НаруХина.ру - Сердце матери - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Сердце матери

Мать
Эта фотография лежала под кипой старых бумаг на шкафу в коридоре нашего дома.Именно там я выросла,в одном из больших многоэтажных жилых домов на улице Киери.Я забралась на табурет,чтобы порыться на полках этажерки,когда увидела фотографию.На старом черно-белом снимке был изображен красивый мужчина в костюме и рядом стоящая девушка,которая была мне незнакома, в симпатичном свадебном платье.
Его я узнала сразу;это был Хиаши Хьюго,мой отец.Девушкой оказалась моя мать,Хана Хьюго родившаяся в 15 августа.Я родилась 27 декабря,когда ей было 23.Я никогда ее не видела,и ее лицо было мне совершенно незнакомо.Я была подростком и,насколько помню,ни разу не натыкалась в доме на фотографию женщины,которая была моей матерью.Моя старшая сестра,Ханаби,могла сказать то же самое.Только Неджи,наш старший брат,немного помнил ее,но он никогда не поддерживал разговор на эту тему.Отец отказывался говорить со мной о матери,и я не знала,почему она ушла.Мне известно лишь то,что она была на двадцать девять моложе отца и покинула наш дом вскоре после моего рождения.Когда я пыталась расспросить отца,он неизменно отвечал сквозь зубы;
-Однажды в пять утра я ушел на работу,а когда в половине третьего вернулся,ее уже не было.А ты орала в полном подгузнике.
Переполненный подгузник,который не снимался несколько часов,оставил след на моей спине-шрам размером с карамельку в том месте,где экскременты обожгли кожу.Это пятно-единственное воспоминание,доставшиеся мне от матери.Мне еще повезло;Неджи,которому,когда она ушла,было шесть лет,помнит многие мерзости,которые предпочел бы забыть.Например,день,когда мать,ухватив его за ногу,таскала по всей квартире.Он получил плохую оценку?Отказывался садится за стол?Неджи так и не смог забыть ощущение,что его нога вот-вот оторвется.И если бы не вовремя вернувшийся отец,мой брат,возможно,остался бы инвалидом...Подобное происходило постоянно.Наиболее впечатляющим был случай,когда мать.удерживая Неджи за ноги,опустила его вниз головой с балкона.Зрелище пятилетнего ребенка,болтающегося в воздухе,не осталось незамеченным;я узнала об этом случае несколько лет спустя от соседей сверху.Они еще вспоминали,что когда мать жила с нами,то Неджи целыми днями кричал и плакал.Очевидно,ей просто не хватало терпения и выдержки...
Но для моего брата эта тема была закрытой.Должно быть,он знал,почему мать оставила нас-его,Ханаби и меня,но неизменно уклонялся от расспросов.Единственный случай,когда он упоминал нашу мать,-это если хотел издеваться надо мной во время игры;
-Ой-ой-ой,Хината,перестань нервничать!Ты похожа на свою мать...
Ему доставляло удовольствие дразнить меня,напоминая о нашем сходстве,ведь я унаследовала ее телосложение и манеру говорить.Подобные замечания приводили меня в ярость;иметь что то общее с этой незнакомкой казалось унизительным и обидным.В попытках узнать,какой же она была на самом деле,я обращалась к отцу,но безуспешно.Когда однажды я стала настаивать,он отрезал;
-Она была ни к чему не приспособленной!Вот все,что тебе нужно знать.
не помню,чтобы я страдала от отсутствия материнской заботы.В отличие от брата,прожившего с ней несколько лет,мне не могло недоставать того,чего я никогда не знала.Однако причина,по которой она нас покинула,интересовала меня,особенно когда я сама стала сама матерью.Лишь недавно я узнала ее от Неджи,решившего наконец-то прервать своеобразный обет молчания.
-Мать не сама решила уйти,ее выставил отец.
Если верить брату,наша мать не притрагивалась в доме ни к чему.Она не умела готовить проводила дни,занимаясь маникюром.Как только отец возвращался домой,она "наводила красоту"и отправлялась в бар на встречу с подругами.Когда она возвращалась поздно ночью,мы уже спали.
Она не работала и тратила весь заработок отца на шмотки и развлечения.Каждый месяц отец поручал ей сходить в жилищное управление и заплатить за квартиру.Однажды к нам пришел хозяин,требуя плату за последние полгода.Отец словно спустился с небес на землю.В тот же вечер он довольно холодно сказал матери:
-С меня довольно!Собирай свои манатки!Я не хочу тебя больше видеть.
На следующий день она покинула наш дом...
Меня искреннее взволновало то,что я узнала после стольких лет молчания.По сути,это нечего не меняет:мать нас просто бросила.И доказательством служит то,что она никогда не пыталась возобновить с нами отношения.Когда отец сразу после е ухода подал на развод,она даже не явилась в суд.По крайней мере,она могла бы получить право навещать нас!На третьем заседании,на которое мать тоже не пришла,ее лишили родительских прав и вынесли решение о разводе в пользу отца.Возможно,она вышла замуж слишком рано,не будучи готовой к семейной жизни,или разница в возрасте между ними была чересчур большой.Но,черт побери,это ведь не оправдание!

Сердце матери. Глава 2

Отец
Еще и суток не прошло,как мать ушла из дому,а к нам уже переехала бабушка,мать отца,чтобы заботиться о Неджи,Ханаби и обо мне.Как объяснил позже мой брат,у нас не было выбора:или бабушка,или Ведомственное управление здравоохранение и социальных дел.
Отец,конечно же,был боле организован,чем мать:он умел готовить,делать уборку,стирать и пришивать пуговицы.Проблема заключалась в том,что он редко бывал дома.Он был простым рабочим на предприятии в Конохе,где работал по три ночи подряд,причем очень тяжело.Возвращался он днем,весь белый от асбеста.Быстренько умывшись,он снова уходил,захватив велосипед,на котором совершал длинные прогулки.Во время еды мы не отрывали глаз от тарелок,а отец и Неджи разговаривали о велосипедах.Мы девочки,не принимали участия в беседе.Очевидно,это было не женское дело,на нашу долю оставалось лишь учить уроки...
Когда меня что-то волновало,я обращалась к бабушке.Именно она дарила мне нежность,в которой нам отказали родители.У бабушки было четыре сына,в которой нам,и наш отец,Хиаши,-самый старший из них.Поскольку у нее дочерей не было,я,маленькая худышка,стала ее принцессой.Мы с сестрой были очень близки с бабушкой:он а нас невероятно любила,и мы отвечали ей взаимностью.Помнится,я,когда была маленькой,называла ее мамой.
Я никому не рассказывала, как мы живем.В доме Хьюго не было принято веселиться.Я не припоминаю ни одного дня рождения,не помню даже Рождества.Хотя мы,должно быть,праздновали его,поскольку в моей памяти осталась елка,которую мы каждый год украшали одними теми же старыми,запыленными игрушками.Вместо писем Деду Морозу мы вырезали изображения кукол,кроваток и маленьких пони из каталогов игрушек,которые доставали из почтового ящика,а после несколько недель играли с этими клочками бумаги.Подарки, если мы их получали,сводились в основно к одежды и обуви.
Что касается питания ,то и в этом вопросе отец был довольно скупым.Даже сейчас Ханаби с содроганием вспоминает цыпленка,оказавшегося однажды в нашем холодильнике.Срок его хранение давным-давно истек.Каждый день,вернувшись из школы и открыв холодильник,мы видели,цыпленок все больше портиться.Наконец он стал симпатичного зеленого цвета.Однажды вечером цыпленок исчез,и мы подумали,что его наконец то выбросили.Но вот мы сели за стол,и я увидела,как Ханаби при взгляде на тарелку изменилась в лице:цыпленок немного подрумянился в процессе жарке,но синеватые пятна на боках были бесспорным доказательством того,что это тот самый тухлый цыпленок.Отец, словно нечего не замечая,принялся за ножку.Мы с Ханаби медленно жевали,питаясь сдержать приступ тошноты:отец никогда бы не допустил,чтобы встали из за стола,не съев содержимое своих тарелок полностью.
Мы не имели права бездельничать,тем более выходить на улицу.Не было даже речи о том,чтобы пойти поиграть к соседям.Только Неджи,уже в подростковом возрасте,кое-что позволялось.После уроков мы сразу же возвращались домой,обедали и выполняли домашние задание.Если у кого-то из нас был недовольный вид,бабушка тотчас же шлепала бунтовщика,призывая к порядку.Закончив уроки мы умирали со скуки.В нашем доме не было ни одной книги:отец не истратил ни единого ена в книжном магазине.
Если нам совсем уж не сиделось на месте,развлекались тем,что донимали бабушку,но иногда,услышав в другом конце квартиры ее ворчание,понимали,что зашли чересчур далеко.Тогда мы убегали-так быстро,как только могли.
Но настоящая радость ожидала нас в Мебоку,где у бабушки был старый фамильный дом:полуразрушенная ферма со стенами из серого камня и подводкой в бакелите.В доме не было ни воды,ни даже туалета.Его заменяла деревянная хибарка за домом,где мусорный ящик,накрытый крышкой с дыркой,представлял собой унитаз.
Это был рай!Там,за городом,мы были свободны как ветер:никто за нами не следил,и мы могли делать все,что вздумается.Когда мы отправлялись туда на выходные(если была хорошая погода)и на каникулы,то словно с ума сходили.Нас как будто выпускали с клетки после долгих заточения!По утрам мы вскакивали с постели,наскоро умывались,причесывались и мчались на улицу.Мы забегали на обед,после чего снова убегали и возвращались лишь вечером.Здесь стольким можно было заняться,особенно вместе с нашими двоюродными сестрами,жившими в соседних домах.Мы часто ходили к месту,где находились песчаные карьеры.Это было просто великолепно!Я забыла большую часть детства,но отлично помню все,что происходило в Мебоку,как будто это было вчера.Но со временем все вернулось в свое русло.
В скорее время,бабушка умерла от старости в возрасте семидесяти двух лет.Мне было четырнадцать,и я никогда еще так не плакала.Мне казалось,что я была счастлива,только пока она была жива.После ее смерти мы ни разу не посетили дом в Мебоку,нам даже не пришла в голову мысль попросить попросить об этом отца,получившего его в наследство.Закончились беззаботные каникулы с бабушкой.Лишь в одном это несчастье принесло пользу:отец меня больше не трогал.Возможно,потеря матери заставила его задуматься.
Наши отношения с ним стали еще более прохладными.Отныне Неджи,Ханаби и я были предоставлены сами себе.По утрам мы вставали,готовили завтрак и шли в школу,каждый в свой класс.Я хорошо ладила с братом и сестрой,но именно с Ханаби была особенно близка.Она была моей защитницей,теперь я это понимаю.С пятнадцати лет Ханаби начала работать помощницей флориста.С первой зарплаты она купила мне новые туфли.Впервые у меня было что-то,ни кем прежде не ношеное:ни моими родными братом и сестрой,ни двоюродными.И это тогда,когда не стало бабушки,которая могла бы меня побаловать!Со следующей зарплаты Ханаби купила себе джинсовый комбинезон.Она сознательно выбрала чуть великоватый,чтобы я тоже могла его носить:уже в то время я была крупнее,чем она.Комбинезон был на меня немного тесноват,но я бы ни за что не призналась в этом!Наша помощь друг другу заключалась,в основном,в подобных небольших знаках внимания.Тогда мы редко беседовали о чем-то серьезном:в нашей семье диалоги были редкостью,а отец и вовсе от них отказался.Когда я пыталась поговорить с ним,он грубо уклонялся от разговора,отворачиваясь или прекращая его фразой типа"Ешь свой суп!".Это,по крайней мере,доказывало,что он умеет говорить.

Сердце матери. Глава 3

Как человек, у которого никогда не было матери, я довольно неплохо вышла из затруднения. Сначала у меня была бабушка, а потом Юхи Куренай — женщина, которая впоследствии стала бабушкой для моих детей. Я называю ее Юхи. Юхи Куренай была моей учительницей рукоделия в пятом классе в колледже Коноха. Между нами сразу установились хорошие отношения. Я думаю, ее тронуло мое умение радоваться жизни. В то время яио-Кюри была довольно забавной девчушкой. Я не привыкла плакать над собой и спрятала отцовское насилие в глубинах памяти. Я не была заводилой компании, скорее, ее душой. По правде говоря, юмор был моим спасением, способом самозащиты. Я не упускала случая повеселиться и первой отпускала шутки, причем обычно очень громко. Но я не была злой и никогда ни с кем не конфликтовала. Правда, я не любила шить, но и не скрывала этого: я проводила больше времени за распарыванием строчки, чем за собственно шитьем. К счастью, Мари-Те была очень терпеливой и с улыбкой наблюдала, как я демонстрирую свою силу воли.

Я сразу же полюбила ее. Впервые я почувствовала симпатию к учителю. Она была такой ласковой, такой внимательной. Надо сказать, что в моем классе было всего десять учениц. На занятии царила атмосфера спокойствия, и мы непринужденно болтали во время работы. Конечно же, мы обсуждали свои девичьи дела. Вещички, парней… В четырнадцать лет я была довольно крупной, но мне было еще далеко до кокетки: внешний вид был самой меньшей из моих забот, никто и никогда не учил меня следить за собой. Именно Мари-Те посоветовала мне уделять себе больше внимания, старательнее укладывать волосы и тщательнее подбирать одежду. Иногда она делала мне небольшие подарки, к примеру что-нибудь из косметики. Она давала мне советы, которые, должно быть, матери дают дочерям. Ее комплименты были поощряющими, и благодаря ее влиянию я постепенно становилась более женственной.

Закончив пятый класс, я перешла в класс шитья, там же, в колледже. Но шитье меня уже не вдохновляло так, как раньше! Поначалу я выбрала класс кулинарии, но количество мест было ограничено, и я уступила свое более старательной девочке, а сама вернулась к Юхи. Постепенно она заменила мне мать, и я обращалась к ней с любыми проблемами. Юхи была в курсе истории, касающейся моего отца, поскольку работники социальной службы передали ей мое дело. Мы никогда не говорили об этом — Юхи была очень сдержанна, — но я всегда чувствовала, что она очень внимательна ко мне. Пока я училась в школе, отец подошел к ней всего два-три раза, и каждый раз беседа была немного натянутой.

— Здравствуйте, месье! У Хинаты все получается. Это чудесная девочка!

— Да? Вы в этом уверены?

— Правда, она не в восторге от шитья, но она старается.

— Меня это удивляет.

— Почему?
— Потому что она такая же лентяйка, как и ее мать. И вообще она — копия матери.

— Вы несправедливы. Хината прилагает немало усилий, она делает успехи…

— М-м…

— Знаете, в глубине души это очень хорошая девочка.

— Ну что ж! Сразу видно, что вы не знаете Хинату.

Его отношение шокировало Юхи, и она старалась успокоить меня.

— Не слушай того, что говорит отец. Он тебя совсем не знает.

Отец не выносил, когда обо мне хорошо отзывались. Если я получала плохие оценки, он, подписывая мой дневник, усмехался:

— Очень хорошо, дочка, продолжай в том же духе…

Однажды Юхи повезла нас на отдых. Впервые я увидела океан. Это был волшебный момент в моей жизни!

С нами поехала ее сестра. Их отношения просто потрясли меня: приятно было видеть, что родственники могут так отлично общаться. Между мной и Хонаби тоже были хорошие отношения, но далеко не такие близкие. Юхи открыла мне, что такое идеальная семья.

Ее присутствие поддерживало меня, мы начали видеться и во внеурочное время. По утрам в воскресенье я часто встречала ее в центре округа Мелен, где делала покупки, и мы вместе выпивали по чашечке кофе.

В семнадцать лет мне надоело шитье, и я устроилась ученицей в одну из кондитерских GRETA. Так закончились мои школьные годы. Наши жизненные пути разошлись, но я была уверена, что вскоре снова встречусь с Юхи.

НаруХина.ру - Сердце матери - версия для печати

 скрыть [x]