НаруХина.ру - Формула идеальной любви - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Формула идеальной любви

ЧАСТЬ 1. ДЕВОЧКА БЕЗ ПРОШЛОГО
Наруто
3 года назад
Легкая дымка окутывает все вокруг, опьяняет меня до одури, и я не могу больше нормально думать. Лишь жить инстинктами и чувствами на уровне подсознания. И все это из-за этой девчонке, которая сейчас стоит предо мной в один кружевных чулочках и этом блядском бюстгальтере, который ничего не скрывает.
Наруто-кун прошу, не смотри на меня так… — тихо говорит она, почти не размыкая своих опухших от укусов, губ. Нежно и слишком приятно. Кажется, только из-за одного ее голоса, я завожусь сильнее. — Ты меня смущаешь…
Хината, моя малышка. Я хочу не только тебя смущать. В моих мыслях столько непристойного и ужасного, что я удивляюсь сам себе. Но это позже, а сейчас я хочу лишь сделать ее своей — без каких-либо игр и прочей мишуры, ведь слишком долго отказывал себе в этих губах, нежных руках и таких сочных стонов. Слишком долго Хината Хьюго принадлежала всему миру, кроме меня.
Но я готов исправить это прямо сейчас, забыть про весь холеный контроль и самообладание, сорвать с нее остатки белья и стать ненасытным хищником. Тогда зачем все эти игры, которые я вел? Правильно, они пойдут коту под хвост, а я хочу смаковать момент так долго, как она не позволяла прикоснуться к себе. Моя маленькая месть, Хината, будет упоительной.
— Помнишь, что ты говорила мне тогда в машине? — лукаво улыбаюсь я, замечая на ее щечках легкий румянец. Конечно, помнит свои слова, да и не только их, но и мои руки. — Я хочу, чтобы ты сказала это прямо сейчас, иначе я ничего не буду делать, и мы оба останемся без угощения.
Наруто-кун, ты ведь знаешь…мне так неудобно, боже, я не буду этого говорить! — Ее нотки протеста забавляют меня, и я начинаю наступать.
Медленно расстегиваю пуговицы рубашки, аккуратно провожу пальцами по своей шеи и нервно сглатываю, словно осекаюсь, когда встречаюсь с ней взглядом. Томные, мутные глаза похожие на два бездонных лунных кратера. «Нужно терпеть, Наруто, нужно терпеть», — уговариваю себя. Снова этот дразнящий темп и я готов поклясться богам, что она вздрогнула, когда моя рубашка соскользнула с плеч и я потянулся к ремню брюк.
Наруто-кун! — вздыхает девушка и преодолевает расстояния, между нами. Ее холодные от волнения руки накрывают мои горячие. Такое приятное покалывание от встречи огня и льда, отдается тугим узлом в паху. Черт, я победил. — Я сама.
Ее пальчики ловко расстегивают ремень. Потом пуговицу и ширинку, давая мне свободу.
Наруто-кун, я помню, что сказала тогда в машине и не отступлюсь от своих слов, — Хината подходит ближе, прижимаясь всем телом к моей груди. Ее ладони ложатся на мою спину, и я чувствую, как легкое покалывание отходит от них. Она нежно касается губами моих ключиц, и я глубоко вздыхаю. — Я хочу только тебя, Наруто-кун, только тебя.
***
1,5 года назад
Когда уходят разбитые сердца? Как люди живут с этим дерьмовым чувством пустоты? Как пережить предательство близкого человека, если ты все еще чувствуешь болезненные уколы по всему телу, стоит тебе вспомнить лишь его имя?
Не знаю. Наверное, ни одного человека, способного дать ответ на этот вопрос.
Спустя пару дней после того дня, изменившей в одночасье весь мой мир и представление о людях вокруг, я заставил найти в себе силы и вернуться в Токио. Наскрести денег и купить себе ящик пива, чтобы начать глушить свои ощущения хоть как-то.
Открыв дверь квартиры уже в сумерках, я увидел свет на кухне и зло швырнул ключи от квартиры на тумбу. На свете было всего два человека, которые имели запасной ключ и так могли вторгнуться на мою территорию. И если сейчас сидит на кухне и пьет чай Хьюго, то я не знаю, что сделаю с ней…
— Долго пришлось тебя ждать, — расположившись на диване, произнес Саске и бегло отметил мой внешний вид в излюбленной небрежной манере.
— Не хочу говорить, — фыркнул я, отрицательно качая головой, как в меня полетела подушка. — Совсем охренел? — Заорал я, уворачиваясь от нее. Друг спокойно достал из кармана какой-то конверт и швырнул на стол. — Что это? Очередное письмо с признанием в любви?
— Нет, это мое заявление об уходе из «Курамы», — сухо ответил Саске, а я пытался понять, что за фигня происходит.
— ЧТО?
— Да, я думал, что знаю тебя. Ты был мне как брат, Узумаки, но видно я сильно ошибался. После того, что ты с ней сделал, мне пришлось переосмыслить все наши отношения, ведь это ни в какие рамки не лезет, — осуждающе сказал он.
— Не смеши, — процедил я — это она врала мне прямо в глаза, строила из себя великую неженку! Это она, отчитывала меня за мелочи, пьянки, а сама периодически разрешала подтрахивать себя тому ублюдку. И теперь я стал нехорошим?! Ты мозги растерял?! Из-за какой-то суки рушить дружбу…
— Хватит! — рявкнул Учиха. — Даже не смей хотя бы думать о ней в этом поганом ключе, Наруто. Да, из-за якобы «суки», я готов разорвать тебя. Прямо сейчас. Наплевать на то, что обещал ей тебя не трогать. — Парень вскочил с дивана. — Она идеальная девушка для тебя, Узумаки. Была. Пока тебе в голову не взбрела какая-то херня. А теперь что? Сидишь здесь и ненавидишь весь мир, бедный мальчик. Никто не любит? Так и надо. Хината была слишком влюблена в тебя, чтобы замечать, какое ты говно.
— Да что ты знаешь?! — Уже заорал я. — Я слышал, как она говорит твоей подружке Сакуре, что не может лгать мне, что все слишком долго происходит и она этого не хотела. Что нужно признаться, чтобы стало легче нам обоим… А потом этот урод, те тупые фотографии… Она свалила в самый важный день моей жизни! Сбежала, оставив тупое письмо с одним словом «прости»!
— У тебя есть скверная привычка вырывать все из контекста, Наруто, — грустно смеется брюнет передо мной. А я готов разорвать его на мелкие кусочки. — Я больше не хочу с тобой говорить — это бесполезно, ты зациклился на себе, а других не видишь. Она ушла бы от тебя, был вопрос лишь времени. Поэтому вот, — он достает из кармана кольцо и бросает на стол рядом с письмом. — Хината просила передать, что оно больше ей не нужно.
Саске резко развернулся и пролетев мимо меня, напоследок театрально захлопнул дверь.
А я не могу отвести взгляда от гребанного обручального кольца, что я подарил той девчонке, которая растоптала мое сердце и выбросила. Камушек блестел в свете ночника, а я даже отсюда мог прочитать гравировку на кольце «Единственному лучу надежды в мире».
***
2 месяца назад
Стоя у темного фасада дома, я уже несколько раз пытался открыть дверь. Но холод внутри из-за неизвестного прежде мне страха и мрак, что душил снаружи, не давали наконец дернуть за чертову ручку входной двери. Я просто сам запретил себе это делать и теперь, как индюк стоял и пялился вперед.
— Бери себя в руки, тряпка! — Зло прошипел я сам себе и наконец дернул дверь.
Помещение встретило меня тиШиной, теплом и спокойствием от которого я отвык. В воздухе летал запах тыквенной каши, что мама любила готовить и легкий дымок табака, что курил отец на веранде. На стенах висели семейные фотографии и рисунки Акино, которая считала свои долго показать, насколько она «талантливый» художник в свои десять лет.
Наруто! А я думала, ты так и будешь стоять под дверью, пока не замерзнешь — усмехнулась мама, медленно спускаясь по лестнице со второго этажа. — Мы тебе заждались… Акино-чан легла спать, как и твой отец, а я не смогла себе этого позволить, пока бы не увидела дорогого сердцу мальчика.
— Мам, извини, не стоило тебе меня ждать. Лучше бы спать легла, — улыбнулся я, подмечая, что женщина совсем не изменилась за все долгие месяцы моего отсутствия в Конохе. Волосы все также струились, лицо светилось счастьем и лишь в уголках глаз появились первые морщинки.
— И оставить своего сына голодным с дороги?
— Я поел в поезде.
— Опять заварной рамен? Это не еда, Наруто, — строго добавила она. Все-таки я скучал по этому тону. Все мое волнение потихоньку стало отступать. — Чемодан оставь здесь. На кухне помоешь руки, а я подогрею рис с рыбой.
Я не стал перечить матери, а лишь с упоением начал наблюдать за ее плавными движениями, усевшись за стол после водных процедур. Все-таки дом имеет свою определенную магию, которая затмевает собой все горести и проблемы. Я даже позволил себя расслабиться и забыть про проблемы с поставщиками на рынке, которые, кажется жили в моей голове на протяжение нескольких месяцев.
Женщина поставила аппетитно пахнущее блюдо передо мной и пожелала приятной трапезы, села рядом, попивая травяной чай.
— Как дела на работе? — Спустя долгий промежуток времени, спросила мама.
— Потихоньку. — Я решил не вдаваться в подробности. Женщине не стоит знать, какое дерьмо происходит у меня в жизни. Я здесь не чтобы жаловаться, а чтобы хорошо провести время с семьей и друзьями, которых так давно не видел. — Лучше расскажи, как у вас дела? Чем сейчас живет Коноха, а то слишком давно меня здесь не было?
— Да вот, без изменений. У нас городок небольшой, сам знаешь, тихо и спокойно. Скоро Сай и Ино женятся, но ты и сам это знаешь, тебя ведь пригласили, как и почти всю деревню. — Она задумалась, а я почувствовал в этом подвох — уж слишком лицо ее было напряжено, словно она взвешивала все «за» и «против», прежде чем что-то еще сказать.
— Пиршество намечается знатное, — улыбнулся я, но женщина не поддержала моего энтузиазма. В миг я стал серьезным и отодвинув тарелку с недоеденной порцией, уставился на мать. — Ты что-то не договариваешь. Рассказывай, что случилось? На работе проблемы или у Акино в школе? Может с финансами что-то? Я помогу, ты же знаешь.
— Не в этом дело, — мама посмотрела на меня, а в ее глазах заблестели слезы.
— Мам…ты меня пугаешь — признался я, осторожно касаясь ее плеча. Тело начало покалывать от волнения.
— Помнишь, с тобой в классе училась девочка — такая миленькая, ты еще был влюблен в старшем классе? А потом вы разъехались, ты в Токио, а она уехала заграницу куда-то, в Америку, если не ошибаюсь. — Мое сердце сделало кульбит и воздух, словно выбили из легких. «Такая миленькая» — самое отвратительный синоним к имени Хинаты Хьюго, которую лучше бы нужно назвать стервой или заносчивой дурой. Но я промолчал. — А потом вы же с ней в Токио встретились, и я узнала от Саске-куна, что вы даже вроде встречались, а потом разошлись…
— У моего друга слишком длинный язык…
Наруто, выслушай! — резко подняла голос она, отчего я опешил. — Как бы вы хорошо вместе не смотрелись, я не могу влезать в ваши отношения, потому что только мы сами способны ломать и строить судьбу. Я говорю все это не что бы тебя переубедить, просто… — Она жмурится. В груди все трепещет от ужасного предчувствия. — Пару дней назад, ее отец и мать вместе с младшей дочкой разбились на машине, когда отдыхали в Мадриде.
— Какой ужас, — только и смог я выдавить. Не думаю, что это было сожаления или расстройство. Пусть и цинично, но я не чувствовал какой-либо утраты. Люди умирают по-разному, а что эти разбились — судьба. Никак иначе.
— Бедная Хината осталась одна! — всплеснула руками мама. — На нее все так свалилось…
— Откуда ты это знаешь?
— Просто Тен-Тен, дочка мой коллеги, с ней хорошо общается до сих пор. — Конечно, это все объясняет. Помню я эту подружку, которая также громко кричала, что я полный мудак, раз оставил идеальную Хинату Хьюго одну, а не что она смешала меня с грязью. — Хината сейчас только вернулась из Кореи, она там работала в какой-то компании, а теперь смерть родителей и ей приходится разгребать долги, пытаться поддерживать гостиницу на плаву. Боже! Она ведь еще маленькая.
— Мам, ей двадцать три, — парирую я.
Наруто, нельзя быть таким. В любом возрасте для родителей, мы — дети. Хината нуждается в поддержке в такую минуту. Мы с отцом звонили ей, предлагали помощь, но она отказалась, как и от помощи Харуно и Яманако. Сказала, мол не так хорошо мы общаемся, чтобы она что-то от нас принимала.
— Ее можно понять. Это ее проблемы, ее семьи…
— Кто тебя укусил?!
— Просто раз это случилось, то она должна это пережить.
— Конечно! Я бы посмотрела, как бы ты пережил смерть близких.
— Не говори ерунды, — раздраженно фыркнул я. Старые раны начинали давать о себе знать.
— Это ты не неси чушь. Когда Хината приедет, даже не смей что-то ляпнуть.
— Что значит «когда приедет»?! — Я резко вскочил со стула, вызывая удивленный «ох» матери.
— Похороны будут здесь, в Конохе, через несколько дней. Их устраивает ее кузен, а когда она закончит с документами по бизнесу отца, тоже приедет. Хината сказала, что Ино и Сай могут пожениться в загородном поместье ее семьи там вроде бы есть небольшой храм в буддийских канонах и она готова им помочь. Ребята рады до безумия. Тем более, что они дружили с ней в школе. Поэтому, Наруто, будь добр к девочке и держи язык за зубами. У нее траур, а ты не должен сделать еще хуже. Иначе ты знаешь мои методы!
«Еще хуже». Куда может быть еще хуже, когда ты встречаешься лицом к лицу с человеком, который разрушил твою жизнь? Хината Хьюго, можешь даже не надеяться, что эти дни в Конохе пройдут для тебя мирно. Я сделаю так, что ты окунешься в то дерьмо, что пережил я за эти три года. Уж поверь мне.

Формула идеальной любви. Глава 2

Хината
Уважаемые пассажиры, наш самолет совершил посадку в аэропорту Конохи, так называемом «десятом кругу Ада». Температура за бортом сто градусов по Цельсию, возможны осадки в виде потерянных душ; время девятнадцать часов тридцать две минуты. Командир корабля и экипаж прощаются с вами. Надеемся, что вы застрянете в этой дыре и никогда не вернетесь отсюда живыми и здоровыми! Пожалуйста, оставайтесь на своих местах, пока праведный огонь не превратит вас в пепел. — Вот что на самом деле должна говорить стюардесса после трех часов полета, вместо той слащавой речи и благодарности, ведь кто в здравом уме полетит в такую глушь, как Коноха?
Наверное, только я и еще пятнадцать бедолаг на борту этого самолета.
Вместе с остальными прибывшими я прошла пункт досмотра, получила чемодан и скривившись под баннером «Добро пожаловать домой!», выскочила из здания аэропорта. Я нервно потерла ладони, сжимая пальцы до боли. Дрожь пробирала тело, словно от холода. Необходимо было успокоиться. Куда делось то самообладание, что было со мной все эти часы перелета?
Взять себя в руки и успокоиться. Не так сложно, да, Хината? И не думать о том, что я возвращалась в Коноху чтобы оборвать связь с этим городом навсегда.
В этот раз точно.
Как бы страшно это не звучало, но смерть близких освободила меня. Честно. Такие мысли вызывают отвращение к самой себе, но что поделать, если это так. Отец никогда не считал меня примерной дочкой — ему было мало тех достижений, похвал и оценок, что я имела, поэтому после смерти матери он вообще перестал обо мне заботиться. Лишь деньги, которые капали на мой счет, хоть как-то напоминали о Хиаши. А когда появилась его вторая жена — а потом и еще один ребенок, Ханаби, — я перестала существовать для него навсегда.
Тогда мне казалось, что ад закончился и я могу вести жизнь среднестатистического подростка, которая возможна была в этом захолустье. Но он не хотел отпускать свои поводья, продолжая активно поддерживать облик идеальной семьи. Эта игра не могла продолжаться долго и когда выпала возможность, я сбежала.
Далеко и надолго. Но, как-то мне сказали, что Коноха — магнит, который не отпускает «своих». Сначала я этому не верила, но пару лет назад убедилась в правдивости слов, брошенных в шутку. И что из этого вышло? Отец запретил называться Хьюго, любимый мужчина решил, что я шлюха, а лучшие друзья — что я законченная дура, раз променяла идеального парня на свободу.
Тогда мне казалось, что все кончено. Навсегда.
Но Коноха ведь магнит? И вот я снова здесь, приехала посмотреть на могилу родственников и убедиться, что они не превратятся в зомби; помочь с свадьбой одноклассникам и продать семейное поместье. Разделить деньги от дома между мной и моим кузеном. И уезжать к чертям, пока вся эта авантюра не вылилась в проблемы, которые мне сейчас не нужны.
И никогда не возвращаться в Коноху.
Замерзшими пальцами я прикасаюсь к пылающим от волнения щекам, воскрешая в памяти лицо одной из бывших школьных подруг, с которой время от времени поддерживала связь все эти годы. На удивление, она была воодушевлена моим приездом, хоть и в такой скверной ситуации. Подруга пообещала меня встретить в аэропорту и отвезти домой (лучше бы это сделал кузен, но сейчас он на работе, и я не могла отказать от предложения подруги, ведь с такси в Конохе большие проблемы). Хоть я и свалилась как снег на голову, девушка была рада мне и узнав о предложенной помощи Ино, завизжала в трубку. Только тогда я осознала, насколько я отвыкла от общения с людьми.
Я вышла на улицу, навстречу весеннему ветру, плотно кутаясь в кашемировое пальто, отбросив непослушные иссини-черные волосы назад. Тен-Тен налетела на меня, хватая в охапку, едва не сломав мне несколько костей, как мне показалось, но удивление от такого приема ушло на второй план, потому что я уже обнимала ее в ответ.
— Святые! Хината, как же я соскучилась! — выкрикнула девушка, потрепав меня за впалые щеки, а я в изумлении уставилась на нее. — Возможно, это не то, что хочется услышать при первой встрече столько лет спустя, но видок у тебя тот еще. Ты случайно не с Бухенвальда сбежала?
— Даже если и так, то ты теперь ведешь уроки фитнесса и знаешь все секреты правильного питания и поможешь мне набрать вес, — я натянула улыбку, как можно шире и искреннее. Видно, Тен-Тен повелась на мою искренность и захохотала. Играть видно у меня получалось лучше, чем чувствовать.
— Это да, — на мгновенье задумавшись, отозвалась Тен, вновь сильно обняв меня. — Закатим вечеринку в честь твоего возвращения? — улыбаясь, дополнила девушка, выхватив мой чемодан и направившись к парковке.
— Думаю, это не очень хорошая идея в свете последних событий. Меня и так не было на похоронах, и я узнала, что многих жителей это удивило, а что они скажут на то, что блудная дочь вернулась и теперь спаивает молодежь? — отрицательно замотала головой я, наблюдая, как Тен-Тен запихивает чемодан в багажник старенького Форда. — Мне бы расправиться со свадьбой, раз вызвалась помогать, а потом по-тихому продать дом и уехать, куда глаза глядят. Может, в Грецию? Я там никогда не была.
— Кстати, на счет дома. Он вроде бы не отапливается сейчас, потому что Хиаши-сама уезжал с твоей мачехой и сестрой куда-нибудь в Европу весной, может лучше поживешь у меня? Мама не против. Она всегда к тебе хорошо относилась, — предложила подруга. — Или, кстати, у Неджи? Он, думаю, не против.
— Нет, будет правильнее, если останусь дома. Отопление не проблема, — просто ответила я, готовясь к долгой поездке. Дом всегда был для меня подобием сказочного замка: большой, со множеством просторных спален и светлой террасой, а еще с небольшим храмом, где отец молился каждое утро и искусственным прудом перед ним. — Неджи и так непросто. Ютится с бывшей женой в небольшой квартире, а тут еще я…
— Он твой брат, мог и потерпеть. Или выставить эту дуру вон, — фыркнула Тен, выжимая педаль газа. Ее грубый ответ был исчерпывающим для меня — она все также была влюблена в кузена, хоть и прошло пять лет, как он женился и развелся. Да и девушка успела поперевстречаться с самыми завидными красавчиками Конохи, но сердцу не прикажешь, как говорится.
Неджи-сан просто слишком правильный, — наконец ответила я, обдумывая правильность слов в данной ситуации. — Она его жена, пусть и бывшая. Значит, он когда-то любил ее и теперь не выгоняет из-за уважения к прошлым чувствам. Тем более, они взрослые люди, которые понимают дороговизну съемной квартиры.
Смотреть на грустное лицо Тен-Тен стало невозможно, и я отвернулась к окну, созерцая холмы и виднеющиеся вдали крыши частных домой. Мы были уже совсем близко. Еще несколько минут и мы въедем в городок, в котором прошло все мое счастливое детство, а позже случилось непоправимое…
Я обняла себя за плечи, кусая губы. Дрожь снова пробрала тело. Стало холодно. Легкая дымка затмила глаза. Было сложно контролировать себя — хотелось расплакаться или лучше напиться.
— И давно тебя так? — бегло посмотрев на меня, спросила Тен-Тен, а я с полным непониманием в глазах уставилась на нее. — Нервные приступы или это панические атаки? Никогда не понимала разницу… Когда это начало происходить?
— Это не то, что ты думаешь. Они редкие. Только когда я сильно волнуюсь или меня что-то пугает. Меня не было здесь полтора года. Я не видела брата, друзей — никого. Я была в коконе из проблем, нехватки денег, непостоянной работы с дипломом престижного университета. Меня посылали на все четыре стороны разные мудаки. А теперь я не могу поверить, что вернулась в Коноху, что еду в одной машине с девочкой, с которой мы любили смотреть на звезды и есть мороженое, когда нам было четырнадцать… Не могу поверить, что теперь все нормально, — краем глаза я заметила, как лицо Тен-Тен побледнело, а она стиснула руль сильнее, а потом она повернулась. — Не смотри на меня, как на сумасшедшую! — Я сбилась, начиная выкручивать от нервов пальцы, отмечая, как в глазах девушки отразилось сожаление и жалость. — Я просто не понимаю, как у меня остались силы бороться.
— Наверное, ты сильнее, чем думаешь. И то, что ты сейчас вернулась сюда, подтверждает это. Теперь у тебя чертовски сильный характер. Ну или сломанная психика, — снисходительно улыбнувшись, ответила подруга, похлопав меня по ноге.
— Мотиватор из тебя отличный, — грустно улыбнулась я, рассматривая с тоской родной город.
***
Тен-Тен любезно высадила меня перед домом, а сама умчалась на вечерние тренировки в фитнес-клубе. Она прекрасно понимает, что самое нужное для меня лекарство сейчас — одиночество. Аккуратно достав из кармана связку ключей, я отворила дверь и зашла внутрь.
Шаги в помещении отражались громким эхом. Ветер бился о закрытые ставни окон. Возле стен плясали черные тени прошлого, а бледные лица прискорбно наблюдали за мной с фотографий. Мама. Ханаби. Отец. Мои одноклассники и… Я аккуратно прикоснулась к рамке, в которой была спрятана некогда любимая фотография.
— Эй, Хината-чан! — Радостно окликнул меня юноша, а почувствовала, как восторженно отозвалась каждая клеточка моего тела на его голос. — Если так и будешь стоять в стороне, то я останусь без нашей совместной фотографии. А ты ведь не хочешь, чтобы я грустил?
— Нет, что ты! Уже иду…
А поднялась со скамейки, отряхнула невидимые пылинки с юбки и поправила волосы. Я должна быть идеальной рядом с ним сегодня, чтобы запечатлеть последние минуты счастливого детства. Скоро мы разъедимся и, возможно, никогда не встретимся. Мы обретем другую жизнь. Встретим новых людей, оттеснив старых… Но хочу ли я этого? Думаю, нет, ведь будет слишком сложно отпустить его.
Я встаю рядом с ним, натягиваю улыбку. Щелчок, еще один.
Хината-чан, мне кажется, ты слишком напряжена. Все ведь хорошо, расслабься. — Я чувствую через тонкую ткань блузки, как горячие ладони ложатся на мою талию, немного сжимая и даря тем самым мурашки. А потом, шершавые губы касаются мочки уха. Дыхание опаляет шею, и я готова провалиться сквозь землю: — Сегодня ты самая красивая. Только для меня, я прав?

Меня берет неописуемая ярость с привкусом отчаяния. Я, срываю рамку и бросаю на пол — стекло покрывается паутинкой, а пластик разлетается на мелкие кусочки. Не знаю в какой момент я потеряла самообладание, но мои щеки обожгли слезы, а из горла начали вырываться всхлипы.
Пришлось слишком долго стоять и просто смотреть в одну точку, чтобы восстановить дыхание. Когда истерика стихла, я собрала стекло и ошметки прошлого и найдя мусорное ведро на кухне, выбросила. После этого началось мое исследование дома: комнаты были пустыми и безжизненными. Струящиеся ткани, светлые оттенки и мягкие кровати — все как любила мачеха, — безэмоционально и плоско.
На втором этаже покоилась моя спальня, которая сохранила в себе воспоминания юной Хинаты — плакаты, легкие девчачьи романы и диски с записями концертов популярных групп. А еще целый стеллаж кукол и плющевых медведей. Когда-то я была мечтательницей, но, наверное, это была настолько давно, что кажется прекрасным сном. Спальня Ханаби отличалась спокойностью в оттенках и минимализмом в вещах, чувствовался напор отца.
Мне нужно было восстановиться перед завтрашней встречей с Ино, чтобы выслушать все ее пожелания к свадьбе, помочь в выборе украшений для дома, а потом еще поехать выбирать платье для себя. Отыскав пустую спальню, скорей всего для частных гостей, я оставила свой чемодан и рюкзак, и отправилась на поиски бойлера в подвале и генератора, чтобы включить свет.
Справившись с бойлером, я атаковала генератор, но включить его оказалось сложнее, чем я думала. Поэтому забросив это дело до завтра, обойдусь этой ночью без света, я отыскала пару свечей в одной из коробок на кухне, спички и отправилась на кухню. Поочередно зажигая их, я решила написать Неджи и договориться о встрече завтра вечером, если у него получится, как в дверь позвонили. С испугу я подскочила и схватилась рукой за сердце, нервно оглядываясь по сторонам.
Хината, это я, открывай! — прокричала Тен-Тен, а я выругалась.
— Ты напугала меня, — возмутилась я, распахнув дверь перед девушкой.
— Не смей ничего мне говорить! Я принесла тебе вкусняшек и кое-что для веселья, а еще, — девушка заговорщицки подмигнула, — я привела гостей! Так что впускай нас, пока мы не замерзли!
Я покосилась за спину подруги, где заметила темный силуэт — сначала я испугалась, но присмотревшись к темным волосам, светло-серым глазам и легкой улыбке, вздохнула с облегчением. У меня едва не пошла голова кругом от шумной девушки и сюрприза в виде брата. Неожиданно для себя я рассмеялась. Истерично, громко и искренне. Мне стало так хорошо, как уже давно не было.
— Боже, я и не могла представить, что увижу тебя сегодня! — честно призналась я, подходя к брату.
— Давно меня никто боженькой не называл! Но любимой сестре я могу простить такое богохульничество, — ласково улыбнулся кузен, поравнявшись со мной. — Ты так изменилась. Стала взрослой женщиной: прическа, худоба и так, где эти смешные заколки, которые ты носила? Эй, признавайся, куда ты дела мою сестру?
От его наигранного тона, мне стало еще смешнее, и я позволила себе крепко обнять его, утыкаясь носом в грудь Неджи — единственного на всей планете родного человека. Он ласково поглаживал меня по макушке, даря неописуемое тепло и нежность, по которой я соскучилась. Усталость и нервность сегодняшнего дня дали о себе знать и моя корка под названием «стальная Хината», дала трещину, выпуская слезы горечи.
— Ну, Хината-чан, не нужно, — брат аккуратно отстранился и провел ладонью по щеке. — Я тоже безумно соскучился, но это не повод плакать еще. Целая ночь впереди, а твоя подруга скупила весь алкоголь в ближайшем магазине, поэтому сможешь еще поплакать, а Тен-Тен составит компанию.
— Все в порядке, — отозвалась я, заходя в дом и приглашая брата. — Я просто так отвыкла от тебя, знаешь, — скривившись, дополнила я, за что получила усмешку.
— Ты осталась такой же нелюдимой просто, — Неджи скинул куртку и принялся помогать разбирать пакеты. — Зачем ты купила тофу, Тен?
— А что нельзя?
Хината и я его не едим.
— А вот я — ем! — фыркнула девушка, отбирая склянку. — Там для тебя сыр на дне второго пакета и игристое, Хината.
Я благодарно улыбнулась и тоже стала помогать ребятам.
За пару ближайших часов мы распили три бутылки вина и уже открыли саке, поглощенные рассказами о жизни. Вроде бы мы говорили о мелочах, но таких забытых мною и приятных, что в душе все трепетало. Тен-Тен рассказала про своего бывшего, который был лунатиком, чем позабавила брата, но он сразу получл от нее хорошую порцию тумаков и шутки в сторону его бывшей. Неджи же отозвался о «надоедливой женушке» и сказал, что подыскал себе квартиру и вскоре в нее переедет. А от моего, хоть и пьяного взгляда, не утаилась радость подруги.
Молчала больше всех я, словно была наблюдателем картины встречи двух старых приятелей. Вся эта ситуация казалась мне одним прекрасным сном, который будет разрушен будильником, и я наконец проснусь, приму форму Хинаты Хьюго, а не этой счастливой незнакомки, соберу остатки моральных принципов и пойду на работу. И так раз за разом.
А может, наоборот, я пробужусь ото сна в другом месте и в другое время — тогда, три года назад, когда одним прекрасным утром я встретила мужчину своей мечты и разрешила влюбиться в него, позабыв настояние мамы о том, что «такие мальчики» не подходят хорошим девочкам. Потом прощу все выходки. Пьянки. Девочек. Даже дурацкий спор на секс со мной. Разрешу снова оказаться в том дерьме, чтобы мужчина моей мечты спас меня, а потом…
Хината! Почему ты не сказала, что спальню твоей матери разгромили?!
Я встрепенулась и резко изменилась в лице, непонимающе таращась на Неджи. Он выглядел немного испуганным и нервным. А я в свою очередь не могла понять, о чем он, погруженная в легкую дымку опьянения и мечт.
— Не понимаю, о чем ты, — возразила я, поднимаясь из-за стола, чтобы убедиться в правдивости его слов. — Этого просто не может быть. Спальня матери всегда была заперта! С того момента, как ее не стало.
Тен-Тен красноречиво покосилась на брата и ничего не говоря, потащила меня с собой вглубь первого этажа. Она толкнула дверь и развела руками, указывая на комнату. Сердце пропустило удар, алкоголь чудесным образом испарился из моего организма, а из горла вырвался пугающий рык отчаяния. Неджи встал рядом, покрывая непечатными словами свалку, в которую превратилась некогда уютная спальня.
Окно было выбито. Шторы изорваны в клочья. Матрас и постельное белье превратились в комок из перьев, лоскутов и какой-то липкой гадости — видно краски. Мамино трюмо было разгромлено в щепки, а кусочки разбитого стекла блестели в лучах луны, которая освещала помещение.
У меня не хватало ругательств, чтобы описать всю боль в груди. Кто мог сотворить это?!
— Комнату словно специально разгромили, — разрушил тишину Нджи, подходя к окну и осторожно касаясь рамы, сорванной с петель. — Есть предположения, кто мог бы это сделать?
— Есть ли предположения, кто мог бы разгромить спальню моей матери, которая умерла двенадцать лет назад? — фыркнула я, уже не сдерживая себя в гневных эмоциях.
— Я догадываюсь, кто это мог сделать, — пожав плечами, отозвалась Тен-Тен, а я пытливо посмотрела на нее. — Ого, вот это взгляд! По моим личным предположениям, это мог быть только Наруто, он как раз в городе. Он, вроде бы, плохо пережил ваш разрыв…
— Не надо, ладно? Я не готова тормошить прошлое, — перебила ее я, а к горлу в очередной раз за сегодня подкатила тошнота. Брат недовольно уставился на подругу.
— Я узнаю про это. И если это и вправду он, то я лично набью ему морду, — мужчина мотнул головой и несколько темных прядей закрыли его лоб. На секунду мне показалось, что сейчас он был похож на моего отца, точнее, на своего — ведь наши родители были близнецами.
— Не стоит. Если это окажется ошибкой, все обернется большей проблемой, которая мне сейчас не нужна, — я сделала паузу, — вы сами знаете, какой у него вспыльчивый характер. И не думаю, что за полтора года что-то изменилось.
— Мне кажется, он стал еще более сексуальным, — как бы невзначай бросила Тен-Тен. — Хотя, казалось бы, куда уж?
Я проигнорировала неудачную попытку подруги разрядить обстановку.
— Мне кажется, Хината не хочет о нем слышать, — заступился Неджи, силой выпихивая из комнаты и ведя на кухню. — Давайте поговорим о чем-нибудь другом.
— А мне, кажется, стоит, — девушка отпрянула назад, возражая так яростно брату, словно меня здесь не было. — Хината, нужно поставить все точки над «и», закончив все игры в кошки-мышки навсегда. Другого шанса может и не быть.
— Вы многого не знаете.
— И не уверена, что хочу это знать, как и Неджи, — отмахнувшись от меня, сказала шатенка, отпивая из горла бутылки остатки вина. — Просто… знаешь? Он так изменился со времен твоего отъезда, — опустив глаза в пол, едва слышно дополнила Тен-Тен. — Его тоже долго не было в Конохе, а сейчас он вернулся. Другой, совершенно. Может, это судьба дала шанс разобраться и раскаяться во всем, что было сделано.
— Тен-Тен, пожалуйста, — взмолился уже Неджи, допивая свой бокал до дна.
— Думаю, ты права, но…
Грязным шлюхам не место в моей жизни, Хината.
...если я и поговорю с ним, рассказав что на самом деле произошло полтора года назад, так только в следующей жизни.

Формула идеальной любви. Глава 3

Хината
Тен-Тен посапывала на диване в гостиной, а Неджи развалился на полу рядом с ней в обнимку с недопитой бутылкой пива. Я же сидела в саду и глядела на пробуждающийся ото сна мир, который еще не знал, будет ли этот день благосклонен перед ним. Сон совершенно не шел и я, сидя на мокрой траве, укутанная в старый плед, путалась в своем прошлом, словно оно для меня самой было загадкой.
Поднявшись с земли, я поплелась к старому храму и неспеша отворила дверь. Затхлый воздух вперемешку со зловониями ударил в нос, и я отшатнулась, почувствовав резкую тошноту и слабость. Не знаю, было ли тому моя грешность и негативное отношение к Богам или тот факт, что, выпив весь привезенный ребятами алкоголь, я почти ничего не съела? Простояв в проеме несколько томительных минут, я сдалась, так и не решив зайти внутрь, чтобы окунуться в остатки отцовского мира — я еще не готова встречаться его демонами или же, наоборот, божествами. Подходил рассвет. Разочарованная и обессиленная, я вернулась в дом, уснув рядом с ребятами.
Проснувшись через четыре часа, я ощутила усталость и головную боль, которая как колокольчик напомнила о выпитом алкоголе.
— За все эти годы ты так и не научилась пить, Хьюго. М-да, при свете дня ты выглядишь хуже слизня, — скептически проговорила подруга, за что я кинула в нее подушкой. — Вставай соня, уже десять. Я позвонила знакомому, он разберется с электрикой. А Неджи упорхнул на работу, но обещал тебе позвонить после трех, хочет сходить пообедать, — продолжила рассуждать Тен-Тен и параллельно приводить себя в порядок. — И еще, позвонила Ино-чан и сказала, чтобы ты подъезжала к «Моко» в два, где она расскажет тебе про свадьбу, идею и покажет эскизы своего платья.
— А ты теперь решила стать моим личным секретарем? — лениво протянула я, прочесывая свои волосы пальцами.
— Скорей персональным аниматором, — пожала плечами подруга. — Я бы поехала с тобой, чтобы поддержать морально, но у меня персональные тренировки до обеда. А потом пилатес, так что тебе придется самой идти в бой.
— А в чем заключается проблема? — удивилась я, наконец заставив себя встать.
— В Наруто. Если, конечно, он является проблемой. Он тоже там будет, как и некоторые из его друзей и подруг, — объяснила Тен-Тен, пока мое сердце сжалось.
— Все нормально. Я там буду ради Ино и Сая, но никак ни ради него, — как можно четче ответила я, но видно девушка не поверила мне, потому что недовольно вздернула бровь. — Мне стоит еще что-то знать?
— Да, — собеседница сделала глубокий вдох, — Наруто вроде как начал встречаться с одной интересной дамочкой. И знаешь с кем? С Мей Ёсидо, которая снималась в дораме «Формула идеальной любви». У них вроде все отлично. Живут вместе уже пару месяцев, она выкладывала фотографии с их совместной поездки в Окинава.
— Мне все равно. Наруто давно превратился для меня в просто воспоминание, — равнодушно ответила я. — Желаю им счастья.
Удзумаки Наруто-кун, ты самый восхитительный мужчина на свете и будь я проклята, если когда-нибудь разлюблю тебя!
 * * *
Форд Тен-Тен припарковался недалеко от нужного мне кафе «Моко», где должна была пройти моя встреча с прошлым — отвратительная встреча с прошлым, никак иначе, — это я почувствовала седьмым чувством. Не знаю, когда оно проснулось во мне, а может было с самого начала моей жизни. Но так или иначе, оно не подводило: я точно знала, что завалю экзамен по математике в старших классах, что сломаю руку перед собственным двадцатилетием и даже, что…
— Хина-чан, удачи! — Тен-Тен радостно чмокнула меня в щеку. — И не падай духом перед этими придурками, особенно перед ним и его подстилкой. Вечером встретимся, детка.
— Хорошо, — панически прошептала я, пытаясь максимально сильно подавить желания начать заламывать пальцы и скулить.
Я пыталась найти что-то, что придаст мне сил, пока я иду вдоль небольших зданий магазинов и кафе, но единственное, что всплывало в голове — отвратительные картинки прощания с Конохой и ее жителями. Мне стало еще тяжелее внутри. Как признаться себе, что еще не отпустил прошлое?
Мой мир снова рухнул, когда я зашла в «Моко».
Кафе было уютным, светлым, с яркими фотографиями на стенах и приветливым персоналом, который прямо-таки светился доброжелательностью. Но и это не заставило мое сердце сбавить ход. Я сильнее сжала лямку сумки, поправила еще раз блузку и волосы, стараясь выглядеть более идеальной, чем я могла вообще быть.
Даже если кто-то и узнает меня, в этом нет ничего плохого. Я практически не изменилась. Только мои волосы стали короткими и тело стало более женственным, но в свете последних событий, я была слишком худой и походила больше на мальчика-подростка, чем на зрелую девушку. Кажется, Тен-Тен обещала меня откормить. Было бы неплохо снова увидеть в зеркале щеки и грудь.
Хината, мы здесь! — крикнул кто-то со стороны и я обернулась.
Ко мне направлялась блондинка, с идеально подведенными красным цветом губами. Ее молочного цвета кожа блестела от хайлайтера, а платье лилового оттенка отлично подчеркивало точеную фигуру. Я не сразу узнала эту девушку, но, когда вспомнила, открыто улыбнулась. Ино Яманако всегда была утонченной и грациозной, словно сошла со страниц глянцевых журналов, но сейчас она выглядела сногсшибательно. Просто идеально. Будь я парнем, давно бы встала на одно колено и сделала ей предложение.
— Ино-чан, здравствуй, — сказала я, отчего бывшая одноклассница заулыбалась шире и несколько тонких морщинок залегли в уголках ее глаз. — Рада тебя видеть! Как дела?
— Хьюго! — блондинка резко прижала меня к себе, словно не видела давнего друга, хотя мы с ней точно не были подругами или хорошими знакомыми. Да и обратилась она ко мне за помощью, лишь потому что я работаю в свадебном агентстве. Или я что-то пропустила? — После стольких лет ты спрашиваешь: «Как дела»?! Что же за человек такой, а?
— Ино-чан, извини, — удивилась я, тут же обнимая ее в ответ, — не ожидала такой встречи.
— Ах вот так? — Блондинка показательно сложила руки на груди и сузила глаза. — Значит не думала, что я скучаю?
— Что? Нет, что ты! — испугано начала оправдываться я. В глубине души заскребли кошки, напоминая о том, что я оказалась в скверном положении из-за такого плохо мнения о человеке, который явно относился ко мне хорошо… И как я могла вообще?
Блондинка сменила гнев на милость и взяла меня за руку, пожав ее.
Хината, ты всегда такая милая, когда в растерянности. Не меняешься — это хорошо, даже после того, что случилось. — Я прекрасно поняла на что она намекает и мне захотелось вырвать руку и убежать отсюда, найти бутылку саке и напиться. Снова. — Мне очень приятно, что ты откликнулась и приехала, пусть даже из-за того ужаса. Прими мои соболезнования!
— Спасибо, — я кивнула и зашагала за Ино, которая ловко лавировала между столиков. — Мне приятно знать, что могу осчастливить кого-то в этом мире!
— Ой, да ты осталась такой же альтруисткой, — усмехнулась девушка в ответ. — Сай! Киба!
Я настолько резко вскинула голову, что кажется все кости моей шеи стерлись в порошок. Желудок сжался восьмеркой. Киба ухмылялся, пристально рассматривая меня с ног до головы, вытянув губы трубочкой и одобряюще присвистнув. Когда-то он был лучшим другом Наруто, и я была уверена в том, что с тех пор ничего не изменилось.
Он по-прежнему носил свой жетон. Впрочем, как и все их дружки.
Сай же никогда не был в их компании, обычно общаясь с менее «звездными» ребятами и посвящая всего себя творчеству, там же пытаясь укрыть все свое унижение от отравли в школе. Как раз от Кибы и других персонажей этой поганой истории, от которой я так хотела бы отмыться. Но по какому-то неизвестному стечению обстоятельств, сейчас эти двоя сидели бок о бок и болтали, как старые знакомые, рассматривая какие-то журналы с костюмами для друзей жениха.
— Неужели сама царица снизошла до смертных? — глумливо усмехнулся он, пока Акаши обнял меня. — Интересно, сначала пойдет град или в мире появятся феи?
— Не обращай внимания, — шепнул мне на ухо Сай. — Я не рад его тоже видеть, но Ино настояла.
Я понимающе кивнула и присела рядом, игнорирую желчь в мою сторону. Но вот будущая невеста, пихнула парня в бок и тот непонимающе завыл.
Киба, держи язык за зубами! Забыл, где находишься?
Инузука поднял ладони вверх и отвернулся.
— Мы еще ждем Гаару с Темари, Чоуджи и, конечно, Наруто… — Сай на несколько секунд завис, виновато поджав губы — …и его подругу.
— Ничего, — ответила я, извлекая из сумки пару каталогов нашего агентства и записную книжку. — Самое главное, что жених с невестой на месте. Мы пока можем поговорить про детали, связанные чисто с вами, а потом, когда соберутся остальные, про их роли в церемонии.
— Хорошо, — Ино довольно закивала, приобняв Сая. Брюнет расплылся в довольной улыбке, а у меня сжалось все внутри. Киба лишь цокнул языком и принялся жадно пить свой сок.
Хината Хьюго, ты хочешь стать моей женой? — достаточно громко проговорил он в микрофон. Мое сердце в эту секунду разорвалось на мелкие осколки, а в голове зашумело. Теперь прошлое ничего не значит. Теперь проблем не существует. Теперь есть будущее, наше совместное. И только он. И я. Счастье…
— Да, — ответ сам слетел с губ.
- Браво, Хината. К счастью, я не хочу. Кто захочет жениться на такой испорченной и лживой девушке, как ты? Есть такие? Не думаю.

— Мы рассматривали вариант традиционной свадьбы — во всех канонах синтоизма, у тебя как раз за домом храм, мы ведь там можем обменяться клятвами? Но проблема в том, что у Сая со стороны родителей никого не будет, а это важная деталь. Поэтому мы в смятении... Тем более, свадьба через сорок два дня, а где мы за такой короткий срок закажем кимоно для всех участвующих в процессии? Уму не приложу! — затараторила Ино.
Чтобы полностью сконцентрироваться на работе, я уткнулась в один из заготовленных заранее каталогов. Кимоно невесты, свечи и описание обряда для невесты. Пролистав несколько страниц, я все-таки нашла нужную фотографию, сделанную на одном из последних мероприятий. Все выполнено свежо и светло. Много свежих цветов, как раз все, что любит Ино.
— Я знаю одно ателье, которое может предоставить сиромуки* и кимоно для родственников в аренду. За символичную плату. Сейчас это модно и выгодно — цена фиксированная и не зависит от времени, — поделилась я, передовая глянцевую книжку ребятам. Киба тоже с любопытством заглянул в нее. — Тем более, не думаю, что у вас будет желание надеть свадебные наряды когда-нибудь еще, на другую свадьбу, например.
— Ты права, однажды и до конца наших дней, — Ино засияла от восторга и чмокнула своего жениха в губы, пока тот залился легким румянцев. Я лишь сдержанно улыбнулась. Волнение прошло, но осталось послевкусие одиночества. — Сейчас я вижу, что ты профессионал своего дела! Никогда не сомневалась в тебе, Хина!
Теперь порция ласки перешла мне, и она крепко обняла меня.
— А вот и мы! — Пока девушка обнимала меня, я даже не заметила, как к нашему столу подошли несколько ребят.
В двоих из них я сразу узнала Темари с ее вечной замысловатой прической и Чоуджи, которой не изменился ни на дюйм. А вот еще один…
Хината-чан, привет! Ты так изменилась, ни следа от той серой мышки. Теперь ты настоящая кошечка, — удивился юноша, а я почувствовала, как засмущалась от столь фривольного комплимента.
Гаара-кун! Привет, — я пожала протянутую руку. Когда-то в детстве этот загадочный мальчик вызывал во мне трепет и недетское волнение. Пока в тринадцать я не увлеклась Наруто и тогда наше общение прекратилось и в те редкие разы, когда мы виделись, были пьянки, устраиваемые объектом моих воздыханий — Удзумаки. Я хотела выглядеть взросло и раскрепощенно, словом, быть одной из тех девушек, которые ему нравились. Времени на Гаару не было. Или желания. Точно не помню, но знаю одно, что в старших классах они стали лучшими друзьями и Гаара тоже нацепил жетон.
Он тоже начал играть с девушками по привычной схеме: шутить и болтать ни о чем, быть до безумия милым и обходительным, знать где поцеловать, а где погладить. Потом обсыпать комплиментами. Затем — поцелуями. А когда бедняжка понимала, что запуталась в паутине, он брал ее и использовав, а наигравшись, выбрасывал. И так по бесконечному кругу, пока в обществе не кончатся девственницы или просто скромные девушки.
— Так, братец, свали, дай мне ею полюбоваться! — Темари спасла меня крепкими объятиями, вдобавок потрепав по макушке. — Хината, здорово, что ты здесь. Прямо школьные годы вспомнила, как мы развлекались и дружили огромной компанией.
— Ты еще про силу юности заговори, и я буду готов тебя прибить, — оскалился Киба, поочередно здороваясь с парнями. Яманако пихнула его. — Ай, за что?
— Сказала вроде, держи язык за зубами, — Ино приобняла Чоуджи, пока тот мял мою руку.
— Хьюго, ты так похудела. Там тебя в Сеуле вообще не кормили что ли? — недовольно хмыкнул здоровяк, подзывая официанта. Пока Темари с Ино щебетали о том, что худоба — модно сейчас в Кореи, все заказали себе по салату и напитку.
— Просто это пробежки каждое утро от метро до работы, — отшутилась я. — Так, пока мы ждем заказы, я хочу поговорить с вами о ваших нарядах и вкратце описать церемонию, в которой вы должны будете поучаствовать: приготовление невесты, цветочный хоровод и церемония очищения. Вот, здесь, — я передала Гааре, который сел слева от меня, буклет, — показаны кимоно. А здесь, — Ино я отдала фотоотчет с похожего празднества, — как мероприятие должно выглядеть со стороны. И еще вам всем нужно подумать о подарках! Будет практичнее, если вы сами изъявите пожелания, чем вам всем подарят посуду.
— Значит я могу пожелать себе новую машину и мне обязаны ее подарить?
Сердце едва не проламывало грудную клетку. Я дышала через рот, чувствуя пристальный, обжигающий кожу взгляд. Я словно ощущала физически человека, который говорил у меня за спиной. Наша встреча должна была произойти. Рано или Поздно.
Наруто, где шлялся? — недовольно фыркнул Гаара, хлопая друга по плечу.
— Нам с Мей-тян пришлось отлучиться, — он уселся на стул и притянул к себе девушку. Парни захихикали, а Киба одобрительно аукнул.
— Если бы ты был не таким наглым, то я бы тебе весь мир подарила! — Ино фыркнула. — Мей, как этот оболтус тебя еще не заколебал?
— Это все наша любовь, — подала голос кукла. Фарфоровое лицо, аккуратная прическа. И настолько короткое платье, что, если постараться, можно увидеть ее трусики. Я почувствовала легкую дрожь и приступ паники. Черт, только не сейчас. — А ты значит Хината, та самая девушка из агентства «Кокухаку»**. Много читала о вас в интернете. Надеюсь, все отзывы правдивы?
Пока она щебетала, мой взгляд был прикован к совершенно другому человеку. Он будто касался меня: губ, скул, трогал мои волосы и опьянял запахом древесно-пряного одеколона. Я сходила с ума от этого. Я молила о том, чтобы он, наконец, посмотрел на Чоуджи, сидящего рядом, или на свою гребенную куклу. Чтобы его внимание переключилось.
Чтобы он забыл обо мне.
— Поверь, Хината-чан профессионал своего дела, — ласково протянул Наруто, зарываясь носом в копну темных волос Мей.
В этот момент, я кажется, перестала дышать. Навсегда.

__________________________википедия тайм:
Сиромуки* — традиционное кимоно женщин на свадьбу.
Кокухаку** — в переводе означает «признание». Выглядит это действие так: мужчина или женщина признаётся в своих чувствах и надеется, что начнёт встречаться с объектом своего обожания. Традиционный способ признания в любви.

Формула идеальной любви. Глава 4

Хината
Я не боялась его — это было не так. Мне было просто не по себе. Мне было больно. В какой-то степени из-за своей трусости. Что было сложного в том, чтобы посмотреть в его глаза? Почему я тряслась и жалась, как затравленный зверек, которого вот-вот разорвет хищник?
Я сделала глубокий вдох, прикрывая глаза и наконец решила посмотреть в глаза Наруто. У него было до невозможности идеальное лицо: отточенные линии подбородка, скул, прямой нос и идеальный губы. К этим губам хотелось прикасаться раз за разом. И кажется даже мое тело помнило, с каким напором он целовал меня этими самыми губами и что творил ими же… В нем было превосходно все, кроме ярко-голубых глаз, которые сейчас пылали гневом изнутри. Гневом, который был направлен на меня? На себя? А может на эмоции, которые мы испытывали вместе?
— …думаю орхидеи будут лучшим украшением!
— Согласна! Хочешь белые или какого-нибудь экзотического цвета? — одобрительно закивала Темари.
— Да-да, слышала, что их можно покрасить! — радостно захлопала в ладоши Мей. — Хината, ты ведь знаешь цветочные салоны предоставляющие услуги такого рода?
— Конечно, — мой голос резко сорвался на хрипат, и я закашлялась, судорожно втягивая воздух. — Орхидеи — символ чистоты и верности…
Верность? Хината, какая черту верность?! Или ты хочешь сказать, что все эти фотографии — фотошоп?! Я не конченый дурак, чтобы поверить этим бредням. И какого хера ты ревешь?! Хината! Блять…
— Думаю, мы достаточно поговорили про свадьбу! Может, перекусим, а потом поговорим еще? — предложила Мэй и все безоговорочно поддержали ее. Для меня это была отличная возможность собраться с мыслями и набраться сил на будущее, потому что я не знала, чего ожидать.
Извинившись перед ребятами, я выскочила из-за стола и скрылась в уборной. Меня трясло настолько сильно, будто зимой на меня вылили ведро холодной воды. И даже дело было не в том, что мы вели словесный баталии с Наруто (хотя я к ним готовилась), Киба перестал подшучивать и даже Мей, делала вид, что не знает, кто я. Хотя, может это было и так? Если да, то минус одна проблема.
Я плеснула в лицо воду и аккуратно провела бумажным полотенчиком по щекам. Они ужасно раскраснелись. Мрак и туман окутывал меня, заставляя окунаться с головой в прошлое. Сейчас — еще глубже, чем обычно. Я за эти полтора года почти избавилась от панических атак и кошмаров наяву, но сейчас, приехав в Коноху, они стали моими частыми гостями. Нужно успокоиться! Только не смотреть на Наруто. Болтать только с Ино.
Мне удалось выровнять дыхание спустя какое-то время, но в тот момент, когда дверь с отвратительным скрипом отворилась, а потом последовал характерный щелчок замка, я подалась вперед и чуть ли не ударилась лбом в зеркало. Моего гостя это позабавило. Сложив руки на широкой груди, Наруто с привычной ухмылкой рассматривал наше отражение. Точнее — его и мое. По-отдельности.
— Я хочу знать только одно: почему? — спросил Наруто, а я отчетливо уловила нотки горечи в его голосе. Блондин мгновенно встрепенулся и сделав пару шагов ко мне, уселся на стол перед зеркалом так, что мы соприкасались плечами. От такой близости, меня передернуло. Слишком близко. Слишком опасно. — Я хочу знать, почему ты так поступила так со мной? Или что я не так делал, Хьюго? — дополнил он уже злым голосом. — Почему именно в тот день? Ты ведь знала, что для меня этот конкурс стал бы толчком и желание свалить из Японии, от проблем, осуществилось. Но, почему-то то дерьмо, всплыло именно после награждения? Не раньше? Не позже?
Я вздрогнула, словно от пощечины. Мои пальцы впились в дерево стола, и я почувствовала опьяняющую боль, она вроде обычно помогала мне. Но не сейчас.
— Твою мать, я спросил: что я делал не так? — чуть ли не проорал мне на ухо Наруто. Я снова вздрогнула. В голове щелкнул переключатель и мои шестеренки в голове заработали с неистовой скоростью, показывая события того дня. Только не это.
Наруто крепко сжимал мою ладошку, нервно поглаживая ее большим пальцем. С самого утра он был на взводе — не удивительно, ведь он так долго ждал сегодняшний день. Да и я была взволнована не меньше. Во мне резко проснулась чисто женская черта характера, которая твердила мне довести все до идеала, разгладить все углы и заправить все выбившие локоны.
Именно поэтому я решилась ему все рассказать. Сегодня. Он поймет, я уверена — это ведь Наруто Узумаки. Он найдет тысячу и одну причину, как подбодрить меня, сказать, что я самая лучшая и любимая. Он обязательно найдет выход из ситуации. А если нет…
Я всегда знаю в какой стороне аэропорт. У меня есть некоторая сумма денег, чтобы навсегда уехать. И возможно, даже за границу.
Хината-чан, знаешь, что мы сделаем, как только мой ресторан выиграет? Уедем на море. А то этот сезон дождей меня конкретно заколебал, — усмехнулся мой мужчина. Он аккуратно коснулся моей щеки, смазывая поцелую. — Ты ведь хочешь, да?
Где-то в сердцах вопрос прозвучал двусмысленно, и я кивнула, чувствуя, как щеки начало покалывать от смущения.
— Только ты и я?
— Только мы, — блондин утверждающе кивнул и потянул меня за собой.
Фасад шикарной гостиницы начала двадцатого века подсвечивался десятками прожекторов, подчеркивая роскошное убранство — лепнину и мозаику. У главного входа расстилалась бордовая ковровая дорожка, по которой не спеша прохаживались мужчины в шикарных костюмах и женщины в вечерних платьях.
Наше такси, простой желтый хендай, совершенно не вписывалось в ряд паркующихся мерседесов и внедорожников. Наш водитель не захотел тормозить у входа и спросил разрешения проехать несколько метров вперед. Пришлось немного пройти по улице от машины. Нас это не смущало, зато удивило администратора на входе. Видимо, не ожидая, что кто-то из гостей может добраться до «Флоренс» на чем-то кроме автомобиля за несколько миллионов, он что-то шепнул охранникам, и те перегородили вход.
— Это так нам рады? — процедил Наруто. — Набитые деньгами жлобы…
— Не обращай внимания, — шепнула я. — Покажем приглашение, и все.
— Добрый вечер, господа. Вы есть в списках? — с натянутой улыбкой во все тридцать два зуба вопросил администратор.
— Узумаки Наруто. Номинант. И моя спутница: Хьюго Хината.
Блондин протянул мужчине свое приглашение, и тот тут же сменил натянутую улыбку приторно-доброжелательной. Охранники мигом расступились, пропуская нас внутрь. Стоило преодолеть вход, как отношение к нам поменялось.
Постепенно зал заполнялся гостями. За столики почти никто не садился, предпочитая общаться за бокалом шампанского или коктейлем в зоне приветствия. Наруто то и дело поглядывал на гостей, потом переводил взгляд на пустую сцену и наш столик.
— Детка, нам, наверное, надо тоже туда пойти… Только я никого не знаю, а вроде как должен бы тебя им представить…
— Не бойся. Я тоже никого там не знаю. И идти туда нам не обязательно. Если хочешь, то подождем начала здесь.
— Уверена? Это как-то некрасиво, я пригласил тебя на это мероприятие, а сейчас сам трушу. Просто будь они простыми людьми, я бы не тушевался, а так боюсь, что опозорюсь перед тобой. Ты же привыкла к таким вот мероприятиям.
— Глупенький, ты ничем не хуже всех этих денежных мешков. А я, как и ты, впервые на подобном приеме. Только в отличие от многих гостей, ты номинант на одну из главных наград! Ты все это заработал, добился сам. У тебя, как ни у кого, есть право здесь находиться. И это с тобой должны знакомиться, — я крепче сжала его руку, и мужчина все же улыбнулся. — Я горжусь тобой.
Наруто притянул меня к себе и томительно поцеловал в губы. Это соприкосновение из легкого флирта превратилось в настоящую бури и я, удивившись напору мужчины, нехотя ответила. На душе все еще было гадко, а желание раскрыть карты — сильнее.
— Ты что делаешь? — засмеялась я, несильно отталкивая своего мужчину.
— Это мне на удачу, — довольно сказал он.
— Помаду мне смазал…
— М-м-м… только стер излишки.
— Излишки? По-твоему, я ярко накрасилась? — заволновалась я.
— Нет, Хината-чан, все отлично. Ты у меня красавица, а сегодня сногсшибательна, и это платье…
— Придержи свою фантазию в узде, Наруто-кун! — я пригрозила ему пальчиком. — Схожу припудрить носик, а ты не скучай, хорошо?
— У тебя есть пять секунд, чтобы уйти, иначе не отпущу никуда… — по-детски надушись, ответил мужчина. Мне не требовалось повторять дважды, и я выскочила из-за стола.
Найти уборную мне помог официант, которого я выловила среди толпы смеющихся гостей. Внутри все сжималось, а какое-то непонятное чувство давило на грудь, как камень. Резко затошнило. Пальцы заледенели, и я почувствовала эту неприятную влагу, что обычно обволакивает меня в экстренных ситуациях.
Дверь отворилась, впуская кого-то. Я поправила платье и обернулась. Мой мир перевернулся в одночасье, стоило мне встретиться взглядом с мужниной, который сейчас запирал дверь и проверял, насколько плотно он ее закрыл. Смокинг. Идеальная укладка до этого вольных рыжих прядей. И такая гадкая улыбка, пропитанная ядом. Я вжалась спиной в стенку ближайшего ко не туалета. Сердце настолько сильно забилось, что посторонние звуки слились воедино.
— Малышка Хината, неужели забыла наш уговор, а? — до боли знакомый голос сейчас издевался надо мной. — Или забыла мои любимые игры? Хочешь, наверное, чтоб ы был жестче? Так вот, получай. Малышка Хината.
Он потянулся рукой к своему ремню и ширинке, а я пискнула.
— Пожалуйста…не надо…пожалуйста…

— Я…я не знаю, — запнувшись, едва выдавила из себя я. Дыши. Нужно дышать.
— Не знаешь? — Резкая боль пронзила мой позвоночник. Наруто развернул меня к себе лицом и прижал к столу, нависая сверху. Его ноздри гневно раздувались, жилка пульсировала на шеи. — Это самый дерьмовый ответ, что я слышал!
Мне было страшно. Чертовски страшно. Его пальцы казались мне щупальцами, а горячие дыхание и такой знакомый аромат собственного тела ядом.
— Запомни, твой дом и до Третей — твоя территория пока ты будешь в городе, Хьюго. Я буду мириться с тем, что ты приперлась сюда и оскверняешь своей гнилью воздух. Но не переходи черту. Все, что за центральным сквером — мое и моих ребят. Это моя территория, мои правила и игры. Перейдешь черту и получишь по заслугам и мне все равно на последствия, —произнес Наруто в мое лицо. — Не хочу с тобой ссориться. Меня устраивает это сосуществования, и я готов терпеть и глушить своих демонов, если ты не посмеешь открыть рот. Поняла?
Я вытянулась как струна, позволяя себе заглянуть ему в глаза. Всего лишь на секунду, но этого хватило, чтобы напомнить, что я не боюсь его; теперь я другая. Но все мои слабые попытки предотвратить давление, разрушались. Ему нравилось, что я избегаю его взгляда, прикосновений. Чувствовал, что во мне еще что-то есть. Совсем немного, но его — то, что он слепил во мне своими собственными руками, как искусный ремесленник. Он чувствовал в мне покорность. Это пугало меня. Пугало то, что он мог видеть меня насквозь до сих пор.
— Не беспокойся об этом. Я не останусь здесь надолго, — заверила я, отталкивая его. Мне нужно снова оказаться в личном пространстве, чтобы привести мысли в порядок и надеть маску безразличности.
— Я надеюсь на это. А еще я очень надеюсь, что ты скажешь мне, из-за чего я потерял все надежды на свое будущее, — проговорил Наруто, пристально рассматривая меня. — Думаю, я заслужил хорошее отношение к себе хотя бы за такую милость, что разрешил тебе прогуливаться по Конохе. И еще, подумай над моим вопросом, потому что в следующий раз «я не знаю» не прокатит.
Наруто легко кивнул мне и выскочил из помещения.
Это было выше моих сил. Я знала, что эта гребанная поездка в Коноху не дастся мне легко. Знала, что чувства к нему еще покоятся на глубине моих руин под названием «душа». Знала, что он возненавидит меня сильней, но у меня не было выхода. Все что у меня осталось — воспоминания счастье, дом родителей и четыре места на кладбище.
Если я расскажу Наруто все, то кого он убьет первым: меня или человека, который сделал это? Но ведь я не расскажу, я буду стойкой девочкой. Никуда не расскажу ничего. Никогда. Потому что я, кажется, все еще его люблю.

Формула идеальной любви. Глава 5

Хината
Свой карточный домик я выстраивала годами. Шаг за шагом. Следила за порывами ветра, которые могли бы его разрушить. Могу сказать, что я отлично все продумала — мне так казалось. И вот когда последний этаж был достроен, мой домик разлетелся в щепки.
А вместе с ним и я.
Не знаю, как я смогла сесть за стол, нацепив улыбку; не знаю, как я умудрилась шутить и даже мило улыбаться Мей Ёсидо, флиртовать с Гаарой, который был самой душкой; не знаю, где я нашла силы позвонить в свое агентство и заказать нужные декорации, костюмы и прочие детали для свадьбы… Все-таки годы жизни с моим покойным отцом не прошли даром, и я стала превосходной актрисой. Никто не понял, что я была в туалете так долго не из-за плохого самочувствия, а из-за истерики, вызванной вторжением Наруто Узумаки.
Я должна была реабилитировать свою жизнь. Должна была дать себе второй шанс и начать жить заново. Существовать прошлым я больше не могла. Это убило бы меня окончательно и бесповоротно. Растерзало бы на мелкие, жалкие куски плоти, перемолов все кости. Поэтому я так молилась поскорее сбежать из «Моко» и излить кому-то свою душу. В моей ситуации не помогли бы ни Тен-Тен, ни Неджи.
Поэтому, выскочив на улицу, попрощавшись с ребятами, я отыскала в сумке телефон и набрала знакомый номер. Рука дрожала, а из горла уже вырывались предательские всхлипы. Я отошла достаточно далеко от места встречи, чтобы расплакаться в голос, не сдерживая себя и не глотая таблетки успокоительных. Длинные гудки. Раз. Два. Тр…
Хината, что случилось? — прозвучал на том конце взволнованный голос.
Сакура-чан… — протянула я, вытирая щеки рукавом пальто.
— Какого?.. Ты плачешь? — в голосе Сакуры послышалось удивление, а у меня все внутри сжалось еще больше. — Повиси немного на линии, я сейчас…
— Угу…
На том конце послышалось шуршание, голоса, но все эти звуки заглушало мое собственное сердцебиение и пульс, который так больно отдавался эхом куда-то в голову.
— Так, рассказывай, что случилось! — спустя несколько томительных секунд, отозвалась Сакура. От ее энергии, которая, кажется, сочилась через телефон в моей руке, меня охватила вторая волна и я снова начала плакать. Сквозь пелену слез я видела, как ошарашенные прохожие кидали в мою сторону недовольные взгляды.
— Я с Наруто виделась, — полушепотом проговорила я.
— Ох, Хина-чан, — отозвалась подруга дрогнувшим голосом. — И…вы поговорили?
— Больше говорил Наруто, если честно. — Мне удалось полностью успокоиться, поглаживая себя по плечам, которые по инерции еще вздрагивали как от всхлипов.
— И из-за этого плакать? Милая, этот идиот тебе опять что-то наговорил? Гаденыш мелкий, я его из-под земли достану если он тебя обидит, — Сакура недовольно фыркнула, и я даже представила, как ее щеки покрылись красными пятнами, а кулаки сжались. В этом вся темпераментность Харуно. — Вот я приеду я и поставлю мозги на место. Узумаки-Узумаки! Он, конечно, такой кретин…
— Я не ослушалась? Ты приедешь? — встрепенулась я.
Еще в школьные годы Харуно и Яманака слыли лучшими подружками, но после некоторых событий, ключевыми персонажами которых стала и Сакура, их дружба перестала существовать. Девушка уехала, последовав моему примеру и смогла построить новый мир на руинах прошлого. Ино же осталась в Конохе, продолжила бизнес родителей, но что-то ее все же гложимо — я это видела по ее поведению. Возможно, так и сказанное «извини» в сторону Сакуры, а возможно, мое присутствие, ведь теперь я занимаю роль лучшей подруги розоволосой.
Наша дружба возникла не сразу. Мы обе были убиты: я терзала себя из-за расставания с Наруто (одного «из»), а Харуно мечтала о друге блондина — Саске Учиха. Она неоднократно говорила, как было бы здорово, если бы ходили на двойные свидания вчетвером. Только вот ее мечта сбылась и сейчас она гордо пишет «Сакура Учиха», а я ною как последняя дура на скамейке в парке Конохи.
— Мы поговорили с Саске-куном и решили, что тебя одну нельзя оставлять в этом серпентарии, — просто объяснила она. — Да и вообще, пусть это будет некой данью прошлому. Да и я соскучилась по родным и Саске хочет развеяться после очередной командировки.
— Знаешь, иногда я думаю о том, что если бы…
— Ой, иди к черту! — громко фыркнула Харуно. — Если бы кое-кто не был идиотом, а именно Наруто Узумаки, то он бы тебя выслушал, а не делал те гадости. Тебе нужен кто-то другой, например, кто-то заботящийся и нежный. А не болван, с шилом в одном месте.
— Чувства не выключаются по щелчку, Сакура-чан. Сама это знаешь. И сейчас он рядом, Коноха, даже весна на улице! Знаешь, как я с ума схожу, — возмутилась я, прокручивая более-менее приятные воспоминания в голове.
— Чувства, чувства… — пробормотала недовольно она. — Стоп! Чувства?! Я не ослышалась, Хината?! Только не говори, что он один раз тебя зажал «поговорить по душам», а ты готова наплевать на все и бежать к нему. Совсем ополоумела?
— Не-, что ты. Просто, у меня кроме него не было и сейчас я чувствую себя паршиво, словно и вправду я во всем виновата.
— Да, а Пейн божий одуванчик!
Сакура, — всхлипнула я, услышав до боли знакомое имя.
— Прости. Человек-имя-которого-мы-не-называем, — заскулила она. — Если это только желание, то оно пройдет или нет. — На том конце снова послышалось шуршание. — Я где-то читала, что прежде, чем расстаться с человеком, с ним нужно переспать. Как секс на прощание. А у вас такого не было, поэтому ты сейчас горюешь.
— Что? Я не буду с ним…
— Заниматься сексом? О, нет, трахни его просто! — От ее слов мои щеки запылали, а воздух в груди исчез. — Так тебе станет легче, и ты поймешь, что кроме желания оказаться в мужских руках, ты ничего не чувствуешь.
— Я подумаю над этим, Сакура-чан. — Хотя меня эта перспектива не радовала, что, если это было и так — всего лишь неосуществимая мечта, иллюзия.
— Ко мне пришли пациенты, — сообщила подруга — Не хандри, ладно? Я позвоню или вечером, или завтра утром. Люблю тебя, Хината! Ты самая лучшая!
Мне безумно не хотелось оставаться в одиночестве, но я все же сбросила. Тишина мгновенно заполнила собой все пространство в душе. До меня доносились лишь гудки машин с дороги и тихий шепот листвы.
* * *
Неджи ответил мне односложно на вопрос, сможем ли пообедать. У Тен-Тен были до самого вечера тренировки в клубе. Я осталась совсем одна и вот пару часов лежала на полу в гостиной, рассматривая узорчатый потолок и допивая оставшуюся со вчерашнего вечера бутылку вина. Со временем я задремала, наслаждаясь короткими отрывками прошлого: беспокойными кудрями Наруто, который смеялся над какой-то шуткой; Сакурой, которая лениво почитывала журнал-мод и комментировала тенденции красоты; даже Саске и Кибой, с которыми я сидела в накуренной комнате и слушала игру Учихи на гитаре.
Такое далекое прошлое, которое казалось мне самым счастливым. Но сну было суждено держать меня в своей власти недолго, потому что назойливая мелодия рингтона, слишком резко прозвучало в тишине. Я лениво перевела свой взгляд на него, отмечая, что номер не определился. Мгновенно мне стало холодно. Я задрожала, шумно сглотнув. Первый звонок я проигнорировала. Вылезла из ванны, сразу кутаясь в махровый халат, непрерывно смотря на мобильный. За ним последовал еще звонок, и еще. На четвертый раз я сдалась, нерешительно провела пальцем по экрану, слушая.
— Привет, Хината! Извини, что так поздно, — затараторил в трубку Чоджи, перебивая громкую музыку на заднем фоне.
Я облегченно выдохнула.
— Привет, — отозвалась я, взглянув на часы, показывающие полвторого ночи.
— Извини еще раз, тут Тен-Тен. Она напилась в стельку, потому что застукала парня с другой. И в общем, ты единственная с кем она хорошо общается, и я подумал, что ты можешь ее забрать, — сбивчиво проговорил парень.
— Черт! — выругалась я, когда голова закружилась и я снова опустилась на пол.
— Ты можешь приехать? Мы на Третьей Авеню, сразу за…
— Я знаю где это, прямо за центральным сквером, — прервала я его, сжимая пальцы, ни на секунду не сомневаясь, что это все было чистой воды провокацией, которую решили устроить парни.
— Да, все верно. Позвонишь мне, я тебя встречу, хорошо? Я пока буду с ней, — сказал Чоджи, а я, поджав губы, закивала головой, после сообразив, что он меня не видит.
— Да, до встречи. Не отходи от нее, — проговорила я, завершая разговор, сразу же набирая номер подруги.
Тен-Тен не отвечала, что было предсказуемо. Я решила позвонить брату и слезно попросить ее, но мужчина не брал трубку, наверняка просматривая уже десятый сон или выслушивая очередную речь от жены. Выругавшись, я быстро надела белье, натянула лосины и накинула оверсайз толстовку, выскочила на улицу, заказывая такси через убер.
Я приеду, заберу Такахаши и сразу уеду. Я постараюсь никому не попадаться на глаза. Буду максимально неприметной. Господи, помоги мне!
* * *
Руки дрожали. Дыхание затруднялось. Начинала кружиться голова, и я никак не могла себя успокоить. Словно приступ паники овладел мной. До пункта назначения мы ехали всего полчаса, но это время показалось мне целой вечностью.
Десяток спортивных тачек были припаркованы с двух сторон от дороги. Водитель выругался, когда решил сдать назад, а его подпер красный спортивный седан и несколько раз помигал фарами. Водителю ничего не оставалось, как проехать дальше. Седан припарковался напротив меня. Я решила подождать, пока люди из него выйдут и пойдут на вечеринку, но это была плохая идея, потому как два парня, вывалившихся из машины, первым делом направились в сторону неизвестной им машине. Я поспешила перевести деньги водителю и выскочила из машины, чтобы оградить бедолагу от ненужных проблем.
— Здравствуй, Хината, какими судьбами? — искусно протянул Гаара, а я отвернулась от него, смотря прямо перед собой.
Рядом с ним нарисовался низкорослый парень с темными кудрями и татуировками на лице. В нем я узнала Канкуро — брата Гаары и Темари. Шатен недовольно осмотрел меня, явно стараясь припомнить, где уже видел меня. С этими рисунками на лице он был далек от того ангелочка, что играл на сцене театрального кружка, а вечером покуривал травку и вместо стихов читал рэп и за кулисами трахая старшеклассниц. Его светлые глаза, немного уходящие в зелень, пристально смотрели меня, в то время как губы сложились в прямую линию, выражая крайнюю степень озадаченности.
— Я здесь по делу, — коротко отозвалась я, стараясь не смотреть на Гаару, потому что под его кожаной курткой не было футболки и узкие черные джинсы сидели так низко, что нельзя было не посмотреть в зону его паха.
— Может, я могу помочь тебе в твоем деле? — немного подавшись ко мне, сказал Гаара, отработанным движением поправив зачесанные набок красные волосы. Образ милого парня, которого я видела утром, исчез и теперь мне хотелось стереть из памяти нашу милую беседу.
— Можешь, просто не мешай мне, — стараясь сохранять спокойствие, ответила я, набирая номер Чоджи.
— Извини, это будет не так интересно, — с издевкой проговорил красноволосый, выхватывая у меня телефон и прикладывая его к своему уху. — Здравствуй, пухлый, а тебе разве не говорили не разевать роток на чужой хоботок?
Гаара, верни мой телефон! — требовательно сказала я, стараясь дотянуться до него.
Хината-чан, не прижимайся так ко мне, это чревато, — испустив короткий смешок, сказал парень, разворачиваясь к Канкуро, который не без интереса рассматривал нас. — Как думаешь, отдать ей его? — спросил Гаара, а я отчетливо слышала, как матерился Чоджи в трубку.
Воспользовавшись моментом, когда Гаара опустил руку, я вырвала у него телефон, демонстративно направляясь к дому, окна которого трещали от битов музыки, а на газоне перед ним плясали тела молодежи, которые уже достигли нужной кондиции веселья.
— Хэй, детка, остановись, — догнав меня и приобняв за плечи, едва ли не пропел юноша, а мне так и хотелось зарядить ему по яйцам.
— Руку убрал, — процедила я, снизу вверх посмотрев на парня, который отпустил меня, сделав шаг в сторону.
В его глазах читалось удивление. Он немного склонил голову вбок, искоса рассматривая меня, пока его брат плелся где-то сзади.
— Ты ведь понимаешь, что ты на нашей территории? Это совсем не Брей, где тебе разрешили гулять, — оскалившись, бросил Гаара, поправив куртку.
— У твоего друга слишком длинный язык, — фыркнула я, копируя его позу и тон.
— Гар, оставь ее в покое, нас уже ждут, — задев друга плечом, проговорил Канкуро. — Старые игрушки становятся никому неинтересными со временем, — бросил через плечо, затушив косяк о бутылку с пивом какого-то парня, а тот лишь с опаской посмотрел на него.
От этой сцены мне стало дурно и по спине прокатилась первая капля холодного пота. Я вновь осознала неоспоримый факт главенства костяка. Компанию Наруто по-прежнему уважали и боялись. Ничего не изменилось.
— Что тебе от меня нужно? — спросила я, отмечая, что Чоджи кто-то повел по коридору за лестницу.
— Уже ничего, — как-то неоднозначно ответил Гаары. — Развлекайся, малышка Хьюго! — подмигнув мне, добавил он, приобняв двух стоявших в стороне девчонок, ясно давая понять, что я ему больше не интересна.
Замечательно. Теперь мне оставалось только найти Акимичи, телефон которого находился вне зоны доступа. До Тен-Тен же я и вовсе не могла дозвониться. Дерьмо.
Я пошла вдоль коридора, игнорируя нарастающую громкость музыки, извивающиеся тела и характерный запах травки в воздухе.
В помещении стояла жуткая духота, и я сразу взмокла, пожалев, что выбрала толстовку, нужно было надеть что-то легкое, но не менее комфортное. Заглянув в несколько комнат, я не нашла ни Чоджи, ни Тен-Тен. Вместо них я застала несколько совокупляющихся парочек и даже тройничков. Кое-как извинившись, я продолжила поиски, с диким нежеланием поглядывая на дверь под лестницей, будучи едва не на сто процентов уверенной, что рыжего потащили именно туда.
Когда весь этаж был просмотрен, и я замерла перед последней оставшейся дверью. Распахнув деревянную дверь, я перекрестилась, понимая, что со стороны это выглядело как минимум дико, и шагнула в полумрак помещения.
К моему великому разочарованию, выключатель я не обнаружила. Пришлось подсвечивать ступеньки фонариком на телефоне, ориентируясь на звук, который доносился откуда-то из глубины подвала. Спустившись, вдалеке я заметила еще одну дверь, через которую проходил тусклый розовый цвет и мелодичная музыка.
Я дернула ручку и шагнула внутрь, привлекая внимание Кибы, который играл в бильярд с неизвестным парнем. На диване развалился неизвестный мне парень и зажимал девушку. Около бара крутились еще несколько человек, но из-за дымки в воздухе я разглядела из силуэты смутно: кажется, это была Ино и еще каких-то два человека.
— Хьюго? Какого черта ты здесь забыла? — Киба шагнул вперед, привлекая к себе внимание всех присутствующих.
— Мне сказали, что здесь Тен-Тен и ей плохо. Я приехала ее забрать, но не могу ее найти, — попыталась оправдаться я, пока шатен подступал ко мне. — Где она?
Хината? Что ты здесь забыла? — Я стояла не двигаясь. Хлопая глазами и хватая ртом воздух, как рыба, пока Неджи подходил нам. В его руке была сигарета и стакан с каким-то алкоголем. — Тебя не должно здесь быть…
— А что здесь ты делаешь? — выдавила я, пытаясь соображать быстрее.
Брат поджал губы и отвернулся, пытаясь подобрать нужные слова. Я чувствовала боль. Обиду. Злость. Что-то словно впилось в меня иглами, отравляя мое сознание, меняя изнутри. Оказалось, что я совершенно не была готова ни к чему подобному. Мне хотелось это оправдать, но ничего не приходило на ум.
— Развлекаюсь.
— И как давно?
— С самого начала, — пожал плечами он, подходя к Кибе и облокачиваясь о стол для бильярда. Мы поняли друг друга и кажется. Но ни в каких моих мыслях я не могла представить Неджи в компании Наруто. Даже в самых крошечных, ничтожных. Ни в каких. Это было выше моих сил.
— С самого начала? Как это возможно, ты ведь всегда говорил, что не хочешь водиться с этими говнюками. Ты врал. И значит даже тогда? Черт, ты видел?! — зашипела я. Киба присвистнул и закашлялся скрипучим смехом. К ним подползли другие ребята, наблюдая за нами.
— Не очень правильно, что младшая сестра думает о брате о плохом. Мне нравилось быть зеницей для тебя. Тем более, что бы подумал Хиаши, если бы узнал о наркотиках и гулянках? Тогда бы я точно остался без трусов и денег в них, — покачал головой Неджи. — И да, Наруто позвонил мне, когда увидел видео с тобой и Пейном. Я, честно, удивился, ведь моя малышка Хината не способно на такое… эх, но видно я ошибался.
— Как ты можешь? Наджи. — Я зарылась пальцами в волосы и оттянула их.
— Не расстраивайся, Хината. Порнушка с твоим участием не очень популярна среди нас. Уже как минимум пару лет — заржал в голос Инузука и его поддержали другие. Лицо брата исказила кривая усмешка.
Я развернулась на сто восемьдесят градусов, не проронив ни слова. Ноги были ватными, и я едва смогла осилить шаг. Один. Другой. Я находилась в каком-то астрале, а тело продолжало меня не слушаться. Словно оно не принадлежало мне. Словно я не принадлежала ему.
На обратном пути я в кого-то врезалась, но даже не попыталась извиниться и поплелась дальше, не разбирая ничего и никого.
Мне оставалось еще несколько шагов. Несколько крошечных, спасительных шагов до лестницы, в тот самый момент, когда меня схватили за кисть и дернули с силой на себя, перехватывая мои руки.
— Какого ты здесь забыла, Хьюго? — прошипел в мое лицо Наруто. Сжав мой подбородок, он заставил смотреть прямо ему в глаза. — Садись за руль и вали отсюда.
— Я приехала за Тен-Тен Такахаши. Мне сказали, что она напилась, а ни с кем из ваших не общается, поэтому я хотела ее забрать, — пробормотала я, пытаясь оттолкнуть мужчину, упираясь ладошками ему в грудь. Под ладонями я почувствовала жар и легкую пульсацию от сердца. — Но вместо нее нашла Неджи.
— Дерьмо. — Узумаки отпустил мое лицо, но все еще продолжал сжимать второй рукой мои ребра. — И он что-то сказал тебе? Блять, Хината, не смей плакать.
Он был так близко, что я задыхалась, вдыхая аромат его разгоряченного тела. Так близко, что сердце разрывалось от ощущения тепла его обнаженной кожи.
В какой-то неуловимый момент, он потянул меня на себя, склонившись ко мне. Мои глаза распахнулись. Я находилась в замешательстве, с головой окунувшись в безумие, когда его губы коснулись моих.
Властно. Настойчиво. Так, словно он изголодался. Словно все это время он был обделен женской лаской. Словно единственное, что он жаждал — я. Это что-то вынуждало его сжимать мой подбородок до синяков, сковав мои руки одной своей ладонью. Он так неистово сминал мои губы, пресекая все мои попытки к сопротивлению, что я была не в силах вырваться из его хватки, чувствуя, как по пылающим щекам скатываются слезы, обжигая кожу.
Все бы закончилось, но я приоткрыла рот, и он запустил свой язык, вырывая из моего горла жалобный писк. Больно. До мучительного стона. Он отпустил мои руки и перенес ладони на мою талию, а своими губами скользнул по скуле к месту за ушком и впился зубами в бьющуюся жилку на шее, а потом нежно начал ее зализывать. А потом снова поцелуй в губы. Напористо и жгуче.
Лишь когда он отступил от меня. Когда я ощутила болезненную пульсацию в районе запястий. Лишь тогда я поняла, что он сделал. Чему он подверг себя, меня. Нас…
Это не был простой поцелуй. Это был крик отчаяния. Крик той боли, тех чувств, которые остались в нем, которые все еще теплились где-то в глубине его сознания.
Он должен был это сделать. Должен был понять для себя, что я для него значу. Должен был вновь макнуть меня в то дерьмо, в котором я его оставила. Он хотел разделить со мной свои чувства. Все то, что осталось у него на душе. Все то, что сделала с ним я. И это был прощальный поцелуй. Отдающий горечью и смрадом.
Я побежала. Быстро. Не оборачиваясь. Учащенно дыша. Захлебываясь в слезах и собственной беспомощности.
Наруто Узумаки оставил прошлое за спиной. Начал новую счастливую главу: честная девушка, хорошая работа и светлое будущее, где есть жена и прекрасные детишки.
А вот Хината Хьюга осталась у разрушенного дома, пепелища. С испорченной психикой, шрамами от издевательств и разорванным сердцем от секса, который должен был защитить любимого мужчину от ненужных проблем со стороны ее отца. Я осталась одной и потерянной. Без возможно кому-то излить душу или поделиться этим с Наруто.
— Прости, Наруто, прости, что я такая трусиха и не рассказала тебе! — всхлипнула я, вспоминая, как я ныла на коленях у Сакуры, чтобы они никому не рассказывала об изнасиловании. А на следующий день то видео увидели все.

Формула идеальной любви. Глава 6

Хината
Спасибо человеку, который придумал алкоголь — спасительный и верный друг любого отчаявшегося человека. Никогда прежде я не считала алкоголь орудием ото всех бед. Чистый разум — залог разумных решений, без эмоций и сожалений потом. Но ведь время идет, люди меняются, да? Так вот, новая версия Хинаты Хьюго, хочется напиться в стельку, чтобы утопить все горести и невзгоды.
— Хочешь выпить? — спросил парень, материализовавшийся передо мной из неоновых лучей. Он поправил свои красные волосы и потрепал меня за плечо, а я покачала головой. — Значит, хочешь, — истолковал мой ответ Гаара.
Он взял меня за руку, стащил параллельно с какой-то девушки свою куртку, и повел по лабиринту коридоров за собой. Я шла за ним, как глупая кукла, вытираю рукавом слезы. Гаара вручил мне пачку сухих салфеток и бутылку пива.
— Будем считать, что это аперитивчик — иронично протянул он, выводя меня во двор дома. — Ты без тачки, так что поедем на моей, Хината-чан. Будем разбираться с твоими ранами душевными.
— Не надо, ладно? Мне паршиво, признаю, — сказала, плюхаясь на пассажирское кресло. — Ты такой же, как они, может даже хуже. И ты мне — никто.
Я приложила горлышко бутылки к губам и зажмурившись, опрокинула бутылку. Жидкость обожгла небо и глотку. Алкоголь постепенно разлился свинцом по организму, смешался с кровью и зазвучал в безумном ритме в районе висков. Скорей всего на меня повлиял так алкоголь, и я не послала Гаару на все четыре стороны, не вызвала такси и не спряталась в своем домике. Одна с бутылкой хорошего вина. И не знаю, почему меня переполняло чувство обиды: за то, что я такая дура и ненавижу саму себя? Или Наруто, который так просто поцеловал меня (это можно приравнять к измене)? Или мир, который стал играть против меня.
Хотя, Наруто стал свободным. Мы расстались, и я заявила, что он меня не интересует — ни как человек, ни как мужчина.
«Ложь!» — прокричала моя пьяная внутренняя «я».
— Перестань, Хината. Мы не общались так тесно, общие тусовки не в счет, поэтому ты меня не знаешь. Ты понятия не имеешь, какой я — отбросив куртку на заднее сидение и натянув поло, отозвался Гаара. — Я не собираюсь лечить тебя заученными якобы философскими фразами. Ты взрослая девочка, сама можешь разобраться со своими демонами и говном. По большому счету, мне должно глубоко плевать на то, как тебя унизили и искупали в говне. Но хер его знает, почему я сейчас с тобой и везу тебя в одно единственное, безопасное, в этом городе место. Так что расслабься, выпей.
— Да ты душка, — отозвалась я, под его одобрительный хохот, делая глоток пива. — Почему ты захотел забрать мой телефон?
— Детство в жопе заиграло, окей? — скептически произнес он.
Гаара не был хорошим парнем. Сейчас я осознала это в полной степени или просто подтвердила мнение об этом. Он играл за плохой лагерь и не был «принцем на белом инфинити». Но при этом он был в какой-то степени милым, пользуясь моим состоянием, а я позволяла это. Гаара шутил, рассказывал что-то. Общие фразы. Свои мысли. Какие-то мечты, но не те, что скрыто глубоко в душе. Он делился тем, что входило в рамки зоны комфорта и не позволяло тебе узнать его больше.
Дом Гаары находился недалеко от дома Удзумаки. Я напряглась, вжавшись всем телом в кожаное кресло, когда мы проезжали мимо. В окне на втором этаже горел свет и виднелись размытые силуэты его обитателей. Гаара бросил на меня беспокойный взгляд и нажал на газ, чтобы быстрее проскочить ненавистный мне дом.
— Выпьем у меня? А то не думаю, что в начале пятого нам нигде не нальют ничего стоящего, — глуша двигатель перед домом, просто произнес парень. Я лишь пожала плечами. Мне было честно все равно, где пить пиво — алкоголь затуманил разум и начал руководить моими решениями.
— Думаю, нужно было сказать это до того, как ты привез меня к себе, — фыркнула я, выскакивая из авто и проходя за красноволосым, который галантно придержал для меня входную дверь.
Мы прошли в гостиную — светлую, с приглушенным теплым светом, льющимся из торшеров.
— Мило, — прокомментировала я его убежище, присаживаясь осторожно на диван.
— Возможно. Виски? — подмигнул он, открывая бар и извлекая бутылку с рыжей жидкостью. — Извини за небольшой беспорядок. Я пару недель обитаю один. Темари съехала к своему парню, а Конкура тусуется в общежитии с друзьями.
— Да, спасибо, — я благодарно улыбнулась, принимая бокал с виски. Пустую бутылку из-под пива я оставила в салоне машины Гаары, надеюсь, он не будет за это зол.
Крепкий алкоголь обжог горло сразу и ударил в голову, что пиво показалось мне соком. Гаара сел со мной на диване, предварительно включил электрокамин, создавая интимную, камерную обстановку. Особенно после того, когда в колонках заиграла какая-то попса вперемешку со струнами и голосом. Я покачала головой и моих губ коснулась улыбка.
Я до сих пор не могла поверить в то, что происходит. Что сижу здесь. На диване с Гаарой Собаку-но, пью виски и слушаю песни о любви. Гребанная романтика, приправленная алкоголем и моим упадочным настроением. Я кожей чувствовала, как Гаара взглядом блуждает по моему телу, явно оценивая. Я была достаточно взрослой девочкой (и к тому же пьяной), чтобы зацикливаться на этом, но все еще адекватной, чтобы понимать, что к чему. Чем обычно заканчиваются такие теплые посиделки милых девочек и развратных мальчиков.
Сейчас мне хотелось мужчину. Честно.
Но Гаара не подходил под описание «того самого». Мой разум рисовал совершенно другого засранца, за поцелуй с которым в таком состоянии я была готова отдать все. Буквально все. Другого мужчину, к которому я больше никогда не позволю себе прикоснуться, которому никогда не прощу все говно и которому так много врала, и сама разрушила все — прежде всего его самого.
Гаара любезно обновил мой бокал, подпевая певцу, вызывая тем самым улыбку у меня. Он продолжал говорить со мной ни о чем, но при этом о каких-то фундаментальных вещах, при этом, не упуская возможности совершенно случайно косность моего бедра или плеча. Еще несколько глотков и все смешалось в моей голове, позволяя расслабиться.
— Расскажешь, что заставило тебя вернуться в Коноху? Уверен, Наруто не был тому причиной — отпив из своего бокала, просто спросил Гаара. — Не хочешь — не отвечай.
— Есть несколько незавершенных дел, которые не требуют отложения. Тем более, хочу очистить карму и все отпустить, — поделилась я. — Без этого нет смысла двигаться дальше.
Мне резко стало душно. Снимать толстовку не хотелось, как и оставаться в одном спортивном белье перед Гаарой, тоже.
— Все же ты решила оставить это место навсегда, да? Я тоже об этом не раз думал, но Коноха, как магнит, не может отпустить тех, кто здесь родился. Словно мы принадлежим ей, понимаешь? — размышляя, проговорил Гаара.
Он запрокинул одну руку на подголовник кресла. Поло задралось, открывая мне обзор на фактурный пресс парня. Я невольно сглотнула, тревожно рассматривая его.
— Я могу раздеться, если ты хочешь. Так будет лучше видно, Хината, — протянул он, непозволительно близко приблизившись к моему лицу. Его дыхание обожгло мое ухо и шею.
Я закусила губу, на секунду прикрыв глаза.
— Поверь, мне и так нравится, — я повернулась к нему. Концы наших носов соприкоснулись. В глазах мужчины заскакали искры.
Я села на Гаару сверху, удобно расположив свои колени по бокам от его бедер, прекрасно чувствуя его возбуждение. Мужчина смотрел на меня с неподдельным интересом, аккуратно скользя ладонью по ноге — от колена, к бедру, отслеживая реакцию моего тела, которое отвыкло от ласк и так яростно отвечало. Гаара смотрел на меня с восхищение. Будто я единственная на свете, что мила ему.
Он осторожно сжал руками мою талию. Я прикоснулась к его горячей шее, неловко касаясь губами его губ. Шаг за шагом, пробуя вкус нового. Они были мягкими, хоть и требовательными. Как и сам Гаара, снимающий с меня толстовку, откинувший ее куда-то. Еще несколько мгновений и мы поменялись местами. Я провела ладонями по его плечам к торсу, снимая футболку.
Мой разум отказывался мыслить и никак не пытался остановить. Внизу живота приятно тянуло, когда он начал покрывать мою шею и ключицы поцелуями, дотрагиваясь языком к пульсирующей венке на шее и прикусывая ее. Мне хотелось насладиться моментом сполна, вырезать из памяти поцелую и прикосновения Наруто. Навсегда.
— Блять, серьезно?! — зарычал Гаара, отрываясь от меня, когда входная дверь затрещала от стука в нее. — Дай пару минут, я быстро. Хорошо?
— Без проблем, — кивнула я, отмечая, как Гаара направился к двери, матерясь под нос.
Поднявшись, я посмотрела на свое отражение в зеркальной столешнице, отмечая красочный засос на шее и ключице. Обреченно вздохнув, я поправила волосы и откинулась на диван, лениво рассматривая узоры на потолке. Я резко подскочила, когда услышала голос Майкла. Разъяренный и пугающий.
— Где она?! Гаара, я спрашиваю, где она?! Я убью тебя! ГДЕ ОНА?!
Наруто фактически влетел в комнату, горящими от гнева глазами сосредотачиваясь на мне. От отшвырнул Гаару, который пытался что-то объяснить, прямо в стену. Сейчас он напоминал мне быка, перед которым помахали красной тряпкой, которой сейчас являлась я.
— Какого хуя ты тут делаешь, а? Я тебе что сказал? Ехать домой! Что тебе не понятно из этого, Хьюго?!
— Хочешь замутить тройничок, — усмехнулся Гаара, поднимаясь.
— Ты головой тронулся, Гар! — рявкнул Наруто так, что я невольно задрожала.
Я резко подорвалась с места, схватила толстовку и выскочила прочь. Нужно убираться отсюда — неважно куда, самое главное прочь. От себя, от прошлого, от всего этого стыда и наигранной заинтересованности в моей жизни.
Холодный предрассветный воздух обжог лицо. Меня пробрал холод, и я поспешила накинуть толстовку, выбегая на дорожку. Несколько минут шага, до меня доносились громкие голоса и ругань, которые затихли, когда раздался громкий глухой хлопок. Я вздрогнула от страха, но не остановилась.
Хината! — окликнул меня Наруто. — Стой, Хината! Ты собралась пешком идти, то это как минимум час. — Я обернулась и даже остановилась, рассматривая его — злого и покрасневшего от крика. Кулаки были сжаты. — Я подвезу тебя.
— Как мило, Удзумаки, — выплюнула я. — Уж лучше идти пешком, чем с тобой в твоей машине.
— Что не можешь потерпеть меня десять минут? Обещаю не трогать и не говорить. Просто вернись и сядь в гребанную тачку, — более спокойно предложил он. Меня обдало ветром, и я сложила руки на груди, закрываясь от него и от ветра.
— Обойдусь! — зло крикнула я.
— Не тебе обижаться, что я прервал ваши потрахушки с моим другом, знаешь ли.
— О, брось! Я не цепляюсь с кем и как ты трахаешься, так что будь добр, Наруто Удзумаки, иди нахуй! — так громко, насколько могла, закричала я, что голос сам оглушил меня. — Да, я сделала много того, за что мне стыдно! Больно! Но знаешь, я закрыла рот и не продолжаю играть в те игры, что любил ты, Наруто. Я смерилась, а может послала все к черту. А ты решаешь, что мне делать, а что нет. Потом включаешь героя любовника. Иди к черту, мое дерьмо тебя не касается! И никогда не касалось! — От моего голоса звенел воздух, содрогалась земля и все внутри меня.
— Ошибаешься, Хината, как бы я не хотел, не могу вытряхнуть из себя твое дерьмо, оно срослось со мной, — монотонно проговорил он, качая головой. — Я хотел по-хорошему, но видно ты не понимаешь.
Сердце резко ударилось о ребра. Наруто в несколько шагов преодолел, между нами, расстояние, подхватил меня за ноги и перекинул через плечо. Я закричала, ударила его по спине, потом еще и еще. Живот резко скрутило, я была готова прямо сейчас очистить свой желудок из-за смены положения. Меня колотило изнутри, пульс стучал в горле.
— Удзумаки Наруто, как это понимать? Почему в шесть утра ты перед нашим домом выясняешь отношения с какой-то девушкой?! — проговорил неизвестный мне голос. Из-за неудачного положения я даже не могла повернуть голову и разглядеть хоть что-то за плечом мужчины. — Это не Мей! А кто…подожди… Хината-чан?!
Меня резко поставили на землю, в ушах зазвенело. Тело занемело, и я перестала все соображать, пытаясь уловить хоть какие-то звуки и обрывки. Наруто размыкал губы, хмурился. Меня захлестнуло непонятной дрожью, я зажмурилась и снова открыла глаза.
Хината, милая моя, зачем бояться? — приторно ласково проговорил голос, руки потянулись ко мне, поглаживая волосы, пока тело пробирала дрожь. Я ничего не чувствовала, лишь боль, которая начала разъедать меня изнутри, пробираясь к зоне паха и животу. — Тише, тише, куколка. Папа разрешил нам веселиться.
Паническая атака захлестнула меня быстрее, чем я смогла закрыть рукой рот или закричать. Я просто упала, впиваясь пальцами в кожу лица.
Хината, стой, черт! Хината, пожалуйста! Мама, вызови, скорую, быстрей! — закричал Наруто из-под толщи воды, в которой я тонула.
— Папа разрешил нам веселиться, — повторил голос в голове, неуверенно, тихо. А вот руки уже во всю работали.
Наруто-кун, — прошептала в дурмане я, — убей меня, пожалуйста, иначе он найдет меня.

Формула идеальной любви. Глава 7

Хината, вы меня слышите? — требовательно проговорил врач, стоя по правую сторону от моей кушетки. В горле пересохло, голова раскалывалась на мелкие кусочки и я, словно рыба, хватала через рот воздух. Похмелье — привет! Я неуверенно кивнула. — Отлично. Как вы себя чувствуете?
Я здраво попыталась оценить свое самочувствие, но на ум, кроме ругательств ничего не приходило. Было ощущение, что меня переехала лошадь, а потом по телу попрыгала толпа школьников. Такого врачу я не могла сказать, потому что понимала, что меня запрут в больнице на пару дней, а допускать такого, мне не хотелось.
— Лучше, чем могло быть. Только немного тошнит.
— Не удивительно, последствие алкогольного отравления, вперемешку с сильным эмоциональным расстройством и, мы нашли в вашей крови следи сильных антидепрессантов, — отчетливо проговорил он, — у вас есть рецепт на них?
— Да, есть. Мне прописали их несколько месяцев назад, когда умерли родители и у меня начались панические атаки, — призналась неохотно я, в районе сердца закололо.
— Тогда у меня к вам нет вопросов, отдыхайте. А пока я позову вашего молодого человека.
Мужчина развернулся и уверенно зашагал к двери палаты, пока мой разум склеивал кусочки его фразы. Смысл отразился на подкорке позднее, чем нужно, ноя собрала всю силу и окликнула врача:
— Простите, какого молодого человека?
Мужчина остановился, озадачено поправив медицинский халат. Смерив меня серьезным взглядом, врач вздохнул.
— Это юноша — метр восемьдесят, примерно, светлые волосы. Он вызвал скорую и приехал с вами. Мы не имеем право пускать в палаты незнакомцев, а тем более, чтобы они заполняли за пациентов документы, Хината-сан, — объяснил врач, от чего мне стало еще хуже. Молодой человек. Мой парень. Кажется, я называла так Наруто слишком давно. — Если он посторонний человек, то я сейчас же распоряжусь его выдворить.
— Нет-нет, не стоит! — Я резко вскочила в кровати, что голова закружилась, а перед глазами заплясали темные точки. — Он мой бывший, но не нужно…позовите, нам нужно поговорить, пожалуйста.
Мужчина ничего не ответил, лишь кивнул и вышел из палаты.
Я обреченно вздохнула и рухнула на кровать, натягивая одеяло до носа. Воспоминания о моем ночном приключении ворвались в меня буйным потоком и проносились перед глазами. Отвратительная беседа с братом, Гаара, ссора с Наруто и обморок. Из уголка глаза выкатилась слеза, и я наконец-то отодвинула одеяло, поспешно вытирая ее, как дверь отворилась.
На пороге застыла знакомая фигура мужчины. Наруто Удзумаки. Он неуверенно зашагал ко мне, дергая хлястик на халате, что ему выдали в больнице. Выглядел он помятым и испуганным, на подбородке и щеках была легкая щетина, а в глазах читалась жалость. Нет, не долгожданная и нужная. Я поджала губы и отвернулась. Мне не хотелось выглядеть жалко.
Хината
Наруто
Одновременно начали мы. Наруто встряхнул головой, давая знать, что я могу говорить первой.
— То, что произошло вчера… — в горле ужасно пересохло и я закашляла, но скорее от волнения. — Мне не стоило срываться, да и напиваться тоже. Мне бы не хотелось еще, чтобы свидетелем нашего конфликта была Кушина-сан. Надеюсь, она не злится.
— Злится? Хината, брось, — Наруто раздраженно фыркнул и потер пальцами переносицу. — Она так кричала в трубку, когда вызывала в скорую, мне казалось, что ее услышать на континенте.
— Что ж, тогда хорошо, — неловко улыбнулась я. Повисло долгое, липкое молчание, которое разбавляло лишь мое гулкое сердцебиение.
— Как давно это у тебя началось? Я имею в виду, панические атаки, — поспешил добавить блондин, заметив мое смятение на лице. Думаю, ему не стоит знать правду.
— Около трех месяцев. Сразу после того, как я узнала про аварию, — поспешно объяснила я, начиная от волнения заламывать пальцы. — Извини, ты не должен был этого видеть.
— Но увидел, ничего не исправишь. И не нужно извиняться, не думаю, что это того стоит, те более что мы не незнакомцы. — Наруто хотел сказать еще что-то, но его телефон завибрировал, и он поспешно достал его из кармана, явно читая сообщение. — Прости. Мне нужной идти, самолет через пару часов, я улетаю на несколько дней в Токио по работе.
— Ладно. И…спасибо? — я улыбнулась мужчине, на что тот нервно кивнул.
Наруто развернулся всем корпусом и подошел к двери, как резко замер, словно вспомнил что-то очень важное. Он повернулся ко мне. Мое сердце пропустило удар, когда я увидела ласковую улыбку на лице мужчины.
— Надеюсь, ты поправишься к моему возвращению, и мы сможем спокойно поговорить, потому что мне интересно, зачем мне тебя убивать и кто может тебя найти, Хината.
  ***
По дороге из больницы, откуда после мой ссоры с лечащим врачом, меня выписали и перекрестили, намекая, что приступ паники может случиться в любое время, я позвонила единственному в этом городе человеку, которому могла доверять — Тен-Тен. Пока я добиралась на такси до спортзала, где работала девушка, мы успели поговорить с ней по телефону. Из короткой беседы я выяснила детали ее вчерашнего вечера, ее расставание с парнем из-за измены и то, как она напилась в стельку и чуть не переспала с парнями из местного бейсбольного куба Акацуки.
Девушка извинилась за то, что проигнорировала меня вчера, купаясь в океане собственной боли и желчи, что оставил ее, уже бывший, парень. Я понимающе успокоила ее вкратце рассказала все, что произошло со мной.
— Ого! Санта-Барбара продолжается! — завизжала она в трубку. — Ну, если ты что-то ляпнула Наруто в бессознательном состоянии, то это можно списать на помутнение рассудка. Тебе не придется ему ничего рассказывать или врать.
— Да, я понимаю, но…- Я поймала скептический взгляд таксиста, что смотрел на меня в зеркало заднего вида. Мне инстинктивно захотелось спрятаться от испепеляющего меня взгляда. -…но может и вправду ему стоит все рассказать? Я устала нести на себе это бремя, понимаешь, Тен-Тен. Это отвратительно.
— Так не хандри! — строго произнесла она. — Просто ты сейчас устала, тебе нужно выпить и расслабиться. Потом устроить свадьбу Акаши и Яманако и лишь потом строить отношения с Наруто.
— Отношения?! Ты шутишь?
— Ну, он как настоящий джентльмен не оставил тебя, отвез в больницу и навестил. И тем более, если он представился твоим парнем, то это значит многое. И вообще, стоп, — прервала она саму себя на полуслове. — Забыла спросить. Как там у Гаары в штанах? Все хорошо?
— Серьезно? Это все, что ты услышала? — не веря своим ушам, скривилась я, выскакивая из машины таксиста, когда мы приехали. На тротуаре я заметила фигуру знакомой.
Тен-Тен помахала мне. В ее руках было два бумажных стаканчика кофе и коробочка с эклерами. Живот предательски заурчал, и я задумалась о том, что нужно было бы нормально поесть хотя бы раз за эти пару дней. Кажется, мне снова нужно будет ставить себе напоминания о приемах пищи.
— Дорогуша, ты даже не представляешь, какие слухи о нем ходят! — запротестовала шатенка, целуя меня в каждую щеку. — Конечно, девчонкам свойственно преувеличивать, но все же…
С Тен-Тен я чувствовала себя спокойно. Словно она была моим щитом. Моей самой лучшей защитой. Она возбужденно рассказывала про тренировки, отвлекая меня от дурных мыслей. Делилась своими планами на будущее, о котором я старалась как можно меньше думать. Она была насколько легким человеком, что во мне закралось чувство зависти, которое я тут же засунула поглубже.
Это было неправильно. Совсем неправильно.
— От кого я это слышу? — наигранно возмущенно протянула я.
— Ладно, оставим член Гаары в покое, — согласилась подруга, разблокировав свою машину и запрыгнув во внутрь. Я поспешила к ней тоже. — Как целуется Наруто Удзумаки?
— Ты издеваешься?! — воскликнула я.— Это был прощальный поцелуй.
— Не существует прощального поцелуя, Хьюго. Это все бре-ед! Если он тебя поцеловал — значит, ему хотелось это сделать. Как ты этого не понимаешь? — нахмурившись, проговорила девушка.
— Допустим. И что? — я начала тарабанить пальцами по коленям. — У него есть девушка. Красивая, вероятно умная, актриса. Без затяжной депрессии и подпорченной репутации. И которая его любит. Тебе не кажется, что я проигрываю по всем показателям, а?
— Только не ври себе!
— Ладно, он мне немного нравится. Но это что-то вроде привычки, — завыла от досады я. Внутренности сжались. Дыхание затруднилось. Вмиг стало как-то холодно, и я обняла себя за плечи, кусая губы. — Я запуталась, совершенно разбита и не понимаю, что делать. И самое отвратительное в этом всем то, что, даже несмотря на это, мне хочется его увидеть. Просто увидеть, на разговор у меня не хватит сил. Я не смогу рассказать ему все. ВСЕ. Тогда вообще мне придется забыть о нем, о жизни — свалить из Японии и поменять документы.
— Послушай, — Такахаши затормозила у моего дома и отстегнувшись, повернулась всем корпусом в мою строну. — Всякое в жизни бывает! Нужно быть фаталистом и решать проблемы по мере их поступления. Ты справишься, у тебя есть я. В Токио — Саске и Сакура, готовые любому глотку свернуть. Хина-чан, тебя никогда не найдет Пейн, слышишь? А если это так, ты мы напишем заявление в полицию и пофиг, сколько у него там денег и связей! Слышишь, самое главное, что жива и здорова, а значит, сможешь бороться. Изнасилование — не приговор, Хината. Нужно идти дальше, чтобы этот ублюдок не радовался, что сломал тебя!
— Почему ты плачешь, малышка? Разве я способен обидеть тебя? — иронично протянул мужчина, а мое тело покрылось гусиной кожей от его касаний.
— Не надо, пожалуйста, — прикрыв глаза, прошептала я, ощущая его дыхание.
— Это лишь твоему папе решать. Над этим я не властен, — испустив короткий смешок, отозвался мужчина, а мое сердце сжалось от боли.

Если бы только я могла признаться и понимать, что мнение окружающих не изменится. Что мое мнение о себе не станет еще хуже. Что я смогу это выдержать, а не сломаюсь, как ломалась раньше. Если бы я только знала… Если бы я только могла…
  ***
Мне удалось выставить Тен-Тен за дверь только к ночи, когда я все-таки взяла себя в руки и перестала плакать о своей жизни. Хоть девушка и сопротивлялась, она обещала написать мне перед сном, и мы договорились, что, если ночью мне станет хреново, я могу позвонить ей, а она обязательно приедет.
Я расхаживала по дому с бутылкой бурбона наперевес, напевая какую-то мелодию из рекламы и даже не намеревалась разделить этот вечер еще с кем-то, как в дверь моего дома начали настойчиво звонить.
— Черт, — выругалась я, пролив немного вина на футболку. — Иду! Иду я!
Я отставила бутылку и зашагала к двери, молясь, чтобы это был кто-то адекватный и не такой шумный. Но Вселенная меня не любит, потому что, распахнув дверь дома, я увидела на пороге фигуру последнего человека, которого желала видеть на всей планете Земля — Мей Есидо.
— Привет? Что тебе нужно? — сразу же поинтересовалась я, дабы избежать будущих проблем.
— Добрый вечер, Хината, — она улыбнулась мне. — Извини за мою прямолинейность, конечно, но что вас связывает с Наруто?
Тяжело вздохнув, я прикрыла дверь, не намереваясь пускать эту дамочку в мой дом без особой нужды. Несколько секунд я просто рассматривала ее: ее шелковистые волосы, ее упругие бедра и ее ясные глаза.
— Удзумаки мой бывший партнер по сексу. Человек, с которым я приятно проводила время, но недолго. Такой ответ сойдет? — Грубо, но ладно. Сейчас меня колотило изнутри, и я не была готова любезничать.
— Ясно. Мы с ним пятьдесят шесть дней. Мы ездили вместе на море, живем вместе в Токио. Он говорит, что любит меня. Но я и сама прекрасно знаю, лучшей кандидатуры на девушку ему не найти, — истерично пролепетала она, выставляя вперед указательный палец.
— Мей, послушай меня внимательно. Он мне не нужен, как и я ему. Желаю вам счастья! Только не истери, пожалуйста.
— Раз так, то почему он позвонил мне пять минут назад и сказал что он до сих пор любит Хинату Хьюго и поэтому нам нужно расстаться?! — выкрикнула мне в лицо брюнетка.
  КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ

Формула идеальной любви. Глава 8

ЧАСТЬ 2. ПАУТИНА, КОТОРУЮ СПЛЕЛ ОН
Хината.
— …В данный момент я занят и не могу говорить или же просто сплю, поэтому позвоните позже или оставьте свое сообщение после «даттейбайо». Даттейбайо! — радостно оповестил меня автоответчик Узумаки, пока я кусала пальцы и нервно разгуливала по комнате, пытаясь привести себя в чувства.
Наруто, какого хрена?! Мне все равно, какие у вас отношение с этой ку… Мей. Слышишь? Можешь спать с ней, любить ее, боготворить, но не смей списывать свой угасший интерес на меня. Любовь? Ее нет! Ни у тебя, ни у меня. Я никогда не любила тебя, поэтому и изменила тебе с Пейном, как ты не можешь понять? Могу сделать расписку от юриста, — громко кричала я в трубку, что по стеклу дома проходила мелкая дрожь. — Поэтому, если твоя девчонка припрется ко мне домой и будет размахивать кулаками, я прибью сначала ее, а потом — тебя.
Я гневно сбросила вызов. Телефон выскользнул из рук и упал на пол. Дрожь проняла мое тело, а спазмы пустили электрический ток от кончиков пальцев до внутренностей. Я врала. Много. Красочно. Мне было противно настолько от самой себя, которая наговорила столько гадостей Наруто, что хотелось повесится. Но при этом, где-то внутри, я все же верила, что мужчина сказал Мей правду, что есть еще что-то…
Но ведь я — Хината, наивная дура, которая не смыслит ничего и нигде.
Слезы уже катились по моим щекам, пока я на ватных ногах добиралась да ванной, чтобы умыться. Там меня встретило мое неуместное отражение — самый настоящий призрак, который стал за эти несколько дней еще бледнее, оставив прежнюю меня в прошлом. Плеснув водой в лицо, помыв рот и снова подняв глаза на отражение, я злобно прошипела самой себе:
— Ты должна сдохнуть.
***
Коноха
12 марта 20** года, 9 лет назад
Как много лишнего человек может наговорить в порыве эмоций? Сколько лжи может вылететь из его уст в этот момент? Очень часто люди просто не замечают, что своими действиями или бьют по самому больному месту… Отец всегда знает, куда бить. Он знает, что единственное, что возможно выбьет меня и колеи — моя родная мама, его покойна жена. Когда наши разговоры заходили о прошлом, и я ненароком упоминала о ней, Хиаши словно слетал с катушек. В такие моменты я не узнавала отца и просто хотела провалиться под землю, как, например, сейчас.
Вжавшись спиной в дверь ванной комнаты, я хлюпала носом, глотала слезы и ненавидела весь мир, который на удивление концентрировался на одном единственном человеке — моем отце. Хотелось верить, что ему не за что ненавидеть меня или маму, что все его срывы и обидные слова — панцирь, под которым скрывается ранимый человек, скорбящий о жене.
Но…так не ведут себя хорошие родители. Так не ведут себя отцы, мужчины. Так не ведут себя люди, говорящие, что «любят свою принцессу».
Не знаю, сколько я просидела вот так, раскачиваясь из стороны в сторону, молясь, чтобы шторм наконец закончился. Мои молитвы были услышаны и до моих ушей больше не доносился крик отца на свою новую жену, потом шарканье и звуки «примиренья». Встав, шатаясь на ногах, я посмотрела в зеркало, где виднелось мое отекшее от слез лицо и остатки туши. Осторожно вытерев разводы, я выскочила из ванны. В коридоре царила тишина. Да и с первого этажа не доносились звуки. Осторожно, на цыпочках, я прокралась к своей двери и юркнула внутрь, запираясь. Комната была моим спасением, куда отец не смел заходить, как и его новая пассия или даже моя младшая сестра Ханаби.
Я подошла к шкафу и вытащив оттуда футболку и спальный штаны, переоделась, также стараясь не издавать ни звука. Пусть это глупо, но в новой тишине, любой шорох мог показаться бы пушечным выстрелом. Когда я юркнула под одеяло, прижимаясь телом к плющевому медведю, в надежде, что он заберет все мои страдания, телефон завибрировал и на экране высветился номер Гаары-куна. Я приняла вызов, прижимая телефон к уху и накрываясь одеялом с головой, предварительно накинув подушки.
— Хина-ата! — радостно завизжал он в трубку. — Ты даже не представляешь, что теперь у меня есть? Наклейки с Пикачу, которые выпустили к юбилею! — не стал дожидаться моего ответа друг, завизжав на том конце.
— Ого, здорово, — прошептала я в ответ.
— А? Чего-то ты тихо говоришь…все хорошо? — встревоженно поинтересовался мальчик.
— Да-да, просто я собиралась спать, — соврала я. Я всегда так делала и даже такой приятный собеседник, как Гаара-кун не должен был знать все, что терзает мою душу.
— Блин, я хотел, чтобы ты пришла, и я показал тебе наклейки, — мальчик вздохнул, и я даже представила, как он по-детски надувает губки.
— Ну, я думаю, папа не будет против.
— Правда? Блин, Хиаши-сан и вправду у тебя классный, — Гаара засмеялся мне, а я лишь прикусила губу, чтобы не завыть от досады. — Так ты сейчас придешь?
— Да, минут через двадцать буду, — предупредила его я, сбрасывая вызов.
Пробираясь в темноте к окну, предварительно заперев комнату, я чувствовала себя Джеймсом Бондом, только лишь с маленькой поправкой — я была не в смокинге, а в штанах с динозаврами и вместо красотки-подружки меня ждал тринадцатилетний мальчишка в брекетах. Засунув в рюкзак-мишку телефон и пастилу, я подхватила кроссовки и запрыгнула на подоконник, наблюдая из окна, чтобы сад был пуст.
Дерево, которое удачно расположилось под моим окном, послужило мне помощником и я, ловко заскочив на ветку, захлопнула окно. Улица встретила меня теплым ветром, немного щекочущим щеки и нос. Листья дерева шептали свои ночные колыбельные, пока я как опытная обезьяна, карабкалась по стволу, а потом, пригнувшись, пробегала под окнами к забору. Добравшись до ограды, я посчитала металлические плиты и, найдя нужную, юркнула в кусты, за которыми скрывался небольшой проход.
Оказавшись вне территории нашего дома, я все так же бесшумно зашагала в сторону полей, оглядываясь по сторонам, словно меня могут заметить. Когда я отошла достаточно далеко, я выпрямилась и снова огляделась. Ночью в Конохе было тихо, низкие дома сливались с темно-синим небом и черной полосой холмов на востоке.
Я вышла на безлюдную дорогу, которая заканчивалась в конце небольшим мостиком и новым рядом домов. Там уже виднелась красная черепичная крыша дома Гаары. Ночь была теплая и поэтому я шла неспеша, любуясь природой вокруг. На мосту я вообще задержалась, вглядываясь в темную воду и в свое мутное отражение — выглядела я ужасно.
В воде мелькнул красный огонек. Я нагнулась ниже, переворачиваясь через перила вниз — красный контур преобразовался в карпа.
— Эй, ты что творишь?! — Меня резко дернули за рюкзак, и я попятилась назад, опрокидываясь на деревянные доски. — Ты меня слышишь? Алло!
— Что? — огрызнулась я, поправляя челку, которая упала на глаза, а потом массируя затылок, которым ударилась. — Зачем ты это сделал?
— Что «зачем»? — искренне удивился он. Поднявшись, я могла разглядеть мальчика полностью: мы явно были ровесниками. Блондинистые волосы были взъерошены, глаза блестели, а правая щека была немного припухшей, как от удара. Я скептически посмотрела на него. — Ты ведь вниз сигануть хотела…
— Что? Нет-нет! — я отрицательно замахала руками и головой. — Там была кои.
— Кои? Это че такое? — мальчик почесал затылок, теперь тоже смотря вниз под мост.
— Карпы кои. Есть легенда, что эти всю жизнь пытаются плыть вверх по водопаду, а если доберутся туда, то превратятся в драконов.
— Э-э-э, бред какой-то. Я в такое не верю, — отмахнулся мой «спаситель». — Только девчонки таким и занимаются.
— Так ты сексист в придачу.
— Хватит говорить непонятные слова! — возмутился он, топая ногой. — Достала.
— Тогда пока. — Я развернулась, гордо поднимая голову вверх.
— Подожди! Подожди! — Мальчик схватил меня за руку, поворачивая к себе. — Уже поздно, а ты одна ходишь. Давай провожу, а?
— Мне далеко, — я указала в сторону, куда спокойно шла до этого.
— Так нам по пути! — мальчик улыбнулся во все тридцать два, показывая мне свои брекеты на зеленых липучках. — Я тоже живу в той стороне. Кстати, — он протянул руку, — меня зовут Наруто Узумаки, я учусь в восьмом классе, а ты?
Хината Хьюга, — я пожала его руку. — У нас вроде бы совместная физика?
— Точно! — он треснул себя по лбу ладонью. — Ненавижу этот предмет, да и Какаши-сенсей такой странный…
Со следующего дня мы с Наруто Узумаки сидели на физике вместе, а в мае, я поняла, что он — моя первая любовь.

***
В дверь настойчиво позвонили. Из-за неожиданности я резко дернулась, ощутив, как от страха кольнуло сердце.
— Черт! — бросила я, закатив глаза. Как ты попал сюда? — не выдержав его пристального внимания и обернувшись, бросила я.
Гаара расслабленно облокотился о косяк двери, сложив руки на груди. Он продолжал смотреть на меня так, словно запоминал каждую деталь. Я поежилась. Мне стало как-то не по себе, и я постаралась проскочить мимо него, но в это же мгновение Гаара схватил меня за руку. Резко дернув на себя, он вжал меня в стену, подхватывая под бедра, и мне ничего не оставалось, кроме как обхватить его торс ногами.
— Что ты делаешь?! — возмущенно сказала я, выставив перед собой ладони, упираясь в его торс. — Черт?! Как ты попал сюда?!
— Мне нужны ключи от хлама, который стоит в твоем гараже. Тен-Тен попросила Канкуро посмотреть тачку твоих родителей. А я решил не терять возможности побыть с тобой наедине, — искусно протянул парень, а его ладони с силой сжали мою задницу, из-за чего я вскрикнула, зарядив ему знатную пощечину.
— Блять! Какого хуя, Хьюга?! — выругался парень, резко отпуская меня, потирая пылающую от удара щеку.
— Какого хрена ты себе позволяешь, Гаара?! Совсем головой тронулся! — прошипела я, сжимая кулаки. — Забудь эту гребаную ночь, как страшный сон, ясно?! У нас ничего не было и не будет, понял?! — ткнув в его грудь указательным пальцем, добавила я, гордо вздернув носик.
— Это мы еще посмотрим, Хината. Я всегда добиваюсь того, что хочу, — в тон мне проговорил Гаара, наклонившись. — Ключи где? Хина, эй? Все хорошо? Я пошутил. Перестань. Хочешь, в кино сходим или что там делают перед этим? — встряхнув меня за плечи, возвращая к реальности, сказал Собаку-но, а я заставила себя собраться с мыслями, помассировав переносицу.
— Ключи в тумбе в прихожей, — прокашлявшись, проговорила я, судорожно вспоминая, куда спрятала свои успокоительные.
— Ты в порядке? — обеспокоенно спросил парень, а я впервые поверила в искренность его слов, наблюдая, как маска «бэд боя» спала, и за ней показался человек.
— Да. Я просто устала. Все хорошо. Забирай ключи, и пусть Конкуро выпишет мне чек за машину, — отозвалась я, медленно начиная двигаться в сторону ванной.
— Хорошо, — согласно кивнув, ответилпарень, поймав меня за руку перед тем, как я практически вошла в комнату. — Завтра у меня намечается небольшая вечеринка для старых знакомых. Я бы хотел тебя пригласить. Можешь взять с собой Такахаши. Придешь?
— Я подумаю, спасибо за приглашение, — убирая его руку, ответила я, выдавив из себя улыбку, которая насквозь была пропитана фальшью.
— Окей, тогда до завтра. Если надумаешь, разумеется, — подмигнув, сказал парень, разворачиваясь.
Как только Гаара вышел, и я услышала, что за ним захлопнулась дверь, я фактически влетела в ванную, склоняясь над унитазом. Из меня вышло все, что я выпила и съела за сегодняшний день. И желчь. Много отвратительной желчи. Включив холодную воду, я умылась, едва сдерживая непрошеные слезы.
***
Хината, ты потрясающе выглядишь, — протянул Гаара, аккуратно целуя мою ладонь, открыто улыбаясь мне. — Тебе идет это платье, — подмигнув, добавил он, подавая мне бокал шампанского.
— Благодарю, — отозвалась я, а легкая улыбка коснулась моих губ.
Я переглянулась с Тен-Тен, которую мне удалось вытащить сюда, обещая, что я буду веселиться и не включать режим обиженной на весь мир девушки, отмечая, как выгодно на ней смотрелось коктейльное черное платье с кружевом на тонких бретельках. Здесь был и Нейджи, который специально не смотрел на меня — такое поведение ранило меня, разрывало на кусочки. Мне хотелось поговорить с братом, но я не могла переступить через собственную гордость, а он — тем более.
Нейджи сидел рядом с Тен, и его рука совсем не по-дружески покоилась на ее бедре. Он вел непринужденную беседу с Чоджи, пока Киба хмурил брови, вслушиваясь в их разговор, игнорируя девушку рядом с собой, которая старалась привлечь его внимание. Я ее не знала, как и другую девчонку, скромно поджавшую ноги под себя, сидевшую на большом кресле. Ее большие глаза смотрели любопытством и толикой страха.
— Кто это? — поинтересовалась я у Собаку-но. — Та девочка, рядом с Кибой? Никогда раньше ее не видела.
— Эта девочка закреплена за Конкуро, пока что, — отозвался красноволосый, делая щедрый глоток бурбона.
— Что значит «закреплена»? — сузив взгляд, переспросила я, на что парень шумно выдохнул, будто я задала крайне неуместный вопрос.
— Это значит, что пока он с ней не закончит, другие ребята с костяка ее трогать не будут, — как маленькому ребенку пояснил он.
— Как в старые добрые времена, — вынсела вердикт я, вспоминая свой «закреп» за Наруто. — И за кем теперь закреплена я? Или это особая честь? — иронично проговорила я, отпив из своего бокала, не в силах расслабиться.
— Скорее участь, — испустив короткий смешок, отозвался парень, откинув голову назад. — Если ты нуждаешься в «закреплении», то можешь быть за мной. Но я считаю тебя сильной, для такого. Да и ты бывшая Узумаки, поэтому не думаю, что кто-то коснется тебя, кроме меня, у всех не такие стальные яйца.
— Вот как? — передернула я, склонив голову, встречаясь с наполненным интересом взглядом собеседника.
Гаара! Мы пьем или что мы делаем?! — выкрикнул Инузука, ущипнув взвизгнувшую рядом с собой девушку за задницу.
— Разумеется! — поддержал Гаара, поднимаясь, чокаясь бокалами с ребятами и резко оборачиваясь на раздавшийся звонок. — И кто это может быть?
— Это не моих рук дело, если что, — запротестовал толстяк, а в него разом полетели три подушки от парней. — Я всего лишь обмолвился одним словечком, честно!
— Чоджи, я закопаю тебя на заднем дворе! — грозно бросил Гаара, едва не просверлив в нем дыру.
— Мирно и тихо посидеть не удалось, да? — иронично сказал брюнет, стоявший около столика и общаясь с Темари. Кажется, это он — Шикамару.
— Да пошел ты! — махнув рукой в сторону, отозвался Гаара, направляясь к входной двери, за которой слышался шум и разговоры.
В течение нескольких минут дом Гаары был переполнен молодежью, музыкой и алкоголем. Планы на тихую вечеринку разлетелись в щепки, из-за чего он красноречиво выразился, прежде чем взболтать бутылку шампанского и облить брызгами всех ребят в поле его зрения. Я едва успела отскочить и спрятаться за какими-то парнями, проклиная Гаару, яростно желая свалить отсюда подальше.
Хината? — я повернулась на голос. Рядом стояла неизвестная мне девушка, в цветастом платье и с ярким макияжем. — Ты — Хината Хьюга?
— Да, — неуверенно произнесла, еще не до конца понимая, что происходит.
— Там тебя зовет какой-то парень! — объясняла она, пытаясь перекричать музыку. — Сказал, что он твой парень! И не может дозвониться до тебя!
— Что? — удивилась я, судорожно перебирая, кто это может быть: Наруто или Пейн? Наруто или Пейн? — Подожди, так он приехал сюда?
— Да, ждет тебя в машине перед домом! — Крикнула она мне в самое ухо. — Тебе повезло, он такой красавчик.
Я благодарно улыбнулась ей, стараясь пробираться сквозь толпу, нервно теребя подол своего платья. Если это примчался Узумаки поругаться со мной насчёт сообщения на автоответчике — я смогу выкрутиться; если это — Пейн, то нужно бежать, вызывать полицию или молить о пощаде.
Выйдя во двор, я сразу увидела предполагаемую машину — черный БМВ, который не принадлежал никому из моих знакомых. Водитель дорогой машины, увидев меня, расплылся в улыбке и вышел из салона. Высокий, статный, с взъерошенными светло-розовыми волосами и глубокими глазами. Шестеренки в голове медленно крутились, просматривая воспоминания о знакомых людях и — бинго! — я вспомнила его.
Этот парень — собачонка Пейна.
Хината, здравствуй, — промурлыкал он, обнимая меня. — Как твои дела?
— Зачем ты здесь, Сасори? — отшатнулась, как от огня, я.
— Какие глупые вопросы. Мой друг соскучился за тобой и просил передать подарочек, — он вытащил из кармана пиджака конверт.
— Мы все решили с Пейном полтора года назад. Наруто прогорел, отец получил три миллиона, а Пейн стал главой компании, как и хотел. Что ему еще нужно? — пролепетала я.
— Ты, — пожал плечами он. — Это так очевидно.
— Он много хочет…
— Не торопись с выводами, — я дернул меня за ладонь, вкладывая конверт. — Пейн хочет приехать в Коноху, поэтому подумай, как ты его встретишь — на коленях или с ножом в горле.
Мужчина развернулся, оставляя меня одну. Когда машина превратилась в черную точку на горизонте, я судорожно начала разворачивать конверт. Внутри оказалась моя фотография — здесь я совершенно юная, счастливая, а позади — Наруто, обнимающий меня за талию. Конверт и фотография выскользнула из рук, падая на траву. Именно эту фотографию, я выбросила в самый первый день своего возвращения в Коноху. Значит, Пейн до сих пор следит за мной.

НаруХина.ру - Формула идеальной любви - версия для печати

 скрыть [x]