Таких с Мамой не знакомят

Шапка фанфика
Автор: ox_lade
Фэндом: Naruto
Пэйринг и персонажи: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Минато Намикадзе/Кушина Узумаки, Саске Учиха/Сакура Харуно, Шикамару Нара/Темари, Наруто Узумаки/Сакура Харуно, Киба Инузука, Шино Абураме, Шикадай Нара
Предупреждение: 18+
Сакура счастлива, она заполучила вожделенное кольцо, но вот загвоздка, Кушина ещё не одобрила ни одну девушку сына, но Наруто настаивает, что пора всё рассказать. Как же кстати Харуно знакомится с барменшей, которую можно описать только одной фразой - таких с мамами не знакомят. Сакура решает, что после такой невесты, мать Наруто будет только рада, когда сын приведёт её. Она не учла только одного - дикого желания Кушины стать бабушкой, ради этого она даже кое-что себе пообещала.

X В сборниках
Гет (486)
Юмор (183)
X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
X Содержание
Таких с Мамой не знакомят
  Глава 1
Глава 2
Глава 3
ЗАВЕРШЁН!
Много чернил, алкоголь и гениальный план.

***

Всё началось с Сасаме. Наруто встретил её в детском саду, своими рыжими волосами, она напомнила ему о матери, единственной женщине в его жизни. Ещё у неё была смешная шапочка на голове, а ещё она была не похожа на остальных девочек, любила таскать червей, не визжала и от неё не пахло, как от клумбы. У Наруто была аллергия на все эти цветочные ароматы, так что, только рядом с ней он не чихал. Маленький Узумаки первым делом поделился новостью о своих вспыхнувших чувствах с родителями. И, буквально на следующий день, Кушина Узумаки решила, что у Сасаме вши, а Наруто оказался в другом садике. Это ничего, он любил встречать новых людей, к тому же, именно там он встретил Саске, своего лучшего друга «на всю жизнь», так они поклялись друг другу, после того, как разодрались. В итоге, потеря Сасаме прошла незаметно.

В средней школе Наруто продолжал придерживаться своего прежнего вкуса, хотя ещё не знал, что это так называется, поэтому, сразу заметил рыжие волосы Амару, которая была ещё больше похожа на Кушину, а своим не женским поведение и банданой, с которой всё время таскалась, она напоминала ещё и первую утраченную любовь. С ней Наруто держался за руки, когда она позволяла, правда, после этого, девчонка всегда била его в живот и убегала. Узумаки долго думал, что же между ними - они встречаются, как это делал Саске с кучей разных девчонок, или они друзья? Сам он решил, что друзей у него много, поэтому сказал Амару, что она теперь его девушка, конечно, она снова его ударила, но потом поцеловала в щёку, так что всё было улажено. Поэтому на следующий день он привёл её домой, чтобы познакомить с родителями. Кушина всё чётко разложила по полочкам, да, он и правда сильно отставал в учёбе, и времени на девушек у него не было. А, эта девочка-сорванец, определённо «втянет его в неприятности». И, хотя он был не прочь повторить поцелуй, без ударов, Наруто выбрал ходить на дополнительные занятия для отстающих, где встретил своего друга Шикамару, который был его репетитором. Потеря Амару прошла почти незаметно.

А, вот в старших классах всё резко изменилось, девушки уже не были очередной разновидностью друзей, они все старались пахнуть, как клумбы, и Наруто приходилось принимать много лекарств от аллергии, особенно, когда начал целоваться за трибунами с Шион. О, она не была похожа на Кушину и это было её несомненным плюсом. Шикарная блондинка, которую, как сказал Саске «все хотели», не он конечно, ведь по какому-то кодексу, или типа того, красивые люди не встречались друг с другом, чтобы не спорить о том, кто красивее. Но, Наруто всегда попадал в отсвет славы дамского угодника своего друга, поэтому Шион его заметила. Сначала он не знал, что с этим делать, но друзья быстро всё объяснили. Это было странно, чувствовать всё это возбуждение и желать кого-то потрогать, но стоило начать и он уже не мог остановиться. Блондинка сначала позволяла только поцелуи, и Наруто нравилось её целовать, девичьи губы были такими мягкими и податливыми. Это он первый засунул ей язык в рот, как объяснял Саске. Вышло не очень. Но только в первый раз, Узумаки быстро всё схватывал. Он не знал точно, что сделал, но заслужил переход на следующую «базу», в спорте он тоже был хорош, так что уже во всю хозяйничал под блузкой Шион. Девичья грудь оказалась ещё мягче и податливее, чем губы. Наруто всерьёз думал, что дойдёт с ней до настоящего секса, но перед этим, когда их отношениям был уже целый месяц, он решил познакомить её с родителями.

Кушина была милой с ней, улыбалась, нахваливала, но когда Шион ушла…мать будто слетела с катушек, умело открывая глаза сына на то, что его девушка выглядит «как дешёвая потаскуха», и неужели он не хочет «чистую, невинную девушку», которая будет такой же идеальной, как он сам. Наруто об этом не думал и даже попытался объяснить матери, что Шион его устраивает, но так, чтобы не углубляться в подробности и не рассказывать, что он с ней встречается потому, что она позволяет себя лапать. Ну, да, грудь она пока не показала, но всё к тому и идёт. Узумаки почти был готов отстаивать своё право на эти отношения, но Кушина задёргала верхней губой, а её глаза наполнились слезами. Никакая Шион не стоила маминых слёз, так что Наруто бросил Шион. Он переживал, что разбил ей сердце, хотя Саске его с этим поздравил, «первое сердце никогда не забывается». Но, Шион уже на следующий день видели за трибунами, она позволила парню классом старше лапать себя. Кушина была права, дешёвая потаскушка. Так что, потеря Шион прошла незаметно и даже с толикой облегчения.

Саске и Шикамару, да и все остальные его друзья, наперебой говорили, что выпускной год нельзя проводить без девушки, тем более, что перед колледжем, обязательно нужно кого-то трахнуть. Наруто об этом не переживал, но раз уж все его друзья так делали…Он состоял в школьной газете, уже зная, что хочет заниматься журналистикой, а его главным редактором была пугающе холодная, очень серьёзная девушка. Её звали Кагуя и они часто задерживались, когда остальные уже уходили, чтобы подготовить очередной номер. Да, они писали про всякую ерунду, вроде заговора с просроченным молоком в столовой, или о том, что уборщик толкает травку (это, кстати, оказался не он, а один из выпускников, хорошо, что всё разрулилось до того, как бедолагу уволили), но тогда это казалось очень важным. Всё это было их миром. И, когда Наруто и Кагуя поняли, что делят общий мир, сами не заметили, как сблизились.

Блондин считал это ещё одним доказательством того, что правильно выбрал путь в жизни, то, что его первый секс был в помещении школьной газеты. Среди стареньких компов и пыльных шкафов с архивами ежегодников. С Кагуей он пропустил все «базы» и сразу перешёл к главному, как так вышло, до сих пор для него загадка, но почти весь остаток учебного года у него было столько секса, что к выпускному он уже не мог о нём слышать.

Так как и он и Кагуя были помешаны на журналистике, а ещё потому, что у них был секс, и один раз они всерьёз перетрусили, когда она делала тест на беременность, Наруто строил новые планы, в которых учитывал её. Как они поедут учиться вместе, может снимут жильё и пойдут стажироваться в одно издание. Это было похоже на серьёзные отношения, Узумаки даже думал, что готов сказать ей о любви. Но, перед всем этим, решил, что пора познакомить её с родителями.

Возможно от того, что теперь он был совсем взрослым, но в этот раз, Кушина даже не притворялась милой. Она накинулась на Кагую, как коршун, пытая страшными историями и вопросами. Будете жить вместе? Работать вместе? Всё время вместе? Навсегда, на всю жизнь. Годы и годы и всё время вместе? Бытовуха, нищета, измены, вот это вот всё? И всё это вместе…вместе…словом, Кагуя унеслась из их дома натурально с криком. Больше Наруто её не видел, но слышал, что она переехала в другую страну. Может помогло то, что он был очень уставшим из-за частого секса, а может то, что он отлично оторвался во время выпускного со своими друзьями, но может и то, что он поступил туда, куда хотел, и встретил там ещё одного друга «на всю жизнь». Так в его жизнь вошла Сакура Харуно, так что про Кагую он больше не вспоминал.

Сакура появилась в его жизни как раз вовремя, ведь в это время уехал Саске, отец отправил его учиться за границу. И, это разбило Наруто сердце. Новая подруга оказалась не в его вкусе, она напоминала мать и была как те, кого он потерял в начале своего романтического пути. Но, он очень быстро познакомил своего нового друга и однокурсницу по совместительству с родителями. Кушина была от неё в полном восторге, возможно не только от того, что они быстро нашли общий язык, но и от того, что в момент знакомства она была со своим парнем Сасори. Тогда же Наруто представил матери свою новую девушку Конан. Она тоже училась с ними в одном колледже, но только занималась какими-то искусствами, короче, он не понимал половины слов, которые она использует, а ещё, она ела только овощи и от неё всё время пахло животными, в самом плохом смысле, от того, что она помогала во всех городских приютах. Короче, Наруто хотел от неё избавиться, поэтому и пригласил. Так и вышло, Кушина выставила её уже через пару часов с начала обеда. Получилось, что Харуно осталась, а Конан ушла. Всё, как он и хотел.

Блондин потом ещё ни раз пользовался услугами матери, когда нужно было отвадить наскучившую подружку, а когда всё складывалось хорошо и он был готов к чему-то серьёзному, то просто прятал девушку от Кушины. Дураком он не был, и пусть не сразу, но понял, что она делала. Только вот, рано или поздно, когда он так и прятал очередную пассию от предков, девушки сами его бросали. Считали, что все его слова о серьёзности полная хрень. И, постепенно, он перешёл к ничего не значащим, коротко-срочным романам (один такой его романчик, в последний год обучения, обернулся свадьбой Шикамару, а ведь когда Наруто снимал Темари в клубе даже подумать не мог, что его ленивый друг западёт на неё, но всё закончилось хорошо). Карьера шла в гору, так что Узумаки не очень-то переживал из-за отсутствия в жизни любви. Зато об этом переживала его лучшая подруга. Сакура не переставая искала ему идеальных девушек. Пока сама не заметила, как влюбилась.

Они ещё долго ходили вокруг да около, всё же рушить такую крепкую дружбу не хотелось, тем более, что Саске предложили работу за границей, а после рождения сына Шикамару стал не таким свободным лентяем, как был до этого, но долго так продолжаться не могло. После очередного неудачного романа, ей тоже было не к кому больше пойти. Её разбитость, его усталость от этой постоянной беготни от чего-то настоящего. И, они сдались, отделавшись лёгким испугом, но дружба стала только крепче, а ещё, они сняли жильё, так что у Наруто всё наладилось.

У него любимая работа, он пишет на серьёзные темы, много путешествует, знает людей из разных частей света. Ему всего двадцать восемь, они с Сакурой вместе уже три года, три месяца из которых, на её безымянном пальце красуется колечко из белого золота с камнем почти в четыре карата. Одна проблема - она отказывается знакомиться с КуШиной будучи в новом звании, сколько бы Наруто её не уговаривал. Но, чего-чего, а настойчивости у него не отнять, так что…

***

Сакура опирается ладонями на раковину, её отражение в грязном, побитом по углам зеркале в женском туалете дешёвого бара, качается из стороны в сторону. Очень странный эффект, думает она, отказываясь верить, что всё дело в лишнем «Манхэттене», который она выпила. Сегодня можно, Цунаде наконец сдалась, понимая, что лучше Сакуры в её штате никого нет и передала всю колонку ей одной. Так что, больше никаких заказных скучных статей, она будет говорить женщинам и девушкам всей страны, что носить, что пить, чем краситься и как трахаться. При этой пошлой мысли, Харуно улыбается своему отражению, которое всё ещё плавает из стороны в сторону. Ей нравится, как в свете тусклого жёлтого света блестят её зелёные глаза, и стрижка ей идёт, с одной стороны совсем коротко, с другой длиннее, и пусть Ино-свинина болтает сколько угодно, Сакура Харуно ни за кем не повторяет, так что пусть Виктория Бэкхем идёт лесом.

- Посмотрела бы я, как она пытается придать волосам такой пепельно-розовый цвет, ага, сейчас, - девушка смеётся над собственными словами и откидывает волосы назад, насколько может.

Ополаскивает лицо холодной водой, другой из крана всё равно не течёт, смотрит, хоть что-то оказалось правдой, эта тушь не потекла, как шесть предыдущих, которые она на себе испытывала. Каблуки подкашиваются, но когда она выходит в зал, то распрямляется и почти без происшествий доходит до своего столика. Она, Ино и Карин, празднуют её повышение, но так как начали ещё в офисе, который буквально за углом, то не придумали ничего лучше, чем забуриться в ближайший бар. Сакуре понравилось название - «Квадрофения», хотя она понятия не имеет, что это означает. Внутри тоже всё не в её вкусе. Много тёмного дерева и мало света. Длинная барная стойка, маленькие деревянные столики, угловые столы с мягкими диванами и всё увешано снимками незнакомых ей людей с музыкальными инструментами. Да и музыка играет совсем не танцевальная и звучит, как какое-то старьё.

Как нечто такое могло оказаться в их дорогом, модном районе? Но, наверное в ней снова говорят лишние «Манхэттены», которые местный бармен смешивает ну очень крепкими, здесь так интимно, что после переполненного офиса, города перенаселённого людьми, её это радует. При явном алкогольном опьянении, Сакура соображает довольно ясно и думает, что ещё сюда вернётся. Достаточно аутентично, чтобы посчитать себя не такой как все, раз оценила. Эта мысль заставляет пьяный мозг Харуно послать нужные импульсы, чтобы её ярко накрашенные губы изогнулись в самодовольной улыбке.

- А, вот и ты, - радостно восклицает Ино, когда Сакура возвращается к их столику. Он перед самым окном, девчонки сидят на мягком кожаном диване, старом и потрескавшемся, что вполне можно признать за винтаж. - И, как только тебе это удалось, сучка? - Харуно смеётся и задирает нос, о, да, уделать всех, включая Ино, было приятно.

- Просто я, - розоволосая снова отдаёт управление пьяному мозгу, иначе ничем не объяснишь то, что отвечает Харуно напевая песню Тины Тёрнер, - симпли зэ бэст, бэтер зэн ол зэ рэст, - подруги притворно затыкают уши.

- Жесть, - говорит Карин, поправляя очки. Вообще-то, Сакура никогда не хотела общаться с этой очкастой, красноволосой бестией, но она родня Наруто, так что, однажды она по его просьбе «взяла её с собой, чтобы та не корпела над учебниками в полном одиночестве». Оказалось, что она не так уж плоха, и как-то так вышло, что теперь они чуть ли не лучшие подружки.

- Ладно, - вздыхает Ино, - хорошего помаленьку, хотя я бы не назвала хорошим это место, эту музыку и этот запах старости и прокисшего пива, но завтра нам всем всё ещё на работу, даже если кто-то из нас теперь сам себе начальник. Пора выдвигаться.

- Точно, - соглашается Харуно, вспоминая, что хотела ещё кое-что сделать, - поймаете пока такси, хочу дать бармену на чай.

- Не забывай, что ты невеста моего братишки, - в спину Сакуры доносится крик Карин, она не поворачиваясь отвечает факом, пытается, но вроде показывает тот палец, где поблёскивает бриллиант в кольце. Коктейли конечно были вкусные, но не настолько, чтобы она решила дать бармену на чай натурой, даже если он горяч. Пьяный мозг напоминает, что дома её тоже ждёт кое-что горяченькое. Блондинистое, голубоглазое с волшебными руками.

За стойкой никого, стена из бутылок переливается сотнями цветов, вынуждая Сакуру облизывать губы будто от жажды. Французский маникюр выстукивает ритм, который всё ещё подозрительно напоминает Тину Тёрнер.

- Эй, есть кто? У меня тут кэш для секси-бармена.

- Ого, звучит отлично, - голос раздаётся сбоку, Сакура оборачивается, чтобы увидеть…девушку, выходящую из двери, которая притаилась за барной стойкой. У неё иссиня-чёрные волосы, собранные в высокий растрёпанный хвост, чёлка падает на глаза, такие серые, что они кажутся подсвеченными изнутри. Несмотря на чёлку, Харуно прекрасно видит два гвоздика в плавно очерченной брови. Пухлые губы накрашены тёмно-бардовой помадой, такой, что кажется чёрной в приглушённом свете. Чёрная футболка с кудрявым мужиком и словами из песни про то, что «люди чужаки, когда ты просто прохожий», обтянула тонкую талию и грудь, которой Харуно невольно завидует. Тонкие запястья в разных браслетах, которые не сочетаются между собой, один с черепушками, другой с бусинами. На шее та же фигня с подвесками - перевёрнутый полумесяц, знак инь-ян, клевер, солнце и чёрт знает что ещё. Общее у всего только одно - серебро.

Всё остальное в этой девушке - чёрные рисунки на теле. Сакура не может отвести глаз от чёрных крыльев, обнимающих тонкую шею, они такие яркие и так сильно выделяются на бледной коже. Чтобы не пялиться так откровенно, Сакура переводит взгляд, но тут же натыкается на часть пера, оно уходит по руке за рукав футболки, пьяному мозгу хочется попросить, чтобы барменша показала, что там дальше. - Так что, где там мой кэш?

Брюнетка останавливается совсем близко, их разделяет только барная стойка, на которую та опирается. Сакура разглядывает рисунки на руках, солнце на одной и полумесяц на другой, страшная змея, скрутившаяся восьмёркой на большом пальце. Харуно никогда бы не позволила кому-то осквернить её тело подобным, но на барменше выглядит завораживающе.

- Кхм, - брюнетка откашливается, вынуждая Сакуру краснеть и поднять взгляд, но она тут же замечает…что? Микки Маус? Точно, его ушастая голова, прямо под правым глазом девушки.

- Ты девушка, - вместо извинений заявляет Харуно. Барменша смеётся, у неё голос с хрипотцой, которую она сначала не расслышала. Эта брюнетка, как кажется Сакуре, единственный человек, который подходит этому месту.

- Мне часто об этом говорят, - отшучивается барменша, Харуно снова краснеет, что за дурость, так реагировать на человека. Её оправдывает только то, что она никогда с подобными не зависала, в школе сторонилась, в университете у неё было утончённая компания, а сейчас и говорить нечего, работа в модной индустрии накладывает свои отпечатки. А, эту брюнетку с натяжкой можно отнести к чему-то с пометкой «мода». - Надеюсь, вам с подружками у нас понравилось, - чтобы не слушать тишину, говорит брюнетка.

- А? А, да, да-да, я собственно поэтому и, - Сакура отсчитывает несколько купюр и кидает на стойку, - офигенные коктейли, я правда решила, что ты парень. Прости. У вас тут круто, я ещё вернусь, обязательно, - и пока не сказала что-то ещё, такое же нелепое, Харуно удаляется, спотыкаясь только раз. Серые глаза барменши провожают куколку в изумрудном платье. Она не сомневается, что та ещё вернётся, пощекотать нервы, или чтобы запостить фотки, которые от неё никто не ждёт, но очень сомневается, что такой, как она, тут понравилось. Тонкие пальцы, в чёрных мелких рисунках, любовно поглаживают лицо мужчины на футболке.

- Уверена, она даже не знает, кто ты, Джим.

***

Сакура только с третьей попытки вставляет ключ в замок, неловко вваливается в прихожую и тут же натыкается на кроссовки Наруто. Она их ненавидит, нет, не конкретно эту пару, разбросанную на полу, а не поставленную на специальную полку, а все его кроссовки в принципе. Это не обувь для взрослого мужчины, тем более, что на пресловутой полке стоят ботинки, которые она для него купила. Они блестят, ведь он одел их всего раз, со скандалом. Харуно стаскивает свои туфли от «Маноло Бланик», за которые отдала пол зарплаты и только после этого, типа случайно, пинает обувь парня, стараясь затолкать их под полку.

- Зайка, это ты? - доносится из глубины квартиры. Сакура морщится, привычка Наруто называть её всякими ласковыми словами, раздражает, она бы предпочла что-то более дерзкое, типа детки. Порой очень хочется, чтобы Узумаки встретил её словами «кто твой папочка», но кажется у парня с этим какие-то проблемы. Может дело в отце Харуно, с которым они в хороших отношениях и он, вроде как, итак знает, кто папочка Сакуры.

- Ага, - кричит она в ответ и идёт на свет. Им повезло снять этот лофт в центре и всё благодаря Карин, которая работает в криминалистической лаборатории, так что первая узнаёт, где, кого порешили. Цена на это место резко снизилась, когда жена всадила самый большой, из имеющихся ножей, в своего мужа-изменника, семнадцать раз.

У них высокие потолки, стены из белого кирпича, светлая мебель, светлые полы, лестница на своеобразный второй этаж, где их спальня и рабочее пространство, которое Наруто использует, как кабинет. Сакура всё обставила сама, а парень не возражал, если подумать, то он вообще никогда не возражает. Временами, Харуно это ценит, но порой, кажется, что ему плевать. Да, Харуно имеет одну суперспособность - она всегда может найти повод для лёгкой ссоры. Вот как сейчас.

- Ты опять, - первое, что она говорит блондину, склонившемуся над своим ноутбуком. Наруто выныривает из-за серебристой крышки. Его голый торс отвлекает Сакуру, как и то, насколько он горяч в этих крупных квадратных очках с толстой оправой. Но, она быстро собирается и указывает пальчиком на чашку, стоящую рядом с парнем. На дорогом дизайнерском журнальном столике, который один модный чувак сделал на заказ, специально для неё.

- Прости, забыл, - Наруто быстро убирает чашку со столика и перемещает на специальные подставки, которые раскиданы по нему тут и там. Сакура устало прикрывает глаза, глядя на очередной мокрый кружок, оставленный дном чашки. Неужели так сложно? Но, пьяный мозг работает из последних сил и требует отдыха, так что она кидает, что отправляется в душ и спать.

Узумаки провожает свою невесту усталыми, от долгого сидения за компьютером, глазами. Он понимает, что она устала, да ещё явно перебрала, но думал, что сможет уделить ему секунду времени, чтобы он тоже поздравил её с повышением. Хотя бы поцеловал. Подмывает снова переставить треклятую чашку на столик, кажется, только это может привлечь внимание Сакуры. Но, он этого не делает, уговаривая себя, что один день погоды не сделает, на её пальце кольцо, означающее, что она согласилась провести с ним всю оставшуюся жизнь. Парень улыбается своим мыслям, представляя, как она наденет для него белое платье, как они купят дом в пригороде, как станут семьёй. Улыбка быстро сменяется хмурым выражением лица, ведь Харуно так и не собралась с силами, чтобы предстать перед его матерью в новом качестве. И, снова день прошёл зря, они об этом опять не поговорили.

Наруто дописывает последнее предложение, перечитывает, что вышло, тезисы не плохие. Отправляет статью своему редактору Какаши и выключает комп. Поднимается по лестнице наверх, шлёпая босыми ступнями. Сакура раскинулась на всю кровать, проигнорировав одеяло. Узумаки мягко передвигает её, укрывает и целует в макушку, даже так чувствуя запах крепкого алкоголя. Он прижимает её к себе, а девушке всю ночь сняться осьминоги, от щупалец которых она пытается спастись.

***

- Не поняла? - переспрашивает Сакура. Она застыла со своей чашкой горячего кофе посреди комнаты. Наруто продолжает складывать свои бумаги, чтобы ничего не забыть и похоже не собирается повторять то, что сказал. - Я всего три дня на новой должности, - продолжает Харуно, подтверждая мысль своего жениха, что прекрасно его услышала, - и не думаю, что смогу такое провернуть. Издеваешься? Да, Цунаде меня с потрохами сожрёт. Я всё ещё не принесла ей новую «бомбезную», как она изволила выразиться, идею для статьи, а теперь просто приду и скажу, что мне нужно уехать на пару недель из-за того, что твои родители устраивают большое празднество в честь своей годовщины? Сам-то слышишь, как нелепо это звучит?

- Сакура, - вздыхает Наруто, отвлекаясь от своих сборов, этот разговор, в разных его вариациях, они ведут вот уже три месяца, но дело не движется, - это просто превосходный повод для того, чтобы рассказать им о нас.

- Ага, точно. Но, как я и сказала…

- Мне жаль, что ты боишься, - перебивает Узумаки, - ты знаешь, я люблю тебя, но без моих родителей никакой свадьбы не будет, так что тебе придётся выбирать - бояться или жениться. Кроме того, ты можешь работать удалённо, баа-чан меня обожает, я договорюсь.

- Вах, перестань её так называть, - кривится Сакура. Наруто только ухмыляется. Он знает, что припёр её к стенке. - Я обещаю подумать, но ничего не обещаю. Если не выдам за неделю стоящую идею для статьи, то никакие твои «баа-чаны» и милые голубые глазки не помогут. Понял?

- Да, ты считаешь меня милым, - как ни в чём не бывало, отвечает Наруто.

- Я считаю тебя идиотом, - парирует Сакура. Она подставляет щёку, чтобы блондин оставил на ней лёгкий поцелуй. Узумаки хочет чего-то существеннее, но девушка отстраняется, - извини, но я наносила мейк-ап целый час, надо было раньше подниматься.

- Так не честно, Харуно, ты же знаешь, что я люблю поспать подольше.

- Твои проблемы, - и она уходит, оставляя после себя только цветочный шлейф, Наруто чихает, находит таблетку от аллергии и бубня ругательства, выходит следом.

***

Сакура крутиться на своём новом кресле, за высокими окнами простирается целый город, а в её голове одна сплошная пустота. Она уверенна, что ещё недавно, до назначения, пылала энтузиазмом, а теперь, когда его пора пускать на ниву новых свершений, ничего не получается. Будто кто-то высосал все идеи.

- Так вот зачем боссам отдельные кабинеты, - со смешком говорит Ино. Харуно резко тормозит, голова кружиться, кажется, перестаралась. - Что за несчастный вид? - блондинка присаживается на диванчик справа от стола, складывая ногу на ногу. Сакура почти готова признать, что взяла на себя то, что не может потянуть, но перед своей подругой-соперницей сдерживается. - Кризис идей? - угадывает Яманака.

- Прост обдумываю кое-что, - отмахивается Сакура, откидывая волосы назад, по привычке делая это с двух сторон, снова забыла, что обкорнала одну из них. Теперь эта идея кажется полным бредом, ощущение, что она стала ещё страшнее, чем Виктория Бекхэм, теперь она, как чёртова Скарлетт Йоханссон с той дебильной короткой стрижкой.

- Я так и поняла, - Ино снова усмехается, и это последняя капля. На часах ещё нет и полудня, но Харуно понимает, что пора выбираться из офиса. - Куда это ты?

- Поищу вдохновение в жизни, - выдаёт Сакура, чтобы не говорить, что в такую рань она планирует напиться. Харуно хватает свой пиджак, последний писк моды, из дорогой бежевой ткани, оверсайз, и вылетает из офиса, делая вид, что не замечает взгляда, которым её провожает Цунаде. Последнее, что ей нужно, так это разочарование начальницы.

Она и правда возвращается, хотя сама была уверенна, что это только вежливость и очередная идея, которая такой и останется. В конце концов, в округе есть как минимум шесть баров, которые ей больше подходят. Но, настроение паршивое и поэтому Харуно обнаруживает себя рядом с вывеской, на которой это странное слово «Квадрофения». Внутри совсем никого, что не удивительно, она перепроверяет время по золотым наручным часикам от «Картье», едва перевалило за половину первого. Как это они ещё открыты, пронеслось в розоволосой голове. Но, так и было, и уже знакомая, разрисованная барменша подняла на неё свои странные глаза, отрываясь от протирания стойки.

Сегодня на ней другая чёрная футболка с каким-то подобием красно-белого покебола и двумя перекрещенными молотками. У Сакуры дёргается бровь, возникает желание позвонить в полицию моды, разве можно, при таком многообразии брендов и удачных решений…ну, ходить в чём-то подобном. Длинные волосы снова собраны в хвост, но сегодня брюнетка совсем без косметики, а вот Микки Маус на своём месте.

Она опирается локтями на стойку, пышная грудь почти касается, отполированного временем и сотней чужих рук, дерева. Харуно уже не так уверенно направляется вглубь пустого бара, хотя тут она погорячилась, в углу сидит кто-то, длинные сальные волосы и чёрная одежда, кажется он там уснул, а может помер, но труп её не волнует, куда большие опасения из-за сероглазой. Кажется, что она видит Сакуру насквозь. И то, что видит заставляет её думать, что она лучше этой расфуфыренной куклы.

- Не слишком рано для «Манхэттена»? - спрашивает барменша ещё до того, как Харуно взбирается на высокий барный стул. Брюнетка улыбается и от этого крылья на шее шевелятся. Сакура странным образом расслабляется, брюнетка не выглядит недовольной её прибытием, к тому же помнит, что она пила в прошлый раз, хотя тут-то ничего удивительного, судя по человеку в углу, таких посетителей, как розоволосая тут не бывает.

- Наверное, - отвечает Сакура, - но день начался паршиво, так что мне не помешает хоть что-то.

- Хм, - ловкие пальцы, расчерченные мелкими рисунками, смешивают текилу и апельсиновый сок. Харуно внимательно следит за всеми действиями девушки, попутно рассматривая всё новые рисунки и надписи, в прошлый раз она не заметила слов «я потеряла себя» под тем, что было классифицировано, как перо, а ещё птичьих когтей на другом плече. - Нравятся? - с улыбкой спрашивает девушка, Сакура догадывается, что её поймали за разглядыванием.

- Необычно.

- «Восходящее солнце», - говорит барменша и пододвигает к посетительнице высокий стакан с напитком в цвета восхода, с долькой апельсина и коктейльной вишенкой. Сакура пробует, оказывается вкусно и совсем не крепко.

- Хах, может написать о десяти коктейлях, которые спокойно можно бухать в разгар рабочего дня, - для самой себя говорит Харуно.

- Прости?

- Ох, ничего, не обращай внимания, просто я работаю в журнале, знаешь и пишу статьи с полезными вещами, всякими, разными, для женщин, - Харуно затыкает себе рот соломинкой, она даже не представляла, что это так сложно, объяснить кому-то, чем она занимается.

- Ваш офис вроде тут рядом, - говорит барменша, - «Бьякуго», верно?

- Да, точно.

- Ясно, так ты значит пришла сюда в поисках идеи, чтобы такого посоветовать женщинам? - брюнетка опирается на стойку, опускает щёку на ладонь и смотрит своими светящимися глазами. - Можешь посоветовать им этот бар. У нас тут, как видишь, полно свободных мужчин, - она кивает в сторону трупа в углу, - приглушённый свет, в котором не видно изъянов в лице и атмосфера старой-доброй Англии с её богатой музыкальной историей.

- Звучит не плохо.

- Да уж, успейте посетить, пока тут не воздвигли очередной фито-бар, - саркастично замечает брюнетка. Сакура забывается и почти радуется тому, что тут может появиться приличный фито-бар. В серых глазах появляются смешинки и розоволосая слегка смущается.

- Прости.

- Ничего, ты же не виновата, что сейчас мода на подобные бездушные заведения. Хотя подожди, - задумывается она, - кажется ты-то в этом и виновата.

- Оу, всё может быть. Я и правда писала обзор на лучшие фито-бары в городе и приводила статистику, что сейчас они очень популярны.

- Эх, - тяжело вздыхает брюнетка, - а ведь тут играли «Битлы», когда приезжали с турне в 66-м.

- Чего? Серьёзно? - Сакура в шоке. Она может и любитель Арианы Гранде, Селены Гомес и Ники Минаж, но уж про «Битлов» даже она слышала. - Вот прямо здесь? На этом самом месте, где я сейчас сижу? В нашем городе?

- Точно, - и брюнетка указывает пальцем, на котором чёрные стрелочки и треугольники, куда-то на стену за Сакурой. Она подходит туда, чтобы рассмотреть снимок с четырьмя мужчинами в одинаковых костюмах и с одинаковыми причёсками.

- Чёртовы «Битлз», - всё ещё качая головой, она возвращается на свой стул, барменша уже приготовила новый коктейль, точно такой же. - Это же историческое место получается.

- Не-то слово, и я уж сделаю всё, чтобы его спасти, - в серых глазах вспыхивает стальная решимость.

- Например?

- Мне нужно ещё немного и накоплю достаточно, чтобы выкупить это место. Добавить лоска, заботы и оно снова станет пристанищем для всех, кто не готов ходить в места, где к слову бар прибавляют фито.

- А, знаешь, теперь я тоже не хочу, чтобы тут был этот дурацкий фито-бар, - в Харуно уже говорит алкоголь, но зато напряжение дня свалилось с хрупких плеч. Статья и отсутствие идей для неё, Наруто и то, как он давит из-за того, что всё пора рассказать Кушине.

- Что на самом деле тебя сюда привело? - неожиданно спрашивает барменша, словно всё прочла по её лицу. Сакура кривиться, понимая, что зовёт девушку так про себя уже давно, но желание пожаловаться слишком сильно.

- Сначала скажи, как тебя зовут?

- Хината, - улыбается брюнетка, крылья на её шеи снова шевелятся, готовые взлететь, она протягивает руку, которую Харуно с радостью пожимает.

- Что ж, Хината, сейчас я тебе всё расскажу.

***

«Твигги», а именно так Хината прозвала свою до нелепого модную новую знакомую, которая зачастила к ней в бар, словом, зачастила к ней в бар. Одетая с иголочки, следящая за трендами, с идеальным макияжем и подобранными аксессуарами, она смотрится в «Квадрофении» совершенно нелепо, но Хинате это даже нравится. В перерыве между её болтовнёй об отсутствии вдохновения на работе, которое случилось, скорее всего, из-за того, что её будущая свекровь, которая, по заверениям самой Твигги, любит её, как дочь, но выпустит кишки сразу, как узнает, что она захомутала её единственного сына. А, ведь именно об этом ей предстоит рассказать, потому что, снова цитата, её глупый жених давит с этим и торопит.

Хината никаких проблем не видела, кроме той, что сама Твигги старается оттянуть этот момент, чтобы всё не стало слишком реальным. В баре как раз играла «Хочешь этого» в исполнении Буджу Бантона и Твигги, под которую Хината разливала виски по стаканам, когда Сакура вновь объявилась. Как по часам, конец рабочего дня, брюнетка уже опасалась, что может стать причиной её алкоголизма.

- Да, она в тебя просто втрескалась по уши, - Хината обернулась, чтобы увидеть, ухмыляющегося своей удачной шутке, Кибу. Парень в футболке, так что людям видно не так много его рисунков, Хината видит только кошку на шее, перо, почти как у неё и шар с цифрой 8, их число. Она невольно скользит глазами по накаченному прессу друга, знает, что там прячутся подсолнухи, набитые в её честь, как раскрытая клыкастая пасть, которую она набила на колене в его честь. Дружба.

Мало кто знал, ведь люди приходят в бар чтобы напиваться, а не наедаться, но у них есть кухня, и на этой кухне всё время ошивается повар, в ожидании, что кому-то захочется позаботиться о себе и для разнообразия начать вливать в себя алкоголь не на голодный желудок. Сейчас Инузука, в белом фартуке, который, как всегда, повязал только на поясе, и без специальной шапочки, нарушая своими непослушными каштановыми волосами все санитарные нормы, вышел в зал, чтобы передать тарелку с луковыми кольцами и порцию куриных джерков. Пахло божественно и Хината была уверенна, что пока Шино несёт всё это за нужный столик, то попутно нахватает ещё заказов.

У Хинаты было много причин, чтобы оставаться здесь и любить это место, но главными, так или иначе, оставались её лучшие друзья. Они как-то прибились к ней ещё в детстве, да так вот и ходят попятам, а она не возражает. Шино, косящий под Сида Вишеса, в драной белой майке, с девизом по жизни «тело моё - храм», так и не соблазнился нарисовать что-нибудь на бледной коже, разносит напитки потому, что может себе это позволить. Днём он прикидывается достопочтенным профессором философии в местном университете, а вечерами ничем не занят. И, Киба, этот любитель «Клэш», только из-за того, что его отец тоже однажды попытался ограбить банк, просто любит делать то, что у него хорошо получается, не парясь о деньгах. Ладно, Хината знает, что он выращивает травку, так что может он поэтому готовит тут за гроши.

- Согласен, - подтверждает слова друга Шино и уносится с подносом раньше, чем Хината успевает ему хотя бы показать фак.

- Придурки, - говорит она, собираясь расставить бутылки по местам. Но, когда оборачивается, то натыкается на длинный розовый язык и преданный взгляд. - Бля, чувак, собака на кухне? Нас когда-нибудь из-за этого прикроют.

- Что? - громко возмущается Киба. Он свято верит, что в его псе Акамару живёт дух его почившего дедушки, который и научил его всему, что нужно знать о выращивании марихуаны. - Он соблюдает все правила, - указывая на огромного белого пса, сообщил парень. И, как Хината сама этого не заметила. Бедолага, в отличие от хозяина, был в защитной шапочке и четырёх бахилах, больше похожих на простые целлофановые пакеты, намотанные на гигантские лапы.

- Беру свои слова обратно, - вскидывая руки в сдающемся жесте, признаётся Хината, - нас всё-таки закроют из-за тебя.

- А, вот с этим не поспоришь, - ухмыляется Инузука, достаёт из-за уха самокрутку с травкой, демоница на ноже, будто ухмыляется, когда он двигает рукой, и удаляется обратно на кухню, до того, как стук каблуков от дорогих туфель, настигает их.

- Мрак, - вздыхает Сакура, опуская свой худощавый зад, обтянутый брюками-дудочками с высокой талией, на барный стул, и швыряя свой клатч на стойку.

- И, тебе привет, Твигги, - Хината морщится, слишком долго думала про неё в этом ключе и забыла, что Сакура не в курсе, как она зовёт её про себя. Но, девушка, как не странно, одарила Хинату широкой улыбкой.

- Ты знаешь Твигги? Думаешь, я на неё похожа? Потрясно, - розоволосая аж в ладоши захлопала, подпрыгивая на высоком стуле от нетерпения, - я открыла для себя мир моды, когда бабушка Харуно дала мне прочесть её старый номер итальянского «Вог», где была фотосессия Твигги. Это просто судьба, скажи.

- А-м-м, да, точно, - пронесло, решила брюнетка, - но, ты кажется была чем-то сильно озадачена.

- Точно, - весёлость от того, что её сравнили с кем-то модным и стройным, улетучилась, напоминая Харуно, что день на работе был кошмарным, о чём она поторопилась сообщить новой подруге, у которой вроде как в должностные обязанности входит психоанализ, - моя подружка Ино уже что-то подозревает, когда я с уверенным видом сообщаю, что готовлю для следующего номера что-то грандиозное, и начальница следит, как коршун. Я не видела её пьющей с тех пор, как она меня назначила, знаешь, что это означает?

- Нет.

- Значит она собирается трезво меня оценивать, вот что. А, это же ужас, на прошлом месте я могла принести что-то халтурное, что она принимала, уже приложившись к бутылке саке, которую прячет в столе. Конечно, потом я всё дорабатывала, успевая до дедлайна. Теперь такое не пройдёт, и меня вышвырнут, как прошлогодние твидовые пиджаки, за которыми мы все гонялись.

- Я думала, что твид - это классика, - усмехнулась Хината.

- В моде даже классика может выйти из моды, - как эксперт, заявила Сакура. - Но, всё это меркнет с тем, что учудил Наруто, - ах, да, Наруто, жених Сакуры, Хинате теперь стало казаться, что она знает этого парня вдоль и поперёк. То, что он портит мебель в доме, отказываясь пользоваться подставками, ест один заварной рамен, если его не контролировать, может часами сидеть зарывшись в очередное исследование для статьи, да так, что Сакура смело может устроить оргию прямо перед его носом. А, ещё он слишком большое внимание уделяет предварительным ласкам, слишком любит обниматься во сне. И, в целом, всё, что касается секса, романтики и любви, у Наруто просто слишком. Хината понимает это как отчаянную мольбу Сакуры о том, чтобы кто-то просто жёстко её оттрахал, чего, видимо, не может сделать её жених. Какой ужас, думает Хината, парень её уважает и поэтому хочет дарить только заботу и любовь, и как она бедная с этим справляется.

- Что же на этот раз? - спрашивает Хината, пока смешивает для Твигги «Розовую пантеру», она вообще приноровилась в этом деле, в смешивании розовых напитков для Сакуры.

- Ты же помнишь, что мы учились вместе, - Хината кивает, прежде чем залезть под стойку, чтобы достать ещё лимон, - так вот, моя начальница, Цунаде, она была приглашённым лектором в одном из семестров, так что Наруто её хорошо знает. И, он прав, хотя ему я никогда в этом не признаюсь, что имеет некоторое влияние на эту женщину, чёрт, да ведь она прощает ему это дебильное «баа-чан». Итак, что же он делает сразу после того, как я просила дать мне время и не вмешиваться? Он звонит Цунаде и рассказывает, что его предки приглашают нас в свой дом на побережье по случаю их годовщины. Вываливает, как здорово будет рассказать им о нашем счастливом событии и всё такое, вешает ей, что я смогу работать удалённо и она даже не заметит, что меня нет в офисе.

- И, что же твоя начальница?

- О, она соглашается, - сокрушается Твигги, - прикинь? Вот так просто, отпускает меня, только что назначенного на новую должность сотрудника, на две недели, валяться на пляже и попивать май тай. Неужели я просила так много, просто дать время, не давить.

- Три года долгий срок, чтобы подготовиться к неизбежному, - говорит Хината. Она бы и рада оказать поддержку и сказать, что полностью на стороне Сакуры, но это уже кажется конкретным сумасшествием, к тому же, она бармен, это накладывает определённый отпечаток. Розоволосая от её слов кукситься ещё больше, она-то ждала женской солидарности, поэтому Хината пытается перевести всё в шутку. - Ладно тебе, не кисни. В конце концов, чего тебе бояться, ты определённо не входишь в «Десятку девчонок, которых не стоит знакомить с мамой», - брюнетка усмехается, поглаживая пальцем солнце на руке, - а, вот такие как я точно занимают почётное третье место, как считаешь?

Харуно никак не считала, она сидела вылупив свои изумрудные глаза на барменшу и готова была её расцеловать. Потому, что это гениально. Именно так она повторяла, пока вытряхивала всё содержимое своего клатча на стойку. К слову, для такой маленькой сумочки, там было дохрена всего. Хината едва успела поймать покатившуюся помаду.

- Полегче, - рассмеялась брюнетка.

- Так, ещё раз, как ты там сказала? - Сакура наконец нашла свой блокнот, порядком исчерканный идеями, которые были тут же отметены за их непригодность, и навострила карандаш для глаз.

- Что сказала?

- Про девушек.

- А?

- Не тормози, десять девушек…

- Которых точно не стоит знакомить с мамой? - неуверенно договорила Хината, всё ещё не догоняя из-за чего розоволосая так завелась.

- Нет, ну, это же просто гениально, ГЕНИАЛЬНО, мать твою, - она хлопнула руками по стойке, чем разбудила пару завсегдатаев. Хината извиняющееся махнула Утакате, который сидел в углу со своим вейпом, прикрывшись длинной чёлкой. Шум, поднятый Сакурой, перекрывший даже «Лейлу» от «Дерек и Доминос», вынудил его дёрнуться, мужчина задел своё пиво, оно текло по столу, хорошо, что Шино быстро подскочил, чтобы пенный напиток не скатился ещё и на пол.

- Пфф, Твигги, ты так распугаешь мне последних клиентов.

- Извини-извини, все извините, - Хината поразилась, что розоволосая сказала это обернувшись к людям в зале, - но, пойми, ты только что спасла мою карьеру и мою задницу, понимаешь?

- Ну-у, - протянула брюнетка, - с карьерой я ещё могу представить, но вот с задницей, что-то в голову ничего не приходит.

- Я собираюсь это сделать, - объявила Харуно, даже не слушая, что говорит Хината, - украду у тебя идею для своей первой статьи на новой должности, - девушка приподнялась на стуле, чтобы возвышаться над стойкой, и растянув руки так, будто в воздухе от этого начали появляться слова, продекламировала, - «Десять девушек, которых не знакомят с мамой. Как не стать одной из них и как стать той, кто придёт на её место».

***

Наруто сжимал и разжимал кулаки, пока ходил туда-сюда по лофту. Припирать Сакуру к стенке никогда не было хорошей идеей, но она не оставила ему выбора, только поэтому парень проигнорировал всё, что она сказала и сделал то, что сделал. Цунаде была счастлива его услышать, как и отпустить Харуно на пару недель. Узумаки всё продумал. Родители (ладно, Кушина, отец был адекватным человеком) будут полностью поглощены собой, очередной круглой датой, страшно было даже подумать, что они живут вместе уже столько лет. Океан, солнце, все на расслабоне, так что не будет проблемой рассказать, что единственный и любимый сын, наконец, собирается остепениться. Это намного, намного лучше, чем быть единственной повесткой дня.

Свои основные тезисы по этому вопросу, объясняющие почему он провернул всё у неё за спиной, были давно сформулированы, оставалось только дождаться Сакуру с работы, а она, как на зло, всё не шла. От ожидания нервы блондина натягивались, как струны, грозясь взять последний протяжный аккорд и порваться. Послышались шаги за дверью, Наруто крепко встал на ноги, перебирая, что там хотел сказать в своё оправдание, но кроме «не убивай меня» и «я просто твой жалкий раб», всё по вылетало из головы. Повезло ему, что это явился кто-то из соседей. Избежать сердечного приступа помогла трель телефона.

«Секс Пистолс» надрывались, доказывая, что «анархия в Соединённом Королевстве однажды наступит», Наруто улыбнулся и помчался к телефону, оставленному на диване. Так ему звонит только один человек, и как бы Сакура не кривилась, говоря, что это не музыка, а какая-то какофония звуков, бьющих по ушам, блондин не представлял, что ещё поставить на лучшего друга, который затерялся где-то в недрах Челси.

Саске звонил по видео, так что когда Наруто принял вызов, то на весь экран появилась высокомерная рожа. Учиха, кажется, совсем не изменился с их последней беседы, хотя она была давненько. Брюнет зализал волосы назад, обычно он позволял чёлке свободно прикрывать глаза, эти чёрные, вымораживающие своим хладнокровием глаза. Но, всё менялось, стоило Саске увидеть лицо друга.

- Здорово, добе, - с ухмылкой, просящей кирпича, произнёс Учиха.

- Хм, ровно на секунду решил, что буду рад тебя слышать. Секунда прошла и чувство это прошло, теме.

- Не гони, - рассмеялся Саске. По виду было сложно понять, где он находится, но Наруто был уверен, что на парне всё ещё рабочий костюм, в котором тот пытался сойти за истинного джентльмена. Узумаки не сомневался, что если бы кто-то из его подчинённых увидел этого засранца сейчас, то, справедливо, решил бы, что у него раздвоение личности. Объяснить то, что он может быть устрашающим (однажды он довёл учительницу до слёз, доказывая, что она занизила отметку) и говорить «не гони», иначе никак не получается.

- Постой, а разве у тебя не три часа ночи?

- Да, точно, но я только пришёл с нудного званного ужина и решил, что не помешает принять дозу «Нарутина». А, ещё рассказать, что мне звонила Кушина.

- Стоп, что? Мама тебе звонила? За каким?

- Приглашала отпраздновать с ними, - пожимая плечами и развязывая бабочку, ответил брюнет.

- А-а-а, - протянул Наруто, стараясь не огорчаться заранее, - так ты звонишь, чтобы я ей передал, как ты занят и как тебе жаль, что не сможешь приехать?

- Почти.

- И, как это понимать? - блондин опустился на один из светлых диванов, облокотил телефон о вазу с разноцветными камушками, пока рука совсем не отвалилась и приготовился слушать.

- Тут такое дело, наша фирма расширяется и мне предлагают возглавить филиал в Конохе, - Узумаки тупо пялился на маленькую копию Саске в экране, пытаясь сообразить, что это такое он сейчас выдал. - Хорош, добе, даже до тебя не может так долго доходить.

- Да, ладно! Скажи, что не шутишь. Если ты шутишь, я найду тебя в твоём грёбанном Лондоне и утоплю в вонючей Темзе, - Наруто не смог усидеть на месте и вскочил, наклоняясь так низко к телефону, что кончик носа практически вжался в него. - Ты говоришь именно то, что я думаю, да? Я слышал, как ты сказал Коноха, а Коноха - это то место, где я прямо сейчас. Значит, ты тоже будешь здесь?

- Что тут скажешь, я возвращаюсь, - улыбнулся Саске. Узумаки неверяще растрепал свои непослушные светлые волосы. Лучший друг последний раз приезжал в страну ещё до того, как они с Сакурой начали встречаться, а теперь…теперь он будет здесь, постоянно, Наруто сможет просто завалиться к нему домой, если захочет.

- Охренеть, - наконец опуская свой перевозбуждённый зад обратно на диван, подвёл итог блондин. - Слушай, а я тебе уже говорил, что сделал Сакуре предложение?

- ЧТО? И, ты позволил мне нести всю эту чушь, хотя у самого такие новости?

- Ну, да.

- Чёрт, и как Кушина отреагировала на новости?

- Пока никак, я ей ещё не сказал, - поделился Наруто.

- А, так вы обручились недавно? - всё понял по-своему Саске.

- Точно, всего три месяца назад, - повисло молчание, которое просто обязаны заполнять офигевающие сверчки.

- Позволь, я уточню, - медленно начал Учиха, - ты помолвлен уже три месяца, а твоя мать ничего не знает, я ничего не упустил?

- Чувак, я встречаюсь уже три года, а моя мать об этом ни сном, ни духом, так что это всё мелочи жизни.

- Вот за что тебя люблю, никогда скучно не бывает, - рассмеялся Саске. Так вышло, что он тоже до сих пор не был знаком с этой загадочной Сакурой, только знал, что друг в неё влюблён и у них всё серьёзно, а пересечься, даже вот так, как сейчас с другом, никогда не получалось. Саске принял это за ещё один довод в пользу того, чтобы вернуться домой. - Кушина сказала, что Шикамару тоже будет у них на празднике.

- Чего? - удивился блондин. - Она там вообще приглашает своих друзей или только моих?

- Это мне не известно, но ты же понимаешь, что это значит? - многозначительно двигая бровями, спросил Учиха. Блондин ответил нахальной улыбкой.

- Старая банда будет в сборе, - прокричал Узумаки, осознавая, как соскучился по своим лучшим друзьям. Саске улыбаясь растрепал идеально уложенные волосы, становясь похожим на старого-доброго теме, которого Наруто знает всю жизнь. Он как раз собирался ему об этом сказать, когда в замочной скважине повернулся ключ, напоминая, что его косяк никуда не делся. - Фак, Сакура пришла, а я тут самую малость всё испортил, поговорим потом, если жив останусь.

Наруто отключился, не давая Саске возможность что-то спросить и помчался к двери, показывать, что честно ждал свою кару. Харуно влетела в квартиру с безумными глазами, швырнула клатч куда попало, как и дорогие туфли (Наруто запомнил, что она не поставила их на полочку, мстительная его часть собиралась об этом напомнить) и едва чмокнув его в приоткрытые губы, умчалась к своему рабочему столу.

- Э? - в недоумении произнёс блондин. Он пошёл следом. Перед ним открылась поразительная картина: Сакура склонилась над ноутом, её пальцы что-то набирали с такой скоростью, что кнопки собирались вот-вот воспламениться. - Милая? У тебя всё хорошо? - в вопросе слышалось завуалированное «не бросай меня».

- Потом, Узумаки, всё потом, - не отрываясь от экрана, ответила розоволосая. Она звала его по фамилии, когда они только познакомились и начали дружить, в те времена она часто была вот такой, страстной, помешанной, сейчас градус этого снизился, но Наруто влюбился именно в такую Сакуру. Его невеста хохотнула, выкрикнув что-то похожее на «так тебе», учитывая лёгкий привкус алкоголя, который она оставила на его губах, казалось, что девушка не слабо набралась. - Это гениально, просто гениально, - через некоторое время, заладила Харуно. Блондин решил, что лучше и правда с этим повременить. Он жив, всё хорошо, так чего будить лихо, пока оно пьяное и довольное.

***

- «…надеюсь, что эта статья поможет вам, дорогие девушки, не опозориться при первом знакомстве с матерью вашего избранника, заполучив на лоб гигантскую красную надпись «отклонить». Это не значит, что мы призываем вас перестать быть собой, однако, всем нам приходится делать нелёгкий выбор, так спросите себя, чего вы хотите, на самом деле? Стоит ли один вечер, когда вы не будете курить или ругаться, когда скроите татуировки на теле и снимите пирсинг, того, чтобы из-за этого отказываться от любви всей жизни? Для нас ответ очевиден, остальное за вами. И, напоследок, ещё один крошечный совет. Если вышло так, что парень вашей мечты привёл в дом одну из «таких» девушек, не ждите, пока судьба сама вас найдёт, а берите дело в свои руки. Поверьте, после забракованной девушки и материнского страха, что на семейных фото всё время будет присутствовать та, у кого лицо напоминает раскраску ребёнка, она примет вас с распростёртыми объятиями», - дочитала Цунаде и остановилась перед большим панорамным окном конференц-зала, разглядывая что-то в открывающемся виде на город.

Было очередное производственное совещание и Сакура представила на суд общественности свою статью. Ещё никогда она не писала их так быстро, буквально за несколько часов, и даже спать легла не так поздно, как думала. Другое дело, что от возбуждения так и не смогла уснуть, только после, как трижды довела себя до оргазма душем. Теперь же сидела перед грозной начальницей, тряслась, как маленькое деревце на ветру, подавляя желание снова начать грызть ногти.

- Это, - начала Цунаде. Все заткнулись, даже дышать перестали. «Бьякуго» был её царством, поэтому ни у кого не было своего мнения, пока Сенджу не выскажется, как именно они должны думать. Смахивает на тоталитаризм? О, да, вот только революцию никто устраивать не собирается, ибо никто не обладает такими знаниями, таким весом в мире моды, и всего, что ей сопутствует, а также, в узкоспециальной журналистике для женщин, как Цунаде Сенджу. А, пока не родился кто-то лучше неё, как эту женщину можно сместить? Блондинка, идеальная во всех отношениях, отвернулась от окна, бросила статью Сакуры на стол, упёрла руки в бока, от чего её выдающаяся грудь всколыхнулась. – Гениально, - по буквам произнесла леди-босс. Харуно показалось, что она ослышалась, но Сенджу уже улыбалась, сканируя её своими карамельными глазами с идеальной подводкой.

Остальные девушки и Дейдара, занимающий нишу обязательного, в таких изданиях, сотрудника-гея, тоже начали наперебой хвалить работу Сакуры, раз уж начальница дала добро. Даже Ино была вынуждена признать, что удивлена тому, как вышло здорово, хотя ей, очень глубоко в душе, хотелось, чтобы подружка провалилась. Никогда не бывает лишним сбить лишнюю спесь, а Харуно, в последнее время, растянувшееся на годы, получала буквально всё, что хотела.

- Продолжай в том же духе, - напоследок сказала Цунаде, отпуская сотрудников вернуться к работе. Сакура читала её слова между строк, чётко слыша, что Сенджу имеет ввиду «будешь каждый месяц выдавать что-то такое же гениальное и я назову тебя своей ученицей, преемницей».

- Непременно, - уверенно выдала Сакура, удаляясь, с гордым видом. Повизжать и попрыгать на месте, она себе позволила только за дверью личного кабинета. – Охренеть, - любовно разглядывая свои собственные слова, произнесла Сакура, всё ещё не веря, что у неё вышло. До следующего месяца она спасена, как и её репутация. Розоволосая всегда учила себя держать спину прямо, не позволять кому-то что-то ей диктовать, но порой её задевало мнение Наруто о том, чем она занимается. Разумеется, он не говорил ничего прямо, возможно, она просто всё это придумала, но блондин считал настоящей журналистикой только ту, за которую можно разжиться пресловутым пятигранником с изображением Джозефа Пулитцера, и прочими подобными наградами. Словом, ту, которой он сам занимался, политика, мировые проблемы, что такое выбор идеальной туши в сравнении с таким? Пшик.

Но, сегодня она не чувствовала себя простым пшиком, пустым местом, тупоголовой девчонкой, помешанной на том, чтобы цвета в одежде сочетались между собой, а на столе всегда были нож и вилка. Её слова имели вес, эта статья не была пустой болтовнёй, и Сакура не сомневалась, что поможет сотням женщин пережить то, к чему сама до сих пор оказалась не готова. Хотя признавалась, без стыда за подобные мысли, что принадлежала к числу практически идеальных девушек для сыновей любой мамаши.

- Не-то, что вы все, - вздохнула розоволосая, снова перечитывая свою идеальную статью, пока не дошла до номера три в своём списке. Слова Хинаты так на неё повлияли, что не думать о барменше, пока писала про тех, кому есть что спрятать от будущей свекрови, просто не вышло. Образ брюнетки идеально подошёл на эту позицию. А, Сакура всё читала и читала, то что выучила уже наизусть, собственные слова, которые пытались ей на что-то намекнуть, но вот на что? – После…с распростёртыми объятиями…после, - бубнила себе под нос Харуно. – После…после. Вот же сучий стыд, - проорала девушка, да так громко, что весь этаж расслышал. – После! Ну, конечно, - бросила своей ассистентке, которой Цунаде её снабдила, что её не будет до конца дня и поспешила в бар со странным названием. Решение её проблемы само приплыло в руки, а она и не заметила.

***

- Не, я конечно подозревала, что все девчонки, у кого туфли на такой шпильке, сумасшедшие, но не думала, что настолько, - ответила Хината, отмечая, что Стинг и «Полис» абсолютно правы, «слишком много информации проходит через мой мозг, слишком много информации сводит меня с ума».

- Ты просто подумай, - начала Сакура, практически укладываясь на стойку. Хината была терпеливой с этой Барби, разве нет? Но, заявляться к ней в бар и предлагать такое, это уже слишком, никто бы не выдержал.

- Подумать? – громко и чётко, переспросила брюнетка, швыряя одноразовое полотенце, которым спокойно вытирала стаканы, пока это модное чудо не залетело сюда, разгоняя тишину и мешая наслаждаться музыкой. Утаката, судя по злобному взгляду, разделял мнение своей верной барменши. – О, чём, мать твою, я должна тут подумать? Что вообще твориться в твоей башке? Думаешь, раз у меня татуировки и пара грёбанных гвоздиков в теле, так я автоматически должна ширяться и раздвигать ноги перед парнями на байках? Считаешь, ого, она решилась на такое, значит решиться на любую херню, которую я ей подкину? Так вот, нихера подобного, ясно?

- Хи-Хината

- Не надо мне тут хинаткать, - злобно прищурившись, прошипела брюнетка. – Да, что с тобой не так? Ты себя вообще слышала? Эй, Хината, я тут подумала, а почему бы тебе не притвориться невестой моего жениха, предстать перед его злобной мамашей, чтобы она тебя изгнала из его жизни, как ведьму какую, с факелами и прочей херотенью, а потом появлюсь я, и как Барби в сияющих доспехах, спасу его семейку уёбищных пуритан от необходимости иметь с тобой дело, с радостью, и слезами невинности на глазах, облачаясь в белое платье. Я ничего не упустила?

- У-упустила, - пискнула Сакура, теряясь под этим суровым взглядом светящихся серых глаз.

- Что же, интересно?

- То, что я, - Харуно старалась соображать быстрее, пока Хината не вышла из-за стойки, спасающей её идеальный носик от перелома, чтобы вышвырнуть розоволосую выскочку из её бара. – Что, я-а-а, тебе заплачу? – мысль сформировалась очень размыто, но в памяти откопались подробности того, что Хината желает приобрести это место, а значит логично предположить, что деньги ей не помешают. И, какое совпадение, что Сакура располагает достаточными средствами, чтобы ввязаться в такую авантюру. – Я тебе заплачу, - уже увереннее, сказала Харуно. – Сколько тебе не хватает на бар? Я заплачу.

- Что? – Хинате показалось, что она ослышалась, но нет, Твигги повторила это слишком много раз, чтобы сомневаться. Брюнетка ожидала, что вот сейчас её накроет реальный гнев, который выльется в нанесение тяжких телесных повреждений…но, гнев не шёл. Мозг думал в совершенно противоположном направлении, заставляя глаза осматривать бар, который Хината пообещала сохранить. И, ты только глянь, способ сделать это, приплыл в руки сам. Для этого нужно сделать сущую малость. – Ну, ебать-копать, - обречённо произнесла Хината. Сакура начала улыбаться, она услышала всё, что ей было нужно, откровенное, неоспоримое «ДА». А, брюнетку добил её собственный бар, которому она была так преданна все эти годы, когда заиграл Баррет Стронг, уверяя всех, что Хината хочет только денег. Только денег.

***

- Ха-ха, прости, не понял, что? – Сакура была уверенна, что всё сделала правильно. Она позволила Наруто накормить её заварным раменом, который тяжёлым камнем опустился на дно желудка, зажгла свечи, надела сексуальное бельё, выдержала всю его прелюдию и стонала так громко, как никогда в жизни. Если честно, Харуно была такой перевозбуждённой от того, что нашла гениальное решение всех их проблем, что даже не подумала, типа, просто насладиться близостью с Наруто, и безбожно симулировала, кажется несколько оргазмов за раз. И, вот, когда блондин был доволен собой, когда его мужское эго раздулось до масштабов вселенной, она и рассказал свой простой план, как заставить Кушину её принять. – Скажи, что ты пошутила, - усмехнулся блондин, не осознавая, что на него надвигается, - давай, Сакура, идеальный ужин, идеальный секс и хорошая шутка, просто скажи, что это идеальное окончание дня.

- Ты просто не осознаёшь, как это гениально, - снова начала Харуно, она улеглась голым телом на его голое тело, подтягиваясь выше, чтобы можно было томно шептать на ухо. – Но, когда я тебе ещё раз расскажу, - лёгкий укус за мочку, а ручки уже пустились в путешествие по идеальному прессу, да, чего у Наруто не отнять, так это шикарного тела. Порой Сакура размышляет, как было бы замечательно, будь её жених только телом, без головы, - ты всё поймёшь.

- П-перестань, - ну, вот, что и требовалось доказать, не будь у него головы, его глупый рот не смог бы сказать нечто подобное. Наруто встряхнул этой своей головой, которая была крепко соединена с его телом, и нашёл в себе силы спихнуть с себя невесту. – Ты не можешь предлагать это на полном серьёзе.

- А, что не так? – с обидой спросила Харуно, укрываясь в простыню.

- Что не так? С тем, чтобы я привёз к родителям девушку, которую не знаю и сказал, что собираюсь на ней жениться? Даже не знаю, что тут вообще так.

- Ой, вот только давай без этих моралистских речей. Я изо всех сил стараюсь бороться за наше будущее, а ты что?

- Прости?

- А, вот оно что, - неожиданно говорит Сакура, на её лице шок от неожиданного открытия, - в этом и есть твой план, да?

- Какой ещё план, что ты мелишь?

- А, вот такой, у нас вроде всё серьёзно, ты делаешь предложение, но вот загвоздка, твоя мать меня не принимает и тебе не остаётся ничего, кроме как разорвать помолвку, очень удобно.

- Ты-ты, дура что ли? – восклицает Наруто, вскакивая с кровати, ему нужно двигаться, чтобы не свихнуться. Сакура пренебрежительно рассматривает своего обнажённого жениха, расхаживающего взад-вперёд. Разумеется, она так не думает, Узумаки слишком честный для такого корыстного плана, не с ней так уж точно, но самый действенный способ заставить его делать, как она сказала, пробудить чувство вины. – Сумасшествие какое-то, безумие, поверить не могу, - бормочет Наруто, потирая напряжённый лоб. Харуно видит, что почти его добила.

- Другого объяснения твоему резкому отказу, я найти не могу.

- Правда? – кричит Узумаки, безумно размахивая руками. – Вот прямо вообще ни одного? – и, последняя часть шоу. О, да, дамы и господа, верное средство, как вить верёвки из этого милого дурачка – пойти на мокруху. Солёную, обильную, с трясущимися губами и прерывистым дыханием. – О, нет-нет-нет, - умоляюще произносит Наруто, когда замечает, как подрагивают губы невесты. Но, уже поздно, изумрудные глаза обильно орошают щёки слезами, которые всё катятся и катятся неиссякаемым потоком, прерываясь только на невнятные кряхтения Сакуры, означающие что-то вроде «ты меня не любишь, я для тебя пустое место» и всё в таком же духе. Узумаки отчаянно старается взять себя в руки, настоять на своём, хотя бы в этот раз, ведь то, что предлагает розоволосая, действительно полный бред, он просто не сможет притворяться так хорошо, чтобы Кушина поверила. Вот только, с каждой новой слезинкой, его уверенность шатается всё отчаяннее. Пока вовсе не рассыпается в прах. И, он готов сделать всё, что она попросит. Даже больше. Его крепкие руки обнимают её трясущееся тело, а голос обещает всё-всё-всё. Харуно всхлипывает ещё несколько раз, улыбаясь в плечо жениха. Как отобрать «Лабутены» у ребёнка.




Прочитали?
2
Рита РомановаМария Белозерова


Нравится!
4
Не нравится...
0
Просмотров
371
Оценка материала: 5.00 Таких с Мамой не знакомят 5.00 0.00 4 4
10 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:
Написано при содействии гения бетирования и переводчика от Бога - Mika Foks(https://naruhina.ru/author/8441/)
Обложка
Автор: ox_lade
Фэндом: Naruto
Пэйринг и персонажи: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Минато Намикадзе/Кушина Узумаки, Саске Учиха/Сакура Харуно, Шикамару Нара/Темари, Наруто Узумаки/Сакура Харуно, Киба Инузука, Шино Абураме, Шикадай Нара
Предупреждение: 18+
Сакура счастлива, она заполучила вожделенное кольцо, но вот загвоздка, Кушина ещё не одобрила ни одну девушку сына, но Наруто настаивает, что пора всё рассказать. Как же кстати Харуно знакомится с барменшей, которую можно описать только одной фразой - таких с мамами не знакомят. Сакура решает, что после такой невесты, мать Наруто будет только рада, когда сын приведёт её. Она не учла только одного - дикого желания Кушины стать бабушкой, ради этого она даже кое-что себе пообещала.
Одобрил(а): Александр 12 ноября в 23:41
Глава: 1 2 3

0 комментариев

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
 

 



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже