НаруХина.ру - Та, что всегда была рядом - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Та, что всегда была рядом

Я открыла глаза и сладко потянулась. Какой чудесный сон! Наруто-кун не просто спас меня и сестру, но и признался в своих чувствах. А еще сказал, что не отпустит меня. А потом поцеловал, прямо на лету! Ну, а потом мы начали падать, все быстрее и быстрее, и перед самой землей я проснулась…
Я все еще чувствовала тепло его губ на своих, чувствовала силу его рук, чувствовала непередаваемое счастье, которое родилось во сне. И вместе с тем нестерпимую боль от утраты чего-то бесконечно важного.
Я села на кровати, прижимая к груди одеяло и пытаясь унять жгучую тоску. Сон прекрасен, но в реальности Наруто-кун просто выполнил миссию: сделал все, что от него требовалось. Он был вежлив, заботлив, внимателен, и защищал меня и Ханаби, словно самого себя. Он, как и всегда, был героем. И ни в чем не признавался, никого не целовал. Я вздохнула и резко отбросила одеяло. Надо успокоиться и забыть этот дурацкий сон!
Как я ни старалась, все равно день прошел, как в тумане. Я машинально делала работу по дому, едва не разбив старинную вазу, ходила за покупками, едва не попав под колеса тележки. А на тренировке Ханаби уложила меня в первые пятнадцать минут.
— Сестричка, ты сегодня рассеянная, — капризно пропела Ханаби. — Это все из-за него, да?
Я вздрогнула. Вот ведь догадливая проныра!
— Все хорошо, Ханаби, давай попробуем еще раз, — я попробовала проигнорировать сестру, но не тут-то было.
— Тебе надо было признаться ему! Почему ты все время ждешь последнего момента? — Ханаби топнула ногой. — Признайся ему, или я это сделаю за тебя. Надоело уже смотреть на это! — она сложила руки на груди.
— Ханаби?! — воскликнула я, уперев руки в бока.
Хината! — она повторила мой жест и показала язык.
— Думаю, тренировки сегодня не получится, — я поднялась и принялась стряхивать с одежды пыль.
— Уж точно, — Ханаби покачала головой и сложила губки бантиком, почти как взрослая. Я молча отправилась в дом. Нечего ей лезть не в свое дело.
До самого вечера я прослонялась по дому, как приведение. И за ужином ковырялась в тарелке. Аппетита не было, только апатия и желание снова попасть в тот сон.
Хината, — строгий голос отца вырвал из воспоминаний. — Ты очень рассеянна.
— Простите, отец, — тихо сказала я, не поднимая глаз.
— Я хотел бы доверить тебе важное задание, — проговорил он.
Я подняла на него глаза.
— Команда Шикамару Нара проявила себя хорошо в спасении наследниц дома Хьюга. Поэтому я решил отблагодарить их, — важно сказал отец.
— Прекрасная идея, — я улыбнулась, но внутри все сжалось в тугой комок. Что он задумал? И чем мне это обойдется?
— Я хотел бы пригласить их всех на торжественный пятничный ужин. Это хорошая благодарность лично от меня. Займись приглашениями, а Ханаби и женщины клана помогут с ужином. — он замолчал, ожидая моего ответа. Я посмотрела на сестру, и чуть не опрокинула тарелку. Та сидела вся красная, готовая взорваться от самодовольства и радости. Ах, вот чья это гениальная идея!
— Хорошо, отец, — вздохнув, проговорила я на грани шепота.
— Что же, отлично, — он поднялся из-за стола, — Ждем всех в пятницу.
Отец вышел, а я уходить не собиралась, пока не разберусь с этой мелкой проказницей.
— Как ни старайся, дыру во мне не прожжешь, сестрица, — мелкая язва поднялась из-за стола и начала собирать тарелки.
— Ханаби, зачем? — задыхаясь, пискнула я.
— Затем, что я устала смотреть, как моя сестра страдает. Если он такой же тормоз, как ты, вас надо немного подтолкнуть, — пропела она. И где только нахваталась таких идей?!
— Ханаби, нет, — я подскочила из-за стола. Бьякуган сам активизировался, и Ханаби вмиг стала серьезной. — Я запрещаю что-либо говорить Наруто-куну. Не позорь меня. — тихо проговорила я, забирая собранную посуду.
Ханаби молчала, но я даже спиной чувствовала ее напряженный взгляд.

Та, что всегда была рядом. Глава 2

Утро встретило меня тяжелой головой и ужасным настроением. Ну зачем Ханаби надо было влезть? Да я просто со стыда сгорю в пятницу вечером! Просто. Сгорю! Или весь вечер просижу с красным лицом, и потом со мной никто не будет общаться. А еще лучше, если я свалюсь в обморок, вот будет потеха.
С этими мрачными мыслями я собралась, с ними же вышла из дома, с ними побрела к офису хокаге, чтобы встретить Шикамару и пригласить его первым. Он был капитаном нашей команды, и пригласить его первым — правильнее, и намного безопаснее, чем приглашать Наруто-куна.
К дому хокаге мы с Шикамару подошли почти одновременно.
— О, Хината! — воскликнул он в своей ленивой манере. — Как ты? У вас с Ханаби все хорошо?
— Спасибо, Шикамару-кун, я в порядке, сестра тоже, — улыбнулась я.
— Ну хорошо. Проводить тебя к Шестому? — он потянулся, чтобы открыть дверь здания.
— Вообще-то, я к тебе, — с улыбкой сказала я.
Он удивленно отошел от двери и сложил руки на груди. Я вздохнула. Сейчас или никогда.
— Отец очень благодарен за наше спасение, поэтому приглашает всех участников миссии на ужин, — на одном дыхании выговорила я и передала ему написанное от руки приглашение с вензелем Хьюга.
— Ох, это так напрягает, — еле слышно промычал Шикамару, — Так официально. — он помолчал. Подвигал бровями. Наверняка, придумывает отговорку. Я бы на его месте делала то же самое. — Сегодня я никак не могу.
— Ужин в пятницу, — ответила я.
— Напрягает, — сквозь зубы выдохнул он.
Я молчала. Пусть в пятницу он тоже окажется занят или придумает достойную отговорку, пусть, пусть, пусть!
— Передай Хиаши-сама мою благодарность и то, что я принимаю приглашение, — процедил Шикамару, вглядываясь в облака.
— Спасибо, — пискнула я, поклонилась и поспешила уйти, пока он не заметил моего разочарования.
Только через пару кварталов мне удалось успокоиться. Что ж, в пятницу придет Шикамару. Ну и что. Это еще не значит, что все остальные согласятся. Вполне может быть, что команда номер семь будет на миссии.
— Я обязательно приду! — с неизменно-вежливой улыбкой выдал Сай, отвечая на формальное приглашение. Я встретила его в парке по дороге к поликлинике. Он прогуливался с привычным мольбертом в руках и неизменной маской вежливости на лице. И по нему никогда не получается понять, что спрятано в душе.
Я вручила приглашение, поклонилась и на ватных ногах побрела к поликлинике. Сакура в это время всегда на практике.
Уже двое приняли приглашение. И, раз Сай свободен, значит, у команды-семь нет миссии в пятницу. Ну, может, хоть Сакура будет занята! Наверняка, она очень активный человек!
— Хината, вот это да! Такая честь! От самого Хиаши-сама! Конечно, я буду! — выпалила она с широченной улыбкой, разбивая все мои надежды.
— Спасибо, Сакура, — ответила я, опуская глаза.
— Ты уже пригласила его? — заговорщически спросила она.
— Я пригласила Шикамару-куна и Сай-куна, — ответила я, осматривая голые стены поликлиники.
— Не увиливай, Хината, — Сакура наседала.
— Нет, — вздохнула я, — Честно говоря, я не успеваю, промоталась весь день. Ты не могла бы передать ему сообщение? — проговорила я на одном дыхании, вручая Сакуре бланк.
— Ой, Хината, — Сакура покачала головой, но приглашение взяла. — Он же тормоз! Не суди его строго, но он же не понимает! Тугодум, каких еще поискать. Я думала, вас сблизит эта миссия, но он…
— Сакура, спасибо! — перебила я ее. — Приходите, мы будем рады видеть всех вас, — я улыбнулась и поспешила уйти.
Слишком больно вспоминать, слишком больно даже думать о нем. Только бы он оказался занят!

Та, что всегда была рядом. Глава 3

Время летело быстрее сюрикена, и вечер пятницы неминуемо приближался. От паники на грани сердечного приступа во вторник я перешла к молитвам и торгу с самой собой в среду и депрессии в четверг. К пятнице меня догнала апатия, так что в чистом доме и с избыточно-роскошными блюдами на столе, я была готова к любому исходу. Хотя, конечно, в тайне немножко надеялась, что все сорвется.
К назначенному времени мы с Ханаби ждали гостей в парадной. Сестренка, как всегда, надела желтое: на этот раз, кимоно с огромными нежно-рыжими хризантемами. Я выбрала скромное, с лиловыми лотосами. На официальных мероприятиях следует выглядеть подобающе.
Часы пробили шесть, и через мгновение послышался звон колокольчика у калитки, приближающиеся голоса и смех, а потом и стук в дверь. Вдох-выдох. Я справлюсь!
— Добро пожаловать! — пропела Ханаби, пропуская всех в дом.
Сакура заполнила комнату сиянием и весельем. На ней было легкое зеленое платье, очень подходило ее глазам.
— Хината, ты великолепно выглядишь! — пропела она, вручая мне коробку со сладостями.
— Спасибо, Сакура, — тихо поблагодарила я, не смея поднять глаз на тех, кто входил в дверь. Но когда-то это все равно придется сделать! Черт, соберись, соберись! Ты сможешь!
— Хината, — голос Шикамару отвлек от аутотренинга, — Мне нужно отправить сообщение Шестому. У вас есть телефон? — после войны линии связи, наконец-то, начали протягивать по всей Конохе.
— Да, конечно, прямо по коридору, — я указала Шикамару направление, улавливая боковым зрением неизменную оранжевую куртку.
Он пришел. Он здесь. Он в моем доме.
Сердце пропустило удар. Еще один.
Я смогу. Я справлюсь!
Вздохнула, призывая все силы, чтобы поднять на него глаза.
Он не смотрел на меня. Он чесал затылок, прислушиваясь к бухтению Сая.
— Сестра, чего размечталась? — тихо сказала Ханаби, дергая меня за рукав.
Я строго посмотрела на нее, но в душе испытала невероятную благодарность. Ее тонкое язвительное замечание вернуло мне самообладание.
Мы проводили гостей по дому, показывая старые вазы, манускрипты и другие музейные экспонаты дома Хьюга. А потом проводили к столу. И все это время я старалась не смотреть на него. Слишком страшно встретиться взглядом. И слишком больно не получить взгляда в ответ.
Вопреки моим опасениям, вечер прошел очень гладко. Сай сидел напротив моего отца и уважительно улыбался, прекрасно вписываясь в вежливые традиции дома Хьюга. Сакура, сидевшая между Наруто-куном и Ханаби, была оккупирована моей сестрой и весь вечер отбивалась от ее назойливых вопросов. Отец настоял, чтобы Шикамару сел рядом с ним, и теперь допрашивал его на предмет работы в штабе Шестого. Наруто-кун сидел напротив меня, и оттого было невыносимо сложно не смотреть на него.
— Хината, у тебя прекрасный дом! Он почти музей! — восклицала Сакура.
— Сакура, ты еще нашу коллекцию кимоно не видела! — хвасталась сестра.
— Ханаби! — я попыталась поправить ее, но та и не думала меня слушать.
— А как тебе кимоно моей сестрички сегодня? — громче обычного сказала сестренка. Настолько громче, что даже Сай с другого края стола обернулся посмотреть на мое кимоно.
Я покраснела и потянулась за стаканом с водой.
— Хината чудесно выглядит, правда, Наруто? — сказала Сакура, и я чуть не опрокинула стакан.
— М? Да, — задумчиво ответил Наруто-кун.
— Ты сам не свой сегодня, Наруто! — воскликнула она, положив ладонь на его лоб. — Не заболел?
— Все в порядке, Сакура-чан, — протянул он, улыбаясь.
От этой милой сцены мне захотелось испариться, раствориться, исчезнуть из пространства. И больше никогда не видеть, как прикосновение Сакуры вызывает его улыбку. Но я лишь отпила воды, аккуратно поставила стакан на стол и посмотрела на отца, пряча за маской радушия боль и слезы.
— Наруто, — вдруг сказал отец. — Я хотел бы поблагодарить тебя. Шикамару-сан рассказал мне все о твоих подвигах. Ты снова повел себя, как настоящий герой, и спас моих любимых дочерей. И за это я тебе благодарен. — произнес отец, склоняя голову.
Мой отец склонил голову! Ханаби смотрела на это почти с открытым ртом.
— Да, э-э-э, нет, — Наруто-кун почесал затылок, — Спасибо, Хиаши-сама, я всегда рад, э-э.
Молчание было ему ответом.
— Это мой путь ниндзя, даттебаё! — заявил Наруто-кун, прямо глядя на моего отца. Я опустила голову, скрывая улыбку. Кажется, настало время патетических речей.
— Я наслышан о твоем пути ниндзя, Наруто-сан, — ответил отец. — У тебя уже есть план? Как думаешь пройти по своему пути ниндзя?
Я посмотрела на отца. Что за вопросы? Зачем? Почему он спрашивает столь личные вещи у человека, никак с ним не связанного? Он специально хочет вызвать неловкость?
— Я планирую стать хокаге, — заявил Наруто-кун. Ничего неожиданного, в принципе.
— И об этом я тоже наслышан. Но также я знаю, что ты еще генин. Как ты планируешь стать хокаге? — строго спросил отец.
Воздух за столом стал очень тяжелым. В неловкой тишине можно было различить стук мыШиного сердца в кустах за окном! Наруто-кун улыбнулся и немного покраснел. Неловкость и смятение за столом можно было ложкой есть. Надо спасать ситуацию.
— Отец, — начала я, но Шикамару перебил меня.
— Хиаши-сама, технически, Наруто уже джонин, — лениво протянул он.
Отец лишь удивленно взглянул на него.
— Экстерном, за заслуги, так сказать, — пояснил Шикамару.
— Ну что сразу экстерном! — шутливо возмутился Наруто-кун, — Просто для такого сильного ниндзя, как я, еще не создали ранг, а титул хокаге пока занят. Вот и оставили в генинах. — проговорил он, вызывая сначала легкий смешок, а потом и хохот. Даже отец благосклонно опустил голову.
А я посмотрела на Наруто-куна. Он улыбался, и от его улыбки становилось тепло и так светло! И вдруг он посмотрел на меня. А потом серьезно проговорил.
— Но, если я что-то решил, я от своего не отступлюсь, — сказал он, и я утонула в его голубых глазах. — Я обязательно что-нибудь придумаю, — улыбнулся он.
— За новые титулы! — подняла бокал Сакура.
— Да! — поддержал ее Шикамару.
Тяжелая атмосфера рассеялась, и за столом снова стало просто дышать. Отец больше не задавал странных вопросов, и вечер прошел удивительно легко и весело.
И, когда пришла пора прощаться, появилось странное ощущение ускользающего чуда.
Мы с Ханаби проводили ребят до калитки. Как только они отдалились, Ханаби, напевая песенку, вприпрыжку побежала домой, оставив меня запирать засов.
В тусклом свете фонарей я провозилась дольше, чем хотела, и немного напугалась, услышав топот шагов со стороны улицы.
Легкий стук в калитку. Я приоткрыла дверцу. Мужчина моих грез, немного запыхавшийся, взволнованно смотрел на меня.
— Наруто-кун? Что-то забыл? — вежливо спросила я, сживая дверь калитки до хруста в пальцах.
— Эм, нет, — он тяжело дышал. — Да! — выпалил он.
— Что? — спросила я.
— Что? — ответил он.
— Ты что-то забыл? — с улыбкой переспросила я, раскрывая калитку и предлагая ему войти.
Но он лишь покачал головой, потом выпрямился, вздохнул и внимательно посмотрел на меня.
— Хината, — сказал он, делая большую паузу.
Я вдруг отчетливо ощутила тепло вечера, услышала стрекот сверчков, увидела маленькие огоньки светлячков, перелетающих с куста на куст за спиной Наруто-куна. Я почувствовала себя в том реалистичном до боли сне, от которого все никак не могла проснуться. И в том сне после этой паузы он сказал, что любит меня. Но сейчас ведь это не сон? Значит, он ничего не скажет?
— Хината, ты не хочешь завтра рамена поесть? На обед? — спросил Наруто-кун, возвращая меня в реальность.
Ну конечно, рамен. Размечталась, глупая!
— В Ичираку, часа в два. Будут Киба, Шино, Сакура-чан, остальные ребята, ты не думай, — он почесал затылок.
Да я и не думаю. Я просто молчу. О чем уж тут думать.
— Ты придешь? — снова спросил он.
Я подняла на него глаза и радостно кивнула.
— Отлично! Ну, до встречи! — крикнул он, убегая.
— До встречи, — прошептала я вслед удаляющейся оранжевой куртке, заперев боль на большущий замок в груди. А потом и калитку заперла.

Та, что всегда была рядом. Глава 4

Я переодевалась раз десять, все никак не могла подобрать правильный вариант. Если это свидание, тогда следует одеться романтично, красиво, сделать прическу, может, даже, макияж? Сакура говорила, что мне следует быть более открытой в своих намерениях. Может, это она и имела в виду?
Хотя, какое это может быть свидание? Это просто дружеские посиделки с Кибой-куном, Шино-куном. И с Сакурой. То есть, я там даже не главный гость!
Но вдруг никто не придет, и тогда это станет свиданием? Но как они не придут, если он пригласил их?
Сумасшествие двигалось по черепной коробке поездом, едущим по кольцевой, раз за разом повторяя маршрут. В итоге я провозилась так долго, что чуть не прозевала время выхода, и пошла в чем обычно: длинная юбка, закрытая кофточка на вечернюю прохладу, никакого макияжа.
«Это не свидание» — решила я, запирая за собой калитку. «Это не свидание» — уговаривала я себя, подходя к Ичираку и не находя там ни одного знакомого лица. «Это точно не свидание» — поняла я спустя пятнадцать минут от назначенного времени, сидя в полном одиночестве в Ичираку и попивая теплый чай.
— Хината, — голос Наруто-куна ворвался в мои мысли. — Прости, что опоздал! — выпалил он, усаживаясь рядом.
— Ничего страшного, Наруто-кун, — отозвалась я.
— О, Наруто! — к нам подошел хозяин заведения, — Тебе как обычно?
— Хината, ты уже выбрала? — спросил он с улыбкой.
— Мы начнем без Кибы-куна и остальных? — уточнила я, оглядываясь на улицу.
— Все отказались в последний момент, представляешь? — проговорил он на одном дыхании. И отчего-то мое сердце забилось быстрее. — Старик Ичираку, а можно нам две порции «спешал»? — с предвкушающей улыбкой сказал Наруто-кун, потом повернулся ко мне и подмигнул, — Это самое крутое блюдо, оно просто снесет тебе голову!
— С удовольствием попробую! — улыбнулась я. Раз Наруто-кун так гордится выбором, не стоит отказывать.
Рамен нам подали в огромных мисках. Интересно, как я это съем? Я зачерпнула ложечкой насыщенный бульон.
— Вкусно? — спросил Наруто-кун, после того как я попробовала первую ложку.
— Очень! — не соврала я. Рамен оказался невероятным! Насыщенный, сытный, но каждый рецептор на языке вопил о добавке. Я и не заметила, как все съела.
— Идеально! — восторгался Наруто-кун, и я была полностью согласна.
— Опачки, Наруто! — от громогласного возгласа Кибы я подпрыгнула на стуле. И чего так подкрадываться?
— Киба-кун! — я улыбнулась другу.
— О, Хината, и ты здесь! А чего меня не позвали? — обиженно сказал он.
Я задохнулась ответом. О чем он говорит?
— Киба, иди куда шел. — рявкнул Наруто-кун, поднимаясь с кресла и выпроваживая Кибу-куна из ресторана.
— Э, чо за дела? — слышался удаляющийся голос Кибы. Наруто-кун отвечал ему что-то. Но я не слышала. Звуки проходили, словно через вату. Я пыталась понять, что сейчас произошло. Пыталась унять бешено бьющееся сердце. Пыталась прогнать от себя смелые мысли, но они все равно пульсировали в голове.
— Ичираку-сан, а можно мне холодной воды? — тихо позвала я, и получив заветный стакан холодной жидкости, сначала приложила ко лбу, а потом выпила почти залпом. Полегчало. Когда Наруто-кун снова уселся за стол, я почти вернула самообладание.
— Киба сказал, что не сможет остаться, у него срочные дела, — выпалил Наруто-кун, переводя дух. Он не смотрел на меня, и я разглядела покрасневшие щеки, легкую испарину на лбу и сосредоточенный взгляд, устремленный в меню. Он волнуется. И это одно вызывает в моем животе бешеные танцы бабочек.
— Наруто-кун, — позвала я, — Как ты смотришь на то, чтобы заказать добавки?
— Хината! — он расплылся в широченной улыбке.
Мы наелись до тяжеленных животов. Если сейчас кто-то нападет на деревню, мы падем первыми, потому что даже дышать было трудно. Но до чего вкусно!
— Хината, у тебя вечер занят? — спросил Наруто-кун, когда мы вышли из Ичираку. Закатное солнце раскрасило небо в оранжевые цвета, но еще не стемнело. И прощаться не хотелось.
— Нет, — улыбнулась я.
— Хочешь погулять? — спросил он, осторожно, словно боясь спугнуть.
— Давай, — весело ответила я, готовая пойти куда угодно.
Мы прошлись по центру, дошли до реки, посмотрели на водную гладь с моста. Наруто-кун рассказывал о своих путешествиях, сложных миссиях, жаловался на Кураму и ужасно меня смешил. Я строго запретила ему отзываться плохо о Кураме, сказав, что он мой друг, чем вызвала ужасное недовольство Наруто-куна, но в его глазах плясали смешинки.
Тепло вечера обволакивало, а тепло улыбки Наруто-куна распаляло жар изнутри. Я была на грани счастья, и молилась лишь об одном: чтобы этот вечер не заканчивался.
Мы прошлись, кажется, по всей Конохе и остановились у памятника шести каге. Их суровые лица освещались закатными лучами, делая их еще более серьезными.
— Когда-нибудь я тоже буду там, — проговорил он.
Он смотрел на памятник, а я смотрела на Наруто.
— Уверена, что так и будет, — ответила я.
Наруто-кун вдруг повернулся и серьезно посмотрел на меня.
— Хината, — начал он, снова вызывая во мне ощущение дежавю. — Я очень хотел бы, чтобы ты…
Договорить он не успел.
— Наруто! — голос Шикамару ворвался в наш разговор. — Как хорошо, что я встретил тебя. Шестой вызывает. Надо идти. О, Хината, привет, как поживаешь? — выпалил он на одном дыхании.
— Спасибо, Шикамару-кун, все хорошо, — ответила я. Не знаю, стоит ли мне злиться на него или быть благодарной. Определенно, Наруто-кун хотел сказать что-то очень важное. Но я не уверена, что готова это услышать.
— Передай, пожалуйста, еще раз большое спасибо за ужин Хиаши-сама. У вас очень гостеприимный дом, — вежливо и удивительно многословно сказал Шикамару. — Наруто, ты чего завис?
— Ксо! — ругнулся Наруто, — Хината, извини.
— Ничего страшного, Наруто-кун, увидимся потом, — улыбнулась я. Теперь я знаю, точно увидимся.
— Наруто! — прокричал Шикамару.
— Иду! — буркнул Наруто-кун, следуя за Шикамару.
А я посмотрела на памятник каге. Да, я почти могу представить себе лицо Наруто-куна там. Интересно, что он хотел сказать? Чего бы он хотел от меня? Чтобы я стала его девушкой? Женой? Ой, Хината! Глупая, глупая! Сколько можно мечтать?!
Я встряхнула головой и побрела в сторону дома. Пожалуй, холодный душ не повредит.

Та, что всегда была рядом. Глава 5

Дома меня подкараулила Ханаби.
— Где была? — с порога насела она. — Признайся, с ним же гуляла?
Я молча пошла в свою комнату.
— Ну Хината-а-а! — протянула сестра.
— Да, — коротко ответила я, и зря, потому что это вызвало визг, писк и танцы вокруг меня.
— А где были? Он сказал, что любит тебя? Вы целовались? Когда вы поженитесь? — сестренка прыгала вокруг, как бешеная обезьяна.
— Ханаби! — я покраснела до кончиков ушей и остановилась посреди коридора. — Перестань. Мы сходили в Ичираку.
— В Ичираку? — она скорчила рожицу, словно увидела дохлую мышь. — Лучшего места для свидания не нашел?
— Это не было свиданием, — ответила я, но сразу поняла, что вру. Ведь было лучшее свидание на свете!
— А чего ты тогда такая счастливая? — Ханаби подошла совсем близко, улыбаясь во весь рот.
— Ой, ну хватит! — отрезала я, проходя в свою комнату.
— Ты шарф будешь довязывать? — Ханаби пробежала вперед и запрыгнула на кровать. — Красный. Который ты вязала, пока вы не пошли за мной. — сказала она и задумчиво разгладила складку на простыни.
Бедная девочка, наверняка, она еще не оправилась от шока.
— Ханаби, — прошептала я, подходя к ней.
— Довяжи! — с веселой улыбкой она посмотрела мне в глаза, — И обязательно подари ему! И не смотри на меня так! Все, дела у меня! — она спрыгнула с кровати и убежала.
Я посмотрела ей вслед. Смелая маленькая девочка, пережившая худший кошмар наяву. И все из-за моей глупости, безответственности, из-за того, что я не смогла ее уберечь. Из-за того, что ее старшая сестра была недостаточно сильной и недостаточно смелой. Но хватит, я изменюсь! Стану смелее, и начну прямо сейчас. Моя маленькая мудрая сестра права: надо довязать шарф и признаться ему уже. И не важно, каким будет ответ, хватит ждать!
Я проверила свои запасы красных ниток — недостаточно. С прошлого раза осталось совсем мало, придется покупать еще. Посмотрела на часы — магазин будет открыт еще полчаса, надо спешить, если хочу начать сегодня.
Я добежала до магазина перед самым закрытием и купила шерсти с запасом. Это будет роскошный шарф, длинный, теплый, и будет греть Наруто-куна очень долго! Я обняла пакет с шерстью и побрела домой, вспоминая сегодняшний день. С соседней улицы, кажется, слышался его голос. Надо же, мне уже и голос его мерещится!
— Ты представляешь, Сакура-чан! — Наруто-кун засмеялся.
Что?
Я повернула голову как раз в тот момент, как Сакура легонько ударила Наруто в плечо, смущенно улыбаясь. Они прошли мимо, не заметив меня, увлеченные разговором. Сакура смеялась над его шутками. А Наруто-кун смотрел только на нее, увлеченно, внимательно, заботливо. Как не смотрел на меня ни сегодня, ни когда-либо…
Пакет чуть не выпал из рук, громко зашуршав. Испугавшись, что привлеку внимание, я крепче перехватила бумажные ручки и побежала в обратном направлении, с силой сдерживая горькие слезы. Дура! Глупая идиотка! Размечталась, напридумывала! Он просто рамена поел, и позвал меня от скуки, потому что все остальные отказались!
И почему я вообще решила, что между нами может что-то быть? Ведь он всегда любил только ее, он всегда говорил только о ней: «Сакура-чан то, Сакура-чан другое»!
Не помню, как я добралась до дома. Стараясь никого не потревожить, незаметно прокралась в свою комнату, заперла дверь на засов. На негнущихся ногах прошла к столику у окна, на котором уже лежали спицы и остатки красной шерсти. Не глядя, положила туда пакет, стараясь не шуршать. Стянула куртку, и та неслышно упала на пол.
Как же я устала. От этой боли, от постоянных надежд! Зачем я строю в голове эти немыслимые замки огромной высоты? Чтобы свалиться с верхней башни и разбиться, переломав все кости? Зачем?
Они всегда были вдвоем, они прошли вместе столько, что сложно представить. Между ними намного больше общего, они идеальная пара.
Идеальная пара.
Я глубоко вздохнула. Вытерла слезы. Подняла с пола куртку, аккуратно повесила ее на спинку стула и села за стол. Включила лампу, развернула пакет с шерстью, взяла спицы и начала вязать. Я довяжу этот шарф. Это будет хороший подарок. Даже на их свадьбу.

Та, что всегда была рядом. Глава 6

Несколько дней я не выходила из дома. Кибу-куна и Шино-куна я предупредила, что заболела и на тренировки не пойду. Отец никогда особенно не интересовался моими делами, а Ханаби безуспешно скреблась в мою дверь каждый вечер с упорством барана. Но я не хотела никого видеть. Я не могла есть, только плакала, спала и вязала. Такой режим привел к тому, что к концу недели на мне висела вся одежда, а под глазами залегли круги.
— Тебе опять звонят, — промычала Ханаби под дверью. — Опять Сакура. Она звонила уже три раза только за сегодня. Может, ты перезвонишь ей?
— Нет, — ответила я, делая ровную петлю и набрасывая новую нитку.
— Наруто тоже звонил вчера. — Сказала она, и я сбилась. Весь ряд перевязывать! — Сегодня тоже позвонит, мне так кажется. Тебя позвать?
— Нет, — ответила я.
— А есть ты будешь? — съязвила Ханаби, — Или будешь морить себя голодом? Учти, на кости вообще никто не зарится.
Ох, ну как же она заколебала!
— Буду! — крикнула я, возвращаясь к вязанию.
— Аллилуйя! — крикнула она в замочную скважину. — Я позову тебя, когда обед будет готов.
Я услышала шарканье ее удаляющихся шагов и отложила спицы. Шерсть заканчивается, скоро снова придется идти в магазин. Интересно, зачем Сакура мне звонит? К чему это все? И Наруто? Из вежливости или из жалости?
Я поднялась из-за стола и размяла затекшие мышцы. Неделя без тренировки и тело гудит, активно желая нагрузки. Пожалуй, я, и правда, засиделась дома.
За обедом Ханаби рассказывала мне какие-то истории из жизни за пределами моей комнаты. Я изредка кивала, но больше молча размазывала еду по тарелке. И все равно, обед с сестрой пошел на пользу. Я так прониклась свежим воздухом, что продолжила вязать в саду. Потом на террасе. И ужин провела с семьей. Отец отметил мой жуткий вид и предложил посетить семейного врача, но Ханаби уговорила его не лезть в мою жизнь, и активно подкладывала в его тарелку жирной утки. И когда моя сестра стала такой взрослой и проницательной? Она ведет себя сильнее и взрослее меня, трусихи, которой не светит ничего хорошего. Ну хватит! Расстрадалась! Не буду больше отсиживаться дома. Хватит с меня трусости. Я Хьюга или кто?
На следующий день я собралась с силами, и сделала вылазку до магазина шерсти. К несчастью, у них оказался всего один маток коралловой, остальные были других оттенков. Новое поступление обещали на завтра, так что я взяла все, что было, и поспешила домой.
Выйдя на тот переулок, где в прошлый раз увидела Наруто-куна с Сакурой, я снова чуть не выронила пакет: такой болью отозвалось во мне воспоминание. И зачем только я из дома вышла?!
Я поспешила быстрее пройти это ненавистное место, и чуть не столкнулась с Сакурой! Она стояла спиной ко мне, что-то рассматривая в витрине соседнего магазинчика. Нет, к таким подвигам я не готова! Я накинула капюшон, запрятала под него волосы и поспешила на соседнюю улицу, и скорее домой.
Вечером телефон, как ни странно, не разорвался от нежелательных звонков.
Как я и думала, купленной шерсти мне хватило на очень маленький кусок, так что на следующий день я снова собралась в магазин. И, к счастью, в этот раз купила достаточно, чтобы не выходить из дома еще неделю. Хватит с меня вчерашней встречи.
Я попрощалась с хозяйкой магазина и вышла на улицу. Все-таки, лето в Конохе — чудесная пора! Солнышко припекает, ветер гоняет листья, хочется гулять и наслаждаться жизнью! Наверное, сегодня снова перенесу столик на террасу.
— Хината! — голос Сакуры ворвался в мои мечты. Ну вот, не заметила ее. Как же скрыться теперь? Я оглядывалась в поисках путей отступления, а Сакура неминуемо приближалась. Деваться некуда, придется поговорить с ней. Я Хьюга. Я выстою.
— Хината, ты чего от меня бегаешь? — Сакура нахмурила тонкие брови и уперла руки в бока.
— Ну что ты, Сакура, я не бегаю, — слукавила я, — Я была занята.
— Ну конечно, — она сложила руки на груди. — Я вчера видела твои пятки, когда ты убегала от меня. И на звонки не отвечаешь.
— Извини, я, правда, была занята, — ответила я, опуская глаза.
— Ты опять вяжешь? — спокойным голосом спросила она, подходя ближе.
Я кивнула.
— Ты молодец! Хината, как это здорово! — Сакура взяла меня за плечи. — Ты невероятная молодец! Как же я завидую тебе!
Я посмотрела на нее с открытым ртом. О чем она?
— Ты не боишься своих чувств и идешь по пути силы и правды, не то, что я. — она опустила руки и вздохнула. — Не закрывайся, Хината. Мы должны держаться вместе!
— Вместе? — переспросила я.
— Конечно! — она улыбнулась, — Я очень хорошо понимаю твои чувства, Хината. Сама в том же положении. — она посмотрел на небо.
И я поняла, о ком она: о Саске Учиха. Она давно говорит, что любит его. И сейчас говорит, когда он далеко. И при этом спокойно наслаждается компанией Наруто-куна! Какое лицемерие!
— Сакура, прости, мне пора, — коротко сказала я, и, не дожидаясь ее ответа, пошла прочь.
— Хината, подожди! — крикнула она, догоняя меня. — Дай ему шанс!
Я посмотрела на Сакуру, чувствуя, как мои брови взлетают выше челки.
— Он тугодум, я уже говорила тебе. Но он хороший человек, правда. И, насколько я знаю, ты более удачлива, чем я, — она подмигнула. — Мне тоже пора. Увидимся! — с улыбкой сказала она, убегая.
А я так и стояла, как дурочка, с открытым ртом, посреди улицы, сжимая в руках бумажный пакет с шерстяными нитками.
Что она имела в виду? Я более удачлива? О чем она вообще? Не может же она иметь в виду, что Наруто-кун… Нет! Не может этого быть!
Я замотала головой, прогоняя липкие мысли. Хватит быть такой наивной! Наверное, я просто засиделась дома. Законсервировалась, и мозг работать перестал. Надо проветриться.
Я бродила по тихим летним улицам, рассматривая прохожих, и старалась выгнать из головы все мысли. Думала обо всем, кроме Наруто-куна: о бабочках, о тренировках, о методах борьбы с мышами в полу. Я даже представляла себе, о чем говорят цикады, и конечно же, их разговоры намного умнее, чем мои собственные мысли. Я успешно выгоняла из головы Наруто-куна, пока не дошла до памятника каге. Вот так подошла, встала напротив. Стою, смотрю.
Черт. Вот почему я пришла именно сюда? Других дорог не нашла?
И лавину прорвало. Я вспомнила тот день, почти ощущая вкус рамена на языке, запахи и звуки. Все стало таким живым, ярким, и его голубые глаза, светлые, сияющие. И улыбка…
А потом я вспомнила улыбку Сакуры тем вечером. Им хорошо вдвоем. Не стоит им мешать!
Живот забурчал, напоминая, что я слишком долго морила себя голодом.
Но домой сейчас совсем не хочется. Я немного прогулялась и зашла в первую же попавшуюся кофейню.
«Лучшие кофейные коктейли!» — гласила вывеска на рекламном буклете в меню. Я выбрала клубнично-шоколадный с вафлями. Устрою себе калорийный удар, может, мозг прочистится.
Единственный свободный столик оказался почти у самого выхода, зато у окна. Очень быстро принесли огромный бокал с горой взбитых сливок и частоколом из вафельных трубочек. Как я это все съем?
Огромная очередь выстроилась к кассе кофейни, и хвост ее плелся почти до моего столика, так что я могла слышать отдельные фразы людей в очереди. Какие популярные, оказывается, коктейли!
— Давай зайдем сюда, — я услышала голос Наруто-куна.
Черт! Сегодня день случайных встреч, или что?
— Нет, я не хочу ничего, — я услышала голос Сакуры. Ну, конечно, они вдвоем. Как ожидаемо. Я посмотрела стакан с коктейлем: он перестал казаться привлекательным.
— Не расстраивайся так, Сакура-чан, — проговорил Наруто-кун, — Давай…
Дальше я не слышала. Наверное, они ушли. И это здорово, это очень хорошо. Коктейль даже начал снова приобретать привлекательность.
— Ничего страшного, — долетел до меня обрывок фразы. Голос Наруто-куна я узнаю из толпы, даже если он говорит тихо.
Черт! Они все-таки зашли в кафе и встали в очередь. Я нацепила капюшон и отвернулась. Только бы не заметили.
— Мне так жаль, Сакура-чан, — проговорил он почти над самым моим ухом. Я старалась не слушать, но они говорили очень близко. И я даже уйти не могу, я ведь за коктейль еще не заплатила. А если я сейчас встану к кассе, они заметят меня, и будет еще хуже!
— Ничего, — отвечала ему Сакура. И столько боли было в ее голосе. Я невольно прислушалась.
— Какаши-сенсей делает все возможное, но его власть не безгранична, — говорил Наруто.
— Я понимаю, — отвечала Сакура. — Наруто, я правда не голодна.
— Хорошо, — со вздохом сказал он, и они вышли из кафе.
Я перевела дух. Они не заметили меня.
— Он сказал, что до амнистии еще очень далеко. Прости. — донесся до меня голос Наруто-куна. Ну почему нужно было встать у окна? Хорошо хоть стекло непрозрачное, и они меня не видят.
— И он сказал, что мне опасно все время встречаться с ним, на меня могут пасть подозрения. Поэтому тебе надо быть в стране Волн через три недели. Он передаст тебе свиток, а ты доставишь его Какаши-сенсею. — Наруто-кун стоял спиной к стеклу, его голос был приглушенным, но я все равно поняла, о чем он.
Но лицо Сакуры было непередаваемым: ее глаза наполнились слезами, нос покраснел. Она порывисто обняла Наруто, одними губами прошептав «Спасибо» и убежала.
Я смотрела ей вслед, не в силах оторвать взгляд. Какая же я все-таки глупая. Она, действительно, любит Саске. И страдает, намного сильнее меня. Почему я всегда думаю о людях самое плохое?
Я отвернулась, силой заставляя себя смотреть на коктейль. Надо бы выпить его, а то сливки уже начали проседать.
— Хината? — голос Наруто-куна над головой заставил вздрогнуть.
— Н-Наруто-кун? — я подняла глаза.
— Как здорово, что ты здесь! Все столики заняты! У тебя свободно? — спросил он.
Я кивнула, он сел. И вроде бы мне радостно, что он рядом. Но и горько, ведь он рядом только потому, что все столики заняты.
— Что пьешь? — его голос не давал уйти в меланхолию.
— Что-то вафельное, — глухо ответила я, не пытаясь вспомнить название.
— О, я тоже такой заказал, — он широко улыбнулся, и перед ним поставили такой же стакан, как у меня, — Ты уже лучше себя чувствуешь?
Я не поняла о чем он, и это, наверное отразилось на моем лице.
— Сакура-чан говорила, что ты болела, — проговорил он, перемешивая сливки трубочкой.
— А, да, просто простуда, — пролепетала я, чувствуя, как краска заливает лицо. Врать надо учиться.
— Я тоже как-то раз заболел, — почему-то с гордостью сказал он, отпивая коктейль. — Тогда Извращенный Отшельник учил меня ходить по воде.
Наруто-кун усмехнулся, всматриваясь куда-то вдаль. Он молчал, а я смотрела на него, наслаждаясь каждым мгновением. Его светлые волосы, наверняка, жесткие на ощупь, его рассеянная улыбка, от которой у меня кружится голова, его голубые глаза, невидяще блуждающие в пелене воспоминаний, его… Я осеклась, осознав, что именно делаю, и уперла взгляд в стакан.
— Я тогда нанырялся, как никогда в жизни, замерз еще. И на следующий день у меня были во-о-от такие пузыри из носа! — он взмахнул руками, показывая, какого именно размера были пузыри, и чуть не уронил стакан. Чудом ловкости удержав его на столе, он выдохнул и посмотрел на меня.
А я сидела вся красная, силясь, чтобы не заржать, как Киба, во весь голос. Но не сдержалась. И шутка противная, и совсем не смешная, но мне так весело!
Полвечера я провела, всхлипывая от смеха в ладони, у меня болели щеки и живот, улыбаться уже не было сил, но с Наруто-куном было невыносимо весело! Мы выпили еще по коктейлю, и, если бы влезло, я взяла еще, чтобы вечер не заканчивался.
— Я отлить, — резюмировал Наруто-кун, в очередной раз посвящая меня в подробности своей жизнедеятельности. Он ушел, а я вздохнула, пригладив растрепавшуюся челку.
— Я могу унести? — спросила официантка, подходя к нашему столику.
— Да, конечно, — кивнула я. — Принесите счет, пожалуйста. — я достала кошелек.
— Молодой человек уже заплатил, — ответила официантка, унося стаканы.
Я так и застыла с кошельком в руке.
— Хината? — голос Шино вывел меня из ступора.
— Давно не виделись, Шино-кун, — машинально ответила я.
— Я рад тебя видеть здесь. — как всегда, патетично проговорил он.
Я улыбнулась и поднялась из-за стола.
— Уже уходишь? Как тебе коктейли? — как всегда, неловко спрашивал он.
— Очень вкусно, — я пыталась протиснуться к выходу. Он шел за мной.
— Нам следует ждать тебя завтра на тренировку, раз ты пришла выпить холодных коктейлей, значит ты уже здорова? — выдал он длиннющую тираду.
— Да, Шино-кун, — кивнула я, надеясь, что он уйдет до возвращения Наруто-куна. Сам факт того, что нас увидят вместе, заставлял мои ладони потеть, а сердце биться в панической атаке. И с чего это? Но осмыслить свою реакцию я не успела.
— О, привет, Шино! — гаркнул Наруто-кун.
— Здравствуй, Наруто. Ты здесь с Хинатой? На свидании? — вопросы Шино становились все более неудобными.
— Мне уже пора, — вмешалась я, пока Наруто-кун не сказал ничего, что я не хочу слышать. — Наруто-кун, сколько я должна тебе.
— Я провожу тебя, давай по дороге обсудим, — сказал Наруто, пробивая дорогу к выходу.
— Все-таки… — я попыталась настоять, но нас чуть не снес с ног вихрь белой шерсти.
— Опять вы двое! — на рык Кибы, кажется, повернулось пол улицы. — Из Ичираку меня прогнали, теперь и сюда не пустите?
Я против воли посмотрела на Наруто-куна. Все-таки, не пустили? Наруто покраснел, нахмурился. Ой, это плохо.
— Киба, заткнулся бы ты, — зарычал Наруто-кун, не проигрывая в ярости.
— А то что? — взъярился Киба.
Это надо остановить, срочно! Тело среагировало само. Я схватила Наруто-куна за руку.
— Киба-кун, Шино-кун, увидимся завтра на тренировке! — крикнула я, уволакивая Наруто-куна за собой.
Его рука была теплой и большой. Но я отпустила ее сразу, как мы завернули за поворот.
— Хината, — Наруто-кун немного запыхался, — Ты спасла меня. Спасибо!
Я только посмеялась, и, не дожидаясь его, пошла домой.
— Чего ты смеешься? — обиженно буркнул он.
— Ничего, — со смехом сказала я. На самом деле, остановиться было почти невозможно. Мне было так весело, просто распирало! Может, это адреналин, а может, импульс всеобъемлющего счастья.
— Чего-о? — протянул он.
— Ничего! — хихикнула я, понимая, что все это я видела во сне. И от этого настроение становилось еще лучше.
Шутя и пререкаясь, мы шли рядом, в одном темпе. И мне так хотелось, чтобы эта дорога была дольше, чем она есть. Но, как и все хорошее, наш путь подошел к концу.
— Наруто-кун, я очень хорошо провела время, — сказала я, подходя к калитке.
Он почесал в затылке.
— Я тоже. У меня до сих пор живот болит, давно так не смеялся — проговорил он.
— И я, — призналась я. И, сама в шоке от своей смелости, сделала шаг вперед, потом еще один, и обняла его, как Сакура пару часов назад. Я почувствовала, как напряглись его мышцы под курткой. Наверное, я делаю все неправильно. Наверное, ему это неприятно. — Спасибо за вечер, Наруто-кун, — прошептала я, отстраняясь, и поторопилась к калитке.
— Пока, — проговорил он, не двигаясь с места.
До комнаты я почти бежала, а, закрыв за собой дверь, прислонилась к ней спиной. А потом и вовсе сползла на пол. Ну и день!

Та, что всегда была рядом. Глава 7

Утро встретило серым небом и холодным ветром, но я улыбалась. И собираясь на тренировку, улыбалась. И за завтраком. И на тренировочной площадке тоже. Мы отработали основные приемы несколько раз, и я все время лажала, словно слепая зона моих глаз стала больше.
— Хината, ты витаешь в облаках, — заметил Киба, хмуро глядя на меня.
— Прости, Киба-кун, — смутилась я, пытаясь собрать мысли в кулак.
— Да что тут извиняться, все нормально! — расслабленно сказал он, потягиваясь. — Все равно, война закончена, миссии все простейшие, я даже вес набрал! И Акамару тоже! А нам нельзя поправляться. Вы же знаете, что жирные собаки — самые смешные и уродливые!
— Мне нравятся такие собаки, — пробурчал Шино.
— А-а-ах! Заговорил о еде, теперь есть хочу! — взвыл Киба. — Акамару, брось палку! Брось палку, я сказал! — Киба кинулся к псу, отнимая у него трухлявую ветку размером со средний дуб.
Я прислонилась к дереву, наслаждаясь тиШиной. Все-таки, Киба-кун такой шумный. Но так хорошо снова быть с ребятами.
— Хината, — Шино вдруг оказался очень близко. — Вы с Наруто много времени проводите вместе. Это может служить для всех знаком зарождающихся между вами романтических отношений, — сказал он.
Я пожала плечами, скрывая волнение. Ничего это не значит. Хотя и я надеюсь на обратное. Но я не должна надеяться, не должна! Я зажмурилась, прогоняя непрошенные мысли.
— Ой, завались, Шино! — рявкнул Киба. — Нашу принцессу недостоин тупой увалень Наруто. Я быстрее стану хокаге, чем он. А Хината найдет себе мужа в тысячу раз достойнее этого придурка! Акамару, брось, я кому сказал? Опять вся пасть в!.. — Киба снова унесся.
— Киба, ты не станешь хокаге. За тебя никто не проголосует, и я точно буду против, — Шино пошел за Кибой, и тот не заставил его ждать с ответом.
А я просто улыбалась, наблюдая за ними. Мои друзья. Мои самые близкие парни. В душе так тепло и светло, когда они рядом.
— Ребята, давайте еще раз! — крикнула я, подбегая к ним и активируя бьякуган.

Вечером, уставшая, под звуки бурана за окном, я довязала шарф. Он получился длинный и широкий, как я и хотела. И совсем не колючий. Проверив все узлы, поправив все маленькие недочеты, я сложила его в пакет. Ручки повязала красным бантиком.
— Это подарок для него? — сестра заглянула в комнату.
— Ханаби, — строго сказала я, — Не твое дело.
— А когда ты признаешься? Сегодня? — ее улыбка стала шире. И когда только она стала такой проницательной?
— Это не для признания! — я встала, чуть не опрокинув стол, и вытолкала мелкую язву за дверь.
Но она права: когда я признаюсь? И как?

На следующий день я решила позвать Сакуру в кафе. Я ужасно думала о ней, и еще хуже, что она в то время нуждалась в подруге сильнее всего. Тем более в той, кто поймет ее боль. И я понимала, как никто, но отталкивала ее, придумывая себе дикий бред и ревность на пустом месте. Позорница.
К счастью, Сакура согласилась.
— Тебя давно не видно в магазине для рукоделия, — отметила она, откусывая кусочек торта.
— Я закончила свой проект, — я отпила травяной чай.
— Да ты что! — воскликнула Сакура. — Надо скорее дарить!
— Наверное… Только день рождения еще не скоро, а других поводов нет, — я повертела кружку в руках.
— Как нет? Есть! Твои чувства — это повод! — Сакура указала в меня вилкой. Я почувствовала, что краснею. Неужели, я так очевидна? — Надо быть смелой, Хината.
Сакура отломила еще кусочек торта, а я задумалась. Она права, надо быть смелее.
— В этот четверг он опять в академию к Ирука-сенсею. Он же звезда теперь среди малышни. — Она подмигнула мне. — И после обеда будет абсолютно свободен. — она стрельнула в меня глазами, втыкая вилку в торт.

К четвергу погода испортилась окончательно. Небо затянуло серо-черными тучами с самого утра. Того и гляди начнется ливень. Но я все решила. Я должна сделать это. Сегодня, или никогда!
Я надела новую кофточку, подкрасила глаза. И к двум часам дня была недалеко от академии с пакетом в руках. И, по глупости, без зонтика. Я нервно поглядывала на небо, молясь, чтобы дождь не начался раньше того, как я встречу Наруто-куна.
— Наруто-семпай! Наруто-семпай! — девчачий визг донесся до моих ушей.
— Достаточно на сегодня, — строго сказал Ирука-сенсей, — Что надо сказать?
— Спасибо, Наруто-семпай! — протянули дети хором.
И тут из-за ворот показался Наруто-кун. Потрепанный, уставший, но счастливый. Он улыбался, махал ребятам и пятился из-за ворот.
Как только двери за ним закрылись, он перевел дух и посмотрел на небо. Я вздохнула, и решительно пошла к нему.
— Наруто-кун, — позвала я, и сразу встретилась со взглядом голубых глаз.
— Хината, — он улыбнулся, засовывая руки в карманы. — Какими судьбами? Ты в академию?
— Нет, я … — я замялась, не уверенная, как признаться в том, что ждала его тут.
— Что у тебя за пакет? — спросил он, наклоняясь.
— Это подарок, — промямлила я, чувствуя, как румянец заливает щеки.
— Кому? Мне? — глухо спросил Наруто.
Я кивнула, не в силах сказать это вслух.
— Ого! Круто! — протянул он, я услышала в его голосе искреннее удивление. — Такое дело надо отметить. Что ты скажешь об Ичираку?
Как всегда, о еде. Но идея хорошая, учитывая погоду. Я радостно кивнула.
— Погоди, — он задумчиво похлопал себя по карманам, — Я кошелек не взял. Зайдем ко мне, тут недалеко.
— У меня с собой… — начала я, но он перебил.
— Нет-нет, пойдем. Тут недалеко, — он взял меня за руку и потянул за собой.
Через квартал мы уже были у его подъезда. Ветер поднялся, и беспощадно трепал мои волосы и его куртку.
— Хината, поднимись со мной. Вот-вот польет. Щас, быстро, найду кошелек, зонтик, и пойдем, — сказал он. Я посмотрела на небо: хмурое, как настроение Шино. Да, пожалуй, лучше подняться.

Та, что всегда была рядом. Глава 8

Квартира на втором этаже дома оказалась маленькой и очень темной. Не включая свет и не разуваясь, он прошел внутрь, обшаривая пространство в поисках кошелька. В единственной комнате, которая совмещала в себе кухню, гостиную и спальню, я почувствовала себя на удивление уютно. Может, потому что тут все было буквально пропитано его присутствием.
— Не обращай внимания на бардак, я быстро! — крикнул Наруто, — Да где же он, ксо!
Наруто обшарил узкую кровать, над которой были развешены постеры с раменом, маленький прикроватный столик, заставленный пустыми коробками из-под рамена, комод, на котором этих коробок было еще больше. Сколько же рамена он ест? Только им питается?
Но потом я заметила еще кое-что: кроме пустых коробок рамена на всех поверхностях было еще больше коробок, коробочек и пакетов с бантами и записочками. Подарки! Конечно, Сакура ведь говорила: Наруто-кун стал очень популярным. Наверняка, ему дарят подарки очень часто, и, судя по коробкам, они интереснее и лучше моего.
— Хината, о чем задумалась? — голос Наруто-куна возник прямо над моим ухом. — Я почти нашел его, я чувствую.
— Все хорошо, — пролепетала я.
— А ты… вручишь мне подарок? — напряженно спросил он.
Я кивнула, нерешительно протягивая ему пакет. Наверняка, ему не понравится, ведь у него сейчас такой вал из подарков…
Он развернул пакет, доставая шарф. Его лицо озарилось счастьем и теплотой, но потом вдруг погрустнело. Он отошел, аккуратно сворачивая шарф и складывая его на кровати.
Ему не понравилось!
Ну конечно, чего я ждала? Это всего лишь шарф. Тем более, у него уже есть шарф его мамы. И почему я не придумала ничего лучше?
— Спасибо, Хината, он очень красивый, — тихо сказал Наруто. — Эх, что же делать? Раньше у меня не было шарфа, а теперь два от самых важных женщин в жизни, и ни один не хочется испачкать или порвать. — он почесал в затылке и снова принялся носиться по комнате, чертыхаясь, не в силах найти кошелек.

Стоп. Что он сказал?
Я стояла памятником самой себе, не в силах шелохнуться. Нужно переспросить, но как это сделать? Что он? Как?..
— Да где же он, черт побери?!
— Наруто-кун? — осторожно позвала я срывающимся голосом. Сделала шаг к нему, но снесла локтем гору коробок, и те с грохотом повалились на пол. Неловкая неумеха! Как слон! Я присела, пытаясь собрать все и поставить на место.
— Не обращай внимания, — Наруто-кун опустился рядом и потянулся за коробкой.
Наши руки встретились, и пальцы словно обожгло. Я подняла глаза, и встретилась с ясным взглядом голубых глаз. В книгах всегда кто-то что-то роняет, а потом герои целуются. Сердце застучало в висках. Немая пауза затягивалась, воздух можно было мешать ложкой. Его лицо было все ближе, и от страха я даже моргнуть не могла. Я дышала все чаще, парализованная ужасом и предвкушением.
Но тут он отдалился, поднимая несколько коробочек сразу.
Я облегченно вздохнула, но вместе с тем сердце сжалось от тугого разочарования. Словно самый важный момент бесследно исчез. Словно только что не смогло случиться что-то очень серьезное! Неверное, это из-за его слов. Глупая, он же ничего особенного не сказал. А я уже размечталась о поцелуях. Ох, глупая!
Я поднялась, складывая коробочки на место.
— О, вот же он! — крикнул Наруто-кун, взмахивая кошельком-лягушкой над головой. — Ну что, пойдем?
Он взял зонт, закрыл за собой дверь. Влажный ветер улицы остудил мое горящее лицо, разгоняя непрошенные мечты о поцелуях над подарками поклонниц Наруто-куна.
Мы пошли долгой дорогой по тихим улицам Конохи, прогулялись вдоль реки. Об Ичираку никто даже не вспоминал. Наверное, мой подарок так расстроил Наруто-куна, что он тоже решил проветриться.
Прогуливаясь, мы завернули в маленький магазинчик. Наверное, Наруто-кун проголодался.
— О, Хината, ты будешь мороженое?
— Сегодня довольно прохладно, — ответила я.
— Да, ты права. — грустно ответил он.
— Но я не откажусь, — с улыбкой сказала я. Кажется, ему очень хочется этого мороженого. Хоть так сделаю ему приятно.
Он купил одну пачку. И почему я подумала, что он будет брать на двоих? Я подошла к витрине, выбирая, что-нибудь на вкус, но аппетит полностью пропал. Я невидящим взором блуждала по упаковкам мороженого, пока приступ меланхолии не прервал голос Наруто.
— Ты хочешь что-то взять еще? — спросил он.
Я взглянула на него, не понимая. Он вскрыл упаковку и достал мороженое на двух палочках. Разломив пополам, протянул мне половинку.
— Извращенный Отшельник всегда покупал мне его. Давненько не завозили такого. — задумчиво сказал он, смакуя мороженое.
Мороженое оказалось совсем обычным, но я поняла, что для него оно имеет особенную ценность. И от чувства, что Наруто-кун разделил со мной это важное воспоминание, стало тепло, несмотря на ветер на улице и лед во рту.
Пока мы шли к моему дому, небо хмурилось, ветер дул, но дождь так и не начинался. Чем ближе мы приближались к калитке моего дома, тем более длинными становились паузы в наших разговорах. Наруто все больше глубоко вздыхал.
— Спасибо, что проводил, — пробормотала я, теребя край куртки.
— Да, эх, — промямлил он, почесывая затылок.
Я вздохнула. Он стоял очень близко, и в полумраке вечерней непогоды я видела лишь контуры его лица. Он все не уходил, секунды тянулись смолой. Он внимательно смотрел на меня, и я поняла: сейчас он поцелует. Так тоже бывает в кино: парень провожает девушку до дома, и она дарит ему прощальный поцелуй.
Наруто приблизился еще на миллиметр, и я поняла: сейчас. Я вздохнула и зажмурилась, ожидая. Но ничего не произошло.
— Ну, я пошел, — глухо проговорил он.
Я открыла глаза. Он чесал затылок, задумчиво оглядывая забор. Облегчение окатило холодной волной, сжимая сердце в приступе разочарования.
Медлительная, трусливая, да я еще больший тугодум, чем он. Сейчас, или никогда.
Я сделала шаг. Еще один. Положила трясущиеся руки на плечи Наруто-куна, потянула его вниз. Удивленно глядя на меня, он послушно повиновался, но все равно был выше меня. Собирая в кулак всю волю и крохи смелости, я встала на цыпочки и решительно поцеловала его.
Я прижала свои губы к его, зажмурившись. Почувствовала, как снова его мышцы стали каменными под моими ладонями. Я снова делаю все не так? Ну, что же, я пыталась.
Отстранилась, и получился звонкий «чмок». Ну конечно, какому парню понравится чмоканье маленькой девочки?
Я почувствовала, как лицо заливает краска.
— Прости, я не… — промямлила, убегая к калитке подальше от своего стыда.
Он схватил меня за руку.
Развернул к себе.
Его ладонь легла на мою щеку.
— Хината, — горячий шепот в мои губы, и он накрывает их поцелуем, нежным, но более взрослым, чем мой. Он ласкал мои губы, сжимая в объятьях, и я потерялась. Я чувствовала, что сознание уплывает, и это восхитительно!
Он разорвал поцелуй, и я смогла вздохнуть.
— Хината, — хрипло прошептал он, — Ты примешь мои чувства? — Он прижал свой лоб к моему.
Мысли разбегались, как испуганные таракашки. Я не могла подобрать слова, чтобы выразить ему величину моего «да».
Как всегда, я думала слишком долго.
— Кхм, — послышалось покашливание из-за спины.
Я повернула голову, ну уже знала, что увижу.
Отец, Ханаби, пара провожатых с фонарями, прекрасно освещающими картину нашего поцелуя.
Наруто-кун разорвал объятья, ровно встал рядом со мной, в его глазах застыл ужас. Через мгновение он склонился перед отцом в поклоне.
— Отец? — тихо позвала я.
— Ханаби, отведи сестру в дом, пожалуйста, — строго сказал отец, не отрывая взгляда от Наруто. Отец зол. Нет, он в бешенстве!..
— Сестричка, да ты не промах! — шепнула Ханаби, когда мы оказались за калиткой. Я остановилась, прислушиваясь к тому, что происходило за дверью. Думаю, даже отец не думает, что я могу просто уйти и оставить все как есть.
— Наруто, — тихо сказал отец.
— Хиаши-сама, — послышался приглушенный голос Наруто. — Я… — начал он, но отец перебил его.
— Сейчас не время и не место для серьезных разговоров. Но ты можешь прийти в наш дом завтра к ужину. — отец не дожидался ответа, его шаги приближались к калитке, и мы с Ханаби поспешили в дом.
Отец пригласил его на ужин! У них будет серьезный разговор! Зачем? Это всего лишь поцелуй, он ничего не значит!
— Ну ты и кашу заварила, Хината, — промычала Ханаби.
— О чем ты, о боги! Ханаби, ничего не было! — воскликнула я.
— Мы все видели то самое «ничего»! — сказала она и пошла в свою комнату. — Думаю, надо готовить траурное кимоно, отец его завтра расчленит.
Против воли я посмотрела в сторону коридора. Отец еще не зашел в дом. Кажется, он, и правда, очень зол. Что же мне делать?
Этой ночью я так и не смогла сомкнуть глаз. И гроза так и не началась.

Та, что всегда была рядом. Глава 9

Как только прозвонил будильник, я подскочила. Не сомкнув ночью глаз, я чувствовала себя ужасно, но адреналин в крови не давал расслабиться. Отец заседал в своем кабинете и запретил пускать к нему кого-либо. Подготавливая дом к приему, я неустанно следила за коридором, чтобы увидеть отца, как только он выйдет.
Я должна поговорить с ним и объяснить. Я не хочу, чтобы он испортил то, что еще не началось, своими допросами. Он любит меня, и делает это исключительно из отцовских чувств, я уверена, но не могу позволить разрушить мою жизнь жестокостью.
Как ни старалась, поймать отца я так и не смогла. Переодевшись, спустилась в гостиную. Родитель уже был там, суровый, хмурый, непробиваемо-холодный.
— Отец, — начала я, но он поднял руку, останавливая.
— Не сейчас, Хината, — холодно ответил он и снова ушел в кабинет.
И тут раздался звон колокольчика калитки. Я расправила нежно-голубое кимоно, и пошла встречать гостя.
— Он пришел? — топот Ханаби по лестнице можно было услышать за три квартала.
— Позови отца. И причешись! — шикнула я. Она показала язык и убежала.
Наруто-кун выглядел пугающе официально. Он не просто был в форме ниндзя, он еще и бандану Конохи нацепил.
— Хината, — он немного поклонился, приветствуя меня.
— Пожалуйста, проходи, — я тоже поклонилась.
— У тебя все в порядке? Ты бледная, — вдруг сказал Наруто. Неужели, я выгляжу так плохо?
Он поднес ладонь к моей щеке, почти как вчера вечером. Эти воспоминания вызвали волну жара во всем теле, и я почувствовала, как щеки становятся красными.
— Вот и румянец, — прошептал Наруто, улыбаясь.
— Наруто-кун… — проговорила я, не желая отпускать его. Предстоящий разговор закончит все, я уверена!
— Все будет хорошо, — он улыбнулся, и выжидающе посмотрел на меня. Я вздохнула и попросила следовать за мной.
Отец сидел во главе стола, еще более хмурый, чем раньше.
— Хиаши-сама, — Наруто поклонился.
— Присаживайся, — холодно ответил отец.
Наруто-кун опустился за стол рядом с Ханаби, я села напротив него. Молчание затягивалось, никто не накладывал еду. Кажется, никто даже не дышал.
— Наруто, — наконец, проговорил отец, — В прошлый раз ты сказал, что хочешь стать хокаге. Я знаю, ты не из тех, кто отступает от сказанных слов. Но я спрошу еще раз: как ты собираешься сделать это, если ты все еще генин?
— Хиаши-сама, — ответил Наруто-кун, немного помолчав, — Все в знают, что я генин, несмотря на то, что титул джонина мне дали без экзамена. И пусть мне придется работать в десять раз больше, чем любому другому претенденту, я не отступлюсь от цели. Я всегда буду защищать эту деревню и ее жителей, и делать все для ее процветания. — серьезно сказал он, и склонил голову.
На этот раз Наруто-кун не шутил, не говорил напыщенных пустых фраз. Он был очень серьезен.
Отец немного расслабился, но все еще выглядел очень сурово. И в этот момент я поняла: неважно, что будет дальше — я не отступлю от Наруто-куна. Также, как он не отступит от своих целей и идеалов, я не отступлю от своих.
— Давайте поедим, ужин стынет, — провозгласил отец.
Во время ужина отец снова молчал. Я тоже не могла вымолвить и слова. Ханаби же расспрашивала Наруто о миссиях, о его работе сейчас, о Кураме. На все вопросы он отвечал развернуто и приветливо, лишь о лисе сказал скупо, но с таким теплом в глазах, что каждому понятно: демон внутри — его лучший друг. Разговор плавно перетекал от темы к теме, и мой страх понемногу улетучивался. И с уходом адреналина начал наваливаться сон.
— Наруто, хочешь ли ты спросить у меня что-то? — строго сказал отец, когда ужин унесли.
Я подавилась зевком, и почувствовала, как холодеет спина. Что это за вопрос? Неужели отец думает, что Наруто-кун попросит моей руки после первого поцелуя? Ах, а я только понадеялась, что вечер закончился.
Наруто-кун развернулся, опустился на колени возле стула моего отца и поклонился в ноги. На лице Ханаби мгновенно возникло предвкушающе-счастливое выражение, она чуть в ладоши не хлопала. А я перестала дышать.
— Хиаши-сама, прошу вас: позвольте Хинате выбирать мужа вне клана, — выдал Наруто и снова поклонился.
У меня рот открылся от неожиданности. Ханаби опустила руки и посмотрела на меня: «он что, тупой?» — прошептала она только губами. Я показала ей кулак и посмотрела на отца. Такого довольного выражения на его лице я еще не видела.
— Как я понимаю, ты изучил историю клана, — проговорил он.
— Да, Хиаши-сама, — глухо сказал Наруто.
— Это похвально. Поднимись. Не пристало герою Конохи лежать в ногах старой развалины, как я.
На этот раз и у Ханаби челюсть отпала. Мы смотрели друг на друга круглыми глазами, не понимая, что происходит.
Наруто-кун поднялся. Отец тоже встал, строго посмотрел на нас с сестрой.
— Хината, принеси саке в мой кабинет, — строго сказал он.
— Хорошо, — я опустила голову.
Мужчины удалились, и мы с Ханаби остались в обеденной вдвоем.
— Сестренка… — проговорила она.
— Ханаби, начинай убирать со стола. Сегодня есть они уже не будут, — проговорила я, порывисто встала и побрела к сейфу с саке. Отец доставал его на моей памяти всего два раза: в день прощания с матушкой и после войны, когда мы оплакивали братишку Неджи.
Я вздохнула, расставляя на подносе рюмки, кувшин и закуски. Молча принесла все в кабинет. Мужчины молчали. Я поставила перед каждым глиняную рюмку и тарелочки с закусками, перелила саке из тыквенной бутыли в кувшин, после чего поднялась, намереваясь унести бутыль и поднос.
— Оставь, Хината, — коротко сказал отец. Я на миг замешкалась и взглянула на Наруто-куна. Он сидел напряженный, рассматривал кувшин. На меня глаз он не поднял. Я вздохнула, поставила бутыль и вышла, закрыв за собой дверь.
Ханаби уже все убрала из обеденной и поджидала меня в коридоре.
— Сестричка, кажется, траурное кимоно отменяется, — язвительно заметила она, накручивая на пальчик локон. — тебе следует опасаться совсем другого, — улыбнулась она.
— Не знаю, о чем ты, — сказала я, уходя в свою комнату. Я расплела тугую прическу, немного распустила пояс кимоно. Усталость, которая навалилась на плечи каменным грузом за ужином, испарилась, и место ей уступило беспокойство. Я встряхнула головой, прогоняя дурные мысли. Не важно, о чем они говорят, этот разговор не для моих ушей. И потом, какая разница, чем этот разговор закончится, для себя я все решила и уже давно?
Я подошла к столику у окна. На нем стоял забытый еще вчера термос с чаем. Из открытого окна доносилось пение ночных птиц и стрекот сверчков. Теплый вечер приносил запахи последних дней лета.
Я вздохнула. Все равно не усну, пока он тут. Я взяла термос, кружку, кресельную перину и пошла на террасу. Смотреть на звезды и слушать стрекот сверчков намного лучше, чем страдать в комнате.
Ханаби присоединилась ко мне почти сразу. Она бросила свою подушку рядом, улеглась на нее, свернувшись комочком, положила голову мне на колени.
Тут с грохотом отворилось окно кабинета.
— И чего вычитал! Эту традицию я отменил уже давно! Глупости все это! — горланил отец. Очень громко. Он так орет только когда очень пьян.
— Она всегда! Всегда была!.. — доносился голос Наруто-куна, — Я недостоин ее.
— Брось! Мне пригодится зять хокаге. Давай еще выпьем! — рявкнул отец.
Я покраснела до кончиков ушей, боясь пошевелиться и даже вздохнуть.
— Я буду скучать, сестричка, — проговорила Ханаби, зевая.
Я погладила ее по голове. Да, я тоже буду скучать.
— Пойдем спать, — прошептала я.

Та, что всегда была рядом. Глава 10

Утро встретило яркими лучами осеннего солнца и пронзительным звоном будильника. Я потянулась, разминая мышцы, и вдруг вспомнила, что Наруто-кун вчера так и не ушел. Наскоро приведя себя в порядок, я побежала готовить завтрак, который отец любит есть после саке.
Легкий омлет, малосольные овощи, специальный кислый компот из юзу. Самой кусок в горло не лез. Вчера казалось, что ничего не повлияет, а мое решение, а сегодня пришел страх. И осознание, что, если Наруто-кун сделает предложение под давлением отца, я откажу. Я не смогу связать его обязательствами, лишить свободы и выбора, ведь если он будет несчастен рядом со мной, жизнь станет адом.
— О, Хината? — хриплый голос Наруто-куна заставил вздрогнуть. Не знаю, сколько я простояла так, у кухонного окна, сминая полотенце. Наруто выглядел помято. Наверняка, вчерашний разговор ничем хорошим не закончился.
— Наруто-кун, — проговорила я, убирая полотенце. Потом подошла к столу и наполнила стакан. — Выпей сок, он поможет.
Он покраснел, смущенно принял из моих рук стакан, залпом выпил. Потом зачем-то полез в карман. Я представила, что сейчас, помятый, с похмелья, посреди кухни он встанет на одно колено и достанет из кармана заветную коробочку, и меня затошнило, словно это я вчера упражнялась в возлияниях в отцовском кабинете.
— Хината, — начал он, но я перебила его. Я не допущу этого ужасного стыда! Никогда!
— Позавтракай, Наруто-кун, — предложила я, усаживаясь за стол.
Он вздохнул, молча сел, поковырялся в тарелке, а потом, распробовал, еще и добавку съел.
— Хината, ты волшебница! — воскликнул он, сдерживая отрыжку. — Но я, наверное, пойду.
Правильно, иди, иди!
— Я провожу, — тихо сказала я, поднимаясь из-за стола.
Он покинул дом, не спросив меня ни о чем, сам закрыл за собой калитку. Попрощавшись с ним, я поняла, что отпускаю. Совсем отпускаю. Отец не позволит нам тихих встреч, романтики, в которой сможет возникнуть и окрепнуть настоящее чувство. А я не выйду ни за кого замуж из-под палки. И пусть это конец, я благодарна за те мгновения счастья, за те крохи звездной пыли, поднявшие меня на небеса.
Я прошла в спящий дом, убрала грязную посуду и пошла в отцовский кабинет. Там тоже следует убраться.
Они допили всю бутыль, что я принесла им вчера, и еще две! Ого! Неудивительно, что Наруто-кун выглядел плохо. Удивлюсь, если он вспомнит хоть что-то со вчерашнего вечера.
Я начала складывать посуду на поднос, и заметила клочок ткани, торчащий из-под стола. Я наклонилась, и увидела бандану Наруто. Как же он мог забыть ее?
Убрав все, я побрела к телефону. Надеюсь, он уже дошел до дома и еще не лег спать.
— - Алло, Наруто-кун? — спросила я.
— А, Хината! — прокричал он в трубку. — Я забыл бандану, да? Ты сможешь принести мне ее сегодня? Я немного занят.
Я помолчала. Потом вздохнула.
— Конечно, могу. Где мы встретимся? — промямлила я.
— Приходи к пяти часам к памятнику каге, я подойду. Мне пора бежать, спасибо, Хината, — крикнул он и отключился.
Я повесила трубку. Интересно, что все это значит? Наверное, он тоже все для себя решил, иначе не говорил бы так со мной. Я вздохнула.
— Ты грустно вздыхаешь, сестричка. Аура твоей депрессии разбудила меня. — пробурчала Ханаби. — Что тебя расстроило на этот раз?
— Ничего, Ханаби, — я подошла к сестре и поцеловала ее в лоб, — Иди завтракать.
— О, ты приготовила похмельный омлет? Он оценил? — улыбаясь, спросила Ханаби.
Я кивнула и побрела в комнату.
К назначенному времени я была готова. Хотя, я была готова еще раньше, не особо-то и собиралась. Просто отдам ему бандану и пойду по своим делам, пусть их и нет. Найду.
Я положила ее в пакет и побрела к памятнику Каге. Из-за Наруто-куна я прихожу сюда третий раз за последний месяц. Встречи здесь становятся традицией. Скоро дойдет до того, что я не смогу проходить мимо, не вспоминая о нем, а это не слишком хорошо.
В нужное время я была у подножия памятника. Огромная отвесная скала с высеченными на ней лицами всех шести правителей деревни — величественное зрелище, завораживающее, вдохновляющее.
— О, Хината! — я услышала голос Наруто за спиной и обернулась. Он махал мне, подзывая.
Я медленно побрела к нему.
— Ты пришла, — он улыбался. — Пойдем, сверху открывается прекрасный вид на долину.
— Наруто-кун, я… — я остановилась, и он удивленно посмотрел на меня. — Прости, у меня еще есть дела. Вот твоя бандана, — я протянула ему пакет.
— У тебя не будет пяти минут? — разочарованно проговорил он. Он начал нервничать, и я сдалась.
— Хорошо, пойдем, — кивнула я, и получила в ответ счастливую улыбку. По длинной лестнице он завел меня на самый верх, и так спешил, что у меня даже дыхание сбилось.
Сверху, и правда, открывался чудесный вид. Вся Коноха, как на ладони. Внизу можно было рассмотреть главные здания, маленькие улочки и даже людей. Закатное солнце окрашивало крыши в цвет золота. Я и не знала, что отсюда открывается такой чудесный вид!
— Красота! — воскликнула я.
— Это точно, — проговорил Наруто. Я посмотрела на него — он неотрывно смотрел мне в глаза. Я почувствовала, как краснею.
— Хината, ты не проголодалась? Я взял Ичираку на вынос. — с гордостью сказал он, и тут я заметила плед и маленькую коробку с надписью «Ичираку».
Он заранее готовился? Сердце забилось в груди, воздуха как-то резко перестало хватать.
Мы уселись на плед, Наруто-кун раскрыл коробку, достал горячий рамен.
— Я всегда думал, что это самая вкусная еда, но завтрак, что я ел сегодня не сравнится ни с чем! — заявил он, протягивая мне миску и палочки.
Я поблагодарила его, не уверенная, что смогу что-то съесть.
— Знаешь, саке — странный напиток. Ты пробовала? — спросил он.
Я покачала головой.
— Он не такой вкусный, как я представлял, и не такой крепкий, но я почему-то очень быстро потерял контроль над языком, — он почесал затылок.
— Ты помнишь, о чем говорил с отцом? — аккуратно уточнила я.
— Да, — ответил он, всматриваясь в горизонт. — Хината, — он повернулся ко мне и серьезно посмотрел в глаза.
Нет!
— Наруто-кун, подожди! — я перебила его.
— Что? — удивился Наруто.
— Я знаю, о чем вы говорили с отцом! — выпалила я.
Он покраснел, и снова потянулся к затылку.
— Я все понимаю, и я не хочу, чтобы ты что-то делал под давлением. Это неправильно, несправедливо и… — я запнулась, увидев его спокойную и нежную улыбку.
— Хината, ты знаешь меня лучше всех. Ты правда думаешь, что я могу делать хоть что-то против своей воли? — он улыбался, согревая заледеневшее сердце.
Я тоже улыбнулась, качая головой. Ну да, он точно не будет следовать правилам. И от этой мысли стало одновременно легко и грустно. Когда я представляла, что он сделает предложение под давлением отца — чувствовала себя ужасно. А теперь, когда ни о каком предложении речи уже нет, снова появилось ощущение, что я опоздала на автобус в направлении счастья.
Я посмотрела на горизонт, закатное солнце медленно ползло по крышам.
— Хината, помнишь, как мы пришли сюда в первый раз вдвоем? — вдруг спросил Наруто.
Я взглянула на него. Он смотрел куда-то вдаль.
— Я тогда очень много хотел тебе сказать, но повел себя как тормоз и трус.
Это он-то трус? Кто из нас больший трус — это еще открытый вопрос.
— Знаешь, когда-нибудь мое лицо окажется на этой скале, — мечтательно проговорил он.
— Я уверена в этом, Наруто-кун, — проговорила я.
— Ты,. — он повернулся и взял мою руку. — Ты всегда верила в меня, даже когда я не верил в самого себя. И я хочу, чтобы твоя уверенность была со мной, когда я стану хокаге. Я хочу, чтобы ты была рядом. — он сжал ладонь.
— Конечно, я буду рядом, Наруто-кун, — промямлила я, не до конца уверенная в том, что происходит. Но сердце снова начало биться в висках.
Он покачал головой и снова отвернулся к горизонту.
— Хината, ты всегда была со мной! Всегда, а я не видел, до последнего не понимал, зацикленный на себе. Тогда, в битве с Пейном, когда он почти победил, ты призналась в любви, — он улыбнулся.
Я почувствовала, как жар заполняет щеки.
— Тогда я подумал, что ослышался. Ведь не может, чтобы такого неудачника любила самая лучшая девушка на свете, — сказал он, вглядываясь в горизонт.
У меня перехватило дыхание, а в глазах начало щипать.
— Я тогда думал, что потерял тебя, и готов был умереть, настолько я был зол. А увидев, как твои глаза заполняются туманом бесконечного цукиеми, думал, что потеряю себя. Но, знаешь, даже тогда я не усомнился, что мое лицо будет смотреть на деревню с этой скалы. — он сжал мою руку, а я боялась даже вдохнуть.
— Когда тебя забрал этот лунный придурок Тонери, вот тогда я понял, что недостоин ни звания хокаге, даже ниндзя называть себя не стоит, потому что «великий герой» не смог удержать в безопасности самое дорогое, — он посмотрел на меня.
Я всхлипнула.
— Хината, я расстроил тебя? — он обеспокоенный, он потянулся ко мне.
Слезы против воли упали из глаз крупными каплями.
— Хината? — Наруто-кун в настоящей панике начал метаться вокруг. — Хината, что я сказал? Прости меня!
— Все хорошо, — сквозь слезы промямлила я, — Все в порядке, Наруто-кун. — желая убедить, я замахала руками, столкнув коробку с недоетым раменом. Теплый суп растекся по клетчатому пледу.
Мы одновременно подскочили, уходя из зоны супового поражения, опрокидывая остатки.
— Прости, Наруто-кун, — промямлила я. — Я такая неуклюжая.
— Да ничего, — задумчиво сказал Наруто, засовывая руки в карманы.
Я подошла к пледу, стряхнула остатки лапши. Но плед был безнадежно испорчен, как и романтическая обстановка. Наруто тихо стоял за моей спиной. Я осторожно подошла к нему.
— Я постираю и верну тебе, — промямлила я.
— Хината, — со вздохом он подошел ко мне, отобрал плед, бросил его в траву.
Я взглянула на него. Что происходит? Он так расстроился?
— Я понимаю, что с того дня, когда ты призналась мне, прошло много лет, я и правда, тугодум. Но, когда ты поцеловала меня, я понял… — он подошел ближе. — Я снова начал надеяться, — он осторожно провел руками по моим плечам, — Я снова поверил, что у нас есть шанс, Хината.
Его серьезное лицо было так близко, его сильные руки сжимали мои плечи, а ясные глаза искали ответ.
— Есть, — прошептала я.
— Хината, — прошептал он, наклоняясь.
Миг — и я снова потерялась в ощущениях, отдаваясь без остатка его нежным губам.
— Я люблю тебя, — прошептал он в мои губы, и я вернула ему признание, растворяясь в любимом без остатка.
Мы не заметили, как солнце заползло за горизонт. Свет золотых крыш освободил место отблескам фонарей, и теперь перед нами расстилался мерцающий ковер маленьких огоньков.
— Все еще красиво, да? — прошептал Наруто, почти касаясь губами моего уха. Мы сидели, обнявшись, возле самого края скалы. Я прижалась к Наруто спиной, а он крепко обнимал меня, согревая объятьями и поцелуями.
— Вчера твой отец дал мне кольцо, — вдруг сказал Наруто. Я напряглась, хоть и знала, что этот разговор состоится. — Но я забыл его дома.
Ну да, в этом весь Наруто-кун. Я улыбнулась и повернулась, чтобы видеть его лицо.
— Зато это я таскаю с собой уже месяц, — он потянулся в карман, вынул коробочку и достал из нее маленький скромный ободок. — Это кольцо Четвертый подарил моей маме, — проговорил он. — Конохамару нашел его вместе с шарфом и другими их вещами.
Он вздохнул.
— Ты примешь его, Хината? — он снова серьезно посмотрел на меня.
Я порывисто кивнула. Конечно, приму! Как иначе?
Он осторожно взял мою руку и надел на палец тонкий ободок. Холод металла обжигал кожу.
— У тебя руки холодные, — Наруто-кун поднес мою ладонь к губам и поцеловал каждый палец. — Замерзла?
— Нет, — прошептала я, не веря в происходящее.
— Замерзла, — прошептал он в мою щеку.
Холодный осенний ветер залезал под куртку, но я не чувствовала холода, ведь меня согревал самый горячий огонь.

Та, что всегда была рядом. Глава 11

Скрывать помолвку долго мы не смогли, да и не особенно хотели. Чтобы вручить сразу всем друзьям официальные приглашения и никого не обидеть, пригласили их в барбекю.
— Когда событие? — спросила Ино, отпивая саке.
— Запланировали на весну. К тому времени Каге смогут освободить свои графики, чтобы поздравить Наруто-куна. — я почувствовала, что снова краснею.
— Цветение вишни обещают очень обильным, — мечтательно сказала Сакура.
— Романтика, — улыбнулась Ино, приваливаясь к плечу лучшей подруги.
— Такой известный человек, как он, не может совершить жизненно важный поступок, не пригласив на торжество лидеров стран-союзников, — патетически заявил Ли, громко ударив по столу.
— Ли, тебе уже хватит, не находишь? У тебя нет денег на восстановление этого бара! — воскликнула Тен-тен.
— Ты права, Тен-тен! Гай-сенсей не одобрил бы этого! — слезы показались на лице Ли-куна.
— Ох, за что мне это?! — вздохнула Тен-тен, наливая себе очередную рюмку.
— Наруто! — рявкнул Киба, заставляя всех замолчать. — Только посмей обидеть нашу девочку! Я тебе оторву все, что. — Шино закрыл ему рот рукой.
— Вам следовало сказать нам раньше, — проговорил он, и все поняли, что он снова обиделся.
— Прости, Шино-кун, — проговорила я.
— Все хорошо, вы ведь, в итоге, сказали, — проговорил он, отпуская Кибу-куна.
В общем, несмотря на явный перебор в возлияниях, вечер шел хорошо. Чоуджи ел, Ли много философствовал, Тен-тен пыталась его остановить, Киба угрожал, Сай улыбался, с каждой миной становясь все более румяным. Сакура и Ино принялись вспоминать Саске-куна и разрыдались друг у друга на плече. Шикамару-кун молча пил, задумчиво посматривая то на Наруто, то на Темари-сан. Она же, замечая эти взгляды, вела себя громче Кибы.
Я тоже попробовала саке, и не слишком впечатлилась. Горько, но в голове становится шумно и отчего-то хочется смеяться.
— Ты в порядке? — прошептал Наруто-кун на ухо. Я кивнула, чувствуя жар от его близости.
— Может, сбежим? — спросил он. Я взглянула на него и улыбнулась. — Ты иди в туалет, я за тобой, через десять минут встречаемся на улице.
— Хорошо, — прошептала я и встала.
— Хината, ты куда-а-а? — промычала Сакура, шмыгая мокрым носом.
— Сейчас вернусь, — соврала я, ощущая, что ноги не очень хорошо слушаются. Коварный напиток саке…
В уборной я умылась холодной водой, немного приходя в себя. И через десять минут была на улице. Свежий воздух немного остудил шумную голову. Наруто-кун уже ждал.
— Я провожу, но сначала зайдем ко мне. Обещают дождь, так что надо зонтик взять. — в самое лицо проговорил он. Кажется, кому-то налили перед выходом.
— Хорошо, — просмеялась я, вглядываясь в темное небо. И не ясно, темным оно было от туч или от времени суток. Но отчего-то было важно на него посмотреть.
— Эй, Наруто! — донеслось из бара. Наруто-кун приложил палец к губам, потянул меня, и мы побежали. И, как только мы завернули за угол, полил дождь. Смеясь почти до слез мы все равно бежали к нему. За зонтиком. Ну да.
Хохоча, он достал ключи от двери своей квартиры, и от смеха долго не мог попасть в замочную скважину. Или не от смеха.
Когда мы, наконец, ввалились в его жилище, были насквозь мокрые.
Отсмеявшись, я посмотрела на Наруто-куна. С его волос падали мелкие капли, даже с носа текло. Его одежду можно было отжимать.
— Наруто-кун, ты же простынешь! — спохватилась я, — Тебе надо снять мокрую одежду!
— Да? — он схватил свою куртку, осматривая ее.
— Конечно! — воскликнула я и подошла к нему. Нахмурившись, я взялась за язычок молнии и потянула вниз. Ее заклинило на середине, и мне пришлось побороться, чтобы продвинуть ее ниже и расстегнуть, наконец, замок. Потом я взяла за воротник, чтобы стащить мокрую куртку с плеч Наруто-куна. Но странная тишина заставила поднять глаза и остановиться.
Он смотрел на меня, не моргая, и его голубые глаза были почти черными. Его грудь вздымалась, словно ему не хватало воздуха.
Мгновение, и он прижимает меня к стене, сминая губы, выпивая меня без остатка. Я закрыла глаза, отдаваясь каждому мгновению, выгибаясь под его нежными руками. Его рука с талии скользнула под мою мокрую блузку, поднялась выше, сминая белье. Из моей груди вырвался стон, и вдруг все остановилось. Я распахнула глаза. Наруто-кун отстранился, тяжело дыша и удивленно посмотрел на меня. Он поправил мою блузку.
— У тебя тоже вся одежда мокрая. Я принесу полотенце и футболку, — хриплым голосом сказал он, попятился назад, а потом и вовсе отошел к шкафу.
Я вздохнула. Что сейчас было? Я вообще себя не контролировала. Только его самообладание позволило не зайти дальше. Дальше. Ой, что же будет! Я зажмурилась и закрыла краснеющее лицо руками. Только сейчас накатило осознание и страх.
Наруто-кун дал мне сухую футболку и толстовку, и пакет для мокрой одежды.
По дороге к моему дому мы говорили очень мало. Я безуспешно пыталась прогнать страх предстоящих событий, даже его присутствие и то, как крепко он сжимал мою ладонь, не помогало.
Одежда Наруто-куна была чистой, но все равно пахла им. И от этого едва уловимого аромата было волнительно и жарко. И даже холодный душ не выветрил из меня впечатления дня, потому сны мне снились жарче летних дней.

Та, что всегда была рядом. Глава 12

В примерках, пробах, приглашениях, согласованиях и других приятных и не очень хлопотах время пролетела зима. Незаметно наступила весна, неумолимо приближая день свадьбы. Наруто-кун почти каждый вечер ужинал у нас, делая для организации свадьбы больше меня.
Он запланировал мальчишник на выезде, в стране водопадов. Думаю, он хотел встретиться с Саске-куном. Я решила позвать девочек в горячие источники, совместить приятное с полезным.
— Хината, какая ты счастливица, — промычала Ино, лежа в горячей воде источника с питательной маской на лице. — И скромница. Ничего нам не рассказываешь!
— Да нечего больно рассказывать, Ино-сан, — лукавила я, радуясь, что маска скрывает румянец, который заполняет щеки каждый раз, когда я вспоминаю о том вечере.
— Сакура, ты хоть у нее выпытай что-нибудь! — воскликнула Ино.
— А? Да, хорошо, — промямлила Сакура. После того, как она вернулась со встречи с Саске-куном, она стала очень рассеянной.
День прошел очень хорошо. Мы сделали маски, маникюр, поплакали на массаже, где нам размяли каждую косточку. Вечером выпили освежающего чая.
— Хината, — Темари приоткрыла дверь в мою комнату, когда я уже собиралась спать.
— Темари-сан? Все хорошо? — уточнила я.
— Да, — она вошла, неся в руках небольшой сверток. — Я хочу вручить тебе подарок заранее.
— О! Почему не на свадьбе? И потом, вам вовсе необязательно дарить что-то от себя, Темари-сан, мы будем рады подарку от Казекаге, — смущенно ответила я.
— Нет, нет. И давай уже на «ты», мы столько вместе прошли! — Она улыбнулась и подошла ближе. — Это особенный подарок. Видишь ли, в моей стране есть обычай среди женщин. На свадьбу мать, сестра или подруга обычно дарит невесте платье. Не подвенечное, с этим невеста сама справляется. Это ночное платье, оно намного важнее, ты же понимаешь, — она подмигнула, а я поняла, что мои щеки уже пунцовые.
— Ох, кажется, ты понимаешь. Я просто оставлю это здесь, хорошо? Я знаю, оно принесет счастье — улыбнулась она, скрываясь за дверью.
Нерешительно я подошла к свертку, развернула и обомлела. Белоснежная сорочка из тонкого кружева, легкая, красивая, но она же ничего толком не будет скрывать! Как я это надену? В ужасе я свернула пакет и убрала подарок на дно сумки.
День свадьбы прошел, как и ожидалось: эмоционально, волнительно и очень утомительно. Наруто-кун, серьезный, в официальном кимоно, выглядел торжественно и очень непривычно. И каждый раз, когда наши взгляды встречались, он улыбался. И каждый раз, когда я смотрела на него, я пыталась привыкнуть к мысли, что теперь это мой муж. Эта мысль щекотала что-то внутри, вызывала щипание в носу, а еще крылья за спиной!
Как и обещали синоптики, в этот день стояла чудесная безоблачная погода, было очень тепло, и распустившиеся цветы вишни идеально украшали этот день.
Шикамару-кун держал за руку Темари-сан. Кажется, их переглядывания на барбекю получили свое развитие. Ино-сан и Сай-кун тоже держались за руки. Сакура из рассеянной превратилась в мечтательно-окрыленную. Гости веселились, смеялись, пошло шутили, напивались и наедались.
Жениху и невесте следует оставаться на банкете до последнего гостя, а расходиться никто не хотел. Так что к нашему, уже собственному, дому мы с Наруто-куном добрели, когда небо начало светлеть.
На первой же ступени я споткнулась, зацепившись за подол кимоно.
— Обними меня, — прошептал муж. Я обняла его крепкую шею и положила голову на грудь. Он подхватил меня, перенося через порог. И со мной же поднялся в спальню.
И, как только он опустил меня на ноги, усталость улетучилась, явив место страху и нерешительности.
— Я думаю, подвигов с нас достаточно на сегодня. Я, наверное, в гостевой посплю, — он почесал затылок.
— Наруто-кун, — позвала я. — Развяжи мой пояс, пожалуйста.
— Ох, да, конечно, — спохватился он. Он возился какое-то время, наверное, бесконечность. Наконец, справившись, развернул меня, шепнул мне в губы «спокойной ночи» и ушел.
Я сняла кимоно. Прошла в душ. Наверное, он прав, достаточно подвигов, у нас вся жизнь впереди.
Вышла из душа, потянулась за пижамой, и вспомнила о подарке Темари.
Тонкое прозрачное кружево.
Отбросила пижаму, достала «платье невесты». Как я и ожидала, оно не скрывало почти ничего и служило больше красивой оберткой, нежели одеждой.
За дверью раздались шаги Наруто-куна. Я медленно подошла к двери, делая последний вздох, и рывком открыла дверь.
С мокрых волос Наруто-куна падала вода на голые плечи. На нем были только пижамные штаны. Он остановился, словно вкопанный, неотрывно глядя на меня.
Мгновение тишины тянулось, казалось, вечность.
А потом меня подняли на руки, внесли в спальню, хлопнув дверью, и через секунду я ощутила, насколько обжигающе холодны простыни, насколько горячи прикосновения рук и губ. Я ощутила боль и всепоглощающее удовольствие, познала ад и рай, потеряла и обрела себя. Я познавала и дарила любовь, отдаваясь без остатка. Я поднялась на вершину блаженства и опустилась в океан любви, заснув на плече мужа. Я всегда была рядом. И всегда буду.
Я открыла глаза и сладко потянулась. Какой чудесный сон! Я повернула голову и посмотрела на мужа. Рот открыт, светлые ресницы подрагивают, на щеках легкий румянец сонного человека. И какая разница, о чем был сон, если реальность лучше любого сна?

НаруХина.ру - Та, что всегда была рядом - версия для печати

 скрыть [x]