НаруХина.ру - До встречи осталось... - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

До встречи осталось...

Пролог
 — Жизнь удалась. Определенно, — мрачно проговорил блондин, горько усмехнувшись. Мальчик посмотрел на свою руку, где зеленым свечением отсчитывалось время до встречи с Соулмейтом.

 Так бывает, конечно.

 У каждого в мире есть родственная душа. Единственный человек на всем белом свете, который по Судьбе предназначен именно тебе. Говорят, что при встрече вас свяжут нерушимыми узами, разрушить которые не сможет уже никто. Если твоя Пара, конечно же, подтвердит связь.

 У каждого на правой руке, когда исполняется одиннадцать лет, сразу в полночь появляются цифры — обратный отсчет до заветной встречи со своей половинкой. Это может быть день, может быть год или пять часов. Но время всегда точное.

 В этом то и вся проблема...

 Мальчик тяжело вздохнул и посмотрел на своё отражение, встречаясь с потухшими глазами. На него смотрели с едва уловимой тоской.

 Под глазами залегли темные круги, взъерошенные волосы, опущенные плечи. А на правой руке — от кисти и до локтя — проступили красные пятна и едва заметные полосы — результат срыва. Просто в какой-то момент он уже не мог смотреть на циферблат. Казалось, что это нереально. Почему они не могут сломаться, как простые часы? Тогда можно было бы запросто от них избавиться, раздирая кожу в кровь.

 Не самые лучшие мысли для школьника в самом рассвете своей юности. В таком возрасте обычно беспечно бегают по улицам, играются со сверстниками и в тайне, с трепетом ждут момента, когда можно увидеть заветные нули на часах.

 Пальцами он провел по цифрам, затем снова и снова, вглядываясь в них. Сотрутся или нет? Может, ему это всё мерещится...

 — Черт, — прошипел он, взлохмачивая свои волосы. Мальчика снова окутала злость, отчего он яростно начал растирать руку. Не хотелось принимать то, что предписывала Судьба. Нет.

 Кожа на руке покраснела еще больше, местами начиная кровоточить, но зеленое свечение упорно показывало всё те же цифры. Будто специально говорило: делай что угодно, но ничего не изменится. Никогда.

 — Не получается, — отчаянно прошептал он, сглатывая ком в горле. В уголках глаз проступили слезы, которые мальчик тут же стер. Он еще мало понимал, зачем нужны предназначенные. Но то, что случилось с ним определенно было ненормальным. Малыш точно знал, что так не бывает, это неправильно. А ощущать себя неправильным как-то... обидно.

 Наконец, мальчик перестал тереть руку и просто опустил рукав, тут же застегивая пуговицу на запястье. Он снова поднял взгляд на своё отражение и растянул губы в подобии улыбки. Если посмотреть так и на секунду представить мир без этих предназначенных, то можно вполне успешно притвориться, будто ничего и не было. Будто это не он вчера весь вечер ждал полуночи, с нетерпением ожидая заветного свечения и появления цифр.

 И они появились. Только какие-то неправильные. Вот тебе и день рождения.

 Наруто, дорогой, — в дверном проеме появилась мама, с беспокойством рассматривая сына. Её припухшие глаза не скрывал даже умело сделанный макияж, выдавая бессонную ночь, которую она провела, думая о судьбе Наруто. Обычно всегда такая позитивная и деятельная женщина выглядела сейчас совсем опустошенно. — Ты готов?

 — Да, я готов, — спокойно отозвался блондин и, подцепив пальцами лямки своей сумки, вышел из комнаты. Кушина посмотрела вслед своему сыну и прикрыла рот дрожащей ладонью, стараясь не разревется в очередной раз.

 Почему именно её ребенок? За что?

 Среди семи миллиардов возможных людей, именно часы на руке Наруто показывали страшную, невообразимую цифру.

До встречи с соулмейтом: 88:11:30:17.
(88 лет; 11 месяцев; 30 дней; 17 часов)

До встречи осталось... Глава 2

1 глава

 Наруто упрямо шел вперед, расталкивая прохожих. На улице светило палящее солнце, а он, как последний идиот, ходил в рубашке с длинными рукавами. Все вокруг с явным удовольствием уже давно сменили длинные рукава на короткие, и только он один выбивался из общей массы. Было такое чувство, будто каждый прохожий смотрит на него. Их изучающие взгляды бесили парня, отчего он хмурил брови и сжимал руки в кулаки. Единственной его целью было поскорее уже добраться до высокого здания, что блистал своими начищенными стеклами, отражая в себе солнечные лучи.

 Еще чуть-чуть! Парень уже прибавил скорости, как красный свет светофора заставил его остановиться буквально на самом краю тротуара.

 — Что за молодежь пошла, — услышал он за спиной чей-то голос, — Вечно спешат куда-то, — говорящая явно не беспокоилась, что её могут услышать и вовсю верещала, — И одеваются тоже…

 Зеленый!

 Наруто резко сорвался на бег, уже перебегая дорогу. Не хотелось портить своё настроение из-за какой-то ненормальной, которая, видимо, очень озабочена тем, кто что и как одел.

 Заветный парадный вход уже замелькали перед глазами, словно приглашая к себе. Парень уже мысленно ощущал, как он ворвется туда, как приятная прохлада кондиционера окутает его тело. После уличной духоты это именно то, что нужно! Но буквально за несколько шагов до заветной цели, в него со всей скоростью кто-то врезался со спины, сбивая парня с ног.

 В одно мгновение парень оказался на земле. От встречи уличного асфальта с его носом Наруто спасло только то, что он рефлекторно оперся о землю руками. Парень открыл глаза и ругнулся сквозь стиснутые зубы. Ладони неприятно начало жечь. Юноша попытался подняться, но почувствовал на себе какой-то груз. Рассчитав изначально силы только на свой вес, его руки согнулись, не удержавшись, отчего его снова прижало к земле всем корпусом.

 — П-простите, — услышал он чей-то тоненький голосок прямо над ухом. Девушка, судя по голосу, поспешно встала с парня, тут же схватившись за его локоть, пытаясь помочь.

 Наруто молча встал и, даже не взглянув на девушку, начал отряхиваться. Из-за падения он, кажется, разодрал ладони в кровь. Его обычно забинтованная правая рука была вся в пыли, а из-за проступающих пятен крови повязку теперь обязательно нужно было менять.

 — Гадство, — выругался Наруто себе под нос, прикидывая в голове как и где он сможет поменять повязку, и брал ли он запасную вообще.

 — Вот, — перед глазами парня появилась женская тоненькая рука, сжимавшая влажную салфетку.

 — Не нужно, — приподняв левую руку вверх в знак отказа, Наруто посмотрел на массивные прозрачные двери. Кажется, он опоздал. Перед глазами сразу встала картина, где начальство — в лице одной очень взрывной по темпераменту женщины — отчитывало его на глазах у всего отдела. Парень скривился. Бабулю Цунаде, как он любовно называл свою начальницу, злить хотелось меньше всего, поэтому Наруто тут же сорвался, уже не обращая внимание на боль в ладонях.

 Перед парадным входом в «Konoha Corporation» так и осталась стоять девушка, крепко сжимая в руках салфетку. Разодранная в кровь коленка и перепачканный белый передник сейчас совсем не волновали девушку.

 Сердце бешено забилось в груди, когда в незнакомце девушка узнала друга детства. Это точно он!

 Наруто, — одними губами прошептала девушка, заправляя за ухо прядь иссиня-черных волос. Неужели это действительно он?

 Девушка улыбнулась, поднимая голову и смотря на зеркальное отражение неба.

 — Это правда ты.

***

 — Девушка, можно меню?

 — Да? — откликнулась Хината, — Да, конечно, — схватив меню, она буквально подбежала к столику и, учтиво поклонившись, вручила клиентам красную папку с логотипом кафе, в котором работала. Пока клиенты — влюбленная парочка — обсуждали, что бы им заказать, Хината разглядывала прохожих за окном.

 Каждый куда-то спешил, что-то увлеченно обсуждал по телефону. Суета и нетерпение. Всем и каждому нужно было обязательно что-то успеть.

 Жизнь кипела во всю.

 — Девушка, можно мне…

 Хината уже не слышала. Внезапно за окном мелькнуло знакомое лицо, а следом дверь в кафе открылась, оповещая звоном колокольчика о новом посетителе. Хината удивленно посмотрела на вошедшего Наруто, который прямиком направился в противоположную от неё сторону, даже не взглянув на девушку. Наруто пошел самый дальний угол заведения, удобно устраиваясь на диванчике возле окна.

 — Девушка, — услышала она требовательный голос клиентки и поспешно извинилась. Записывая заказ, Хинате казалось, что руки одеревенели от волнения. Обычно красивый, ровный почерк сейчас напоминал каракули ребенка. Пальцы не хотели слушаться, а ноги так совсем превратились в ватные — она их не чувствовала, как и не чувствовала твердой поверхности под ногами.

 В кафе она была единственной официанткой на сегодня. Её коллега отпросилась на несколько часов. И надо же было Шион отпроситься именно сегодня!

 Хината долго стояла у стойки, отвернувшись от Наруто. Сердце в груди билось как сумасшедшее. Как ей подойти к нему? С чего начать? «Привет, Наруто, давно не виделись»? Или притвориться, что не узнала? Глупости какие.

 Хината, — окликнула начальница, постукивая пальцами по поверхности стойки. — Обслужи, — потребовала она шепотом, кивком указывая в сторону Наруто.

 — Да, конечно, — автоматом ответила она и на негнущихся ногах направилась к столику блондина.

 По правилам она должна была поприветствовать клиента дружелюбной улыбкой, но девушка еле смогла заставить себя подойти к нему, не говоря уже о приветствии. В голове Хината прокручивала тысячу вариантов заговорить. В своих мыслях она была расслаблена и могла без труда начать непринужденную беседу. Но в действительности же она то открывала, то закрывала рот, безмолвно смотря на парня, изучающего меню.

 — А вы, я смотрю, любитель поболтать, — не поднимая головы, насмешливо произнес парень, заставляя девушку вздрогнуть и чуть не выронить ручку. — Принесите мне что-нибудь, — Наруто захлопнул папку, — На ваш выбор, — разрешил он и, наконец, поднял взгляд на девушку.

 Оба застыли в удивлении. Хината, совсем не ожидавшая встретиться с ним взглядами, забыла, как дышать. Бьющееся в сумасшедшем ритме сердце замедлило свой ход, отдаваясь каждым громким ударом в висках.

 — О, — только и вымолвил Узумаки, непроизвольно указывая на девушку пальцем. — Нолик!

 «Нолик, конечно же,» — с грустью подумала девушка, вспоминая свое детское прозвище, которое ей дал Наруто.

 — Это правда ты? — тем временем верещал парень, расплываясь в улыбке.

 — П-привет, Наруто-кун.

 Рука! Отчего-то правая рука девушки внезапно начала чесаться. Невыносимо. Она как бы невзначай коснулась своего запястья другой рукой и едва заметно потерла.

 — Привет, — радостно произнес Наруто и опустил взгляд на её правую руку, где зеленым светились часы Хинаты. Там, как и прежде, светились одни нули. Обычно, если видишь кого-то, чьи часы показывают нули, то это означает, что человек уже встретил свою Пару. Но не в случае с Хинатой. Еще со школьных времен Наруто знал, что девушка входит в число тех немногих, которых общество зовет дефективными.

 Их мир не идеален, как и всё на свете. Не многие всерьёз задумываются над этим, потому как 99% населения Земли живут вполне себе нормально и ни с какими дефектами с соулмейтами не сталкиваются. Но вот оставшийся 1% похвастаться, казалось бы, обычными вещами, как часы на руке, не могли. Этот 1% населения называли пустыми или нулевками. В обществе принято, что и те, и другие — это люди рожденные без Пары. Разница лишь в том, что у нулевок в одиннадцать часы уже показывают нули, а у пустых — часы и вовсе не появляются. Никто не знает, чем это обусловлено. Но факт остается неизменным. Что пустые, что нулевки — они все считаются дефективными.

 — Ты тут работаешь?

 — Да, подрабатываю во время каникул, — смущённо произнесла она.

 — Здорово! А я тут недалеко работаю. Знаешь «Konoha Corporation»?

 Девушка интенсивно закивала головой. Еще бы ей не знать.

 — Кто-нибудь примет у меня заказ? — послышался недовольный голос одного из посетителей.

 — Кажется, это тебя.

 — Да. Извини, пожалуйста, Наруто-кун, — смущенно улыбнулась девушка, удивляясь своему ровно прозвучавшему голосу. Она опустила взгляд, заглядывая в свой блокнот и готовясь сделать запись. — Ты просил что-то выбрать. Как насчет фирменного кофе? — предложила она первое, что пришло ей в голову из их меню. Кофе она, в принципе, не особо любила, поэтому предложить что-то конкретное — кроме популярного у них фирменного кофе — не могла.

 — Идет, — легко согласился Наруто, улыбаясь. Девушка сделала запись и поспешно удалилась, оставляя парня наедине с собой.

 Смотря вслед удаляющейся девушке, Наруто невольно вспомнил своё детство. Та робкая и застенчивая девочка уже выросла, но совсем не изменилась. Надо же!

 Это сейчас все спокойно воспринимают нули на её часах. Но еще несколько лет назад, когда одиннадцатилетняя Хината впервые пришла в школу со сплошными нулями на правой руке, её жизнь круто изменилась. Казалось, вся школа была готова разорвать бедную девочку на кусочки своими колкими словами и замечаниями. Серьезно, как будто она могла что-то изменить!

 Дети жестоки.

 Но и сама Хината оказалась на редкость храброй. Она даже и не пыталась как-то жаловаться на Судьбу. Ни разу. Никогда не пыталась скрыть свою руку, никогда не пряталась. Она даже, казалось, и не слышала подколов в свою сторону. И возможно именно из-за этого колкие слова и едкие замечания вскоре сошли на нет. Если человек никак не реагирует, есть ли смысл над ним издеваться?

 Хината оставалась всё такой же. Верной самой себе и своим идеалам.

 Наруто грустно усмехнулся. Хината — такая светлая, добрая и храбрая. Совсем не то, что он.

 С тех пор, как ему исполнилось одиннадцать, он никому, кроме родителей, так и не осмелился показать свою руку. Узумаки просто трусливо решил всё ото всех скрыть. Он начал бинтовать правую руку. Всем вокруг он и его семья говорили, что это последствия сильного ожога. Никому не хочется ходить с уродливыми шрамами, так ведь? Поначалу, правда, учителя пытались оказать ему поддержку, мол, не волнуйся, шрамы только красят мужчину. Но потом и они успокоились и привыкли к его вечно забинтованной руке.

 На вопросы о соулмейте — куда же без них — он каждый раз отвечал по разному. В школьные годы с расчетом на время окончания и выпуска, в университете по аналогичному сценарию, а вот на работе пришлось прибавить лет пять, в надежде на то, что к этому времени все всё уже забудут.

 Наруто знал, как относятся к 1% «не таких как все» населения. Это ужасно и несправедливо, но он боялся вовсе не этого. Как отнесутся к нему, когда узнаю, что он очень редкое исключение? Что он входит в 1% «счастливчиков» из 1%?

До встречи осталось... Глава 3

2 глава

 Миловидная девушка сидела на мягком бежевом кресле и приветливо улыбалась своему собеседнику. Она держала в руках органайзер и время от времени посматривала на него.

 — Пустые и нулевки, как их принято называть в наше время, считаются людьми без пар. Неужели вы нашли объяснения таким явлениям, господин Какаши? — улыбнувшись, обратилась она к интервьюируемому доктору, который только недавно прилетел обратно на Родину после долгих лет исследований, связанных с соулмейтами.

 — Да. В природе не могут быть какие-либо отклонения, поэтому всему есть своё логическое объяснение. На самом деле, с пустыми и нулевками всё очень просто…


 — Да-да, конечно, — скептично бросил Наруто в пустоту, выключая телевизор. Опять транслировали интервью с этим доктором. Сколько можно? Его показывали везде, где вообще возможно: на телевидении, в интернете, на уличных рекламных щитах. И если бы он был какой-то знаменитостью, Наруто мог бы отнестись спокойно. Но нет же. И тут родственные души!

 Всё, что касалось соулмейтов, уже порядком достало. Ему сполна хватило и того, что природа так подшутила над ним, решив подбросить соулмейта в старости. Серьезно? Природа вообще в курсе, что он может и не дожить до такого возраста? Сколько там по подсчетам ему будет, лет сто?

 Глупости всё это. И соулмейты, и всё остальное. Хотелось послать всех далеко и надолго. Он и без своей Пары довольно неплохо живет. Отучился в университете, получив образование, как все нормальные люди, и теперь вот нашел работу. Чего еще желать? Остается только упорно продвигаться по карьерной лестнице вверх, заработать кучу денег и жить припеваючи. А соулмейт пускай себе живет потом как ему вздумается. Парню нет никакого дела до своей половинки и, наверное, не будет дела никогда. Наруто наверняка уже будет очень старым — если повезет дожить до такого возраста — когда эта пресловутая встреча должна состояться. Ему тогда уж точно будет не до свиданий и всей этой романтичной чепухе, о которой так много рассказывают. Будто в этом есть что-то особенное.

 И кто сказал, что обязательно нужно провести всю жизнь со своей второй половинкой? Бред.

 Наруто еще раз проверил свою повязку на руке и посмотрел в зеркало, одергивая рукав белоснежной рубашки. Привычным жестом поправил ворот и вышел из своей съемной квартиры.

 Он уже давно жил отдельно от родителей, но в эту квартиру въехал буквально несколько месяцев назад. Расположение было очень удобным. Почти центр города, да и до работы всего пару кварталов. Можно и пешком пройтись. Правда, стоимость за квартиру тоже была не маленькая. Первые пару месяцев ему помогли родители, а дальше Наруто настоял, что он будет сам всё оплачивать. Не маленький уже. Пришлось, правда, отказывать себе в чем-то, но это мелочи. Всё равно времени, сил, да и желания гулять и тусоваться с друзьями, как в студенческие годы, уже не было.

 Парень запер входную дверь и положил ключи в карман, где как раз в этот момент завибрировал телефон. Он нехотя вытащил гаджет и посмотрел на широкий дисплей, где светилось сообщение от мамы.

 Мама: Дорогой, ты слышал о докторе Какаши?

 — Только не это! — простонал он. Мама, как всегда, пыталась потащить его к очередному специалисту по соулмейтам, которых он уже на дух не переносил. Каждый задавал кучу вопросов, брал различные анализы, но в итоге, ни один из них так и не смог внятно объяснить эту аномалию, что произошла с парнем. Стоит ли еще пытаться?

 Наруто заблокировал экран и сунул телефон обратно в карман, даже не открыв окошко чата. Пусть лучше мама думает, что он очень занят. Нет у него времени отвечать.

 Но женщина не собиралась сдаваться. Телефон завибрировал снова, затем снова и снова. Кушина не переставая отправляла ему сообщения, пока в какой-то момент её терпению не пришел конец.

 — Гадство, — прошипел сквозь зубы Наруто, смотря на телефон и принимая входящий от матери. Лучше взять трубку сразу, пока не стало хуже. Маму злить себе дороже. — Да, мам?

 — Ты почему не отвечаешь?! — услышал он крик из динамиков, отчего пришлось отвести гаджет в сторону, чтобы не оглохнуть.

 — Прости, мам, ты же знаешь, я очень занят, — устало произнес Наруто, уже заведомо зная, о чем хочет поговорить Кушина. Только не это снова.

 — Я твоя мать! Неужели нельзя уделить пару минут и ответить мне? — возмутилась та, — И я знаю, что ты просто не открываешь сообщения! Думал, я куплюсь на эту жалкую уловку?

 — Ну ма-ам, — простонал он, понимая, что притворяться уже нет смысла. Она знала его как облупленного.

 Наруто, солнышко, — сразу смягчилась Кушина, переходя сразу к делу, — Давай попробуем, м?

 — Мам, ты же знаешь. Это не лечится.

 — Сынок, давай хотя бы попробуем? — не унималась женщина.

 — Нет, мам. Я дико устал от этого всего, — честно признался он. Наруто действительно устал. С соулмейтом или без, он хотел жить спокойной, нормальной жизнью, как и все, не ощущая себя белой вороной.

 Наруто

 — Мам, я правда спешу, — перебил её Узумаки, спускаясь по лестнице, — Я перезвоню тебе, хорошо?

 — Хорошо, сынок, — поникшим голосом согласилась женщина.

 — Люблю тебя, — произнес он, в надежде смягчить последствия своего отказа. Не хотелось обижать маму, которая переживала за него, наверное, даже больше, чем он сам. Но Наруто уже решил, что будет жить обычной жизнью, наплевав на эти часы.

 — Пока, сынок, береги себя.

 — Пока, мам, — и сбросил вызов, облегченно выдыхая. Разговоры о соулмейтах, а в особенности о его Соулмейте, всегда утомляли парня. Непонятно почему. После них появлялся какой-то груз на душе.

 Помассировав шею и плечи, будто на них и вправду взвалили тяжесть, Наруто посмотрел на наручные часы. Увидев время, он чертыхнулся сквозь зубы и уже побежал на работу. Кажется, он снова опаздывал.

***

 Хинату разбудило неприятного ощущения на правой руке. Там не болело, но точечные покалывания здорово нервировали, не давая должным образом выспаться после ночной смены.

 Девушка села на постели и начала растирать руку. На какой-то миг покалывание прошло, но не успела девушка спокойно вздохнуть, как стало только хуже. Руку пронзила тупая боль, отчего девушка неосознанно прижала конечность к груди и зажмурилась, сдерживая болезненные стоны в груди.

 С тех пор, как ей исполнилось одиннадцать лет, эти внезапные боли преследовали её практически всегда. Даже обезболивающие не помогали.

 Девушка упала на подушку, заглушая всхлипы. Боль становилась нестерпимой, что хотелось кричать. Нули на руке начали интенсивно мигать, обжигая каждой цифрой кожу.

 Это мигание не появлялось у обычных людей, которые уже нашел свои пары. У них цифры просто достигали нулевой отметки и угасали. А у нулевок, как Хината, они слабо светились, время от времени помигивая. Девушка не знала, присутствуют ли у других нулевок такие болевые ощущения, потому как в её окружении их не было. А спросить у кого-то она не решалась. В её семье девушку не очень то и жаловали, предпочитая попросту не замечать присутствие Хинаты. Это было сродни позору: в одной из самых влиятельных кланов Страны родилась нулевка. Отец девушки попросту отрекся от своей дочери, лишая её всякого наследства. Жестоко, но ничего не поделать. Общественность бы не поняла.

 Хината привыкла держать в себе все свои переживания. Сказывалось строгое воспитание.

 О болевых синдромах она так же никому, кроме Шион, не рассказывала. Её коллега, по сути, узнала об этом совершенно случайно, когда Хината чуть не опрокинула поднос из-за боли в руке. Но согласилась никому не говорить об этом, по просьбе самой Хинаты.

 Боль постепенно начала угасать, позволяя девушке облегченно выдохнуть. Этот недуг, к счастью, был кратковременным. Хината, до этого крепко прижимающая конечность к груди, расслабилась. Она поднесла правую руку к лицу.

 — Эти нули, — прошептала она в пустоту, прикасаясь к цифрам. — За что? — обреченно проговорила она, сжимая наволочку на подушке. Видит Бог, она держалась, сколько могла, но…

 Перед глазами всё поплыло. Сердце отчего-то болезненно сжалось в груди. Невообразимая тоска и безнадега накрыли Хинату с головой. Отчего-то она почувствовала себя безумно одинокой. Как будто её разом отверг весь мир, указывая на позорное существование. Никому ненужная. Брошенная. И не было нигде спасения.

 Хината уткнулась носом в подушку, позволяя рыданиям вырваться наружу. Что за сумасшествие? Что с ней не так? Она не могла успокоиться, задыхаясь от нахлынувших чувств. Девушка не знала, как с этим справиться.

 Она силилась успокоиться, но что-то изнутри выедало все внутренности, оставляя после себя пустоту.

 Собрав последние силы в кулак, девушка медленно встала. Голова закружилась, но Хината смогла удержать себя в сидячем положении, не позволяя телу снова рухнуть на постель. Она вдохнула побольше воздуха и встала, буквально заставив себя дойти до ванной комнаты и, раздевшись, встать под струи холодной воды. Ледяной душ быстро снял усталость и заставил привести себя в чувство. Как щелчок вернулись осмысленность и здравый смысл. Хината быстро отрегулировала воду, после чего пошла уже теплая вода.

 Девушка всеми силами пыталась не поддаваться порыву и не упасть в бездну отчаяния. Еще не время. Призрачная надежда еще жила. Девушка не понимала, почему, но каким-то внутренним чутьем ощущала, что еще не всё потерянно. Что-то внутри пока не оборвалось, а значит, нужно жить дальше.

До встречи осталось... Глава 4

Хината зажмурилась от яркого солнца. Из-за болей в руке она так и не смогла отдохнуть должным образом. Всего три часа на сон — этого явно недостаточно для восстановления сил. Под покрасневшими и уставшими глазами девушки залегли темные круги. На фоне бледной кожи брюнетки это смотрелось бы еще хуже, поэтому Хината достала из сумочки солнцезащитные очки.

 Боли в руке давно прошли, но это чертово чувство безнадежности осталось, тяжелым камнем оседая внутри. На работу идти не хотелось от слова «совсем». Хотелось запереться у себя в комнате и чтобы никто и ничто не тревожили её. Губительное желание. Хината понимала это. Она еще не хотела поддаваться этой слабости, но чувствовала, что еще чуть-чуть и…

 Девушка одернул себя. Нельзя-нельзя. Она должна пережить это. Просто должна и всё. Не понимала ради кого так старается, но чувствовала, что так нужно. Надежда слишком часто шепталась с ней, обещая счастье. И Хината верила в это. Терпела неудачи, ненавидела себя за всё, но верила.

 На работе приходилось цеплять на лицо улыбку, что в её положении было только на руку девушке. Не ради денег, а скорее ради себя. Ведь с улыбкой на лице гораздо меньше шанса впасть в уныние. Хотя знала, что это фальшь.

 Но во всякой фальши есть своя искренность.

 И она упорно продолжала жить. Упорно продолжала искать что-то, ждать кого-то и надеяться. Понимала, что, возможно, всё это безнадежно. Но ей нужно было во что-то верить.

 Последний приступ, как и тысячи до этого, не прошел бесследно. Каждый раз она с трудом собирала себя по кусочкам, потому что казалось, будто с каждым разом что-то внутри ломается. И как бы она не старалась, но лучше уже не становилось.

 Хината, — окликнули её и потрясли за плечи, — Ты с тут? — Шион пощелкала пальцами перед лицом подруги, пытаясь привлечь её внимание.

 — Что? Прости, я задумалась, — улыбнулась девушка, отпивая кофе со своей кружки. — Немного не выспалась.

 — Немного? Да ты будто сутки не спала! — изрекла Шион, вертя в руках какой-то рекламный буклет, — Ты ведь даже не пьешь кофе, неужели всё настолько плохо?

 — Всё нормально, Шион, — отмахнулась Хината, не желая продолжать разговор.

 — Тебе нужно к врачу, серьёзно, — выдала девушка, недовольно смотря на подругу.

 — Что это у тебя? — проигнорировав замечание, Хината кивком указала на рекламный буклет в руках Шион.

 — А, это? — девушка мгновенно переключилась, — Так я же говорю, это приглашение для желающих поучаствовать в научном эксперименте. В универе раздавали, — Шион еще раз взглянула на предмет у себя в руках, — Как по мне, так это бред какой-то. Разве можно ставить опыты над людьми у нас в стране? Это вообще законно?

 Хината только кивала, соглашаясь со всем, что говорила подруга. Уловка сработала. Шион всего-то стоило дать тему для разговоров, как та заводилась и могла болтать без умолку о чем угодно, практически не нуждаясь в собеседнике. Хината была не в силах вести беседы на данный момент, поэтому роль простого слушателя вполне устраивала её.

 — Уверена, желающих у них — кот наплакал, — подвела итог Шион, небрежно откидывая буклет от себя на стол, как бы показывая, что та не стоит даже и мизерного её внимания. — Пошли, перерыв скоро закончится.

 Хината кивнула и встала, собираясь последовать за подругой, как вдруг её взгляд зацепился за слово «соулмейт» на буклете. Выделенное цветным шрифтом слово первым бросалось в глаза. Хината застыла. Соулмейт?

 Девушка взяла буклет и заинтересованно начала читать содержимое. Листовое издание было ориентировано на учащихся медицинского университета, поэтому Хината опустила большинство терминов, выуживая только ту информацию, что ей была нужна. Оказалось, что всех желающих приглашали принять участие в исследовании знаменитого доктора Какаши.

 — Доктор Какаши, — шепотом повторила девушка. В голове тут же прозвучал голос диктора с последнего эфира новостей, который вещал о том, что доктору практически удалось расшифровать смысл нулевок и пустых. Эта тема интересовала её больше всего, поэтому она не могла упустить шанс узнать что-то новое о таких как она сама. Девушка застыла на мгновение, а в следующее уже неслась следом за Шион.

 — Шион! Где проводят эти опыты?

 — Что? — не поняла девушка, испуганно смотря на Хинату с буклетом в руках, — В-в универе, — растерянно проговорила она.

 — Я хочу участвовать, — решительно произнесла Хината.

***

 Шион обещала — Шион сделала. Хинате удалось получить доступ к полной информации. Уговорами и уловками, но Шион всё-таки удалось достать для Хинаты анкету для желающих поучаствовать в опытах. Ведь на них не брали кого угодно, только учащихся университета.

 Хьюга заполняла анкету с особой осторожностью, уделяя внимание каждому пункту. Но если с этим у неё особых проблем не возникло, то на следующем этапе девушке пришлось изрядно понервничать. Какаши решил сам провести собеседование с каждым желающим. Хинату потряхивало от того, что её могут разоблачить и попросту вышвырнут с позором. А этого нельзя было допускать. И вообще, нельзя было допускать любое упоминание её имени и фамилии, ведь иначе Хинате бы пришлось отвечать лично перед своим отцом. А это куда хуже. Хиаши поставил ей условие, что она не будет выделяться — а взамен её не будут трогать, обеспечивая спокойное существование. Жестоко, но девушка была и этому рада. При таком раскладе она вольна была делать всё, что только сама захочет. Лишь бы никто не узнал, кто она. Проще простого. Хината и сама по натуре была человеком спокойным, предпочитая спокойную жизнь обычной девушки.

 Хината сидела возле кабинета Хатаке и нервно теребила ремешок сумки. Судя по всему, Какаши отклонял практически каждую кандидатуру, без объяснения причины. Становилось страшно. Скоро её должны были вызвать. И если в начале, когда только вошла в здание, она была спокойна — то сейчас девушка начала нервничать. Вдруг и её кандидатуру отклонят? Хината не понимала почему, но ей было просто жизненно необходимо пройти этот этап. Она чувствовала.

 Хината Хьюга, — окликнула её миловидная девушка, глядя в свою планшетку, тем самым заставив бедную Хьюга вздрогнуть от упоминания собственного имени, — Ваша очередь.

 Хината кивнула и вошла в кабинет.

 — Проходите, — услышала она мягкий мужской голос. Хината видела доктора только с экранов телевизоров или в интернете, но она всегда думала, что темно-синяя маска, в которой появлялся Какаши, была лишь частью его «сценического» образа. Эдакий загадочный доктор, что смог познать тайны нулевок и пустых. Но на деле оказалось, что он и вправду вот так вот ходит, в маске. Хотелось узнать, как же он выглядит без неё. Это была еще одна причина, по которой она захотела участвовать. Но увы, Какаши сидел в той же маске и неотрывно смотрел на свои записи, жестом указывая вошедшей девушке сесть на кресло для посетителей, которое стояло с другой стороны от его стола.

 — Здравствуйте, — буквально пропищала девушка приветствие, не узнавая собственного голоса, и села. Руки едва ли не дрожали, выдавая её нервозность.

 — Что вас привело ко мне?

 — Я хотела бы поучаствовать в опытах.

 — Вот как? И зачем вам это? — мужчина даже не удосужился поднять голову и посмотреть на неё.

 — У меня… — нерешительно начала Хината, не зная, как правильно сформулировать свою мысль, — Я-я, ну… это.

 — Успокойтесь, — Какаши мельком взглянул на девушку, а затем снова уставился на свои записи, старательно что-то записывая.

 За сегодняшнее утро мужчине пришлось побеседовать чуть ли не с сотней добровольцев. Это изрядно выматывало, поэтому под конец Какаши просто-напросто был не в силах уделять каждому участнику должного внимания. Хотелось уже по-быстрее всё закончить.

 — Знаете, если вы не уверены — не стоит участвовать, — он попытался предпринять попытку мягко отвадить девушку от этой затеи.

 — Я уверена, — вырвалось у Хинаты прежде, чем она успела подумать.

 — Вот как, — мужчина откинулся на спинку кресла, разминая затекшую шею.

 — Я… — Хината задрала рукав своей блузы, обнажая правую руку по локоть, — Я нулевка, — тихо произнесла она.

 Какаши мгновенно напрягся, поддаваясь вперед, чтобы лучше разглядеть руку девушки.

 — Я слышала, что ваши исследования связаны с поиском соулмейта.

 — Вы хотите найти своего Соулмейта? Уверены, что он существует?

 — Он… — Хината опустила голову. — Он существует, — произнесла она, не в силах уверить себя в обратном.

 — Так зачем же его искать? — Какаши внимательно наблюдал за каждой её реакцией на его слова, — Если он существует, то вы рано или поздно встретитесь.

 — Не думаю, — Хината посмотрела на свою руку, невесомо проводя по цифрам пальцем. После последнего приступа, рука реагировала тупой болью на любое прикосновение.

 — Почему же? — не унимался Какаши.

 — Потому что у нулевок нет Пары, но…

 — Но вы сами себе противоречите.

 — Но я чувствую, что он есть, — Хината зажмурилась. Было страшно произносить вслух то, о чем она думала все эти годы, но не могла сказать.

 — Вот оно как, — Какаши улыбнулся из-под маски и снова откинулся на спинку кресла. — Всё верно, — он потянулся за документом в углу своего стола и взглянул на анкету девушки, — Хината Хьюга. Интересно получается.

 — Что именно? — Хината была готова услышать очередное замечание насчет своей принадлежности к великому клану, однако, вопреки всему, услышала она совсем другое.

 — Все нулевки, как один, уверены, что их Пара существует, — мужчина посмотрел на девушку, застывшую в удивлении, — Даже не имея никаких на то доказательств.

 Хината не могла понять, обращается ли он именно к ней, или же рассуждает вслух, поэтому просто предпочла молчать.

 — Но самое удивительное, — мужчина встал и подался вперед, будто хотел открыть девушке секрет, — Они правы.

 — Что? — не поняла она. — В каком смысле?

 — Наше исследование действительно связано с поиском соулмейта, — Какаши сел за свой стол, полностью игнорируя её вопрос, и протянул девушке бумаги, — Это соглашение. Внимательно ознакомься со всеми условиями.

 Хината взяла документы в руки и посмотрела на них.

 — Всего доброго, — сказал он и снова уткнулся за свои записи, всем видом показывая, что она свободна.

 — Вы не ответили на мой вопрос.

 — До завтра, Хината-сан.

 Девушка хотела еще что-то сказать, однако в последний момент передумала и, поклонившись в знак уважения, вышла из кабинета.

 Как только за девушкой закрылась дверь, Какаши тут же отбросил в сторону ручку и схватил анкету девушки, внимательнее вчитываясь в каждый её пункт.

 — Надо же, нулевка. Сама пришла, — удивлялся Хатаке. Нулевки — редкость в эти дни. И не многие знали, но каждая нулевка — это уникальный случай. За всю жизнь ему встречались всего пара-тройка нулевок. В основном потому, что многие не хотят говорить о том, кто они. Но у каждого был свой, уникальный случай, хоть и объединяла их всех одна и та же проблема. Целью его исследования был поиск соулмейта, но участие в нем нулевки существенно меняет дело. И определенно в лучшую сторону.

***

 — Расслабься, — посоветовал Какаши своей пациентке. Контрольно проверив показатели на приборах, мужчина кивнул своей помощнице и отошел от девушки. Хината покорно опустила голову на подушку и сосредоточенно посмотрела в потолок. Писк приборов отчего-то действовал на нервы. Расслабиться не получалось от слова совсем. Девушка то и дело переживала, сама толком не понимая, чего именно боится. Услышать, что Пары у нее никогда не было и не будет, или же узнать, что он всё-таки есть?

 Уговориться себя успокоиться не получалось. Сердце в груди билось так отчаянно, что она слышала, как удары бьют по ушам набатом. Писк участился, подтверждая бешеное сердцебиение. Оно будто чувствовало, что, наконец, узнает то, что нужно. Что так правильно и всегда было ей необходимо. Оно будто знало наперед: что было раньше, что происходило сейчас и что должно быть в будущем. Упрямое и… Наивное. Неужели всё еще верит в чудеса? После стольких провалов это просто невозможно и глупо. Но да, верит. Поэтому то и пыталось достучаться до Хинаты.

 — Вслушайся в биение своего сердца, — услышала Хината голос доктора Какаши, который звучал будто издалека. Девушка улыбнулась и хотела сказать, что, в принципе, она уже… Но не получилось. Всё перед глазами внезапно начало плыть. Слова так и не прозвучали, превратившись в непонятное мычание. Девушка теряла сознание. Её затягивало в небытие. Без возможности к сопротивлению.

 На тонкой грани сна и реальности она фоном услышала чьи-то голоса. Отдаленно, едва различимо, но она слышала. Голоса не были похожими на те, что она слышала несколькими минутами ранее в палате. Что-то было не так. Не палата, точно. Никаких звуков приборов. Странно. Только какой-то шелест. Бумага?

 Звуки будто насыщались красками с каждой секундой. Постепенно добавлялись новые штрихи, создавая полную картину. Почему-то перед глазами замелькали кадры, будто из какого-то офиса. Повсюду раздавались звонки, шелест бумаг и звуки компьютерных клавиш.

 Среди многообразия голосов Хината не могла различить ни единого слова. Но люди вокруг точно о чем-то говорили. Быстро и неразборчиво. Но самое удивительное, что среди голосов точно было что-то знакомое.

 Очень быстро звуки утихли, оставляя после себя лишь один — чье-то дыхание. Не её, точно. Чужое. Но очень знакомое. Создавалась иллюзия, будто этот незнакомец был очень близко. Словно он стоит рядом. И, Хината могла поклясться, его близость была такой правильной. Внезапно по телу начали разливаться тепло и нежность. Стало так легко и свободно, будто вот-вот тело воспрянет ввысь. Приятно и радостно на душе. Источник счастья, её собственного счастья, будто материализовался. Будто превратился в нечто такое, к которому хотелось тянуться вечно. Вот же он. В этом пространстве. Хината точно знала, что он есть. Она почувствовала. Почти физически. Оно здесь, рядом. И Хинату тянуло к этому источнику. Неимоверно. Она чувствовала, словно невидимая нить связала их. Очень прочно. И становилось страшно отдалиться, ибо казалось, что непременно будет больно разрывать эту связь. Но девушка и не захотела бы. Она не знала, кто на том конце, но уже приняла этого человека. Заведомо. Уже, казалось, давно. Девушка непроизвольно протянула руку и…

 Её потянуло назад.

 Хината с шумом вдохнула воздух и открыла глаза. Сердце билось как умалишенное.

 Нет…

 Хината оказалась в том же кабинете, где её оставил Какаши, присоединенная к приборам. Дыша через раз, она пыталась понять, что не так. В ушах стоял шум, от чего девушка не слышала, что выкрикивали вбежавшие в палату врачи, размахивая перед её лицом руками. Пытаясь подняться, Хината ощутила жгучую боль на правой руке. Вскрикнув, девушка, наплевав на провода, потянулась и сжала левой ладонью правую руку. Опять эти цифры. Но боль в этот раз была гораздо сильнее. Как будто раскаленным железом жгли её кожу. Не в силах терпеть эту пытку, девушка начала кричать.

 Организм не выдерживал такого давления и попросту включилась защитная реакция.

 Перед погружением в спасительную темноту, Хината услышала эхо собственного крика, вперемешку с еще одним.

До встречи осталось... Глава 5

10 лет назад.
 Подросток шестнадцати лет стоял позади школы, опираясь о дерево, что росло возле школьной спортивной площадки. Солнце нещадно слепило глаза, поэтому он и прятался от солнечных лучей в тени. В руках парень сжимал сигарету. Курить на территории школы строго запрещалось, но Наруто было плевать. После того, как у него на руке появились эти часы, вся жизнь будто пошла по наклонной. По крайней мере, так считал подросток. Он практически забросил учебу, частенько начал ввязываться в разные передряги — даже не имея на то никакой причины, просто мог грубо толкнуть любого старшеклассника или ученика другой школы, совершенно точно зная, как отреагируют на его поведение — и обзавелся вредными привычками. В начале, правда, родители, как могли, поддерживали сына, пытались помочь. Отец на первых порах оказывал огромное влияние сына, ловко выуживая своего ребенка из паутины мыслей Наруто. Но многое изменилось, после повышения Минато по карьерной лестнице. Мужчине, в силу своих обязанностей, приходилось очень часто уезжать в командировки. Отказать Минато не мог, потому как мужчина понимал, что содержать семью нужно, а его отказ здорово скажется на его карьере. В погоне за благополучием семьи мужчина неосознанно упустил момент, когда в душе мальчика всё разломалось.

 Наруто стал совсем неконтролируемым. Мать пыталась его разубедить, пыталась заверить, что всё будет хорошо. Но парень видел, как тяжело даются ей эти слова. Он понимал, что матери всё труднее ему врать.

 Он не хотел огорчать родителей, но обида на свою жизнь внутри него росла с каждым днем, и подростку нужно было как-то выплескивать свою злобу. Кушина понимала сына, но ничего сделать, ничем помочь не могла. Матери оставалось только быть рядом со своим чадом, молча смотреть, как ему плохо, и крепко держать его за руку. Она была единственной, кто принимала все проделки сына как должное. Женщина знала, что ему нужно будет прийти к осознанию себя самому. И они с мужем терпеливо ждали.

 Затянувшись в последний раз, парень бросил окурок к ногам, носком кроссовка раздавливая сигарету. Он знал, что после обязательно вычислят, кто тут курил, да еще и намусорил после себя. Наруто всё прекрасно знал. Но в его взгляде уже давно потухли озорные огоньки. Там теперь всегда плескалось темное безразличие ко всему. Подростку, в силу своего юношеского максимализма, жизнь казалась законченной в тот момент, когда зажглись его цифры. И он уже, заведомо, ненавидел своего соулмейта. За то, что тот так с ним поступил. Наруто не хотел думать, что от его Пары, в принципе, мало что зависело. Что виноватых в случившемся нет. Но парню нужно было кого-то винить. Нужен был кто-то, на ком он мог концентрировать свою злость и ненависть.

 — И-извините, — внезапно раздался неподалеку совсем детский тоненький голосок. Наруто резко обернулся на источник и увидел маленькую девочку. Она пальчиками сжимала металлические прутья забора, которым была ограждена территория старшей школы. На губах у неё играла мягкая улыбка, а взгляд девочка стыдливо прятала за ровной челкой иссиня-темных волос.

 — Ты кто? — выпалил он первый пришедший в голову вопрос. На вид ей было около десяти лет. За спиной у девочки висела школьная сумка ярко голубого оттенка. Типичная малолетка, которую тянуло на всё яркое и блестящее, подумалось парню. — Ты разве не учишься в младшей школе?

 — Д-да, — заикаясь, ответила она, стыдливо опуская голову.

 — Тогда что ты тут делаешь? — строго спросил он, заставляя улыбку на губах девочки растаять, — Тебе здесь не место.

 — Я… — услышав холодно брошенные слова парня, девочка закусила губу. Слезы сами собой наворачивались на глаза, из-за чего она зажмурилась, пытаясь сдержать слезный поток. Она и сама не понимала, почему пришла именно сюда. Но отчего-то её тянуло подойти именно к этому мальчику. Издалека он казался таким загадочно притягательным, что захотелось рассмотреть его как следует вблизи и даже услышать его голос. Но она совсем не ожидала услышать такие вот слова.

 Увидев слезы, что скатывались по щекам девочки, Наруто вдруг почувствовал вспышку злости. Но злость была направлена на самого себя, не на девочку. Было ощущение, словно его собственное сердце зажали в тисках от того, что её обидели, что она плачет. Очень странное чувство. Стало неприятно и стыдно за свои слова. Он внезапно ощутил острое желание перелезть через забор и вытереть её слезы, успокоить.

 — Эй, ты чего, — растерянно произнес парень, медленно подходя ближе к забору. Плечи девочки начали содрогаться от беззвучных рыданий. Неужели так сильно задел её? Еще чуть-чуть, и он точно перелезет.

 — Извини, я не хотел тебя обидеть, — уже ласково проговорил он, стараясь успокоить тем самым девочку. Брюнетка же, услышав слова парня, осторожно подняла на него свои фиалковые глаза, увидев которые парень замер на мгновение. Таких глаз он ни разу не видел еще в своей жизни. Они притягивали к себе, хотелось смотреть в них снова и снова, и чтобы её взгляд тоже был обращен только на него.

 — Как тебя зовут? — спросил он.

 Хината, — совсем тихо произнесла девочка, — А вас?

 — Меня зовут Узумаки Наруто, — бодро ответил он, через щели забора протягивая руку, — Рад познакомиться, Хината, — впервые произнесенное им её имя навек запечатлелось в памяти девочки. Из его уст оно звучало так мягко и красиво, что хотелось услышать это вновь.

 Осторожно сжимая протянутую руку в ответ, Хината густо покраснела. Парень в ответ на это только широко улыбнулся. Хината смотрела на него с нескрываемым обожанием. Его улыбка пленила её маленькое сердечко, навсегда врезаясь в её память.

***

Настоящее.
 Медленно разлепив глаза, девушка почувствовала, как в её руку вонзилась игла. В нос ударил резкий запах медикаментов и послышался всё тот же противный писк приборов. Поморгав несколько раз чтобы восстановить зрение, девушка оглянулась. Больничная палата. Не та, в которой она была во время эксперимента, другая.

 Опустив взгляд, она заметила молодую девушку с розовыми волосами, которую видела ранее мельком. Сакура, кажется.

 — Что… — прохрипела она ослабшим голосом. Говорить было тяжело, во рту пересохло.

 — Очнулась, — настроив капельницу, Сакура приветливо улыбнулась, — Ты нас всех здорово напугала.

 — Что произошло? — всё-таки спросила Хината, чувствуя, что вот-вот опять может потерять сознание. Услышав вопрос, улыбка слетела с губ Сакуры и она виновато опустила голову.

 — Мы точно еще не знаем, но что-то во время установки контакта с твоим Соулмейтом пошло не так.

 — Что?

 — Тебя отбросило назад. Ты потеряла очень много сил. Но не волнуйся, скоро тебе должно стать легче, — Сакура взяла руку Хинаты и едва заметно сжала, — Верь мне. Может, воды?

 — Да, — только и смогла ответить Хината.

 — Сейчас, — Сакура быстро налила воду в заранее приготовленный на тумбе стакан и, помогая Хинате осторожно подняться, подала воду. Как только вода коснулась губ девушки, та жадно впилась в неё.

 — Спасибо, — Хината благодарно улыбнулась.

 — Не за что, — Сакура поставила стакан на место, — Какаши-сенсей приставил меня к тебе, чтобы я следила за твоим самочувствием. Меня Сакура зовут. Если что-то будет нужно, можешь обращаться ко мне, — с улыбкой сказала девушка.

 — Хорошо, — Хината мягко улыбнулась, прикрывая глаза.

 Всё было так, как и обещал Какаши. Взамен на её участие мужчина пообещал полную безопасность здоровья и самочувствия девушки. В соглашении, с которым Хината ознакомилась сразу же, как вышла с собеседования, был расписан каждый шаг эксперимента и досконально описаны действия со стороны Какаши на любое воздействие на здоровье и психику Хинаты с их стороны. Коррективы были внесены самим мужчиной уже после того, как Хьюга пришла к ним во второй раз. И сделано всё было потому, что девушка была нулевкой.

 — Но, Сакура, кто-то еще участвует в эксперименте? — крик, который она слышала, возможно, принадлежал другому добровольцу, — Я слышала, как кто-то кричал.

 — Нет, больше никто, кроме тебя, не участвует, — Сакура настороженно посмотрела на Хинату, — А ты что-то слышала?

 — Да, я слышала, как кто-то кричал, — Хината была не уверена, правильно ли она всё расслышала, — Но, возможно, мне просто показалось.

 Очень странно. Хината говорила, но сама не верила в свои предположения. Она не могла ошибиться, кто-то действительно кричал. Та палата была полностью изолирована от звуков, и шанс того, что она услышала кого-то с улицы тоже был минимальным — находились они на одиннадцатом этаже. Видя замешательство девушки, Сакура решила объяснить основные моменты.

 Хината, понимаешь, мы не смогли установить контакт с твоим Соулмейтом потому, что наткнулись на барьер. Такое иногда бывает, когда твоя половинка еще не готова принять тебя в свою жизнь, — Сакура старалась говорить как можно мягче, чтобы не ранить девушку, — Но… Но если ты смогла его услышать, а это был он, потому что никто кроме тебя криков не слышал, то это значит, что между вами уже установлена связь. Слабая, конечно, но она есть.

 — Связь? — Хината сначала не могла понять, что пыталась донести до неё Сакура.

 — Обычно принято думать, что таймер на руке человека всегда указывает на время встречи. Но это не совсем так. Таймер скорее указывает на время, когда человек готов принять свою половинку. Поэтому бывают такие пары, которые поначалу могут знать друг друга, работать вместе, а уже потом принять друг друга. И уже тогда их таймеры обнуляются. А есть и такие, — Сакура с грустью посмотрела на руку Хинаты, — которые еще в детстве встретили свою Пару, а когда пришло время, на их руке уже светились нули. Таких называют нулевками.

 — Значит, — Хината посмотрела на правую руку и провела пальцами по цифрам, — Я его уже встретила?

 — Именно.

 — Тогда почему… — дыхание перехватывало. Девушка не могла сформулировать свою мысль. Слишком страшно было в это верить. Вдруг это сон? Вдруг она спугнет такое прекрасное наваждение и всё исчезнет. У неё действительно есть Пара? Её Пара.

 — Да, не всё так просто. В отличие от других, нулевкам не просто понять, кто их Пара. Но знаешь, — медик слегка наклонилась, — их всегда тянет к своей половинке. И этому невозможно сопротивляться.

 — Откуда ты всё это знаешь?

 — Я сама такой была, — торжественно произнесла Сакура.

 — Ты? — Хината не верила своим ушам. Ей еще никогда не приходилось встречать людей, подобных ей самой, — Постой, была?

 — Да, — она закатала рукав своего халата и показала свой таймер. Но цифры там уже не светились.

 — Так они…

 — Да, точно. Я таки добилась внимания своей половинки. Ему пришлось меня принять, — она играючи подняла подбородок вверх, из-за чего девушки тут же засмеялись.

 Девушки потом долго разговаривали, и никогда еще Хината не ощущала такую легкость в общении. Словно она могла поделиться с Сакурой всем, и та бы обязательно её приняла, со всеми проблемами и недостатками. Она и сама не поняла, в какой момент ей удалось впустить эту девушку в своё окружение, когда она стала ей доверять. С ней было невероятно легко. Почему-то складывалось такое ощущение, что Сакура не врет и действительно ей сопереживает. А уж схожий недуг, казалось, и вовсе объединил их. Хинате еще ни разу в жизни не было так уютно.

***

 — Что за черт? — в кабинке туалета, прислонившись о стену, стоял парень и крепко сжимал свою перебинтованную руку. Никогда не жалующийся на боли в руке, он никак не мог понять причину. Вроде и не ударился и не поранился. В уличных разборках не участвовал со школьных времен, не считая моментов, когда парочку раз приходилось помахать кулаками в университете. Но и то было не серьезно, чисто для порядка. А может, на тренировках вчера вечером сделал что-то не так? Но боль не могла же так внезапно пронзить его во время рабочего дня. Да так пронзить, что не ожидавший такого Наруто взвыл от боли. Что-то определенно было не так. Он чувствовал.

 — Так, ладно, — сказал он сам себе и медленно начал разбинтовывать руку. Но по мере того, как оголялось место таймера, тревога в душе парня росла.

 Аккуратно убирая последний слой белой повязки, он зажмурился. Не хотелось лишний раз видеть эти цифры — 73 года. Но сейчас он буквально почувствовал, что увидит что-то другое. И больше всего его напугало то, что время увеличилось. Такое же вполне могло произойти, учитывая его фееричную «удачливость». Но вопреки всему то, что он увидел, заставило его буквально упасть на крышку унитаза.

 Не может этого быть. Просто не может. На часах время действительно изменилось.

 63. Там стояло 63 года.

НаруХина.ру - До встречи осталось... - версия для печати

 скрыть [x]