НаруХина.ру - Лисица в клетке - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Лисица в клетке

- Итак, мы продолжаем наше путешествие. И сейчас мы находимся прямо перед входом в лес Унмэй на краю села Нисихара. Что нас сюда привело? Три «И»: интерес, интрига и…
- И местная полоумная старуха, - сухо подметил высокий брюнет, зевнув во весь рот. - Ты, кстати, кнопку записи включить не забыл? А то будешь ныть опять весь вечер.
- Заткнись, Саске! - огрызнулся блондин и тут же покосился на экран своего новенького телефона. Там, в верхнем углу, совершенно спокойно, в своем размеренном ритме, вели счет маленькие белые циферки. Наруто облегченно выдохнул. Этот телефон он приобрел перед самой поездкой в Асо, однако так и не привык правильно держать его в руке. Он постоянно придавливал боковые кнопки громкости, и запись видео автоматически прекращалась. Как следствие, практически каждый вечер в гостиной раздавались раздосадованные крики и яростные пожелания. Но это был последний день нашей поездки. И я точно знала, как сильно мой милый не хочет портить его такими мелочами.
- А ты, кажется, совсем не рад этому походу, Саске, - Ино наконец-то отрегулировала лямку на своем рюкзаке - а занялась она этим еще в автобусе - и теперь весело шагала рука об руку с Саем во главе нашей компании. Ее тон прекрасно давал понять, что даже если Саске всем своим нутром воспротивится запланированному маршруту, совершенно ничего не изменится.
- Просто я не верю всяким бабушкиным россказням. Судьбой нельзя управлять. А даже если бы это было возможно, я едва ли доверил свою судьбу какому-то сомнительному божеству.
Я мысленно согласилась с Саске. Конечно, это полный бред, сплошная выдумка. Однако история, заставившая нас испытать судьбу, показалась мне довольно-таки любопытной.
Я не могу сказать, что поддерживаю консервативные религиозные взгляды. Хотя моя семья с детства прививала мне и моей младшей сестре устоявшиеся традиционные порядки, это касалось и веры. Но даже я не смогла сдержать интерес вчера, услышав легенду о местном божестве.
Мы решали, как провести последний день пребывания в окрестностях Асо, когда в наш разговор вмешалась женщина лет шестидесяти. С ее появлением я отчетливо почувствовала легкий аромат волнения, приключений и хереса. Она поведала нам весьма банальную своим содержанием историю.
В самой гуще леса Унмэй, где деревья-гиганты разрослись на столько, что даже в ясный день солнечные лучи не могут пробиться сквозь могучую крону, находится храм. Его не спутаешь ни с каким другим: стены строения мифическим образом излучают свет. Здесь не слышно ни шороха ветра, ни топота вездесущих лесных оленей. Здесь замирает жизнь и в тоже время течет с невероятной скоростью. Вокруг лишь невидимые потоки энергии. Эта энергия проходит сквозь тебя, и ты не чувствуешь себя прежним человеком. Ты сливаешься воедино с природой, жизнью и смертью.
В этом храме обитает ками леса. И имя ей Кагуя. Много тысяч лет назад Кагуя была обычной девушкой. Жила она, как и полагается в таких рассказах, в Нисихара. Каждый, кто знал девушку, говорил о ее нескончаемой доброте, скромности и неземной красоте. Казалось, Кагуя существовала лишь для того, чтобы наполнять сердца окружающих теплом, лаской и любовью. Своим стремлением помочь всем, она сеяла мир и спокойствие в селе.
Однажды Нисихара подверглось нападению. Люди с сервера пришли сюда, чтобы получить бесплатную рабочую силу. Мощь захватчиков в разы превосходила силу местных. Любые сопротивления с легкостью пресекались. И в скором времени люди повиновались. За всяким непослушанием шла жестокая физическая расправа.
Кагуя знала, что не в силах помочь своим односельчанам. Каждый раз, видя чьи-то страдания, сердце девушки сжималось от боли и несправедливости. По началу она пыталась заступаться за «виновников», ей было плевать на наказания. Ведь физическая боль ничто в сравнении с болью душевной. Ее пылкие речи вдохновляли людей, надежда загоралась в их уставших глазах. Это сильно портило планы бандитов. Но они быстро просекли, что если кнут по отношению к Кагуи не дает никакого толку, то применение его сверх нормы к другим закроет рот девчушки раз и навсегда. Так и получилось.
В отчаянии Кагуя бежала в лес Унмэй, что рос на окраине села. Долгое время она блуждала меж высоких деревьев. Она пыталась найти выход, пыталась понять, как освободить жителей Нисихара. Но ответ все не приходил. Казалось, это не ночь спустилась на землю и накрыла ее своей пеленой, это сама тьма обрушилась на все в округе, и нет от нее спасения. Тогда девушка упала на колени и вскинула руки к небесам. Горячие слезы ручьем катились по ее щекам.
- О боги! - воскликнула она так громко, как только позволял ее сдавленный плачем голос. - Вы прогневались на нас и обрушили кару. Чем же мы провинились пред вами? Чем заслужили эти мучения? - Слова луной раздались по окрестностям и тут же утонули в тишине. Эта тишина давила. Дышать и то стало трудно. Но Кагую это не волновало. Она стояла на коленях и не шевелилась. Выражение печали вперемешку со злобой застыло на ее лице. Она ждала. Но тишина по-прежнему не отступала. Кагуя набрала в легкие как можно больше воздуха и крикнула изо всех сил:
- Вы, боги, символ справедливости и мира. Но я не вижу никакого смысла в ваших деяниях. А может ваша справедливость требует приношения жертвы? Тогда примите ее! Возьмите мою жизнь взамен на судьбы всех тех людей, что живут в Нисихара. Освободите их! И я буду служить вам вечно, если на то воля ваша! - Она раскрыла руки, будто звала в объятия саму смерть. Легкая улыбка блаженства тронула девичьи губы. В момент ночь словно отступила. Яркий свет наполнил все вокруг. Он искрился и переливался, а затем исчез также быстро, как и появился.
С приходом утра пришло и спасение. Никто точно не знает, кому принадлежали те войска. Они появились на горизонте с первыми лучами солнца. Бесстрашные и опасные. В считаные минуты они повергли захватчиков, а затем пропали без следа. Вместе с ними пропала и Кагуя. Никто больше никогда не видел храброй девушки. Но с тех самых пор люди знали, что им нечего боятся. Они защищены.
- Она стала ками нашего леса. Существует поверье, что, если оставить свое желание в храме Кагуи, оно непременно сбудется.
- Но ведь это стандартное правило для любого синтоистского храма, - голос Саске был наполнен сарказмом. Он недоверчиво косился на старуху, и та, к большому удивлению брюнета, расплылась в довольной улыбке.
- Это не просто легенда. Все так на самом деле. Я знаю многих людей, жизнь которых изменилась после посещения храма. Собственно говоря, Кагуя и мою судьбу поменяла, - старуха довольно причмокнула губами. На ее лице отображались наслаждение и радость. Она будто бы ударилась в приятные воспоминания, чем еще больше закрепила эффект от рассказа. Впрочем, я не уверена, что эти воспоминания не были следствием действия хереса. Однако, посоветовавшись, мы все решили, что достопримечательность подобного рода будет весьма эффектным окончанием нашего мини-трипа.
Даже если в этом рассказе нет ни капли правды - а я в этом не сомневалась - мы не ошиблись с выбором локации: лес Унмэй очень красивое место. Это заметили все, как только ступили на тропу, выложенную камнем. По рассказам старухи именно эта тропа вела прямиком в храм.
По началу путь был ровный, но чем глубже мы заходили, тем чаще прямую тропинку сменяли высокие ступеньки. Они были неровные, местами разрушенные и стертые временем. Подыматься по ним было не так уж и просто. Все время приходилось удерживать внимание, чтобы не оступиться. И это было еще одной сложностью: смотреть хотелось куда угодно, только не под ноги.
Мне еще не приходилось быть в таком красивом лесу. По обе стороны от тропы стояли невысокие статуи. На вид им было куда больше пары сотен лет. Углы затерты, покрыты мхом. Я почти не могла разгадать вырезанные поверх камня иероглифы. Но это даже придавало большую изюминку такому таинственному месту. Могучие деревья высочились над нами. Они едва шевелились, создавая уютную атмосферу. Маленькие невидимые цикады пели то тут, то там. Все вокруг будто бы говорило: «мы принимаем вас в свой волшебный мир». Я закрыла глаза и с наслаждением втянула прохладный воздух.
- Смотрите, там олень. Ого, и не один! - Я вздрогнула и посмотрела на чрезмерно громкого Наруто. Его лицо озарил такой восторг, будто олень - это и есть само божество. Я невольно улыбнулась и проследила взглядом за его пальцем. Меж деревьев на нас смотрели две пары умных глаз. Эти цари леса бездвижно стояли всего в нескольких шагах. Их огромные ветвистые рога больше смахивали на причудливые короны. Они спокойно изучали нас, а мы их. В моей голове зародилась странная мысль, впрочем, учитывая нынешние обстоятельства и то, как легко мы поддались «бабушкиным россказням», собственные мысли казались вовсе не странными, а как раз подходящими. Я выпрямилась и низко поклонилась обитателям леса. Ведь их вполне можно считать хранителями тайны, а тайной здесь было буквально все.
- Ты что делаешь, Хината? - Сакура прыснула в ответ моим действиям. Благородные головы повернулись в ее сторону, смирили равнодушным взглядом, развернулись и умчали в сторону. Я подождала, пока их стройные тела полностью пропадут из виду, и только потом выпрямилась.
- Это же очевидно. Я подыгрываю истории. Мне кажется, так интересней, - я улыбнулась и слегка склонила голову на бок. Ребята еще с пол минуты смотрели на меня, пытаясь понять на сколько я серьезна, а затем дружно засмеялись.
- Тут и без того хватает странностей, чудная, - Наруто подошел ко мне, нежно поцеловав в висок, - хотя это действительно забавно.
Я почувствовала, как румянец окрасил мои щеки.
- Пойдемте дальше, - Ино махнула рукой, показывая, чтобы мы следовали за ней. Не теряя более ни минуты, мы двинулись вверх по ступенькам.
- Итак, наш путь лежит в загадочный храм Кагуи, - видимо Наруто надоела это блаженная тишина, и теперь, снова достав телефон, он решил возобновить наш «блог-на-память». - Я не знаю, какие желания придумали остальные, - вещал парень на фронтальную камеру, - но свое… Погодите-ка, - блондин чуть замедлил шаг и повернулся в мою сторону, - Хината, а сколько желаний мы можем рассказать этой Кагуи? Потому что у меня уже как минимум пять, все они важны, и я не могу выбрать. Может лучше сообщить ей о всех, а там пусть сама выберет, что ей легче исполнить, - его лицо приняло выражение тяжелой внутренней борьбы. Это было так занятно, что я не сдержала смех.
- Я думаю, тебе все же стоит выбрать одно, самое сокровенное и чистое. Такое, чтобы шло из самого сердца. Нет, конечно, ты можешь попробовать загадать их все, в конце концов это просто легенда. Но если же все-таки старуха была права, боюсь, ни одно твое желание так и не сбудется, - Наруто одарил меня обиженным взглядом, и я поторопилась объяснить ему свою позицию. - Ведь если ты сам не можешь выбрать самое заветное, скорей всего все твои желания попросту ложны и равносильно неважны.
- Вообще-то ты и сам должен был до этого догадаться, - сказал Саске. Он шел впереди нас, придерживая за руку Сакуру, так как та уже неоднократно норовила поскользнуться и полететь вниз. - Во всех сказках есть лишь одно сокровенное желание у героя, и только оно имеет смысл. К тому же в твоем возрасте пора бы уже уметь расставлять приоритеты. Честное слово, Наруто, тебе же уже двадцать лет.
Наруто недовольно надул щеки. Его обида не продлилась долго: то ли потому что он привык к вечным подколам своего лучшего друга, то ли потому что все-таки вспомнил, что запись видео продолжает идти.
- Я уже все решил, - уверенно заявил парень и бросил на меня многозначительный взгляд, от чего мои щеки загорелись еще сильнее. - Что ж, сейчас мы двадцатилетние юные сорванцы, - продолжил вещать Наруто в экран телефона. - И пусть некоторые важные персоны уверены в своей серьезности и будущей жизни, я точно знаю, что на самом то деле в этой темной патлатой башке ветер свистит по ночам…
- Ты меня с собой не путай! - Саске с легкостью уклонился от подзатыльника, который попытался отвесить ему Наруто. В ответ он совершил молниеносный захват за шею сбоку. Наруто чудом удержал телефон в руках, судорожно выдохнув.
- Ну ты и придурок, Саске. Еще чуть-чуть и мы бы распрощались с воспоминаниями этой недели, - угрожающе зарычал блондин. Ребята рассмеялись. - Ну а теперь расскажи нам свои желания.
- С какой стати я должен тебе что-то рассказывать?
- Ну же, не выделывайся. Давай так: каким ты видишь свое будущее, скажем, лет через десять? Эй, это же на память! - Наруто многозначительно закивал, увидев, что Саске не собирается делиться с ним своими секретами. Однако брюнет помолчал еще минуту, видимо, мысленно взвешивая ценность своих желаний и будущих воспоминаний о прошлом.
- Хм… Через десять лет, когда нам всем стукнет тридцатка, - протянул он. - Скорей всего через десять лет я буду главой нашего полицейского участка. В будни по утрам я буду приступать к своим прямым обязанностям, а вечером возвращаться домой к семье: жене и, возможно, двум детям. Конечно, иногда я буду задерживаться, потому что придется вытягивать одну блондинистую задницу из очередной передряги, - Наруто довольно заулыбался. Саске сделал вид, что не заметил этого и спокойно продолжил. - Мы будем жить в небольшом частном доме с восточной стороны Конохи. Скорей всего, у нас даже будет кот, которому я, пожалуй, посочувствую заранее. Потому что наша старшая дочь непременно унаследует характер Сакуры, и бедному животному не будет спокойной жизни, - тут пришло время краснеть Сакуре. Я не знаю, планировал ли Саске говорить все так откровенно или просто осекся, но от услышанного замедлили шаг даже Ино с Саем и теперь тихонько прислушивались к нашему разговору. Нет, я не говорю, что, произнося слово «жена», Саске имел ввиду кого-то другого. Все-таки они с Сакурой вместе еще с выпускного класса, а это, на минуточку, более трех лет. Их отношениям можно было только завидовать, но все же столь громких слов о будущем я не слышала ни от одной, ни от другого. Так что данное заявление, на мой девичий взгляд, можно было считать негласным предложением руки и сердца. Посмотрев на компанию, я поняла, что все разделяли мое мнение. Думаю, Саске заметил неловкость сложившейся ситуации, но в силу своего характера решил не заострять на этом внимание. - Иногда по выходным мы будем отвозить детей к родителям. А иногда оставлять их с нами и устраивать уже семейные дружеские посиделки на заднем дворе, где вы все, ясное дело, будете присутствовать.
- Я рад, что ты, друг мой, так реально смотришь на вещи, - Наруто деловито похлопал Саске по плечу. Он вытянул руку чуть сильнее: так, чтобы камера теперь смотрела на раскрасневшееся лицо Сакуры. - А вам, мадам, есть что добавить?
- Я… я… - было забавно наблюдать за тем, как всегда стойкая Сакура в момент растерялась, пускай это и длилось всего пару секунд. Ее глаза забегали по сторонам, но она быстро выбрала объект, с помощью которого привела рассеянные мысли в купу. Ее глаза сузились, завидев глуповатую улыбку на лице моего возлюбленного. - Я буду травматологом в центральной больнице. И если ты сейчас же не повернешь камеру в лучший ракурс, мне придется перейти к практике уже через пять минут.
Наруто рефлекторно отшатнулся от розововолосой и скорчил гримасу. Теперь он торопился к впереди идущим.
- Ну а вы, ребята. Что вы расскажите мне? - с задором начал он. - Каким будущее видите вы?
- Оо, я точно знаю, что через десять лет мы будем праздновать десятый год со дня нашей свадьбы, - Ино помахала рукой прямо перед камерой. Там уже полгода красовалось обручальное кольцо. К слову, через месяц должна была состояться их с Саем свадебная церемония. - А еще я просто уверена, что к тому времени у меня будет открыта сеть уютных кофеен, включающая как минимум пять точек. Конечно же, у вас будет карточки VIP-клиентов. Уж я об этом позабочусь. Что касается Сая, то он объездит пол мира со своими выставками. Через десять лет выставки уже состоятся в Польше, Венгрии, Чехии, Франции, Италии, Швейцарии…
- Ты все так подробно описываешь. А Саю не хочешь дать слово?
- Зачем? Мы уже все с ним обговорили, - Яманака пожала плечами. Наруто скривился в ответ.
- Сай, только прошу тебя, не становись каблу… агрх… - Ино со всей дури двинула Наруто локтем прямо в солнечное сплетение. Пожалуй, мне пора было вмешаться в их разговор и забрать своего оболтуса, пока его серьезно не изувечили.
- Наруто-кун, - я обогнала Саске и Сакуру и взяла блондина за руку. Он обернулся ко мне, улыбнулся так лучезарно, как умеет только один Наруто, и легонько сжал мою руку в своей. - А каким ты видишь свое будущее?
- Мое будущее, - теперь уже телефон был повернут экраном на нас, - будет полно ярких моментов, взлетов и, к сожалению, падений… Но больше все-таки взлетов! - он ободряюще закивал сам себе. - Через десять лет я буду игроком Центральной лиги, «Хиросима Тойо Карп», питчером, вы же знаете. Полгода я буду проводить вне дома. Но остальные полгода я не отойду от тебя ни на шаг, - Наруто с такой силой обнял меня за плечи, что я почувствовала хруст в спине. - Хината, у нас ведь тоже будет своя маленькая семья. И, думаю, нам все же придется хоть иногда приходить и к Учихам, и в кафешку Яманака, - эти слова он произнес полушепотом, не забывая при этом деловито закатить глаза. Я засмеялась. Мне нравилось думать о таком будущем, где все мы вместе. Я правда очень сильно хотела, чтобы сказанное сбылось. Даже если это означало, что я не буду видеть Наруто долгие-долгие месяца. Я знала об этом еще со средней школы, с тех времен, когда он и не догадывался о моих чувствах. Наруто всегда грезил бейсболом. Он посвятил игре всего себя, даже поступил в университет ради команды. Я уже была благодарна тому, что этот университет, с одной из лучших студенческих команд, находится в нашем небольшом городке. А то, что в будущем нам придется пережить разлуку, так это ничего. Ведь это его мечта. Я должна его поддерживать как бы грустно мне самой не было.
Тем временем мы уже подходили к тории. Они были такие же серые, обветшалые и покрытые мхом, как и все остальное. Сверху виднелась прикрепленная пластинка с каллиграфически выведенными иероглифами: «Кагуя». Не сговариваясь мы остановились перед входом в ворота. Наруто сделал последний кадр, выключил телефон и отдал его мне - так надежнее.
Я оглянулась вокруг. Когда так стемнело? Было ощущение, что сейчас около девяти часов вечера, хотя на деле не могло быть больше десяти утра. «Даже в ясный день солнечные лучи не могут пробиться сквозь могучую крону» - вспомнила я слова старухи. Я подняла голову вверх. Там плотной массой нависали лисья деревьев. Казалось, будто их цвет вовсе не зеленый, а черный. Сквозь всю эту кучу тесно прилепленных друг к другу листьев, пробивались слабые лучи света. Что ж, пока что все сходится.
Наруто крепко сжал мою руку и первым сделал шаг в мир ками. За нами следовали Саске и Сакура, а затем уже - Ино и Сай. Все были необычайно тихи, никто не разговаривал. Я стала прислушиваться к самой природе - сплошная тишина. Как такое возможно? Я даже не могла услышать топот наших ног. Хотя, скорей всего, все дело в мягком мхе, что пророс на каждой ступеньке. Не смотря на полное отсутствие жизни вокруг, никакой паники я не чувствовала. Наоборот же, абсолютное спокойствие.
Так, в полной тишине, мы миновали вторые тории и приближались к третьим. Судя по всему, они были последними. Впереди виднелся едва уловимый свет. Я снова подняла голову вверх. Странно, но в том месте крона деревьев не переставала давить своей массой. Однако я уже четко могла разглядеть деревянные стены храма. Они действительно излучали легкое свечение. Вероятнее всего, это все хитрости во время постройки.
Мы снова не сговариваясь остановились перед самым входом в святилище.
- Ну что, пора уже нам оправдать этот вовсе необязательный поход, - раздался голос Саске. Он говорил, как и прежде, с нотками раздражения, но все-таки тихо. - Какие там правила проведения ритуала?
- На сколько я поняла, все как в обычных храмах, - также полушепотом проговорила я. - Сначала надо пройти ритуал очищения. Вон, кстати, и водоем, - я кивнула головой в сторону небольшого каменного сооружения. Туда мы и направились. Водоем имел форму одной из половинок инь и ян. В месте, где обычно изображают зарождение одного в другом, находилась небольшая статуэтка. По своей форме она напоминала лиса. Лис стоял на задних лапах и хищно скалился на нас. Из его пасти слабым напором бежала вода. Рядом лежал старый ковш с очень длиной ручкой. Я первая взяла ковш и ополоснула руки. Затем набрала воду в ладони и ополоснула рот. Пройдя завершающий этап омовения - очищение ручки ковша - я отошла в сторону и сала наблюдать за остальными. Они точь-в-точь повторили мои действия.
Когда Сай опустил чистый ковш на место, мы вернулись ко входу в храм. Наруто потянулся к толстому канату и с силой дернул его на себя. Раздался звон колокола. Теперь можно считать, что злые духи, напуганные звонкими звуками, покинули святилище. Я подошла к алтарю и бросила пару монет в деревянный решетчатый ящик. Подождав, пока тоже самое проделает каждый, я внимательно смирила взглядом друзей. Все пятеро стояли ровной линией перед алтарем по левую сторону от меня. Они также многозначительно посмотрели мне в ответ и, коротко кивнув друг другу, мы два раза хлопнули в ладоши. Получилось громче, чем я ожидала. Хотя это к лучшему. Теперь Кагуя точно обратит на нас внимание и услышит наши молитвы.
Я не знала, о чем молились мои друзья. Каждый это делал про себя, с закрытыми глазами. Я же мысленно проговорила слова благодарности за все то, что имею: семью, родных и близких, дорогих мне людей, что стоят тут плечом к плечу. После я попросила о благополучии и заботе о всех нас в дальнейшем. И на этом моя молитва закончилась. Я глубоко поклонилась перед алтарем. А когда выпрямилась, заметила, что все уже безмолвно дожидаются меня.
Я махнула рукой в знак того, чтобы ребята следовали за мной. Мы обогнули храм справа и вышли к заветному стенду с пожеланиями. Похоже этот храм не пользуется такой уж популярностью, как описывала старуха. Во всяком случае, здесь висела всего парочка исписанных дощечек. Все по очереди взяли пустые деревяшки и принялись строчить желания. Перед тем как Ино склонилась над своей, я увидела маниакальный блеск в ее глазах. Я улыбнулась: уж у кого-кого, а у этой дамочки все желания непременно должны сбыться. Сай уже вывел каллиграфическим почерком пару слов и теперь прикреплял их к стенду. Наруто тоже дописывал свои мысли. А я все стояла и не знала, что именно хочу попросить. Я думала об этом еще с самого вечера. Пускай я не очень-то верю в силу этого божества, но саму силу моего желания никто не отменял. И подобное место лишь усилит его морально. Однако, что все-таки пожелать, я так и не придумала.
Я вздохнула и закрыла глаза. Давай, Хината, чего ты хочешь на самом деле? В голове пронеслись приятные воспоминания за последние дни. Ребята. Я мысленно отмотала время на час назад, когда мы шли к храму и рассуждали о своем будущем. В этих желаниях через десять лет не было ничего необычного и сверхъестественного. Но они были волшебными и невероятно теплыми. Открыв глаза, я уже точно знала, что стоит написать. «Пусть судьба моих близких сложится так, как поистине желает их сердце». Возможно, глупо тратить подобный шанс на всех, но это то, чего я сама желала в данный момент. Я дописала последнее слово и повесила дощечку на стенд к остальным. Из храма мы вышли, не проронив и слова.
- Вы тоже чувствовали это? Знание того, что все происходит так, как и должно быть? - Ино вопросительно посмотрела на меня и Сакуру. Мы кивнули в ответ. - Наверное, это и имела в виду старуха.
Я промолчала. Мысль о том, что старуха ни капли не преувеличила свой рассказ напрягала меня. С одной стороны, это, конечно же, чудесно, если все сбудется. С другой - я шла сюда чисто из любопытства. Поэтому осознание того, что буквально пару минут назад я соприкоснулась с чем-то мистическим, пугало меня.
Мы прошли сквозь самые первые тории. Храм был позади. Теперь снова слышались едва уловимое пение цикад и шелест листьев. Беспокойство, так внезапно охватившее меня, уходило. Чувство легкости переполняло, и я уверенно зашагала вниз по ступенькам.
- Хината, вообще-то нам туда, - я обернулась и увидела, как Саске указывает совершенно в другую сторону. Только сейчас я заметила, что к воротам, помимо нашей, вело еще несколько тропинок. На мой немой вопрос ответил Сай.
- Мы ведь еще вчера договорились, что после храма прокатимся по канатной дороге. Она как раз ведет к одному отличному полю для гольфа. Нам о нем рассказывал хозяин отеля, помнишь? - Я не помнила. Вчера я ушла спать раньше всех, так как невероятно сильно устала. Видимо, тогда-то они и придумали дальнейший план. Я пожала плечами. Перспектива наслаждаться местными окрестностями с высоты казалась весьма привлекательной. Мы свернули в нужном направлении и уже через десять минут были на месте.
- Считайте, что вам повезло. Три дня мы были закрыты на техническую проверку и только сегодня утром снова вошли в режим, - усмехнулся широкоплечий молодой парень.
- Тогда я уверен, что наш спуск пройдет гладко, - Наруто пропустил меня первой в кабинку-гондолу и заскочил следом. Затем рядом с нами разместились Ино и Сай, а напротив - Саске и Сакура. Гондола была рассчитана на десять человек. Поэтому мы расположились без особого стеснения: кто где хотел.
Наруто приобнял меня сзади, и я, расплывшись в довольной улыбке, положила голову ему на плечо. Спуск занимал минут сорок. Мы запаслись терпением и наблюдали из полностью застекленных окон за неописуемым видом над Нисихара.
- Кто бы мог подумать, чертовски красиво, - Подал голос Саске. - Та старуха точно имеет процент за свои россказни. Иначе как еще сюда добираются туристы? Явно большинство из них бегут из того храма, - мы засмеялись. Всю дальнейшую дорогу мы придумывали небылице о происхождении загадочной старухи и ее жизни, сочиняли невероятные истории, в которых мог бы участвовать хозяин нашего отеля - забавный лысый мужичок, с пивным животом и немного преувеличенным чувством собственной важности. Мы вспоминали и других людей, что встречали в этой поездке. Все они становились милыми жертвами нашей бурной фантазии. Иногда наш смех прерывался возгласом вроде «смотрите, там есть озеро» или «этот каменный выступ похож на морду вздутой лягушки».
Прошло пол часа поездки. Мы уже давно приметили поле для гольфа, и теперь Саске, Наруто, Ино и Сакура спорили о том, кто лучше сможет подкрутить мяч при ударе. Сай делал зарисовки в своем альбоме. Я же ловила последние минуты вида над землей. Высота кабинки быстро уменьшалась и вскоре я потеряла интерес к оставшемуся спуску.
- Хината, мы забыли сделать фото, - Наруто со всей дури хлопнул себя по лбу. Я быстро достала его телефон. В ту же минуту раздался громкий треск, и вся гондола дрогнула. Меня шатнуло в сторону, и я свалилась на пол, крепко сжимая в руке телефон. Гондола проехала еще чуть-чуть вниз по канату, а затем полностью остановила движение. Мое сердце ушло в пятки.
Нет, этого не может быть. Нам же только что сказали, что все вагончики проверяли целых три дня. Все неполадки были устранены. Как еще можно было перестраховать себя перед тем, как залезть в эту треклятую кабинку?
Наруто схватил меня за локоть и потянул вверх, помогая встать на ноги. Душераздирающий треск повторился. Ино вскрикнула. Ее глаза мигом наполнились слезами. Саске уже звонил в какую-то службу и, как можно спокойней, пытался объяснить ситуацию. Я подняла голову, мои глаза встретились с голубыми глазами Наруто. В них было отражение моего же ужаса.
Кабинка вздрогнула в третий раз, после чего довольно резко повернулась в нехарактерное положение - на бок. Мы поехали вслед за ней. Я сильно вцепилась в руку блондина и закрыла глаза.
Пожалуйста, пусть все это прекратится. Это ведь сон, просто сон! Сейчас я проснусь в номере отеля. Будет всего лишь семь часов утра. Рядом с собой я обнаружу мирно сопящее тело Наруто, поцелую его и пойду собираться в сегодняшний поход. Только пусть это все будет сон!
Рядом со мной послышался вскрик. Я распахнула глаза и увидела обмякшее тело Сакуры. Во время падания она неплохо приложилась головой о поручни и потеряла сознание.
- Сакура, Сакура! - Закричала я, дергая подругу за плечи. - Черт!
Ино зарыдала с новой силой. Саске, руки которого дрожали, посоветовал ей заткнуться. Он уже вызвал помощь и теперь пытался узнать, есть ли возможность нам выбраться самостоятельно.
Четвертый треск затянулся куда дольше. Кабинка зашаталась словно елочная игрушка. Это конец. Крепление сломано. Оно не выдержит более ни минуты. Прежде чем я это поняла, мы уже летели вниз. Я видела, как неумолимо быстро приближаются верхушки деревьев. Одно мгновение, и мы навсегда встретимся с землей.
Но ведь еще столько всего не произошло. Каких-то пять минут назад впереди у нас была целая жизнь, а теперь ее нет? И все это решил один из болвана, не проверивший чертовое крепление именно в этой кабинке? Или это и есть так называемый рок судьбы? Как вообще такое могло произойти? Как быстро смех и радость сменили крики и отчаяние? Разве этого желало мое сердце? Сердце каждого из нас? И никто не сможет нам помочь? Мы просто превратимся в лепешку, такова нашу судьба?
«Кагуя, ты - обман!» - пронеслось у меня в голове, а затем я погрузилась в кромешную тьму.

Лисица в клетке. Глава 2

Я лежала на чем-то мягком, теплом и белоснежно-чистом. Во всяком случае, я предполагала, что это что-то имеет чистый белый цвет. Дело в том, что я лежала с закрытыми глазами. И по какой-то необъяснимой причине мне совершенно не хотелось их открывать.
- Хината- тихий отголосок эхом прокатился по комнате. И тут же в моей голове возник вопрос: с чего я взяла, что нахожусь в комнате? Ведь это что-то могло быть чем угодно: комнатой, коридором, палатой, актовым залом или улицей. Как только я поняла столь простую истину, мне сразу же стало не по себе. Незнание происходящего всегда выбивает из колеи. Теперь уже мне не казалось, что то, на чем я лежу, мягкое и теплое. Оно ни мягкое и ни твердое, ни теплое и ни холодное. Оно никакое. Осталось убедиться, что оно ни белоснежно-чистое. Но для этого надо открыть глаза.
- Хината- теперь это слово прозвучало куда более настойчивее и громче. Я почувствовала дискомфорт сильнее прежнего. Спокойно, мне надо успокоиться. Начнем с начала. Что такое Хината? Похоже на имя. Чье имя? Мое имя.
Я открыла глаза. Надо же, хоть с чем-то я угадала. Я находилась внутри белого чистого пространства. Только вот здесь не было граней: ни потолка, ни стен. Я вытянула руку, пытаясь нащупать хоть что-нибудь впереди себя. Тщетно. Лишь моя тонкая бледная рука беспорядочно блуждала по воздуху. Я уперла вторую руку в пол и почувствовала, как она свободно проходит вниз. Значит пола тоже нет. И тем не менее я лежу. Какое странное и необычное место.
Прошло еще какое-то количество времени, и я поняла, что лежу абсолютно нагая. Почему-то этот факт меня не смутил. Я не чувствовала присутствия кого-либо по близости. Да и вообще складывалось впечатление, что это непонятное пространство существует только для меня. Однако я все-таки слышала свое имя. И его определенно произнес чей-то голос.
- Хината, - в этот раз голос прозвучал над самым ухом. Я подняла глаза и увидела высокую фигуру. Она была вся в белом. Даже волосы белым водопадом спадали ниже пят. Фигура улыбалась.
- Кто ты? - мой собственный голос показался чужим. Я задумалась: так ли он звучал раньше? А когда было это раньше? И почему вдруг у меня столько вопрос на такие, казалось бы, очевидные вещи? Это вообще законно - ничего о себе не знать? Я снова закрыла глаза.
- Ты прекрасно знаешь, кто ты. Ты просто не хочешь вспоминать. Ведь ты…
- …умерла. - Закончила я за незнакомку. С этим словом вернулись все мои мысли и чувства. Я детально вспомнила каждую прожитую секунду того злосчастного момента, и меня пробрала дрожь. - Я умерла, верно? - Я с вызовом посмотрела на собеседницу. Страха не было. Какой смысл бояться, когда ты уже мертв? Я выдохнула и закрыла глаза.
А все остальные? Где же они? Сакура и Ино, Сай и Саске, и Наруто... Где ты, Наруто?
Я почувствовала, как к горлу подходит ком. Глаза запекло. Это невозможно - выжить после такого падения. Слишком высоко. Но, черт побери, как же я хотела, чтобы случилось чудо.
- Не совсем, - голос незнакомки поразил меня словно молния. Я резко поднялась, от чего голова пошла кругом. Но, не обращая на это внимания, я вперила взгляд в ее бледное лицо и задержала дыхание.
- Еще осталась секунда до момента, когда ваш вагончик столкнется с землей.
- И как долго будет длиться эта секунда?
- Здесь? Вечность. Или же пол секунды. Смотря что ты…
- А может эта секунда никогда не произойти? - Незнакомка смирила меня пристальным взглядом. Она мучала своим молчанием, но я не отводила взгляд ни на мгновение.
- Нет, - тихо проговорила она. - Тебе придется сделать выбор.
- Какой еще выбор?! - Мои нервы начали потихоньку сдавать. - Что за бред вообще происходит? Почему я здесь, в этом странном месте? Что вообще это за место? Где ребята? Почему их нет рядом? Почему это произошло? Зачем мы зашли в эту кабинку? Зачем мы пошли в этот лес...?
И я зарыдала. Крупные слезы градом катились по моим щекам. Я вовсе не собиралась плакать, но чувства сожаления, горя и утраты разом напали на меня, а я не выдержала их напора.
Уже прошла ни одна минута, я все рыдала взахлеб. Секунды шли тут, но не там. Там время зависло над землей. Замерло в своей самой уродливой форме. Перед моими глазами стояли наши лица, искаженные в крике ужаса. Еще не мертвые, но обреченные на смерть. Вера в будущее, стремление идти только вперед, к своей цели, не замечая преград и препятствий - все исчезло, лопнуло как мыльный пузырь. Все желания стали фикцией.
- Это ты изменила нашу судьбу, Кагуя? - Мой голос превратился в шепот. Я стояла, опустив голову. Густая челка скрывала лицо. Плечи все еще подрагивали, но, кажется, слез осталось не так уж и много. Я давно уже поняла, кто предо мной. Вернее, я знала это с самого начала. Мне не нравилась эта встреча. Это ненормально. Кагуя - каме, дух, паранормальное явление, я не должна ее видеть. Дурное чувство не покидало меня. Я боялась услышать ответ.
- Нет, - раздался ее отстраненный голос. - Я еще не вмешивалась в ваши судьбы.
- А разве они у нас теперь есть? - С горечью произнесла я.
- Подыми свою голову, - тонкая рука прикоснулась к моей щеке. Она оказалась на удивление теплой, и я повиновалась. Наши взгляды пересеклись. Как странно: ее глаза такого же цвета, как и мои - серые, с фиалковым оттенком. Наруто часто называл мою семью «феноменом этого мира» именно из-за цвета наших глаз. Быть может, Кагуя приходится мне дальней родственницей?
- Наша встреча была предначертана. Ты - отголосок моего прошлого на Земле, - моя челюсть неприлично отвисла. Что это все значит? - Доброта, упорство, смелость, чувство справедливости, любовь к окружающим тебя людям - это то, что оставила я перед уходом в мир ками. Конечно, ты не единственная, кто унаследовал мои стремления в жизни, точнее, их малую часть. И ты не единственная, кому предстоит сделать выбор. Кто-то выбирал одно, другие - иное. Но все они делали выбор. Никто не мог задержаться здесь. Точно так не можешь и ты.
- Что же это за выбор? - Кагуя улыбнулась. Она убрала свою руку с моей щеки и медленно двинулась, описывая круг, в центре которого была я.
- Ты должна понимать: сейчас вершится ваша судьба. Вы все висите на волосок от смерти. Вас ничто не может спасти. Если только, - Кагуя остановилась. Все это время она не сводила с меня глаз. Она снова испытывала мои нервы своими драматическими паузами. Но я тверда решила хранить спокойствие и более не истерить. Так, подождав какое-то время и убедившись, что я могу адекватно воспринимать дальнейшую информацию, Кагуя снова зашагала вокруг меня. - Если только в вашу судьбу не вмешаюсь я.
Другого я и не ожидала услышать. Какая ещё тут могла быть развязка? Вот только где лежит подводный камень? Чего она хочет взамен?
Кагуя издала холодный смешок.
- Хината, буду честна с тобой. Это место - моя обитель. Ты не в силах скрыть ничего, даже свои мысли, - она лукаво посмотрела на меня своими серыми глазами. Складывалось неприятное ощущение, словно меня сканирует рентген. Я тут же вспомнила о своей наготе и обняла себя руками, прикрывая хотя бы грудь. Кагуя будто и не замечала этого смятения, продолжала также сверлить меня глазами. - Но ты права. Вещи подобного рода не могут происходить просто так. Это не волшебство. Это обмен.
- И что я должна дать взамен на наши жизни?
- А что бы ты предложила? - этот вопрос поставил меня в тупик. Я не могла придумать ничего равносильного. Если у человека забрать жизнь, ему вряд ли понадобится что-то из земного мира. Нет, жизнь человека - вещь бесценная. И я не могу предложить ничего стоящего. А тут еще речь не об одной, а о шести. Взамен на жизнь можно поставить только другую жизнь. Тогда все начинает сходиться. Где-то глубоко в душе я стала понимать, зачем нахожусь здесь.
- Все верно, - улыбка не сходила с лица ками. Мне даже стало казаться, что чем больше я ее понимаю, тем шире она улыбается. Это не могло не раздражать. - В мире всегда должен соблюдаться баланс. Если вмешаться и изменить, казалось бы, незначительную часть в одном месте, последствия этого вмешательство обязательно найдутся в другом. Ты ведь понимаешь, о чем я?
Я не ответила, лишь молча ждала продолжения.
- Когда я просила Богов о милостыне над моим народом, они внемли моим мольбам. Односельчане были свободны. Однако взамен я не просто отдала свою жизнь и ушла на покой. Я стала ками, покровителем, защитником. На мне лежит ответственность, что я сама некогда возложила на себя, сделав этот выбор. Мне дали силу менять судьбы людей, и с тех пор я слуга тех, кого когда-то спасла. Они приходят ко мне со своими просьбами и желаниями. И я меняю их судьбы. Ослепленные счастьем, они не понимают, что взамен лишились чего-то. Чаще всего это не так важно для людей, ведь они тоже сделали выбор в пользу более весомого на их взгляд. Порою они действительно обретают счастье, а порою даже не знают, от чего отказались, чтобы получить желанное. Но обмен есть всегда. Это законы мира. И даже я - ками - не в силах их изменить.
Кагуя замолчала, давая мне время переосмыслить сказанное.
Значит умереть в моем случае недостаточно. Я должна «отдать» больше.
- Какой выбор я должна сделать? - Я снова повторила вопрос.
- Вы все сейчас умрете. Ваши теплые тела найдут в лесу спасатели, которых вызвал Саске. Новость о гибели шести туристов быстро разлетится по всему Нисихара. А к вечеру об этом будет знать уже вся Япония. Вас похоронят вместе, и родители еще долго будут оплакивать ваши могилы.
Я в точности представила эту картину. Заплаканные лица мамы, папы, Ханаби и Нейджи по очереди сменялись в голове. Рядом с ними мелькали лица Кушины и Минато. Меня взял озноб. Я сильно зажмурилась, аж почувствовала напряжение в глазах.
- Или же ты спасешь их. Они все выживут при падении. Сводки новостей озарятся крупной надписью: «Невероятно!». Но только ты не сможешь радоваться вместе с ними. Ты уйдешь из этого мира такой, какой знаешь себя. Ты станешь моей помощницей. Ни ками, нет, - возразила она, приметив мой вопросительный взгляд. - Для подобного возношения этого поступка недостаточно. Ты будешь помогать мне менять судьбы людей, делать их счастливее. Другими словами, ты умрешь в том вагончике и перевоплотишься в новую форму с прежней сущностью. У тебя останется все: чувства и воспоминания, но ты больше не будешь человеком.
Я замерла. Я совсем не знала, что мне ответить. По сути в любом случае меня ждала смерть. Вот только я могла умереть и забрать с собой всех, либо умереть и спасти их. Конечно, выбор был очевиден. Но что при этом? Я все равно останусь, останусь одна. Я буду вынуждена дарить счастье другим, когда сама напрочь лишусь своего. И тогда счастьем для меня будет мысль, что мои друзья живы, моя любовь жива. Но я никогда больше не смогу быть рядом, никогда не заговорю с ними, никогда не прикоснусь. Как же тогда мне жить? Смогу ли я смирится с этим? Какая же я трусиха.
Я не хотела этого, но воспоминания сами нахлынули на меня. Я чувствовала всех тех, кого знала, кого любила. Их улыбки и доброту, тепло в глазах, смех и радость. Как они воспримут то, что меня больше не будет? Что я умру? Будут ли они скучать по мне так, как я уже скучаю по ним? А что будет делать он...?
Внутри меня все сжалось. Я поняла, что снова плачу. Я точно знала, на что соглашусь. Но почему-то чувствовала невыносимую боль при этом. Мне всегда казалось, что, принимая решения подобного рода, люди становятся неизмеримо счастливы. Потому что им открывается нечто большее, чем просто существование. Они дарят шанс, дарят жизнь другим. Но сейчас все происходило в точности наоборот. Может быть дело в том, что для такого выбора у человека есть всего пару секунд. Он просто не успевает бояться. Моя же секунда превратилась в вечность. И я уже не ощущала ничего кроме страха.
Почему для этого выбрали меня - самую слабую, самую трусливую? Почему здесь не оказался кто-то смелее, кто с чистым сердцем и без лишней мысли сделал бы правильный выбор?
- Хината, - голос Кагуи прозвучал очень мягко. Таким голосом мать обращается к любимой дочери. - Ты единственная, кто в своем желании беспокоился о других, а не о себе самой. Ты даже не представляешь на сколько сильным и добрым должен быть человек для этого. Там в храме ты просила меня счастья для друзей, уступив при этом свои личные желания. Не я выбрала тебя. Своим поступком ты сама определила дальнейшее, - она сделала небольшую пауза, а потом еле слышно добавила, - бояться - это нормально.
Я молчала. Я все еще вспоминала близких. Понимание того, что я больше не увижу их, странным образом сыграло на моем воображении. Я будто бы видела их всех сейчас рядом с собой.
- Ты так беспокоишься о них. Но ведь эти люди забудут тебя спустя очень короткое время. Как бы им не было тяжело в начале, они будут жить дальше. Боль притупится, и они забудут. Он забудет, - ее голос звучал сочувственно, с заботой. От этого чувство отвращения к происходящему переполняло меня. Как она может так говорить? Она совсем ничего не знает о моих родных.
- Ты думаешь, что лучше меня понимаешь этот мир? Милая, я не один век наблюдала за людьми. И я точно знаю, что этот раз не будет исключением. Все сначала чувствуют боль утраты. Но это не на всегда. Не стоит винить их. Ведь в каком-то роде это человеческий инстинкт самосохранения. Никто не смог бы жить с вечной болью внутри. Это природно, это нормально. Хоть для тебя это будет сплошная пытка, ты должна принять. Как когда-то приняла я. Даже тот, кто клялся тебе в вечной любви, позже познает счастье в другом. И это не будет его вина.
- Нет! - мой крик эхом ушел вдаль. Я чувствовала, как состояние аффекта резко берет верх. Я не знала от куда появилось это стремление сопротивляться, но оно жадно поглощало меня. - Я тебе не верю. Наруто никогда не забудет меня! Я точно знаю, что его чувства, его слова всегда были искренны и правдивы! А ты лишь обманом пытаешься выманить из меня это решение. Если ты когда-то сдалась судьбе без боя, то я не собираюсь так легко отдавать свою жизнь! Я найду другой выход.
Кагуя внимательно изучала меня. Она так заинтересовалась моим состоянием, что, не сдерживая себя, подошла вплотную. Я не сдвинулась ни на шаг. Я словно приклеила свои ноги. Так и застыла в твердой и уверенной стойке. Нейджи точно бы назвал меня сейчас раненной львицей. Как ни странно, эта мысль придала мне еще большей уверенности. Я с вызовом смотрела в идеальную копию своих же глаз. И тут рот Кагуи скривился в совершенно безумной улыбке.
- Наивная девчонка! Ты бросаешь вызов мне? Той, в чьих руках твоя жизнь? - Жуткий смех наполнил пространство. Впервые я действительно восприняла эту женщину как нечто иное, мистическое, то, чему я не ровня. Но отступать было некуда. Я продолжала грозно смотреть прямо на нее. И, кажется, это сработало.
- Забавно. Ты словно птичка в клетке. Отчаянно бьешь крыльями, пытаешься найти выход. Но прутья крепкие, а дверца закрыта. Тебе никогда не выбраться, - она говорила нараспев с некой издевкой. - Я приоткрою эту дверцу.
Мои глаза широко распахнулись от удивления. Кагуи понравилась эта реакция.
- Внесем изменения в нашу сделку. Я даю тебе десять лет и сто душ, судьбу которых ты должна изменить. У тебя не будет никаких чудотворных способностей. Ты сможешь помочь им только своими усилиями. Я забираю все воспоминания о твоем существовании в этом мире. Тебя не будут помнить ни друзья, ни близкие, - я почувствовала, как холодеют руки. И это называется «приоткрыть дверцу»? Да она закрыла ее на ключ и замок сверху повесила. - Если ты так уверена в их чувствах, возможно, найдешь способ напомнить о себе. С этого момента, я меняю их судьбы так, чтобы все, о чем они просили меня в храме, сбылось. Но учти, если в итоге они не будут счастливы, ты никак не сможешь повлиять на это.
- Но… - я двинулась вперед, пытаясь возразить ей, но Кагуя протестующе вытянула руку.
- Ты не слышала меня? Почему-то люди уверены, что точно знают, что им нужно в жизни. Твои друзья не исключение. Они получат чего желают. Глупцы, - она склонила голову набок. Милая улыбка вновь коснулась ее губ. - Таковы условия сделки.
- А что после?
- Ты - дерзкая девчонка, Хината Хьюго. Я пыталась спасти тебя, но ты воспротивилась. Теперь может быть две развязки событий. Если ты выполнишь условия сделки - сто душ за десять лет - я поспособствую твоему становлению как ками. Ты навсегда уйдешь из этого мира и больше не будешь привязана к нему своими людскими чувствами. Если ты не сможешь, то останешься доживать свои дни в новом облике, полностью перевоплотившись в него. Ты навсегда потеряешь свою человеческую сущность, свои мысли, воспоминания, переживания, чувства. Но есть и третий исход событий. Та самая «открытая дверца». Если хоть кто-то вспомнит тебя, сделка сорвется. Я верну обратно твою жизнь такой, какой она была прежде, за исключением падения, конечно.
- Как я могу быть уверена, что ты не солжешь? Что выполнишь условия со своей стороны?
- Никак, - она произнесла эти слова так просто, будто бы мы говорили не о моей дальнейшей судьбе, а о детском споре на щелбан. - Судьба твоих друзей вырезана на тех дощечках их же рукой. Я не вправе менять что-либо. А касательно воспоминаний… Если найдется человек, который сможет ни смотря ни на что вспомнить о своих истинных чувствах, я с радостью посмотрю на него.
Теперь я поняла. Для Кагуи это будет игра. Она поддалась банальному интересу, не более. Выходит, божества тоже склоны к азарту. Я скривила губы в ухмылке.
- Тогда по рукам! - Как только я почувствовала, как ее тонкая ладонь в ответ сжимает мою, все вокруг вспыхнуло белым светом. Последнее что я увидела - невозмутимый взгляд серых глаз, будто все сложилось точно по ее плану.
В следующую минуту я лежала с закрытыми глазами в очень неудобной позе. Спина ныла, словно я со всего размаху ударилась о что-то твердое. Хотя, наверное, так оно и было.
Не смея открыть глаза, я стала прислушиваться. Было тяжело дышать: так много пыли летало в воздухе. Чуть отдали слышался топот ног и крики.
- Сюда, - раздался знакомый голос прямо надо мной. Я вздрогнула, но все же глаза не открыла. Тяжелые шаги приближались на зов.
- Ты как, парень? - Прохрипел мужчина, наклоняясь к Наруто.
- Нормально, ей помоги, - в моей груде бешено забилось сердце. Значит я - все еще я. Лежу рядом с Наруто. Наверное, он думает, что я без сознания. Но это не так. Я приоткрыла один глаз.
- Эй, нужна помощь! - Мужчина крикнул куда-то в сторону, а затем снова склонился над… Сакурой. Это она лежала без сознания рядом с Наруто. И ведь точно, перед тем, как вагончик сорвался, она неудачно упала рядом с нами и ударилась головой.
Я снова закрыла глаза, боясь взглянуть на блондина. Мои конечности затекли. Я чувствовала какую-то тяжесть сверху. Снизу что-то маленькое неприятно давило прямо в ребро. Послышался звук еще двух приближающихся пар ног.
- Ух, как это тебя пронесло… - я сильней навострила уши, пытаясь понять, что произошло.
- Нога застряла. Никак вытащить не могу, - теперь, когда Сакура была в безопасности, в голосе Наруто послышалась усталость. Он шумно выдохнул.
- Рю, давай с той стороны. Аккуратней, - вещь, что придавила меня задвигалась и приподнялась. Я непроизвольно дернулась, чувствуя свободу. Но через минуту тяжесть вернулась на прежнее место.
- Нет, Джо, эту деревяху придется распилить.
- Тогда живей неси инструменты, - Рю издал невнятный звук соглашения и удалился. - Ты ногу чувствуешь еще?
- Хах, - я представила, ухмылку на лице парня. Мой Наруто никогда не признается в поражении. - Еще бы, чувствую! Что с остальными?
- Паренек с бледной кожей повредил предплечье. Блондинка в отключке. Особых физических повреждений при первом осмотре мы не заметили. Скорей всего это нервное. С той твоей розововолосой подругой тоже все в порядке. Шишка на голове, но в целом ничего серьезного. Скоро должна прийти в себя. А тот высокий брюнет и вовсе одними ссадинами отделался.
- Кто бы сомневался… - несмотря на тон, Наруто не мог скрыть нотки облегчения. И я его прекрасно понимала. Кагуя сдержала свое первое обещание: все они живы и практически здоровы. Я мысленно поблагодарила ее.
- Тебя как зовут то, счастливчик?
- Наруто.
- Да уж, Наруто. Считай, что сегодня - твой второй день рождения. Я до сих пор не понимаю, как вы живы остались, да и отделались такими легкими ранениями. Высота то не маленькая была. Еще и это дерево сверху навалилось.
Я снова услышала, как к нам приблизился человек. Он шумно дышал и чем-то тарахтел. Кажется, это был Рю с инструментами.
Через минуту попытки освободить ногу Наруто возобновились. Еще через пять, я почувствовала, как тяжелый предмет избавляет меня от оков. Мне стало легче дышать. Но выявить свое присутствие я по-прежнему не смела.
- Вот так, давай… аккуратно. Скорей всего ушиб. Рю, помоги. Что ты там копаешься?
- Джо, тут еще одна сумка. Разве был шестой?
Я боялась вздохнуть. Буквально замерла всем телом. Большой сапог опустился совсем рядом с моей головой. Сердце отбивало чечетку в груди, и мне казалось, что его стук слышен даже снаружи. Рю поднял рюкзак и…
- Твою мать! - Я широко распахнула глаза, вскочила на ноги и попыталась отпрыгнуть назад, но тут же ударилась о холодный металл. В поиске спасения я завертела головой по сторонам. Невысокий полненький мужичок смотрел на меня сверху вниз своими испуганными глазами. В руках у него раскачивался мой рюкзак. Чуть дальше выглядывал более молодой человек, такой же перепуганный. А рядом, оперевшись на его плечо, с гримасой боли и любопытства вперемешку стоял Наруто.
- Какого черта? Что тут делает волчонок? - Рю сделал шаг назад.
- Это не волк, а лиса. Чернобурка, если быть точнее. Только странная какая-то… Эй, эй! Лови ее!
- Мой телефон… - я не слышала, что кричали дальше. Сама не зная зачем, я схватила в зубы телефон Наруто и, прошмыгнув меж ног рассеянного Рю, выскочила на улицу. Но там я встретила новое сопротивление. Люди, сбежавшись на крик, мельтешили передо мной. Кто испуганно вскрикивал, а кто пытался поймать меня в свои цепкие руки. Кажется, я видела удивленное лицо Саске. Но больше никого знакомого.
Я не помню, как мне удалось проскочить целой и невредимой. В голове пульсировала лишь одна мысль: «быстрее». Очнулась я уже, когда была далеко от места падения гондолы. Я остановилась и обернулась назад. Никаких звуков преследования я не слышала. Еще раз осмотрев округу и не заметив ничего подозрительного, я медленно двинулась вперед.
Я не имела ни малейшего представления, что мне делать дальше, куда податься. Ясно было одно: я должна напомнить о своем существовании тем, кто когда-либо знал меня. Тогда сделка прервется. О том, чтобы выполнять условия договора и менять судьбы, я и думать не хотела. Зачем тратить силы на второстепенные задачи, когда я знаю основную. Вот только как это сделать?
Я остановилась, пытаясь понять, в какой части леса нахожусь. Прямо передо мной протекал ручей. Когда мы шли к храму, я не видела никаких признаков воды по близости. Зато при спуске я приметила небольшой водоем. Он находился у окраины леса недалеко от самого села. Я задумалась. Если я хочу как можно быстрей напомнить о себе, стоит держаться ближе к населенному пункту. А значит дальнейший мой путь вверх по реке.
Я подошла ближе к воде и наклонилась. На меня смотрела темная лисья морда с вытянутым острым носом и большими ушами. Сам зверек был совсем маленький и худощавый. В зубах у него блестел телефон. Сзади нервно подергивался пушистый хвост. Я усмехнулась, и лисья морда вытянулась в странном оскале. Оказывается, Кагуя - ками с юмором. При всем этом перевоплощении, она оставила мне явные признаки прошлого. Цвет шерсти был неестественно темного цвета и отливал синевой, прямо как мои волосы когда-то. А глаза большие и серые с фиалковым оттенком. Не удивительно, что тот мужичок не мог понять, что я такое. Я и сама прежде никогда не видела лисов подобного окраса, со светлыми глазами. Даже чернобурка, которой меня обозвали, не подходила под это описание. Я ударила лапой по воде. Отражение непонятного существа дугами расплылось в сторону. Повернув голову, я еще раз убедилась, что нахожусь здесь совершенно одна, а затем пустилась в бега.

Лисица в клетке. Глава 3

Я тихо кралась по мягкой траве. Она сидела уже совсем близко; ничего не подозревая, копошилась в листве, быстро перебирая маленькие ягодки своими цепкими лапками. Стремительный прыжок вперед, и рыжее тельце бездыханно телепается в моей пасти. Я действовала молниеносно: она даже пискнуть не успела, как мои клыки проткнули плоть полевки. Впрочем, весьма упитанной полевки. Я рысью двинулась в сторону своего ближайшего убежища.
Это была небольшая норка под корнями старого дуба. Вообще-то сегодня я собиралась ночевать совершенно в другом месте. Но по пути приметила эту наивную, такую легкую добычу и просто не смогла отказать своим охотничьим инстинктам. План возник в голове за считанные секунды сам собой. И вот я уже видела дуб, а под ним еле заметное отверстие. Я проскользнула внутрь.
Кажется, это было мое самое первое укрытие. Я давно здесь не появлялась. И если бы не внезапный ужин, то вряд ли бы вспомнила о существовании норы. Признаков моего прошлого пребывания почти не осталось. Только в углу валялись костяшки еле узнаваемой зайчатины.
Я поудобнее умостилась на земле и принялась за трапезу. Откусив голову - я всегда начинаю с головы - я с сожалением осознала, что сыта и ужинать, даже такой аппетитной полевкой, не хочу. Голова бедной грызунишки выпала из пасти. Я равнодушно взглянула на нее, а затем демонстративно отвернулась.
И тут мне на глаза попал небольшой металлический предмет. Он - весь затертый и поцарапанный - лежал возле моей лапы. Я удивленно склонила голову набок, пытаясь вспомнить, что это такое и почему оно лежит здесь. На ум ничего не проходило. Скоро я потеряла интерес к возникшему вопросу, опустила голову на лапы и уснула.
Мне снились лица. Множество разных лиц. Они смеялись, грустили, говорили, плакали, кричали, веселились и так быстро сменяли друг друга, что я не могла уловить ни одного. Через пару минут такого вот мельтешения картинка остановилась.
Женщина склонила голову. Густая кудрявая челка скрывала ее лицо. Плечи дрожали. От нее веяло грустью и тоской. Она медленно подняла свой взгляд, и меня пробрал озноб. Ее бурого цвета глаза были полны слез; губы, посохшие и искусанные в кровь, дрожали. Картинка стала отдаляться, и теперь я видела ее по пояс. Она бережно опустила правую руку себе на чрево, а левой потянулась вперед, ко мне.
- Помоги мне, - еле слышно прошептала женщина. Мгновение, и она растворилась.
Снова замерцали лица. Я стала всматриваться и уловила интересную закономерность: среди всего хаоса неизвестных лиц одно повторялось все чаще, и вот осталось только оно. Странно, но чем больше я всматривалась, тем меньше видела. Я точно знала, что это мужчина. Я точно знала, что видела его раньше. Но как только я пыталась сосредоточить взгляд и понять кто именно передо мной, изображение плыло и ускользало. Я видела отдельно губы, нос, щеки, затем глаза. Невероятно светлые глаза. А потом…
- Хината!
Я резко подорвалась. Я не могла понять, что происходит и где я нахожусь. Воспоминания тяжким грузом обрушились на мою голову. Я тяжело дышала, будто пробежала пару часов без остановки. Все тело ныло, в ногах гудело, а разум твердил одну и ту же мысль: «я - человек, я - человек!».
Я медленно обвела взглядом нору - темно и сыро. Я опустила взгляд вниз. Между лапами все еще лежала безголовая мертвая тушка. Темная кровь блестела на шерсти. Во рту также чувствовался вкус крови. Огромный ком образовался внутри. Он быстро пошел вверх по горлу, и меня стошнило. Я попыталась встать на ноги - они плохо слушались. Со второго раза мне удалось подняться и опереться на передние лапы. Я пыталась отдышаться. Воздуха явно не хватало. Я почувствовала, как что-то твердое давит в подушечку лапы. Это оказался тот самый металлический предмет. В голове сразу же сложилась цепочка: «телефон - Наруто - Кагуя».
Два года. Нет, прошло чуть больше двух лет с момента, как гондола сорвалась с каната и полетела вниз. Вместе с ней полетели и мы. Прошло чуть больше двух лет с момента, когда я заключила договор с ками этого леса - Кагуей. Но почему я забыла об этом?
Я схватила телефон в пасть и пулей вылетела наружу. Ночная прохлада приятно коснулась моего носа. Я двинулась в сторону озера. Сейчас я ощущала острую потребность охладиться.
Добраться до нужного места удалось довольно скоро. Я бережно положила телефон на траву и вошла в озеро. Погрузившись по уши, я быстро задвигала конечностями. Холодная вода обволакивала и успокаивала. Проплыв пару метров, я повернула обратно, вышла на берег и отряхнула шерсть от лишней влаги. Я уселась рядом с мобильным, мордой к озеру.
Итак, Хината, самое время вспомнить.
Лето, двадцать восьмое августа два года назад. Я мчалась вверх по реке к этому самому озеру. Затем взяла чуть левее и через минуты сорок была на окраине. Я долго оглядывалась по сторонам, когда убедилась, что по близости нет никого, вышла на дорогу. Гонимая страхом, я мчалась со скоростью света и спряталась при первой же возможности, как только настигла построек. Дальше, перебежками, я достигла цели - маленького отеля, в котором мы остановились. Я осторожно заглядывала в окна и прислушивалась к каждому шороху. Уже тогда я радостно отметила лисью ловкость, скорость, острый нюх и слух. Обойдя вокруг строения дважды, я поняла, что прибыла раньше остальных. Конечно, ведь их повезли в больницу. Я стала ждать.
Спустя часа полтора послышался звук приближающихся колес. Я спряталась за живой изгородью, ведущей ко входу. Выгрузившись из машины, мои друзья направились к дверям отеля. Они двигались медленно. Впереди с перемотанным предплечьем шел Сай, слегка приобняв Ино, а после - остальные. Правая нога Наруто была загипсована. С двух сторон его придерживали Саске и Сакура.
- Твоя мать опять звонила, ушлепок. Как можно было проворонить свою мобилу?
- Иди в жопу, сам же ничего не… - что Саске «ничего не» я так и не услышала. Двери отеля захлопнулись, оборвав Наруто на полуслове.
Я вынырнула из заросших кустов и кинулась на задний двор. После прогулки мы всегда спускались в холл на первом этаже, усаживались в мягкие кресла и общались. Я надеялась, что сегодня не будет исключением. Ведь обсудить точно было что. А еще хозяин отеля вряд ли бы упустил возможность услышать подробности приключения из первых уст. К моему счастью, я оказалась права. Через пол часа ребята оказались в холле. Окно было раскрыто настежь, впуская вечернюю прохладу в помещение. И я отчетливо слышала каждое слово, произнесенное внутри.
- … по всем новостям. Вы - главная тема сегодняшнего дня, да и последующих, думаю, тоже. Все же, как такое случилось? - я еще не слышала, чтобы голос Иори - так звали хозяина отеля - звучал с такой заботой. Еще бы! Очередная байка для туристов готова, и выдумывать ничего не надо.
- Ино, держи чай, - это был Сай. Он говорил с такой нежностью, что я уже забеспокоилась о состоянии подруги.
- А мне? Я ведь тяжело раненый! - Послышался глухой шлепок и громкий «ай». По всей видимости, Наруто получил очередной нагоняй.
- Будешь ранен еще тяжелее, если не перестанешь выпендриваться! - Весьма ожидаемо отчитала Сакура, а затем более мягким голосом добавила, - вот, держи. Этот - тебе.
- Спасибо, даттебае, - обиженно буркнул блондин.
- И все же… - Иори похоже решил не терять время и стал мягко направлять разговор к нужной теме.
- Да что рассказывать-то! Поперлись мы значит в этот лес… - дальше я слушала историю нашего путешествия. Слушала и удивлялась. Все повествовалось в нужной последовательности, как и происходило. Вот только я была абсолютно упущена из виду. Никто даже ни разу не запнулся в моментах, где мое присутствие могло хоть как-то оказать влияние на ситуацию. Меня будто стерли с этого мира. За пару минут мое существование превратили в ничто, в пустоту, в больной вымысел моей бурной фантазии. Даже появление странного зверька не было упомянуто. Это в край расстроило и загнало меня в угол.
- Вот так история! - задумчиво воскликнул Иори. - Чудо! Настоящее чудо! После этого как не верить в духа леса. Не знаю, что вы нацарапали там на своих дощечках, но Кагуя явно ваши задницы с того света вытащила.
Повисло молчание. Я ждала, что Саске фыркнет в ответ, но он не подал и звука. Все ушли в свои мысли.
- Я только сейчас понял. Это странно, но я не помню… - мое сердце забилось сильнее.
- Не помнишь чего?
- Да нет, не важно, - Наруто издал неуверенный смешок. - Забейте! Позже вспомню.
Что мог забыть Наруто, я не знала до сих пор. Мою единственную надежду на зацепку увез автобус ранним рейсом, а вместе с ним и всех моих друзей (если это слово еще приемлемо использовать к людям, которые понятия не имеют о твоем существовании). Я не знала, что мне делать. Пару дней я околачивалась у отеля. Но прятаться от людей оказалось непросто, особенно находясь на их территории. Как бы аккуратно я не пыталась скрывать свое присутствие, воровать еду по-тихому получалось не всегда, и вскоре меня погнали. Я решила, что безопасней залечь в лесу.
Спустя пару дней бестолкового блуждания в полной глуши, меня одолел голод. Я, конечно, пыталась перебить аппетит ягодами и травой, иногда ловила рыбу в реке, однако звериный желудок требовал настоящего мяса. Тогда-то я и заставила себя словить свою первую жертву. Мне было противно, но кое-как я съела ту маленькую птицу. Оказалось, не так уж и плохо. Последующие дни теперь казались однообразными. Я ловила обед, искала ночлег, осматривала окрестности - в общем вела полноценную лисью жизнь. И сейчас, глядя на идеальную гладь озера, я пыталась понять: в какой момент я потеряла свое настоящее я? Когда именно я забыла, что я - человек, мое имя - Хината; а самое главное, что у меня есть цель, которую я должна достигнуть во что бы то ни стало?
Вывод напрашивался сам собой. Если не выполнять условия договора, забвение ждет меня раньше, чем через десять лет. Хотя теперь уже мой срок уменьшился, а значит уменьшились и шансы на спасение. Чертова Кагуя. О чем еще она умолчала?
Я не могла терять более ни минуты. Мне было страшно, и я по-прежнему не знала с чего начать. Но пора двигаться хоть куда-то. И самым правильным решением сейчас казалось одно: идти туда, от куда все началось - в храм.
Найти дорогу не составило труда. Если идти к горе, так или иначе, выйдешь на одну из тропинок, что ведет к храму. Эту часть леса я помнила только из самого первого похода, когда я была человеком. Все остальные два года я тщательно избегала дороги в храм. Видимо, это происходило подсознательно.
Чем глубже я заходила, тем чаще холодные мурашки устраивали забег по всему телу. Я старалась двигаться бесшумно и незаметно. Мысленно я понимала: моей жизни ничто не грозит. Но неприятные ощущения никак не хотели покидать меня.
Я не знаю сколько прошло времени, прежде чем я приметила тории. Я минула одни, другие, третьи. И вот наконец-то перед моим взором выросло строение. Слабый свет непонятным образом отражался от стен. Я зашла на территорию храма. Там меня встретил мой каменный соплеменник. Тонкая струйка воды выплескивалась из его открытой пасти и стекала по твердой шерсти. Интересно, ты тоже когда-то был другим? Что же ты натворил, мой милый друг, что тебе не дали шанс вернуть прежнюю жизнь, а сделали лишь слугой приходящих помолиться людей?
Я одарила статую взглядом полным сочувствия и двинулась дальше. Сначала я решила посмотреть на стенд с желаниями. Не знаю, на что я надеялась. Наши дощечки уже давно сняла невидимая рука и сожгла в священном огне. Во всяком случае так должно было быть по правилам. Не найдя ничего важного, я двинулась в сам храм. Там, чуть поодаль от жертвенника стояла статуя. Я сразу же ее узнала, хоть мастера, лепившие ками, слегка видоизменили внешность, добавив общепринятые нотки традиционной японской красавицы.
Я села напротив своей «подруги» и уставилась ей в лицо. Я смотрела долго, пристально. Однако камень не хотел давать ответы. Непроизвольно, я стала сравнивать данное подобие с оригиналом. В этих вмятинах, коими должны быть глаза, не было ничего общего с настоящими. Я вспомнила, как впервые решилась взглянуть на Кагую и опешила от идентичности наших глаз. Ее были смесью всемирной доброты и ласки, но в тоже время устрашали своей непреклонностью и строгостью. Мне стало любопытно, обретали ли мои глаза когда-нибудь подобный оттенок или же для этого необходимо иметь определенные «кагуевские» способности?
Ну и в дерьмо же ты меня втянула.
Я уже начала сомневаться, правильный ли выбор я сделала тогда, два года назад. Может мне не стоило твердить о том, чего я не знаю. Ишь ты, захотела дурочка со смертью в «цу-е-фа» сыграть. Может стоило согласиться безоговорочно отдаться на служение этому странному духу. Нет, теперь я не только должна служить ей, так и искать выход там, где его не существует.
Я громко вздохнула и полностью опустилась на холодный пол, скрестив передние лапки и уложив на них голову. Если мне жизненно необходимо выполнять условие Кагуи - спасать судьбы нуждавшихся - как именно я должна это делать? И как мне узнать, кого надо спасать, а кого нет? Я закрыла глаза.
В памяти всплыл ряд незнакомых лиц. Я мысленно перебирала их, хотя это было непросто. Все они периодически снились мне, но все, что я помнила было расплывчато и мало узнаваемо. Так что многие детали я дорисовывала сама, как хотела. И тут передо мной всплыл весьма четкий образ. Мало того, я знала этого человека взаправду.
Длинные слегка вьющиеся волосы и глаза ярко бурого оттенка. Юхи Куренай. Эта женщина из Конохи. Я была знакома с ней достаточно близко. Она преподавала в моем университете, и я очень симпатизировала ей как человеку. Можно даже сказать, что я считала ее образцом женственности и достойным примером для подражания. Она часто приглашала меня выпить чашечку чая. Иногда я делилась с ней личными переживаниями насчет моих отношений с Наруто, и тогда она обязательно давала мне дельный совет.
Что же могло случится с Куреная, что ей понадобилась помощь такой, как Кагуя? Если подумать, она снилась мне довольно часто. Вот только я забывала и не придавала значения этим снам.
«Помоги мне» - эхом раздалось у меня в голове. Я вздрогнула и открыла глаза. Псевдо-Кагуя по-прежнему возвышалась надо мной, грозно раскинув руки «справедливости». Я злобно покосилась на нее. Если она решила поставить мне таким образом шах, мне ничего не остается, кроме как поддаться и передвинуть короля на безопасную клетку, где та не сможешь его атаковать. И таких королей у меня сто.
Я вяло улыбнулась своим лисьим оскалом. Кажется, пришло время вернуться в Коноху. Уверена, такой обновленной она мне еще не видела. Я поднялась, слегка выгнулась в спине, давая мышцам пробудиться после долгой паузы. Последний раз кинула взгляд на женщину в камне и выпрыгнула на улицу.
Так быстро я давно не бегала. У меня складывалось впечатление, что я больше никогда сюда не вернусь. Я не была уверена в правдивости данного убеждения, но именно сейчас это чувство давало мне фантастическую силу двигаться вперед без оглядки. Впервые за долгое время я понимала, что живу.
До окраины леса я добралась, когда солнце уже коснулось мягкими лучами заспанной земли. Однако время еще достаточно ранее, так что на горизонте не было ни души. Я прыгнула на асфальт и продолжила бег. На развилке, я взяла левее: именно так можно было добраться до главной станции Нисихара.
Уже приближаясь к станции я замедлила ход. Здесь стоило быть осторожнее. Я украдкой поднялась по ступенькам и заглянула в залу ожидания. Людей почти не было. Небольшая компания заняла две противоположные лавочки и, в полудреме, ожидала прибытия своего поезда. Чуть поодаль с закрытыми глазами вел службу охранник станции. Рядом с ним стояла будка. Надпись вверху гласила: «Кассы». Я усмехнулась: уж что-что, а билет мне явно не нужен. Я проследила взглядом дальше. Над дверями, ведущими на пирон, висело табло. Я нашла надпись: «Нисихара - Коноха Пасс» и задумалась. Как же я проеду в нем? Мне сложно будет укрыться от посторонних глаз. Я еще раз взглянула на табло. Там, маленькой бегущей строкой, виднелась надпись: «Нисихара - Коноха Тов 4.44». Обычно такую надпись пускают за пару минут до отправления в качестве предупреждения об осторожности пассажиров. Который сейчас час?
Я повторно обвела залу глазами, в поисках вокзальных часов. Пришлось чуть высунуться из укрытия, только тогда я их заметила. Цифры только что сменились на «4.39». Отлично, на все про все у меня пять минут.
Я метнулась в залу, стараясь двигаться по-над лавочками и стенами, избегая через чур открытых зон. Мне повезло, что в такую рань люди, что сонные мухи - ничего не замечают. Правда один парень все же обратил на меня внимание, но, видимо, принял за собаку и не стал подымать шум.
Я выскользнула через двери на станцию. Мой поезд покорно ждал своего отправления.
- Давай, эти мешки последние. Проследи, чтобы они стояли подальше от тех проглотов, - мужчина крепкого телосложения перехватил большой мешок и затащил его внутрь вагона. Его напарник отошел к другим коллегам на приличное расстояние. Вот он шанс. Сейчас или никогда.
И я, юркнув вдоль пирона, впрыгнула в вагон. Пол оказался мокрым и грязным, так что я проскользила своим шерстяным задом до противоположной дверцы вагона и больно ударилась носом. Я поежилась. Времени рассиживаться и сокрушаться о своей участи не было. Тот здоровяк еще должен погрузить последний мешок, а значит может заметить меня. Я тихонько пробралась в открытые двери и спряталась за большими ящиками, как раз вовремя. В туже секунду большой мужской сапог прошел совсем рядом. Я забилась в угол еще дальше. Через три минуты дверь вагона захлопнулась, поезд издал радостное «ту-ту», и мы двинулись в путь. Я облегченно выдохнула.
Назад. В Коноху. Домой. Меня охватило легкое волнение. Я совсем не думала о том, что буду делать по прибытию. Куда податься, как действовать. Мое решение было столь спонтанным, что подобные мысли просто не успели зародиться в моей голове. Теперь же меня ожидала поездка длинной в семь часов. Целых семь часов самопоедания. Такая перспектива меня мало привлекала, и я решила оглядеться вокруг. Лучше бы я этого не делала. Всего в пяти метрах от меня, за небольшим ограждением, явно поставленным условно и совершенно не подходящим для своего назначения, важно ходили взад-вперед куры. Вагон по соседству с курами. И как меня так угораздило? Это ведь лучший деликатес для лисы. Мой желудок стал вытворять небывалые доселе танцы. Глотнув слюну, я спряталась обратно в свой уголок и приготовилась к семи часам откровенного мучения.
«Я - человек, а не животное! Я - человек, а не животное!» - твердила я в своей голове. Но подобные речи имели малый успех. Эти куры слишком громкие и слишком вкусно пахнут. Я свернулась в клубок, прикрыв нос пушистым хвостом. Мне нужно было отвлечься. И я стала вспоминать прошлое.
Когда мне было пять лет, мой отец получил должность генерального директора крупного печатного дома «Бьякуган». «Бьякуган» - семейное дело клана Хьюго. Находилась компания в небольшом городке Коноха, и до того момента всем заправлял мой дед. К отцу же перешло правление, когда дедушка посчитал, что слишком стар для современного бизнеса. Тогда мы еще жили в крупном портовом городе Фукуока, и новость о переезде казалась мне невыносимо печальной. Мы собрали вещи за три дня и всей семьей отправились в Коноху. Всю дорогу я сидела у окна и грустно смотрела за горизонт, где совсем недавно можно было различить тонкую линию океана.
- Не грусти, сестренка, - мой двоюродный брат Нейджи всячески пытался меня приободрить. Он легонько обнял меня за плечи и с задором посмотрел прямо в глаза. - Я слышал, что Коноха - очень красивый и необыкновенный город.
- Океана там нет, - с горестью констатировала я.
- Это точно, нет, - я сильней надула губы: не лучшие слова для поддержки. - Зато есть огромный лес, целых три реки и водопад. Ты когда-нибудь видела водопад?
Я отрицательно замотала головой, и Нейджи улыбнулся.
- Тогда мы непременно сходим туда, при первой же возможности, - уверенно закивал он. - А ты знала, что водопад - одно из самых волшебных мест? Если ты расскажешь ему свою мечту - тихонько, так, чтобы тебя никто больше не услышал - шумные воды быстро подхватят ее с собой и унесут, - Нейджи плавно провел рукой по воздуху, изображая волны. - Пройдет совсем немного времени, и твоя мечта сбудется. У тебя есть мечта, Хината?
Я опять отрицательно замотала головой. Нейджи улыбнулся краешками губ.
- Значит тебе стоит придумать ее.
- Но от куда ты все это знаешь? - Брат посмотрел на мое завороженное личико. На его же отобразилась чудная улыбка.
- Я знаю это. Не сомневайся! - И я не сомневалась. Я больше не чувствовала той грусти. Она ушла. Теперь я думала о будущем, о новых приключениях и загадках, о новой жизни.
Через пару часов наша машина свернула с шоссе, и мы въехали в тихое местечко. Указатель у дороги гласил, что здесь начинается Коноха. Я смотрела на мелькающие мимо красивые частные дома, и мое сердце заполнялось любовью к этому городу. Мы поехали через центр. Меня удивила местная архитектура. Все строения были аккуратными, замысловатыми, словно с картинки старого художника. Это был не широкий город, но с таким количеством зеленых насаждений, что я неосознанно прижалась к стеклу машины и с восторгом наблюдала за всей красой. Фукуока не мог похвастаться подобный обилием растений, и я, с уколом в сердце, заметила, что родной город медленно отодвигается на второй план.
Вскоре мы въехали в спальный район. Вокруг выросли пятиэтажки, и я с нетерпением оглядывала каждую, пытаясь раньше времени узнать в ней нашу. Наконец-то отец сбавил скорость и затормозил.
- Приехали, - он одобрительно кивнул, и мы с Нейджи выскочили на улицу. Я тут же радостно завертелась по сторонам. Дом был угловым, мы стояли у последнего подъезда. Отец сразу же позвал брата помочь достать сумки. Мама вышла из машины, держа на руках мою годовалую сестру. Она уснула, и во избежание приветливых воплей с первых минут знакомства, мама не стала ее будить.
- Хината, помоги мне. Ты должна будешь открыть дверь, - я коротко кивнула, все еще рассматривая округу, и уже было двинулась к подъезду, как наткнулась на что-то завораживающее.
Это были глаза цвета океана и, наверное, такой же глубины. Я утонула в них моментально, никто так и не кинул мне спасательный круг. В панике, я вытянула руку в сторону, пытаясь ухватиться за что-нибудь, но рядом ничего не оказалось. Я нервно пискнула и попятилась назад.
- Хината, в чем дело? - Я врезалась в мамины ноги и, почувствовав спасение, тут же спряталась за ней. Мама удивленно перевела взгляд с меня на стоявшую впереди парочку. Взрослый мужчина держал за руку мальчика, который только что так беспородно украл мое сердце.
Это была моя первая встреча с Наруто. Он, сам того не подозревая, поселился глубоко в моем сознании и напрочь отказался оттуда уходить. Конечно, я еще не понимала тогда, что именно произошло. Просто в один момент этот мальчик стал центром всей Вселенной.
Его отец Минато предложил свою помощь с переноской вещей. Это было очень кстати. Мы не брали с собой слишком много, основную часть должна была привезти грузовая машина на следующее утро. Поэтому удалось справиться за один раз.
Семья Намиказе жила в соседнем подъезде. Пока мы подымались на пятый этаж, Минато рассказывал о благополучие этого района и отдельно нашего двора. Все это время Наруто выполнял возложенную раннее на меня миссию по открыванию дверей. Мама периодически поглядывала в мою сторону, не понимая причин сконфуженности дочери, но при посторонних решила ничего не выяснять.
Мы очутились в своей новой квартире. Здесь было три комнаты, широкий коридор, большая кухня-студия и довольно-таки просторная ванная комната. Но все это я узнала намного позже, когда Наруто и его отец заторопились домой, и я наконец-то смогла отдышаться. На все вопросы я отвечала, что просто устала с дороги, а потом заторопилась спать. Свою первую ночь в Конохе я провела, не сомкнув глаз.
Прошло пару дней. Я смогла побороть свою робость и познакомилась с соседской девчонкой по лестничной клетке. Ее звали Яманако Ино. Она была моей ровесницей. Симпатичная блондинка с голубыми глазами. Она тут же повела меня во двор знакомить со своей подругой Сакурой. Мы сразу нашли общий язык, чему я была несказанно рада.
Девочки тараторили без умолку. Казалось, для них это была целая сенсация - новая соседка. Они рассказывали мне невероятные истории о Конохе, немного приукрашенные детским взглядом. Они показали мне свои тайные места для игр. На вопрос «почему тайные?» девочки одновременно закатили глаза и пустились в очень длинную историю о мальчиках-негодяях, которые живут в этом же доме, и с которыми приходится делить территорию.
Я сразу затаила дыхание, сама не зная от чего. И спустя несколько минут услышала заветное имя. Я все еще не понимала своей реакции, поэтому старалась как можно больше сосредоточится на подробных описаниях всех злодеяний Наруто и его банды. В число малолетних преступников входили: Учиха Саске, при упоминании которого обе подруги рьяно зарделись, Нара Шикамару и Акимичи Чоуджи.
Тогда мне показалось, что это просто ужасно - вести себя так по-хулигански. Я не могла поверить в рассказы о сломанных игрушках, обидных дразнилках и прочих детских бедах. «Мальчишки!» - обреченно восклицала Ино, и качала головой так, будто бы это клеймо от рождения, которое никогда ничем не смыть.
Но даже эти рассказы не смогли убедить мое бедное маленькое сердечко прекратить неистово биться, когда приближался блондин. Я стала тайно наблюдать за ним. Чем больше я видела, тем больше удивлялась, какой прекрасный человек этот Наруто.
Позже мы все подросли и стали забывать детские обиды. Мы учились в одной школе и сдружились. Но чем больше времени проходило, тем крепче становилась моя любовь. И, оказалось, я была такая не единственная. Ино и Сакура делили свою невзаимную любовь к Саске.
В средней школе парни записались в бейсбольную команду. Мы часто приходили на их тренировки после занятий и тихо вздыхали о несбывшихся надеждах. Горевать вместе было даже забавно. Поэтому я не уходила далеко в присущую мне меланхолию.
В старшей школе, к большой радости Ино и Сакуры, к нам перевели новенького. Его звали Сай. Яманако мгновенно положила на него глаз, и, как оказалось, не зря. Парень разделял симпатию к девушке и вскоре они стали парой. Для Сакуры это была двойная радость: во-первых, она радовалась за подругу, а во-вторых, роль девушки Саске-куна в наших сладостных мечтах о будущем полностью ушла в ее распоряжение.
Мои воспоминания были прерваны непрошенной гостью. Птица выбралась из ненадежного загона и рыскала в поисках зерна. К моему сожалению, она зашла в тот самый угол, где я пыталась спрятать свое присутствие и свой неутолимый аппетит. Я приоткрыла глаз. В двух метрах от меня кудахтало рыжее пернатое творение. Я старалась спокойно дышать и не реагировать на провокации. Сейчас я как никогда жалела о несъеденной полевке.
Тем временем курица подходила все ближе. Почувствовав опасность за ее неосознанную жизнь, я зарычала и выставила клыки напоказ. Жертва удивленно прокудахтала мне в ответ и продолжила свой путь. Да у нее вообще инстинкта самосохранения нет или как?! Я принялась рычать сильнее. Но это не помогало. Пернатая подошла уже в плотную и больно клюнула меня в бок. Я подскочила. Голод и злость заблестели в моих глазах. И я бросилась на нее.
Курица встрепенулась и попыталась убежать. Она свернула за угол, от куда только что появилась. Я не отставала. Курица влетела в свой загон и остальные, почувствовав опасность, всполошились. Вагон превратился во всеобщий шум и хаос. Куры летали туда-сюда. Я хищно прыгала за ними. Я старалась сдерживать себя как могла, лишь наказывая этих глупых существ. Когда мне удавалось ухватиться за кого-то, я прижимала несчастного лапой и рвала перья. Как же мне хотелось прокусить свежую плоть. Но я терпела.
Неожиданно дверь в вагончик отодвинулась и в проходе показался мужичок. От увиденного его глаза полезли на лоб. Я замерла, так и не отпустив заложника. Перья медленно опускались на пол, но их тут же тревожили неспокойные куры.
- Да как же ты здесь оказалась?! - Я поняла, что времени, пока смысл происходящего дойдет до мужика, осталось не много; и рванула к дверям. Я выплюнула курицу почти у самого входа. Та в бешенстве полетела прямо на мужика, сбивая его с ног. Я проскочила мимо и помчалась куда глаза глядели. Дальше, надо уйти как можно дальше от людей.
Здесь было слишком много ног. Я еле успевала лавировать между ними, прежде чем кто-либо понимал, что именно пролетело только что мимо. Я свернула к запасному выходу с вокзала, но просчиталась. Меня заметили местные шавки. Они погнали вслед, и я, мысленно ругая тупоголовых кур, собак и людей, попыталась бежать еще быстрее. Оторваться мне удалось лишь через четверть часа. Вокзальные шавки оказались на удивление настырными. Я свернула в узкий проулок, пробежала еще немного и увидела свою цель - лес. Но оказавшись на его территории, я сбавила темп не сразу.
Когда я остановилась, мне казалось, я выплюну свои легкие. Я долго стояла, пытаясь отдышаться. Затем побрела искать воду. Если я не перепутала, совсем неподалеку протекал ручей. Вскоре я убедилась, что не ошиблась. Я долго не отходила от воды, наполняя свой желудок приятной влагой. Когда я поняла, что мне хватит, развернулась и побрела в хорошо известном направлении.
Я вышла на небольшой обрыв и затаила дыхание. Передо мной, как на ладони, лежала моя родная Коноха. Я не верила, что добралась сюда. В миг мне стало спокойно и весело на душе. Я не хотела думать о том, чем стоит заняться в первую очередь. Я легла у самого края и позволила себе насладиться этой встречей.

НаруХина.ру - Лисица в клетке - версия для печати

 скрыть [x]