НаруХина.ру - Прости меня, Хината - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Прости меня, Хината

Сегодня у неё получится. Сегодня она расскажет о чувствах к Наруто. Вся смелость сейчас в кулаке, она сможет. Девочке на вид лет 11-12, только-только стала генином Конохи. Не вечно же из-за дерева наблюдать за ним, пора выдвигаться. Неуверенно шагнув, чем и привлекла внимание блондина, Хината осмелилась поднять взгляд на парня.

Хината? Что такое? - его тон речи говорит о том, что он сейчас занят и хочет побыстрее узнать причину, чтобы после продолжить тренировку.

— Я… я… Наруто-кун, я х-х-хотела сказат-т-ть… - с минуту девочка думала, как бы получше сказать, но всё же решилась, — С детства я восхищаюсь тобой, ты давал мне силы, чтобы идти дальше, не сдаваться. Тогда, на экзамене, я бы умерла от рук Неджи-нии-сана, если бы ты не поддержал меня, это дало мне надежду на успех. Наруто-кун, я… люблю… тебя.

Опустив голову, она смотрела в пол и ждала ответа, хоть какого-то. Время тянулось, словно резина, которая вот-вот оборвётся.

— Ты… ты врёшь…, - полушепотом пробубнил парень. Ему не знакомо это чувство, когда его любят. Когда он нужен кому-то, когда кто-то заботится… его этому не научили, — Жалкая, да ты же просто врёшь.

Те яркие голубые глаза сейчас блестели оттенком красного. Те ровные полоски превратились в небрежные чёрточки. Эти глаза смотрели сверху вниз, с призёром, с ненавистью. Зрелище пугающее, но Хината неподвижно стоит и лишь со страхом в бьякугане наблюдает за Узумаки. Что она сделала не так? Почему он гласит о том, что она врёт?

Удар, и Хината отлетела на метров десять, сломав спиной пару деревьев. Изо рта тонкой струёй потекла кровь, но девочка уже привыкла и попросту не обращает внимание на подобное, но его сила… заставила вновь вспомнить боль, когда ты бесцеремонно проигрываешь, а пара глаз смотрят с жалостью и злобой. Жалостью не помочь, а жалостью в её существовании.

— Говорят, ты Принцесса Бьякугана, но такая слабая, - чакра словно давит на неё, дышать всё труднее, а тело пронизывает новая боль - Наруто со всей силы сжал шею Хьюги, — Не смей мне врать, жалкая тварь.

«Жалкая… тварь…?» Что бы там ни было, Хината понимала - это не Наруто. Это то, что сидит в нём. Это то, что захватило его разум, но Хьюга знала - это из-за неё. Такое состояние проявляется, когда Узумаки не справляется со злостью, её слова разозлили и вызвали лиса.

***

Наруто мешкался по всей деревни от радости, что наконец Извращённый отшельник начнёт его тренировать. Сегодня день, когда он уходит, и неизвестно когда вернётся. Переступив через главные врата деревни, он в последний раз окинул взглядом людей, что его провожали. Были все, кто ему дорог, даже Неджи присутствовал. Но не хватало одного человека тут, даже против воли Узумаки, она бы пришла, но её нигде нет. Краем глаза заметив серые глаза и синие волосы за столбом, стало ясно - она тут. Светлые брови слегка нахмурились, этот жест повторила и Хьюга, морщась от боли в шее, которую она потирала рукой.

«Никогда не видел Хинату злой или что-то в этом духе. Что-то тут не то, но я не Шикамару и разузнать это, подставив какие-то там факты, не смогу. К тому же… я не виноват, что она разозлила меня и лиса»

— Прощай, Наруто-кун.

center***[/center

— Интересно, как там Коноха, как она изменилась? Эх, Извращенец, пошли быстрее, я домой хочу!

— Харош вопить, ты не маленький уже. Скоро прибудем.

У главных врат стояли мужчина и подросток. Наруто вытянулся, стал выше, черты лица и тела стали более привлекательными, чем было два с половиной года назад. Вместо того яркого оранжевого спортивного костюма, он был одет в чёрный, с акцентами оранжевого. На спине всё также был герб клана Узумаки. Протектор, как оказалось, не выдержал его тренировок и рассыпался, поэтому пришлось заменить. Чёрная ткань слегка пошатывалась от лёгкого ветра вместе с тканевыми хвостами от банданы.

— Эй, ребята! Я вернулся!

— Котетцу, проснись, мать твою! Наруто вернулся, - с улыбкой на лице будил стражник ворот своего напарника.

— А..? Что, какой Нарут… Наруто?! Где? - проследив за жестом Изуки, синеволосый мужчина бросился к Узумаки, как и остальные, что успели его заметить.

Небольшая компания обратила внимание на облако пыли, что приближалось со стороны резиденции Хокаге. Прищурившись, силуэт напоминал… Какаши и Цунаде.

Какаши-сэнсей, - миг, и Наруто был в плену объятий наставника.

— Я скучал по тебе, оболтус, - беззлобно поприветствовал мужчина, — А ты вырос, да и тяжелее стал.

— Спасибо, - издав смешок ответил блондин, после чего бросился к Пятой.

— Я и по вам скучал, бабуля Цунаде, - в ответ женщина лишь закатила глаза с улыбкой, потрепав парня по волосам.

— Без тебя было скучно, Наруто, - к компании подошёл и Ирука, — Некому было разукрасить головы Хокаге, - лёгкий смешок.

Попрощавшись, Наруто собирался уходить, дабы отдохнуть от дороги, но его остановили, схватив на предплечье:

— Зайди ко мне, нам нужно поговорить.

Вернулся парень домой хмурым. Судя по голосу Пятой, разговор будет серьёзным, да и факт того, что Неджи был какой-то грустный, нельзя отклонить. Наруто чувствовал, что что-то случилось за время его отсутствия. Да и Хинаты не видно нигде.

Последняя из встреч была не самой приятной, от воспоминания об этом, Наруто становилось… стыдно. Он был ребёнком, который не понял просто смысл её слов и обвинил на ровном месте. Но теперь-то он понял и вернулся домой, зайдёт к бабуле и пойдёт искать Хинату, чтобы извинится. Она, наверное, тоже сильно изменилась.

***

— Вызывали? - в дверном проёме показалась светлая макушка, а после и силуэт Наруто. Пятая стояла к нему спиной, по полупрозрачном отражению в окне было видно её напряжение.

Наруто… тебе стоит знать, - этот тон… не к добру это, уж точно.

— «Знать» что? Что случилось?

Повисла тишина. Напряжение чувствовалось даже при одном вдохе или выдохе. Шумно сглотнув, Наруто стоял молча и ждал ответа, в то время перебирая все возможные варианты в голове.

— Уже два года, - начала Хокаге, собирая последние остатки сил и терпения, чтобы не выдать дрожь в голосе, — Уже два года, как Хинату объявили мёртвой.

Слова неприятно резали слух. Сердце пропустило удар, а после замедлило работу. Земля под ногами постепенно словно исчезала, голубые расширенные глаза неотрывно смотрели в спину Пятой, постепенно начиная блестеть. Давно уже он не… плакал. Он собирался искать её после визита к Цунаде, а в итоге пойдёт искать её могилу. Упав на колени, он так и не двинулся, не оторвал взор от былой точки. В памяти освещалась её детская улыбка, когда они когда-то успешно завершили миссию, её добрые лиловые глаза, что смотрели на него со всей заботой, её упрямство на заданиях и тренировках, вспомнился и экзамен на звание чунина. Благодаря его поддержке, она попробовала ещё раз, старалась и не сдалась, но увы… Резко вспомнился и их последний разговор, её испуганные глаза, что все в слезах.

Он больше никогда не увидит её взгляда, не увидит её улыбки, не заметит румянца на щеках. В душе стало пусто и темно, все мысли эхом отдались в бездну, последний лучик исчез, заменив собой холод, что беспощадно рвало совесть на части. Он так и не извинился…

— Как…, - отойдя от шока, что нахлынул с минут десять, шмыгнув носом, начал блондин, — Как она умерла..? - шёпотом задал вопрос, зажмурив глаза, из которых текли горячие слёзы.

— Через пол года после того, как ты ушёл, Хината сбежала из деревни, - сбежала? Он вспомнил тот слегка злой её взгляд перед уходом, — Её признали нукенином, АНБУ её быстро нашли. Но, вернувшись, они доложили, что при битве, Хината погибла от взрывной печати, на которую наткнулась, - женщине также было трудно это говорить.

Слёзы глухо ударялись об пол, сразу же исчезая. Почему она ушла из деревни?

— Где… её могила? - сглотнув ком в горле, спросил парень. Единственное, чего ему сейчас хотелось - прийти к её могиле с цветами и попросить прощение. Извинится за всё, что она пережила, за тот клятый разговор, что был у них последним…

— К сожалению…, - выдержав небольшую паузу, Цунаде продолжила, — её нет. От её тела не осталось ничего…

Ничего…? Её разорвало в клочья от взрыва…? Это жестоко… жестокая смерть для неё. Жаль, что теперь он никогда не узнает, почему она ушла, никогда не увидит её…

— У вас есть её последняя фотография?

Хокаге повернулась и молча протянула квадратную цветную картонку Наруто. На фото была Хината… она была красавицей, глаза приобрели ещё больше женственности, а волосы доставали уже до лопаток. Эта улыбка… её нежная улыбка, словно Хината сделала фотографию для него лично, в память о ней. В глазах лишь доброта, они смотрели на Наруто с особой добротой и нежностью, одновременно с этим проникали во внутренний мир. Легко, еле дотрагиваясь подушечками пальцев к покрасневшей щеке девушки на фото, Наруто горестно улыбнулся. Прижав фотографию к себе, блондин молча ретировался из здания, направляясь домой. Небо затянуло, предвещая дождь. Где-то вдали тучи сверкали от молний.

Войдя в квартиру, Наруто чувствовал всю жестокость одиночества. Настолько было паршиво, что блондин глухо свалился на пыльный пол, не обращая внимание на усложнённое дыхание из-за этой же пыли. Шмыгнув, он грустно рассматривал каждый миллиметр фотографии, стараясь получше запомнить её образ.

«Наруто-кун, я… люблю… тебя» фраза пронеслась эхом в голове парня, на что оно горестно улыбнулся и тихо ответил:

— Не поверишь… я тоже…, - он бережно гладил образ девушки большим пальцем. Пушистый, но пыльный ковёр, впитывал в себя хрустальные слёзы Наруто. Раньше он никогда не плакал, заставлял себя радоваться жизни, но сейчас для него всё стало серым и бессмысленным. Совесть терзала изнутри за тот грёбанный разговор, как же от этого больно. Как же сейчас хотелось прижать её к себе, погладить по иссиня-чёрным шелковистым волосам, провести рукой по прохладной от слезы покрасневшей щеке…

Сердце болело, а слёзы рвались наружу. Она чувствовала боль, впервые, за столь долгое время, она пустила слезу, разрешила себе плакать.

Мы плачем потому, что мы имеем чувства. Мы плачем потому, что мы люди.

Прости меня, Хината. Глава 2

Всю ночь говорить с фотографией Хинаты стало как традиция для Наруто. За день случилось много чего, всё это он говорил на балконе своей квартиры, глядя на луну, которая напоминала глаза Хьюги.

Слёзы не высохнут. Слёзы будут всегда при воспоминании о ней.

Стоя на балконе, облокотившись о перила, он бережно держал перед собой образ Хинаты, вспоминая вчерашний сон.

«Наруто-кун, не стоит проливать слёзы». Силуэт девушки виделся на высокой скале среди обломков Конохи, он подле неё. Протектор Листа скрывается за высоким воротником какой-то то-ли куртки, то-ли плаща, иногда сверкая при свете луны. В белых глазах таилась грусть, ни намёка на доброту или нежность. Багровая кровь медленно оставляла след, стекая вниз к тонким девичьим пальцам. «Не стоит, прошу».

Распахнув глаза, он хорошо и чётко помнил этот сон. Её длинные спутанные иссиня-чёрные волосы, печальный взгляд, слегка хриплый от слабости голос, чёрный плащ с какими-то красными пятнами.

— Может это была и вовсе не Хината… На фото у неё не такие длинные волосы, как во сне. Или кому-то захотелось пошалить, затащив меня в генджицу, - от последней мысли злость было окутала всё тело, но вовремя успокоив себя, Наруто не успел даже покрыться покровом демонического лиса.

Тупая странная боль в области сердца. Что это? При одном воспоминании о ней это сердце сжимается от неимоверной боли, а вокруг прибавляется и колющая, словно зажимает его и не даёт пропустить удар, в то время как слёзы опаляют щеки, предательски капая на руки. Многие спрашивают о его состоянии, осматривая покрасневшие припухшие глаза и прекрасно понимают, что ему нелегко. Нет больше смысла давать волю эмоциям, вроде слёз, ведь её уже нет. Ушла навсегда, и не вернётся.

Зажмурив до потемнения глаза, в голове вырисовываются самые больные кадры. Потрепанная, испачканная своей же кровью, что не перестаёт медленно вытекать изо рта, она ступает и исчезает во взрыве, большом и громко взрыве, где от неё не остаётся ничего, кроме большой лужи крови. Ничего.

Громкий, полон боли крик, разносится на всю деревню, пробуждая спящих жителей. К нему стали часто наведываться Шизуне, что в спешке вставляет иглу ему в предплечья, вводя успокоительное, а он стоит на коленях, опустив голову, глядя на ту самую фотокартку. Перехватывает руку медсестры, почти что прорычав «Не смей». К его Хинате никто не посмеет притронуться. Никто.

Каждая капля слёз в одиночку скатывается по щеке, теряясь где-то в подбородке, кожу стягивает от высохших дорожек, а губы, едва издавая звук, тихо шепчут песенку сестрицы Нацухи, которую он когда-то услышал от её сына Сумару. По рассказам Неджи, он рассказал Хинате об этой песне и она стала её любимой. Пела её часто…

Плечи согревала меховая кофта Хинаты, которую он почти что отобрал у Ханаби. Ему необходимо было иметь частичку её, даже после 3 лет её нежный фиалковый запах остался при вещице, в котором теперь Наруто нуждался больше всего.

Тёмные волосы, что обрамляли бледное аристократическое лицо девушки, длинными прядями падали на широкую смуглую ладонь. Мягкие. Тёплая улыбка словно освещала всё вокруг, складки бегали на белом платье от лёгкого ветра… и он опять просыпается в слезах. Ему опять снится она. Он опять тихо шагает на кухню за чашкой чая, который его заставила пить Шизуне.

С каждым днём он медленно погружался в состояние депрессии, понимая, что нет больше никого в мире, кому он нужен. Наруто уже успел потерять счёт времени, ведь уже час стоит на одном месте, допивая 5 или 6 чашку. На горизонте становилось светлее - рассвет. Стоит поспать ещё немного, ведь придёт Джирайя и начнётся какая-то новая тренировка, которая уже и не волновала Наруто. О титуле «хокаге» и вовсе забыл.

Наруто, прошу, отдай нам её, мы поможем.

— Идите к чёрту! Я не отдам её.

Руки, что были испачканы её кровью, прижимали девичью голову со спутанными длинными волосами к груди. Дышать ему уже давно тяжело, ведь он обнимает тело Хинаты. Потрёпанная и местами порванная одежда, изранены руки, окровавлены губы… и навеки закрытые глаза. Его ладонь бережно касается щеки Хинаты, на которой виднелся свежий синяк от недавнего удара, прижимает ближе к себе.

Хината… открой глаза, прошу тебя…

Наруто…, - в голосе Сакуры сочувствие.

Хината… милая, прошу…

Наруто, - в этот раз голос более твёрдый.

— Не покидай меня…, - слёзы предательски капали на щеку девушки, смешиваясь с кровью.

Наруто, она мертва.

Слова неприятно резанули по сердцу, вываливая оттуда всю ненависть на всех, даже на тех, кто не виновен. Тело Хинаты пронзило с десяток вражеских кунаев и сюрикенов. Он, как можно крепче и аккуратнее, сжимал её в объятиях.

— Да заткнись ты уже! - он питал большую надежду на то, что Хината жива… увы, огонёк потухал, а на небе скопились тучи, вываливая ливень на парня, что обречённо сидел на коленях, держа руку девушки, давая волю эмоциям, по правде говоря, рыдая над её телом.

Положив голову на тело девушки, бледные губы шепчут слова её любимой песни. И вновь этот душераздирающий крик, что вырывается из лёгких, царапая горло.


Хината!

Проснулся блондин в холодном поту, со сбивчивым дыханием и нереально быстро бьющимся сердцем. Ткань, что была поверх подушки промокла, а с глаз продолжают течь слёзы.

В руку что-то кольнуло, переведя взгляд туда, Шизуне опять вколола ему успокоительное. Ладонь сжимала чья-то тёплая дрожащая рука - рука Цунаде. Её взгляд обеспокоенный, грустный. Прижав к себе, она успокаивающе гладила парня по светлым волосам, он не сопротивлялся - сил попросту не было. Такие визиты становились всё чаще и чаще, местами он был рад их видеть, ведь мог разделить печаль, что плотно засела сердце. Для Цунаде ведь Наруто не чужой…

В руке Наруто едва сжимал фотографию Хинаты.

Мои чувства проявились так поздно… Я схожу с ума… но во имя Хинаты я стану сильным. Я обещаю, милая…

Прости меня, Хината. Глава 3

Дни смешались в единое целое, словно в серую тучу грусти и боли, где воздух пропитался слезами и горем. Сил на тренировку не было никаких, но он обещал. Это и движет его телом, опуская ноги на холодный пол, направляя в ванную. Включив свет, перед Наруто появилось его отражение в зеркале: красные опухшие глаза, в которых нет яркой синевы, взъерошенные светлые волосы, мятая одежда, безжизненность в теле и опущенные уголки губ. Слезы и не высыхали, скользя по ранее проделанными дорожкам. Светлые ресницы лениво отбросили капли, что скопилось на уголках глаз. Такое отражение вызвало жалость и долю злости, что двигала им сейчас. Рывок - и зеркальные стеклышки падают на кафель, звонко отзываясь в голове парня, от чего тот не сильно зажмурился. Голова болела уже хер знает сколько, успокоительное успокаивало нервы, но не головную боль. На пол падало что-то ещё, вернее - капало. Алая кровь, что сочилась из ран на костяшках смуглой руки, постепенно темнея вокруг. Отчего-то сейчас Наруто умолял зверя внутри не помогать ему в регенерации. Хотелось видеть последствия утреннего инцидента. Чёрт возьми, он сходит с ума по ней.

— Как же ты жалок, Наруто, - шепча самому себе, он смотрел сверху вниз на своё отражение в осколке зеркала. Зрачки сузились, но цвет не изменился. — Я же попросил: не помогать мне, - обращался он уже в лесу, который, даже не фыркнув, отвернулся, вернув зрачкам Наруто прежний вид.

Глубоко выдохнув, блондин плеснул холодной водой на лицо, пытаясь хоть немного прибавить сил. Перед глазами постала девушка с милейшей в мире улыбкой и с красивейшими белыми глазами, во взгляде читалось «Я верю в тебя». Наруто резко распахнул глаза. Сжав руки в кулаки, глухая боль напомнила ему о ранении, отчего парень присел и стал искать бинты, пусть даже 20-ти летней давности, и спирт. Сейчас бы Сакура-чан помогла.

«— Сакура-чан, Сакура-чан…
Блондин оживлённо бежал к розоволосой девушке, словно только что и не был ранен, увлечённо куда-то зовя, — Пошли прогуляемся?

В ответ, та лишь коротко и грубо отшила его, уходя по своим делам.

— Определённо, Сакура-чан самая лучшая и самая красивая. И она мне нравится, даттебаё.»


Нет уж, сам справится. Всегда вешался на неё, чем делал больно Хинате. Сейчас-то он понимал, что она всегда была рядом, всё слышала и тихо, в тайне ото всех, забивалась в угол тёмной комнаты и плакала. Долго, до боли в груди, пока голову не рвало на куски, задыхаясь в собственных слезах. Туго забинтовывая руку, он старался сделать это ещё сильнее, завязать узел как можно крепче, пока кровь не перестанет поступать к конечности, тихо подпевая, уже с ней любимую, песню.

Сегодня ему предстоит обучение перехода в режим Девятихвостого, а для этого стоило как-то поладить с лисом. Еле двигая ногами, потупив взгляд на землю, он добрался до места встречи с сэнсэем. Джирайя оценивал ученика: голубые глаза сейчас казались почти что чёрными, смуглая кожа - бледной, светлые волосы - какого-то грязно-песочного оттенка, а главное - характер. Словно никогда и не было того жизнерадостного и активного Наруто, его спокойствие и безразличность во всех вещах заставляла напрячься.

Наруто, я сочувствую тебе, но…

— Ради Хинаты я готов начать обучение и становится сильнее. А там уж будет что будет: умру или всё-таки стану Хокаге.

Сэнсэй довольно хмыкнув - у него есть цель для положительного результата.

Недели шли, а результат был слишком мал, нужно больше. Какаши стал чаще разговаривать с ним по душам, тонко пытаясь помочь выбраться из гнетущей депрессии, что немного помогало Наруто, подбадривало. Но эта бодрость быстро уходила, едва ему стоит вспомнить Хинату, в частности - сны, которые ему снятся каждую ночь, точнее - когда он спит.

***

— Госпожа, как думаете, где его искать?

Чёрная ткань покрывалась складками от медленных и равномерных шагов, колокольчик на светлой шляпе тихо звенел, придавая загадочность. Даже большой плащ не сумел спрятать черты фигуры девушки: большая аккуратная грудь, тонкая талия, фарфоровые руки, стройные ноги и хитрая ухмылка на бедном аристократическом лице.

— Дейдара, у тебя задание: схватить девятихвостого, а ты даже понятия не имеешь, где его искать, - скорее утверждение, нежели вопрос, с долей насмешки.

— Поэтому вы и отправились со мной, ведь знаете место лучше, чем сам Учиха Итачи.

Девушке это льстило - уважение со стороны других членов Акацуки.

— Удивительно, вы добились большого успеха в нашей организации, но мы всё ещё не знаем вашего возраста, не просветите нас? - с долей надежды спросил парень с длинными светлыми волосами.

- Неужто так интересно?

В ответ Дейдара кивнул.

— Пусть это пока в тайне побудет. Да придёт твоё время - узнаешь то, что интересует.

— Почему вы сами пошли на эту миссию, а не отправили кого-то другого?

— Скажем так, этот джинчурики особенно важен мне, я убью двоих зайцев одним выстрелом, принесу пользу и организации, и себе, - ухмыльнувшись, дала ответ на вопрос юная отступница.

— Вы идёте туда без маски, что будет, если вас узнают жители?

— Слишком много вопросов, не находишь? Всё увидишь. Всегда интереснее смотреть, не зная спойлеров, ведь так?

Некоторое время напарники шли молча, осматриваясь с лёгким интересом. Популярность в Акацуки немалая, мир носит мелких бандитов, желающих расправиться с ними и получить славу «страшного человека». У Дейдары возник ещё один вопрос.

— Почему вы покинули деревню?

— Это долгая история и весьма банальная среди девушек, - хитро посмеиваясь, продолжила, — Времени достаточно, пока идём, я расскажу.

Длинноволосый навострил уши, готовясь слушать ещё одну историю о том, как и почему этот человек присоединился к их «банде».

***

— Госпожа Цунаде! Появились новости о двоих ниндзя, носящих форму Акацуки - они направляются к Конохе, - на выдохе прокричала помощница Хокаге, врываясь в кабинет.

— Докладывай, - сложив руки в замок, поставив локти на стол и оперившись подбородком о пальцы, приказала женщина.

Шизуне спешно подошла к Цунаде, отдавая ей какие-то бумаги и клочки записок от АНБУ и других Шиноби, что прочёсывали окрестности.

Взяв в руки наиболее важный листок, она стала пристально изучать содержимое, слегка нахмурившись.

— Один из них владеет взрывными техниками, из деревни Камня.

— А о другом что-то известно? Стиль боя, техники, откуда родом? - задала волнующий Хокаге вопрос, внимательно ещё раз ища нужную ей информацию, но отложив бесполезные попытки, уставилась на помощницу.

— Лишь то, что это девушка. Ребята дали ей примерно 16 лет, может больше немного. Лицо скрывала шляпа, из-за белых полосок, что были прикреплены к ней, не было видно ни цвета, ни длины волос, - Шизуне показалась эта информация полезной, ведь стала также, как и Цунаде, о чём-то подозревать, — Стиля боя и техник она не показывала, так что это остаётся для нас в тайне. Протектор также не было видно, неизвестно, откуда она родом.

Доклад не сильно удовлетворил Пятую, став возле окна. Плечи напряглись, ведь если об Дейдаре было досье, то о этой загадочной особе - ничего. Назревает миссия, для которой стоит собрать небольшой отряд во главе с Какаши. Стоит отправить людей побольше, ведь Бог знает, чего ждать от второй из Акацуки. О ней раньше не было слухов, видать новенькая, или хорошо пряталась.

— Они в стране Огня, но ещё очень далеко от Конохи.

Отлично, это даже лучше. Цунаде готовилась отправить на миссию и Наруто, когда тот закончит тренировку, результат которой был бы очень кстати на миссии, под пыльным присмотром Хатаке.

— Шизуне, предупреди Старика о том, что у Наруто осталось немного времени для завершения процесса. После зови ко мне Какаши.

— Есть, - приняв приказ, девушка скрылась за дверью, направляясь к Джирайи. Встречая по пути нужного ей ещё одного человека, та быстро гонит его в резиденцию, а сама ускоряет темп и уже бежит к полигону.

***

— Вызывали?

— Да. Пришли новости, в страну зашли двое Акацуки, об одной из них нет никакой информации. Я составляю отряд: Такахаши Тен-Тен, Хьюга Неджи, Учиха Саске, Харуно Сакура, Инузука Киба, Яманака Ино, Нара Шикамару, Акаши Сай, и…, - помедлив пару секунд, Пятая завершила список, — Узумаки Наруто. На данный момент Акацуки далеко от деревни, что даёт немного времени Наруто на тренировку, но будь начеку: я вызову твой отряд в любой момент, как только станет ясно, что они близко. Собери всех и объясни ситуацию. Ещё с вами пойдёт Ямато, он, если что, подавит силу Лиса.

Внимательно слушая предстоящую, весьма сложную миссию, Хатаке решил поинтересоваться:

— Какой ранг у этой миссии?

— Ранг S. S, потому что один из них преступник S-класса, о другой же, как я уже говорила, неизвестно ничего, о ней даже слухов никаких толком не было. И ещё, - обернувшись к джонину, Сенджу строго добавила, — Следить за Наруто и всегда быть с ним рядом. Его сила вам понадобится, но стоит помнить, что Акацуки за ним и идут сюда. Шикамару стоит разработать план.

Протянув необходимые Какаши листы, Пятая попросила передать их Наре и вместе с ним обсудить 200, а то и 300 вариантов боя и придумать идеальную стратегию.

— Также, узнай что-то о этой «новенькой».

— Есть, - приняв приказ, Хатаке испарился в клубах белого дыма.

Оставшись наедине со своими мыслями, Цунаде устало плюхнулась на стул, настраиваясь на большую битву - Акацуки вновь зашевелились.

Хината, ты видишь? Всё, что я делаю - для тебя и ради тебя. Почему же сердце моё так сильно горит надеждой о твоей жизни где-то рядом, но одновременно очень далеко? Я схожу с ума...

Прости меня, Хината. Глава 4

Напарники остановились на ночлег. Сверчки создавали успокаивающую для головы музыку, некоторые жучки летали в воздухе, освещая собой деревья и бледное лицо «неизвестной». В глазах по-особенному ярко отражался свет луны и светлячков, мокрые дорожки слёз никак не успевали высыхать на холодных, от лёгкого ветерка, щеках. Небрежно вытерев широким рукавом чёрного плаща скопившуюся солёную воду на ресницах, девушка как можно тише шмыгнула носом, задержав взгляд необычных глаз на звёзды в небе. Дейдара уже давно сопел под деревом, свернувшись в клубок и укрывшись в собственный плащ Акацуки.

Глаза неимоверно жгло от соприкосновения век, ветер, что стал немного сильнее, развевал волосы девушки, которая одиноко, отдалившись от напарника, сидела на траве около обрыва. Голову наполнили воспоминания, раны на сердце так и остались открытыми, заливая их горькими слезами. Где-то вдали послышалась одинокая мелодия флейты, что, хочешь или нет, а успокаивала. Правильно ли она сейчас поступает, идя туда за ним? За его зверем… Правильно ли будет предоставить ему физическую боль? Ответ нашёл себя сам: правильно. Этот человек оставил немало ран на её сердце, единственное, что отражалось на внешности - едва заметный шрам на щеке. Дотронувшись тонкими холодными пальцами к тому месту, она еле слышно вздохнула, возвращаясь к напарнику на рассвете, так и не найдя ответы на все свои вопросы… так и не поняв, что ей делать.

— Подъем, Дейдара.

Невольно, девушка вспомнила один момент.

Идёт на задание одна, оно весьма лёгкое, значит новая участница организации справиться в одиночку, без помощи более опытных нукенинов. Ей предстоит учиться держать свои эмоции взаперти или и вовсе забыть о них. Забыть, что такое боль, любовь, радость, отчаяние, разочарование, обида, злость, веселье — забыть всё.

Тихий всхлип донёсся где-то за кустами. Светловолосый мальчик сидел, держа в руках белую камелию и тихо пускал на неё слёзы.

— Ты в порядке? Что с тобой? - аккуратно поинтересовалась девушка.

— Что такое дом? - вопрос застал её врасплох. Она не знала ответа, стараясь найти его глубоко в сердце. Выдохнув, она ответила, с трудом, но нарушила тишину:

— Твой дом там, где кто-то о тебе думает. Там, где ты кому-то нужен, к кому можешь вернуться.

— У тебя есть тот, к кому ты можешь вернуться? - необычайно розовые глаза мальчишки с надеждой уставились на незнакомку.

— Был… Но теперь уже нет.

— Почему?

Правда, почему? Потому что она там больше никому не нужна. Отец презирает, а дорогой человек обидел, оставив большие раны. Может.. У неё есть дом? У неё есть брат, который думает о ней, который обещал защищать… Что же сделал с ним отец, когда узнал, что тому не удалось её уберечь? Она его подставила, что поняла только сейчас.

— Там больше не думают обо мне. Да и вообще, мне нужно позабыть о том доме и о чувствах в целом.

Мальчик оторвал взгляд от цветка, что красовался в розовом кристалле, и улыбнулся ей, со всей нежностью и добротой. Совсем, как она когда-то…

— Ты хорошая, тебе не удастся забыть себя настоящую, - в который раз этот юноша удивил отступницу? Она присела подле него, осматривая лёгкую ссадину на коленке мальчика. Сложив несколько печатей, руку окутала зелёная чакра, которую она приложила к ране, напевая любимую песню от Нацухи-сан, о которой ей рассказал брат. Закончив с лечением, она добродушно улыбнулась.

Рядом с ним внезапно появилась женщина с большим рисунком камелии на левом бедре.

— Юкимару, - женщина стала перед мальчиком, готовясь его защитить, — Ты из Акацуки. Тебе нужна его сила? - чёрные глаза подозрительно прищурились, выставив руку перед собой, на ней появилось странное оружие, состав которого - кристалл.

«— Кристальная техника? У этого Юкимару, как его назвала эта особа, тоже кристалл, в котором камелия… всё ясно» — Послушай, я не нуждаюсь в его силе. Лишь помогла ему и всё, - надев на голову длинную шляпу с белыми лентами, она нежно добавила: — Береги его, ладно? Ты его дом, - после чего скрылась.

— Гурен-сан, она несчастна, - грустно молвил мальчик, нарушив тишину и выведя женщину из лёгкого шока, — Она потеряла свой дом.

— Что она ещё говорила?

— Что ей нужно забыть эмоции свои. Но ей не удастся забыть себя настоящую, - ответил длинноволосый, — Ещё она красиво поёт, с душой. Я запомнил эту песню, хочешь спою тебе?

Гурен добродушно улыбнулась мальчишке. Взяв за руку, она направилась с ним вглубь леса, слушая песню, что запомнил Юкимару.


— Госпожа.

Из воспоминаний её вырвал обеспокоенный голос напарника, что щелкал пальцами перед её лицом. Дейдара уже готовился взорвать немного глины перед ней, чтобы привести в чувства.

— Что, прости?

— О чём вы задумались? - повторил, наверное, уже десятый раз, длинноволосый.

— Да так… предчувствие у меня плохое.

— Госпожа…

— Знаю, - в этот момент на двоих напали Шиноби, по протектору - из Конохи, завязалась битва.

Так не вовремя блеснул её протектор…

***

— Цунаде-сама! У нас важная новость о той неизвестной из Акацуки, - в кабинет вбежал один из Шиноби, что раннее прочищал лес и все пути к деревне, оперевшись руками о колени, переводя дух.

— Докладывай, - резкий тон Пятой мигом вернул бедолаге силы, и тот ответил:

— Она нукенин Конохи.

Янтарные глаза медленно расширялись, женщина не могла поверить в сказанную ей только что новость. Медленно вставая, она резко ударила кулаком о стол, что, после, с треском развалился на две части.

— Шизуне! Прочистить все архивы и принести мне досье всех девушек, что были покинули деревню. Бегом!

— Есть, - приняв приказ, помощница испарилась у клубах дыма, переместившись в архив, приступая к немедленному поиску нужных Хокаге бумаг.

— Ещё кое-что: Акацуки уже в десяти километрах от главных врат в деревню.

— Ясно… Зови Какаши с его отрядом. Я ввожу в деревню тревогу пятого класса.

— Есть.

***

Жители были обеспокоены гиперактивностью Шиноби, некоторые направлялись к главным вратам, некоторые собирали запасы оружия, кто-то отводил людей подальше от границ деревни, уводя в убежище.

Какаши-сан, вас вызывает Хокаге-сама с вашим отрядом, - рядом с беловолосым мужчиной появился Шиноби-разведчик, доложив.

— С моим отрядом?

Склонившись ближе к джонину, тот тихо добавил:

— Акацуки близко, - после чего скрылся в толпе.

— Вот чёрт, - создав пять клонов, оригинал отправил их к разным командам. Теневые клоны быстро нашли членов отряда, передав информацию, что их ждут в резиденции, а после исчезли.

Последний клон прибыл к полигону, где тренировался Наруто. Успехи его были большими, он лишь оттачивал то, чему научился.

Наруто, - начал клон, — Тебя ждут в резиденции Хокаге. Срочно.

— Понял, - безразлично ответил, блондин стал двигаться в сторону здания.

Парня догнали Неджи и Тен-Тен, что были обеспокоенны. Впрочем, они были последними, кто прибыл на крышу здания резиденции, где стояла Цунаде, готовясь говорить.

— Такахаши Тен-Тен, Хьюга Неджи, Учиха Саске, Харуно Сакура, Инузука Киба, Яманака Ино, Нара Шикамару, Акаши Сай, Узумаки Наруто, вы - первый отряд Какаши, что выдвигается на защиту границ деревни от Акацуки, им нельзя попасть сюда. Вам в отряд я добавляю Абураме Шино и главу клана Хьюга - Хиаши-сана, их способности также пригодятся. Во главе Хатаке Какаши и Ямато, - строго начала женщина, внимательно смотря на всех присутствующих, переведя дух, она обратилась, непосредственно, к Наруто, что пытался скрыть свою усталость и состояние депрессии, — Наруто, как твоё превращение?

— Изучено и отточено, - был ей краткий ответ, голубой цвет глаз сменил оранжевый, с горизонтально расположенным зрачком, который в свою очередь, словно перерезан вертикально узким зрачком лиса.

— Отлично. За тобой всё же будет присматривать Какаши, ведь цель Акацуки - ты. Всё всем ясно?

— Да, - хором ответил отряд.

— Разбежались!

***

— Госпожа, Коноха нас несладко принимает.

— А ты что думал: они раскинут руки для объятий и кинут тебе в лапы джинчурики? Наивный, блин.

Девушка ловко уворачивалась от атак Шиноби Листа, не применяя никаких техник. Только рукопашный бой.

Скинув походную шляпу, её личность скрывала маска на всё лицо. О протекторе можно было уже забыть, ведь эти мудаки наверняка доложили Хокаге об этом. Волосы завязаны на макушке в тугой конский хвост. Где-то рядом взрывались фигурки Дейдары, что сопровождались криками боли раненых Шиноби.

Предчувствие… оно кричит мне о тревоге, о большой опасности, нет не той, что я столкнусь с ним, гораздо большей…

Прости меня, Хината. Глава 5

Вечер сменила ночь, но отчёта от патруля не было. На поле боя лежали окровавленные трупы с неестественно выгнутыми конечностями, некоторые просто валялись на земле. Зрелище вызвало лёгкую тошноту у девушки. Ей-то не впервой так сражаться и видеть смерти, но не своих бывших собратьев. Среди этих были и люди из клана Хьюга.

— Меня лишь радует то, что смогла я этим Хьюгам дать свободу. Эти проклятые печати.., - девушка шевелила губами, едва издавая звуки, — Уж прости меня мама за путь этот, - взор глаз сквозь маску был закреплён на светлой и полной луне.

— Госпожа, нужно уходить.

— Чувствую, битвы завтра не миновать.

Напарники скрылись. На земле остались лишь короткие пряди случайно обрезанных кунаем тёмных волос.

Ей опять не спится. Что-то тревожит её тёмное и ледяное сердце, вперемешку с ожиданием новой битвы. Она понимала, что встречи этой не миновать, что делать? Применить технику? Или маски будет достаточно? Что произойдёт, если её раскроют? Вопросы, на которые ответы она не находила неприятно давили на голову, ком стал в горле, а дышать было нечем. Она задыхалась в собственных мыслях, в собственных поступках и… слабости. Именно - слабости, что не смогла выдержать ношу женщины. Сердце сковывала боль, от чего она невольно приложила руку. Душевная боль… та, от которой лишь единственное лекарство - любовь. То, что может как осчастливить человека, так и погубить его душу, навеки обратив того в демона во плоти, что жаждет мести, что хочет и другим помочь познать эту боль. Вот что было её целью.

— Прости меня…

***

Снова ночь. Время, когда можно дать волю эмоциям.

— 25 правило… никогда не показывать своих слёз. Шиноби… многие считают нас био-оружием. Порой люди забывают это «био» и помнят лишь «оружие». Но…, - парень нежно провёл пальцами по фотографии, что, благодаря его большим стараниям, сохранила цвет и была цела, — но Шиноби тоже люди! Люди, в первую очередь! Люди, которые умеют чувствовать, которые умеют любить, каким бы демоном его не назвали. Хината… помнила ли ты тот момент, когда я был ещё маленьким ребёнком и хотел купить ту маску лисы? Я чётко помню слова жителей, помню их взгляды, то, как меня швырнули, как ненужный мусор и бросили тем предметом, что привлёк моё внимание. Лишь твой взгляд лиловых глаз смотрел на меня с сожалением, - Наруто стал чаще позволять себе плакать, ведь это помогало хоть немного утихомирить боль в сердце.

Яркая полная луна освещала комнату, как день, обрамляла лицо парня и, не смотря на смуглый цвет кожи, делала её словно из фарфора. Жаль, что красные веки её свет не может скрыть. Глаза блестят от солёной воды, а взгляд плывёт.

— Судьба правильно меня наказывает за тот случай, - воспоминаниями Узумаки вернулся к тому роковому дню, когда взбесился от её слов, когда ранил её и заставил боятся.

Нет, Сакуру он никогда не любил. Скорее, детская симпатия. Но Наруто уже давно не ребёнок. Шевеля губами и едва издавая хриплый звук, в голове вновь играла любимая её песня. Успокаивает, заставляет представить Хинату перед собой, как она поёт эту колыбельную на берегу реки, держа на руках счастье, что дарит его родителям. Глупые мысли, этому никогда не бывать, ведь Хината мертва. О семье с ней ему и думать не стоило, это принесло только больше боли.

Хината… знаешь, меня пару раз охватывали мысли о суициде. Знала бы ты, как сильно я хочу к тебе…, - слеза тихо и бесшумно скользнула по щеке и по трём полоскам, а сердце болезненно сжалось, что заставило его прижать руку к тому месту. Душевная боль. Ведь эту боль можно было избежать, не был бы он тогда таким придурком.

— Но… ради тебя, ради всего, что ты делала, ради твоих чувств я продолжаю жить. Прости меня… Хината.

В дверь неожиданно постучали. Поспешно вытерев слёзы, Узумаки встал и неспешно направился встречать нежданных гостей. Шизуне? Цунаде? Нет, они бы без спроса ворвались, да и у него приступов не было, с чего бы им приходить? Открыв дверь зрачки слегка расширились.

— Доброй ночи, Наруто. Прости, что так поздно…, - в голосе столько боли, что и Наруто было непривычно слышать такой голос, тем более от Неджи.

— Да… ничего, проходи.

У них одна боль на других. Проще ведь, если её переживать вместе, а не в одиночку каждый в своей комнате. В руке блондинка Неджи заметил фото, которое парень бережно и аккуратно держал, на лице появилась грустная улыбка. В рукаве чёрной кофты, похожей на кимоно, было что-то спрятано.

Наруто бессильно упал на кровать, рассматривая фото, что давным давно уже выучил наизусть, словно не замечая, что гость сел на край кровати.

— На фото она такая весёлая…, - темноту прорезал шёпот хозяина квартиры, после чего тот тихо шмыгнул носом, стараясь не заплакать при Хьюге. А он и сам был на пределе. Вытерев пальцем подступившие слёзы, длинноволосый гений наконец достал из широкого рукава какой-то небольшой блокнот, обложка которой из кожи и слегка потрёпанная на краях. Несколько закладок разделяли страницы. Шатен протянул предмет Наруто.

— Думаю, ты также имеешь право иметь у себя этот блокнот.

— Что это? - на миг оторвавшись от фото и уставившись на вещицу, хрипло спросил блондин.

— Это…, - сглотнув подступивший ком в горле, Неджи продолжил, — личный дневник Хинаты… нашёл сегодня, когда был в её комнате.

— Личный… дневник? - в нём ведь хранились все мысли, все секреты Хинаты. Резко приняв сидячее положение, он аккуратно выхватил блокнот из бедных рук и стал медленно открывать. От взора Хьюги не укрылось то, как бережно он касался личной вещи покойной девушки, как нежно, едва касаясь, он стал водить пальцами по строчках, читая содержимое.

«Сегодня первый день в академии. Наруто-кун также будет учиться в моём классе. Я неимоверно счастлива, ведь смогу видеть его каждый день…»

Не дочитав до конца, Наруто поспешно отложил дневник до того, как капли слёз попали бы на страницу. Он ненавидел… ненавидел себя за всё, за своё прошлое, за то, что сейчас он расплачивается так жестоко. Лёгкие обжигал воздух, дышать становилось нечем. Тихий хрип превратился в громкий и душераздирающий крик, хватаясь за голову. В этот же момент появились и его спасатели - Цунаде и Шизуне. Всё, как и ранее: Цунаде держала Наруто, как только могла, пока её помощница вводила успокоительное.

Неджи не на шутку испугался - такие приступы хватали и его, но реже. Может, не стоило приносить эту вещь? Этот вопрос быстро исчез, когда он заметил, что Наруто крепко прижимает к себе этот самый блокнот.

— Цунаде-сама…

— Всё в порядке, Неджи, - поспешила успокоить джонина женщина, поглаживая внука по светлой голове, — Ты как?

— Да… нормально… я пойду.

— Иди и отдохни. У вас завтра миссия.

Неджи молча вышел из дома Узумаки. Лёгкая дрожь всё ещё окутывала тело от увиденного.

— Наверное, со стороны примерно так выглядят и мои приступы…

Неджи…, - этот родной и нежный голос. Человек, в котором он сильно нуждается, особенно сейчас. Куноичи спешно подходит к Хьюге, с беспокойством смотря в светлые глаза.

Не думая ни секунды, Хьюга крепко обнял Тен-Тен, стараясь успокоится и не поддаться эмоциям. Меньше всего он хотел, чтобы его срывы видела она. Неджи уже не замечал, как медленно падал на колени, как игла прошла сквозь одежду, вливая в вену успокоительное, которое теперь Тен носит с собой всегда.


— Бабуля Цунаде… я чувствую, что схожу с ума…, - сонный шёпот нарушает повисшую тишину после так привычного теперь ему приступа. Вот только он до сих пор не привык к побочным эффектам - сильной слабости и сонливости.

Наруто… не глупи, - женщина прижимала внука к себе, поглаживая по голове, — не делай таких выводов, ведь судьба - вещь странная.

Узумаки лишь крепче обнял родного ему человека, о котором узнал недавно - свою родную бабушку.

— Когда мне было 17, перед уходом из деревни, у меня родился сын - Минато. Твой отец. Я думала, что никогда больше его не увижу, ведь оставила в деревне, понимая, что там ему будет лучше, а я не смогу ничего ему дать. Видела Минато много раз, но издалека. Боялась, что он возненавидит меня за то, что я бросила его. Сарутоби-сенсей также о нём мне много писал и говорил. Пусть я и не увижу его больше, но у меня есть его копия - ты. Вот тебе и пример того, что судьба готовит множество сюрпризов, - Цунаде говорила тихо и успокаивающее. Наруто старался дослушать её рассказ, а уж после и уснул. Мягко улыбнувшись, женщина аккуратно провела рукой по щеке внука, укладывая на кровать. В одной руке он всё ещё держал дневник Хинаты, в другой - сжимал руку хокаге. Пятая села на пол и склонила голову на мягкое и белоснежное одеяло, проваливаясь в сон, не отпуская руки Наруто.

Стрёкот цикад сегодня слышно по-особенному громко. Пару светлячков залетело через открытое окно и устроилась на двух светловолосых головах.

Пару таких же жучков уселись на голову отступницы, освещая её тёмные волосы. Это знак, и она понимала.

***

Утро. В деревне введена тревога. Множество джонинов усиливают патруль, стражи на главных вратах всё больше и больше. Отряд Какаши постепенно начинает собираться у главных врат.

Наруто. Проснись, отряд выдвигается.

Взгляд, полный решительности. Узумаки встаёт и в спешке натягивает ветровку и походной плащ.

— Удачи, Наруто.

— Цунаде… у меня плохое предчувствие, - немой вопрос хокаге дал знак Наруто продолжить, — такое чувство, словно что-то страшное произойдёт.

***

Отряд Какаши был в сборе. Наруто пришёл последним и, как всегда, с каменным лицом. Сверлил взглядом Неджи, он был более-менее.

Наруто, хватит уже ходить с такой кислой рожей, - не выдержав, первой начала Сакура. На розоволосую уставились взгляды Неджи, Саске, Тен-Тен, Наруто, Какаши, Сая, Ино, Шикамару и Хиаши, от чего внутри девушки стало неприятно холодно. Наруто остановился перед ней, не посмев даже обернуться полностью. Красные глаза с вертикальным зрачком злобно смотрели на Сакуру через плечо.

Саске был прав, - недоумение на лице Харуно, — Ты не знаешь, что такое одиночество. Не знаешь, как это - терять близких тебе людей, - большим пальцем он указал на всех, кто первыми посмотрели на Сакуру.

— Но Хинату ты не замечал, - эти слова были как спусковой механизм, от чего Наруто бросился на Сакуру, не совсем думая, что она девушка.

— Да какая тебе, сука, разница? Меня ты не поймёшь, никогда! Ты с детства с родителями, с друзьями. Ты никогда не теряла тех, кто тебя любил, - в порыве ярости Наруто был готов ударить девушку за её глупые слова, но все вовремя его остановили.

— Добе, успокойся. Сакура сказала глупость, не теряй силы, - Саске, что стоял перед Наруто, закрывая собой Харуно, начал разговор, после чего обратился к девушке, — А тебе стоит думать, о чём говоришь.

— Да… Прости, Наруто. Я не подумала…, - Сакура понимала, что сболтнула лишнего и вина засела в груди.

— Ты тоже прости… я сорвался. Мир? - он протянул два пальца, ожидая такого же жеста и от сокомандницы. Коротко кивнув и слегка улыбнувшись, оба сцепили пальцы в дружеском примирении.

— Выдвигаемся, - скомандовал Хатаке и все последовали за ним, скрываясь в гуще леса.

Это предчувствие… оно лишь усиливается, что-то да произойдёт. Сердце панически бьётся быстрее, тело окутывает лёгкая дрожь. Нет… откроется какая-то тайна, это точно. Это - предчувствие.

Прости меня, Хината. Глава 6

Ночь даёт понять нам, кто мы. Даёт нам право мечтать, даже о том, чего не будет. Вот только почему-то от этого не легче. Нет того чувства эйфории, скорее наоборот. Ты чувствуешь себя крайне подавленным, мучаешь мечтами со словами «А может…?». Ты являешься тем, кто всех поддерживает, тот, кто каждому даёт надежду жить. А кто спросит тебя «Как ты?». Никто. Ты - весельчак. Люди не привыкли видеть тебя грустным. А придётся. Уже два года, как весельчак Наруто покинул своих друзей. Это жизнь, судьбу которой не хочет принимать.

Если думать о человеке, то он обязательно вернётся.

И ему полностью плевать, что тот, о ком он думает - мёртв, и что возможно и ему скоро на небеса будет путь. А как же мечта? Как же цель, его детские крики «Я стану хокаге и вы меня признаете!». Уже признали, но мечта… Желание быть нужным деревне, быть её главой и защитником, опорой и советчиком. Быть тем, кто улучшит жизнь деревенских и Шиноби. Быть дитём пророчества, что перевернёт мир Шиноби вверх дном, что, сам того не понимая, устроит большую революцию. Но сейчас он сомневается, что сможет. Сомневается впервые за всю свою жизнь. А для кого ему добиваться своей детской мечты, для кого приходить домой, и от кого слышать «С возвращением, дорогой», «Папочка вернулся!». Это тоже его мечта… Стать отцом и мужем, создать большую семью. Ему не нужна ни Сакура, ни Ино, ни кто-либо другой. Ему нужна Хината. Его Хината, чьё фото он бережно держит тонкими пальцами, в какой раз рассматривая её профиль, средней длины волосы и стройную, сильную фигуру тусклыми синими глазами, в которых нет того огонька, что делал всех врагов своими друзьями, что давал надежду жить, что давал людям повод всё-таки поверить в него… Жаль, что он поздно это осознал: что нет во всём этом смысла, пока рядом нет той, что любит тебя просто так. Не за славу, не за деньги, не за статус, а за твой характер, за твою душу. Ему нужна та, что всегда будет ему опорой в любой трудный момент.

Слёзы рвались наружу, глаза жжёт от внезапного легкого ветерка, что становится загадочным в темноте ночи. Он стал тем, кем мог стать ещё с детства, если бы не его позитив, который не пойми откуда брался, если бы не тот столб, что держал его и не давал упасть, сломаться.

«-- Наруто…», - слегка хриплый голос лиса приводит его в чувства, обращая на себя внимание.

-- Что?..

А что ему ответить? Да, он сильный, страшный… Но сейчас слова куда-то исчезли. Остались мысли. Он не знает, как подбодрить своего джинчурики, как вернуть ему огонь жизни, как вновь дать ему мотив жить.

-- Курама, я не могу без неё уже.

Голос, что наполнен болью и страданиями. Наруто страдал и это видели все. Слова насторожили лиса, пусть он и сидит в Наруто, но мысли читать ещё не научился, поэтому лишь гадает, что имел в виду Узумаки.

«-- Ты чего собрался делать?!», - внутри зарождалась паника, когда в руке блондина блеснул кунай. Возраст, при котором он мог совершить всё, что угодно, не справившись с болью, не понимая последствий. Наруто писал что-то на стволе дерева, соскребая кору маленькими кусочками. Закончив, он аккуратно провёл кончиками пальцев по написанному. «Хината». Казалось, что это одна боль на двоих. Её чувствовал и Курама, внутри всё сжималось от увиденного. Это видно - Наруто сильно её любит и, как угодно, но хочет вернуть. Верит в удачу и судьбу.

-- Наруто.

Ответа не последовало. Хьюга сел рядом с Узумаки, не проронив ни слова. Оба сидели в тишине, слушая, как шумит трава от ветра. Наруто подал признаки жизни, всматриваясь в светлые глаза друга и брата по боли. Да, звучит глупо, но это так.

-- Твои глаза такие же, как и у неё…, - кое-как выдавив из себя слова, хрипло начал парень. - Такие же пустые, как и на этой фотографии.

Этот светловолосый начинает пугать Неджи. Это совершенно другой человек, не тот Наруто, которым он его знал.

-- Наруто

-- Сакура была права. Это ведь всё из-за меня.

Неджи ни в коем случае не винил Наруто в смерти Хинаты. Отбрасывал все мысли, что внезапно появлялись, строили логическую цепочку, делая Наруто виновным. Но он страдает не менее. Ему также больно.

-- Наруто, прошу тебя… Не вини себя. Отчасти и я виноват, - тихо пробубнил Хьюга. Он также чувствовал вину за смерть сестры. Проклинал и ненавидел себя за травлю в детстве. Она ведь ни в чём не была виновата.

Наруто сидел молча, не сводя глаз с карточки в руках и тихо просил судьбу улыбнуться ему. Он тихо надеялся, что она жива, что сейчас кто-то за ней присматривает, кто-то лечит… её ведь не нашли на месте взрыва. Остатки могли принадлежать другому.

-- Какой же я придурок, - заключил Узумаки прежде, чем встать с места и сесть поближе к обрыву. Иногда голову атаковали мысли о конце жизни, в конце концов, что ему тут делать? Жить с вечной виной, с болью в сердце, с клеймом убийцы? Для такого он был слаб, и Наруто это уже давно признал.

Внутри боль словно удвоилась. Чувство вины было не только у него, но и у хвостатого, что сидел глубоко в подсознании. Лисьи глаза смотрели в никуда, каждый раз вспоминая, как получает власть над телом юного Наруто, как контролируя его, атакует Хинату. Наруто был зол, а для Курамы это было шансом вырваться наружу. Тогда он не упустил этой возможности, но сейчас готов был умереть, лишь бы вернуть всё в тот роковой день и всё предотвратить. Лис уже много раз просил прощение за содеянное, но джинчурики переводил стрелки на себя, говорил, что тот не виноват. Говорил, потому что лис стал ему другом и попросту не мог так. Чёрт, эта невозможность изменить всё терзала изнутри. Сердце болезненно сжималось от одного лишь воспоминания о Хинате. Давать волю эмоциям ночью уже стало традицией, место, где только что скользнула слеза, обдало холодом, на что Наруто не обращал никакого внимания. Два варианта покончить со всем рвали душу на две части: первая - провести расследование и дать себе понять, жива девушка или нет; второй - погрузится в сильное генджицу. Второй вариант казался парню просто идеальным. О, как же долго он уже мечтает о счастливой жизни. С Хинатой. О том, как увидит её живой и здоровой, как попросит прощения и как она простит, как они начнут семейную жизнь, он станет хокаге, а она - самой счастливой женой на свете. Мечтал вернуться домой и увидеть дом, полный детей и вкусной еды, тепла и любви, которая прибавится, ведь он будет дома - рядом с ней. Мысль была настолько соблазнительной, что Наруто начал перебирать Шиноби, отлично владеющими генджицу. Но попадались те, кто ни за что бы не согласились погрузить его в вечный сон. Куренай? Нет, она начнёт читать нотации о том, что это жизнь и нужно смириться. Саске? Тоже не вариант, ведь скажет тоже самое, что и Куренай. Других мастеров иллюзий Наруто не знал, что немного начало его раздражать. Как же он задолбался так жить - жить в неизвестности, не зная. Жив ли дорогой человек, жить с тьмой в сердце, жить с ярлыком «джинчурики», быть оружием деревни. Хотелось сбежать от всего на свете, убить себя, быть убитым врагом, исчезнуть, испариться, не родится вовсе - лишь бы не чувствовать эту боль, не иметь воспоминаний, не иметь прошлого… Не иметь ничего.

Наруто стоял на пустом месте, вокруг были сожжены деревья. А перед ним… «-- Не может быть…». Перед ним стоял силуэт человека его роста, с короткими волосами и белыми глазами, что излучали боль и… ненависть? Наруто не понимал, где он и что происходит. Почему перед ним Хината, и почему она постепенно хмурит брови и смотрит на него с такой ненавистью? Почему его тело парализовало, и он не может сделать ничего - даже сделать шаг?

-- Я верила тебе…

«-- Нет…»

-- Я любила тебя…

«-- Прошу, замолчи…»

-- Я призналась тебе…

«-- Прости меня…»

-- А ты попросту захотел меня убить! Хренов монстр, не зря же тебя все так называли! А я, дура, не верила никому. Но теперь-то вижу, что все деревенские - правы.

Голос словно из ниоткуда. Словно она в его подсознании, или это какая-то техника? Его погружают в сон?

-- Х-х-Хината…, - сил хватало только на это слово. Только на её имя. Голос наполнен болью и отчаянием, он пытался всё остановить, схватившись за голову. - Нет, это не ты. Это иллюзия... Это... не ты…

-- Умри.

«-- Чего?!»

В миг поднялся сильный ветер. Вороны разлетелись из веток деревьев и те превратились в ветки. Красная луна освещала обоих, пока руки девушки спешно складывали печати, одна за другой. В белых глазах сверкнули искры, в буквальном смысле, губы растянулись в довольно-устрашающей улыбки, когда до Наруто дошло - он в огненном кольце, что слишком быстро уменьшалось в диаметре.

-- Нет…

-- Да. Это моя месть за разбитые чувства. Видишь, что делает с человеком чувство любви? Страшная штука. Не правда ли, Наруто? - последнее слово на чуть ли не выплюнула с ненавистью. - Умри.

-- Хината! - парень резко принял сидячее положение. Он судорожно оглядывался, но ни огня, ни девушки - никого. Он всё там же - на обрыве возле дерева, где он вырезал её имя. До него начало понемногу доходить - это сон. Злая шутка его подсознания. Наруто пытался глубоко и спокойно дышать, чтобы успокоится, но и этого ему не дали сделать - крик Харуно сработал на Узумаки, как сирена тревоги. На них напали. Не думая больше ни о чём, он сорвался с места и входя в режим Девятихвостого и уже был готов нанести удар, как тут на него налетел Неджи, которого парень ловко поймал.

-- Неджи, что тут?

-- А…Акацуки, - он пытался говорить уверенно, но побитый вид и кровь изо рта говорили об обратном. Есть кто-то сильнее Неджи? Кто же смог его так просто ударить? - Это они. И там

-- Сдохни, чёртовка!

Глаза моментально расширились. Этот голос… голос из его сна. Такой же грубый, наполненный болью и ненавистью. Наруто медленно повернул голову и увидел куноичи в чёрной, слегка оборванной одеждой, с тёмно-синими волосами, сейчас она со всей силой избивала Сакуру точными ударами. Лицо скрывала странная белая маска, но это уже лишнее. Подсознание рисовало вместо этой маски черты бледного девичьего лица, обрамленного длинными волосами, светлыми глазами и густыми ресницами. Неджи уже догадался, уже увидел, кто скрывается за маской. Наруто вопросительно на него зыркнул, и в ответ получил неуверенный судорожный кивок.

-- Не может быть…

Чувство счастья - что она жива, и чувство страха - какой она стала.

-- Черт тебя дери! - прогремел мощный удар в землю. Сакуру понесло, почему и завязался настоящий бой. Где-то глубоко в лесу были слышны взрывы и крики «Искусство - это взрыв».

***

Сакура опешила, увидев стойку члена Акацуки. Эта стойка была ей очень знакома: одна нога немного дальше другой, рука выдвинута перед собой, друга - словно спрятана за спиной.

-- Чего застыла?

-- Не… н-не может быть…

Зелёные глаза смотрели на человека напротив с ужасом, смекалка девушки работала быстро, и она уже понимала, кто перед ней. Противник не заставил себя ждать, он двинулся к девушке и стал наносить точные и быстрые удары. Харуно не успевала глотать воздух, как получала новые удары по всему телу. Последний, 256-й удар откинул её на несколько метров. Впечатавшись в ствол дерева, она рухнула на землю, чувствуя во рту вкус железа. «-- Что с тобой стало? Кто так повлиял на тебя…»

-- Сакура, - слегка протянув так ненавистное ей имя, черноволосая стал медленно подходить к розоволосой, сверкая кунаем, -- видишь, как бывает зла любовь? Как она может изменить человека, из любящего превратить в это, - она большим пальцем указала на себя. Злобно ухмыляясь под маской, она ждала момент, когда наконец прикончит её, эту чертовку. Всё из-за неё. Хотя нет… есть ещё один человек, кому она так желала сейчас отомстить. Адреналин захватил с головой, в ней словно просыпался голодный демон. Медленно, растягивая момент, она подходила к полуживой Сакуре, готовясь вонзить нож в сердце. Но была остановлена резким ударом чакры в лицо. Маска треснула, и девушка отлетела на скалы, что появились в результате удара Харуно. Злость, уверенность в себе, жажда мести и крови - всё исчезло в миг, как только она увидела знакомое лицо.

-- Т-ты..?

К такому не был готов никто. Ни он, ни она, ни другие. Всё словно остановилось, а время исчезло. Всё словно на паузе.

-- Х…Хината

Когда думаешь о человеке - он обязательно вернётся. Но как, когда, и кем - никому неизвестно.

Прости меня, Хината. Глава 7

/за день до битвы/
Весь лагерь уже давно спал, даже Наруто. За долгое время он изрядно потрепал себя, нервы вылезали боком в виде жуткой усталости и сильной заторможенности. Под ор Курамы он отправился в спальный мешок, но уснул лишь спустя 3-4 часа. Светлые ресницы слегка подрагивают, а пальцы сжимают кусок ткани, что служила на данный момент одеялом - всё на нервной почве. Наруто устал. Очень сильно устал нести это бремя. Хочется проснуться от этого кошмара, вернуться в свой мир, где есть она.

Сон Сакуры этой ночью был неспокоен. Отрывки прошлого вырывались воспоминаниями.

— Хватит.. Х-Хината, очнись..

Генин седьмой команды застала тихоню на 5 полигоне, где та и тренировалась. Но, как всем было понятно - бесполезно.

Хинате противна Сакура. Как бы та не старалась подавить неприязнь - безуспешно. Хината понимала - Сакура не виновата, но душа проклинает эту розоволосую. Хинате противна она сама.

— Может, помочь? Как насчёт спарринга?

Девушка остановилась. Хьюга сомневалась: молчать, этим дать отказ - или решить всё тут и сразу. Раз и навсегда.

— Нет.

Неприятный осадок стал щекотать нервы Сакуры. С чего бы этой принцессе отнекиваться? Или она думает, что в бою справится без убийств и применения силы?

— Эй! Я помочь хочу, а ты отказываешься? - какой бес вселился в неё - Сакура и сама не знала, но остановиться не могла. - Или ты не понимаешь, что не имея силы, ты будешь тянуть свою команду на дно?

— На что это ты намекаешь? - светлоглазая медленно развернулась, предоставив оскал в глазах. Правую щеку скрывал немаленький кусок бинта, что уже успел слегка пропитаться алой кровью, приклеенный двумя полосками пластыря. Такое отношение к ней Хинату порядком достало. Все знают её, как добрую и тихую девочку, но на что не способную. Недавно ещё и лгуньей назвали, как бонус влепив хвостом чакры мощную пощёчину. Достали.

На пару минут Харуно впала в ступор. Откуда такая аура, откуда такой взгляд, откуда ранение? Так много вопросов и так мало ответов.

— Ну? - Сакура вздрогнула от повышенного тона Хинаты. Возле глаз появилось куда больше вздутых вен, а брови - более нахмурены. - Чего молчишь? Или думала, я буду вечность слушать ваши оскорбления? Да хрена с два! - последние слова Хьюга прокричала во весь голос, чем напугала Харуно напротив.

И опять Сакура ляпнула, не подумав.

— Ты глухая?

Хината, я..

— ..не хотела? - Хината закончила за нее фразу, перебив. — Не ври сама себе. Не хотела бы - молчала.

«— Она права.»

Точка кипения достигнута. Раньше бы и сама Хьюга не подумала о том, что может поднять руку на товарища. Оказалось, жизнь - та ещё штука, и если знать все её правила - сыграешь хорошую партию. Человек, на которого она всегда смотрела с восхищением, которому подражала, который держал её на нужной колеи, бросил нож в спину. Кто теперь ей скажет нужное слово? Кто теперь держит её? Никто. Совершенно. Все. Видят. В ней. Слабую. Дуру.

— Да хрен вам.., - прошептала Хината, став в боевую стойку.

В доли секунды девушка оказалась рядом и напала со спины. Устояв на ногах, Сакура машинально выхватила из сумки кунай, выставив его перед собой. Тело двигалось автоматически, а разум был далеко не на поле битвы. Она перерыла все воспоминания и нигде не заметила такого поведения Хинаты. Изумрудные глаза смотрели прямо в лавандовые, пытаясь найти в них ответы на свои вопросы, но всё без толку. Хьюга напрочь отказывалась отвечать.

Темноволосая скинула с себя кофту, оголив руки и живот, на котором были видны лёгкие кубики пресса. Руки пусть и худые, но также натренированные. Сакуре.. стало страшно. Встретить перед собой совершенно другого человека, которого ты знал, как серую мышку, что и жучка не обидит.

Для Шиноби важно не терять бдительность. Харуно и не заметила техники подмены, вернее, когда была применена, ведь кунай попал в кусок ствола дерева.

— Впереди нет.., - она посмотрела назад. — Сзади тоже.., - взгляд упал на землю, — Внизу её не может быть.. Слева, справа - тоже нет.., - услышав движение сверху, до куноичи дошло, — Сверху.

Хьюга опережает Харуно в скорости. Розоволосая не успела поставить блок, как её сильно ударили в солнечное сплетение. Сакура отлетела от прежнего места на несколько метров, и сразу увидела перед собой взгляд светлых глаз.

— Что ты там говорила? Тяну команду на дно? - двумя пальцами Хината со всей силы бьёт по плечу девушки, вгоняя чакру, блокируя точку. — А о себе ты думала? - этот удар был сильнее. Не только потому, что он был направлен в другое плечо, а ещё и в душу. Зелёные глаза распахнулись, с непониманием смотря на противницу.

— Всё ты прекрасно понимаешь, - Хьюга словно прочитала мысли. Сев сверху, она начала наносить серию ударов по лицу Сакуры. — Сакура, Сакура, Сакура, только тебе всё внимание! Белая и пушистая нашлась. Подумаешь, волосы розовые, не такая уж и уникальность, - слушая это, Сакура параллельно старалась защититься и хоть как-то ударить Хинату.

— Да что с тобой?!

— Всё хорошо. Даже лучше, - очередной удар, — Я чувствую себя прекрасно, - и ещё, — Страдай, Харуно. Твой большой лоб приняли ещё в 5-летнем возрасте, у тебя на глазах не умирала мать, ты не была мусором в глазах отца, - ещё пару ударов. Сакуре казалось, что она скоро потеряет сознание. Может тогда эта Хината успокоится? — Ты не страдала от собственного характера, мать твою! - этот удар был финальным.

Вкус железа во рту неприятен, Сакуру тошнило. Зелёные глаза пытались сфокусироваться на лице одноклассницы. Всем телом она чувствовала эту удушающую чакру из ненависти и.. обиды. До чего же люди могут довести друг друга.

— Х-Хината...

— Перед собой ты видишь истинную меня. Мою настоящую личность.

Да, Хината внушала это и себе. Капли чужой крови, смешавшись с её собственной, стекали по тонким пальцам, глухо ударяясь об песок. Сакура окончательно потеряла сознание, а Хинату настигло облегчение и.. вина. Получается, она сорвалась на Сакуру.

— Она тоже хороша... Её слова стали пределом в моём терпении.

На полигон опускались сумерки, что было сигналом - пора. Если поставил цель, то иди к ней. Уже ничто и никто не держит. А чувство вины.. она отбросила куда подальше и, оставив кофту на земле, ушла через лес.

— Кто же знал, что всё так обернётся..?


Хината! - розоволосая резко вскочила, от чего голова закружилась, а в глазах потемнело. — Сон.. это сон-воспоминание... - Харуно постепенно успокаивалась, восстанавливая дыхание. Волосы стали влажными от холодного пота, отчего и слегка закрутились. Девушка перевела взгляд влево - благо Наруто не разбудила. — Хината..., - Сакура подняла голову вверх к небу, где было море звёзд, шёпотом говоря туда же, — неужто твоя душа не упокоится? - без тени злобы. Сакура говорила спокойно и слегка грустно. Весть о гибели Хьюги ударила и по ней. Их последний разговор был не из приятных, а Сакура так хотела узнать, почему Хината так изменилась... Что с ней стало?

Около часа Харуно крутилась туда-сюда, но так и не уснула. О их с Хинатой разговоре знает только она сама. Выхода больше нет.

Сакура поднялась и зашагала в сторону Наруто.

— Эй.. Наруто, проснись, - девушка старалась говорить тихо, чтобы не разбудить остальных, тряся Узумаки за плечо.

— Что..? Что такое? - сонные голубые глаза уставились на зелёные с непониманием: чего она его будет на восходе? Они планировали выдвигаться позже.

— Есть разговор. Он касается... Хинаты.

Шиноби моментально напрягся всем телом, а мысли превратились в кашу. Что она хочет ему рассказать? Нашли тело Хинаты? Или... она жива?! Последнюю мысль Наруто озвучил вслух и Сакура отвела взгляд.

— Даттебайо, твой взгляд может означать два варианта ответа, - Узумаки сел на «кровать», показывая, что готов слушать. За последние годы это первая ночь, когда ему удалось нормально поспать - без всяких кошмаров, но и тут всё пошло по п... короче, ему нормально не поспать.

Даттебайо... С того момента, как его оповестили о смерти Хинаты, он редко употреблял своё фирменное словечко.

— Дело в том, что... Перед тем, как Хината... ушла - между нами завязалась драка.

Светлые брови моментально нахмурились. Это не похоже ни на Хинату, ни на Сакуру. Да что же произошло?!

У человека всегда две стороны. Первая - человек добр и мил, терпелив и щедр, спокоен и рассудителен. Вторая - ненависть и злость на всех и вся, желание мстить и убивать. На вторую сторону всегда легко перейти, стоит потерять то, что держало тебя на нужной колеи.

Прости меня, Хината. Глава 8

- Сакура, о чём ты хотела поговорить? - напряжение в воздухе никуда не уходило. Наруто устало зевнул, смотря на розоволосую и замечая напряжение на её лице. - Сакура? - он окликнул её.

- Я уже говорила, о чём хочу поговорить... Это касается Хинаты.

Его слегка раздражала эта обстановка. Он прекрасно помнил, о чём хотела поговорить Сакура, но... ближе к теме.

- Говори.

Молчание.

- Сакура, умоляю, говори уже. Я не выдержу этой интриги.

Наруто был без сил. Душевно. Осознание того, что жить так всегда, давало ему сомнения «а стоит ли жить дальше?».

- Я подозреваю, что что-то случилось с Хинатой незадолго до твоего ухода из деревни.

Напряжение росло с каждой секундой, словно на дрожжах. Узумаки уже много раз думал насчёт этой ситуации. И понимал, что виновен в её смерти - он.

- Но...

Всегда. Всегда есть но, которое сейчас натягивали нервы Узумаки почти что до предела.

- Мне кажется, что Хината жива.

Молчание. Голубые глаза уставились на зелёные проницательным взглядом, будто Сакура могла что-то сделать. Будто она могла сейчас привести Хинату сюда.

- Ч...что? - Наруто впал в шок. - Знаешь..., - шок стал постепенно меняться местами со злобой, - если это шутка, то крайне плохая.

- Н-нет. Я же говорю, что подозреваю. Просто... В Акацуки замечен Шиноби-нукенин Конохи, но за последнее время... никто не уходил из деревни, а остальные нукенины Листа либо мертвы... либо в тюрьме. Наруто, ты понимаешь, что это может значить?!

- Нет, не понимаю, - догадка Харуно казалась ему спасательным кругом. Но какой смысл жить в иллюзии? Хината мертва. И этого не изменить. Этот разговор бесил его, что Наруто показал во взгляде алых глаз, что уставились на Сакуру, смотря из плеча.

Девушка испуганно встала и отошла от парня, панически перебирая все мысли в голове и подбирая слова, чтобы успокоить. Опять сказала глупость. Но... это ведь возможно.

- Вы чего расшумелись? - прервав гляделки Наруто и Сакуры, их позвал к себе Учиха, что стоял неподалёку.

- Ничего, - прошептал Узумаки, направляясь в сторону берега. Как же всё достало. Каким бы несчастным ты ни был ранее, достаточно сделать одну ошибку, большую ошибку, и вот... Он устал. Устал по ночам мучиться от кошмаров, устал от приступов, устал от воспоминаний, устал от всего.

***

- Госпожа, когда нападать будем, хм?

- Как только они появятся на горизонте.

«- Готова ли ты к этому, Хината?». Девушка в маске смотрела на луну, думая о своём. Готова ли она встретить бывших товарищей, готова ли сразится с ними, готова ли она увидеть...его?

Вся решительность куда-то исчезла, на место ей пришли воспоминания, и начались они не очень приятно. Первое, что вспомнила Хината - смерть отца Неджи и его страдания. Тогда она была совсем юной девочкой, но уже чувствовала себя как-то не так. Что-то было в ней не то, чего ожидают другие. После - поступление в академию и... смерть матери. Тогда это было большим ударом для неё. Но, также, рядом был задорный светловолосый парень, у которого родителей-то не было. Его оптимизму можно было позавидовать, Хината смотрела на него и говорила себе: «Смог он - смогу и я». Симпатия двигала ею, с каждым разом она смотрела на него и совершенствовала, старалась изо всех сил, но отец не оценивал. Он был слишком строгим с ней. Иногда Хинате хотелось видеть своего отца просто папой, а не главой клана. Хотелось прогуляться по деревне с ним за руку, о чём-то поговорить, повеселиться, во что-то поиграть. Она росла в суровой семье, где на первом месте была честь и сила клана, а не счастье детей. Хинате так хотелось однажды подойти к нему, обнять и сказать простые, но такие ценные слова. «Я люблю тебя, папа.».

- Чёрт..., - прошептала девушка, приподнимая маску и вытирая слёзы, что спускались по щекам. Этот день близился и она более не могла оттягивать. Эмоции не должны мешать.

А нужно ли оно всё?

***

- Знаешь..., - начал тихим и хриплым голосом Наруто, смотря в небо, - всегда есть два варианта. Первый - покончить со всем, второй - встать, когда всё рухнуло и идти дальше. Я устал. Сказать честно, - его голос дрогнул, слёзы медленно скатывались по щекам, - я бы с удовольствием покончил с собой и ушёл к тебе. Жить без тебя - это тоже самое, что гореть вечно в аду. Но я живу, продолжаю существовать ради твоей памяти. Хината... я люблю тебя... Мне так жаль, что ты не можешь услышать этих слов, жаль, что сейчас ты не можешь сидеть рядом. Мне так жаль... Прости меня, Хината... Как бы мне хотелось, чтобы ты была жива, как же я хочу вернуть тебя и всё исправить...

Несбыточные мечты. Наруто понимал, что нужно жить реальностью, но отпустить и смириться... Он считал это неправильным. Лишь на миг подумав о том, что ему придётся жить так всегда, рука сама тянется к кунаю. Как и сейчас, Наруто замечает это и быстро останавливается. Он уже ничего не понимал, на душе паршиво и холодно, пусто. Его словно не отпускала Хината, он чувствовал, что, даже если захочет, не полюбит другую. По сравнению с этим чувством, симпатия к Сакуре - просто бред. Сердце безумно болело, как физически, так и морально, но Наруто молчал. Он считал это наказанием за свою ошибку, которую уже не может исправить. Это бремя он будет нести до конца.

***

- Х-Хината...

Мир словно подарил ему возможность всё исправить, но за что?

Может за то, что он сожалел о содеянном. Каждую ночь винил себя и страдал. Все трудности переживал один и искал себе ещё больше. Сейчас перед ним совсем иной человек. Светлые глаза, что смотрели на него с презрением и осуждением, рвали душу на части. Это его шанс всё исправить, но сможет ли?

- П-почему, Хината...?

- Потому, что ты отвергнул мои чувства.

Узумаки с трудом сдерживал режим хвостатого, не отрывая взгляд от девушки. Местами её одежда была порванной, на руках появились едва заметные синяки и царапины, а на лице... едва заметный небольшой шрам от удара. От удара хвостом из чакры. Перед глазами появились кадры удара, после которого на щеке остался осадок.

Хинате страшно. Она придумывала самые разные варианты их встречи, но варианта встречи лицом к лицу - не продумала. Контроль эмоций не позволял показаться страху, что, словно метель, разбушевался в душе.

- Хината..., - его голос дрожит, но полон счастья, - ты жива...

А нужно ли всё это?

- Дейдара... Взрыв!

Через секунду, после крика девушки, возле Узумаки произошёл взрыв. Он был быстрее, потому уклонился, не забыв о Сакуре, что постепенно восстанавливалась.

- Я беру на себя Хинату. Остальные - разберитесь с этим Дейдарой, - теперь он капитан тут. Убегая за Хьюгой, он успел остановить Неджи, что хотел пойти с Наруто, убеждая того, что это лично его дело.

Отряд Шиноби окружил одного из Акацуки, решительно нападая самыми сильными техниками, уклоняясь от взрывов.

«- Наруто, мы верим в тебя. Верни нашу Хинату

- Райкири, - техникой стихии молнии Хатаке отбивал от себя странных изделий из подрывной глины.

- Стихия дерева..., - ударив рукой по дереву, Ямато старался поймать противника деревянными балками. Эта техника была весьма сложной и забирала много чакры, отчего Ямато быстро выдохся. - Чёрт...

- Я прикрою. Восемь триграмм: Вращение, - сфера из чакры Неджи ловко защищала капитана от взрывных пауков.

- Чёрт тебя дери! - отбив небольшой кусок деревянной балки, Сакура подбросила вверх и мощнейшим ударом отправила кусок дерева вверх к Дейдаре, что едва уклонился, потеряв одно крыло глиняной птицы.

- Двойной пронзающий клык, - Киба и Акамару также не заставили себя ждать, нападая и нанося больше урона птице.

- Искусство ниндзя: Нарисованные звери, - быстро проводя кисточкой по чистому свитку, оживляя нарисованных тигров, Сай отправил их к противнику, пользуясь его замешательством.

- Ино.

- Знаю, без Чоджи наше построение будет сложно выполнить, но мы справимся.

- Стихия огня: Огненный шар, - эта простая техника была у Учихи лучшей, огненный шар был внушительных размеров, он смог достать до ног противника.

***

- Хината!

Наруто пытался остановить девушку, но она продолжала бежать, изредка бросая оружие, от которого Узумаки быстро уклонялся. Наконец, девушка остановилась на большом камне, обернувшись. Глаза, что злобно смотрели на него... Наруто понимал, почему. Но, когда теперь она жива и стоит перед ним - он ни за что не упустит её и исправит всё.

- Чего тебе?

- Выслушай..

- Нет.

Почти сразу же она начала бой, парень успел поставить блок. «Быстрая». Не было смысла затягивать - достаточно одолеть и притащить в логово.

- Восемь триграмм: 128 касаний.

Зона действия техники увеличилась, Хьюга быстро наносила удары по точкам чакры, у Наруто не было и шанса на вдох, не то что на блокировку ударов.

- 32, - Хината била не пальцами, как ранее, а ладонями, не жалея чакры, стараясь ударить как можно сильнее, но менее болезненно. - 64, - почти. - 128.

Узумаки отлетел и... исчез. Теневой клон.

- Чёрт.

- Раз хочешь битвы, то так уж и быть. Но ты меня выслушаешь, - он верил в себя, в него верили друзья, в него верил Курама.

Хьюга стояла напротив, пристально смотря на него. Поток чакры был сильнее, чем она могла представить. Нет сомнений, Наруто стал куда сильнее, но и она не осталась в рядах слабых. Тут, в Акацуки, её научили многому, что сделало её сильнее.

- Я знаю, что виновен. Я знаю, что если бы не я, этого всего можно было избежать, - Наруто стал кричать, надеясь, что так его слова будут иметь больше влияния на подсознание девушки. - Но я готов исправить всё. Хината, не глупи...

- Не глупи?! - последнее слово ввело Хинату в ярость. - Да к чёрту!

Она не желала слушать его, прежняя ненависть вернулась, чему она была несказанно рада. Рванув на Узумаки, она готовилась направить всю мощь в центральный поток чакры и вырубить одним ударом. Но промахнулась, не рассчитав скорости парня.

- Когда я услышал о твоей смерти..., - Наруто ненадолго прервался, чтобы уклониться от очередной атаки, - я думал, что это конец. В тот момент я думал, что мир пошёл на дно. Я долго думал, чтобы извиниться перед тобой, но эта новость..., - кажется, Хината его слушала, - она выбила меня из колеи.

Местами Хината бросала кунаи со взрывными печатями, одним из которых ей удалось задеть Наруто.

- Прошлого не изменить.

- Знаю, но...

- Что «но»? - Хьюга прервалась, остановившись в десятках метров от парня. Поле их битвы было слегка «потрёпано». Наруто не хотел использовать никаких своих техник на Хинате - он не хотел ей навредить. Он верил в слова.

- Я собираюсь остановить тебя и вернуть в Коноху, и исправить свою ошибку. Хината... я хочу, чтобы остаток жизни мы провели вместе и забыли о прошлом. Хината... Прости меня, Хината... Доверься мне.

Воспользовавшись замешательством девушки, он смирился с тем, что ему придётся её ударить, чтобы хоть кто-то её обездвижить. Набравшись смелости, он ударил девушку, от удара Хината отлетела на пару десятков метров, впечатавшись спиной в дерево. Изо рта хлынула кровь, и Наруто возненавидел самого себя, просил прощение за то, что делает сейчас. Иного выхода нет. Налетая с новым ударом, Наруто старался контролировать силу.

- Я всё исправлю, доверься мне.

Почему я хочу тебе верить? Почему огонь надежды разгорается в моём сердце? Я не могу этого допустить, я боюсь, что, доверившись тебе, вновь получу удар в спину.

Прости меня, Хината. Глава 9

Нам хочется верить любому слову человека, что не безразличен. Эта тонкая грань между правдой и враньём, эти розовые очки не дают нам видеть ситуацию в точности. Получая радость и счастье от человека, мы не замечаем, когда он начинает врать, когда начинает использовать тебя для своих целей. Это и есть причина тому, что мы получаем кучу боли.

- Хината, доверься мне!

Он кричал, она не верила. Не могла, не позволяла себе. Ведь верить на слово нельзя, все это понимают и все на этом делают ошибки. Его рука, сильная и тёплая, протягивается к девушке, как помощь. Она потерялась во тьме, сбилась с пути, запуталась...

- Одних слов не достаточно для того, чтобы получить доверие, - почему именно он? Почему не угомонится? Зачем сейчас сражается и для чего? После всего он считает, что парочкой слов вернёт меня и всё будет, как прежде? Внутри бушевал ураган эмоций, который контролировать становилось всё сложнее. Запихнув не нужные чувства куда подальше, она отдала предпочтение ненависти и злости. Вот в чём сила.

Место, что недавно было лесом, превратилось в руины. Местами на камнях была кровь, которую Узумаки никак не хотел проливать. Не в этом случае. Находясь в режиме хвостатого и постоянно использовать техники отбирало немало сил и чакры. Восстановив дыхание, он судорожно продумывал план действий. Нужно лишь схватить её и заставить выслушать. Всего-то, но, чёрт возьми, так сложно. Полный уверенности, Узумаки двинулся в сторону не менее потрёпанной девушки, что пыталась заметить все движения в радиусе километра глазами. Надежда на кунай отца.

«- Отец... Помоги мне. Я рассчитываю на тебя.»

Расстояние между ним и Хинатой быстро сокращалось, как и время на придумывание плана по захвату. Расенган не выход, навредить ей никак не входит в план.

«- Поймай её моей чакрой и я затащу её в твоё подсознание. Там у вас будет больше возможностей поговорить», - в голове юноши раздался грубоватый голос лиса, чья идея казалось ну просто гениальной. Как раз время для...

Бросив кунай в пару сантиметрах от светлых глаз, Наруто считал секунды, чтобы техника сработала. Светлые глаза расширились, когда парень исчез из виду. В душе что-то пробудилось, когда сильные руки нежно обхватили девушку сзади. Накатило чувство усталости, чакра, что слегка щекотала кожу, расслабляла, веки стали в несколько раз тяжелее и светлые глаза одновременно закрылись с голубыми, скрыв за светлыми ресницами влагу.

Открыв глаза, Хьюга старалась понять, где находится. Вдоль стен были трубы, а ноги находились в воде.

«- Что это за место и откуда такая сильная чакра?» Напрягая глаза, девушка видела перед собой огромное скопление оранжевой чакры, пока не подошла ближе и тьма не развеялась. Перед ней лежал лис, хаотично виляя 9 хвостами.

- Хината..., - пробасил лис и взглянул алыми глазами. В них читались эмоции, которые, казалось, не подвластны хвостатым, - выслушай Наруто.

Сзади послышались шаги и брызги воды. Они были тихими и осторожными.

- Доверься мне. Прошу... Дай мне шанс всё исправить, - в голосе слышалась мольба.

Сказать куда проще, чем доказать. Хьюга не верила, но очень хотела, держалась до последнего. Две стороны рвали душу на две части и в горле встал неприятный ком, что мешал говорить и даже дышать. Голубые глаза смотрели прямо в лиловые, желая прочитать душу, увидеть, что в ней? Его глаза поймали её в плен, что странно сверкали. Блестели от влаги.

- Очнись... Очнись и взгляни на реальность! Не всегда всё так, как ты хочешь! После всего этого, как я могу поверить тебе?! Как можно поверить, когда ты уже смирилась с тем, что в мире существует лишь боль, страдание и ненависть? Как можно дать ещё один шанс, когда ты уже во тьме? - постепенно крик превращался в истерику от эмоций, что она вновь переживает.

- Знаешь... Достаточно просто отпустить прошлое и довериться мне. Я уже не тот раздолбай, что был ранее. Я стал взрослее и сильнее, я стал понимать то, чего ранее не понимал. Я.. ты.. Хината, я хочу, чтобы ты доверилась мне, потому что я.. люблю тебя, - первая слеза громко упала на воду с правого глаза. - Я безумно рад тому, что ты жива и что у меня есть возможность всё исправить.

Мысли запутались и думать холодно не получалось. Слова джинчурики задели за живое, отчего скрывать удивление в глазах уже не удавалось.

- Зачем идти на такие жертвы только ради меня? Неужели не жаль тех, кто сейчас дерётся с Дейдарой? Неужели не жаль Сакуру? - имя розоволосой она пыталась сказать, как можно грубее, что выходило плохо.

Узумаки улыбнулся краями губ.

- Я знаю о вашей драке. Сакура мне как сестра и поверь, она тоже очень переживает и винит себя. Они все сражаются за то, чтобы вернуть тебя. Ведь ты их друг.

Сосуд, что сдерживал эмоции дал трещину и они сразу же появились на глазах, размывая перед собой изображение. Губы шептали лишь одно - почему? Почему он не сдаётся, почему пытается её вернуть и переубедить? Почему все они всё ещё считают её другом?

Все мысли резко исчезли, когда в голову ударило что-то тяжёлое. Перед глазами, как старый фильм, показывались кадры чего-то ужасного... Всё приступы, крики, удары... Что переживал Наруто тогда, когда считал её мёртвой? Кошмары также отобразились перед девушкой, отчего тело начало дрожать. Слёзы медленно скатывались по щекам от самого главного, что видела Хината - как парень бережно держит её фото и каждую ночь говорит с ней и не перестаёт думать. Сколько раз просил прощение, сколько раз пытался уйти из этого мира к ней. Дыхание сбилось, а сердце сжималось от боли. Они переживала всё то, что пережил Узумаки за эти годы. Годы страданий и боли, годы, когда он сходил с ума, когда был готов опустить руки и сдаться, но держался ради неё.

Узумаки тут же подбежал и схватил Хинату, смотря на неё с непониманием, пока та успела упасть на колени и отчаянно закричать до хрипа.

- Хината! Ты слышишь меня? Ответь хоть что-то! - тело атаковала паника, в то время как девушка уткнулась носом в плечо и с силой сжимала в кулачках чёрную куртку парня, откашливаясь от крика, иногда всхлипывая.

Узумаки уже сидел на земле, не выпуская из крепких объятий Хьюгу, успокаивающе поглаживая по голове и спине.

- Прости меня..., - хриплый шёпот терялся где-то в районе шеи, но он прекрасно её слышал.

- Всё хорошо, - голос парня, частое сердцебиение и нежные объятия действовали на Хинату, как успокоительное. Влажные от слёз губы нежно коснулись покрасневшей и прохладной щеки, согревая прикосновением. Это вызвало румянец не только на щеках Хинаты, но и Наруто. Чувство безграничного счастья наконец достигло его.

- Natsuhiboshi, naze aka... Yuube kansshii yume wo miita...*, - слегка хриплым тихим голосом блондин стал напевать их любимую песню, поглаживая щёку девушки, что удобно расположилась у него на коленях, не выпуская из рук куртку. Он и представить себе не мог, насколько прекрасно вот так сидеть, положив голову на макушку тёмноволосой куноичи и просто знать, что она рядом, что всё хорошо...

Тёплое ровное дыхание согревало шею, пока Узумаки аккуратно, стараясь не разбудить девушку, наматывал на палец прядь мягких, но слегка спутанных после битвы, волос. Лучи солнца пробивались сквозь листву дерева, небольшими пучками падая на пару. Тепло в душе продолжало согревать, как и радость за то, что теперь всё будет хорошо и он исправит все свои ошибки прошлого. На шее Хьюги был завязан протектор Наруто, который успел его нацепить и показать, что она Хината Хьюга из Конохи. Больше всего он боялся проснуться и понять, что это сон. Смотря на расслабленное лицо брюнетки, он видел много подтверждений тому, что это реальность. Черты лица стали ещё привлекательнее, которые он и пытался сохранить в памяти и никогда не забыть. Лёгким движением пальцев он убрал густую чёлку и едва ощутимо прикоснулся ко лбу Хинаты, оставив поцелуй.

- Теперь всё будет хорошо..., - вернув ладонь на щеку, уверенно прошептал блондин куда-то в небо с улыбкой на лице.

Прости меня, Хината. Глава 10

- Не нужная..., - тихий хрип едва ли не терялся в тишине камеры. Забившись в угол, словно боясь быть в центре внимания, коего и не было в комнате, девушка повторяла одну и ту же фразу несколько часов подряд, не отрывая глаза от невидимой точки.

Мир разрушен. Тот металлический стержень, что был опорой, что держал всю силу, треснул и раскололся пополам. Сломлен, будто подорвали взрывной печатью, и собрать заново уже не удастся, а вырастить новый, пустить корни в душу, нет сил. И смысла.

- - Ненужная..., - глаза сильно жгло, но сомкнуть их или увлажнить, такой роскоши Хината себе не позволила. Ей хотелось, чтобы ей было больно, и чем сильнее, тем лучше. - Заслужила...

В дверь кто-то постучал, а Хьюгу словно током ударило. Девушка отползла от выхода как можно дальше, обняв колени руками, пытаясь унять дрожь. Уже не в первый раз она прогоняет всех, кто приходит, даже полицию. Пару раз её ловили и заставляли хоть что-то поесть, но это заканчивалось сильными истериками и глубокими ранениями санитаров.

- Хината, открой, пожалуйста, - неуверенно начал женский голос по ту сторону, - нам нужно поговорить.

- Иди к чёрту, Сакура, - едва прошептала девушка, не надеясь, что её услышат. Она не желала видеть кого-либо, продолжив себя терзать.

- Хината, - вновь позвала её розоволосая, - я принесла успокоительное и.. твои любимые сладости.

Как иронично: ты желал убить человека, что сейчас всячески старается помочь. Сакура изменилась, Хината это заметила. Харуно не желала отступать, продолжая упорно ждать, пока нечто тяжёлое сдвинут и она сможет открыть дверь. Хинату что-то душит, тихо и медленно, словно змея, что незаметно пробралась куда глубже - в душу, не забыв сжать своим телом и так больное сердце. Раньше она чувствовала это часто. Она знала, что это за чувство. Вина. Перед всеми. Перед тем, кто сейчас продолжает стоять, терпеливо держа лекарства и какие-то лакомства.

- С чего бы? - спокойно продолжила диалог, который разделяла дверь и кровать, которую Хьюга фиг знает как перетащила, лишь бы закрыть проход. Синеволосая сползла по стенке, - в тюрьму вроде как нельзя приносить такое.

Изумрудные глаза не сдержали слезу, что тихо скользнула по щеке, обдавая мокрое место холодом. И если у одной глаза жгли, то другая сейчас терпела жжение уже красных век. Абсолютно пустым взглядом смотря перед собой, светлые глаза обрамляли тёмные мешки: последствия бессонных ночей, ну или в компании горечи и слёз. После такого она, конечно, почти что вырубалась, но бодрости и свежести это не приносило.

Ведь правда: с чего бы? Сейчас Хьюга сидела за предательство деревни, за убийство людей из своего же клана, за попытку украсть девятихвостого и покушении на жизнь других, когда-то её товарищей. Такой букет, а срок малый - всего-то пол года. Хината и не знала, почему, а жаль. Вряд-ли бы кто-то рассказал ей, как Наруто и Цунаде чуть не разнесли резиденцию, пока первый требовал освобождения девушки, или хотя бы домашний арест под его наблюдением, а другая не могла действовать не по законам. В конце концов, они дошли согласия - срок в несколько месяцев и разрешение Узумаки в любое время приходить к ней. Ясное дело, об этом знали лишь близкий круг власти и друзей.

- Знаешь, - кажется, Сакура тоже села под дверью, - я совсем недавно вспоминала нашу драку несколько лет назад, - Хьюга поморщилась. Вспоминать тот день не хотелось, хоть убей. - Я тогда была назойливой мухой - это многое объяснит. Сейчас, - она задумалась, создав паузу, - мы уже не те, мы не дети. Я не смогу тебя полностью понять, ведь не жила твоей жизнью, но чем-то я могу помочь. Например, дать успокоительное, что прописали тебе старшие медики и залечить раны от боя, - голос был пропитан добротой, Сакура говорила с улыбкой.

Хьюга молчала, обдумывая всё, что услышала. Ей нужно время, чтобы вновь пересмотреть свою жизнь. За последний месяц к ней приходила иногда лишь Харуно, хотя посещение не было запрещено. «Да такая, как я, просто не нужна никому», - всяческий раз возвращаясь к этой мысли, Хината твердила себе это. Кому нужна преступница и позор всей деревни?

Послышался лёгкий шум, кажется, Сакура встала с места и молча ушла. «Я же говорила.».

***

Ветер не спеша теребил кроны деревьев, что были окутаны в ночной омут, создавая шум наверху. Парень шёл вперёд по лесу, не зная куда, но знал одно - ему туда. С опаской оглядываясь, он держал путь прямо, пока не заметил тень, что передвигалась очень быстро, успевая что-то говорить. Узумаки не сразу разобрал, пока вновь не услышал этот голос где-то совсем рядом, до жути знакомый голос:

- Я не верю тебе.

Как бы блондин не оборачивался, увидеть облик ему не удавалось, но голос явно принадлежит девушке. Хинате. Тьма, в которой он оказался, никак не радовала, наоборот, напряжение только росло, оставляя неприятный осадок в душе. Голос стих и он продолжил идти по тропе, пока не вышел в поле. Ветер был уже сильнее и мелкие крупинки песка попадали в глаза, отчего Наруто сощурился, но не надолго. Глаза сразу же распахнулись, напрочь игнорируя, что ему в глаза летят крупинки. Тело будто налилось свинцом и прибило к земле. Дар речи в прямом смысле пропал. Это походило на шок, взгляд он никак не отрывал от картины впереди. Перед ним Хината, совсем ещё ребёнок, прижимает ладонь к щеке, что окрасилась в гранатово-алый цвет, смывая слезами. До Узумаки дошло - это тот самый день. Роковой день. Яркая вспышка ослепила парня, заставив его зажмуриться, но стоило ему вновь открыть их, как его словно ударили чем-то по голове. Во второй раз.

Перед парнем стояла уже нынешняя Хьюга, но слегка другая. Та в свою очередь резко уставила взор на парня, хмуря брови, и ему стало ясно, в чём главное отличие - глаза. Они белые, но не совсем. Глазное яблоко было полностью чёрным, а на лице девушки словно трещины.

- Я не верю тебе.

Вновь эта фраза, что начала раздражать Узумаки, но сделать он ничего не мог. Вновь вспышка, вновь картина страдания, потом следующая, последняя была самой жуткой для него: окровавленное тело и запачканный кровью подбородок, в придачу мёртвый взгляд из полуопущенных ресниц.

- Хината! - он хотел двинуться к девушке, но не смог. Сил говорить больше не было, перед глазами он видел то, чего боялся увидеть больше всего... её смерть. Рухнув на колени, его тело начало слегка подрагивать, а дыхание - усложняться.

- Это твоих рук дело, Наруто, - голос вновь послышался над блондином, он чувствовал на себе взгляд, - я не верю тебе. Ты разбил сердце, а люди после такого способны на многое. Твоя ярость погубит всех, твоя сила ужасно сильная и опасная. Ты - демон, Наруто. Я не верю тебе...

«Она права. Я - демон, от моей силы в прошлом погибли многие, и сейчас я делаю тоже самое...»

- Наруто...! - этот рык был как эхо, едва доходил до Узумаки.

Глазами, наполненными болью, он смотрел вперёд, где со стороны видел тот роковой удар хвостом. Он видел её боль, слышал её крик...

- Хината! - протяжно прокричав, Узумаки резко принял сидячее положение и несколько минут сидел, уставившись в одну точку. Было жарко, всё тело покрылось холодным потом, а дыхание постепенно восстанавливалось. Горло неприятно ныло, кажется, кричал он не только сейчас, но и во сне. Наруто не различал явь от сна.

Одно движение глазами и его словно током ударило. Передёрнуло не только от движения, но и от мимолётной вспышки, а после - крайне громкого грома.

- Эпицентр грозы..? - непонимающе взглянул в окно парень, как после очередной вспышки, подорвался и стал быстро натягивать на себя одежду. Прочитав весь дневник Хьюги, что когда-то принёс ему Неджи, он узнал, что та жутко боится грозы. «Представляю, какого ей там», - думал Узумаки, пока бежал в конец деревни.

***

- Что значит «нельзя»?! - Наруто злобно смотрел на одного из охранников, крича на весь коридор, не боясь кого-то разбудить.

- Ты время видел?! Она уже спит давно, кретин, - Шиноби стоял на своём. Он также был зол, что нашло на этого разгильдяя припереться сюда в, мать вашу, три часа ночи?!

- Хрена с два она уснёт с такой погодой, - Узумаки провёл рукой по остриженным волосам, собирая влагу.

- Аоба, - строгий тон заставил двоих парней обернуться на его источник, - пропусти его. Ты же знаешь - не отступит, - на последней фразе тон хокаге смягчился. Узумаки смотрел в янтарные глаза бабули Цунаде с большой благодарностью, после чего быстро прошмыгнул мимо мужчины и скрылся за поворотом.

Дверь уже ничто не держало, ночью никто и не попытается прийти, да и желание подальше находится от окна заставило переступить себя и отодвинуть предмет в другой конец комнаты. Девушка лежала неподвижно, лицом к стене, в позе эмбриона. Лёгкое одеяло не грело и не создавало ощущения полной защиты от сего мира. Вздрагивая при каждом раскате грома и вспышке молнии, она не услышала тихий скрип двери и, соответственно не заметила, как в камеру просочился лучик света.

По комнате прошёлся лёгкий холодок, отчего Хьюга поёжилась на кровати. Тут же она почувствовала что-то тёплое сзади, а кровать немного прогнулась под весом.

- Почему? - тихий вопрос ударился в стену, поглощая звук.

- Что? - ответный вопрос прозвучал где-то над ухом, согревая дыханием. Сильные руки прижали к себе замёрзшую девушку, оставив поцелуй на макушке темноволосой.

- Почему ты добр ко мне? - светлые глаза смотрели в одну точку, постепенно согреваясь от тела Наруто. От него пахло дождём и свежестью.

- Я счастлив, - не думая, ответил Узумаки. - Ещё несколько месяцев назад я хотел умереть и уйти к тебе, - признание больно кольнуло в сердце Хьюги, а из глаз тихо покатились слёзы. Он был готов отказаться от всего, от своей мечты - лишь бы быть с ней и не чувствовать ту боль, что разъедает тебя изнутри. Блондин взял ладонь Хинаты в свою, продолжая говорить тихо возле уха, - я счастлив, что ты жива. Я могу видеть твои глаза, твою улыбку, гладить твои волосы, прикасаться к тебе и... целовать тебя, - Хьюга полностью подчинялась действиям парня, чувствуя тёплые губы на своих холодных. Первый настоящий поцелуй, который Наруто хотел сделать незабываемым для девушки. Хината неуверенно отвечала, чувствуя какое-то тепло внутри, что-то светлое окутывало сердце, заставляя его биться чаще после того, как Узумаки углубил поцелуй, прижимая девушку сильнее к себе.

Раскаты грома уже эхом доходили до сознания Хинаты, всё внимание было сконцентрировано на эмоциях, которые она сейчас испытывала.

- Да потому что я люблю тебя, Хината, - наконец ответив на вопрос, прошептал голубоглазый, тяжело дыша. При кромешной тьме он смог уловить едва заметную, но счастливую и такую неуверенную улыбку, что желал видеть уже как несколько лет.

Прости меня, Хината. Глава 11

- Хьюга в заложниках? - грубый мужской тон резал тишину. Он смотрел на подчинённого из-под лоба, ожидая чёткого отчёта.

- Да, Мадара, - натянуто ответил светлый парень. Приторность голоса раздражала главу, да и ответ не удовлетворил его.

- Она могла всё рассказать Конохе о нас. Не стоило ей верить.

- Но она всем видом показывала, что против Листа и поддерживает наш план, - добавил мужчина с внушительным мечом за спиной. Кривая ухмылка показывала, что Кисаме ожидает заветного приказа - прикончить кого-то.

- Именно, «показывала», - коротко добавил чёрноволосый, смотря на напарника. Кисаме и не помнил, когда глаза Итачи были деактивированы.

- Прошло много времени, однако..., - лидер сделал паузу, после чего продолжил: - Её стоит убить. Будет ей уроком, что в Акацуки лезть, как шпион, не стоит. И предавать нашу организацию тоже не стоит, - последние слова он произнёс слишком тихо, угрожающе смотря на свою организацию.

Учиха поджал губы и продолжал слушать, тайно следя за каждым в этой комнате. Грядёт великая битва и сложная миссия - поимка бывшей участницы организации. Быть может, она не сдала их и её уже убили, но Зецу уверенно доложил, что та жива. Для Акацуки не проблема - пробраться в тюрьму и похитить девушку. Это Итачи и не нравилось, в голове он уже выстроил несколько стратегий, как помешать этому.

- Вы всё уже поняли. Ваша задача - принести Хьюгу сюда живой. А после мы расправимся с ней, как и должно быть.

- Есть ещё кое-что, - криво улыбаясь, напомнил о себе Зецу. Всем своим видом он показывал, что знает кое-что ну очень важное для организации.

- Говори, - Мадара бесился.

- В Хьюге есть чакра девятихвостого.

Глаза Итачи слегка расширились. Откуда у Хьюги чакра кьюби? И как она её смогла скрывать несколько лет?

- Есть подробности? - лидер был заинтригован и раздражён одновременно, ведь не заметить такое у себя под носом - равносильно всемирному позору.

- Вот бл*ть, а эта девка полна загадок, - Хидан был готов отправится за ней прямо сейчас, - чур после поимки я прикончу её, принеся в жертву великому Джашину.

- За её голову не заплатят и одного Рё, так что она твоя, - безразлично выпалил Какузу.

- Тише-тише, - улыбка никак не уходила из смазливого личика белого Зецу, - В ней лишь малая малость всей чакры. Но этого пока будет достаточно на случай, если мы так и не поймаем девятихвостого. Похоже, в результате какого-то происшествия, она получила его чакру. Но, - удостоверившись, что его все слушают, парень продолжил, - из воздуха, который местами был смешан с чакрой хвостатого, она собирала остатки. Какая хитрая женщина, однако.

- Возможно, она собирала дополнительную чакру для битвы и захвата девятихвостого. Две похожие чакры, было бы легче, хм, - мысль Дейдары сейчас казалась вполне логичной.

- Тем более, доставить Хьюгу сюда живой.

***

Срок добегал конца и Хинате это не нравилось. Ещё слишком рано её выпускать, она ещё не решила для себя ничего. Она не готова...

Наруто стал приходить каждый день, порой казалось, что он и не уходит вовсе. Узумаки каждый раз говорил, верил в девушку, но это всё было бесполезно, пока ты сам не поверишь в себя.

Укутавшись в тонкое одеяло, она смотрела в одну точку за окном, иногда переводя взор на облака. Они медленно плыли по небу, нагоняя на девушку сон. Плеча коснулась чья-то холодная рука, не такая сильная, как у Наруто, а значит пришёл кто-то иной. Хьюга буквально подорвалась с места и отползла на другой край кровати, с непониманием смотря в зелёные глаза.

- Чего тебе? - резко выпалила синеволосая, опасаясь Сакуру.

- Успокойся, всё хорошо, - Харуно дружелюбно протянула руку, но принцесса бьякугана не спешила отвечать тем же жестом. Тогда розоволосая протянула вторую руку, в которой держала небольшой розовый шарик данго. - Возьми.

- Зачем? - Хината смотрела на сладость, активировав глаза. Напрягала их до своего предела, чтобы увидеть частички чего-то, что могло быть подмешанным, но не видела ничего.

- Там ничего нет, не переживай, - зелёноглазая терпеливо ждала, хоть рука и затекла. В голове созрела небольшая коварная идея, - Это Наруто тебе передал.

Светлые глаза уставились на девушку с немым вопросом, на что та добродушно улыбнулась. Неуверенно протянув руку, Хьюга выхватила шарик и не спеша начала есть. Она очень сильно сомневалась, что его передал именно блондин, но оторваться уже не могла - оно было слишком вкусным, что одновременно настораживало её. Много чего научило Хинату искать во всём подвох и всегда быть внимательной, анализировать абсолютно всё.

- Знаешь, - начала зелёноглазая, с улыбкой смотря на поедающую сладость девушку, - ты не изменилась.

Хьюга чуть не подавилась. Ничего себе заявление - не изменилась. Уставившись на Сакуру, она подняла брови, ожидая объяснений. С куноичи она точно не была согласна, ведь она изменилась, и очень сильно. Она преступница, и это говорит всё.

- Эта смесь злости, ненависти и жестокости сделала крепкую кору, за которой прячется наша прежняя Хината: тихая, скромная, добрая, милая, готовая поддержать и спасти своих товарищей.

- А есть ли они у меня теперь? - девушка опустила взгляд, поджав колени и уткнувшись в них лицом. Эта тюремная одежда уже надоела, но любые неудобства она скидывала на «заслужила». Клан теперь и не примет её, а если и примет, то поставит печать на лоб и всю жизнь будет относиться, как к мусору, которому давно место на помойке. Отец, внимания и уважения которого девушка желала в детстве больше всего, теперь и вовсе откажется от неё. Сестра, что раньше равнялась на свою старшую сестру, теперь будет презирать. Брат лишь убедится в своих прошлых словах. Деревня станет относится к ней, как к изгою. Лишь представляя, как на неё будут потом смотреть, что будут говорить, в душе всё холодеет. Друзья из академии уж точно больше не примут её, как свою. Быть позором деревни - этот исход был бы в обоих случаях: сейчас и, если бы она продолжила быть отступником. Только вот в последнем случае, её бы не только презирали, но и боялись.

Всю эту систему, что выстроила себе Хината, ломали два человека: Наруто и Сакура. Они были противоположностью к её убеждениям.

- Они есть. Тебе достаточно сломать эту кору изнутри.

- Частицы всё равно останутся.

***

Лунный свет без преград пробрался в камеру через окно, что расположено вверху. Облокотившись о стену, Хината смотрела перед собой, пока возле глаз появлялись новые едва заметные вены. Наплевав на жгучую боль от браслета подавления чакры, она смотрела, что происходит за пределами её камеры на несколько километров. Одни называли это мучением, она же - тренировкой глаз.

Хината чувствовала, как запас её чакры доходил конца и уже смешивался с чужой чакрой. Полностью выйти наружу чакре мешал тот самый браслет, что был на руке девушки и мигал красным светом. Капли пота скользнули по лбу девушки, дышать стало труднее. Чакра чужая, но подчинить нужно, а для этого - исчерпать свою. Ногти стали длиннее, как и клыки. Глаза менялись с лилового, на алый с вертикальным зрачком, словно их кто-то переключал рычагом.

- Ещё, - прохрипев единственное слово, Хьюга напрягла глаза сильнее, медленно достигая своего предела, видела движение в центре деревни и даже могла распознать чакру разных Шиноби.

Лёгкие сдавливало со всех сторон, отчего объёма кислорода было меньше. Сцепив зубы, синеволосая, волосы которой стали чуть растрёпаннее, старалась не подавать стон боли и крик, дабы не быть замеченной. Свалившись на обе руки, она едва держала свой вес, что было видно по дрожащим рукам. Сила, что в ней, слишком большая, чтобы тело Хьюги могло её носить в себе, но отказываться она не собиралась. Любую силу можно превратить в своё преимущество, путём тренировок.

Движение знакомой чакры было слишком близко, Хьюга резко прервала все попытки, испугавшись того, что её мог кто-то заметить. Дела не очень хороши, всё шло медленнее раз в 5, из-за браслета, что подавляет её чакру. Соответственно, на истощение своей нужно в 5 раз больше времени.

center***/center>

Уклоняясь от прохожих, чтобы не врезаться в них, парень спешил на окраину деревни, нахмурившись. Чувство тревоги внутри в последнее время всё чаще оказывалось верным, что никак не радовало Узумаки.

- Тоже это чувствуешь? Будто малость меня где-то там...

- Заткнись. Ясень пень, что чувствую, - клон, которого Наруто оставил дома для скопления природной чакры, испарился, передавая накопленное оригиналу. Зрачок изменил форму на горизонтальную, голубой цвет сменил оранжевый, глаза обрамляли оранжевые уголки, окрасив своим цветом веки парня. Теперь он уже чётко ощущал свою чакру, малую-малую часть, и чакру Курамы, уже чуть больше, чем свою. И это исходило от края деревни, где находилась тюрьма. Узумаки ускорил бег.

- Не чувствовал ничего, когда был рядом с Хинатой?

- Чего, ттебаё?! Тебе сейчас это важно? - возмутился блондин. В той злополучной тюрьме кто-то носил их чакру, а ему захотелось спросить о чувствах, что он испытывает рядом с девушкой?!

- Извращенец чёртов, как Джирайя уже. Я не о том, что ты думаешь, - лис оскалился, не желал пропустить момент, чтобы вогнать Узумаки в неловкое положение.

- Даттебаё, а о чём?

- Может чувствовал что-то знакомое, что-то своё в ней?

- Может и да, но не придал этому значения. Не помню, короче. Да и к чему этот вопрос? - Наруто всё никак не понимал Кураму, о чём тот говорит. Почему ему нужно было что-то чувствовать в Хинате? Да и звучит это как-то странно.

У лиса была мысль, и очень абсурдная, как показалась бы блондину, озвучив он её. Но, по непонятным законам, этот абсурд мог быть и правдой.

Голос в голове стих, а Наруто добрался до конца деревни и теперь чётко чувствовал присутствие тут своей и лисьей чакры. Охрана пропустила того без лишних слов, по приказу Пятой.

«- Я чувствую чакру Хинаты, но крайне слабо. Что тут творится, даттебаё?!», - пытаясь хоть что-то понять, хоть как-то найти ответы на свои вопросы, блондин добрался до камеры девушки, но ничего не чувствовал - время истекло и режим отшельника пропал. Чёрт, не вовремя.

Решительно открыв дверь, Узумаки зашёл в камеру, голубые глаза расширились в немом ужасе от увиденной картины перед собой.

- Хината!

Я не знаю ответы на свои вопросы
И не могу выйти отсюда, ведь там, за той дверью
Меня будет ждать наказание, более жестокое,
Чем полгода в четырёх стенах
Тревога не покидает душу,
Глубоко разрослась, пустив длинные корни.

Прости меня, Хината. Глава 12

Люди... Именно люди и являются главной проблемой этого мира. Убив всех людей, мир будет очищен от ненависти, боли и страданий. В мире больше не будет войн и напрасных смертей, не будет тех, кто страдает от этих жалких и противных чувств.

Чувства... Вот что нужно стереть. Чувства - грязное пятно на всей планете, на всем мире. Чувства, от которых хочется рвать себя на части, кричать изо всех сил.

Любовь порождает страдания, страдания - ненависть, ненависть - желание мести а месть в свою очередь - желание убивать. Тебе может быть плевать на чувства других, тебя будут заботить только свои собственные; ты можешь радоваться за других, но в это же время отказаться о своих собственных; ты можешь ненавидеть все чувства в этом мире, желать убить каждого, разрывать эти чёртовы узы любви, что порождают ненависть. Эта чёртова любовь делает из тебя психа, желающего лишь мести, чтобы все познали твою боль, страдали также, как и ты, мучились и рвали на себе волосы, резали руки, царапали лицо, сходили с ума также, как и ты.

Насколько сильное оружие - любовь, посмотрите, что оно может сделать с жертвой, что попала в её ловушку и тебе уже не сбежать. Ты окутан оковами страданий и боли, что с годами сольются воедино, назвав свой дуэт «ненависть».

Девушка вспоминала себя прежнюю, смотря в окно, стараясь не замечать решётку. Она сомневалась в правдивости всего, что происходило, ведь не может же быть все настолько просто. Этот мир ведёт свою игру, где все пешки, он хитёр и так просто ничего не делает. Исходя из этого - ничего в мире не бывает «просто». Везде есть свой подвох, косяк, о который ты споткнёшься и больно ударишься об разочарование, если станешь спешить и примешь это всё, как реальность. Ты ходишь по обрыву, по лезвию: один неверный шаг и тебе конец.

Хьюга искала подвох во всём, но, кроме своих догадок, ничего не получила. Для чего Наруто не отвернулся от неё? «Такой он человек», - сказали бы все. «Потому что он тебя любит», - сказала бы Сакура. Всё это напоминало приторную сказку, которой скоро должен наступить конец. Выход отсюда - её конец.

- Хьюга Хината, на выход.

На миг она удивилась, но быстро опомнившись, послушно встала и прошла следом за одним из смотрящих. Сегодня её последний день пребывания в тюрьме, что значило крахом для неё. Выйти отсюда - увидеть взгляды, что пробираются глубоко в душу, встреча с кланом, который скорее всего всучить проклятую печать и отправит в темницу и сделает всё, чтобы все и забыли о такой ошибке мира, как Хьюга Хината.

С руки сняли браслет блокировки чакры, внутри стало тяжело, будто на неё обрушился крупных размеров булыжник. Сцепив зубы, она не сводила глаз с руки, на которой тонким ободком остался ожог. На выходе из здания стояла Пятая, вместе с Куренай и Наруто. «Пора», - и Хьюга ступила в сторону выхода, не отрывая взгляд с обуви. Слегка отросшая густая чёлка скрывала влажные лиловые глаза, внутри всё сжалось, а к горлу подступил ком. Как только синеволосая дошла до небольшой компании, её словно парализовало и прибило к полу. Тело налилось свинцовой тяжестью, ведь сейчас можно ожидать чего угодно. Поднимать взгляд она не спешила, боясь встретится с тремя парами осуждающих глаз.

- Хьюга Хината из Конохи, - первой начала Цунаде, - первое, что хотела сказать: я рада, что в списке Шиноби теперь есть твоё имя и что оно вычеркнуто из списка мёртвых, - Хьюга нахмурилась, чего не было видно за чёлкой. - Второе: держи, - санин протянула что-то, и это заставило поднять взгляд на женщину, что... улыбалась? Да, едва заметные приподнятые уголки накрашенных губ можно было назвать улыбкой. В руке она держала протектор, явно не Хинаты, ведь её был перечёркнут. Присмотревшись, она узнала, кто его хозяин.

- Разве это не протектор Наруто-куна? - пусть Хината и старалась сделать голос максимально спокойным и сдержанным, получилось всё как раз таки наоборот. На вопрос девушки, женщина взглядом указала на парня, что стоял рядом. Переведя взор, она заметила на голове новый протектор.

- Это твой, - Цунаде не стала ждать и надела протектор на шею девушки, где ему и место. - Третье, - кажется, голос стал более строгим и приобрёл суровые нотки. - Теперь ты будешь под домашним арестом под личным присмотром Наруто.

Под личным присмотром Наруто? Она думала о домашнем аресте, но под присмотром клана, в крайнем случае самого отца, но уж точно не Наруто. О таком исходе она точно не думала. Запястье неприятно жгло от браслета, которое Хината всячески растирала, чтобы унять боль. Собравшись с силами, она вновь посмотрела на блондина, в глазах стоял немой вопрос. Узумаки успокаивающе кивнул и взял девушку за руку, прощаясь с каге и направляясь к выходу.

Для Хинаты всё было, как в замедленной съёмке, шаги ей казались медленными, тяжёлыми, в каждом этом шаге она чувствовала дрожь, она нервничала. Сжав руку Наруто, она остановилась.

- Стой...

- Что такое? - Узумаки обернулся и остановился, заглядывая в лиловые глаза, что Хината старалась спрятать.

- Мне... мне страшно..., - призналась Хьюга, выдохнув и сжав руку ещё крепче. - Мне страшно выйти отсюда и увидеть глаза, что презирают, увидеть клан, что не захочет принять... я...

- Эй, успокойся, - успокаивающе погладив по волосам, блондин обнял куноичи. - Всё будет хорошо, не волнуйся. Я ведь рядом.

Наруто... Он никогда не отворачивался от друзей, всегда был готов помочь, всегда всех защищал... А защищал ли его кто-то? Любили ли его также, как он всех? Верят ли все также, как верит Наруто? Есть ли ещё такие добрые люди, как Наруто? Вопросов много, а ответов нет. Его уверенность, его вера, его идеалы толкают идти вперёд к трудностям, его стойкость заставляет держаться, не сдаваться и добиваться своей мечты, его забота, его любовь, его улыбка, весь он согревает измученную жизнью душу. Заставляет вложить свою руку в его сильную и идти бок о бок с ним. И пусть весь мир будет против неё, она будет знать, что есть один единственный, что всегда будет рад видеть её, что будет рад тому, что она жива. Определённо, в далёком-далёком будущем Наруто станет богом Шиноби, тем, на кого можно равняться, тем, кто доказал всему миру, что невозможного нет и что свою судьбу можно изменить. Из мальчишки-демона он стал прекрасным мужчиной и защитником. Героем.

- Ну так что? Идём?

- Да, - на бледном лице заиграла едва заметная улыбка. Груз, что тащил её на дно всё это время, исчез, она смогла вдохнуть полной грудью и уверенно ступить за пределы здания, куда она больше никогда не вернётся. Прошлое не изменить, но она будет создавать новое будущее, пока хватит сил.

Выйдя на улицу, лицо сразу же встретилось с лёгким ветром, но румянец на щеках становился только ярче, когда она почувствовала, как пальцы переплелись с сильными смуглыми пальцами Наруто. Но сердце тут же пропустило удар, как только Хината заметила перед собой... свою семью. Тело налилось свинцовой тяжестью, взгляд, в коих был виден откровенный страх, приковало к троице Хьюг: Неджи, Ханаби и Хиаши.

В воздухе чувствовалось напряжение, словно давило на голову, мешая здраво соображать. Выпустив из своей хватки руку парня, она сделала пару шагов назад, но тут же её взяли под руку, не сильно, но настойчиво. Пришлось остановиться. Рано или поздно, это должно было случиться. Но что она услышит от них? Слова разочарования, презрения? А если посмотреть с другой стороны: стал бы Наруто вести её по дороге, где встретил бы их? В этом она уже не сомневалась, он бы так не поступил. Быть может и сам Наруто не в курсе их визита прямо сюда?

- Сестрица! - первой очнулась Ханаби, подбежав к Хинате и крепко обняв. За ней спохватился и Неджи, повторив манёвр Ханаби.

- Никогда больше так не делай, - Неджи говорил тихо, но с улыбкой. Он был несказанно рад тому факту, что его сестра жива. Момент раскрытия на поле боя он помнил смутно из-за волны шока.

Хьюга наконец отпустил девушку, но вот Ханаби и не собиралась, прижимаясь к сестре сильнее.

- Ханаби, - девушка пыталась скрыть дрожь в голосе, забив на сдержание слёз. Обняв сестру так сильно, как могла, Хината дала волю эмоциям. Целуя сестру в висок, она без умолку просила прощение.

***

- Хьюгу выпустили, - прохрипел мужской голос в темноте.

- Да... Проблематично теперь будет её достать, хм.

- Следите за ней, - мужчина, что сидел на камне, поднялся и направился к выходу. - Нам она нужна живая, найдите подходящий момент и схватите.

- Без проблем.

План пришлось подкорректировать. Пока девушка была в тюрьме, её было легче достать, но теперь, когда она под надзором Узумаки... Этот пацан не так прост и уже сильнее, чем в раньше, в рукаве у него куча тузов. Да и с хвостатым в союзе, прибавляет проблем... Знать бы, какое количество чакры успела собрать эта девка в себе, было бы проще: забирать только её или ещё и джинчурики прихватить. Несомненно, теперь она начнёт превращать эту чакру в своё преимущество. Непростая эта принцесса, стоило лучше тогда промыть мозги и вбить в голову, кто она и что должна делать. Такую фигуру потеряли в партии, но вскоре она вернётся на своё место. А вместе с ней и ещё один игрок, если понадобится. Время поджимает, они попросту не успеют поймать Наруто, если им будет достаточно и тех запасов, что запечатаны в девке.

- Но если будет недостаточно, придётся повременить с проектом и поймать джинчурики.

***

Уже месяц, как Хината живёт у Наруто. Дни шли монотонно: завтрак, обед, ужин, сон. Всё остальное время она проводила, сидя на подоконнике и наблюдая за жизнью по ту сторону. Тот груз, что остался там, в колонии, вернулся, терзая сомнениями. Когда она оставалась в помещении одна, то тихо напевала себе под нос полюбившуюся песню. Ту, которую ей когда-то спел брат, вернувшись с миссии.

Почти что одними губами, вместе с ней подпевал и Наруто, стоя за стенкой. Время шло, но ничего не менялось. Всё становилось только хуже, ведь она совсем закрылась в себе и не разговаривает. Наруто не знал, что делать и как говорить. Попытаться развеселить или просто помолчать? Быть рядом или оставить пока одну? В любом случае, никакие из этих вариантов не помогали - Хината продолжала молчать, уставившись на деревню за окном.

«- Где же она нашла столько моей чакры?» - в голове послышалось тихое рычание лиса. Он не сводил глаз и не переставал наблюдать за потоками чакры Хьюги, но точно определить объём не получалось: чакра словно рассеяна по разным точкам.

«- Не знаю, - мысленно ответил блондин. - Хотя..., - он вспомнил удар хвостом, - быть может она каким-то случайным образом поглотила чакру во время удара. А после собирала остатки чакры в воздухе, пока я тебя приручал».

«- Ты меня приручал?! Это я согласился на союз с тобой!»

«- Ах ты ж вредина», - впервые за долгое время, Узумаки улыбнулся.

В дверь внезапно постучали, Наруто пошёл открывать, прервав наблюдение за девушкой. В проходе стояла Сакура, встревожена чем-то.

- Сакура? Что-то случилось?

- Да, - резко ответила девушка, после чего тише добавила: - Это касается Хинаты. Тебе нужно пройти со мной и обсудить всё в кабинете.

Сердце забилось быстрее, волнение разлилось холодом по телу. Он чувствовал, что состояние Хинаты не в норме.

- Я, - в горле было сухо от волнения, отчего блондин немного закашлялся. Сложив печать, рядом появился клон. - Я отправлю его с тобой, прости, не могу покинуть Хинату.

- Я понимаю. Идём, - обратилась к клону и оба скрылись. Оригинал вернулся к прежнему месту.

***

- Проходи, - Харуно открыла дверь для клона, входя после него и закрывая кабинет на замок. Тайна есть тайна.

- Ну так о чем ты хотела поговорить?

- Состояние Хинаты... оно, скажем так, не стабильное. Всё, что с ней произошло за этот промежуток времени, сильно отразилось на психике. Я провела анализы. Ты ведь понимаешь, что замкнутость появилась не просто так?

Клон неуверенно кивнул.

- Она молчит и копается в себе, раннее она жила, как преступница, а сейчас не знает, что делать. Если раньше её боялись, то сейчас, по её мнению, презирают. Это большой удар по гордости и самооценке и это всё не личные прихоти.

- Можешь для меня как-то попроще объяснить? Я не медик и толком ничего не понимаю, - правая бровь парня приподнялась, с непониманием смотря на подругу.

Сакура набралась побольше воздуха в лёгкие, затем выдохнула и наконец сказала, коротко и ясно:

- Хинате нужен психиатр. Понимаешь? Она встала, но не значит, что справилась. Этим психиатром должен стать... ты, Наруто.

Прости меня, Хината. Глава 13

Время идёт и не ждёт тебя, пока ты догонишь. Время бежит, а ты всегда гонишься за ним. Или же плывёшь по течению.

Светлые глаза наблюдали, как первый снег засыпал дороги и крыши домов, ловили каждую снежинку и провожали на землю, к другим таким же. От такого действия глаза быстро устали и Хината, поправив длинный и большой для неё тёплый свитер Наруто, пошла в сторону кровати. Весь день она если не спала, так смотрела в окно. И так ни разу и не заговорила. Выполняла все указания, но не заговорила. Наруто готов был в очередной раз опустить руки, но гнал эти мысли куда подальше, ведь он не Наруто, если сдастся.

Хината была благодарна ему за заботу и поддержку. Жаль, что она так и не может себя заставить сказать хоть что-то. Всякий раз, как только она хочет что-то произнести или ответить, дар речи куда-то исчезает, будто говорить и не умела.

- Я дома, - прозвучало где-то возле входной двери. Наруто вернулся с миссии. Всё то время, что она была одна, Хината старалась придумать, что и как сказать ему. Нет, у неё конечно получалось говорить в пустоту, но только шёпотом, словно боялась, что её кто-то услышит. В последнее время, девушка чувствовала странную тревогу и думала об этом каждый вечер перед сном, лёжа на кровати и смотря в потолок. Мрак в какой-то степени помогал думать, но странный холодок где-то в рёбрах и неприятное, раздражающее покалывание на кончиках пальцев, не давало никакого внятного ответа. Будет что-то плохое? Да, однозначно. Знает ли, что именно? Нет. Когда? Тоже нет. Знает, что будет и всё.

Всякий раз, когда он возвращался домой и говорил эту фразу, на душе становилось легче, ведь говорит он это не в пустоту, его ждут. Не так больно говорить девушке, что будто немая, чем говорить в пустую квартиру. Наруто не сдавался и продолжал болтать с ней, если его монолог можно было так назвать, упорно ждал и пытался сделать хоть что-то, чтобы она заговорила. В этот раз она тоже не ответила, лишь молча вышла из спальни и смотрела. Не ему в глаза, а куда-то ниже, что неприятно было где-то в районе сердца. Она всё ещё боится, всё ещё не доверяет, всё ещё не верит... А этот свитер всегда ей так сильно был к лицу?

- Как ты? - он знал, знал, что не ответит, но попытать удачу нужно. Он задавал этот вопрос скорее на автомате, чтобы она хоть не забывала его голос и как говорить. Главное, что она жива. Наруто тихо, стараясь не спугнуть, подобрался к Хинате вплотную и прижал к себе. Она рядом. Она жива. Она с ним.

Тонкие бледные ручки ухватились за куртку Узумаки, сжимая в кулачках. Она чувствовала, что опасность связана с ней и больше всего не хотела, чтобы пострадал он.

«- Теряю хватку, - подумала девушка. - Ещё пару лет назад я готова была чуть ли не убить его, а сейчас боюсь даже в глаза посмотреть, не то что сказать что-то». Хината запуталась. Из мыслей её вырвало до жути страшное заявление.

- Хиаши-сама хочет увидеть тебя.

Нет, нет, нет! Она точно не готова, никак. Что она скажет? В том то и проблема, что ничего. Она не сможет ничего сказать отцу, не сможет посмотреть в его глаза, она не готова... Хьюга панически замотала головой, путая чёлку от трения об куртку и утыкается носом куда-то в грудь, сжимает в крепких объятиях и конкретно паникует. Парень старается успокоить, нашёптывает какие-то ласковые слова, гладит по спине и прижимает к себе сильнее. Сейчас нужно дать понять Хинате, что она не одна и ей нечего бояться. Он рядом, всегда будет рядом.

- Не бойся.., - но она не реагирует и продолжает с силой сжимать предплечья блондина, нервничая и дрожа. «- Чёрт...», выругавшись про себя, Наруто подхватил девушку на руки и поспешил в ванную. Хината открыто плакала, не желая отцепиться от парня хоть на миллиметр. Открыв кран, он поднёс душ над головой девушки, холодная вода успокаивала Хинату и паника постепенно отступала, «остужая» голову. Подобное с ней впервые, что очень напугало Узумаки. Спасибо Сакуре, объяснила ему всё до мельчайших подробностей и вбила в голову, чтобы тот не паниковал при подобном, а действовал. Тёмноволосая успокаивалась под струями холодной воды, выпустив бедные предплечья парня из мёртвой хватки, голова бессильно упала на мокрое от слёз плечо. Тело вздрогнуло от холодной капли воды, что скользнула по руке девушки. Узумаки опомнился и выключил воду, накинув на голову Хьюги большое махровое полотенце, вновь прижимая к себе.

- Всё хорошо, - монотонный шепот такого родного и приятного голоса усыплял девушку. В объятиях сильных рук она чувствовала защиту и долю спокойствия. - Посмотри мне в глаза...

Этот трюк Наруто запомнил сразу. Человек будет верить всему, что ты скажешь ему на ухо, проверено на нём самом, когда Сакура проделала ту же манипуляцию, заверив, что он точно сможет помочь Хинате.

«- Ей нужно пережить подобный кошмар ещё раз и тогда придёт в норму. Или ещё больше сойдёт с ума, но первый вариант даёт больше шансов», - приглушённые рычание разнеслось в голове лёгкой вибрацией, и, признаться, Наруто верил в первый вариант. Верил и одновременно боялся исхода в виде второго. Он не может так рисковать, только не сейчас, когда он наконец обрёл некое счастье. Счастье, что она рядом. А остальное они смогут преодолеть, вместе.

- Посмотри мне в глаза..., - ласково повторил Узумаки. - Не бойся, доверься мне, - может он сейчас и ведёт себя подло, применяя такой трюк на Хинате, которой очень сложно и так, но иначе никак. Она должна перешагнуть через себя и сделать шаг навстречу.

Лишь когда она прикоснулась лбом к тёплому лбу парня, всё же осмелилась поднять взор лиловых глаз. В его чистых и глубоких голубых глазах не было ничего, кроме любви и нежности. Они сверкали по-доброму и были так близко к ней.

В его глазах надежда, что не угаснет даже под самым сильным ливнем отчаяния, он продолжит верить. Такой он человек, что поделать. Его глаза словно лучи света во тьме страха, лучи, за которые хочется ухватиться и никогда не терять. В его глазах нет той злобы и ненависти, что были несколько лет тому назад, его глаза чисты, как океан, чисты и светлы.

Тут, в полумраке, на полу они вдвоём. Некая романтика получается: она, с мокрой головой и одеждой с белым полотенцем на голове так близко к блондину, чьи глаза умиротворённо прикрыты. Он медленно приближается, параллельно поглаживая тыльной стороной руки её покрасневшую щеку, так нежно и аккуратно прикасается к холодным губам и окончательно закрывает глаза в унисон с ней. Хината поддалась навстречу, обнимая за широкие плечи, краснея ещё больше, чувствуя, как крепкие ладони притягивают к себе, не убирая их с талии. Это совсем не то, что было там, в камере ночью. Этот поцелуй очень нежный и осторожный, в нём чувствуется забота и тепло... любовь... Медленно втягивая верхнюю губу девушки, ему безумно хотелось передать ей то, что он чувствует. То, от чего приятно щекочет сердце, до кончиков пальцев. Нежность, о которой уже столько говорилось и безграничную любовь, которой готов окутать её до конца жизни. Желание защищать и быть рядом. Он хочет, чтобы она не только знала, но и чувствовала, что она его любимая и единственная, что она не одна и они всё смогут. Он рядом, всегда...
Это её второй поцелуй, и второй с ним, и второй такой... волшебный и замечательный. Хината и не заметила, отдавшись всеми мыслями ему, как он ловко углубил поцелуй, от чего щёки вспыхнули с новой силой. Но Наруто по-прежнему целует нежно, и Хината охотно отвечает. Все те эмоции, которые он дарит ей сейчас, она сохранит в душе и сердце и будет хранить до конца своих дней, и ради него сделает всё, чтобы заговорить. Придушить страх и сказать хоть немного.

- Спасибо, - прошептав в влажные губы Наруто, она чётко заметила, насколько его глаза заблестели от счастья. Она наконец заговорила, после долгого молчания, длиною почти что в пол года. Её нежный и милый голосок, как же Наруто скучал по нему.

- За что? - даже не стараясь скрывать своей счастливой улыбки, прошептал блондин, не спеша отстраняться от неё. Такая родная и спокойная сейчас с ним рядом, наедине.

- За всё, - собравшись с силами, она вновь заговорила. - За то, что веришь...в меня...

Счастью Узумаки не было предела. По всему телу разливалось тепло и радость за неё, она смогла. Наруто не сомневался, что она сможет, осмелится начать нелёгкий путь, бороться со страхом и возвращаться к ним той Хинатой, которой она есть на самом деле, той милой и застенчивой девушкой, что готова помочь в любой момент, подать руку, нежно улыбнуться и вселить надежду.

Блондин притянул её к себе за затылок, поцеловав в макушку, не выпуская из объятий. Слушая биение сердца парня, она впервые за долгое время засыпает со спокойной душой.

Пока рядом есть хотя бы один человек, что верит, стоит пробовать снова и снова встать на ноги и справится с болью. Отбросить сомнения и ступить на путь, освещённый светом и выходить из тьмы, даже если заблудишься, раз за разом бежать за лучиком и верить. Ведь он ждёт тебя там, на выходе в светлое будущее. Никто и не говорил, что будет всё так просто, но если рядом есть люди, то почему бы и не попробовать?

Прости меня, Хината. Глава 14

Хината уснула быстро и довольно таки крепко, так как её не разбудило то, что девушку подхватили на руки и унесли в комнату на кровать, где спать всё же удобнее, чем сидя на полу, уткнувшись в плечо парня. Комната окрашивалась в оранжевых солнечных тонах заходящего солнца, придавая ей некий ретро-стиль и эстетику. С появлением этой бестии в его доме, Наруто стал больше обращать внимания на мелочи, которые, как ни крути, а были прекрасны. Облака медленно плыли по небу, окрашиваясь в оттенки розового и фиолетового, что было весьма необычным явлением для начала зимы. Стоило Наруто заметить багровое солнце на горизонте, как он сразу сделал в голове пометку, что завтра будет холодно, может даже лёгкий мороз.

Синеволосая мирно сопела на кровати, пока Узумаки смущался от одной только мысли, что её нужно переодеть. А это правда нужно, ибо он с дуру облил её холодной водой, чтобы та пришла в себя, и теперь бедняге наверняка холодно и зябко спать в мокрой одежде.

«- Ой, да ладно тебе. Был поменьше и подсматривал за другими девками на источниках, а тут сразу краснеешь», - захихикал Курама, наблюдая за своим глупым джинчурики.

«- Да пошёл ты... То одно, а это другое. Понимаешь?», - погрузившись в своё подсознание, Наруто встретился с довольной лыбой лиса.

«- Неа.»

«- Ну, она ведь моя... девушка, что-ли. Это совсем другое, чем смотреть на незнакомых тебе девок, как ты выразился», - фыркнул блондин.

Чувствуя одним местом, что на этом подколы только увеличатся, Наруто поспешил вынырнуть из подсознания и пошёл искать тёплую пижаму девушки. Нашёл он её быстро, вот только как теперь решиться снять с неё одежду, а потом переодеть? Вместо нормального ответа, в голову лезли совсем не хорошие и приемлемые мысли, от которых Узумаки бросило в приятный жар.

«- Извращуга», - протянул довольный лис.

- Завались, - выругался в слух блондин, но быстро замолчал и проверил краем глаза, не разбудил ли он Хинату. Облегчённо выдохнув, Наруто заставил себя подойти к кровати, на которой и спала светлоглазая. Первым делом можно снять свитер и надеть мягкую кофту, а после снять с неё штаны и надеть шорты. Вроде просто и быстро, но одновременно капец как сложно. Начиная уже поднимать вязанный свитер, он резко остановился, не увидев под ним ни какой-то футболки, ни майки хотя бы. А что, если под свитером вообще ничего нет? Эта мысль заставила блондина покрыться густым румянцем и тот зажмурился, продолжая стягивать влажный предмет одежды.

У Курамы на этот счёт были другие планы. Частично взяв контроль над телом парня, а именно над веками и шеей, тот заставил открыть уже алые глаза и повернуть голову, смотря прямо на Хинату, которая, к сожалению Узумаки, была без ничего под свитером. Нет, он не считал её фигуру не красивой, наоборот. Просто его это очень смущало, ведь чувствовал себя полным извращенцем, который вот так пристает к своей же девушке, пока она спит. Это как-то неправильно, как ему казалось. Стараясь отвернуться, чтобы не терять контроль, Узумаки понимал, что не сможет, что проигрывает Кураме в таком.

«- Ах ты ж сучара, - выругался блондин. - Ты что творишь, даттебайо?»

Но лис молчал, довольно рассматривая покрасневшие щёки Наруто.

Смирившись, Узумаки быстро, но аккуратно, стараясь не делать резких движений, надел на девушку тёплую кофту, после чего почувствовал, будто его шею и глаза что-то отпустило и он мог полностью контролировать своё тело. Но вот образ наготы девушки, пусть и только верхней части тела, он не забудет уже. Быстренько сняв с неё штаны, переодев в шорты, он вылетел из комнаты, шумно облокачиваясь об стену. Узумаки сполз вниз и схватился за светлые волосы, пытаясь таким способом избавиться от непрошенных мыслей, но всё без толку. Словно кто-то поставил на повтор нарисованную его же фантазией картину. Румянец на щеках, слегка подкошенные светлые глаза, что смотрят вверх, приоткрытые припухшие губы, а главное, оголённые плечи и всё, что ниже, ещё и это милое протяжное «Наруто-кун»... От такого Узумаки хотел взвыть и лезть на стену, но хуже всего то, что его это даже заводит. Он думал об этом иногда, но чтобы так... грязно, что-ли, то никогда. Это неправильно по отношению к Хинате.

Глаза распахнулись, когда до него дошло, кто мог поиграть с его разумом.

«- Курама!», - но кьюби не реагировал, спокойно посапывая, зарывшись носом в лапы. Значит лис тут ни при чем. Виноват Наруто и его что-то слишком бурная фантазия.

- Да что же это такое? - шёпотом выругавшись, блондин поспешил в ванную, чтобы остудить голову и приготовиться ко сну.

***

Хината проснулась посредине ночи, непонимающе смотря вокруг. Глаза немного привыкли к темноте и Хьюга смогла рассмотреть время, стрелки часов указывали на половину третьего ночи. Повернув голову, она заметила перед собой мужскую шею и блондинистые волосы. Наруто спал, обняв девушку, и только после долгих рассматриваний спокойного и умиротворённого лица, она взглянула на себя, ведь было жарковато. Хината вопросительно подняла бровь, когда увидела на себе пижаму, ведь последнее, что она помнила - это поцелуй в ванной и то, как она засыпала на плече блондина. Наверное, это он её переодел.

«- Он?! Он... видел меня... без белья. Чёрт. Нет, нет, нет, этого ещё не хватало...», - щёки синеволосой вспыхнули и при свете луны он был необычного окраса. Она аккуратно выбралась из под руки Узумаки, направляясь к окну. Чувство тревоги никуда не исчезло и сейчас оно было слишком сильным. Хьюга перевела взгляд на спящего парня, всматриваясь в такое спокойное лицо. В комнате повисла тишина, что можно было услышать даже размеренное дыхание Наруто. Такое спокойное...

Хината чувствовала себя некомфортно. На неё словно нацепили какую-то ну очень неудобную вещь и сейчас она пыталась от неё избавиться всеми способами. Это неприятное покалывание в кончиках пальцев порядком раздражало и, если бы не Наруто, что спит, она бы со всей дури ударила в стену. Та куда угодно, лишь бы не чувствовать это удушающее чувство страха. Внутри что-то очень тяжёлое и тёмное. Хината давно не испытывала ту силу.

Тихо открыв окно на кухне, что, конечно же, у неё не вышло, Хината молилась, чтобы скрип не разбудил блондина. Арест ей ещё никто не отменял. Но если она будет на территории его дома, то и не нарушит приказ, ведь так? Обнадёжив себя таким оправданием, она спрыгнула со второго этажа.

Может Наруто и спал, но не Курама. И он прекрасно чувствовал, что Хината ушла, ведь не ощущал поблизости знакомую себе чакру. Нервно взмахнув хвостами, кьюби напрягся, когда эта самая чакра, над источником которой он ломал голову уже несколько месяцев, внезапно увеличилась. Её определённо стало больше и чувствовалась на больших расстояниях.

«- Проснись, балда, - Курама рявкнул так, что Наруто буквально подорвался и не сразу понял, где находится. - Хината ушла, а вместе с ней и то самое чувство. А теперь опять то же самое, что и тогда в тюрьме»

- Твою мать, - Наруто стал быстро собираться, на ходу приказав клону собирать природную чакру.

***

Этой ночью в Конохе по-особенному тяжёлый воздух, пропитанный страхом. В нём скрывались едва заметные выбросы чакры, такой рыжей и многим всё ещё ненавистной. Хьюга не то, что нарушила дистанцию пребывания, так ещё и вовсе ушла на самый крайний полигон деревни.

Хината чувствовала...

Они совсем рядом...

Тревога растёт...

- Давно не виделись, - из кустов вышёл внушительных размеров мужчина в плаще и Хьюга вздрогнула. Она знала этот голос, уж очень он был ей знаком. - А ты похорошела.

Хината не в том состоянии, чтобы выяснять отношения с бывшими товарищами, не сейчас, когда она почти потратила свою чакру и сливает со своей чужую. Не сейчас, когда глаза словно налились кровью.

- Зецу был прав, - с издёвкой продолжил отступник, - ты действительно псевдо-джинчурики. И как же тебе удавалось скрывать такую вкуснятину у нас перед носом, а? - меч за спиной дрогнул, спеша разорвать сковывающие его бинты. - И сколько же в тебе чакры девятихвостого?

- Чего ты тут забыл? - тембр голоса девушки понизился, а ярко-красные глаза уставились на Кисаме, выражая открытую злобу и неприязнь. Вены вздулись вокруг глаз, делая их немного светлее.

- Неожиданно видеть тебя без тех белых глаз. Мерзость, но, должен признать, они чертовски сильны, - отступник был готов в любой момент запустить меч в девушку и отдать её на растерзание Самихаде, но приказ был доставить её живой.

Вокруг себя Хьюга увидела весь состав организации. Одна она с ними не справится, несмотря на то, что она знает все их техники. Выпусти она сейчас чакру из своего контроля и настанет конец для всех: для неё, для Конохи, да и для всего мира. Этим нельзя отдавать хвостатого, пусть он и часть от всего девятихвостого.

- Ты поступила очень подло, я принесу тебя в жертву великому Джашину, - из тени показался Хидан, готов начать ритуал в любой момент, только крови девушки ему дайте.

Хинате нечего было сказать. Тогда она повелась на их великие рассказы о прекрасной жизни, не разглядывая обратную сторону медали. Внутри поднялся целый ураган эмоций. Вот, что душило девушку всё это время.

- Признаю, ты способная куноичи.

- Мадара, - прошипела девушка. Ей всё ещё удавалось держать чакру в балансе.

- Скрывать такое, - выделяя последнее слово, он драматично развёл руками. - Я польщён, Хината. Жаль только, что я недостаточно промыл тебе мозг. Этот ублюдок Узумаки перепрограммировал тебя.

- Завались, - синеволосая чувствовала, что ещё немного, и она не выдержит. Слова парня в маске были как спусковой механизм.

***

- Бабуля! - ворвавшись в кабинет без стука, чем напугал Хокаге, Узумаки едва ли не впечатался в стол, упираясь руками и приводя дыхание в норму. - Я дебил, идиот, и безответственный придурок, но прошу, помоги. Дай мне отряд.

- Наруто, что случилось? Какой отряд? Почему придурок? - Сенджу откровенно его не понимала.

- Хината ушла.

- Опять?! - рявкнула Пятая, со всей силы ударив по столу.

- Курама говорит, что с уходом Хинаты пропало чувство знакомой ему чакры, а сейчас опять чувствует. Это значит то, что Хината где-то в деревне.

- Как Курама может её чувствовать? Только если не...

Зрачки парня изменили окрас с голубого на алый, полоски на щеках стали слегка неаккуратными, а клыки удлинились.

- Цунаде, - пробасил более грубый голос, не принадлежащий Наруто. Пятая внимательно смотрела на стоящего перед ней внука, осознавая, что сейчас говорит с хвостатым. Важна каждая деталь, каждое слово, каждая догадка. - Я тоже об этом думаю. Я могу чувствовать людей лишь если в них есть моя чакра. Такое мы уже не раз чувствовали. Наша с Узумаки догадка такова: каким-то образом Хината получила долю моей чакры. И, при чём, не плохую, ведь она довольно таки внушительная, как для обычного Шиноби. Такие, как Наруто могут держать даже всю мою чакру, но в нём сейчас половина, а у Хьюги, скорее всего, по меркам Узумаки, малая малость. Но это уже как отдельный хвостатый и несёт собой опасность для деревни.

Цунаде слушала и её глаза всё больше расширялись. Они же, чёрт возьми, проверяли её, но не заметили ничего. Не дура, она поняла, что Хината её скрывала, но зачем? Не могла же она притворится, что покаялась и вернулась в ряды Шиноби Конохи. Или могла? От такого напряжения, женщина присела и уставилась на уже привычного ей Наруто.

- Я ввожу в деревню чрезвычайное положение. Наруто, собери всех, кто тебе нужен и возглавляй отряд. Это миссия ранга S, крайне опасная, если наши с Курамой догадки подтвердятся.

- Спасибо, бабуль, - поблагодарил женщину парень, после чего исчез в клубах дыма.

Сложив печать, рядом появилось около 20-ти клонов, что разбежались по деревне, в перемешку с обычными Шиноби. Хокаге уже успела предупредить и джонинов и АНБУ, чтобы эвакуировали жителей. Ещё десять клонов с режимом отшельника носились по деревне, в надежде найти пропавшую девушку. Оригинал же направился к своему поисковому отряду.

Люди в панике выбегали из домов, как только услышали слухи о возможном нападении хвостатого, потому слушались джонинов и спешно направились в убежища. Атмосфера оставила желать лучшего.

Один из клонов Узумаки примчал к поместью Нара, забирая с собой Шикараму, другой и третий уже направлялись к центру Конохи вместе с Кибой и Шино. Сакуре не было когда удивляться, схватив нужные вещи, она вылетела из дома, направляясь строго за клоном.

«- Хината, держись. Мы поможем тебе, во что бы то ни стало!»

Ино оказалась рядом с Чоджи и Саем, поэтому троица вместе с клоном рванули к месту встречи. К ним подключился Ямато, один из самых важных людей в отряде, что сможет сдерживать силу хвостатого на случай, если что-то пойдёт не так.

- Наруто, ты совсем дурак, - процедил Учиха, спеша к центру, по пути осматривая местность шаринганом, на случай, если заметит какое-то постороннее движение. И он заметил.

- Мне не до твоих подколов. Сам знаю, что придурок, но сейчас важнее найти Хинату и не допустить того, что произошло почти что 18 лет назад.

Узумаки был крайне напряжён, пусть и являлся клоном. Его косяк, который мог стоить жизни многим людям и самой дорогой ему особе, что сейчас не пойми где. Он собрался защищать деревню, а не самому же разрушать её.

- В деревне посторонние. Наверняка за Хинатой, - озвучил свои догадки Саске, приближаясь к остальным.

- Акацуки, - поддержал Шикамару, раздумывая план.

К ним подошли остальные, почти тот же состав, что и был сформирован на поимку членов Акацуки.

- Саске, Сакура, Тен-Тен, Неджи, Ли, Киба, Шино, Ино, Шикамару, Чоджи, Сай, Капитан Ямато, Какаши-сенсей, Гай-сенсей, Хиаши-сама, Анко-сенсей, Джирайя, Ко, Ханаби, - перечислив весь свой отряд, Наруто продолжил говорить быстро, но понятно и без лишнего: - Наша миссия наивысшего ранга. Её суть: найти Хинату и не допустить нападения хвостатого на деревню.

- Хвостатого? - переспросил Неджи.

- Да. Большая вероятность того, что Хината псевдо-джинчурики, иначе нельзя объяснить то, что Курама чувствует её. Также, в деревню проникли Акацуки и радиус поиска увеличивается, ибо они могли уже забрать её из деревни. Жители эвакуированы, поэтому боятся за них не надо. Наша цель всем понятна. Но! - Узумаки строго прошёлся по всем присутствующим. - Ни в коем случае не навредить Хинате и уж тем более, не убить кого-то. По возможности - захватить в плен отступников. Рассредоточились!

Сейчас Узумаки был настоящим капитаном, а не тем балбесом, что без предупреждения рвётся в бой. С каждым из отряда он отправил по два клона на случай, если придётся передать информацию пару раз или защитить Шиноби. Действовать нужно быстро, но при этом очень разумно.

Ко взял на себя северный сектор деревни, Саске - южный, Ханаби - западный, а Хиаши - восток. Неджи отправился за пределы деревни.

«- Это напоминает войну».

«- До войны недолго, - раздумывал Учиха, - Итачи чётко дал знать, что получи Акацуки ещё одного хвостатого и малость чакры ещё одного и они объявят четвёртую мировую. Если догадки кьюби и Наруто верны, то нам нужно как можно быстрее найти Хинату и не допустить того, чтобы её похитили. Итачи долгое время не сможет тянуть. Можно сказать, это подготовка к великой битве».

«- Хината... Я прошу тебя, продержись немного, мы скоро прийдём на помощь», - мысли Ханаби прерывал гул сзади. Это был громкий и большой взрыв чакры, именно чакры, бьякуган не обмануть. Возле девушки остановились два клона Наруто в режиме хвостатого. Все копии получили сообщение от одного из исчезнувшего как раз в том районе.

- Большой выброс чакры на юго-западе, - оповестили всех Шиноби, - Сакура утверждает, что видела там девушку, похожую на Хинату.

Ещё один клон возле Саске исчез, передав нужную информацию отряду.

- Мы окружены большей частью отряда Акацуки, поэтому не отступать от своих позиций.

- Но, Наруто, я должен помочь Хинате, - возразил Хиаши, но Узумаки сразу запротестовал.

- Это приказ. Не покидать своих позиций, Хинату я беру на себя.

«- Половина отряда за пределами Конохи, - рассуждал Наруто, пока бежал в сторону недавнего взрыва, - часть отряда этих отступников последовали за ними, так что у моих преимущество. Тем более, с ними мои клоны, я смогу помочь. Однако, большая часть в Конохе, и взяв этот выброс чакры... Нет сомнений, Хината - псевдо-джинчурики. Чёрт! Да вашу ж мать, почему всё именно так, даттебайо?!»

Хината важная персона в этой миссии и, получи её Мадара, всем крышка. Чем же ещё легче управлять, как не чувствами людей? Ну, шаринганом разве что.

Узумаки видел вдалеке Харуно вместе с Яманака. Наконец, добравшись к ним, он смог разглядеть ужас на лицах куноичи. Ино прижимала ладони к лицу, уставившись вперёд, как и Сакура. Проследив за их взглядами, Узумаки наткнулся на нечто ужасное. Голубые глаза распахнулись, а тело словно прибило свинцовой тяжестью к земле. Узумаки то и делал, что открывал рот и закрывал, не в силах вымолвить и слова. Кураму внутри него, казалось, парализовало от увиденного. Конечно, он догадывался, но одно дело думать, другое - видеть. Все, кто подбегал к месту бушующей чакры, замирали с нескрываемым ужасом. Ясень пень, половина ослушались приказа и пришли сюда. Может оно и к лучшему, их будет больше и быстрее смогут усмирить это.

Наруто смотрел в алые глаза, ища в них ответ. Почему она молчала и скрывала? Неужто правда изначально врала? Все внутренности неприятно сжались, и больнее всего было сердцу, в которое словно вогнали несчитанное количество ножей. Он, тот, кто заставил её ненавидеть и презирать всех, заставил нести это бремя, превратил ту милую и скромную Хьюгу в это...

- Хината...

НаруХина.ру - Прости меня, Хината - версия для печати

 скрыть [x]