Таких с Мамой не знакомят. Глава 2

Шапка фанфика
Автор: ox_lade
Фэндом: Naruto
Пэйринг и персонажи: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Минато Намикадзе/Кушина Узумаки, Саске Учиха/Сакура Харуно, Шикамару Нара/Темари, Наруто Узумаки/Сакура Харуно, Киба Инузука, Шино Абураме, Шикадай Нара
Предупреждение: 18+
Сакура счастлива, она заполучила вожделенное кольцо, но вот загвоздка, Кушина ещё не одобрила ни одну девушку сына, но Наруто настаивает, что пора всё рассказать. Как же кстати Харуно знакомится с барменшей, которую можно описать только одной фразой - таких с мамами не знакомят. Сакура решает, что после такой невесты, мать Наруто будет только рада, когда сын приведёт её. Она не учла только одного - дикого желания Кушины стать бабушкой, ради этого она даже кое-что себе пообещала.

X В сборниках
Гет (486)
Юмор (183)
X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
X Содержание
Таких с Мамой не знакомят
Глава 1
  Глава 2
Глава 3
ЗАВЕРШЁН!
Бранные слова, философия и оружие массового поражения.

***

- Расслабься, напрягаешь, - говорит Сакура, от этого Наруто сжимает руль ещё сильнее.

- Не говори мне расслабиться, - цедит он сквозь зубы. Хотя и понимает, что сам виноват. Мог бы повести себя как мужик, хоть раз, настоять на своём, не допускать всего вот этого. Но, нет, куда там. Что в итоге? А, вот что. Они в машине, Сакура в сарафане под цвет глаз, расслаблено откинулась на спинку кресла, ремень безопасности рад бы впиться в грудь, да только впиваться некуда, на ней дорогие солнечные очки почти во всё лицо, и глумливая улыбка на губах. Ещё бы, ведь всё происходит именно так, как она и хотела. Они едут в дом его родителей, он и его «лучшая подруга», но чуть позже подъедет ещё один человек, о, да, его невеста. Невеста, которую он ни разу так и не увидел, ещё бы, Сакура ведь сказала, что это не обязательно, что Кушина разберётся с ней в считанные секунды. Наруто рад бы успокоиться, но внутренний монолог с самим собой, точнее это даже диалог, с той частью себя, которая сейчас люто ненавидит Харуно, не даёт отпустить ситуацию. Хотя приносит мстительное удовлетворение. - И, почему же моя «невеста» не поехала со мной? Почему я всё равно вынужден тащиться с тобой?

- Хината должна убедиться, что её друзья присмотрят за баром, - спокойно отвечает розоволосая, складывается ощущение, что её состояние жениха вообще не заботит.

- Точно, - цокнув губами, говорит Наруто, вкладывая в свою интонацию так много сарказма, как может, - Хината, моя невеста, она ведь работает в баре. Замечательно, что я так много про неё знаю.

- Говорю же, расслабься, тебе не нужно про неё ничего знать, когда Кушина её увидит, то даже на порог не пустит, только не со своим «пусечкой», - потрепав его за щеку, смешливо отвечает Сакура. Наруто отстраняется от её прикосновения, растирая место щипа.

- Она давно меня так не зовёт.

- Ну, да, разумеется.

Остаток дороги проводят в тишине, но из мести Наруто делает музыку громче каждый раз, когда играет что-то старше них, а порой и старше их вместе взятых, Харуно не признаёт существование такой музыки. А, сердце Наруто поёт каждый раз, как она надувает губки. Но, конечно, в итоге эта затея выходит боком именно ему, ведь как только дом родителей объявляется на горизонте, до одури счастливый радиоведущий, врубает «Каставейс», эту их «Лгунишка», так что примерный сын паркуется на подъездной дорожке, а ему весело сообщают про его «горящие штанишки» и «длинный нос». Плохой знак.

Узумаки выбирается из машины не сразу, ему необходима секунда, чтобы осознать, что планирует соврать родителям, и не про то, кто разбил вазу, а про женщину, на которой собирается жениться. А, эти благородные, честные люди, всю жизнь учили его следовать их заветам, главный из которых, быть честным. Блондин стонет, но старается улыбнуться машущей ему Кушине.

Его предки, Минато и Кушина Намиказе, очень богатые люди, вообще-то они настолько богаты, что даже если вы можете представить себе богатых людей, то ошибётесь, они намного, намного богаче. Правда, этот шикарный особняк на побережье, высокий, из белого камня, будто вросший в небольшой спуск, ведущий сразу к океану, единственная дорогая вещь, которую они себе позволили, и то, только после того, как Наруто закончил школу и съехал в университетскую общагу. Расти с ними было странно, в простом доме, с простыми вещами, но при этом знать, что при желании отец мог купить себе остров, если бы вдруг понял, что хочет в тишине почитать газету. Они ни разу не дали ему понять, что он как-то отличается от всех остальных. Вместо этого, родители могли дарить друзьям квартиры, спасать вымирающие виды животных и строить больницы. Наруто всегда поражался тому, как много денег они отдают, но при этом будто становятся только богаче. Так что да, они никогда не были обычной семьёй, между ними всегда была особая связь, которую он грозится разрушить одной большой ложью.

Но, отступать уже поздно, поэтому парень вылезает из прохладного салона авто, обдуваемого кондиционером и оказывается на палящем солнце. Светило тоже против него, жжёт нещадно, пытаясь высветить все его тайны, ноги слегка утопают в горячем песке, набиваясь в простые шлёпки. За секунду Наруто уже обливается потом, и совсем не готов к крепким объятиям матери.

- Сыночек, - кричит Кушина, врезаясь в него своим крохотным тельцем, но почти сбивает с ног, когда всю жизнь нужно держать в ежовых рукавицах двоих несносных блондинов, хочешь не хочешь, а подкачаешься. - Милый мой, ты посмотри как исхудал, а это ещё что? Чёрные круги под глазами? Ты сколько работаешь? Твой этот загадочный «кое-кто», что, совсем за тобой не следит? - ах, да, он ведь предупредил их, что приедет не один, что привезёт кое-кого важного, вот только сделал это ещё до того, как узнал, что его «кое-кто» это не тот «кое-кто», кого он имел ввиду.

- Ма, ты преувеличиваешь, - нервно усмехаясь, отвечает блондин. Кушина всё не может на него насмотреться, гладит по щеке, держит за руку, пока наконец не прижимается к боку, готовая, по всей видимости, остаться там навсегда. Сакура, наблюдая за этой ужасной и навязчивой «материнской любовью», ещё раз убеждается, что всё сделала правильно.

- Здравствуй, сын, - наконец очередь доходит и до Минато, который даже не пытается вклиниться в их объятия, а просто пожимает отпрыску руку. Они похожи, как две капли воды, только в золотых прядях отца уже виднеется отблеск серебра, и голубые глаза чуть побледнели с годами. Узумаки смотрит на маленькую женщину в своих объятиях, подтянутую, ухоженную, кажется на ней сарафан из тех, что сейчас в моде, а на отце всё те же льняные брюки, что и в прошлом году, а этой футболке, с оттянутым воротом, чёрт знает сколько лет. Они такие разные, как им удалось прожить вместе столько лет? Наруто невольно косит глазами на Сакуру, размышляя, будут ли они такими же, столько лет спустя.

- Ты только глянь, кого ещё принесло течением, выбросило на берег, как дохлую рыбу, судя по его бледной коже, - неожиданно говорит Кушина, врываясь в его мысли. Наруто смотрит в ту сторону, куда указывает мать. На крыльце, в белых коротких шортах и застёгнутой только на пару пуговиц, синей рубашке, стоит...

- Саске?! - кричит блондин. Со всеми этими теориями заговоров против собственной матери, он и забыл, что друг будет здесь. Хоть одно хорошее событие, думает он, когда вырывается из тесного круга материнских рук и идёт навстречу лучшему другу. Брюнет открыто улыбается и двигается вперёд, чтобы быстрее сократить расстояние между ними. На середине парни встречаются, их сильные, грубые мужские объятия говорят больше слов. Они не виделись целую вечность. - Охренеть, ты и правда здесь, поверить не могу, и мама права, неужели в Лондоне и правда так мало солнца, как говорят.

- Чёрт, за-то здесь, как я вижу, оно поджаривает неслабо, - отвечает Учиха, рассматривая коричневую кожу друга. Рядом они, должно быть, выглядят просто нелепо. Прежде чем обдумать, что делает, Наруто разворачивает друга к девушке, которую привёз с собой, чтобы познакомить их, ведь Саске ещё не знаком с его невестой. Хорошо, что Сакура мозг этой операции, она давно поняла к чему всё идёт и была наготове.

- Саске, это Сакура, моя…

- ОСОБОЕ КОНОХСКОЕ ПРИВЕТСТВИЕ! - орёт, как резанная Харуно, разбегается и со всей дури врезается в брюнета. Они катятся в кусты, посаженные КуШиной перед парадным входом. Все присутствующие замирают, пытаясь понять, привиделась им вся эта сцена или нет.

- А, девочка с годами становится всё безумнее, - констатирует Кушина, быстро теряя интерес к давнишней подруге сына. - Давай, сынок, папа поможет тебе с вещами.

- А?

***

- Какого, - начинает Учиха, когда они перестают катиться, замирая. Девушка оказывается на нём сверху и тут же зажимает рот рукой. Он вообще-то родился и вырос в Конохе, но никогда не слышал ничего про «особое конохское приветствие» и в темноволосую голову закрадывается подозрение, что она его обманула.

- Прости-прости, знаю, это выглядит странно, но сейчас ты должен слушать и молчать. Знаю, что Наруто тебе про меня рассказывал, мне он о тебе тоже рассказывал, и при других обстоятельствах, я была бы рада нормально с тобой познакомиться, но этот идиот забыл сказать о тебе. Короче, думаю, для тебя не секрет, как Кушина относиться к девушкам своего сына, поэтому сегодня его девушкой буду не я. Ясно? - розоволосая всё это шепчет ему, склонившись так низко, что нос забивается ароматом её фруктовых духов. Стройное тело каждой частичкой впивается в него, и Саске в голову лезут совсем не подобающие мысли. - Её зовут Хината, она скоро появится и ты очень мне поможешь, если окажется, что ты, типа, давно о ней в курсе, понимаешь? - он не понимает, но кивает, резко ему совсем не сложно сделать для неё всё, что попросит. Такого неизгладимого впечатления, девушки на него ещё не оказывали. Обычно, такое входит в его прерогативу. - Вот и славно, - широко улыбается Сакура и неловко сползает с лучшего друга своего жениха. Попутно она задевает очень много частей тела парня, которые задевать не желательно. Тем более, когда ты невеста его лучшего друга, но Харуно ничего этого не замечает, а Саске приходится ещё пару минут полежать в кустах, чтобы предстать перед остальными.

***

- Извини за это, брат, - виновато говорит Наруто, когда Учиха выскакивает из кустов. - Я потом тебе всё объясню.

- Надеюсь, - отвечает Саске. Потом он помогает другу с вещами, это отвлекает от ощущения, что на нём всё ещё лежит горячее женское тело.

- Эта последняя, - отвлекает его Наруто, это уже третья их ходка, почти все чемоданы одинаковые и брюнет догадывается, кому они принадлежат. Выбивается только большая дорожная сумка, которая и осталась сиротливо лежать в огромной багажнике. Не успевает Узумаки вытащить её, как Саске привлекает его внимание к машине, которая виднеется вдалеке, её легко заменить по песочной пыли, которую поднимают колёса, а по ужасно медленному движению не сложно догадаться, кто за рулём.

- О, наша бабуля Шикамару, - смеётся Учиха. Они кричат всем, кто ушёл в дом, что едут новые гости. Первой выскакивает Кушина, отпихивая Сакуру, которая слишком медленно открывала дверь, но быстро успокаивается, когда понимает, что это не те гости, которых она ждёт.

Приходится долго ждать, когда большая машина (самый высокий рейтинг безопасности, если спросите у Шикамару) проедет весь путь, объезжая любые неровности дороги и остановится перед выстроившимися в ряд встречающимися.

Школьный приятель Саске и Наруто, Шикамару Нара, никогда не отличался склонностями к авантюрам, хотя бывал втянут друзьями в переделки столько раз, что не сосчитать. Самое рисковое и опасное, что он сделал в жизни, так это женился на Темари, женщине, которая всегда его пугала, но разве любовь может что-то остановить. И, когда в их жизни, почти шесть лет назад, появился Шикадай, Нара стал ещё более осторожным, наплевав на то, что друзья зовут его «бабушкой».

Стройная блондинка с забавными хвостиками, которые ей, вроде как, уже не по возрасту, первая выбирается из машины, потягивается и улыбается всем присутствующим. В отличие от Сакуры, которая стала девушкой Наруто, когда все уже были слишком взрослыми и серьёзными, Темари была знакома с Саске, так что для неё чужаков в компании не было, поэтому она приветствуя обняла всех. Пока её муж помогал сыну выбраться из детского кресла (да-да, самый высокий рейтинг безопасности, именно поэтому на нём такой механизм, с которым даже гений Шикамару не может справиться сразу). Спустя несколько царапин, прищемлённого пальца и кучи нервов, Шикадай свободен.

- Не беги так быстро по песку, - вдогонку сыну кричит Шикамару, но тот его не слышит. - Как же проблематично, когда характер достаётся от матери, - устало потирая рукой шею, бормочет Нара. Его тёмные волосы собраны в высокий хвост, который кажется тоже малость поник. Ему пришлось работать усерднее, чтобы выбить у начальства этот импровизированный семейный отпуск.

- Бабушка Кушина, дедушка Минато, - доноситься до Шикамару счастливый голос Шикадая, он усмехается, радуясь, что его мать этого не слышит. У них с КуШиной давно идут баталии на почве бабушек, в которых безоговорочно ведёт старушка Нара, которая официально в лице общественности признана бабушкой.

- Здорово, друг, - Шикамару любит всё делать по порядку, и сначала хотел достать вещи, но друзья уже обступили, желая обняться. Нара конечно бубнит, как всё проблематично, но рад наконец собраться с ними вместе. - Охренеть, - говорит Саске, положив одну руку на плечо Шикамару, а другую на плечо Наруто, - неужели мы правда снова вместе? До сих пор поверить не могу, что вижу тебя, добе, и тебя, бабуля. Как же я по вам скучал, - он крепко держит их за шеи. Темари целует Сакуру в щёку и они вместе наблюдают за тем, как их мужчины ведут себя, словно дети. Об этой парочке Харуно знала заранее, но они итак прекрасно осведомлены, что эти три года они с Наруто «просто друзья».

Парни помогают Шикамару с вещами, он скидывает сумки у большого крыльца только для того, чтобы поприветствовать родителей Наруто, так любезно пригласивших всю его семью в этот чудесный дом, как всегда. Тогда-то Темари и произносит странную фразу, с которой многое началось, и ещё большее пошло совсем не по плану.

- Никому не слышится музыка? - все удивлённо смотрят на блондинку, она встряхивает головой, словно музыка, играющая там, может просто выпасть.

- Ха, - усмехается Минато, который стоит к Темари ближе всего, - и то верно, - замечает блондин. Окружающие предполагают худшее, что он заразился этим, чем бы оно ни было, от Нара. - Это Пэт Бенатар, - уверенно продолжает Намиказе и начинает качать головой в такт, - «Сердцеед».

После этого, все начинают понимать, что тоже её слышат, эту быструю, грубую мелодию, перекрывающуюся только рёвом двигателя. Сумки забыты, никто не торопиться скрыться с палящего солнца, чтобы охладиться в доме, даже Шикадай не хочет вытворить что-то такое, из-за чего подскочит давление у отца. Все поворачиваются в сторону дороги.

Кажется, что на них, под соло барабанов, приближается песчаная буря. Красную машину, ревущую, словно зверь, едва видно в клубах песка и пыли, которые она поднимает, мчась навстречу океану. У Наруто подкашиваются ноги и сердце падает куда-то в пятки, чутьё подсказывает, что это последняя гостья, которую они ждут. А, рёв двигателя уже клокочет во всём теле, Пэт берёт высокие ноты. Красный «Шелби» без крыши, обгоняет бурю, которую сам же и создал, петляет на последнем участке дороги, резко тормозит, разворачиваясь так, что из-под колёс летит песок, обдавая им выстроившихся в ряд зевак. Рёв стихает, голос Пэт теперь заполняет всю тишину, перекрывая мерный шум океанского бриза.

Солнце светит в лобовое стекло, так что никому не видно водителя, дверь резко открывается, на свет появляется стройная ножка в чёрно-белых кедах, а следом и вся девушка. Она хлопает водительской дверцей и останавливается. Наруто не думает, что единственный стоит с открытым ртом, но как ещё реагировать на кого-то вроде этой незнакомки.

Ветер развивает длинные иссиня-чёрные волосы, на девушке короткие джинсовые шорты, открывающие больше, чем прикрывающие, майка в сетку, которая прикрывает ещё меньше, позволяя во всей красе рассматривать чёрный лифчик, крепко удерживающий пышную грудь. Голубые глаза разбегаются по округлым формам идеального женского тела, не зная, как увидеть картину целиком, ведь на этом теле столько чернил, что сложно понять, как объять всё это.

Наруто сглатывает, когда видит собачью челюсть, готовую сомкнуться на колене незнакомки, чёрные-чёрные крылья на бледной шее, какие-то надписи, которые не может прочесть с такого расстояния, рисунки на пальцах, их так много, что невозможно разглядеть все. И, птиц, много птиц. Одни разлетаются из пера, что набито на руке, другие целой стаей атакуют плоский живот, появляясь из отцветших одуванчиков, уходящих стеблями куда-то в пояс шорт. Самая крупная птица, ворон с ярким полумесяцем в центре чёрного тельца, присел на левое плечо, отчаянно стараясь улететь с него и схватить кого-то когтистыми лапами. Узумаки кажется, что этого уже итак достаточно, но глаза видят пантеру, плавно двигающуюся по женственному бедру, и снова луны. Птицы и луны, что-то ещё, что исчезает в глубине бюстгалтера, и Наруто почти двигается к незнакомке, чтобы узнать, что же там. Чтобы узнать, что на ней есть ещё.

Брюнетка шевелит рукой, привлекая к этому движению всеобщее внимание, Узумаки следит, как она ловким движением снимает с себя очки-авиаторы. У неё это целый ритуал, сначала она смотрит над ними и только потом позволяет душкам медленно выскользнуть из-за ушей.

Хината складывает душки и небрежно бросает очки на переднее сидение своего «Форда-Шелби» 1967 года. Пробегается по всем, кто замер перед ней, как кучка статуй в греческом саду. Найти нужного человека проще простого, Сакура много о нём говорила, о своём «голубоглазом блондине» и хотя блондин, который выглядит старше, всё ещё похож на человека, от чьего взгляда любая намокнет, она понимает, что нужен тот, молодой. И, Хината начинает двигаться, сначала медленно, но всё ускоряясь, пока не оказывается к нему так близко, чтобы напрыгнуть.

Узумаки этого не ждал, но легко удерживает себя и её, незнакомка обвивает его талию крепкими ногами, зарывается татуированными руками в его волосы и впивается в губы страстным, грубым поцелуем.

Хината прижимается к блондину грудью, заставляя его держать себя крепче, и мнёт его податливые губы, поворачивая голову из стороны в сторону, не давая возможности вырваться. Парень на автомате следует за её движениями, в какой-то момент понимая, что это противостояние и он его часть. Они борются за право быть сильнее. Хината первая запускает язык ему в глотку, оплетаясь вокруг его языка. У него вкус специй и мясного бульона, а она пахнет сладким потом и машинным маслом, никаких цветов, никакой аллергии. Только воздуха не хватает. И, когда Наруто почти теряет сознание, она отстраняется, с нахальной усмешкой.

- Успел соскучиться, сладкий? - произносит девушка. Хрипотца в её голосе отдаётся странным импульсом во всём теле Наруто, а ведь ему и так уже немного тесно в довольно свободных шортах, и судя по яркому блеску странных подсвечено-серых глаз, она это прекрасно чувствует.

Люди вокруг понятия не имеют, что делать и как реагировать, Шикамару в таком ступоре, что даже забыл прикрыть глаза Шикадаю. Но, ничья челюсть не болтается так низко, как у Сакуры. Розоволосая такого не ожидала, и ей это определённо не нравится. Первый её порыв, броситься на гадину и оттаскать за волосы, но она быстро вспоминает, что так нужно, а ещё побаивается Хинату, всё же она выглядит, как девушка, которая не будет царапаться, а сразу даст по ебалу. Кушина хватается за руку мужа с такой силой, что Минато едва не ломается пополам, он понимает, что жене будет сложно сдержать своё слово, но сохранить руку хотелось бы, она ещё может ему пригодиться.

Хината подмигивает Наруто, который медленно кивает головой, отвечая на заданный ею вопрос. Скучал? Конечно, скучал, как же по такой невесте не скучать. А, брюнетка позволяет себе ещё раз провести рукой по мягким волосам, поцелованным солнцем и медленно спрыгивает с него. Пора покончить с этим. Она готова к вилам и факелам, к изгнанию из этого мира, в котором ей явно нет места. Сакура пообещала, что это не займёт много времени, а учитывая её фееричное появление и вид, всё должно кончиться в рекордные сроки. Брюнетка обходит Наруто и улыбается женщине с огненными волосами и ещё одному горячему блондину, с сединой в волосах.

- Вы должно быть Кушина и Минато, - чётко говорит Хината, - Наруто столько мне про вас рассказывал, так что мне кажется, что я знаю вас уже целую вечность. Ебать, как я рада, что стану частью вашей ахуенной семьи. Ну, что вы как не родные, мам, пап, давайте обнимемся, - её губы растягиваются в задорную улыбку, о, да, то, как быстро они выпнут её отсюда, будет просто мировым рекордом.

Кушина делает неловкий шаг навстречу незнакомке, которая ворвалась, как чернильный ураган, подняла целую бурю, а теперь ругается, как сапожник. Минато готов придержать жену, если она решит, не дай ками, наброситься на бедняжку, с неё станется. Сакура, разве что, реально не потирает ладони друг об друга, в ожидании того, как Кушина скажет своё веское материнское слово. Остальные всё ещё мало что понимают, но Саске уверен, что скоро они смогут сыграть в «Уикенд у Берни» с этой брюнеточкой в главной роли, ему от этого и весело и тоскливо, всё же терять такую горячую тёлочку будет преступлением против сексуальности этого мира. А, Кушине остаётся сделать ещё один шаг и она окажется рядом с Хинатой, которая всё ещё стоит раскинув руки, предлагает свои объятия. Крылья на её шее идут рябью, Микки Маус под глазом подмигивает, от того, что её щёки приподнимаются в улыбке. Кушина останавливается, по её непроницаемому, холодному выражению лица, сложно что-то понять, но Хината знает, что обладает отличными рефлексами. Эта женщина не застанет её врасплох. В этом брюнетка была уверенна ровно до тех пор, пока огненная женщина не…улыбнулась?

- Дочка, добро пожаловать в семью! - громко, со всем пылом, на который способна, произносит Кушина, и стискивает Хинату в медвежьих объятиях, ну, в объятиях очень маленького, но очень сильного медведя. Пока она её обнимает, две женщины странным образом поворачиваются вокруг своей оси, Хината натыкается на огромные изумрудные глаза и широко открытый рот Сакуры, но такое выражение почти у всех присутствующих. Любой, даже Шикадай, мог бы прочитать по губам брюнетки, как она спрашивает «какого хера». Но, у Харуно нет на этот вопрос вразумительного ответа. Всё идёт не так, как она планировала, а виной всему разговор, который состоялся между КуШиной и Минато за две недели, три дня, шесть часов и семнадцать минут, до этой самой секунды.

***

Две недели, три дня, шесть часов и семнадцать минут назад

- Ладно, - сдаётся Минато, когда жена, в очередной раз, показательно тяжело вздыхает. Он откладывает книгу о пиратах, которую собирался начать читать, близость к океану странным образом влияет на его вкусы, - сдаюсь, что ты там делаешь и почему стонешь, как выброшенный на берег кит?

- Ничего подобного, - тут же защищается Кушина, но Минато не спорит и одним взглядом призывает перейти к сути. - Просто смотрела старые снимки Наруто, он был таким маленьким, а теперь такой большой.

- Приступ ностальгии? На тебя совсем не похоже, - усмехается Минато. Он подходит ближе, чтобы тоже взглянуть. Жена склонилась над старым альбомом, куда раньше вклеивала проявленные снимки, сейчас их куда проще хранить на электронных фоторамках или в загадочном облаке, чем бы оно ни было. Блондина привлекает то, что женщина рассматривает особенно тщательно фотографии, где рядом с сыном присутствуют девушки. - Так, что случилось?

- Ничего, - бубнит Кушина, зарываясь в альбом. Минато такой ответ не удовлетворяет, он отбирает альбом, откидывает его подальше и требовательно смотрит на любовь всей жизни, которая надулась, как ребёнок, сложив руки на груди.

- И, всё же?

- Слышишь? - неожиданно, вместо ответа, задаёт вопрос Кушина. Блондин прислушивается, но кроме шума океана ничего не слышит, о чём и сообщает жене. - Вот именно, - подтверждает она, запутывая мужа ещё сильнее. - А, вот в доме этой вредной ЁШино Нара нет такой тишины.

- Прости, что?

- Что-что! Да то самое, у неё слышится смех и топот маленьких ножек, а у нас что? Шум океана-шмакиана.

- Подожди, я что-то не понимаю, ты говоришь о детях? - Минато ещё никогда не чувствовал себя таким старым и заторможенным, слова жены были бессмысленными. - Ты, что, хочешь завести ещё одного ребёнка? Сейчас?

- Дурак что ли? - вскипает Кушина, вскакивая на ноги и упирая руки в боки. В такие моменты ему всегда кажется, что её огненные волосы начинают жить своей жизнью и развиваются, как языки пламени. - Я говорю тебе о внуках, в-н-у-к-а-х. Капиш?

- Оу-у-у-у, - теперь до него доходит. Минато нежно улыбается жене, но она от этого только сильнее заводится, уверенная, что нихрена он не понимает.

- Точно? А, то по роже твоей довольной не понятно, что тебе понятно.

- Просто в этом вопросе мы ничего не можем сделать, знаешь ли.

- Как это не можем? Очень даже можем!

- Да?

- Ещё бы. Вот скажи мне, ты помнишь, когда наш сын в последний раз нас знакомил с девушкой? - блондин напряг память, но ничего конкретного вспомнить не смог. - То-то и оно, но знаешь что?

- Что?

- Приезжает он к нам в прекрасном настроении и расположении духа, и вовсе не в таком, как мужчины, у которых есть только секс на одну ночь, а это значит, что у него, этого гадёныша мелкого, кто-то есть, и этот кто-то может подарить нам внуков, - Минато соглашается с логикой жены, но остаётся только одно большое НО.

- Это всё хорошо, милая, но как насчёт причин, почему наш сын не знакомит нас с той, кто ему дорога? - Кушина надувает губки и отворачивается от проницательно мужа. Будто она сама не поняла, в какую ситуацию себя загнала. Когда Наруто был маленьким, а таким он был очень много лет, в её понимании, женщина вовсе не желала, чтобы какая-то вертихвостка плохо влияла на её любимого мальчика. Он был её пусечкой, нежным цветочком, и как мать, Кушина оберегала свою единственную клумбу от сорняков. Далеко не сразу осознав, что без этого сорняка не видать ей внуков, как своих ушей. А, ведь могла бы заполучить в свои невестки Темари, которая в итоге досталась ЁШино. У той нрав, как у самой Кушины и бёдра широкие, как раз для выталкивания богатырей-Намиказе.

- Знаю, - признаётся Кушина, тяжело вздыхая, признавать свои ошибки, что может быть хуже, но следом улыбается. У Минато бегут мурашки по спине от этой улыбки, жена его всегда пугала, когда выходила на тропу войны, намереваясь заполучить то, что ей нужно. - Но, я всё продумала. У нас скоро годовщина. Устроим грандиозный праздник, соберём друзей и родных. Наруто никак не сможет проигнорировать это и будет вынужден взять с собой мать наших будущих внуков.

- Хм, звучит, конечно, разумно и может сработать, но проблема от этого никуда не денется.

- И, как тебя понимать?

- Кушина, мы оба знаем, что как только ты её увидишь, то начнёшь думать, как она не подходит нашему сыну, как она его не достойна, и нос у неё не такой формы, и походка слишком пружинистая. Да и бёдра, так подходящие для деторождения, могут стать слишком широкими, или слишком узкими, какими бы они ни были. А, Наруто ничего не скажет тебе против, и убежит эта мать наших будущих внуков, рожать их кому-нибудь другому.

- Вот что, милый мой муженёк, - со всей серьёзностью, произнесла Кушина. - Если я говорю, что заполучу внуков, то значит так и будет, вот увидишь. Кого бы наш сын не привёл, хоть чучело огородное, но если это окажется женщина в детородном возрасте, то я так её залюблю, что она захочет получить запретительный ордер, чтобы я к ней на сто километров не подходила. Ясно тебе?

- Предельно, - поднимая руки, сдаваясь, ответил Минато. Конечно, Кушина понимала, что это будет не просто, что придётся переступить через себя, но внуки требовали жертв, и она была готова пригреть на груди любую глупую пигалицу, которую её любимый сын притащит в дом. В конце концов, успокаивала себя Намиказе, когда она выполнит свою первостепенную задачу, то её не обязательно терпеть потом всю жизнь. Избавляться от девушек не так уж сложно, Кушина уже настоящий гуру в этом деле.

Так что, две недели, три дня, шесть часов и семнадцать минут спустя, когда в жизнь Кушины ворвалась брюнетка в татуировках и с двумя гвоздиками в брови, женщина была настроена решительно и сжимая это, реально, чучело огородное, в крепких объятиях, представляла маленьких голубоглазых блондинчиков, которые стоят таких жертв.

- Ты в порядке, родная? - несмело спросил Минато, когда они остались на улице одни. Наруто увёл свою невесту в дом, показать, где их комната, и Намиказе не мог поверить, что Кушина правда это сделала, сдержалась, да ещё приняла пугающую девушку, как родную. Вот только, теперь его жена застыла, как изваяние, а её глаз подёргивался.

- Я с этим справлюсь, - постепенно отмирая, ответила Кушина, - и, пусть даже наши внуки родятся все в татуировках, плевать, главное, что это будут наши внуки, - решительно произнесла Кушина, взбегая на крыльцо-веранду, впереди ещё столько дел, столько дел.

- Думаю, это не так работает, - спокойно сказал Минато в никуда, внутренне осознавая, что его любимая жена действительно может думать, что татуировки передаются по наследству. - Это будут о-о-о-о-чень долгие две недели.

***

- Какого хуя это было? - как только они оказываются в комнате, Хината набрасывается на Сакуру, да так резво, что розоволосая врезается в побелённое дерево закрытой двери. - Добро пожаловать в семью, дочка? Это вот так она погнала меня из своего дома? А, где обещанные вилы и факелы, где разгневанные сельчане? Так и будешь молчать, Твигги?

- Нет, как раз хотела спросить тебя о том же, - вспоминая, что не какая-то там забитая школьница, столкнувшаяся с девчонкой-задирой в школьном туалете, начинает отвечать Харуно. - Что это было, когда ты присосалась к моему жениху, как одна из этих рыб с гигантским ртом?

- Серьёзно? А, чего ты ожидала, что он представит меня, как свою невесту, но я буду изображать из себя невинность и мы просто за ручки подержимся?

- Ну, да, чёрт возьми, - размахивая руками, от того, что сама понимает, как это глупо звучит, говорит Сакура, сдавать позиции и признавать ошибки сейчас ей совсем не хочется.

- Не наезжай на мою невесту, - неожиданно вступает Наруто, чем удивляет обеих женщин. Но, блондин чувствует необходимость вступиться за брюнетку, просто потому, что вся эта ситуация - вина Сакуры. - Это был твой план, так что не надо тут. Если бы ты послушала меня, то сейчас уже всё было бы хорошо. Как видишь, мама научилась принимать моё мнение.

- Это вообще жесть, как такое могло произойти? Как Кушина согласилась принять её?

- Эй, - возмущается Хината, как не странно, одновременно с Наруто. Она невольно улыбается блондину, приятное, но давно забытое чувство, когда кто-то хочет отстоять твою честь.

- Ладно, - прерывая зрительный контакт со странными горящими серыми глазами, Узумаки поворачивается к своей настоящей невесте, - и, что дальше? Может всё же стоит пойти и признаться, пока не поздно? Кажется, мама не против, ну, чтобы я привёл в дом девушку, любую девушку.

- Да ни за что, - противится Сакура, - ты хоть представляешь, как я буду выглядеть, если мы ей такое расскажем? Продолжаем по плану, Кушине нужно просто присмотреться к Хинате получше, а заодно ко мне, для сравнения, чтобы она поняла, кто тебе больше подходит.

- Шикарный план, - поддевает Хината, - а, главное начал срабатывать прям с самого начала, - розоволосая пропускает это мимо ушей, оправляет свой модный сарафан и поворачивается, чтобы уйти.

- Пойдём, - говорит она Хинате, стоя уже вполоборота, - я покажу тебе комнату для гостей, которую ты можешь занять, - брюнетка складывает руки под грудью, из-за чего та приподнимается, становясь ещё сексуальнее, и ухмыляется. - Что?

- Ты что-то попутала, Твигги, я уже в комнате со своим женихом, где и намеренна оставаться, если только ты не собираешься объяснять его матери, чего это мы решили пожить раздельно.

- Н-но, - беспомощно заикаясь, Харуно рассматривает то брюнетку, то Наруто, пытаясь найти какое-то решение, или услышать возмущение от своего жениха. А, Наруто всё ещё рад, что этот дурацкий план выходит боком только самой Сакуре, чтобы неповадно было.

- Она права, - добивает блондин, - после того, как мы «поздоровались», никто не поверит, что мы решили подождать до свадьбы.

- Пока-пока, - чувствуя своё превосходство, Хината машет ей ручкой и подпихивая за дверь, закрывает ту прямо у неё перед носом.

Наваливается усталость, она понимает, что не должна была поддаваться, ни на деньги, ни на это паршивое желание помочь, не допустить, чтобы кто-то вроде этой самой обычной Твигги, пережил отвратную хрень с мамашей парня. Хината опирается лбом на дверь и пытается усмирить тяжело бьющееся сердце. Вляпалась, так вляпалась.

Наруто хочет что-то сказать, хотя вряд ли существуют слова для их случая, но отвлекается, когда слишком внимательно смотрит на девушку рядом. Она откинула длинные волосы вперёд, он не сразу это заметил. Эта её майка в сетку, почти ничего не скрывает и новое путешествие по рисункам на бледной коже, захватывает его. По всему позвоночнику реально набиты кости, переходящие в ветки дерева, они почти все голые, но Наруто удаётся насчитать пять листочков, крепко ухватившихся за чёрные палки. Крона смещена влево, а корни исчезают глубоко в шортах, ему интересно набит ли там крестец и копчик.

Голубые глаза мельтешат по всей её спине, по ногам, будто бояться, что она вот-вот развернётся и он не успеет всё как следует рассмотреть, хотя Наруто уже сомневается, что это возможно. Если только она будет полностью обнажена, а у него всё время мира, чтобы медленно её разглядывать. Но, парень успевает заметить что-то похожее на спираль на одном локте и фейерверк на другом. Справа, где ветки не касаются плеча, огромное чёрное око Гора, оно особенно чётко выделяется на белоснежной коже. Он ещё не насмотрелся, но брюнетка разворачивается, откидывая волосы обратно, словно время просмотра прошло.

- Хината, - говорит она и улыбается. Блондин не сразу понимает, что это значит, но девушка протягивает руку. Наруто не может сдержать смех. Это так нелепо, она приехала сюда, как его невеста, а они только сейчас официально знакомятся. Брюнетка тоже смеётся, хрипотца странно сочетается с перезвоном колокольчиков, на который похож её плавный, мелодичный смех.

- Наруто, - всё же отвечает он, пожимая протянутую руку и его пальцы нежно касаются чёрного солнца на тыльной стороне её ладони.

***

Узумаки сидит на большой кровати, которая занимает почти всё пространство в комнате, стены и мебель в светлых тонах, на полу песочного цвета ковровое покрытие, а над головой нежно-голубой натяжной потолок. Ощущение, что дома, что за его пределами одно и тоже, понимаешь, что на побережье, на пляже, в раю. Его глаза то и дело смотрят на дверь ванной комнаты, за которой скрылась Хината, если верить его наручным часам, пол часа назад. Уже пора присоединиться к семье за ужином.

Раздумывает, не постучать ли, чтобы поторопить, тем более, что шум воды стих, но чувствует свою вину за то, что она вообще тут оказалась. Наруто не может себе представить, какого это, находиться среди незнакомцев, которые считают тебя кем-то странным, не вписывающимся, да ещё имея возможность просто свалить. Он хочет показать, что благодарен.

Ручка медленно опускается, и появляется Хината, в коротком, очень коротком чёрном платье, больше напоминающим ночную сорочку, на тонких бретельках и с грубым чёрным ремнём, затянутым на тонкой талии, длинные волосы собраны в два смешных пучка на макушке, открывая тонкую шею, только чёлка обрамляет лицо, выбиваясь. Все её татуировки выставляются напоказ, как знаки отличия, делая её лучше остальных, а не наоборот. Вместе с брюнеткой, из просторного помещения с душевой, не закрытой перегородками, вырываются клубы плотного белого пара.

Наруто встаёт, чтобы сказать ей, что им пора, Хината выходит из клубов тумана и закашливается, разгоняя белое марево в сторону блондина, до которого медленно доходит, что это не пар, а дым и что пахнет он совершенно странно.

Хината довольно улыбается, всё её тело расслабилось, страх и злость испарились, осталась только небывалая лёгкость, а ещё Наруто такой забавный с этим шокированным выражением лица, и ей кажется, что он впервые почувствовал, как пахнет марихуана.

- Т-ты, - заикается парень, понимает, что вдыхает дым, которым брюнетка себя окурила и тут же зарывается носом в ворот своей оранжевой футболки, - ты, что, - кричит он, и только голубые глаза вытаращились, так смешно, - курила травку? - ей кажется забавным даже то, что он не может произнести это громко, будто мамочка на него, почти тридцатилетнего, будет из-за этого ругаться. Хотя, его-то мамочка как раз и может так сделать, отвлекается Хината, когда она накуриться, всегда сложно следовать по одному направлению мыслей.

- Расслабься, - растягивая такое короткое слово на добрых тридцать секунд, отвечает Хината, - ты же не думал, что я смогу пережить это трезвая? Тоже хочешь?

- Что? - не успевает он прочитать ей лекцию о незаконности её действий, как Хината возвращается в ванную, чтобы вернуться с всё ещё дымящейся белой самокруткой. - О, нет.

- О, да, - улыбается она. Пухлые губы, густо накрашенные чёрной помадой, кажутся ещё объёмнее, а глаза, выделенные чёрными тенями, светятся словно кошачьи, очень подходит к её хитрой ухмылке. - Давай, сладкий, мамочка должна увидеть, что плохая девочка сбивает с пути её хорошего мальчика.

Наруто выставляет руки, пытаясь защититься и пятиться назад. Ноги врезаются в кровать, подкашиваются, блондин приземляется на мягкое белое покрывало. Всё, что нужно, чтобы оказаться в ловушке. Хината быстрая, как хищница на охоте, только что была в другом конце комнаты, но вот уже забирается к нему на колени. Блондин понимает, что надо бы спихнуть девушку, но замирает, заворожённые близостью её глаз. Он бегает глазами по её телу, стараясь понять, как же это происходит, как чернила проникают под эту бархатную кожу, оставаясь там. Вблизи рисунки ещё ярче, ещё реальнее, хочется прикоснуться, попробовать на вкус, чтобы понять, будут ли они похожи на чернила. Узумаки прощает себе такие мысли и желания тем, что впервые сталкивается с кем-то подобным, все знают, что неизвестность пугает, ещё неизвестность - это тайна, а его работа раскрывать тайны. И, он бы очень хотел раскрыть эту.

Хината грубо хватается за его шелковистые волосы, так мягко, так приятно, чёртов тактильный фетиш, всегда пробивает на него под травкой. А, ещё этот запах, лес, деревья, дождь, что-то из этого, что-то прохладное, хорошо, ведь в Конохе такое жаркое лето. Она треплет светлые пряди, чтобы все сразу поняли, чем они тут занимались, но этому паршивцу так идёт творческий беспорядок на голове. Марихуана мешает мыслить здраво, или он и правда чертовски сексуален? Хината склоняется к тому, что всего понемногу.

Когда волосы наконец в нужном сексуальном беспорядке (укуренный мозг снова отвлекается, чтобы отчитать хозяйку за слишком частое использование этого слова, но в своё оправдание она просто позволяет глазам видеть, и тот, на кого она смотрит, не поддаётся больше никакому описанию), Хината прикусывает нижнюю губу в раздумьях, на чёрном фоне помады, белые зубы сверкают, как жемчужины, острые жемчужины. Это кажется хорошей идеей, поэтому брюнетка открывает себе доступ к его загорелой шее, резко поворачивая голову влево. Проводит носом от уха и вниз, чёрт, он даже пахнет сексуально, это знатно отвлекает, но она собирается с мыслями, оставляя яркие следы от помады на всём, до чего может дотянуться, пока не находит быстро бьющуюся жилку, резко впиваясь в неё зубами.

- Ай, - Наруто дёргается, это больно и совсем ему не нравиться, надо бы ей сообщить об этом, но теснота в шортах слишком явно противоречит его громкому заявлению. Не к месту думает о том, что Сакура никогда не ведёт себя так, а будто всё время ждёт чего-то подобного от него (ну, это если ей ничего не нужно, иначе, она быстро просит сил у лунной призмы и перевоплощается в секс-воина), и это конкретно так приподнимает его…самооценку. Блондину нравиться быть желанным, даже если это накуренная в хлам подставная невеста.

- Почти, - сообщает Хината, ёрзая на его коленях, чтобы сесть удобнее. Он смущается, когда видит, что чёрные губы изогнулись в усмешке и благодарен, что она никак не комментирует его стояк. Узумаки успел забыть, что у неё всё ещё в руках косяк, но Хината помнит и собирается им воспользоваться. - Прощай, послушный мальчик, - шепчет брюнетка, прикладывается к косяку, затягивается. Замирает. Перекатывает дым во рту, чувствуя, как он опаляет, крепко сжимает его за челюсть, вынуждая приоткрыть губы, медленно склоняется, словно хочет снова поцеловать…Но, вместо этого, выдыхает весь дым в него. Наруто кашляет пару раз, Хината ждёт. Он кивает и она повторяет всё снова, но в этот раз, блондин сам вдыхает в себя всё, что у неё есть. Их губы в считаных миллиметрах, и Узумаки легко может представить, как сокращает это расстояние до их полной стыковки. Что-то тёмное внутри него толкает так и поступить, доказывает, что это правильное желание. Он подаётся вперёд…

- Дети, ужинать! - голос Кушины разбивает повисшее напряжение. Хината усмехается, но кажется не слишком весело и сползает с его колен. Наруто нужно пару минут, чтобы прийти в себя, ещё он с радостью привёл бы себя в порядок, но брюнетка запрещает, они берутся за руки и выходят из комнаты.

- Время для шоу, - заявляет Хината, поблёскивая сумасшествием в серых глазах.

***

Никто не комментирует внешний вид Наруто, хотя всем хочется, особенно Саске подмывает что-то такое ляпнуть. Разве что, Сакура со всем остервенением втыкает вилку в свой салат из рукколы, представляя, что это лицо наглой барменши.

Хината произведённым эффектом совсем не довольна, ведь чёртова Кушина только улыбается ей через стол, довольная такая, как кот, которого бросили одного дома, но он уже оставил кое-где «подарочек», чтобы за себя отомстить. Брюнетке приходится тоже улыбнуться, просто чтобы не показаться не вежливой, но так и хочется спросить, что, блядь, с ней не так.

У четы Намиказе большой круглый стол в комнате, которая наверное является столовой, Хината не очень в этом разбирается, но тут только этот стол и огромное окно-дверь во всю стену, через которое виден алый закат над океаном.

- Ум-м, - тянет Сакура, когда две непримечательные женщины выносят первое блюдо, - пахнет, как всегда божественно, - брюнетка сразу замечает, что Твигги пытается быть культурной и вежливой, да ещё сидит так прямо, словно ей в зад засунули что-то большое, Хината склоняется к её самомнению, но ещё остаётся вероятность, что это крепкое такое дилдо, сделанное по размерам африканского жеребца. Всё это так не естественно, брюнетка видела настоящую Сакуру и та вовсе не высокомерная стерва, сама Хината не собирается притворяться кем-то другим, Кушина итак скоро увидит, что она не пара её сыну.

- И, правда, реально ахуенно выглядит, - заявляет Хината, - а, после травки так на хавчик пробирает. Тебя не пробивает? - обращается она к Наруто, который давится своей водой с лимоном. - Осторожно, сладкий, - похлопывает его по спине, чтобы парень откашлялся, - ты же не хочешь откинуть ласты за этим прекрасным столом?

- Так, - перебивает Кушина, у неё в руке нож, которым она разделывает мясо в своей тарелке, и глаз подозрительно дёргается, Хината прикидывает, как быстро сможет действовать, чтобы увернуться, если рыжая метнёт его ей в голову, - как вы познакомились? - неимоверным усилием успокаивая тик, спрашивает Кушина. Она говорит себе, что всё не так плохо, она тоже по молодости баловалась травками всякими, ничего страшного, перед тем, как они, все вместе, начнут планировать будущих внуков, Хината почистит организм.

- Какой хороший вопрос, - складывая локти на столе, говорит Хината, стараясь не смотреть на Сакуру, но знает, что розоволосая видит её ехидную улыбку. Идеальный план, говоришь? Просто идеально всё продумано, какие тут могут быть осечки. Брюнетка поворачивается к своему жениху, но с него уже загар сошёл, так он побледнел, помощи ждать неоткуда. И, Хината делает то, что всегда было её путём по жизни - говорит правду. - Нас Сакура познакомила.

- О, вот как? - удивляется Кушина, почти так же сильно, как сама Харуно. Но, кажется хоть так розоволосая смогла набрать пару очков в этой игре «Заставь Кушину считать себя достойной», жаль только, что правил никто не знает.

- Ну, да, - продолжает Хината, история выстраивается у неё в голове, марихуана просветляет, если что. - Я работаю в баре не далеко от её офиса, и Сакура как-то стала часто к нам наведываться, - честно выложила брюнетка, даже не пытаясь скрывать, что у розоволосой могут быть проблемы с пристрастием к алкоголю, а бедняжка как раз приложилась к своему бокалу с вином. И, вот так потеряла только что добытые очки, если верить взгляду Кушины. Один-ноль, сучка. - А, разговоры у Сакуры только на две темы - работа и её…лучший друг. Так она мне его расписывала, что я не выдержала, говорю, харе пиздеть, приводи и я сама посмотрю, такой уж там сочный кусочек, или нет. Оказалось, что именно такой. Ну, а дальше дело за малым, да, сладкий? Признайся, сразу на меня запал?

- Д-да, - ответил Наруто, испугавшись, что умудрился сказать правду.

- Как-то так.

- Какая милая история, - не смог смолчать Саске, улыбаясь как дурак.

- И, как давно вы друг друга знаете?

- А, ты просто мастер задавать нужные вопросы, Кушина, - опускаясь на стол ещё ниже, сказала Хината, пришлось снова говорить правду. - Вот знаете, сколько бы не прошло времени, а мне всё кажется, что будто и дня не прошло.

- Это же почти в центре, верно? - совсем не в тему вдруг спрашивает Минато. Хината не сразу понимает, что это он ей.

- Что?

- Бар, про который ты говоришь, это в центре? «Квадрофения»?

- А-а-а, д-да, - ох и не нравится ей к чему этот, всё ещё горячий, блондин ведёт.

- Невероятно, Кушина, какова вероятность, а? Хината же работает в том самом баре, куда мы ходили на первое свидание, - выдаёт Минато. Брюнетка расстаётся со своей челюстью, так сильно стучит кулаками по столу, что приборы подпрыгивают.

- Да, вы должно быть, сука, издеваетесь, - громко говорит брюнетка, улыбаясь сквозь сжатые зубы. - Это же просто какой-то судьбоносный пиздец! Кто бы, блядь, мог о таком подумать, - не понимая, чего хочет больше, плакать, дико ржать или убиться головой о столешницу, добавляет Хината, невзначай оглядываясь на Сакуру, всё ещё жующую лист рукколы, который никак не хочет забираться ей в рот.

- Ох, и правда, - поддерживает Кушина.

- Ты водил маму на свидание в бар? - спрашивает Наруто, для него эти двое совсем не похожи на людей, которые ходят по барам, или которые когда-то были кем-то кроме его родителей, раз уж на то пошло.

- О, я всех своих подружек туда водил, это был тест на вшивость, если им не нравилось, значит нам было не по пути. Но, Кушина, - блондин поцеловал руку жены, - она сразу влилась, знала всю музыку, что там крутили и выбрала не какой-то там коктейль с зонтиком, а хороший виски.

- Так это было сразу и навсегда? - спросила Хината, даже не заметила, как поддалась на их воспоминания о месте, к которому привязалась всей душой не просто так.

- Ха-ха, разумеется нет, - рассмеялась Кушина, - мне он совсем не понравился. А, вот бар напротив, очень даже, только из уважения к заведению и его обворожительному бармену, я дала ему ещё один шанс, - Хината вдруг рассмеялась, по-настоящему, понимая, что так реально не бывает.

- Только не говорите мне, что видели молодого Джирайю.

- Так точно, - отвечает Минато.

- Ты знаешь моего крестного? - удивляется Наруто.

- Чего? Крестного? Этот старый извращенец? Вы выбрали его…серьёзно…охренеть вы рисковые. Конечно, бля, я знаю его, мы вышвырнули его дряхлую задницу на пенсию только в прошлом году, старый маразматик отказывался уходить.

- Как же тесен мир, - с травой наперевес, сказала Сакура, которой вся эта встреча выпускников из дешёвого бара уже начала надоедать. Её все проигнорировали, кроме Саске, которому просто нравилось на неё смотреть, что-то такое в этой девчонке было, про себя он называл это - не подходит моему лучшему другу, как бы его от неё спасти.

- Так, и какие же у вас двоих планы? - снова огорошила Кушина, а ведь Хината почти поверила, что ужин может пройти хорошо. Наруто занервничал, вспоминая, что именно он говорил родителям. Важный человек? Но, было ли произнесено слово «невеста»? Хината не могла просчитать, как быть, что же лучше, с кольцом она сюда приехала, или без…

Кольцо!

Брюнетка как могла медленно начала поворачивать голову в сторону Сакуры, и мгновенно наткнулась на камень. Он смеялся над ними и их планом, поблёскивая в свете лампочек на потолке. И, как никто не заметил? Хината постаралась незаметно спрятать свою руку, где кольца не было и начала подавать сигналы Сакуре.

Розоволосая сначала намеренно игнорировала Хинату, потом всё же присмотрелась, а когда поняла, что та чуть ли не пальцем уже тычет в её караты в белом золоте, мгновенно спустила руку со стола. А, брюнетка всё сигналила ей, чтобы передала грёбанный камень сюда. Что за невеста такая, без кольца. Харуно стянула тоненький ободок…и, поняла, что ощутила давно забытое чувство свободы, словно этот кусок драгоценного металла был каким-то ярмом.

Она передала камень рядом сидящему Шикамару, который ещё не бывал на таких весёлых ужинах, даже присутствие Шикадая и лексика Хинаты его не смущали, когда твоя мать Темари, ну, ты знаешь не мало таких слов. Нара взял колечко и медленно передал жене, а она Саске, который сидел рядом с Наруто. Блондин сначала не понял, что происходит. Снова увидеть кольцо не на пальце у Сакуры, оказалось больнее, чем он думал, хорошо, что Хината не дала ему возможность задуматься об этом слишком сильно. Она выхватила глупое украшении и начала надевать его на свой палец. Шло туго, твою мать, да какого размера у Твигги пальчики? Но, когда оно оказалось дальше, чем середина пальца, брюнетка решила, что и так сойдёт. А, Узумаки никак не мог отделаться от мысли, что ей такой камень совсем не подходит. Он бы выбрал что-то из серебра, возможно черненого, с камешком поменьше, не потому что Хината не достойна большого, а потому, что ей это не нужно.

- Скажем им? - хорошо, что брюнетка прервала его странные умозаключения. Наруто только кивнул и взял её за руку, которую Хината всё ещё держала под столом. Парень приподнял их сплетённые пальцы и повернул их так, чтобы мать видела кольцо. - Как-то так, - уверенно произнесла Хината. Это должно было сработать, как бы Кушина не притворялась, но одно дело потерпеть девушку пару недель, совсем другое знать, что это навсегда.

Огненная женщина ухватилась за своего мужа, настал момент истины, её внутренняя супер-мать ломилась наружу, крича, что они должны избавиться от девчонки, она будет портить семейные фото, она курит травку, она работает в баре…Но, она может подарить ей маленьких нарутиков, и её можно одеть в платье с длинными рукавами и высоким воротом, а ещё её выбрал её единственный сын. Разве она может снова его подвести? Минато сжал её ручку и это сработало, злобный голос супер-матери затих, осталась только Кушина.

- О, детки, как же это чудесно. Мы все должны выпить за это, - Намиказе поднялась, вместе со своим бокалом, все последовали её примеру, последними Наруто и Хината. – За Наруто и Хинату! – счастливо выкрикнула рыжая.

- За Наруто и Хинату, - присоединились остальные гости, желая заржать над этой нелепой ситуацией. Брюнетка просто надеялась, что хуже уже не станет.

- Давай, добе, поцелуй свою будущую жену, - а, вот и стало, вот сколько раз говорить себе, как опасна эта фраза. Узумаки прожёг друга испепеляющим взглядом, почти таким же, как Сакура его, но что он мог поделать? Это был не его план и эта мысль решила дело. Блондин резко прижал к себе Хинату, чуть наклонил её и впился губами в её приоткрытые пухлые губки.

- Вот так, да!

- Молодцы, поздравляем!

- Фу-у, - протянул Шикадай, которого больше заботило, когда принесут десерт.

Узумаки не позволил себе целовать её меньше, чем она его, дожидаясь, когда же кончится воздух. Ему показалось странным, что не чувствует привкус помады, а с Сакурой всегда так было, зато аромат марихуаны всё ещё присутствовал и кажется он снова начал уносить его куда-то далеко. Хината оказалась такой мягкой и тёплой, наверное, такую приятно обнимать по ночам…мысль не успела зайти дальше. Воздух кончился. Наруто вытащил свой язык из чужого рта и вернул девушку в вертикальное положение. Она слегка покачнулась, но ухватилась за него, хихикая, и села на место. Не бывало ещё такого, чтобы трава начинала действовать по второму кругу, под таким горячим катализатором. Сделала себе пометку сказать об этом Кибе, пусть пишет на пакетах, чтобы люди курили и целовались. И, даже злобный взгляд Сакуры не испортил момента. Да и с КуШиной снова ничего не вышло. Хината опять хихикнула, подумав, что такими темпами, по случайности станет-таки женой Наруто. Вот смеху-то будет.

- День был долгим, - после десерта, которых умяла два, сказала брюнетка, слишком многозначительно смотря на своего жениха, - мы пойдём, - не успел Наруто попрощаться и сказать маме спасибо за ужин, как Хината уже его утащила. – Ебать-копать, - простонала она, когда парочка закрылась в своей комнате. – Да, твоя мать крепкий орешек, что на неё нашло?

- Не знаю, - честно признался Наруто, - раньше такого не было, девушка приходила, я объявлял её «своей девушкой» и мама её выгоняла, как-то так.

- Я видимо особенная.

- Видимо.

Они рассмеялись. Хотя оба понимали, что ситуация слишком запутывается.

- Ладно, - бойко сказала Хината, - давай попробует секс. Ни одной матери не понравится не спать всю ночь под звуки секса своего сына. К тому же, это ещё раз проиллюстрирует, что ты настроен серьёзно. А, то вдруг она пока не до конца это понимает.

- П-погоди, ч-что? – не понял Наруто, а девушка уже стянула с себя платье, оставаясь в одном нижнем белье. Слишком сексуальном, чтобы оставлять даже простого зрителя безучастным к такому виду. – Н-нет, что? П-погоди…

- Что? У тебя с этим какие-то проблемы?

- Ты ещё спрашиваешь?

- А, что?

- У меня там невеста вообще-то, а ты-ты, предлагаешь мне такое, у тебя хоть какие-то моральные принципы имеются?

- Аморальные имеются, подойдут? – усмехнулась Хината, прежде чем исчезнуть за дверью ванной…бросив в Наруто своим…своим бюстгалтером. Он сначала постоял с ним, ками, даже поднёс к носу, но вовремя одумался и бросил на кресло у окна, где уже валялось её платье.

Как только Хината вернулась, на этот раз действительно выпуская клубы пара, вся разгорячённая после душа, с мокрыми волосами и в длинной, явно с чужого плеча, тёмно-серой футболке с эмблемой группы «Квин», Наруто поспешил прошмыгнуть мимо неё. Запер ванную на защёлку, и плевать, что она там смеялась за дверью.

Ванная была вся обложена чёрной блестящей плиткой, блондин встал посреди комнаты, когда разделся и из недр потолка на него полился душ. Горячая вода расслабляла, а он и не думал, что весь день был так напряжён. Хотя, вынужден был согласиться, что всё прошло не так уж плохо, это даже порадовало, пока не понял, что всё как раз должно было пойти плохо, чтобы пройти хорошо. Блондин застонал и прислонился лбом к холодному кафелю. Как так вышло, что за один день его жизнь свернула куда-то не туда? Ещё эта Хината со своими идеями и отсутствием всяких границ.

Но, во второй раз ты сам её поцеловал, заметил ехидный голос в его голове, пришлось согласиться. И, с этим, и с тем, что он не чувствовал себя виноватым, всё ещё желая показать Сакуре, что это её вина, что она допустила всё это. Такое мстительное поведение было ему совсем не свойственно, тем более, по отношению к женщине, которую он любит.

- Слишком сложно, - наконец, сдался Узумаки. То, что он так много думал о женщинах в душе, закончилось не слабым стояком, а так как секс, чтобы там Хината не говорила, ему не светит ещё две недели, пора было привыкать жить, как раньше, когда ему было пятнадцать. – Ну, привет, давно не виделись, - сказал он своей правой руке, самой первой и самой верной своей подружке. Уж кто-кто, а она за всю жизнь прикасалась только к одному члену.

Блондин закрыл глаза и настроился, давно это было, подумал про Сакуру, про их последний раз, но что-то там было не так, теперь, когда он думал об этом слишком тщательно. Будто она вела себя слишком…слишком. Эти крики и стоны, Наруто поморщился, дожил, не может подрочить в душе на собственную невесту.

- Это же просто фантазия, да? – спросил он у самого себя. Внутренний голос согласился, что это почти, как смотреть порно, к нему ведь ревновать не будешь? Конечно, нет, это же глупо. Поэтому он попробовал снова. Только в этот раз…вспомнил, как Хината забралась к нему на колени. Как укусила за шею, её руки в своих волосах. И, его стояк, упирающийся в её влажный вход. – Чёрт, - это сработало, при чём не слабо. А, фантазия, всё шла вперёд, создавая повороты в сюжете, которых не было. Как он подминает её под себя, как мнёт и лижет пышную грудь, пробует её татуировки на вкус, о, эти чёрные крылья. Они трепещут от того, как сильно бьётся пульс. Она выгибается, когда его руки находят центр её женственности и чёрные губы шепчут его имя, так естественно, так умоляюще. Хината уже вся мокрая, его пальцы легко скользят внутрь, но этого мало.

Узумаки сильнее сжимает свой член, когда фантазирует, как входит в неё. Так влажно, так жарко. Он ускоряется, она стонет, царапает ему спину, теперь на нём тоже есть особые отметины. Ритм становится бешенным, это так приятно, так хорошо. Быть внутри неё. Видеть эти серые глаза, смотрящие прямо в душу. Он воображает, что где-то там, куда он проникает, пронзая её своим членом, тоже есть рисунок, очередные чёрные чернила. Что-то невинное, бутон, который открывается только ему, всё больше, чем сильнее он в неё входит, чем ближе их оргазм.

- Давай, сладкий, - умоляет она, и Наруто кончает, бурно, мощно, до дрожи в коленях. А, его фантазия следует за ним, ещё бы, в его воображении девушки всегда поднимались на вершину, чего он не может сказать о реальной жизни. Но, сейчас совсем не хочется думать про Сакуру и их неудачи, реальная жизнь подождёт. Блондин позволяет себе ещё побыть расслабленным. Переодевается в длинные спортивки, накидывает полотенце на плечи и покидает свой маленький кусочек пошлого рая.

- Дрочил на меня? – он словно пойман с поличным на месте преступления. – Ха-ха, - хриплый смех, но совсем не издевательский, - расслабься, я пошутила. И, я не возражаю, сама думала о тебе пока теребила свою киску.

- Ха-а-а-рошо, давай не будем об этом, - Наруто старается вести себя, как большой мальчик и только поэтому не затыкает свои невинные ушки. – Я лягу на полу, - продолжает блондин и берёт одну из мягких подушек с кровати.

- Насколько действительно безумна твоя мать?

- Моя мать не безумна, - встаёт сын на защиту её чести. Хината закатывает глаза, она сидит на одеяле, прислонившись к высокой мягкой спинке кровати.

- Ты можешь пообещать, что она не вломиться в нашу комнату, чтобы посмотреть, как ты спишь?

- Разумеется она не станет так…чёрт.

- Так я и думала, - расплываясь в довольной улыбке, сказала Хината и призывно похлопала по месту на кровати рядом с собой, - ты же не хочешь, чтобы у неё появились новые вопросы?

- Нет, - отвечает Наруто и возвращает подушку на место. Он старается лечь как можно дальше, на самый край.

- Ками, я не буду тебя насиловать, успокойся. Разве что, ты сам меня попросишь.

- Ч-что…ты…да…

- Ха-ха-хахах, я просто шучу, ну, правда, чего ты такой напряжённый? – успокаивая дыхание, сбившееся от приступа смеха, произносит Хината. – Ох, серьёзно, может тебе и стоит подрочить, чтобы не быть таким.

- Я в порядке, спасибо. Просто не привык спать с незнакомками, когда моя невеста в соседней комнате.

- Хм, должно быть и правда странно, только вот…

- Что?

- Привыкай к мысли, что ты прямо сейчас в постели со своей невестой, а в соседней комнате просто твоя подруга. Если всё так и пойдёт, то нам ещё долго притворяться.

- Чёрт, - он лохматит ещё влажные волосы и сдаётся, - ладно, что ты там говорила про секс?

- Ага, - Наруто невольно смеётся, когда Хината резко усаживается на колени и подпрыгивает, как маленькая. – Значит не против устроить им шоу? Ух, это будет весело.

- Не сомневаюсь, - с очевидным сомнением, сказал Узумаки.

- Не будь букой, сладкий, а лучше…ВОЗЬМИ МЕНЯ, ВОТ ТАК! ДАВАЙ, СРЫВАЙ С МЕНЯ ОДЕЖДУ ЗУБАМИ! – Наруто потянулся заткнуть ей рот рукой, но Хинату уже было не остановить. Она начала ещё сильнее прыгать на кровати, спинка долбила в стену, как отбойный молоток. – ДАВАЙ, НАСАДИ МЕНЯ НА СВОЙ КРЮК, КАПИТАН!

- Ками, что ты несёшь? – почему-то стало так легко, пока он слушал этот её бред, совсем расслабился и даже начал смеяться.

- Подключайся, не могу же я одна всё делать.

- Ох, СЕЙЧАС Я СЫГРАЮ НА ТЕБЕ, КАК НА БАРАБАНАХ, ЗНАЕШЬ, ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ?

- ЧТО ТЫ БУДЕШЬ ДОЛБИТЬ МЕНЯ, ПОКА Я НЕ ПОРВУСЬ?

- Пха-х, твою мать, порвешься, как барабан, ты серьёзно?

- Ты первый начал, - усмехнулась Хината, игриво толкая его в обнажённую грудь. Наруто сглотнул, место, где она коснулась, пылало. – ДАВАЙ, ДАВАЙ! ТОЛЬКО НЕ ОСТАНАВЛИВАЙСЯ. О, КАКОЙ БОЛЬШОЙ, КАКОЙ ТОЛСТЫЙ. ВОЙДИ В МЕНЯ, СЛАДКИЙ, ПОРВИ МЕНЯ! О, МОЙ ЖЕРЕБЕЦ. АХ, ТЫ ХОЧЕШЬ ПОСТАВИТЬ МЕНЯ НА КОЛЕНИ, НО Я НЕ СДАМСЯ ТАК ПРОСТО!

- НЕТ, ТЫ ПОДЧИНИШЬСЯ. У МЕНЯ ЕСТЬ ВОЛШЕБНЫЙ ЖЕЗЛ ПРОТИВ КОТОРОГО НИ ОДНА ЖЕНЩИНА НЕ УСТОИТ!

- Вау, а вот это было здорово, - похвалила Хината, не забывая трясти кровать.

После этого, в конце концов, жезл уже ничто не могло переплюнуть, они обошлись самыми банальными криками и стонами. Часами они стонали, Хината охрипла ещё сильнее, но всё равно продолжала, иногда Наруто её сменял, чтобы трясти кровать.

- Да, да, вот так, - медленно, уже зевая, продолжала Хината. Наруто резко проснулся, когда кто-то толкнул его в плечо, - не спи, сладкий, я итак тут ублажаю сама себя уже почти сорок минут.

- Ох, давай уже кончим, а? Никто не поверит, что я могу так долго.

- Ладно, - сдалась и Хината. Она забралась под мягкое одеяло и практически сразу вырубилась. День и правда выдался долгим.

Наруто проснулся совсем рано, ещё солнце не встало, просто чтобы узнать почему так хорошо и мирно на душе. И, что это за убаюкивающий аромат старого дерева, как в его любимой университетской библиотеке, дорогого алкоголя и горячего воздуха. Оказалось, что во сне он прижался к Хинате. Брюнетка кажется не была против, удобно устроившись в кольце его рук. У Наруто был выбор. И, он его сделал. Узумаки продолжил спать, прижавшись к своей фальшивой невесте ещё сильнее.

***

«Позови друзей», так сказала Твигги, когда начала терять надежду, что появятся факелы, способные изгнать Хинату из этого пляжного рая на берегу бушующего океана. Брюнетка пыталась её убедить, что этого лучше не делать, честно пыталась, уговаривала, что так станет только хуже. Но, Сакура ведь умнее всех, это её гениальный план. Такая формулировка решила дело и Хината сдалась, написала Кибе. Парни с радостью согласились всё бросить ради халявного хавчика и частного куска пляжа (ага, люди, которые могут купить себе часть пляжа, часть океана, как такое можно пропустить).

Вообще, Харуно стала невыносимой, совершенно безумной, особенно после того маленького представления, которое устроили Хината и Наруто пару дней назад. Разумеется, брюнетка знала, что такое поведение никак не поможет, но воспользовалась шансом наладить хоть какую-то связь со своим фальшивым женихом. Им было весело, они настроились на одну волну, так что, теперь дело шло проще. Узумаки не возражал против трехэтажного мата, который девушка строила каждый раз, как мать оказывалась рядом, полностью поддерживал её решение носить как можно меньше одежды, и вообще, все безумства, что приходили в озорную, местами жестокую, головку фальшивой невесты. Блондин всякий раз включался, улыбаясь Кушине после очередной странности Хинаты, блаженно спрашивая: «ну, разве она не прелесть?». Мать отвечала своё неизменное конечно. Короче, план Сакуры трещал по швам. Наруто был счастлив.

В ожидании лучших друзей Хинаты, вся свора выбралась на пляж. Разложили шезлонги под палящим солнцем, оголились до приличного уровня, и просто лежали в тишине. Каждый думал о своём.

Сакура вот рассчитывала, что Кушине не понравится та стрёмная парочка панков, которых она, ни раз, встречала в баре вместе с Хинатой. Чего хорошего от них можно ждать? Правильно, ничего, а Наруто слишком хороший мальчик, чтобы водиться с подобными личностями.

Мысли Хинаты, что иронично, были совершенно противоположными. Она-то прекрасно знала своих друзей, заранее предсказывая Твигги оглушительный провал. Наруто, что не могли скрыть его ясные, предельно честные, голубые глаза, был на её стороне, он ещё не устал напоминать Сакуре, что это был её план, и что она во всём виновата. Вот прямо, как сейчас, когда сидел на своём шезлонге, широко раскинув ноги, чтобы между ними уместилась Хината. Она была слишком бледной, чтобы вот так просто сидеть на адски палящем солнце, а кому наносить ей крем от загара, как не заботливому жениху?

Под пристальным бдением злобно прищуренных изумрудных глаз, Наруто медленно водил своими большими ладонями по хрупкой спине брюнетки. Руки давно вели отдельную от него жизнь, пока исследовали чёрные рисунки. Касались каждой тёмной ветви, каждого чернильного позвонка, и да, вырез у купальника позволял увидеть, что чуть ниже набиты кости основания позвоночника. Это завораживало. Да так, что приходилось себе напоминать – это чтобы позлить свою настоящую невесту, а не для своего удовольствия. Запретного, неприемлемого удовольствия от прикосновений к нежной бархатной коже, от аромата дерева, теперь смешанного с запахом крема. Ему нравится, как Хината выгибает спину навстречу его движениям, и как хихикает, когда его пальцы касаются чувствительных боков.

Странно, что одновременно это сильно его расстраивает. Узумаки, без лишней скромности, считал себя Королём Предварительных Ласк, но за три года тщательных исследований тела Сакуры…так и не смог понять, что, где, куда и как, следует с ним делать. Тут не трогай, там не щипай, это не лижи, а туда даже не смотри. Вот и всё, что он получал за свои старания. Но, вот девушка, которую он знает три дня, а её тело уже отзывается. Где же справедливость в этом мире?

- Кажется, кто-то приехал, - сказала Темари, которую было не видно из-под полей широченной шляпы. Вот кто реально использовал этот отпуск на полную катушку, отдав сына на попечение отца-наседки, грозная на вид блондинка, отпустила вожжи, оставаясь глухой и немой ко всему, что творили её мужчины.

Наруто тоже услышал шум мотора, но решил не привлекать к этому внимания, надеясь, что всё само рассосётся, короче, что друзья Хинаты, на которых так рассчитывала Сакура, не появятся, напуганные перспективой оказаться в недружелюбной среде. Его поражало, что брюнетка так спокойна. А, тем временем, он уже видел двух парней, спускающихся по крутой лестнице к пляжу. Он разве что в голос не застонал. Мало того, что один был такой же разрисованный, как Хината, за ним шёл парень в круглых чёрных очках, и нет, проблема была не в них, а в том, что он был одет в широкий пиджак на голое тело и брюки со стрелками…только обрезанными по колено. Узумаки даже не знал, как назвать что-то настолько экстравагантное.

- Ох, чёрт, - так чтобы услышала только Хината, прошептал блондин, - да, ведь моя мать склюёт их в один присест. Со всей уверенностью заявляю, что после этого визита, они не захотят тебя знать.

- Ты только посмотри на это, друг мой, - громким, ясным голосом, произнёс парень в пиджаке, притягивая к себе товарища в татуировках. Указывал он в направлении набегающего на берег океана, вдалеке сливающегося с горизонтом. – Как мог кто-то помыслить, что возможен в нашем бренном мире сверхчеловек, когда природа создала такое великолепие?

- Ага, точно, - растрёпанный парень в татухах, выбрался из хватки друга и повернулся в сторону Хинаты, нахально ей улыбаясь. Он оставил парня в очках любоваться океаном, а сам двинулся в сторону всех тех, кто собрался на пляже.

- «Без меры. Без начала. Без конца / Великолепно в гневе и в покое. / Ты в урагане — зеркало творца, / В полярных льдах и в синем, южном зное / Всегда неповторимое, живое. / Твоим созданиям имя — легион, / С тобой возникло житие земное, / Лик вечности, невидимого трон, / Над всем ты царствуешь, само себе закон», - низко кланяясь океану, как актёр театра, вызванный на бис, продекламировал парень в пиджаке.

Хината поднялась навстречу друзьям, и когда Шино закончил читать стихи Байрона, обернулась к блондину. Тот сидел, как и все остальные, разинув рот и глупо пилькал глазами.

- Прости, ты кажется что-то сказал? – с усмешкой, переспросила брюнетка.

- А?

- Ой, я что же, забыла сказать, что Шино доктор философских наук? Вот балда, - она забавно ударила себя по лбу, всё ещё издеваясь над притихшим парнем. – Всё ещё думаешь, что твоя мать сможет заклевать кого-то вроде него?

- Н-нет, - признался Узумаки, - н-но, а второй? Он тоже доктор каких-то наук?

- Ага, - заржала Хината, - Доктор Ганджубас, со степенью в сенсимильяведении.

- Чего?

- Не парься, с Кибой всё просто, - она слегка наклонилась к блондину, будто то, что скажет – большой секрет, - когда он улыбается – тёлочки млеют, - Хината снова рассмеялась, и добавила, - а, ещё…

- Папа, смотри, какой пёс! – перебил её мысль голос Шикадая.

- Да, - продолжила Хината, указывая на белую громадину, задорно скачущую в песке, - у него при себе оружие милоты массового поражения.

- Брось, - наконец взял себя в руки Наруто, - это просто обычный пёс, он не может…

- О-о-о, какой лапусичный, я не могу, - сказал Саске, и тут же бросился к собаке, - сейчас я кого-то затискаю, - Наруто смотрел и не понимал, правда это или сон, ведь Учиха отчаянно пытался обогнать мелкого Шикадая, чтобы раньше него погладить пса. Бедняга Шикамару бежал следом, крича что-то про укусы и уколы от бешенства. Сакура пошла следом просто чтобы остыть и не наговорить жениху лишнего. И, только Темари осталась на месте, неподвижная под своей шляпой. Она давно дремала, видя во сне, как двое накаченных, намазанных маслом парней, машут на неё опахалами, пока ещё двое массируют её ступни, а последний приносит всё, что она заказывает.

- Что и требовалось доказа-а-а-а, - высокомерно заявила Хината, точнее попыталась, но на полуслове её оборвал разрисованный парень, подкравшийся сзади. Он перехватит тонкую талию подруги и приподнял над землёй.

- Здорово, «Квинни», - раскручивая девушку, сказал растрёпанный брюнет. Хината заливисто смеялась, иногда задевая ногами песок, от этого он приподнимался редкими всполохами, будто песчаные гейзеры.

- Ха-ха, пусти «Клэш», пока меня не укачало, - он послушался и поставил Хинату на ноги, она тут же смачно вмазала ему в плечо, а потом крепко обняла. Такая картина была Наруто хорошо знакома, он улыбнулся своим мыслям о том, что его лучшие друзья тоже тут, рядом с ним.

- Так, а это, как я понимаю, твой «жених»? – внимательные, с лёгким прищуром карие глаза, из-за выражения которых казалось, что парень всё время что-то затевает, вглядывались в Наруто. Блондин даже как-то подсобрался, словно от вердикта её друзей зависит, будут они вместе, или нет.

- Наруто, - он протянул руку. Парень усмехнулся, но сделал тоже самое.

- Киба, - парень протянул Наруто руку с чёрным бильярдным шаром, на котором выделялась цифра восемь. Узумаки улыбнулся.

- Шарик, мы сможем пережить это безумие? – с улыбкой спросил блондин. Киба шутку оценил.

- Знаки указывают, что да, - подыграл он. Наруто уже ему нравился, он оказался единственным, кто так пошутил, хотя сам Киба был уверен, что наслушается подобного, когда выбирал тату.

- Бросил меня на берегу, как всегда, - все подпрыгнули, когда рядом объявился парень в пиджаке. – Приветствую, Ваше Величество, - и поцеловал руку Хинате.

- Здорова, Сид, - поприветствовала его брюнетка. Узумаки покачал головой, эти трое были…слишком разными, чтобы быть друзьями, он мог поверить, что Киба и Хината нашли друг друга, но этот третий, он и правда казался человеком с другого берега. – Наруто, это Шино, Шино, это Наруто.

- А жених, - пожимая ему руку, сказал Шино, - такой же фиктивный, как теософия, мнящая себя религиозной философией, - подмигивая, добавил он.

- Что мы об этом говорили, Сид? – сложив руки на груди, спросила Хината. Шино закатил глаза, но поднял руки сдаваясь.

- Не умничай, Шино, никто не будет с тобой играть, если ты будешь вести себя, как эта сексистская свинья, Ницше.

- Хороший мальчик, - поиздевалась Хината.

- Постойте, - вдруг опомнился Наруто, он по очереди указывал на каждого из троицы, - Квинни, Клэш и Сид? Что-то я не догоняю.

- О, тут всё проще, чем ты думаешь, мой блондинистый друг, - теперь философ приобнял за плечи Наруто. Узумаки запросто представил, как он увлекает своей безумной лекцией молодые, не окрепшие умы. Чёрт, а за молодежь, возможно, стоит опасаться. – Видишь ли…

- Началось, - простонали Хината и Киба.

- Видишь ли, - с большим напором, продолжил Шино, - наш Киба, что очевидно, по многим причинам, но в основном вот из-за этого рисунка, - философ указал на татуировку с названием группы «Клэш», на груди у друга, - фанат этих жалких подражателей, которые пришли на сцену ведомые моим личным Идолом, как ты можешь догадаться…

- Сидом Вишесом?

- В точку, - обрадовался Шино. – О, этот молодой человек был настоящим философом и ему не требовались никакие научные степени для этого. Ведь, кто если не гений, мог сказать: «Ну, знаете, мне вообще-то похуй, что думает общество». Я придерживаюсь его мудрости, как настоящий монах чтит свои традиции.

- Эм, круто, - неуверенно ответил Наруто, - ну, а с Хинатой что не так?

- О, тут всё банально до жути, - отмахнулся Шино, - просто из всего великого многообразия, она решила повестись на показушность и культ личности, выбрав себе в явные фавориты, и она даже не будет это скрывать, хотя все мы знаем, что она не бывает полностью верна, - эту часть Шино проговорил ему на ухо. – Догадался кого?

- «Квин»? – понял Узумаки. Хината и Киба стояли в одинаковых недовольных позах, с одинаковым убийственным выражением на лицах. Кажется, им не понравились замечания Шино по поводу их пристрастий.

- Никого они не копировали…

- Да все группы склонны к культу личности…

- Куда больший диапазон жанров, чем эти твои недо-панки-анархисты…

- Он дирижировал ими, толпа была единым организмом…

- Тексты…

- Смыслы…

- Пошёл, ты! – когда они закончили говорить одновременно, то смогли найти хоть что-то общее. Узумаки не сразу понял, но рассмотрел – всё это давно длящаяся пьеса, которую друзья постоянно разыгрывают. И, это было потрясающе, он начинал понимать, почему Хината советовала Сакуре не приплетать сюда её друзей. Кажется, они смогут очаровать любую, даже самую прихотливую публику.

- Как грубо, - усмехнулся им Шино.

- Тиски боли? – спросил Киба, оборачиваясь к Хинате.

- Тиски боли, - согласилась девушка.

- Будем же благоразумны, друзья мои, - начал отступать Шино, - к чему нам жестокость? Разве Бернард Клервоский не говорит нам, что великое дело – это любовь? «Я люблю, ибо люблю; люблю, дабы любить», прислушайтесь.

- Время познать боль, - сказала Хината, проигнорировав призывы друга к любви. И, двое бросились на Шино окружая, тесня, бедному парню уже было просто некуда деться, негде спастись. – Попался, хах, - они повалили беднягу в песок, Наруто было жаль хороший пиджак. – Моли о пощаде.

- Никогда.

- Тогда ты будешь подвергнут наказанию, - сурово произнёс Киба. – Нам придётся это сделать…щекотать тебя пока ты не наделаешь в штаны!

- О, не-е-ет, ха, нет, ха-ха, ах-ха-ха, не-е-т, - все трое уже были вымазанными в песке, Наруто даже позавидовал такой раскрепощённости этих троих.

- Что тут ещё такое происходит, а молодые люди?! – веселье испарилось, когда появилась Кушина, как рыжий дементор высасывая его из присутствующих, чтобы вели себя прилично и подобающим образом.

- Кажется, кто-то попал, - самодовольно сказала Сакура, маячившая за спиной своей, теперь уже точно, будущей свекрови.

***

- Я всё ещё жду ответа, - опасно вкрадчиво, повторила Кушина. Огненная женщина упирала руки в бока, а ветер так сильно развивал непослушные локоны, что создавалось впечатление будто они жили своей жизнью, превращая Намиказе в демоницу.

Остальные тоже ждали ответа, Хината даже не успела понять, как это произошло, вот они дурачатся, всё хорошо, рядом только Наруто, который выглядит как человек, готовый присоединиться. Но, стоило появиться Кушине, как даже погода переменилась, солнце ушло за тучи, волны зашумели громче, а ещё набежала толпа, бля, даже Темари проснулась. И, все они смотрят на троих друзей, быстро отряхивающихся от песка. Хината замечает злорадство в лице Сакуры, и ей снова становится её жаль. Предупреждала ведь.

- Ого, - начал Киба, делая шаг вперёд. Хината не видела его, но точно знала, что парень чуть демонстрирует зубы, оскаливаясь, но не как опасный хищник, а как запретный плод, в его глазах пляшут бесята, заставляя задаваться вопросом, что же за этим кроется. Прибавьте к этому практически отфотошопленный пресс и творческий беспорядок на голове. Что получится? Сила невинного соблазна. – Хината не предупреждала нас о прекрасной нимфе, что хозяйничает в этом раю. Но, я люблю такие сюрпризы. Позволите, - это должно было быть вопросом, но Кибе не требовалось разрешение, чтобы самому взять в руки ладошку Кушины, даже несмотря на то, что она держала её сжатой в крепкий кулачок. Женщина стояла прищурившись, внимательно следя за каждым его движением и выглядела не впечатлённой подобным жестом. Хината ухмыльнулась. – Я Киба, это мой друг Шино, нашу Хинату вы уже знаете. А, отвечая на ваш вопрос, о, здесь происходила сама жизнь. Её радость, её смех, её дружба и любовь. Вы же не станете, нет-нет, только не вы, противиться чему-то столь прекрасному, что уступает лишь вашей красоте?

Воздух наэлектризовался, все замерли в ожидании ответа Кушины, которая даже бровью не повела, слушая всё, что нёс Киба. Хината знала чем дело кончиться. На самом деле, он мог говорить всё, что угодно, просто зачитать список ингредиентов или типа того, сами слова не важны, а вот тон, взгляд и животный магнетизм, который другу приходится реально подавлять, чтобы люди могли с ним нормально общаться, а не думать всё время о том, как бы забраться парню в трусы. И, Кушина доказала всесильность Кибы, когда…перестала хмуриться, довольно улыбнулась, прижала свободную ручку к груди.

- Млеют, - прошептала Хината рядом стоящему Наруто, который уже был готов броситься на защиту новых знакомых. Узумаки посмотрел на девушку, потом на мать, краснеющую от удовольствия и снова на девушку.

- Ах, что за милые молодые люди к нам пожаловали, да дорогой, - вспомнила Кушина про хмурого мужа, который всё это время стоял за её спиной, Хината приметила, каким он был довольным, видимо ожидая, что жена устроит разнос нахальному мальцу, но вышло всё совсем не так. От этого Минато только что-то бубнил себе под нос.

- Женщины, - понимающе произнёс Шино, оказавшийся рядом с Минато. Он, по излюбленной привычке, приобнял блондина за плечи, готовясь к очередному экскурсу в мир философии, или как любила говорить Хината «в мир пиздабольства с умным видом». – Как говаривал мой старый друг Сартр: «Любовь не имеет ничего общего с обладанием. Её высшее проявление — предоставлять свободу», - Минато снова что-то промямлил, смотря на Шино со смесью тоски и недоверия. – Знаю-знаю, но что тут поделаешь, крепись. Наш очень древний и очень мёртвый, друг Платон давно предупредил: «женский пол — это другая часть нашего человеческого рода: правда, ввиду своей слабости он уродился более скрытным и лукавым». Конечно, сейчас они бы со мной поспорили, отказываясь признавать свою слабость, но от этого ни одна не стала ещё менее лукавой и скрытной. Согласись.

- А, ты, вообще кто? – наконец нашёл, что сказать Минато.

- Какой хороший вопрос, - обрадовался Шино, уводя ошалевшего блондина ближе к покинутым всеми шезлонгам. – Я, о, сколько же в этом неразрешённых вопросов, думаю, для тебя не секрет, мой новый друг, что философия из-за этого и зародилась, когда люди начали наперебой интересоваться, кто же это такой – «Я». Грёбанный дельфийский оракул, скажи? Начертать на храме «Познай самого себя» и вынудить человечество тратить столько сил и энергии на это. О, вижу твой искренний интерес к этому вопросу, эх, будь мои студенты такими же, я был бы счастливейшим из преподавателей. Кстати об этом, как видишь, в каждом из нас есть множество разных «я»…

- Мой отец ведь будет в порядке? – спросил Наруто, наблюдавший за этой странной сценой, чтобы отвлечься от того, как все женщины, включая, стыд и позор, его собственную мать, заворожённо следили за Кибой.

- За его мировоззрение поручиться не могу, - серьёзно заявила Хината, но долго не продержалась и рассмеялась.

Никто, кроме Саске, в чью привычку, слишком быстро, вошло наблюдать за Сакурой, не заметил, как она унеслась в дом, чтобы никто не видел её злых слёз. Он хотел пойти за ней, но ранимые женщины – его криптонит, поэтому, с щемящим сердцем, брюнет присоединился к Шикадаю, чтобы продолжить играть с Акамару.

***

Лёгкая возбуждённость, которую привнесло появление Кибы и Шино, сошла на нет, когда вернулось палящее солнце. Все вернулись к приятному ничегонеделанию. Минато оставался в плену философа, они устроились на мягких креслах, спрятавшись под большой зонт. До Хинаты иногда долетали бессмысленные фразы, которыми раскидывался друг, поймав любимую волну. Даже Саске и Шикадай умаялись, позволив Акамару зарыться в песочек у самой кромки воды.

Хината открыла глаза, спрятанные под тёмными очками, только на мгновение, но тут же наткнулась на пацана, он сидел близко, а прямо сейчас, пялился на неё. На отдельные её части.

- Ты хочешь что-то спросить, малец, или просто пялишься на мои сиськи? – уточнила Хината. Надо отдать ему должное, пацан не во всём был в мать, так что совсем не смутился, а только лениво взглянул в серые глаза, ещё больше напоминая отца.

- Шикадай, - возмутилась Темари, - прости его. Шикамару, какого хрена?

- Что? – едва ворочая языком, спросил её муж, удобно устроившийся на шезлонге и смотрящий на проплывающие облака. – Он же парень, тут я им горжусь, там есть на что посмотреть, - Хината спрятала смех за кашлем, прикрываясь кулаком. Нара кажется перегрелся и сам не понял, что сказал.

- Мне показалось, или ты что-то сказал?

- Я не пялюсь, - перебил Шикадай, опасаясь, что родители могут устроить свои игры на публике. Он итак слишком часто заставал их за ними, вообще-то мальчик поддерживал стремление родителей играть, но они это делали как-то странно, иногда почти без одежды, а иногда мама просто гонялась за отцом, лупя его, взрослые странные, вот всё, что он точно знал. А, эти трое новых взрослых, которые появились в его жизни, были самыми странными, так что он собирался изучить этот вопрос как следует. – Просто смотрю на этот рисунок собаки, - маленький пальчик указал на грудь Хинаты, - она такая же, как у него, - теперь пальчик повернулся в сторону плеча Кибы, - почему?

Друзья переглянулись, услышав о чём спросил Шикадай, даже Шино оборвался на полуслове, сбившись с мысли, которую хотел высказать по поводу отсутствия у Минато очевидных признаков экзистенциального кризиса.

- Шикадай, - снова возмутилась Темари, - не приставай к людям. Извините ребята.

- Нет-нет, всё в порядке, - заверила Хината. – Видишь ли, Шикадай, это вовсе не собака.

- Ага, приятель, это шакал, - сказал Киба.

- А, если точнее, то это Анубис – древнеегипетский бог смерти и загробного мира, - мальчик открыл рот и придвинулся ближе. Хината вздохнула и села прямо, сняла очки, не хотелось рассказывать эту историю не смотря ему в глаза. Пальцы невольно коснулись чернил, уходящих глубоко вниз, чёрный слитный купальник, в котором она была, не скрывал морду шакала. Хината на мгновение снова услышала в голове слова дурацкой песни, гул множества голосов, а следом крики и фальшивую ноту, которую выдал гитарист, почему-то именно она стала самым ярким воспоминанием, перед тем, как тело полетело вниз. – Знаешь, мы любим музыку, и однажды решили сходить на концерт какой-то местной группы, не рок-звёзды, конечно, но подавали надежды. Вот только, оказалось, что ребята из группы были очень жадными до денег и решили использовать свою возможность на полную катушку. Они договорились с кем-то из клуба, где выступали, чтобы те пускали людей больше, чем разрешено. Мы все набились на второй этаж, прыгали, пели, веселились и даже не понимали, как нам тесно, к такому привыкаешь, когда часто ходишь по концертам. Пока не стало слишком поздно.

- О, ками, что произошло? – спросила Кушина, которая сидела отделённая от Хинаты лишь Кибой, женщина отказывалась отходить от милого паренька слишком далеко.

- Пол обвалился, - ответил сам Киба. – Я совсем не помню, как всё это было, ничего кроме, того, как держу за руки этих двоих. А, потом вдруг оказывается, что мы все всё ещё живы, - он и сейчас взялся за руку Хинаты, Шино подошёл неслышно, касается плеч друзей, они свободными руками прикоснулись к его ладоням. Снова понимая, что всё ещё живы. – Тот клуб так и назывался, - продолжил Киба, - «Анубис».

- Мы решили, что это знак, - добавила Хината.

- У Анубиса было слишком много важных дел и ему было некогда возиться с нами, провожая в загробный мир, - сказал Шино.

- А, как же ты? – спросил Шикадай у философа. – На тебе нет такого рисунка.

- Своё тело я осквернять не собираюсь, но никогда бы не остался в стороне от своих друзей, - он показал мальчишке подвеску, что болталась у него на шее всё это время. Точно такая же морда шакала.

- Тогда-то, мы и осознали, окончательно, что всё это, - Хината показала на их сплетённые руки, - навсегда, а раз концерт состоялся восьмого числа, то так это число стало «нашим», - все трое, как по команде, коснулись восьмёрок на своих телах, шара на руке, изогнутой змеи на пальце, даже Шино, у которого был кожаный браслет на левой руке с серебряным знаком бесконечности.

- Потрясающе, - сказал Наруто, рассматривая этих троих. Пока они рассказывали эту страшную историю со счастливым финалом, сам он разглядывал своих друзей, Шикамару, который обнимал жену, и Саске, обнимающегося с Акамару. На сердце стало тепло от того, что они оба были сейчас здесь, рядом с ним.

- У всех ваших рисунков есть такие истории? – спросил Шикадай, который не совсем точно понял, как опасно близко они подошли к смерти. Хината рассмеялась.

- Не всё сразу, малой, - нужно было как-то разрядить эту обстановку напряжения, - как насчёт того, чтобы сыграть во что-нибудь? – сказал она, даже не подозревая, что из-за этого невинного предложения, напряжение достигнет невиданных пределов.

***

Кусок пляжа четы Намиказе, оказался полностью упакованным для любой безумной затеи, так что ребята быстро нашли волейбольный мяч и натянули сетку между двух столбов, специально установленных для этой цели. Они не много подурачились, обучая Шикадая подачам, а потом Шикамару носил сына на плечах, позволяя забивать мячи сверху, но мальчик быстро умаялся, и ушёл под бок к бабушке Кушине, которой было не лень таскать для него холодный лимонад и мороженное.

- Как насчёт битвы полов? – разыгравшись и почувствовав азарт, спросила Темари, предлагая сыграть мальчики против девочек. Никто не возражал…пока не появилась Сакура.

- Ты же не хочешь, чтобы наши голубки играли друг против друга? – насмешливо спросила Харуно. – Пусть будут вместе, а мы возьмём себе Саске, - брюнета никто не спрашивал, она просто схватила парня за руку и дёрнула на свою половину импровизированной площадки. Наруто и Хината переглянулись, пытаясь понять, что опять придумала розоволосая. Наверное от неё исходили какие-то волны, потому что, Шино быстро ретировался, чтобы продолжить беседу с Минато, который кажется распробовал всю прелесть разговоров с философом, а Киба присоединился к Шикадаю, чтобы нимфа Кушина приносила ему холодное пиво и закуски. – Или вам слабо? – подначивала Твигги. Хината начала сомневаться, что это часть провального плана, больше походило на желание Сакуры отыграться на них за свою ошибку.

- Вот ещё, - ответил невесте Наруто. От него не укрылось, что Сакура начинала портить всем настроение своей кислой миной, и он всё ещё винил её во всей этой ситуации, хотя понимал, что даже сам себе перестал на это жаловаться. Ему нравились Киба и Шино, ему было комфортно с Хинатой, план всё ещё был дурацкий, но блондин понял, что доволен тем, как проводит время. – Мы вас уделаем, давай Шикамару, не спи.

- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь? – передавая мяч Наруто, чтобы он подал первым, прошептала Хината.

- Я собираюсь сыграть в волейбол и выиграть, - ответил ей Узумаки, подтверждая опасения Хинаты, что он понятия не имеет, что собирается вытворить. Выбора не было, брюнетка встала у сетки, рядом с Шикамару.

- Помоги нам ками.

Узумаки подал мяч прямо в Сакуру, которая не смогла справиться с силовой подачей. Но, только один раз, когда блондин повторил попытку, она была готова и приняла снаряд, который первым темпом добила Темари, вколачивая в песок у ног мужа. Только эти двое всё ещё и считали, что это просто такая игра, тем более, что знали о нраве Сакуры и её любви быть лучшей во всём.

Но, игра быстро выходила из-под контроля, как бы все, кроме жениха с невестой, настоящей невестой, не старались делать вид, что им весело, скоро напряжение передалось и им. А, Наруто и Сакура становились всё более агрессивными, стараясь если не причинить физическую боль, так унизить морально.

- Я что-то упускаю? – спросил Шикамару у Хинаты, когда выдалась пауза.

- Ну, если я всё правильно понимаю, то мы в эпицентре семейных разборок, - ответила Хината, перевязывая один большой пучок, в который собрала волосы, тот не мог выдержать столько беготни, за мячом, если подавали Саске или Темари, и от мяча, если была очередь Твигги, ведь та целилась ей в голову.

- Какая морока, - вздохнул Нара, но ради друга вернулся на место. Сине-бело-жёлтый мячик летал с одной стороны на другую, розыгрыш очередного очка затягивался, но эти двое не собирались сдаваться, им уже даже друзья были не нужны. Наруто смог спасти падающий мяч, Сакура снова атаковала, но блондин растянулся на песке, глотая его, но мяч не упал, а взлетел вверх. Вот только, парень уже никак не успевал ударить по нему. Хината понимала, что их спасёт только победа Сакуры, это её успокоит, заставит притихнуть, а может всё ещё раз обдумать и сдаться. Проблема была лишь в том, что Хината не была готова увидеть разочарование в голубых глазах и поступила, как настоящая преданная невеста, так ей тогда показалось. Она подпрыгнула, выгибая спину дугой, и ударила по мячу, отправляя его в противоположную, от Сакуры, сторону песчаной площадки. Глубокий след на песке говорил громче слов, команда Наруто победила.

- Да! – вскакивая с песка, воскликнул Узумаки, вскидывая руки вверх.

- Что? Нет, нет-нет, - запротестовала Сакура, - это аут, явный аут, хватит радоваться, Узумаки, мяч ушёл, не считается.

- Всё считается. Там ещё площадка, посмотри лучше, - отвечал ей блондин.

- Я итак вижу, что это грёбанный аут, - злобно прикрикнула на жениха Твигги. Остальные переглянулись, не понимая, что им делать.

- Сама ты в ауте, Харуно, и не удивительно, ведь я по-бе-дил. Кто герой? Я герой, кто отстой? Ты – отстой.

- Арх, идиот, ненавижу, - пнув в его сторону песок, крикнула Сакура и унеслась с пляжа, как ужаленная.

- Да-да, беги зализывать раны, - Хината покачала головой, удивляясь, как разошёлся Наруто, не замечая что и кому говорит.

- Чувак, - одёрнула она его, - ты ничего не перепутал? Это вроде женщина, с которой ты собираешься всю жизнь провести. Уверен, что говоришь ей правильные вещи? – блондин замер. Такое он позволял себе только в первые месяцы их знакомства, когда Сакура была только другом. А, потом…потом она стала кем-то большим и он стал всё время ставить её на первое место. Поместил на пьедестал, у которого смиренно лёг, ожидая, когда она до него снизойдёт. И, то, что произошло сейчас, было таким ярким, таким глубоким. Наруто снова почувствовал себя живым, реальным человеком, а не приставкой к ней. Кем-то, в кого она не смогла поверить, не доверилась его решению, не поверила, что он сможет противостоять даже собственной матери ради того, чтобы они были вместе.

- Я уже ни в чём не уверен, - ответил Наруто, но всё же пошёл в ту же сторону, куда убежала Харуно. Хината слишком быстро пожалела о том, что сказала ему. Смотреть, как обладатель самых прекрасных голубых глаз, какие ей доводилось видеть и самой нежной улыбки, уходит вслед за другой, за той, которой отдал своё сердце, отозвалось щемящей болью в её собственном.

- Знакомый взгляд, - сочувственно произнёс Киба, оказавшийся рядом. – Я надеялся, что больше никогда его не увижу.

- Это не как в прошлый раз, - уговаривая и друга и собственное сердце, возразила Хината. – Это просто игра, только и всего.

- Что ж, кажется кто-то решил изменить правила этой игры, - ответил Киба, кивком головы указывая на что-то. Хината обернулась и увидела Наруто, он шёл обратно. Не пошёл за своей невестой, не стал искать разговора или мириться, а вернулся на пляж, чтобы…она не знала для чего.

- Вы же останетесь на ночь? – спросил Узумаки у Кибы. – Мама уже готовит для вас комнаты. Вечером отец пожарит мясо, а потом разведём костёр, вы же никуда не торопитесь?

- Звучит слишком заманчиво, - ответил Киба. – Эй, философ, как у тебя со временем? Останемся ещё на день?

- А, неотомисты поддерживают креацианизм, - был ответ Шино.

- Да чтоб я ебал, что это значит, - заорал на друга Киба, - простым да или нет, что, уже никак не обойтись?

- А, тебе лишь бы всё упростить, - проорал в ответ Шино, - проще, проще, ещё проще, простота просто квинтэссенция всего твоего существования.

- Предупреждаю тебя, умник, если ты сейчас меня оскорбил, то я это узнаю и тогда ты огребёшь от меня пизды, ясно?

- И, как же ты об этом узнаешь? – самодовольно спросил Шино. Киба вытащил из кармана шорт свой телефон.

- Погуглю, съел?

- Оставайтесь навсегда, - поржал Наруто. Делая вид, что не замечает, как странно на него смотрит Хината. Да, он хотел пойти за Сакурой, но что-то его остановило. Он осознал, что чётко знает, чего хочет, и это было не бежать за Харуно, а вернуться на пляж, к тем, кто нравился ему гораздо больше, чем человек, в которого превратилась Сакура, за эти несколько дней, а может несколько лет.

***

Сакура злилась, с тех пор, как грёбанная Кушина обняла Хинату, она только этим и занималась. Злость и раздражение медленно закипали внутри, достигнув точки кипения. Она ворвалась в свою комнату, которую всегда занимала в этом доме, начала раскидывать вещи, чтобы хоть чем-то занять руки, и просто рычала, не позволяя мыслям формироваться. В дверь постучали, это почти вернуло ей равновесие. Розоволосая всё же знала, что он приползёт извиняться, что она всё ещё хозяйка положения.

- Ты в норме? – сердце Сакуры пропустило удар, проваливаясь куда-то в пропасть, когда на пороге возник не Наруто, а его друг Саске. – Он всегда был глупцом, знаешь?

- Ч-что? – всё было не так, как она представляла, поэтому совсем не поняла, что такое говорит этот парень. Что он тут делает и почему так смотрит.

- Я про Наруто, он всегда имел всё, о чём некоторые только мечтают, но никогда не понимал, чего из этого многообразия он реально хочет, - он подходил слишком близко, смущая Харуно таким поведением, то есть, да, она замечала, что он порой на неё смотрит, да и она не слепая, сразу разглядела, что Саске красавчик, но таких она видела не впервые. И, пусть, он приехал сюда в дорогих кожаных ботинках, обуви взрослого мужчины, пусть всегда был одет с иголочки, не смотря на жару. Это ничего не значило, она была тут со своим женихом, вот даже…пальцы попытались найти кольцо на пальце, но там оказалось пусто. Точно, она ведь отдала его той проходимке.

- А, где кольцо, там и жених, - печально усмехнулась девушка. Саске всё смотрел на неё и не понимал, как такая могла достаться лучшему другу. Мелькнула мысль, что это лишь потому, что его не было. Как иронично.

- Я бы пошёл за тобой, - прошептал Учиха, когда сократил расстояние между собой и невестой лучшего друга до приличного минимума.

- Что?

- Если бы ты принадлежала мне и случилось вот такое, я бы пошёл за тобой, не позволил тебе злиться тут, одной.

- Зачем ты это мне говоришь?

- Чтобы не показалось слишком странным то, что собираюсь сделать дальше, - спросить, что именно, Сакура не успела, губы Саске накрыли её собственные. Так требовательно, подавляя волю к сопротивлению, её ещё никто не целовал. Сакура потерялась в этих ощущениях, в дорогом парфюме Саске и своих желаниях, она даже не знала, что так соскучилась по чужой близости. Поэтому не остановила его, а ответила на поцелуй, зарываясь руками в чёрные волосы, позволяя ему повалить себя на кровать. Ту самую, на которой она никогда ни с кем не спала.

***

Несмотря на то, что произошло днём, к вечеру, как кажется, все отошли от этого, а кто-то вообще всё пропустил и был не в курсе напряжённых отношений между некоторыми отдельными личностями.

Хината решила, что не хочет всё так оставлять, поэтому перед тем, как идти ко всем, решила найти Сакуру. Та оказалась в своей комнате.

- Ого, так вот, что значит творческий беспорядок, - решила начать с чего-то попроще, брюнетка, разглядывая разбросанные вещи и не заправленную кровать. – Извини, - тут же спохватилась она, когда увидела, как перепугала Твигги своим появлением, - дверь была приоткрыта, я поэтому вошла без стука.

- А, н-не, ничего, всё нормально.

- Точно? И, я не про своё вторжение.

- Я так и поняла, - ответила Сакура, отворачиваясь. Было ли всё хорошо? Нормально? Она сомневалась, ведь изменила жениху, но не чувствовала никаких угрызений совести. Вообще-то, теперь она думала, что так даже лучше, ведь Наруто повсюду тискался с Хинатой, жил с ней в одной комнате, она уговаривала себя, что это не могло пройти без пересечения определённых границ. – Всё хорошо, - уверенно встретив взгляд серых глаз, ответила Сакура. – Это наши дела, прости, что втянули тебя и твоих друзей в это.

- Да ладно, чего уж там, - объявилась необъяснимая тревога, причину которой Хината никак не могла определить. – Так, что у тебя дальше по плану? Кажется, мы не продвинулись в нём ни на шаг.

- Эт точно, - усмехнулась Сакура, - но знаешь, давай остаток вечера просто проведём, как нормальные люди? План подождёт.

- А, да? Ну, звучит не плохо, - всё было неправильно, но что именно, ускользало от глаз Хинаты. – Я тогда пойду.

- Конечно, я тоже сейчас подойду, переоденусь только, - Хината кивнула и вышла. Сакура не стала проверять, как далеко ушла барменша и сразу кинулась к ванной комнате. – Выходи, она ушла, - Саске вышел, - нам повезло, что ты был там, когда она приходила.

- Подумаешь, - уверенно усмехаясь и прижимая девушку к себе, ответил Саске, - я был бы не против.

- Сумасшедший, - рассмеялась Сакура, наслаждаясь этой новой ролью плохой девчонки. В этот раз, она первая поцеловала Саске, мстительное чувство превосходства захватывало дух. Да так сильно, что Сакура даже не думала, как будет после этого целовать другие губы, как позволит другим рукам прикасаться к себе. Ей было хорошо в этом моменте.

Чего не скажешь о Хинате, которая оставалась за дверью и всё слышала. Перед её мысленным взглядом стоял блондин, слишком хороший для грязи этого мира. О, да, она бы хотела всё ему рассказать, сделать его свободным от любых обязательств перед другой, чтобы…тут Хината себя останавливала, она не могла позволить себе снова ошибаться, снова входить в мир, где ей нет места. И, разбивать сердце Наруто, надеясь, что он позволит ей склеить его обратно, было бы слишком жестоким. Ей придётся оставить это на волю провидения.

***

Хината невольно старалась держаться подальше от Сакуры и от Наруто, вообще почти от всех, переживая из-за того, о чём знала, не понимая, как поступить. Из своего укрытия в тени, она хорошо видела всю просторную веранду, на которой располагался гриль, несколько плетёных диванов и очередной круглый стол. Веранда больше походила на балкон, нависая над пустым пространством внизу. Она была пристроена к первому этажу, но так как дом был на самом краю обрыва, то пристройка держалась на сваях, паря в воздухе. Открывался идеальный вид на океан, сейчас пугающе чёрный.

- Киба прислал меня, - Хината вздрогнула, когда Шино, по привычке, к которой сложно привыкнуть, подкрался незаметно. – Сказал, что ты выглядишь, как человек переживающий кризис моральной дилеммы.

- Неужели, так и сказал?

- Конечно, - не моргнув глазом, соврал Шино.

- Он ведь сказал, что у меня такое лицо, словно кто-то засунул мне в зад раскалённую кочергу?

- Слово в слово, - друзья улыбнулись друг другу. Но Шино быстро переменился, покрутил высокий бокал красного вина в руках. Хината ждала. – Твоё желание помочь похвально, но, кажется, делает тебя несчастной. Только скажи, и мы все уберёмся отсюда.

- Спасибо, - искренне поблагодарила Хината, - для меня очень важно, что вы всегда на моей стороне, даже когда я творю вот такую херню.

- Скажи, что случилось.

- Я просто, - она знала, что этот груз слишком тяжёл для одних плеч, - слушай, вот чисто гипотетически, если бы я узнала, что она изменяет ему с лучшим другом, должна бы я была рассказать об этом? – брюнетка знала, что не требуются дополнительные пояснения.

- Гипотетически? Что ж, это и правда самая настоящая дилемма. Но, знаешь, о чём бы я себя спросил, если бы оказался в подобной ситуации, чисто гипотетически конечно?

- О чём?

- Почему мне хочется рассказать, чтобы спасти, или чтобы разрушить?
Больше он ничего не сказал, только протянул подруге мизинчик, означавший всегда одно и тоже: «навсегда?». Хината нежно улыбнулась и протянула свой.

- Навсегда.

***

Наруто знал, что ведёт себя глупо, что рано или поздно, им придётся об этом поговорить, но оказалось, что это очень удобно, когда ты приехал к родителям с другой девушкой, никто не задаёт вопросов, почему ты игнорируешь свою подругу. А, Сакура тоже не выглядела готовой пойти на контакт, мило беседуя с Темари. Так что, Узумаки просто пил своё холодное пиво, смотрел, как отец жарит мясо и порой искал глазами Хинату, просто чтобы знать, где она.

- Ты палишься, - насмешливо заметил Саске, присаживаясь рядом. Наруто поперхнулся глотком пива, пена потекла по подбородку.

- Чёрт, что ты имеешь ввиду?

- Твои взгляды на твою фальшивую невесту, слишком горячо, кажется между вами настоящие искры, - ладно, Саске понимал, что нарушил самое главное правило дружбы, а ведь считал Наруто даже больше, чем другом, братом, но с самого начала он видел, что Сакура не для него, бля, ну, а иначе как объяснить, что он не сказал о помолвке? Учиха был уверен, что лишь потому, что не посчитал это важным. Отвлёкся на что-то поважнее. И, он вовсе не гордился, что сейчас пытается направить невинные стопы лучшего друга в сторону другой девушки, брюнет уговаривал себя, что можно позволить нескольким людям быть несчастными, но честными, а можно сделать их всех счастливыми, путём маленького обмана.

- Н-ничего подобного, - ошарашенно заявил Наруто, он даже не думал, что кто-то может смотреть, как он смотрит на Хинату. Блондин уговаривал себя тем, что она новое в его жизни, поэтому так интересно, а Сакура просто приелась, есть ведь все эти кризисы трёх лет и всё такое. Но, это пройдёт. Стоит только захотеть?

- Да всё нормально, я не осуждаю, даже понимаю, - с усмешкой добавил друг. Узумаки сильнее сжал бутылку в руке. Многие девчонки, которые ему немного нравились, предпочитали иметь дело с Саске, но он никогда не парился, друг всегда спрашивал разрешения, порой используя девушку в его честь, чтобы мстить. Это было забавно и Наруто никогда не считал, что такие вещи могут встать между ними. Но, одна мысль, что Саске и Хината свободны и вполне могут понравиться друг другу, отдалась горьким привкусов желчи. – Расслабься, ты же знаешь, я бы никогда не стал приставать к девчонке, которая тебе нравится. Действительно нравится, - уточнил он.

- Слушай, это реально не смешно, ты же знаешь, я не сам попал в эту ситуацию, но у нас с Сакурой всё хорошо. Просто некоторые недопонимая, - продолжал гнуть своё Наруто. Он вдруг увидел себя со стороны и ужаснулся. Перечеркнуть три года отношений ради трёх дней знакомства? Да он же вообще не знает Хинату, она не принадлежит к этому миру, в котором он привык жить. – Всё будет хорошо, я бы не купил ей кольцо, если бы не был уверен.

- Но, оно теперь на чужом пальце, - напомнил Саске. Страх зашевелился противной пиявкой, напоминая, что Наруто упрямый, а ещё не откажется от своих слов, а Сакура…она тоже может испугаться, а значит не в таком уж устойчивом положении сейчас находилось сердце брюнета. Это вообще было наваждение, но вкусив раз, что ж, Учиха хотел увидеть, как далеко они могли бы дойти.

- Это временно, - прикончив бутылку, ответил Наруто и оставил друга одного. Ему нужно было подышать, просто отдалиться от Саске, который вдруг начал озвучивать все тёмные мысли и желания, одолевающие блондина. С первой встречи, с того первого поцелуя, который он до сих пор чувствовал на губах.

***

- Не видел Хинату? – спросил Узумаки у Кибы, посчитав, что её друг самый безопасный вариант. Он не собирался её искать, но брюнетка испарилась, а это нервировало, да ещё Учиха куда-то слился, как только они расстались. Наруто уговаривал себя, что это просто для того, чтобы мама не подумала о его безалаберном отношении к невесте.

- Она ушла на пляж, - ответил Киба, указывая направление.

- Спасибо.

- Наруто, - блондин обернулся, за всё время, что он знал этого татуированного парня, он впервые выглядел таким серьёзным, а когда человек, которого знаешь уже почти двенадцать часов, впервые меняет своё поведение, это о многом говорит. – Слушай, я знаю, что у вас тут всё игрушки, притворство, но мы оба знаем, что грань порой трудно уловить. Ты живёшь в красивом мире. Почти в идеальном, и я уверен, что ты из тех людей, которые легко заставляют поверить. В то, что ей есть место среди всего этого, что её все примут. А, Хината до сих пор бывает наивной, она так и не научилась прятать сердце от тех, кто делает больно. Хах, прости, нагрузил тебя, просто хочу попросить, ты не обижай мою подругу, она этого не заслуживает.

- Я бы никогда…

- Знаю, поверь, знаю, но иногда такие вещи происходят сами собой, а мы даже не замечаем.

Киба отвлёкся на очередную порцию готового мяса, а Наруто всё же пошёл в том направлении, куда скрылась Хината. Ему показалось, что Киба сказал всё это только потому, что знал что-то, чего не знал сам Наруто. Что-то про чувства Хинаты, возможно? Могло ли быть так, что она тоже слишком близко приняла к сердцу эти притворные отношения? Но, думать так было опасно, блондин запретил себе и решил, что найдёт её, спросит, всё ли хорошо и вернётся обратно. Убедится, что и с Сакурой у них всё хорошо.

Хината сидела на песке, освещаемая тусклым светом полумесяца. Вода едва-едва касалась её пальцев, когда волна набегала на берег, ветер игрался с распущенными волосами. Она не слышала приближения Наруто, поэтому у него было время, чтобы понаблюдать за ней. Хотя это больше было похоже на любование, плавными линиями, из которых состояла вся Хината, тем, как ярко блестели её глаза, затмевая собой даже Луну, и тем, как серебрились чёрные чернила. Наруто задумался над словами Кибы, была ли это правда, то, что она не могла стать частью его мира?

Её движение заставило отвлечься от тяжёлой мысли, Хината склонила голову, рассматривая рисунок полумесяца на своей руке, тонкие пальчики со странной смесью нежности и отчаяния, поглаживали застывшие чернила. Наруто подумал, что она не может определиться, чего хочет больше, чтобы они стёрлись, или впитались ещё глубже.

- Эй, - тихо позвал Узумаки, но всё равно напугал Хинату, она обернулась, будто застигнутая на месте преступления. – Ты чего тут, совсем одна?

- Ты меня напугал, - не отвечая на главный вопрос, сказала Хината. Блондин подошёл ближе и сел рядом, теперь он видел полумесяц на её руке даже слишком чётко. Так же, как его двойника на груди птицы, и ещё один на ноге. Слишком много лун, подумал Наруто, и это ему совсем не понравилось, для такого могла быть лишь одна причина – они напоминали брюнетке о ком-то важном.

- Почему полумесяц? – прямо спросил Наруто, не успев себя остановить. Хината повернулась к нему, с усмешкой глядя в глаза. – Извини, это не моё дело.

- Да, нет, всё нормально, это не какой-то секрет, просто обычно никто не спрашивает. Наверное я привыкла, что все, с кем общаюсь, знают об этом, а остальным нет никакого дела, - Хината замолчала, решая, что сказать. – Один человек называл меня луноглазой, - наконец сказала она.

- О, звучит красиво, твои глаза и правда…

- Не-не, ничего такого, красивая сторона вопроса была тут не при чём, вообще-то луноглазые – это такие пришельцы, которые вошли в контакт с индейцами чироки. Такие мелкие бледные люди с большими глазами.

- Оу.

- Да уж, хах, он просто однажды явился к нам в бар, и начал бывать там каждый день, оказался антропологом и писал докторскую о культуре разных индийских племён. А, когда закончил, вернулся и сказал, что я своим видом очень его вдохновляла.

- Звучит, - он не хотел угадать, - романтично?

- Да, - ответила Хината, подтверждая мысли Наруто про этого загадочного парня, которому она отдала столько места на своём теле. – Его звали Тонери, и я…знаешь, я любила его.

- Любила, в прошлом?

- Оказалось, что можно разлюбить кого-то, когда его нет рядом, хотя я всерьёз опасалась, что у меня не получится.

- Ками, с ним, что-то случилось? – испуганно спросил Наруто, возненавидев себя за то, что первой мыслью было, как сложно бороться с мёртвым парнем, а не о том, как сложно пришлось Хинате.

- Чего? А, нет, с ним всё нормально, ну, наверное, не знаю, он уехал в эту свою Америку, женился, вроде дети есть, - рассказала Хината.

- О, а…ладно, я почему-то решил, что это печальная история.

- Слышь, я сделала тату в честь парня, а он меня кинул, это по-твоему не печально?

- Ну, не так печально, как если бы он умер, - не согласился Узумаки. – Ладно, так что случилось, как он мог бросить тебя?

- Оказалось, что у него вся семья, типа, вообще вся, сплошь доктора наук и всё такое, мы были вместе уже полтора года, когда он предложим мне с ними встретиться. Это было похоже на сдачу экзамена, словно я стояла перед комиссией, которая меня оценивает, - вспоминала Хината, - и, оказалось, что я не подхожу.

- Что? Нет, погоди, хочешь сказать…

- Ага, - усмехнулась брюнетка, - иронично, да?

- Его мать? – уточнил Наруто.

- Да, думаю, она разложила ему по полочкам, почему такая, как я не может быть с таким, как он.

- Так ты поэтому, - понял Наруто, и это заставило его сердце биться чаще. – Чёрт, ты не должна была позволять Сакуре втянуть тебя в это, а если бы моя мама сделала тоже самое? – он сам не понял, как разозлился. Воображение подкинуло обычную картину, как Кушина расправляется с Хинатой, потому что она ему не подходит, по каким-то непонятным критериям. А, она что? Снова переживает кошмар, который, очевидно, оставил глубокий шрам на её душе. – Это того не стоило, - беря себя в руки, спокойнее добавил Наруто.

- Всё хорошо, то есть, я имею ввиду, что у меня всё хорошо. Я это пережила, и набила на себе ещё ни один полумесяц не для того, чтобы не забывать его, а чтобы помнить, кто я, гордиться этим и каждый раз напоминать, что в этой жизни нужно искать своих людей, кем бы они ни были и как бы не выглядели, - Наруто потянулся рукой и коснулся слов, которые тоже напоминали Хинате, чтобы не забывала кто она такая. Оба дёрнулись от разряда, прошедшего по их телам.

- Я хотел ещё спросить, - сглатывая слюну, начал Наруто. Пока мог соображать, просто, чтобы не дать себе времени совершить ошибку.

- Спрашивай, - сбивчиво, сказала Хината, не отрывая взгляда от его пальцев на своей руке.

- Ну, вот у Кибы есть «Клэш», а у тебя я что-то не видел ни одной короны, - это было такой глупостью, но ему хотелось знать. Хината ухмыльнулась и перевела взгляд на голубые глаза, в которых читался неподдельный интерес.

- Понимаешь, - прикусывая нижнюю губу, начала Хината, - у меня есть корона, просто она всё время скрыта одеждой, - она физически ощущала, как его глаза исследуют её тело. На ней был лишь купальник, который практически ничего не скрывал, он припомнил все наряды, которые на ней видел. – Она и сейчас под одеждой, - прошептала брюнетка. Его глаза забегали активнее, рассматривая немногочисленные части тела, прикрытые чёрной тканью, - мою коронованную киску не каждому дано увидеть, - Наруто не смог удержаться от улыбки, он начал привыкать к тому, какой провоцирующей может быть Хината.

Она сдалась первая, решив, что они это заслужили. Наклонилась, заглушая внутренний голос, напоминающий, что ей и тут не будет места, что это место давно занято другой, но его губы слишком манили, а в глазах было столько тепла. Она полетела на него, как мотылёк на огонь и вспыхнула ярким пламенем.

- Там, что была моя мама? – спросил Наруто, когда Хината отстранилась, выпуская его губы из сладкого плена ощущений и её аромата, всё те же запахи дерева, сегодня солоноватые из-за долгого нахождения на берегу.

- Да, точно, - ответила Хината, - она уже ушла.

- Хорошо, - сказал Наруто, - ой, а там кажется мой отец, - Хината не успела ничего толком понять, но блондин и не дал ей такой возможности, почти грубо схватив её за подбородок и притянув к себе для нового поцелуя. Требовательного, собственнического, словно хотел сказать, что он бы никогда не отпустил её, если бы удостоился чести обладать. Хината охотно переместилась на его колени, углубляя и без того обжигающе страстный поцелуй, вздрагивая от всё новых разрядов, когда его руки путешествовали по её обнажённой спине, по голым ногам. Брюнетка поняла, что не хочет останавливаться, что хочет помочь ему добиться справедливости, прежде, чем он узнает всю правду. – Чёрт, - но Наруто отстранился сам, они тяжело дышали, соприкасаясь лбами. – Мы должны остановиться, это не…

- Неправильно, - закончила за него Хината, отдаляясь. Она могла бы догадаться, что он не сможет вот так. В конце концов, разве это у них не общее? Не врать, вот, что имеет значение. – Нам лучше вернуться, а то они нас потеряли, наверное.

- Да, точно, - смотря, как Хината идёт чуть впереди, как шевелятся ветки дерева, давшего крепкие корни на её спине, Наруто ненавидел себя, ему казалось, что он использовал её, что дал какое-то слово, которое не имел права не то, что произносить вслух, а даже думать о нём. Даже думать о том, чтобы подумать. Он в сотый раз напомнил себе, что они не пара, они не вместе, и скоро всё это закончится. Хотя он не видел, как теперь разрулить такую запутанную ситуацию.

Несмотря на раздрай в душе, они хорошо провели остаток вечера, друзья, новые и старые, семья, всё оказалось слишком идеальным, чтобы отвлекаться на что-то ещё. Даже Сакура казалось всё ему простила, хотя было сложно понять, она не очень-то часто смотрела на своего жениха, который сам поглядывал в её сторону. Наруто знал, что когда просил её выйти за него, любил её, то, что она была рядом, вызывало какие-то тёплые чувства. Но теперь, это куда-то ушло. Он напрягал память, чтобы вспомнить, как так вышло, что он влюбился. Но, сердце молчало, само не понимая, а было ли такое на самом деле. Зато смотреть на Хинату было невыносимо, невыносимо приятно, он будто взлетал и тут же падал вниз, дух захватывало. Всё это лишь иллюзия новизны, повторял он себе. Но ни сердце, ни разум, ни тело не соглашались, наперебой крича, что всё это правда. Просто он никогда не знал, как это должно быть на самом деле.

***

- Спасибо, что приехали и всё такое, - сказала Хината, обнимая парней.

- О чём ты, нам было только в кайф побывать тут, посмотреть, как живут люди на другой стороне, - усмехнулся Киба. Хината выдавила ответную улыбку, она понимала, что друг хочет её защитить, поэтому всё время это повторяет. Жаль она не могла сказать им, что уже поздно.

- Вот мой чек, - вспомнила девушка, порывшись в декольте своего купальника. – Ничего, что вам придётся всё уладить без меня?

- Нормально, я присмотрю за Кибой, - заверил Шино, забирая сложенную вдвое белую бумажку.

- Э, слышь, профессор, ща точно огребёшь, - толкнул его друг. Шино толкнул в ответ.

- Парни, парни, - разняла их Хината, - я точно могу вам это доверить? Не хочу вернуться и узнать, что на месте нашего бара какая-то фито-хуйня.

- Всё будет в лучшем виде, - заверил Киба.

- Ты уверенна, что хочешь этого? – уточнил Шино.

- Конечно, этот бар…

- Я не о том, я про нас, ты уверенна, что не хочешь взять деньги Сакуры и купить бар одна?

- Бля, парни, конечно я хочу, чтобы мы купили его вместе, я не знаю почему никогда про это не думала, наверное просто не хотела, чтобы вы чувствовали себя обязанными влезать в это, но раз вы не против, то это будет охренительно. Только мы и наш бар, что ещё нужно.

- Верю, почти, - обнимая подругу, ответил Шино, - когда тебя ждать?

- Я должна довести это дело до конца, так что как только, так сразу вернусь.

- Ох, мальчики, возьмите, - принеслась Кушина с целой кучей разных контейнеров со вчерашней едой. Она переобнимала их, как детей родных. – Обещайте, что ещё приедете. Ох, что я за дура-то такая. У нас же годовщина, приезжайте седьмого числа на праздник.

- Верно, мы будем очень рады вас видеть, - согласился Минато, приобнимая жену.

- Звучит круто, - заверили их парни, но переглядывались с Хинатой, не уверенные, что она задержится здесь так долго. – Если ничего нам не помешает, то мы будет здесь.

- Ох, - Кушина снова обняла каждого и поцеловала в щёку. Парни уселись в джип Кибы, старенький красный «CJ-5» 80-го года. Акамару уместился сзади, они ещё долго махали, пока не скрылись совсем. – Какие славные, Хината.

- Точно, - улыбнулась она, и тогда Кушина обняла и её, может быть Хинате показалось, но что-то в этих объятиях было иначе, словно…они были настоящими.

***

Наруто нашёл Сакуру у бассейна. Она сидела опустив ноги в воду, подставив лицо лучам солнца и улыбалась.

- Привет, - улыбка испарилась, как только она встретилась с виноватым взглядом голубых глаз. – Поговорим?

- О чём?

- Не знаю, о нас? О том, что происходит и как нам быть дальше? – начал закипать Наруто. – Что там дальше у тебя по плану? Ты вообще о нём ещё помнишь?

- Ну, очевидно, что твоя мать не против твоей невесты, разве ты не этого хотел? Так на что ты жалуешься?

- Ты серьёзно?

- А, почему бы и нет? Ты похоже хорошо проводишь время, вы всё время такие довольные и счастливые и все так рады, что вы вместе, - произнесла Сакура, и снова уставилась на солнце.

- Это был…

- Да! – она вскочила на ноги и в считанные секунды оказалась рядом с Наруто. Её палец с острым ногтем, упёрся ему в грудь. – Да, это был мой план, ты не устаёшь мне об этом повторять, сколько можно. Значит, что план мой, ты запомнить можешь, а что грёбанную чашку нужно ставить на подставку, нет?

- При чём здесь это?

- При всём, чёрт возьми.

- Эй, - Сакура и Наруто обернулись к Хинате, - прекращайте, если не хотите наговорить друг другу лишнего, а ещё, если не хотите, чтобы все это увидели, - не прошло и пары минут, как к бассейну вывалили все обитатели дома. Сегодня был сильный ветер, совершенно не совместимый с плаванием в океане. Когда все пришли, Хината ушла, заверив Кушину, что с ней всё хорошо, просто слишком много солнца для её бледной кожи.

Её била мелкая дрожь, когда девушка собирала свои вещи, неловко скидывая их в сумку. Больше нельзя было так продолжать, ей здесь не место, а они…ну, да, они ругались, но когда стояли рядом Хината могла представить их вместе, они и были вместе, им мешала только она. Брюнетка чётко видела, как они идут куда-то вместе, Сакура одета с иголочки и ни у кого не возникает вопросов почему, он выбрал её. А, если на месте Твигги будет она? Разве можно променять Твигги на Джина Симмонса? «Кисс» шикарны, но лишь потому, что держатся вместе, что они все такие странные. Её место среди своих, а его рядом с ней. И, когда Хината сбежит, им не останется ничего, кроме как сказать правду.

- Сбегаешь? – Хината оборачивается, не ожидала её здесь увидеть. Честно говоря, если бы она составила список всех, кто мог бы застать её побег, то эту особу поставила бы на последнее место.

- Да, хватит с меня этого, очевидно, что план не работает, так что, если не сложно, можешь не выдавать меня?

- Могу, но ты уверенна, что хочешь сбежать?

- Я же только что…

- Ага, я поняла, самобичевание, опасность новых чувств, тебе до усрачки страшно и всё такое, это я поняла, но ты уверенна, что действительно хочешь сбежать? Хочешь оставить его и всё? Даже не попытаешься? Я была о тебе лучшего мнения.

- Брось, Темари, - бросая последнюю футболку в сумку, сказала Хината, - что мне попытаться сделать? Разрушить их отношения? Ради чего? Какого-то наваждения, которое накрыло пока нам было весело? Это не серьёзно.

- Кто сказал, что Наруто нужен кто-то серьёзный? – усмехнулась блондинка. – Будь это так, мы были бы до сих пор вместе.

- Что?

- Ты не знала? – удивилась Темари. – Да, это было давно.

- Но, как…а, Шикамару? Он ведь…

- Его лучший друг? Ну, да, это Наруто нас и познакомил, - спокойно рассказала Темари. – Я тогда ничего не поняла, то есть, Шикамару был, ну, совсем не мой типаж, но когда позже я увидела, как он на меня смотрит…Наруто так не смотрел, он ни на кого так не смотрел, мне даже было жаль его. До этого момента. Пока не заметила, что он смотрит так на тебя.

- Не говори глупостей.

- Я знала, что мы не протянем долго, но всё равно сделала это неправильно, - настойчиво продолжала Темари, - я изменила. Не хотела создавать им проблем, но я была уже без ума от Шикамару, и всё время боялась, что он уступит, что не сделает шаг, оставит меня другу. Я этим не горжусь, но Наруто был даже рад от меня избавиться и когда я вижу, как он всё ещё любит Шикамару, как любит нашего сына, от этого…не знаю, я просто пытаюсь сказать, что Наруто очень хороший, но он не знает чего хочет, если он тебе нужен, то тебе придётся взять его самой.

Темари ушла, оставив Хинату в расстроенных чувствах. Взять его самой? Если она хочет? А, она хочет? Чёрт возьми, конечно хочет. Это даже не будет считаться, нельзя изменить тому, кто уже изменяет тебе. Но её мир всегда был таким зыбким, она научилась хвататься за любую стабильность, и совсем не уверенна, что кто-то вроде Наруто, с его жадными глазами, всегда ищущими что-то новое, любопытное, может дать ей это. Он внесёт в её жизнь хаос, с которым она может не совладать.

Вот только…Хината разложила свои вещи обратно. И, правда, что, она даже не попытается? Пусть Твигги докажет, что достойна такого парня, прежде чем Хината согласиться оставить его. Пусть сам Наруто докажет, что сделал правильный выбор.

***

Хината не знала, что именно собирается сделать, но услышала музыку, тихо играющую в глубине дома. Вообще, он был такой большой, что девушка не видела и половины, хотя провела тут уже несколько дней. Но, она была бы не собой, если бы не пошла на поиски, чутко ориентируясь на потрясающее звучание «Ганз энд роузез» на пределе поющих «Люблю».

Найти комнату оказалось не сложно, это был не-то кабинет, не-то маленькая гостиная, с камином, рабочим столом, мягкими диванами и полками, заставленными книгами и…пластинками. Минато прижимал к себе жену, довольно ритмично кружась с ней по комнате, разгоняемый нарастающей мелодией. Хината не могла отвести от них глаз, то как они держали друг друга, то как смотрели. Так и выглядит любовь? Если да, то она никогда не видела ничего подобного.

- А, Хината, дорогая, проходи, не стой на пороге, - с улыбкой пригласила её Кушина, моментально возвращаясь к танцу.

- Прости, я просто услышала музыку, не хотела мешать, я пойду, - пролепетала брюнетка и почти развернулась, чтобы уйти.

- Брось, останься, - сказал Наруто. Он лежал на одном из диванов, стоящих к ней спинкой, поэтому Хината не видела парня, пока он не показался. Брюнетка поняла, что они тут решили провести время вместе, только своей семьёй. Мешать им захотелось ещё меньше. – Давай, ты никому не помешаешь, - блондин протянул руку, и Хината не смогла устоять против этого.

Девушка села на край дивана, наблюдая, как танцуют его родители, так восхищённо, словно маленький ребёнок увидевший рождественское чудо, но в то же время, так далеко от него, словно боялась обжечься.

Песня закончилась и Кушина смеясь, приземлилась на диванчик напротив. Минато подошёл к бесконечной стене с пластинками и приложил пальцы в подбородку, задумавшись. Хината увидела, как Наруто меняет своё положение, намереваясь оказаться ближе, поэтому решила ретироваться к его отцу.

- Потрясно, - сказала она, вставая плечом к плечу с Минато. Блондин наблюдал, как тоненький пальчик перебирает пачку за пачкой, перелистывая пластинки. Иногда её глаза блестели, но порой она чудно фыркала, качая головой. – Да ладно, - она не смогла скрыть потрясение, когда наткнулась на самую редкую пластинку в его коллекции. Шино конечно мог шутить сколько угодно про её любовь к «Квин», но он знал истинные причины этого, те, которые никогда не всплывали в разговорах с незнакомцами. Об этом знали лишь самые близкие.

- Удивлена? Знаешь сколько таких было выпущено по всей стране? – спросил Минато, довольный, что смог заинтересовать невесту сына. Хината рассматривала пластинку группы «Квин» с записью их концерта в 1985 году, конечно их было не мало, но именно таких – нет, ведь тот, кто выпустил эти пластинки, был там и ему удалось подойти настолько близко к группе после концерта, что записались слова Фредди. Хината много раз их слышала.

- Пятьдесят две, - уверенно ответила Хината, - он так торопился на свою собственную свадьбу, что просто не успел сделать больше копий, а потом не захотел, ведь это стало чем-то очень памятным.

- Что? – не понял Минато, Наруто и Кушина тоже прислушались.

- О? – Хината забыла, что была в комнате не одна. – Ам, вот тут, - она указала на знак инь-ян и на название звукозаписывающей студии, - «Хьюга Рекордс».

- Да, я знаю, - сказал Минато, ничего не понимая, - у меня есть все пластинки этой студии, её хозяин был настоящим энтузиастом в плане музыки.

- Да, то есть, он и сейчас такой, Хьюга, - брюнетка указала на себя, - это моя фамилия. Хизаши дал её мне, когда женился на моей матери и удочерил меня, официально став моим отцом. Я каждое лето подрабатывала у него на студии, вместе с братом. Я видела, как он это делал.

- Но, он больше не…

- Да, пришлось продать студию, чтобы оплатить учёбу моих брата и сестры, - ответила Хината, пока блондин не подумал ничего плохого. – Теперь он не пишет, больше слушает, но всё ещё в теме. Он живёт в пригороде.

- Невероятно, почему ты скрывал это от нас? – повернулся Минато к сыну.

- Нет-нет, - тут же вступилась Хината, - Наруто не знаком с моей семьёй, - все уставились на неё, Узумаки с опаской, а Кушина и Минато удивлённо, с явным вопросов в глазах. – Знаю, что это странно, но я просто…не знала, насколько у нас это серьёзно, и не хотела приводить в дом кого-то, кто уйдёт, - Хината не смогла сказать это глядя в голубые глаза, но знала, что говорит правду. Если бы всё это было на самом деле, то она никогда бы не познакомила его с семьёй, не будучи уверенной в том, что это надолго. Убегающие люди – последнее, что им было нужно.

- Присядь, - неожиданно нежно, сказала Кушина, - расскажи нам, кто такая Хината Хьюга.

- Это будет странная история, - предупредила брюнетка.

- Мы не против странностей, - подталкивала Намиказе. И, Хинате захотелось рассказать, даже если они больше не увидятся, не думая, оттолкнёт это Кушину, или нет. Просто рассказать, чтобы быть честной.

- Уф, ладно, давно не начинала эту историю, - усмехнулась Хината, присаживаясь на диван, рядом с Наруто, он приготовился слушать, но даже не пытался придвинуться ближе, или дотронуться. Она была благодарна за это, чтобы рассказать, как Хината Хьюга появилась на свет, нужно было сосредоточиться, а его близость давно начала путать мысли. – Моя мать – группи, - сказала Хьюга, проверяя реакцию, кажется никто не задался вопросом, что это значит, так что она могла продолжить. – Моталась за разными группами, перебивалась любой работой, спала с барабанщиками или бас-гитаристами. Хах, кажется это было первое, что она заставила меня запомнить навсегда, Хината, говорила она, никогда, ни при каких обстоятельствах, не трахайся с солистами, - это время показалось вдруг таким далёким. Хотя, таким оно и было.

- Продолжай, - попросила Кушина, когда Хината затихла, сбившись с мысли.

- Кхм, да, словом, так я и появилась, во время её очередного турне, после ночи с кем-то, и правда, какова была вероятность, что этим дело кончится. Словом, моё появление никак не изменило её жизнь, просто теперь приходилось таскать с собой меня. Я спала в багажнике машины, пока она была на концерте, иногда со мной нянчились группы, которые играли на разогреве, пока она была с кем-то в соседней гримёрке. Я росла среди сплошной музыки, всё время в дороге. Никаких корней, - Наруто вдруг понял, что означает её дерево, ну, конечно, корни. – Но, когда мне было шесть, она решила вдруг остепениться. Встретила Хизаши, он был отцом одиночкой, после смерти жены. Так мы поселились в его доме.

- Должно быть, было приятно наконец никуда не уезжать? – спросил Минато, которого жизнь сироты тоже заставила сменить ни один дом. Хината подняла на него глаза, впервые заметив, что в них есть что-то общее с её собственной тьмой, тем, что стараешься спрятать, за любовью к семье и друзьям, за редкими моментами счастья. Боль маленького ребёнка, которая сидит в тебе, как заноза.

- Да, это было так…иначе, что-то совершенно новое, потрясающее. Я пошла в школу, где встретила Кибу и Шино, у меня появился брат, конечно, он не сразу меня принял, но мы как-то смогли, - при мысли о Неджи, который раньше смотрел на неё, как на чужака в своём доме, кем она и была, Хината улыбнулась, как же всё может измениться. Сейчас он может часами болтать с ней ни о чём, или нагрянуть в гости, как снег на голову. И, всегда говорит «сестрёнка», даже Ханаби не слышит такого, хотя из них двоих, она действительно ему сестра. – Когда мама забеременела, я совсем потеряла бдительность, решила, что это действительно навсегда. Родилась моя младшая сестра. И всё было, не знаю, как у всех. Но, прошёл ещё год и я увидела…это. Её тягу, не знаю, как поняла, но поняла, что дорога зовёт её обратно.

- Она ушла? – Кушина даже не пыталась скрыть своего негодования, практически гнева, при мысли, что мать бросила своих детей.

- Я знала, что она уйдёт тем утром, поэтому лишь притворилась, что ушла в школу, а потом вернулась. Переживала, что она может оставить Ханаби, мою сестру, одну до вечера. Но, нет, она отнесла её к соседке, а когда вернулась, увидела меня, сидящую на лестнице. Кажется, даже не удивилась. Позвала меня с собой. Всё будет, как раньше, сказала она, только ты и я. Но…я уже любила свою новую жизнь, поэтому отпустила её.

- Где она сейчас? – спросил Наруто, заговоривший впервые за всё время. От этого его голос был хриплым, едва слышным.

- Где-то, - просто ответила Хината, улыбнувшись блондину, - она присылает мне открытки, просто с парой строк, кого слушала, в каком клубе или баре была. Мама приезжала в тот год, когда я закончила школу, я тогда уже работала в баре, так что она была рада встретиться там. Узнала адрес и с тех пор, всё время шлёт свои послания на адрес бара, - Наруто сглотнул комок, образовавшийся в горле, попытался продышаться. А, он был уверен, что она держится за бар из-за воспоминаний о Тонери, которого не может забыть. Как же он ошибался. – Мне хочется верить, что это её успокаивает, то, что теперь у неё всё же есть место, куда можно вернуться.

Хината улыбнулась задумчивым лицам, рассказать всё этой счастливой семье, которая всё время была на одном месте, всё время рядом друг с другом, оказалось на удивление просто. Она даже не задумывалась, смогут они её понять, или нет. Было достаточно того, что она видела в их глазах. Какое-то не высказанное обещание, что будь она частью их семьи, то никогда бы не осталась одна. Хьюга забыла себе напомнить, что ей это не светит.

Позже, когда они пошли спать, снова оказавшись в одной постели, Наруто никак не мог уснуть, всё ещё думая о том, что рассказала им Хината. Изливание души точно не входило в её договорённости с Сакурой. И, он не мог понять, как к этому относиться, смотрел на её прекрасное лицо, освещаемое Луной, которой понадобиться ещё несколько ночей, чтобы стать полной, пытаясь разгадать почему. Почему она раскрылась, почему столько рассказала. Он не смог удержаться, накрыл её ручку, лежащую поверх мягкого одеяла, своей рукой. Её ресницы затрепетали и Хината открыла глаза.

- Прости, я не хотел тебя будить, - прошептал Наруто. Она только покачала головой. – Я не понимал, почему ты так привязана к этому бару, но теперь…это кажется таким…преданным. Никогда не встречал никого, кто был бы хоть на малую долю похож на тебя, Хината Хьюга.

- Какие твои годы, - отшутилась она, - ещё встретишь.

- Нет, - упрямо заявил блондин, - таких, как ты больше нет...Почему я не нашёл тебя раньше, - последние слова он произнёс, когда её дыхание снова выровнялось, Хината спала и не слышала, а он воспользовался этим, чтобы снова прижать её тёплое тело к себе. Окружить себя ароматами дерева, чернил и алкоголя, теперь перемешавшимися с запахом песка и океана, его собственного дома. Она словно пыталась быть частью двух миров одновременно, и звала его разделить с ней какой-то новый мир, их собственный. Наруто мечтал быть способным на это, но слово, которое дал другой, тяжёлым грузом упало на сердце.

***

Наруто ничего не мог с собой поделать, но оставлять Хинату хоть на миг было похоже на пытку. Он понимал, головой понимал, что должен наладить то, что у него с Сакурой, должен рассказать всем правду, но вместо этого, проводил время с брюнеткой, что забирала всё больше от его сердца себе, и не собиралась возвращать. Теперь он не боялся задавать вопросы, расспрашивал о семье, о друзьях, о прошлом. О рисунках на её теле.

- Погоди, не понял, это что? – стараясь сильно не пялиться на то, сколько обнажённого тела видит перед глазами, спросил Наруто. – Ты шутишь? После всех этих тату со смыслом, у тебя просто…булочка с корицей на заднице? И, как ты понимаешь, что она с корицей?

- Ты, что не видишь вот эти чёрточки? Это и есть корица, тупица.

- Хм, корица-тупица? У тебя на заднице.

- Да это ты – тупица, а корица, да, она у меня на заднице, - рассмеялась Хината, толкая Наруто в песок. Они снова ушли ото всех, купались, загорали и разговаривали. Он столько ещё ни с кем не разговаривал. Но, был готов слушать её вечно. Как она говорит о своей семье, о безумствах, которые они до сих пор творят с Кибой и Шино. Хината не отстаёт, всё время расспрашивая о его работе, о местах и людях, которые видел, которых встречал. В такие моменты, они думают об одном и том же, что их миры не такие уж и разные, что их так легко соединить воедино.

- Так почему? – не унимается блондин, делая ангела на песке.

- Почему-почему, - улыбается Хината, - люблю я их, ясно? А, ещё, ну, не знаю, потому что я сама вся такая булочка с корицей? Не находишь?

- Ещё как нахожу, - смеётся Наруто, хватаясь за её щиколотку. Хьюга не успевает понять, как ноги подкашиваются и она валиться на него, взвизгивает и смеётся. Волна набегает на берег, обдавая их мелкими брызгами. Капли блестят в его солнечных волосах. Хината не может отказать себе в удовольствии зарыться в них пальцами.

Наруто замечает блеск камня на одном из её тонких пальчиков, он действует порывисто, под влиянием момента, ловит её руку, рассматривает дурацкий камень и безвкусное белое золото. Сдёргивает проклятый кружок, на её пальце остаётся тонкая красная полоска.

- Что ты делаешь? – удивлённо спрашивает Хината.

- Оно тебе не подходит, - Наруто поднимается, сжимает руку с кольцом в кулак и не задумываясь, швыряет его в океан, - оно никому не подходит.

Хината не знает, как расценить его поступок, но когда кольцо тонет в пучине океана, на неё опускается небывалая лёгкость, это похоже на новое обещание и она хочет знать, к чему это приведёт.

***

Хината сталкивается с Сакурой совершенно случайно, Твигги будто крадётся по одному из коридоров в доме. Хьюга не дура и знает, чья комната поблизости. Ей бы радоваться, что розоволосая изменяет Наруто на лево и на право, но вспоминаются слова Темари, такое в его жизни не в первый раз, и всё время с лучшими друзьями.

- Почему бы тебе просто не сказать ему правду? – спрашивает Хината, хотя очевидно, что Сакура была не против просто разойтись в разные стороны.

- Прости? – переспрашивает Твигги, невинно хлопая глазками.

- Брось, я знаю, что ты трахаешься с Саске, - Хината не хочет играть в очередную игру без правил, она устала притворяться и врать, - так почему бы не сказать об этом Наруто? Что я всё ещё делаю здесь? Что ты делаешь? Я не понимаю.

- А, всё просто, Хината, - с улыбкой отвечает Сакура, и брюнетка понимает, что ответ ей не понравится. – Пока ты трахаешься с Наруто, я трахаюсь с Саске, но это всё временно, скоро всё придёт в норму, я потратила на Наруто слишком много времени, а он просто не сможет забрать своё слово обратно, такой он человек. Мы запутались, не много, это нормально, тем более, когда понимаешь, что речь идёт о человеке, с которым собираешься провести всю жизнь. Это просто нервы, желание попробовать что-то новое, пока можно. Нам обоим это было нужно. Но, мы понимаем, что не откажемся от стабильности, которая есть в наших отношениях, ради…чего-то мимолётного. Наслаждайся, пока можешь, и я сделаю тоже самое.

Хината даже не пытается переубедить её, пусть думает, что права, пусть думает, что изменяет тому, кто изменяет ей. Даже в том, что вся её тирада была пропитана сплошной ложью, она переубеждать её не будет. Изумрудные глаза были настолько испуганными, это Хината может понять, ведь чувствует тоже самое. Конечно, Твигги страшно, что она уже чувствует намного больше к человеку, которого знает три дня, чем к человеку, с которым хочет встретить старость.

- Мне жаль, что ты это услышал, - говорит Хината, она стоит к нему спиной, но чувствует, что он там. Его глаза прожигают её насквозь. Хьюга не любит такого, поэтому предпочитает встретить его взгляд прямо, смело. – Что? Думаешь, что я помогу тебе? Стану решением всех твоих проблем? Но, Сакура права, и ты знаешь это лучше, чем кто-либо, Наруто не позволит себе стать бесчестным, отказаться от своего слова. А, ты, как бы ни был хорош, видимо не смог убедить её в силе своего чувства. Или, она просто предпочитает оставаться к ним слепа. Как бы там ни было, но мне правда жаль.

- Да, - говорит Саске, - мне тоже.



Прочитали?
3
Рита РомановаСтепан КургановМария Белозерова


Нравится!
3
Не нравится...
0
Просмотров
201
Оценка материала: 5.00 Таких с Мамой не знакомят. Глава 2 5.00 0.00 3 3
10 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Автор: ox_lade
Фэндом: Naruto
Пэйринг и персонажи: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Минато Намикадзе/Кушина Узумаки, Саске Учиха/Сакура Харуно, Шикамару Нара/Темари, Наруто Узумаки/Сакура Харуно, Киба Инузука, Шино Абураме, Шикадай Нара
Предупреждение: 18+
Сакура счастлива, она заполучила вожделенное кольцо, но вот загвоздка, Кушина ещё не одобрила ни одну девушку сына, но Наруто настаивает, что пора всё рассказать. Как же кстати Харуно знакомится с барменшей, которую можно описать только одной фразой - таких с мамами не знакомят. Сакура решает, что после такой невесты, мать Наруто будет только рада, когда сын приведёт её. Она не учла только одного - дикого желания Кушины стать бабушкой, ради этого она даже кое-что себе пообещала.
Одобрил(а): Александр 14 ноября в 15:44
Глава: 1 2 3

1 комментарий

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Мария Белозерова   19 ноября в 07:412022-11-19 07:41:26
Это просто... Шикарно (зацензуренно)
Фанфик просто шик. Эта глава - лучшая. Хината - булочка с корицей. Наруто - Хинату. Квинам - Фредди. Землю - крестьянам


1   



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже