тоже знал. Моя родня испокон веков верила, что только та, которая уготована мне судьбой может выносить будущего вожака. Это только полбеды. Самое мерзкое - обряд обручения. Или как говорят брат с сестрой - «Кровавая Мария».
Нет, мы не обмениваемся кольцами, а пробуем кровь друг друга. И не только кровь. Все это происходит на глазах Старйшины. В нашем случае старший это старик Джирайя, который тот еще извращенец.
- А если я не хочу? - наивно спросил я, видимо, чтобы разозлить отца.
Глаза папы на миг потемнели от ярости.
Менма и Карин в ужасе смотрели на меня. Противоречить отцу очень опасно.
- Мой сын, - с холодом начал отец говорить свою триаду, - Мой сын должен будет занять бразды правления вместо меня. Как у тебя появится будущий вожак, если у тебя не будет пары? Тебе уготована великая судьба. Стать следующим вожаком. Ты должен будешь занять мое место через несколько лет.
Последние слова отец уже прокричал.
Я уткнулся в свою тарелку. И не хотел спорить с отцом. Наши перепалки с отцом - обычное дело. Я пошел в него не только внешностью, но и характером.
Все сидели как на иголках. Мама пыталась развить непринужденную беседу о новой девушке в моем классе.
Отец напрягся, и недовольно посмотрел на меня.
- Она одичавшая, - жестко отрезал отец, - Она должна убраться из нашего города как можно быстрее.
Мама прикрыла ладонью рот и с ужасом посмотрела на меня. Я все еще смотрел в тарелку. Я не мог поднять глаза и посмотреть на маму. Зря я сказал об этом отцу.
Если девчонка не уйдет, то с ней разберется мама. А это опасно. И не только для девчонки. Но и для нас.
- Я что-то не поняла, - начала мама слащавым голосом, - Какая-то подзаборная шавка приехала в наш тихий город, будучи одичавшей?
- Не совсем, - откашлявшись начал я, - Она делает вид, что не понимает, что тут есть мы.
- Сынок, - заботливо спросила мама, - Ты уверен, что она одичавшая?
- Да! - завопила Карин, - Вся школа провоняла ею! Мало того, что не моется, так еще решила, что касторовое масло и крем заглушит эту вонь! Несет от нее тухлятиной и свернутой кровью!
Менма молчал. Он пристально уставился на меня и не сводил глаз в течение всего разговора. Он криво улыбался, когда мама завела разговор о новенькой и насмешливо посмотрел на меня.
Я все еще не вникал в суть поведения Менмы.
- Хватит! - рявкнул отец, - Я не желаю слышать ничего об этой шавке! Наруто от нее избавится в течение недели.
Все посмотрели на меня. Ненавижу, когда отец командует мной. Я не знал, как выбраться из этой ситуации.
- Спасибо за ужин, - бросил я маме и вышел из-за стола. - Приду поздно.
- Наруто! - прогремел отец.
Я сделал вид, что не услышал.
Прежде чем успокоиться, я разгромил половину своей комнаты. Книги и диски были не в самом лучшем состоянии. Стул из лакированного дуба треснул в спинке, а письменный стол с резьбой был исцарапан на поверхности.
Сиди посреди этого бедлама, я бесцельно уставился в пространство. Мне хотелось кричать. Почему я?
- Сынок, дорогой, можно войти? - в дверь тихо постучала мама.
Я не откликнулся. Я не хотел видеть сейчас никого, но мама этого не понимала.
Она прошла ко мне, и я не услышал привычный стук ее лаковых лубутенов.
Я обернулся и увидел, что она босиком.
В своем платье, цвета шампанского, пусть даже босиком, она была прекрасна. Моя мама всегда была довольно эффектной женщиной. Дело было не в фигуре или ногах, а в походке и взгляде.
Мягко опустившись ко мне, она взяла мое лицо в свои руки. Заглядывая ко мне в глаза, она гипнотизировала меня.
- Я никому не позволю обидеть моего мальчика, - уверенно прошептала она, - Я не дам тебя в обиду. Если ты не справишься, то ею займусь я. Я не позволю ей испортить нашу жизнь.
Этого я и боюсь. Мама никогда не церемонится с врагами. Именно поэтому в городе и закрывались все неугодные ей магазины или кафе. Единственная, кто мог дать ей отпор - черноволосая бестия Юхи Куренай. Но мама вынашивает новый план как одержать победу в этой бойне.
- Мой мальчик… - прошептала мама, обнимая меня, - Мой светлый мальчик…
Но в то же время я знал, что мои родители не бросят меня в беде.
- Наруто! - громогласно раздалось в моей комнате.
В дверях стоял отец.
Я смотрел на него невидящим взглядом. Отец продолжал буравить меня глазами.
- У тебя неделя. Ты должен избавиться от нее, любыми способами.
Мое сердце болезненно сжалось. Не став полноценным оборотнем, не найдя свою пару, я могу умереть. Одичавшие от того и одичавшие, что вырезают людей целыми деревнями. Если я оступлюсь, то сам могу стать причиной гибели города.
У меня есть ровно пять дней, чтобы составить план, и два дня, чтобы избавиться от одичавшей, которая выдает себя за дочь Хиаши Хьюга.

Dark Paradise. Глава 5

Глава 5. Её союзник
Одичавшая стояла перед расписанием. Её рука нетерпеливо дрожала. Неказистый росчерк на каком-то столбце и рядом стоящие люди выдохнули. Брюнетка уставилась на свою руку с удивлением.
- Ты уверена? - в сторону ее отвел Саске, - В этот клуб мало кто вступает. В прошлом году Сакура продержалась две недели.
Одичавшая уверенно кивнула и с резкостью выдернула свою руку. Она посмотрела на него с вызовом.
- Меня ничего не остановит, - с яростью прошептала она.
Я исподтишка наблюдал за ними. Саске не боится её? Черноволосая сегодня чувствовала себя уверенней, чем вчера.
Прозвенел звонок на урок. Мне придется довольствоваться ее обществом еще сорок пять минут. За пять минут школьный холл опустел. Я с интересом взглянул на доску объявлений.
«Музыкальный клуб». Руководитель: Менма Узумаки. Рядом уверенным почерком было выведено: «Хината Хьюга».
Я криво усмехнулся. Да уж, братец ей точно житья не даст. Может оно и к лучшему.
С легким сердцем я зашел в кабинет литературы. Учитель еще не пришел. Парни галдели без умолку, то и дело смотря на новенькую. Видимо считают, что громкий голос и маты могут привлечь внимание девушек. Сама же одичавшая что-то увлеченно читала. И это была не манга.
Я уверенной походкой подошел к парте. Демонстративно, я уронил ее пенал на пол. Нарочно, разумеется. Ей пришлось отложить книгу в сторону и поднять пенал. Я краем глаза прочел название книги «Тайный дневник Лоры Палмер», автор Дженнифер Линч. Это кто?
- Ты умеешь читать? - издевательски спросил я, указывая на книгу.
- Ты не поверишь, - с язвочкой ответила она, - Я и разговаривать могу. И рычать…
Я похолодел.
- Не хочешь проблем - не лезь ко мне, - отчеканила она, утыкаясь в книгу.
Учитель зашла в кабинет. Одичавшая убрала книгу в рюкзак. Я успел заметить, что в ее рюкзаке лежали также нотные тетради. Есть более интеллигентные одичавшие? Параллельно убивая невинных, они слушают Моцарта?
Опять весь урок я не сводил с нее глаз. Я старался сделать так, чтобы она сама ушла. Я ненавижу её. Она тут лишняя. Мне хотелось убить ее. Прямо здесь. На глазах у всех. Мне хотелось стать героем в глазах одноклассников. Но в то же время я знал, что это невозможно. Она не заставит меня раскрыть нашу тайну.
Она посмотрела на меня. Отвела взгляд и начала строчить в тетради.
Я смотрел на нее. У меня не выходили из головы ее слова о том, что она умеет рычать. Что бы это значило? Она дала понять, что поняла, что я понял, что она одичавшая? Или же образно завуалировала нашу вчерашнюю встречу в лесу?
Все-таки она хорошо подготовилась, чтобы жить в мире людей. Научилась читать, или делает вид что умеет. Но вот пишет она хорошо. Я бы сказал, что почерк у нее каллиграфический. Видимо долго училась.
Наконец-то прозвенел звонок, и я смог развеяться, чтобы из легких ушел ее мерзкий запах. Конечно, сегодня запах усилился, но на этот раз она неумело заглушила его парфюмом. Но тошнотворный запах все равно чувствуется.
Как же хорошо, что она не выбрала мой клуб. В наш фото-клуб ей точно вход заказан. Нам хватает и пяти участников. Они не лезут в мои дела, я не лезу в их дела.
На ланче все было превосходно. Куда делась эта шавка, меня не волновало. Менма и Карин не обращали на меня никакого внимания. Братец уткнулся в свои песенные тетради и что-то бормоча, строчил свои песни. Карин задумчиво смотрела вдаль.
- Ты в курсе, что она придет в твой клуб? - решил начать я разговор.
- Да, - пролепетал братец, зачеркивая какое-то слово, - И я готовлюсь. Надеюсь, что она умеет хоть что-то музицировать.
- И тебя не напрягает, что она одичавшая? - на октаву выше спросил я.
- Тебе предстоит узнать много чего нового, братишка, - улыбаясь ответил Менма, выходя из-за стола.
Я учуял снова этот мерзкий запах. В столовую вошла она.
Мерзкий, противный запах проник в мои легкие. С трудом сдержав рвотный позыв, я выбежал из столовой. Я не заметил одичавшую и столкнулся с ней.
- Смотри куда идешь! - грубо бросил я.
Она уронила свою книгу.
Я посмотрел на обложку. Ха, наверное, что-то вроде «Дневник Бриджет Джонс». Типичная третьесортная дешевка автовокзала.
Гордо удалившись в класс, я переживал из-за того, что она пойдет в клуб Менмы. Осталось дождаться конца уроков.
После уроков она прошла к музыкальному классу. Я решил прослушать хотя бы начало их разговора. Если я опоздаю на десять минут, то ничего страшного.
- Привет, - тихо пробормотала одичавшая, - Я Хината Хьюга!
- Добрый день, - вежливо поздоровался Менма, - Очень рад тебя видеть. Какой у тебя талант в музыке?
- Я… Мммм, - я услышал в ее голосе нервную дрожь, - Я играю на пианино.
- Вот как… - было слышно, что братец заинтересовался, - Сыграешь?
Я подкрался к двери, сквозь приоткрытую щель был виден только Менма.
- Могу наиграть Флёр. Или Анджело Баделаменти. На твой выбор.
Менма улыбнулся.
- Не стоит, - мягко сказал брат, - Ты поешь?
- Н-нет. Я только играю, - со смехом отозвалась псина.
- Отлично! - Менма даже похлопал в ладоши, - Что ты можешь рассказать о себе?
- Я люблю книги, музыку и сериалы. Также у меня два приза за музыкальный конкурс. Я участвовала в конкурсе Токио «Мисс Весна». У меня жуткая аллергия на плохую музыку!
- K-POP?
- О нет! - она что, смеется? И смеется искренне? - Только классика. Настоящая хорошая музыка.
- Я слышал, что ты живешь с папой. А что произошло с мамой?
В классе воцарилось молчание. Жалко, что сейчас я не вижу выражение лица этой шавки!
Менма встал из-за парты и подошел к Хинате.
- Я тебя обидел?
Я не понял, что сделала Хината, но во мне вскипела злость!
- Не смей! - крикнул я, распахивая дверь, - Не смей притворяться кроткой овцой! Ты, одичавшая сука!
Хината покраснела. Её глаза прищурились, и она со злостью взглянула на меня.
- Не смей, - яростно прошипела она, - Не смей говорить со мной в таком тоне. Мне плевать что ты сын человека, который владеет всем городом. Также, ты - тень своего старшего брата.
Она резко замолчала и выдохнула. К моему братцу она обратилась другим тоном:
- Менма, я бы хотела остаться в твоем клубе, но если твой брат против, то я могу уйти. Я готова писать музыку, я готова писать песни. Но такого отношения я к себе не потерплю.
Я не поверил своим глазам. Менма пожал ей руку и ослепительно улыбнулся.
- Ты член моего клуба. Послезавтра жду тебя сразу после уроков. Посмотрим на что ты способна. И принеси нотные тетради. Намечается школьный концерт в начале апреля. Начнем репетировать. Удачи тебе. Прослушивание ты прошла на отлично!
Одичавшая с благодарностью улыбнулась, достала сумку, и прошла мимо меня, обдав тем же тошнотворным запахом.
Дождавшись, пока стук ее школьных туфель стихнет, я с яростью бросился на брата.
- Ты что удумал? - заорал я, - Братаешься с нашими врагами?
- Господи, - тяжело вздохнул брат, - Какой же ты недальновидный. Неудивительно, что у тебя до сих пор нет пары. Я удивлен, что ты будущий вожак.
- Я спрошу еще раз, - ядовито прошипел я, - Почему ты с ней так любезен? Она наш враг!
Менма со смехом прошел к пианино. Он ткнул пальцем на клавишу. Яркий звук разнесся по классу. Брат еще раз рассмеялся. Он заиграл на пианино, доселе неизвестную мне музыку.
- Братец, братец, братец, - рассмеялся Менма сквозь музыку, - Будь ты таким же опытным оборотнем как наш отец. Или же я, - брат с презрением посмотрел на меня, - Ты бы не опирался только на запах.
- Что за бред ты несешь? - рявкнул я.
- Она обычный человек.
- Врешь, - отрезал я, - Ты защищаешь ее!
- Сегодня утром, когда она стояла около расписания, я заметил, что на ее одежде была шерсть. Будь ты более наблюдательным, братишка, ты бы заметил, что шерсть была только на одежде. На теле ее не было. Также, когда ты столкнулся с ней на ланче, ты должен был заметить в ее сумке то, что объяснило бы запах. Но ты настолько тупой и самовлюбленный, что не замечаешь таких элементарных вещей. Да уж, ты прогнал моего единственного напарника по клубу. Поэтому и мне пора.
Брат со смехом захлопнул крышку пианино, и помахав мне рукой на прощание, вышел из класса.
Я побежал в свой клуб.
Ребята уже ждали меня.
- Так, народ, - начал я, - На сегодня все отменяется! Встречаемся послезавтра после уроков. Простите, что заставил ждать.
Сам я не отправился домой. Что если Менма прав?
Домой идти еще рано. Я решил побродить по городу. Прохожие на меня не обращали внимания. Я бродил по городу и посматривал на витрины магазинов.
Я остановился мимо букинистической лавки, которую моя мама пытается закрыть уже несколько месяцев.
Я посмотрел на бушные книги. Том Сойер, Старик и море и многие другие книги, которые не интересны людям. На двери было объявление «Требуется продавец. Возможно совмещение с учебой. Обращаться к Юхи Куренай». Я криво усмехнулся. Не знаю кто захочет у нее работать. Мама точит зуб на нее уже много месяцев.
Я прошел еще несколько кварталов и остановился около дома Хиаши Хьюга.
Подожду вечера и прослежу за ней через окно. Благо, около ее комнаты растет дерево. Там все и узнаю.
Да, превосходный план.

НаруХина.ру - Dark Paradise - версия для печати

 скрыть [x]