Shinobi”s Path. Глава 5

Шапка фанфика
Автор: Moderator Joe
Дисклаймер: Масаши Кишимото
Жанр (ы): Экшн (action), POV, Hurt/comfort, AU, Даркфик.
Персонажи/Пейринги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Нецензурная лексика, Насилие

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Прошло полтора года с тех пор, как Наруто прибыл на гору Мьёбоку. За это время его тело претерпело значительные изменения из-за климата в этой местности. Покорение стихий Ветра и Огня было очень долгим процессом, а в купе с остальными тренировками — ещё и тяжёлым. К счастью бывшего джинчурики, рядом постоянно находились Джирайя и Фукасаку, готовые в любой момент остановить Узумаки, если тренировочный процесс пойдёт не в ту сторону. Блондин продолжал также и свои особые тренировки по развитию реакции, слуха. Этому его научил Итачи-сенпай, за что парень был благодарен брюнету. Учиха предложил Узумаки тренировать его инстинкты путём полного лишения зрения. Вокруг глаз обвязывалась повязка, плотно прилегая к ним, так, чтобы не было ни единого шанса подсмотреть, что происходит вокруг. И после этого начинались тренировки в тайдзюцу и даже кендзюцу. Учиха терпеливо избивал блондина, пока его реакция не начала улучшаться, поначалу удары Итачи были мягкими, но со временем он перестал жалеть Наруто, стал драться в полную силу. За эти полтора года, что блондин тренируется с жабами, он каждый день старается проводить хоть какое-то время с повязкой вокруг глаз. Старина Фукасаку был сильно удивлён, когда мальчик подошёл к нему и попросил помочь с тренировкой. Но, в конце концов, даже он признал этот способ действенным. Интуиция, и без того сильно развитая у Шиноби, прорабатывалась настолько сильно, что Наруто способен был предвидеть, куда ударит оппонент. Ему не нужно было зрительного контакта, воображение было настолько сильным, что он просчитывал большое количество вариантов сразу, после чего выбирал наиболее вероятный исход, и выставлял руку для блока, или же уходил в сторону, избегая атаки. Несмотря на то, что каждый раз он приспосабливался к нагрузке на тренировке, Фукасаку постоянно увеличивал её количество. Это позволяло блондину стать сильнее, с недавних пор Узумаки тренируется в создании новой техники, сообщив, что у него есть идея, и он должен попытаться. Конечно, Фукасаку по-прежнему молча наблюдает за действиями блондина, но Джирайя покинул гору Мьёбоку, отправившись в Коноху. Драки с Фукасаку, несмотря на то что блондин подтянул свой уровень тайдзюцу, скучнее не стали. Наоборот, теперь, когда они приблизительно равны, всё становилось только интереснее. Если старый жаб иногда и позволял себе дать слабину, когда Узумаки надевал повязку, то без неё оба дрались в полную силу. Сейчас блондин сидел возле дерева, неподалёку от фонтана священного масла, медитируя. В последнее время он излишне молчалив и не рассказывает никому, что именно он тренирует. В руке у блондина постоянно то возникает, то пропадает рассенган, только вот даже самый невнимательный, не говоря уже о Фукасаку, заметит неладное. Парень пробует покорение стихии Ветра, по-видимому, так как помимо рассенгана в этой технике есть что-то ещё. Фукасаку не хотел разочаровывать своего ученика тем, что создание новой техники требует невероятного мастерства, поэтому наблюдал за ним, ожидая, когда он сдастся. Но блондин не сдавался, ко всему прочему, подключая в свою работу клонов. Сейчас уровень силы Наруто возрос почти вдвое, возможно, ещё и потому, что он находится в столь Великом месте. Гора Мьёбоку положительно влияет на всех, кто на ней окажется, а, так как блондин ещё и Узумаки, на нём всё это сказывается вдвойне.

Осознав, что блондина к обеду можно не ждать, Фукасаку решил навестить свою жену, в конце концов, та наверняка приготовила поесть на всех. Как оказалось, порций было действительно три, и появление на горе Джирайи означало, что «мать всех жаб» готовила не зря. У них завязался разговор, и Фукасаку рассказал своему ученику, чем занимается сейчас Наруто. Джирайя сильно удивился, ведь это не входило в составленный ими план, и, ещё некоторое время поговорив, они направились в сторону того места, где медитировал Узумаки.

Когда они подошли к равнине, то увидели, что Наруто вновь совершает попытку создания техники. Фукасаку лишь усмехнулся, а вот Джирайя застыл, словно поражённый техникой паралича. Он уже видел, что у Наруто получается. В воздухе обычный рассенган, созданный Наруто, начал преобразовываться. Джирайя видел, как Узумаки преобразовывал чакру, сжимая её ещё плотнее, вливая стихию ветра в технику. Поднялся сильный ветер, а от техники начал исходить ультразвук, ощутимые вибрации. Наруто покачнулся — было видно, что первое создание техники, созданной им, далось тяжело.

— Невероятно! — Фукасаку раскрыл рот от удивления, поражаясь мощи техники. Наруто же в это время, пошатнувшись, кинул технику.

— Невероятно! — вторил своему учителю Джирайя. Кинуть такую громадину, это же было немыслимо! С завороженным видом следя за полётом техники, Джирайя только перед самым её столкновением осознал мощность техники. В один момент оказавшись рядом с Наруто, он подхватил ученика на руки, отпрыгнув обратно на то место, где стоял до этого. А Техника, столкнувшись со скалой, размолола её вдребезги, вызвав Взрывную волну такой силы, что произошло землетрясение. Повсюду началась паника, но, усилив голосовые связки, Фукасаку быстро осадил всех паникёров. Джирайя же продолжал держать Наруто на руках, восхищаясь своим учеником. Создать свою собственную технику в столь юном возрасте, что ж, это было восхитительно…

***

Создание этой техники действительно было тяжёлым делом, и спал Узумаки неспокойно. Ему виделось прошлое, те моменты, которые он хотел бы забыть и не вспоминать. Но память — хитрая штука, и чем сильнее мы хотим стереть что-то из неё — тем сильнее плохое воспоминание въедается в мозг.

Так и сейчас, Узумаки вновь просматривал момент из своей жизни, когда он ещё жил в Конохе. Почему-то в жизни чаще вспоминаются грустные моменты, а всё хорошее, что происходит, словно облегается плёнкой, становясь менее ярким.

Проснулся Наруто только вечером. Всё тело ужасно болело, он потратил всю чакру на тренировке сегодня и слабо помнил, чем она закончилась. Помнил только, как ощущал колоссальную мощь у себя в руке и как бросил эту технику вперёд. Одевшись, он пошёл к дому Фукасаку-сана, ведь они наверняка там сейчас ужинают вместе с Шимой-чан. За всё то время, что блондин находился здесь, он так и не обзавёлся новой одеждой, поэтому те футболки и штаны, что у него были, по-прежнему на нём. Штаны по размеру больше стали напоминать бриджи, а футболка уже была откровенно ему мала. Тем не менее он ни на что не жаловался, так как на этой горе круглый год светит солнце, здесь постоянно было тепло.

— Фукасаку-сан, Шима-сан? — спросил Узумаки, прежде чем войти к жабе в дом. Получив разрешение войти, он был сильно удивлён, обнаружив там Джирайю. — О, Джирайя-сенсей…

— Проходи, Наруто, — улыбался мужчина. На столе, помимо привычной для горы Мьёбоку пищи, стояло несколько бутылок сакэ. — Так уж вышло, что я видел твою сегодняшнюю тренировку, и, пока ты отдыхал, я решил, что твои успехи надо отметить, — сказал Санин.
— Присаживайся… — когда блондин сел рядом с сенсеем, тот продолжил: — То, что ты сделал сегодня, та техника… Наруто, это просто невероятно! — казалось, будто бы Джирайя сейчас расплачется от гордости за него. — Сила твоей техники просто невероятна. Скажи, как ты собираешься её назвать?

— Ну… — блондина смутил этот вопрос. Он ведь напрочь забыл о том, что нужно бы дать технике хоть какое-то название. — Может, рассен-сюрикен? — спросил он у Санина, на что тот лишь широко улыбнулся.

— Тебе решать, технику ведь придумал ты, — ответил Джирайя.

— Да. Думаю, это хорошее название, — уже увереннее сказал блондин. — Вы уверены, что мне можно? — спросил он, глядя на то, как его сенсей наливает ему полную чару напитка.

— Ну, ты придумал свою технику, да ещё какую! — воскликнул мужчина. — Вообще, начиная с ранга Чунин, Шиноби считается взрослым, то есть совершеннолетним, и уже может распивать спиртное, также как и совершать те или иные поступки.

— Такие, как ходить по борделям, заниматься сексом и много другое?

— Да, такие, как… Что? — Джирайя застыл в одном положении, изредка моргая, смотря на Узумаки. — Ты сейчас серьёзно?

— Ну, я же просто спросил, Старый ты Извращенец, у меня и в мыслях не было ничего подобного! — поспешил оправдаться Узумаки.

— Да? — спросил Жабий Отшельник. — Жаль, жаль… — пробормотал он.

— Чего? — Узумаки прекрасно слышал слова сенсея, но не собирался упустить возможности подшутить над мужчиной.

— Говорю, правильно, правильно мыслишь, — рассмеялся Санин. — Ну, за тебя, Наруто! — подняв чару с сакэ вверх, он пролил несколько капель себе на одежду, после чего выпил содержимое стаканчика до дна. Наруто сделал то же самое, после чего громко выдохнул.

— Уф! — блондин поморщился, вкус у напитка был отвратительный, но тем не менее жгучее тепло разливалось внутри него вместе с напитком, будто бы огонь разгорелся прямо у него в горле, и вдохнуть воздух первые несколько секунд было тяжело.

— Ха-ха, ты сегодня впервые напьёшься, — злорадствовал Джирайя, растирая руки. — Ну, как ощущения?

— Не знаю, — честно ответил голубоглазый. — Странные ощущения.

— Ну, надо их закрепить! — ответил Жабий Отшельник. — Фукасаку-сан, вы с нами? — жаб сразу же после того, как Джирайя предложил присоединиться, поставил стакан. Следом за ним это же сделала и его жена.

— Знаю я вас, — проворчала Шима-сан. — Как напьётесь, опять буянить будете. Не дай бог вы мне опять устроите разборки, у кого сил больше, я вам спуску не дам. Мне хватило того, что сегодня творилось от техники Наруто-куна, — судя по всему, жаба была очень недовольно.

— Ну, за гору Мьёбоку! — выдохнул Джирайя, уже успевший всем налить и поднять стакан.

— Мы же только что пили? — удивился Узумаки.

— За гору Мьёбоку не пили, а это святое, — поучительно сказал Джирайя, хоть Наруто и начал подозревать, что тому просто хочется напиться. У самого блондина этого желания не было, но сакэ он выпил, вновь поморщившись.

Наруто, ты закусывай, не смотри на своего учителя, а то он тебя только плохому научит! — скомандовала Шима-сан. После того, как он перекусил, ему действительно стало легче, правда, ненадолго.

— Ну, за жаб! — сказал Джирайя, и Наруто начал молиться, чтобы в ещё неоткрытых бутылках вместо сакэ была вода…

***

Проснулся парень в неизвестном времени и неизвестном месте. Так он, по крайней мере, подумал, когда открыл глаза. Безумно болела голова, вся одежда была мокрой, а сам он ужасно хотел пить. После десятой чары сакэ блондин ничего не помнил, и это было проблемой, судя по тому, где он сейчас. Оглядевшись, он узнал тот самый источник, на котором жабам разрешено плавать. Чертыхнувшись, блондин заметил, что он, видимо, ночью уже побывал там, так как на земле были следы — видимо, он выполз из воды и уснул прямо на земле. Всё тем же методом поползновений, он добрался до воды, вполз в источники и погрузился под воду, начав жадно заглатывать воду. Высунув голову из воды, чтобы вдохнуть воздуха, Узумаки продышался немного, а затем снова принялся хлебать воду дальше. Вдоволь напившись, он обрёл силы для того, чтобы умыться. Сняв одежду, блондин промыл её в холодной воде этого ключевого источника, после чего некоторое время пролежал в воде сам. Окончательно приведя себя в порядок, а одежду высушив при помощи техники, блондин направился в сторону жабьего поселения.

Зайдя в дом старины Фукасаку, Наруто раскрыл рот от удивления — они до сих пор пили. Сидя с хмурыми, заспанными лицами, они продолжали пьянствовать!

— О, Наруто, — прокряхтел Фукасаку. — Ну, иди сюда, опохмеляться будем… — как оказалось, жабы и Джирайя сами только-только подошли, после чего решили выпить ещё.

— Зачем опохмеляться?! — громко сказал Узумаки, за это Шима кинула в него пустую тарелку. Натренированная ловкость позволила ему увернуться, и даже поймать тарелку, но голова болела настолько, что после таких действий ему резко стало плохо. — За что? — спросил он, вновь повысив голос и сморщившись — говорить было трудно.

— Тише ты, — шикнула жаба. — Голова болит…

***

— Ты абсолютно точно прошёл не только испытание силы, но и испытание выносливости, — сказал Фукасаку после того, как Наруто закончил свою дневную тренировку. Сам жабий мудрец и Джирайя, его ученик, сидели в теньке, наблюдая за тренировкой блондина. — С завтрашнего дня я и Джирайя начнём заниматься тобой ещё более серьёзно. Думаю, ты уже готов…

— Готов к чему? — икнув от удивления, спросил бывший джинчурики.

— К постижению мудрости, обучению контроля природной чакры, — проблеял жаб. — А сейчас можешь отдохнуть, привести себя в порядок и приходить к ужину. С завтрашнего дня тренировки будут действительно сложными, и тебе нужно будет максимум внимания и концентрации на них, поэтому твоя голова не должна быть забита пустыми мыслями…

Наруто, постой, — Джирайя, большую часть тренировки пролежавший с закрытыми глазами, сейчас их открыл, видимо для разговора со своим учеником. — Я забыл сказать, зачем я ходил в Коноху, вернее, забыл показать, — Джирайя улыбнулся, и, достав из кармана свиток, он раскрыл печать, после чего извлёк из свитера красивый, из приятной ткани зелёного цвета шарф, расчерченный белыми полосами, а вместе с ним в воздухе материализовались рамки с фотографиями. На них были они. Его родители. Отец и мать.

— Это, это моя мама? — удивлённо спросил блондин, касаясь изображения красивой красноволосой женщины, задорно улыбавшейся на фотографии. — Такая красивая, — на выдохе произнёс блондин. — Мама…

— Её звали Кушина. Кушина Узумаки, если тебе ещё не говорили. Она была действительно красивой, а самое главное, она была любящим человеком. Мне жаль, что ты не знал ни матери, ни отца, Наруто

— Ну, — он попытался скрыть слёзы, подступающие к глазам. — С отцом я виделся, тогда, когда девятихвостого вытащили, — блондин улыбался. — Папа сказал, что и чакра матери ещё осталась во мне, значит, и с ней мы сможем увидеться. Я надеюсь, — блондин подскочил к Жабьему Отшельнику, обняв того. — Спасибо тебе, Старик Извращенец, это действительно много значит для меня…

Приобняв блондина, Джирайя взъерошил его волосы. Было трудно находиться рядом с Узумаки, ведь порой Наруто, несмотря на то, что старается скрывать эти чувства, бывает таким же шумным, как его мать. А во время тренировок Узумаки, всё же, больше похож на отца. Так же спокоен и сконцентрирован. Разговаривая с Фукасаку, Джирайя обсуждал вероятность того, что Узумаки и есть тот самый Ребёнок из Пророчества. Пророчество гласило о ребёнке со светлыми волосами и глазами и о том, что именно Джирайя станет его учителем. Долгое время Жабий Отшельник думал, что именно Минато суждено быть спасителем мира, а после смерти Четвёртого мужчина был настолько сокрушён, что покинул Коноху, долгое время скрываясь ото всех, в том числе и от самого себя в пьянстве, разгуле и путешествиях. Путешествия здорово отвлекают от всего, но вместе с этим Санин забыл и о своём крестнике. Сейчас же, наблюдая за успехами Узумаки, Джирайя не мог перестать радоваться за блондина, однако тот факт, что парень уже состоит в Акацуки, омрачал радость. И, хотя Джирайя не замечал за бывшим джинчурики жестокости, отчего-то было плохое предчувствие у него, касательно всего этого…

***

С момента начала тренировок над контролем природной чакры прошёл целый год. За такой большой период Наруто всё же смог овладеть сендзюцу, и теперь у горы Мьёбоку было аж два представителя. Несмотря на то, что жабы даже подписали ему протектор, помимо того, что выдали ему красивый, красного цвета плащ, а также большущий свиток с самыми разнообразными предметами. Там было даже священное масло с горы Мьёбоку, которое, правда, теряет свойства со временем, превращаясь в дальнейшем в масло, немногим полезнее обычного. Узумаки был готов к серьёзным испытаниям, и за всё то время, почти три года, что он пробыл на горе Мьёбоку, блондин сильно изменился. Сейчас ему было совсем немного до семнадцати, длительное пребывание в столь священном месте, а также использование природной чакры, позволило блондину укрепить тело. Рефлексы Наруто, такие данные, как скорость, ловкость и реакция, заметно улучшились, в частности, когда блондин использует режим Отшельника, его скорость возрастает ещё сильнее. И, хотя у светловолосого ещё не было соперников, кроме Джирайи и Фукасаку, он был уверен, что готов к битве. Шакуджо тоже так считал, в последнее время посох стал невыносимо болтлив, словно чувствовал возвращение в Акацуки. Джирайя до последнего отговаривал Наруто возвращаться к Нагато, но сын Четвёртого был непреклонен. В конце концов, если бы не Акацуки, то бывший джинчурики так и остался бы лежать в том лесу, наверняка умерев.

На прощание блондину устроили проводы, и была очередная пьянка, не закончившаяся ничем хорошим. Уже не контролировавший себя Наруто решил потягаться в силах с Джирайей, в результате чего гора Мьёбоку лишилась ещё нескольких скал, а на утро почти все её жители мучились от похмелья.

Попрощавшись с Джирайей в той самой деревне, из которой они когда-то отправились на Мьёбоку, Узумаки улыбнулся, осмотревшись. За два с половиной года он общался только с жабами и Джирайей, хотелось обнимать каждого прохожего, говоря всем о том, какие они разные. Правда, было ещё какое-то чувство, которое тяготило Узумаки, но он так и не мог его понять. В ближайшей деревне ему удалось найти магазин одежды, и купить там плащ тёмного цвета с капюшоном. Носить одежду, купленную Джирайей, желания не было никакого, поэтому блондин решил потратить часть своих сбережений. Разобравшись с одеждой, Узумаки отправился в страну дождя. Дорога не заняла у него много времени, так как, усилив свои ноги при помощи стихии ветра, блондин двигался в разы быстрее обычного. Конечно, это наверняка негативно сказывалось на обуви парня, но это было важно менее всего.

Уже у самой границы с деревней Дождя его остановил Пейн. Блондин чувствовал передвижение тел Нагато ещё до того, как они обнаружили его. Лидер Акацуки зачем-то выставил патрули вокруг деревни Дождя, и Наруто попал именно на тело Тендо.

— Какая удача, — улыбнулся блондин, снимая капюшон. — Как дела, Пейн-доно? — обратился он к лидеру. Нагато же молчал, сканируя блондина.

Наруто, ты вернулся, — не подав удивления, сказал Пейн. — Долго же ты пропадал, надо сказать. Прости, устраивать испытания тебе я не буду, доверившись чутью: мне кажется, ты точно не валял дурака всё это время.

— Жаль, жаль. А то руки так и чешутся, — настроение почему-то стремительно взлетело вверх. Наверное, ещё и от ожидания встречи с Конан. Пребывая на горе Мьёбоку, блондин не часто задумывался о ней, но всё же она не исчезла из его памяти. — Что-то случилось?

— Точно, случилось, — подтвердил Пейн, разворачиваясь к нему спиной. — Мы начинаем охоту за хвостатыми, и я отправил за однохвостым Сасори и Дейдару. Остальные сейчас здесь, патрулируют местность на случай, если будет погоня.

— То есть, ты решил притащить сюда джинчурики однохвостого? — Наруто вмиг посерьёзнел. — Конечно, чёрт возьми, будет погоня. Сюда пустят людей и из Суны, и из Конохи, наверное. По крайней мере, Джирайя-сенсей мне рассказывал, что между Суной и Конохой сейчас шаткое, но сотрудничество. Чем, чёрт возьми, ты думал?

— Однохвостый уже извлечён, я выставил патрули на случай, если Сасори или Дейдаре потребуется подмога, — недовольно ответил Нагато через Пейна. — И, Наруто, никогда не смей во мне сомневаться. Понял?

— Так точно, лидер, — что-то изменилось в Нагато или в организации. Слишком резко говорил Нагато, даже несмотря на то, что они находились на открытом пространстве. Наруто это не понравилось. Оставив тело Пейна на улице, блондин пришёл в убежище, где сейчас не было никого. Специальная печать позволила голубоглазому беспрепятственно туда проникнуть, и он не стал относить свои вещи в старую комнату, аккуратно сложив всё в углу. Мало ли, его переселят, ему не хотелось таскать свои вещи туда-сюда. Развалившись в кресле, Узумаки взял в руки Шакуджо, положив его к себе на колени и не отпуская. Было скучно, но через некоторое время входная дверь убежища вновь открылась, и вошла Конан.
Она сразу же остановила свой взгляд на бывшем джинчурики, рассматривая его, словно пыталась запомнить.

— Уже не мальчик, но ещё не муж, — улыбнувшись, наконец, заговорила Конан.
— Здравствуй, Наруто, давно не виделись, — она подошла к блондину слишком близко, взяв того за подбородок и отведя голову в сторону. — А ты, кажется, изменился не только внешне? Может, уже скажешь что-нибудь?

— Нет, Конан, может, ты скажешь, что происходит? — подал голос Узумаки, резко встав. Только сейчас стала видна их разница в росте, и, если уходя на свои тренировки с Жабьим Отшельником, блондин был ещё низкорослым подростком, сейчас он вернулся высоким юношей. Его рост почти наголову превышал рост Конан, и сейчас он чувствовал её дыхание, видел, как с её волос стекают капли после дождя, в нём играли гормоны, и бушевала кровь — он понял это, понял, наконец, что готов стать мужчиной. Только примет ли его она?

Наруто? — удивлённо вскинула бровь Конан, отступив назад. — В каком это смысле я должна тебе объяснить, что происходит?
Весь запал блондина исчез сразу же после того, как их взгляды встретились, и он увидел в её глазах страх, буквально почувствовал его запах на её коже.

— Ну, — голос не перестал быть грубым, но потерял уверенность. — Мне показалось, что На… Наш лидер какой-то раздражённый, — только сейчас Узумаки понял, как сглупил, решив, что он в убежище один. Где-то там ведь и Нагато, как всегда находится в этой непонятной штуке, проколотый прутьями.

— Разве он тебе не объяснил? — Конан, казалось, была удивлена. — Цена за наши головы сильно выросла после того, как мы потрепали всем нервы на том самом экзамене на Чунина. Захватив тогда семихвостого, мы параллельно этому наделали много шума. Вернее, виноват, конечно, в этом был Хидан, но, — Конан улыбнулась, — зато теперь Акацуки действительно боятся и с нами считаются, — сказала женщина. — После этого мы схватили Пятихвостого и Четырёххвостого в Ивагакуре, там тоже не обошлось без шума. Хоть там и работали Итачи с Кисаме, без боя взять хвостатых им не удалось. Так что, смотри, не разгуливай в плаще организации в крупных деревнях. Задания нам больше не выдают, так как денежных средств в казне и без того не мало, поэтому мы перешли к основному плану, цели, ради которой и существуем.

— Ясно… — Наруто задумался, ведь ситуация быстро шла к развязке, а сам он ещё даже не посвящён ни во что. — Значит, теперь ещё и Однохвостый в копилке, — пробормотал блондин. Необходимо было переговорить об этом с Нагато, так как Наруто всё ещё не понимал, зачем им нужны хвостатые. Ведь если их организация настолько сильна, чтобы захватить джинчурики, то, наверное, они могли бы обеспечить мир между деревнями и без этого? И какова роль, отведённая в этом ему? Каково его предназначение? Избавить мир от ненависти? Честно говоря, в последнее время у Узумаки всё чаще возникала мысль добраться до Узушиокагуре — остатков когда-то великой деревни, где жили члены клана Узумаки.

Размышления блондина вновь прервал звук открывающейся двери. Это были Хидан и Какузу, и Матсураши нёс на рука окровавленного Дейдару.

— Конан, готовь аптечку, — скомандовал Какузу. — Мне нужно будет зашить его раны и пришить руку. Времени в обрез…

Конан не нужно было несколько раз говорить, что необходимо сделать, и женщина среагировала моментально. Уже через несколько секунд жрец Джашина уложил подрывника на стол, а Какузу приготовился проводить операцию.
К счастью, всё закончилось успешно, и три часа спустя в убежище были все члены организации. Так и не пришедшего в сознание Дейдару, жизни которого уже ничего не угрожало, отнесли в комнаты, отлёживаться, а Нагато сейчас говорил свою речь.

— Что же, запечатывание однохвостого прошло не так, как мы планировали, — только сейчас блондин заметил, что в убежище нет Сасори — этого кукольника из Суны. — После запечатывания однохвостого, на убежище вышли Шиноби из Конохи и Суны, и, судя по всему, завязалось нешуточное сражение, раз уж Дейдара кое-как удрал оттуда. Так, как Сасори до сих пор не объявился, его, я думаю, можно считать погибшим. Так или иначе, нам осталось поймать Двухвостого, Трёххвостого, Шестихвостого, Восьмихвостого и Девятихвостого. Тогда наш план перейдёт в финальную стадию. Как вы уже могли заметить, в нашей организации пополнение. Наруто, в качестве твоего испытания, поручаю тебе, а также Хидану с Какузу найти и схватить джинчурики Двухвостого. Отправляетесь завтра утром. Вопросы?

Вопросов ни у кого не было, поэтому все разошлись кто куда. Уточнив место расположения своей комнаты, блондин был разочарован. За ним была закреплена та старая, в самом конце. Принеся туда все свои вещи, блондин навестил Какузу, чтобы получить новый плащ. Старый был ему уже мал, и также, помимо Какузу, Узумаки хотел найти Хидана, но жрец Джашина скрылся в неизвестном направлении и не появлялся до самого утра.

Утром они направились в страну Молний — именно там скрывалась джинчурики Двухвостого. Путешествие предстояло весёлое, а учитывая, что им придётся как можно быстрее ликвидировать джинчурики — ещё и тяжёлое. Но Наруто не хотел попасть впросак на первой же своей серьёзной миссии, поэтому собирался выложиться на полную. Молча идя впереди своих напарников, блондин не переставал думать о той женщине, которая была в его сновидениях. Ему почему-то казалось, что это может быть как-то связано с миссией, которую выполняет Акацуки. И это Наруто не нравилось…



Прочитали?
19
Менма УзумакиКсюша КурисьСэберо ОомориUNDERTAKER ГРОБОВЩИКАлексей БессарабНикита АлексеевЙоко МидзуноМарисса АндрадеJin KazamaАлекса УруруАлександр СозыкинМокРыЕ РесНичКиБакэнэко чанДима ПетухModerator JoeАлександра СоболеваЛюбовь ДолгополоваКсения ПантелееваШиро Эмия


Нравится!
20
Не нравится...
0
Просмотров
800
Оценка: 5.00 5.00 0 20
342 
 
 
 8


Поделитесь с друзьями:
Глава переходная, поэтому событий мало. Следующая уже почти написана.
Обложка
Фото
бета
Автор: Moderator Joe
Дисклаймер: Масаши Кишимото
Жанр (ы):  Экшн  (action), POV , Hurt/comfort , AU , Даркфик.
Персонажи/Пейринги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Нецензурная лексика, Насилие
Одобрил(а): Александр 16 мая в 10:20
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

4 комментария

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Бодя Фостер   16 мая в 19:552018-05-16 19:55:23
Впрочем, как всегда на высоте)
Но я, как истинный НаруХиновец, жду не дождусь Хинаты Х)было отредактировано 16 май в 19:55


Пользователь
Moderator Joe   VIP 17 мая в 18:25 2018-05-17 18:25:56
Ваш комментарий - 1100 ый к моим работам. Спасибо, что читаете.

Пользователь
Alexandra Julien   16 мая в 18:152018-05-16 18:15:45
Очень интересно!
Стикер
Жду продолжения! :D
Стикер


Пользователь
Любовь Долгополова   16 мая в 14:372018-05-16 14:37:00
Действительно впечатляющее написание фанфика,я в восхищении,Автор-сама..Совсем забыла про любимый пейринг из-за Вас) про Хинату забыла,хотя любопытно,что было в Конохе за это время.И также любопытно,что с Курамой?У него новый Джинчурики?(Данзо вряд ли поделился бы с кем-то).Но всё же сяду и послушно буду ждать продолжения,и новых интересных событий,которые несомненно,будут также шикарно описаны :3
Ещё отдельное спасибо за такие огромные главы!Стикер


Пользователь
Moderator Joe   VIP 16 мая в 17:19 2018-05-16 17:19:38
У Курамы всё плохо, скоро введу Хинату, через главу. Вам спасибо, что читаете и пишете отзывы.

Пользователь
Широ Эмия    VIP 16 мая в 12:102018-05-16 12:10:52
класс


1   



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Вниз
Ниже