НаруХина.ру - Долгая разлука - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Долгая разлука

Пролог

Она помнит его слова.
— Я хочу быть с тобой. Всю свою жизнь.
Она помнит те слезы счастья.

***

Ночь. Его всё нет. Она еще не сомкнула глаз. Она будет ждать его. Как всегда, сына уже давно уложила спать, немного посидела рядом с ним, в который раз удивляясь, как же сильно он похож на Наруто. Хината протянула руку и легонько погладила мальчика по щеке, а другой рукой прикоснулась к животу, где совсем недавно зародилась новая жизнь. Глубоко вздохнув, женщина тихо вышла из комнаты и также тихо прикрыла дверь. С невеселыми мыслями, Хината прошла в гостиную, села на диван и стала дожидаться мужа.

В безмолвной тишине прихожей послышался щелчок открывающегося замка. Дверь медленно открылась и так же медленно захлопнулась.

Хината встала с дивана и направилась в прихожую, чтобы встретить мужа. Она старалась улыбаться, хотя внутри неприятное чувство словно царапало сердце. Глаза уже привыкли к темноте и она смогла увидеть разувающегося супруга.

— Ты поздно, — тихо и как-то удрученно произнесла женщина.

— Ты еще не ложилась? — даже не оборачиваясь к жене, произнес Наруто. Безразличие и некий холод в его голосе заставил девушку невольно съежиться. — Уже поздно, — Наруто аккуратно поставил обувь в сторону и поднялся. — Идем спать.

Мужчина подошел к жене и, поцеловав её в лоб, направился в их спальню. Хината последовала за ним, но остановилась прямо у самого порога. Наруто же стянул с себя футболку и обессиленно рухнул на кровать. Он до такой степени устал, что сон почти сразу завладел его разумом.

Женщина всё это время наблюдала за действиями мужа и, как только он уснул, прикрыла перед собой дверь. Руки медленно заскользили вниз по гладкой поверхности двери. Хината осела на пол и лбом прислонилась к своим рукам. В душе ныла непонятная тревога.

Наруто поздно возвращался с миссий — это вполне нормально, твердила самой себе девушка, но поверить в собственные слова не могла. Её не покидало неприятное чувство того, что причина его, скорее всего, нежелания идти домой, нежели сложность миссий. Хината всхлипнула и подняв голову посмотрела в темноту, у нее не было желания идти к мужу в спальню, ей хотелось забиться в угол и сжаться, сидеть там и не высовывать своего носа.

Они с Наруто были женаты вот уже шесть лет и за это время у них появился сын. Плюс ко всему Хината недавно узнала, что беременна, но мужу пока не сообщала эту новость. Ей с трудом удалось убедить Цунаде держать это пока в секрете, ссылаясь на то, что хочет сделать сюрприз. Но обрадовать главу семейства случай не представился. В последнее время Наруто перестал уделять семье время, постоянно пропадая на различных миссиях. А когда все-таки приходил домой, то сразу же отнекивался, что очень устал, очень сильно хочет спать. Сразу уходил в спальню и засыпал. Хината понимала, что супруг старается изо всех сил, чтобы стать достойным хокаге. Но женское сердце продолжало беспокоиться.

Женщина поднялась и, пересилив себя, всё же зашла в спальню и, подойдя к кровати, посмотрела на Наруто. Он спал на боку, обессиливший, утомленный но… счастливый?! Хината почувствовала, как сердце сжалось, отвернувшись она тихо легла на свою половину кровати и прижала колени к груди, как будто оберегая еще не родившегося ребенка. Ничего, скорее всего она просто себя накручивает, и скоро всё наладится. С этими мыслями она погрузилась в сон.

Долгая разлука. Глава 2

1 глава.

Их отношения словно тонкий лед.
Она всегда боялась сделать неверный шаг и потерять его. Жизнь без Наруто казалась ей пустой и холодной. Благодаря ему она смогла подняться. Его улыбка спасла её от тьмы. Хината не хотела верить своим предчувствиям. Он не мог за руку подвести её к обрыву.

***

Наруто неспешно шел по улице такой родной и любимой деревни. Он любил каждый камушек родного дома, ради которого столько сильных и храбрых Шиноби не пожалели своей жизни ради её спасения. Узумаки не уставал каждый раз любоваться её улицами и видом с высоты. Но сегодня даже это действие казалось таким бесполезным и ненужным. Последняя миссия провалилась с треском, унося жизнь члена их команды, и блондин видел в этом только свою ошибку. Не углядел. Не смог спасти. Не успел.
Душу будто разрывало на части от обиды, а чувство вины безжалостно наносило новые удары. Перед глазами застыл образ юной девушки - еще такой молодой и неопытной - её взгляд и навсегда запечатленные последние эмоции на лице.

Каждый шаг давался с трудом.

«Это я виноват. Только я!»

Наруто остановился около дома и помедлил. Сейчас он никого не хотел видеть, на душе было слишком противно. С трудом открыл дверь их дома и неторопливо перешагнул через порог. Его, как всегда, терпеливо ждала жена. Хината внимательно следила за каждым движением супруга и пыталась прочитать по лицу причину его угрюмости.

— Ты в порядке? — осторожно спросила она, нежно касаясь его плеча.

Ее спокойствие и какая-то апатия бесили его и раздражали.

— В порядке? — горько усмехнулся Узумаки. — Ты издеваешься?

Его душу терзали чувство вины вперемешку со злостью на самого себя. Эта острая смесь так и сочилась из него, что он непроизвольно обжигал им жену. Он понимал, что причиняет ей боль, понимал, что не стоит с ней так разговаривать, но ничего не мог с собой поделать. Лучше бы ее не было сегодня дома.

Наруто

— Не нужно меня утешать как маленького ребенка, Хината! — он одернул свое плечо, стряхивая её ладонь. — Она мертва! Мертва, понимаешь?!

Хината молча отошла от него, прижимая к себе кулачки и с изумлением глядя на супруга. По ее лицу сложно было понять, что она думает, да и его в принципе это и не особо волновало. Она молчала несколько минут, что-то обдумывая. А после облизнув пересохшие губы направилась к нему.

— Всё будет хорошо, — тихо прошептала она.

Может надеялась, что он не услышит. Но к огромному сожалению для нее, Наруто услышал и взбесился еще больше. Неужели она не понимает, как ему сейчас тяжело? Похоже, Хината засиделась дома.

— Хорошо?! — выкрикнул Наруто. — Как всё может быть хорошо? Ты понимаешь, что говоришь?! — сейчас Наруто был сам на себя не похожим — злым и грубым — чем пугал Хинату, но она упорно стояла рядом, желая успокоить любимого.

Наруто переполняла злоба и бессилие. Он, не желая еще больше навредить жене, резко развернулся к двери, при этом опрокинув вазу на тумбе. Хината вздрогнула и резко прижала ладони к животу, но Наруто не придал этому значения. Он хотел уйти, как можно скорее. Обулся и раздраженно вышел, громко хлопнув дверью.

Хината стояла ни живая, ни мертвая. Ее сердце бешено стучало, кровь шумела в висках. Живот немного потянуло и женщина поспешила присесть на диван. Она постаралась успокоиться, но из головы никак не выходил злой Наруто. Он так поспешно убежал, что Хината теперь переживала за него. Но и следом пойти не могла. С другой стороны его слова очень обидели ее. Конечно, Хината понимала, что значит терять близких, слишком многих она потеряла. Женщина силилась не заплакать, хотя очень хотелось упасть лицом в подушку и дать слезам вырваться на свободу. Дать эмоциям волю, потом успокоится и подумать на трезвую голову. Ведь нужно еще как-то успокоить и помочь мужу.

— Мама…

Хината подняла голову и улыбнулась увидев Боруто. Уменьшенная копия отца, что очень радовало женщину. Глядя на сына она чувствовала себя счастливой. Вот и сейчас, он только зашел, позвал её и слезы сами собой прекратились.

— Да, дорогой.

Сын погладил Хинату по голове и тихо произнес:

— Мамочка, не плачь.

Хината уткнулась головой в живот сына и глубоко вздохнула. Они не должны ругаться в его присутствии, это плохо.

— Со мной все в порядке, милый. Ты почему не спишь?

Боруто погладил женщину по голове.

— Я не мог уснуть…

Малыш пошел искать ее, а застал эту неприятную сцену. Хината поднялась и, обняв сына, повела его в комнату, где снова уложила и укрыв одеялом поцеловала в лоб. Только хотела уйти, как Боруто схватил ее за руку и тихо произнес:

— Мама, папа ведь не уйдет от нас?

— Что? — не совсем поняла Хината. Пристально посмотрела на сына и почувствовала, как горло сжал еще один спазм. Она постаралась взять себя в руки и ласково произнести:

— Что ты, папа любит нас и никогда не бросит. А теперь хватит этих глупостей и спать.

Похоже Боруто хоть немного, но успокоился, поверил матери. И через несколько минут уснул, а Хината еще долго сидела у его кровати, разглядывая спящего сына, понимая, что соврала ему.

***

Наруто был очень зол. Состояние ухудшало еще и то, что он, сам того не желая, накричал на жену. Сердце разрывало на части, что отдавало глухой болью. Что же за день сегодня такой?

Погруженный в свои мысли, он даже и не заметил, как ноги привели его к порогу одного ресторанчика. Осмотревшись и не долго думая, мужчина решил зайти и выпить, вспоминая поверье, что алкоголь заглушает боль. Он никогда не пил и не питал пристрастия к этому занятию, но сегодня на душе было так паршиво и зябко, что было уже всё равно, только бы боль прекратила мучить его.

С каждым обжигающим глотком разум погружался в густой туман, что очень нравилось блондину, подкупая и подстрекая выпить еще.

— Захотел выпить? — услышал он знакомый голос подруги, но ничего не ответил — лишь осушил свой стакан. Сакура внимательно посмотрела на него. Женщина видела в его глазах отчаяние и горечь от потери, что еще не успели поддаться действию алкоголя, и ей стало так жаль своего веселого и не унывающего друга, непривычно видеть его в таком состоянии. Она молча присела рядом и тоже заказала себе саке. Молодые люди молча сидели и просто пили, каждый желая заглушить собственную боль.

Приличное количество выпитого саке сделало свое дело. Захотелось поговорить и излить кому-то душу.

— А знаешь, вот мы, Шиноби, должны быть сильными и искупать свои ошибки, — завязывающимся языком, еле выговорила Сакура. — А кому это нужно-то? Никому!

— Точно, — подтвердил Узумаки, видя в этом свой смысл.

— Этот кретин смылся, оставив меня одну, — горестно проговорила женщина. — Снова! — выкрикнула она, надув губы. Хотелось ненавидеть своего возлюбленного, но сердце не переставало его любить. Осознание этого будто сковывало её.

Одинокая слеза очертила контур девичьего лица. Наруто следил за Сакурой и непроизвольно протянул к её лицу руку, падушечками пальцев вытирая слезы. Сейчас её раскрасневшееся лицо казалось таким милым, что он и сам не понимая как, но потянулся к ней и поцеловал в губы. Выпитый алкоголь заставлял кровь кипеть, а тусклое освещение делало момент еще соблазнительнее. Он не понимал, что делает. Он не думал о том, что будет завтра, как будет смотреть в глаза Хинате, главное сейчас было как можно дольше продлить это наслаждение. Схватив Сакуру за талию, Наруто прижал к себе и углубил поцелуй, но девушка отстранилась и тихо произнесла ему на ухо:

— Не здесь, — поднялась и поманила за собой, — пойдем.

Наруто выпил оставшийся саке и быстро поднявшись пошел за девушкой.

2 глава

Ночь была такой сладкой, а выпитый алкоголь стирал в пыль все сомнения, веру и любовь. Сейчас были только они, и ничего кроме. Из памяти стерлись вторые половинки. Словно никогда и не было Хинаты. Не было Саске. Не было детей. Зато была страсть, всепоглощающая и разрушительная.

Наруто обнимал и целовал женщину, к которой испытывал больше чем просто симпатию еще с детства, что и делало все его движения более уверенными. Они будто умирали в сладкой истоме, желая друг друга еще больше. Сакура вскинула голову и посмотрела мужчине в глаза, его словно ударило током. Он понимал, что это плохо. Очень плохо. Но ничего не мог с собой поделать.

Его движения были автоматическими и в тоже время нежными. Возможно, сказалось именно то, что они знали друг друга давно. И то, что Наруто долгое время считал, что она истинная его любовь. Руки женщины блуждали по спине и груди, она тихо постанывала и выгибалась, словно кошка. Она хотела его, Наруто чувствовал, это каждой частичкой своего тела.

Он должен был остановиться. Должен был прекратить это безумие. Но жажда и боль была настолько велика, что ничего уже не могло помешать. И под конец, когда их тела задвигались интенсивнее, перед глазами появился образ Хинаты. Его верной жены. Он ясно увидел ее раскинувшеюся на подушках, пухлые губки раскрылись в немом крике, а в глазах застыло торжество.

Сакура вдруг сильно прижалась к Наруто и тихо выдохнула:

Саске

Наруто зарычал и излился в ее тело. Мужчина и женщина упали по подушки тяжело дыша. Выпитый алкоголь и усталость сделали свое дело и через несколько минут они крепко уснули.

***

Хината не спала всю ночь. Она постоянно переводила взгляд на прикроватную тумбочку.

Она ждала.

Ждала малейшего шороха. Ждала щелчка замочной скважины и осторожные шаги. Ждала, чтобы тут же вскочить и выйти на встречу. Ждала чтобы попросить прощения, чтобы крепко обнять и прижать к себе. Но его всё не было.

Стрелки часов, что стояли на тумбочке, неумолимо начерчивали круги, будто в издевательском тоне сообщая женщине — время бежит так же быстро, с какой скоростью расширяется невидимая пропасть между супругами. Когда между ними появилось такое безразличие? Точнее, когда Наруто стал так себя вести? Почему она этого не замечала?

Незаметно для Хинаты, комнату озарили солнечные лучи. Испуганно оглянувшись, женщина, что до этого невидимым взглядом смотрела на точку в стене, для верности взглянула на часы. Уже утро и скоро должен проснутся Боруто. Подумав о сыне, Хината улыбнулась. Он был вылитый Наруто, как внешне так и внутренне. Это было не плохо. Она верила, что он добьется в своей жизни столько же, сколько и его отец.

Поднявшись с кровати, Хината подошла к зеркалу и ужаснулась увидев эти страшные темные круги и мешки под глазами. Женщина глубоко вздохнула и покачала головой. Она могла все это скрыть, но почему-то не хотелось, лишь только поправила волосы. Переоделась и спустившись на первый этаж, направилась в кухню чтобы приготовить сыну завтрак.

К удивлению Хинаты, Боруто уже был на кухне и что-то усердно делал у плиты. Сначала она испугалась и первое что хотела сделать это броситься к сыну и оттащить его от плиты. В это же время Боруто повернулся к матери, в руках у него была тарелка, а на ней… яичница.

— Ты уже проснулась! А я вот приготовил это тебе, — маленькие ручки крепко сжимали тарелку и лопаточку, а в глазах горела радость. Малыш смотрел на удивленное лицо матери, которая с минуту смотрела то на сына, то на заботливо приготовленный завтрак.

— Вау, — только и вымолвила она. Боруто усадил её за стол и поставил перед ней тарелку. Хината попробовала кусочек и улыбнулась. Что ж, для первого раза очень даже ничего. Мальчик топтался рядом и нервничал, хотя делал вид будто ему все равно.

— Очень вкусно, милый. Спасибо, — ласково проговорила она. Лицо малыша мигом озарила улыбка, отчего Хината не удержалась и обняла сына. Такой маленький, а уже сколько в нем сюрпризов. Жаль Наруто этого не видел. Подумав о муже, женщина снова расстроилась. Уловив эту перемену в матери, Боруто спросил:

— А папа спуститься?

— Папа уже ушел на работу, так что мы с тобой вдвоем, — соврала женщина. Она постаралась как можно радостнее и спокойнее себя вести. Хината не хотела, чтобы сын знал о их проблемах. Уж пусть, папа для него будет идеальным.

Сейчас в ее жизни значительное место занимали супруг, сын и ребенок под сердцем, ради которых она готова была вытерпеть столько боли, сколько потребуется. Они ее жизнь. Её воздух. Хината погладила Боруто по голове, пока тот ел.

Интересно, где же Наруто ночевал. Возможно, он был у Сакуры. Сокомандница всегда была готова им помочь, как Хинате, так и Наруто, всем по-отдельности и обоим вместе. Когда ему нужен был совет, а жена, к сожалению, не могла помочь, он шел к своей подруге. Может и вчера был у нее?

Из размышлений её выдернул стук в дверь. Это был как гром среди ясного неба. Кто же это мог быть? Наруто вряд ли придет домой в такое время. Женщину охватило нехорошее предчувствие. Она быстро поднялась, улыбнулась сыну и бросилась открывать двери. Но там никого не оказалось, только конверт на пороге. Хината осмотрелась и подняв конверт, зашла в дом. Скорее всего это для Наруто, поэтому она решила отнести его в кабинет мужа и оставить там.

Положив конверт на стол, она уже собиралась было уходить, как её внимание привлекло фото с их свадьбы, которое стояло на столе. Оно всегда было тут, но именно сейчас, смотря на их счастливые лица, женщина с горечью поняла, что скучает по тем временам. Хината будто завидовала самой себе прежней, которая только вышла замуж за любовь всей своей жизни.

Когда всё успело так измениться? Грустно улыбнувшись, она положила фото на место и резко развернулась, чтобы быстрее уйти, пока чувства не взяли вверх над разумом. Нечаянно Хината задела стоящий на краю конверт и тот полетел вниз, высвобождая содержимое. Из него вывалились какие-то фотографии. Хината стала торопливо их собирать, но когда присмотрелась, весь мир рухнул перед глазами. Дрожащими руками она держали две из них, не веря своим глазам. На фотографиях были изображены Наруто и Сакура, совершенно голые и то, что они делали, заставило Хинату броситься в ванную и вырвать.

Вытирая рот тыльной стороной ладони, Хината мрачным взглядом посмотрела на свое отражение. Что ей теперь делать? Как жить дальше? Женщина открыла воду и подставила под холодные ручьи свои руки, внимательно их рассматривая. Как он мог так поступить? Неужели всё, что он говорил раньше — сплошное вранье?

— Что мне делать? — горестно проговорила она.

Долгая разлука. Глава 3

3 глава.

 До чего же медленно двигалось время.

 Стоило хоть немного прикрыть глаза, как тут же представляла Наруто, а в его объятиях, сгорая от страсти, находилась Сакура. Они вытворяли такие вещи, на которые сама Хината, никогда бы не отважилась. Она не представляла, что делать дальше, все что ей оставалось, это стоять в стороне, глотая злые слезы.

 Хината опустила голову и посмотрела на свои руки, которые покоились на пока еще плоском животе. Она думала о своем будущем… пыталась думать, но в голове была полная каша. И Господи, ей совершенно не с кем было посоветоваться! Раньше она всегда шла к Сакуре. Жаловалась. Просила совета. А та… Предательница!

 Хината покачала головой и машинально погладила живот, потом обхватила себя руками и стала немного раскачиваться, словно жалея себя. Из крана капала вода. Это был раздражающий звук. Кап. Кап. Кап. Она представила, как из ее разбитого сердца вот так же капала кровь вперемешку со всеми теплыми чувствами, что испытывала по отношению к Наруто. Женщина не выдержала и вскочив подошла к ванне. Включила воду и с остервенением стала чистить и без этого чистую ванну. В конце концов уборка всегда ее успокаивала.

 — Мама? — Хината услышала голос сына и, выключив воду, торопливо выскочила из ванны. Страх из-за того, что мальчик мог увидеть разбросанные фотографии пересилил шок, который женщина испытала, придавая новые силы.

 Боруто! — позвала Хината, оглядываясь.

 — Мама, — мальчик подбежал к матери, внимательно вглядываясь в лицо Хинаты. — с тобой всё в порядке?

 Боруто, — Хината почувствовала подступающие слезы. Материнское сердце переполнялось любовью от оказанной заботы своего чадо: — Не волнуйся, милый, со мной всё хорошо, — тепло улыбаясь и погладив сына по голове, произнесла она.

 — Точно?

 — Точно, — спокойно ответила женщина. — Солнышко, ты не мог бы пока убрать посуду на кухне?

 — Угу, — всё еще внимательно смотря на мать, согласился Боруто.

 В этот момент Хинате показалось, будто что-то проскользнуло в небесной голубизне сына. Его взгляд уже был не тем, что раньше: мальчик смотрел вдумчиво в её глаза. Она попыталась понять, что изменилось в её маленьком воине, но мальчик уже стремительно бежал в сторону кухни.
Женщина не стала терять ни минуты, буквально ворвавшись в кабинет своего мужа. Она быстро осмотрелась и поняла, что ничего не тронуто. Испытывая противоречивые чувства, Хината быстро собрала фотографии и вместо того, чтобы поставить на стол, она поддалась своим чувствам и сунула конверт в самый дальний угол полки, за рамочки с фотографиями.

 Хината долго стояла возле книжного шкафа и смотрела на конверт, что теперь весь помятый лежал в дальнем углу, скрытый от глаз, перегораживаемый массивными фоторамками.

 Руки женщины дрожали. Она медленно перевела взгляд на них, не веря что собственными руками держала прямое доказательство измены любимого супруга. Хината начала перебирать последние события, цепляясь за мелкие, но важные детали, которые она не заметила. Не хотела замечать. Любовь к мужу помогала находить тысячи отговорок и тысячу раз могла придумать новое, более реалистичное и правдоподобное оправдание для него. Но не сейчас. В этот момент её будто окунули в холодную воду, отрезвляя. Эффект «болезни» под названием любовь, медленно начал отступать, но не исчез полностью.

 Хината зажмурилась и распахнула глаза, заглушая в себе желание разрыдаться прямо здесь и сейчас. Осознание того, что у неё есть сын придавало сил и уверенности. Ту хрупкую душу девушки, влюбленной в светлого и добродушного Наруто, безжалостно разрушили, раздавили, разломали вдребезги. Но в ней еще дышала жизнь. Новая жизнь маленького человечка. Женщина не могла позволить бросить себя с обрыва. Хината твердо посмотрела вперед, мысленно обещая себе никогда не сломаться, ради детей. Она погладила гладкую поверхность фоторамки, из которой на неё с веселыми искорками в глазах смотрел маленький Боруто.

***
 — Дорогой, можешь пока сам поиграть? Мне нужно зайти к дедушке, — наклонившись и поправив одежду ребенка, попросила Хината.

 — Хорошо, мам, — послушно ответил мальчик, лучезарно улыбнувшись.— Домой я сам смогу прийти.

 — Хорошо, — Хината взглядом проследила за сыном, который со всех ног побежал на игровую площадку к остальным детям. Женщина могла быть спокойной, что с сыном ничего не случится. Несмотря на такой возраст в нем проявлялось желание всё делать самому. Мальчик не любил, когда мать наблюдала за ним во время его игр с друзьями, ибо по его словам он уже взрослый, и Боруто очень оскорбляло, когда Хината на людях обращалась с ним, как с ребенком. Такие материнские нежности необходимы были мальчику дома.

 Хината улыбнулась, смотря на весело играющего сына, всё больше ощущая, как мальчик становится более самостоятельным. Это радовало, и она гордилась Боруто, но в то же время материнское сердце упорно воспринимало мальчика как еще маленького, беззащитного малыша.

 Размышления о сыне заняли все её мысли, но ноги на автомате привели женщину к отчему дому. Стоило ей ступить на порог, как Хината пришла в себя, вновь ныряя в круговорот тягостных проблем. Собственно, именно из-за появившейся проблемы она и пришла к отцу, надеясь на его помощь.

 Родные с детства стены некогда дома грели воспоминаниями. Сердце женщины, несмотря на все пролитые слезы и дни, полные жалости к себе, с особым трепетом относилось к этому особняку. Ведь именно здесь она смогла стать сильнее. Не будь тех препятствий, которые Хината преодолела, она не смогла бы стать той, кем являлась сейчас.

 Хината! Наконец-то ты пришла повидаться со своим отцом.

 Женщина улыбнулась и села напротив отца.

 — Прости отец, так много дел.

 Хиаши только кивнул и женщина поняла, что нет нужды распинаться и объяснять почему ее так долго не было.

 — Ну, что тебя привело сюда и заставило бросить все твои ежедневные обязанности?

 Хината только открыла рот и снова его закрыла. Как ему все это рассказать? Как признаться в своем унижении? Отец внимательно на нее смотрел, не делая никакой попытки, хоть немного помочь. Наконец, глубоко вздохнув и собравшись с мыслями, она решилась. Всё равно больше не к кому было обратиться.

 — У меня большие проблемы, отец.

 Какая ирония, что-то, кем она была сейчас, и заставило её вновь взглянуть в эти суровые глаза отца, что с неким презрением, как когда-то очень давно, смотрели на неё и в этот момент. После всего, что рассказала ему дочь, господин Хиаши был зол. Он был зол за то, в какую ситуацию попала его дочь, но еще больше его разозлило то, что иного выхода чем развод, Хината не видела. Гордость дочери стояли на весах против чести и доброго имени семьи. Что он выбрал?

 — Просто терпи! — сурово произнес Хиаши, отпивая зеленый чай и стараясь не смотреть в глаза дочери.

 — Что? — удивленно спросила Хината.

 — Ты правильно расслышала. Терпи! Я не позволю тебе разрушить семью.

 Ответ был очевиден, но Хината ожидала не этого. Женщина смотрела на свои ладони на коленях, чувствуя как последняя и единственная рука помощи, на которую она надеялась, вместо помощи и поддержки велела терпеть. Снова.

 — Ты поняла меня?

 Злой и грубый голос отца заставил ее внутренне сжаться.

 — Хорошо, — спокойно и сдержанно ответила Хината, не позволяя своему голосу даже вздрогнуть. Не перед отцом, не сейчас: — Как скажешь, отец.

 Она встала и покорно поклонилась ему.

 Хината, ты справишься.

 Она все-таки вздрогнула и не мешкая вышла из помещения. Женщина сжала руки в кулаки, будто стараясь держать в узде эмоции.

 Она — жена героя деревни, должна быть под стать супругу, хотела она того или нет. Поэтому идти по улице со слезами на глазах сейчас было непростительной роскошью. Хината натянуто улыбалась, когда её приветствовали друзья и знакомые, но при этом чувствовала ком в горле.

 Дойдя до порога собственного дома, она схватилась за дверную ручку как за спасательный круг. Заперев её за собой, Хината упала на колени и рыдания вырвались из её груди. Огромную боль причиняло то, что за один день ей пришлось ощутить как её предали целых два раза, а осознание того, что она еще должна терпеть это, душили. Снова терпеть? Снова молчать? Хината понимала, что просто больше не может.

Долгая разлука. Глава 4

4 глава
 Хината домывала посуду, когда входная дверь захлопнулась, а на пороге появился уставший супруг. Весь измотанный и помятый, Наруто с неким безразличием кинул свою обувь в сторону. Ему хотелось поскорее добраться до мягкой кровати и уткнуться лицом в подушку, что по обыкновению пахла свежестью и… лилиями. Такими ненавистными сейчас лилиями, что лишний раз напоминали о супруге. Мужчине, по правде говоря, даже не хотелось возвращаться домой и видеться с ней. В глубине души Наруто чувствовал, что именно он виноват перед ней, но осознавать это не хотелось. В конце-то концов, не одному ему нести за всё ответственность! Ему надоела эта умеренная жизнь, в которой не было места какому-то безрассудству, страсти. Душа отчаянно желала чего-то, но именно этого «чего-то» и не могла дать ему супруга. Мужчина сам не понимал, чего хочет.

 Он прошел мимо кухни и ненадолго остановился в проеме, смотря на супругу, что выключила воду, но не спешила оборачиваться, а будто пыталась скрыть от его взгляда своё лицо. Это простое действие затронуло какие-то струны совести, что лишь на мгновение больно прошлись по сердцу и умолкли, тая где-то в глубине души. На его место вернулась непонятная злоба, что легче всего было обернуть в чужую сторону, нежели направить на самого себя. Ту часть себя, что брала вверх и говорила о непонятных и совершенно безумных вещах, но слушать которую сейчас было легче всего, чем услышать тихий шепот сердца. Мужчина тряхнул головой, будто отгоняя эти мысли, что обострились только потому, что он недосыпал последние дни. Он решил, что будет думать на свежую голову, завтра, отстраняя всё тревоги в сторону. Наруто поплелся в спальню, где, по обыкновению, рухнул без сил на кровать. В нос ударил ненавистный сейчас запах лилий, отчего он со злобой отбросил мягкую подушку в сторону и прикрыл веки, поддаваясь власти сладкого сна.

 Хината же в это мгновение будто умирала изнутри, еле держась на ногах. Боль в душе и сердце отдавала на физическом уровне, и ей казалось, будто еще секунда, и она рухнет на колени, а из груди вырвутся рыдания. Она почувствовала его взгляд, который теперь был совсем иной и в котором отчетливо, почти на физическом уровне, чувствовалось презрение. Женщина точно знала, что с таким презрением он не смотрел еще ни на кого до этого. Она ощущала, что в его взгляде была нескрываемая ненависть, от этого становилось еще хуже. Невыносимо было терпеть эту боль. Невыносимо было осознавать, что её жизнь рушится в её собственных же руках, а она смотрит на это и ничего не может с этим поделать. Женщина уже не чувствовала в себе силы, чтобы бороться. Просто не было желания что-либо предпринимать. Выстоять это казалось невозможным. Хотелось поддаться этой боли, чтобы она унесла её по бесконечному течению страхов, хотелось упасть в это бездонное отчаяние, и чтобы никто больше не видел, не слышал, не знал…

 Она уже отчаялась, что кто-то сможет ей помочь, что кто-то захочет подать руку. Своим затуманенным взглядом она и не заметила, как пара маленьких ручек обвила её талию и крепко сжала в объятиях. Хината несколько раз моргнула, пытаясь очнуться от затянувших тревог, и увидела маленькие кулачки, сжимающие ткань её кофты.

 Боруто долго стоял, пока не решился подойти к матери сбоку и обнять. Мальчик особо не задумывался над своими действиями, подчиняясь желанию лишь помочь. Он видел грустный и отстраненный взгляд женщины, и большое сердце маленького человечка возжелало показать, что он её любит и не хочет, чтобы она плакала или грустила. Малыш, несмотря на свой возраст, как и многие дети очень тонко чувствовал ситуацию в доме, в семье.

 — Мам, я всегда буду рядом, — смотря на удивленную мать и пытаясь заверить её уверенным взглядом в искренности своих слов, проговорил Боруто.

 Боруто? — Хината смотрела на сына, но уже не видела перед собой тот блеск в глазах, что выдавал детскую непосредственность и даже наивность в нем. Перед ней стоял всё тот же мальчик, но уже с твердым, отнюдь не детским и мальчишеским взглядом.

 — Я тебя не оставлю, — сам того не понимая, Боруто сказал именно то, чего так не хватало женщине в это сложное для неё время.

 — Солнышко, — чуть ли не срывая голос от подступивших слез, Хината обняла сына. Она всё это время надеялась найти поддержку и защиту у отца или даже друзей, но нашла всё это в своем маленьком сыне, что изо всех сил пытался держаться как взрослый, пусть и немного неуклюже. Она по-настоящему гордилась им и благодарила всех Богов, за то, что послали ей такое чадо, которое в минуты полного краха, когда, казалось бы, весь мир рушился, а родные отворачивались, стал для неё лучиком, воздухом и даже той самой опорой, без которой невозможно подняться.

 «Мне есть, ради чего бороться» — вдруг пролетела мысль в голове. Она прикрыла веки и будто всё тревоги отступились, оставляя некую пустоту после себя, что следом заполнили тишина и долгожданный покой.

 Хината, кажется, впервые за долгое время обрела какой-то шаткий, но покой в душе, чем и наслаждалась. Хотелось оттянуть этот момент, но осознание того, что проблема этим не решилась, создавала дискомфорт, от которого хотелось убежать.

 — Убежать, — неосознанно прошептала женщина, слишком поздно осознавая смысл сказанного.

 — Умм? — вопросительно посмотрел малыш на мать.

 — Прости, сынок, — с дрожью в голосе произнесла она, сожалея, что позволила себе думать об этом. Куда она может убежать? Как оставит сына? Если иначе, то как может позволить себе так эгоистично отнимать у ребенка отца, вещая на него все ярлыки виноватого во всех бедах?

 — Я обещаю, что не позволю никому тебя обижать, — смотря на неё серьезным взглядом, проговорил Боруто, — Давай убежим?

 Последние слова выбили почву из-под ног. Женщина с ужасом смотрела на него, читая в его взгляде уверенность, совсем такую же, как и у Наруто. И почему-то именно это и пугало. Ведь каким бы ни был муж и как бы с ней не поступал, он оставался отцом и должен был стать примером для сына, его идеалом. Хината с сожалением осознавала, что она, как мать, стала причиной развала этого идеала в глазах сына.

 — Сынок, как бы папа не поступил, ты должен знать — он тебя любит, — женщине с каждой секундой становилось тяжелее подбирать слова. Она не хотела обрывать их связь.

 — Я знаю, мам, — он понуро опустил голову и всхлипнул, проводя рукой по своему носику. Детское сердце отчаянно колотилось в груди от опасной догадки, что мама скоро может уйти и оставить его. Мальчик пытался цепляться за мать, чтобы не упустить тот момент, когда она исчезнет. А в том, что это произойдет, малыш почему-то был уверен.

 Боруто, — женщина справилась со своей болью и отчаянием и попыталась натянуть на лицо маску беззаботности, и уже хотела заверить сына, что всё в порядке. И у нее всё непременно получилось бы, если не ладошка, что уверенно расположилась на её плече и не терпящий возражений голос мальчика.

 — Не волнуйся за меня.

 Эти слова напрочь разбили всё барьеры в голове женщины, которые она так старательно пыталась выстроить.

 Не разрушать семью. Только не разрушать семью.

 Она пыталась всей душой принять весь удар на себя, проглатывая всю обиду и храня её в себе долгие годы. Но одна фраза, только одна фраза сумела разрушить и без того шаткое решение оставить всё как есть и принять. Зародившийся из глубин эгоизм отчаянно пытался сопротивляться. Слова сына напрочь поломали все убеждения и Хината впервые в жизни, с опаской, позволила себе окунуться в этот омут. В её душе, что некогда была такой чистой и светлой, потихоньку прокрадывалось это чувство эгоизма. Хотя на корню всего этого стояло обыкновенное желание спастись. Спастись от этой боли, от мыслей и даже от людей, окружавших её. Хотелось просто начать всё по-новому, но уже совсем иначе. Там, где не будет ни боли, ни предательства. Хината всё отчетливее понимала, что больше не сможет оставаться тут.

Долгая разлука. Глава 5

5 глава.
Хината убила в себе все чувства. Она пыталась изжить из себя всё, что тугим узлом связывало её с мужем все эти годы. Закрыть глубоко в себе. Упрятать так, чтобы никто больше не смог даже случайно возродить эти чувства. Уничтожить всё.

Теперь есть только дети. Теперь есть только план. Убежать далеко и навсегда.

Женщина решительно шла по улице, не допуская на лице даже слабый отголосок эмоций. Умиротворение снаружи, внутри же обжигающее пламя, что прожигает, сжигает дотла все сомнения. Нужно действовать решительно, пока чувства не взяли вверх и не уничтожили в ней слабый огонек надежды.

Нужно убежать так, чтобы никто не смог догнать. Нужно спрятаться так, чтобы никто не смог найти. Нужно исчезнуть так, чтобы ни у кого не возникало каких-либо сомнений. Чтобы он больше не смог причинить боль.

Плененная своей решительностью, Хината не видела ничего вокруг. Женщина больше не замечала легкого дуновения ветра или приятный запах листвы. Всё то, что радовало глаз вмиг померкло.

Она медленно подошла к одинокой скамейке в тихом и безлюдном месте, где раньше со своей командой проводила тренировку. Сердце болезненно сжалось от воспоминаний, но лишь на мгновение. Нельзя! Хината приняла решение и теперь ничто, даже собственные эмоции не должны стоять на пути.

Женщина взяла себя в руки. Нужно быть достаточно сильной, чтобы идти против своих слабостей. Невольно в памяти всплыли воспоминания с давно забытыми наставлениями во время войны. Оставаться хладнокровной, иначе тебя сломают твои же страхи прежде, чем это сделает враг. Во время войны, будучи еще совсем юной, наследнице великого клана пришлось нелегко. Но именно этот опыт спас её тогда и играл решающую роль в её выборе сейчас.

— Сестренка! — внезапно послышался голос со спины, выводя Хинату из плена собственных размышлений. Улыбка сама по себе озарила лицо женщины, стоило ей услышать знакомый и родной голос младшей сестры. Уже повзрослевшая девушка, радостно размахивая руками, стояла на стволе дерева неподалеку.

— Ханаби, — оборачиваясь, мягко произнесла женщина, с присущей ей ласковой улыбкой. Их связывала невидимая, но прочная связь, обрывать которую означало одно — изменить себе.

Измена…

Неприятные ощущения прокрались и будто ледяными ладонями окутали тело женщины. Хината съежилась, но виду не подала. Девушка же спрыгнула с дерева и приземлилась возле скамейки. Ханаби только вернулась с миссии, но, несмотря на свою усталость, первым делом рванула сюда, стоило услышать что сестра её ищет.

— Как прошла миссия? — всё такой же спокойный голос сестры не выдавал каких-либо тревожных ноток. Вопреки всем опасениям, Хината выглядела как обычно. Мысленно сбрасывая беспокойство, тяжким грузом наложенное внезапным вызовом сестры, Ханаби успокоилась. Девушка принялась рассказывать Хинате об успешном завершении миссии, не вдаваясь в подробности и детали. Того требовали правила и Хинате ли не знать об этом.

Женщина внимательно слушала, мысленно радуясь, что сестренка с каждым разом становиться сильнее. Но с каждым словом девушки, сама Хината будто всё больше погружалась в собственную трясину, отчего голос Ханаби звучал будто издалека. Чертовы мысли вновь, будто проделки мазохиста, возвращались к фотографиям.

— Ты ведь не из-за этого меня позвала? — всё-таки выдала Ханаби, скрещивая руки на груди. От её чуткого взгляда не укрылось даже то, с каким напряжением сестра сжимала и разжимала ладонь. По своему опыту Ханаби уже знала, что та хочет что-то сказать, но не может решиться.

Женщина лишь улыбнулась грустно, понурив голову. Более не имело смысла скрывать. Почуяв неладное, девушка тут же напряглась, в ожидании ответа.

— Мне нужна твоя помощь.

***

— Ты уверена? — в который раз переспросила Ханаби, недоверчиво косясь на сестру.

— Конечно. Мне не стоит использовать техники, — будто в подтверждение своих слов, Хината интуитивно коснулась своего живота. Ласково поглаживая пока еще плоский живот, она словно пыталась заверить малыша, что не позволит никому обидеть или ранить его. Даже собственной чакре. — Но ты, я уверена, справишься, — поддаваясь вперед, продолжила Хината.

— Я не о том, — замотала головой Ханаби. Ей, конечно, было чертовски приятно услышать подобную похвалу в свой адрес. Но рвущуюся радостную улыбку приглушало чувство беспокойства за сестру. Всё то, о чем Хината ей сейчас рассказала — её план побега — казались девушке безумием. Ханаби так и хотелось спросить, почему сестра вдруг решила покинуть деревню, но слова предательски оседали в горле. Страшно услышать правду. Что-то случилось между ней и Наруто, но сестра не желала рассказывать всё. Очевидно только одно — это сильно ранило женщину. Потому что Хината не из тех, кто так просто решается на подобное.

— Я уверена, Ханаби.

— А как же Боруто? — план Хинаты казался сумасшествием. Девушка всё еще надеялась, что сестра одумается и придумает что-то другое.

— Я заберу его с собой.

— А отец? Разве он не может тебе помочь? Может, он сможет приструнить Наруто?

Хината отвернулась и глубоко вздохнула. Отец. Он предал ее так же, как Наруто и Сакура. Для него главное деньги и статус и ничего более. А союз с Наруто очень хорош для их семьи.

— Никакой помощи от отца не будет, Ханаби.

Девушка нахмурилась, ей не нравилась вся это идея. Господи, Хинате это тоже не нравилось, но другого плана у нее просто нет.

— Но, как же…

— Ханаби, — перебила её женщина, положив руку на плечо девушки, — Я не могу больше тут оставаться, понимаешь? — от взгляда сестры Ханаби стало не по себе. Нет. Она не понимает. Не понимает почему сестра внезапно просит её помочь покинуть деревню. Но возразить не может. Столько мольбы и отчаяния плескались в этих ясных глазах, что аж собственное сердце разрывалось. Её сестра, её любимая и всегда сильная сестра смотрела на неё словно побитый волк, который прожил долгие и мучительные годы совсем один.

— Хорошо, — не выдержала Ханаби, — Я помогу.

***

Очередной спокойный вечер. Очередное молчаливое приветствие, от которого морозит душу. Хината не произнесла и слова, когда муж, сбросив верхнюю одежду куда-то на пол, устало рухнул на кровать. Она лишь молча наблюдала за его действиями. Сердце в груди истошно кричало: «Посмотри же на меня, скажи что любишь, даже если это ложь, и я останусь!», но обмякшее тело на кровати даже не двинулось.

— Завтра миссия. Меня не будет несколько дней, — в звенящей тишине слова мужчины прозвучали слишком резко для Хинаты. Она испуганно дернулась.

— Понятно, — как-то запоздало ответила она.

Интересно, а он хоть заметил, что Хината в последнее время не получает миссий? От внезапно пришедшей в голову мысли становится тошно самой. Отвечать совсем не хочется, ведь ответ слишком очевиден и причиняет слишком много боли. В душу снова прокралась обида, тут же пуская корни. А будь то Сакура, он бы интересовался причиной?

Сакура

— Как дела у Сакуры-чан? — всё-таки не сдержавшись, спросила Хината. Руки женщины нещадно терзали подол рукавов. Сердце колотилось в груди. Она боялась услышать ответ, хотя сама не понимала, какой именно. Просто любое упоминание Наруто о Сакуре заставляло задыхаться от боли. Будто острые осколки нещадно терзали изнутри.

— У них всё хорошо, — спокойно ответил Наруто, и женщина с горечью отметила, как потеплел его голос. Невыносимо. Слишком больно в области груди.

Женщина молча, не говоря больше ни слова, вышла из их спальни. Не хотелось больше даже дышать с ним одним воздухом, притворяться, что они по прежнему единое целое. Ведь с грустью понимала, что единым целым им уже никогда не быть.

Но все же на пороге их спальни она остановилась, посмотрела на спину мужа и не удержавшись шагнула к нему на встречу. Больно, как же больно! Но та любовь, что все это время жила в ее сердце, отступать так просто не желала. Как бы сильно она не старалась все выжечь, где-то глубоко жила надежда в виде маленького огонька и этот огонек все никак не желал сдаваться!

Хината села на кровать и дотронулась до плеча мужа. Наруто дернулся будто она его обожгла, на долю секунды ей хотелось вскочить и начать бить его. Бить так сильно, чтобы он понял, как ей больно.

— Что-то случилось? — вдруг спросил он.

— Нет, просто хотела сказать, что хочу навестить свою дальнюю родственницу, которая живет в соседней деревне.

— Хорошо, когда?

— На днях. Боруто поедет со мной.

Наруто молчал, Хинате даже показалось, что муж просто напросто уснул. Но нет, через несколько томительных минут, он наконец ответил:

— Хорошо.

Больше не было смысла сидеть рядом с ним. Всем своим видом, муж показывал огромное к ней безразличие, словно она пустое место. Сейчас в его голове и сердце поселилась другая женщина, а Хината не хотела быть на вторых ролях. Женщина поднялась и быстро вышла из спальни. Нужно было собрать вещи, приготовиться и наконец успокоить свои эмоции. У нее есть дела важнее, чем сердечные переживания.

Немного погодя, Хинате пришлось зайти в комнату, забрать пару своих платьев и женщина не удивилась, застав Наруто спящим. В который раз она засмотрелась на него. Он был удивительным и жаль, что она не смогла сделать его счастливым. Хината подошла к кровати и опустившись на колени рядом с Наруто закусила губу. Она легонько дотронулась до его волос и с трудом сглотнула комок, что образовался в ее горле. Женщина наклонилась и нежно поцеловала мужа в губы. Легкое прикосновения бабочки, но какие чувства бушевали внутри нее.

Это было прощание.

Навсегда

***

Изящные пальцы медленно прошлись по поверхности мягкой постели. Хината с некой грустью смотрела на их кровать. Сейчас, когда супруг уж давно отправился на свою миссию, кровать казалась ей единственным местом, где они были вместе. Женщина горько усмехнулась. С ней он был с детства. Его сердце всегда тянулось к ней. А Хината? Она просто вмешалась во всё это со своими чувствами. Ведь знала же, что ей нет места в его сердце и никогда не будет. Но его взгляд и слова тогда казались такими искренними. Зря она поверила в эту фальшь. Они с Сакурой всегда вместе, а Хинату с ним объединяет только кровать. Обидно? До боли в груди.

Женщину окутала злость на саму себя за то, что всё еще пытается найти связь между ней и супругом. Их никогда ничего не связывало, кроме сына и ребенка под сердцем. Дети. Вот, о чем нужно думать!

Хината зажмурилась, пытаясь удержать очередной уже ненавистный поток эмоций. Слезы за все эти дни стали олицетворением слабости для неё. А она, Хината, больше не хотела быть слабой. Особенно на глазах своих детей. Теперь она будет по-настоящему сильной и не позволит больше никому разбивать своё сердце. По правде, даже путь к этому бедному и истерзанному сердцу теперь закрыт.

— Прощай, — одними губами произнесла женщина в пустоту, вставая с места. Ни записки, ни прощального письма Хината оставлять не собиралась. Он и не любил её, может. А чувства, которых никогда и не было, не возродит клочок бумаги с жалкими прощальными словами.

Она повернулась к двери, медленно шагая прочь. Надеясь, что больше не возвратиться сюда снова.

С каждым новым шагом походка становилась увереннее, выдавая в своей обладательнице новые нотки в характере. Теперь она не просто хотела новой жизни. Хината жаждала этот долгожданный новый белый лист, в котором её жизни заиграет новыми красками.

Долгая разлука. Глава 6

6 глава.
 Уже почти светало.

 Солнце медленно поднималось, лаская своими теплыми лучами прохладную землю. Утренняя свежесть бодрила и придавала новый виток надежды на грядущий день. Надежды, которая всегда теплится в человеческих душах, боясь их оставить в самый важный момент. Ведь надежда умирает последней, верно? Некоторые самолично убивают её, а некоторые — лелеют и хранят до самого конца.

 Хината уже пробовала на вкус чувство предательства и измены. Больше не хотелось к этому возвращаться. Хотелось убежать от всего. Стереть, размыть и чтобы больше ничего не напоминало о былом. Хотелось новой жизни, спокойной и размеренной. Начать сначала — вот, какая надежда пустила корни в её душе.

 Хината спокойно шла по дороге, время от времени поглядывая на своего сонного сынишку, что с огромным усилием старался не заснуть на ходу. На удивление, обычно бурно реагирующий на любые неудобства Боруто, шел спокойно и ни разу ничего не сказал. Мать знала, что её чадо тот еще любитель поспать. Поэтому её удивляла, и даже умиляла стойкость мальчика. Хината не могла не заметить, как крепко он сжимал её ладонь. Это лишний раз доказывало, что мальчик отступать не намерен и будет идти до конца. Материнское сердце изнывало от желания прекратить всё и дать им, наконец, передохнуть. Но понимала, что лучше поспешить.

 Хоть они и вышли с рассветом, медлить было нельзя. Хината старалась минимизировать использование чакры и активные движения вроде бега или прыжков по деревьям. Хотя это значительно облегчило бы её задачу и сократило время на дорогу, но рисковать было нельзя. Плюс ко всему, маленький еще Боруто подобные активные движения явно не осилит.

 Примерно через полчаса они вышли на открытую поляну. Как и ожидалось, их уже там ждала Ханаби. Девушка была заметно взволнована.

 — Ханаби, — улыбнулась Хината.

 — Тетя! — радостно подпрыгнул Боруто и подбежал к Ханаби.

 — Хей, малец, как поживаешь?

 — Хорошо, — улыбнулся мальчик, — Ты тоже идешь с нами?

 — Нет, увы, — грустно произнесла девушка, с надеждой взглянув на сестру. Она до последнего надеялась, что та передумает. Но Хината была непреклонна.

 — Ханаби, проверь, нет ли за нами кого-то, — спокойно, но твердо произнесла Хината.

 Неохотно, но девушка выполнила просьбу сестры и активировала бьякуган. За ними, как и ожидалось, никого не было, потому как в теории, Хината вполне может постоять за себя и Боруто. Возможно, в деревне просто пока не знали, что Хината в положении и ей не рекомендуется использовать техники. В противном случае за ними обязательно бы отправили сопровождение.

 Вспомнить хоть первую беременность Хинаты, во время которой Наруто настоял на сопровождении и охране, чтобы не дай Бог кто-то посмел хотя бы притронуться к его жене и будущему ребенку. Подобное, конечно, было лишним, учитывая, что новоявленная Узумаки не покидала территории деревни. В то время Хината просто умилилась такой заботе со стороны любимого. Она была счастлива…

 От воспоминаний к горлу подступил противный комок боли. Но женщина быстро справилась с собой. Какой бы ни была боль изнутри, Хината обязана выдержать. Она уже не та хрупкая девушка, что с замиранием сердца смотрела на него. Она теперь другая. А чувства, которые убить в себе Хината так и не смогла, она спрячет очень глубоко и не позволит им вырваться наружу.

 Отсутствие слежки сейчас была им только на руку.

 — Ханаби, ты принесла то, о чем я просила?

 — Да, конечно, — девушка тут же потянулась за своей сумкой и достала оттуда маленькую коробочку, — Вот.

 — Спасибо, — Хината взяла коробочку и открыла её. Линзы. Как бы глупо это ни звучало, но сейчас они могли себе позволить только линзы. Будь она в другом положении, Хината несомненно воспользовалась бы техникой, позволяющей ей и сыну изменить внешность. Но так как иного выхода не было, линзы тоже воспринимались вполне себе как приемлемый способ скрыть цвет глаз. Ведь как бы то ни было, она была и остается обладательницей бьякугана, охота за которым никогда не прекращалась.

 — Но, сестренка, а что если кто-то узнает о том, что ты Хьюга? Бьякуган ведь…

 — Не волнуйся, Ханаби, — перебила её Хината, улыбаясь, — Во время беременности моя чакра становится слабее, поэтому мало кто сможет почувствовать её. А цвет глаз, благодаря тебе, на время скрыть можно.

 — Но, я всё равно волнуюсь, — с грустью произнесла девушка, — что если кто-то нападет на вас? Ты не сможешь использовать техники.

 — Мы будем осторожны, — спокойно сказала Хината, не позволяя страху завладеть своим разумом. Женщина понимала, что их план построен только на одной удаче и она очень рискует жизнью Боруто и ребенка под сердцем, но повернуть назад не могла. В случае чего Хината была готова использовать тайдзюцу и, если ситуация будет того требовать, даже ниндзюцу. Её чакра еще позволяла воспользоваться техникой на какое-то время. Но это она оставляла на самый крайний случай.

 — Сестренка, — Хината пыталась сдерживаться, но видя рвущиеся наружу слезы младшей сестры, не смогла. Она дала себе волю, только на этот раз. Женщина крепко обняла Ханаби, обещая, что они когда-нибудь обязательно встретятся. На прощание, Ханаби потрепала Боруто по волосам и подарила ему свой кунай, на который когда-то прицепила игрушку. Отпускать их было невыносимо тяжело, поэтому Ханаби не стала их задерживать более. С тяжелым сердцем, но девушке пришлось их отпустить.

 — Я буду вас ждать, — прошептала она, взглядом провожая две отдаляющиеся фигуры. Ханаби вытерла слезы и еще раз активировала бьякуган, проверяя радиус, чтобы никто не смог последовать за сестрой и племянником.

Долгая разлука. Глава 7

7 глава.
 — Хокаге-сама! — в кабинет хокаге ворвался Шиноби, запыхавшийся скорее не от быстрого бега, а от новостей, что буквально минуту назад попали в его руки. — Мы получили срочное сообщение!

 — Какое? — Какаши устало протянул руку и взял сверток бумаги.

 Бессонные несколько ночей значительно сказывались на его состоянии. Ему безусловно на тот момент казалось, что, какая бы ни была эта новость, она не способна в значительной мере удивить его или заставить забыть о сне. Как хокаге, он решал множество проблем. И все — будь то мелочь или действительно что-то серьезное — были важны. После прожитой войны такие хлопоты, конечно, не страшны, но значительно выматывают, только и всего.

 Мысленно он уже развалился на мягкий диван и сладко зевнул. Любимая книга даже успела предстать перед глазами несколько раз. После такой игры своего воображения, Какаши дал себе обещание, что после обязательно отдохнет. Нужно только разобраться с этим делом поскорее, и всё. Какаши решительно развернул сверток.

 Он быстро пробежался по строчкам. Обычно безразличный глаз, что не был прикрыт повязкой, удивленно расширился. Информация не сразу сложилась в голове. Какаши удивленно посмотрел на Шиноби перед собой и снова перечитал письмо.

 Не может быть. Этого просто не может быть!

 — Когда пришло письмо? — спросил он у своего подчиненного и почувствовал, как дрогнул собственный голос.

 — Только что!

 — Хорошо, свободен, — выдохнув, произнес хокаге. Мужчина устало потер переносицу, размышляя, как поступить дальше. Как сказать это Наруто? Как сказать своему ученику, что ныне усердно работал, чтобы в будущем стать полноправным хокаге, такую новость, способную сломать человека?

***

 С самого утра, Наруто всё никак не мог найти себе место. Его не покидало странное чувство, будто что-то случилось. Шестое чувство, или что-то еще не давали ему покоя. Мужчина отложил бумаги в сторону и поднялся из-за стола. Он уже хотел по привычке позвать Хинату, но тут же себя одернул, вспоминая, что её и сына дома нет. Непривычно. Уже давно в доме не было так тихо.

 Наруто вышел из кабинета и стал блуждать из комнаты в комнату. Вот спальня, где заправленная кровать стояла нетронутой. Вот кухня, где никто ничего не готовил. Вот детская, откуда не доносился смех сына.

 Дом был словно мертв.

 Странное чувство усиливалось. Всё-таки не нужно было отпускать Хинату одну. Нужно было идти с ней. Тут Узумаки запнулся, резко остановился и нахмурился, а куда она вообще ушла? Он стал вспоминать их разговор. Кажется, она говорила о какой-то дальней родственнице, которая живет недалеко. Ну, тогда…

 Стоп!

 У Хинаты не было дальних родственников, живущих недалеко от их деревни. Вся её семья жили непосредственно в самой деревне! Мужчина резко сорвался и кинулся к шкафу. Отчего-то ему подумалось, что Хината собрала все вещи и ушла с сыном. Но почти все вещи жены были на месте. Он не заметил, как выдохнул. Значит, она не бросила его. Но странное чувство тревоги не покидало. Сидеть на месте он не мог и потому решил прогуляться до переулка Хьюго, к главе клана, Хиаши, чтобы тот помог прояснить всю ситуацию.

 Наруто чувствовал свою вину перед женой за то, что слишком отдалился от нее, от семьи. Мужчина не понимал, как так получилось, почему снова увлекся Сакурой? Ведь это была не любовь. Мимолетная страсть, не более.

 Наруто

 Мужчина дернулся и остановился. Перед ним стояла Цунаде. Она не улыбалась и была мрачнее тучи. На её лице отразилась печаль. В груди что-то оборвалось, сердце остановилось. Чувство тревоги усилилось.

 — Что случилось?

 Их накрыла тень пролетающего облака. Слова, произнесенные пятой, больно пронзили мужчину.

 — Мне так жаль, — прошептала она.

 Наруто захотелось схватиться за сердце и выдернуть из него невидимый кол. Казалось будто оно изливается кровью. Он ничего не чувствовал, кроме боли. Душа ныла и разрывалась. Когда он услышал, что сказала Цунаде, то не поверил. Это шутка?

 Мужчина бросился в то место, сердце рвалось из груди. Это не правда. Тут какая-то ошибка. Она у родственницы и уже завтра вернется домой!

 На той поляне было много людей, они что-то искали, вынюхивали, расспрашивали. Делали свою работу. Наруто подошел к месту пожара, где останки уже сложили в урну. Пепел, от них остался только пепел. Нет, этого определенно не может быть!

 «Ками-сама, пожалуйста, — мысленно взмолился он, — этого не может быть, только не с ними!»

 Узумаки ничего не соображал. Сознание отказывалось воспринимать услышанное и увиденное. Нет, Хината с Боруто должны были вернуться сегодня-завтра. Нужно было подождать, только и всего. Это не могло случиться с ними. Только не с ними, пожалуйста.

 Кто-то привел его домой и уложил на кровать. Перед глазами все ещё стояла та картина пепелища. В голове всё никак не укладывалось, что это правда. Будто там был какой-то пазл, детальки которого упорно не хотели складываться в одну ясную картинку. Мысль о случившемся снова и снова вертелась в голове, на повторе являя перед глазами недавно увиденное. Осознание приходило долго и мучительно.

 Перед глазами стояла смеющаяся Хината, на руках держала маленького Боруто и шептала о любви.

 Для Наруто померк свет. Время остановилось. Только невыносимая боль, что душила каждый раз до хрипа, до спертого воздуха, до боли в груди, оставалась с ним. Мужчина перестал не то, что выходить из дома, а вообще что-либо делать. Чтобы как-то заглушить боль, Наруто начал пить. Вливая в себя пойло снова и снова, желая забыться. Обжигающая жидкость пьянила, но не более. Сознание не хотело отключаться. Боль не хотела отступать. Даже Курама не мог достучаться до Наруто, мужчина полностью ушел в свои переживания и никого не желал слушать.

 Кто-то приходил и оставил урну с прахом жены и сына. Она одиноко стояла на столе. Будто ждала его. Будто безмолвно твердила о том, что всё это реальность, что они никогда больше не вернуться и он никогда больше не увидит их. Наруто захотелось разбить её о стену.

 — Она вернётся! Завтра она вернётся, живая и невредимая, — твердил Наруто в пустоту, смотря на эту урну, — с сыном, который бросится меня обнимать! Слышишь?

 Наруто упал на колени и сжал голову руками, ему хотелось кричать. Чувство вины, будто обжигающий яд, травило и жгло его душу. Да, это он виноват в их смерти. Это всё его вина. Только его.

 — Прости меня… Прости…

 Его мир остановился и умер. Это был его Ад, в котором он остался совершенно один. Как же это жестоко, понять насколько дорог тебе человек, после того, как его теряешь. Наруто никогда не задумывался, что может потерять их. Ему казалось, что дома его всегда будет ждать Хината, с теплой улыбкой и вкусной едой. Всегда такая понимающая, нежная, теплая и любящая. Его сын, который вечно носится по дому, чистый, светлый ребенок.

 Только сейчас он понял, как сильно их любил. Насколько они были ему дороги. А он всё разрушил своими собственными руками.

 Разрушил свой идеальный мир.

 Наруто.

 Мужчина резко повернулся и посмотрел на вошедшую в дом девушку.

 Хината?

 Он приподнялся и только хотел броситься к ней, как услышал:

 — Нет.

 Моргнув, мужчина понял, что ошибся.

 — Ханаби.

 Она была так похожа на Хинату. Но это, увы, оказалось не его жена.

 — Я за урной с прахом.

 — Что?

 — Она принадлежит клану Хьюга, где и будет похоронена.

 — Нет, я не отдам их.

 В её взгляде что-то было. Печаль? Боль? Одиночество? Сострадание? Нет, там были укор и гнев. Ханаби прошла мимо него и взяла урну на руки. Словно маленького ребенка прижала к груди и произнесла дрожащим от гнева голосом:

 — Это ты во всем виноват. Лучше бы она не выходила за тебя. Лучше бы она никогда тебя не знала.

 Девушка развернулась и исчезла. Наруто прошел до камина, где на полочке стояли фотографии их счастливой семьи. Что же он натворил?!

 — Не покидайте меня…

Долгая разлука. Глава 8

8 глава.
 Вся деревня, казалось, оплакивала Хинату и Боруто. На улицах не было привычных криков и смеха. Коноха была погружена в траур. С других деревень прибывали люди, желая выразить свои соболезнования. Даже великие каге явились. Но выражать соболезнования было некому. Наруто по прежнему не выходил из дома, не желая никого видеть. Даже на церемонии не появлялся. Никто не смел его в этом винить. Никто не хотел его тревожить. Всем было больно от потери, ведь Хината была не только жителем деревни или матерью, она также являлась героем, которая не раз спасала и Коноху, и даже всю Землю. Но Наруто было в разы хуже.

 Надежда, что теплилась в его груди, вперемешку с болью давили на него. Не вытерпеть, не попросить о помощи.

 — Они не могли умереть, — твердил самому себе мужчина, — Не могли.

 Наруто, — осторожно прошептал Курама, — послушай…

 — Не хочу, — прошипел мужчина и полностью ушел в себя, отключаясь от мира.

 Сознание отказывалось принимать то, что все остальные приняли. Сердце билось в груди, отчаянно желая найти и увидеть дорогих ему людей. Он никогда не примет их смерть. Пусть все вокруг оплакивали их, но он то точно знал. Его Хината, его сын живы, и точка. Незачем оплакивать тех, кто жив. Это неправильно. Он их найдет и докажет всем. Он их найдет и больше никогда не отпустит.

5 лет спустя.

 Наруто, мы ничего не нашли, — сообщил Киба, касаясь плеча друга. В его взгляде плескались столько сожаления и жалости, но он, увы, ничем не мог помочь. Для собачника эта миссия была как погоня за фантомами, которых уже давно не существует. Мужчине было искренне жаль друга.

 Вот уже несколько лет Наруто неустанно отправлялся на поиски давно погибших жены и ребенка. Стоит появиться хоть малейшей информации, отдаленно намекающей о возможности, что они живы, так Наруто сразу срывался с места. Ему плевать, будь это ночь. Плевать, что он устал после миссии. Наруто всегда искал их. Он всё также верит, что они не могли погибнуть вот так просто. Хината не могла позволить себе и ребенку умереть в простом пожаре. Они живы. Поэтому он будет искать дальше.

 Наруто коротко кивнул другу, всё так же смотря вдаль. Очередной провал. Как и тысячу раз до этого. Но он не сдастся.

 Наруто смотрел на потухающие солнечные лучи за горизонтом, крепко сжимая руки в кулаки. Его взгляд был решительным, ни на минуту не сомневающимся в собственной правоте. Незримая ниточка, ведущая его к семье, появлялась и тут же исчезала, не давая ему схватиться за неё. Будто дразнила каждый раз. Это выводило из себя. Но мужчина был уверен, что он их найдет.

 Друзьям было больно на него смотреть. За прошедшие несколько лет его искристый и открытый взгляд и солнечная улыбка бесследно исчезли, уступая место угрюмости и молчаливости.

 — Возвращаемся, — скомандовал Наруто, первым спрыгивая с дерева и направляясь в сторону деревни. Остальная команда, состоявшая из трех человек, включая Кибу с Акамару, последовали за ним следом. Ни один из них не вымолвил и слова на протяжении всего пути. Каждый из них изначально знал о провальном результате, но перечить капитану команды — коим являлся Наруто на этой миссии по поиску Хинаты и Боруто — никто не решился. Наруто мог одним своим взглядом задушить любого. Это был уже не тот человек, которого все знали. От былого добродушного паренька не осталось и следа.

 По прибытию обратно в деревню, Наруто быстро отчитался и спешно удалился с кабинета хокаге. Многолетняя мечта когда-то занять этот пост осталась где-то глубоко внутри. Первостепенным теперь было найти жену и сына. Но каждый раз, когда он попадал в кабинет хокаге, что-то внутри болезненно ныло.

 Наруто неспешно шел по улице, изредка замечая знакомых. Он старался не поднимать взгляда, сосредоточенно разглядывая дорогу перед собой. Не хотелось видеть эти счастливые лица семейных пар с детьми. Хотелось быть подальше ото всех. Лишь бы никто не тыкал в лицо своим счастьем — которое когда-то было и у него — вечно напоминая ему об ошибке. Он и так уже отплатил сполна за всё, что сделал. С него хватит боли. Пожалуйста. Хотя бы на сегодня.

 Узумаки бесцельно блуждал по улицам деревни, старательно обходя своё собственное жилище. Домой сейчас идти не хотелось. Там ведь уже никто не ждал его. Там холодно, серо и совсем не уютно. Наруто, конечно, с детства жил один. Но после того, как однажды он попробовал на вкус семейное счастье, как было до всего этого уже не хотелось.

 За размышлениями, он и не заметил, как ноги сами привели его в какое-то заведение. Мужчина не долго думая зашел туда, сразу же заказывая себе саке. После того, что было пять лет назад, алкоголь так и не стал его спасением. Он не дарил долгожданное забытье, когда становилось совсем невыносимо. Но он всё-таки притуплял сознание. По крайней мере, Наруто хоть мог уснуть, не мучаясь от кошмаров, что стали его постоянными ночными спутниками. В них он снова и снова возвращался в тот день, на то самое место, где…

 Наруто? — услышал он удивленный голос у себя под ухом. Как оказалось, за тонкой перегородкой, что разделяла столики, сидела уже порядком подвыпившая Цунаде.

 — Бабуля, ты чего так орешь? — потирая ухо, спросил Наруто.

 Женщина лишь улыбнулась и встала со своего места, присаживаясь напротив Наруто. У неё, как всегда бывает после выпитого алкоголя, горели щеки.

 — Еще выпивки! — подняв руку, прокричала она куда-то вглубь заведения.

 — Не много? — подперев щеку рукой, спросил мужчина.

 — В самый раз! — уверенно выдала она, — У меня к тебе серьезный разговор.

 Женщина пристально посмотрела на сидящего перед ней Наруто, и выдохнула.

 — Ты всё еще их ищешь?

 — Да. Они не могли так просто умереть.

 — Почему это?

 Хината сильная, я точно знаю, она бы не позволила такому случиться.

 Между ними возникло молчание. Наруто уставился на дно чашечки перед собой, вновь перебирая в голове все возможные причины. По правде говоря, была только одна единственная причина, за которую он хватался как сумасшедший. Он не знал точно почему, но верить во всё это не хотелось. Можно же ведь придумать тысячу других причин, доказывающих, что она остались живы, чем смирится с их смертью. Если он смирится, то не сможет больше жить.

 Цунаде же перебирала в голове все за и против. Наруто ведь всё еще не в курсе, что Хината на тот момент была в положении и не могла использовать свои техники. Никто, кроме шестого и самой Цунаде не знал об этом. Боль от их потери сама по себе была слишком тяжелой, не хотелось ухудшать ситуацию еще больше. Но видеть, как Наруто упорно ищет своих жену и сына невыносимо. Он ищет их, основываясь лишь на том факте, что такой сильный Шиноби, как Хината не могла так просто погибнуть при пожаре. Цунаде не знала, стоит ли говорить ему сейчас эту правду, или же молчать до самого конца. Он же верит. Стоит ли разбивать его надежды?

 — А что если… — тихо начала Цунаде.

 Что лучше, жить в пустых надеждах или один раз узнать всю правду, которая разобьет вдребезги эту надежду? Имеет ли она право разбивать её? А имеет ли право не говорить ему то, что он должен был узнать еще пять лет назад?..

 — Что если она была не в состоянии что-либо предпринять?

 — В каком смысле? — осторожно поинтересовался Наруто, чувствуя что-то неладное.

 — Она была у меня, — на выдохе произнесла женщина, — за несколько дней до этого.

 Говорить дальше не оставалось сил. Цунаде впервые за долгое время боялась. Скорее нет, не боялась. Она не знала, как это сказать так, чтоб безболезненно. Чтобы не убивать изнутри еще раз итак с трудом поднявшегося после первого удара человека. Женщина залпом выпила саке перед собой, даже не морщась от горьковатого вкуса.

 — Она была в положении.

 Сказанная фраза в миг осела на сердце, отчего оно будто стало тяжелее и полетело вниз.

 «Как в положении?» — билась мысль в голове. В груди же в этот момент всё ломилось. В очередной раз. Очередные тиски сжали внутренности так сильно, что стало больно дышать. Наруто болезненно выдохнул, прикрывая лицо ладонями.

 «За что, Ками-сама…»

 От боли не сбежать, не спрятаться. Наруто осушил стоящую перед ним керамическую чашечку с саке. Не помогло. Желая разжать тиски боли, что кольцом сжимали душу, он потянулся к кувшину со спиртным напитком, залпом выпивая содержимое.

 «Лучше убей сразу, » — взмолился он, не зная, что может еще сделать. Надежда когда-нибудь найти и увидеть еще раз жену и сына медленно таяла. Вместе с этой надеждой, медленно умирал и сам Наруто.

 Мужчина поднялся и медленно вышел на шатающихся ногах из заведения. Цунаде хотела пойти с ним, но Наруто покачал головой и бросился прочь от скопления людей. Они все смотрели на него с жалостью. С такой неуместной сейчас жалостью. Не нужно его жалеть, ведь это он виноват в их смерти.

 Узумаки сам не заметил, как ноги привели его на кладбище. Он упал на колени перед могилой и склонив голову, еле сдерживал слезы. Здесь было чисто, аккуратно стояли свежие цветы. Наверное, Ханаби постаралась. Наруто протянул руку и дотронулся до надгробия, провел пальцами по имени жены и задохнулся от осознания того, что возможно, Хината действительно не смогла спастись из пожара.

 — Почему ты мне ничего не сказала? Всё было бы по-другому…

 Только сейчас он стал понимать её поведение в те дни. Она постоянно смотрела куда-то вдаль, с легкой улыбкой на лице. Хината выглядела так, будто внутри неё горел огонёк, который дарил тепло и счастье. Ведь она выглядела так же и во время первой беременности. Почему мужчина этого не заметил?

 — Ками-сама…

 У него мог быть ещё один сын, или дочь, похожая на Хинату. Они могли быть счастливой семьей. А он всё испортил! Наруто вскинул голову и посмотрел на небо, такое чистое и голубое, по которому медленно плыли куда-то вдаль белоснежные облака.

 Так тихо. Спокойно. Вокруг всё цвело, птицы щебетали. Природа не оплакивала их вместе с ним. Весь мир будто радовался и был счастлив. И только внутри Наруто зрел гнев опровергая случившееся. Мужчина поднялся и сжал кулаки, чуть наклонился к надгробию и прошептал:

 — Пускай все смирились с вашей смертью, но я никогда этого не приму. Я найду вас! Ведь ты жива! Жива…

Долгая разлука. Глава 9

Когда нет тебя рядом,
Болит пустота,
Так болит, как рука,
Что ножом отнята.
© Николай К. Доризо


 2 года спустя.

 — Мамочка, давай я помогу, — выхватывая лежащий на веранде садовый совок, шестилетняя девочка подбежала к матери, которая работала на маленькой клумбе с цветами. Малышка села на корточки и, взглянув как работает мама, принялась повторять за женщиной. Ребенок был так сосредоточен, что от усердия высунула язык, чем вызвала волну умиления у своей матери. Женщина с нежностью посмотрела на свою дочь, улыбаясь.

 Химавари, будь осторожна, — послышался голос сзади, — Не поранься.

 — Не волнуйся, нии-сан, я очень осторожна, — даже не взглянув на брата, ответила девочка. Сейчас её больше интересовало новое занятие. Мама, наконец, разрешила ей помочь! Поэтому ребенок был несказанно рад такой возможности, а потому она решила ни в коем случае не упускать этот шанс. Брата она, конечно, любила. Но благоразумно решила, что сейчас он может и подождать, а клумба с цветами — нет.

 Мальчик показательно хмыкнул, но после сразу же улыбнулся. Ему было всего двенадцать, но он уже чувствовал себя взрослым, который обязан опекать сестру и мать. Как настоящий мужчина. По правде, взрослым он почувствовал себя еще тогда, когда они с матерью покинули деревню и стали скитаться по разным деревням в поисках надежного укрытия. Женщина в то время очень часто уставала и выглядела помятой. Бледное, болезненное лицо матери заставляли мальчика волноваться. Желая защитить мать, он делал всё, чтобы той стало лучше. Хината тогда еще ласково гладила его по светлым волосам, целовала в нос и говорила, что он её маленький герой.

 А потом родилась Химавари. Смотря на маленький завернутый комочек, мальчик недолго думая осторожно ткнул своим пальчиком в щечку малышки, отчего та смешно нахмурила носик и уставилась своими голубыми глазами на мальчика. После минутного изучения чужого лица, она лучезарно ему улыбнулась. Между ними возникла нерушимая родственная связь. С тех пор Боруто всегда присматривает за сестрой и защищает её.

 Ощущая непонятную потребность защищать свою семью, Боруто несколько лет назад начал увлекаться техниками и различными орудиями. В той местности, где они жили, появление Шиноби было большой редкостью. Местные жители не жаловали ниндзя, поэтому их услугами не пользовались. Желание Боруто мать не могла поощрить и позволить ему заниматься на открытой местности. Но мальчик всё равно упорно занимался в тайне ото всех. Женщина это знала, но предпочла промолчать. Хината не стала его останавливать, понимая, что сын рано или поздно всё-таки добьется своего. Этим он был весь в отца.

 Хината поднялась и глубоко вздохнула, где-то в сердце кольнуло и женщина вспомнила о муже. Интересно, обрадовался бы Наруто рождению Химавари? Полюбил ли он её? И какие бы были отношения между Боруто и Наруто? Столько вопросов, мечтаний и метаний. Врать самой себе уже надоело, Хината безумно скучала по Конохе, своим родным и по мужу. Как он там? О чем думает? Не болеет ли…

 Женщина вспомнила, что когда рожала дочь, с её уст не сходило имя Наруто. Она звала его и плакала, ей очень хотелось, чтобы Узумаки держал её за руку, осыпал лицо поцелуями и говорил, как сильно он любит. Хината прижала руку к груди, где сильно забилось сердце. У неё были дети, которых она очень любила. Но так же, до сих пор, спустя столько лет, мечтала о своем муже и долгими ночами без сна, шептала его имя.

 Какая же Хината Узумаки дура! Если бы только можно было всё вернуть назад. И вместо того, чтобы сбегать, лучше бы выдрала клок розовых волос. Сейчас, возвращаясь мысленно в прошлое, хотелось бы именно так и поступить. Увы, времени назад не вернешь, и Хината знала это. Но, на какое-то мгновение можно же представить, поддаться мечтам, так ведь? Светлым мечтам, что остались где-то там, в прошлом, в которых они — счастливая семья, вместе.

 — О чем задумалась? — звонкий девичий голос вывел её из транса и повернувшись к входу женщина с улыбкой бросилась обнимать сестру.

 — Ханаби! Что ты здесь делаешь?

 Они редко общались. В последний раз виделись на день рождения Химавари, три года назад. Сестры не переписывались, чтобы лишний раз не вызывать подозрений. Ханаби за эти годы заметно выросла и похорошела, стала видной девушкой, за которой, несомненно, бегало много ухажеров.

 — Тетя Ханаби, — радостно взвизгнула Химавари и повисла на руках девушки.

 Боруто, как взрослый, сдержанно пожал ей руку и улыбнулся, но в его глазах так и плясали черти. Хината знала, что её маленький воин не против померяться силой с тетей. Ханаби засмеялась и покачала головой, затем, взяв свиток, сложила печати и перед ней появилась огромная сумка.

 — Так, это всё вам, разбирайте!

 Поблагодарив тётю Боруто и Химавари утащили сумку в небольшой домик, оставив сестер одних. Хината снова обняла младшую сестру и глубоко вздохнула: как же она по ней скучала. Сестра была её якорем, которая сдерживала женщину от необдуманных поступков. Младшая пахла домом, родной деревней, отчего в душе воцарился хрупкий покой.

 — Ты должна была только через год прийти.

 — Я просто очень соскучилась, да и мне нужно тебе кое-что рассказать.

 Хината тяжело вздохнула и провела сестру в дом. Оставив детей в гостиной, они прошли на кухню, из окна которого открывался вид на их маленький дворик с различными цветами. Где-то у того самого окна Ханаби заметила клубок пряжи, красного цвета. Печально улыбнувшись, она посмотрела на сестру, что суетилась у плиты. Что бы Хината не делала, а сердцу установку «забыть» дать не могла.

 — О чем хотела поговорить? — поставив перед Ханаби кружку с чем, Хината села напротив и внимательно посмотрела на девушку.

 Наруто, — только и сказала девушка, заметив как сестра непроизвольно крепче сжала кружку в своих руках. Хината медленно выдохнула, пытаясь вернуть прежнее душевное равновесие. Она выжидательно посмотрела на Ханаби, и та, отпив чай, продолжила.

 — Он недавно был у нас дома. В твоей комнате. Я не знаю, что он там делал, но через какое-то время он пулей выскочил оттуда и ушел.

 — И что в этом такого? — стараясь унять волнение, спросила Хината. Он еще не забыл её?

 — Урна, Хината, её нет. После ухода Наруто её больше там нет. Я всё перерыла.

 — Урна?

 — Да, после вашего исчезновения, чтобы все поверили наверняка, на месте того пожара мне пришлось взять немного пепла и положить её в урну, чтобы захоронить потом. Да и чтобы анализы сделать им не удалось. Пришлось делать всё быстро и уговаривать отца захоронить как можно раньше. Но… Как я могла? — в отчаянии поддаваясь вперед, спросила девушка, — Как могла позволить захоронить с Хьюга неизвестных людей?

 Хината протянула руку и положила поверх руки сестры, успокаивая.

 — Поэтому я поставила урну в твою комнату. Туда захожу только я, поэтому никто не мог забрать её.

 — Почему же Наруто был в нашем доме? — осторожно спросила Хината.

 — Не знаю. После того, как вы ушли, он впал в какую-то депрессию, не выходил из дома неделями. А потом как сумасшедший начал буквально требовать сделать анализы праха и твердить всем, что вы живы.

 — Зачем? — тихо выдохнула Хината, прикрывая глаза. Сердце забилось быстрее, стремясь оказаться с тем, по кому так долго скучало. Женщина пыталась заверить себя, что всё это не может быть реальным. Не мог Наруто полюбить её только из-за того, что они исчезли. Не мог полюбить, никогда не любил. Но сердце не хотело верить. Глупое. Может, это всё из-за Боруто? Верно! Он, наверняка, не мог смириться со всем из-за сына. Правильно. А она тут подумала… Какая же глупая.

 Хината? — позвала младшая, теребя за руку.

 — М? — натягивая на лицо маску спокойствия, отозвалась Хината, — В урне же не было праха?

 — Нет.

 — Тогда не волнуйся, Ханаби. Он нас не найдет, — улыбаясь, Хината встала со стола, — Ты не голодна?

***

 Сакура-чан, можно сделать анализы? — спросил Наруто, задумчиво глядя внутрь урны, которую он нашел в комнате Хинаты.

 — Тут практически ничего не осталось, — Сакура одела белые резиновые перчатки и взяла предмет в руки, проведя пальцами по стенкам урны, — Там остался едва заметный налет, но думаю, этого хватит. Всё сделаю.

 — Спасибо, — облегченно выдохнул мужчина.

 — Как ты? — смотря в лицо заметно уставшего и потрепанного мужчины, спросила Сакура.

 — Нормально.

 — Ты выглядишь уставшим. Тебе нужен полноценный отдых и правильное питание, Наруто, я говорила тебе это еще после последнего обследования, — строго заметила женщина.

 — Да, да, я помню. В этот раз так и сделаю, — согласился он, уже заведомо зная, что не сдержит слово. Отдых и питание не помогут. Поможет только если он найдет их. — Мне пора. До встречи, Харуно.

 — Учиха, — привычно поправила друга Сакура, улыбаясь. С тех пор, как она вышла за Саске, Наруто часто подшучивал над ней. После же это стало почти традицией — так прощаться.

 — Удачи, — сказала она в пустоту, стоило двери закрыться за Наруто. Она, как никто другой, понимала боль друга. Сама всё еще корила себя за тот поступок. Она каждую ночь просила прощения у Хинаты. Каждую встречу с другом безмолвно просила прощения и у него. Но её никто не слышал. Никто не простил. А тяжкий груз так и оставался на плечах, как напоминание о своей слабости. Может, оно и верно. Так ей и нужно. Она виновата. И если бы можно было вернуть время вспять. Если бы…

Долгая разлука. Глава 10

10 глава
 — Можно? — в кабинете хокаге раздался стук, а затем в проеме появилась светлая макушка.

 Наруто, проходи, — пригласил Какаши.

 — Неужели новое задание?

 — Да, — ответил Хокаге, — Я понимаю, ты только недавно вернулся, но…

 — Я понимаю, — перебил его Узумаки, уже заведомо зная, что скажет учитель, — Я ведь сам попросил, — улыбаясь, ответил он.

 Работа для Наруто была своеобразной отдуШиной. Последние года два он всё своё свободное время заполнял именно ею, упахивая себя до такой степени, что ноги порою подкашивались от усталости. Но Наруто упорно продолжал. Всё, что угодно, лишь бы голова была занята от навязчивых мыслей и… Лишь бы подальше от дома, где каждая вещь — напоминание. Находиться дома — всё равно что самовольно ступить на острие ножа, на растерзание собственной души. Уж лучше бесчисленные миссии, чем это всё.

 Какаши внимательно посмотрел на своего ученика, и словно невидимое зеркало выросло между ними. Перед глазами хокаге стояло его собственное отражение, молодое. Мужчина вспомнил себя, когда был в похожей ситуации много лет назад. Он понимал своего ученика. Раны ведь так просто не затягиваются. Даже после стольких лет.

 Но тогда ему помогли. Его учитель, шаг за шагом, невидимой рукой помог ему выйти из собственной тьмы. Теперь же его ученик, Наруто, был в точно такой же тьме. Какаши, как никто другой знал, какого это: быть запертым наедине со своей собственной болью. Хатаке хотел ему помочь. Пытался раз за разом, но Наруто так и оставался закрытым для всех. Его ученик даже не пытался просить о помощи, держа всё в себе.

 Семь лет назад Какаши умолчал о беременности Хинаты, боясь ранить своего ученика. Пытаясь его защитить. Этим он думал, что сможет помочь ране в душе Наруто затянуться. Но чтобы она полностью зажила, нужно же выдернуть занозу, главную причину, не так ли? Иначе сколько бы она не покрывалась корочкой, рана никогда не заживет, продолжая кровоточить от малейшего прикосновения. Если бы он знал, что этим делает только хуже.

 Какаши хотел подать руку помощи, но знал что её отвергнут. Было больно видеть потухший огонек в глазах ученика. Еще больнее осознавать, что ничего сделать ты не можешь. Наруто просто превратился внешне в бесчувственную статую: только холодный взгляд, односложные ответы и больше ничего. Ни намека на прежнего человека.

 Какаши внимательно посмотрел на Наруто, а затем на документы в своих руках. Эта миссия, что предстояла Узумаки. Было в ней что-то странное. По информации, что им поступила, сама миссия не должна быть сложной. Но отчего-то присутствовало такое предчувствие, что её нужно дать именно своему ученику. И это не отпускало Хатаке.

 — Неподалеку от страны Жемчуга есть маленькая деревушка, — тем временем начал Какаши, — В ней проживает мирное население, которое буквально отрезало себя от мира Шиноби. Более того, они презирают мир Шиноби. Многие из-за войны потеряли друзей и близких. А местному Феодалу это только на руку — нет никаких волнений среди мирного населения, и шанс, что кто-то попытается развязать новую войну ничтожно мал — поэтому по его приказу Шиноби к тем местам не подпускают. Но нам поступила информация, что там пропадают люди.

 — Феодал хочет, чтобы мы помогли спасти пленников? — предположил Наруто.

 — Нет. Это не так. Феодалу приходят письма с угрозами, но угрозы какого характера нам неизвестно. Это закрытая территория и любое появление там Шиноби будет расцениваться Феодалом как угроза с нашей стороны.

 — Мы не можем этого допустить.

 — Именно. Поэтому тебе нужно будет отправиться туда, при этом стараясь не выделяться, и как можно больше узнать, что там происходит. Никаких техник в открытую использовать нельзя. Никто не должен понять, кто ты.

 — Я понял. Могу идти?

 — Иди. И да, Наруто, — окликнул его учитель, когда тот уже протянул руку и собирался открыть дверь, — Будь осторожен.

***
 «Еще чуть-чуть, » — тяжело дыша, думал Боруто. Он стоял возле большого дерева с пошарпанным стволом, оперевшись руками о свои колени и яростно смотря на него. Мысленно он снова и снова прокручивал алгоритм своих действий: почувствовать свою чакру, сконцентрировать чакру на ступнях и забраться на дерево. Тетя Ханаби говорила, что это просто. Но что-то у Боруто это не очень получалось.

 Боруто уже хотел повторить попытку к изучению новой техники, как за спиной услышал хруст, оповещающий о чужом приближении. Он резко развернулся и выпрямился, закрывая собой ствол дерева.

 — Хей, малец! — здоровый мужчина, с черной повязкой на лице, которая скрывала пол лица от взгляда посторонних, подошел к мальчику, — Что ты тут делаешь?

 — Ничего, — быстро проговорил Боруто, внимательно наблюдая, как незнакомец медленно приближается к нему. Его ехидное выражение лица и весь вид говорили о том, что от мужчины лучше держаться подальше. Боруто сделал пару шагов назад.

 — Где твои родители?

 Мальчик не спешил отвечать, рассматривая незнакомца. Мужчина был явно не из этих мест. У местных было нечто такое неуловимое, что отличало их от всех. Даже его собственная семья не смогла перенять это, заметно отличаясь на фоне жителей деревушки. Нечто похожее на ауру. Точно! Местные излучали ауру мира и спокойствия, ни намека на агрессию. Но вот этот мужчина. От него веяло кровью и разрушением. Что ему нужно?

 Узумаки заметил едва блеснувший за спиной у незнакомца нож. Мальчик посмотрел на мужчину, быстро анализируя своё положение и положение врага. Он достаточно долго тренировался, чтобы разделаться с любым местным мужчиной. Но незнакомец вполне мог оказаться Шиноби, владеющий различными техниками. Мальчик встал в боевую стойку.

 — А ты храбрый, — хохотнул он, всё-таки выуживая свое оружие.

 — Что вам нужно? — спокойно спросил Боруто, приготовившись в любой момент защищаться.

 — Всего лишь Феодал вашей страны.

 — Вы Шиноби?

 Но ответа не последовало. Мужчина перед ним начал исчезать, сливаясь с местностью. Боруто удивленно распахнул глаза. Одно дело слушать рассказы о Шиноби, совсем другое — видеть в живую. Страх забился в детском сознании, но мальчик пытался его подавить. Он начал оглядываться по сторонам и прислушиваться.

 Боруто! — услышал он крик матери и, не успев сориентироваться, почувствовал резкий толчок. Упав на землю, Боруто с испугом посмотрел на мать. На какой-то миг он испугался, что женщина сама подставилась под удар. Но перед ним стояла совершенно целая Хината, почему-то стоящая в боевой стойке, как тетя Ханаби.

 — Мама, — прошептал он, пораженно смотря на мать. Женщина, активировав природную силу своих глаз, уже добивала своего врага, который вновь стал видимым. Как она сказала? «Мягкий кулак»? От этой техники неизвестный мужчина безвольной куклой рухнул на землю.

 Мальчик пораженно раскрыл рот. Отчего-то всю жизнь он даже и мысли не допускал, что его нежная и добрая мама может драться, что может владеть легендарным бьякуганом. Такой вариант совпадал только с тетей Ханаби. Но вот Хината… Она, конечно, могла в редких случаях выглядеть устрашающе, но только в моменты злости и не более.

 — Милый, ты в порядке? — обеспокоенный голос женщины вывел Боруто из раздумий, и он неопределенно кивнул. Хината схватила его лицо в свои ладони и начала вертеть из стороны в сторону, проверяя на предмет синяков и ссадин. — Он тебя не тронул? — Она осмотрела его с ног до головы.

 — Я в порядке, мам, — выдал Боруто.

 — Я так испугалась за тебя, — Хината притянула своего сына к себе и крепко обняла. Она все эти годы старательно контролировала свою чакру, боясь быть замеченной сенсорами, но стоило увидеть своё чадо в опасности, как Хината даже не задумываясь, бросилась спасать сына. Материнский инстинкт сработал раньше, чем она успела сообразить, что делает.

 — Что ты тут делала, мама? — спросил зажатый в объятиях своей мамы Боруто.

 — Я-я, случайно увидела, — ответила женщина, целуя сына в макушку и нехотя отпуская. Её малыш уже вырос, сейчас начнет опять возмущаться и говорить, что он уже не ребенок для таких «обнимашек».

 Но вопреки всем ожиданиям, Боруто блестящими от восхищения глазами посмотрел на неё.

 — Мама, это было так круто!

 — Круто? — не поняла женщина.

 — Да! Ты супер сильная! — выдал он, заставляя Хинату покраснеть от такой похвалы и улыбнуться. — А я могу научиться так же? Ты же меня научишь?

 Хината знала этот молящий взгляд, и знала, что не сможет отказать глядя в эти голубые глаза.

 — Посмотрим, — уклончиво ответила женщина, — Но сначала, нам нужно скорее уходить отсюда, — оглядываясь по сторонам, строго сказала она.

***

 Наруто быстро собирался. Дорога занимала больше трех дней, поэтому нужно было спешить. В голове он уже построил четкий план действий, осталось только воплотить его в жизнь, разделаться с миссией и вернуться в Коноху. Но перед этим нужно заглянуть к Сакуре за результатами и, если его догадки всё-таки не подтвердятся, то он… Он уже не знал, что делать, во что верить и как жить.

 Наруто, тебе нужно делать передышки между миссиями, — услышал он голос Курамы, — Ты же упадешь от недостатка сна и усталости, — лис внутри него заметно волновался за состояние Наруто.

 Но Узумаки молчал. Если, только если его маленькая, еле бьющаяся из последних сил надежда всё же рухнет, то миссии — единственное, что останется. Единственное, что он сможет делать и вообще быть как-то полезным Деревне, где живет, где вырос и где жили они…

 — С ума сошел? — взревел лис.

 — Так я могу хотя бы забыться, — спокойно ответил Узумаки, хватая свою сумку и выходя на улицу. Курама только недовольно хмыкнул, но добивать друга доводами не стал.

 Узумаки быстро добрался до госпиталя Конохи, но подругу на месте не обнаружил. Там ему сообщили, что Сакуры сегодня не будет, она дома. Услышав это, уголки губ мужчины едва заметно приподнялись. Если Сакура не на работе в такое время, то это значит только одно — блудный друг, Саске, решил вернуться домой.

 Давненько Наруто не бывал у них дома. Если подумать, то с Сакурой они всегда виделись только в госпитале, реже — в кабинете хокаге. А с лучшим другом так вообще, всего пару раз за несколько лет, да и то, только в резиденции.

 Наверняка, не так много изменилось с тех пор, как они с Хинатой в последний раз навещали друзей.

 Хината

 Наруто встряхнул головой, отгоняя мысли. Он посмотрел на дверь перед собой и неуверенно постучался, мысленно надеясь, что не ошибся номером. За дверью он услышал торопливые шаги, а в следующий момент ему открыли. На пороге стояла какая-то девочка в очках. Черты её лица были подозрительно знакомы. Оба недоуменно смотрели друг на друга.

 Наруто! — услышал он голос Сакуры, а следом появилась и сама подруга, — Привет. Проходи, — улыбаясь, женщина пригласила гостя в дом.

 Наруто Узумаки? — пораженно выдохнула девочка.

 — Эм, привет, — неловко улыбнувшись, Наруто поднял руку в приветственном жесте.

 Сарада, ты разве не опаздываешь? — Сакура посмотрела на дочь и указала на часы, что висели в прихожей.

 — Да, точно, — спохватилась девочка и начала собираться, — Была рада познакомиться, Наруто-сама, — поклонившись, а затем помахав матери на прощание, Сарада выбежала из дома.

 Девочке на вид было лет одиннадцать или двенадцать, не больше. Она, наверняка, сейчас спешила в академию.

 — Твоя дочь?

 Наруто опустил голову и начал разуваться, пока Сакура прошла внутрь. Он сделал глубокий вдох и выдох. Семья. Вот, чем пахло в этом доме. Не веет холодом, как у него, не так пусто и жалко. Так, как и должно быть в семьях.

 Боруто, наверняка, было бы примерно столько же.

 Наруто помнит, каким непоседливым был сын, как бумерангом несся по всему дому, сбивая всё на своем пути. Как ранним утром прибегал к нему, просил посадить на шею, и так они вместе шли на кухню, завтракать. Как постоянно несся к нему в радостным «папа!» стоило ребенку заметить отца на улице, что возвращался домой. Наруто даже думал, что малышу вживлен маленький моторчик, не дающий усидеть на месте.

 Каким бы был Боруто?

 — Да. Она тебя очень уважает, ты же герой прошлой войны…

 Герой. Смог бы он, Наруто, стать героем для своего сына? Смог бы Боруто так же гордо говорить всем, что папа у него герой, как когда-то в детстве?

 — Но, к сожалению, ни разу не видела, вот и… — тем временем продолжала Сакура, — Конечно, ты же буквально живешь на своих миссиях.

 — Да, да, понял твой намек. Отдых и питание, я всё помню, не волнуйся.

 — Кстати, — взволнованно произнесла Сакура, пытаясь унять дрожь в голосе, — Саске-кун вернулся.

 Пройдя в гостиную, Наруто застыл на месте. За столом сидел Саске и не спеша обедал. При этом не издавая и звука за всё это время.

 Саске! — Наруто был несказанно рад видеть лучшего друга, хоть и старался не подавать виду. Они же, всё-таки, уже не подростки, и нужно быть серьезнее. Но всё же радостную улыбку сдержать Наруто не смог.

 — Непривычно видеть тебя, — Наруто задумался, подбирая слово, — в домашней обстановке.

 Саске только промолчал, усмехнувшись.

 Команда номер семь вновь собралась старым составом, что грело душу каждому. Но никто из них уже не выплескивал эмоции так бездумно. Всё было сдержанно: и разговоры, и поступки. Они уже не дети. Каждый из них ошибался, каждый обжигался. Опыт. Это помогло им повзрослеть. Каждый из них нес свой багаж опыта, свой урок. И только они сами знали, какую цену они заплатили за это.

 Сакура, что насчет анализа?

 — Точно! — спохватилась Сакура и скрылась за поворотом в комнату, возвращаясь уже с документами. — Я пока никому об этом не говорила. Но, Наруто, в урне, что ты принес, обнаружены чужие останки, — серьезно сказала она, протягивая другу результаты.

 — Что? — Наруто дрожащими руками взял бумаги и взглянул на них. Странно, но прочитать хотя бы строчку ему не удавалось. Взгляд расплывался. Он посмотрел еще раз на Сакуру, не до конца веря в услышанное.

 — Это не Хината и Боруто, понимаешь? — Сакура слегка потрясла его за плечи, пытаясь донести до сознания друга важную мысль, — Если это не они, то есть шанс их найти!

 Саске взял результаты анализа и внимательно перечитал содержимое.

 — Даже если и так, тогда где они? Не могли же просто исчезнуть, — произнес Саске.

 — Я не знаю, — Наруто сжал кулаки, — Зато есть человек, который точно должен об этом знать, — со злостью произнес он и сорвался с места.

 Времени терять нельзя. Ниточка, что ведет к его семье, наконец, появилась перед глазами. И Наруто ни за что не отпустить один конец, что — есть шанс, пожалуйста, хоть бы это было так! — мог привести его к ним. Всё перероет, но теперь точно найдет их.

 — Ханаби! — чуть ли не прорычал Наруто, увидев девушку. — Тебе придется мне кое-что объяснить!

 Наруто? — испуганно выдавила Ханаби, смотря на рассерженного мужчину.

 — Где Хината и Боруто? — сразу спросил он о главном.

 — И лучше тебе сразу ответить, иначе… — стоящий за спиной Саске угрожающе посмотрел на нее, скрещивая руки на груди. — Мне придется заставить тебя это сделать.

 — Я знала, — прикрыв глаза, уже спокойнее проговорила девушка.

 — Знала что? — не понимал Наруто. Злость, радость, боль. Все эмоции сейчас разом нахлынули на Узумаки, лишая возможности размышлять на какие-то другие темы. Ему нужен был ответ — простой и понятный — чтобы сразу же, сейчас же сорваться туда и найти их.

 — Знала, что добром это не кончится. С самого начала знала. Но сестра… — перед глазами Ханаби снова предстало то воспоминание, когда Хината попросила о помощи. Её молящий взгляд было больно видеть. — Она так просила ей помочь. Я не смогла отказать.

 — Они живы? — с надеждой спросил Наруто, тряся девушку за плечи. Ему было важно это знать.

 — Да.

 — Где они? — с нетерпением снова спросил Наруто, выжидающе смотря на Хинаби.

 — Эх, ничего не поделать, — выдохнув, проговорила девушка, — Они живут неподалеку от страны Жемчуга.

 — Страна Жемчуга, — Наруто отпустил Ханаби. Всё, что ему было нужно, он узнал.

 Как? Как Хината могла?

 — Что ты теперь будешь делать? — осторожно спросила Ханаби, чувствуя себя последней дурой, но когда-нибудь этот цирк нужно было прекращать. Тем более, что там, где жила Хината было весьма неспокойно, а Ханаби очень беспокоилась за сестру.

 — Я убью её… — гневно прошипел Наруто, сжимая кулаки. А его голубые глаза были полны холода, и лишь где-то там, в глубине этой синевы пробивались радость и надежда на будущее.

 А за много километров от них, в это самое время, по спине Хинаты пробежал холодок, женщина поежилась и огляделась. Боруто заглянул матери в глаза и спросил:

 — Что-то случилось?

 Хината покачала головой, она не знала, как объяснить свои ощущения.

 — Холодом меня обдало, жутким холодом…

Долгая разлука. Глава 11

Деревня была довольно большой. Много обычных людей, которые не вникали в мир Шиноби. Спокойная и совершенно обычная жизнь. Люди работали, заводили семьи, рожали детей и просто жили. Их не интересовала война, которая прошла мимо них, они не думали о чакре, какой-то силе.

 Идеальное место, чтобы затеряться и не выделяться.

 Наруто представил, что по этим улицам уже столько лет ходит Хината и Боруто, и ещё один ребенок, их общий ребенок. Кто это? Мальчик или девочка? Какое у него имя? Как он выглядит? На кого он похож? Внутри всё сжималось от мыслей, что столько лет Хината жила одна с двумя детьми, скрывая свою силу, умения. Она скрывала — это точно, потому как слухи о бьякугане обязательно бы долетели до Скрытого листа.

 А что если она уже не одна? Столько лет прошло… Ханаби ничего не сказала, как живет Хината и его дети. Неужели у них уже есть отец? В любом случае, Наруто должен их найти и наконец-то всё выяснить. Узнав, что они живы, мужчина испытал необъяснимый восторг и небывалую радость. Даже если у неё кто-то появился, он сделает всё, чтобы Хината простила его и вернулась домой.

 Наруто поправил лямку сумки на плече и огляделся. В целом, деревня была такой же, как и Коноха. Такие же магазинчики, такие же закусочные и прачечные. Но странным было то, что по пути он ни разу не увидел что-то похожее на гостиницу, не говоря уже о самой гостинице. Похоже, местные жители до такой степени обособились от всего внешнего мира, что даже не удосужились позаботиться о новоприбывших гостях.

 Прохожие оглядывались на него, но никто так и не рискнул подойти. Внешне Наруто позаботился, чтобы не выделяться из общей массы: снял и спрятал протектор вместе с кунаями и сюрикенами в сумке, повязку на ноге тоже снял. Сверху накинул дорожный плащ. Единственной вещью, которая могла вызвать подозрение — была перемотанная бинтами правая рука. Много ли людей ходят с перебинтованной рукой, если эти не Шиноби? Но Наруто решил перемотать её еще больше, симулируя наложенный на руку гипс. Решение не оригинальное, но в случае чего такое вполне объяснимо.

 Но несмотря на все усилия слиться с толпой, Наруто всё равно выделялся среди них. Он и сам это чувствовал, смотря как местные подозрительно косятся в его сторону и стараются незаметно обойти стороной. Такое поведение едва уловимо кольнуло по самолюбию, пробуждая какие-то давно забытые ощущения. Но мужчина быстро выкинул это из головы. Он весь сфокусировался, стараясь рассмотреть каждого прохожего и в случае чего распознать знакомую чакру. Где же? Где же они?

 Внезапно Наруто уловил какое-то движение. Темное пятно быстро юркнуло мимо него. Он растерянно огляделся, не понимая что происходит. Узумаки почувствовал что-то странное.

 — Извините, — крикнула маленькая девочка, прижимая к себе что-то, и умчалась прочь.

 — Что… — Наруто застыл, удивленно распахнув глаза. Не может быть, это же… — Хината

 В убегающей девочке — может ему это только показалось, но — он увидел в ней Хинату в детстве.

 Встряхнув головой, он попытался отогнать оцепенение и, не дай Бог, не упустить из виду эту девочку. Мужчина быстро развернулся и устремился за малышкой, чья темная макушка мелькала среди прохожих. Расталкивая народ вокруг, который отчего-то всё прибавлялся и прибавлялся, он изо всех сил старался не упустить девочку. Но малышка куда-то внезапно исчезла. Наруто охватила легкая паника и страх за девочку, которую он видел впервые. Немного странно, но мужчина старался не придавать этому большого значения, сконцентрировавшись на поиске.

 — Где же… — Наруто вышел на какую-то узкую тропинку и, оглядевшись, он заметил небольшой домик.

 — Ты кто такой? — в спину Наруто приставили кунай. Голос за спиной звучал уверенно и угрожающе, но он явно принадлежал ребенку, поэтому Наруто так и остался спокойно стоять на месте, не совершая никаких резких движений.

 — Нии-сан, кто это? — прозвучал еще один голос, но уже испуганный и дрожащий. Второй ребенок, по видимому, еле сдерживался, чтобы не расплакаться.

 — Я не хотел вас напугать, — Наруто поднял обе руки, показывая, что безоружен и не собирается сделать что-то плохое.

 — Зачем ты следил за моей сестрой? — ребенок надавил кунаем, требуя немедленного ответа.

 — Она мне кого-то напомнила, — честно признался мужчина. Ответа не последовало, но кунай исчез. Наруто медленно начал оборачиваться, стараясь не напугать детей. Лишний шум ему не к чему, да и глупо как-то пытаться вступить в бой с детьми.

 — Не подходи! — перед Наруто стоял мальчик, одной рукой сжимая кунай, а другой стараясь загородить маленькую девочку. Ту самую девочку. Дети были явно напуганы, о чем говорили подрагивающие руки мальчика и заплаканное лицо девочки. Но несмотря на страх, мальчишка старался защитить сестру.

 Дети были похожи, за исключением цвета волос. У девочки они были темные, а у мальчика — светлые, как у самого Наруто.

 Мысли путались, отказываясь выдавать какой-либо результат анализа увиденного. Он поначалу просто всматривался в детей, пока догадка яркой вспышкой не озарила сознание.

 Наруто застыл, широко распахнув глаза. Неужели…

 Боруто, — прошептал он одними губами, но мальчик уловил движение его губ, различая в них своё имя. Глаза Боруто расширились, когда в стоящем напротив мужчине он узнал своего…

 — Отец, — еле слышно выдавил из себя Боруто, роняя кунай на землю.

 Он не верил. Нет, этого не могло быть! Неужели сейчас перед ними стоит их папа? Неужели это правда он? Неужели он пришел за ними?

 Мальчик опустил голову, грустно улыбнувшись. Он был безумно рад появлению отца, но усилием воли заглушил рвущуюся наружу радость и желание подбежать и обнять. Как будто он снова тот маленький мальчик, что с нетерпением ждал возвращения отца с миссий.

 Так всегда бывало, но то было давно. Очень давно. Все эти годы они жили без него и, если честно, мальчику его не хватало. Где он был всё это время?

 Боруто овладели злость и обида на отца.

 — Ты решил о нас вспомнить? — обратился он к Наруто, яростно смотря тому в глаза.

 Боруто, — только и вымолвил мужчина, болезненно скривившись от слов сына. Наруто сделал пару неуверенных шагов на встречу своим детям, но остановился на полпути. Мужчина не знал, как себя вести и что ему следует сделать. Он не видел их долгих семь лет. Долгих семь лет он не был для них тем, кем по своей сути являлся для них с самого рождения — отцом.

 — Кто это? — стоящая за спиной девочка коснулась плеча брата, стараясь заглянуть тому в глаза. Незнакомец уже не вызывал страха, отчего малышка перестала плакать. Но отходить от старшего брата не спешила. Она была напугана и изо всех сил старалась держаться Боруто, уже твердо решив не отходить от него ни на шаг.

 Химавари, — голос Боруто прозвучал гораздо спокойней и ласковей, обращаясь к сестре. — Помнишь ту фотографию? Нашу маленькую тайну?

 Когда они семь лет назад покидали Коноху, маленький Боруто захватил с собой фотокарточку со свадьбы отца и матери. Мальчик и сам не понимал, зачем это сделал. Но временами, когда было совсем невыносимо и тоска по родному дому и отцу съедала изнутри, он доставал эту фотографию и подолгу рассматривал счастливые лица родителей. Судить мать за её поступок что тогда, что сейчас он никогда бы не стал. Боруто был привязан к Хинате и глубоко уважал её. Отца он тоже любил и уважал, но это всё было скрыто под коркой обиды и боли. Боруто даже не старался оправдать отца в своих глазах, попросту решив не думать о нем. По крайней мере, так было легче.

 Потом как-то Химавари нашла ту фотографию, из-за чего Боруто пришлось рассказать сестре, кто это на фото рядом с мамой, взамен потребовав от неё обещание не рассказывать об этом Хинате. Это и стало их маленькой тайной.

 И сейчас, стоило девочке услышать упоминание об этом и присмотреться к мужчине, как малышка рванула к Наруто, крепко хватаясь за отца, встречу с которым так долго ждала и верила, что он однажды обязательно придет к ним.

 — Папа! — отчаянно вскрикнула она, утыкаясь носом в его плащ. — Это же ты, да? Ты пришел за нами? — сквозь слезы спрашивала девочка, с надеждой смотря на растерянного Наруто.

 Мужчина не знал, что делать. В груди забилось сердце. Почти так же, как когда он впервые увидел новорожденного сына много лет назад. Ощущения были такими же, будто Судьба сделала его отцом снова. Неописуемое чувство, в котором Узумаки не мог разобраться. У него дочь? У него правда дочь!

 Перед глазами всё поплыло, глаза наполнились влагой. Неописуемая радость и сожаление, что он видит её только сейчас.

 Наруто одной рукой осторожно дотронулся до макушки своего ребенка, ощущая необъяснимый прилив сил и эмоций, что обрушились все разом. Другую руку он поднес к своему лицу, утыкаясь лицом в повязку на руке, чтобы та впитала в себя постыдные непрошеные слезы. Слезы радости.

 — Папа? — услышал он тихий голос девочки и, вытерев с глаз остатки слез, присел перед дочерью на корточки и крепко обнял. Девочка вцепилась в его шею так, как будто боялась, что он исчезнет.

 — Папочка, — промычала она, — Не уходи. Не оставляй нас.

 Столько мольбы и надежды.

 — Не уйду, — пообещал он. — И никогда больше не оставлю, обещаю.

 И Наруто планировал сдержать своё обещание любой ценой. Он уже твердо был уверен в этом.

 — Как тебя зовут? — осторожно поинтересовался он, погладив малышку по голове. Странно получалось, он ведь слышал как Боруто назвал её, но хотелось услышать это еще раз. Хотелось расслышать это имя, которое Хината дала их дочери.

 Химавари, — ответил за сестру стоящий в стороне Боруто, — Её зовут Химавари.

 Наруто посмотрел на сына и неуверенно протянул тому руку, приглашая в свои объятия, но мальчик демонстративно отвернулся, всем своим видом показывая своё отношение. Мужчина почувствовал исходящую от него злость и обиду. Они не виделись столько лет, и за всё это время между ними успела вырасти стена.

 — Я скучал, — произнес Наруто, смотря на своего сына. — Я очень по вам скучал, правда.

 — Если скучал, — закусив губу, пытаясь держать лицо, сказал Боруто, — то должен был найти нас.

 — Я искал вас, Боруто. Прости, что нашел только сейчас.

 Мальчик повернулся к ним спиной и шмыгнул носом. Он тоже скучал. Безумно скучал по своему отцу, но произнести это вслух не мог. Боруто силился, но предательские слезы потекли с глаз, которые он быстро стер. Внезапно, мальчик почувствовал как теплая отцовская рука легла ему на голову. Наруто, подняв дочь на руки, подошел к сыну и потрепал того по волосам.

 Этот жест.

 Так Наруто делал, когда Боруто, будучи еще маленьким, совершал какую-то шалость, а отец, вместо того, чтобы отчитывать сына, безмолвно, одним таким действием говорил, что всё будет хорошо. И становилось уже не так страшно, что тебя отругают или накажут. Папа ведь всегда рядом и поддержит.

 Боруто опустил голову. Он молча повернулся к Наруто и тоже крепко обнял, пряча свои слезы.

 — Я скучал, папа, — совсем тихо прошептал он, утыкаясь в широкую грудь отца, но Наруто его услышал.

 — Папочка, — робко позвала Химавари, всё еще боясь отпускать отца, — Ты же спасешь маму, да?

 Наруто недоумевающе посмотрел на дочь.

 — Что с мамой?

 — Какие-то Шиноби пришли и забрали её, — ответил Боруто, — Она спрятала нас и велела не вмешиваться, — виновато произнес Боруто, опуская голову. Он даже не смог спасти маму. Бесполезный. Какой же он бесполезный. Боруто ругал себя за такой поступок. Сам бы он уже давно бросился за матерью, но не мог оставить сестру одну.

 — Не волнуйтесь, — твердо произнес Наруто, погладив сына по голове, — С ней всё будет хорошо. Я найду её.

Долгая разлука. Глава 12

— Где это произошло? — спросил Наруто у сына. Нужно было как следует рассмотреть то место, где, по предположениям, и схватили Хинату. Боруто кивнул и повел отца в сторону их дома. Всё еще держа Химавари на руках, Наруто последовал за мальчиком. Мужчина оглядывался по сторонам, оказавшись в маленьком дворике, где росли цветы. Нежные лепестки распустились, являя миру всю свою красоту. Белоснежные, чем-то напоминающие саму Хинату. Неудивительно.

 Пройдя в дом, Наруто с удивлением осмотрелся. Ничего не тронуто. Ни намека на бой или какие-либо разборки. Странно.

 — Мама ушла с ними сама, — словно прочитав на лице отца немой вопрос, произнес Боруто. — Я боялся, что они вернуться, поэтому мы с Химавари ушли и хотели попросить о помощи. Но… — грустно протянул он, — я не знал, у кого.

 Наруто улыбнулся и потрепал сына по волосам. Как хорошо, что он сумел их найти прямо сейчас. Теперь его детей никто и пальцем не тронет, уж он то об этом позаботится.

 — Хима, не бойся, — он почувствовал, как маленькая ладошка крепче сжала его плащ на плече. — Мы найдем маму, — малышка явно скучала по матери, о чем говорили её грустные глаза. — А сейчас, быстро собирайте вещи. Отсюда нужно уходить, — скомандовал он, опуская дочь на землю. — Берите только самое необходимое.

 Ребята разбежались по комнатам, наспех собирая свои сумки.

 Боруто и Химавари он впутывать в это не хотел. Если его жена добровольно ушла с похитителями, значит сделала это, чтобы не навредить детям. Хината либо не знала, на что они способны, либо знала это очень хорошо. Поэтому для начала он уведет отсюда сына и дочь. Отправит их в Коноху со своим клоном. А там уже о них должны позаботиться.

 Мужчина был настроен решительно. Если дети будут в деревне, то Хинате ничего больше не останется, кроме как вернуться туда вместе с ним. Немного нечестно и… подло. Внутри что-то неприятно трепыхнулось. Совесть? Но Наруто предпочел заглушить в себе эти чувства. Сначала он вернет их в Коноху, а потом… В общем, будет действовать по обстоятельствам.

 Немного потоптавшись на месте, Наруто, не зная, как себя отвлечь, начал осматривать жилище. Везде было убрано, чисто и светло, обстановка грела душу. Странно, он был тут впервые, но чувствовал себя так спокойно и хорошо. Тепло. Он так устал от щемящего чувства одиночества все эти годы, что сейчас жадно пытался впитать в себя всё: эту атмосферу, уют, это чувство спокойствия и умиротворения. Пытался запомнить каждую деталь.

 Блуждая по гостиной, взгляд мужчины наткнулся на полочку с фотографиями. Сердце замерло, а затем пропустило удар. Он осторожно подошел туда, словно боялся спугнуть эти отголоски воспоминаний, запечатленные на снимках. Это как заглянуть в эти семь лет их жизни, которые они провели порознь. Узумаки с восторгом и болью в груди начал рассматривать фотографии. Вот беременная Хината одной рукой придерживающая ставший уже довольно большим живот, а второй — руку маленького Боруто. А вот фотография уже новорожденной Химавари, которая мирно спала, крепко сжимая в своих ладошках палец матери. Там чуть дальше на фотокарточках первые шаги дочери, первый день рождения. Взросление Боруто, фотографии сына и его одноклассников.

 Наруто взял в руки совместную фотографию, видимо, сделанную совсем недавно, всматриваясь в лица членов своей семьи. Они всё это время жили без него. Без поддержки, без опоры. В чужой стране. Были ли они счастливы? Была ли она счастлива? Хотела ли, чтобы он их нашел и вернул…

 Поток его мыслей прервали чьи-то шаги. В дверном проеме появился Боруто, скидывая с плеч свой рюкзак на пол и ставя сверху еще один, только поменьше и в форме панды, рюкзачок Химавари. Мальчик посмотрел на отца, замечая в его руках фото-рамку.

 — Я действительно вас искал, — тихо произнес Наруто, держа в руках фотографию, где была вся его самая близкая и любимая семья.

 — Мама часто плакала, когда думала, что её никто не видит, — с горечью признался Боруто, подходя к отцу, — рассматривала твою фотографию и плакала. В эти минуты я тебя дико ненавидел.

 Наруто опустил голову и тяжело вздохнул. Глупо было говорить сыну, что он так же ночами сидел с их фотографиями, иногда даже разговаривая с ними. Это на какое-то время, конечно, помогало не сломиться. Но потом причиняло нестерпимую боль. И в этом винить он должен был только себя.

 — А сейчас? — спросил Наруто.

 Боруто глубоко вздохнул и вскинув голову посмотрел отцу прямо в глаза.

 — А сейчас я рад, что ты нашёл нас. Очень рад, — шёпотом добавил он.

 — Отец, стой! — снаружи послышался чей-то крик, после чего входная дверь слетела с петель, с грохотом впечатавшись в противоположную стену.

 — Где они? — спокойно проговорил вошедший мужчина. Его голос звучал угрожающе, отчего по спине Наруто пробежались мурашки. Узумаки отлично знал, на что был способен вошедший незваный гость. Но… Что он тут делал?

 — Отец! Что вы тут делаете?

 Но мужчина ничего не ответил, взглядом цепляясь за мальчика, что стоял возле его зятя. Хиаши не верил своим глазам. Мужчина не верил, что это действительно он… его внук. Не успел мальчик и рта раскрыть, как дедушка уже оказался возле него и крепко прижал к себе. Руки мужчины дрожали. Он боялся, что образ рассеется, но это правда был он. Боруто жив.

 — Дед, — осторожно произнес Боруто, обнимая дедушку в ответ. Мальчик отлично помнил своё детство в Конохе. Он никогда этого не говорил и старался не показывать, но Боруто дико скучал.

 Наруто улыбнулся. Вопросы сейчас явно были лишними. Да и не будет его никто слушать. Внезапно он почувствовал, как за его плащ едва заметно потянули. Обернувшись, он увидел Химавари, что пряталась за ним и осторожно выглядывала из-под своего «укрытия». Она испуганно смотрела на своего брата и мужчину рядом с ним. Наруто положил свою руку на макушку дочери и одобряюще улыбнулся, давая ей понять, что незнакомец не несет в себе опасности.

 — Отец, ну что ты наделал? — следом за Хиаши вошла Ханаби, осматривая последствия «эффектного появления».

 — Тетя! — взвизгнула малышка и маленьким ураганчиком понеслась к девушке. Хиаши, только заметивший девочку, удивленно посмотрел сначала на Наруто, затем на Ханаби.

 — Отец, разве я не говорила? Хината родила девочку! — торжественно оповестила Ханаби, надеясь тем самым смягчить суровый и укоризненный взгляд отца.

 Когда Наруто налетел на неё в деревне и потребовал ответа на свои вопросы, это не могло остаться незамеченным. Члены клана потребовали объяснений. Девушке пришлось всё рассказать отцу, от начала и до конца. Но Ханаби даже и предположить не могла, что Хиаши сорвется и самолично отправится на поиски пропавшей дочери и внука.

 Химавари, познакомься, это твой дедушка, — сказала Ханаби, опасливо посматривая на отца, — Это наш с твоей мамой папа, — уточнила она, обращаясь к девочке.

 Ребенок не спешил подходить к новоявленному родственнику, с опаской вглядываясь в мужчину.

 Химавари, — с дрожью в голосе повторил Хиаши. — Я так рад, — на суровом лице появилась грустная улыбка. Глава клана Хьюга — хладнокровный и суровый мужчина — сейчас выглядел совсем уязвимым. Скупой на выражение эмоций, Хиаши не смог сдержать едва проступивших слез в уголках глаз. — Так рад…

 — Ваши глаза, — сказала девочка, сделав пару неуверенных шагов навстречу деду, — Такие же, как у мамы, — вымолвила она и улыбнулась.

 — Конечно, — Хиаши мягко посмотрел на внучку, не сдерживая улыбки. — Конечно похожи, — мужчина неуверенно протянул руки. Девочка подошла ближе, позволяя дедушке погладить себя по голове.

 — Ты так похожа на Хинату, — сказал он, всматриваясь в черты лица внучки.

 Мужчина не мог сдержать эмоций, когда увидел, наконец, внуков в целости и сохранности. Он обнял обоих, целуя каждого в макушку и не желая отпускать.

 Семь лет назад произошло самое ужасное. Страшно, когда отец хоронит своего ребенка. Но еще страшнее, когда хранит еще и внука. Это событие здорово подкосило главу клана. Только члены семьи знали, каких сил ему это стоило. Как осиротело он стоял над их могилами, не в силах пустить даже слезу, пережевывая всё в себе. Он не винил Судьбу, а с тяжёлым сердцем принял случившееся. Принял, но не смирился до конца.

 — Это я виноват, что она сбежала, — вдруг тихо сказал Хиаши, когда они с Наруто остались одни.

 Детей решено было отправить в Коноху вместе с дедушкой и тётей, чтобы не рисковать их жизнями. Предчувствуя разговор между Наруто и отцом, Ханаби благоразумно решила им не мешать и отвела ребят на кухню, мотивируя это тем, что нужно собрать еды в дорогу.

 — Почему? — удивленно спросил Наруто.

 — Она пришла ко мне перед побегом, рассказала обо всем и просила помощи. Я же отказал ей и велел смириться, — было видно, что эти так неосторожно брошенные тогда слова Хиаши мучают его и по сей день. — Сейчас я понимаю, насколько ей было больно и невыносимо. Если бы я только пошёл на уступки. Поговорил с тобой… что-нибудь сделал, возможно, Хината не поступила бы так.

 — В этом нет вашей вины, отец, — понурив голову, произнёс Наруто. — Я во всем виноват. Если бы я тогда, — силился он договорить, но слова комом встали в горле. — Если бы…

 — Что было, то было, — положив руку на плечо зятя, строго сказал Хиаши, вернув на лицо маску холодности и суровости, — Не вороши прошлое.

 — Да… — ответил Узумаки, но чувство вины не желало успокаиваться, терзая его душу снова и снова.

 — Дети поживут в поместье Хьюга, пока вы не вернётесь.

 — Хорошо.

 — Папочка, ты уходишь? — послышался взволнованный голос Химавари, которая поглядывала на них из-за угла.

 Ребенок почувствовал, что отец собирается оставить их. Никогда не знавшая своего папу, Химавари ни за что не хотела отпускать его сейчас, когда, наконец, он появился в её жизни.

 — Не уходи, папочка, — она подбежала к отцу и тот присел и заключил её в объятия. — Ты же обещал, — глаза малышки мгновенно наполнились слезами, отчего сердце Наруто болезненно сжалось. Химавари уткнулась в плечо отца, пальчиками цепляясь за его футболку.

 — Я обещаю, Хима, как только я найду и верну маму, я больше никуда не уйду, — поглаживая дочь по голове и стараясь успокоить, заверял Наруто. Безумно тяжело было понимать, что ему придется оставить их, хоть и временно, особенно когда в него так отчаянно цеплялись. Сердце кровью обливалось от одного только заплаканного вида своей дочери. — Я больше никогда не оставлю вас, слышишь? — он посмотрел в глаза малышки, с которых текли слезы.

 — Папочка, — в очередной произнесла девочка, всхлипнув. Она так долго его ждала и сейчас отказывалась отпускать. Химавари казалось, что папа исчезнет и больше никогда не вернётся.

 — Не плачь, — стирая капельки слез с пухлых щечек, попросил Наруто. — Ты же мне веришь? — заглядывая в глаза дочери, спросил он. Малышка ладошкой растерла слезы по щеке и кивнула. — Ты моя умница. — Он крепко обнял её и поцеловал в лобик.

 Мужчина поднял взгляд, замечая вернувшихся Боруто и Ханаби.

 — Присматривай за ней, — обратился он к сыну, на что получил моментальный кивок в знак согласия.

 Боруто приблизился к ним и молча взял сестру за руку. Ему хотелось что-то сказать отцу, но мальчик сдержался. Наруто притянул обоих к себе. Боруто, крепко обнял отца в ответ, вместо тысячи слов давая понять, как будет ждать возвращения родителей.

 Отправляя детей с Хиаши и Ханаби, мужчина мог полностью положиться на родственников, заведомо зная, что те хорошо позаботятся о них.

 Наруто, верни её, — сказал напоследок Хиаши. Узумаки понял, что мужчина говорил не только о спасении Хинаты, а скорее про её душу и… любовь.

 Как только их фигуры скрылись из виду, Наруто сразу поспешил в тому месту, о котором рассказывал Боруто. Там мальчик впервые увидел похитителей своей матери. Нужно было найти любую зацепку. Прибыв на место и осмотревшись, Наруто нашел на земле кунай. В этих местах увидеть кунаи или сюрикены — явление очень редкое. Вряд ли Хината стала бы носить с собой оружие, зная правила этой деревни.

 «Хината. Если она безоружна, есть риск, что её могли уже… Нет! — одернул он сам себя, — Она точно жива».

 Наруто сконцентрировался. Нужно было войти в режим Мудреца и найти Хинату по чакре. Ему удалось почувствовал её. Странное ощущение. Даже просто узнав чакру Хинаты, по его спине прошлась приятная дрожь. То была радость, что его жена действительно жива. Нужно было спешить к ней.

 Внезапно он услышал оглушительный грохот, а затем взрывной волной на него подул поток воздуха. Мужчина опешил. Взрыв прозвучал именно оттуда, где он почувствовал чакру Хинаты.

 После секундного оцепенения, Узумаки резко сорвался с места. Наруто, как сумасшедший, мчался туда. Он боялся опоздать и увидеть бездыханное тело любимой. Мужчина боялся потерять ту, которую столько времени искал и любил.

 «Ками-сама, нет! Пожалуйста…» Он ведь только-только её нашел!

 Наруто почти добрался до нужного места, как раздался еще один взрыв и Узумаки резко остановился. Что-то летело в его сторону, Наруто собрался с силами отразить нападение, как неожиданно понял, что это была Хината.

 Женщина остановилась в считанных миллиметрах от него. В этот миг, время будто остановилось. Вокруг словно иссякли все звуки. Наруто слышал лишь её и своё дыхание. Один её глаз был карий, второй привычный для бьякугана цвета лаванды. Наруто заглянул в её глаза и от того, что увидел, сердце остановилось и тут же понеслось галопом. В этот миг он вдруг почувствовал себя живым. Снова.

 Хината была действительно жива!

 Он не хотел, чтобы этот миг заканчивался, ему хотелось протянуть руки и обнять её, прижать к себе и больше никогда не отпускать. И в тоже время ему до безумия хотелось встряхнуть её, сказать, какую глупость она совершила своим побегом, на какие страдания она его обрекла. Но он прекрасно понимал, что сам во всем виноват.

 Словно в замедленной съемке, она протянула к нему руки и её губы что-то прошептали. Столько времени прошло, а Хината стала только красивее, спокойнее и сильнее. Женщина обхватила его за плечи и сжала. Да, она стала намного сильнее и мужчину резко оторвало от земли. Только сейчас Наруто понял, что Хината всё это время была подвешена в воздухе за ноги. И в данный момент они оба летели в воронку.

Долгая разлука. Глава 13

Хината покорно шла за мужчинами, изредка поднимая взгляд и стараясь по внешнему виду противников оценить их силы. Протекторов у незнакомцев не было. Да и судя по одежде, Хината не могла приписать их к Шиноби какой-либо из Пяти Великих Стран: никаких отличительных бронежилетов. Простая одежда темно серого цвета, больше ориентированная на скрытность. Тот мужчина, что напал на Боруто ранее, был одет точно так же. Вероятно, он был одним из них. Но его с ними сейчас не было. Неужели Хината перестаралась? Она так спешила увести Боруто оттуда, что не проверила состояние противника. Возможно, она не рассчитала силы и…

 Женщину окутало странное чувство. Ей и раньше приходилось убивать, но вот сейчас ощущения были совсем другими. После стольких лет сама мысль об убийстве пугала. Она не практиковалась и не брала миссий с тех пор, как забеременела Боруто. За это время многое изменилось. Она отвыкла. Да и как можно убивать после того, как ты видела зарождение новой жизни?

 Хината не хотела больше смертей. Ей хватило сполна всего того, что она уже пережила. Достаточно. Незнакомцев убивать она точно не намерена. А судя по навыкам напавшего на них ранее Шиноби, Хината могла примерно предположить, что справится с ними. Только нужно быть осторожной и постараться при этом не навредить никому.

 Мужчины шли впереди, за всю дорогу не проронив ни слова. Их спокойствие и некая неосторожность — как можно держать пленника позади, не беспокоясь при этом, что он может напасть? — настораживала Хинату. Они либо не видят в ней никакой опасности, либо очень уверены в своих силах.

 Женщина оглянулась. Они почти добрались до границы, пересекать которую Хината не имела ни малейшего желания. На этой территории Шиноби нет места, а значит это идеальное место для неё и детей. На какое-то время тут можно было спрятаться, не попадаясь в «поле зрения» сенсоров.

 Хината пока не планировала возвращение домой. Эту тему она старательно обходила при разговоре с Ханаби. Да и самой себе запретила размышлять над этим вопросом. Просто слепо шла вперед, не желая оглядываться и разбираться со своим прошлым. Поэтому сейчас границу пересекать не хотела. Дальше она не пойдет. По ту сторону её не ждало ничего хорошего: лишь боль и воспоминания. А она же хочет новой жизни, без всего этого. Простой и размеренной жизни. Без него. Ведь хочет, правда?..

 Хината встряхнула головой. Не время разбираться в своем хаосе, нужно поскорее выбираться из этой ситуации и вернуться к детям. Хината украдкой посмотрела за спину, пытаясь как можно более незаметно развязать веревку на руках. Использовать чакру женщина пока не спешила. Поблизости могли оказаться сенсоры, а их присутствие значительно усложнило бы задачу.

 — Хей, красавица, — один из похитителей в мгновение ока оказался возле неё. Хината невольно дернулась от чужого дыхания прямо у своего уха. — Не так быстро.

 Шею Хинаты пронзила острая боль. Тело мгновенно парализовало. Он ей что-то вколол? Резкий удар в живот и женщина упала на колени. Конечности будто цепями привязали к земле, что не поднять. Хината не могла пошевелиться.

 — Ты мне нравишься, — на выдохе произнес он. Мужчина потянул её за волосы и пристально посмотрел ей в лицо. — Красивая, — кивнул он самому себе, отпуская женщину. — Постараюсь быть с тобой нежным.

 Мужчина занес руку и со всей силы ударил её, отчего Хината вскрикнула и упала на землю. Она не могла и пальцем пошевелить. Мужчина же, довольный полученным результатом, не собирался останавливаться. Он начал пинать женщину.

 — Казуки, хватит уже, — подал голос второй мужчина, что до этого молча наблюдал со стороны за происходящим.

 Казуки занес было ногу для очередного пинка, но остановился. Хината уже харкала кровью, но во взгляде её он не увидел и тени страха или просьбы сжалиться. Она смотрела решительно, показывая тем самым, что так её не сломать. Что она выше этой боли и не склонит перед ним голову. И это взбесило его. Её взгляд упрекал, винил и насмехался одновременно.

 «Не можешь сразиться на равных? Ты жалок.» — то ли её взгляд говорил об этом, то ли его совесть. Женщины должны быть слабее мужчин, разве нет? Что же с этой не так?

 — Ладно, — согласился мужчина, грубо поднимая Хинату и заставляя принять сидячее положение. — Только потом она — моя, Хидеки, — угрожающе предупредил он.

 — Да сколько угодно, — отмахнулся Хидеки и подошел к ним. Одной рукой он схватил Хинату за голову, а второй — начал складывать печати, — Посмотрим, какие тайны ты прячешь?

***

 Женщина не знала, сколько времени она пребывала в этом состоянии. Мысли кружились в голове ураганом. Одна картинка из прошлого сменялась другой, не давая Хинате сосредоточиться. Голова гудела и кружилась, но она стойко пыталась выдержать всё, приноровиться к управлению своим телом, которое то и дело норовило упасть безвольной куклой перед ногами двух мужчин.

 Они пытались считать всю информацию, которую женщина знала. Просто крали местных жителей и использовали их как информаторов. Но Хината чуточку больше, чем обычный гражданский. Информацию, которую знала она, распространять себе дороже.

 Хината стиснула зубы. Контролировать себя и свои силы у нее получалось превосходно. Оставалось надеется, что и мысли свои контролировать она сумеет. Лишь бы не выдать против воли информацию, цена которой чьи-то жизни. Её семья, дети и… он.

 — Ты говорила, что можешь дать нам ценную информацию, — послышался шепот одного из них, которого звали Казуки, прямо у её уха. — Надеюсь, она стоит жизни твоих детей, — не усмешка, а угроза, произнесенная с улыбкой на лице.

 По телу Хинаты разлилось отвращение к этому человеку. Дыхание мужчины у её уха — будто липкая жижа, разлившаяся по телу женщины. Мерзко и противно. Хотелось поднять руку и вытереть шею, но она не могла. Этим и пользовался Казуки.

 — Эта сучка сопротивляется, — Хидеки стоял с закрытыми глазами, стараясь не запутаться в чужих мыслях. Хината защищала свои воспоминания. Прочитать их смог бы разве что Шиноби с высокой квалификацией.

 — Ты постарайся задеть то, что ей дорого, — разглядывая лицо пленницы, что находилась в состоянии, близком ко сну, но чувствовала и слышала абсолютно всё. Казуки это прекрасно знал. — Её… — протянул он, с удовольствием отмечая изменения в выражении лица женщины, — детей?

 — Или можно сказать, — радостно подал голос второй мужчина, что сжимал ладонью голову Хинаты.

 Когда Казуки упомянул её детей, Хината невольно упустила момент, чем и воспользовался этот Хидеки.

 — Жизни детей Узумаки Наруто!

 — Нет… — прошептала Хината. Слезы заблестели в уголках её глаз.

 Он таки добрался до нужной информации. Глупо было надеется, что они не знают, кто такой Узумаки Наруто.

 — Так вот почему ты так старательно их прикрываешь? — хлопнул в ладоши Казуки. — Ты прячешь его детей в этой глуши?

 Играть с жертвой для него было забавой, из-за которой кровь по жилам бурлила, распаляя его. И ему это нравилось. Казуки прекрасно знал, что те, кто подвергался технике Хидеки, еще какое-то время не могут прийти в себя, однако всё прекрасно слышат.

 — Не трогайте их, — прохрипела Хината, устало опустив голову.

 — А ты сильнее чем кажешься. Всё еще можешь говорить? — Хидеки убрал свою руку, слегка разминая затекшую конечность. Ему потребовалось приложить немало усилий, чтобы пробраться в её память. Обычно, после его техники человек не мог прийти в себя какое-то время, находясь на грани обморока. А эта мало того, что с особым усердием пыталась блокировать его сигналы в своей голове, так еще и осталась в сознании.

 — Казуки, она твоя, — бросил он, брезгливо посмотрев на обессиленную женщину, чья одежда и волосы были все в грязи, вперемешку с кровью. Хидеки вынул из кармана клочок ткани, что служил для него платком, и торопливо вытер руку, которой держал Хинату минуту назад. Она, определенно, не в его вкусе. Хотя, стоит признать, что её формы определенным образом привлекали его. Он мог бы даже закрыть глаза на грязь, если бы не Казуки. Тот уже чуть ли не слюну пускал, жадно разглядывая их пленницу. Что же, Хидеки не станет ему мешать. Выкинув грязный клочок на землю, он развернулся и подал знак своему товарищу.

 Казуки двойное приглашение не требовалось. Облизнув пересохшие губы, он подошел к Хинате. Мужчина схватил её за волосы и потянул на себя. Хината открыла глаза и пристально посмотрела на него. Она хотела оттолкнуть его и отскочить на расстояние, но удалось лишь едва заметно отстраниться. Да и то, с огромным трудом.

 — Казуки, только слишком не увлекайся, — устало вымолвил Хидеки, который так и продолжил свой путь, предоставляя своему спутнику свободу действий.

 — Не волнуйся, я быстро, — он самодовольно улыбнулся.

 Безумные, совершенно дикие глаза смотрели на Хинату. Она ни разу в жизни не видела такого взгляда, что на секунду стало страшно.

 — Ты прекрасна, — Казуки схватил её за подбородок и начал притягивать её лицо ближе к себе. Зачарованно смотря на женские губы, мужчина еще раз облизал свои и уже предвкушал, как сможет впиться в нее жадным поцелуем. Нужную информацию они от нее получили, а значит — можно позволить себе чуточку больше, уже не опасаясь за физическое состояние пленницы.

 Стоило чужим губам коснуться её кожи, как женщину словно током ударило. Хината сконцентрировала на ладони чакру, сколько могла собрать, и со всей силы замахнулась. Она понимала, что промахнуться сейчас просто не имеет права. Один удар — один шанс на спасение. Другого не будет. Поэтому несмотря на отвращение, что пробирало до костей, она заставила себя успокоиться и сконцентрироваться.

 Удар пришелся точно в цель. Она смогла попасть по болевой точке!

 Мужчину откинуло в сторону. Если бы она ударила в полную силу, то он пролежал бы не меньше суток. Но в таком состоянии вряд ли можно было рассчитывать на такой большой промежуток. Максимум, у неё может быть времени от нескольких минут до нескольких часов. Нужно было бежать сейчас, пока второй не появился.

 Из-за препарата тело всё еще плохо слушалось. Она плелась медленно, но хотя бы могла двигаться, уже лучше. Силы постепенно, но возвращались к ней.

 — Уже уходишь? — за спиной послышался голос Хидеки, а в следующую секунду её грубо развернули и ударили по лицу, отчего женщину отбросило в сторону. И без того обессиленное тело боль от удара почувствовало особенно остро.

 — Стихия ветра…

 «Стихия ветра?» — пронеслось в голове Хинаты прежде, чем она успела подняться.

 — Воздушный удар!

 Женщина едва ли успела бы увернуться. На неё надвигался большой шарообразный поток воздуха. Хината прикрыла лицо руками и постаралась отпрыгнуть в сторону. Эпицентр удара пришелся на скалу за её спиной. Однако женщину всё равно задело.

 Больно приложившись затылком о лежащий валун, женщина скатилась на землю. Голова закружилась, а горло сдавил спазм. Заглушая в себе рвотный позыв, женщина осторожно дотронулась до головы. По шее сзади скатилась капля крови, которую Хината тут же размазала по плечу. Еле подняв голову, она посмотрела на окровавленную руку, а затем перевела взгляд на противника.

 — Всё еще не сдалась, — устало произнес он, скрестив руки на груди. — Ты ничего не сможешь сделать. Препараты Казуки очень сильные.

 Хината с трудом поднялась, опираясь на свои руки. В голове стоял гул, отчего она едва заметно морщилась. У неё еще есть силы… Должны быть. Женщина поднесла ладонь к лицу, пальцами подцепив линзу. Активировать бьякуган в линзах достаточно проблематично.

 — Ты ничего еще обо мне не знаешь, — зло прошипела она, намереваясь снять линзу и со второго глаза.

 Хидеки не стал дожидаться момента, а атаковал сразу. Эта женщина всё никак не сдавалась, и это дико бесило его! Если изначально он хотел отдать пленницу на забаву Казуки, то теперь совершенно точно намеревался убить её. Раз и навсегда. Слишком много времени они на неё потратили. Да еще она как-то умудрилась вырубить Казуки.

 Мужчина метнул в сторону Хинаты несколько кунаев со взрывной печатью. Это должно было её отвлечь. А сам тем временем тут же начал складывать руки для очередной техники.

 Печати начали взрываться, одна за другой. Хината собрала всю силу в кулак. Она как могла уворачивалась, но несколько кунаев всё-таки пропустила. Взрывы прозвучали за спиной, оглушая женщину и откидывая вперед. Раздирая колени в кровь, Хината упала на землю. Почувствовался едва заметный запах паленых волос.

 Вдруг женщина услышала свист и резко подняла голову. Прямо на неё надвигалась воздушная пасть дракона.

 — Умри!

 Хината успела только закрыться руками. От шока тело уже не чувствовало, как воздушные потоки драконьей «чешуи» царапали кожу. Дракон взлетел в воздух и с силой отшвырнул женщину.

 Хината зажмурилась, ожидая удара о землю, как почувствовала, что её слабо, но тянет обратно. Воздушный дракон за её спиной начал кружиться с огромной скоростью, отчего образовалась воронка, куда её и засасывало. Женщина резко открыла глаза.

 Не может быть!

 Галлюцинации вполне могли возникнуть впоследствии перенесенного шока или стресса. Иначе как объяснить то, что она видит. Точнее сказать, кого.

 «Н-Наруто

 Хината задержала дыхание, смотря на сосредоточенное лицо Наруто. Она неосознанно вцепилась в его плечи руками, не отпуская, словно он был её единственным спасением.

 Наруто? — прошептала она. Мужчина казался ей плодом воображения. Столько мыслей о нем кружились в её голове всё это время. Неудивительно, что теперь Хинате мерещился её муж. А может, она уже умерла? И её сознание воссоздало его образ, до мельчайших деталей. Иначе как еще объяснить, что сейчас она видит Наруто? Будто он смотрит на неё тем самым взглядом, как когда-то в прошлом. Когда еще любил её.

 Будто он опять спасал Хинату, совсем как тогда. Будто его, по обыкновению, окутала чакра Кьюби, и он в гневе смотрел на мужчину, чья техника окончательно добила её. Как же она, оказывается, скучала по всему этому.

 Наруто бы обязательно её спас. Тогда, в прошлом. Не будь всего того, что произошло между ними.

 Но не сейчас.

 Силы покидали Хинату. Она больше не могла. Веки тяжелели, сознание проваливалось.

 Это конец?

 Если да, то она рада, что перед самым концом снова увидела его. Придумала. И в этом придуманном, нереальном пространстве есть он. Тут он рядом с Хинатой. И его взгляд полон любви к ней. Снова.

***

 Наруто аккуратно, словно боялся разбить хрупкую драгоценность, положил Хинату на землю. Он внимательно осмотрел супругу, с болью в груди подмечая все ранения. Её определенно били, совсем по-мужски. Избивали, не жалея сил. Они, конечно, Шиноби, у которых нет гендерного отличия на мужчин и женщин. Но Хината ведь, в первую очередь, женщина… его женщина!

 — Я убью их, — сквозь зубы прошипел он, сжимая руки в кулак так сильно, что костяшки побелели. Обидчикам его жены не жить.

Долгая разлука. Глава 14

Хината медленно разлепила глаза, но тут же зажмурилась от внезапного яркого света. Глаза болели, в голове бардак и отчего-то ноющая и тупая боль в области затылка. Женщина на пробу пошевелила плечом и тут же пожалела об этом. Организм, будто получив сигнал о том, что хозяйка пришла в себя, тут же напомнил Хинате о всех повреждениях острой болью с начала в шее, затем расползаясь по всему телу. Она зажмурилась, пытаясь унять тем самым боль, но это слабо помогало.

 — Где… — прохрипела она, сама не узнавая своего голоса. Она ведь не умерла. Иначе с чего бы такая боль?

 Картина произошедшего кадр за кадром начала мелькать в голове, возвращая временно потерянную память. Вот похищение, избиение, считывание памяти, а затем побег. Вот её отшвырнуло ударом и она затылком приложилась о твердую поверхность. Хината даже почти физически ощутила удар и металлический привкус во рту. Неприятно.

 Хината, — чья-то теплая ладонь коснулась лба женщины, каким-то образом одним лишь прикосновением затупив всю боль. Странно. Хината мгновенно успокоилась. Картина в голове застыла на последнем моменте. Но женщине уже и не хотелось вспоминать, что было дальше. Она сделает это потом, обязательно. А сейчас ей было так тепло и спокойно. Дыхание постепенно начало приходить в норму. Ладонь была теплой. Приятной. Согревая даже внутренности.

 И хоть бы этот момент никогда не кончался.

 Когда обладатель так же внезапно, как и появился, убрал свою руку, Хината неосознанно поддалась вперед. Будто пыталась ухватиться за ускользающий свет и тепло. Комфортно. Душе было спокойно. Впервые за эти годы никаких переживаний и забот. Так хорошо ей не было уже очень давно. В последний раз тогда, когда она была дома.

 Это удивительно, но прикосновение невероятным образом напоминало ей… Стоп.

 Застывшая картина в голове вновь замелькала кадрами, возобновляя воспоминание. Вот воздушный дракон, затем воронка и, как из ниоткуда, появился он.

 Не может быть…

 Хината резко села, напрочь позабыв о боли. Как оказалось, зря. Организм еще не был готов к резким движениям, острой болью заставляя вскрикнуть и скривиться. Перед глазами всё поплыло.

 — Осторожно, — прозвучал чей-то взволнованный голос, обладатель которого помог Хинате сохранить равновесие, — Тебе лучше пока не вставать, — мужчина поправил сумку позади неё, что в данной ситуации служила ей подушкой. Но женщина застыла на месте.

 Этот голос. Господи, как же забыть этот голос? Хината знала его слишком хорошо. Он так глубоко засел в её сознании, что просто так стереть его не получалось. Так же, как и самого обладателя, которого она не смогла вычеркнуть из своей жизни. А ведь старалась.

 Хината отвернулась и опустила голову. Посмотреть вновь в эти глаза оказалось страшнее, чем она себе представляла.

 Ну, что он сделает? Обвинит в том, что она убежала?

 Хината ведь знала, что они рано или поздно встретятся. Понимала, что вечно убегать и скрываться не получится. Она должна была морально подготовиться к этой встрече, но всё оттягивала момент. Не думала, что он настанет так скоро. Не сейчас. Пожалуйста. Только не сейчас. Она не готова, нет.

 Хотелось забиться в угол и закрыть лицо ладонями. Исчезнуть. Ведь страшно. Страшно встретить жизнь, которую она отрезала и оттолкнула от себя семь лет назад.

 Но страшнее всего было то, что увидев его, она должна встретиться с самой собой. С той, которая любила и верила, которая ждала каждый раз. Но которую предали и покинули. Отвернулись от неё, предпочитая другую. Отвергнутая. Нелюбимая. Брошенная. Ощущать себя на месте себя прежней больше не хотелось. Остаться один на один с той болью — вот, что было страшнее всего. Хината ведь больше не та Хината. Она… другая.

 Хината, — Наруто коснулся её плеча и женщина с ужасом отскочила от него.

 — Не прикасайся, — жалобно попросила она срывающимся голосом.

 Паника и страх ударили по сознанию, заставляя тело дрожать. Она боялась. Неимоверно боялась этой встречи. Не признавалась самой себе, но да, она боялась. Может, боялась увидеть пренебрежение в глазах, в которые любила смотреть? Любила, да, но когда-то давно. Любила. Именно в прошедшем времени. Не в настоящем. В настоящем больше не любит… правда?

 Но вопреки всему в горле застрял ком, а о грудную клетку бешено билось сердце. Оно, в отличии от Хинаты, которую сковывал страх, будто вдохнуло живительную силу, радостно отбивая ритм своего счастья. Оно умоляло, просилось наружу. К нему.

 Бедное. Наивное.

 После стольких слез и боли, израненное и измученное, оно всё равно хотело к нему, тянулось. Все эти годы. Каждую ночь болело, ныло, заставляя Хинату лить непрошеные слезы. А днем женщина запирала его в клетку, на тысячи замков. Чтоб ни единого чувства из прошлого. Хината пыталась заверить себя, что больше не любит. Она разлюбила и поставила точку. Обида должна была пересилить чувства и заставить сердце замолчать. И у неё ведь получалось.

 Но сейчас, позабыв обо всех его ошибках, оно всё так же просилось к нему. Почему?

 Глупое. Глупое сердце… Хватит.

 — Отойди, — тихо попросила она, попытавшись убрать его руки со своих плеч и отстраниться, — Не приближайся ко мне.

 Хината

 — Пожалуйста.

 — Нам всё равно придется поговорить, ты же понимаешь?

 Хината понимала. Но сначала нужно было собраться себя снова. Запереть сердце и включить разум на полную. Чтобы никаких чувств. Никакой боли.

 — Понимаю, — кивнула она, — Но не сейчас, — из последних сил проговорила она, мысленно умоляя Наруто оставить её в покое, хотя бы на какое-то время. Видит Бог, она измучилась. Ведь еще чуть-чуть и что-то внутри неё треснет, сорвутся эти замки. Вот тогда, Хината не знала, что с ней будет. И эта неизвестность пугала.

 Отчаянно хотелось сбежать. Зализать раны и снова жить, как раньше. Будто всё хорошо. Будто она счастлива.

 На глаза подступили непрошеные слезы отчаяния. Хината зажмурилась. Она была на грани.

 — Хорошо, — сказал Наруто и встал с места. Видеть жену такой сломленной было самой настоящей мукой. Хотелось многое сказать Хинате, но мужчина понимал, что лучше сейчас повременить с этим. Женщине нужно было время, чтобы успокоиться и прийти в себя. Он это чувствовал, хотя обида и злость требовали разговора прямо сейчас. Но Наруто прождал семь лет. Ему хватит сил подождать еще чуть-чуть.

 «Я больше так не смогу,» — пронеслось в голове у обоих.

Долгая разлука. Глава 15

Что бы ни случилось с нами, если мы не вместе, это бесполезно.
© Жюль Верн


 Хината шла, уткнувшись себе под ноги. Не поднимала голову, ведь кожей ощущала пристальный взгляд, от которого в груди больно щемило сердце. Человек, кому она была готова отдать всю себя без остатка, но который предал её, сейчас шел совсем рядом. Раньше она бы просто была счастлива. Идти бок о бок, быть рядом, очень долго, всю жизнь.

 Но сейчас их разделяло расстояние. Не те жалкие шаги, а нечто большее. Недопонимание. Недосказанность. Обида.

 Хината старательно отводила взгляд, чтобы не встречаться с Наруто. Она шла чуть впереди, не давая возможности мужу прочитать эмоции на своем лице. Удивительно, но несмотря на все эти годы она даже и не допускала мысли, что они стали кем-то еще друг для друга. Неосознанно для себя, она не разрывала связи между ними. В мыслях они всё еще были супругами.

 Наруто всю дорогу не сводил глаз с Хинаты. Он пытался понять, о чем она думает. Не торопил её, старался соблюдать дистанцию, которую Хината очертила вокруг себя. Он понимал и принимал каждый её поступок как должное. Потому что знал, что заслужил это. Но каждая минута — пытка. Его терзали сомнения: что если она снова исчезнет или испарится. Что если он снова потеряет свою семью.

 По всему периметру их окружали его клоны. И если бы кто-то посмел хотя бы приблизиться к его жене — Наруто понимал, он убьет любого без выяснения причины. Нервы и так были натянуты до предела.

 Хината, — не выдержал Наруто, резко хватая женщину за локоть и поворачивая к себе, — Нам нужно поговорить.

 — Пожалуйста, не сейчас, — всё так же не поднимая на него глаз, ответила она и попыталась освободить свою руку. Но Наруто даже и не думал отпускать её.

 — Сейчас, — Наруто был настроен решительно. Ему не хотелось упускать возможность поговорить. Возможность, которую он так долго ждал.

 — О чем ты хочешь поговорить? — сдалась женщина.

 — Зачем ты это сделала, — просто ответил он, вкладывая в это «зачем» тысячу своих вопросов.

 Хината горько усмехнулась, но взгляд по прежнему был прикован к земле. Его голос и так заставлял сердце бешено биться в груди, а этот вопрос совсем выбил почву из-под ног. Что он надеялся услышать? Воспоминания о прошлом, которым она не давала волю, вырывались из-под контроля.

  Хината хотела умереть. Тайно, где-то глубоко, в самых недрах своей души. После измены мужа мир просто перестал дарить необходимые тепло и свет, что так важны для жизни. Неужели ей так много было нужно? Всего лишь любимый человек рядом. Она бы всё приняла: любые трудности, любые недостатки.

 — Зачем? — повторил он, уже более мягко, вкладывая в свой голос всё своё отчаяние. Отчаяние? А знал ли он, что это такое? Потому что Хината знала.

 Всё просто разом погасло. Не было больше любви — ее верного спутника жизни. Не было больше того времени, когда она, еще совсем юная, с трепетом оберегала, растила и лелеяла свои чувства. Всё разрушилось, сломалось и осталось там, в другой жизни.

 Хината прокручивала в голове воспоминания, которые даже спустя столько лет всё так-же кололи и мучили её. Он спрашивал зачем?

  После всего случившегося Хината буквально по крупицам собрала себя снова. Было больно, хотелось всё бросить и сорваться с обрыва в небытие. Но она устояла. Был якорь, удерживающий её от необдуманных поступков. Дети. Ради них она могла пережить всё, что угодно. Они стали её смыслом.

 Новая жизнь совсем не походила на ту, что осталась за спиной. Не такая, как в её мечтах и фантазиях. Реальность встретила женщину в своем истинном свете. Но, что бы ни случилось, ради детей она могла всё стерпеть. Улыбалась, тоже ради них. Создавала видимость счастья. А потом это вошло в привычку. И стало легче. Всё, казалось, налаживалось.

 Но стоило ему снова появиться в ее жизни, как шаткий мир, который она отстраивала заново на руинах и пепле старого, вновь норовил рухнуть. К его ногам.


 — Так было нужно, — хрипло отозвалась женщина. В её голосе не было отчаяния. Там была боль. Вся пережитая боль от расставания и предательства.

 — Почему ты не поговорила со мной?

 — А это бы помогло? — Хината резко обернулась и посмотрела прямо ему в глаза. Неужели он не понимает? — Ну? Что бы ты сделал? Что сказал? — женщина неосознанно переходила на повышенные тона, — Что всё это ошибка? — Изнутри что-то щелкнуло, и не было уже сил сдерживаться.

 Хината, о чем… — Наруто смутно догадывался, о чем она говорит. Он чувствовал, что она всё знает. Но не мог сказать наверняка. А сейчас, видя эти глаза полны обиды, он всё понял.

 — О том, что ты сначала променял меня на Неё, а потом пришел и снова разрушил мою жизнь! — Хината смотрела на него с отчаянием. Хотелось выплеснуть всё, что накопилось внутри. Но она не могла. Чувствовала злость и хотелось даже ударить его, чтобы болело не так сильно. Но рука не поднималась. Она слишком хорошо знала, что это не поможет.

 — Что именно было ошибкой, Наруто? Скажи мне, — В груди всё рвало и жгло от обиды. — Я любила тебя. Любила! Так сильно, что готова была на всё ради тебя. Но ты… — Глаза застилали слезы. Договорить она уже не могла.

 Хината, — Наруто попытался притянуть женщину к себе и обнять, успокоить, но Хината уже завелась и не желала останавливаться. Ей было не свойственно проявлять такие эмоции. Но с каждым сказанным словом женщина чувствовала, что тугой узел внутри развязывается.

 — Скажи мне, кто была твоей ошибкой: я или Она?

 — Я…

 — Кто? — не выдержала женщина и закричала. Глаза так и просили «кто-нибудь, заберите эту боль… Пожалуйста».

 «Наруто, нет, прошу. Скажи, что всё это ложь, — молила она мысленно каждый раз, когда смотрела ему в глаза, — Намекни или соври, и я сама всё придумаю».

 Но ни единого намека. Только правда. Леденящая душу, лишающая надежды правда.

 Сейчас Хината уже не хотела ничего додумывать. Не хотела никого оправдывать. Надоело. С неё хватит. Она просто устала быть той, кто готова всегда подставить себя под удар. Кто придумает тысячу причин вернуться к нему и оправдать всё. Но у всего есть свой предел. Этого. Достаточно.

 — Признайся уже, Наруто, — сглотнув, тихо произнесла она, — ты считал меня той ошибкой, — слезы застилали взор, а голос дрожал, — Я была твоей ошибкой, так ведь?

 — Нет, Хината

 — Правду, — Хината жестом остановила мужчину, не позволяя прикоснуться к себе. — Правду, Наруто.

 — Да, — внезапно согласился он, опустив голову: — Да, это было ошибкой.

 Хината резко втянула в себя воздух и задержала дыхание. Кусая нижнюю губу, она пыталась болью заглушить рвущийся изнутри крик. К горлу подступил ком. Женщина не верила своим ушам. Она думала об этом, много раз думала, но услышать это от него оказалось в тысячу раз больнее. Она знала, ведь знала же. Но тогда почему так больно? Хината не думала, что удар будет настолько сильным.

 Сделать глоток воздуха не получалось. Да и нужно ли теперь это? Его признание стирало сам факт её существования. Делало её ненужной. Это признание ломало что-то внутри. Он признал, что она — его ошибка. Хината — ошибка. Очередная ошибка, и опять это — она.

 — Я совершил самую большую ошибку, появившись в твоей жизни. Ты была идеальной. Такой идеальной, что казалось, будто так не бывает. Никогда не было в моей жизни. Я думал, что такую как ты я не заслужил и оказался прав.

 Хината воспринимала услышанное словно через толстый лед. Слова в голове не хотели складываться в одно цельное предложение. Она не сразу понимала, о чем он говорил.

 — Знаешь, я ведь даже хотел, чтобы ты осознала, что выбрала неверный путь. Я хотел, чтобы ты ушла и не ломала больше свою жизнь.

 — Ломать жизнь? — Хината не верила в услышанное.

 — Да.

 — Так зачем же ты начал искать нас? — прошептала Хината, задыхаясь от собственной обиды.

 — Потому что понял, что не могу тебя отпустить. Не могу заменить тебя. Хината, я очень тебя люблю. Пусть это была ошибка, плевать. Прости, но я не готов тебя отпускать.

 Хината закрыла глаза.

 — Я понял это слишком поздно, — Наруто поднял руку и подушечками пальцев стер с её щек слезы. Хината не сопротивлялась. Казалось, что так правильнее. Так должно было быть с самого начала. Будто теперь она на своем месте. Но…

 — Хватит, — Хината осторожно убрала его руки и нехотя отстранилась. — Хватит, Наруто. Твои слова причиняют боль, — призналась она. И в её голосе было столько надломленной просьбы прекратить всё это.

 А взгляд! Боже, Наруто мог поклясться, что эти любимые им глаза еще ни разу в жизни не смотрели на него так. Внешне она оставалась спокойной, но Наруто почти физически мог ощутить, что его словно в отчаянии схватили за грудки и молили о пощаде. Будто просили, умоляли его оставить в покое. Её взгляд кричал: «Пожалуйста, прекрати эту пытку!»

 — Я не соберу себя по кусочкам снова, — прошептала Хината, кусая нижнюю губу. Мужчину кольнули острой иглой её слова, туда, в самое сердце. Неужели она всё еще думает, будто он искал их всё это время, чтобы вновь совершить ту же ошибку?

 Наруто внимательно посмотрел в глаза любимой, и понял. Ее поникшие, с некой усталостью глаза говорили красноречивее любых слов. Ответ до одури прост и сложен одновременно. Она ему больше не верила. Где-то очень глубоко, там, где шепчет внутренний голос души, которого она сама уже не слышала, была надежда. Наруто точно это знал. Чувствовал и слышал. Но реальность перед его глазами разбивала вдребезги те жалкие остатки. Хината ему не верила. Она закрыла своё сердце и от него, и даже от самой себя.

 Ей всё еще было слишком тяжело. Слишком глубокая рана, которая едва ли зажила. Покрылась защитной корочкой, но стоило ему появиться вновь в её жизни, как эта рана начала кровоточить. Это причиняло боль, он видел. Видел по её глазам, отчего самому становилось нестерпимо больно. Его любимой пришлось столько всего перетерпеть. Какой бы сильной она ни была, в его глазах она всё та же хрупкая и нежная девушка, которую нужно защищать.

 Безумно хотелось преодолеть это жалкое расстояние между ними и крепко её обнять. Сказать, что всё обязательно будет хорошо, что она может ему верить. Что Наруто никогда в жизни больше не причинит ей боль, да и не позволит другим это сделать. Защитит от всего на свете.

 Но расстояние всё так же разделяло их. Стоило ему делать шаг навстречу, как Хината отходила на два, еще больше разделяя их. Явственно показывая ему, что защитит себя сама. От него.

 Но что же делать, если без неё он не может. Уже не сможет. Все эти годы он жил только благодаря прозрачной уверенности, что они живы. Но как же теперь быть, если он их нашёл?! Нашел, чтобы потерять, снова? Нет. Определённо нет.

 Наруто медленно начал подходить к супруге, не отводя своего взгляда от неё. Хината отступала, пока не натолкнулась на дерево за спиной. Во взгляде мужа она уловила огонек уверенности, что разрастался с каждой секундой.

 Он их больше не оставит. Никогда. Будет тенью по пятам следовать, если потребуется, но не упустит больше из виду.

 Хината, ты же понимаешь, что впредь… — он вплотную подошёл к ней, невесомо касаясь ее плеч, — Я вас ни за что не оставлю, — в самые губы. Не касаясь, оставляя жалкие миллиметры. Словно давал ей шанс сделать шаг навстречу. Разбить все свои барьеры и просто довериться. Хината удивленно смотрела на него, чувствуя как собственное сердце забилось чаще. Как оно еще билось в таком ритме? Оно как будто хотело выпрыгнуть к нему навстречу. Израненное, оно хотело тепла и любви. Но женщина больше не хотела доверять своё сердце так просто. Обида всё еще нашептывала, что доверять опасно. Что изменивший раз — изменит снова. И она боялась, что от неё снова отвернуться, что её снова променяют на кого-то другого. Что её снова используют и оставят, когда в ней больше не будут нуждаться. Лучше уж быть одной.

 — А Сакура? — прошептала она, прекрасно осознавая, что одно только имя резко разделяет их на огромное расстояние друг от друга.

 Хината, пожалуйста, — устало произнес он, не желая больше развивать эту тему.

 — Что ты будешь делать с ней? — игнорируя его просьбу, продолжила она, — Вернешься к ней, когда устанешь от меня?

 Хината, — Наруто предупреждающе посмотрел на нее, явственно показывая, что тема ему неприятна.

 — Так зачем же нужно было меня искать? Оставался бы с ней и всё, — Хината будто издевалась над ним, но свои же слова кололи изнутри. — Ах да, ты же не можешь. Ведь Саске

 Хината резко замолкла, когда услышала оглушающий удар. Она редко видела, как Наруто злиться, а уж то, чтобы он со злостью крушил всё вокруг — никогда.

 — Я говорил это ранее и повторю еще раз. Мне. Нужна. Только. Ты, — он говорил так, чтобы каждое слово было отчетливо понятно, — Никакая Сакура, только ты, — чтобы больше никаких вопросов и сомнений.

 — Зачем? — спустя какое-то время тихо и спокойно спросила Хината, усилием воли сдерживая весь шквал эмоций в груди, — Ты вообще хоть раз… любил меня?

 — Конечно, — не медля ни на секунду, сразу ответил блондин.

 — Нет, — горько усмехнулась женщина, — не той любовью, что у нас была. Настоящей.

 — Но…

 — Ты любил меня, — перебивая мужа, проговорила она, — только из благодарности. Признай, ты просто был благодарен мне за мою веру в тебя, с самого детства, — поникшим голосом сказала она, но после, собралась и, — Тебе просто было жаль девушку, что любила тебя столько лет.

 Каждое слово — яд. Оно отравляло не только одного, а обоих. Наруто опустил руки.

 — И ты решил из жалости ответить ей взаимностью, — продолжила она, — Ведь так?

 Мужчина молчал, сжимая руки в кулаки. Произнесенные ею слова острыми иглами прошлись по сердцу, оставляя царапины.

 — Но знаешь, я не хочу больше всего этого. Не хочу быть вечной заменой Сакуры в твоем сердце. С меня хватит иллюзий, — Хината отошла от него в сторону, собираясь идти дальше. Если ему нечего сказать, то разговор окончен. Она так и знала, что её счастье тогда было только её собственной иллюзией. Что он никогда не любил её и…

 — Мне тебя жаль, — услышала Хината за спиной. Его стальной голос пробирал до костей, заставляя остановиться и обернуться.

 — Ты настолько сильно погрязла в своей обиде, что видишь только то, что хочешь, — Он подошел к ней. — Видишь то, что удобно. Так ведь проще, правда?

 Хината не могла пошевелиться, кожей ощущая его пронзительный взгляд и холодный, уверенный голос. Он злился. Очень. Внутренности сжались от одного вида такого разозленного Наруто.

 — Проще же трусливо убежать от проблемы, чем встретиться с ней лицом к лицу, да? Проще стереть мои чувства, чтобы картинка соответствовала твоей реальности, так ведь?

 Что он говорил? Какая реальность? Хината опустила голову. Ей нужно было сказать, что это не так, что это он ничего не знает, что именно он заблуждается. Но не могла. В глубине души знала, что Наруто прав. Он видел её лучше, чем кто-либо другой. Она бежала от возможности снова быть с ним, снова поверить ему.

 Наруто поднял руку, отчего Хината испуганно съежилась. Почему-то показалось, что её ударят, хотя супруг никогда не поднимал на неё руку. Может, просто влепит пощечину? Хината не могла сопротивляться, потому смиренно застыла в ожидании.

 Но вопреки всему его пальцы мягко коснулись её подбородка, чуть приподнимая и заставляя посмотреть ему в глаза.

 — Неужели ты не видишь, как сильно я люблю тебя? — тихо произнес он, лбом касаясь её лба и закрывая глаза. — Как сильно бьется мое сердце.

 Он взял её ладонь и положил себе на грудь, позволяя Хинате ощутить своё сердцебиение.

 — Как сильно я хочу быть с тобой, и только с тобой.

 Хината не сопротивлялась. Тоже непроизвольно закрыла глаза и прислушалась к собственным ощущениям. Видел Бог, она хотела к нему. Но та жизнь осталась позади. Она уже другая и прежней вряд ли станет.

 «Мне было так боль,» — мысленно призналась Хината. Не обвиняла, а словно делилась с ним сокровенным.

 — Я знаю, родная моя, — ответил он, словно услышав её мысли, и заключил в свои объятия. Укрывая от всего мира. — Я виноват перед тобой. Очень виноват. Прости меня, Хината. Это моя вина. Только моя.

 «Но прошлого не вернуть.»

 Наруто, — после долгого молчания произнесла она, уткнувшись в его плечо. — Я тебя прощаю, — призналась она ему и самой себе одновременно. Она еще любила его и, наконец, призналась самой себе и в этом. Не было больше смысла убегать от самой себя.

 Хината мягко отстранилась и посмотрела ему в глаза:

 — Правда, я прощаю тебя. Но быть с тобой я больше не могу.

НаруХина.ру - Долгая разлука - версия для печати

 скрыть [x]