Shinobi”s Path. Глава 12

Шапка фанфика
Автор: Moderator Joe
Дисклаймер: Масаши Кишимото
Жанр (ы): Экшн (action), POV, Hurt/comfort, AU, Даркфик.
Персонажи/Пейринги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Нецензурная лексика, Насилие

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Всю ночь он просидел с Хьюгой, постоянно меняя полотенца, отправляя теневых клонов намочить старое и/или принести новое. Он сидел возле кровати, держа куноичи за руку. Несмотря на то, что она пыталась убить его, а он на последнем задании убивал людей, он почему-то слишком тяжело переносил её страдания. Пожалуй, из всех остальных людей Наруто не пожелал бы зла только Хинате. Даже себя он считает тем, кто заслужил то, что имеет, заслужил смерти, но не Хьюгу…

Жар, кажется, спал, и последние несколько часов брюнетка спала безмятежным сном. Дыхание было ровным, судороги больше не начинались, и блондин и сам уже начал было засыпать, как почувствовал, что девушка вот-вот проснётся. Взбодрившись, он стал ждать, пока Хьюга раскроет глаза, опасаясь её первой реакции.

Наруто-кун? — на него уже минуту как уставилось два лиловых глаза. Неверяще куноичи осматривала его с ног до головы, жадно хватая каждую деталь, словно стараясь запомнить навеки. — Это сон? Я не понимаю… Ты здесь, в этом убежище… — Хьюга сморщилась, и Узумаки захотелось улыбнуться от того, как она фыркнула, как вздёрнулся вверх её аккуратный носик, а ресницы захлопали вверх-вниз, подобно крыльям бабочки.

— Это действительно я, Хината, — во рту пересохло, отчего эти слова были произнесены охрипшим, севшим голосом. — Наруто Узумаки, собственной персоной. Предупреждаю сразу: ты не сходишь с ума. Я жив… — он опустил голову, будто бы ругая себя за то, что всё это время он был жив и не вернулся обратно.

— Боже… — Хьюга дёрнулась с места, от чего сразу же издала громкий стон. Тело нещадно болело и не хотелось слушаться, она была не в силах даже рукой пошевелить, ей удалось лишь поднять свою руку вверх, но никак не дотянуться до парня, сидевшего рядом с девушкой.

Бывший джинчурики наклонился, поднырнул своей головой под руку Хьюги, давая ладони девушки опуститься ему на голову. Он качал головой из стороны в сторону, давая руке ощутить его лицо, а затем взял руку куноичи в свою руку.

— Прости меня, Хината, — улыбнувшись, он слегка сжал руку Хьюги. — Я не мог раскрывать тебе свой секрет, так как, если бы мы тебя отпустили, ты могла бы всё рассказать обо мне. Это бы слишком много разрушило, поверь…

— Ты жив… — девушка вдруг разревелась. Похоже, тяжести и невзгоды, что она с лёгкостью переносила всё это время, наконец-таки свалились на её плечи, и сейчас брюнетка переживала всё заново. — Боже, — Хьюга впала в истерику. — Наруто-кун… Я… Я…

— Ну-ну, не плачь, Хината. Ты слишком красива, чтобы изводить себя слезами, — он опустился со стула на колени возле кровати, после чего обнял девушку, начав гладить её по голове. — Прости меня, Хината… Я не смог уберечь тебя от того, что произошло. Лидер всё-таки добыл информацию. Я знаю, как никто другой, насколько это ужасно. Тело будто выворачивают наизнанку, протыкая каждый сантиметр сенбонами. Боже, прости, ведь я делаю только хуже, напоминая тебе этот ужас… — он уткнулся лицом в её ладонь, удивляясь тому, какие у девушки нежные руки.

— Ты всё это время… Это ты ко мне приходил? — спросила Хьюга. Кажется, она отходила от последствий вторжения Нагато в разум намного легче. — Ты жив! — она снова пыталась убедить себя в том, что он не мираж, не иллюзия, посланная врагом, не бред, увиденный ею… — Но почему?! — она неверяще уставилась на него, и что именно «Почему?» ему пришлось додумывать самому.

— Я не вернулся? Знаешь, я ведь так и не рассказал тебе свою историю, а ты меня просила, — он снова улыбнулся, взглянув куноичи прямо в глаза. — Чтобы понять меня, тебе нужно будет выслушать мою историю с самого начала и до конца. — Он чувствовал себя уставшим, и, зевнув, понял, что действительно валится с ног. — Прости, Хината, но сейчас я сильно устал, — он надеялся, что та хрупкая нить, что их начала связывать, на этом не оборвётся. — Мне нужно отдохнуть некоторое время, так как после миссии я сразу же отправился к тебе. Я помню, что обещал тебе рассказать свою историю и сделаю это, но чуть позже. — Он начал вставать, и девушка схватила его за руку, отчего бывший джинчурики скривился. Рука сильно болела, и с этим по-прежнему нужно было что-то делать.

— Не уходи… — девушка буквально умоляла его остаться, он не смог отказаться, потому что боялся потерять её преданность, предать её доверие… Он опустился на стул, несмотря на то, что выглядел и правда хуже некуда, ему действительно был нужен отдых.

— Я очень устал, Хината… Я хочу остаться с тобой, но я очень устал, — говорил он тихо.
— Я, кажется, знаю выход из этой ситуации. Но тебе он может не понравиться, — Наруто достаточно гадко усмехнулся, после чего коснулся покрывала, которым прикрывала своё тело куноичи. — Я могу поспать на одной кровати с тобой. Обещаю, я не причиню тебе вреда. Или я могу оставить тебя одну ненадолго, привести себя в порядок и обязательно вернуться к тебе? — он предложил ей два варианта, в котором второй — наиболее адекватный и предпочтительный, но девушка всё равно выбрала первый.

— Я… Я согласна, Наруто-кун. Я посижу рядом с кроватью, пока ты будешь отдыхать, но прошу, не покидай меня… — Хьюга, казалось, готова была расплакаться, лишь бы удержать его рядом с собой.

— Ты можешь тоже лежать на койке. Места мало, но вдвоём, я думаю, мы сможем уместиться. Правда, я даже не принял душ, когда вернулся в убежище, — он виновато опустил взгляд. — Наверное, мне всё же лучше оставить тебя ненадолго, Хината

— Нет! — куноичи сильно испугалась, что Наруто всё-таки уйдёт. — Мне всё равно, Наруто-кун, пожалуйста, не бросай меня… Я… Я до сих пор не могу поверить в то, что ты жив!

— Честно говоря, я тоже, — он создал теневого клона, который поднял Хьюгу на руки, а сам тем временем, снял с себя плащ и футболку, оголив торс. Он этого не заметил, но пока он раскладывал одежду на спинке стула, Хината, которую клон продолжал держать на руках, внимательно рассматривала его, каждый шрам, каждый порез, оставленный ранее на его коже. Рука, к слову, не выглядела слишком плохо, но болела сильно. Похоже, у Наруто был рецидив старой травмы. Хотя вся рука до плеча была в каких-то странных порезах, будто бы от куная, которые не кровоточили, и в то же время не думали затягиваться. Расслабившись, он улёгся на кровать, после чего клон положил рядом с ним Хьюгу. Места почти не было, но это не сильно волновало блондина. Правда, был определённый дискомфорт. Хината улеглась как раз-таки на больную, правую руку. Он старался закрыться от девушки, но оба лежали под одним покрывалом. Наруто чувствовал, что у Хьюги нет никаких сил сопротивляться. Похоже, даже чтобы взять его за руку, куноичи совершила огромное усилие над собой. И он мог бы влёгкую уйти, но это бы очень плохо сказалось на их отношениях.

Отношениях… Лёжа рядом с Хинатой у себя под боком, он размышлял над тем, какие между ними отношения. Жертва и её мучитель? Или, может, у них может выйти что-нибудь стоящее? Раньше он никогда не задумывался о том, что ждёт его впереди. О семье. Хотя отец в его годы уже помышлял о семье, во всю развлекаясь с матерью. Но Минато и погиб рано, оставив Наруто разгребать всё дерьмо. Узумаки надеялся, что, выслушав его историю, Хината согласится пойти за ним, бросив Коноху. Он понимал, что уже никогда не вернётся в Скрытый Лист, это было невозможно, ему оставалось надеяться, что и Хьюга поймёт его. Не беспокоясь за свою жизнь, бывший джинчурики заснул.

***

Проснувшись, он обрадовался тому, что его шею, пока он спал, не свернули, а самого его не убили. Он обнаружил, что Хьюга по-прежнему спит. Похоже, что брюнетка и сама была без сил, настолько уставшей, что уснула сразу же. Он не мог пошевелиться, боясь разбудить Хинату. Несмотря на то, что правая рука затекла и по-прежнему ужасно болела, Наруто не мог беспокоить сон своей пленницы. Не после того, как раскрылся перед ней, не после всех её признаний…

Он так и продолжал лежать, рассматривая черты её лица. Вблизи она кажется ещё более прекрасной, и почему-то у Наруто возникало желание ощутить её мягкие пухлые губки на своих. Видимо, ей снился хороший сон, так как она не ворочалась во сне, не произносила чьих-либо имён, Хьюга просто спала. Порой для счастья нужно немного, достаточно хотя бы того, что тебя не будут мучать кошмары.

Их идиллию убил поворот ключа в замке двери. От этого сразу же проснулась Хината, да и сам Наруто напрягся, так как боялся, что к Хинате пришли для того, чтобы убить…
В дверном проёме появилась Конан. Наруто готов был убить куноичи, когда та ехидно улыбнулась, пусть и на секунду: почти сразу же она вновь стала такой же серьёзной, как и тогда, когда открывала дверь.

— Ты здесь, Наруто, — раньше, если Конан приходила к Хинате, когда у неё был Узумаки, она называла того Аратой, но сейчас, куноичи догадалась, что смысла в той глупой легенде, похоже, больше не было. — Какузу ожидает тебя для осмотра руки. Он просил мне напомнить тебе об этом. Не советую заставлять его ждать. Учитывая характер твоих недавних повреждений, травма может быть серьёзнее, чем ты думаешь.

— Да, Конан. Я так и сделаю. Как прошло запечатывание? — Наруто продолжал лежать под одеялом вместе с Хинатой, и ему ужасно хотелось рассмеяться от этой ситуации, правда тем самым он даст Конан повод для издёвок на очень долгое время. Он уже его дал, но ему не хотелось страдать от шуток Конан до конца своих дней.
И всё-таки она не смогла сдержать улыбки, засмеялась, но успела прикрыть рот ладонью.

— Я подожду тебя снаружи, — только и сказала Конан.
Переглянувшись с Хинатой, блондин вдруг рассмеялся, достаточно громко, чтобы его слышала за дверью камеры Конан.

— Давно так не было смешно, — продолжая смеяться, говорил Наруто. — Чувствую себя обычным человеком, каким-нибудь парнем, которого застала с девушкой мама, — после последних слов он замолк. Зря он вообще затронул это. Ни его, ни Хинату нельзя было назвать обычным человеком, так как они были Шиноби. С матерями ещё хуже. Его мать была уже почти восемнадцать лет мертва, а про мать Хинаты ему вообще ничего неизвестно.

Наруто накинул на себя плащ и теперь он не боялся повернуться к Хьюге спиной, надеясь, что та больше не попытается его убить. Расправившись с одеждой, он обернулся и увидел, что Хината села на кровати, укутавшись в одеяло. Он понимал её грусть, если честно, ему и самому не хотелось уходить. За то немалое время, что куноичи находилась в убежище, он сильно к ней привязался. Возможно, даже сильнее, чем она. Сейчас, когда она смотрела на него, готовая расплакаться, он ещё больше видел в ней Кагую. Возможно, она тоже реинкарнация Богини Кроликов… Кто знает.

— Я обязательно тебе расскажу свою историю, Хината-чан, — улыбнулся Наруто. — Постараюсь освободиться как можно быстрее. Жди меня, я вернусь. В этот раз точно, — он не мог дольше находиться рядом с ней. К счастью, она лишь кивнула, едва улыбнувшись. Возможно, она была ещё слишком слаба, чтобы попытаться его остановить, возможно, она просто верила в то, что он её не бросит.

***

— Ну, так как произошло запечатывание? — спросил Узумаки, заперев камеру. Конан, к удивлению блондина, по-прежнему стояла возле входа в камеру. А он думал, что ему придётся разыскивать её, чтобы она сходила с ним к Какузу.

— Лучше, чем ожидалось, — куноичи улыбалась. — Чакры в том парне оказалось более чем достаточно. Похоже, статуя Гедо Мазо не требует полного количества чакры Биджу, реагируя на сам тип чакры. Честно говоря, я не знаю, как именно она работает. Никто не знает. Но чакры в этом искусственном джинчурики было не меньше, чем у Двухвостой. Глаз полностью открылся, а это значит, что нападать на Коноху нет никакого смысла. Ты сможешь сдержать своё обещание, Наруто, — Конан дотянулась до его головы, потрепав парня по волосам. Выглядело это комично, учитывая их разницу в росте. — Мне жаль, что я не смогла остановить Нагато, — улыбка исчезла с лица девушки. — Я до последнего отговаривала его от этого, но он всё же узнал всё, что было нужно. Честно говоря, он не верил в то, что ваша миссия будет успешной, и, так как нам нужна чакра всех хвостатых, он поторопился. После запечатывания девятихвостого я с ним поговорила, он сказал, что решение по пленнице будешь принимать ты. Думаю, можно не беспокоиться о твоём решении, я права?

— Да, — Узумаки побледнел. Он не мог отпустить Хинату. — Я предложу ей вступить в организацию. В конце концов, она и так слишком много знает. Я не смогу её убить и никому не позволю. Пожалуй, она первый за долгое время человек, за исключением членов Акацуки или Старика-Извращенца, за жизнь которого я беспокоюсь по-настоящему. С момента моего вступления в Акацуки, я отдал себя организации целиком и полностью. И я уверен, мы закончим начатое. Я верю в Нагато, хоть и не согласен с ним во всём… — они пришли к Какузу. — Конан? — Наруто было страшно, так как рука всё ещё ужасно болела. — Побудешь со мной у Какузу? Что-то я себя нехорошо чувствую.

— Хорошо…

***

— Очень не рекомендую тебе, мальчишка, использовать эту технику, — Какузу был поражён. Он был настолько удивлён результатами обследования, что его «маска» озлобленного старика пошла трещинами. — Я впервые вижу такое. Ты говоришь, что тебя никто не задел во время миссии, но твоя рука ужасна. На ней множество ран, и если твоё плечо, которое повредил монах, заживёт достаточно быстро, то для того, чтобы вылечить руку, наверное, понадобится не меньше месяца.

— Это может стать проблемой, — Наруто нахмурился. Это определённо было проблемой. Впрочем, получается, что этот месяц он может провести с Хьюгой, в попытках уговорить куноичи бросить Коноху ради него. Но если вдруг возникнет экстренная ситуация, ему будет тяжело дать отпор в случае реальной заварушки, как и воспользоваться этой техникой. Блондину за этот месяц нужно будет отыскать способ нейтрализовать негативные последствия от техники на постоянной основе…

— Да. Возможно, твоё тело попросту не готово к такой мощи. Это нечто за гранью даже моего понимания. То, что ты сын Четвёртого Хокаге, конечно, может объяснить многое, но вот то, что ты в столь юном возрасте смог изобрести такую технику… При этом, у неё нет никаких минусов, ты можешь использовать её как в ближнем, так и в дальнем бою, и, лично для меня, ты стал смертельным противником. Поэтому я не хотел бы стать однажды твоим врагом, сопляк. Сможешь ликвидировать разрушение своего тела при поддержании этой техники, и я стану тебя действительно уважать…

— Спасибо, Какузу-доно…

— Не зарывайся, сопляк. Я действительно ненавижу выскочек вроде тебя. Поэтому с этого дня я не хотел бы помимо Хидана терпеть ещё и тебя. Но если Лидер прикажет, то приказ я выполню. Ничего личного, пацан, я ненавижу всех одинаково. Через пару дней тебе нужно будет перевязать руку, буду ждать тебя.

— Спасибо, Какузу, — улыбнулась Конан. Честно говоря, нукенин был ей неприятен, попросту потому, что она совершенно не представляла его полных возможностей.

От Какузу они направились к Нагато. Наруто хотел обсудить положение Хинаты, вернее, убедиться в том, что её никто не тронет. Впрочем, Хьюга, наверное, в экстренной ситуации могла постоять за себя сама…

***

— И всё-таки, мне эта идея не нравится, — Нагато не разрешил Хьюге разгуливать по базе. — Или она становится одной из нас, или же нам придётся её убить. Ну, или держать до скончания времён, — Узумаки-старший был хмур. Похоже, Обито заходил к нему не так давно. — Ответственность за неё несёшь только ты, Наруто, запомни. Я не буду торопить тебя с ответом, то, что она находится под наблюдением — хорошее решение. Вряд ли она сможет навредить там, но рано или поздно ей придётся сделать этот выбор. Ты ведь меня прекрасно понимаешь?

— Так точно, Нагато, — Узумаки склонил голову. — Дела организации для меня действительно на первом месте. Я уверен, ты способен изменить этот мир, остановив войны… Хотя…

— Что, Наруто? Говори, не бойся, — красноволосый улыбнулся. — Я не сделаю тебе ничего плохого, ты же знаешь. Да и тебя ещё надо умудриться задеть, — рассмеялся обладатель риннегана.

— Честно говоря, Нагато, мне эта ситуация не нравится, — прямо сказал Узумаки. — Ты собираешь всех Биджу, но зачем? С какой стати ты решил, что после этого наступит мир? Даже если и наступит, это будет тирания, а не мир во всём мире. Не думай, я не против этого, но мне кажется, что лично ты человек не такой, — Лидер Акацуки недоумённо уставился на своего подопечного. — Тебе не хватает жестокости. То, что ты сделал с Хинатой, было глупо, ты просто поторопился и действовал импульсивно, признай. — Наруто был абсолютно серьёзен, ему давно уже хотелось узнать, зачем они это делают. И в последнее время он всё чаще начинал сомневаться, что это решение принадлежит именно Нагато.

— Ты не понимаешь, Наруто, верно? С мощью всех хвостатых наша организация будет теневым лидером всего мира. Имена всех её членов будут очищены от звания нукенинов, и мы будем следить за ситуацией в каждой скрытой деревне, предотвращать конфликт ещё до его начала. Ты этого не знаешь, но, согласно легендам, тот, кто владеет силой всех хвостатых, способен видеть будущее, способен предотвращать любую ситуацию. Это…

— Думаю, ты прав, — Наруто перехотелось спорить со своим лидером. Нагато всё равно не переубедить. — Знаешь, я искренне надеюсь, что у тебя всё получится. Поменьше слушай Обито и просто будь нашим лидером. У тебя это хорошо получается, Нагато, — сказав это, Наруто отправился восвояси. Прежде всего, блондин хотел разузнать кое-что о режиме Отшельника, и лучшим человеком, к которому в этой ситуации можно обратиться, был Кисаме. Напарник Итачи сейчас как раз бездействовал, поэтому это был отличный шанс получить мастер-класс.

***

Хошигаки обнаружился в тренировочном зале. Вместе со своим мечом акулий отшельник медитировал, обнажившись по пояс.
Меч вздрогнул, начав рычать, стоило только Узумаки подойти к одному из Семи Мечников Тумана поближе.

— Кисаме-сенпай, — блондин улыбнулся. — Могу я вас отвлечь ненадолго?
Нукенин открыл глаза, взгляд его был мутным, затуманенным, но вскоре пришёл в норму. Наруто даже показалось, что кожа Хошигаки стала светлее.

— А, это ты? — он продолжил сидеть. — Что нужно?

— Совет, сенпай, — пусть это и было не очень-то удобно, Узумаки уселся напротив Кисаме. Рядом со своим более старшим товарищем, Наруто по-прежнему казался маленьким. Это было от того, что рост Хошигаки сильно отличался от человеческого, как и его размеры. Возможно, это из-за Режима Отшельника.

— Спрашивай, — кивнул синекожий. Он был достаточно терпелив и не слишком много болтал. Наверное, этому он научился у Итачи. Учиха всегда был молчалив…

— Кисаме-сан, скажите, вы же находитесь в постоянном режиме Отшельника? — с места в карьер начал Узумаки. — Меня интересует этот вопрос по причине того, что это делает вашу кожу более грубой, менее восприимчивой к постороннему воздействию. К тому же это позволяет вам иметь почти неограниченный запас чакры. То есть, вы ведь можете быстро его восполнить в случае необходимости?

После того, как Наруто закончил, меч снова зарычал. Доносившиеся звуки из-под бинтов, вселяли некий ужас в сердце Наруто, впрочем, после визита к Джашину, Узумаки уже вряд ли можно было напугать чем-либо…

— А ты не из пугливых, я посмотрю, — Хошигаки отметил отсутствие какой-либо реакции со стороны блондина. — Ну-ну, Самехада, — нукенин погладил свой меч, и тот утих, перестав вздрагивать. — Ты верно заметил, я нахожусь в режиме Отшельника. Но как ты узнал? — задав вопрос, он хищно оскалился, ожидая достойного ответа.

— Ну, наверное, это из-за того, что я сенсор? К тому же я сам владею режимом Отшельника и чувствую природную чакру. Вокруг вас и вашего меча её очень много, поэтому я хотел спросить вас о том, правда ли, что тело и клетки под влиянием природной чакры становятся крепче?

— Правда? — Хошигаки, казалось, был невероятно удивлён словам Узумаки. — Ты владеешь режимом Отшельника? А каким? Что у тебя за контракт? — Кисаме, казалось, приобрёл неподдельный интерес к персоне Наруто. — Сможешь его сейчас активировать?

— Э, конечно, — сложив печати, он сконцентрировался, в результате чего уже через полминуты радужка его глаз изменилась, а на лице появился специальный окрас. Хошигаки открыл рот, замерев в удивлении.

— Быть этого не может! — потрясённо произнёс нукенин. — Ты овладел стихией природной чакры в совершенстве в столь юном возрасте? — Наруто даже показалось, что его собеседник расстроился. — Да уж… Касательно твоего вопроса, да, использование природной чакры невероятно полезно. Во-первых, из-за того, что я использую природную чакру, я стал заметно выше. В режиме Отшельника мой рост и вес изменяются ещё сильнее, из-за того, что я не могу до конца контролировать эту мощь. Твоё тело приобретает огромную силу, все твои клетки становятся намного крепче, это действительно правда. А что такое? — спросил он блондина, и тот протянул ему свою перебинтованную руку.

— Я изобрёл технику, усовершенствовав эту, — в левой руке он создал рассенган, поразив Хошигаки. — Но она слишком опасна. Своей новой техникой я, как сказал Какузу-сенпай, чуть было не уничтожил свою руку. Каналы чакры сильно повреждены, и, если честно, я думал насчёт этого ещё до того, как получил повреждения. Техника действительно мощная, и может ли режим Отшельника мне помочь?

— Скорее всего, — Кисаме улыбнулся. — Знаешь, я недооценивал тебя, Наруто, — нукенин начал складывать печати, и перед Наруто оказался невероятной красоты человек с синим цветом волос. Цвет был именно синего оттенка, а вот глаза были светло-лазурного цвета, внимательно изучающий взгляд только добавлял Хошигаки красоты.

— Ну и? — Кисаме нахмурился. — Как я выгляжу? — спросил он у Узумаки, а Наруто, кажется, забыл, как дышать, ибо человек, сидевший перед ним, был невероятно красивым.

— Ух ты! Сенпай, ты специально находишься в постоянном режиме Отшельника? Чтобы отгонять от себя девушек? Выглядишь словно модель, которая находится на содержании у Лорда-Феодала, и которая никогда не знала, что такое работа.

Но Кисаме, кажется, стеснялся своей красоты, и почти сразу же вернул себе свой обычный облик. Голос сразу же изменился, вновь став чересчур грубым. — За комплимент спасибо, — усмехнулся синеволосый. — Можешь рассчитывать на меня, если понадобится помощь, — Хошигаки протянул блондину руку для рукопожатия. — Буду рад сотрудничать…

***

— Пожалуй, настало время для того, чтобы рассказать тебе, почему я здесь, — улыбнулся Наруто. Он отложил тарелку в сторону, и посмотрел Хинате прямо в глаза. — Ты уверена, что хочешь знать мою историю? Разве тебе не достаточно того, что я просто буду рядом? Буду всегда тебя защищать?

Наруто-кун, — Хьюга не могла держать себя в руках рядом с ним, и, каждый раз навещая её, он чувствовал, как сердце куноичи начинает биться быстрее. — Это нечестно. Не пытайся воспользоваться моими чувствами к тебе. Ты обещал мне рассказать…

— Что же, я действительно тебе обещал. Всё началось с той самой злополучной ночи, когда Девятихвостый напал на Коноху. — Хьюга заёрзала, пытаясь усесться поудобнее. — В ту ночь, как ты знаешь, Четвёртый Хокаге, Минато Намикадзе, отдал свою жизнь ради спасения деревни. Он был самым молодым Хокаге, и Четвёртый был невероятно талантливым. Скажи, Хината, ты когда-нибудь задумывалась, где Четвёртый так быстро взял ребёнка для того, чтобы запечатать Девятихвостого? — Хьюга замотала головой, нахмурившись. — Как ты знаешь, я был джинчурики девятихвостого. А любой джинчурики умирает после извлечения биджу. Но не Узумаки. Женой Четвёртого Хокаге была Кушина Узумаки, и в ночь, когда родился их сын, девятихвостого из неё извлекли. Отцу нужно было быстро решить проблему, и единственным выходом было запечатать Девятихвостого в меня. Запечатать Демона-Лиса в мать было невозможно, она была слишком слаба после родов и извлечения Девятихвостого. То есть…

— То есть ты сын Четвёртого? — удивлённо спросила у него Хьюга.

— Да, — Наруто улыбался. — Мой отец был Четвёртым Хокаге. И, знаешь, когда я об этом узнал, Хината, я был в ярости. Всю жизнь в Конохе меня ненавидели, презирали, желали мне смерти, обзывая демоном. При этом все восхваляли Четвёртого, боготворили его. Но никто даже не подумал о том, что я — сын Четвёртого. Какаши-сенсей знал об этом, я уверен.

Какаши-сенсей? Но как?

— Ну, он был учеником отца. Он и ещё кое-кто. О нём я тебе рассказывать не буду, так как из-за этого ты можешь оказаться в опасности. Мы сейчас говорим обо мне, Хината… С самого детства я понял одну истину: Если ты отличаешься от толпы, она непременно решит тебя затоптать, если увидит в тебе угрозу. Поэтому я быстро для себя решил, что образ наивного и глупого дурака мне подойдёт как нельзя лучше. Я ненавидел жителей деревни и действительно хотел стать Хокаге. Это не было моей мечтой, хоть я и кричал об этом во всё горло. Я просто хотел однажды выйти перед всей деревней, взирая на них со скалы вниз. Как люди приветствуют меня за мои боевые заслуги, восхваляя. Смотреть на этих лицемерных ублюдков и видеть, как они пытаются мне угодить, — Наруто рассмеялся. — Глупые детские желания…

— Подожди, Наруто-кун, но почему тогда никому не было известно? Ведь есть же много семей, наверняка они должны были знать, что ты…

— Даже если они и знали об этом, наверняка Старейшины и Данзо их запугали, — ухмыльнулся парень. — Данзо… Эта сука… Знаешь, Хината, мне было очень обидно узнать, что все эти годы в Конохе я жил сначала в приюте, а затем и в квартире, которую мне выделили, хотя у меня при этом был дом, где были вещи родителей, а значит и мои вещи. Наследство отца, его имущество, перешло не ко мне, а в руки этих проклятых старейшин…

— Неужели ты всегда презирал нас, Наруто-кун? — Хьюга, казалось, была расстроена.

— Вас? Почему ты так решила? Я ненавидел только тех жителей Конохи, что судили по мне из-за слухов. В конце концов, в Академии было много хороших ребят. Киба, хоть он и был таким же идиотом, каким притворялся я, он относился ко мне хорошо. Шикамару, даже Чоджи. Теперь я узнал, что и ты относилась ко мне более чем нормально, — он снова улыбнулся, взяв её за руку. — Знаешь, на этом приятное заканчивается, Хината. Конечно, назвать наши страдания похожими друг на друга было бы несправедливо. После экзамена на Чунина, когда я остановил Гаару, меня похитили люди Данзо, извлекли Девятихвостого и бросили умирать. Видимо, Данзо любит ломать чужие судьбы. Меня нашёл кто-то из Акацуки, а потом, когда я окреп, мы решили выйти на Джирайю…

— Из Легендарной Троицы? Так вот куда он пропадал, — усмехнулась Хьюга. — Конохомару-кун постоянно ругался, обзывая Джирайю-сана самыми непристойными словами.

— Конохомару лишь мальчишка, который имел глупую мечту выделиться на фоне своего деда. После тренировок с Джирайей я вернулся в организацию, так как уже успел к ней привыкнуть. В Конохе, где меня считают героически погибшим, места мне нет. Тебе, наверное, тоже. Уже прошёл почти месяц с того момента, как ты попала сюда, Хината. Знаешь, ты, наверное, сама уже догадалась. Пути назад не будет. Ты либо умрёшь в этой комнате, либо выйдешь отсюда одной из Акацуки. Иного не дано.

— Я…

— Я не буду тебя торопить, — перебил он Хьюгу. — Ты можешь думать сколько угодно, но обещаю, я буду защищать тебя до последнего. Хотя вряд ли тебе понравится жить в этой камере долгое время, это похоже на птицу в клетке. Помнится, Неджи клетку ненавидел, — ухмылка посетила лицо Узумаки, когда он вспомнил, как надрал зад высокомерному гению клана Хьюга.

— Я не знаю, — Хьюга улыбнулась. — В Конохе меня не держит ничего, кроме Неджи-нии-сана и Ханаби, моей сестры. Тем не менее, им не причинят никакого вреда в клане Хьюга, так как Ханаби должна будет унаследовать титул Главы, а Неджи… В общем, у него и без этого уже есть печать подчинения. Более меня там не держит ничего. В клане меня презирают и боятся после того, как я поступила со старейшинами.

— Прежде чем ты дашь мне положительный ответ, я хочу, чтобы ты знала, Хината. Вступая в Акацуки, ты разрываешь все связи, которые у тебя были раньше. И назад пути уже не будет…



Прочитали?
20
Александр СозыкинНикита АлексеевКсения ПантелееваJin KazamaМокРыЕ РесНичКиAlexandra JulienKey MikiЙоко МидзуноKawaimi YoshidaЕвгения ИсаматоваAlly MacАлексей БессарабИлья ПетинДаниил НедельскийАлександра СоболеваАлександра МорковскаяUNDERTAKER ГРОБОВЩИКФерано ПрочеркАлекса УруруModerator Joe


Нравится!
19
Не нравится...
0
Просмотров
550
Оценка: 5.00 5.00 0 19
278 
 
 
 5


Поделитесь с друзьями:
Ох, должен вам сказать, что мне приятно, что вы читаете эту работу. Следующая глава будет на следующей неделе, надеюсь, вам всё ещё интересно читать мою работу.
Обложка
Фото
бета
Автор: Moderator Joe
Дисклаймер: Масаши Кишимото
Жанр (ы):  Экшн  (action), POV , Hurt/comfort , AU , Даркфик.
Персонажи/Пейринги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Нецензурная лексика, Насилие
Одобрил(а): Moderator 21 июня в 20:39
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

5 комментариев

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Alexandra Julien   23 июня в 18:402018-06-23 18:40:47
Я так давно не заходила на этот сайт. Сегодня зашла, а тут столько глав вышло у любимой работы. Прям обрадовалась. Перечитала заново всю работу, очень интересненько:3 Жду следующую главу)


Пользователь
Moderator Joe   VIP 24 июня в 10:05 2018-06-24 10:05:35
Что ж, спасибо, следующая глава уже на сайте

Пользователь
Moderator Joe    VIP 21 июня в 23:572018-06-21 23:57:39
Картинка:
Это, если вы не догадались, Кисаме без режима Отшельника


Пользователь
Бодя Фостер  24 июня в 16:00 2018-06-24 16:00:12
Вах *-*

Пользователь
Александра Соболева   21 июня в 22:362018-06-21 22:36:17
Круто!класс!супер!господи хочу продолжения,жду не дождусь .очень интересует ответ Хинаты.)СтикерСтикер


Пользователь
Александра Морковская   21 июня в 22:112018-06-21 22:11:57
Наконец-то, это случилось!:))))
Интересно узнать ответ Хинаты. Ну посмотрим. Жду следующую главу.)


Пользователь
Moderator Joe   VIP 21 июня в 22:19 2018-06-21 22:19:50
Хм... Да, интересно... ДА! или Конечно! Ха-Ха, по-моему этот вариант развития событий очевиден

Пользователь
Ферано Прочерк    VIP 21 июня в 21:242018-06-21 21:24:08
даешь Хинату в Рассвете


1   



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
Вниз
Ниже