НаруХина.ру - Из шестнадцати в тринадцать - версия для печати

ТЕКСТ X



Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Рисунки: откл/вкл
Содержание [скрыть]
  1. Из шестнадцати в тринадцать [убрать главу]
  2. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 2 [убрать главу]
  3. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 3 [убрать главу]
  4. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 4 [убрать главу]
  5. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 5 [убрать главу]
  6. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 6 [убрать главу]
  7. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 7 [убрать главу]
  8. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 8 [убрать главу]
  9. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 9 [убрать главу]
  10. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 10 [убрать главу]
  11. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 11 [убрать главу]
  12. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 12 [убрать главу]
  13. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 13 [убрать главу]
  14. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 14 [убрать главу]
  15. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 15 [убрать главу]
  16. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 16 [убрать главу]
  17. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 17 [убрать главу]
  18. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 18 [убрать главу]
  19. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 19 [убрать главу]
  20. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 20 [убрать главу]
  21. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 21 [убрать главу]
  22. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 22 [убрать главу]
  23. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 23 [убрать главу]
  24. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 24 [убрать главу]
  25. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 25 [убрать главу]
  26. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 26 [убрать главу]
  27. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 27 [убрать главу]
  28. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 28 [убрать главу]
  29. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 29 [убрать главу]
  30. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 30 [убрать главу]
  31. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 31 [убрать главу]
  32. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 32 [убрать главу]
  33. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 33 [убрать главу]
  34. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 34 [убрать главу]
  35. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 35 [убрать главу]
  36. Из шестнадцати в тринадцать. Глава 36 [убрать главу]

Из шестнадцати в тринадцать

- Наруто! Дурья башка, вставай быстрее! Мы в Академию опаздываем!
Парень, столь бесцеремонно разбуженный своим внутренним голосом, резко вскочил с кровати и начал бешено бегать по комнате. Уж что-что, а когда Курама говорил, что они опаздывают, поторопиться стоило. Наруто начал судорожно искать свои оранжевые бриджи, но их нигде не оказалось. Зато на спинке стула рядом с кроватью висели какие-то серые штаны. Выбирать не приходилось, потому парень быстро натянул их. Куртку искать он даже не пробовал, потому надел висевшую рядом чёрную кофту-свитер-мешок.
И только когда Наруто коснулся дверной ручки, чтобы со скоростью ошпаренного бобра понестись в Академию, он понял, что закончил её больше трёх лет назад. Браво, капитан Анбу и герой Четвёртой Мировой Войны Шиноби, браво!
- «Курама! – мысленно набросился на своего друга парень. – Зачем меня так зло разыгрывать! Вчера была трудная миссия. Дал бы поспать подольше!»
- «Да я и не разыгрываю тебя. Минут пятнадцать назад я слышал, как твоя мать внизу провожала твою сестру в Академию и сетовала на то, что опять забыла разбудить тебя вовремя…»
- «Сестра? Мать? Я сирота, Курама! Меня некому забыть разбудить!» – раздражённо перебил его Узумаки.
Только теперь до Лиса дошло, что у Наруто нет сестры, да и мамы, в принципе, тоже. Браво, Девятихвостый Демон, ужаснейший и сильнейший из всех биджу, браво!
- Век мне рамена не видать… - тихо выругался Наруто, когда за дверью послышались шаги.
Сердце парня рухнуло куда-то ниже плинтуса, и он быстро спрятался под одеяло. В дверь постучали, но, не получив ответа, шаги удалились.
Выдохнув, Наруто вылез из под одеяла и осмотрелся. Комната, в которой он находился, явно не могла принадлежать ему. Слишком чистая, слишком пустая, слишком серая. Парень и представить не мог, как возможно жить в подобном помещении. Не было ни книг, ни фотографий, ни даже пачек от рамена.
- «Что последнее ты помнишь, Курама?»
- «Как ты спросил меня: Что последнее ты помнишь, Курама?»
- «Не издевайся! Я говорю о том, что было до того, как мы проснулись».
- «Миссия в стране снега. Помню, как мы добирались туда, а дальше – туман…»
- «У меня тоже самое. Видимо, из-за того, что случилось там, мы и оказались… здесь».
- «Мда… Пока мы не вспомним, то и выбраться не сможем… Я ощущаю чакру знакомых нам Коноховцев, но она совершенно иная. Сомневаюсь, что это вообще наш мир».
- «Об этом потом. Сейчас необходимо понять, где мы и какое место я здесь занимаю. Раз мы опаздывали в Академию, значит мне не больше тринадцати лет. Моя мама жива – если это действительно она – но ей, судя по всему, я не так уж и важен. У меня есть сестра, с которой у меня так же весьма прохладные отношения, раз она ушла без меня. А ещё я маньячный фанат серого цвета».
- «Не густо… Пока из этой комнаты не выйдешь – больше не узнаешь», - заметил Курама.
- «Ты как всегда прав».
Наруто вылез из пастели и нерешительно открыл дверь своей комнаты. За ней оказался широкий коридор с лестницей. Спустившись вниз, парень задержался у большого настенного зеркала. В нём отражался растрёпанный тринадцатилетний мальчик в донельзя нелепой одежде.
В нос ударил вкуснейший аромат домашних блинчиков. Повинуясь урчанию своего живота, Наруто отправился на кухню. Источником манящего аромата, оказалась большая тарелка с вышеупомянутыми блинчиками, кои с огромной скорость готовила стоящая у плиты Кушина. Наруто замер, рассеяно следя за тем, как быстро мелькают локти его мамы и слегка подрагивают небрежно собранные в пучок красные волосы. Наверное, так выглядит счастье. Всю свою жизнь Наруто мечтал о том, чтобы вот так вот проснуться, придти на кухню и увидеть маму, готовящую завтрак. Повинуясь нахлынувшему порыву, парень бросился к Кушине и обнял её со спины. Точнее, хотел это сделать. Женщина среагировала мгновенно – Наруто и глазам не успел моргнуть, как оказался прижатым к полу, а к горлу его была приставлена та самая деревянная лопаточка, которая совсем недавно мирно переворачивала блины.
- Господи, Наруто! – облегчённо выдохнула Кушина. – Когда это ты научился так беззвучно подкрадываться?
«Ксо! Дурацкая привычка Анбу!» - Подумал блондин.
- Не знаю… Так получилось… - в слух ответил Наруто и теперь уже беспрепятственно обнял маму.
Женщина явно была удивлена такому внезапному припадку нежности со стороны сына, но все, же улыбнулась и обняла его в ответ.
- А я думала, ты, как обычно, до обеда проспишь… У тебя же понедельник - неофициальный выходной, - подмигнула Кушина.
- Да… - замялся Наруто, о своих привычках в этом мире он не знал. – Не спалось чего-то… Решил в Академию сходить.
- Да ну? – удивилась Кушина. – Этого я тебе не советую. Ты безбожно опоздал, а Ирука-сенсей этого не любит. У него и так на тебя зуб.
- У Ируки-сенсея?!
Этого Наруто никак не ожидал. Что ж, не всё идеально в этом мире, где у него есть мама и её вкусные блинчики.
- Конечно же, он тебя недолюбливает! Ты снижаешь успеваемость всего класса и прогуливаешь девяносто процентов всех его уроков. Через месяц выпускной экзамен, а ты…
Кушина запнулась и отвела глаза. Ругать своего непутёвого сына ей не хотелось, но и хвалить его было не за что. Постоянные прогулы и плохие оценки не добавляли ему уважения ни среди сверстников, ни среди взрослых Шиноби. Женщина вздохнула и, встав, наконец, с Наруто, продолжила своё мучное дело.
Парень понял маму без слов. Тот Наруто, место которого он занял, явно не блистал в Академии, да и вообще не был тем ребёнком, которым можно гордиться.
- «До экзаменов всего месяц, а ты ни черта не умеешь!» - вместо матери на парня наехал Курама.
- «Что значит, не умею? Да я капитан Анбу! Мне этот экзамен сдать – раз плюнуть!» - мысленно возразил Наруто.
- «Дурья башка! Ты хоть все техники на свете выучи, но тело, то твоё их выполнять не умеет! Тренировки, по-твоему, для слабаков придумали?» - раздраженно ответил Лис.
- Мам… Раз я в Академию не пойду, то потренируюсь тогда…
Деревянная лопаточка выпала из ослабевших пальцев Кушины. Лучи солнца, пробивающиеся сквозь неплотно задёрнутые занавески, отразились в выступивших на глазах слезах счастья.
- Потре… что? – Кушина не верила в услышанное.
- Потренируюсь, - неуверенно повторил Наруто. - Экзамен скоро, вот я и…
- Дай я обниму своё солнышко!
В следующее мгновение Наруто подумал, что умрёт от удушья, но, как оказалось, можно дышать не только воздухом, но и счастьем родного человека.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 2

Когда Наруто вернулся домой, летняя ночь уже накрыла Коноху своей лохматой лапой со светлыми подушечками облаков. Стараясь не скрипеть дверью, парень пробрался к себе в дом, но тёмный коридор вдруг взорвался светом электрической лампы и зловещим шепотом Кушины:
- Я его тут жду, а он тут не приходит!
- Я тренировался, мама… - Наруто судорожно сглотнул. Пожалуй, сейчас он никого не боялся так сильно, как эту разъяренную куноичи в домашних тапочках.
- Это я понимаю, но ты на часы смотрел?! На первый раз прощаю, но чтоб так поздно больше не возвращался, а не то!
Что же ждало Наруто, в случае повторного проступка, он так и не узнал. Кушина схватила его за шкирку и отбуксировала на кухню. Стол буквально ломился от количества еды, которое на него, бедняжку, водрузили. Голодный желудок Наруто заурчал, и парень набросился на угощение, как полярник на свою жену после пятилетней командировки.
- Вкусно? – спросила Кушина, с улыбкой глядя на своего сына.
Парень пробурчал что-то утвердительное и продолжил есть. На кухне его мама будто бы стала другим человеком. Вся её злость куда-то делась, и теперь она внимательно наблюдала за Наруто, мужественно избавляющий стол от его приготовленной еды.
- А папа где? – спросил парень.
Конечно, то, что Кушина жива, совершенно не означало, что и Минато тоже жив, но Наруто всем сердцем надеялся на встречу с отцом.
- Он на миссии, вернётся только завтра. А ты что, уже соскучился? – улыбнулась женщина.
- Угу… - облегчённо ответил парень и засунул себе в рот большой кусок курицы.
- Как поешь, так сразу ложись спать! Очень надеюсь, что завтра ты всё же пойдёшь в Академию.
Сказав это, Кушина потрепала сына по голове и оставила его один на один с гигантским ужином.
А утром Наруто опять проспал. Хоть мама и сама сказала ему пойти в Академию, но разбудить опять забыла. По крышам до учёбы было добираться минут десять, но парень знал, что его нынешнее тело не способно на такой трудовой подвиг, потому пошел обычным путём. Задумавшись, Наруто свернул не туда и привычно поплёлся к штабу Анбу.
- «Ты куда идёшь, дурья башка! Ты теперь тринадцатилетний школотёнок! Тебе про Анбу даже знать не положено!» - вразумил своего друга Курама, когда тот отклонился от намеченного пути на приличное расстояние.
Чертыхнувшись, Наруто спрятался в тени одного из домов и быстро сложил печати. Рядом с ним появился теневой клон, который тут же понёсся в сторону Академии, а сам Узумаки отправился в лес продолжать тренировку. Весь вчерашний день он потратил на то, чтобы выяснить способности своего тела и научиться создавать хоть одного клона. Как выяснилось, картина была невесёлая: кунаи упорно не желали попадать в цель, ветки не хотели оказываться там, где нужно, а с контролем чакры так вообще беда. Потому сегодня Наруто собирался потренироваться, как следует, отправив в Академию теневого клона. Тогда он ещё не представлял, чем это может обернуться.

Сказать, что Минато был в шоке, значит ничего не сказать. В первый раз в жизни его, Хокаге деревни Листа, вызывали в Академию из-за плохого поведения сына. Состояние ошарашенного отца усугублялось тем, что он не спал трое суток. Но родительский долг превыше всего!
Когда Минато зашел в кабинет директора Академии, удивление его только увеличилось. Наруто, почему-то весь в ссадинах и листьях, понуро сидел на стуле посреди кабинета. В другом углу, сжавшись в несчастную кучку, сидели Нейджи, Ирука и Асума. Всем в троим Шиноби-медик подливал в трясущиеся кружки нечто, по запаху напоминающее валерьянку, а Асума ещё и дополнительно прикладывался к фляге с саке.
- Что случилось? – растеряно спросил Минато у директора, нервно грызущего ручку.
- Понимаете, - начал он, - Ваш сын… Сначала он гонялся за Хьюго Нейджи с воплями «Ты жив, друг!», потом, за Асумой-сенсеем. А когда ему встретилась Куренаи-сенсей, то он, стыдно сказать, спросил у неё про ребёнка от…
- Довольно! – нервно выкрикнул Асума из своего угла. – Такие подробности ни к чему…
- А что с Ирукой? – поспешил сменить тему Минато.
- Ну… Пусть лучше он сам расскажет… - сглотнул директор.
Ирука глубоко вздохнул и, хорошенько глотнув валерьянки, начал:
- Наруто он… исчез. Просто исчез. Сначала полез драться к Кибе, а когда тот ударил его, растворился в облачке дыма. А через несколько минут снова ворвался в класс с криком «Я здесь! Только не ставьте мне прогул!».
Минато удивлённо посмотрел на своего сына. Обычно мальчик был настолько тих и незаметен, что пять по маскировке ему можно было и без экзамена ставить. Доходило до того, что пропуск ему засчитывали даже тогда, когда он был в классе. Наруто ни то, что никогда не дрался, даже почти не разговаривал ни с кем, а тут такое за один день!
Самому парню очень хотелось броситься на шею к отцу, сказать, как сильно он рад его видеть, но Наруто понимал, что в сложившейся ситуации это будет более чем глупо, потому сидел, уставившись в пол. Ему не впервой было получать выговоры за свои проделки, но чтобы отца в Академию вызывали – это уже совершенно другой уровень.
Все в кабинете уставились на Наруто, и Минато, наконец, задал самый главный вопрос:
- Зачем ты всё это сделал?
- «Я бы на твоём месте смылся побыстрее. Бить будут…» - подал голос Курама.
- Ну… Я по всем так соскучился… Вот и бегал за Асумой и Нейджи… Давно не виделись же…
- Занятия надо чаще посещать, тогда и скучать не придётся! – заявил Ирука. Причину Наруто он понял по-своему.
- Ну, а Куренай зачем такие вопросы задаёшь? Тебе повезло, что она тебя за это не прибила…
- Ну… Это я ей на будущее… Пожелание счастливой семейной жизни… - выкрутился парень.
- Ладно, это, но клона, то ты зачем в Академию отправил? Сам где пропадал? – Минато начинал злиться.
- Клона? Да он же на прошлом занятии его сделать не смог, а этот почти целый день продержался… - удивился Ирука.
- Ну… - Наруто понял, что тут придётся сказать правду. – Я сам много тренировался. А клона вместо себя отправил, чтобы маму не расстраивать, а сам ещё в лесу упражнялся…
Тишину, повисшую в кабинете, нарушал только стук челюстей об пол. Минато на ватных ногах подошел к сыну и положил руки ему на плечи.
- Наруто… Ты ничего больше нам сказать не хочешь? – спросил он, чтобы получить всю порцию сюрпризов сразу и безболезненно.
- Ну… Когда я на учёбу шел, то заметил, что посты на защитной стене расположены не рационально. Второго часового стоит переставить на сто метров южнее, а то там слепое пятно получается…
В этот момент Минато пожалел, что у него нет второй челюсти, ибо падать больше было нечему.

Домой Наруто шёл в сопровождении отца, который буквально тащил его за руку. Не то что бы Минато злился, просто трёхдневная тяжелая миссия и нехилый шок давали о себе знать. Немного успокоившись, он остановился и, присев перед сыном на одно колено, внимательно посмотрел ему в глаза.
- Наруто, я не знаю, что с тобой сегодня произошло, но это было круто! Я всё ждал, когда же ты начнёшь хулиганить! Хочешь, в следующий раз вместе что-нибудь учиним?!
Этого парень ожидал меньше всего. Он-то думал, что отец будет ругать его, но вышло совсем наоборот. Удивлённо кивнув, Наруто крепче сжал руку отца, и они вместе пошли домой, где их уже ждал горячий ужин и разъярённая Кушина, ведь оба бессовестно задержались.
Выслушав гневную тираду от жены, Минато признался во всех смертных грехах, раскаялся, пообещал больше так не делать и поспешил ретироваться на кухню. Ему как никому другому было известно, что в окружении своих кастрюль и поварёшек Кушина становится милейшим из созданий божьих.
Многострадальный стол снова кряхтел под весом слоновьего ужина.
- Это куда столько… - растеряно спросил Минато.
- А это нашему Наруто! – гордо заявила женщина. – Уверена, он, и сегодня усердно тренировался!
- Трени… что? – похоже, поток сюрпризов на сегодня не иссяк.
- Тренироваться, скоро экзамен ведь… - тихо повторил Наруто.
Палочки с зажатым в них куском капусты выпали из рук Минато. Он посмотрел на сына радостно-блестящими глазами и воскликнул:
- Дай я обниму своё солнышко!
-«Где-то я это уже слышал…» - меланхолично проворчал Курама.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 3

- Кушина, родная моя, я всё понимаю, но как ты умудрилась пересолить даже чай? – предельно осторожно спросил Минато.
Его по уши влюблённая в него жена частенько пересаливала пищу. Наруто ел, как говориться, и не крякал, любая мамина готовка была ему вкусна, но вот Минато подобным отношением не отличался, потому иногда возникал. Обычно это заканчивалось поварёшкаприкладством со стороны Кушины, но сейчас она только удивлённо посмотрела на мужа и отобрала у него чашку, чтобы попробовать. Что ни говори, а солить чай было слишком даже для неё.
- Ааа… Это, наверное, Кагами… Я попросила её поставить чайник, а она что-то сказала про то, что солёная вода кипит быстрее… - задумавшись, вспомнила Кушина.
- «Кагами – твоя сестра, я полагаю,» - озвучил очевидное Курама.
- «Ага… И, судя по всему, личность она престранная. Уходит вовремя и приходит вовремя, потому мы её ещё ни разу и не видели.»
- «Приходить и уходить вовремя… Так вот что по-твоему значит быть странным, - съязвил Лис. – А то, что она воду для чая посолила, тебя не смущает?»
- «Ну, это то вполне логично… Ей поставили задачу – она выполнила её наиболее быстрым способом. Настоящая Шиноби,» - похвалил сестру Наруто.
- «Сразу видно – родственники…»
- Наруто, - прервала внутренний диалог Кушина, - может, сходишь сегодня на тренировочную площадку к сестре? Занятий в Академии нет, так что, может быть, вместе потренируетесь?
Парень улыбнулся и кивнул, не обратив внимания на то, как робко и неуверенно говорила его мама.
На тренировочной площадке было немноголюдно, потому Наруто сразу же распознал в высокой красноволосой девочке свою младшую сестру. Она была так похожа на Кушину, что в их родстве не оставалось сомнений.
- Кагами, - позвал Наруто, подойдя ближе.
Девочка вздрогнула и швырнула кунай, который держала в руке, с особенной силой. Развернувшись, она улыбнулась Наруто и, покосившись на двух своих знакомых, тренировавшихся неподалёку, потащила парня в кусты.
- Какого лешего ты припёрся сюда?! Я же тысячу раз говорила, чтобы ты, серость, не появлялся рядом со мной! – зло зашептала девочка, убедившись, что их никто не видит и не слышит.
- Но я… - удивлённо промямлил Наруто.
- «Мда… Такого приёма я не ожидал…»
- Заткнись! – Кагами с силой сжала запястье парня. – Не смей больше приближаться ко мне! Я же из-за тебя, кретина, на класс выше не перешла, чтоб с тобой не встречаться. Знаешь же, что я тебя ненавижу… Что, сегодня ещё решил мне жизнь подпортить?
Наруто хотел сказать что-то, но не мог. Всё его тело сковал холодный страх, меркой змеёй ползущий по спине. Парень боялся свою сестру. Боялся до дрожи в коленях, до чёрных пятен перед глазами.
- Чтобы я тебя рядом с собой больше не видела! – рявкнула Кагамии и вынырнула из кустов.
- «Ничего себе сестрёнка…» - ошарашено присвистнул Курама.
- «Теперь я понимаю, почему тот другой Наруто такой тихий и пришибленный… Она попросту запугала и задавила его…»
Страх понемногу отступал, и парень смог выбраться из своего укрытия и отправиться гулять по деревне. Только сейчас он стал замечать, как смотрят на него люди. Пусть не с ненавистью, как раньше, но с презрением и жалостью. Ну, конечно же… Он ведь сын Хокаге, сильнейшего из всех, а сам даже кунай как следует метнуть не может.
Задумавшись, Наруто споткнулся и упал. Тут же рядом раздался чей-то противный смех. Парень даже не стал смотреть, кто это, а просто встал и поплёлся дальше.
- «Тебя это устраивает? Не только жители деревни, но и твоя младшая сестра презирают твою слабость…» - сказал, наконец, Курама.
- «Не устраивает, конечно же, не устраивает!»
В Наруто будто бы что-то щёлкнуло. Полностью отдавшись своей злости и негодованию, он изо всех сил побежал на гору Хокаге. Добравшись до места, парень забрался на голову Первого и прокричал:
- Я покажу вам всем! Я стану Хокаге!
Ветер разнёс эти слова по всей округе и вспугнул стаю ворон, победным чёрным фейерверком взмывшую в небо. После этого глупого поступка Наруто стало легче. Он вдруг осознал, что пусть он и не в своём мире, но всё равно не может себе позволить сидеть сложа руки и нежиться в любви родителей. Он не был бы Узумаки Наруто, если бы не поставил себе новую цель: заставить всех жителей деревни уважать себя.
Первым делом парень вернулся домой и вытряхнул свою копилку. Там оказалось на удивление много, потому Наруто смог купить себе ту одежду, которая ему нравится и, наконец, избавиться от опостылевшего чёрного балахона и серых штанов. Пусть и не любимая оранжевая куртка, но новые вещи были очень яркими и броскими, такими, в которых парень чувствовал себя комфортно. Потом Наруто отправился в резиденцию Хокаге, чтобы обратиться к Минато с самой необычной просьбой в его жизни.
- Папа, я жабу хочу! – заявил парень, когда его пропустили в кабинет Хокаге.
Куча свитков выпала из рук Минато, и он плюхнулся на своё кресло.
- Зачем тебе жаба? Может, лучше кошку заведём…
- Нет! Ты меня не понял. Я имел ввиду, что хочу заключить контракт призыва с жабами. Я знаю, у тебя есть доступ к свитку, - пояснил свою просьбу Наруто.
Челюсть Минато отправилась вслед за свитками.
- Понимаешь, Наруто, нельзя заключить контракт просто так. Каждому Шиноби предназначен…
- Я знаю это, но жабы – абсолютно точно мой призыв. Поверь мне, папа…
Мужчина вдохнул и подошел к сыну.
- Извини, но я не могу. Это просто замечательно, что ты начал проявлять интерес к искусству Шиноби, но этого слишком мало, чтобы начать осваивать такую сложную технику, как призыв. Подожди, и через несколько лет упорных тренировок я сам предложу тебе заключить этот контракт.
- «Он не верит мне… - грустно подумал Наруто. – Каким бы любящим отцом он ни был, но поверить в непутёвого сына, вдруг ставшего другим, невозможно даже для него…»
- «Вот тебе ещё одна причина, чтобы перестать наматывать сопли на кулак и взять себя в руки!»
- «Ты прав, Курама, ты как всегда прав.»
- Я смогу сделать это! – медленно и чётко, смотря прямо в глаза отцу, произнёс Наруто.
Минато вздрогнул и чуть отстранился. Сейчас перед ним был не его сын, которому взбрело в голову в одночасье стать сильнее, а совершенно другой человек – опытный Шиноби, прошедший множество боёв и видевший смерть своих друзей. Тому взгляду, которым Наруто смотрел на него, отказать было невозможно. Кивнув, Минато сложил печати и призвал жабий свиток. Только он хотел объяснить сыну, что нужно делать, как Наруто деловито развернул пергамент и, надкусив палец, вписал в него своё имя.
Когда парень выходил из кабинета, Минато долго провожал его недоумённым взглядом. Этот человек был одновременно и Наруто, и не Наруто. Он знал то, чего знать ему было не положено. Как отец Минато чувствовал, что в мальчике произошли значительные перемены. «А может, он всегда был таким, но мы с КуШиной просто не знали его», - думал Минато, запирая за сыном дверь.
Придя домой, Наруто сразу же направился в свою комнату, чтобы спрятать несколько купленных им пачек рамена. Кушина готовила очень вкусно (несмотря на свою соляную щедрость), но парень всё же так привык к этой лапше быстрого приготовления, что просто не мог обходиться без неё. Однако Кушина едва ли порадовалась, если бы нашла у сына эту жалкую пародию на еду, потому эту маленькую контрабанду нужно было хорошенько спрятать. Окинув взглядом свою комнату, Наруто пришел к выводу, что единственное подходящее для склада место – пространство под кроватью, но это было слишком очевидно, потому он решил отодвинуть одну из половиц. Выбранная им деревянная пластина отошла на удивление легко. Как оказалось, другой Наруто уже устроил там тайник.
- «Хоть вы и разные, но мыслите одинаково!» - ехидно заметил Курама.
В тайнике не было ничего, кроме обожженных листов бумаги. Наруто выудил их на свет божий и начал с интересом рассматривать. Это были рисунки. С них улыбались, смеялись и плакали разные люди, среди которых были одноклассники Наруто и родители. Не было только портретов сестры. Когда парень добрался до рисунка Кушины, то почувствовал, что плачет. Значительная часть листа была сожжена, и от маминого лица остались только добрые, улыбающиеся глаза. Другие портреты тоже были сильно испорчены, но этот было особенно жалко.
- «Это сделала Кагами… В следах племени, что сожгло эту бумагу, я чувствую её чакру,» - тихо сказал Курама.
- «Как же так… Пусть она и ненавидит меня, но зачем же так… маму…»
Наруто, капитан Анбу и герой Конохи, сидел на полу своей комнаты и захлёбывался слезами из-за того, что злая сестра сожгла портрет Кушины. Не в силах больше смотреть на свой исковерканный рисунок, парень начал перекладывать листы дальше. Все портреты были сильно испорчены, но не уничтожены. Кагами как будто хотела показать этим, что имеет полную власть над братом, что ему не удастся ничего спрятать от неё.
Когда рисунки почти закончились, голова Наруто закружилась от внезапно нахлынувших чувств. Их было так много, что он не мог разобрать их. В руках парня был почти полностью сгоревший лист бумаги. Единственное, что на нём осталось, это улыбка девушки и прядь её угольно-чёрных волос. В изгибе губ было что-то бесконечно манящее и родное, но вместе с тем робкое и загадочное. Повинуясь порыву, Наруто прижал рисунок к груди.
Теперь у него появилась ещё одна цель – во что бы то ни стало найти девушку с портрета.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 4

Наруто сидел в своём классе и изо всех старался не совершить главную ошибку своей жизни. Он ещё слишком хорошо помнил, как после своей прошлой выпускной церемонии случайно поцеловал Саске. Так что теперь парень старался держаться от Учихи так далеко, как только возможно.
Была велика вероятность того, что и в этот раз они окажутся в одной команде, но оценки Наруто, который упорно занимался весь месяц, были значительно лучше, чем раньше, потому вполне возможно, что судьба в лице Ируки-сенсея распорядится по-другому.
Так оно и случилось. Во время оглашения состава команд Наруто с удивлением услышал, что Сакура отправляется в восьмую команду, а у Хинаты, которая должна быть там, на этот год особые планы. Так же Ирука сказал, что, несмотря ни на что, все команды генинов будут полностью укомплектованы. Для этого в состав седьмой команды войдёт лучшая ученица из младшего класса, которая закончила Академию досрочно.
- Ты будешь очень рад ей, Удзумаки! – улыбнулся учитель.
Вот только сам парень вовсе не радовался такому сотрудничеству. Слишком уж хорошо он знал, КТО является этой лучшей ученицей. Кагами. Нити страха снова стали опутывать Наруто, стягивать грудную клетку и мешать дышать.
Дверь класса отворилась, и вошла высокая для своего возраста девочка с огненно-красными волосами. Она действительно была почти точной копией Кушины, но если присмотреться, то можно было заметить, что её нос чуть более вздёрнут, а лоб значительно шире, чем у мамы. Кагами поздоровалась и села рядом с Саске, который недоверчиво покосился на неё. Всё же ещё одна из семейства Наруто не внушала ему доверия.
- «Ну и команда… Ты же загнёшься между этих двух злобных айсбергов. Как твоя сестра вообще согласилась на такое?» - поёжился Курама.
- «Думаю, что она решила засунуть свою ненависть куда подальше и воспользоваться выпавшим шансом. Всё же это для неё важнее, чем бесполезный старший брат…»
- «Выше нос! Мы ещё покажем им! – подбодрил парня Лис. – Недаром же ты тренировался всё это время!»
Наруто и, правда, весь прошедший месяц не вылезал с тренировочной площадки. Техника Теневого клонирования у него теперь выходила идеально, тело стало значительно сильнее, а кунаи почти всегда летели в цель. Но вот Рассенган получался хиленький, на его создание уходило очень много времени, да и сила была небольшой. Хоть Минато и разрешил Наруто заключить контракт с жабами, но тренироваться в одиночку запретил строго настрого, а так как свободного времени у Хокаге было не много, то дальше головастиков в этом нелёгком деле они пока не продвинулись.
Все остальные уже разошлись, а седьмая команда ещё ждала своего сенсея.
- «Теперь точно можно не сомневаться, что твоим наставником будет Какаши! Опоздать на три часа мог только он!» - съязвил Курама.
- «Ага. Так хочется его увидеть…»
Наруто так привык к непунктуальности своего учителя, что ждал его совершенно спокойно, без нервов и негодования, чего никак нельзя было сказать о его сестре. Кагами, всё и всегда делающая вовремя, металась по кабинету, чуть ли не круша всё вокруг. Саске, в которого уже полетело несколько стульев за то, что он попросил девушку «Не мельтешить перед глазами», инстинктивно отсиживался в единственной зоне, куда Кагами не приближалась – около Наруто. Когда сам Узумаки заметил это, тот тут же принял необходимые оборонительные меры – с диким воплем африканского вождя он отпрянул от Саске, в одно мгновение, выстроив оборонительную стену из парт и стульев.
- Нет, ну вы оба придурки… - Учиха смерил презрительных взглядом Наруто и Кагами.
- «И не поспоришь ведь… - вздохнул Курама. – Одна мечется как укушенная, другой орёт ни с того ни с сего. Мне реально жалко Саске
- «Ну и пусть! Мне снова целоваться с ним не охота, так что пусть думает что хочет, а к себе я его не подпущу!» - твёрдо заявил Наруто.
- «Я вот что думаю, - начал Лис после недолгого молчания. – Тебе не кажется странным, что ты так спокойно ко всему относишься?»
- «В смысле?» - недоумённо протянул Наруто.
- «Ты, капитан Анбу, будущий Хокаге, по непонятным причинам оказываешься в чужом теле в незнакомом мире, но чувствуешь себя здесь совершенно спокойно, воспринимаешь всё как данность. Взять хотя бы Саске… У тебя на него практически никакой реакции, так как другой Наруто никаких эмоций к нему не испытывал, а совершенно незнакомую тебе сестру ты боишься на уровне подсознания. Это более чем странно, как мне кажется…»
Наруто серьёзно задумался над словами Курамы. Он действительно замечал за собой, что откровенно «тупит» во многих вопросах. В другом мире с ним этого бы никогда не случилось. И если эмоции к сестре он ещё мог как-то объяснить, то те чувства, что нахлынули на него после того, как он увидел обрывок портрета совершенно незнакомой девушки, никакой логике не поддавались. Уже потом, долго и старательно разбираясь в себе, Наруто смог понять, что же это были за чувства. Восхищение, уважение, благодарность, обожание, надежда, сострадание и какая-то безграничная робкая нежность. Парень был уверен, что никогда не чувствовал ничего подобного ни к кому из своих знакомых. Девушка с портрета была необходима, как воздух.
- «Откуда ты знаешь, что она вообще существует? Может, другой Наруто просто придумал её», - прервал его размышления Курама.
- «Нет, я уверен, что она реальна!» - почему-то разозлился парень.
- Добрый день, - спокойный голос Какаши-сенсея нарушил тишину класса.
- Ну, наконец-то! – набросилась на мужчину Кагами.
Она ещё долго возмущалась, но Наруто не слушал её, просто наблюдая.

В общении с другими людьми Кагами была совершенно другой, нежели дома. В кругу семьи она постоянно привлекала к себе внимание. Не явно, конечно, потому как вела себя очень сдержано, но регулярно и ненавязчиво. Во время еды она то и дело бренчала тарелками, заставляя родителей невольно оборачиваться на неё. Громко отодвигала стул, громко закрывала дверь. Много смеялась и говорила, постоянно рассказывала о своих успехах в Академии. На её фоне Наруто действительно казался серым и незаметным. Если бы каждое слово «Я», произнесённое Кагами, можно было превратить в песчинку, то девушка оказалась бы по уши в песке всего за день. Даже после выпускной церемонии она грубо оттолкнула брата и бросилась к родителям, чтобы получить свою порцию похвалы и ласки. Наруто это было неприятно, но он не возражал. Ему было достаточно того, что мама и папа просто рядом и хоть краем глаза смотрят на него. Большую часть их внимания он готов был уступить сестре.
К Кагами у Наруто было двойственное отношение. Когда она находилась рядом, то он панически боялся её. Сестра была для него синонимом боли, страха и унижения. Но вдали он неё эти чувства стирались, на их место приходило смирение и спокойная, шершавая любовь. Кагами, явно часто обижала другого Наруто, потому Наруто нынешний искренне удивлялся тому, что у него ещё остались к ней какие-то светлые чувства.
- Эй, нам пора идти с сенсеем на тренировку, - Саске легонько дёрнул задумавшегося парня за плечо.
Реакция Узумаки была мгновенной. Схватив Учиху за руку и резко перекинув его через себя, Наруто отпрыгнул на добрый десяток метров и закричал:
- Не приближайся ко мне, многоклеточное! Это опасно!
Саске удручённо повертел пальцем у виска и, невозмутимо поднявшись с пола, столь же невозмутимо отправился за Какаши.

Команда номер семь в полном составе стояла в середине большой поляны, ограниченной с одной стороны рекой, а с трёх других – лесом.
- Ваша задача – отобрать у меня…
- «… эти колокольчики…» - мысленно продолжил за Какаши Наруто.
- … эти колокольчики. Их всего два, так что…
- «… только двое останутся в команде….»
- … только двое останутся в команде…
- … и получат право называться «Великими Извращугами Конохи»! – Наруто не заметил, как сказал последнюю фразу вслух.
Саске и Кагами раздраженно зашипели на него, но Какаши будто бы ничего не заметил и продолжил:
- Разбежались! Ваше время пошло.
Узумаки схватил своих товарищей по команде за шкирки и уволок в ближайшие кусты. Учиха, поначалу офонаревший от такой наглости, опомнился первым и вырвался из цепких пальцев Наруто.
- Ты что желаешь, придурок?! – зашептал он.
- Не трогай меня, мусор!
Кагами резко ударила парня в живот и, схватив за шею, вжала в землю.
- Да погодите вы! – отплёвывая траву, прошептал Наруто. – Колокольчики – это провокация. Истинная суть задания – командная работа. Если мы не объединим силы, то не сможем победить. Единственный шанс…
- А ну заткнись! – девушка ещё сильнее вжала Наруто в землю. – Не уж то серая мышка решила пройти испытание за наш с Саске счёт? Ни за что! Мы легко добудем эти колокольчики, а ты сиди здесь и не мешайся!
Сказав это, Кагами исчезла. Одобрительно хмыкнув, Учиха последовал за ней, а Наруто так и остался лежать, уткнувшись лицом в землю.
- «Ну, - ехидно протянул Курама, - в такой позе Саске тебя наверняка поцеловать не сможет!»
- «И без тебя тошно… Мы же теперь точно провалим задание… Остаётся план Рррррр.»
- «Рррррр?»
- «Ага, как рамен!»
В следующую минуту Наруто сделал то, чего от него никто не ожидал. Отряхнувшись от земли и листьев, он, источая вселенское спокойствие сытого хомяка, в открытую направился к Какаши. Мужчина, до этого беззаботно читающий свою книгу, опешил от такой наглости, но виду не подал.
- Послушайте, сенсей, - обратился к нему Наруто, - мы с Вами взрослые люди, потому давайте договоримся: Вы засчитываете нам это испытание, а я не лишаю Вас главного удовольствия жизни. Идёт?
Единственное, что спасло челюсть Какаши от встречи с землёй, это маска, скрывающая нижнюю половину лица. Несмотря на своё удивление, мужчина промолчал, а Наруто, вздохнув, продолжил:
- Ну, посудите сами, какая командная работа может быть в группе, где один ненавидит, другой боится до поросячьего визга, а третьего тринадцать лет учили презирать всё, на чём не стоит герб его клана. А поодиночке победить сил у нас не хватит. Кагами прячется вон на том дереве. Позиция, откровенно, слабая… А Саске наивно полагает, что Вы ещё не заметили, как он скрылся под землёй…
- Наруто, - Какаши вздохнул и опустил книгу, - эта тренировка очень важна, и я не могу…
- Видит бог, - перебил его парень, - я не хотел этого делать! В следующей книге главный герой кардинально поменяет свою жизнь. Предпосылки к этому есть уже в двенадцатой главе того романа, что Вы сейчас читаете…
Какаши, выпучив глаз, начал судорожно листать книгу, ища названное место. Он и сам недавно думал о таком повороте сюжета.
- Откуда ты знаешь? Продолжение же ещё не вышло!
- Ооооооо… У меня свои источники, - безжалостно продолжил Наруто. – А главная героиня так и не сможет выбрать между своими возлюбленными, потому…
- Молчи! – сдался Какаши. – Ладно… Я согласен простить вам эту проверку… Маленький чертёнок…
- Ура! - обрадовался Наруто.
Но радость его была недолгой. Почти мгновенно из-под земли появился Саске, а откуда-то сверху выпрыгнула разъярённая Кагами. Не удержавшись на ногах, парень рухнул прямо на Саске, и случилось то, чего он пытался избежать весь день.
- «Нееееееееееееееееееееееееееееееет!» - успел мысленно завопить Наруто, когда его губы прижались к губам Учихи.
- «От судьбы не уйдёшь…» - задумчиво протянул Курама.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 5

Дома Наруто и Кагами уже ждали счастливые родители. Они были несказанно рады, что их дети оказались в одной команде, но Кушина все, же волновалась по этому поводу. Она чувствовала, что её сын и дочь не очень ладят между собой, хоть дома этого никогда и не показывают.
За ужином Кагами не удержалась, и целый час ругала Наруто последними словами за то, что он не дал ей сразиться с Какаши-сенсеем.
- Я бы точно смогла победить его! – возмущалась девочка.
Слыша это, Минато весело улыбался. Он-то хорошо знал своего ученика, потому не сомневался, что у неё не было и шанса. После еды Кагами сразу ушла к себе, а отца вызвали в резиденцию по срочному делу, потому Наруто остался на кухне с мамой. Было что-то волшебное в том, чтобы просто смотреть, как Кушина убирает со стола и моет посуду. Парень знал, что такое бывает совсем не часто. Весь последний месяц она проводила дома лишь потому, что ей дали небольшой отпуск после долгой и тяжелой миссии, а в обычное время приготовить ужин для своей семьи ей удавалось довольно редко, ведь Кушина была одной из сильнейших куноичи деревни.
- О чём задумался? – спросила она, заметив, что Наруто ещё не ушел спать.
- Да так. О миссии завтрашней думаю, о команде… - соврал парень.
- Вот как, - Кушина улыбнулась и присела рядом. – Не боишься?
- А чего бояться? Задания то генинские, да и Какаши-сенсей нас всегда защитит.
- Логично…
Вдруг Кушина нахмурилась и, взяв Наруто за запястье, закатала его кофту до локтя. Весь открытый участок кожи был покрыт синяками и ссадинами. Всё же Кагами не хило поколотила Наруто после тренировки.
- Откуда это? Какаши бы точно так не сделал! Опять другие мальчишки?
- «Так вот что ты ей говорил, когда тебя сестра била», - фыркнул Курама.
- Да, - быстро кивнул Наруто. Говорить про Кагами действительно не хотелось.
- Давай вылечу, - вздохнула Кушина и уже сконцентрировала чакру в ладонях, но Наруто остановил её.
- Не надо, мама. Я хочу оставить эти синяки. Пусть будут напоминанием о моей слабости…
Женщина удивилась, но понимающе и кивну и убрала чакру. А потом весело подмигнула и, сказав: «У птички боли, у зайчика боли, а у Наруто не боли!», нежно поцеловала одну из ран.
- Ты что, мама! Так только маленьким делают, а мне уже шестнадцать лет!
Наруто покраснел и вырвал своё запястье из маминой ладони.
- Сколько, сколько? – переспросила Кушина.
- «Палево!»
- Тринадцать! – спешно поправился парень.
- Так-то лучше, взрослый ты мой, - снова улыбнулась Кушина.
Наруто внимательно посмотрел на маму и порывисто обнял её.
- Обещаю, - горячо прошептал он ей на ушко, - что стану таким Шиноби, которым ты сможешь гордиться, над которым больше не будут подшучивать!
Кушина крепко сжала сына в объятиях и заплакала. Она была счастлива, что у него, наконец, появилась цель, но одновременно ей было стыдно за себя и Минато. Они никогда не пытались растормошить Наруто, просто смирились с его апатичностью и неамбициозностью, решив за него, что такая жизнь ему подходит. Сегодня был первый раз, когда её сын пообещал ей что-то подобное.
- Знаешь, Наруто, я тоже дам тебе обещание! – Кушина вытерла слёзы и посмотрела в голубые глаза сына. – Я ведь далеко не последняя куноичи в Конохе, так что если захочешь потренироваться, то зови меня. Я могу научить тебя даже тому, чего Хокаге не умеет.
- «Например, готовить вкуснейшие на свете блинчики!» - пошутил Курама.
- Спасибо, мама… Я люблю тебя.
- И я люблю тебя, Наруто.

Сидя у себя в комнате, парень, в который раз перебирал свои покалеченные рисунки. И, снова наткнувшись на улыбку таинственной незнакомки, разглядывал его в течение часа, не меньше.
- «Мы здесь уже месяц, - вздохнул Курама, - а до сих пор не видели никого похожего. Может, стоит поискать за пределами деревни?»
- «Может, и стоит», - рассеяно ответил Наруто и провёл пальцем то тёмной пряди на рисунке.
- «Знаешь, я тут вот о чём подумал… А вдруг это Хината? Волосы у неё тёмные, да и мы её ещё ни разу не видели, из-за этих «особых планов» она в Академии не появлялась. Кто знает, как она изменилась в этом мире…»
- «Может, и Хината», - задумчиво протянул парень.
- «Нужно будет как-нибудь с ней встретиться».
- «Ха! Ты предлагаешь пробраться в поместье клана Хьюга? Да его же лучше резиденции Хокаге охраняют!»
- «И что? Можно подумать, что ты и в более охраняемые объекты не пробирался!»
За всей этой суматохой Наруто позабыл, что полгода был капитаном Анбу. Отложив, наконец, портрет, он плюхнулся на кровать и закрыл глаза. Нужно было серьёзно подумать. То, что его так интересует незнакомка с нарисованной улыбкой и совершенно не волнует возвращение в свой мир, было более чем странно. Да и панический страх перед сестрой он понять не мог. Единственное объяснение, которое приходило в голову парня: личность второго Наруто никуда не исчезла, а смешалась с его собственной.
- «Это что же теперь, получается… - задумчиво сказал Курама. - Ты уже не ты, а он уже не он, но оба вы всё равно Наруто
- «Выходит, что так. Бред, конечно, но я буду рад, если это действительно так. Понимаешь, мне совершенно не хочется подавлять и полностью уничтожать другого себя. Мне кажется, что местный Наруто не был такой уж серой пустышкой, как о нём думают».
- «Да, пусть кунаи он отвратительно метает, но рисует для своего возраста просто восхитительно. Я много повидал на своём веку и могу с уверенность сказать, что у него, то есть у тебя, действительно талант».
- «Угу… Я чувствую в последнее время, что мне чего-то остро не хватает… Может, порисовать хочется?»
- «Может, и так, - согласился Лис. – Пока не попробуешь – не узнаешь».
Наруто открыл глаза и, преисполнившись решимости, достал из верхнего ящика стола бумагу, карандаши и краски. Уставившись на чистый лист, парень застыл в нерешительности, но потом все, же определился с темой рисунка и взял в руки карандаш. Сначала линии выходила косыми и корявыми, и Наруто извёл много бумаги прежде, чем у него получилось то, что он хотел. Руки медленно вспоминали любимое занятие.
Когда рассвело, портрет, наконец-то, был готов. Удовлетворённо оглядев свою работу, Наруто потянулся и вышел в коридор. Когда парень подходил к комнате сестры, сердце его начинало биться с каждым шагом всё быстрее, а ладони предательски потели, но он все, же взял себя в руки и настойчиво постучался. Через минуту дверь открыла до невозможности заспанная Кагами. Несколько секунд девочка соображала, кто же перед ней, а когда поняла, то раздраженно щёлкнула зубами и хотела захлопнуть дверь, но Наруто вовремя поставил ногу в образовавшуюся щель.
- Знаешь, - сказал он, - я не отниму много времени. Просто пришел сказать, что не буду бояться тебя и стану таким сильным, что тебе больше не нужно будет стыдиться своего родства со мной!
Выпалив это, Наруто сунул Кагами свой рисунок и быстро ушел. Дверь захлопнулась, и он так и не узнал, как сестра отреагировала на свой первый в жизни портрет, нарисованный им.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 6

У Минато дёргался глаз. Но, пожалуй, это была единственная часть тела Хокаге, которая выдавала его раздражение. Вот уже как пятнадцать минут мужчина выслушивал гневную тираду своей дочери о том, что ей надоели лёгкие миссии, которые её команда выполняла на протяжении последнего месяца, и она хочет более серьёзное задание. Ни трёхкратное повторение классификации миссий Шиноби, ни доводы разума, ни даже угрозы не действовали на девочку. Если Кагами чего-то хотела, то добивалась этого любым путём.
- «Никого не напоминает, а?» - язвительно спросил Курама.
- «Ну, да, - улыбнулся Наруто, - в свои другие тринадцать лет я вёл себя так же.»
- «А ты помнишь, чем это закончилось?» - неожиданно серьёзно сказал Лис.
- «Святые помидоры!»
Завтрак в желудке парня вдруг стал ледяным и тяжелым, как гора Хокаге. Наруто вспомнил, что примерно в это же время точно так же возникал перед Третьим, и потому им поручили миссию в стране Волн, которая оказалась далеко не генинского уровня.
- Ну, хорошо… - сдался, наконец, Минато. – Сейчас я посмотрю, что более интересного вам можно получить. В конце концов, у двоих из вашей команде высший балл на экзамене.
- «Только не Та миссия, только не Та миссия…» - мысленно умолял Наруто.
Он понимал, что в прошлый раз им во многом повезло, да и без силы Девятихвостого победить бы не удалось. Наруто больше не хотел подвергать своих товарищей такой опасности. Тем более, что силой Курамы в этом мире он пользоваться не мог. Вся демоническая чакра была запечатана в Кушине, а с Наруто осталась только личность Курамы, который только и мог, что поразить врага своими колкими шуточками.
- Хм… Есть несложная миссия: сопровождение архитектора в страну Волн… - начал Минато.
- Нет! – панически выкрикнул Наруто и широкими шагами подошел к столу Хокаге.
- Что, испугался, малявка? – фыркнула Кагами.
- Молчи, - спокойно сказал парень, обернувшись в ней, - это для твоего же блага.
Девочка застыла от удивления. Сейчас её брат меньше всего был похож на того Наруто, которого она знала. Почти всегда он был тихим и робким, но в экстренной ситуации на миссии вдруг становился другим. Взгляд его холодел, а в голосе появлялись стальные командирские нотки, которых не было даже у Какаши-сенсея.
Наруто наклонился к удивлённому отцу и быстро зашептал ему на ухо:
- Хокаге-сама, Вы же знаете, какая ситуация сейчас в стране Волн. Вам не кажется, что любая миссия там не может быть ниже ранга В? Да и сам заказчик более чем подозрительный. Архитектор в этой стране далеко не последний человек.
Минато чуть отстранился и внимательно посмотрел на сына. Снова это странное чувство, что Наруто не Наруто вовсе, а совершенно другой человек, опытный и рассудительный. В другой ситуации Хокаге решил бы, что генин просто зазнался, но к словам Наруто стоило отнестись серьёзно. Когда в прошлый раз парень указал на несовершенство патруля защитной стены, то после проверки оказалось, что так оно и есть. Парень явно знал и умел больше, чем показывал. Минато давно уже мучили разные догадки на счёт изменений, произошедших с его сыном, потому одну из них он решил проверить прямо сейчас.
- Хорошо, я дам вам другую миссию. Она заключается в поиске моего учителя – Великого Саннина Джирайи. Если информация, что он может быть в деревни недалеко отсюда.
- «Уууууууууууууууууууу… - протянул Курама. – Как нам подфартило! Что может быть лучше, чем поиски этого извращенца!»
- Хокаге-сама… - подал голос Какаши. – Спасибо Вам… Я всегда мечтал встретиться с ним! Это же такая честь…
Все с удивлением посмотрели на сенсея. Обычно собранный и спокойный мужчина теперь заикался и буквально излучал счастье, затопившее весь кабинет.

- Ловить Джирайю-сенсея будем на живца! – торжественно объявил Наруто и сложил печати.
В следующую секунду парня окутало облако белого дыма, а когда он рассеялся, то перед командой номер семь предстала ослепительная блондинка в костюме Евы.
- Ну как вам? - обольстительным голоском спросил Наруто.
Какаши, вытирая брызнувшую из носа кровь, поднял большой палец, а Саске фыркнул и отвернулся.
- «Маленький ещё… Ему не понять,» - пояснил Курама.
- Что это ещё за хрень! – закричала Кагами, отойдя, наконец, от первого шока.
- Ну… - протянул Наруто, - техника соблазнения. С её помощью мы поймаем Извращённого Отшельника!
- Чегоооо?! Да как ты смеешь говорить так о Великом Саннине! – возмутилась девушка. – Да и откуда тебе знать, что он клюнет на такую идиотскую технику?
- Просто знаю.
- И что? Ты теперь собираешься в таком виде по улицам деревни разгуливать? – терпение девушки было на пределе.
- «Ну да!» - фыркнул Курама.
- Ну да… – на автомате повторил Наруто.
Это стало последней каплей. Кагами сжала руку в кулак и мощным ударом сбила Наруто с ног.
- Да шучу я… - обижено проворчал парень. – Эта деревня знаменита своими горячими источниками, там-то мы его ловить и будем.
- Ну, допустим, Джирайя-сама действительно пойдёт на горячие источники, но откуда мы можем знать, на какие именно? Ты что, предлагаешь обойти все? – поинтересовался Какаши.
- Конечно, нет! Здесь действительно сотни горячих источников, но из них только один с совмещёнными купальнями. Именно туда он и пойдёт!
- А откуда ты знаешь, что только один?
- Узнал перед миссией. Я что, совсем идиот по-вашему?
Все трое дружно кивнули.
- «Жестоко…» - меланхолично заметил Курама.

- Наруто, - глубоко вздохнул, - я понимаю, что техника перевоплощения относится к разряду маскировочных, но это не значит, что ты можешь голышом разгуливать по улицам густонаселённой деревни.
- Нэ? – удивился Наруто. – А какая разница? Тело то всё равно не моё.
- Это так, - терпеливо продолжил Какаши. – Но Шиноби не должен привлекать внимания на мисси, а ты своими прелестями уже целую толпу поклонников насобирал.
Наруто удивлённо обернулся. Только сейчас он заметил, что всю дорогу до горячих источников за ним шла процессия из истекающих слюнями и ферамонами молодых и не очень парней. Быстро окинув взглядом это стадо, он понял, что Джирайи среди них нет. Необходимо было срочно избавиться от этих ценителей прекрасного, так как они могли отпугнуть самого главного извращенца. Вздохнув, Наруто подошёл(ла) к ним поближе и, соблазнительно улыбнувшись, проворковал(ла):
- Мальчики… Я тут в лесу самое главное потеряла… Не поищите?
Ошалело закивав, стадо рассосалось в мгновение ока. Кагами и Саске, всё это время стоявшие в стороне и всем своим видом показывающие «Мы отдельно, мы не с ним» изумлённо посмотрели на Наруто.
- А что это, самое главное? – робко спросил Саске.
- Вырастешь – поймёшь! – улыбнулся парень.
- «Эх… Совсем зелёный ещё…» - проворчал Курама.

Наконец, горячие источники с совмещёнными купальнями были достигнуты. Джирайя там ещё не появлялся, но Наруто был уверен, что он скоро придёт. А пока в горячей водичке невинно плескалась только кучка каких-то первогодок из Академии. Видимо, у этих детей было что-то вроде классной экскурсии. Вскоре пришла учительница и забрала свой выводок с собой. Тут то и пришло время Наруто! Усевшись на краю резервуара с водой в самую соблазнительную позу, которую только мог придумать, стал поджидать свою жертву.
- Тётенька, что Вы делаете… Тут купаться надо… - послышался робкий голос из-за камней.
- Я так друга жду, - пояснил Наруто. – А ты чего прячешься?
- Чтобы учительница не забрала. Хочу ещё поплавать!
Из-за камня показалась рыжая голова одного из мальчишек, плескавшегося тут ранее.
- Ты смотри осторожнее, а то если долго в воде сидеть – в рыбу превратишься!
- Не люблю рыбу! – мальчик испуганно захлопал глазами и поспешно залез на камень.
- «Врёшь и не краснеешь!»
– А что у Вас за друг?
- Великий Извращённый Отшельник! - торжественно объявил Наруто.
- Уууууу… Он крутой?
- Очень! У него длинные белые волосы и он любит, когда в него тапочками кидаются.
- Ого, - засмеялся мальчик. – Ну, я пойду, а то меня совсем потеряют…
- Удачи, - помахал ему Наруто.
Через несколько минут ожидания дверь открылась, и на пороге, наконец, появился Джирайя. Увидев блондинку, призывно манящую его пальчиком, мужчина захихикал и сломя голову бросился, как говориться, в мир греческой роскоши и римского разврата.
- Пора, Какаши-сенсей! – вдруг завопила девушка.
В следующее мгновение на Джирайю упала ловчая сетка, но мужчина быстро среагировал и скрылся в неизвестном направлении. Правда, далеко уйти ему не удалось. Через несколько секунд из домика послышался воодушевлённый голос учительницы «Кто это к нам пришел, дети? Мы же про него только недавно в учебнике читали!». Ответ последовал незамедлительно. Целый хор детских голосов воскликнул «Да это же Извещенный Отшельник!» и домик затрясся от кучи тапочков, полетевших в Джирайю.
- «Пожалуй, это самое глупое поражение в жизни Великого Саннина!» - усмехнулся Курама.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 7

- «Будь мужиком, Наруто! Будь мужиком!» - в который раз повторял Курама.
Парень вот уже несколько часов нещадно насиловал свою силу воли. Ему безумно хотелось обнять Джирайю, поесть с ним рамен и потренироваться, как в старые добрые времена. Наруто очень сильно скучал по своему учителю, но показывать это было ни в коем случае нельзя. Он и так понимал, что вызывает слишком много подозрений своей осведомлённостью, а если он сейчас бросится обниматься к человеку, которого видит первый раз в жизни, то выдаст себя с потрохами.
Всю обратную дорогу до деревни Наруто старался держаться от Джирайи подальше, но сделать это было весьма проблематично, потому как Технику Соблазнения он почему-то так и не прервал. Хотя, наверное, только благодаря этому приболдевшего Саннина удалось затащить в Коноху. Но стоило Наруто развеять технику, как случилось непредвиденное.
- Нууу… - протянул Джирайя, я так не играю! Нет сисек – нет дела. Просто так вы меня сюда не затащите!
С этими словами возмущённый Отшельник сложил печати и исчез в облачке белого дыма.
- Ну, всё… - вздохнул Какаши. – Теперь нам его не поймать. Он, скорее всего, на Мьёбокузан отправился.
- Это где? – удивился Саске. Географию он знал неплохо, но этого места не помнил.
- Это гора, на которой живут жабы, так что никто кроме них дороги туда не знает.
- Ну, тогда надо просто найти того, кто тоже призывает этих жаб, и спросить у него дорогу! – фыркнула Кагами.
- Таких людей всего двое: Четвёртый Хокаге и сам Джирайя-сама.
Кагами прикусила губу и замолчала. Просить помощи у отца ей не хотелось. А Наруто думал. Он мог попасть на Мьёбокузан, но это означало бы нарушить обещание, данное Минато. Взвесив все «за» и «против», парень всё же решил отправиться на жабью гору, ведь даже если он не справится с призывом, то Джирайя всегда сможет подстраховать его.
Глубоко вздохнув, Наруто призвал небольшую коричневую жабу – единственную, которую пока удавалось.
- Привет, Бенджиро, - улыбнулся Узумаки.
- Привет, Наруто – кун, - поздоровалась жаба.
- Какого хрена ты делаешь? – сказал изумлённый Саске.
- Я тоже владею этим призывом. Меня папа научил, - коротко пояснил Наруто.
- Что? – возмутилась Кагами. – Я же много раз просила у него, но он ни в какую! А тебе…
Казалось, что девочка сейчас расплачется от обиды. Наруто даже стало жаль её, ведь он понимал, сколько усилий она приложила, чтобы добиться этого.
- Ну, ладно. Я сейчас быстренько сгоняю за Джирайей и вернусь!
Бенджиро смачно квакнул и перед ним появился объёмный свиток. Развернув его, он ударил лапой по последней записи и исчез вместе с Наруто в облачке дыма.
Приземление было крайне неприятным, но полезным – Узумаки почти сразу понял, где находится. Вокруг было множество каменных статуй, а значит источник с жабьим маслом был где-то рядом. Наруто улыбнулся нахлынувшим воспоминаниям и отправился на поиски главного конохского извращенца. Джирайя нашёлся через час блужданий по Мьёбокузану. Он, как ни в чём небывало, сидел в тени большого куста и самозабвенно писал что-то на разбросанных вокруг листах бумаги.
- «Так, объект мы нашли. Дело за малым – поймать его и притащить обратно в Коноху!» - воодушевлённо заявил Курама.
- «Проще сказать, чем сделать! Этот объект – один из сильнейших Шиноби в мире…» - Наруто был настроен не так оптимистично.
- «Будь мужиком! Ты же как-то победил Какаши, хоть он и был гораздо сильнее тебя. Подумай, ты же знаешь слабости Джирайи лучше, чем кто-либо другой.»
- «И что? Не думаю, что его хоть как-то впечатлит, если я начну сюжет его следующей книги рассказывать!»
- «Думай лучше!»
- «Лучше? У него одна слабость – голые женщины, но моя техника соблазнения тут не сработает во второй раз. Даже Гарем, я думаю, не поможет.»
- «Думаешь? Думай лучше!» - не унимался Курама.
Наруто вздохнул и сделал так, как просил Лис – то есть напряг свои скорбные извилины. Примерно через минуту напряженных размышлений план по захвату объекта созрел.
- Эй, извращенец, опять свои идиотские романчики пишешь? – насмешливо спросил парень, выходя из своего укрытия.
Джирайя опешил. То ли от наглости Наруто, то ли от того, что вообще не ожидал его здесь увидеть.
- Молчишь… - продолжил издеваться Узумаки. – Даже возразить нечего…
Саннин прищурился. Как этот мальчишка сюда попал, он узнает позже, а сейчас его определённо нужно было проучить.
- Ты ж не только писатель паршивый, но и Шиноби никчёмный! Подумать только… Великого Саннина удела кучка первогодок! Тапочками! – не унимался Наруто.
- У них было численное преимущество! – не выдержал Джирайя.
- Ну и что! Ты всё равно слабак!
- «Объект злится! Объект злится!»
- Чтоооооооо?! – Джирайя действительно был зол не на шутку.
- Что слышал! – Наруто был дерзок, как хорёк перед паровозом. – Давай пари? Если я собью тебя с ног в драке, то ты вернёшься в Коноху, а если нет, то… то…
- … то ты съешь фирменное блюдо Ма! – закончил за него мужчина. – Я принимаю твоё пари, малявка!
Джирайя был совершенно уверен в своей победе, ведь перед ним был всего лишь генин, потому согласился не задумываясь.
- «Попался!» - возликовал Курама, предвкушая зрелище поверженного Саннина. План, придуманный Наруто, был воистину гениален.
А дальше Джирайя ринулся в атаку, полагая, но разделается с наглым мальчишкой одним ударом. Но от первого выпада Наруто как-то удалось уклониться. Он понимал, что второй раз такая возможность ему вряд ли представится, потому поспешил воплотить свою хитрость в жизнь. Сложив печати Техники Перевоплощения, парень исчез в облачке дыма.
- Второй раз со мной этот номер не пройдёт! – усмехнулся Джирайя.
Но номер прошел второй раз. Кулак его остановился, и мужчина замер в нерешительности. Перед ним стояла не просто голая девушка, а Цунаде, та, кого он никогда не смог бы ударить. Тут лицо псевдо-возлюбленной исказила гримаса гнева, и с криком «Отвали!» девушка отправила Джирайю в накаут. Конечно, удар был не таким сильным, как у настоящей Цунаде, но чтобы приобщить Саннина к земле-матушке его вполне хватило.
- «Ну вот… Сначала дети, а теперь генин… Скоро Джирайе придётся младенческих колыбелек опасаться…» - победно проворчал Лис.
Наруто торжественно вильнул ста шестью сантиметрами извращенского счастья и наклонился к Саннину.
- Я выиграл! Теперь Вы отправитесь со мной в Коноху!
Джирайя обречённо кивнул и приподнялся на локтях.
- А за то, что я никому про это не расскажу, Вы научите меня призыву с Жабами!
Мужчина страдальчески посмотрел на голубое с розовыми облаками небо и снова рухнул на землю.

А вечером после долгой тренировки Джирайя думал о том, как всё же Наруто похож на своего отца. Хоть он и не видел мальчика с глубокого детства, но не узнать эти золотистые волосы и озорные глаза было невозможно. Да и имя не оставляло никаких сомнений.
- Ты - достойный сын своего отца… - улыбнувшись, прошептал Джирайя спящему мальчику, который почему-то доверчиво льнул к нему.
- Доброй ночи, учитель… - пролепетал Наруто во сне, ещё крепче сжимая руку мужчины.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 8

- КАКОГО ХРЕНА?!
Именно такими добрыми словами разгневанная Кушина встретила своего блудного сына, наконец соблаговолившего вернуться домой. Затем последовал нежнейший пинок материнской любви, впечатавший Наруто в противоположную стену комнаты.
- Нет, ну вы только посмотрите на него! – продолжила Кушина. – Сказал, что быстро сгоняет за Джирайей и вернётся, а самого полтора месяца не было!
- Мама… Я тренировался… - попытался оправдаться Наруто.
- Тренировался он! – ещё больше разозлилась женщина. – А обо мне ты подумал?
- Дорогая, - рискнул заступиться за сына Минато, - я же говорил тебе, что с ним всё в порядке…
Второй любовный пинок впечатал незадачливого Хокаге в стенку рядом с Наруто.
- И что мне с твоих слов?! Я всё равно волновалась!
Негодованию Кушины не было предела, потому Наруто решил прибегнуть к последнему средству. Собравшись с духом, он как можно жалобнее протянул:
- Мама… Я кушать хочу…
- Ой, пойдём тогда на кухню! У меня давно уже всё готово! – неожиданно подобрела Кушина. Всё же откорм своего ребёнка у неё стоял на первом месте.
Кагами ещё не было дома, потому Минато, не стесняясь, расспрашивал сына про его тренировку с Джирайей. Он понимал, что девочке подобный разговор слышать было бы неприятно, ведь она чуть ли не с пелёнок мечтала о жабьем призыве.
- Ну, - подытожил свой рассказ Наруто, - я теперь могу даже больших лягушек призывать! Ещё научился входить в режим отшельника, правда, пока всего на минуту, так что в бою эта способность практически бесполезна.
- Это ничего страшного, - подбодрил его Минато, - чем старше ты будешь становиться, тем большее время сможешь его использовать, я думаю.
- Ага, - улыбнулся парень.
Хоть его и не было дома относительно недолго, он всё равно успел соскучиться по маме и отцу, потому теперь наслаждался каждым моментом уже ставшего привычным семейного ужина.

Уже ночью, лёжа в кровати, Наруто размышлял о том, что всё же стоит встретиться с Хинатой. Она вполне могла оказаться девушкой с портрета, но вот попасть в поместье клана Хьюга, охраняемое вдоль и поперёк, не представлялось возможным.
- «Может, просто незаметно проникнуть в комнату Хинаты- предложил Курама.
- «Ага. Просто. Ты что, забыл? У них у всех Бьякуган есть! Как бы я не прятался, меня всё равно заметят. Любая маскировка меня не спасёт.»
- «Значит, нужно их отвлечь чем-нибудь!»
- «Тоже не вариант. Мы же к НИМ в дом забираемся, так что людей там немерено. Всех отвлечь всё равно не получится.»
- «Ну тогда остаётся только разведка боем!» - воодушевлённо заявил Лис.
- «Издеваешься? Я один, а их там целая кучища! К тому же, если я буду драться, то точно станет ясно, что это именно я, и потом меня за это никто по головке не погладит,» - грустно возразил Наруто.
- «Ну и что ты тогда предлагаешь?» - проворчал Курама.
- «Есть у меня одна идейка… Если выгорит, то завтра мы встретимся с Хинатой
- «Не расскажешь?»
- «Нет. Пусть сюрприз тебе будет!»
Лис фыркнул и обижено свернулся клубочком. А Наруто ещё долго улыбался своим мыслям, вспоминая, как сердилась мама из-за того, что он так долго тренировался. Хоть парень и понимал, что его успехи очень радуют Кушину, отчего-то вдруг стало грустно и обидно. Из-за этого Наруто не мог уснуть до самого утра. Только когда рассвело он, наконец, понял почему. Ему было обидно за другого Наруто. Пусть он и не блистал умениями Шиноби, но отлично рисовал. Уже хотя бы за это маме стоило им гордиться, но она едва ли даже видела его рисунки.
Повинуясь нахлынувшим эмоциям, Наруто вытащил из тайника наименее повреждённые портреты и развесил их по стенам своей комнаты. Серый цвет мгновенно ожил, наполнился улыбками и светом.

- Здравствуйте, - вежливо поздоровался Наруто. – Я одноклассник Хинаты Узумаки Наруто. Пришел повидать её, если можно.
Охранник, стоявший в воротах поместья Хьюга, был крайне удивлён визиту парня, но, немного подумав, всё же впустил его.
- «Так просто? – фыркнул Курама. – И это весь твой план?»
- «Ну да. А почему бы им не впустить меня? Это хоть и очень охраняемое место, но не тюрьма. В конце концов, я же действительно пришел просто увидеться со своей одноклассницей.»
У входа в дом Наруто ждала служанка, которая проводила его к комнате Хинаты.
Стоя перед дверью, парень долго собирался с духом, чтобы постучать. Ведь там его могла ждать та самая девушка, которая вот уже столько времени занимала все его мысли. Наконец, он постучал, и из-за двери послышалось тихое «Войдите».
Хината сидела за столом и что-то писала, но когда Наруто окликнул её, резко остановилась и неловким движением опрокинула пузырёк с чернилами.
- Ой… Я думала, это служанка… - удивлённо пролепетала девушка.
- Нет, это я, - улыбнулся Наруто.
Стоило ему увидеть Хинату, как он понял, что девушка с портрета вовсе не она. Но, несмотря на это, он был очень рад снова встретить свою старую подругу.
- Тебе что-то нужно?
- Ничего особенного, просто пришел проведать тебя.
- Да… - Хината покраснела и начала вытирать чернила тряпочкой, лежавшей под столом. Видимо, девушка довольно часто опрокидывала пузырёк.
- Ну… Ты чего в Академию не ходила? – рассеяно спросил Наруто, чтобы хоть как-то поддержать разговор.
- Дела клана, - сухо ответила Хината.
- «Тут что-то не чисто! – заметил Курама. – Что это за дела такие, если её даже на выпускные экзамены не отпустили?!»
Наруто нахмурился и схватил девушку за плечи, разворачивая к себе лицом.
- Что случилось? Расскажи мне, и я помогу, если это в моих силах!
Хината не хотела рассказывать, но было в голубых глазах, смотрящих на неё, что-то настолько твёрдое и взрослое, что она не смогла не ответить.
- Всё просто… Отец решил, что мне совсем не обязательно быть Шиноби. А выйду замуж и этим послужу своему клану.
- А ты этого хочешь?!
- Нет… - грустно ответила девушка.
Наруто быстро соображал. Нужно было спрятать Хинату где-нибудь, убежать с ней, но сделать это в месте, где просматривается и прослеживается каждый угол, было невозможно. Впрочем, один способ всё-таки был.
- «Стой! – закричал Курама, догадавшись, что собирается сделать Наруто. – Неразумный, с нами женщина!»
Узумаки чертыхнулся и, остановив технику призыва, спросил:
- Хината, ты лягушек боишься?
Судя по тому, как позеленела девушка от одного только упоминания о земноводных, стало понятно, что боится.
- Тогда собери всю волю в кулак и потерпи немного, - вздохнул Наруто и призвал большую синюю жабу.
Хината взвизгнула, но прежде, чем она успела закричать в полный голос, парень подхватил её и прыгнул в раскрытую пасть жабы. Уже через мгновение в комнату ворвались охранники, но всё, что им удалось застать, это белый дымок да чернильное пятно, принявшее крайне непристойную, но очень подходящую к данной ситуации форму.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 9

Непорочную тишину утреннего леса нарушила большая жаба, квакнувшаяся откуда-то сверху. Сломав несколько веток и доведя до инфаркта пару белок, она приземлилась на небольшой поляне и широко открыла рот, исторгая из своего уютного чрева Наруто и Хинату, которая тут же проделала тоже самое со своим завтраком.
- С тобой всё в порядке, Хината-чан, - спросил девушку изрядно помятый и обслюнявленный Наруто.
Она кивнула в ответ, но снова посмотрев на жабу, побледнела и с коротким визгом рухнула на траву.
- «Учитывая то, как она боится лягушек, - заметил Курама, - странно, что бедняжка не поседела за время Вашего путешествия.»
- «Лис, не каркай! Это был единственный способ смотаться оттуда по быстрому!»
- «Если так, то чего ты тогда в лесу вылез, а не на Мьёбокузан отправился? Там бы Вас не нашли.»
- «А про то, что Джирайя и мой отец тоже могут туда попасть, ты забыл? Сомневаюсь, что они будут портить отношения с кланом Хьюга и сотрудничать со мной. В конце концов, Минато – Хокаге, и сохранять мир со всеми – его долг,»- вздохнул Наруто.
- «Ну, тогда что ты предлагаешь?»
- «Брать Хинату в охапку и бежать. Тут недалеко, если ты помнишь, находится убежище клана Учиха. То самое, в котором в нашем мире Саске сражался с Итачи. Никто не знает, что мне известно о нём, потому там нас искать точно не будут.»
- «А вдруг там ловушки или один из Учиха?» - возразил Лис. Идея соваться в убежище чужого клана ему не очень-то нравилась.
- «Не думаю, что такое возможно. А с ловушками я справлюсь, ты и сам это знаешь,» - улыбнулся Наруто.
Лис фыркнул, но возражать не стал.
- Харуру, - обратился парень к жабе, всё ещё сидящей у него за спиной, - ты можешь переместиться на другие печати призыва, чтобы запутать след?
Жаба кивнула и исчезла.
- «Печати? Когда успел?» - удивился Курама.
- «Сам придумал, - похвастался Наруто. – Помнишь, во время тренировок с Джирайей я жаб в разные места посылал? Вот тогда они печати и оставили. Мне эта идея в голову пришла, когда папа про свою технику рассказал. Если наставить печатей призыва в разных местах, то с их помощью я смогу оказаться там в любое время. Гениально?»
- «Ага,» - не стал спорить Лис, хотя гениальность этой задумки можно было оспаривать долго и упорно.
Наруто разочарованно вздохнул, ведь он-то ожидал восторженных похвал, и, подхватив обслюнявленную тушку Хинаты, побежал в сторону убежища клана Учиха.
В самом здании и на подходах к нему действительно оказалось много ловушек, но Узумаки всё же удалось аккуратно избежать их, и теперь они с очнувшейся Хинатой сидели в небольшой комнате, где больше, чем символики клана Учиха, было только пыли, копившейся здесь десятилетиями.
- Зачем ты это сделал? – задала, наконец, девушка давно интересующий её вопрос.
- А не надо было? – удивился Наруто. – Мне показалось, что ты не особо-то замуж хочешь.
- Не хочу, но… Я о другом! Почему ты решил помочь мне? Зачем, вообще, пришел? Мы же даже не разговаривали ни разу…
- «И правда, - усмехнулся Курама. – Да случись конец света, две такие серые мышки как она и другой Наруто никогда бы не решились заговорить друг с другом!»
- Ну и что? Я точно знаю, что ты очень хороший человек и не заслуживаешь такого обращения, потому и решил помочь! – улыбнулся парень.
Хината покраснела и отвернулась. В комнате вдруг стало тесно и жарко, а пыль с оглушительным грохотом билась о стены и пол. Никто и никогда не говорил девушке, что она хорошая. Её называли «важной для клана», «значимой», «ценной наследницей», но всё это было не так, всё это было холодно.
- Я слышала, как Нейджи-сан говорил пару месяцев назад, что ты вдруг стал очень странным, - поспешно сменила тему разговора девушка, - тренируешься постоянно, а как-то раз даже за ним гонялся не то с намерением обнять, не то придушить.
- «А действительно, Наруто, что ты тогда хотел сделать?» - язвительно спросил Курама.
- «Для начала просто поймать, а там уже как получится…»
- Ну да, было дело. Соскучился я по нему, - весело ответил Наруто. – А почему ты его так официально называешь? Он же твой старший брат.
- Это так… - чуть напряглась Хината, - но мы с ним не очень тесно общаемся.
- Так и говори, - вздохнул Наруто, - что ему наплевать на тебя.
- Нет! Это не так… - начала возражать девушка, но быстро поняла, что Наруто совершенно прав.
- Извини, что не в своё дело полез, - парень улыбнулся и осторожно взял её за руку. - Просто у меня тоже есть сестра, но она ненавидит меня так, что не примет помощь ни при каких обстоятельствах. Может, эта ещё одна причина, по которой я помог тебе…
- Я похожа на Кагами? – удивилась Хината. Она безумно смущалась из-за того, что Наруто держал её руку, но убрать ладонь не могла, да и не хотела.
- Нет! Хвала богам, что ни на миллиметр не похожа! – затараторил парень. – Двух таких я бы точно не пережил!
- Знаешь, - улыбнулась Хината, - а мне бы хотелось такого брата, как ты. Ты же ради меня из деревни ушел и всем, что имеешь, рискнул!
- Ладно тебе… - засмущался Узумаки. – Давай лучше спать, а то завтра нам предстоит долгий путь, если мы не хотим, чтобы нас поймали.
Хината не просила об этом Наруто, а он не просил её, но эту ночь они провели тесно прижавшись друг к другу, мечтая о том, чтобы их родные братья и сёстры были хоть чуть-чуть похожи на человека рядом.

- Доброе утро.
Спокойный голос, доносившийся из того угла комнаты, до которого не доставал свет лампы, разбудил Наруто. Парень мгновенно вскочил и, выставив вперёд кунай, заслонил Хинату.
- Ты кто? – спросил Узумаки.
- Мне нет необходимости говорить своё имя генину, забравшемуся в тайное убежище клана Учиха.
- «Так, раз он знает, что это за место, то сам может быть из клана. Это плохо!» - сказал Курама.
- «Знаю, но нужно что-то делать, а жабу призвать я не успею, - он слишком близко.»
- Если ты не скажешь, кто ты, то и я не скажу, кто мы! – Наруто выпалил первое, что пришло в голову, чтобы потянуть время.
- А зачем? – последовал ответ. – Ты и та девочка носите протекторы конохи. По возрасту вы явно генины. Судя по её глазам, - она из клана Хьюга. Согласно имеющейся у меня информации, наследницу этого клана Хинату похитил Узумаки Наруто. Следовательно, это ты и есть.
- «Быстро он тебя!» - усмехнулся Курама.
- «Не подкалывай! Лучше посоветуй, что делать!»
- «Бежать. Я в темноте лучше вижу, так что могу разобрать, что на нём маска Анбу Конохи. Он нам не по плечу…»
- Что ты собираешься с нами делать? И как ты вообще нас нашел? – судорожно спросил Наруто, пытаясь всё же придумать хоть что-нибудь.
- Просто вернуть в деревню. А поиски ваши не были моей целью. Это всё, что вам нужно знать, - всё так же невозмутимо ответил человек в углу.
- «Ураааааа! Есть план!» - внутренне обрадовался Наруто, а вслух сказал:
- Хорошо, мы вернёмся в Коноху. Я даже знаю лёгкий и безопасный способ, как это сделать! Я просто призову жабу, и…
Парень собирался призвать жабу и заманить туда Анбу, но коварнейшему из планов, придуманному за всю историю человечества, не суждено было сбыться. Неистовый крик Хинаты, услышавшей чудовищное слово «жаба», чётко дал понять, что она скорее умрёт, чем согласится на ещё одно желудочное путешествие.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 10

Наруто шел, удручённый сложившимся положением вещей. Убежать от Анбу в маске было невозможно, так как он всё время следил за ними, но даже если он и ослаблял бдительность, жабу призвать всё равно было нельзя. Лягушкофобия Хинаты серьёзно осложняла дело. Потому Узумаки только и оставалось, что с унылым видом протухшего лимона плестись за Анбу, выслушивая ворчание Лиса о вселенской тупости каждой человеческой женщины.
- «Нет, но ты только посмотри на неё! – не унимался Курама. – Её спасти пытаются, а она пару минут в желудке потерпеть не может!»
- «Ты слишком строг к ней! – вступился за Хинату парень. – У неё и так стресс, а тут ещё эти лягушки… Будь я девчонкой, тоже боялся бы!»
- «Будь ты девчонкой, - вздохнул Курама, - я бы повесился!»
- «Да? – хмыкнул Наруто. – На чём, интересно? Ты же запечатан в моём сознании.»
- «Да хоть на единственной извилине в твоей дурьей башке!»
- «Эй, без оскорблений, курва крашенная!»
- «Рыжий – мой натуральный цвет!» - обиженно фыркнул Курама и повернулся к Наруто филейной частью.
Парень вздохнул и повернулся к Хинате, которая шла позади. Казалось, что девушка только сейчас в полной мере осознала своё положение. Её, едва успевшую глотнуть свободу, снова вели к дому-тюрьме и нежеланному браку. Наруто улыбнулся девушке и ободряюще взял её за руку.
- Не волнуйся, Хината, всё будет хорошо.
- Спасибо, что говоришь так, - робко улыбнулась девушка в ответ, - но не нужно. Я же понимаю, что даже ты ничего уже сделать не можешь. Нам не выстоять против целого клана и деревни.
- Ты неверно видишь картину, - возразил Узумаки. – Это не конфликт между тобой и обычаями Хьюга и даже не между тобой и твоим отцом. Всё дело в тебе сомой. Это ты, а не кто-то другой не можешь соответствовать своим желаниям. В этом то и вся проблема.
- Но… Если дело во мне, то зачем же ты попытался спасти меня? – Хината не плакала, но губы её уже предательски дрожали.
- Потому что если виновата ты, то это не значит, что тебе не нужна помощь.
Девушка быстро вытерла навернувшиеся слёзы и крепче сжала руку Наруто. Хината и сама понимала, в случившемся только её вина. Она всегда хотела стать сильным и добрым Шиноби, но стоило ей столкнуться с трудностями, как мечта уходила на второй план, занавешенная слезами и обидами.
- Всё будет хорошо, - повторил Наруто. – Я помогу тебе сделать твою жизнь такой, какой тебе хочется!
- Жаль, ты не мой старший брат… - вздохнула Хината.
- А ты – не моя сестра…
- Озеро.
Голос Анбу, конвоировавшего их, неожиданно прервал беседу. Действительно, за деревьями виднелся большой водоём, тонкими серебристыми нитями переплетающийся со стволами.
- Ну и что, что озеро? – удивлённо переспросил Наруто. Всё же это было первое слово, которое он услышал от Анбу за весь день.
- Помойтесь. Вы оба… не стерильные.
Узумаки фыркнул и оглядел себя. Всё же пребывание в жабьем желудке и ночёвка в пыльном убежище отнюдь не добавляли ему шарма. А Хината, вдруг вспомнившая, что вся перемазана в лягушачьих слюнях и слизи, с отчаянным визгом бросилась в воду, оглушив местных рыбёшек не хуже динамитной шашки.
- «Баба!» - торжественно изрёк Курама.
- «Да ладно тебе… Захотелось девочке искупаться, что тут такого!» - начал возмущаться Наруто.
- «Да я не про Хинату! С ней то и так всё ясно. Наш Анбу – стопроцентная девушка!»
- «С чего ты взял?» - недоверчиво хмыкнул парень.
- «Голос хоть и низкий, но всё же женский. Груди под жилеткой, конечно, не видно, но эти соблазнительные округлости бёдер я не спутаю ни с чем! Уж поверь старому Лису. Да и стал бы мужчина просить вас отмыться? Неужели ты не заметил, что она из-за вашего слюнявого вида ближе двух-трёх метров не подходила. Точно баба.»
- «Ну… Может быть… - неуверенно протянул Наруто. – Сейчас сам проверю.»
- Анбу-сан, - обратился он, - скажите что-нибудь пожалуйста.
- Что именно? – голос ровный, без нотки удивления странному вопросу.
- Ну, что угодно! Что первое в голову придёт, глядя на меня.
- Луну ожидала
Так долго вершина горы!
Рассеялись тучи!
Есть сердце и у тебя,
Первая зимняя морось!
- «Ну, что я говорил! – удовлетворённо сказал Курама. – Голос глубокий и нежный. Да и кому, кроме женщины, стихи читать в голову взбредёт!»
- А почему вдруг зимнее стихотворение? Сейчас же лето… - заинтересованно спросил Наруто, проигнорировав ликование своего друга.
- Кто знает… Людям всегда хочется того, что в настоящем недоступно.
Парень хотел спросить ещё что-то, но тут его позвала Хината, и он побежал к ней, стирая воспоминания о разговоре тучей прохладных брызг. Оказалось, что плавала девушка, как наивный радостный топор, потому Наруто пришлось играть роль отважного дельфина и катать её на своей спине. Хоть они и планировали только помыться, но провели в озере ни один час. Впрочем, Анбу это совершенно не волновало, казалось даже, что ей и самой весело наблюдать за резвящимися подростками.
Лес. Радостный смех. Прохладная вода. Пение птиц. Кунай.
Острое лезвие почти коснулось лица Анбу, но она успела увернуться, и разбилась только нижняя часть керамической маски.
- Наруто, плыви с Хинатой к берегу, - спокойно сказала девушка.
Парень и сам уже заметил нескольких Шиноби, появившихся из воды неподалеку, потому изо всех сил начал грести к берегу.
- Это за мной… - испуганно прошептала Хината, ещё крепче сжимая его плечи.
Добравшись до земли, Наруто оставил девушку у большого камня и, вытащив их своих вещей кунай, встал рядом. Ни Анбу, ни вражеских Шиноби не было видно. Несколько томительных мгновений над озером царила душная тишина, но потом раздался взрыв, и большая волна взмыла вверх у противоположного берега.
- «А баба-то нам умная попалась! – похвалил Лис. – Увела врагов подальше от нас.»
- Наруто-кун… - Хината робко коснулась его руки. – Мне страшно…
- Не бойся! – улыбнулся парень. – Я же с тобой.
- Я знаю… Но меня уже пытались украсть. Я же не за себя боюсь, а за тебя… В прошлый раз погиб отец Нейджи, а теперь…
- Успокойся. С нами Анбу, а против нас всего кучка недозрелых Шиноби. Бояться нечего.
Хината кивнула, но Наруто знал, что его доводы не возымели на неё никакого действия.
- Знаешь, - сказала девушка после недолгого молчания, - мне кажется, Нейджи именно из-за этого ненавидит меня, из-за этого не хочет быть моим братом…
- Глупости! – Наруто до хруста сжал кулаки. Ему очень хотелось рассказать ей, как Нейджи там, в другом мире, спас её ценой своей жизни.
- С вами всё в порядке?
И снова голос Анбу неожиданно прервал разговор.
- Всё хорошо, никто не ранен, - чуть дрожащим голосом ответила Хината.
Наруто обернулся и его сердце, сделав двойной кувырок где-то на дне желудка, застыло. Под разбитой керамической маской, закрывающей теперь только верхнюю часть лица Анбу, была та самая нежная светлая улыбка, которая запертая в клочке обгоревшей бумаги лежала в нагрудном кармане его куртки.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 11

-… и тут из ниоткуда выпрыгивает огроменная такая синяя жаба и говорит «Наруто, я тебя съем!», а я ей отвечаю «Не ешь меня! Я тебе пригожусь!». А она кааааак проглотит! А потом и Хинату съела. Очнулись мы в каком-то непонятном месте, а тут Анбу приходит и спрашивает «Кто, кто в теремочке живёт?»…
Уже в который раз тишину, повисшую в кабинете Хокаге, нарушил стук падающих на пол челюстей. Выслушивая полный трагедии и напряженной борьбы рассказ Наруто о случившемся, Минато грустно выводил на своём столе какой-то узор, подозрительно похожий на виселицу; Джирайя сосредоточено кивал после каждого слова парня, а Нейджи и Хиаши тихо охреневали, сохраняя при этом совершенно невозмутимый вид.
- Наруто, - начал, наконец, Хокаге, - надеюсь, ты понимаешь, что в эту твою сказку никто не поверит.
- Это почему это? – как можно более искренне возмутился парень. – Я всё как было говорю! Правда, Хината?
Девушка высунулась из-за его спины и робко кивнула.
- Жабы – это призыв! – возразил Хиаши. – Они не могут без приказа напасть на кого-либо. И уж тем более на заключившего с ними контракт.
- Ну, может, у этой синей жабье бешенство началось… - протянул Наруто. – Свидетелей то нет.
- Вообще-то, есть, - заметил Джирайя. – Я вполне могу призвать ту самую зловещую жабу-похитительницу.
У Наруто сердце упало в пятки. Если Харуру расскажет всё, как было, то его гениальная тщательно продуманная ложь пойдёт прахом. Хината тоже поняла это и ещё отчаяннее вцепилась в руку парня. Осуждающие взгляды отца и брата давили на девушку, хотелось убежать и спрятаться. Она бы так и поступила, но оставить Наруто одного сейчас казалось страшнейшим из предательств.
Джирайя сложил печати, и перед ним появилась большая, бандитского вида, синяя жаба.
- Итак, - с видом мирового судьи начал Саннин, - Харуру, это ты похитила Наруто и Хинату?
И снова на несколько минут кабинет Хокаге затопило напряженное молчание. Все, кроме самой жабы, внимательно смотрели на Харуру. Нейджи и Хиаши даже, непонятно зачем, активировали Бьякуган. Наконец, жаба философски моргнула и торжественно квакнула.
- Она сказала, что это она во всём виновата! – тут же перевёл Джирайя и отправил Харуру обратно на Мьёбокузан.
- Вот и славненько! – облегчённо сказал Минато. – Виновник найден, так что все могут расходиться по домам. Мы же не собираемся жабу наказывать…
- Так не пойдёт! – возмутился Хиаши. – Вы намеренно не желали содействовать нам в поисках Хинаты! Вы, Джирайя-сан, куда-то пропали, а Вы, Хокаге сама, неожиданно заболели!
- Мне нужно было срочно собирать информацию! – сверкая максимально честными глазами, заявил Саннин.
- Здоровье у меня слабое… - печально покачал головой Минато. – А тут ещё погода плохая…
Нейджи недоверчиво покосился на термометр у окна, который показывал почти тридцать градусов, а потом на Хокаге, старательно имитирующего приступ кашля.
Хиаши нахмурился, но спорить не стал.
- Пойдём, - сказал он Хинате и, схватив её за руку, потащил к входу.
Девушка попробовала сопротивляться, но Хиаши даже не заметил её усилий. Хината беспомощно посмотрела на своё запястье, зажатое в ладони отца. Почему-то вспомнилось, как всего несколько дней назад Наруто почти также сжимал её руку, помогая подняться. Хинате показалось тогда, что парень будто светится изнутри силой и уверенностью, которой так недоставало ей самой. Такому человеку невозможно было не протянуть ругу, невозможно было не пойти за ним.
-Я не хочу… - тихонько прошептала Хината.
Если отец и услышал её, то не подал вида.
- Я НЕ ХОЧУ! – девушка разозлилась и прокричала так, что её, наверное, услышала вся Коноха.
Проигнорировать такое было уже нельзя. Хиаши застыл и удивлённо посмотрел на дочь. Хината и сама испугалась своей неожиданной вспышке дерзости, но на неё смотрел Наруто и старший брат, потому отступать было нельзя, и девушка продолжила:
- Я не хочу идти домой! Не хочу выходить замуж! И вообще, никто меня не похищал! Мне ваши постные рожи надоели, и я сама убежала!
Выпалив это, Хината вырвала свою ладонь из руки отца и прижалась к Наруто. Парень удивлённо посмотрел на неё и крепко обнял, давая понять, что никому не даст Хинату в обиду. Они были знакомы не так давно, не так хорошо знали друг друга, но успели почувствовать необъяснимую схожесть друг с другом. У них была одна цель и один способ её достижения: добиться признания, доказав всем свою силу и значимость. Словно две детали пазла, разбросанные по разным углам коробки, они наконец соединились и не собирались отпускать друг друга. Это было слишком очевидно, чтобы кто-то из присутствующих в кабинете Хокаге не смог понять.
- Хината- робко позвал Нейджи.
Девушка неловко отстранилась от Наруто и хотела повернуться к брату, но отчего-то вдруг передумала и направилась к двери.
- А сейчас я пойду домой! – заявила Хината. – Но не потому, что вы так хотите, а потому, что я устала и хочу есть! Да и лягушек там точно нет… - добавила она чуть тише и хлопнула дверью.
Нервно проглотив полученную информацию, Нейджи и Хиаши последовали за ней.
- А теперь, когда мы остались наедине, - строго сказал Минато, - рассказывай, зачем ты похитил дочь главы клана Хьюга?
- Ну, туи то всё понятно! – ответил за Наруто Джирайя. – Мальчик решил погеройствовать и спасти Хинату нежеланного брака… Эх, молодость, трусы, романтика…
- Допустим, так оно и есть, - поспешил прервать Хокаге ударившегося в воспоминания Саннина. – Но о чём ты думал, Наруто? Ну убежали вы из деревни, а что дальше?
- Как что? – удивился парень. – Вариантов уйма! Мы могли, например, добраться до какой-нибудь деревни, где заключают браки в нашем возрасте, и пожениться, а потом вернуться Коноху. При таком раскладе Хинату не за кого уже замуж не выдадут. Также я как похититель мог выдвинуть требования, согласно которым свадьба должна быть отменена, а иначе я наврежу Хинате. Ещё можно…
- Мы поняли, что у тебя был план! – прервал сына Минато. – Но твои действия всё же были слишком опрометчивы… Постарайся впредь не похищать наследниц сильнейших кланов Конохи!
- Хорошо, папа, постараюсь, - улыбнулся Наруто. – Думаю, это больше и не потребуется. Теперь Хината сама сможет со всем справиться.
- Это точно, - улыбнулся в ответ Минато. – А теперь иди домой, а то ещё немного, и твоя мама взорвётся от злости и нетерпения.
Парень попрощался и, выйдя из кабинета, сломя голову понёсся домой, где его ждало любовное материнское членовредительство.
- А он странный, - сказал Джирайя, неожиданно посерьёзнев.
- Да, я тоже заметил, - вздохнул Минато. – Наруто резко изменился, и на переходный возраст такие метаморфозы не спишешь.
- Он знает то, чего знать не должен. Этому парню было известно, что я непременно отправлюсь на горячие источники, и про Цунаде он тоже откуда-то узнал.
- Может, в книгах её портреты видел? Вы, Саннины, известные личности, между прочим…
- Нет, - покачал головой Джирайя. – Чтобы ТАК скопировать её, нужно хорошо знать Цунаде лично. Да и Анбу, который привёл их, сказал, что нашел эту парочку в тайном убежище Учиха. Если не знать где оно, то случайно наткнуться просто невозможно.
- Ты намекаешь, - прищурился Минато, - что Наруто не Наруто вовсе?
- Тебе видней, ты же отец, - пожал плечами Джирайя. – Я лишь говорю, что его поведение странно.
- Я уверен, что человек, несколько минут назад вышедший из этого кабинета, действительно мой сын. Доказательств нет, но я чувствую это. Мне и самому он во многом кажется странным. Его вдруг проклюнувшаяся рассудительность и желание тренироваться подозрительны. Я даже освободил Кушину от миссий на несколько месяцев, чтобы она приглядывала за Наруто, но она говорит, что он точно её сын, только как будто повзрослевший, ставший более опытным. Звучит странно, но ей кажется, что у этого Наруто была другая жизнь, изменившая его.
- Такое невозможно! – фыркнул Джирайя.
- Невозможно, - согласился Минато, - но как ты объяснишь то, что когда я хотел дать седьмой команде миссию в стране Волн, Наруто заявил, что это задание куда опаснее, чем указал заказчик. Я после проверил всё более детально, и оказалось, что за этим архитектором охотится целая банда преступников…
- Ну не может же Наруто быть их сообщником…
- Конечно, нет! – возмутился Хокаге. – Тут что-то другое… На этом странности не заканчиваются. Почти сразу после того, как я выяснил всё это, ко мне пришли Шиноби из клана Учиха и вызвались на ту самую миссию в страну Волн. Такое уже часто бывало раньше, но я не обращал внимания, а теперь это кажется мне подозрительным.
- У клана Учиха обширная шпионская сеть.
- Но не у Наруто! Думаю, нужно выждать хотя бы до экзамена на чуунина. После него я хочу серьёзно поговорить с Наруто и узнать, в чём дело.
- А почему не сейчас? – удивился Джирайя. – Это же несложно.
- Несложно? – усмехнулся Минато. – Вот были бы у тебя дети, ты бы так не говорил…

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 12

- Стихия материнского гнева, техника праведной сковородки!
Именно таким возгласом встретила Кушина своего блудного сына. Не успел Наруто опомниться, как испытал на своей филейной части всю силу материнской техники. Пролетев по коридору пару метров и врезавшись носом в тумбочку, парень понял, почему целый клан Хьюга не мог пробиться в дом Хокаге.
- Даю тебе три секунды на оправдания! – грозно заявила Кушина, размахивая своей праведной сковородой над поверженным отпрыском.
- «План А!» - бодро сказал Курама.
- Маааам, я голодный…
- На этот раз не сработает!
- «План Бэ!» - чуть менее бодро сказал Курама.
- Маааам, у меня живот болит…
- Не живот у тебя болит, а задница!
- «План Вэ!» - уже совсем не бодро сказал Курама.
- Маааам, мне девочка нравится…
Где-то рядом с головой Наруто послышался звук упавшей сковородки, а сама Кушина, что-то радостно бормоча, обняла распластанную на полу тушку сына.
- Ну, наконец-то! А я то всё ждала, когда к моему Наруто придёт первая любовь! Если тебе нужны советы – мама лучший советчик!
- «Фух… Сработало!» - облегчённо вздохнул Лис.
- Ну расскажи мне, кто это? Она из твоего класса? – не унималась Кушина. Ааа… Это, наверно, та девочка, с которой ты убежал! Хината, да?
- Нет… - ответил Наруто, чуть помедлив. Всё же шокировать маму не очень-то хотелось.
- А кто же тогда?
- Понимаешь… Я не знаю имени, но мне известно, что она из Анбу, у неё длинные чёрные волосы и потрясающая улыбка. А ещё, скорее всего, она из клана Учиха и хрен знает на сколько старше меня.
Радости у Кушины явно поубавилось, но она быстро взяла себя в руки и улыбнулась сыну.
- Экстримальненько… - прокомментировала она сложившуюся ситуацию.
- Ага… – кивнул Наруто. – Хотел попросить тебя помочь её найти.
- Хм... – задумалась женщина. – Можно узнать её имя, просмотрев личные дела Анбу и записи об их миссиях. Если она случайно наткнулась на вас, возвращаясь с задания, то это самый верный способ. Не по улыбке же искать… Правда, нужные нам записи хранятся в штабе Анбу, а туда так просто не попасть.
- Потому-то я и прошу тебя помочь! Кто, если не лучшая куноичи Конохи, сможет провернуть такое!
- Спасибо за комплимент, конечно, но я вынуждена отказать… - вздохнула Кушина.
- «Ну вот… Так я и думал! Не станет она из-за тебя так рисковать!» - фыркнул Курама.
- Если мы пойдём на дело без Минато, то он нас точно никогда не простит! – весело подмигнула женщина.
- «Моя мама!» - гордо подумал Наруто.
После нападения на Хинату Анбу больше не улыбалась. Её губы казались продолжением уцелевшей половины фарфоровой маски. Наруто боялся, что ошибся, что эта девушка вовсе не та, которую он ищет, но стоило вспомнить улыбку, всего на минуту осветившую её лицо, как все сомнения исчезали. Всю дорогу до деревни парень не решался заговорить с Анбу и спросить имя, о чём сейчас жестоко жалел. Сделай он это, многих проблем можно было бы избежать, а теперь приходилось ждать и ломать голову над тем, как пробраться в штаб Анбу.
- «Допустим, - размышлял Наруто, - папа вызовет всех Анбу на какое-нибудь супер-пупер-сверхсрочное совещание, мама вырубит оставшуюся охрану, а мы с тобой проберёмся в архив. Вот только там же защитная печать стоит… Просто так через неё не пройти…»
- «Наруто, ты тупой?» - скептически поинтересовался Лис.
- «Попрошу без оскорблений!»
- «Это не оскорбление, а констатация факта! Печать архива Анбу не меняли с самого его создания, а пароль для её снятия передавался от капитана к капитану.»
- «И?»
- «Святые помидоры, божественный шпинат! – разозлился Курама. – А ты сам, по-твоему, кто?»
- «Капитан Анбу… Ах, точно! Я же знаю, как эту печать снять!» - обрадовался Наруто.
- «Аааааааалилуя!!!» - раздраженно проворчал Лис и улёгся в своей клетке.
Поняв, что больше Курама с ним разговаривать не намерен, Наруто сел за свой стол и начал перерисовывать сильно обожженный портрет Шино. Как раз тогда, когда рисунок был готов, внизу послышался скрип открываемой двери и голос Минато.
- «Пора в бой!» - весело подумал Наруто и спустился вниз, где его уже ждали родители.

На небольшой площадке за зданием, в котором располагался штаб, выстроились все Анбу, не занятые на миссиях. Перед ними, внимательно вглядываясь в фарфоровые лица, расхаживал Хокаге. После нескольких минут томительного молчания, он наконец скомандовал:
- Всем снять маски!
Анбу приказ выполнили, вот только толку от этого было мало. На их настоящих лицах эмоций было не больше, чем еды в холодильнике после визита Чоуджи.
- Всем улыбаться! – приказал Минато.
Лица Анбу дрогнули, уголки губ вяло поползли в разные стороны, щёки свело судорогой, но, несмотря на все их усилия, улыбки так и не вышло.
- Я предполагал, что так и будет… - вздохнул Минато. – Кавайно-няшестые войска к бою!
Услышав приказ, из-за угла здания вышли две девушки из клана Инузука с большими корзинами в руках. Как только они поставили корзины на землю и открыли крышки, с весёлым тявканьем и повизгиванием к Анбу устремилась целая орда меленьких щеночков. Малыши суетились и то и дело спотыкались, но упорно стремились к людям, чтобы поиграть. Не улыбнуться такому милашеству было просто невозможно. Под взглядом блестящих собачьих глаз таяли даже каменные сердца Анбу.
- Теперь пора, - прошептала Кушина Наруто, и они быстро выбрались из кустов, в которых прятались, и прошмыгнули в штаб.
Сразу у входа дежурили двое Анбу, но, как бы ни были они быстры, в скорости с женой Хокаге им было не совладать. Двумя точными ударами Кушина лишила их сознания и побежала за Наруто, который петлял по коридору, старательно избегая оповещающие печати. К счастью, в штабе почти никого не было, и на пути к архиву маленькой диверсионной группе попались всего трое Анбу, охранявших какие-то комнаты.
Наруто не уставал удивляться скорости и точности, с которой действует его мама. Впервые он видел её в действии, и, надо сказать, это действительно впечатляло. Кушина умудрялась незаметно подкрасться к бдительному противнику и вырубить его так быстро, что тот даже не успевал поднять тревогу.
- Мама, ты великолепна! – восторженно прошептал Наруто, когда она в очередной раз отправила Анбу в царство Морфея.
- А то! – весело улыбнулась Кушина. – А ты думал, что в нашей семье только папа крутой?
- Конечно же, нет!
- Ну, ладно. А как ты собираешься дверь в архив открывать? Тут такая серьёзная защита, что даже мне не сломать, а я мастер печатей…
- Всё в порядке. Я знаю код.
Сказав это, Наруто достал из сумки лист и нарисовал на нем несколько символов, после чего прикрепил бумагу к двери. По тёмному полированному дереву, словно рябь по воде, пробежали линии печати, и дверь со скрипом отворилась. Кушина осталась у входа, а Наруто бросился к большой серой птице, сидящей на насесте среди стеллажей.
- Чиё-сама, - выпалил парень, - мне нужна информация о всех Анбу, выполнявших миссии ровно неделю назад!
Птица что-то ответила, но Наруто не сразу сообразил, что именно. Стук его собственного сердца оглушал, а мысли, взбесившиеся так, что несчастный Курама забился в самый дальний угол своей клетки, не давали сосредоточиться. Поняв, наконец, куда его направили, парень подбежал к указанному стеллажу и начал судорожно перебирать папки, в которых хранились личные дела Анбу.
- «Не та… Снова не та…»
Стопка папок уже почти иссякла, а знакомого изгиба губ всё не было и не было. Руки Наруто дрожали от предвкушения. Ещё немного, и загадка нескольких месяцев будет решена! Ещё немного, и он узнает имя девушки с портрета!
Но её нигде не было.
Наруто по нескольку раз перерыл все полки на стеллаже, но безрезультатно. Черноволосых девушек попадалось много, но все они были не те. Даже всезнающая птица ничего не могла рассказать, лишь меланхолично моргая поблёкшими от времени глазами.
Девушка с портрета, близившись лишь на шаг, снова скрылась в неизвестности.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 13

- Наруто, с тобой всё в порядке? – в который раз обеспокоено спросила Кушина.
Парень уныло кивнул в ответ и продолжил вяло пережёвывать кусок мяса. Даже любимая мамина стряпня не радовала его сегодня.
- Милая, может, оставишь уже его в покое… - осторожно начал Минато, но под суровым взглядом жены быстро стушевался.
- Ну, хватит! – разозлилась она. – Что ты там такого нашёл, что уже третий день убиваешься?
Как бы ни был расстроен Наруто, чувство самосохранения голосом Курамы подсказало ему, что безопаснее будет всё же ответить.
- Ничего я не нашёл… Её личного дела там не было.
- А… ну так это нормально, - улыбнулась Кушина.
Наруто ожидал какой угодно реакции, но только не такой. Палочки выпали из его ослабевших рук.
- Что значит нормально!?
- Ты же говорил, что та девушка, скорее всего, из клана Учиха, а вся информация о них хранится не в штабе, а где-то в их квартале.
- Маааааам, ну почему ты раньше не сказала!? – возмутился Наруто, оскорблено кусая салат.
- А ты не спрашивал, - невозмутимо ответила Кушина.
- Мама, папа, а Какаши-сенсей говорит, что у меня очень хорошие шансы сдать в этом году экзамены на чунина! – встряла в разговор Кагами.
Она делала так уже не в первый раз, потому Наруто даже не пытался возражать против этого. Он понимал, что сестру откровенно бесит тот факт, что всё внимание родителей в последнее время направлено только на него, и поэтому она изо всех сил старается напомнить о себе.
- О, я очень рад! – Минато потрепал дочку по голове. – Даже твоей маме не удалось сдать его с первого раза.
- Не напоминай! – фыркнула Кушина. – Во всём тогда были виноваты мои товарищи по команде. Они не хотели делать так, как я хочу!
- Какая непростительная ошибка с их стороны! – как можно серьёзнее сказал Минато, но всё же не смог сдержать лёгкой улыбки. – А у тебя, Наруто, какие шансы сдать экзамен?
Парень хотел что-то ответить, но Кагами опередила его:
- Да нет у него никаких шансов! Пока мы с Саске впахивали на миссиях, он шлялся неизвестно где!
- Кагами! – одёрнула девочку Кушина. – Не надо так с Наруто! Ты понятия не имеешь, что с ним случилось за время отсутствия…
- Наруто то, Наруто сё! – она уже перешла на крик. – Он теперь ваш любимчик, хоть раньше вы его вообще не замечали!
Девочка заплакала, выскочила из-за стола, с громким стуком опрокинув стул, и побежала к себе в комнату.
- Может, мне пойти за ней? – робко сказал Минато, после нескольких минут напряженного молчания.
- Нет, - покачала головой Кушина. – Она этого и добивается. Если Кагами не трогать какое-то время, то она сама успокоится.
Остаток ужина прошел в полном молчании. Поблагодарив маму за еду, Наруто, тяжело переставляя ноги, поплёлся к себе в комнату.
- «Почему ты не осадил её? – возмущался Лис. – Сказал бы сестре, что в разговор влезать не вежливо, и что ты с лёгкостью сдашь этот экзамен!»
-«А зачем? Она маленькая… Пусть ведёт себя, как ей хочется. Мне это не мешает. Я больше не боюсь её,» - пожал плечами Наруто.
- «Но это всё равно неправильно… Ненормальные у вас отношения!»
- «А что я могу с этим поделать? Она так меня ненавидит, что ближе, чем на расстояние удара, не подпускает.»
-«Трусишь? Просто сам добейся её признания.»
- «Ай… Не хочу сейчас думать об этом! Лучше давай решим, как проникнуть к Учиха!» - огрызнулся Наруто.
- « А что тут думать, - фыркнул Лис. – Мы же нашли прекрасный способ пробираться в самые охраняемые поместья великих кланов – напроситься в гости. Но, боюсь, после случая с Хинатой тебя туда просто так не пустят… Замарал ты пёрышки, мой птенчик!»
- «Значит, нужно просто взять кого-то с собой.»
- «Кого? У тебя из друзей в этом мире только родители да Хината, но их привлекать, думаю, не стоит.»
- «Ты прав… Из-за папиной выходки с щенками вся деревня считает, что Хогаге ушел в неадекватище. Благо, хоть догадались прикрыть наше вторжение в архив «незапланированной проверкой.»
- «Да и Хинату лучше не трогать… У неё и так из-за тебя проблем по горло…»
- «Знаешь, - медленно ответил Наруто после долгого молчания, - есть один человек, который может помочь нам с этим делом…»
- «Только не говори, что это…»
- «Да, именно она!»

Наруто осторожно постучался в дверь комнаты сестры и, не дождавшись ответа в течение минуты, вошел. Кагами лежала на кровати, уткнувшись лицом в подушку.
- Не надо, мама, не утешай меня… Я совсем не сержусь на вас с папой… - сказала девочка, не оборачиваясь.
- Это не мама, а я, Наруто.
- ТЫ?! - Кагами резко вскочила с постели и уставилась на брата. – Что тебе нужно?!
- Я понимаю, что это прозвучит странно, но мне нужна твоя помощь.
- Моя? – хмыкнула девочка. – Ты же знаешь, что я скорее умру, чем помогу такому ничтожеству, как ты. Лучше к родителям обратись… ты же им в последнее время хорошенько мозги припудрил!
- Нет, - покачал головой Наруто, - они мне помочь не смогут. И всей деревни для этого подходишь только ты.
- Даже таааааак, - протянула девушка чуть более заинтересовано. – Неужели даже Хокаге не сможет провернуть твои делишки?
- Мне необходимо проникнуть в квартал клана Учиха и найти там личное дело одного из Анбу. Можно попасть туда, просто сказав, что нам необходимо навестить Саске, но одного меня к нему не пустят, а если мы будем вдвоём, то не вызовем подозрений, так как мы с ним из одной команды.
- Украсть личное дело одного из Корня Анбу! – нервно рассмеялась Кагами. – Считаешь, что двум генинам это под силу?!
- Ну, мы с тобой не обычные генины, а дети Хокаге! – улыбнулся Наруто. – Постой ка… Какой ещё Корень Анбу? Разве им не Данзо заправляет?
- Данзо? Да я вообще такого человека в деревне не знаю. Хотя, видела это имя на мемориальной плите.
- Он что, во время Третьей или Второй Мировой Войны умер? – удивился парень.
- Я живу с быдлом! – Кагами прикрыла глаза тыльной стороной ладони и рухнула на кровать. – Я, конечно, знала, что у тебя, придурка, с историей не важно, но что б настолько… Не было ни Второй, ни Третьей войны! После первой между деревнями сразу же воцарился мир. А Корень Анбу – это особая организация, состоящая полностью из Учиха и подчиняющаяся непосредственно лидеру клана.
- «Я знал, что этот мир отличается от нашего, но чтоб настолько… - присвистнул Лис.»
- А… Третий Хокаге? Он жив? – взволнованно спросил Наруто.
- Ты совсем больной? Третий вышел на пенсию и живёт на даче недалеко от Конохи. Твой класс туда в прошлом году на экскурсию ездил, идиотище!
- «Странно… Этот мир – копия нашего, но войн здесь почему-то не было…»
- «Нужно будет подумать об этом потом… А сейчас давай сосредоточимся на твоей незнакомке, а то ты так часто думаешь о ней, что я скоро сойду с ума!»
- Так ты поможешь мне, Кагами? – осторожно спросил Наруто.
- Конечно же, нет! – фыркнула девушка. - Никогда бы не стала делать такое для мусора, вроде тебя! Но на дело с тобой пойду. Не подумай лишнего! Просто хочу проверить собственные способности… Добраться до информации о Корне ещё никому не удавалось.
Наруто понял, что благодарить ни в коем случае нельзя, потому коротко кивнул и вышел, заметив напоследок свой портрет сестры, поспешно спрятанный под подушку.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 14

- Это… Мы где? – удивлённо спросил Наруто, после того, как они с Кагами уже минут двадцать шли вдоль высокой каменной стены.
- Это квартал Учиха, идиот! – раздраженно ответила девочка. – И мы идём к главным воротам.
- «Ничего себе… - присвистнул Курама. – Помнится, в нашем мире он был в несколько раз меньше…»
- А зачем им такая большая территория? – снова спросил Узумаки.
- Большая? Да им мало всё время! У папы весь стол завален их просьбами об увеличении площади. Учиха же размножаются как кролики!
- И давно они так?
- Да не очень… Лет пять-шесть назад пошла волна свадеб… Так что теперь квартал больше смахивает на детский сад. И хватит мне идиотские вопросы задавать, идиот! Ты же и сам всё это знаешь! – рявкнула Кагами и отвернулась.
Больше Наруто ничего спрашивать не решился, так как сестра вполне могла передумать помогать ему и отправиться домой.
- «Святые помидоры… - ужаснулся Лис. – Чем больше узнаю об этом мире, тем больше нахожу отличий. Причём, самых неожиданных…»
- «Успокойся, Курама, - усмехнулся Наруто, - это же хорошо, что клан Саске такой многочисленный. Теперь им уничтожение точно не грозит!»
- «Это-то и странно… Если бы они знали о том, что в нашем мире Учиха почти уничтожены, то подобная мера была бы понятна, но ни с того ни с сего возросшая рождаемость подозрительна.»
- «Думаешь, Учиха могут знать о событиях нашего мира?»
- «Не исключено. Но если так, то вполне возможно, что они замешаны в том, что мы с тобой попали сюда.»
Размышления Лиса прервал пинок Кагами, оповещающий о том, что они пришли.
- Здравствуйте, - вежливо поздоровалась с охранником девочка. – Мы товарищи Саске по команде и хотели бы проведать его.
- Молодой хозяин приглашал вас? – подозрительно спросил мужчина, сделав шаг вперёд.
- Нет, но, думаю, он не будет против нашего визита, - улыбнулась Кагами.
- Без ведома молодого хозяина я не могу пустить вас! – отрезал охранник и вернулся на свой пост к воротам.
- «Вот и не сработал наш гениальный план… - вздохнул Курама.»
- Слушай, ты, - раздраженно зашипела девушка, - я дочь Хокаге, и если ты не впустишь нас, то у тебя будут серьёзные проблемы!
Охранник нахмурился и хотел было что-то ответить, но тут небольшая дверца в воротах приоткрылась, и в образовавшейся щели появилась лицо красивой молодой женщины со слегка вздёрнутым носом.
- Сабуро! Мне нужно отлучиться, так что посиди пока с детьми, улыбнувшись, сказала она.
- Но я не могу! – возмутился мужчина. – Я на посту!
- И что? Стоишь тут целый день и ничего не делаешь, а мне ужин готовить надо!
- Дорогая… это моя работа, так что если я покину пост, то меня непременно накажут!
- Чувствую. Кто-то сегодня будет спать в гостиной… - угрожающе протянула женщина.
- Но дорогая! Ягодка моя… - почти жалобно промямлил охранник.
Было странно слышать подобное от такого массивного мужчины, потому Наруто не выдержал и тихонько рассмеялся.
- Не желаю слушать никаких возражений! Сидишь с детьми и точка!
- Но начальник…
- Вот и спи со своим начальником!
Мужчина тяжело вздохнул и, недовольно покосившись на Наруто, сказал:
- Ладно, идите за мной, только тихо… Мне и без вас проблем хватает!

В комнате Саске находился большой стол, расправленный футон и, собственно, сам ахреневший Саске. Меньше всего он ожидал, что к нему в гости неожиданно нагрянут его товарищи по команде.
- Привет… - нарушил Наруто неловкое молчание. – Мы тут заскочили на огонёк…
- Вон, - оборвал его Учиха и вернулся к разгадыванию кроссворда, от которого его оторвали самым бесцеремонным образом.
- Подожди! Я хотел спросить у тебя кое- что… Ответь, и мы уйдём.
- Ну? – Саске раздражённо повёл плечами, но, видимо, всё же собирался ответить.
- Ты не знаешь девушку с такой улыбкой? – Наруто протянул драгоценный обрывок рисунка. – Она должна быть из Анбу вашего клана…
- ВОН! – неожиданно взбесился Учиха и начал выталкивать Наруто из своей комнаты. – Ничего я тебе про неё говорить не собираюсь!!!
- «Что же делать!? – думал Наруто, упираясь руками в дверной косяк.- Никак нельзя, чтобы нас вытурили из квартала!»
- «Не ссы, лягуха, прорвёмся! Болото будет наше! – подбодрил его Курама.»
- «Точно, лягушка»!
- Кагами, - закричал Узумаки, - громи здесь всё!
На удивление девочка послушалась, и через секунду в стены комнаты вонзились несколько кунаев с взрывными печатями. Раздался грохот и комнату заполнил дым. Нащупав пол, Наруто сложил печати и призвал большую жабу, коей было уготовано свершить над Саске своё слюнявое дело. Когда дым немного рассеялся, последняя тапочка наследника великого клана Учиха исчезала во рту жабы, а в коридоре за одной из полуразрушенных стен комнаты уже слышались шаги охранников.
- Харуру, - выпалил Наруто, - прыгай отсюда! Смотри, чтоб тебя не поймали. Когда подам сигнал, выпустишь свой обед на волю!
Жаба понимающе квакнула и выпрыгнула на улицу, плюнув в преследователей тапочкой Саске.
- Кагами! – парень резко остановился и схватил сестру за плечи, развернув лицом к себе. – Мне нужно с тобой серьёзно поговорить!
- Что? Сейчас? Подождать не мог? – возмутилась девочка.
- Нет. Это срочно! Ты боишься лягушек?
- Конечно же, нет! Как можно бояться этих милых, очаровательных созданий! Они же такие приятные и красивые…
- Понятно! Тогда полезай в лягушку.
Кагами и пикнуть не успела, как Наруто призвал ещё одну жабу, которая с подозрительной скоростью слопала их обоих и, уменьшившись до обычных лягушачьих размеров, выпрыгнула на улицу.
Вот уже третий час большая часть Шиноби клана Учиха увлечённо гонялась за большой синей жабой, изо рта которой хулигански торчала тапочка Саске. Гендзюцу на лягушку не действовали, использование на ней тайдзюцу больше напоминало игру в футбол, а применять оружие или огненные техники не решались, так как это могло повредить Саске. Все эти факторы делали поимку огромной синей жабы весьма трудной задачей. За всей суматохой никто не обращал внимания на меленьких лягушечек, прыгающих по территории клана. Всё же в конце лета это было вполне обычным явлением.
- Ну, наконец-то! – обрадовался Наруто, когда один из его малюток-шпионов всё же нашел подозрительное здание, окруженное Шиноби в масках Анбу. – Там, наверняка, и хранятся их личные дела.
- «Мммм….А ты никогда ещё не был так близок с сестрой! – ухмыльнулся Курама.»
- «Да ну тебя! Хотя… ей тут вроде бы нравится…»
Желудок жабы, в котором Наруто и Кагами прятались уже не один час, отлично скрывал их присутствие даже от Шарингана, но вот особым удобством не отличался. Наруто хорошо помнил, в какой неописуемый ужас пришла Хината, попав сюда, но вот Кагами почему-то улыбалась и то и дело радостно хихикала. Даже близость ненавистного брата не огорчала её. Казалось, что сидеть в жабьем желудке – мечта всей её жизни.
- «Ну, хоть кто-то тут счастлив…» - вздохнул Курама.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 15

Неподозрительная коричневая жаба самого неподозрительного жабьего размера неподозрительно прыгала к зданию, в котором, как предполагал Наруто, находилась информация об Анбу Корня. Узумаки надеялся, что лягушка сможет незаметно пробраться в здание, но один из Шиноби, чуть не пригвоздивший кунаем её заднюю лапу, красноречиво дал понять, что проход запрещён даже земноводным.
- «И что теперь делать будем? – ехидно спросил Курама. – Допустим, место мы нашли, но внутрь не пробраться!»
- «Может, Саске выпустим? – предложил Наруто. – Тогда охрану наверняка снимут.»
- «Это вряд ли… Нарушители, то есть мы, всё равно останемся на территории клана, так что отзывать охрану они не рискнут.»
- «Но когда-нибудь они же уйдут?!»
- «В том то и дело, что когда-нибудь… - вздохнул Лис. – А мы в желудке у лягушки сидим, между прочим! Если так любишь людей сюда засовывать, то обустроился бы тут хоть… Телевизор поставил, диванчик с мини-баром…»
- «Ну, убрать охрану полностью я не могу, - прервал Наруто мечты Курамы, - но вот серьёзно сократить её вполне в моих силах!»
Узумаки широко улыбнулся своей идее и, толкая локтями прибалдевшую Кагами, сложил печати теневого клонирования.
- «Дурень! – возмутился Курама. – Твои клоны тут не поместятся!»
Но ничего не произошло.
- Я не себя клонировал, а ту лягушку, что Саске проглотила. Теперь тут несколько десятков прыгает! – пояснил Наруто недоумённо смотрящей на него сестре. – И что самое забавное, стоит кому-то прикоснуться к жабе-клону, как она тут же удваивается. В общем, устроил я клану Учиха лягушачий апокалипсис!
- Даа... Лягушки просто прелесть… - мечтательно протянула Кагами и улыбнулась.
- Насколько же ты лягушек любишь? – удивлённо спросил парень, запоздала вспоминая, что вся её комната завалена всевозможными игрушками, плакатами и другими лягушачьими сувенирами.
- Обожаю! С самого раннего детства умоляла папу, чтобы он позволил мне заключить контракт с жабами, а он всё говорил, что я ещё маленькая и не готова к такому. А ведь я тренировалась, как проклятая! А стоило тебе попросить его всего раз, как он с радостью позволит тебе это… Несправедливо…
Наруто думал, что сестра сейчас снова набросится на него с оскорблениями, но девочка просто замолчала и отвернулась. Наверное, ей просто надоело ругаться.
- «Ну, теперь хоть понятно, откуда у неё на тебя зуб,» - ухмыльнулся Лис.
- «Нет, Курама, это одна из причин, но далеко не самая главная…»
- «В любом случае, сидеть в этой лягушке дольше, смысла нет. Предлагаю вернуться домой!»
- «Ты как всегда прав…»
Наруто вздохнул и сложил печати. Коричневая лягушка, неподозрительно засевшая в траве, тихонько исчезла.
А дом Хокаге уже осаждала делегация клана Учиха, настойчиво требующая выдачи предполагаемых преступников – Наруто и Кагами. Кушина, естественно, своих детей сдавать не собиралась, потому запечатала все окна и двери такими ядрёными печатями, что даже лучшие мастера Учиха не могли снять их и проникнуть в дом.
- Ваш сын и дочь пробрались на территорию нашего клана и похитили Саске! – настойчиво кричал какой-то мужчина с той стороны двери.
- Абсурд! – возмущалась Кушина, уперев руки в бока и гневно взирая на сотрясающуюся от ударов дверь. – Мои малыши всё время были дома!
- Ну, тогда покажите их! Мы запечатали периметр квартала сразу после нападения, так что если они невиновны, то действительно сидят дома!
- Они сейчас в туалете сидят… Я пока не могу их позвать!
- ЧТО? Они у Вас уже два часа в туалете, а до этого Вы два часа утверждали, что они обедают! – не унимался мужчина.
- А если бы Вы два часа обедали, то в туалете меньше бы времени провели? – возразила Кушина.
Дверь перестала сотрясаться от ударов. Мужчина за ней явно пребывал в недоумении, сдавшись под напором непоколебимой женской логики.
Наруто и Кагами, услышав эту перебранку, поспешно выбрались из лягушки, появившейся в комнате парня, и ринулись к маме спасать положение.
- МЫ ЗАКОНЧИЛИ! – как можно более непринуждённо выкрикнул Наруто, громко хлопнув дверью туалета.
- Ну, наконец-то! – зашептала Кушина, отвешивая своим отпрыскам по смачно подзатыльнику. – Марш за стол.
С этими словами она натянула на лицо приветливую улыбку и открыла дверь, впуская в дон кучу разозлённых и зашаринганенных Учиха.
- Мы тут как раз чай пить собирались. Можете присоединиться к нам, - сказала женщина и отправилась на кухню, где уже примерно сидели её провинившиеся малыши.
- Что ж, - сказал один из вошедших, разглядывая Наруто и Кагами, - теперь я удостоверился, что вы тут не причём. Вот только почему вы такие… помятые и слюнявые?
- Это маска для тела и волос такая! – быстро нашлась Кушина. – Они всегда её делают после еды. Цвет кожи улучшает, снимает усталость…
- Ясно, ясно, - отмахнулся мужчина. – Извините за вторжение. Мы вернёмся в квартал, а то там сейчас кошмар что твориться.
Когда рассерженные Учиха ушли, Кушина глубоко вздохнула и внимательно посмотрела на своих детей, старательно попивающих чай.
- Выкладывайте, что вы натворили, бесенята! – нахмурилась она.
- Да ничего особенного… - осторожно начал Наруто. – Проникли в квартал Учиха, заставили жабы проглотить Саске, разнесли его комнату, и теперь весь клан дружно ловит синих жаб, надеясь вызволить своего юного наследника…
- Действительно, мелочи… - у Кушины задёргался глаз. – У нас тут в Конохе такое каждый месяц случается… Благодаря тебе, милый мой! Вот скажи, это у тебя такая странная клептомания – наследников великих кланов похищать, или тебе просто нравится людей с лягушек запихивать?
- Да нет… Просто мне нужно было в архив Анбу Корня попасть, а лучшего плана я не придумал….
- А ты, Кагами, почему не остановила этого идиота?
- А мне понравилось… - меланхолично протянула девочка. – Там было тааааааааааааааааак здорово! Склизко и мокро… А когда лягушка прыгала, то всё так прикольно сжималось! Совершенные создания…
- Мдя… С тобой всё понятно. Значит, вы и сами в лягушку залезли?
- Да, - ответил Наруто, - для маскировки. Мы так даже к нужному зданию подобраться смогли, но вот внутрь попасть не удалось.
- Почему? На чём прокололись?
- Там охрана, но мне удалось отвлечь их, так что теперь осталось всего три Анбу. Лягушке мимо них проскользнуть реально, но пройти дальше мешает печать у входа.
- Ууууу… Ты, Наруто, вытянул счастливый билет! Твоя родная мама – непревзойденный мастер печатей и их снятия! Так что если ты покажешь мне, как она выглядит, то я смогу создать ключ, - улыбнулась Кушина.
- Это-то как раз возможно! – обрадовался парень. - Я попросил своих лягушек-разведчиков скопировать рисунок на двери!
Сказав это, Наруто сложил печати и ударил ладонью о стол. В следующее мгновение, сопровождаемые восторженными воплями Кагами, на этом месте стали появляться крошечные лягушечки, до этого неподозрительно прыгающие по территории клана Учиха. Постепенно эти крохи стали прижиматься друг к другу и в итоге сложились в одну большую жабу, которая деловито взялась за закрепленную у неё за спиной кисть и стала рисовать печать прямо на столе.
Кушина хотела возмутиться, но Наруто успел крепко обнять маму за плечи до того, как она успела расплющить наглую лягушку. Через несколько минут печать была готова, и женщина стала внимательно разглядывать её, прицыкивая языком.
- Ну что ж, печать очень сложная, и если бы я была не я, то и браться бы не стала. Но так как вам сегодня крупно везёт, на создание ключа у меня уйдёт около часа.
- Мама, ты прелесть!
- Да, да… Только не отвлекай! – отмахнулась от сына Кушина и принялась за дело.
- Подожди, мама! – друг подала голос Кагами. – Ты можешь попросить папу, чтобы он нам алиби придумал? А то раз Учиха пришли к нам домой, то нас видели на территории клана, но они не уверены, мы ли виноваты в похищении Саске.
- Попросить то я попрошу, - вздохнула Кушина, - вот только толку мало будет. Призывом жабы Наруто выдал себя с потрохами.
- А я скажу, что жаба вышла из под контроля, как в случае с Хинатой!
- Тебе не поверят.
- Придётся поверить! Пусть сначала докажут, что я вру, - фыркнул парень.
- Ну, допустим. Но когда ты отпустишь Саске, А ТЫ ЕГО ОТПУСТИШЬ, то он непременно всё расскажет, - возразила Кушина.
- Есть такая вероятность, но, я думаю, он этого не сделает…
- «Наруто, если Саске твой друг в нашем мире, то тут это не так! За то, что ты его в жабу засунул, он тебя не простит!» - попытался образумить его Курама.
- «Во-первых, в желудке Харуру не так уж и плохо! Она более комфортабельная, если можно так выразиться. Во-вторых, я для Саске там оставил записку с разъяснением ситуации. Надеюсь, он поймёт моё положение. Я ж его даже подбодрил немного…»
- «И что ты ему там такого ободряющего написал?» – ехидно спросил Лис.
- «Даже если тебя съели, у тебя всегда есть целых два выхода!»
- «Ну всё… Мы пропали…»

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 16

Кушина облегчённо выдохнула и протянула Наруто толстый свиток с ключом для печати.
- Вот! – торжественно сказала она. – Целый час корпела, так что попробуй мне только операцию завалить.
- Не волнуйся, мама, я обязательно доберусь до того чёртового архива! – улыбнулся парень.
- Я тебе верю, - улыбнулась в ответ Кушина, - но запомни-ка вот это: такие печати используются для защиты помещений, находящихся ниже их уровня, так что вам, я полагаю, будет нужно спуститься как можно ниже; также здание, которое защищает эта печать, должно быть шестиугольным, и применять ключ нужно на северной стене. Понял?
- Понял… - неуверенно протянул Наруто.
- Я поняла! – раздраженно фыркнула Кагами. – Пошли скорее.
Узумаки пожал плечами и под восторженные визги сестры снова призвал лягушку, которая, подозрительно облизнувшись, проглотила их и исчезла, чтобы появиться рядом с архивом Анбу Корня, где Наруто ранее оставил метку.
- На папину технику очень похоже… - заметила Кагами.
- Это она, по сути, и есть. Я её самую малость изменил.
- Что-то не припомню, чтобы он учил тебя ей… Папа свой секрет никому не рассказывает! – прищурилась девочка.
- Ну а мне рассказал, я же его сын, всё-таки… - попытался оправдаться парень, но вышло только хуже.
Кагами поджала губы, и в глазах её в смертельном бою сошлись три чувства: удивление, ненависть и безграничная обида. В желудке у жабы обещали разгореться нешуточные страсти, но тут она заговорчески квакнула и широко открыла рот, позволяя ребятам оглядеться. Мир казался невероятно огромным, но стоило высунуть наружу хотя бы палец, как всё вокруг тут же начинало принимать нормальные размеры. Выждав, пока мимо пронесётся табун огромных синих лягушек, отвлекая внимание Анбу-охранников, Наруто выбрался из своего укрытия и достал свиток с маминой печатью.
- Что ты делаешь, придурок! – зашипела на него сестра и потащила за соседний угол. – Мама же сказала, что нам нужна северная стена!
- Ах да… - покорно промычал парень и развернул свиток там, где указала Кагами.
Линии печати, которыми были покрыты все стены здания, на мгновение вспыхнули тусклым светом, и перед Наруто появилась небольшая узорчатая дверь.
- Быстрее! – раздраженно шикнула на него Кагами и быстро затащила внутрь здания.
- «Мне кажется, - ехидно начал Курама, - что ты её очень обидел.»
- «И без тебя, рыжий, знаю! Она всегда злится, когда видит, что родители мне больше внимания уделяют, чем ей.»
- «И тебя это устраивает?»
- «Нет. Но я не знаю, что делать… Другой Наруто предпочёл сидеть тихо и не высовываться, чтобы не злить сестру, но я не могу так.»
- «В любом случае, сейчас об этом думать не время. Сдается мне, что нашла коса на камень…» - вздохнул Курама.
- «О чём ты…» - недоумённо спросил Наруто, но почти сразу сам нашёл ответ на свой вопрос.
Из-за разговора с Лисом парень и не заметил, как Кагами потащила его вниз по какой-то лестнице, и теперь они стояли перед большой шестиугольной дверью, покрытой настолько мелкой сеткой печати, что Наруто сначала принял её за фактуру дерева.
- Дальше нам не пройти,- неестественно спокойно сказала Кагами.
- Может, оставим метку здесь. И снова попросим помощи у мамы?
- Бесполезно, - покачала головой девочка, - я кое-что понимаю в печатях. Мама нам тут не поможет.
- Неужели она настолько сложная?
- Нет. Она до смешного проста, потому взломать её невозможно. Через эту дверь могут пройти только обладатели Шарингана, причём, какого-то особенного. Я не очень понимаю, что к чему…
- «Мангекьё Шаринган тут нужен,»- фыркнул Лис.
- «Зачем? – удивился Наруто. – Я понимаю, почему они туда чужих не пускают, но от своих соклановцев зачем что-то скрывать, веди Мангекьё есть только у единиц? Да нам и не известно, если он вообще в этом мире…»
- «В том то и дело, что в этой почти идиллии его не должно быть. Шисуи жив, Рин тоже, остаётся Мадара, но архив Анбу ему ни к чему, да и воскрешать его никто не собирается, так как Орочимару в этом мире ну просто божий одуванчик.»
- «Мне, если честно, на всё это наплевать сейчас… Я так надеялся, что наконец-то узнаю имя той девушки с портрета…»
- Идиот, что стоишь?! Ясно же, что дальше нам не пройти! – раздраженно сказала Кагами, тряся парня за плечи.
Наруто не ответил, продолжив смотреть на запертую дверь стеклянными глазами. Девочке показалось, что он сейчас заплачет, потому вся злость на нерасторопного брата вдруг куда-то исчезла.
- Идиот… - тихо позвала Кагами. – Ну пойдём уже… Вдруг нас здесь поймают.
- И пусть ловят, - бесцветным голосом ответил Наруто. – Мне всё равно.
- Ну зачем тебе этот архив?! Идём…
- Там она…
Наруто подошёл к запертой двери и упёрся в неё лбом. Всего несколько сантиметров древесины сейчас отделяли его от желанного имени, но ближе оно всё равно не стало. Уже второй раз судьба жестоко шутила над ним, на мгновение приоткрывая шкатулку тайной и снова захлопывая крышку прямо у него перед носом.
- Кто она? – осторожно спросила Кагами.
- Не знаю, - ответил парень и протянул ей потрёпанный обрывок рисунка. – Вот так она улыбается.
Девочка взяла кусочек портрета в руки и тихо охнула.
- И из-за этого ты сюда полез? Уж кому, как не тебе, знать, кто эта девушка.
- Но я не помню.
- Как так? – удивилась девушка. – Головой вроде не бился…
- Просто не помню! – вдруг закричал парень поворачиваясь к сестре. – Ну как ты не понимаешь?! Случилось так, что я проснулся однажды и понял. Что забыл что-то нестерпимо важное! Сокровенное! Самое дорогое, что никак нельзя была забывать! И это гложет меня… Мучает… будто черная дыра в голове засасывает все мысли! Чтобы узнать о хозяйке этой улыбки, я готов не только в квартал Учиха, но и в сам ад залезть!
Кагами отшатнулась от брата, прижавшись к стене. Первые в жизни он кричал на неё. Наруто плакал. Она много раз видела его слёзы раньше, но теперь они были другими. Так он плакал в первый раз: без стонов и всхлипов, будто сам не понимал, что с ним происходит.
- Успокойся… - смогла выдавить из себя девушка. – Не надо в ад… Ведь это я сожгла этот рисунок, так что видела лицо полностью… К тому же я знаю, когда ты познакомился с этой девушкой…
В комнате застряла тишина. Наруто с трудом глотал воздух, постепенно понимая то, что только что сказала сестра.
- Ты… расскажешь мне? – наконец выдохнул он.
- Расскажу, не такая уж ценная информация…
Но Наруто будто бы не услышал её и продолжил упрашивать:
- Умоляю! Я всё что хочешь сделаю, только скажи! Хочешь, большле никогда тебе мешаться не буду?!
- Да я же уже…
- А хочешь, вовсе из седьмой команды уйду?! Или снова запрусь в своей комнате и буду рисовать целыми днями? Хочешь. Никогда больше не стану тренирова…
- ИДИОТ! – закричала Кагами и со всей силы ударила брата по лицу. – Ненавижу тебя! Ни слова не скажу такому ничтожеству!
- Да что случилось… - растерянно прошептал Наруто.
- Да просто ты – долбанный кретин! Лучше бы ты снова из дома убрался, как тогда! Видеть твою рожу больше не могу!
- Извини, Кагами! Я не понимаю, что сказал не так, но не злись и расскажи мне про девушку…
- Ещё чего! Не буду я слова на тебя, мусор, тратить! Тебя же даже родители не признают! Ты такой бездарный, что папа тебе даже фамилию свою давать постеснялся!
- «На сколько я знаю женщин, - ехидно начал Курама, - теперь тебе информацию из неё не выбить. В этой ситуации даже Ибики не поможет…»
- «Да за что она так на меня взъелась? Только что всё нормально было…»
- «Эх… Женское непостоянство… Её, вероятно, рассердила твоя последняя фраза.»
- «С чего ты взял? Да и откуда тебе женщин то знать? Ты же демон…»
- «За свою долгую жизнь я побывал во многих прекрасных девушках…» - загадочно протянул Курама.
- «Если бы я не знал, что твоими предыдущими джинчуурики были женщины, то эта фраза прозвучала бы очень двусмысленно,» - вздохнул Наруто и снова попытался уговорить Кагами, хоть и сам понимал, что теперь это совершенно бесполезно.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 17

-« … ты отец моих детей!» закричала жаба и набросилась на Саске. Не успел я опомниться, как Кагами завопила: «Выплюнь бяку!» и начала закидывать синюю лягушку взрывными печатями. А Саске как закричит: «Бросай меня! Спасай Наруто и беги!» Ну мы и побежали домой. И так проголодались пока бежали, что всю еду дома съели…
- Я устал от твоих сказок, Наруто! – возмутился, наконец, Минато. – В твоей истории куча неувязок!
- Что?! Да она идеальна!
- Да ну? Вот, например, если Саске проглотила лягушка, то откуда же он кричал?
- Э….. – замялся Наруто. – Всё очень про…
- Скажешь ещё хоть слово – убью! – выдавил из себя красный от злости и слюнявый от нелёгкой жизни Саске.
- Как скажешь, - покорно согласился Узумаки. Всё же он чувствовал себя немного виноватым из-за того, что приписал Саске жабье отцовство.
- Допустим, всё так и было, - подозрительно спокойно сказал Фугаку, который также находился в кабинете Хокаге. – Но как вы вообще попали на территорию нашего клана?
- Ну……. – протянул Наруто.
- Это я послал их, - выручил неожиданно появившийся в окне Какаши. – Они должны были срочно передать Саске подробности нашей новой миссии.
- «Молодец Кушина, - ухмыльнулся Курама, - всё же догадалась Какаши об алиби попросить!»
- «Мама!» – гордо подумал Наруто.
- Допустим, - всё также спокойно продолжил Фугаку, - но почему жаба – животное призыва Наруто – напала на моего сына?
- Это уже не первый раз, когда Харуру выходит из-под контроля. Были прецеденты, - ответил Минато.
На мгновение взгляд Хокаге встретился со взглядом главы клана Учиха. Воздух в кабинете резко потяжелел, и Наруто показалось, что они сейчас сорвутся со своих мест и набросятся друг на друга. Но этого не произошло. Фугаку едва заметно поклонился и сказал:
- Что ж, меня не удивляет, что такая сложная техника в руках такого… неспособного генина приносит столько проблем. Впредь попрошу Вас, Хокаге-сама, не доверять своему сыну техник подобного уровня.
- А Вам, Фугаку-сан, следует лучше заниматься подготовкой Саске. То, что его смогла съесть вышедшая из-под контроля жаба, не свидетельствует в пользу его способностей.
- Учту, Хокаге-сама.
Если Фугаку и был оскорблён, то не чем не показал этого.
- Саске, - продолжил Минато, - то, что сказал Наруто, правда?
- Да, - сквозь зубы процедил парень.
Наруто подавился воздухом от неожиданности. Хоть он и оставил Саске записку, но никак не ожидал, что тот действительно подтвердит его бредовую историю.
- Полагаю, инцидент исчерпан, - вздохнул Минато.
- Простите, но я не могу с этим согласиться, - возразил Фугаку. – Из-за Ваших детей весь квартал нашего клана был чуть не уничтожен полчищем огромных синих жаб, потому я требую, чтобы виновников наказали.
- Домашний арест на месяц подойдёт? – неожиданно подал голос Какаши.
- «Отпуск себе сделать захотел!» - фыркнул Лис.
- Это разумное решение, - согласился Фугаку, - но наказание будет наказанием только в том случае, если следить за его исполнением будет посторонний человек, а не только члены Вашей семьи.
- Мне понятны Ваши опасения, так что я сам выберу чуунинина, никак не связанного с моей семьёй, для присмотра за Наруто и Кагами.
- Хорошо, - сказал Фугаку и, попрощавшись, вышел из кабинета.
Наруто хотел спросить у отца, почему тот вступился за него, но не успел он открыть рот, как Саске наступил ему на ногу и прошептал:
- Я бы ни за что не прикрыл тебя, если бы она не попросила! Не смей больше лезть в дела моего клана и приближаться к ней!
Пока ошалевший парень переваривал полученную информацию, Учиха успел уйти, а Минато прочитать своим детям назидательную речь о том, что нехорошо скармливать наследников сильнейших кланов большим синим жабам.
- А ты, Кагами, - вздохнул мужчина, - почему ничего не сказала в свою защиту? У тебя отличная репутация, и я уверен, что Фугаку-сан не стал бы настаивать на твоём наказании.
- Я что, по-твоему, хуже этого идиота? – девочка раздраженно вздёрнула бровь. – Я сама захотела залезть к Учихам, так что и наказание приму по своей воле!
- «Уууу… Да она действительно очень рассержена, раз показывает свою злость при отце,» - присвистнул Курама.
- «Да, на неё не похоже. Обычно рядом с родителями она белая и пушистая…»
- Рад, что ты так считаешь, - улыбнулся Минато, будто бы не заметив перемен в дочери. – Тогда подождите, пока я закончу работу и смогу отконвоировать вас к месту заключения для процедур, направленных на поддержание вашей жизнедеятельности.
- Это к маме на ужин? - переспросил Наруто.
- К маме на ужин, - подтвердил Минато.
Как ни странно, Кушина совершенно не расстроилась из-за того, что её детей посадили под домашний арест. Напротив, она даже была рада этому, приготовив грандиозный ужин. После еды Наруто хотел ещё раз поговорить с Кагами, но девочка почти сразу ушла и заперлась в своей комнате.
- «Подожди, пока она остынет, - посоветовал Курама. – Сейчас ты её ещё больше разозлишь.»
- «Странно, что она вообще на меня обиделась. Мне всегда казалось, что больше всего Кагами хочет, чтобы я перестал быть Шиноби и не шал ей.»
- «Выходит, что хочет она вовсе не этого.»
- «А чего же тогда?»
- «Не знаю! Сам у неё спроси.»
Наруто вздохнул и уселся за свой стол, привычно взяв в руки карандаш и придвинув к себе лист бумаги. Сегодня он собирался перерисовать портрет Ируки-сенсея, который очень сильно пострадал от огня. Чем больше Наруто рисовал, тем отчетливее начал понимать, что его собственные работы очень сильно отличаются от рисунков другого Наруто. Все сожженные рисунки были сделаны сухой пастелью или акварелью, а самому Наруто больше нравился простой мягкий карандаш. Он мог часами выводить на бумаги линии и чёрточки, поражаясь тому, сколько глубины и объема может дать этот простой материал. Более того, в последнее время у него вошло в привычку собирать разную бумагу везде, где только можно. Наруто рисовал на этикетках от рамена, на свитках с выполненными миссиями, на обёрточной бумаге и даже на папиных документах, чему Минато не то что бы был рад, но мужественно терпел.
- «Эй, Наруто! НарутоООО!» - взволнованный голос Лиса заставил парня оторваться от рисования.
- «Ну чего ты орёшь?»
- «А ты посмотри, что ты творишь!»
Наруто послушно опустил глаза на свой рисунок и чуть не упал со стула от удивления: вместо ожидаемого Ируки – сенсея с портрета улыбалась Хината.
- «Ничего себя я задумался…»
- «Да ладно тебе… С кем не бывает! Подумаешь, перепутал! Весь Ирука и Хината так похожи…»
- «Смейся, смейся! – фыркнул Наруто. – А я пойду спать. Видимо, и правда устал за сегодня...»

- «Наруто! ДУРЬЯ БАШКА! ОЧНИСЬ!»
- «Святые помидоры, Курама, ну чего ты опять орёшь?!» - устала протянул парень. Голова почему-то гудела, а холод пробирал до костей.
- «Да я до тебя уже больше двух часов докричаться не могу! Проснулся ночью, а тебя нет!»
- «То есть как это нет? Мы же с тобой неразлучны, как палочки для рамена.»
- «Сам не знаю, что произошло, но тебя как будто… выключили. Сколько бы я не звал, ты откликнулся только сейчас.»
- «Это, конечно, интересный вопрос, но сейчас мен я больше волнует, что я делаю посреди ночи в одних трусах около особняка Хьюга?»
- Молодой человек, мне вот очень интересно, что ты делаешь посреди ночи в одних трусах около особняка Хьюга?
Наруто вздрогнул от неожиданности и обернулся к источнику голоса. Позади него стоял высокий парень с растрёпанными волосами. Было темно, и разглядеть лицо незнакомца было невозможно.
- Да так, гуляю… - ответил Узумаки.
- А мне казалось, что если человек под домашним арестом, то гулять ему не положено, - возразил парень.
- «Ксо, он в курсе, что нас наказали!»
- Ну… Я не специально… У меня… этот… как его… лунатизм!
- Справка от врача есть?
- Нет.
- Тогда я вынужден отправить тебя в тюрьму за нарушение приказа Хокаге.
- «Ну всё… Мы влипли!»
- «Без тебя понял!»
Наруто уже хотел дать дёру, но тут в него влетела чуунинская жилетка.
- Одевай, и пойдём домой быстрее, пока тебя кто-нибудь ещё не заметил! – рассмеялся незнакомец и подошел к фонарю, позволяя рассмотреть себя. Это был высокий парень со светло-ореховыми волосами и серыми глазами. Вопреки своим недавним угрозам, он весело улыбался и даже подмигнул Наруто, чтобы приободрить его.
- Меня зовут Наваки Сенджу. Советую запомнить, так как ближайший месяц я буду следить за тем, чтобы ты не покидал свой дом.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 18

-« А ты никогда не задумывался, куда делся другой Наруто, если я занял его место?» - спросил Наруто у Лиса.
-« А разве он не остался с тобой? Ты же чувствуешь его эмоции, да и характер твой стал немного другим.»
- «Это так, но всё же маловато для полноценной личности. Не могли же все его воспоминания просто взять и исчезнуть. Раньше я думал, что просто подавил другого Наруто, но может ли быть такое, что он занял моё место в нашем мире?»
- «В этом дурдоме всё вполне возможно, но будем надеяться, что это не так,» - вздохнул Лис.
Погода была отличная. Очень хотелось выйти из дома и потренироваться, о приходилось сидеть в своей комнате и наблюдать за тем, как Кагами остервенело метает кунаи на заднем дворе. Это базовое умение Шиноби у девочки было отточено невероятно. Она попадала в самый центр мишени с любого положения и расстояния так легко, что Наруто не мог не завидовать ей.
- БУ!
Неожиданно перед Наруто появился Наваки и, скорчив страшную рожу, попытался напугать его.
- И тебе доброе утро… - зевнул Узумаки и сел к себе на кровать.
- Ну… Так не честно! Ты же ребёнок и должен пугаться, когда тебя пугают!
- Так разве это страшно? Я же знал, что ты ещё с самого утра на дереве у дома прячешься, так что в твоём появлении не было ничего неожиданного.
- А ты умнее, чем мне о тебе рассказывали, - улыбнулся Наваки. – Ты уж извини, что я так… Просто уж больно скучно за тобой следить, когда ты только и делаешь, что в окно пялишься.
- А что тебе про меня говорили? – вздохнул Наруто. Он уже понял, что ничего хорошего.
- Говорили, что ты удивительно ленивый, неспособный и безответственный. А ещё глупый, трусливый…
- Хватит, я понял! – прервал его парень.
-Ну ты сам спросил…
- Всё в порядке. Я примерно так себе и представлял мнение окружающих обо мне.
- Я не думаю, что они правы, - сказал Наваки, садясь рядом. – Будь ты действительно таким, то никогда бы не смог задать жару этим Учихам!
- Спасибо, - улыбнулся Наруто. – Можно спросить?
- Давай.
- А где Цунаде? Что-то я её в деревне совсем не вижу.
- Откуда ты вообще про мою сестру знаешь? – удивился Наваки. – Она же много лет назад из Конохи ушла.
- Мне Джирайя-сенсей про неё много рассказывал, - нашелся Наруто.
- Я, конечно, этого говорить не должен, но ты мне нравишься, так что расскажу. Возлюбленный Цунаде Дан погиб на миссии в схватке с сильным противником. Но моя сестра уверена, что в его смерти виновен клан Учиха. Никто верил ей, потому она заявила, что уходит из деревни, в которой всем заправляет кучка убийц, а должность Хокаге ничего не значит.
- Ты согласен с ней?
- Нет, хоть в последнее время клан Учиха действительно прибрал к рукам почти всю власть в Конохе.
- А как же Сенджу? Ведь они тоже одни из основателей нашей деревни? – удивился Наруто.
- Оооооо… У моего клана очень ответственная миссия! Все мы состоим в подразделении, которое куда более важное и секретное чем даже АНБУ!
- Не поделишься?
- Только обещай, что никому больше не расскажешь.
- Обещаю!
- Ну тогда слушай. Я работа в С.С.С.С!
- Что ещё за «Ссссссс»? – недоверчиво переспросил Узумаки.
- Не «Сссссс», а С.С.С.С.! Сверхсекретная служба селекции. Вот ты никогда не обращал внимания на то, как растут ветки деревьев?
- Нормально растут… Правда, как раз так, чтобы по ним бежать было удобно.
- Вот этим-то мы и занимаемся! Ты не представляешь, как сложно вырастить деревья нужной формы. Наша работа невероятна важна! Если бы ветки росли абы как, то Шиноби приходилось уделять больше внимания пути и двигаться медленнее. В бою это также было бы большой помехой, а благодаря нашей службе каждый Шиноби может полностью сосредоточиться на своей миссии.
- «Браво, Учиха, браво! Аплодирую стоя! – язвительно заявил Курама. – Это ж надо! Заставить едва ли не сильнейший клан Конохи выращивать горизонтальные ветки… Снимаю шляпу.»
- «Уймись. У тебя нет шляпы.»
- «А ещё у меня нет чакры, чтобы навалять этим красноглазикам! Не для того я Коноху разрушал, а потом защищал, чтобы ей единолично Учихи командовали!»
- Ты чего молчишь? Не веришь мне? – Наваки потряс Наруто за плечо.
- Верю, верю! – просто странно всё это… - А можно ещё спросить?
- Спрашивай.
- А ты мечтаешь стать Хокаге?
- В детстве хотел, а сейчас как-то отлегло. Может, из-за сестры, а может, просто вырос.
- А я хочу. Если я стану Хокаге, то родители будут мной гордиться, сестра перестанет ненавидеть, а жители деревни начнут уважать.
- Я верю, что у тебя всё получится. Такому, как ты, Учиха не помеха!
- Это точно… Лягушек у меня много! – улыбнулся Наруто.
Внизу послышался звук открываемой двери и стук пакетов об пол.
- Мама из магазина вернулась, - пояснил Узумаки.
- Мммм.. Может, мне её напугать, раз тебя не получается! – встрепенулся Наваки.
- Очень не советую… - сказал Наруто, но парень уже исчез за дверью.
Через пару минут внизу раздался визг Кушины, жуткий грохот и сдавленный тон Наваки. Вновь парня Наруто увидел только за обедом. Вид у него был крайне плачевный: на лбу красовалась здоровенная шишка, но её было почти незаметна из-за огромного фингала под глазом. Также Наваки подозрительно хромал и ел почему-то левой рукой.
- Ну я же говорил, что не стоит к маме соваться! – прошептал ему Наруто.
- Кто знал… Кто знал… - печально протянул Наваки.
Сама Кушина выглядела очень весёлой и беззаботной, но вот ужин был безбожно пересолен. Правда, заикнуться об этом не посмел даже Минато, так как состояние Наваки уж слишком красноречиво говорило о том, что бывает с непокорными.
Лёжа после обеда в своей комнате, Наруто внимательно разглядывал портрет Хинаты, нарисованный им вчера. Ни в позе, ни в выражении лица девушки не было ничего странного. Это был бы абсолютно нормальный рисунок, если бы не одно НО – Хинате на портрете было семнадцать лет.
- «Итак, я составил список проблем, которые мы имеем! – торжественно начал Курама. – Во-первых, ты идиот. Во-вторых, ты одержимый идиот, который ищет девушку из клана Учиха по одной лишь улыбке. В-третьих, ты одержимый идиот, который ходит по ночам и в отключке рисует подругу из своего мира. В-четвёртых, мы каким-то неведомым образом оказались в другой реальности, где ты закомплексованный подросток и всем заправляют Учиха.»
- «Молодец, ничего не забыл! - съязвил Наруто. – Пойду поем.»
- «Нет… Кое-что всё же упустил. В-пятых, ты идиот!»
- Можно войти?
Дверь тихонько отворилась, и на пороге появилась Кушина.
- Конечно, мам! Могла и не спрашивать, - улыбнулся Наруто.
- Ну, обычно ты не любишь, когда в твою комнату заходят…
- А… Ну да. Ты поговорить хотела?
- Да… Это всё ты нарисовал? – удивлённо спросила Кушина, осматривая завешанные рисунками стены.
- Угу, - кивнул парень.
- Удивительно! Ты никогда не показывал мне свои рисунки.
- Вот теперь смотри сколько хочешь, - улыбнулся Наруто. – Если что-то нравится, то можешь забрать.
- Мне всё нравится! Но заберу я вот этот, - Кушина сняла со стены свой портрет и прижала к груди. – Для каждой мамы это самый ценный подарок.
- Я рад, что тебе нравится, но ведь не за этим пришла?
- Ты прав… Минато хотел повременить с этим разговором, но я больше не могу ждать. Наруто, скажи, кто ты?

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 19

- «Ну всё… мы влипли!»
- Вот скажи мне, Наруто, - продолжила Кушина, - из-за тебя наша семья разругалась сначала с кланом Хьюга, а потом и с кланом Учиха. Полдеревни считает, что Хокаге свихнулся, и если за месяц ареста ты допустишь хоть одну оплошность, то не видать тебе с сестрой экзамена на чуунина. И кто ты после этого?!
- Мама, я не твой сын.
- Я понимаю, что тебе стыдно, но не настолько же… - удивилась Кушина.
- Нет, ты не поняла. Я действительно не твой сын.
- «Придурок! Она же даже об этом не спрашивала!»
- А кто же тогда?
- Я… Узумаки Наруто.
- «Молчи, дурень!»
- …Капитан Анбу Конохи, герой Четвёртой Мировой Войны Шиноби, джинчуурики девятихвостого и, что самое главное, обычный Шиноби, готовый на всё ради деревни и своих друзей.
Кушина растерянно стояла посреди комнаты, беспомощно прижимая к себе рисунок. Наруто ожидал, что она не поверит ему или тут же набросится с кулаками, но женщина просто смотрела на него расширившимися от удивления глазами. Было в них ещё какое-то глубокое сильное чувство, но в свои семнадцать лет Наруто ещё не знал его названия.
- Я давно знаю, - наконец тихо сказала Кушина, - что ты тот Наруто, который ложился с рассветом и спал до обеда, который сторонился своей сестры и любил рисовать до тех пор, пока запястье не перестанет двигаться от боли. Ты не тот Наруто, который молча и незаметно помогал мне по дому и прятал соль, чтобы я не клала её в еду. Но я подумать не могла, что всё так…
- Кушина-сан, пожалуйста, выслушайте меня и постарайтесь понять. Помимо того мира, в котором живёте Вы, есть и другой. Он во многом повторяет Ваш, но в нём было больше войн, больше потрясений и смертей. Я Узумаки Наруто из этого мира. Каким образом я оказался в теле Вашего сына мне неизвестно.
Кушина меланхолично обвела глазами комнату и аккуратно положила свой портрет на стол, любовно разгладив углы. После чего она медленно подошла к Наруто и, широко замахнувшись, влепила ему такую пощёчину, что тот упал на пол и впечатался головой в пол.
- Простите меня, Кушина-сама, мне правда жаль, что я занял место Вашего сына… - пролепетал парень, сплёвывая кровь.
Но извинения не только не помогли, но и сделали ещё хуже. Прорычав что-то нечленораздельное, Кушина схватила своего сына за шкирку и заставила подняться, но лишь для того, чтобы ударить его коленом живот.
- Ты больной?! – прокричала она. – Если я ещё хоть раз услышу, что ты называешь меня иначе как «самая лучшая в мире и самая любимая на свете красавица супер-мамуля», что я тебе руки и ноги поотрываю и местами поменяю! А если ещё заикнёшься, что ты не мой сын, то и вовсе прибью!
- «Зверь-баба… - поражённо прошептал Кьюби. – Даже мне, демону, до такого далековато…»
- Но ведь я же сказал, что не из этого мира. Того, кто жил здесь тринадцать лет, сейчас тут нет…
- НЕ СЛЫШУ!
- Мама… - сглотнул Наруто.
- Так-то лучше! – резко смягчилась женщина. – Если он не здесь, то где же?
- Я не знаю. Я в его теле, и мне остались некоторые сильные эмоции и мироощущение, но основной личности со мной нет. Я боюсь, что мы поменялись с ним местами и он сейчас в моём мире.
- Почему боишься? Там всё так плохо? – голос Кушины едва заметно дрогнул. – Если наши миры так похожи, то там должны быть родители, которые позаботятся о Наруто
- Нет. Мой мир другой. У нас было четыре войны, а у вас лишь одна. Многие из тех, кто жив здесь, у нас уже давно погибли. Ты и Минато тоже умерли в день моего рождения. Я всегда был один.Прости, я не умею объяснять. Но одно знаю точно: велика вероятность, что заметив перемены, твоего Наруто в моём мире попросту убьют как вражеского шпиона.
- Ты думаешь… он уже мёртв?
Комната набилась тиШиной, нарушаемой лишь прерывистым дыханием Кушины.
- Я не могу сказать точно, но думаю, что он жив. Недавно я будто выключился из жизни, и это тело двигалось само по себе. Вполне возможно, что это твой Наруто хочет вернуться домой.
Кушина облегчённо выдохнула и порывисто обняла парня.
- Что ты делаешь? Ведь я же не твой сын… - растерянно прошептал Наруто.
- Жить надоело? – недовольно проворчала она, но бить всё же не стала. – Если бы мы с Минато не считали тебя своим сыном, то никогда бы не позволили жить в этом доме и уж тем более не стали бы рисковать репутацией!
- Я думал, вы не заметили подмены… - растеряно сказал Наруто.
- Не неси чушь! – фыркнула Кушина. – Мы с отцом сразу заметили, то ты другой. Я всё это время не ходила на миссии, чтобы следить за тобой. Пусть твои лицо и чакра остались прежними, но на внезапные изменения в характере закрыть глаза было нельзя. Ты взрослее и опытнее моего Наруто, но и ты тоже мой! Не думай, что занял чужое место. Просто у меня стало на одного сына больше…
- Но ведь я совершенно другой человек, вдруг оказавшийся в этом теле!
- Да ну? Младший Наруто прятал свои рисунки в тайнике под полом, а ты там же скрываешь от меня рамен. Всё своё время ты посвящаешь тренировкам, а он – живописи. Вы оба любите Кагами, но не знаете, как подступится к ней, как пробиться сквозь её неприязнь. Также вы одинаково желаете признания, но у моего маленького Наруто нет столько сил и смелости, чтобы выбраться из своей раковины и показать миру то, что он умеет лучше всего. Вот и вся разница.
- Мама… - Наруто прижал Кушину к себе и заплакал. – А что если… другой я никогда не вернётся?
- Он вернётся! – улыбнулась женщина. – Мы его вернём! Ведь у нас сильнейшая команда из Четвёртого Хокаге, лучшей куноичи и самого выдающегося капитана Анбу!
- Но тогда я исчезну…
- Нет. И эту проблему мы тоже решим. Я не позволю тебе снова остаться одному!
- Прости… Это я должен тебя поддерживать, а вместо этого ты меня успокаиваешь…
- Ну, я же твоя мама. И я пока никому об этом не расскажу. Сам решай, когда придёт время. У меня много вопросов, но спрошу сейчас лишь одно: чем я могу помочь тебе?
- Спасибо, - задумался Наруто, - можешь ответить на один вопрос?
- Кагами сказала, что у меня фамилия Узумаки лишь потому, что папе было стыдно давать мне свою. Это правда?
- От части, - вздохнула Кушина. – Когда ты, то есть младший Наруто, пступил в Академию, то оказалось, что искусство Шиноби его совершенно не интересует. Потому мы решили, что наследницей Хокаге будет считаться Кагами, а тебе достанется моя фамилия, ведь от клана Узумаки почти ничего не осталось.
- Ты не думай, что это обижает меня, - улыбнулся Наруто. – Я горд носить эту фамилию. Мне всегда было грустно от того, что я почти ничего не знал о клане, к которому принадлежу.
- Хочешь, расскажу! – глаза Кушины загорелись. – Я обожаю рассказывать, но кроме Минато меня никто не слушает, да и тот почти сразу засыпает. А хочешь, специальным техникам клана научу?! Тебе же всё равно месяц из дома выходить нельзя, так хоть со мной потренируешься?!
- Это же отлично! – тут уже загорелись глаза у Наруто. – Ты – лучшая!
Кушина довольно фыркнула и отстранилась от парня.
- У меня сейчас по дому дел много, но завтра с утра приступим к тренировкам!
- «Дурень, попроси у неё про Учиха разузнать!» - проворчал Лис.
- Хорошо… Чуть не забыл! Я подозреваю, что в том, что я попал в это тело, может быть замешан клан Учиха. Не могла бы ты добыть информацию про них?
- Это сложно, но я попробую, - Кушина цокнула языком и вышла из комнаты.
- Мама… - прошептал Наруто. Он думал, что она уже не услышит его, но в ответ раздалось едва уловимое: «Сын».

Во время ужина за столом прибавилось побитых КуШиной: Наруто печально пошмыгивал разбитым носом, а Наваки сочувственно косился на него подбитым глазом.
- «Сенсация! – ехидничал Курама. – Издевательства в семье Хокаге! Мать избивает своего несовершеннолетнего сына и его телохранителя!»
- «Да ладно тебе… Мы оба за дело получили!» - мысленно вздохнул Наруто.
- «За дело или не за дело мне откровенно плевать, но когда она тебя об пол приложила, то ко мне пришли целых три гениальных догадки!»
- «Ну, излагай свой посттравматический маразм…»
- «Итак, ты помнишь, что сказал Саске в кабинете Хокаге?»
- «Что убьёт меня?»
- «Не мешало бы, но я не о том. Он сказал, Что ели бы не ОНА, то никогда бы не подтвердил твою историю. А это значит, что некая девушка из клана Учиха (других там не водится) попросила его помочь тебе. А так как у тебя других знакомых красноглазиков кроме, извиняюсь за каламбур, той незнакомки нет, то это наверняка она. Так же Саске сказал, чтобы ты не подходил к НЕЙ. Такая забота может проявляться либо к сестре, либо к другой достаточно близкой родственнице, ибо подруг у Саске нет.»
- «Идеальная логика. Вот только у нашего Учихи нет сестёр. Только брат Итачи, а это уж точно не может быть он!»
- «У тебя тоже сестры не должно быть, но она, однако, тебе уже всю тарелку этим мерзким шпинатом закидала!»
- «Твоя правда…» - вздохнул Наруто.
- «Вторая гениальная мысль: помнишь, Кагами сказала что-то вроде «лучше бы ты исчез, как тогда». Тебя это не напрягло?»
- «Мне тогда не до этого было.»
- «А мне вот показалось странным… По её словам выходит, что ты уже то ли исчезал, то ли убегал. Неплохо бы разузнать об этом.»
- «А какая третья идея, если не секрет?»
- «А третья, милый мой, состоит в том, что мы с тобой – два дебила, которые совались в самые охраняемые архивы Конохи, в то время как нужная нам информация может находиться в куда менее защищённой Академии. Ведь там досье на всех учеников за последние лет двадцать по идее хранятся. А твоя незнакомка уж точно должна была там учиться!»
- «Знаешь, Курама, мне кажется, что если бы мама меня ещё раз ударила, то ты со своей гениальностью точно бы вечный двигатель изобрёл…»

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 20

- Я, конечно, всё понимаю… Тренировка тренировкой, но зачем ты спрятала мои запасы рамена?! – возмущался Наруто на протяжении последних пятнадцати минут.
- Если они тебе так нужны, то просто возьми и найди их! – беззаботно пожала плечами Кушина.
- Тогда зачем ты меня к дереву привязала, если хочешь, чтобы я искал?!
- Дом у нас небольшой, так что найти тут пакет с раменом сможет любой генин! А твоя тренировка направлена на то, чтобы ты научился чувствовать чакру на расстоянии.
- Чакру? На расстоянии? Что-то не замечал, чтобы у пачки рамена была система циркуляции чакры. Интересно, какой она стихии? Наверное, куриного бульона…
- Мда… Видимо, так просто ты не поймёшь… - Кушина глубоко вздохнула и начала терпеливо объяснять: Любой Шиноби, даже если он не использует никаких техник, оставляет едва различимые следы своей чакры на всём, чего касается. Избежать этого можно только с помощью невероятного контроля над чакрой. Этому я научу тебя потом, а сейчас Ищи свой рамен!
- Но мам… Я давно его не трогал… там следов уже нет почти, наверное…
- Давно не трогал?! – Кушина раздраженно вздёрнула бровь. – Думаешь, я не знаю, что ты каждый раз, когда выдастся свободная минутка, разглядываешь его, нюхаешь, шуршишь обёрткой и разговариваешь с этим дурацким раменом?!
- «От этой женщины не скрыться…» - с нотками ужаса в голосе прошептал Курама.
- А подглядывать нехорошо! – обижено протянул Наруто.
- Нехорошо фастфудом питаться, когда твоя самая лучшая в мире мама готовит самые лучшие в мире обеды! Так что если не хочешь, чтобы я развивала эту мысль, прекрати жаловаться и начинай искать.
Сказав это, Кушина круто развернулась и пошла в дом, оставляя своего сына наедине с деревом. Наруто проводил её печальным взглядом и закрыл глаза, чтобы лучше сконцентрироваться на поиске. Как и учила мама, он постарался сначала прочувствовать собственную систему циркуляции чакры. Когда через пару часов Наруто уже чётко представлял каждый энергетический канал с воём теле, он начал замечать, что пятна такой же чакры находятся вокруг него. Чем сильнее была концентрация, тем больше этих пятен становилось. Когда Наруто открыл глаза, следы чакры перестали быть такими отчётливыми, но он всё еще продолжать их чувствовать на тех предметах, которых касался недавно.
- «Отлично! – подал голос Курама, порядком заскучавший от долгого молчания. – Я заметил, что свежие следы яркие и чёткие, но с прошествием времени они блёкнут. Как давно ты лапал рамен?»
- «Пару-тройку дней назад. Но не думаю, что отпечаток будет совсем слабый, ведь я делал это довольно часто.»
- «Ах ты маленький фетишист…» - прохихикал Лис.
- «Не отвлекай! Я с этим деревом до самой ночи обниматься не собираюсь!»
Через несколько часов напряженной работы упаковка рамена была найдена… за тем самым деревом, к которому был привязан Наруто.
- Мать, ты издеваешься? – начал возмущаться парень, когда довольная Кушина отвязала его.
- Наруто, - серьёзно сказала она, - в том то и дело, что я твоя мама, а ты мой любимый сын. Да как ты только мог усомниться в том, что я издеваюсь над тобой?!
- Аргумент… - печально вздохнул Узумаки под не менее печальный аккомпанемент своего желудка.
- Ладно, пойдём ужинать, - улыбнулась Кушина. – На самом деле этой тренировкой я хотела показать тебе, что иметь хорошо развитые способности сенсора всё равно, что родиться с Бьякуганом. Ведь как бы ты ещё узнал, что рамен за деревом, не заглядывая туда?
- Круто! А завтрашней тренировкой ты докажешь мне, что Шаринган - отстой?!
- Не совсем… Почувствовать следы собственной чакры не так уж и сложно, потому завтра ты будешь искать не свою вещь, а мою заколку.
- Отлично, - нахмурился Наруто. – Я раскусил твой хитрый план! Вот выучишь меня, а потом контору по поиску пропавших вещей откроешь.
- Ну, пока с твоими навыками ты и монетки не заработаешь, так что иди кушать, умник, - рассмеялась Кушина и потащила сына в дом.

Наруто нервно расхаживал по своей комнате, ожидая, когда же это проклятое солнце наконец сядет. Но как бы долго ленивый желтый шарик не закатывался в свою норку, это процесс был не вечен. И вот стемнело. Осторожно выбравшись из дома, Наруто быстро направился к забору, чтобы привести в исполнение свой дьявольский план: пробраться в Академию и просмотреть личные дела выпускников.
- «Надеюсь, хоть в этот раз тебе повезёт!» - фыркнул Курама.
- «Повезёт, я уверен! – ответил парень. – Но даже если мы опять не найдём её, то я буду тренироваться с мамой до посинения и смогу отыскать эту девушку по чакре!»
- «Мысль, конечно, дельная, но откуда тебе знать, что у неё за чакра?»
- «Да найду как-нибудь… В конце концов, можно просто вернуться в то убежище Учиха, где…»
- Ну и куда это ты, арестант, собрался? – голос Наваки оторвал Наруто от разговора с Лисом.
- Я знаю, что ты предупреждал меня, но мне действительно очень нужно…
- Не желаю слушать! Хоть ты мне и нравишься, но приказ Хокаге исполнять нужно. Возвращайся домой, а утром мне придётся доложить о твоей попытке побега.
- «Святые помидоры! Если об этом узнают, то тебя точно до экзамена на чуунина не допустят!»
- Прости, Наваки… Но мне и правда очень нужно… Пора ужинать, Харару, - грустно сказал Наруто.
Пока парень осмысливал услышанное, из зловещей темноты появилась зловещая синяя жаба и подозрительно профессионально проглотила его.
- «Рисует третью звёздочку!» - съязвил Курама.
- «Ну, тебя! Ты же знаешь, что я не хотел так поступать с Наваки!»
Наруто печально посмотрел на довольную Харуру и продолжил путь к назначенной цели.
- «Клянусь тебе, я видел, как она улыбалась! – ошалело заявил Лис. – У тебя жаба-маньяк…»
- Ну и куда это ты собрался посреди ночи?
На этот раз Наруто остановил недовольный голос отца.
- Папа, прости, но мне и правда очень нужно пробраться в Академию!
- За тем же, зачем ты полез в штаб Анбу и квартал Учиха?
Колос Минато звучал холодно и почти издевательски, потому Наруто зажмурился в предвкушении хорошей взбучки.
- Я помогу тебе, - неожиданно смягчился Минато, - только ты пообещай, что из дома больше ни ногой! И прекрати уже Харуру на людей натравливать. У неё, между прочим, очень хрупкая психика…
- «Хрупкая?! У этой жабины-маньячины?!» - возмутился Курама.
- Спасибо, папа… - улыбнулся Наруто. – Но ты же не знаешь, что искать.
- А что нужно?
- Мне нужно личное дело одной из выпускниц прошлых пяти - десяти лет.
- Так в чём проблема? – ухмыльнулся Минато. – У меня есть метка в твоей комната и ещё несколько в здании Академии, так что тебе за полчаса хоть весь архив перетаскаю.
- Ну, не надо в крайности…
- В любом случае, - вдруг ставший серьёзным голос отца заставил Наруто собраться. – Марш домой и не забудь выпустить Наваки!

Уже почти рассвело, а Наруто всё ещё капался в ворохах бумаг и фотографий. В них действительно не было ничего стратегически важного: только имена, итоговые оценки и кое-какие анкетные вопросы. Так, например, Наруто очень удивился, когда наткнулся на личное дело своей сестры. Он ожидал, что в графе «мечта» она напишет что-то вроде «Хочу нормального брата» или «Мечтаю стать Хокаге!», но Кагами написала «Хочу, чтобы моя семья всегда была со мной.» Отметив, что обязательно подумает над этим позже, Наруто продолжил поиски. Он пересмотрел уже сотни фотографий черноволосых девочек, но все они были не те.
- Это было самое отвратительное, что случалось со мной за всю жизнь! – в который раз причитал Наваки, нервно попивая мятный чай. – А ведь я старейшину Кохару голышом видел….
- Ну прости… - пробурчал Узумаки. – Дело действительно было важное!
- Нашел хоть, что искал? – сочувственно спросил парень.
Наруто уже хотел ответить, что нет, как на глаза ему попалась фотография печальной черноволосой девочки. Он уже просматривал её, но из-за того, что девочка и не думала улыбаться, она никак не вязалась с таинственной незнакомкой. А сейчас, повинуясь внезапно проснувшейся интуиции, парень рассмотрел фото более внимательно.
- «Она?» - голосом, исполненным надежды, спросил Курама.
- «Я пока не уверен…»
Чтобы убедится в своей догадке, Наруто пробежался глазами по записям. Оценки девочки были превосходными, никаких замечаний за время учёбы не было. Разве что Академию досрочно закончила. Но вот графа «мечта» была очень странной: «Хочу прожить жизнь так, чтобы никому не мешать».
После этой фазы Наруто почему-то стал совершенно уверен, что это именно та девушка, которую он ищет. Нервно сглотнув, он судорожно сжал лист и посмотрел на имя рядом с фотографией.
Учиха Итачи.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 21

- Наруто, я, конечно, не в курсе что произошло, но неужели всё так плохо?
Кушина растерянно стояла в дверном проёме комнаты парня и наблюдала за тем, как он методично пытается прошибить стену головой.
- «Дурень, мне же тоже больно! – возмущался Курама. – Какого лешего ты мне тут морскую качку устраиваешь?!»
- Мама, я гей…
- Господи, Наруто, с чего ты это взял?!
- Мама, я нашёл ту девушку, в которую влюбился…
- Ну так это же хорошо!
- Она парень…
- Но ведь ты только что сказал, что она девушка?
- Да, она девушка, но она парень. К тому же мёртвый. Так что теперь ещё и некрофил…
Кушина глубоко вздохнула и, подойдя к Наруто, закрыла его лоб ладонью.
- Прекрати и объясни толком, что именно случилось, - медленно и чётко проговорила женщина.
Неожиданно для себя парень послушался и сел на кровать, потянув за собой маму.
- Ту девушку с портрета зовут Итачи Учиха. Она старшая сестра Саске, но в моём мире у него не сестра вовсе, а брат с точно таким же именем. Он умер.
- Но ведь ты говорил, что люди этого мира точно такие же, как и в другом…
- Так и было до этого дня. Отличались судьбы и, соответственно, характеры, но никак не внешность и, уж тем более, пол.
- Прости… Сейчас я как мать должна бы утешить тебя, но гораздо важнее разобраться, что же происходит.
- Ничего страшного, - улыбнулся Наруто. – Не забывай, что я семнадцатилетний капитан Анбу, потому вполне могу справиться со своими чувствами сам.
- Хорошо. Я считаю, что это несоответствие двух Итачи в очередной раз доказывает ненормальность клана Учиха. Минато часто говорил мне, что они за его спиной проворачивают какие-то дела, но всё так хорошо спланировано, что официального повода для обвинений найти просто невозможно.
- Ты уже нашла что-нибудь, как я просил?
- Да, есть одна зацепка. Расскажу позже, если что-нибудь из этого выйдет.
- Я тоже кое-что вспомнил, пока вчера искал этот дьявольский рамен. Раньше я думал, что попал сюда из-за миссии в стране Снега, но всплыла одна странная делать: когда я проснулся в этом мире, то во рту был лёгкий привкус рамена. Перед миссией я его точно не ел, а в стране Снега уж тем более. Это означает, что что-то случилось уже в Конохе.
- Может быть так, что кто-то в твоём мире специально хотел устранить тебя? Были те, кто ненавидел тебя? – взволнованно спросила Кушина.
- Попади я сюда в свои тринадцать лет, то, не задумываясь, ответил бы, что меня ненавидит вся деревня, кроме, может быть, пары-тройки человек. Но сейчас у меня нет врагов в Конохе. Да и в охране я уверен, так что никто посторонний проникнуть туда не мог.
- Всё необъяснимее и необъяснимее… Может, с Минато поговорить?
- Святые помидоры! Я и сам уже жалею, что ничего не сказал ему, но ты же сама прекрасно знаешь, что он утром ушел на миссию и не вернётся ещё несколько недель.
- Наруто- осторожно начала Кушина, - можно задать тебе два вопроса?
- Мама, да хоть сотню!
- Не хочу навязываться, но что ты собираешься делать с Итачи? Ведь ты так искал её…
Парень ответил не сразу, несколько минут меланхолично разглядывая свои рисунки.
- Сначала я хотел сломя голову нестись к кварталу Учиха, - наконец, сказал он, - а потом вдруг понял, что не могу сдвинуться с места. Неожиданно пришло понимание того, что это не мои чувства, а того другого Наруто. Раньше я наивно думал, что, возможно, был знаком с этой девушкой раньше, а в этом странном мире она из-за каприза судьбы оказалась из клана Учиха. Но, узнав имя, я понял, что это не так. Все те фантастические эмоции, которые я испытал, найдя обрывок портрета, чужие до последней капли. Меня самого ничего не связывает с Итачи.
- Знаешь, - вздохнула Кушина, - думай что хочешь, но младшему Наруто и в голову бы не пришли всякие глупости про любовь-морковь. Всё, что занимало его, это карандаш и бумага. Может, Итачи и заинтересовала его чем-то, но он никогда не пытался общаться с ней.
- Спасибо за поддержку, - кивнул Наруто, - но дела это не меняет… А какой второй вопрос?
- Почему ты часто говоришь «Святые помидоры»? Откуда эта странная фраза? – хихикнула Кушина.
- От Саске нахватался! – фыркнул парень. – В моём мире мы почти всегда вместе.
- Получается, что это он так говорит?
- Нет. Он так ест. Если бы ты видела, как Саске поглощает помидоры, то тоже бы так заговорила. ( Саске ест помидоры примерно вот так http://fan-naruto.ru/blog/saske_pomidor_ili_bolshe_chem_seks/213-3-2-8486 )
- Ладно, пойдём во двор! Тренировку никто не отменял!
Наруто снова кивнул и отправился вслед за мамой.

- «Вот она, роднулечка! Иди к папочке!!!»
- «Курама, что с тобой? Заткнись и не мешай мне концентрироваться!» - раздраженно подумал Наруто. После нескольких часов напряженной медитации ему всё же удалось нащупать следы чакры Кушины.
- «Сам заткнись! – возмутился Лис. – Ты сам ничего странного в этой чакре не замечаешь?»
Парень уже хотел отмахнуться и продолжить тренировку, но, сконцентрировавшись чуть сильнее он и сам заметил, что к энергии Кушины примешивается ещё одна. Красная такая и до боли знакомая.
- «Курама, да это же твоя чакра!»
- «А я тебе о чём! Мы же совсем забыли, что в этом мире ты не джинчуурики, а значит местный девятихвостый запечатан в Кушине.»
- «Но раз я поменялся местами с Наруто, то и другой демон, наверное, сейчас в нашем мире.»
- «Не думаю. Будь это так, то твоя мама давно бы упомянула об этом. Так что давай поболтаем с ним. Может, он чего дельного расскажет!»
Воодушевившись, Наруто поднялся с насиженного места (на этот раз Кушина сжалилась и не стала привязывать сына к дереву) и отправился на кухню. Как и ожидалось, мама порхала у плиты, то и дело сдувая с лица мешающие волосы.
- Ну что, нашел мою заколку? – с надеждой спросила она, заметив Наруто.
- Нет… Я спросить кое-что хотел.
- Я же всё понятно объяснила! Рамен свой ты быстро нашел, а как чакру родной матери почувствовать…
- Нет, нет! С тренировкой всё хорошо! – парень поспешно попытался успокоить рассердившуюся маму. – Я просто почувствовал энергию девятихвостого демона. Ты же джинчуурики?
- Ну конечно же… Ах да, ты же не знаешь. Когда была ребёнком, - терпеливо начала объяснять Кушина, - на мою родную деревню водоворота напал Кьюби. Он разрушил всё до основания, но Цунаде, Джирайе и Орочимару удалось обуздать его и запечатать во мне. Именно после этого случая их и стали называть Легендарной Троицей Конохи.
- Ясно… Я ты можешь кое-что спросить у своего демона?
- Спросить? – рассмеялась женщина. – Ты что, Наруто! У Биджу нет своей воли, личности и воспоминаний. Это же просто сгустки негативной чакры, стремящиеся к разрушениям.
- «ЧЕГОООООООООООО? – вознегодовал Курама. – Да кого эта Коза рыжая сгустком чакры назвала?!»
- «Успокойся… У меня от твоих воплей голова болит!»
- А в моём мире хвостатые совсем не такие. Они много чего разрушили, конечно, но у каждого есть независимое сознание и характер. Во мне запечатан Девятихвостый Курама, и с недавнего времени я очень даже неплохо с ним дружу. Многие джинчуурики смогли найти общий язык со своими Биджу.
Челюсть Кушины летела к полу быстрее, чем деревянная лопаточка, выпавшая из её рук.
- А можно мне поговорить с ним?! – в глазах женщины загорелся озорной огонёк.
- Попробую устроить… - задумался Наруто. – Ведь в тебе его чакра, а значит он может как-то повлиять на неё.
Усадив маму за стол, парень устроился напротив и взял её руки, стараясь настроиться на энергию Лиса. Кушина тоже подключилась, так что уже через полчаса Наруто услышал её восторженный вопль в своей голове.
- «Ну сейчас я ей задам! – завёлся Курама. – Тоже мне… негативный сгусток чакры…»
Поняв, что грядут серьёзные разборки, Наруто изо всех сил постарался отделить свои мысли от мамы и Лиса. Получилось плохо, но около часа воплей и взаимных оскорблений в своей голове парень выдержать всё же смог.
- «Вот это женщина!» – довольно фыркнул Курама, когда Кушина покинула сознание Наруто и бросилась к подозрительно дымящейся кастрюле.
- «Ага… У меня от вашей ругани всё перед глазами плывёт!»
- «Ну ничего… Зато много новых слов узнал!»
- «Оптимист хренов…»
- Наруто, сынок, - начала Кушина, печально глядя на испорченную кастрюлю, - не общайся с этим Курамой. Он тебя плохому научит.
- Мама, ты издеваешься? – возмутился парень. – Он запечатан в моём сознании! Как я могу с ним не общаться? Голову себе отрубить?
- Нет, ну это конечно вариант…
- Мама!!!
- Ладно, ладно, - улыбнулась Кушина. – В любом случае, это очень интересная ситуация. У месть есть чакра демона, а у тебя – его личность. Я никогда не могла использовать эту энергию в бою, так как она не подчиняется мне, но вместе с тобой мы могли бы что-нибудь придумать.
- Точно! В нашем мире Курама свободно делился со мной своей чакрой. Если потренируемся, то сможем провернуть такое и тут.
- «А меня не спросили, узурпаторы…»
- Думаю, в этом месяце отдохнуть тебе не удастся, - подмигнула Кушина.
Тут откуда-то с улицы раздался визг Кагами, грохот и подозрительно знакомый стон.
- Это, наверное, Наваки сестру испугать попытался, - догадался Наруто.
- «Ничему парнишу жизнь не учит… Форменный суицидник!» - печально вздохнул Курама.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 22

- Мама, папа, Наваки, я, безусловно, люблю вас и ценю вашу заботу, но придти проводить меня на первый этап экзамена на чуунина это уже слишком! – хоть Наруто и возмущался, но на самом деле он был очень рад тому, что семья пришла вместе с ним.
- «Не вредничай!» - мысленно одёрнула его Кушина.
За месяц тренировок они так ловко научились объединять чакру Кьюби с его сознанием, что теперь Кушина мола практически в любой момент оказаться в сознании своего, чем пользовалась по поводу и без повода.
- «Мама, я просто так сказать это было нельзя?!» Притворить длинную полчаса неспециалистам
- «Не ори на мать!» - не к месту влез Курама.
- «Не ори на моего сына, чтобы он не орал на мать!» - возмутилась Кушина.
- «Да не орал я не на кого! И вообще, это моя голова, а не проходной двор, так что брысь отсюда!»
- Мама, папа, - подала голос Кагами, - если я получу высший бал на экзамене, то мы сходим куда-нибудь?
- Ну конечно, милая, - улыбнулся Минато. – Даже если и не высший, то всё равно сходим ВСЕЙ СЕМЬЁЙ, даже Наваки позовём.
Девочка поморщилась, но ничего не сказала.
За том месяц, который парень провёл в семье Намикадзе, в доме не осталось ни одного угла, подоконника, стены или просто предмета, о который бы он не бился, или которым бы его е били. Но, несмотря на это, он упорно пытался напугать хотя бы Кагами, которая казалась ему наиболее лёгкой добычей. Несколько раз Наваки всё же удалось добиться успеха, но самое большое фиаско он потерпел тогда, когда хотел напугать Кагами большой жабой, прыгнувшей к ней на подушку. Пожалуй, это было едва ли не самое счастливое утро в жизни девочки.
Попрощавшись с родителями и выслушав наставления, Наруто отправился в класс для сдачи письменного экзамена. Усевшись на свое место и благополучно прослушав объяснения Ибики, парень пробежался глазами по вопросам в своём листке. С удивление он отметил, что знает ответы на все задания, кроме последнего. Вписав в бланк решения, Наруто отложил карандаш и осмотрелся вокруг в поисках того, у кого можно было бы списать.
Первой на глаза попалась ярко-красная макушка Кагами, но о том, чтобы попросить помощи у сестры, парень и не задумывался.
- «Да она скорее свою работу съест, чем даст тебе подсмотреть!» - фыркнул Лис.
Неподалёку сидел Киба, но, судя по его лицу, единственное, что он смог сделать, это подписать свой лист. За партой у окна была Хината, что-то увлечённо строчившая в своём бланке.
- «О, молодец девочка! Всё же добилась сдачи выпускных экзаменов,» - похвалил Лис.
- «Да… Жаль, она сидит далеко… Мне бы её Бьякуган…»
- «Слушай, а может, ты Харуру призовешь? Хината впадёт в истерику, а ты под шумок спишешь у кого-нибудь?»
- «Ну уж нет! У неё психика хрупкая!» прийти придти
- «У жабы или у девочки?»
- «У обеих!»
- «Так, хватит. У знакомых списывать бесполезно, если даже ты, капитан Анбу, чего-то не знаешь. к думаешь, кто здесь подсадная уточка?»
- «Мне кажется, что вон тот парень с безумной причёской и девушка с грудью.»
- «А мне нравятся твои приоритеты, малыш,» - ухмыльнулся Курама.
- «Хм… Может, у мамы спросить? Она то точно знает,» - предложил Наруто.
- «Даже не думай! – вмешалась в разговор Кушина. – Думай сам!»
- «Дамочка, Вы сами себе противоречите,» - хихикнул девятихвостый.
- «Я так давно хочу себе шубу с лисьим воротником…» - угрожающе протянула женщина.
- «Точно не поможешь?» - разочарованно переспросил Наруто.
- «Нет. Это же твой экзамен, к тому же Минато сказал, что ты какой-то план подготовил. К тому же, в своём мире ты уже сдавал этот экзамен. Разве нет?»
- «Сдавать то сдавал… Но я первый в истории Конохи капитан Анбу – генин,» - внутренне краснея, признал парень.
- «Тогда тем более сам всё решай! На ужин фрикадельки,» - отрезала Кушина и покинула сознание своего сына.
- «Ура! – обрадовался Курама. – Тебе всё-таки придётся воспользоваться ЭТИМ!»
- «Ну, не зря же я вчера всю ночь мебель таскал…»
Улучив момент, когда все наблюдатели не смотрели на него, Наруто щёлкнул пальцами, создавая из воздуха что-то вроде крохотной пули, тут же пробившей деревянную ножку стула. Ойкнув, парень, сидевший на нём, упал на пол. Нахмурившись, Ибики попросил одного из наблюдателей принести из соседней комнаты новый стул. Щелчок за щелчком парты и стулья ломались, сбрасывая своих седоков. Ибики всё больше хмурился, а запыхавшиеся наблюдатели приносили и приносили новую мебель.
Наконец, когда почти все стулья и парты в кабинете были заменены, Курама торжественно изрёк «Твой час настал!» и Наруто осторожно сложил несколько печатей. Вся заменённая мебель мгновенно превратилась в ослепительных обнажённых красоток.
- «Мне кажется, или вариант с натравливанием на Хинату жаб был более гуманным…»- протянул Лис, наблюдая за тем, в какой шок приходили генины, неожиданно обнаружив, что сидят на чьей-то груди и пишут свой тест на чьей-то попе. Пусть и симпатичной.
Через несколько секунд, когда все осознали произошедшее, в кабинете началась суматоха. В воздухе летали недоделанные работы, обнаженные красотки приставали ко всем подряд, не забывая под шумок просматривать чужие тесты, а соискатели на звание чуунина пользовались моментом, чтобы списать или спросить.
- Это клоны! Просто ударьте, и они исчезнут! – крикнул кто-то разумный среди стонов и вздохов.
Сказать то просто, но вот ударить роскошную брюнетку, доверчиво смотрящую на тебя своими большими грудями, на деле почти невозможно даже для бывалого Шиноби. Но порядок всё же был восстановлен спешно прибывшим отрядом злобных плоскодонок (как назвал их Лис). Эти девушки без раздумий и сожалений лупили своих грудастых соперниц, так что через несколько минут не осталось ни одного клона, разочарованные наблюдатели заняли свои места, Ибики объявил, что дальше все будут писать на полу и коленках, а довольный Наруто вписал недостающий ответ.
- «Сила в сиськах!» - с необъяснимой гордостью сказал Курама.

- Папа, я не твой сын! – пряма с порога заявил Наруто.
Минато выронил челюсть и недоумённо посмотрел на Кушину.
- Дорогая, ты ничего не хочешь мне сказать?
- Не прикидывайся! – разозлился Наруто. – Ты прекрасно понимаешь, о чём я. Я не тот человек, который жил с тобой под одной крышей.
- Экзамен был сложный, да? – сочувственно спросил Минато.
- Ты издеваешься?!
- Оооооооооо, - завелась вошедшая за Наруто Кагами. – Он там такое устроил! Не знаю, как ему это удалось, но он протащил своих клонов, замаскированных под мебель, в соседнюю с нашей аудиторией комнату, потом каким-то образом сломал почти все стулья и парты, а когда их заменили на новые, то он снял технику маскировки и повсюду оказались эти дурацкие голые девушки!
- «Ещё одна злобная плоскодонка,» - заметил Курама.
- Мммм… Так вот зачем тебе понадобилась моя метка в здании, где проходит экзамен…. – протянул Минато. – Умно!
- Папа! – хором возмутились Наруто и Кагами. – Мы отошли от темы.
- Если дело в том, что ты – личность, совершенно отличная от привычного мне Наруто, то не стоит беспокоиться. Не забывай, что я Хокаге. Думаешь, я не заметил?
- Ну…
- Мне только интересно, - перебил парня Минато, - как ты попал в это тело, откуда ты и сдал ли письменный экзамен?
- Понятия не имею, но мне кажется, что в этом замешаны Учиха. Я из другого мира, почти полностью дублирующего этот, но в котором больше войн, смертей и жестокости. Сдал.
- Они всегда были мне подозрительны! Больше смертей… А мы с мамой и Кагами там живы? Молодец!
- Нет. Вы умерли, защищая меня, когда я только родился. И сестры у меня там нет вовсе…
Наруто замолк, зарывшись носом в душистые волосы Кушины, которая вдруг крепко обняла его.
- Прости нас… Пожалуйста… - голос её дрожал от слёз. – Я только сейчас поняла, что хоть в другом мире нас и не было с тобой, но ты так много добился! Стал капитаном Анбу, защитил Коноху от страшной опасности… А здесь мы рядом, но…
- Тебе не у меня нужно прощения просить, а у младшего Наруто, - парень мягко отстранил маму и ласково стёр слёзы с её щёк. – Но будет лучше, если вместо извинений вы с папой поможете ему выбраться из своей комнаты…
Комната вдруг сала узкой, и Наруто только через несколько минут сообразил, что это Минато в могучих объятия собрал всю их семью, включая ошалевшую Кагами. Было невероятно тесно, жарко и неудобно, но Наруто был готов целую вечность стоять так, чувствуя аромат маминых волос, щекочущих нос, ощущая папину руку у себя на плече и слушая недовольное сопение сестры, слишком близко прижавшейся к нему.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 23

Площадка перед лесом смерти была в точности такой, какой Наруто её помнил ещё со своего первого экзамена на чуунина. Разве что народу на этот раз было гораздо больше. Узумаки с облегчением отметил, что команды из Звука нигде не наблюдалось, да и просто подозрительных личностей на горизонте не маячило.

У решетки, ограждающей испытательную площадку, столпись множество генинов из самых разных деревень. Кто-то оживлённо переговаривался, а кто-то сосредоточено размышлял о чём-то, но сам Наруто по неизвестной ему причине всё никак не мог собрать мысли в кучку и попытаться оценить силу своих соперников. Отчего-то все эти люди казались серыми и неинтересными, а взгляд неизменно возвращался к Хинате, весело болтающей с двумя близнецами на голову выше неё. Видимо, эти двое были генинами из прошлого выпуска, но так как им не хватало человека в команде к ним добавили Хьюга, также оставшуюся без команды.

- «Молодец девочка, - похвалил Хинату Курама. – Смогла-таки сдать все экзамены!»

- Да, Да… Хината удивительна! – пробормотал в ответ Наруто.

Сейчас его не заботило даже то, что со стороны он выглядит как болтающий сам с собой сумасшедший. Вся вселенная меркла перед маленьким аккуратным ушком Хинаты, робко выглядывающим из-за тёмных прядей.

- «Педофил! – весло заявил Лис. – Ей же только тринадцать!»

- «Как тебе не стыдно! – возмутилась Кушина. – У тебя же Итачи есть!»

- «Да нет у меня никого! – не выдержал Наруто. – И мне тоже тринадцать, вообще-то. И это не ваше дело! Я и сам толком не понимаю, почему всё время думаю об этой девочке…»

- «Потом со своими любовными делами разберёшься. Сейчас главное – сдать экзамен! – резко сменила тему Кушина. – Извини уж, что мы с папой и Наваки вас не провожаем…»

- «Не извиняйся. В конце концов, я сам попросил вас помочь мне!»

- «И то верно. Думаю, что к моменту твоего успешного становления чуунином у нас тоже будут кое-какие результаты.»

- «Очень надеюсь на это… - вздохнул Наруто. – Вся эта неизвестность начинает уже порядком надоедать.»

- «Ладно, демонической чакры в тебе уже почти не осталось, так что пора закругляться с разговорами. Не забыл про мои пилюли?»

- «Что ты, мама, конечно же нет!»

- «Ну тогда передай сестре, что мы с папой верим в неё. Обязательно! Удачи тебе, Наруто

С этими словами Кушина исчезла из головы своего сына. Наруто не мог видеть маму, но был совершенно уверен, что она улыбалась. Сознание, в последние дни раздираемое спорами Курамы и Кушины, наконец, наполнилось блаженной тиШиной. Парень сунул руку в карман и нащупал три шарика-пилюли, о которых говорила мама. Из-за того, что тело Наруто не могло долго удерживать чакру Девятихвостого и быстро расходовало её, он толком не мог использовать её, потому Кушина и создала эти наполненные демонической энергией пилюли. Их можно было пустить как на атаку, так и на мысленную связь. Правда, такой способ получения чакры вредил телу, так что использовать больше трёх пилюль за короткий промежуток времени было нельзя.

- «Ха! – подал голос Курама, нарушая долгожданное молчание. – В силы Кагами она верят, а тебе вот удачи пожелала.»

- «И что?! – возразил Наруто. – На этом экзамене я докажу, что ничуть не хуже её и вообще гого бы то ни было!»

- «Ага… Ты бы лучше инструктора послушал, дурень.»

Только тут парень заметил, что все остальные ужа давно и внимательно слушают Анко, которая и в этот раз вела вторую часть испытания.

- …и помните: ни в коем случае не открывайте свитки до того, как придёте не базу! – донельзя серьёзным тоном говорила женщина.

Она хотела добавить что-то ещё, но вместо этого коротко взвизгнула и отскочила от большого дерева, под которым стояла. Случившееся было так неожиданно, что Наруто только через несколько секунд осознал причину странного поведения Анко: Орочимару, беззаботно свесившийся с низко растущей ветки, неожиданно лизнул её в щёку своим языком, которой стал бы достойным экспонатом в музее ужасов.

- Сенсей! Что Вы себе позволяете?! – отдышавшись, возмутилась девушка. – Здесь же ученики!

- Да ладно тебе, змейка моя! – хихикнул Орочимару и облизнулся. – Не сердись. Это же такая мелочь.

- Тут же дети! – не унималась Анко.

- Не дети, а генины, - с напускным пафосом поправил её змеиный саннин, - которые собираются стать чуунинами! Раз они готовы к этой полной опасностей и лишений участи, то пусть познают все аспекты взрослой жизни!

С этими словами Орочимару спрыгнул с дерева и, в мгновение ока оказавшись возле Анко, обвил талию девушки руками.

- О-РО-ЧИ-МА-РУ… - угрожающее шипение его избранницы заставило мужчину вновь ретироваться на дерево. Он слишком хорошо знал свою любимую ученицу, чтобы не понимать устрашающих последствий её гнева.

- «Сдалось ему это дерево? – протянул Курама. – Может, у него там гнездо…»

- «Не исключено,» - хихикнул в ответ Наруто.

- Ладно, змейка моя, жду тебя сегодня вечером на ужине у моей мамы, - примирительно проворчал Орочимару откуда-то из листвы.

- ЧТО?! – возмутилась Анко. – ОПЯТЬ?! Да когда же мы уже на нормальное свидание сходим?! Я ничего не имею против твоей мамы и её рагу из поганок, но…

Девушка ещё долго могла продолжать свою гневную тираду, но вовремя сообразила, что её обожаемый сенсей уже давно свалил куда-то в сторону заката и недопрепарированных лягушек, а единственные слушатели – обалдевшие от такого спектакля генины.

- Так, а ну подобрали свои челюсти и разобрали свитки! Экзамен никто не отменял! – стальным голосом бывалого инструктора рявкнула Анко.

Саске и Кагами мгновенно подорвались со своих мест, чтобы взять свиток для своей команды. На мгновение Наруто показалось, что они сейчас подерутся из-за того, кому достанется право сделать это, но Учихе хватило одного взгляда девочки, чтобы поёжиться и отступить.

- «Ого… Не думал, что Саске кто-то в гляделки обыграет!» - удивился Лис.

- «А я вот не удивлён. Сестра сейчас явно не в духе…»

После того, как Кагами узнала секрет Наруто, она вовсе перестала разговаривать с ним, лишь иногда бросая в его сторону странный испытывающий взгляд. Так следят за неподвижной змеёй, чтобы понять, мертва она или просто выжидает удобного момента для нападения. Наруто чувствовал её недоверие граничащее с отвращением, мучился, но ничего не мог с этим поделать. Все попытки поговорить с ней Кагами жёстко пресекала, всем своим видом давая понять, что общаться не намерена.

- Пойдём уже… - как-то растеряно фыркнул Саске и ткнул в плёчо задумавшегося Наруто.

- Ага… - протянул парень и поплёлся за своим товарищем. Всё воодушевлении и желание сдать экзамен в миг куда-то улетучилось.

Седьмая команда вот уже полчаса с грохотом, песнями и плясками пробиралась через Лес Смерти. Сначала они, конечно, пытались двигаться быстро и скрытно, но с Наруто, который во всю глотку орал «У нас свиток земли!» это получалось плохо, потому, в конце концов, смирить с внезапным приступом идиотизма своего товарища и маленькой траурной процессией двигались за ним.

- Какого хрена ты творишь?! – в очередной раз раздраженно спросил Саске. – Если сам экзамен завалить хочешь, то хоть нас за собой не тяни!

- Саске, ты тупой? – вздохнул Наруто, соблаговолив прекратить свои вопли и объяснить своё странное поведение. – Ты хоть понимаешь, что мы за команда? Дети Хокаге и наследник клана Учиха, плюс ко всему – ученики Хатаке Какаши. В здравом уме и твёрдой памяти никто к нам не сунется. Так что у нас есть несколько вариантов: самим найти себе соперников со свитком неба; подождать, пока нас самих найдёт более сильная и уверенная команда, которую мы, вполне возможно, не сумеем победить; убедить глупых, что мы хоть и кажемся сильными, но на деле идиоты, а умным показать, что мы настолько сильны, что можем позволить себе вести себя, как полные придурки. По-твоему третий вариант не самый разумный?

- Что, что, а убеждать окружающих в своей тупости ты умеешь! – Саске нахмурился, но ничего не возразил.

Наруто с грустью посмотрел на сестру, которую буквально трясло от желания выбить из неё всю дурь, и решил хоть немного подбодрить её. Теперь процессия, гордо следующая через Лес Смерти, выглядела следующим образом: впереди шагал Узумаки, ломая вокруг себя ветки и весело крича «У нас свиток земли!», за ним плёлся погрязший в фейспалме Саске, далее прыгали четыре бьющие в литавры лягушки, за которыми шла Кагами, которая никак не могла решить, то ли ей умиляться этим чудесный созданиям, то ли ненавидеть кретина-брата.

- Свиток земли ищет свиток неба для серьёзных отношений! – орал Наруто, когда в дерево у самого его носа вонзился кунай.

- Просто отдайте нам свой свиток, и мы вас не тронем, - последовал негромкий насмешливый голос.

- «Хвала помидорам! – радостно воскликнул Курама. – А я-то уж думал, что никто не придёт!»

- Прости, Наруто-кун… - послышался голос Хинаты, вот-вот готовый превратиться в плач. – Я не хотела, но они настояли…

- Да что ты разговариваешь с этими идиотами?! – раздался второй незнакомый голос, похожий на первый, но более нетерпеливый. – Просто заберём свиток и всё!

- Эй! Идиот здесь только один! – возмутился Саске и метнул кунай в источник звука.

Через мгновение по ушам резанул тонкий женский визг.

- «Хината- пронеслось в голове Наруто и об бросился, где, судя по всему, пряталась вражеская команда.

За кустами и зарослью из молодых деревьев оказалась небольшая поляна, в центре которой торчал кунай Саске. Рядом с ним сидел один из близнецов, которых Наруто видел рядом с Хинатой, второй, приняв оборонительную стойку, готовился защищать своего брата, а сама девушка испуганно прижималась к стволу дерева.

- Ты в порядке, Хината? Не ранена? Живот не болит? – выпал Наруто, схватив её за плечи.

- Нет… Всё хорошо… Вот только… - дрожащей рукой девочка указала на лягушку с литаврами, которая скромно сидела у края поляны.

- Аааа…. Забыл, что ты их боишься, - облегчённо выдохнул парень и рассеял технику призыва. – Хорошо, что ничего не случилось.

- Ничего не случилось?! – возмутился один из близнецов. – Да эта психованная чуть нас не угробила! Брата моего под кунай толкнула, а меня в дерево швырнула! И всё из-за какой-то лягушки!

- Не «какой-то», а с литаврами! – встряла в разговор подошедшая Кагами.

- Ичи, Ни, простите… Я это не специально… - выдавила из себя бледная от страха и красная от смущения Хината.

Только сейчас Наруто как следует рассмотрел близнецов. Они были высокими, но не до конца оформившаяся мускулатура и некоторая угловатость выдавала в них ровесников. Волосы, торчавшие в разные стороны, были белого цвета, из-за чего бледно-голубые глаза казались ещё светлее.

- «А тот второй весьма не плох, хоть и болтает… - заметил Курама. – Он сказал, что Хината его в дерево впечатала, но когда ты выскочил на поляну это парень успел не только подняться, но и занять оборонительную позицию.»

- «А что ты хотел? – вздохнул Наруто. Они, скорее всего, старше меня как минимум на год.»

- «Тебе шестнадцать!»

- «Ксо… Я уже начинаю забывать об этом…»

А рядом так очаровательно дышала Хината. Наруто и сам не заметил, как начал наблюдать за тем, как она слегка приоткрывает маленький ротик, чтобы набрать воздуха и успокоиться. Любоваться этим можно было бесконечно, помимо девушки с мире существовало множество других вещей. Например, кунай, летящий прямо в Наруто. Увернувшись, парень быстро забрался на дерево и выбрал позицию, с которой удобнее всего было наблюдать за боем. Кагами взяла на себя второго близнеца, которого, видимо, знали Ни, а Саске достался Ичи. Братья оказались мастерами метания ножей, игл, кунаев, сюрикенов и вообще всего, что можно бросить. Но седьмая команда даже в неполном составе ничуть не уступала им. Так что Наруто решил не вмешиваться и понаблюдать за тем, как сражаются его товарищи, ведь в настоящем сражении он их ещё толком не видел.

- Ну, Наруто-кун, нам с тобой, получается, сражаться нужно… - раздался с соседней ветки робкий голос Хинаты.

- Зачем? - с напускным удивлением ответил Наруто. – Я ведь уже победил тебя своей сверхмощной техникой призыва!

- Точно… - девушка облегчённо вздохнула и уселась рядом. – Знаешь, я в последнее время очень часто думаю о тебе…

- И я о тебе… - чуть помедлив, ответил Наруто.

- «Это любовь! Я отвечаю! – язвительно заявил Лис. – Так что забудь про свою Итачи! Вон какая крошка рядом с тобой сидит!»

- «Ей же тринадцать!»

- «Но и тебе тринадцать!»

- «Слушай… Определись уже с моим возрастом!»

А в следующее мгновение Наруто почувствовал, как поток сжатого воздуха пронёсся у его щеки. В голове вспыхнула всего одна мысль – «Хината!», а тело само бросилось заслонять девушку. Если бы парень подумал хоть на долю секунды дольше, то понял бы, что достаточно было просто оттолкнуть Хинату, отбить кунай или вовсе положится на то, что она и сама заметит опасность. Но по какой-то непонятной причине мозг капитана Анбу словно отключился, заставляя выбрать самый неподходящий вариант.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 24

- ИДИОТЫ! – разнёсся по лесу вопль Кагами.

Наруто обернулся и заметил, что оба близнеца лежат на земле и подозрительно дымятся. Чтобы вынести их обоих разъярённой девочке хватило пары секунд.

- Ты совсем отупел, придурок! – продолжила она, хватая Наруто за шкирку и швыряя на землю. – Умудрился получить ранение, даже в драке не участвуя!

- Прости… - протянул парень, приподнимаясь на локтях. Сейчас он не мог понять, что у него болит больше: лопатка, по которой прошелся кунай, или рёбра, на которые он благополучно приземлился при падении с дерева.

- Он ещё и извиняется! – Кагами сжала кулаки и, казалось, готова была расплакаться. – А если бы ранение было серьёзнее?! А если бы ты вообще умер?! Я бы… Мы бы провалили экзамен, и мама с папой были бы недовольны!

- Прости… - снова протянул Наруто. Сказать что-то более осмысленное он не мог, так удивление нагло запинывало все остальные мысли и эмоции.

Парень не мог понять, зачем ему обще понадобилось заслонять Хинату. И пускай лезвие прошло вскользь, оставив за собой лишь неглубокий порез, ранение оставалось ранением, которое он как капитан АНБУ, допустить не мог. Более того, абсурдность ситуации добавляло поведение сестры, которая всё-таки разревелась и самозабвенно лупила непутёвого брата. Но вдруг Наруто почувствовал, что на его многострадальную печень больше никто не покушается.

- Прекрати! Он же ранен… - послышался чуть дрожащий голос Хинаты, которая старательно оттаскивала разбушевавшуюся Кагами.

- И что?! – девочка сопротивлялась, но отпихнуть Хьюга оказалось не так-то просто. – Нечего жалеть этого придурашного придурка!

- Да как ты можешь?! Он же твой старший брат! – Хината начинала злиться, и дрожи в её голосе становилось всё меньше и меньше.

- А тебе какое дело?! – Кагами удалось вырваться. – Твой-то собственный брат никогда бы не получил такую идиотскую рану!

- Наруто защищал меня!

- Вот потому и кретин! Ты такой же генин, как и он, так что должна была позаботиться о себе сама.

- Ну и что…

Маленькое личики Хинаты всё перекосилось от злости, но вовсе не было неприятным. Скорее, устрашающим. Если бы Кагами сама была раздражена хоть на капельку меньше, то непременно заметила бы это, но девочка всё продолжала кричать.

- Мне стыдно, что этот идиот, который чуть не умер на обычном экзамене, мой брат!

- Ты преувеличиваешь. Царапина-то пустяковая… - вставил свои пять копеек Саске, но просвистевший у него над ухом куной красноречиво дол понять, что ему тут слова не давали.

- А я мечтаю о таком старшем брате, как Наруто! Потому не позволю тебе оскорблять его!

С этими словами Хината набросилась на Кагами, которая явно не ожидала такого от обычно робкой и тихой девочки, но всё же успела увернуться от удара.

- Да ты такая же, как и он! – насмешливо сказала она. – Таким ничтожествам, как вы, никогда не достать меня!

- Посмотрим.

Хината всё ещё была зла, но изо всех сил старалась успокоиться. Она понимала, что Кагами лучшая ученица, досрочно окончившая академию, потому справиться с ней будет непросто. Но, несмотря на это, девочка не собиралась отказываться от боя.

- Ооо… - продолжила Кагами. – Даже твои хвалёные глаза не помогут победить меня!

- Помогут, - уверенно ответила Хината и уже в следующее мгновение нанесла сопернице удар в живот.

Коротко вскрикнув, Кагами отскочила в сторону и удивлённо посмотрела на Хьюга. Постепенно удивление сменилось чем-то вроде уважения. Теперь они обе признали друг друга соперницами.

- Зачем? – спросила девочка. – Наруто ведь тебе никто!

- Он спас меня. Если бы не он, то меня сейчас бы не было здесь. Разве этого мало, чтобы защищать человека от того, кто считает его мусором?

- Ещё одна дура… - Кагами ухмыльнулась и сорвалась с места, чтобы нанести ответный удар.

Три парня, всё ещё остававшихся на поляне, завороженно смотрели на девочек из своих команд. Никто из них и не догадывался об истинной силе своих подруг. Схватка двух маленьких куноичи была на удивление яростной, так что ни у кого даже мысли не возникло сунуться разнимать их. Если в силе дочери Хокаге не было ничего удивительного, то способности Хинаты поражали. Наконец-то Наруто начал узнавать черты своей подруги, которая так же отчаянно защищала друзей.

- Раздражаешь…- тяжело дыша, выдавила из себя Кагами. – У тебя есть лучший старший брат, которым можно гордиться! А ты заступаешься за этого слабака…

- Наруто не слабак! – Хината ударила с размаху, но Кагами успела увернуться, и ствол дерева за её спиной разлетелся в щепки. – Он смог сделать то, на что у меня не хватило бы смелости до конца жизни – пошел против клана Хьюга! А моему собственному гению-брату на меня было плевать!

- Сделал глупость, и герой?! – Кагами нервно рассмеялась уворачиваясь от атак. – Да если бы я не защищала это ничтожество, то другие постоянно издевались бы над ним!

- «Вот так новость… - присвистнул Курама. – Да она же колотила сильнее, чем вся местная шпана вместе взятая. Цундере такая цундере…»

- Наруто сильнее всех, кого я когда либо знала! – не унималась Хината. – Меня бесит, что ты не ценишь такого замечательного брата!

- Замечательного?! – Кагами перестала обороняться и точным ударом в солнечно сплетение повалила соперницу на землю. – Да если бы он хоть каплю любил меня, то оторвался бы от своих дурацких рисунков и взялся за учёбу, чтобы мне не стыдно было назвать его братом!

- А разве сейчас он сидит в своей комнате? – тяжело дыша, возразила Хината.

- Да что ты понимаешь?! – едва успокоившись, девочка снова кричала, а недавно высохшие слёзы снова текли по щекам.

Подбежав к не успевшей подняться Хьюга, Кагами хотела снова ударить её, но та ловко схватила её за руку и подмяла под себя. Девочке удалось вырваться из захвата всего через пару секунд, но этого времени хватило, чтобы Хината успела нанести несколько точечных ударов.

- Сдавайся, - сказала она судорожно ощупывающей руку Кагами. – Ты хороша в дальнем бою, но в ближнем тебе меня не победить. Признай уже, что я права и давай прекратим…

- Нет!

Кагами явно была не в себе. Бой измотал её, правая рука и вовсе отказывалась двигаться, но она упрямо продолжала сопротивляться и кричать.

- Признать, что этот мусор стал сильным только для того, чтобы найти какую-то девушку?! Не для меня! Не для папы с мамой! Не для деревни! А по такой идиотской причине…. Никогда!

- Хватит…

От злости Хинаты не осталось и следа. Она слишком хорошо понимала свою соперницу. Ей так же хотелось, чтобы брат обратил на неё внимание, совершал ради неё маленькие подвиги. Она не жалела, что затеяла эту драку, но совершенно не знала, как закончить её. Кагами явно не собиралась слушать кого бы то ни было, кроме себя самой.

- А родители… - продолжала Кагами. – Никогда они так не радовались моим успехам, как тому, что их маленький бесполезный сын вдруг начал тренироваться! А папа… Стоило попросить, как он тут же разрешил ему заключить контракт с жабами… Не верю! Отказываюсь верить в такой бред!

Размахнувшись, Кагами со всей силой ударила уцелевшей рукой в землю.

- Сестра… - робко позвал её Наруто.

- «Молчи, дурак!» - завопил Курама, но было поздно.

Это была ошибка. То, что точно не стоило говорить сейчас. Девочка посмотрела на Наруто так, что все остальные слова застряли в голе колючим комом. В этом взгляде были и злость, и разочарование, и что-то ещё, чему парень не знал названия.

- Идиот… - как-то обречённо прошептала Кагами. – Почему есть то, что ты можешь, а я не могу?! Отказываюсь верить!!!

В следующее мгновение Наруто с ужасом понял, что сестра складывает печати призыва. Понял, но остановить не успел. С негромким хлопком девочка исчезла, оставив после себя лишь облачко белого дыма.

Помня рассказ Джирайи о том, что выполнив призыв без контракта, попадаешь к тем животным-ниндзя, которые тебе предназначены, Наруто сразу же вызвал одну из жаб, но она сказала, что на горе Мьёбоку Кагами не появлялась.

- «Значит, жабы – не её призыв, - меланхолично заметил Курама. – Странно, при такой-то большой и чистой любви…»

- «У меня сестра пропала, - возмутился Наруто, - а ты тут разглагольствуешь!...»

- «Лучше свяжись с этой страшной женщиной! – фыркнул Лис. – Она тебе скорее поможет, чем я.»

Вняв совету своего рыжего товарища, Наруто с сожалением достал из кармана таблетку с демонической чакрой и проглотил. Почти сразу он почувствовал, энергия девятихвостого наполняет тело.

- «Омномномном! Вкусняшечка моя!» – весело протянул Курама.

- «Прекрати немедленно! – Наруто начинал злиться. – Кагами, возможно, сейчас при смерти…»

- «Это ты прекрати паниковать! – передразнил его Лис. – Ничего с твоей рыжей бестией не случится… С такой-то мамашей!»

- «Кстати, о мамашах… - послышался голос Кушины. – Наруто, вот уж не думала, что ты воспользуешься пилюлей так скоро. Неужели крайний случай уже наступил?»

- «Именно. Со мной всё в порядке, но Кагами… Она применила технику призыва без контракта, и я понятия не имею, где она сейчас!»

- «Я позову Минато, - после секундной заминки ответила женщина. – Он в этом лучше разбирается.»

- «На Мьёбокузане её нет?» – через несколько мгновений к разговору присоединился Четвёртый.

- «Нет, я уже спрашивал у жаб. Нам что теперь все призывы проверять, чтобы найти сестру?»

- «Этого не нужно. Слушай внимательно и запоминай: как можно быстрее переносишься на Мьёбокузан в том самом месте, где выполнила призыв Кагами, потом находишь там следы её чакры.»

- «Но её же нет у жаб…» - удивился Наруто.

- «Я СКАЗАЛ БЫСТРЕЕ!» – голос Минато стал стальным и острым, напоминая о том, что он не только любящий отец, но и Хокаге.

Наруто нервно сглотнул и поспешно призвал Бенджиро, который без лишних вопросов перенёс его на гору Мьёбоку. Но вместо привычного пейзажа, парень увидел перед собой высокие отвесные горы, во многих местах зияющие дырами пещер.

- «Я… Точно туда попал?» – недоумённо переспросил Наруто.

- «Да, это точно Мьёбокузан, - смягчившись, сказал Мнинато. – А теперь ищи. Я знаю, мама научила тебя. А я пока объясню, что к чему.»

Глубоко вздохнув, парень сел на большой камень и закрыл глаза, чтобы лучше сконцентрироваться. Вокруг каждой пещеры было множество следов самой разной чакры, так что работа предстояла крайне сложная.

- « Все священные места, в которых обитают животные-ниндзя, - продолжил Четвёртый, связаны между собой. Такими вот пещерами, например. Чтобы попасть к Кагами, тебе нужно пройти через одну из них, а сейчас необходимо определить в какую именно.»

- «А ты не поможешь мне, когда я отыщу следы сестры?»

- «Мне бы очень хотелось, - вздохнул Минато, - но я не могу. В то место, где ты сейчас, не попасть так просто.»

- «А воспользоваться своей меткой ты не можешь? Наверняка же оставил её где-нибудь на мне?»

- «Нет, не ставил. Ни на тебе, ни на Кагами. Вы мои дети, так что я доверяю вам и верю в ваши силы… Это… Неужели я ошибся?»

- «Нет! Папа, мама, я обязательно спасу сестру, мы вместе пройдём экзамен на чуунина, а потом я непременно стану Пятым Хокаге!»

- «Но, но… - улыбнулась Кушина. – Не слишком ли нагло такое говорить при живом-то Четвёртом? Ты для начала следы чакры найди.»

- «Уже! – взбодрился Наруто и, встав с камня, повернулся к одной из пещер. – Я уверен, что это здесь!»

- «Молодец! А теперь поторопись и вытащи Кагами. Передай, что по возвращении домой ей предстоит серьёзный разговор!»

- «Обязательно передам!»

-«Меня, конечно, очень радует твоё воодушевление, - заметил Лис, - но, будь добр, обрати внимание на то, что за нами слежка.»

- «Я знаю, вздохнул Наруто, но сейчас это не важно. Главное – найти Кагами! И ещё мне кажется, что я уже мел дело с чакрой преследователя.»

- «Моё дело предупредить, - фыркнул Курама. – Если тебе в спину ещё один кунай прилетит, то моя совесть чиста, как твои извилины!»

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 25

Место, в которое попал Наруто, кардинально отличалось от Мьёбокузана. Даже не верилось, что всего минуту назад он был на жабье горе. Воздух был горячий и влажный, а неба не было видно из плотно растущих деревьев, покрытых мхом и лианами. Казалось, что на каждом сантиметре здесь растут сотни самых разнообразных растений.

- «Неужели твоя сестра цветы призывать собралась? - съязвил Курама. Так и вижу, как она противников букетами по мордасам лупит!»

- «А ну не гони на мою дочь! – грозно заявила Кушина. – А то я тебе сама по мордасам надаю!»

- «Ой какие мы грозные…» - протянул Лис, но всё же заткнулся.

- «Наруто, я, наверное, оставлю тебя, чтобы не тратить чакру девятихвостого…»

- «Подожди! Я надеялся, что ты поможешь мне разобраться с тем, почему Кагами так поступила.»

- «Сейчас не время… - вздохнула Кушина. – Когда вы оба вернётесь домой, тогда и поговорим.»

- «Нет. Мне обязательно нужно знать именно сейчас!» - в голосе Наруто вновь появились стальные нотки Капитана АНБУ.

- «Хорошо… Расскажи, как всё случилось, только быстро,» - сдалась женщина.

- «Так получилось, что во время боя с другой командой я схлопотал пустяковое ранения. Из-за этой царапины Кагами впала в настоящее неистовство, Хината заступилась за меня, но сделала только хуже. Их спор перерос в драку. Кагами говорила, что ей стыдно за то, что такой слабак, как я, её брат. Что её бесит моё внезапно изменившееся поведение. Точнее, его причины.»

- «Ничего удивительного, - после недолгой паузы начала Кушина. – Кагами очень сложный ребёнок. Ты ведь понимаешь, что мы с папой очень заняты, и можем уделять семье совсем немного времени. А если поделить эти крохи пополам между двумя детьми, то почти ничего и не останется. Но, несмотря на это, мы старались уделять вам равное внимание. А Кагами было мало. Ей всё время казалось, что тебя любят больше и хвалят чаще, потому, чтобы получить больше родительского внимания, она стала неосознанно дарить на тебя. Точнее, на того маленького Наруто. Ты уступал ей всё больше и больше, постепенно и вовсе отдалился от семьи, закрывшись в комнате наедине с карандашом.»

- «Но как это объясняет странное поведение сестры?» – встрял Наруто.

- «Не перебивай! Мы с Минато очень виноваты перед другим тобой, потому что смирились с твоим поведением. Но Кагами не понимает своей вины. Она снова давила на тебя, чтобы ты стал таким братом, которого можно не стыдиться, а из-за этого ты ещё больше уходил в себя. А она, опять же, не понимала этого, и злилась. А сейчас ты вдруг изменился, стал крутым и сильным. С одной стороны Кагами снова начала ревновать, а с другой – радоваться переменам в тебе. Потому-то она так и разговаривала с тобой, словно ты не другой, а именно её Наруто. Девочка просто хочет верить, что её брат, наконец, стал таким, каким она всегда мечтала.»

- «На неё похоже. Отрицание того, что не нравится, как раз в её характере…»

- «Не злись на неё, пожалуйста… - вздохнула Кушина. – Она по своему любит тебя, просто запуталась. Прозвучит глупо, но Кагами – маленькая девочка, которой сейчас очень нужен старший брат…»

- «Спасибо, мама… Мама?»

Ответа не было.

- «Ну всё… Проговорили мою чакру, транжиры!» - обижено заявил Девятихвостый.

- «Для дела же!» - возразил Наруто.

- «Ну да ладно… - смягчился Лис. – Вот мы снова остались с тобой наедине…»

-«Что-то мне твоя интонация не нравится…»

- «А как же… Ты, я, и неизвестный Шиноби, следующий за нами по пятам. Классический любовный треугольник!»

- «Напомнил… Пока он не нападает, то на него можно не обращать внимания. Сейчас важнее найти следы сестры, а потом уже и с преследователем разберёмся.»

- «Даже если я скажу тебе, что это Итачи?»

- «ЧТО? НЕ ШУТИ ТАК!» - Наруто застыл на месте, но уже через пару секунд продолжил бежать.

- «Я и не шучу, - невозмутимо продолжил Лис. – У меня, конечно, нет таких сенсорных способностей, как у твоей матери или тебя, но если мне чакрой в нос ткнуть, то я её, конечно же, узнаю. Особенно, если это чакра клана Учиха. Так что сейчас я с уверенностью могу утверждать, что этот Шиноби и АНБУ, нашедший вас с Хинатой в том убежище, - один человек. Ну и, воспользовавшись банальной логикой, можно заключить, что за нами следит та самая Учиха Итачи, которую ты сам пытался выследить не один месяц. Не забавно ли?»

- «И что ты предлагаешь? – холодно ответил Наруто. – Бросится к ней на шею с воплем *Я люблю тебя, незнакомая женщина! *? Думаешь, мне самому не хочется? Но все эти чувства принадлежат не мне, а значит я попросту не имею права…»

- «Ну ладно, ладно… - проворчал Курама. – Чем тебе тогда Хината не угодила? Милая, хорошая девочка с изюминкой.»

- «Глупостей не говори! – Наруто начинал злиться. – Хината для меня, как вторая младшая сестрёнка, да и сама она ко мне, как к брату относится. Ты сам всё слышал, в наших отношениях романтикой и не пахнет!»

- «Ну тебе не угодить… Вот же она, женщина твоей мечты прямо за спиной. Обернись, и она твоя!»

- «У этой женщины всего один недостаток: она парень. Не всё так просто… К тому же, я решил для себя, что больше не буду стремиться к ней. Мы друг другу совершенно чужие люди.»

Наруто врал сам себе. Каждая клеточка его тела отчаянно вопила «Обернись!», но он не позволял себе последовать этому зову. Нужно было спасти Кагами, пройти экзамен, стать Хокаге. Где-то на задворках сознания маячила мысль о возвращении в свой мир. Но, как бы парень не убеждал себя, мучительно хотелось оказаться рядом с Итачи, взять её за руку и убедиться, что она реальна и больше не ускользнёт от него. Пусть даже это стоило бы жизни.

- «Ну же… Давай! – продолжил подстрекать Девятихвостый. – Подойди к ней! Скажи: возьми же меня на снегу! И будь счастлив, наконец!»

- «Да заткнись ты… И без тебя тошно!»

Узумаки уже был готов высказать всё, что думает о наглой рыжей морде своего спутника, как вдруг заметил остатки чакры Кагами. След был совсем слабым, но и этого было достаточно, чтобы найти девочку. Максимально сконцентрировавшись, Наруто отбросил все нежелательные мысли и прибавил шаг.

- «Эти цветочки не выглядят опасными, - милостиво сменил тему Курама. – Так что, мне кажется, что с твоей сестрой всё в порядке.»

- «Конечно… - улыбнулся парень. – Она же меня колотит, хоть я и капитан АНБУ».

- «Нашёл чем гордиться…»

На этом Курама благополучно заткнулся, но тревога вовсе не оставила Наруто. Чем дольше он шёл по следу, тем меньше цветов становилось. Трава была всё реже и желтее, а деревья и вовсе стояли без листьев. Через полчаса предельно быстрого бега Наруто оказался у входа в расщелину между двух скал. Никакой растительности здесь не было вовсе.

- «Полагаю, нам туда, - снова подал голос Курама. – Не люблю я тёмные дырки…»

Чертыхнувшись, Наруто шагнул в расщелину. Свет солнца проникал всего на насколько метров от входа, а дальше начиналась настолько непроглядная тьма, что парню на мгновение показалось, будто он ослеп.

- «И зачем она только сюда сунулась?! – недовольно ворчал Лис. – Нет, чтобы цветочки нюхать и нас дожидаться!»

- «Раз полезла, значит надо,» - коротко ответил Наруто.

Это место ему и самому очень не нравилось. Вместе с темнотой появился неприятный затхлый запах, под ногами хрустело что-то, подозрительно напоминающее человеческие кости, но парень отчётливо чувствовал чакру сестры неподалёку. Слепо шаря руками в темноте, Наруто наткнулся на нечто липкое и тонкое.

- «Паутина, - нервно подсказал Девятихвостый. – Следуя банальной логике, мы в паучьем логове».

К этому неутешительному выводу парень не прислушался. Поняв, что Кагами в самом центре этой паутины, он остервенело пытался разрезать нити кунаем, но лезвие только вязло в них и клеилось. Проклиная себя за несообразительность, Наруто направил чакру ветра в нож, чтобы сделать его острее. Конечно, обычный метал плохо проводил энергию, но полученного эффекта вполне хватило, чтобы разрезать паутину. Через несколько минут отчаянной борьбы с паучьим капканом парню удалось нащупать холодную ладонь сестры.

- Кагами? Как ты? – закричал Наруто, тряся её за плечо.

Девочка была почти без сознания, потому смогла только прошептать что-то.

- «Жива…»- с облегчением подумал парень.

- Пау… ки… - чуть громче сказала девочка.

- Я знаю, знаю. Не напрягайся…

- Печать… Сум… ка…

Сначала Наруто не обратил внимания на её слова, но, подумав, всё же нащупал сумку у неё на поясе и достал оттуда пару листов с печатями. Всё же Кагами не была тем человеком, который в таком плачевном состоянии стал бы говорить неважные вещи. Как только парень направил свою чакру в бумагу, линии печати вспыхнули, и яркий свет вырвал стены пещеры из темноты.

- «Задница вселенной… - присвистнул Курама. – Вот мы попали…»

Всё пространство вокруг, кроме узкого прохода, прорезанного Наруто, было затянуто паутиной, на которой сидели огромные пауки. Посмотрев на Кагами, парень ужаснулся ещё больше: девочка была мертвецки бледна, а на открытой шее виднелась большая рана от укуса.

Сжав кулаки от злости, Наруто стремительно соображал, что же ему желать. Будь с ним Саске и его Катон, будь он сам тем Наруто, что уже полгода возглавляет АНБУ, проблем бы не возникло. Но сейчас ему почти нечего было противопоставить полчищу огромных пауков, приближающихся к нему.

- «По старинке, Рассенганом?» - спросил Курама.

- «А что остаётся? – вздохнул Наруто, создавая теневого клона. – Кунаи им явно нипочём…»

Разнеся в клочья паука, подобравшегося ближе всех, парень расчистил от паутины побольше месте, чтобы создать ещё парочку клонов. Шли секунды. Минуты. Часы? Наруто уже потерял счёт, сколько огромных чудовищ он перебил. От паутины осталось меньше половины, но пауки, приползавшие на место убитых, были всё больше и больше. Теперь каждый их них в высоту был около двух с половиной метров, и Наруто приходилось всё тяжелее и тяжелее. Но, несмотря на это, он тщательно следил, чтобы ни один из монстров не подобрался к Кагами.

И вот туша последнего паука с мерзким треском падает на пол пещеры. Облегчённо вздохнув, Наруто повернулся к сестре, но тут от мрака отделилась грациозная тень и проскользнула мимо висящей на паутине девочки. Кагами вздрогнула, пустые зрачки её на мгновение расширились, и, приоткрыв посиневшие губы, она глухо захрипела. По бледной шее медленно расползался тонкий порез, через несколько секунд брызнувший фантаном крови.

Тень больше не скрывалась. Прямо под световой печатью стояла высокая фигура в маске АНБУ.

- Итачи… - не веря собственному голосу, прошептал Наруто.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 26

Из мира словно стёрли все цвета, кроме красного, белого и чёрного.
Красной была кровь на шее Кагами, на её губах и на коротком мече в руках Итачи.
Кожа девочки была мертвенно-бледной, трудно было поверить, что она ещё жива, но Наруто верил. Второе белое пятно – маска АНБУ с нарисованной на ней ухмылкой.
А всё остальное стало чёрным. Воспоминания, время, цели. Осталась только маленькое хрупкое тельце, которое стремительно покидало последнее тепло.
Наруто резко рванул к Кагами, но почти сразу же был отброшен Итачи на одну из паучьих тушь. Было очевидно, что просто так приблизиться к девочке она не даст. Парень быстро поднялся и снова попытался подобраться к сестре, но на этот раз был более осмотрительным. Ему удалось отбить выпад Итачи, но она всё равно теснила его к стене, не подпуская к Кагами.
- «Идиот! – зашипел Курама. – У неё меч, а у тебя всего лишь кунай!»
- «И что ты предлагаешь? Бросить сестру и просто уйти?!»
- «Я предлагаю тебя не умирать так глупо».
Наруто ничего не ответил. Он и сам прекрасно понимал разницу в силе между собой и противником. Итачи была старше, выше, сильнее. Она была гением, в конце концов. Возможно, находись он в своём настоящем теле, то смог бы победить её, но не сейчас. Даже самых упорных тренировок было недостаточно для того, чтобы тринадцатилетний генин смог сравниться с Шиноби из корня АНБУ.
Вспышка гнева немного поблёкла, и Наруто смог более здраво оценить своё положение. С перерезанным горлом люди долго не живут, а времени прошло уже не мало. Итачи могла убить его в любой момент, но от чего-то сдерживалась, лишь не подпуская к Кагами. Было горько осознавать, что он и сам много раз поступал так же: на миссиях, когда в бой вмешивались люди, убивать которых не было приказа.
- « У меня нет выбора, - холодно сказал Наруто. – Прости, Курама».
- «Нет, дурень! Не известно, чему это приведёт!»
Лис понял, что собирался сделать Наруто, но отговаривать его было бесполезно. В очередной раз поднявшись с холодного липкого пола, парень вытащил из кармана пилюли с демонической чакрой и проглотил все разом.
Из куцего мира исчезли все цвета.

Когда Наруто очнулся, первое, что он увидел, была боль. Каждая клеточка тела горела, раскаленные кости словно стремились разорвать плоть и вырваться наружу. Но понемногу сознание прояснялось, обнажая детали окружающего мира. Кое-как поднявшись с земли, Наруто огляделся вокруг. Мало что из увиденного напоминало пейзаж, который он запомнил: расщелина и сами скалы были разрушены, теперь от них остались только камни, разбросанные везде, куда хватало глаз; почти все деревья были вырваны с корнем, а немногие уцелевшие либо лишились почти всех веток, либо уныло дымились. Среди серых камней и пепла, в который превратилась трава, ярким пятном выделялись красные волосы Кагами. Девочка лежала спиной к Наруто и не двигалась, а рядом с ней, практически в такой же позе, находилась Итачи.
На мгновение Наруто растерялся. Он не знал, к кому из девушек ему броситься первой. Но, вспомнив, что именно Итачи перерезала горло его сестре, побежал к Кагами, повинуясь новой волне злости. Рухнув перед девочкой на колени, парень осторожно повернул девочку к себе. Она была ужасно бледной, с посиневшими губами и синяками под глазами, но дышала. Тихо, едва заметно.
- «Чудеса! – присвистнул Курама. – Если учесть, сколько крови из неё должно было вытечь, то её в ней литров пятьдесят, не меньше».
- «Вот снова ты… - облегчённо вздохнул Наруто. – Нет у тебя ничего святого…»
- «А сам? – парировал Лис. – Вон как свою любимую женщину отметелил!»
- «Заткнись! – рявкнул парень. – Она почти убила мою сестру!»
- «А ты не задумывался, что для этого у неё была тысяча возможностей, да и зачем убивать того, кто и так почти мёртв от паучьего яда?»
- «Хочешь сказать, что Итачи спасла Кагами, перерезав ей горло и дав вытечь отравленной крови?»
- «Я сказал то, что хотел сказать. Просто подумай над этим».
Поняв, что сестра жива, Наруто немного успокоился и начал осматривать девочку. Только сейчас он заметил, что пореза на её шее не было, а на его месте сидит маленькая бабочка с радужными крыльями. Парень попытался коснуться её, но рука натолкнулась на какой-то барьер.
- «Едритская богомышь… - подал голос Курама. – Я не знаю, что это такое, но эта штука спасла ей жизнь».
- «Я и сам догадался,» - фыркнул Наруто.
Состояние Кагами было далеко от нормы, но умирать в ближайшем времени она явно не собиралась, так что парень, разрываемый сомнениями, подошёл Итачи. Она лежала на боку, неловко подогнув под себя ногу. Девушка не двигалась, но жизнь в ней выдавало тяжёлое рваное дыхание. Наруто хорошо знал, что так бывает после сильного удара в солнечное сплетение. Наклонившись, парень грубо перевернул Итачи на спину. Девушка глухо застонала, но сопротивляться не стала.
Как ни странно, луж крови вокруг не было. Видимо, Итачи долгое время успешно уворачивалась, и её достигли лишь несколько атак. В тайне Наруто боялся, что в своём неистовстве нанес Итачи куда более серьёзные повреждения. Крупных ран не было, руки и ноги целы, но, судя по всему, несколько рёбер всё же были сломаны.
- «Скажи мне спасибо за это! Если бы я хоть немного тебя не сдерживал, то бы ей точно оторвал что-нибудь,» - заметил Курама.
- «Спасибо, - послушно повторил Наруто. – Всё же хорошо иметь вторую голову на плечах, когда собственную сносит. Но всё же странно, что нам пришлось сдерживаться. Если Итачи этого мира имеет хоть половины силы Итачи из нашего, то даже твоей чакры могло не хватить для победы».
- «Так она не сопротивлялась особо. По крайней мере после того, как на шею Кагами села та бабочка. Она не первая, кстати. Её предшественниц Итачи безжалостно разрубала, а эта ей, видимо, чем-то приглянулась».
- Странно… - вслух повторил Наруто. – Может, она и правда хотела помочь Кагами…
- «Ну тогда закидывай её на одно плечо, Кагами – на второе и беги в сторону заката!» - мечтательно протянул Курама.
- «Она же её чуть не убила! Перерезать горло для удаления яда в любом случае через чур!»
- «Если так, то бросай её тут! От ран не помрёт, да и сама как-нибудь выберется, раз попасть смогла».
- «Не могу я так… - вздохнул Наруто. – Вот сморю на эту девушку, и внутри все переворачивается. Хоть режь меня, а бросить её тут одну я не могу».
- «Ну что ты мнёшься как девственник в отделе порно журналов! – Лис начинал злиться. – Определись уже! Любишь – не любишь. Бросаешь – не бросаешь. Слушать тебя тошно!»
- «Мне и самому от этого противно, - неохотно признался парень. – Но ничего поделать я с собой не могу».
Курама, явно удручённый нерешительностью своего невольного товарища, возмущённо взмахнул всеми девятью своими хвостами и гордо удалился куда-то в глубь своей клетки. Продолжать беседу он был явно не намерен. Наруто вздохнул и снова наклонился к Итачи. Нельзя было точно сказать в сознании девушка или нет, но ответить хоть на один из тысячи вопросов она точно не смогла бы. Её сомкнутые веки дрожали, а губы жадно хватали воздух, который застревал где-то в горле и не желал проходить дальше. Наруто с тревогой подумал, что сломанные рёбра могли повредить лёгкое и поспешил перевязать девушку. Такая Итачи, беззащитная и тёплая, не вызывала в неё неприязни. Маска АНБУ разбилась во время боя, так что ничего больше не скрывало губы, улыбка на которых вызывала столько невероятных чувств. Парень постоянно ловил себя на мысли, что не может оторвать взгляд от её лица. Уже видел раньше Учиха Итачи, в женской версии черты лица остались те же, но что-то неуловимо изменилось: линии стали мягче и тоньше. Такое лицо хотелось рисовать, и теперь Наруто прекрасно понимал младшего себя.
Закончив перевязку, парень осторожно прислонил Итачи к одному из камней. Девушка не очнулась, но дышать стала ровнее. Кое-как оторвавшись от созерцания её лица, Наруто несколько минут напряженно думал, а потом всё же связал Итачи на тот случай, если, когда она проснётся, ей снова вздумается убить Кагами. После этого Наруто вернулся к сестре и хотел создать клона, чтобы оставить того приглядеть за ней, но в ответ едва притихшая боль разгорелась с новой силой. Смирившись с тем, что использовать какие-либо техники он пока не может, Наруто принялся осматривать местность. Точнее, то, что от неё осталось. Среди развороченных кусков земли и осколков скалы иногда попадались части особо крупных паучьих тушь – всё, что осталось от их несметного полчища. Пройдя по тому пути, где всего пару часов назад была расщелина, парень наткнулся на остатки пещеры, которая круто уходила вниз. Шарить по темноте не хотелось, так что Наруто вернулся к сестре, чтобы взять световых печатей, которые, к счастью, девочка припасла в избытке.
Пещера оказалась достаточно глубокой, потому только через полчаса продирания через паутину Наруто смог добраться до её дна. Узкий извилистый коридор заканчивался небольшой комнатой, в которой не было ничего, кроме изрядно отсыревшего свитка. Кое-как разглядев его, Наруто понял, что это договор призыва. Но, что странно, записаны в нём были всего три имени, и призывали им явно не пауков. Решив, что разберётся с этим позже, парень поспешил вернуться на поверхность.
- Почему ты не убил меня?
Такими словами встретила его Итачи. Лицо её при этом мало чем отличалась от разбившейся маски.
- А надо было? – так же холодно ответил Наруто.
- Да, надо, - девушка прикрыла глаза и прислонила голову к камню, на который опиралась.
В таком тоне разговаривать не хотелось. Наруто был рад, что Итачи очнулась, но её слова лишали это событие всякий радости, вновь разжигая раздражение и гнев.
- Я задаю вопросы – ты отвечаешь, - продолжил парень, вновь превращаясь в капитана АНБУ.
- А я и не возражаю, - устало ответила Итачи. – Всё равно не смогу рассказать тебе того, что ты хочешь узнать.
- Не сможешь или не знаешь?
- Я сказала то, что сказала. Мне известны ответы на все интересующие тебя вопросы, - Итачи приоткрыла глаза, и Наруто показалось, что в них блеснул озорной огонёк. Странно для того, кто всего минуту назад спрашивал о своей смерти.
- Нет, ты расскажешь.
С этими словами Наруто достал из своей сумки кисть с чернилами и, вплотную подойдя к девушке, нарисовал у неё на шее небольшую витиеватую печать.
- Ты же знаешь, что это такое? – продолжил он.
- Да… - уголки губ Итачи чуть дрогнули . – В АНБУ это зовётся «длинный язык». Тот, на ком эта печать, не может не ответить на заданный вопрос. И врать, естественно, тоже нельзя.
- Рад, что ты понимаешь это. Итак, начнём. Ты знаешь что-нибудь о месте, где мы находимся, и как отсюда выбраться?
- Да, знаю. Это каэн – сад цветов. Здесь обитают бабочки. А уйти отсюда можно только вместе с заключившим с ними контракт. Второй раз через ту пещеру не пройти.
Наруто цокнул языком и опустился на землю рядом с Итачи. Отвечала она охотно и явно по своей воле. Допрос мало напоминал допрос.
- Как ты уже понял, - продолжила девушка, - эти бабочки – призыв Кагами. Вероятно, она встретила одну из них, когда попала сюда, и та направила её к пещере со свитком призыва, где эта девочка и попала в паутину.
- Если я правильно всё понял, - вздохнул парень, - то сейчас эти самые бабочки спасли моей сестре жизнь, но если так, то какой смысл им было посылать её на верную смерть?
- Бабочки очень редкий призыв. Ты принёс свиток, а значит видел, что в нём почти нет имён. Это потому, что он пропал много лет назад, и заключить договор не было никакой возможности. Теперь ясно почему: те гигантские пауки захватили пещеру, где он хранился, и убивали каждого соискателя.
- У тебя был приказ убить Кагами?
- Да.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 27

С неба рухнула тишина. Как-то резко стало заметно, что уже стемнело, и острые звёзды впиваются в тело. Деревья, трава, камни, всё источало напряженную тишину. Наруто дышал ей, позволял проникнуть в свою кровь, а потом и в сердце. Внутри всё рвалось, крутилось и падало, ведь он до последнего надеялся, что Итачи не собиралась убивать Кагами, а таким странным способом пыталась помочь. Спрашивать было бессмысленно, но он спросил:

- Ты хотела убивать мою сестру?

- Нет.

-«Финиш, - присвистнул Курама. - Вот с этого момента я отказываюсь что-либо понимать. Впрочем, одно ясно - логика у местного Итачи бесспорно женская!»

- Если бы я хотела её убить, то она была бы мертва, - продолжила Итачи.

Сложнее всего для Наруто было оставаться на месте и ничего не делать. Он бесконечно устал от раздиравших его противоречий, так что теперь старательно выбивал из головы мысли и желания, говорил, чтобы не наполняться тиШиной.

- Почему не хотела убивать? Почему нарушила приказ?

- А тебе нравится убивать ни в чём не повинных девочек? - глаза Итачи вспыхнули ярче, а голос звенел от нарастающего гнева. - Я не чудовище! Одно дело служить на благо деревни, а совсем другое убить ребёнка только за то, что она лишняя…

- Почему лишняя? Кто отдал приказ убить Кагами? - нервно перебил Наруто.

Итачи вдруг побледнела и резко подалась вперёд. Лицо её исказила гримаса боли, но она всё равно шевелила губами, пытаясь ответить. Неловко изогнувшись, девушка завалилась на бок и стала извиваться, словно под ней была не земля, а раскалённое железо.

- «Идиот, - закричал Лис, - скорее стирай печать, иначе она умрёт!»

Наруто, растерявшийся от неожиданности, рванул к Итачи и быстрым движением смазал чернильные линии у неё на шее. Девушка в последний раз дёрнулась и обмякла, тяжело дыша. Наруто не понимал что произошло, но точно знал, что никогда бы не смог возненавидеть Итачи. Сейчас вся она билась у него на руках живым беспокойным пульсом. Один удар, одно движение лезвием, и вся эта жизнь выплеснется наружу. За всей этой силой и жуткими способностями Шарингана скрывалось маленькое тёплое сердце, которое не хотело убивать, а желало лишь не мешать другим.

Осторожно убрав волосы с взмокшего лица Итачи, Наруто прижался губами к её лбу и обнял. Теперь он всем телом чувствовал, как ей было больно и страшно, как дрожь постепенно проходит, сменяясь неприятным онемением в мышцах.

- Прости, - тихо сказал он.

- Не твоя вина… - прошептала в ответ Итачи. - Я не могу разглашать информацию, касающуюся клана и моей работы. Наказание - смерть.

Наруто чуть отстранился, и девушка высунула язык, показывая небольшую печать на нём. Такая же печать Неразглашения была и у Сая, так что Наруто сразу узнал её. Его собственная печать заставляла Итачи рассказывать то, что эта запрещала.

- Так вот что ты имела ввиду, когда говорила, что знаешь, но рассказать не можешь…

Осторожно прислонив девушку обратно к камню, Наруто начал развязывать её. Сейчас почему-то казалось глупым не доверять ей или подозревать в чём-то. Её навязчивое желание умереть обезоруживало, деля подобные меры предосторожности бессмысленными.

- Ты сейчас как… Нормально?

- Да, боль прошла. У меня почти остановилось сердце, так что бегать в ближайшие несколько часов не смогу, пожалуй, - устало улыбнулась Итачи.

- Дура!- раздражённо выпалил Наруто. - Ты должна была сказать, что моя печать могла убить тебя!

- Это ты дурак, - с той же усталой улыбкой ответила девушка. - У меня есть приказ, я его выполнять не собираюсь, как думаешь, что мне за это будет?

Пальцы вдруг перестали слушаться, и узел, который Наруто завязывал всего пару часов назад, оказался сложней из существующих головоломок.

- Давай так, - старательно выравнивая голос, сказал парень, - если хочешь помочь мне, то всё же ответь на тебе вопросы, которые можешь. Если информация опасна, то просто молчи.

Итачи коротко кивнула и с интересом посмотрела на Наруто, словно ожидая от него чего-то.

- Как ты оказалась здесь? Я думал, что в подобные священные места попасть не так-то просто.

- Я следила за вами с начала экзамена, - разочаровано вздохнула девушка. - Когда Каками переместилась, то я с помощью специальной техники последовала за ней, но попала туда же, куда и ты. Потом просто шла за тобой.

- Что за техника?

- Не могу сказать.

- Кто отдал приказ?

- Не могу сказать. О миссиях спрашивать бесполезно, так что подумай хорошенько, прежде чем говорить.

- Тогда… Ты можешь сказать, встречались ли мы раньше?

Итачи снова блеснула глазами и улыбнулась. Для человека со сломанным ребром, который два не умер, она была слишком уж весела.

- Я однажды встречалась с мальчиком, по имени Наруто. Моя миссия закончилась, и я возвращалась в деревню, когда наткнулась на него посреди леса недалеко от Конохи. Шёл снег, а мальчик был легко одет, потому сильно замерз. Я, как могла, согрела Наруто, мы немного поговорили, а после я отвела его домой.

- О чём вы говорили?

- Наруто знает о чём,- Итачи откровенно забавлялась.

- «Не пались ты, дурья башка! - заметил Девятихвостый. - Если забыл, то Наруто - это ты!»

- Ты знаешь, кто я? - затаив дыхание, спросил парень.

- Знаю, но сказать могу только то, что ты не тот потерявшийся плачущий мальчик, которого я встретила зимним вечером. Если хочешь спросить что-то ещё, то на развёрнутом ответе советую не настаивать.

- «Бинго! - Курама явно был доволен своей идеей. - Раз она не может сказать, то в нашей рокировке точно замешан клан Учиха! Осталось только выбить из них информацию, и мы вернёмся домой.»

- «Ути мой гений… - передразнил его Наруто. - У всех, кто владеет информацией, наверняка стоит печать Неразглашения, так что толку от твоей идеи, как от холодильника в стране Снега!»

Наруто хотел расспросить Итачи ещё, но тут темноты послышался тихий стон. В этом наполненном цветами и бабочками мире он мог принадлежать только одному человеку. В одно мгновение оказавшись рядом с сестрой, парень осторожно приподнял её.

- Не вздумай разговаривать! - выпалил он, видя, что Кагами хочет ему что-то сказать . - Я и так знаю, что лучший брат на свете. Скажешь всё потом, а сейчас послушай меня. Нам срочно нужно вернуться в Коноху, а для этого тебе необходимо заключить контракт.

Кагами едва заметно кивнула и протянула руку. Наруто бережно взял её ледяную ладонь, достал кунай и сделал крошечный порез на пальце. Ему казалось, что даже потеря такой маленькой капельки крови может убить сестру. Подавив накатившую волну беспокойства, Наруто начал осторожно выводить на свитке имя девочки. Как только последний иероглиф был завершен, мир вокруг потемнел, а когда парень снова увидел свет, то понял, что это люстра на кухне его дома.

А дальше выл взволнованный голос мамы, тёмные пятна перед глазами и его собственный отчаянный шепот: «Только не выдавайте им Итачи!»

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 28

- ЦУНАДЕЕЕЕЕЕЕ!

Истошный вопль пронзил голову. Наруто, не открывая глаз, поморщился от звонкого женского голоса, который тяжело отдавался в каждой клеточке его тела. Не успело это ощущение утихнуть, как в голове загремели чьи-то торопливые шаги и крики. Мучительно хотелось встать и уйти куда-нибудь в тихое место, где никто не шумит, но тело не слушалось. Наруто попытался встать - не получилось, попытался приподняться - не получилось, попытался открыть глаза - снова не вышло. Тяжёлое ватное тело не желало связывать себя с постепенно проясняющимся сознанием. Вот уже среди криков парень смог различить отдельные голоса и даже фразы.

- Ну, наконец-то, он очнулся! Месяц прошёл… Я уже боялась, что нам вечно придётся держать беднягу на капельницах…

- Не говори ерунды! - второй голос был взволнован и рассержен одновременно. - Если человек не мёртв, то я смогу поставить его на ноги.

- Если таковые имеются, конечно же, - этот слишком спокойный, чтобы не быть насмешливым, голос был знаком Наруто. Его обладатель - Какаши-сенсей - частенько бывал у него дома.

- Помолчи уж! - всё тот же раздраженный голос подкрепил своё недовольство ударом о стену. - Это случилось при тебе, так что неизвестно, виновен ты в состоянии Наруто, или нет.

- Вы и сами прекрасно знаете, Хокаге-сама, что я просто зашёл за Наруто перед миссией, и он уже был в таком состоянии, - всё так же спокойно парировал Какаши.

- Действительно, Цунаде-сама, Вы и сами прекрасно понимаете, что при всех талантах Хатаке заставить Девятихвостого прийти в бешенство он не способен. Лучше проверьте Наруто. Судя по показаниям датчиков он очнулся, но не пошевелил и пальцем.

- Без тебя знаю, Шизуне!

На этом голоса стихли, сменившись раздражённым шипением и бряцаньем каких-то приборов.

«Хокаге Цунаде? Что случилось с моим отцом? И почему я не могу пошевелиться?»

Наруто судорожно пытался разложить вывалившуюся на него информацию по полочкам, но получалось плохо. Мысли всё ещё путались, а мышцы почему-то начинали глухо болеть. В любом случае, чтобы хоть что-то прояснить и не сойти с ума, необходимо было хотя бы открыть глаза. Могучим усилием воли Наруто смог приподнять веки. Тут же по зрачкам резануло белым, парень инстинктивно зажмурился, но через несколько секунд открыть глаза было гораздо легче, а свет уже не причинял боль.

Всё вокруг было белым, потому Наруто догадался, что он в больничной палате. Почти сразу он увидел Какаши, стоявшего у дальней стены. Мужчина читал книгу, и его, казалось, больше ничего не беспокоило. Слегка повернув голову - на большее Наруто пока был не способен - он увидел двух незнакомых женщин, которые о чём-то напряженно переговаривались. Одна из них, высокая блондинка с большой грудью, раздраженно шипела и гневно стучала по папке с показателями датчиков, а вторая, тоненькая брюнетка с короткой стрижкой, тихо, но твёрдо возражала ей. Заметив, что Наруто открыл глаза, обе женщины мгновенно затихли и подбежали к нему.

- Как ты себя чувствуешь, Наруто? - взволнованно спросила блондинка.

Парень хотел ответить, но челюсть словно одеревенела, а язык отказывался повиноваться. Понимающе хмыкнув, женщина коснулась его лица, и Наруто почувствовал, как мышцы постепенно расслабляются под влияние чужой чакры.

- Хорошо… - смог, наконец, сказать он. - Не стоит беспокоиться…

- Не стоит беспокоиться?! - разозлилась блондинка, которую, судя по темпераменту, и звали Цунаде. - Да мы все тут извелись за этот месяц, а ты предлагаешь не беспокоиться?! Думаешь, можно вот так просто взять, разнести чакрой Девятихвостого целую улицу, впасть в кому, а потом встать, как ни в чём не бывало, и пойти сирень нюхать?

- Простите… - если бы мог, Наруто вжался бы в кровать, но тело всё ещё не слушалось его, потому пришлось лежать, как лежал, и виновато смотреть на окружающих.

- Не кричите на него, Цунаде - сама! - возмутилась Шизуне. - Он только от одних Ваших воплей ещё на месяц в обморок упасть может.

- Не преувеличивай… - проворчала Хокаге, но кричать перестала. - Что случилось мы, в общем-то, знаем, - миролюбиво продолжила она. - Печать Девятихвостого нарушилась, и его чакра вышла из-под контроля. Охваченный ей, ты разнёс свой дом и всю остальную улицу, но нам удалось поймать тебя и кое-как обуздать вырвавшуюся чакру, но после этого ты был без сознания вплоть до сегодняшнего дня.

- О чём Вы? - прошептал Наруто. - Девятихвостый демон запечатан в моей маме… Где отец? Он наверняка всё объяснит…

В комнате повисла тишина. Шизуне и Цунаде недоумённо смотрели на парня, а Какаши перестал листать свою книгу. Сам Наруто испуганно зажмурил газа. Интуитивно он понимал, что сказал то, чего говорить не стоило, и теперь у него могут быть большие неприятности.

- Может, это последствие комы… - наконец, предположила Шизуне.

- Да всё у него с мозгом в порядке, - ответила Цунаде, - мы же сто раз всё проверяли. Ни амнезии, ни каких-либо других отклонений быть не должно.

- Папа, мама, сестра… Где они? Неужели я… убил их?

Наруто начинало мелко трясти от собственной догадки. Как ни пытался, произошедшего он вспомнить не мог, и это пугало. Пусть мама и не уделяла ему особо много внимания, но если бы он так серьёзно заболеет, то непременно пришла бы. А о том, что может означать смена Хокаге, не хотелось и думать. Наруто понимал, что за такие вопросы его по головке не погладят, но не спросить он не мог.

- Если это шутка, Наруто, то она не смешная, - холодно ответила Хокаге. - Ты не хуже меня знаешь, что Минато и Кушина погибли в день твоего рождения, и никакой сестры у тебя никогда не было.

- Как…

Наруто ошарашено смотрел на женщину. Он заплакал бы, но слёзы не желали течь, неприятным покалыванием отдаваясь в слёзных железах.

- Цунаде… - робко начала Шизуне. - Ты бы помягче с ним… Парень явно серьёзен.

- Ещё чего! Некогда мне с ним возиться. Не известно, как отреагируют печати на то, что он пришел в сознание. У нас там и так всё на соплях держится… - проворчала женщина. Видимо, она и сама пожалела, что вывали всё на Наруто вот так сразу.

- Оставьте мальчика в покое, - наконец, подал голос Какаши. - Ему явно нужно придти в себя. Устроите допрос после.

- Не командуй! - фыркнула Цунаде. - Если печать снова…

- Сами видите, что с печатью всё в порядке, - оборвал её мужчина.

- Но он говорит странные вещи! Может Наруто, и не Наруто

- Глупости. Вы и сами прекрасно знаете, что это тело, бесспорно, принадлежит Узумаки, так как подделать чакру Девятихвостого невозможно, равно как и поместить её в кого-либо другого. Если это подмена сознания, то самая бездарная и бессмысленная, которую я только видел. Шиноби, сделавшему это, пришлось бы месяц проваляться в коме. Да и ложь его слишком нелепа, ведь он ошибается не в личной информации, а в общеизвестных фактах.

- Без тебя знаю… - вздохнула Цунаде. - Но мы целый месяц ждали, чтобы узнать, что случилось, а тут такое…

Ещё раз вздохнув, Хокаге взяла со столика шприц и сделала Наруто укол. Так как тело онемело, парень ничего не почувствовал.

- Мы не можем быть уверены, что это действительно Наруто, потому глаз с него не спускай, пока не очнётся! - бросила Цунаде Какаши и потянула за собой к выходу Шизуне.

- Глаза, Вы хотели сказать, - заметил мужчина, когда дверь захлопнулась.

Усевшись на стул рядом с кроватью, Какаши направил тот самый глаз, который велено было не спускать с Наруто, в свою книгу. Он молчал, за что парень был очень благодарен. В голове всё крутилось и вертелось, потому отвечать на вопросы Наруто был просто не в состоянии. Наконец из глаз покатились непослушные слёзы. Горло сжималось от рыданий, и было трудно дышать, но постепенно дыхание выровнялось, и Наруто почувствовал что засыпает. Беспокойство понемногу меркло, ведь он знал, что рядом Какаши - крошечный кусочек мира, к которому он привык.

Наруто проснулся от нестерпимой боли в мышцах, но когда он попробовал пошевелиться, у него это получилось. Тело оживало, признавая его своим хозяином.

Помимо него в комнате были Шизуне, Цунаде и девушка с длинными тёмными волосами, которая показалась ему знакомой. Теперь всё вокруг было не таким белым - глаза пришли в норму и стали различать больше оттенков.

- Очнулся-таки! - цокнула языком Цунаде и села на стул, где ранее расположился Какаши. - Можешь говорить?

Наруто приподнялся на постели и кивнул, но, видя недовольный взгляд женщины, на всякий случай сказал «Да».

- Расскажи о себе, - попросила она, доставая блокнот и ручку.

- Я Узумаки Наруто, - начал парень, - мне тринадцать лет. Родился и всю жизнь провёл в Конохе. Посещаю Академию Шиноби. Отец - Четвёртый Хокаге Намикадзе Минато, мать - Намикадзе Кушина. Есть младшая сестра Кагами. Она хорошая и родители очень её любят. Ещё рисовать люблю… - добавил Наруто, когда Цунаде вопросительно посмотрела на него.

- Это всё? - вслух спросила женщина.

- Ну… Про меня не очень интересно рассказывать. Лучше сами спросите.

- Хорошо. Почему у тебя фамилия матери?

- Папа… Стесняется меня, - неохотно выдавил Наруто. - Я не люблю быть Шиноби, потому о моей принадлежности к семье Хокаге лучше лишний раз не напоминать.

Цунаде переглянулась с Шизуне и спросила:

- Чем тебе Шиноби не угодили? Они же сильные. Неужели не хочешь стать сильным,чтобы защищать своих близких?

- Хочу, - вздохнул парень, - но это не главное. Понимаю, звучит немного цинично, но я так думаю. Вот папа сильный. Он защищает нас и всю деревню, но дома он почти не бывает, ему некогда любить свою семью. Мама тоже сильная. А ещё она умеет очень вкусно готовить, но на это времени у неё не остаётся. Если это значит быть сильным Шиноби, то я не хочу так.

- Чего же ты тогда хочешь?

- Чтобы все улыбались, - Наруто улыбнулся сам. - Но пока не знаю, как это сделать, потому только рисую людям улыбки.

- Такие мысли… - протянула Цунаде. - Тебе точно тринадцать?

- Ну конечно! Я и так низкий для своего возраста…

Цунаде фыркнула и протянула парню зеркало, лежащее на столике рядом. Наруто посмотрел на себя и опешил. В зеркале, безусловно, был он, но старше на несколько лет. Исчезла детская округлость, черты лица заострились.

- Тебе сейчас шестнадцать, - пояснила Цунаде, - и ты почти с меня ростом.

- Как же…

- Мы пока не знаем, но стараемся выяснить. Расскажи, каково последнее твоё воспоминание.

Наруто прикрыл глаза и сосредоточился. Теперь голова работала не в пример лучше, чем раньше, потому кое-что ему удалось вспомнить.

- Мы с сестрой ссорились. Она увидела, что я точу карандаши кунаем, и рассердилась на меня. Говорила, что оружие для такого не предназначено. Кричала на меня. А потом я пошёл в свою комнату и лёг спать. Очнулся уже тут.

Цунаде скептически оглядела парня и поднялась с кресла.

- Это не Наруто, - зашептала она подошедшей Шизуне. - Он никогда бы не отказался от желания защищать друзей! Не знаю, кто это, но…

- Я Наруто! - неожиданно разозлился парень. - Я не знаю вас, но вынужден отвечать на ваши вопросы. Да, я не понимаю, что происходит, но отказывать мне в том, кто я есть, не позволю! Я - УЗУМАКИ Наруто, сын Минато и Кушины, брат Кагами и житель Конохи. Вы не смеете говорить, что я, это не я!

От вспышки гнева Наруто начал задыхаться. Он понимал, какую глупость сделал. Ему и так тут никто не верил, так что лучше было сидеть тихо и не высовываться, но так он не мог. В мире было не так много вещей, в которых он уверен, чтобы позволить кому-то вот так небрежно отрицать их.

- А может, и Наруто- нарушила повисшую тишину Цунаде.

- Конечно Наруто! - подала голос длинноволосая девушка, молчавшая до этого. - Другой… Но всё равно наш Наруто! Никто так не заботится о других, как он, пусть и иным способом.

- Может, и так, - задумчиво кивнула Хокаге. - В любом случае, мы пока точно не знаем его личности, а значит он может быть опасен. Впрочем, в таком состоянии из этой комнаты он ещё долго не выйдет. Будешь следить за ним, пока Какаши не вернётся с миссии, - обратилась она к девушке. - Если что, и со сломанной рукой с ним справишься…

- Конечно, Хокаге-сама.

Бросив на Наруто любопытный взгляд, Цунаде направилась к двери, вновь увлекая за собой Шизуне. Оставшись наедине с девушкой, парень начал осторожно разглядывать её. На руке у неё был внушительных размеров гипс, а на шеках несколько пластырей, но всё равно было видно, что у неё очень красивое симметричное лицо, на котором сияли большие фиалковые глаза. Именно сияли неподдельным счастьем.

- Меня зовут Хьюга Хината, - улыбнулась девушка, - у нас впереди несколько недель ежедневного общения, чтобы подружиться.

- Буду рад, - улыбнулся в ответ Наруто.

Наконец, среди свалившихся на него потрясений засияло хоть что-то хорошее.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 29

Наруто было неловко.
В кресле, где до этого побывали Какаши и Цунаде, теперь сидела Хината и отстранённо улыбалась. Парень не знал людей, но хорошо разбирался в их лицах, потому очень остро понимал, что улыбка эта не настоящая. Но и лицемерной её назвать тоже было нельзя. Так улыбается человек, который хочет дать другим понять, что с ним всё хорошо, что он устал, но может бежать дальше, что ему больно, но он не отступил назад. Такая улыбка как символ. За ней очень просто молчать.

А поговорить было решительно не о чём.
Наруто и так было сложно сходиться с новыми людьми, да и ситуация для этого не располагала. Запертый в незнакомом месте незнакомыми людьми и облепленный странными печатями меньше всего он хотел новых болезненных расспросов.
И Хината молчала, сдержано улыбаясь своим мыслям. Может, она понимала Наруто, а может, и сама не хотела говорить с ним. В любом случае, тишина всегда остаётся тиШиной, вне зависимости от истинных причин своего существования.

Сидеть так было очень скучно, потому Наруто очень скоро заёрзал на своей кровати и, переборов внутренние сомнения по поводу присвоения чужого имущества, взял со столика оставленные Цунаде блокнот и ручку.
Занявшись привычным делом, парень быстро успокоился и даже почти забыл о том, в каком запутанном положении находится.
Линия за линией, штрих за штрихом он приводил мысли в порядок. Рисование всегда помогало.
После очередных нападок сестры, колкостей одноклассников или порции смиренного безразличия со стороны родителей, только карандаш дарил умиротворения и уверенность, что всё будет хорошо, что в мире есть хоть что-то, что он может изменить, пусть даже в рамках листа бумаги.

- Ой, это же я… - удивлённый голос Хинаты вырвал Наруто из рабочего транса.

- Хока… Цунаде-сама не рассердится, что я испортил её блокнот? - взволнованно спросил он.

- Ну что ты, - улыбнулась девушка. - Уверена, она о нём и думать забыла, как только выпустила из рук. А рисуешь ты здорово!

- А что, ваш Наруто разве не рисует? - Для парня сама мысль, что он может не рисовать хоть в одной из существующих вселенных, была верШиной абсурда.

- Нет, - фыркнула Хината, - совсем не рисует. А в Академии он даже печать ровно вывести не мог. Помню, из-за его ошибки у нас на одном из уроков класс затопило.

- Выходит, что и тут я в искусстве ниндзя полный профан…

- Ну что ты! - Хината ободряюще коснулась плеча Наруто. - Пусть в Академии ты и не блистал, но после тренировался как никто другой и много раз спасал всех. И меня в том числе. А сейчас ты и вовсе капитан АНБУ.

- Эх… Знали бы папа и мама об этом. Тогда они точно бы гордились мной… - вздохнул парень.

- А разве они не гордятся? Ты же так хорошо рисуешь! - удивилась Хината.

- Это не то… - Наруто покачал головой. - Им нужен сын - образцовый Шиноби и будущий герой деревни. А не я.

- Глупости…

- Не надо! Ты ведь и сама не веришь в то, что говоришь.

Хината, поражённая его правотой, замолчала и снова погрузилась в свои мысли. Даже сейчас, когда она путём изнурительных тренировок отточила своё искусство боя и даже стала джонином, отец не признавал её так, как ей хотелось. Даже сейчас, она была менее талантлива, чем сестра. Потому положение Наруто было слишком знакомо Хинате, чтобы она могла не понять его. Было очень странно видеть родственную трепещущую душу в том, кем всегда восхищалась.

- Прости… - робко прошептал Наруто и протянул вырванный из блокнота рисунок. - Я был резок…

- Ничего… - Хината выбралась из своих мыслей и взяла предложенный портрет. - Это мне не стоило говорить ложные слова утешения.

Девушка нравилась себе на рисунке. Своё лицо она могла видеть только в зеркало, но в такие минуты, когда она погружалась в себя, стекла рядом не было. Выражение глаз, лёгкая линия улыбки, в каждом штрихе она видела себя и удивлялась, как ребёнок, едва знакомый с ней, смог так точно передать характер и настроение.

- Ведь в твоём мире тоже должна быть Хината. Вы с ней дружите? Какая она? - чуть подумав, спросила девушка.

- Ты - моя одноклассница. Только тринадцати лет, конечно же. Я и не разговаривал-то с тобой ни разу, но по характеру ты очень напоминаешь меня самого: тихая, застенчивая, полная неисполненных желаний.

- Я действительно была такой раньше, - вздохнула Хината, вспоминая себя в детстве, - но ты изменил меня. Сейчас мне даже немного жаль прошлую себя…

- Значит, ты и меня жалеешь?

- А как же иначе? Твоей нынешней ситуации не позавидуешь, - поправилась девушка. Она чувствовала, что жалость может обидеть Наруто.

- Смешно как-то получается, - улыбнулся парень. - Я и представить не могу, что в состоянии изменить кого-то. Всё же я не ваш Наруто.

- Ты и сам понимаешь, что это и так, и не так одновременно. Да, ты другой, но, разговаривая с тобой, я почему-то не чувствую существенной разницы. А что ты сам думаешь на этот счёт? - Хината была благодарна за смену темы.

- В первую очередь я уверен, что я - настоящий, и жизнь, которую я помню - тоже настоящая. Но и ты, безусловно, реальна, хоть и не являешься частью привычного мне. Следовательно, есть две равнозначных реальности, но по какой-то причине Наруто в них обменялись местами.

- Я верю, что ты не врёшь, потому тоже придерживаюсь такого мнения. Если мы правы, то в твоём родном мире Минато и Кушина живы - здоровы.

- Да, - улыбнулся Наруто, - это ещё одна причина, по которой я хочу верить в свою догадку. Папа и мама сильные, так что с ними ничего не должно случиться, пока меня нет.

Хината улыбнулась в ответ. Ей не хотелось рассказывать о том, как Цунаде с пеной у рта доказывала старейшинам, что его нужно оставить в живых. Не хотелось говорить, что он может и не вернуться в свой мир, навсегда оставшись в этой запечатанной комнате. Не хотелось вываливать все проблемы, которых за последнее время появилось не мало. Все надеялись на помощь Наруто, но сейчас она была нужна самому герою-спасителю.

- Хината, расскажи мне про этот мир, если можно, конечно, - тёплый голос снова вытащил девушку из раздумий.

- Расскажу, секрета тут нет. Дай знать, если мои слова разойдутся с твоими воспоминаниями.

Парень утвердительно кивнул.

- Когда-то Мудрец Шести Путей…

- Ой нет, - перебил её Наруто. - Эту историю я знаю. Про Учиха, Сенджу, основание Конохи и Мировую войну Шиноби нам ещё в Академии рассказывали.

- То есть и про вторую, третью и четвёртую тебе тоже известно?

- Да нет же, - парень поморщился. - Их попросту не было. Война прошла, Пятёрка Великих Стран заключила союз, и после этого конфликты были только локальные или вовсе со сторонними злоумышленниками.

У Хинаты перехватило дыхание. Если и последней войны не было, то Нейджи и все остальные, кто погиб в той битве, остались живы. И не только они. В мирное время вообще никому не нужно было умирать не своей смертью.

- То есть ты хочешь сказать, что в другом мире живы не только твои родители, но и Третий Хокаге, и весь клан Учиха? - вопрос был очевидным, но Хинате необходимо было услышать ответ.

- Конечно, - непонимающе пожал плечами Наруто, - а Учиха так вообще процветают. У вас разве не так?

- К сожалению, не так, - девушка сглотнула подступивший к горлу ком и попыталась выровнять дрожащий голос. - Тут было много войн, многие погибли, как и Кушина с Минато. Не думаю, что ты захочешь знать больше. Это не самая приятная история.

- Расскажи, - Наруто уставился на девушку пронзительно голубыми глазами и с силой сжал простынь. - Пусть мир другой, но, как я понял, здесь живут те же люди, которых я каждый день видел из окна. Мне нужно знать.

Хинате стало стыдно и горько от того, что она хоть на мгновение могла подумать, что Наруто может быть всё равно. Тот, кто никогда не закрывал глаз на судьбу других, не отвернулся и сейчас. Говорить было сложно, а рассказать нужно было многое. Девушка старалась изо всех сил ничего не упустить и держать себя в руках, но голос то и дело срывался, а глаза предательски становились влажными. Но собственные чувства бледнели, когда она видела реакцию Наруто. Мальчик напряженно замер, всё сильнее сжимая простынь. Его детское лицо казалось каменным, потому отчаянно живые глаза смотрелись на нём неестественно и жутко. Наруто не задавал вопросов и не перебивал, и только когда Хината закончила, он прошептал одними губами:

- А ведь я живу в сказке… Я не знаю ни одной страшной смерти, ни одной трагедии. Все мы не знаем, а кто знал - давно позабыл. Я и представить не мог, что жизнь может быть такой…

- А мне сложно представить твой мир… - переведя дух, так же шепотом ответила Хината. - Но я всё бы отдала, чтобы оказаться там…

- Не говори так! - резко повысил голос Наруто. - Не смей. Твоя жизнь делает тебя той, кто ты есть. Отказываясь от прожитой судьбы, ты предаёшь всех, кто пожертвовал собой. Отказываешь людям как в смысле жизни, так и в смысле смерти. Этого ты хочешь?

- Нет… - девушка пристыжено опустила глаза. - Прости…

- Это ничего… - Наруто и сам испугался своего напора. - Можно, я сделаю ещё один твой портрет? Это так замечательно - рисовать тебя, помогает успокоиться…

- Конечно, - Хината растеряно улыбнулась и поудобнее уселась в кресле.

Сейчас очень хотелось помолчать, да и позировать ей было не сложно. Она частенько увлекалась собственными мыслями и словно забывала о теле, оставляя его без внимания. Эта способность помогала ей в медитациях. Пожалуй, это едва ли не единственное умение, в котором она превзошла сестру, и за которое отец искренне хвалил её.

А подумать было над чем. Когда Хината узнала, что Наруто очнулся, то тут же побежала к Цунаде чтобы уговорить пустить её к нему. Женщина сжалилась и даже рассказала то, что ей удалось выяснить, а после и вовсе попросила присмотреть за Узумаки. Девушка была очень рада этому, но, вместе с тем, колючий страх не покидал её. Она боялась, что этот другой Наруто окажется совсем не таким, какого ей хотелось увидеть. Мелочность, трусость, равнодушие - вот что пугало её. Ведь это совершенно другой человек, значит у него нет причин быть тем удивительным ярким Наруто, которого она так любила и за которым привыкла идти. Но, к великому облегчению Хинаты, мальчик, которого она повстречала, светил ничуть не менее ярко. Пусть по-другому, но всё так же тепло. И хоть сейчас ему было всего тринадцать, но он уже исправлял её ошибки, в которых она сама не призналась бы себе.

Наруто увлечённо рисовал. Как и раньше, бумага принимала на себя всю боль и тревоги, оставляя лишь лёгкий образ девушки перед ним. Рисовать с Натуры было непривычно, ведь раньше для него никто не позировал, и рисовать приходилось по памяти. Но видеть перед собой того, кого желаешь изобразить, оказалось намного интереснее. Линии казались живее и выразительнее, неся в себе уже не только эмоции художника, но и модели. Наруто очень нравилось это ощущение, потому он пообещал себе, что когда-нибудь наберется смелости и обязательно попросит маму позировать ему, и, может быть, даже ту удивительную девушку, что нашла его в заснеженном лесу.

Когда портрет был закончен, Наруто с сожалением вырвал его из блокнота и протянул Хинате. Очень хотелось оставить рисунок, но он видел, с каким восхищением девушка смотрит на своё изображение, потому не смог не отдать его ей.

- У тебя настоящий талант! Это удивительно…

- Ты первая, кто меня похвалил, - застенчиво улыбнулся Наруто. - Я свои рисунки ещё никому не показывал.

- Это ты зря… Покажи, и тебя непременно оценят! А теперь извини, но уже очень поздно, и мне пора на обследование. Хоть мне и сказано следить за тобой, но в этой больнице я ещё и пациент.

- Как же поздно? - удивился Наруто и кивнул в сторону окна. - Ещё совсем светло.

- Извини… - запнулась Хината. - Я рассказала тебе историю этого мира, но ни словом не обмолвилась о событиях последнего месяца. С того дня, как ты потерял сознание, тут всегда светло. Ночи нет, и это не единственная странность…

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 30

-Доброе утро, - улыбнулась Хината, заглядывая в палату к Наруто.
- Доброе, - улыбнулся парень в ответ. - Можно я и сегодня нарисую тебя?
- Так сразу? - удивилась девушка. - Я думала, что ты захочешь ещё расспросить меня.
- Ну так ты рассказывай, а я рисовать буду. Так даже интереснее, если ты не будешь сковывать себя. У тебя очень красивая естественная мимика. Хочу нарисовать твоё лицо настолько восхитительным, насколько ты мне его покажешь…
Хината шумно вздохнула и села на кресло, суетливо поворачиваясь к окну. Ей было тяжело признаться себе, что этот странный комплимент от странного мальчика её смущает. И радует. Она никогда раньше не слышала ничего настолько искреннего и приятного. Сам же Наруто отчаянно краснел, понимая, что только что сморозил. Он ждал Хинату всю ночь, предвкушая её общество, потому не смог сдержаться, когда она всё же пришла.
- Как твоя рука? - робко спросил он.
- Хорошо, кость была сильно раздроблена, но уже через полторы недели меня выпишут. А сегодня так и вовсе пластыри с лица разрешили снять… - девушка запнулась, ведь она снова возвращалась к теме своего лица.
- Это хорошо, - улыбнулся Наруто. - А как ты вообще так поранилась?
- На миссии. Сейчас много всего странного творится, а не так давно деревня Скрытого Камня объявила, что это она ответственна за происходящее и потребовала, чтобы все остальные деревни перешли под её контроль. Естественно, завязалась большая стычка, но в итоге выяснилось, что они попросту воспользовались ситуацией и на самом деле находятся в том же положении, что и все остальные. Более того, их джинчуурики тоже впал в кому после продолжительного неистовства. Та же ситуация и с остальными носителями Биджу, как нам известно, очнулся пока один ты.
- Всё же эта Цунаде хороший медик, - заметил Наруто. - В начале, я и пальцем пошевелить не мог, а она быстро привела моё тело в норму.
- Ну, не даром она стала Пятой Хокаге. А ты точно не помнишь ничего странного?
- Нет… - Парень отрицательно покачал головой. - Это был совершенно обычный день моей жизни.
- Жаль… О судьбе нашего Наруто мы тоже пока ничего выяснить не можем. Он вернулся с миссии в Стране Снега, поужинал в Ичираку-рамен, а потом, судя по всему, отправился домой, но по дороге его уже никто не видел. Примерно то же самое говорят в других деревнях: ничего странного, но всегда был отрезок времени, когда джинчуурики никто не видел. Именно тогда, видимо, что-то и произошло.
Наруто что-то промямлил в ответ и полностью погрузился в рисование. Конечно, то, что говорила Хината было очень важным, но он пообещал себе подумать над этим позже, а сейчас отдаться во власть карандаша и бумаги. Выводя всё новые и новые линии, Наруто не мог не вспомнить, что уже рисовал это лицо однажды. Но тогда ощущения от рисования были совершенно другими, и дело не в разнице в возрасте, и даже не в том, что девушки по сути были разными личностями. Наруто чувствовал, что эти штрихи на бумаге для него особенные. Примерно так же он выделял из всех своих рисунков портрет мамы или папы, но сейчас чувство было другим, несоизмеримо более сложным и странным.
Неожиданно в комнату ворвалась выбитая дверь, впуская грохот, крики, и шум борьбы. Хина среагировала мгновенно: вскочив с кресла, она отбила дверь ногой так, чтобы она не попала в Наруто, и заняла оборонительную стойку. Правда, ещё через мгновение девушка расслабилась, поняв, что шум и разрушения производят ни кто иные, как Пятая Хокаге и две её ученицы.
- Я не виновата, Цунаде-сама! - вопила Сакура, пытаясь вырваться из стальной хватки женщины. - В сотый раз повторяю, что не знаю куда делась Ваша заначка саке!
- Да помолчи ты, дура! - орала на неё Цунаде. - Я тебя не за этим сюда привела!
- Привела?! - с новой силой возмутилась Сакура. - Прибежала, схватила, потащила неизвестно куда!
- Да успокойся ты,- вставила своё слово Шизуне, сохранившая хоть какое-то подобие самообладания. - Это палата Наруто, и никто наказывать тебя не собирается!
Сакура перестала вырывать и, поджав губы, осмотрела комнату. Взгляд её скользнул по Хинате и и задержался на Наруто, который испуганно прижимал к себе блокнот Цунаде. Видимо, эта картина вселила в девушку некую уверенность в том, что членовредительство ей не грозит, и она расслабилась, позволяя Хокаге поставить себя на пол.
- Просто расскажи Наруто то, что мне рассказала Шизуне, о том что ты рассказала ей! - отдышавшись, изрекла женщина.
- О Вашем секретном саке мне семпай ничего не говорила! - поспешно начала отнекиваться Сакура, недоверчиво косясь на Шизуне.
- Да нет же! - раздраженно перебила её Цунаде. - Про сон свой расскажи, где ты стала Учиха.
- Аааа… - Сакура облегчённо выдохнула и, состроив торжественное выражение лица, начала: Значит так, приходит ко мне Саске, красивый такой, блестящий, цветочки вокруг него летают, и говорит «Ты выйдешь за меня, о несравненная богиня моих мечтаний?», а я ему «Ой, ну не знаю… Мне нужно подумать!»…
- Да не тот сон! - на этот раз не выдержала Шизуне.
- Сразу бы уточнили… - проворчала девушка, но послушно начала заново. - Приснилось мне, что открываю я глаза, а кругом темно, но постепенно я стала видеть в темноте и даже смогла пошевелиться. Смотрю я на свою руку, а она бледная и тонкая, как у Саске. Тут кто-то заметил моё движение и позвал по имени, но имя было не моим. И не Саске. Керо, кажется. Я не откликнулась, и голос сказал «Тише, это дубль». Тут я заметила, что кругом становится всё светлее, и у меня достаточно сил, чтобы подняться. Я села и огляделась: помещение было шестиугольным, вдоль каждой стены находились капсулы, в которых лежали бледные люди с чёрными волосами; в дальнем от меня углу стояли ещё трое и складывали какие-то печати. Их слов разобрать я не могла, потому перестала прислушиваться и посмотрела на соседнюю капсулу. Она была пуста, но материал, из которого была сделана крышка, чем-то напоминал мутное зеркало, и я смогла разглядеть себя. Чёрные гладкие волосы до плеч, высокие скулы и красные глаза. «Откуда у меня Шаринган?» - подумала я, а потом всё исчезло, и я действительно проснулась в своей постели.
- Ну как, Наруто? - нетерпеливо спросила Хокаге. - Думаешь, это просто сон, или он как-то связан с твоим миром?
- Не могу сказать точно, - чуть подумав, ответил парень, - информации очень мало, но человек, по имени Керо Учиха действительно жил в нашей деревне. Я видел его имя на мемориальном камне.
- То есть он умер? Но если так, то почему Сакуре снилось, будто она в его теле?
- Я не говорил, что он умер, - осторожно поправил Наруто. - Я сказал лишь, что его имя значится на мемориальном камне. Папа неоднократно говорил мне, что клану Учиха доверять нельзя, хоть они и действуют на благо деревни.
- Хорошо, - согласилась Хокаге. - Предположим, что Сон Сакуры - правда, Керо Учиха - жив и участвует в каком-то странном ритуале, в результате которого Сакура временно оказалась в его теле. Так же вероятно, что сам Керо в это время мог быть в теле Сакуры, и сделать что-то такое, из-за чего Наруто двух миров поменялись местами.
- Вполне возможно, - кивнула Сакура. - Может, это и совпадение, но мой сон был именно в тот день, когда Наруто впал в кому.
- Сначала мы поминутно выяснили что он делал на кануне того происшествия, - подхватила Шизуне, - но потом Цунаде-сама капнула ещё глубже, и мы стали искать тех, кто был один в то же самое время, что и Наруто. Таких Шиноби оказалось не так уж много, и Сакура - одна из них. Так что действительно нельзя исключать вероятность того, что Керо в теле Сакуры что-то сделал с Наруто.
По комнате растянулась тишина. Каждый из присутствующих тщательно обдумывал свалившуюся на него информацию. Наруто был просто рад, что появилось хоть сколько-нибудь значимое подтверждение того, что его мир и его жизнь - реальны. Что думали остальные понять было нельзя, но через несколько минут Цунаде нервно дёрнула плечом, и, круто развернувшись, направилась к выходу, увлекая за собой задумавшуюся Сакуру.
- Это всё только догадки, но сейчас, когда вообще ничего не понятно, нельзя пренебрегать даже этим. А с тобой, Сакура, мы ещё поговорим по поводу моего пропавшего саке!
На этот раз девушка не сопротивлялась и покорно поплелась за своим учителем. Она прекрасно понимала, что сдала себя с потрохами, и любое сопротивление тут бесполезно.
Хината и Наруто снова остались одни. Девушка повернулась к нему и ободряюще улыбнулась.
- Дашь посмотреть рисунок? - сказала она, чтобы хоть как-то разрядить остановку.
- Угу… - Кивнул Наруто. - Вот только он не закончен… Да я напортачил немного…
Переборов смущение, парень оторвал покалеченный лист бумаги от груди и протянул Хинате. «Немного напортачил» заключалось в том, что когда разбушевавшиеся медики выломали дверь, рука художника дрогнула, и теперь от носа Хинаты до самого края листа красовался здоровенный чёрный ус.
- Не так уж и плохо, - снова улыбнулась девушка. - Кажется, мне так даже больше идёт. Свежий образ, так сказать.
- Смейся, смейся… - протянул Наруто. - Если бы вышло так, как мне хотелось, рисунок вышел бы просто загляденье! Правда, было бы ещё лучше, если бы свет был естественный, а не электрический.
- Ну, извини. - Хината развела руками. - На улицу тебе никак нельзя. Стоит выйти за пределы комнаты, как печать перестанет действовать, и чакра Девятихвостого снова вырвется наружу, а нам и так стихийных бедствий хватает.
- Стихийных бедствий? - недоумённо переспросил Наруто.
- Ну да, ты же сам дальше расспрашивать не захотел, - ответила девушка. - В последний месяц природа словно с ума сошла. Вечный день ещё не самая большая проблема. Где-то всё время идут дожди, у нас в Конохе - засуха. Страна Песка страдает от землетрясений, реки выходят из берегов, а от моря люди и вовсе бегут: там бывают такие волны, что смывает целые деревни, а многие острова и вовсе затопило.
- Этот мир… Он словно хочет вытолкнуть людей из себя, - после недолгого молчания сказал Наруто.
- Мне тоже так кажется, - согласилась Хината. - Но не я, ни вообще кто-либо из жителей Конохи, не смирится с этим. Стихию предсказать невозможно, но все мы стараемся как можем, чтобы избежать потерь. Так что если услышишь сигнал тревоги - беги не задумываясь.
- Бежать? - Наруто грустно улыбнулся и внимательно посмотрел на девушку. - Ты же сама сказала, что если я выйду за пределы печати, то Конохи грозит бедствие худшее, чем любой природный катаклизм.
Хината хотела что-то возразить, но запнулась ещё на вдохе. Наруто был кругом прав. Ему ничего не оставалось, как сидеть в этой комнате, а ещё лучше - убить себя в случае опасности, чтобы демоническая чакра не вырвалась наружу даже случайно.
- Цунаде-сама что-нибудь придумает… - наконец, выдавила она из себя. - Не волнуйся.
- Сама не волнуйся. Я лежал тут довольно долго, но ничего лучше печати в стенах этой комнаты так и не придумали. Да и кому я нужен? Меня не замечали даже дома, так что не вспомнят и здесь. Если действительно возникнет необходимость, то я поступлю так, как должен.
Наруто опустил глаза и уставился в белую простынь. На мгновение на его лице промелькнуло то самое выражение, которое Хината часто видела у своего друга прежде. Он просто сделает то, что должен. Тихо и незаметно. Всё это было слишком знакомо ей, чтобы пропустить мимо сердца. Сама Хината раньше думала так же, что её никто не заметит и никто не поможет, но теперь она знала, что всё не так, и хотела доказать это Наруто, который сам когда-то открыл для неё такую простую и важную истину.
- Я не забуду про тебя! - прошептала Хината и крепко обняла Наруто. - Никогда, что бы ни случилось, я не забуду про тебя!
Парень мелко задрожал, и слёзы, которые он старательно сдерживал, побежали по его щекам.
- И я ни за что не забуду про тебя, Хината.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 31

- Кушина, счастье моё, ты опять пересолила суп… - нервно выдавил из себя Минато, обводя взглядом сидящих за столом.

Женщина хотела было возмутиться, ведь на самом деле она вообще ничего не солила, но все её возмущения были поглощены неловкостью ситуации. Сейчас в небольшой кухне, где обычно обедала скромная семья из трёх гениев и Наруто, находился пятый человек, чёрным пятном омрачающий праздник жизни.

- Да нормальный суп… - проворчала Кагами, громко стукнув ложкой о дно тарелки.

- Да, да! Очень вкусно, мама! - неестественно оживлённо подхватил Наруто и начал демонстративно поглощать свою порцию.

- Спасибо за угощение, Кушина-сама, - невозмутимо сказала Итачи и всё так же невозмутимо посолила свой суп.

Неловкое молчание, царившее в кухне, стало ещё более напряженным и молчаливым. Каждый, словно извиняясь, старался есть с как можно большим аппетитом. Кагами и вовсе разглядывала свою тарелку так, словно хотела найти там смысл жизни. И, видимо, ей это не удавалось, потому что она то и дело вдыхала, недовольно косясь на брата. За всё время, прошедшее с момента их возращения из сада бабочек, она старательно избегала его, так ни разу и не заговорив. Наруто не настаивал, он понимал, как сестре стыдно за всё произошедшее и как трудно будет справиться с собой и извиниться.

- Ну, так когда свадьба? - всё же подала голос Кушина, нервно рассмеявшись.

Наруто, подавившись листом капусты, закашлял и упал со стула, увлекая за собой тарелку, скатерть и остатки отцовского самообладания.

- Да сколько можно, действительно! - вспылил Минато. - Явился весь израненный, привёл в дом женщину, и даже не думаешь объяснять что, к чему, куда и зачем!

- Ну, я же уже говорил, папа, что это для вашей же безопасности… - простонал Наруто с пола. Подобные разговоры начинались уже ни раз и никогда ничем хорошим не заканчивались.

- Безопасность моё второе имя! Я, между прочим, Хокаге, а ты - генин, так и не сдавший экзамен!

- Не сыпь ребёнку соль на рану, - меланхолично заявила Кушина. - Наруто умный мальчик. Если ему понадобится наша помощь, то он попросит.

- Попросит он… - Минато всё ещё был недоволен, но поумерил пыл и сел обратно.

- Раньше я справлялся и с более серьёзными проблемами, - постарался убедить отца Наруто, поднимаясь с пола. - Мне встречались враги пострашнее клана Учиха.

- И ты справлялся с ними в одиночку? - Кушина изогнула бровь и пристально посмотрела на сына.

- Я помогу, - неожиданно сказала Итачи, ставя на стол пустую тарелку (ей единственной удалось спасти свой обед). - Что бы ни случилось - я помогу, и всё будет хорошо.

Все снова притихли, повинуясь этому негромкому уверенному голосу. Итачи не обещала, не утверждала и не клялась. Она просто озвучила то, что считала непоколебимой истинной, и усомниться в ней было невозможно.

- Спасибо, Кушина-сама, - девушка встала и слегка поклонилась. - Простите за доставленные неудобства. С Вашего позволения я пойду обратно в комнату.

- Подожди!

Наруто выскочил из кухни вслед за Итачи, но нагнал её только тогда, когда девушка вошла в его комнату.

- Куда ты так быстро? - спросил он. - Там у мамы пирог…

- Плохая идея, - отрезала Итачи и тут же поправилась: - Мне обедать с твоей семьёй плохая идея. Ты и сам видел, как им неуютно. Для твоей сестры я и вовсе убийца…

- Глупая… - мягко сказал Наруто и взял девушку за локоть. - Я сказал им, что ты мой друг, и хотела как лучше. Никто здесь не держит зла на тебя. Мама, папа и даже Кагами помогали мне в твоих поисках!

- А ты искал меня? - девушка заметно прибодрилась и глаза её снова заблестели.

- Ещё как искал! - рассмеялся Наруто. - От младшего меня остался такой букет эмоций, что я просто не мог тебя не искать. Мы с мамой пробрались в архив Анбу, потом с помощью Кагами мне даже удалось дойти до секретного хранилища клана Учиха, но в итоге твоё имя удалось найти только документах Академии.

- Эх, Наруто- Итачи вздохнула, и огонёк в её глазах снова потускнел. Девушка явно была чем-то разочарована. - Ты не ищешь лёгких путей. Даже моего братца в жабу засунул…

- Да я ради тебя и не на такое готов! - выпалил Наруто, но, осознав смысл сказанного, смутился.

- Из моей семьи только Саске смотрит на меня без ненависти, а у тебя дома так хорошо и тепло. Никогда бы не уходила отсюда…

- Так и не уходи! Наш дом защищён таким количеством печатей, что никто из твоего клана тебя тут не найдёт, а если они вздумают явиться лично, то с тандемом Хокаге и лучшей куноичи деревни им точно не справиться.

- Я знаю, Наруто, знаю, но так нельзя… Это моё решение, и я хочу сама отвечать за его последствия. Вы и так слишком добры ко мне, - Итачи вздохнула и села на кровать, невидящим взглядом уставившись куда-то в угол.

- Ты же обещала помочь.

- Я и помогу. Для тебя, для всех будет лучше, если я уйду.

- Ты ещё не поправилась.

- Со мной всё в порядке, - Итачи поморщилась. - Осталось всего-то несколько ожогов…

- Несколько ожогов?!

В один прыжок Наруто оказался рядом с девушкой и, схватив её за плечи, вжал в кровать и навис сверху.

- Ты называешь следы от демонической чакры просто ожогами?! Со мной такое было множество раз, и я знаю, как это больно, знаю, что если бы не повышенная регенерация, то умер бы от этого. Но у тебя, обычного не привыкшему к такому человека, эти раны могут и вовсе никогда не зажить!

- Это неважно…

Итачи не пыталась сопротивляться, хоть и могла, даже в таком состоянии, легко сбросить с себя парня. Она смотрела ему в глаза, прямо, открыто, ничуть не смущаясь ничтожности расстояния, разделяющего их. Наруто смотрел на Итачи также, но внутри у него всё сжималось от каменного выражения её лица. Наконец, глаза девушки чуть потеплели, она улыбнулась и осторожно коснулась рукой волос Наруто.

- Это неважно, - повторила она. - Ты же меня защитишь?

- Конечно, - кивнул Наруто, отвечать на такой очевидный вопрос ему было странно.

- А хочешь, сходим на свидание?

- Свидание? - удивился парень.

В ответ Итачи чуть сощурилась, в уголках её глаз появились едва заметные складочки, и они стали похожи на двух тёмных блестящих рыбок.

- Давай… - прошептал Наруто, ошалело смотря на девушку. Пожалуй, это было самое странное и нелогичное предложение в такой ситуации.

- ЧТО Я СЛЫШУ!

Дверь распахнулась, являя миру сияющую Кушину.

- Ну, наконец-то! Мой сын идёт на свидание! - торжественно продолжила она.

В одно мгновение Наруто оказался в другом конце комнаты и, отчаянно краснея, поспешно заявил:

- Мама, это не то! Мы просто хотели поговорить на свежем воздухе!

- Вовсе нет, - невозмутимо поправила его Итачи. - Мы будем гулять, держаться за руки, любоваться звёздами и, может быть, я тебя поцелую.

Повисшую тишину нарушал лишь стук упавшей челюсти Наруто, и, где-то в глубине дома, ей вторила челюсть Минато.

- Ну, - продолжила Кушина, - в любом случае Итачи не может выйти отсюда просто так, поэтому маскировку я беру на себя!

Заговорчески подмигнув сыну, женщина схватила Итачи за руку и потащила маскировать.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 32

Увидеть Итачи вновь Наруто смог только вечером, когда подошедшая к маскировке со всей ответственностью Кушина наконец выпустила девушку из своей комнаты. И Наруто не пожалел ни секунды, проведённой в ожидании. На Итачи было тёмно-синее, почти чёрное, кимоно со светлым поясом, украшенное серыми и голубыми цветами. Длинные чёрные волосы, обычно собранные в хвост, теперь лежали красивой причёской, прикрывающей часть лица. Глаза и губы Итачи были аккуратно подведены, обнажая в ней девушку и лишая образа грозного безучастного Шиноби.

- Я готова… - тихо сказала она, когда стоять вот так перед застывшим Наруто стало нестерпимо глупо.

- Ах, да… - парень опомнился и, меланхолично кивнув, поплёлся к выходу.

- Постарайся там! - хихикнула ему вслед Кушина.

На улице уже совсем стемнело, и лишь фонари выхватывали из сумерек редких в такой час прохожих.

- Хорошо, что людей почти нет, - заметила Итачи, нарушив молчание. - Больше шансов, что меня не заметят.

- Это да, - согласился Наруто. - Мама сказала, что ей удалось снять с тебя все ограничивающие и оповещающие печати, так что кто-то из клана может найти тебя только лично, а в таком виде это маловероятно.

- Извини, - Итачи чуть запнулась, - я просила Кушину-сама остановиться, но она была непреклонна…

- Что ты! - Наруто активно замахал руками в знак протеста. - Ты выглядишь просто замечательно! Очень красивая…

- Спасибо, - девушка улыбнулась и прибавила шаг.

Отругав себя за излишнюю эмоциональность, Наруто поспешил за ней. Они молча прошли до конца улицы, а затем свернули к Академии.

- Знаешь, - начала Итачи, - если хочешь поговорить о чём-то серьёзном, то лучше начинай сейчас.

- Угу… Я и правда хотел поделиться с тобой кое-чем. Родителям я такого сказать не могу, незачем волновать их ещё больше, но это настолько беспокоит меня, что высказаться просто необходимо. Ты же знаешь, что в своём мире я джинчуурики?

Девушка рассеяно кивнула, рассматривая дома вокруг.

- Так вот, - продолжил парень, - Девятихвостый демон всегда был в моём сознании. Даже тогда, когда я попал сюда, он остался со мной. Но после того, как мы вернулись из Каэн, Курама больше не разговаривает. Как бы я ни звал его - он молчит. Более того, я совершенно не чувствую его присутствия. Мой самый близкий во всех отношениях друг пропал…

Итачи резко остановилась и, схватив Наруто за руку, развернула к себе. Лицо её выражало крайнюю обеспокоенность, и она почему-то всё сильнее сжимала ладонь парня.

- И что ты чувствуешь сейчас, когда твой друг ушёл? - взволнованно спросила Итачи.

- Я переживаю за него, - оторопев, ответил Наруто.

- А если он сделал это по своей воле? Если остаться с тобой ему было никак нельзя?

- Это его выбор. Если он поступил так, зная, что мне будет плохо и одиноко без него, значит на то была веская причина. Курама - это Курама, так что я доверяю ему, но если он…

- Понятно! - грубо оборвала его девушка. - Ненавидеть, ты будешь ненавидеть друга, покинувшего тебя?

- Конечно же нет! - возмутился Наруто. Этот внезапный допрос начал раздражать его. - Как можно ненавидеть за такое!

- Понятно.

Итачи вздохнула и, отстранившись от парня, снова начала разглядывать дома вокруг. Сначала Наруто показалось, что она ищет слежку, но потом, присмотревшись, он понял, что во взгляде её нет того пристального внимания, которое бывают у Шиноби в таких случаях. Было больше похоже, будто девушка хочет запомнить это место: каждый дом, дерево и фонарь.

- Я думаю, - сказала она, чуть помедлив, - что причина исчезновения Курамы как-то связана с тем, что ты практически уничтожил тенкецу этого тела. Такое огромное количество демонической чакры просто не могло пройти бесследно, так что пропажа твоего друга может быть одним из последствий. Хотя, вполне возможно, что высвобождение подобной силы как-то нарушило технику Учиха, и сознание демона вновь вернулось к его чакре.

До этого момента Наруто не замечал, что вечер такой холодный. Свет фонаря тонким серебряным льдом покрывал шёлковое кимоно Итачи, которая стояла к нему спиной и не желала поворачиваться. Сразу вспомнился разговор с отцом, который точно также, спиной к нему, рассказывал о случившемся.

Конечно же, битва с Итачи не прошла для Наруто бесследно. Точнее, для тела, в котором он сейчас находился. Раны зажили, но вот система циркуляции чакры не выдержала напора энергии демона, и теперь уже не могла создавать свою собственную. Приговор был окончательным: младший Наруто больше никогда не сможет использовать техники, не сможет быть Шиноби. А всё из-за него. И сколько бы ни говорила мама, что его вины тут нет, и сколько бы ни говорил отец, что и младший Наруто поступил бы так же, сожаление в их глазах было не скрыть. Вина за то, что он так покалечил второго себя давила на парня, заставляя чувствовать себя чужим в этом мире.

- Пойдём, - Итачи вырвала Наруто из раздумий, снова взяв его за руку, - я хочу срезать тут.

С этими словами она потащила его куда-то в сторону от дороги и лихо перепрыгнула через забор одного из домов. Даже узкое кимоно, сковывающее движения, и парень, руку которого она так и не выпустила, не мешали девушке быстро и грациозно пробираться между домами. Через несколько минут прыжков через заборы они оказались у ворот Академии.

- Я не была тут с самого выпуска… - задумчиво сказала Итачи, разглядывая здание.

- И я не был, - подхватил Наруто, как-то запоздало вспоминая, что закончил обучение он всего пару месяцев назад.

Девушка улыбнулась уголками губ и любовно коснулась замка на воротах Академии.

- Куда пойдём дальше? - спросила она через несколько секунд, всё же ностальгировать долго было не в её характере.

- Может, в парк? Ведь мы на свидании… - предложил Наруто, вспоминая, что именно туда Сакура постоянно пыталась заманить Саске.

- Можно и в парк, - кивнула Итачи и снова обняла ладонь парня своей.

На этот раз не было дворов и прыжков через заборы. Они медленно шли по улице, взявшись за руки, и Наруто думал о том, какая же Итачи восхитительная. И дело было не только и не столько в том, что на ней надето роскошное кимоно вместо привычной формы, а в том, что она улыбалась. И улыбка эта была предназначена ему, Наруто. А ещё парень знал, сколько всего стоит за этой улыбкой. Тонкий слой губной помады скрывал годы боли и одиночества. Такие же, как и у самого Наруто. В этом они были равны, и он с удовольствием менял свою улыбку на её.

- Сядем здесь? - прервала его девушка, указывая на одинокую скамейку под фонарём.

Наруто кивнул и как-то неловко плюхнулся на предложенное место, а Итачи аккуратно опустилась рядом. Из-за этого он как-то остро ощутил разницу между ними, представил, как странно они выглядели, взявшись за руки: взрослая красивая женщина и неказистый подросток, едва окончивший Академию.

- О чём задумался? - спросила Итачи, заметив изменившееся выражение лица парня.

- Почему ты так ведёшь себя? Свидание, и до этого в комнате… Ведь в твоих глазах я ребёнок…

- Не ребёнок! - достаточно резко оборвала его девушка. - Я никогда не видела в тебе ребёнка, ведь ты и Наруто этого мира совершенно разные личности.

- Спасибо… - парень сглотнул и посмотрел в глаза Итачи. - Если честно, я и сам не до конца понимаю, зачем спросил. Просто это вдруг показалось нестерпимо важным…

- Я вот тоже иногда задумываюсь о том, а не считаешь ли ты меня старушкой, - Итачи улыбнулась и весело подмигнула.

Они смотрели друг на друга достаточно долго, зеркально отражая одну улыбку на двоих. А потом Итачи вдруг ответила «Да», и Наруто не сразу понял, что спросил у неё разрешения нарисовать портрет.

- А здесь достаточно света? - сказала девушка, недоверчиво косясь на фонарь.

- Мне хватит, - ответил Наруто и вытащил из сумки альбом с карандашами. - Правда в последнее время, что бы я не рисовал, в итоге выходит Хината

- Интересно, может, это как-то связано с другим Наруто?

- Было бы хорошо, если бы он там подружился с Хинатой. Она очень хорошая и надёжная девушка.

- Да, друзья не помешают никому и ни в одном из миров.

Больше они не разговаривали: Наруто погрузился в рисование, а Итачи - в себя. Парень много раз уже обводил эти линии взглядом, знал каждую черту, потому теперь карандаш быстро порхал по бумаге. Рисунок выходил точным и красивым, но совсем не нравился Наруто. Девушка на нём была слишком напряжена, словно что-то сидело в ней, скручивало нервы в тугую пружину. Теперь он понимал, что она была такой, резкой и напряженной, с самого начала их вечера, но достаточно умело изображала спокойствие.

- Ты хочешь мне что-то сказать? - тихо спросил Наруто.

- Что-то хочу, что-то не хочу… - вздохнула Итачи и посмотрела на свой портрет. - Догадался, да?

- Да, - кивнул Наруто. - Я слишком часто смотрю на тебя.

- А теперь послушай… Это случилось зимой. Я возвращалась с миссии, и в лесу у Конохи встретила Наруто. Этот маленький мальчик был там совсем один, он замерзал, но совсем не плакал. Более того, он улыбнулся мне. Я понимала, что он просто не знал, кто я, но всё равно эта улыбка показалась мне чем-то совершенно удивительным. А потом я заговорила с ним и поняла, что едва ли встречала более потрясающего человека. Ведь Наруто не от счастливой жизни мёрз там, но в нём не было ни капли злости или обиды. После этой встречи я заинтересовалась тобой. У клана Учиха есть особая техника, позволяющая переносить сознание в твой мир. Мы используем её для наблюдения, и я, когда наступала моя очередь, частенько ходила за тобой, словно тень. Но я и правда была тенью. Ведь мы так похожи, нас обоих ненавидели за то, чего мы не понимали, в чём не были виноваты, но я смирилась и пыталась просто жить, никому не мешая, а ты, напротив, стремился изменить себя, людей и мир вокруг. А я ненавидела тебя за это, завидовала, восхищалась… А потом полюбила.

Наруто прыгнул. Всё внутри завертелось, перемешалось, а потом встало так, как должно быть. Не того другого, а его собственные чувства стали ясны и понятны. Они заострились, вонзались в него изнутри и требовали выхода. Эта ночь была чудесна. А главное - в ней дышала Итачи. Её тонкая шея, изящные белые кисти, дивные ночные глаза, словно пыльные от звёзд, и губы, умеющие так восхитительно улыбаться.

- И я люблю… - прошептал Наруто этой улыбке, и между ними уже не было ни ночи, ни света фонаря.

Итачи наклонилась и осторожно коснулась его губ своими. Так легко, словно вся она была из бумаги, но от этого лёгкого прикосновения сердце Наруто глухо царапнуло рёбра, толкнуло вперёд, заставляя прижаться теснее. Итачи слегка отстранилась и, махнув ресницами, прижалась лбом ко лбу Наруто.

- Прости меня, - прошептала она, судорожно дыша, - прости меня. Я не всё рассказала тебе про технику Мадары. Ты же понимаешь, что прошло много времени, и разница между мирами стала слишком значительна. Дубль разрушается, и Учиха не собираются спасать его, ведь из-за этой разницы он уже не может справляться со своим основным предназначением. Клан просто подождёт, пока мир окончательно рухнет, а затем применит технику вновь.

- Ты же не хочешь сказать, что…

Наруто похолодел и крепко сжал ладони девушки. Пульс у неё был такой, словно сердце билось за двоих.

- Эта техника требует пожертвовать жизнь, и та, кого назначили этой жертвой, кого не жалко - это я. Раньше я бы не задумываясь согласилась, но теперь, когда я люблю тебя…

- Только не вздумай… - Наруто говорил тихо, осторожно, словно боясь вспугнуть заполошно бьющееся сердце и блики на кимоно. - Мы придумаем что-нибудь, слышишь. Тебе не нужно умирать. Никому не нужно. Я найду выход.

- А нет тут выхода. Всё настолько просто, что хочется смеяться: есть жертва - есть новый мир, нет жертвы - нет мира. Но сейчас я уверена, что смогу обмануть их всех, весь клан, и повернуть технику так, чтобы не создавать новый дубль, а восстановить старый. Ведь я так сильно люблю его. Люблю, потому что он твой.

Итачи говорила ровно и уверенно. Без пафоса и драмы. Так, как о смертельной болезни рассказывает смирившийся с ней человек. Так, как умела только она. А Наруто хотел возразить. Он хотел кричать о том, что это всё неправильно, что он сможет спасти и девушку, и свой мир, что ему хватит сил… Но Итачи мягко обхватила его лицо ладонями и целовала.

На этот раз всё было по-другому. От хрупкости бумаги не осталось и следа. Она вся раскрывалась ему навстречу. Кусала, втягивала то верхнюю, то нижнюю губу, словно старалась запечатать на них свою улыбку. Наруто поддавался, он пил девушку, старался запомнить её, потому что это было правильно, это было мучительно необходимо.

Итачи целовалась так, словно от этого зависела её жизнь, и Наруто понял - она прощается.

И снова хотелось закричать, остановить её, но протест захлёбывался в поцелуе, в её плечах под его ладонями, в дрожащих ресницах и потемневших глазах.

Глубоко дыша, Итачи отстранилась. В ней больше не было напряжения. Оно сменилось настоящим спокойствием человека, который поступает неправильно, но верно. Причёска девушки растрепалась, щёки раскраснелись, а на припухших от поцелуя губах не осталось и следа губной помады.

- Нарисуй меня такой… - улыбнулась она.

Наруто остался наедине с пустой никчёмной ночью.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 33

Хината распахнула дверь и застыла, оглушенная тиШиной и спокойствием комнаты. Там, за порогом, в царстве паники и хаоса, где люди бежали быстрее собственного крика, тишине не было места. В целом мире, казалось, спокойно было только в этой комнате.

Монотонность белых стен, занудное попискивание приборов, мерное шуршание карандаша. И сердце этой противоестественной тишины, самое глубокое её место, было в голубых глаза мальчика, сидящего на кровати в центре комнаты.

- Зачем, Хината? Тебе не нужно быть здесь.

В тишине плеснулось недовольство.

- Но ведь эвакуация почти закончена, Наруто, а ты всё ещё тут! Неужели не слышал сирену…

Закончить фразу девушка не смогла. Она увязла в поразительном спокойствии своего собеседника. В первый раз сигнал тревоги прозвучал ещё утром, и сейчас уже казалось, будто сирена ревёт прямо в голове, разрывает мозг на сотни красных лампочек.

- Я узнал о волне одним из первых. Хокаге пришла ко мне почти сразу, попросила не покидать комнату, пока эвакуация не будет полностью закончена. Мы же знали, что так и будет…

Хината и сама не понимала, зачем неслась сюда, обратно в больницу, когда стало окончательно ясно, что их силами цунами не сдержать. Огромная волна неслась с побережья, до которого была не одна сотня километров, прямо на Коноху. К тому моменту, когда вернулась Хината, почти все жители уже ушли, только в больнице ещё оставались тяжело раненные, транспортировка которых требовала куда больше времени и сил.

- Но так нельзя… - Девушка сморгнула выступившие слёзы и крепко сжала кулаки. - Ты такой же житель Конохи…

- Я такой житель Конохи, - перебил её Наруто, - который может разрушить деревню быстрее и эффективнее любого цунами.

Хината смотрела в эти полные смирения голубые глаза и крепче сжимала кулаки от нарастающей злости. Ведь она так переживает за этого мальчика, так боится, так много всего хочет для него, а он так издевательски-спокойно принимает свою смерть. Это всё так нечестно и неправильно. Девушке хотелось выбить это спокойствие из Наруто, передать ему свои собственные злость и волнение. Она уже почти замахнулась, почти выпустила наружу гневные слова, как вдруг стены комнаты мелко задрожали, и без того истерично мигающая лампочка стала раскачиваться и, выплюнув последнюю порцию света, погасла.

- А я всё ждал когда это случится… Нас тут с ней уже не в первый раз потряхивает, - философски заметил Наруто.

- Дурак… - прошептала в ответ Хината.

Не было больше тех чудовищно спокойных глаз, и злость сменилась острой потребностью дотронуться до Наруто. Хината рванусь вперёд, но почти сразу же столкнулась с парнем.

- Глупо получилось…

- Да, - нервно рассмеялась девушка и вцепилась в локоть Наруто. - Я не уйду отсюда без тебя.

- Прекрати. Ты же знаешь, что я не могу…

- И я не могу! Ну как же ты не понимаешь?!

Хинате снова хотелось кричать, отлупить этого глупого мальчишку, но комнату снова тряхнуло, и она только крепче прижала его к себе.

- И тебе совсем не страшно? - прошептала она.

- Конечно, страшно. Но я стараюсь нарисовать улыбку на своём лице, ведь это всё, что мне остаётся, когда ничего не можешь изменить.

Голос Наруто отдавал всё тем же спокойствием, но теперь, из-за темноты, в нём можно было различить больше красок и оттенков. Тишина его была далеко не абсолютной.

- Это хорошо, что темно, - сказала Хината. - Мне так больше нравится.

- И мне! - Неожиданно бодро подхватил Наруто. - Знаешь, я так часто рисовал тебя, что нет, наверное, на земле такого лица, которое я бы знал лучше твоего. До того дошло, что когда тебя нет, я мысленно продолжаю беседу, и воображаемая Хината отвечает и смеётся также, как это сделала бы настоящая ты. Вот и сейчас я уверен, что на твоём лице улыбка.

- Ты прав. - Хината поймала себя на мысли, что и правда улыбается. - Мне тоже не нужен свет, чтобы увидеть тебя.

- Я часто думаю о том, - продолжил Наруто, - где кончается человек. Ведь не может быть такого, чтобы личность ограничивали рамки физического тела. В темноте нет формы, потому она честнее. Так может человек есть только там, где звучит его слово? Или там, где кто-то думает о нём?

- Ох, если бы только знал, сколько я думала о тебе, пока бежала сюда! - воскликнула Хината. Сверху что-то непрерывно гремело и трещало, потому общаться доверительным шепотом не было уже никакой возможности.

- Поверь, я думал о тебе не меньше!

- Если так, то я вся полна мыслями о тебе, и получается, что уже не Хината, а до кончиков пальцев ты, Наруто

- А я тогда Хината, целиком и полностью…

- А вот он я, Курама! И если вы немедленно не прекратите нести эту романтическую чушь и не начнёте выбираться отсюда, то мы все превратимся в один большой блин!!!

Наруто показалось, что его ударили по голове чем-то тяжелым. Дыхание перехватило, а боль, вспыхнувшая в затылке, полоснула по позвоночнику. Мальчик обхватил голову руками, закричал, и, наверняка, рухнул бы на пол, если бы его не подхватила Хината.

- Что такое, Наруто? - обеспокоено спросила она.

- Не знаю… - выдавил из себя парень.

Боль была сильной, но мгновенной. Она утихла, быстро оставив за собой странное и неприятное чувство вторжения, которое бывает всякий раз, когда замечаешь, что кто-то посягнул на твоё личное пространство.

- Мне повторить, или сам булками двигать начнёшь?

- Какого… Ты слышишь этот голос, Хината?

Девушка не ответила, но Наруто был уверен, что она отрицательно покачала головой.

- Да не слышит она меня, дурья башка! Я - Курама, сознание демонической чакры, которая запечатана в тебе! И если ты не начнёшь думать быстрее, то нам всем конец!

- Да что думать? - Наруто начинал злиться на незнакомца в своей голове. - Мне нельзя выходить отсюда из-за печатей…

- Ой, дурак! Да моя задница сообразительнее тебя! Ты серьёзно считаешь, что при таких толчках от печати на стенах хоть что-то осталось?! Дети… Всё сам, всё я!

В следующее мгновение Наруто почувствовал, что узор у него на животе нагрелся, затем комната вспыхнула рыжеватым светом, и стены разлетелись, как от мощного взрыва. Парень хотел прикрыть Хинату, но резким толчком его потащило вверх, сквозь стремительное рушащиеся потолки и стены. А через несколько секунд они с Хинатой стояли на крыше больницы. Над головой сияло невероятно высокое небо, а рядом сидел исполинских размеров Лис.

- Всё гениальное - просто, - торжественно изрёк он, заглядывая в проделанную им дыру.

- Проблема - там, - сухо заметил Наруто, указывая на виднеющийся над лесом гребень волны. Если бы он не был так зол, то, наверняка, удивился бы, но эта ухмыляющаяся рыжая морда не внушала ничего, кроме раздражения.

Курама недовольно прищурился, а Наруто не понял, как лишился опоры под ногами. Всего мгновение, и он, окутанный красной лисьей чакрой, летит навстречу воде.

- Порезвимся! - раздался в голове голос демона. - Я уже разрушал эту деревню, так почему бы теперь её не спасти?

Мимо пронеслась огромная стая обезумевших птиц, уши закладывало от рёва волны, но Курама невозмутимо нырнул в неё. Вода мгновенно зашипела и закипела, всей своей массой она будто наткнулась на огромную раскалённую стену. С неистовым грохотом, словно взбесившийся зверь, волна встала на дыбы и вновь обрушилась вниз. В этот момент Лис взмыл вверх, но тут же нырнул обратно, вновь заставляя воду кипеть и беситься.

От этих нырков и полётов у Наруто захватывало дух. Он не боялся, не думал о том, что может захлебнуться - чакра надёжно защищала его. Ему передавался азарт демона, и парень с восторгом наблюдал за тем, как огромный Лис всё меньше напоминает животное, а его чакра - шерсть. Теперь он больше походил на воплощение огня, и схватка эта не могла быть боем Шиноби. Противостояние двух первородных стихий, разница между которыми была лишь в том, что одна периодически дико хохотала и нецензурно выражалась.

Наруто не мог сказать, сколько продлился этот безумный танец, но когда Лис в последний раз взмыл над волной, то её жалких остатков едва хватило на то, чтобы достичь первых этажей, и она ленивым потоком покатилась по улицам Конохи.

- А вот теперь самое интересное! - хихикнул Курама. - Но тут мне нужна твоя помощь. Как хорошо, что у этого тела есть чакра ветра!

Оттолкнувшись лапами от невидимой опоры, демон прыгнул ещё выше, туда, где собирались огромные облака пара.

- Если их не разогнать, - пояснил он, - то всю деревню затопит дождём.

Наруто почувствовал, что с его телом что-то происходит. Что именно, описать он не мог, потому как чувство было совершенно не знакомым. Краем сознания он понимал, что это его собственная чакра, спровоцированная какой-то техникой, но это не было похоже на то, как он сам тренировался в Академии. Свободная сила струилась по телу, желая высвободиться и обрести форму.

Курама взмахнул своими хвостами, провоцируя девять ветряных вихрей, они стали быстро разрастаться и закружились по небу, беспощадно врезаясь в облака и разгоняя их.

Удовлетворённо хмыкнув, Лис снова оттолкнулся от невидимой опоры и спикировал вниз, обратно к больнице. От резкого движения у Наруто закружилась голова, но даже когда они приземлись, слабость не прошла, и парень почувствовал, как сознание покидает его. Увидев бегущую навстречу Хинату, он окончательно отключился.

- Что с ним?! - обеспокоенно спросила девушка, ловя соскальзывающего со спины Лиса Наруто.

- Он просто устал. Всё же для сознания из другого мира использовать силу этого тела слишком тяжело, - пояснил Курама.

- Спасибо тебе, - сказала Хината, устраивая голову Наруто на своих коленях. - Ты снова помог нам…

- Да вы тут без меня совсем пропадёте! - хмыкнул Лис. Он становился всё меньше и прозрачнее. - Когда Наруто очнётся, отведи его к Хокаге. Думаю, мне есть о чём потолковать с ней.

- Обязательно. Ещё раз спасибо… - ответила девушка, но демон уже исчез.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 34

- Ты же понимаешь, Наруто, что так нельзя…

Из-за долгого молчания Минато не узнал собственный голос: он был твёрдым, холодным и бессмысленным, как прутья решетки, около которой стоял мужчина.

- Я понимаю, тебе сейчас тяжело, - продолжил он, - но нападать на клан Учиха это слишком, тем более… - на мгновение Минато запнулся, следующая фраза далась ему с трудом. - Тем более, уговаривать маму сделать это…

Звякнули цепи, и Наруто поднял голову так, чтобы лицо его попало в куцый луч света. Минато вздрогнул и точно бы отшатнулся, если бы владел собой чуть хуже. Но он был Хокаге, на лице которого не дрогнул ни один мускул, когда он закрывал собственную жену в такую же клетку, в какой сейчас находился его маленький сын. Но расплавленное окровавленное сердце истово билось об эту маску, принося мужчине ещё большую боль. Сначала он думал, что было бы легче, если бы он действительно понимал, зачем его близкие люди поступили так. В нападении не было ровно никакого смысла, а наполовину разнесённый в щепки квартал Учиха никак не способствовал улучшению отношений между кланом и деревней. Конечно, Минато знал про Итачи, но это было слабым объяснением такому безумному поступку.

И сейчас, когда посмотрел на своего сына, он понял, почему рассудительная в таких вопросах Кушина согласилась на эту авантюру. В последние несколько недель Минато бывал дома очень редко, так что весьма смутно представлял себе состояние Наруто, но вот Кушина, которая постоянно была с ним, видела всё. Она пропиталась отчаянием своего сына, увязла в его печали, потому сделала бы всё что угодно, чтобы родной ребёнок больше не смотрел на неё так. Минато и сам не смог бы поступить иначе под гнётом этих глаз.

Наруто выглядел так, будто не спал ни разу за всю свою жизнь. Впавшие щёки, заострившиеся скулы и неестественно огромные яркие глаза, жутко контрастирующие с безжизненным лицом. Взгляд их был тяжёлым и беспокойным, Наруто весь находился в напряжении, в болезненном внутреннем поиске, который делал его небесно-голубой цвет радужки стальным и острым. Эти глаза резали не хуже куная.

Теперь Минато понимал свою жену, но боялся понять сына.

- Они не вышли, никто из них, - прошептал Наруто сухим голосом.

- Кто они? - спросил Минато, радуясь тому, что мальчик наконец заговорил с ним.

- Учиха, но не рядовые члены клана, а Анбу. Мама разнесла их дома в щепки, но никто из них не покинул своей норы.

Наруто казался безумным, потому его ровный надтреснутый голос резко контрастировал с внешним видом. Это пугало ещё больше. Минато требовалось всё его мужество, чтобы не отвернуться.

- Что может быть важнее, чем защита своего дома и своего клана? - Продолжил Наруто. - Они убивают её там… Вырезают на ней печати и пускают кровь, а она терпит… Улыбается им, но они не видят, потому что боятся снять с неё маску… А я ничего не могу сделать. Ни-че-го.

На языке вертелись банальные слова утешения, но Минато казалось, что этот взгляд зашил ему рот острой иглой, и всё, что он теперь может - думать и слушать.

- И мне тоже страшно, папа… А ведь я уже терял друзей и сам не раз был готов отдать жизнь, но сейчас совсем другое. И дело не в том, что я люблю её. Именно она должна жить, потому что никто, понимаешь, никто не должен умирать так.

Голос Наруто не менялся, но из жутких глаз потекли слёзы. Он, наверное, и сам не заметил этого. Слишком много времени было проведено наедине с собой.

- Нет на этой земле человека, который мог бы рассказать, кто такая Учиха Итачи. Собственный клан ненавидит и избегает её, она не может общаться с единственным любимым братом. А я так часто повторяю её имя, что для меня в его звуках нет уже никакого смысла… А ведь мне так нужно узнать её. Чтобы, когда кто-то спросит меня «Что за девушка рядом с тобой?», я мог не задумываясь дать ответ.

Минато закрыл глаза и попытался представить, что, как и сейчас, любит Кушину, но нет между ними долгих лет брака, детей и совместных миссий. Нет ни ссор, ни пересоленных супов, ни летающих сковородок. Не существует ничего, что он мог бы вспомнить или рассказать. И пусть тот жгучий ужас, что он испытал, не идёт ни в какое сравнение с чувствами Наруто, но одно было ясно совершенно точно - это хуже смерти.

- Всю жизнь я борюсь, - словно почувствовав мысли отца, продолжил Наруто, - изо всех сил стараюсь стать сильнее. Но разве эти усилия, да и всё моё существование что-то значат, если хоть в одном из доступных мне миров кто-то должен умирать так, как Итачи…

- Я знаю, ты сильный, - ответил Минато, - но ты не один. У тебя есть семья, и мы поможем тебе. То, что для тебя сделала Кушина - не помощь. Она отчаялась также, как и ты…

- Чем вы мне поможете!? Чем?! - неожиданно закричал Наруто и подался вперёд так, что цепи с лязгом натянулись. - Да в моём мире любой генин видел крови больше, чем ваши Анбу! Это же сказка, сладкий сон… Вы тут ничего не можете сделать со смертью! Вы не видите…

- Я Хокаге! - оборвал его Минато. - А ты всего лишь капитан Анбу. Что бы ты ни говорил, но я сильней. И мой долг найти выход там, где не смог ты.

На этом разговор был закончен.

***

- Братик…

Перед клеткой Наруто стояла Кагами, непривычно маленькая и хрупкая. Впервые она выглядела на свой возраст.

- Зачем… Маму заперли… Папа занят… И ты здесь… А я одна…

Девочка не плакала, но её горькие и бесполезные слова капали на пол не хуже слёз. Наруто посмотрел на сестру, и если бы он мог видеть себя, то понял бы, насколько они похожи: тоже похудевшее острое лицо и беспокойные глаза. Она впитывала в себя отчаяние брата и матери, исступлённость отца, а затем осталась дома совершенно одна, чтобы вариться в чужой боли и собственном страхе.

На голове Кагами сидела большая бабочка. Она была яркой и живой, совсем не подходящей к побледневшему лицу девочки. Наруто молчал и следил за тем, как изредка поднимаются и опускаются крылья.

- Ты же освободишь маму? И Итачи? Вернёшь папу домой?!

Кагами задрожала, словно готова была действительно расплакаться. Ей не к кому было идти и не у кого просить помощи кроме как у брата, которого она всегда считала никчёмным.

Или на самом деле это не так?

Глядя на сестру, Наруто думал о том, что видел таких людей раньше. Сейчас она не знала, что делать, и так было всегда. Эта девочка любила учиться, потому что в Академии существовали расписание, правила и система. Эта девочка любила быть Шиноби, потому что Шиноби следовали кодексу и делились на ранги. Ей нравилось всё, что было просто и понятно. Её хвалили за это. А непонятный и совсем другой брат попросту не вписывался в её мир. Кагами была ребёнком, и ей требовалась помощь, впрочем, как и самому Наруто.

- Я спасу всех, - сказал парень, звякнув цепями. - И маму, и папу, и Итачи. И тебя, сестра.

Девочка словно оттаяла, ожила. Бабочка в волосах перестала казаться такой чужеродной.

- У тебя есть план? Как я могу помочь? - выпалила она.

- У МЕНЯ ЕСТЬ ПЛАН!

Наруто резко дёрнулся назад, знатно приложившись затылком о каменную стену. Внезапно вспыхнувший гнев вытеснил боль и удивление, оставив один единственный вопрос:

- КУРАМА, КАКОГО ХРЕНА?!!

- Я вернулся, а ты не рад? - ехидно протянул Лис. - Судя по обстановке, набедокурил ты не слабо!

- Я сделал всё, что мог! А ты пропал Орочимару-знает-куда, когда был мне нужен!!! - привычно мысленно орал Наруто.

- Спокойно, у меня есть план!

- План залечь на дно, пока кто-нибудь другой не решит проблему за тебя?

- Это разведка, тактическое отступление!

- Как-будто у тебя может быть хоть какая-то тактика…

- С самого начала у меня была какая-то тактика, и я её придерживался!

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 35

Цунаде страдала от похмелья и сильнейшего когнитивного диссонанса. Второе уверенно перевешивало, медленно вытесняя первое. Если бы несколько дней назад кто-то сказал ей, что Девятихвостый Демон Лис спасёт деревню, радостно ныряя в огромную волну, она бы без раздумий направила этого сумасшедшего на принудительное лечение. Но реальность была более безумна, чем мог предположить даже самый спятивший из людей.

Когда гигантский Демон исчез вместе с волной, и Цунаде доложили, что жертв нет, а ущерб незначителен, появилась Хината. Девушка принесла с собой обессиленного Наруто и невероятный рассказ о том, что же случилось. С Узумаки в общем-то было всё в порядке, но в сознание он не приходил. Рассудив, что Девятихвостый явно контролирует свои действия и зла деревне не желает, Цунаде распорядилась поместить парня в обычную палату уцелевшего корпуса больницы, но следить за ним решила лично, взяв в напарники несколько бутылочек саке.

Женщина смотрела на парня, которого знала уже несколько лет, который взрослел на её глазах, который много раз был на волосок от смерти. Она потягивала саке и думала о том, как странно устроена жизнь. Всякий раз, когда тебе кажется, что правила игры известны, оказывается, что это не так, есть ещё что-то, небольшая деталь, или целый мир, переворачивающее всё с ног на голову. Цунаде и сама чуть не перевернулась, когда Наруто, неподвижно лежащий несколько дней, вдруг вскочил и истошно заорал.

Реакция Пятой Хокаге была молниеносна и глубоко инстинктивна: мощный удар в эпицентр шума. К счастью, снова сознание Наруто не потерял, но успешно заткнулся.

- Всё у тебя не как у людей! - закричала Цунаде. - У меня чуть сердце не выскочило!!!

- Простите… - Наруто охрип и был несколько дезориентирован. - Я сам не знаю, как так получилось…

- Зато я знаю! - фыркнул Курама. - Ты не приходил в себя, потому пришлось тебе немного помочь.

Слышать этот ехидный голос в собственной голове было непривычно, потому Наруто поморщился, что, конечно же, не укрылось от Цунаде.

- Он разговаривает с тобой, да? - уже спокойно спросила она.

- Разговаривает, - кивнул Наруто, - ещё как разговаривает.

- Я еле к вам вернулся, а мне не рады! Слизняки неблагодарные! - возмутился Лис.

- Всё мы рады! - поспешил успокоить его парень. - Только больше меня так, пожалуйста, не буди.

От нетерпения у Цунаде зудели кончики пальцев. Она не была близко знакома с рыжей занозой в голове у Наруто, но знала, что случившееся вполне в его духе. И если сам Узумаки был не этот, то Демон, определённо, тот. Мировые катаклизмы, несомненно, как-то связаны с появлениями и исчезновениями сознания Девятихвостого, и именно он мог пролить свет на причины происходящего. Несмотря на своё нетерпение, Цунаде ничего не спрашивала и просто ждала, вглядываясь в сосредоточенное лицо парня. Он хмурился всё больше и больше, в глазах его темнела обреченность, и Хокаге это не нравилось.

- Он говорит, - наконец подал голос Наруто, - что есть два мира Шиноби. В них живут одни и те же люди, и отличаются миры только течением времени. Тот, в котором мы находимся сейчас, - Дубль, а тот, из которого я пришел, - Оригинал. Время Дубля быстрее на 4 года, благодаря чему клан Учиха может заранее узнать о всех конфликтах и предотвратить их в зародыше.

- Это же…

Цунаде вспыхнула мгновенно. Гнев. Обида. Боль. Она не могла себе представить большей несправедливости. Быть щитом тому, о чьём существовании ты и не подозреваешь! Но эти эмоции годились для боя, а сейчас нужна была холодная голова, потому Хокаге взяла себя в руки и попросила продолжать.

- Дубль создал Учиха Мадара из Оригинала, техника стоила ему жизни, но она не вечна. Все странности этого мира свидетельствуют о том, что он гибнет. Потому Учиха хотят создать новый Дубль, использовав для этого жизнь Итачи. В общих чертах вроде бы всё… - вздохнул Наруто.

- То есть наш мир просто разрушится, и мы все умрём? - неестественно спокойно спросила Цунаде.

Наруто посмотрел ей в глаза и едва заметно кивнул. Ему было горько и нестерпимо стыдно от того, что он жил легко и счастливо за счёт жертв других людей. Это не было тем, с чем он мог бы справиться, просто нарисовав улыбку. Впервые в жизни парень искренне пожалел, что так слаб в искусстве Шиноби.

- И мы ничего не можем с этим сделать? - снова спросила Цунаде.

Наруто медлил с ответом. Лис говорил путано и много. Приходилось переспрашивать, что-то он не мог понять совершенно, но ясно было одно: какая-никакая, но надежда есть.

- Ни люди Оригинала, ни люди Дубля, ничего не могут с этим сделать, - наконец ответил Узумаки. - Там, на другой стороне, абсолютное отчаяние. Итачи - девушка, которую любит другой Наруто. Спасти её нет никакой возможности, потому что техника завязана на геноме Учиха, а к ним не подобраться, ведь на территории клана Шиноби как помидоров в помидорнице. Люди Дубля ещё более бессильны - тут Учиха нет совсем. Ситуация была бы совершенно беспросветной, если бы не одно НО: Курама. Он смог уже дважды перескочить из одного мира в другой. Мы ничего не сможем по одиночке, но с его помощью есть возможность объединить усилия.

- И это весь его план?

- Да, это всё, что у нас есть. Не столько план, сколько возможность его создать.

- А вот тут не согласна… - голос Цунаде резко потеплел. - Один Учиха у нас всё же имеется, и прямо сейчас он стоит за дверью.

Вышеупомянутая дверь отворилась, впуская в палату Саске и Хинату. Первый имел такой вид, словно его сюда пригласили ввиду исключительной важности его персоны, и он вовсе не подслушивал под дверью. Хината была смущена, но всё равно бросала на Наруто тревожные взгляды из-под ресниц. Сам парень был очень рад её видеть. Среди событий сегодняшнего дня, хоть одно должно было быть хорошим.

- Ты всё слышал, Саске? - спросила Пятая.

- Конечно, Хокаге-сама. Шпионить - моя работа.

- На этот раз прощаю, но, будь добр, не делай это своей привычкой.

Наруто оторвался от краснеющей Хинаты и посмотрел на Саске. Он, несомненно, был Учиха и чем-то напоминал его одноклассника с таким же именем, но в остальном, это были абсолютно разные люди. Этого Саске надо было рисовать твёрдым карандашом, наточенным так остро, чтобы прорезать бумагу под чёткими прямыми линиями, из которых состояли его лицо и фигура. Возможно, в другой ситуации он произвёл бы иное впечатление, но сейчас Наруто видел, что под мнимым спокойствием этого человека скрывается титаническое напряжение.

- Как Вы нас вычислили, Цунаде- сама? - подала голос Хината. - Мы идеально скрыли своё присутствие…

- Не было ни единого шанса, что ты, Хината, отойдёшь от своего Наруто, а ты, Саске, оставишь друга в беде. Так что конспирация ваша не имела никакого смысла.

Хината покраснела ещё сильнее, а Саске хмыкнул.

- Курама просил вас не тратить время зря, - передал слова Демона Наруто. - Он говорит, что вернуться сюда ему стоило огромных усилий, и выкинуть обратно может в любую секунду.

Саске подошел к парню и наклонился так, что пряди угольных волос почти касались его лица.

- Мой брат Итачи действительно жив в твоём мире? - задал он очевидный вопрос. Ведь Наруто уже говорил об этом, но, видимо, для Саске очень важно было услышать ещё раз.

- Да, жив, - подтвердил Узумаки, - только он не брат, а сестра…

- Без разницы, - отрезал Саске. - Если кто-то хочет сдохнуть во имя мира во всём мире, то это определенно Итачи.

Получив ответ, парень выпрямился и отступил на несколько шагов.

- Члены клана Учиха способны покидать своё тело в Оригинале и тенями путешествовать в Дубль, - продолжил Наруто. - Тут наши догадки оказались верны. С помощью техники, которая отнимает их жизнь, они могут ненадолго меняться сознанием с кем-то из этого мира и совершать реальные действия. Итачи хочет обмануть их. Изменить технику так, чтобы вместо создания нового Дубля восстановить уже существующий. И это, как вы понимаете, решительно никого не устраивает.

- Я не дам Итачи умереть ещё раз. Если это случится, то моя жизнь ничего не стоит… - сказал Саске. - И я не могу смириться с тем, что кто-то использует нас как щит.

- Дубль и Оригинал похожи на два одинаковых дома, стоящих по разные стороны улицы. Учиха открывают дверь своего и заглядывают в окна этого. Попасть внутрь они, по сути, не могут. Но если мы сами откроем свою дверь, то, теоретически, сможем перенести в Оригинал не только сознание, но и всё остальное. Шиноби Дубля сильнее, если всё получится, то мы сможем пробиться в квартал Учиха и разобраться с их техникой. Это единственная возможность, которую видят там, с другой стороны.

Наруто тяжело выдохнул. Так много он не говорил, пожалуй, никогда. Но теперь у них был шанс, и положение не казалось таким безвыходным.

- Я сделаю это.

Фраза, сказанная на грани шепота, прозвучала неожиданно сильно. Саске не допускал даже мысли, что у него не получится. Он был гением, который шлифовал свой талант много лет, и ему теперь казалось, что всё это служило одной единственной цели - спасти Итачи.

- Из Оригинала поможет моя мама… Узумаки Кушина - лучший мастер печатей! В вашем мире такого нет… Она смогла отправить Кураму обратно в этот мир! - смущённо добавил Наруто.

- Это было сложно, но она справилась, - согласился Лис. - Теперь всё, что нам нужно, это просто открыть дверь.

Из шестнадцати в тринадцать. Глава 36

Узумаки Кушина была настолько худа, что казалось, будто ей ничего не стоит пройти между прутьями клетки, в которой она сидела. Круглые щёки, за которые её дразнили в детстве, теперь острыми провалами темнели на бледном лице. Цвет остался только в искусанных губах, своей краснотой перебивавших потускневшие без солнца волосы.

Минато считал, что его жена прекрасна как никогда.

Впервые за долгие дни Кушина по-настоящему жила. Обречённость в её глазах заменил блеск азарта, который поглощал женщину всякий раз, когда она бралась за новую сложную работу. Создание печати, позволившей Кураме вернуться в Дубль, потребовало всех её навыков и отняло все силы. Кушина не могла даже пошевелиться от усталости, но это состояние делало её счастливой. Наконец-то она действительно способна помочь своему ребёнку, дать ему реальный шанс.

***

Кагами Намикадзе совершенно неподозрительной походкой удалялась от тюрьмы Конохи. Все знали, что дочь Хокаге помешана на лягушках, потому никого не удивили её крупные серёжки в форме милых сиреневых лягушат. Пусть даже тогда, когда она заходила в камеру к своему брату, их и не было.

- Псссс, Кагами!

Девушка дёрнулась от внезапного шепота, врезавшегося в ухо, но быстро взяла себя в руки, и продолжила неподозрительно пробираться к выходу из деревни.

- Не пугай меня так! - зашипела она, оглядываясь по сторонам.

- Ну, прости, - фыркнула сиреневая лягушка голосом Наруто. - А представь, какого мне постоянно жить с Лисом в голове. У него ещё и чувство юмора, как у табуретки.

- Твои проблемы, - парировала Кагами. - Я вообще не считаю, что из твоей затеи что-то выйдет. Нельзя действовать сообща с человеком, который находится в другом мире, а связь у вас - раз в пятилетку.

- Ошибаешься! - сиреневая лягушка (читай Наруто) укоризненно дёрнула правой лапой. - Саске для меня - не просто какой-то человек. Нас связывает слишком многое. В том мире он мой самый близкий товарищ, мы решаем одну задачу, но мало времени проводим вместе, потому предугадывать решения друг друга для нас привычное дело.

- Но не настолько же…

Кагами много чего могла сказать о сомнительной логике своего брата, но пришлось замолчать, так как они подошли к посту охраны. Девушке в целом не нравилось то, что весь их план держался на чём-то даже более хлипком, чем сопли. Вытащить Наруто из камеры не удалось; максимум, что они смогли провернуть, это обменяться крошечными лягушками, благодаря которым и общались.

- Глупо это всё, он меня не послушает, - продолжила Кагами, отойдя на безопасное расстояние. - Я и видела-то его только на экзамене… Бред.

- Отставить скептицизм, - подбодрила её лягушка (читай Наруто), - на бред он как раз и клюнет. Мой богатый жизненный опыт подсказывает, что если где-то происходит что-то пугающее и непонятное, то в этом обязательно замешан Орочимару.

- Но в нашей-то ситуации он точно не при чём, - не сдавалась Кагами.

- Если он способен замешать своё, то и размешать чужое сможет, - философски изрекла сиреневая (читай Наруто) лягушка.

- Пусть так, но с чего ты решил, что твой Учиха тоже пойдёт к Орочимару?

- Интуиция. Курама говорит, что мы с Саске молочные сёстры.

Если бы от этого не зависело столь многое, то Кагами наверняка посмеялась бы.

Лаборатория Орочимару находилась в некотором отдалении от Конохи. Из-за жутких звуков, запахов, взрывов и прочих продуктов жизнедеятельности любого учёного, его выселили за периметр. Вот и сейчас где-то что-то определённо горело. Кагами подозревала, что это тлеют крохи её уверенности в успехе предприятия.

Строение, служившее домом одному из величайших учёных столетия, имело вид весьма непрезентабельный и унылый. Постоянно подвергаемое ремонту и перестройкам, оно состояло из пластов штукатурки разной степени свежести и кусков различной по толщине и материалам кладки. Количество углов не поддавалось счёту, а найти два симметричных окна было решительно невозможно. Казалось, что здание не рушится исключительно из уважения к заслугам своего владельца.

- ЭТО КЕКСЫ! Мы тут не делаем ничего противозаконного! - Дверь распахнулась до того, как Кагами успела постучать. На пороге стояла перепачканная в муке Анко-сенсей и виновато взирала на свою гостью. - Что, уже и до Конохи дым дошел? Что-то быстро…

- Нет, нет. Я совсем по другому поводу, - заверила её девушка. - Мне бы увидеть Орочимару…

- Зачем?

- Соскучилась! - ляпнула Кагами первое, что пришло в голову.

- Сюда никто ещё не приходил по подобной причине… - сказала Анко и подозрительно прищурилась.

- ДА ХВАТИТ УЖЕ! - завопила рассерженная сиреневая (читай Наруто) лягушка, от чего Кагами подскочила на месте и зажала пострадавшее ухо рукой. - ДЕЛО У НАС! НАДО СПАСТИ ДЕВУШКУ И МИР!

- Два мира…- Клубы дыма от скончавшихся кексов рассеялись, и за спиной Анко появилось невозмутимое лицо Орочимару. - Я тут немного в курсе, и лучше бы вам не орать об этом.

- Ну вот, а ты не верила, что будет толк! - торжественно изрекла лягушка (читай Наруто), за что была немилосердно сорвана с насиженного места и с размаху брошена на землю.

- Разбирайся дальше сам! - огрызнулась оглохшая на одно ухо Кагами.

Лягушка (Читай Наруто) обижено квакнула и начала стремительно увеличиваться в размере, дабы удобнее было вести беседу о спасении девушки. И мира. Двух миров.

Когда дым окончательно рассеялся, и Кагами смогла дышать, не закрывая нос рукавом, девочка и огромная сиреневая лягушка (читай Наруто) зашли в жилище Орочимару, известного учёного и одного из Великих Саннинов. Интерьер дома оказался шокирующе нормальным и никак не вязался с образом своего хозяина. Самая обычная гостиная, пусть и обставленная разномастной мебелью.

- Это вы в лаборатории не были, - пояснила Анко, правильно истолковав недоумение гостей. - Даже не представляете, какая там жуть.

Кагами кивнула, а Наруто (читай лягушка) промолчал. Он-то бывал в лабораториях Орочимару, и очень даже хорошо себе эту жуть представлял.

- Ах, какая прелесть! - восхитился Орочимару, указывая на лягушку (а тут читай Наруто). - Я не видел, чтобы Джирайя или крошка Минато использовали что-то подобное!

- Да, это я сам придумал. Совместил технику теневого клонирования кое с чем, и получилось вот это… - Сиреневая лягушка (читай Наруто) покраснела и застенчиво махнула лапой.

- Это всё, что вас удивляет? - спросила Кагами. Ей, конечно, очень нравилась лягушка, разговаривающая голосом её брата, но они пришли просить помощи в спасении мира и удивляться стоило совсем не этому.

- Пока да. Я был уверен, что вы вскоре явитесь, а шалости клана Учиха для меня не новость.

- А Вы, Анко? Неужели Вас тоже не поражает ничего, кроме этой премиленькой лягушки?

- Меня и это не волнует, - хмыкнула девушка. - Я вообще ничему не удивляюсь с тринадцати лет.

Кагами вспомнила, что Анко и Орочимару вместе уже очень давно. Сначала она была его ученицей, потом у них всё закрутилось-завертелось… В общем, мутная история. Как и любая другая история, в которой замешан Орочимару.

- Эти наивные идиоты из клана Учиха думают, что никто тут не знает про их технику и копию нашего мира. Совсем без следов такое провернуть невозможно.

Орочимаро хищно облизнулся и жестом пригласил Кагами и лягушку-Наруто присесть. Анко засуетилась, организовывая чай и героически почившие кексы.

- И как же Вы об этом узнали? - спросила лягушка (читай Наруто) и ловко запрыгнула в кресло.

- Очень просто. Я достиг предела своей силы. - Лицо Орочимару исказилось так, что Кагами стало не по себе. Такого жесткого выражения она не видела ещё ни у кого. - В какой-то момент мой прогресс просто остановился, - продолжил Орочимару. - По всем расчётам выходило, что это не предел, что я могу больше, но что бы я ни делал - сильнее не становился. Было ощущение, будто мне удалили какой-то важный орган или отрезали доступ к большей части чакры. После этого начать расследование и выяснить, что во всём виноваты Учиха, было делом техники.

- Ограничение силы? Я не чувствовал ничего подобного и не понимаю, как это связано с разделением на Дубль и Оригинал… - сказал Наруто.

- Ещё бы ты заметил! - рассмеялся Орочимару. - Тебе сколько лет? Тринадцать? Шестнадцать? С таким уровнем даже до искусственного предела развития, о котором мы говорим, ещё лет двадцать.

- Ничто не берётся из ниоткуда, - заметила Кагами.

- Именно. Твоя сестра, Наруто, куда сообразительнее тебя. Для создания Дубля, помимо жизни Учиха, потребовалось ещё и огромное количество энергии. Разделилась не только та чакра, что содержится в самом пространстве, но и та, что даётся каждому человеку при рождении. Душа, если угодно. Все мы здесь - половины, причём меньшие, потому и не можем стать настолько сильными, насколько это возможно.

Сиреневая лягушка важно кивнула. Наруто и сам понимал разницу между силой Шиноби Дубля и Оригинала. Сравнение было не в пользу последних, даже если учитывать то, что в этой реальности не было по-настоящему глобальных конфликтов.

- У нас есть достоверная информация, что тот другой мир рушится, - сказал Наруто, - словно природа восстаёт против людей.

- Плохо, - нахмурился Орочимару, - очень плохо. У нас была теория, что части энергии притягиваются друг другу, а жертва нужна именно для того, чтобы этого не допустить.

- У нас? - переспросила Кагами.

- Уж не думаете ли вы, что я единственный заметил этот учиховский кружок по интересам? Цунаде тоже знает, хоть и дошла до этого с другой стороны, нежели я: когда погиб её жених, она стала копать под клан Учиха. Джирайя что-то подозревает, но с его-то сообразительностью он подберётся к истине лет через пять. Также я связывался с парочкой людей из других деревень, которые столкнулись с той же проблемой, что и у меня.

- Почему же вы ничего не делаете? - возмутилась Кагами.

- А что мы можем? - парировал Орочимару. - Техника завязана на геноме Учиха, и этот клан - одна из самых могущественных сил в мире. Да и люди нам не поверили бы.

Девочка посмотрела на обуглившиеся кексы и кивнула. Она бы точно не поверила.

- А в Дубле Учиха всего один, - заметил Наруто.

- Бедный я… - проворчал себе под нос мужчина. - Один единственный подопытный…

- Так что? Вы всё знаете, и ничего не будете делать?

- Почему же, очень даже буду. - Кончиком пальца Орочимару подтолкнул обуглившийся трупик кекса, от чего страдалец ударился о противоположный край тарелки. - Я всегда мечтал немножечко напасть на Коноху…

НаруХина.ру - Из шестнадцати в тринадцать - версия для печати

 скрыть [x]