НаруХина.ру - Финт Узумаки - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл

Финт Узумаки

— Ну все! Я готов надрать задницы этим всезнайкам!
 Наруто громко поставил стакан допитого тыквенного сока на стол и, вытерев рот тыльной стороной руки, огляделся. Ему не терпелось отправиться на свежий воздух, чтобы хорошенько размяться и полетать на метле, но остальные члены команды еще жевали тосты с джемом. Наруто угрюмо насупился. Свою порцию он прикончил меньше чем за минуту и не желал засиживаться среди вкусностей. Расправиться с ними так же быстро попросту возбранялось. Перед матчем игроки съедали ровно столько, сколько требовалось для их продуктивности — Шикамару строго следил за тем. Как капитан он не хотел повторять опыт двухлетней давности, когда Гриффиндор позорно проиграл Хаффлпаффу из-за бледно-зеленого Узумаки и его переполненного желудка. Наруто и сам прекрасно помнил тот ужасный день, потому старательно контролировал свою любовь к сытным завтракам.
 Он выжидающе уставился на Кибу, мысленно прося поторопиться, и результат не заставил себя ждать: Киба подавился.
 — Оставь свой убийственный взгляд для рэйвенкловцев, — ругнулся он, смахивая выступившие в приступе кашля слезы.
 — Кстати, — как ни в чем не бывало спохватился Наруто, — а кто у них сегодня вместо ловца? Или Темари уже очухалась?
 — Не очухалась, — ответил раздраженный голос позади.
 Парни дружно обернулись и увидели высокую блондинку с двумя пышными хвостиками. Пробежав взглядом по алым спортивным формам, она недовольно оправила манжеты своего повседневного джемпера и властно оперлась левой рукой о плечо Шикамару. Правая, как успел заметить Наруто, была плотно перетянута бинтами.
 — Привет, Темари, — поздоровался за всех Ли. — Сочувствую твоим неприятностям. Шикамару нам уже все рассказал.
 — Кто бы сомневался, — фыркнула она, впиваясь коготками в мягкую ткань мантии. Шикамару закряхтел от боли и осуждающе покосился на Ли. Тот скорчил извиняющуюся рожу.
 Все присутствующие знали: плохое настроение Темари — очевидные увечья для Нары. Не то чтобы смертельные, но к чему подбрасывать лишние дрова в огонь? Полгода их отношений научили близких друзей Шикамару двум вещам: необдуманная правда превращается в повод, а уклонения от ударов — в более тяжелые травмы. Смешно то, что Шикамару добровольно подписался на все это, когда перед летними каникулами предложил Темари встречаться. Наруто долго крутил пальцем у виска, поговаривая, что именно этот по-глупому геройский поступок предвидела распределяющая шляпа, посылая мозговитого Нара не в Рэйвенкло, а в Гриффиндор. Тот не спорил и все-таки надеялся сегодня выйти на поле более-менее целым.
 Шикамару почти выдохнул, чувствуя, как хватка на плече слабеет. Но Наруто снова заговорил, совсем не заботясь о сохранности одноклассника.
 — Ты что, поберечься не могла? Так боялась выходить против меня?
 — Чтоб тебе, Узумаки, твое самомнение поперек горла стало! — огрызнулась Темари. — Не удивлюсь, если это по твоей бестолковости я оказалась в таком положении.
 Положение и правда было досадным. Пару дней назад на уроке зельеварения у Темари не нашлось мензурки нужного размера, и она одолжила одну из школьных запасов профессора Митараши. Следующим утром за завтраком директор напомнил учащимся о важности соблюдений техники безопасности, включая тщательное промывание котелков, фляг и прочих вспомогательных предметов после их использования. Он не вдавался в подробности, но Шикамару еще вечером поведал, что мензурка взорвалась прямо в руке, стоило Темари влить в нее несколько капель сока мурлокомля (1). Образовавшаяся смесь непонятно чего с новым ингредиентом обожгла по локоть. К счастью, целитель госпожа Цунаде остановила дальнейшую реакцию, но какое-то время рука оставалась недееспособной. Темари не расстроилась так сильно, если бы на носу не виднелось открытие сезона: Гриффиндор против Рэйвенкло. И теперь ее роль ловца была бесполезной.
 — Ты обо мне слишком плохого мнения, — скривился Наруто. — Мытьем мензурок такого замечательного меня не утруждают.
 — Потому что Сакура тебе не доверяет, — засмеялся Киба.
 Сакура, до того увлеченно беседующая с Ино и Тен-Тен — игроками Гриффиндора, услышала собственное имя и обернулась. Она тоже была в команде, только, в отличии от подруг, не охотником, а загонщиком, на пару с Кибой. И не зря. Удар у нее — будь здоров! Бладжеры отлетали на другой конец поля с бешенной скоростью. Наруто нередко проникался сочувствием к кожаным мячиком, ибо пятый год подряд испытывал на себе их судьбу. Мало того что в начале первого курса на практических занятиях он умудрился угодить в одну группу с Сакурой, так еще завел с ней дружбу. Девчонка она была классная, но вспыльчивая, и порой цена их общения выливалась в разноцветные гематомы.
 Сейчас ведьмочка ожидающе смотрела на Наруто и Кибу, те миролюбиво улыбнулись. Она настороженно нахмурилась, но новому спору не позволил разгореться Шикамару.
 — Пора, — скомандовал он, подымаясь. Он бережно поцеловал Темари в лоб, отчего на щеках девушки засиял непривычный румянец. — Увидимся после игры.
 — Удачи! — растеряно пролепетала она и шагнула в направлении стола рэйвенкловцев.
 — А нам удачи? — в шутку возмутился Наруто.
 — Не в моих приоритетах, — пожала плечами Темари. — Хотя… тебе удача пригодится.
 — Это еще почему?
 — Ловец сегодня — Хьюга, — ехидно подмигнув, она юрко развернулась и затерялась среди многочисленных болельщиков в сине-бронзовых шарфах.
 — Ха!
 — Что еще за «ха»? — скептически спросил Киба. Он подхватил метлу и, на ходу допивая сок, двинулся с Наруто и Шикамару вслед за остальными.
 — Я знаю этого Хьюга, — радостно сообщил Наруто, — шестикурсник. Он был в команде в позапрошлом году. Хорошо отбивает, а вот ловит… что-то сомневаюсь. Помнишь его, Нара?
 — Помню. Вот только я считал, что он изначально числился в нынешнем составе, и как раз на месте загонщика. Кто тогда выступит вместо него?
 — Да какая разница? Я поймаю снитч, не успеет он призвать на помощь старые, зловонные, потрепанные кальсоны дядюшки Мерлина…
 — Эй! — Шикамару придержал Наруто за рукав и грозно сдвинул брови. — Не расслабляйся. Это первая игра, где я — капитан. Как бы ни было напряжно, не хочу облажаться.
 — Обижаешь. Я — сама ответственность! А вот вы лучше зря клювами не щелкайте.
 — Ты любезен, как гребаный соплохвост (2) на прогулке, знаешь, — деловито подметил Киба.
 Наруто лукаво сощурился. Он издал душераздирающий крик, очевидно, кривя огнедышащую тварь, и, угрожающе растопырив руки, кинулся на Кибу. Они выскочили через большие дубовые двери вестибюля, понеслись по пожелтевшей аллейке, громко смеясь и подначивая один другого, после — уворачиваясь от длинной метлы встревоженной резким ржанием Сакуры.
 Шикамару тяжело выдохнул. Вставить колкое сравнение с как можно более противным существом — обыденное завершение любого серьезного разговора этих двоих. Проще было смириться с их ребячеством, чем впустую распинаться нравоучениями. Одно успокаивало: хорошее настроение команды зачастую предвещало выигрыш.
 Время шло быстро, и спустя час трибуны заполнились шумными зрителями. Команды выстроились в два полукруга посередине поля. Судья профессор Майто попросил капитанов поприветствовать друг друга, и Шикамару крепко сжал руку Гаары — младшего брата Темари. Он успел оценить состав противников и приметил неизвестную, низенькую девчонку с большими светло-серыми глазами и темными волосами. Наруто тоже обратил на нее внимание. На фоне шести широкоплечих парней-рэйвенкловцев она выглядела неуклюже, совсем перепуганной. Он слегка обернулся, кивком спрашивая мнения Кибы. Тот, поджав губы, качнул головой: делать ей здесь нечего. И Наруто согласился. Он мысленно пожалел девушку: дележки на женщин и мужчин в квиддиче не существовало, а значит кроху вроде не задавят в первые минуты игры, даже если она окажется метким охотником.
 Профессор Майто попросил сесть на метлы. По полю пронесся протяжный свист, и пятнадцать участников взмыли вверх.
 Игра началась.
 Наруто забрался как можно выше, откуда лучше всего можно было разглядеть золотой снитч. Погода выдалась на редкость хорошей. Прохладный ноябрьский ветер трепал волосы, солнце мягко просвечивалось сквозь облака. Ничто не мешало обзору. Наруто прошелся взглядом по округе и с удивлением обнаружил напротив ту самую кроху. Она парила возле трибун Слизерина, въедливо всматриваясь по сторонам. Озадаченный таким поворотом, он мигом отыскал идеально зализанную гулю волос Хьюга, недоумевая, какого болотного гриндилоу (3) тот машет битой внизу вместо того, чтобы ждать появление снитча наверху. Как по заказу, голос комментатора расписал ситуацию.
 — … Хьюга Неджи отбивает бладжер, и тот летит прямиком в Такахаши Тен-Тен. Ее спасает молниеносная защита Харуно Сакуры. Какой точный реверс! С ударами Харуно сложно спорить, — вопил в рупор возбужденный Конохамару — третьекурсник Гриффиндора. — Накал растет, и ох..! Кажется, Хьюга и Харуно близки в стремлении выяснить отношения на профессиональном уровне. Что ж, мы с радостью на это посмотрим! Кстати о Хьюгах… заменой ловца Рэйвенкло Собаку-но Темари сегодня выступает кузина Неджи — Хьюга Хината. Дебютная игра, леди и джентльмены. И лично я смею надеяться, она покажет нам, на что способна…
 Наруто тупо уставился на девчушку: так вот Хьюга, из-за которой ему понадобится удача! Он проследил, как она поежилась от громогласных слов Конохамару, и невольно усмехнулся. Наверное, Темари пошутила, раз застращала его такой крохой. Желание живо поймать снитч и утереть нос заносчивой блондинке возросло вдвойне, и Наруто, полный решимости, зорко оглядел поле.
 — Квоффл в руках у Нара. Ему преграждают путь охотники Юки Хаку и Акаши Сай, — продолжал энергично тараторить Конохамару. — Нара запросто обходит их восьмеркой. Бросок и… да! Команда Гриффиндор открывает счет!
 Трибуны взорвались аплодисментами. Наруто довольно улыбнулся отличному началу. Он посмотрел на Абураме Шино, вратаря рэйвенкловцев, и вдруг заметил блеск меж основаниями шестов, пулей устремился вниз. Боковым зрением он видел, как Хьюга на большой скорости приближается с противоположной стороны. Наруто с самого начала понимал, что вес будет ее главным козырем, но никак не ожидал столь сильного разгона. Поднажав, он заранее вытянул руку. Снитч взмахнул хрупкими крылышками и пропал.
 — … и Узумаки теряет шанс, — разнеслось по трибунам неприкрытое сожаление.
Наруто сбавил темп и выругался. Он поднял голову, встретившись взглядом с Хьюга. Ее светлые, почти белые глаза горели азартом. Искренний интерес полностью сместил страх, и девушка враз преобразилась. Сбитый с толку внезапными переменами, Наруто по инерции выпрямился в седле и улыбнулся. Хьюга опешила. Она удивленно вскинула тонкие брови и развернула метлу обратно, занимая позицию наблюдателя.
 — Харе глазки строить, — зло крикнул Шикамару. Он пронесся мимо, пасуя квоффл Ино, но Собаку-но Канкуро, еще один родственник Темари, как раз отправил в нее бладжер. Ино увернулась и упустила мяч. Гаара ловко совершил подбор. Пара секунд и счет сравнялся.
 Наруто поднялся чуть выше, подальше от взвинченного капитана. Он вновь настроил максимальную резкость зрения, да так старательно, что навернулись слезы. Изредка поглядывая на маленькую фигурку в синей мантии, контролировал ее передвижения. Она медленно летала туда-обратно, но снитч надежно притаился в своем укрытии. Хьюга тоже следила за Наруто, и всякий раз, когда они пересекались взглядами, он улыбался от уха до уха. Казалось, улыбка выводит ее из себя, потому как отворачивалась девушка с очень важным выражением лица. Это лишь больше раззадоривало Наруто. Он считал правильным подогревать сопернический дух оппонента вызывающим поведением, ведь так, когда оба ловца сходились в решающей схватке, эмоции раскрывались куда лучше.
 Через двадцать минут счет повторно сравняли — по четыре удачных броска на каждую команду. Снитч по-прежнему не показывался, и Наруто откровенно заскучал. Его план завершить игру за рекордно малое количество времени с треском провалился. Наблюдая, как внизу Сакура и Киба успешно проводят прием сдвоенной защиты (4), Наруто вдруг вспомнил о другом хитром маневре и подумал, что пришла пора отвлечь зрителей от напряженного бдения за квоффлом. Он всмотрелся вдаль, безупречно отыгрывая правдивость надлежащей гримасы, улыбнулся и резко рванул вниз. Как и ожидалось, Хьюга упала на хвост. Она быстро нагоняла, но выходить вперед не торопилась. Конечная цель была для нее невидимой. А как иначе? «Финт Вронского» (5) имел другое назначение.
 Наруто криво усмехнулся. До земли оставалось каких-то пару ярдов. Он вышел из пике так же непредвиденно, как и вошел, а обернувшись, увидел невредимую Хьюга, что в последние секунды разминулась с землей, по-мастерски выровняв стержень метлы. Лишь нижние прутья слегка чесанули по газону.
 — Потрясающе! — во всю глотку вопил с комментаторского мостика Конохамару. — Это было опасно, очень опасно! Теперь я понимаю, почему кузину Неджи взяли на замену! Да после такого прохода ее обязаны зачислить в основной состав! Странно, что этого не сделали раньше…
 Темари предупреждала не напрасно. Хьюга открывалась с новых сторон, и Наруто не мог отрицать: соперник она достойный. Он широко улыбнулся рэйвенкловке — возмущенной и немного обескураженной. Спортивный интерес узнать уровень ее ловкости и изворотливости заиграл иными красками. Наруто принялся отсчитывать минуты, когда сможет провернуть еще один трюк-приманку.
 Воспользовался он первым удобным случаем, хотя здравый смысл и говорил, что это слишком рано. Но она снова купилась, отчего Наруто испытал прилив детского веселия.
 — Наивная Кроха, — тихонько хохотнул он, лихо петляя меж игроками и трибунами. Хьюга неслась следом, словно привязанная к нему, без труда обходя любые препятствия и выполняя сложные повороты. — А какая проворная!
 От восхищения он не сдержался и засмеялся в голос. Хьюга тотчас притормозила, догадавшись, что над ней просто издеваются. Но Наруто мало волновало разоблачение. Он вошел во вкус и, вцепившись в нее обжигающим взглядом, уже придумывал другой способ привлечь внимание. Хьюга нахмурилась и косо посматривала на него с другой стороны поля, старательно делая вид, что ей все равно на колкости, что она выше этого.
 Наруто разобрал новый приступ смеха, когда она встрепенулась и кинулась ввысь к кольцам гриффиндорской команды. Уверенно списав рывок на бессмысленную попытку сыграть его же картами, он провел ее добродушным взглядом, мысленно повторяя, что не поведется на такую уловку, и только тогда различил полупрозрачные крылышки, улепетывающие от цепких, маленьких ручек.
 Наруто, твою мать, чем ты там занимаешься?! — Шикамару вынырнул из ниоткуда перед самым носом, готовый в бешенстве плеваться огнем. Наруто моментально очнулся и, до сих пор не веря, что заигрался и самостоятельно облапошил себя, бросился вдогонку.
 Так быстро он не летал, пожалуй, даже в спаррингах с отцом (а ведь показатели скорости Намикадзе Минато значились лучшими за последние двадцать пять лет в истории Хогвартса). И если бы снитч не изменил траекторию движения от колец к трибунам Хаффлпаффа, Наруто окончательно потерял надежду на победу. Но удача еще держала его в слабых объятиях. Смена позиций, и два ловца помчали друг на друга, как камикадзе, зажимая с обоих боков золотой мяч.
 Крики болельщиков, беспрерывный треп Конохамару, свист ветра в ушах — все исчезло. Мир сузился до размытого изображения снитча и стремительно приближающихся, горящих, белесых глаз. Наруто отчетливо видел в них отражение собственной неудержимости. Руки поднялись одновременно, и когда до столкновения оставалось полсотни ярдов, произошло то, чего Наруто никак не ожидал: Хьюга улыбнулась.
 Его будто ударило парализующим заклятием. Суть затерялась в едва проступивших ямочках на щеках. Кисть расслабилась, под ребрами прошлись невидимым пером, щекоча и заставляя все внутри подпрыгнуть в пируэте. Он затаил дыхание и изумленно раскрыл рот. Она заметила неладное. Испуг стер с лица сокрушительную улыбку. Хьюга всего на секунду отвлеклась от цели, и эта ошибка стала решающей.
 Снитч взмыл вверх. Тело Наруто среагировала на автомате. Он сам не понял, почему она пропала с поля зрения, а его кулак крепко сжал прохладный мячик.
 С оглушительным ревом вернулась реальность. Кто-то схватил его в тиски, ни капли не церемонясь, больно взъерошив волосы на голове. Наруто дернулся и обнаружил рядом Кибу. Он во все горло орал что-то, но Наруто не мог разобрать и слова. Другие члены команды сомкнули их плотным кольцом. Все галдели и хлопали по спине. Ли вцепился в руку, задрав ее вверх так, что Наруто чуть не свалился с метлы. Волна нового крика прошлась по трибунам, и он наконец-то услышал общее скандирование: «Гриффиндор победил!».
 Снитч не прятал крылья, делая слабые попытки выбраться. Взглянув на него, Наруто потерянно улыбнулся своей странной победе. Он обернулся в поисках соперницы, гадая, что в этот раз прочитает в ее глазах: сожаления и грусть или прежний азарт? Но узнать это так и не получилось: Хьюга нигде не было видно.
 Рэйвенкловцы уже спустились на землю и толпой стояли возле трибуны Хаффлпаффа. К ним бежал куратор факультета Юхи Куренай. Она беспокойно окликнула учеников и махнула в сторону замка. Команда расступилась, пропуская вперед Неджи. Он торопливо нес на руках кузину. Девушка, вся потрепанная и грязная, прикрывала ладошкой хлеставшую из носа кровь.
 Счастье разом сошло на нет. Наруто огляделся, желая найти в лицах друзей ответ: каким образом за минуту Хьюга превратилась в побитого щенка? Но те, кажется, и не видели его замешательства. Они продолжали ликовать и поздравлять друг друга с победой, утягивая Наруто вниз, к поджидающим болельщикам. Когда же он почувствовал под ногами опору, не выдержал натиска и зло гаркнул на прилипших Кибу и Сакуру.
 — Да что ты взъелся? — искренне удивился Киба. — После каждой игры кого-то уносят в больничное крыло. Подумаешь… завтра будет как новенькая. Сам-то, когда пользовался «Финтом Воронского», поди, не сильно переживал о ее здоровье.
 Возразить было нечего, да и догнать Хьюга к тому времени все равно не удалось бы. Если больной переступал порог лазарета, вход к нему в первые часы строго возбранялся. Единственный действенный способ — прошмыгнуть вместе с пациентом и то ненадолго. Это негласное правило Наруто усвоил лучше любого другого, ибо частенько наведывался в гости к госпоже Цунаде посредством своей бурной молодости. А попав на территорию целительницы, спорить уже не имело смысла.
 Весь остаток дня гриффиндорцы праздновали захватывающее открытие сезона в стенах родной гостиной. Радиоприемник не умолкал, распевая свежие хиты популярной группы «Мантикоры из Лихтенштейна» (6). Смех и гам доносились со всех уголков. У лестницы в спальни и вовсе развернулась бурная деятельность. Там Конохамару вместе с одноклассницей Моэги устроили нелегальную барную стойку. Над их головами летала зачарованная доска с ценами: пинта тыквенного сока — два сикля, пинта сливочного пива — шесть сиклей, глоток медовухи или смородинового рома — десять сиклей, но только лицам, достигшим пятнадцати. Настроение было приподнято, на выпивку особо не скупились, а старосты за хорошую скидку спокойно закрывали глаза на местный бизнес.
 — Маленькие спекулянты! — фыркнула Тен-Тен, падая на пуф рядом с Сакурой. Она хлебнула пива из горла и смачно причмокнула губами. — Пользуются ситуацией. Вы вообще видели, сколько они накинули на ром с медовухой? Да я на следующих выводных в «Кабаньей голове» куплю все это в два раза дешевле!
 — В том-то и дело, что только на следующих, — усмехнулся Шикамару.
 — А чего ты жалуешься? — умащиваясь с боку, спросила Ино. — Команду-то бесплатно угощают.
 — Слава Мерлиновой бороде! — Тен-Тен закатила глаза и возвела руки вверх.
 Ребята дружно засмеялись. Один Наруто никак не отреагировал на возмущение подруги. Он лениво вертел в руке полупустую бутылку и исподлобья наблюдал за неугомонным Ли, который, взобравшись на журнальный столик, по третьему кругу пересказывал события прошедшего дня.
 — … я уж решил, все — хана! И тут Наруто заходит с другой стороны. Летит быстро, но этого недостаточно. Сами видели, как та Хьюга чувствует себя в воздухе — круче всякого сниджета (7). А Наруто не пальцем-то деланный! Он всегда ухитрялся найти способ выкрутиться. Вот и в этот раз взял рэйвенкловку морально. Каким уничтожающим взглядом он на нее смотрел! Да такого напора никто не выдержал бы, уж я-то знаю! Ясно дело, девчонка потеряла контроль. Со всей дури впечаталась в трибуну…
 — Эй, Ли, кончай уже, — окликнул Шикамару. — Мы все там были и видели все своими глазами.
 — Да пусть порадуется человек, — возразила Тен-Тен. — Так красиво победы не каждый день достаются.
 — Ага, только чего-то наш герой скис совсем, — Киба придвинулся к Наруто и перекинул руку через его плечо. — С каких пор вкус победы не радует твою наглую рожу? Я не видел такой безнадеги со времен третьего курса, — он многозначительно подмигнул, но не дождавшись ответной реакции, тихо добавил: — ну, когда на истории магии мы залезли в шкаф и нечаянно перевернули клетку с пикси…
 Едкое «кхе» перебило на полуслове. Киба скосил глаза на Сакуру. Она иронично изогнула бровь и скрестила руки на груди, явно давая понять, что не простила так званое «неудачное стечение обстоятельств». Еще бы! Пикси вытрусили все содержимое ее портфеля и сгрызли блокнот, в который Сакура с первого года обучения скрупулезно записывала лучшие рецепты зелий и свои сомнительные версии их модернизации. Покромсанные страницы еще неделю находили в разных уголках коридора. Но Киба решил, что Сакура так часто прикрывалась этой промашкой, и с нажимом напомнил о их с Наруто несчастной судьбе.
 — Хозуки на все выходные запер нас в своем кабинете перебирать флоббер-червей! Еще и заливал беспрерывно, как будет счастлива Анко, когда он пополнит ее кладовку свежими ингредиентами… тьфу, свистун развратный.
 — Сбрендил, что ли, провоцировать? — шепотом спросил Наруто.
 Он посмотрел на Сакуру и, узнав опасный блеск ее глаз, вздрогнул от неприятных воспоминаний. Лучше бы тогда они неделю провели со склизкими червями, нежели вечер в одной гостевой со злющей Харуно. Ее хук правой куда сильней мастерства в излюбленном зелеьварении. Правда, ни Наруто, ни Киба признавать это вслух не осмелились — даже сейчас такая откровенность казалась опасной для жизни.
 — Мне экскурс в прошлое ни к чему. Отвянь.
 — Нет, так дело не пойдет, — Киба громко хлопнул в ладоши. Он пересел на столик, стесняя Ли к самому краю, и требовательно уставился на Наруто. — Мы тут праздник празднуем, а ты своим тухлым видом всю картину портишь. Ну-ка давай, взбодрись и покажи нам легендарный устрашающий взгляд Узумаки, — он двинул Наруто в плечо, распаляя азарт соперничества, и, не сдержавшись, хмыкнул, — только это… осторожней. Запасных штанов на завтра у меня нет.
 — Знаете, а ведь сегодняшний матч правда мог войти в историю, — неожиданно подал голос Шикамару. Он задумчиво почесал подбородок и, словив непонимающие взгляды, поспешил пояснить. — Я хочу сказать, в спорте обретают славу как раз такие нестандартные и зрелищные уловки. Здесь же целая стратегия проглядывается: вывести противника в правильную позицию, набрать критическую скорость, добить психологически, запугав своей решительностью… В мировую историю квиддича это вряд ли запишут, но вот на уровне Хогвартса вполне может остаться.
 — Да я же сказал, не было там никакой стратегии, — сорвался Наруто.
 Но никто не собирался его слушать. Ребят слишком возбудил описанный триумф. Они переглянулись, ободряюще кивая друг другу, а затем Ли подскочил и во все горло закричал:
 — Финт Узумаки!
 У Наруто все внутри отчаянно заныло. Впрочем, на том беда не закончилась. Одинокий возглас вратаря подхватили остальные члены команды, и за минуту гостиная наполнилась общим пением: «Финт Узумаки! Финт Узумаки! Финт Узумаки!»
 Наруто бросил сердитый взгляд на Шикамару. Тот виновато поджал губы. Он не подумал, что простые рассуждения приведут к такому исходу. Наблюдая, как герой дня отбивается от Кибы и Ли, проигрывает им и оказывается поднят над воодушевленной толпой, он тяжело вздохнул. Было жалко друга, тем более что Шикамару догадывался, откуда взялась эта внезапная хмурость.
 После игры он, как и договаривался, встретился с Темари, ненадолго — перекинуться парой фраз и поцелуев. А по возвращению в гостиную у портрета Полной Дамы нарвался на поджидающего Узумаки. Расспросы о ловце Рэйвенкло и ее здоровье посыпались градом, и Шикамару добросовестно передал слова Темари, что с Хьюга все в порядке. Госпожа Цунаде быстро вправила нос и поставила на место вывихнутое плечо, но оставила переночевать девчонку в лазарете, чтобы она отошла от испуга. Услышав это, Наруто кинулся на второй этаж. Шикамару пришлось догонять его и разъяснять, что в больничное крыло все равно не пустят: Хьюга выпила успокоительную настойку и теперь спит. На вопрос, с чего вдруг такой интерес, Наруто не ответил. Только странно замялся и отвел глаза в сторону.
 Позже вся команда расположилась на мягких диванах. Шикамару коротко рецензировал игру каждого. Особенно он выделил слаженную работу Кибы и Сакуры. Когда речь зашла за Наруто, начался полный сумбур. Ребята нахваливали ловца, а он уперто отнекивался. Говорил, что все было совершенно не так, никакой «убийственный» взгляд он не включал, и вообще если бы не случайность, матч закончился иначе. Всерьез его заявления воспринимать не хотели. «Главное — результат», — заметила Ино и в принципе была права. Случайности — важная составляющая любых соревнований. Шикамару всегда так считал. Он пометил в уме галочкой обсудить ошибки Наруто, когда все немного успокоятся, и все-таки не смог избавиться от мысли, что вид печального Узумаки напрягает. Шикамару предпочел не разводить драму, выпытывая напрямую. Он самостоятельно сопоставил факты и пришел к некоторым выводам, но окончательно заключать что-либо не стал, решив подождать дальнейшего развития. А Наруто, рассматривая с высока разрисованные алым счастливые лица гриффиндорцев, понадеялся, что завтра все закончится, и ему больше не надо будет краснеть за подвиги, которые он не совершал.
 Однако неделю спустя о «Финте Узумаки» не доносилось разве что из совятни, и то когда там не толклись студенты. Название крепко зацепилась, да так стремительно разнеслась по замку, что уже следующим днем на занятии по заклинаниям профессор Чен упомянул о нем дважды. Профессор Хозуки также поспешил поделиться осведомленностью, только скорей чтобы упрекнуть нерадивого ученика в отсутствии галантности. При других обстоятельствах Наруто пропустил бы замечание мимо ушей, но сейчас историк попал точно в цель.
 — Подумаешь, — отмахнулся Киба, шагая по извилистой тропинке к теплицам, — квиддич — не место для любезничества. Либо ты, либо тебя! Но разве этот чванливый упырь разбирается? Только и может что за своей мочалкой на голове следить. И хоть бы одна добрая душа сказала, что не добавляет она ему никакого львиного шарма. Скорее он так на чупакабру (8) смахивает.
 Сходство определенно просматривалось, тем не менее Наруто не поддержал тему экстравагантной шевелюры профессора Хозуки. Ему было о чем подумать кроме.
 В начале недели он столкнулся с новой проблемой. Наруто хотел подойти к Хьюга и извиниться, но, когда увидел ее за завтраком в Большом зале, не смог сдвинуться с места. Аналогичная ситуация повторялась тем же вечером, утром вторника и вплоть до выходных. Стоило девушке появиться в поле зрения, желудок скручивало в пируэте, ноги тяжелели, а щеки краснели от переполнившего стыда. Наруто ничего не оставалось, как превратиться в невидимку и сбежать.
 Он задавался вопросом: почему так происходит, ведь раньше заминок в улаживании конфликтов и недопонимании с кем бы то ни было не возникало. А тут — будто поделано. Наруто даже хотел проконсультироваться у Сакуры, как распознать порчу, но забоялся ее природного любопытства и что под угрозой физической расправы она выведает правду. Оттого он не спешил запрашивать помощь, а единственный имеющийся вариант — перебороть себя и наконец-то поговорить с Хьюга — осуществить никак не смел.
 Возможностей предоставлялось миллион, и Наруто находил это странным. За все четыре года обучения рэйвенкловки он ни разу не встречал ее в замке. Теперь замечал макушку темных волос с другого конца коридора. В компании подруг она не казалась такой уж мелкой — обычная невысокая девушка. Но Наруто так и называл ее Крохой, про себя, конечно. И, когда рядом никто не мешался, украдкой разглядывал с ног до головы.
 Ему нравилось подмечать детали. Как, к примеру, увлеченная разговором, она накручивала на пальчик привязанную к сумке подвеску-кисточку, как за обедом небрежным движением руки смахивала с глаз челку или как хмурилась, когда была чем-то недовольна. Но больше всего Наруто нравилось ловить ее улыбку. Каждый раз он с нетерпением высматривал изменения на серьезном личике и, если Хьюга все же улыбалась, считал, что в этот день ему обязательно повезет.
 В субботу после обеда Наруто спустился в вестибюль. Он пообещал дождаться Шикамару с раннего свидания и вместе пойти на тренировку. До встречи еще оставалось время, потому Наруто спрятался от лишних глаз в левом кармашке за лестницей, возле входа в чулан. Жалея, что поблизости нет скамеек, он приставил метлу к стене, а сам, потоптавшись на месте, прислонился к неприметной дверце, стал наблюдать за редко проходящими студентами.
 Большинство сегодня засело в гостиных, строча домашнюю работу. Завтра планировался второй матч: Слизерин против Хаффлпаффа. Желающих пропустить игру из-за долгов было немного. По-хорошему Наруто тоже следовало открыть учебники, но пока что он твердо придерживался давно выбранной тактики «последней шлюпки»: накопить хвосты по всем дисциплинам, а затем закрыть одним махом. Оценки получались соответствующие и все равно маловолнующие беспечную голову. Учеба относилась далеко не к самым важным вещам в мире Узумаки. Вдобавок добывать знания он привык из опыта и внезапных оказий, которые приключались итак с поразительной частотой.
 — Быстрый, ловкий, мастер полетный, «Финт Узумаки» покажет он нам. Публика млеет и благоговеет. Вновь утрет нос грозный лев всем врагам!
 Наруто напрягся, услышав игривый голосок. Он проверил высокие потолки, но никого не заметил. В следующую секунду почувствовал противный холодок в груди и подпрыгнул, громко охнув.
 — Ёта, чтоб тебя! Смотри куда суешься!
 — Привет, Наруто, — поздоровалось привидение восьмилетнего мальчика. Оно сторожко осмотрело знакомого, словно тот застал его за чем-то противозаконным, и кинуло короткий взгляд на метлу. — Как дела?
 — Да нормально, — фыркнул Наруто, потирая рукой в районе груди. — Ты все по чуланам шаришься? Не надоело еще на старые метлы пялиться? Они же летать толком не могут.
 — Нисколечко! — улыбнулся мальчик. Он сложил руки за спиной и принялся раскачиваться в воздухе из стороны в сторону, создавая иллюзию детской непоседливости.
 Будучи очень активным даже после своей преждевременной кончины, Ёта, в отличие от других призрачных душ, никогда не замирал на месте ровно. Безмерный багаж энергии в неживом существе поначалу казался Наруто чем-то противоестественным и отталкивающим, но довольно скоро он привык к особенностям привидения и завел с ним дружбу.
 — Ты тут делами занят, нет? Может полетаем? — со свойственным ему напором спросил Ёта и снова глянул на метлу.
 — Прости, приятель. Боюсь, если попадемся в этот раз, простой полировкой лат не обойдется, — Наруто виновато улыбнулся.
 Не было секрета в том, как сильно Ёта любил полеты. Он часто рассказывал Наруто о прошлом, когда пару сотен лет назад сам играл со старшими братьями в квиддич. Увлекшись, малец так восторженно описывал происходящее, что Наруто невольно задумывался о всем прекрасном когда-либо испытанном в воздухе и в который раз убеждался в правильном выборе своего пристрастия.
 В прошлом году он чересчур проникнулся очередной историей и предложил безумную авантюру. Ёта расположился спереди на рукоятке метлы, а Наруто рванул по школе так быстро, как только позволяли узкие коридоры. Закончилось все рядом заваленных рыцарей, горящими ушами и чисткой вздыхающих лат на восьмом этаже.
 — Надо ж быть таким идиотом? — ворчала Сакура, помогая Наруто перематывать стертые в кровь пальцы. — Зачем привидению метла? Оно и так летает!
 Наруто и не пытался объяснить. Он изначально понимал абсурдность идеи, хотя до сих пор считал, что это того стоило. Предоставленная возможность была обманчивой, но заставила Ёту радостно хохотать и рассказывать уже новую историю всем, кто соглашался его слушать.
 — Не страшно, — поспешил заверить мальчик. Он согнал появившуюся грусть с лица и пустился нарезать круги вокруг Наруто, весело щебеча. — Я как раз летел к гостиной Хаффлпаффа. Хотел спеть им свою новую песенку. Ну, подбодрить перед завтрашней игрой! Про победу. Твою. Хочешь послушать?
 — Черт, Ёта…! — простонал Наруто, хлопнув себе по лбу. — Завязывай с этим! Никакого «Финта Узумаки». Чтоб я об этом больше не слышал!
 — Это еще почему?
 — Да потому что его не существует! «Финт Узумаки» — нелепая случайность! Мы же уже говорили об этом.
 За последнюю неделю он повторял эти слова почти что каждому жителю Хогвартса, и все без толку. Один парень из Рэйвенкло, кажется, звали его Шин, вообще уговаривал сделать ставку на применение кем-либо «Финта Узумаки» в предстоящем матче. К ужасу Наруто Шин сообщил, что в пари принимает участие двадцать три человека, двое из которых — преподаватели. Все это очень злило и вынуждало чувствовать вину куда сильнее. Наруто не верил в заговоры, но в сложившейся ситуации был готов пересмотреть свои взгляды.
 — Врешь! — обиженно пробурчал Ёта. — Все говорят об обратном.
 — Какое дело, что говорят все?! Уж мне-то лучше знать, чего я не делал!
 — Ошибаешься, — уверенно заявило привидение и, как положено вредному ребенку, продолжило гнуть свою линию, игнорируя высказывания Наруто и подразнивая его громким завыванием: — Быстрый, ловкий, мастер полетный, «Финт Узумаки» покажет он нам…
 — Сейчас я тебя…!
 Наруто схватил метлу, вздернул ее вверх и замахнулся. Ёта, поднявшись выше, захихикал и нырнул в каменную стену.
 — Мелкий засранец! Получишь еще! — Наруто пригрозил пустоте кулаком и для профилактики повторно махнул метлой, но, услышав тихий писк, обернулся.
 В нескольких шагах, пригнувшись и прикрыв голову руками, замерла Хьюга. Она выпучила свои большие, полные удивления глаза, с опаской косясь на метлу. Желудок Наруто знакомо скрутило, а сам он мгновенно залился краской. Не при таких обстоятельствах он надеялся на встречу, к тому же снова едва не пришиб ее из-за своей невнимательности.
 Судорожно сглотнув и не успев подобрать хоть какие-то слова, он просто выдохнул ее новое звание: Кроха.
 — Прошу прощения, — толи спросила, толи извинилась она.
 Наруто чуть ли не дымился от перенапряжения. Он совсем растерялся и только сейчас осознал, что так и держит метлу над головой, спешно опустил ее вниз, заехав себе рукояткой по лбу.
 — Меня Наруто зовут. Наруто Узумаки, — зачем-то представился он, по привычке протягивая руку.
 — Я знаю, — смутилась Хьюга. Она нерешительно сжала кончики его пальцев, подтверждая догадки, что хуже расклада сложиться не могло. — Думаю, все в Хогвартсе знают, кто ты.
 — Прости, — выпалил он.
 — За что?
 Наруто вгляделся в светлые глаза. Неделя истязания подсказывала, что ничего кроме обиды и призрения в них быть не должно, потому ее откровенное недопонимание застало его врасплох. Он выпрямился, озадаченно почесал затылок, и, кое-как умудрившись собрать разбежавшиеся мысли, выложил все как есть.
 — Я тупанул. Думал, ты меня провести хочешь, а оказалось, там правда был снитч. Чистое везение, что он развернулся и полетел на меня. А потом что-то пошло не так… Я потерял контроль, и ты единственная, кто это заметил. Не воспользовалась положением. Наоборот. Я же видел… — угрюмо пробурчал он и тяжело вздохнул. — Я добротой твоей злоупотребил. Победа твоя была. А я ее украл. Еще и ранил. Нет никакого «Финта Узумаки», бред это все! И если хоть кто-то еще заикнется об этом, честное слово…
 Поведать, что угрожало доброй части замка, Наруто не удалось. Его прервал звонкий смех и сотня мурашек, пробежавших вдоль позвоночника. Хьюга согнулась пополам. Она схватилась за живот. Слезы собрались в уголках глаз. Щеки раскраснелись. Наруто почувствовал себя круглым дураком. Он никак не мог взять в толк, что так сильно ее рассмешило.
 — Но ведь это игра. Меня никто не заставлял смотреть по сторонам, — проговорила она, вытирая слезы. — Брат всегда учил концентрироваться только на нужном, не отвлекаться, не попадать на крючок. Он говорил, что даже лучшая физическая подготовка проиграет, если ты не настроишься на победу, не выкинешь лишнее из головы. В самый последний момент у меня не вышло...
 Хьюга пожала плечами и отвела взгляд. Она потянулась к подвеске на сумке, беспокойно дергая ее, накручивая на палец. Наруто притих, внимательно наблюдая. Он хотел сказать, что как раз-таки не думал о победе. Тогда он вообще непонятно о чем думал. Но странное чувство, появившееся в груди, не дало разоткровенничаться. Она тоже волновалась, и от этого почему-то становилось проще.
 — Мне кажется, нельзя отказываться от своих достижений. Даже если это была случайность, именно ты схватился за возможность, изменил невыгодное положение на выигрышное. Не всякий так может… Я упустила снитч. А ты его поймал. Это о многом говорит. Ты показал к чему стоит стремиться. Я благодарна за это.
 Она посмотрела на него, и Наруто подивился тому, как сильно горели ее глаза. Он различил в них рвение, желание и до безобразия чистую наивность. Вдохновение пришло незамедлительно, вместе с ее улыбкой. Наверное, поэтому он оставил свое несогласие с ее словами не озвученным.
 — Я буду тренироваться и постараюсь попасть в команду в следующем году.
 — Тебя не взяли?
 — И не должны были, — порывисто возразила она. — У Темари куда больше опыта. Она сильный игрок, и она… лучше чувствует других. Так что это справедливо.
 — Скорости твоей у нее нет, — приглушенно промямлил Наруто.
 Он прекрасно знал, что Темари не отступила, пускай он и правда свалился с метлы. За ним присмотрел профессор Майто, директор или кто-либо другой из учителей. Он бы не пропал. А вот победа ускользнула в тот же миг. В квиддиче человечность была ингредиентом ненужным. Здесь господствовали правила, обязанности и азарт. Ему всегда это нравилось. Но сейчас поступок Крохи размашистым движением перечеркивал святые устои, взращенные четырьмя годами соперничества.
 — У тебя, наверное, тренировка сейчас. А я задерживаю, — вдруг охнула она.
 — Да я Шикамару жду. Он как обычно опаздывает. Но это ничего. Я же понимаю, что от Темари так просто не сбежишь, — заговорщицке проговорил Наруто. Хьюга хихикнула, прикрывая улыбку ладошкой, и он, расхрабрившись, добавил: — хочешь, пошли с нами. Посмотришь.
 Она покачала головой, продолжая загадочно улыбаться. Наруто это насторожило. Он подумал, что с его стороны предложение могло прозвучать неэтично. Только вот извинялся, а теперь, будто хвастаясь, позвал глазеть на очередной, никому не нужный финт.
 — Спасибо, но меня ждет профессор Юхи. Я шла к ней, когда увидела тебя.
 — А завтра? Ты придешь на матч завтра?
 — Приду, — тихонько сказала она и смущенно опустила глаза.
 Наруто заулыбался совсем по-глупому. Неловкость и скованность спали тяжелыми оковами. Чуть позже он попробует объяснить ей еще раз, почему виноват и почему в тот день потерял контроль. А сейчас он решил идти до конца и прямо пригласить ее пойти на матч вдвоем.
 Он шагнул вперед и уже было открыл рот, когда услышал, как кто-то позвал его по имени. Из-за угла вывернул Шикамару. Он лениво махнул рукой, привлекая внимание. Будучи не любителем вмешиваться в чужие разговоры, он облокотился о перила и, предоставив другу время на прощание, скучающе уставился перед собой.
 — Я пойду, — живо пролепетала Хьюга, косо поглядывая на капитана команды Гриффиндор. — Удачной вам тренировки!
 — Эй! Постой! Подожди! — крикнул Наруто, но она взбежала по широкой парадной лестнице и скрылась за поворотом.
 — Выходит, ты-таки заговорил и тебя отшили, — подвел черту Шикамару. Он посмотрел вверх, где секунду назад промелькнула копна темных волос, и, почувствовав, как свирепый взгляд сверлит затылок, тяжело вздохнул.
 — Какого болотного гриндилоу ты приперся именно сейчас? Я вот вам с Темари моменты не порчу.
 — О-о! Так это был момент? — Шикамару деланно вскинул брови и свел губы трубочкой, подавляя желание улыбнуться. — А она знала об этом? А то что-то не похоже.
 — Узнала бы, если бы ты так резко не выкатил.
 — Ну прости, — развел руками Нара. — Мы вообще-то и без того опаздываем.
 Наруто только отмахнулся. Он закинул метлу на плечо, и они вместе побрели к выходу.
 — У маглов, — немного погодя начал Шикамару, — есть такое понятие — «Пиррова победа». Это когда ты одержал фактическую победу, но по сути все равно остался в проигрышном положении. Так вот, история с «Финтом Узумаки» и кузиной Неджи напомнила мне об этом.
 Наруто стремительно обернулся.
 — Кто тебе сказал, что я проиграл? — он фыркнул и гордо вздернул нос. — Наша история только начинается, мой башковитый зануда. Завтра я собираюсь пригласить ее на матч.
 Он удобнее перехватил рукоятку метлы, уверенно шагая по каменным плитам, но буквально сразу остановился и расплылся в очаровательной улыбке. Шикамару было знакомо это выражение ангельского ребенка. Ничего хорошего оно не предвещало. Он недовольно скривился.
 — Чего?
 — Эй, Шикамару, а как ее зовут?
 — Ты серьезно?! — Нара закатил глаза. — Ты неделю не мог выкинуть из головы эту девчонку и даже не удосужился запомнить ее имя?
 — Все всегда называли ее по фамилии, — вспоминая, оправдывался Наруто. О том, что для себя он припас более подходящее обращение рассказывать не хотелось. А звать Хьюга сходу «крохой» было неправильно. Он итак сегодня уже оговорился, но она, кажется, не восприняла его сравнение. И что-то подсказывало, что завтра пользоваться им тоже не самая лучшая мысль.
 — Вот и спросил бы у нее сам.
 — Тебе что, сказать трудно? Темари наверняка болтала о ней и ни раз. Напряги мозг!
 — Тебе надо — ты и спрашивай.
 — Так твоя женщина мне и скажет, — Наруто презрительно сощурился и надул губу. — Заклюет своими подколами, удовлетворит злобное эго и все! Давай, я же твой друг. Чего ты жмешься?
 — Друг? Ты тот, кто проглатывает мой кусок пудинга, пока я отворачиваюсь налить сока, — хмыкнул Шикамару и устало перевел дух. — Не напрягай. Зачем мне этот гемор?
 Но Наруто не потерял задора. Он донимал своей просьбой при каждом подходящем случае, и к завершению тренировки Шикамару не сомневался, что после его за ручку отведут к Темари и заставят узнать все, что нужно. Тогда-то он сдастся окончательно. Ведь, в конце концов, Узумаки Наруто всегда добивался поставленных целей, чего бы это ему не стоило.

Footnotes
1. Сок мурлокомля (англ. Horklump juice) — вещество, выделяемое мурлокомлем (внешним видом напоминает мясистый розоватый гриб, покрытый редкой жесткой черной щетиной. Вместо корней запускает в землю жилистые щупальца, отыскивая свою основную пищу — земляных червей.). Используется в некоторых зельях.
2. Соплохвост (англ. Blast-Ended Skrewt) — нелегально выведенный лесничим Хагридом гибрид мантикоры и огненного краба. Очень опасное, сильное и агрессивное животное, особи обоих полов дышат огнем.
3. Гриндилоу (англ. Grindylow) — это водяная нечисть из легенд маглов английского Йоркшира, болотно-зеленого цвета чудище с острыми рожками и длинными костлявыми пальцами. Эти опасные создания очень любят пруды и озера. Водяной народ, живущий в Черном озере на территории Хогвартса использует гриндилоу в качестве сторожевого зверя, посадив на цепь возле дома.
4. Сдвоенная защита загонщиков — оба загонщика одновременно бьют по бладжеру, нанося удар удвоенной силы. В результате бладжер наносит более тяжелые травмы при попадании в противника.
5. Финт Вронского — ловец на большой скорости мчится к земле, делая вид, будто увидел внизу снитч, и только в самый последний момент выходит из пике. Прием рассчитан на то, что ловец команды противника попытается повторить маневр и разобьется. Назван в честь польского ловца Юзефа Вронского.
6. «Мантикоры из Лихтенштейна» — популярная музыкальная группа у магического население. Придумана автором. Прототипом служили «Ведуньи» (англ. The Weird Sisters).
Мантикора (англ. Manticore) — очень опасное животное с головой человека, телом льва и хвостом скорпиона, обитающее в Греции. Своей свирепостью не уступает химере и так же редко встречается. Говорят, пожирая свою жертву, она тихо и сладко поет.
7. Золотой сниджет, или пронырь (англ. Golden Snidget) — это очень редкий и поэтому охраняемый вид птиц, которых волшебники использовали для игры в квиддич и почти полностью истребили.
8. Чупакабра (англ. Chupacabra) — волшебное существо, наполовину ящерица, наполовину человекоподобное животное, обитающее в обеих Америках. Питается кровью.

НаруХина.ру - Финт Узумаки - версия для печати

 скрыть [x]