НаруХина.ру - Остров - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Остров

Его присутствие на этой миссии не планировалось изначально. Более того, в нем не было необходимости и сейчас. Но последние месяцы парень так усердно трудился над толстенными книгами и длиннющими свитками, что Шестому стало жаль своего ученика. Конечно, Наруто не возражал. Пускай теоретическая сфера деятельности казалась совершенно нетипичной для него, он покорно принял задание и выполнял его добросовестно, достойно званию ниндзя. Он каждое утро приходил в академию и занимал маленький кабинет Ируки-сенсея. Штудируя библиотечные материалы, старался разобраться во всем детально, а при наличии вопросов, к огромному удивлению близких, бежал к учителям, Шикамару, иногда Сакуре, донимал их выплывшими загадками и не успокаивался, покуда не получал удовлетворяющий, точно разжеванный ответ. По началу такие случаи происходили регулярно, со временем — реже. И в конце концов Наруто научился обходиться собственными силами.
Какаши гордился воспитанником, однако совсем недавно понял, что за всем этим «надо» боится потерять того неугомонного, легкого паренька, коим привык видеть Узумаки. Потому, немного поразмыслив, назначил Наруто четвертым человеком к команде номер Восемь. Тем как раз предстояло исследовать остров Нанакусаджима и собрать необходимые лечебные травы. Задание имело высокий ранг из-за ценности некоторых растений, но в целом опасности не несло. По сути для Наруто это должно было стать своеобразным отдыхом в целительной местности.
— Прикрывать тыл? — Киба пристально гипнотизировал рюкзак впередиидущего. Новость о дополнительном напарнике в виде героя войны ему как-то не улыбалась. Со стороны вовсе выглядело, будто без посторонней помощи их отряд не в состоянии справиться с такой плевой миссией, и это злило. — На кой черт ты нам сдался? Я сам прикрою все, что нужно.
— Вот и отлично. Больно мне надо о твоих тылах заботиться, — Наруто раздраженно закатил глаза. У него и без нытья Инузука не укладывалась в голове потребность участия. Он трижды переспрашивал Какаши-сенсея, не допустил ли тот ошибки, но Хокаге строго-настрого приказал собирать рюкзак и отправляться. Так что выбирать не приходилось. — Я лучше Хинату охранять буду. Она у нас капитан и в отличии от некоторых не бурчит как старый дед.
— Зря только воздух вокруг портишь.
— Слышь, Киба, захлопнись. От тебя так псиной несет, что хуже точно не будет.
— По-моему, Акамару, этот пережравший рамена кретин просит набить ему морду.
— А по-моему…
Киба-кун! На-Наруто-кун… перестаньте оба! — Хината недовольно сморщилась. Ей не нравилась сложившаяся ситуация. Еще вчера днем все шло как нельзя лучше. Сакура-сан наконец-то закончила свой недельный экскурс в мир ботаники и со вздохом облегчения объявила, что может быть спокойна: уж кто-кто, а Хината ее не подведет. Хината и сама так считала, по крайней мере до того, как Шестой вызвал ее в кабинет и ровным голосом поведал о кое-каких правках в составе группы. Достаточно было услышать слово «Наруто», чтобы уверенность, помахав ручкой, дала деру в неизвестном направлении. Хинату не устраивал такой расклад. Это впервые, когда ей дали роль главного. Она долго готовилась к заданию и провалить его априори не могла, не имела права. Она сердилась из-за болезненной реакции на парня, ложилась спать, ругая и коря себя, а, проснувшись, потратила немало времени на беседу перед зеркалом о здравом смысле и ответственности, и, конечно, стойкости, которая, как она надеялась, все же возросла после Четвертой мировой.
— Это нерациональное использование ресурсов, — негодовал Киба.
— Это приказ Хокаге, и мы его не обсуждаем.
— Ого, Хината, а командование тебе к лицу, — Наруто растянул губы в солнечной улыбке. Он кинул победный взгляд на Кибу, и тот прищурился в хищном оскале. Сейчас он был как нельзя схож со своей собакой. Хотя Акамару, в отличии от хозяина рычать и не думал. Общество Наруто его не напрягало. Пес, довольно виляя хвостом, трусцой бежал возле Шино, изредка поглядывая на конфликтующих.
Киба фыркнул и отвернулся, тут же встретился глазами с Хинатой. Ему не было необходимости проговорить вслух то, что она смогла прочесть по обозленному лицу. Он воспринял ее покорность не иначе как благоговение пред великим даром судьбы, ведь знал, насколько она ценила минуты, проведенные рядом с Узумаки. Зато о недавнем решении избавиться от Нарутозависимости не имел ни малейшего представления. Да и откуда? Хината никогда не спешила раскрывать тайны.
Ступить на шаткую дорожку она осмелилась в ноябре. Тогда Хината как обычно шла в больницу Конохи, разузнать о здоровье героя и его делах в общем. Стоит отметить, что походы в госпиталь стали ритуалом ежедневным. Мешочки с апельсинами, судочки онигири и — самое главное — заветные контейнеры с горячим раменом из Ичираку — она даже приблизительно не могла назвать количество принесенных гостинцев за период лечения Наруто. В свою очередь, он быстро выучил ее график и с нетерпением ждал нужного часа.
— Мой личный контрабандист! — приглушенно восклицал Наруто, завидев в проходе подругу. — Я уже начал переживать.
Хината скромно усаживалась на край кушетки. Она доставала угощения и без колебаний помогала парню справиться с нелегальным супом, пока их не застукал кто-либо из персонала. Восхищение Наруто ее сообразительностью ужасно льстило: никто более не догадался таскать рамен под носом у Сакуры-чан и ба-чан. Есть левой рукой было непривычно, и к концу трапезы Наруто напоминал хрюшку. Он с сарказмом отзывался о своем временном дефекте, отчего Хината не переставая смеялась. Она заботливо протягивала сухие полотенца, а после слушала увлекательные истории. Удивительно, но сидя в четырех стенах, Наруто мог поведать куда больше, нежели она, живущая обычной, полноценной жизнью. Общение с ним складывалось легко и просто. Откровенно говоря, она и не помнила, когда была так счастлива. Все походило на сказку, которая закончилась также внезапно, как и началась.
Хината по привычке перепрыгнула сломанную третью ступеньку и вошла в приемную. Она поприветствовала молодую медсестричку за стойкой администратора, поднялась на второй этаж и замерла. Он сидел на подоконнике в другом конце коридора, широко улыбаясь двум незнакомым куноичи. Девушки возбужденно рассказывали нечто ошеломляющее, а Наруто смотрел на них с неприкрытым интересом. В руке он вертел подарочный сверток и при любом всплеске эмоций нещадно сжимал его так, что бумага мялась и рвалась в уголках. За считанные минуты подарок потерял презентабельный вид, и Хината вдруг ощутила себя проекцией этого маленького коробочка. Она тоже была наполнена тайной, скрытой от посторонних глаз, предназначенной для него одного; хотела излучать нежность, ласку и любовь; и он на первый взгляд был рад ее видеть (ведь точно принимал подарок с улыбкой на лице), но по факту настоящей ценности она не представляла. Есть — хорошо, нет — найдется другая. Сувениры ему таскали десятками за день. И за все он был благодарен искренне — Наруто не умел по-другому. В таком случае, мог ли остаться хоть один, действительно важный его сердцу подарок? «Нет», — прозвучало в ее голове, и Хината растерянно шагнула назад. За столько лет он так и не понял ее. Он дорожил ею, как дорожил Ино, Тен-Тен, даже Акамару, но в какой-то момент этого стало недостаточно. Они видели разное будущее, желали разного. И винить его в том Хината не могла. Все-таки это ей, а не ему, не хватило храбрости открыться.
В тот день Хината не постучала в серую дверь палаты. На следующий она не показалась тоже. Она решила перестать навязывать ему свое общество. Как итог количество встреч уменьшилось до минимума, состоящего из случайных столкновений на улице или коротких кивков на общем сборе. Это послужило верным сигналом ее неутешительным мыслям, и Хината заставила себя закопать несбыточные надежды глубоко внутри.
Оказалось невероятно сложно перестать интересоваться чужой жизнью. Раньше она и не задумывалась, сколько личного пространства выделяла ему. Стена лжи пала резко, и теперь на ее месте зияла пустота. Пришлось потратить немало сил, чтобы заполнить дыру хоть каким-нибудь содержимым. Так Хината открыла в себе талант к писательскому ремеслу. Забить голову чужими переживаниями — что могло быть более отвлекающим? Она придумывала красочные истории, вплетала в них реальные события из жизни Шиноби и получала неплохой приключенческий роман. Дописывая последний рассказ, Хината пыталась представить человека, кому осмелилась бы дать свою писанину на обозрение, и неожиданно вспомнила его учителя. Наверное, Джирайя-сан также искал спасение в книгах от удручающей тоски по чему-то, или кому-то, очень важному.
Полгода она стойко придерживалась выбранной позиции. Отец гордился ею, если бы только знал о достижениях дочери. Но она не сочла нужным давать огласку внезапно забурлившей твердости в крови Хьюга. Не догадывался о глобальных переменах и Киба. Он предпочел насупиться и хранить молчание до самого порта. Когда же их отряд зашел на борт торгового судна и познакомился с экипажем, Инузука заметно воспрянул духом. Дело в том, что среди бородатых моряков нашлась одна симпатичная девушка. При виде большого белого пса ее глаза загорелись как у ребенка, и Киба, гордо расправив плечи и значительно прибавив в росте, потратил добрую часть пути, окутывая миловидного юнгу своим обаянием. Все бы ничего, но их мурлыканье нечаянно услышал Наруто. Не сдержавшись, он довольно жестоко подстебнул друга. Ситуацию попытался спасти Шино, чем окончательно опозорил несчастного донжуана. Так что по прибытию команды на остров Нанакусаджима Киба вновь стал светящимся источником убийственной ауры.
— Уже поздно. Поставим палатку и отдохнем с дороги, а завтра начнем сбор трав. Я первая на дежурство, — проговорила Хината, скидывая рюкзак на землю.
Эта поляна показалась ей хорошим местом: недалеко от реки, безветренно и свободно от драгоценных медицинских растений. Здесь их правда было полным-полно. В сумерках Хината успела приметить парочку нужных соцветий из длинного списка Сакуры. Впрочем, рассмотреть их получше удастся завтра, при свете. Сейчас они могли нарваться на нечто ядовитое и опасное. Харуно весьма доходчиво пояснила, что маскирующихся цветков никак не меньше, и лучшие условия разом с повышенной внимательностью в таком занятии совсем не помешают. Отведенного времени на выполнение миссии хватало с головой: капитан корабля обещал забрать их по дороге через три ночи, и торопиться было не к чему. А насладиться пребыванием в необычном месте выпадало далеко не каждый раз.
Пока парни сооружали ночлег, Хината вышла к реке, оглядеть окрестности. Густые деревья покрыли всю северную часть холмов, в пяти километрах на восток начинался обрыв, а ближе к западу, где река сворачивала и скрывалась от глаз обычного человека, бьякуган обнаружил скалистый водопад. Хината вдохнула свежий воздух полной грудью и почувствовала, как расслабляется тело. Она опустилась на землю, вытянула ноги перед собой и прикрыла веки. Здесь было очень тихо и очень спокойно. Она не предполагала, что необитаемый остров окажется таким чарующим. Мысль о расстоянии в десятки миль от других людей будоражила. Впервые со вчерашнего вечера она обрела уверенность в том, что в присутствии Наруто нет ничего криминального. Это вообще нисколько не меняло положение дел, разве что обещала возрасти скорость сбора трав.
— Тебе не обязательно жертвовать сном. Командир вправе не выполнять такую работу. Он должен отдавать ее кому-то другому. Мне, например.
Хината вздрогнула, когда рядом с ней уселся Наруто. Она хотела отодвинуться, но напомнила себе, что все эти месяцы обучалась самоконтролю, значит должна пересилить неловкость и волнение, вести себя максимально сдержанно.
Он окинул взглядом округу и широко улыбнулся.
— Здесь ничего не изменилось.
— Тебе приходилось бывать здесь раньше?
— Приходилось, — кивнул он. — Перед войной. Тогда мы с Ямато-сенсеем, толстобровым сенсеем и Аобой отправились из порта в страну Молнии. Начался шторм, и нам повезло переждать бурю здесь. Мы еще встретились с…
Сакурой-сан и ее командой, — закончила Хината. Наруто удивленно захлопал глазами, и она в момент залилась краской. Это ж надо так проколоться! Она уткнулась взглядом в землю, нервно дернула клок попавшейся под руку травы. — Мне Сакура-сан рассказывала. Просто вспомнилось.
— Ого, — улыбнулся Наруто, — у тебя очень хорошая память, Хината-чан.
— Совпадение, — отрицательно замотала головой Хината. Она поняла, что поторопилась с выводами. Расслабляться рано. Влияние Наруто на ее состояние ничуть не убавилось. Ей нужно было срочно отгородиться от него. — Знаешь, тебе лучше ложиться. Завтра вставать с восходом. И желательно не клевать носом.
— Так тем более! Я не устал, а ты выглядишь немного… Давай я подежурю. Заодно избавлю Кибу от усердного бубнежа перед сном.
— Я еще хочу выбрать лучший путь на карте и составить план.
— Отличненько, я помогу.
— Нет. Быстрее самой.
— Ну знаешь, я не такой тугой, ттебайо, — он нахмурил брови и по-детски надул губы, а Хината чуть не захныкала: слишком давно она не видела его забавные кривляния.
— Я не это имела ввиду. Просто... Иди, я правда справлюсь. Спасибо.
Наруто было набрал воздух, чтобы продолжить спор, но увидел, как она стремительно отвернулась, плотно сжав губы, будто съела вязкий, противный фрукт. Он почувствовал легкий укол в груди и подумал, что по какой-то причине его пребывание вблизи приходится ей в тягость. Откровенно говоря, он давно заподозрил неладное, и видеть доказательства воочию оказалось неприятно. Ему ничего не осталось, как послушно встать и скрыться за брезентовой тканью палатки.
На следующее утро Хината подняла всех с первыми лучами солнца. Она дала время Кибе и Наруто отойти от сладкого сна, навеянного дикой природой. Вместе с Шино, который всегда прислушивался к биологическому ритму и просыпался на рассвете сам, разложила перекус и, покамест все тщательно жевали рисовые лепешки, достала карту. Остров был поделен красным маркером на несколько секторов. Проходить их планировалось с юга-востока на северо-запад. Рядом со схемами маршрута Хината положила пару иллюстраций с образцами диковатых растений.
— Почему бы не воспользоваться теневыми клонами? Мы так за день управимся.
— Клоны твои все цветы вытопчут. Ни к чему портить окружающую среду, — проговорил Шино, с интересом изучая предоставленные изображения.
— Да и внимательным надо быть к деталям, — Киба задержал взгляд на Наруто. Он презренно сощурился и досадно вздохнул. — Тебе в принципе такую работу страшно доверять. Черт, о чем вообще Шестой думал, отправляя тебя с нами?
— Да харе уже ныть, Киба, задолбал, даттебайо!
— Нет, Киба прав, — вмешался Шино. — Внимательность никогда не была коньком твоим. Спорить не буду, ты стал более сообразительным за прошедший год, однако это не одно и тоже. Вот, посмотри, что нарисовано здесь?
— Одуванчик? — неуверенно выдал Наруто, глядя на протянутый экземпляр.
— Неверно. Да, головка схожа, однако присмотрись к форме листа. Она совершенно иная. Подозреваю, так будет практически с каждым растением. А в некоторых случаях ошибка может привести к летальному исходу. Будь капитаном я, тебя одного не отпускал бы. Все же решение за Хинатой. Что скажешь?
Все дружно уставились на Хьюга: Киба — с желанием подтвердить свою правоту, Шино — как всегда беспристрастно, а Наруто — обжигающе решительно. Хинате сделалось дурно. Она не хотела задевать его, но понимала, что Шино прав. Наруто был сильным, отважным, храбрым и ужасно рассеянным. Возможно, он мог пойти с кем-нибудь из них. Но компания с Кибой скорей всего привела к новой ссоре, Шино не стал бы сопротивляться поначалу, спустя же час, максимум полтора, его сговорчивости обязательно наступил конец — в этом Хината не сомневалась. Абураме терпеть не мог работать в шуме, а учитывая род предстоящей деятельности и особенности характера, Наруто вскоре наскучило долгое молчание, и он приступил бы к дониманию друга. Получается, единственный, кто мог принять его в свое одиночество — она сама. Но она боялась, очень сильно боялась сорваться и снова вернуться к изнуряющей надежде и пустым мечтаниям.
— Я каждому выдам свитки с образцами. На всех обведены детали, к которым стоит присмотреться с особой внимательностью. Если вы все равно будете сомневаться, оставьте и идите дальше. Что касается Наруто-куна… — она отвела взгляд в сторону, пытаясь не фокусироваться на гипнотизирующих голубых глазах. — Оставайся на вахте, охраняй палатку. Это будет нашим местом сбора. Вдруг что, если кому-то понадобится помощь или помощь понадобится здесь, твои клоны помогут лучше всего.
Она знала, такой ответ его не обрадовал, потому не стала подымать глаз. Быстро раздала иллюстрации, определила по три сектора на человека, попросила вернуться до захода и, схватив рюкзак, умчалась в выбранном направлении.
Глядя вслед удаляющимся друзьям, Наруто ощутил невероятно гадкое чувство — одиночество. Время будто вернулось вспять, и теперь он вновь превратился в маленького, ни на что не способного, никому не нужного мальчишку. Звание героя войны лопнуло мыльным пузырем, даже пятна не осталось. Здесь для ребят он был обузой, лишним ртом и раздражительным фактором. И зачем только Какаши-сенсей отправил его на эту миссию?
— Когда я стану Хокаге, ни за что не буду так глупо разбрасываться людьми, — буркнул Наруто, растянувшись на травке в тени дерева.
— А ты сначала им стань, — прохрипел низкий голос прямо в голове. Наруто закрыл веки и увидел большого рыжего лиса. Тот свернулся клубком, положив морду на передние лапы, лениво приоткрыл один глаз.
— Курама, это полный отстой. Словно я не могу собрать какие-то цветочки! Хотя бы ты со мной остаешься.
— Хотя бы твои друзья способны анализировать. Я полностью поддерживаю их решение. Так что оставь скулеж и хорошенько отдохни.
— Мне заниматься надо, еще столько всего перечитывать, а ты «отдохни» говоришь…
— Не верю своим ушам! Малыш, ты стоишь на пороге открытия нового мира. Мира, где нога Наруто Узумаки прежде никогда не ступала. Мира ботаников. Так и до очков дорасти недолго, — лис засмеялся, и по телу Наруто прошлась легкая щекотка. — А вообще, отдых — неотъемлемая часть занятий. Без него ты скоро загнешься. Да и Какаши не дурак, чтобы просто так отправлять тебя кто знает куда.
— Да как так-то?!
— Мне и этому учить тебя? Расслабь булки и наслаждайся природой вокруг.
— Хах, легко сказать.
— Молодежь… не умеете вы ценить прекрасное.
Наруто ничего не ответил. Совет лиса ему показался не таким уж и плохим. Бездельничать в деревни не давало приближение мечты, а здесь сама судьба-матушка прописала покой и крепкий сон. Но уснуть не удалось. Вместо этого он принялся размышлять о прекрасном в собственной жизни. Остров Нанакусаджима определенно подходил под описание, девятихвостый знал, о чем говорил. И все-таки чего-то не хватало. Наруто попытался вспомнить, когда в последний раз чувствовал себя абсолютно спокойно, без тревожных мыслей. К удивлению, таким периодом было его нахождение в больнице. Угроза миновала, человечество продолжало существование, альянс действовал, Саске вернулся — этого хватило с головой, чтобы откинуть другие вопросы на потом. И пускай лечение ран и переломов приятным делом назвать сложно, его скрашивали частые визиты друзей. Особенно хорошо бывало, когда приходила Хината. Толи из-за маленького роста и хрупкости, толи из-за бесконечной поддержки, рядом с ней Наруто ощущал себя суперменом, способным на все. Она умела слушать лучше любого другого, никогда не задевала по поводу и без и вообще вела себя мило и приветливо. После их встреч Наруто пребывал в необычайно легком настроении, буквально воздушном. И принесенный ею рамен был совершенно ни при чем. Но почему-то все прекратились. Поначалу он думал, что обидел ее и сам того не заметил, потом убедил себя, что она попросту занята. Хината итак уделяла ему много времени, а ведь помимо дружбы с ним у нее имелись другие заботы. Например, семья, миссии, тренировки, шоппинг… или чем там еще девушки любят заниматься? Когда Наруто наконец-то посчастливилось увидеться с подругой, привычной учтивости между ними не возникло, в последующие разы тоже. И вот теперь, обладая многочасовым запасом скуки, Наруто вновь задумался: в чем все-таки он мог так сильно проколоться?
— А ты, смотрю, зря время не теряешь. О важном думаешь, — подстегнул лис, подслушав его мысли.
— Да что б ты понимал.
— Не уж то женщинами стал интересоваться? Совсем вырос мальчик.
— Очень смешно, — Наруто почувствовал, как загорелись щеки. Он понадеялся, что лис достаточно пригрелся на солнышке и поленился открывать глаза. Тот действительно изображал спящего, но все равно глухо хохотнул, и Наруто недовольно скривился. — Она — моя близкая подруга. Я хочу понять причину.
— Если это тебя так волнует, почему бы не спросить напрямую?
И правда, как он сразу об этом не подумал? Наруто подорвался и заходил взад-вперед. Его заданием было сидеть на посту, однако необитаемый остров для того и необитаемый — чисто теоретически никто нападать не станет. Дежурство можно оставить на клона, а убедиться в отсутствии посторонних проще простого, когда ты — прекрасный сенсор.
Собрать природную энергию получилось быстрее, чем он ожидал. Режим отшельника подтвердил единое присутствие их команды на острове, и Наруто создал про запас двух теневых. Пожелав им удачи, он кинулся вдоль реки на восток, откуда слышал поток ее чакры, вскоре заметил Хинату. Она потерялась среди невысоких кустиков с ярко-красными плодами-ягодками — только макушку и видно. Это позабавило Наруто, и он, переполненный энтузиазма, бегом направился к ней.
— Э-эй! Хината! Хината!
Наруто-кун? — Хината вынырнула наружу. Кончик ее носа, все руки и волосы измазались в земле. Она вгляделась в стремительно приближающуюся фигуру напарника и узнала метки активированного режим отшельника. Вскочив на ноги, ринулась навстречу. — Что случилось? Что-то не так с Кибой или Шино?
— Нет, — он остановился. Лучезарная улыбка не сходила с губ. Наруто во все глаза смотрел на маленькую перепуганную Хьюга. Непонимание ситуации, неряшливый вид и присущая ей миловидность вызывали неизвестную доселе радость. — Мне очень нужно спросить тебя.
— Что?
— Ну-у… э-э… — он понятия не имел, как начать разговор. Хината ждала. Она поднесла руки к груди, сжимая в них странный грязный предмет и не замечая, как он пачкает без того замазанную кофту. Наруто явно отвлек ее от плодотворной работы, ему стало стыдно. Неловко почесав затылок, он ляпнул самый дурной вопрос из всех возможных: — как дела?
— Ты покинул пост, чтобы спросить, как у меня дела? — озадаченно переспросила она.
— Нет, не только, — он попытался придумать другое, максимально похожее на реальность оправдание и снова оглядел Хинату. — Я хотел спросить, не нужна ли тебе помощь с этими… странными штуками?
— Это корень женьшеня, — пояснила она, тоже уставившись на изогнутый росток с длинными тонкими ответвлениями. — Ох, Наруто-кун, ты ведь должен быть у палатки. А если что-то случится?
— Ты только не злись. Я проверил окрестности и оставил клонов вместо себя. Если что-то и случится, мы сразу об этом узнаем. Здесь от меня больше проку, даттебайо! Буду помогать и охранять, — он довольно улыбнулся такой вовремя подоспевшей отмазке, но Хината никак не отреагировала. Она потупила взгляд, рассматривая уродливый корень женьшеня и думая, что Наруто просто стало скучно. Поэтому он выбрал самого мягкотелого среди троих, кто быстрее всех согласился бы пойти на уступки, и не прогадал. Хината не могла разозлиться на него, наказать за фактическое игнорирование приказа. Наверное, он и капитаном ее не воспринимал. — Эй, ты чего такая грустная? — Наруто присел, желая заглянуть в ее перепачканное личико, и Хината живо отвернулась.
— Их надо вырывать с корнем, просто повторяй за мной, — проговорила она ровным голосом, опускаясь на колени и приступая к работе.
Они практически не разговаривали. Наруто сделал пару попыток разрядить обстановку, но все они не увенчались успехом. Хината не была настроена на беседы, разве что это непосредственно касалось женьшеня. К вечеру Наруто сам корил себя за поспешное решение. Себя и Кураму, на что лис безразлично фыркал, мол, вам, людям, помогать — себе дороже.
Небо окрасилось в розоватый оттенок. Наруто устало выдохнул. Согнутая спина жутко болела, тело зудело от грязи. Полевые работы никогда не входили в список любимых, и он с нетерпением ждал, когда Хината даст отмашку возвращаться. Он обернулся и понял, что за монотонным занятием она ушла глубоко в свои мысли. Ему не хотелось выглядеть слабым или ворчливым, но судя по сосредоточенному выражению лица, Хината могла так просидеть еще очень долго.
Киба и Шино, наверное, уже ждут нас, — аккуратно предположил он.
— Что? — она резко вздрогнула, оглянувшись.
— Ты говорила вернуться всем до захода.
— Да, точно, — она еле заметно качнула головой, будто отгоняя наваждение, кинула последние корешки в высокую плетенную корзину и встала на ноги.
— Даттебайо, хорошо, что я здесь. Сейчас создам клонов и донесем все в один присест, — Наруто уже вскинул руки, чтобы сложить печать, но Хината остановила его.
— Не нужно. Я позаимствовала свитки у Тен-Тен-сан. Нам нет надобности нести все самим, — она достала сверток, развернула его на ровной поверхности. Вместе с поникшим Наруто снесла собранные корзины в центр и запечатала их внутри.
Возвращались к палатке ребята тоже молча. Наруто даже повеселел, завидев впереди огонек и несколько пляшущих теней вокруг. Впрочем, хорошенько присмотревшись, почувствовал неладное. Два его клона сидели вместе с Кибой, который подозрительно довольно скалился. Наруто рассеял технику и тут же припустился бегом, что есть мочи завопил.
— Ах ты гребанный мудила! Ограбить меня решил?!
— О, оригинал явился, — Киба бросил колоду цветных карт ханафуда 1, откинулся назад и облокотился на локти. — Тебе твои копии все точно передали, до последнего рё?
— Гнида ты поганая, какого хрена тут устроил? Решил так отыграться за вчера?
— Я просто коротал досуг. Вы то, поди, не сильно торопились присоединиться к нам, — он поиграл бровями, переводя взгляд с Наруто на Хинату и обратно. Но приметив, как она разочарованно опустила голову и направилась к палатке, понял, что взболтнул лишнего, мигом попытался реабилитироваться. — Будешь знать, как нарушать приказы. Тебе сказали сидеть тут, а не шастать по острову. Так что считай, что я вынес тебе приговор.
— Ну и придурок, — буркнул Наруто, падая рядом с другом. — Если бы я был здесь, ты точно остался с голой жопой.
— А какая разница? Или у тебя при теневом клонировании и мозг пополам делится?
— Сейчас довякаешься, — Наруто замахнулся кулаком, и Киба, громко хохоча, увернулся от удара.
— Ты можешь отыграться, а?
— Да пошел ты.
— Я серьезно. Как раз умишко свое воедино собрал. Ты же знаешь, я долги не прощаю. Только умойся сначала. В такие грязные руки карты не получишь.
Наруто задумчиво почесал подбородок. Проиграть всю зарплату с этой миссии казался совсем печальным исходом. Он обернулся проверить как там Хината, но она вряд ли так скоро отошла от своей загадочной обиды. Спать тоже еще не хотелось. Как не крути, причин согласиться было больше. Он зыркнул в сторону, где виднелась согнутая фигура Шино, и вопросительно посмотрел на Кибу. Тот закатил глаза.
— Эй, Шино, ты закончил со своими букашками? Может сыграешь с нами?
— А что не так с жуками? — Хината показалась из-за тяжелой брезентовой ткани. В руках она держала полотенчико и небольшой пузырек.
— Тебе точно понравится эта история, — хмыкнул Киба, и они дружно уткнулись взглядами в спину жуковода.
— Что ты там делаешь, Шино-кун? — Хината подошла ближе, с интересом заглядывая ему через плечо, и увидела прозрачный ящик. Он был наполнен зелеными ветками, листья которых не переставая шевелились. Хината присмотрелась получше, заметила двух жуков.
— Их нашел я, когда собирал Мондорасо 2. Издавна считал клан Абураме вид этот вымершим, однако вот самка и вот самец древних хонточу 3. Последних таких видели еще до основания Листа. При укусе хонточу выделяют яд, подобный сыворотке правды. Они неприметны из-за маленьких размеров своих. В эпоху воюющих государств их часто использовали предки мои. Поговаривают, с помощью жуков этих разоблачили несколько советников дайме страны Огня в измене родины. Думаю, сама понимаешь, какую ценность несут хонточу, тем более в мирный период. Шансы малы, но, возможно, смогут привыкнуть они к чакре моей, тогда с собой в Коноху заберу их я.
— Потрясающе, Шино-кун! Я уверена, у тебя все получится.
— Спрошу сразу.
— О чем?
— Задача непростая это — жуков подчинять. Одним вечером здесь не управишься. По расчетам твоим времени у нас в излишке было. Могу ли я половину дня завтрашнего посвятить делу своему?
— Ах, это, — Хината краем глаза скользнула по Наруто. Они с Кибой не стали слушать пояснения Шино — первому жуки были неинтересны, а второй уже слышал все дважды. Наруто успел сбегать к реке и теперь выглядел вполне себе чистым. Киба мешал колоду, что-то бодро рассказывая другу. — Но Наруто-кун не сможет заменить тебя. Ты сам говорил, что он невнимательный к деталям.
— Думал об этом я. И, если ты не возражаешь, Наруто может отправиться с тобой. Сегодня ведь он помогал, и вы быстрее справились, я прав?
— Да, наверное. Мы успели собрать больше, чем я планировала.
— Вижу я, не по душе тебе развитие такое. Признаюсь, удивлен. И при других обстоятельствах ни за что не просил об услуге рода подобного. Но открытие это может сыграть роль значительную для клана моего. А подчинить легче насекомых в среде привычной для них. Потому прошу помощи не как у земляка и капитана, а как у друга близкого.
— Хорошо, Шино-кун. Это важно для тебя. Я согласна пойти навстречу.
— Спасибо, Хината.
Он поднял коробок и унес его в палатку. Хината проводила Абураме печальным взглядом, вновь и вновь повторяя про себя, что вопрос целого клана куда важнее ее безответной любви. Она много месяцев потратила на обуздание эмоций, и вот настала пора проверить старания, так сказать, сдать контрольный тест. Забавно, но, если бы ей сейчас предложили по второму кругу пройти экзамен ну чуунина в Лесу Смерти, она не задумываясь согласилась, лишь бы не проживать следующие два дня в компании с Наруто.
— Может к нам присоединишься? — Шино вышел на улицу и указал на шумных парней у костра. Она отрицательно замотала головой.
— Нет, спасибо. Я пойду, ополоснусь.
— Не задерживайся.
Хината кивнула и побежала к воде, а Шино присел рядом с Наруто и Кибой. Он дождался новой партии, вступил в игру. За короткое время они неплохо разогрелись. Наруто удалось отбить часть проигранных раннее денег, и теперь он ехидно потирал ладошки, готовый содрать с Инузука вдвойне.
— Фулл-хаус! — закричал Наруто, машинально прихлопнув очередного комара. Шино болестно скривился. Он устал просить товарищей не трогать насекомых. Они и пытались, но за последний час кровопивцев налетело так много, что терпеть не было сил.
— Не та игра, дурень.
— Что такое, Киба, уже не так радостно трепишься?
— Я все еще в плюсе, — пожал плечами он.
— Это ненадолго.
— Закругляться пора, — Шино подавил желание зевнуть, отчего его щеки смешно раздулись. Наруто только приготовил шутку, как Абураме оглянулся и негромко произнес: — Хината не вернулась до сих пор.
— Она разве не спит? — удивился Наруто.
— Нет, ушла к реке.
— В каком смысле к реке?
— А в каком еще смысле можно уйти к реке? — саркастично протянул Киба. — Не бойся, скоро придет. Она недалеко. Вдруг что, Акамару уже лаял бы вовсю.
— Не понял, — Наруто посмотрел на пса. Его сонная поза явно шла в расхождение со словами хозяина. И Наруто, сам того не заметив, завелся. Он грозно обвел взглядом всех присутствующих членов команды Восемь. — Почему это вы такие спокойные?
— А тебе и не надо понимать. Лучше иди, денежки пересчитай. Может сразу долг отдашь.
— Что за бред, Киба?
— Успокойся, Наруто. Она так делает иногда. Мы привыкли следить за ней на расстоянии. Ты главное не беги искать, а то хуже будет, — Киба похлопал его по плечу и встал. — Да, кстати, раз в тебе так много энергии, дежурь первым.
Наруто зло покосился в спины друзей. Он абсолютно не понимал и уж точно не разделял их невозмутимости. Почему исчезновение Хинаты вообще стало для них делом обыденным? Неужели он ошибся, и она не обижалась, а в принципе изменилась и приобрела дурную привычку разгуливать в одиночестве по ночам? С другой стороны, он никогда не был с ней настолько знаком, чтобы утверждать, что свойственно Хинате, а что — нет. Моменты, когда она вела себя странненько, случались и раньше. Просто тогда он не заострял на них внимание — кто из нас не без изъяна? — а сегодня почувствовал дикую ревность, потому что тот же Киба знал о ней куда больше и наверняка был намного ближе. Не удивительно. Наруто, к примеру, читал Сакуру как открытую книгу. За столько лет совместной работы он выучил все ее повадки, мог предугадать любую реакцию, даже раскрыл тайну взаимосвязи размера жилы на лбу и силы последующего удара. Он всегда считал эти знания нормой, но относительно Хинаты шкала нормальности резко давала сбой. В итоге в его голове заварилась такая густая эмоциональная каша, что Наруто потерялся в возможности хоть как-то ее расхлебать. Он не привык решать такие проблемы, не знал, с чего начать. Потому самым верным методом выбрал тот, что был характерен ему самому — действие.
Осмотревшись вокруг, он убедился, что Шино и Киба легли. Акамару, едва ли собирался пробуждаться, валяясь у входа в палатку. Наруто встал, на цыпочках отошел подальше, а затем рванул на полной скорости. Он бежал вдоль реки, но в двух километрах от ночлега так никого и не встретил. Тогда взял курс чуть в сторону, стараясь не упускать из виду берег, вскоре забрел в чащу. Наруто было подумал, что сбился с верного пути и для эффективности хотел воспользоваться режимом отшельника, как внимание привлек шум. Он последовал за ним и вышел к небольшому скалистому водопаду.
Там, у подножия, мелькнула фигура. Еще и еще. С грациозностью кошки она перепрыгивала с места на место, оставляя позади круговые волны. Наруто слышал, что кошки не любят воду, а эта явно была исключением. Она плавно подымала руки, и капли, повинуясь, взлетали вверх. В памяти смутно зашевелились призрачные тени. Он когда-то видел нечто подобное, лет так в тринадцать, но совершил оплошность, и девушка-кошка исчезла. С годами интерес узнать кто она забылся и все же не пропал окончательно, а теперь лишь усилился. Наруто вгляделся вдаль, пытаясь понять, человек ли она вообще? Может это лесной дух, и ему несказанно посчастливилось наткнуться на него аж дважды? В этот раз он не желал упускать шанс вынюхать правду, пообещал себе быть предельно осторожным. Тихо спустившись к краю, спрятался за огромным валуном. Чуть высунув макушку, наконец смог различить больше, и это больше, заставило его густо покраснеть.
Она была совершенно голая. Объемная грудь вздымалась вверх и падала под собственной тяжестью. Капли стекали по ней, пропадая в ложбинке, когда кошка сжимала плечи, потом снова появлялись и снова терялись в районе округлого живота, а дальше... Наруто стыдливо отворачивался, потому что она вдруг наклонялась. Он ругал себя, и все равно оставлял глаза открытыми. Он не знал, благодарить судьбу за то, что ее волосы доставали ровно до пояса и не скрывали ничего ниже, или же сетовать. Дева была как с картинок журналов извращенного отшельника, но намного лучше. Чарующая. Волшебная. Незабываемая. Наруто внимал каждому движению ее танца, хотел запомнить все до мельчайших подробностей. Он даже не дышал лишний раз, боясь спугнуть прекрасное. И вот, она подошла максимально близко, он осмелился взглянуть выше. Кошка повернулась лицом, и Наруто окунулся в знакомую белизну ее глаз.
Его будто окотили из тазика с ледяной водой. Он быстро спрятался за камень, пытаясь отдышаться. В голове судорожно пульсировала одна мысль: бежать! И Наруто, повинуясь инстинктам, стартанул так, как если бы от этого зависела его жизнь. Он не успел заметить, был ли активирован бьякуган. Он вообще не мог сказать, увидела ли Хината его. Вернее, всеми силами надеялся, что этого не произошло. Не имел представления Наруто и о том, сколько шума наделал, пока выбирался из леса. Достигнув палатки за рекордное количество времени, он влетел внутрь, вцепился в спящего Кибу и со всей силы затряс.
— Ты что, свихнулся?! — Киба дернулся, почувствовав, как пальцы Наруто больно впились в плечо.
Киба, Киба, Киба-ку-ун, — панически шептал Наруто, — быстрее! Подымайся. Вставай! Вставай же!
— Да что стряслось?!
— Замени меня на посту. Вернее, не так. Притворись, что ты все время был там, а я — тут! Спал, понимаешь?!
— Нет, я ничего не понимаю, — Киба раздраженно высвободился из цепких лап Наруто и отодвинулся. — Тебя что, жуки Шино покусали? Что за бред ты несешь?
— Я верну тебе все деньги за эту миссию. Да я месяц тебя раменом в Ичираку кормить буду! Только пожалуйста, сделай так, как я прошу. И молчи, до конца жизни молчи об этом!
— Месяц, говоришь? — Киба подозрительно уставился на друга. Он понятия не имел, что могло случиться, чтоб Узумаки загадал такие высокие ставки, но вразумительных ответов на вопросы сейчас вряд ли бы добился. Он устало провел рукой по лицу, и все еще приходя в себя от неожиданного пробуждения, согласился. — Но это в первый и последний раз.
Наруто быстро закивал, выпихнул Кибу на улицу, а сам прыгнул на его место и притворился спящим. Получилось это очень плохо. Дыхание не приходило в норму, сердце стучало как бешенное, а перед глазами стоял ее образ. Наруто зарылся лицом в подушку и застонал. При всей своей бурной жизни такого позора он еще никогда не испытывал.

Footnotes
1. Ханафуда («цветочные карты») — разновидность колоды игральных карт японского происхождения, используемая для нескольких игр, и самой игры с использованием такой колоды.
2. Мондорасо («Трава Мондора») — имя возможно взято от мандрагоры — многолетнего травянистого растения (да, да, то самое визжащее растение из ГП).
3. Хонто с яп. — истина, действительность, реальность. Хонточу — выдуманный автором вид жуков.

Остров. Глава 2

Ночью его мучали кошмары. Юная Хината, что только-только выпустилась из академии, скромно опускала глазки и танцевала совсем недетские танцы. Наруто бегал вокруг, упрашивая ее надеть что-нибудь помимо коротенького платьишка. Пластичная девочка выскальзывала из рук, как дым. Приходилось думать настоящую ловушку. И Хината попадалась в нее из любопытства. Наруто сразу заворачивал малышку в свою длинную куртку, уже застегивал змейку, и слышал строгий голос.
— Как ты мог?
Неджи… я не хотел. Прости! — кричал Наруто. Он находил Хьюга стоящим позади. Бледное лицо не выражало эмоций, но по взгляду все было понятно и так.
— Я доверял тебе.
— Я не предавал!
— Ты делаешь это прямо сейчас.
Наруто снова оборачивался к Хинате. Теперь она выглядела взрослее, как в жизни. Она улыбалась и стягивала куртку, под которой больше ничего не было. Он зажмуривался и все равно видел ее тело. Ах, какое прекрасное тело… Голос Неджи спрашивал: за что он так с ней, но Наруто не понимал, какой смысл был вложен в эти слова. Он чувствовал касание маленьких пальчиков на шеи, открывал глаза и обнаруживал ее крепко прижатой к себе его же рукой.
Неджи, я не… я не…
— Сопляк… — хрипел другой голос возле уха.
Он смотрел вниз, Хината рассеивалась. Вместо нее появлялся грозный Хиаши. Наруто в ужасе отскакивал назад, а Хиаши несся на него, сложив ладони так, как делал это Неджи перед самой сильной атакой.
— А-а-а! — он резко вскочил, но кинуться прочь не дала навалившаяся сверху туша. Дышать стало трудно, что-то вонючее щекотало нос. Было очень жарко и мокро, а потом давление прекратилось, и до Наруто дошло, что он по-прежнему в палатке. Рядом сидел Киба и Акамару. Пес довольна гавкнул, смачно заляпав слюной все впереди. Наруто вытер краем одеяла со лба то, что до этого считал потом. — Фу, Акамару, плохой мальчик!
— Лучше бы тебе пить снотворное. Всю ночь орал, — Киба состроил кислую мину. По правде говоря, за пару часов у него накопилось много вопросов, и все их задавать в конкретный момент было как-то неправильно. — Мы ждем снаружи. Прежде, чем выйдешь, приведи себя в порядок. Я и не думал, что кошмары могут так заводить, — он кивнул на одеяло, где бугорком виднелись последствия откровенных снов. Наруто, пойманный с поличным, выругался и на автомате подогнул ноги. Он вмиг раскраснелся, и Киба громко заржал. Акамару, подыгрывая настроению хозяина, запрыгал по палатке, лая и обливая всех слюной.
— Валите уже, придурки!
Киба шустро выскочил вон, забрав с собой пса. Наруто плюхнулся обратно на подушку и обреченно закрыл лицо руками. Кажется, он навечно уничтожил дружбу с Хинатой, по крайней мере, для себя. Об этом ли предупреждал Киба, произнося свое «не беги искать, хуже будет»? Он с самого начала намекал, что в курсе ее тренировок у реки, и, по всей видимости, знал, каким образом они проходят. Означало ли это, что он тоже попадал в такую ситуацию? И если да, каким образом справился с желанием и как теперь свободно смотрел в ее светлые глаза? Для Наруто заурядный разговор с Хинатой отныне представлялся чем-то нереальным. Кто вообще после увиденного мог не думать о ней, как о женщине? А если и думал… Наруто до боли стиснул зубы, когда мысленно обрисовал ночной эпизод с участием другого мужчины. Физиономия Кибы почему-то не клеилась под стать того подлеца, но на всякий случай стоило убедиться в его непричастности.
Через десять минут Наруто показался на свет. Он прошел к потухшему очагу, где ждали ребята, не поднимая головы поздоровался и присел с краю. Хината принялась объяснять план на сегодня. Она раздала новые образцы растений и демонстративно обвела маркером их приблизительное местоположение на карте. Все сказанное долетало до Наруто частично. Он проигнорировал детали, больше концентрируясь на том, чтобы вести себя по-обычному, не вызывая подозрений. Но, услышав собственное имя, на секунду забыл о смущении.
— Чего? — переспросил он, посмотрев прямо на Хьюга. Она неловко повела плечиком и взволнованно облизнула губы. Глаза Наруто расширились. Он вновь почувствовал жар на щеках, поспешил отвернуться. Но мозг уже зафиксировал этот ее жест в памяти и стал проигрывать в замедленном режиме, заставляя Наруто чувствовать себя последним козлом.
Шино-кун будет занят некоторое время экспериментами с хонточу. Нам нельзя выбиваться из графика, поэтому лучше, если ты пойдешь со мной и поможешь, как вчера.
— Наконец-то ты по-настоящему пригодишься.
Киба-кун! Что ты такое говоришь?
— Да ну, — Киба отмахнулся от осуждающего взгляда Хинаты. Она вздохнула, попросила Шино оповестить, когда он примется за выполнение миссии, и пошла в палатку, взять рюкзак.
— Эй, Киба, — тихо позвал Наруто, хватая того за рукав куртки.
— Чего тебе?
— Скажи, а когда Хината вернулась?
— Минут через двадцать после того, как ты уже давно спал, — глумливо оскалился он, заключив в кавычки «давно». — А что? Я надеюсь, ты не пошел искать ее тогда?
— Не-ет, — машинально протянул Наруто. Киба недоверчиво вздернул бровь, но Наруто решил твердо стоять на своем. — А ты не знаешь, чем она там занималась?
— Боже, ты как банный лист! Никак не отцепишься. Тренировалась она, ясно? Она всегда сбегает на тренировку, когда выпадает возможность. Так что можешь угомонить свой бешенный интерес.
— А ты когда-нибудь видел эту тренировку? — совсем тихо пробубнил Наруто.
— Что?
— Ты видел эту тренировку? — раздраженно повторил он.
— Нет, — пожал плечами Киба. — Она из разряда секретных, клановых. Я только знаю, что там как-то задействована вода.
— О-ох…
— Слышь, Наруто, с тобой все в порядке? Ты какой-то странный…
— Все путем, не бери в голову. Я просто не выспался.
Киба натянул похабную улыбку и понимающе похлопал Наруто по плечу. Тот затравленно сжался, но увидев неподалеку ожидающую Хинату, быстро попрощался и побежал к ней.

Адская мука идти за объектом своих грез и бояться с ним заговорить. Во всяком случае, Хината не казалась сердитой и обиженной, и Наруто посчитал это верным признаком ее неведения о его грехах. Она даже изредка поглядывала на него, правда, как-то жалостливо, потому он старался не обольщаться. Он отсеивал любые воспоминания о безупречных формах подруги. Если нечаянно замечал, как она наклонялась или потягивалась, живо представлял переполненную мужскую баню или дурно пахнущую порцию карри от старухи Саншо, и фривольные мысли отступали. К середине дня Наруто окончательно попустило.
— Здесь все, — Хината впихнула последний стебелек цветущего тамашири в корзину, и Наруто перенес весь лечебный букет в центр свитка. На сегодня это была четвертая печать, что не могло не радовать: в сроки они точно укладывались. Оставался последний пункт из представленного утром списка. Для его выполнения следовало подняться на холм повыше. Хината кинула свиток в рюкзак, сделала шаг и ощутила резкую боль в лодыжке. Она схватилась за первую попавшуюся опору — за Наруто.
— Ты чего? — он машинально придержал ее, не давая упасть.
— Нога, — пожаловалась она. — Мне нужно присесть.
Наруто огляделся и приметил неподалеку камень. Он нагнулся, чтобы Хината смогла опереться на его плечо, но оказался слишком высоким и без лишних слов подхватил ее на руки. Она тихонько охнула от неожиданности, тем не менее возражать не стала, только опустила голову, чтобы скрыть румянец.
— Как так получилось? — обеспокоенно спросил он, аккуратно усаживая ее на булыжник.
— Я вчера поскользнулась у реки, — смущенно проговорила Хината, — но ничего не болело, и я подумала, что все в порядке. А сейчас, видимо, ступила неудачно.
Конечно, она не собиралась рассказывать подробности падения, тем более что случилось оно от переутомления. Ночь перед миссией прошла неспокойно, следующая — в дежурстве, а днем Хината сильно устала от работы на солнце. Но учитывать все это не хотелось, когда она добралась до водопада. Да и другого повода позаниматься в таких условиях могло не представиться. Решив не обращать внимание на вялость (ведь ниндзя должен быть максимально выносливым), она избавилась от одежды и приступила к тренировке, за что со временем поплатилась. Из-за неправильно распределенной нагрузки при повороте ногу подогнуло, и Хината ушла под воду с головой. Когда она вынырнула, все вокруг показалось встревоженным. Недавно спящие птицы летали над деревьями, громко вереща. А поскольку Хината сомневалась, что могла разбудить их своим падением, проверила бьякуганом округу в радиусе десяти километров и заметила пару сломанных веток на выходе из леса, больше — ничего. Ощущение, что она упустила что-то важное, не покидало до сих пор.
— Тогда… — догадался Наруто. Он быстро сложил дважды два и понял по растерянному взгляду, что она не засекла его, но признаться в содеянном не осмелился. — Ну, ты все не возвращалась, и я начал переживать. Получается, тебе нужна была помощь.
— Нет! — запротестовала Хината. Ее щеки стали красными. Она не подозревала, что он знал о ее исчезновении. — Я не почувствовала боли. Иначе сразу бы залечила. Это не страшно, Наруто-кун. Моих знаний медицинских техник хватит, чтобы все исправить.
Хината моментально изобразила правдивость своих суждений, собрав чакру в ладонях и принявшись за лечение поврежденных связок. Наруто вздохнул и уселся рядом. Он молча смотрел на слабое зеленое свечение и думал о том, какая она упрямая. Наверное, даже упрямее Сакуры. Они обе не раз показывали силу характера в боях или на тренировках, но Сакура хотя бы не имела привычки отказываться от помощи и действовала куда более благоразумно, тогда как Хината то и дело кидалась на рожон, принося себя в жертву ради других. Она редко позволяла людям беспокоится о ней и бесконечно доказывала свою самостоятельность. У нее были причины поступать именно так, и Наруто злило что раньше он не задумывался о ее защищенности. В смысле, наследница клана, безусловно, находилась под тотальным контролем Хьюг, но насколько она испытывала моральную безопасность сама? Единственный, кто всячески заботился о ней в последние годы — Неджи. Теперь его не стало, и место исполнителя этой функции опустело. Киба и Шино пеклись по-своему. И все же они больше шли на поводу, боготворя то вольничество, о котором она наверняка неоднократно просила. Как вот вчера: она вряд ли знала, что друзья ведут подпольные слежки, потому чувствовать защиту на интуитивном уровне не могла. А Наруто очень хотелось оградить ее от этого неосознанного одиночества, одарить теплом, вниманием и опекой.
— Ишь какую тираду завел! — фыркнул лис, бесцеремонно влезая в чужие рассуждения. Уж слишком сильно его веселили эти несвойственные джинчурики переживания. — У самого-то есть моральная безопасность?
— У меня есть ты.
— А у нее — семья и пара десятков телохранителей с углом обзора в триста шестьдесят градусов. На кой черт ей твоя опека?
— Ничего ты не понимаешь, Курама. Посмотри какая она маленькая. Ее бы обнять и никуда саму не отпускать, — Наруто инстинктивно согнул пальцы, сгребая разом землю и траву. Он вспомнил, что пять минут назад действительно обнимал Хинату, правда, вынужденно и не придавая тому значения. Постыдных мыслей при этом не возникло, и сейчас хотелось просто коснуться ее руки, без лишних допущений.
— Не понимаю, — согласился лис, — но главное ей такое не взболтни, иначе быстро выбьет из башки всю дурь своей маленькой мягкой ладошкой. А вообще, странно от тебя такое слышать. Как я помню, во сне угрозой для нее был ты, а не кто-нибудь другой.
— Курама, чтоб тебя…!
Наруто-кун, — вдруг позвала Хината. Наруто резко вышел из своего внутреннего мира. Он ощутил щекочущий укол в груди, но не распознал отчего именно, потому что в этот момент лис разразился диким смехом. — На-Наруто-кун, я хотела спросить.
— О чем?
— Ну-у, — она уже прекратила лечение и теперь перебирала край кофты, боязно поглядывая в его сторону. — Я не уверена, что могу… это не мое дело… хотя…
Хината, ты можешь спрашивать что угодно, — он подобрался ближе, стремясь наладить зрительный контакт, и ободряюще улыбнулся. Хината неопределенно качнула головой.
— Я слышала, как ты говорил ночью, — тихонько сказала она.
Внутри Наруто все упало. Ему стало и холодно, и жарко. Мурашки забегали по спине. Он нервно проглотил нарисовавшийся в горле ком, представляя, как в эту минуту она разоблачает его, и прозвище, которым он когда-то наградил своего учителя, по праву передается ему самому; Хината с отвращением заявляет, что ничего другого не ожидала от такого тупицы, навсегда разрывая их хрупкую связь.
— Ты произносил его имя и просил прощение. Может быть нам стоило поговорить об этом раньше. Но я и подумать не могла, что тебе сняться кошмары с Нии-саном.
— С Нии-саном… — заторможено повторил он, чувствуя, как страх отступает. — Хината, а что именно я говорил?
— Ты просил прощения и все твердил о доверии… я не разобрала точно, — ей было очень совестно рассказывать о подслушанном. Но произнесенные слова спящим Наруто-куном не на шутку встревожили, и Хината договорилась сама с собой обязательно поднять сегодня этот вопрос. — Ты не должен винить себя. Неджи доверил тебе будущее, и мне кажется, если бы он мог видеть сейчас всех нас, видеть весь мир Шиноби, нисколько не пожалел о своем выборе. Ты полностью оправдал его надежды и продолжаешь это делать каждый день. Наверное, мне не следует так открыто выражаться, но я хочу, чтобы ты знал. Я горжусь тобой, Наруто-кун. Горжусь твоей стойкостью и преданностью собственным идеалам. Я горжусь, что мой брат смог сделать такой тяжелый выбор и положиться на правильного человека. Несмотря на все… — Хината с силой сжала кулачки и задержала дыхание. Говорить об этом оказалось сложнее, чем она думала. Еще чуть-чуть и слезы градом полились из глаз, но она пересилила себя, заставив вобрать воздух в легкие. — Мне его не хватает.
Наруто рывком поднял голову. Он был уверен, что она плачет. Спокойное восприятие никак не вязалось с такой речью, вызывая подавленность и вдохновленность одновременно. Сказанное тронуло те струны души, которые вряд ли когда-либо успокоятся. Даже стыд пришел с запозданием: Хината была гораздо лучшего мнения о нем, чем он заслуживал. Он собирался подставить свое плечо навстречу ее слезам, но наткнулся на пронизывающий взгляд. Она смотрела решительно, бойко, и Наруто словил себя на мысли, что ему нравится эта ее скрытая твердость, хотя она же не давала пробиться ближе, вновь выстраивая стену из неприкасаемой самостоятельности. Он улыбнулся и бережно взял Хинату за руку, прямо как тогда, на поле битвы.
— Спасибо, — тихо ответил Наруто, сжимая ее ладошку в своей.
Он мог сказать куда больше о доверие Неджи, которое не просто обманул, а по злостному предал. Если бы Хьюга находился сейчас здесь, точно выбивал из него дух, покуда Наруто не окочурился. Но он не стал вдаваться в подробности. Хината застала врасплох своим признанием — она умела это делать очень хорошо, а Наруто был признателен за ее слова. И пускай момент казался наполненным особой святостью, он не хотел видеть грусть на ее лице.
— Как твоя нога? — осведомился он, все еще не выпуская ее руку.
— Совсем не болит.
— Попробуешь встать?
Хината поднялась и медленно провернула стопу по кругу. Боли как не бывало. Наруто принялся нахваливать обширность ее знаний, а она — отнекиваться: такому учат будущих ирьенинов на самом начальном этапе. Они снова собирали травы, только в этот раз не в глухом молчании, а без умолку болтая. Наруто решил воспользоваться случаем и узнать как можно больше о подруге. Он задавал много разных вопросов (о семье, хобби, предпочтениях в еде и кино, любимом цвете, мечтах и, конечно же, ее предположениях на животрепещущую тему лица Какаши-сенсея или наличия репа во снах Киллера Би), она с радостью отвечала и бесконечно долго смеялась над забавными комментариями. Хината так увлеклась, что забыла не поддаваться его чарам, вести себя сдержанно. Возможно, если бы их общение не создало иллюзию правильности и гармоничности, она опомнилась. Но даже когда они набрели на ущелье и услышали оттуда странный вой, Хината не постаралась стать серьезнее.
— Что там, что там? — нетерпеливо допытывался Наруто, пока она рассматривала глубины реки в разломе.
— Какие-то огромные угри.
— Поющие угри? Как думаешь, они вкусные?
— Не знаю, Наруто-кун, но не думаю, что нам следует это выяснять. Они длинной метров двадцать, диаметром — около двух, зубы — в четыре ряда. Да и вообще я не уверена, что это угри. Выглядят достаточно противно, — она сморщила носик, и Наруто рассмеялся.
— А разве угри бывают красивыми?
Хината смущенно улыбнулась. Протяжный вой раздался повторно, и ребята нагнулись, чтобы получше рассмотреть нечто, что вынырнуло и сразу исчезло.
— Какой-то это неправильный угорь, — заключил Наруто. — Как хорошо, что Сакура-чан не придумала тащить такого в Коноху на опыты.
— Может она просто не знает о его существовании?
— Тогда мы ей точно не расскажем, — он заговорщицки подмигнул, и Хината с готовностью согласилась. Она хотела пошутить, мол, им сильно повезло, что Шино-кун увлекается всего лишь насекомыми, а не рыбами, иначе пришлось бы сидеть на острове куда дольше трех дней, но поняла, что Наруто так и не отвел взгляд, как, впрочем, и она. Детский азарт, преследовавший всю вторую половину дня, куда-то исчез, и Хинату бросило в жар. В груди защекотало. Страх, что он все поймет по ее влюбленным глазам, ускорил сердцебиение. Еще больше пугала несбыточность фантазии, где Наруто тоже мог испытывать нежные чувства. Она писала о таком в своих маленьких романах, но принимать сказку за действительность было бы глупо. Потому, когда привиделось, будто он наклонился ближе, Хината зажмурилась и чуть ли не плача пропищала:
— Уже темнеет, ребята будут волноваться.
Наруто нахмурился. Он словно не понял, на каком языке она обратилась. Подумал переспросить, но в следующую секунду озарение изменило выражение его лица, и он кивнул.
Возвращались они в компании привычной спутницы — тишины. Недосказанность тяжелой тучей сгустилась вокруг, чувство дискомфорта плавало где-то рядом. Хината постоянно срывалась на бег, останавливалась и вынуждала себя идти в нормальном темпе. Наруто как специально медлил, оставаясь позади. Он внимательно наблюдал за ней, пытаясь разгадать причины непонятного поведения. Там, у ущелья, он был готов поцеловать ее, не спрашивая разрешения, полагаясь на собственную интуицию. Вероятно, она раскрыла его намерения и, судя по реакции, не одобрила. И теперь Наруто вернулся к изначальному вопросу.
Считать Хинату обиженной было неправильно. Скорее она всем видом показывала неприязнь к нему как к парню. А все «восхищаюсь» и «горжусь» сводились к обычным личностным качествам человека, но никак не больше. Наруто было не впервой терпеть неудачи во взаимоотношениях. За всю жизнь он получил множество пинков под зад. А уж сколько шишек собрал от Сакуры, прибегая, как ему казалось, к любвеобильным и сердечным приемам — не счесть. Он принимал ее отказы как должное и не ждал ничего другого. Более того, его сильно огорошило, а может и оттолкнуло, если бы она ответила положительно. Наруто уважал преданность подруги своей единственной любви в лице Саске. И где-то глубоко внутри он давно пожелал им совместного счастья. Но все же в шестнадцать лет приглашать Харуно на свидания было его привычкой, к семнадцати — перестало интересовать даже забавы ради. Они сделались кем-то вроде братанов — лучшего слова Наруто и подобрать не мог. В случае же с Хинатой за отсутствием ответных чувств появилась злость. Он не желал мириться со сложившейся ситуацией, но что делать — не знал. И когда они наконец-то добрели до палатки, так себя накрутил, что на приветливый подкол Кибы смог только огрызнуться. Киба в кои-то веке промолчал, отмечая про себя, что встретить парочку в хорошем расположении духа после целого дня, проведенного вместе, попросту невозможно.
— Попытки мои оказались ненапрасными, — заявил Шино, когда все уселись вокруг костра.
— Правда? Это замечательная новость, Шино-кун, — воскликнула Хината. Она обняла ноги, положив подбородок на коленки, и еле заметно раскачивалась взад-вперед. Было видно: ее занимали непростые мысли, но не порадоваться за друга она не могла.
— Так ты кинешь букашек и завтра вернешься к выполнению миссии? — уточнил Киба.
— Не совсем, — Шино поправил очки. Он повернулся к Хинате и внимательно посмотрел на нее. — Скажи, что по подсчетам твоим?
— Все в порядке, Шино-кун. Нам осталось обойти два сектора. За полдня управимся.
— Тогда просить смею об услуге еще одной. Для эксперимента завершения и проверки его испытуемый мне необходим. Не навредит это нисколько здоровью его. Однако желательно, чтобы был человек из команды нашей, кого знаю я досконально.
— Ох, Шино-кун… сколько времени это может занять?
— Быть может часов пару, быть может больше, не могу сказать наверняка я. Прошу простить, что в положение неудобное ставлю. Однако нет иного выбора у меня.
— Какого хрена, Шино?! — просипел Наруто. Он раздраженно уставился на жуковода, норовя испепелить его взглядом. — Харе уже решать свои дела за счет Хинаты. Она по доброте душевной не откажет, а ты и пользуешься. В конце концов это не только ее миссия!
— Я понимаю недовольство твое. Все же войти в положение мое прошу вас всех. Шансы такие выпадают единожды.
— Да плевать, ттебайо! С таким всеобщим пониманием нормальным капитаном ей не стать!
Ему следовало закрыть рот раньше и не пороть горячку. До Наруто дошло это мгновением позже, когда отряд погрузился в звенящую тишину. Все уставились на него, но он чувствовал тяжесть лишь одного взгляда. В белых глазах читалась боль, что заставляла безмерно каяться в словесном недержании.
— Я бы не просил помогать Хинату, если бы уверен не был в ней. От плана первоначального отходя, мы до сих пор расчетам тем придерживаемся. Не значит ли это, что она продумала прекрасно все? — аккуратно вступил Шино. — Кроме того…
— Все в порядке, Шино-кун. Незачем оправдываться. Ты можешь взять завтра в помощники Киба-куна, а мы закончим сборы, — Хината натянуто улыбнулась, извинилась и, не проронив более и слова, удалилась в палатку.
— Ну ты и кретин, — зашипел Киба. Он укоризненно глянул на Наруто. — Ты хоть знаешь, как она переживала и готовилась к этой миссии? Мы бы в жизни не позволили ей провалиться.
— Тогда какого черта вы творите?
— Как никто другой Хината цену клановых вопросов знает, потому помочь согласилась. Не будь здесь четвертого, не подвергал бы ее риску я.
— Я пытаюсь ее защитить от лишних переживаний!
— Значит думай, что говоришь! Хватит того, что родной отец не забывает ткнуть ее носом в отсутствие лидерских качеств. От тебя слышать такое она точно не хотела.
Наруто издал гортанный рык. Он хлопнул ладонями по лицу и поражено вцепился пальцами в волосы. Одним неверным движением, он помог Хинате возвести стену недоверия выше, чем в первый день их миссии, лишая себя возможности когда-либо оказаться по ту сторону вместе с ней.

— Мне надоел щенячий скулеж. Уж лучше бы ты страдал над возвращением мальчика Учихи, — пожаловался лис. Он пытался уснуть несколько часов подряд, но сделать это никак не удавалось: Наруто слишком громко думал.
Со вчерашнего вечера он неустанно проигрывал в голове эпизоды разговоров с Хинатой, придирчиво цепляясь к каждой детали, что могла привести к полученному исходу. Он провел за этим занятием всю ночь, и с наступлением утра не собирался останавливаться, хотя, по скромному мнению лиса, ни на шаг не продвинулся к решению проблемы. Девочка Хьюга тоже подлила масла в огонь, когда показалась из палатки и механическим голосом пояснила, что сегодня они работают по отдельности, ибо Наруто доказал свою сознательность в способности отличать листья травы по нарисованным закорючкам образцов и теперь может действовать самостоятельно. Тот как последний дурень завелся от ее слов, ведь, насколько смог разобраться Курама, Наруто не волновала заслуженная признательность садовода, но то, что во время рассказа Хината посвятила все внимание картам местности и ни разу не удостоила его короткого взгляда, злило до невозможности.
— А тебе что? Сиди и помалкивай, — возмутился он, ломая ветки дикого терна.
— Твои гормоны мешают мне спать.
— Хах, да неужели! Раньше тебе ничего не мешало.
— Раньше ты и сопли не жевал. Может я не разбираюсь в ваших извращенных чувствах, но ты создаешь проблему из ничего.
— Не знаешь — не лезь. Твои советы нифига не помогают.
— Только не надо меня приплетать. Моими советами ты не пользовался.
— Курама, тут слепому видно: она меня сторонится. Чуть что — сразу отворачивается и убегает. А после вчерашнего… Я даже…
— Даже не спросил о причинах такого поведения? — лис прислушался, как все внутри Наруто замерло, и уверенно продолжил. — Вы — люди — странные существа. Юлите, строите догадки, лишь бы оправдать себя и не узнать то, чего так отчаянно боитесь. Ты вчера весь день потратил на пустую болтовню, а спросить, что не так — не додумался. И ладно бы твоя злость давала какую-то подпитку, так она абсолютно бесполезная. Только спать мешает. Будь я на месте малышки Хьюга, тоже игнорировал труса, который всего-то подглядывать и умеет. Откуда ей знать, чего ты там чувствуешь? Ты — человек, который всегда говорит прямо в лицо. Почему же зажался сейчас? Сам грозился ее защищать от любых бед. Или твоя честность работает только комплексно с кулаками? Если это так, и сердечные дела оказались для тебя непосильной ношей, оставь девочку в покое и прими жизнь отшельника, как Джирайя. Не так уж и плохо, знаешь ли. Он прожил интересную жизнь, полную приключений и разных женщин. Кстати говоря, когда женщин много, они не доставляют столько хлопот. И нервы сохранишь, и я смогу отдохнуть от твоих эмоциональных всплесков.
— Что ты такое несешь? — Наруто ошарашенно выпучил глаза. Лекция от девятихвостого огорошила, а его альтернативное предложение и вовсе выбило почву из-под ног.
— Если сам дурак, других такими не делай. Будь честен перед собой и обеспечь мне спокойное пребывание в твоем теле.
На этом лис счел свою миссию выполненной. Он свернулся клубочком, предвкушая момент, когда Наруто переварит закинутую информацию и осознает абсурдность выдуманных дилемм. Он надеялся, что достаточно выучил мальчика и надавил на правильные точки, иначе рисковал надолго застрять в подростковой драме, ловя отголоски раздражения днями напролет.
Спустя пять минут старания оправдались. Наруто закончил с мысленными противоречиями, сгреб колючие побеги в одну кучу и по-быстрому запечатал их в свитке. Хината не упоминала о нахождении своего рабочего сектора, тратить время на поиски по всему периметру было неблагоразумно, и Наруто уселся на землю в позу лотоса, собирая природную энергию и входя в режим мудреца. Он невольно улыбнулся, когда почувствовал ее чакру, подскочил и пустился бегом на излучаемое тепло.
Та часть острова была знакома: как раз вчера они исследовали ее и наткнулись на большой разлом. Иронично, что именно там произрастал последний пункт из списка Сакуры. Место бесспорно красивое, но лучше обходить его стороной. Как-никак вид воющих угрей с огромными зубами безопасности не внушал.
Сердце Наруто пропустило удар. Он выругался и прибавил темп, догадавшись, почему Хината не рассказала, где проведет сегодня полдня. Это было так свойственно для нее и так наивно с его стороны — не проверить заранее. Она возомнила, что справится сама, она не хотела никого беспокоить.
Рассматривая утром карту, она твердо решила не вдаваться в подробности. Киба с Шино понятия не имели о местных обитателях, а вот Наруто мог взъерепениться. Представляя, как он высказывает мнение, будто она не справится с речными чудовищами, Хината обиженно хмурила брови. Может он не ошибался, говоря об отсутствие в ней лидерских качеств, но она искренне надеялась, что стала сильнее.
Полночи сна как не бывало, и Хината рассуждала о высоких менторских навыках Наруто. Он часто подбадривал на тренировках или когда она стояла лицом к лицу с врагом. Но после брошенной вчера фразы она впервые предположила, что так он действовал на подсознательном уровне, потому что считал ее частью команды, а не по-настоящему верил в ее силу. И теперь в Хинате поселилась острая необходимость доказать себе: она способна закончить миссию по всем правилам, без потерь.
Добравшись до разлома, она хорошенько осмотрелась. Нужное вещество наростом блестело в самом низу. Оно имело твердую форму и розоватый оттенок. Для извлечения породы следовало спуститься, но Хината медлила, глядя на длинные тела под водой. Она подозревала, что гигантские угри — не самые доброжелательные рыбы, и не понимала, почему Сакура не сказала о них раньше. Возможно, ирьенин действительно ничего не знала, а в прошлый раз, когда обнаружила эти чудо-минералы, ей повезло не столкнуться с чудовищами.
Потратив полчаса на изучение, Хината неожиданно выяснила: угри и есть источник отложений на скалах. Их железы выделяли слизь, что твердела и образовывала панцирь. Верхний слой не успевал застыть смывался водой и оседал на камнях. Исходя из этого техники Хьюга превращались не в лучшее оружие против мощных тушь. Атаковать их было бесполезно, потому более удачным вариантом Хината посчитала приманку. Она создала клона и пустила его к реке. Рыбы мгновенно отреагировали на вмешательство. Они двигались небыстро, но, достигнув цели, напали, и псевдо-Хината растворилась в воздухе. Тогда куноичи создала еще одного клона. Он завладел вниманием угрей, отводя их дальше, и Хината сбежала вниз по скале. Стараясь лишний раз не колотить воду, она сконцентрировала чакру на кончиках пальцев и ударила по затвердевшему веществу.
Наросты разрушались медленно. Как бы Хината не осторожничала, удары откликались волной вибраций, раскрывая ее присутствие. Пара угрей была уже близко, но ей удалось отколупать первый кусок минералов. Она победно схватило его и отпрыгнула на выступ над рекой.
В несколько заходов рюкзак наполнился, и Хината решила, что все прошло не так уж плохо. Оставалось чуть-чуть до требующегося количества. Она создала очередного клона, сосчитала до двадцати и побежала вниз. Бьякуган контролировал приближение рыб, и когда Хината приготовилась уйти, не смогла сдвинуться с места.
Она посмотрела под ноги, с ужасом заметила, что запуталась в зарослях дикого плюща. Паника звоном задребезжала внутри. Дернув за прочную ветвь, Хината попыталась выбраться, но силы куда-то ушли и тело перестало слушаться. Вой раздался над самим ухом. Она обернулась и увидела змеевидную голову. Угорь раскрыл пасть, обнажая острые клыки. Хинату сковал страх.
— Расенган! — эхом разнеслось в округе.
Оранжевая куртка пролетела перед глазами, затем Хинату обдало волной холодной воды. Она закашляла — даже это удалось с трудом. Ее трясло от пережитого шока. Она не почувствовала, как Наруто оказался рядом и одним движением разорвал путы. Он подхватил ее на руки и прыгнул наверх.
— Упрямая глупышка, — прорычал он, падая на колени, — зачем ты полезла сюда сама?
— Ты был прав, Наруто-кун, — горько всхлипнула Хината. Глаза застилала пелена слез. Она лежала тряпичной куклой на его груди и не могла пошевелиться, словно кто-то отключил связь с телом. — Я не способна быть капитаном. Я почти провалила задание, и у вас могли быть неприятности. Мне вообще не стоило браться за это дело. Я слишком мягкотелая.
— Была бы мягкотелой, не полезла к чудовищам на съедение, — покачал головой Наруто. — Прости, я погорячился и взболтнул не подумав. Ты заботишься о нас, находишь выход из непредвиденных ситуаций, разве это не то, что должен делать хороший капитан?
— Если бы не… если… я… — говорить становилось сложнее. Язык немел, и вскоре Хината полностью потеряла над собой контроль.
— Это парализующее действие ядовитого плюща. Со мной уже было такое. Через пару часов мы снова станем прежними.
Она слышала его издалека, как если бы он говорил сквозь толстое стекло. Темнота засасывала в свои глубины. Рука Наруто безвольно упала на землю, и каким-то образом Хината поняла: он уплывает вместе с ней. Она испугалась, что не сможет остановить поток слез и зальет ему всю куртку, но мир покрылся мраком, и она ничего не успела сделать.

Проснулась Хината от легкой щекотки. Кто-то сжимал ее ладошку и водил по ней пальцем. Она чувствовала тепло и приятный запах. Вставать совершенно не хотелось. Слабость тянула вниз, заставляя сильней прижиматься к согревающему источнику. Она бы так и поступила, но для этого нужны были силы. Ей еле удалось пошевелить мизинцем, тот неохотно поддался, и в туже секунду подушка под ней ожила.
— Ты как? Можешь двигаться? — спросил Наруто.
— Не знаю, — прохрипела она. Проверять было лень. Разум еще не отошел от своеобразной анестезии, и Хината, забыв покраснеть, втянула носом любимый запах.
Наруто улыбнулся. Он продолжил водить большим пальцем по внутренней стороне ее ладошки, тихонько радуясь подаренной возможности. Наверное, это было неправильно, но ему сделалось так замечательно, что ничего с собой поделать он не смог. Он вдруг вспомнил лиса с его умением наслаждаться моментом и подумал, что вот оно — прекрасное. Лежит, посапывает на плече. И ему безумно хорошо рядом с ней. Спокойно. Будто она забралась в душу и разложила там все аккуратно по полочкам. Теперь главное — не дать ей уйти, сделать так, чтобы она пожелала остаться там навсегда. А для этого им следовало поговорить.
Хината? — мягко позвал Наруто. Он опасался спугнуть ее не затронутой доселе темой. Переместил вторую руку на хрупкую талию, готовясь предотвратить незапланированный побег, хоть это итак было маловероятно. Она получила добрую порцию яда и, по всей видимости, до сих пор не ощущала половины тела. Наруто сам с большим усилием шевелился. Зато отлично чувствовал ее вес и то, как вздымалась грудь при дыхании. Хината ответила что-то невнятное, и он набрался смелости задать давным-давно тревожащий вопрос. — Почему ты перестала проведывать меня в больнице? Я все ждал и ждал, когда ты придешь, но тебя не было.
Сердце громко забилось. Кровь побежала по венам, заставляя пальцы рук и ног покалывать. Вернулось осознание происходящего, и Хината вспомнила, как и почему оказалась в таком неловком положении. Стыдясь своей неудачливости, она попыталась отодвинуться от Наруто, но вместо этого неуклюже дернулась и упала обратно ему на грудь.
— Снова убегаешь? — разочарованно улыбнулся он.
— Нет, — ей удалось сжать его руку. Это произошло непроизвольно, но для Наруто стало сигналом. Он подтянул ее ближе, упираясь подбородком в макушку, отчего сама Хината залилась краской. — Я не убегаю.
— Когда я встречал тебя на улицах Конохи или в резиденции Хокаге, ты опускала взгляд и говорила, что у тебя дела. Я думал, что обидел тебя, и ты не хочешь меня видеть. И вчера. Вчера ты тоже пыталась убежать. Ты… меня ненавидишь?
— Нет, Наруто-кун, нет! Это не так!
Она чуть ли не задохнулась от возмущения. Разве можно было принять ее чувства за ненависть? Конечно, она старалась не показывать их. Но как получилось придать любви настолько противоположное значение? Ей стоило сказать об ошибке, объяснить, что нет на свете человека, дороже его. Она схватилась за влажную куртку и несколько раз раскрыла рот — звука не последовало. Слова застряли в горле комом, боясь выходить наружу. Закусив губу, она жалостливо всхлипнула. Слезы катились по щекам, проникая в темную ткань и дальше — на смуглую кожу. Хината очутилась на грани истерики. Слишком долго ей приходилось скрывать самое важное, закапывать его глубоко в себе. Еще чуть-чуть и она норовила сломаться под напором бурлящих эмоций, но Наруто успокаивающе провел рукой по спине, и сил сдерживаться не стало.
— Я не ненавижу тебя. Не ненавижу! Ты всегда был тем, к кому я стремилась, с кого брала пример, кто вдохновлял. Я хотела быть рядом, следовать за тобой, стать твоей поддержкой, но тебе это не нужно. Мне тяжело, Наруто-кун. Я больше не могу притворяться, что все хорошо…
Он резко сел, сгребая ее в охапку, и крепко прижал к себе. Хината притихла, не понимая происходящего. Ей даже удалось прекратить рыдания. Наруто поглаживал ее по голове, еле-еле раскачиваясь, точно убаюкивал. Она слышала, как билось его сердце, и сравнивала с ударами своего — одинаково. Хината знала, что не должна идти на поводу душевных порывов, но никогда раньше он не был к ней так близок. От него веяло жаром, и она самоотверженно плавилась, соглашаясь провести так все оставшееся время.
— Пожалуйста, будь рядом, — приглушенно зашептал Наруто, — следуй за мной, стань моей поддержкой. Ты не представляешь, как сильно нужна мне. Без тебя все неправильно… Ты нравишься мне, Хината. Не просто нравишься, по-особенному. И я такой дурак, что не сказал тебе об этом сразу! Я не хочу, чтобы ты притворялась, но, если у меня есть хоть один шанс все исправить, пожалуйста, не уходи. Останься со мной.
Хината замерла. Она молчала, пораженная его просьбой и вложенным в нее смыслом. Ей показалось, что все неправда, что она так и не отошла от яда и продолжает спать. Осторожно высвободив руку, она понадеялась проверить подлинность своего восприятия и ущипнула Наруто с мягкой стороны предплечья.
— Ай! — он дернулся и отстранился. Придерживая ее за плечи, удивленно уставился в большие светлые глаза. — Что это значит?
— Я люблю тебя, — скоро выпалила она.
И внутри Наруто разлилось тепло. Он блаженно улыбнулся, наблюдая за ее смущенным взглядом. Она еще не поняла, что именно произнесла, но ощутила приятный трепет в груди. Тугой клубок нервов распался, и голова пошла кругом от переполнившего счастья.
— Можно я тебя поцелую? — сипло спросил Наруто.
Щеки Хинаты запылали огнем. В горле пересохло. Дыхание свелось на минимум. Она не отвернулась, это помогло Наруто решиться. Он склонился, едва касаясь ее губ своими. Невинно чмокнул и прижался лбом к ее лбу. Они вслушались в новые ощущения — легкость, свободу и щекотку под ребрами. Хината выдохнула, улыбнувшись, и на коже Наруто остался теплый след. Он дотронулся рукой до ее шеи, нежно провел пальцами за ухо, запутался в длинных волосах. Короткий взгляд, и оба впились в друг друга, целуясь неумело, пылко, с наслаждением. Наруто стискивал ее сильнее, и Хината сливалась с ним в одно целое. Они не знали, как опомнились, но выпустить один другого из объятий так и не сумели.
Положив голову на плечо Наруто, Хината забылась в своем личном море неги. Она ни о чем не думала. Счастье звоном глушило пространство. Лишь на секунду открыв глаза, увидела, как закат насыщает небо, а зеленая трава приобретает желтоватый оттенок.
Наруто-кун… уже вечер, Наруто-кун! — она беспокойно заерзала, и ему пришлось ослабить хватку. Он озадаченно нахмурился, но Хината терпеливо пояснила: — Капитан судна обещал забрать нас вечером через трое суток. Сегодня — третьи сутки.
— Я забыл! — он хлопнул себя по лбу и потерянно осмотрелся. Складывалось впечатление, что его только что выдернули из глубокого сна в реальность.
Стал слышен вой угрей-убийц. Хината поежилась от одного воспоминания об их острых зубах. Отгоняя ненужные мысли прочь, она отыскала рюкзак. Он валялся неподалеку с расстегнутой змейкой. Рассыпавшиеся камни поблескивали в огнях закатного солнца. Ребята переглянулись и кинулись собирать их. Двигаться с привычной скоростью было сложно. Организмы не успели оправиться окончательно. Но Наруто и Хината стиснули зубы и вынудили себя поторопиться, а через полчаса бежали вниз по холму к месту, где утром стояла палатка.
— Где вы, черт возьми, лазите? — крикнул Киба, приметив их издалека. — Хината, ты же говорила, что за полдня справитесь. Корабль уже приплыл. И почему вы такие… о-о! — он не сразу обратил внимание на тесно переплетенные руки и возбужденно светящиеся глаза. Раздражение, что излучала парочка последние три дня, рассеялось и превратилось в сгусток сплошной любви и нежности. Киба растянулся в приторной улыбке. Он обернулся к Шино и ехидно хихикнул: — Слышь, Шино, кажись, эта наша миссия — лучшая со времен войны. Нет, со времен генинства! Эти двое наконец-то нашли друг друга. Ты, мой друг, нашел жука. Ну разве не чудо?
Киба-кун! — уши Хинаты покраснели. Ей и без того было неловко за проявление чувств перед друзьями. Она мельком глянула на Наруто. Он озорно подмигнул и притянул ее к себе.
— По-моему Киба еще никогда не был так близок к правде, даттебайо!
— Потому это, что сыворотка действует до сих пор. Неправду не может говорить он, — сообщил Шино. Он запихнул в рюкзак колышки для палатки, взял коробок с хонточу и выпрямился.
Не сговариваясь, команда двинулась к причалу.
— И как прошел ваш эксперимент? — поинтересовалась Хината. Ей хотелось быстрей увести тему от их связи с Наруто и стереть это странное выражение с лица Кибы.
— Положительно. Доволен результатом я.
— А у меня рука искусана и зуд повсюду, даже в заднем проходе…
Киба-кун! —возмущенно пискнула Хината. Она посмотрела на Шино, и тот пожал плечами. Побочный эффект — дело непредсказуемое.
— А может это глисты? — серьезно проговорил Наруто. — Ты бы проверился, мало ли.
— Уверен, что нужно острить, когда я в таком состоянии? Я ведь и взболтнуть чего ненароком могу, — Киба хищно прищурился, и Наруто нервно скривился.
— Да я же беспокоюсь, чего ты? Главное, постарайся не распыляться в признаниях при симпатяжке-юнга.
— Ну все, Наруто
— Да молчу я, молчу!
— О чем это вы?
— Э-э, ни о чем, Хината-чан, обычные тупые шуточки.
— В ночь, когда мы играли в карты, Наруто предложил очень большую цену…
— Да харе, придурок! Хината, не слушай его. У него, вон, зуд по всему телу. И помутнение рассудка. И вообще, лучше отойди от него подальше! — Наруто потянул ее за руку, заставляя перейти на другую сторону и спрятаться за его спиной.
— Как раз с рассудком у меня все в порядке, жуки Шино подтвердят.
Шино пробурчал, что за такое ручаться он не может, зато гарантирует отплытие судна без них, если Наруто и Киба сейчас же не прибавят шаг. Те ускорились, хотя спорить не перестали. Шино устало покачал головой, а Хината не смогла сдержать улыбки. Она вдруг поняла, что прежней тишины в ее жизни не будет: характер Наруто не позволит. Но ей и не надо. Она готова к переменам. И пускай она еще не осознала всего до конца, пускай не представляла, что ждет их впереди, в одном Хината была уверена: ничто и никогда не заставит ее отпустить его руку.

НаруХина.ру - Остров - версия для печати

 скрыть [x]