Shinobi”s Path. Глава 14

Шапка фанфика
Автор: Moderator Joe
Дисклаймер: Масаши Кишимото
Жанр (ы): Экшн (action), POV, Hurt/comfort, AU, Даркфик.
Персонажи/Пейринги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Нецензурная лексика, Насилие

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
На Миссию Наруто отправили с Какузу и Хиданом. В этот раз блондин был очень хмур. Прежде всего, потому, что ранним утром, когда он проснулся в объятиях красивой девушки, ему пришлось её разбудить, так как нужно было уходить. Вторая причина была физиологическая, и, если бы Хидан её обнаружил, смеялся бы весь путь. Вполне естественно испытывать по утрам возбуждение, особенно, когда на твоей груди покоится красавица.

Их команда уходила самыми последними, Итачи и Кисаме ушли самыми первыми. Учиху подгоняла встреча с родным братом, а Хошигаки просто следовал за своим напарником. У Наруто не было повода для беспокойств, ведь он выпросил у Нагато карту с обозначением убежищ Акацуки, где они смогут провести запечатывание, если найдут джинчурики. Та же карта имелась и у Итачи, и у всех остальных членов организации. Большинству она, правда, была не нужна, так как за достаточно долгие годы пребывания в Акацуки, они знали всё наизусть.

Проходя через очередную деревню, ничем не примечательную, где живут обычные люди, а Шиноби не охраняют территорию, Хидан решил остановиться.

— Ну, сами звёзды сошлись на небе, я просто не могу упускать такой шанс, — сказал Хидан, направившись в совершенно другую сторону, ничего не объясняя ни Наруто, ни Какузу.
Когда Узумаки сравнялся с Матсураши, то увидел у того в глазах задорнейший блеск в глазах, а на лице застыла дикая улыбка.

— Куда ты? — спросил он у жреца Джашина, но тот лишь отмахнулся.

— Куда ты?! — более требовательно спросил Наруто, снова догнав пепельноволосого. На этот раз Хидан не мог промолчать, хотя Узумаки его и разозлил.

— Куда, блять, надо, сука. Пользуясь случаем, хотел навестить старого барыгу, — с важным видом произнёс нукенин.

— Ого, да ты же против наркотиков и им подобных техник, сам ведь говорил, — Наруто был готов рассмеяться. У Матсураши был вид пятилетнего ребёнка, увидевшего на прилавке магазина вкусную конфету или же красивую игрушку, и теперь, пока он не получит желаемого, жрец Кровавого бога, видимо, не успокоится.

— Трава не наркотик! — во всеуслышание заявил Хидан, да так, что на них стали оглядываться прохожие. Нукенин двинулся дальше, и вот они уже стояли возле полуразвалившейся хибары, которая, казалось, держится на соплях. Едва дрожащей рукой, пепельноволосый постучал в дверь.

— Да тут же уже давно никто не живёт. Всё, нет больше твоего барыги, — протянул Узумаки. — Давай, нам пора миссию выполнять, — в следующий момент дверь в этот старый домик открылась, и на пороге показалась седая макушка. Волосы у мужчины торчали в разные стороны, и даже невозможно было определить, сколько тому лет.

— Батя! — радостно воскликнул Хидан. — Живой! — Матсураши принялся обнимать старика, чуть ли не беря того на руки. — Как же я рад тебя видеть-то, эх! — жрец Джашина ушёл куда-то вглубь дома, и Узумаки тоже решил войти.
— Я подожду снаружи, — сказал Какузу, когда Наруто обернулся назад. — Иди…

— Эй, Наруто! — Хидан выбежал из-за угла и громко прокричал его имя, ожидая, что тот остался стоять у порога. Это чуть было не оглушило блондина, но Матсураши не давал ему времени подумать. — Пошли, с Батей познакомлю, — пепельноволосый схватил Узумаки за руку и потащил куда-то внутрь дома. Снаружи он казался меньше, чем был внутри, и это поражало. На самом деле в нём просто было очень мало вещей. — Батя, это Наруто. Он мой друг, и мы с ним в одной команде.

— Что, тоже в нукенины подался? — хмыкнул старик. — Надеюсь, хоть не от безделья, как мой обалдуй, а? Видите ли, стал бессмертным, можно делать что хочешь, — ворчал мужчина, перекладывая что-то в мешок. Приглядевшись, Наруто увидел, как мужчина просто перекидывал траву из большого сундука в пакет, который, видимо, собирался отдать Хидану.

— Кстати, ты же знаешь правило. Раз уж пришёл в гости, то ты должен будешь его выполнить, — сказал старик, и Наруто стало интересно, о чём он говорит. — И твой друг тоже.

— Бать, он вообще-то против наркотиков, — пояснил Хидан и в следующий миг получил затрещину. Старик с невероятной скоростью переместился к Матсураши и влепил тому пощёчину.

— Чему я тебя учил?! — рявкнул мужчина так, что Наруто стало не по себе.

— Да знаю я, знаю, — Хидан опустил голову, потирая ушибленное место. — Трава — не наркотик. Всё, что растёт, всё даётся нам свыше. Так Наруто ведь по-другому думает!

— Ну, я думаю, от одного раза со мной ничего не случится, — неуверенно сказал Узумаки. Рядом с отцом Хидана он чувствовал себя малолетним соплежуем, воли у старика было не меньше, чем у Старика Третьего.

— Вот когда на наркотики подсаживаются, также говорят, — пробурчал недовольно старик.
— Но в этом случае действительно ничего не будет. Эх, ну, вздобнем! — сказал мужчина и в следующий момент вытащил из сундука какой-то странный стеклянный предмет, не похожий ни на что. Это не было банкой, но и не было колбой, пробиркой, хоть по форме отдалённо и напоминало.

— Что это? — удивился Узумаки.

— Сейчас узнаешь, — загадочно улыбаясь, в унисон произнесли отец и сын.

***

— Кхаааа! — Узумаки уже две минуты кашлял без остановки. Ему казалось, будто его лёгкие просто разрывает от дыма. Добавляла проблем невероятная тяжесть в голове, и парень даже облокотился о стенку, держась за своё горло, массируя его, словно это могло хоть как-то помочь. Глаза, казалось, стали тяжёлыми, и с большим трудом он посмотрел на Хидана. Тот с заинтересованностью смотрел на своего напарника.

— Бать, ты, что, ему как мне и себе сделал? — поинтересовался Матсураши. — Ну ты, блин, даёшь. А нам ещё на миссию идти, — задумчиво произнёс Хидан. — Не, я, наверное, не буду столько! — но отказываться было поздно. Его отец уже подготовил загадочный инструмент для твоего сына, и настала очередь Наруто улыбаться. Спустя пять минут Хидан находился в точно таком же состоянии, что и он сам.

— Так ты же давно куришь, — не своим голосом сказал блондин. — Ого, как голос просел, — Наруто засмеялся, начав издавать различные звуки, произносить слова.

— Да, но я давно не курил, — жалобно произнёс Матсураши. — Бля, Какузу нам пизды вломит, но дурь хороша. — Докурив, дед просто уселся на полу, начав разминать шею, руки, позвонки.

— А пожрать у тебя будет, бать? — вдруг спросил Матсураши.

— Пожрать? — переспросил Наруто. — Зачем?

— Не, сын, еды мало. Да и зачем, ведь нужно принять единение с высшим, пища должна быть духовная, а не для желудка.

— Блять! — Хидан, казалось, сейчас расплачется. — Ты потом меня поймёшь, Наруто, почему я про еду спросил. Кстати, если хочешь, могу дать тебе мешок, — Матсураши взял со стола мешок, который набил почти под завязку его отец. — А, будешь в дальнейшем курить? Маленький растаман.

— Ну, вообще, наверное, да, — Наруто стеснялся признаться в том, что ему понравилось. Он боялся того, что Хидан начнёт над ним шутить. — А вы разрешаете? — спросил он у отца пепельноволосого.

— Друзья Хидана — мои друзья. Бери, сколько хочешь, ни в чём себе не отказывай. Денег я с тебя за это не возьму, — старик улыбнулся, кивнув головой.

— Спасибо, — Наруто поклонился, после чего, шатаясь, подошёл к столу, взял мешок в руку, достал свиток и запечатал мешок. — А попить у вас найдётся? — горло ужасно сушило.

— Да, да. Держи, — старик буквально из ниоткуда выудил бутылку с водой, и Узумаки залпом осушил почти половину. Жажда, правда, ни на йоту не стала слабее.

— Я устал ждать, — раздался басистый голос Какузу. — Боже, ты же говорил, что только зайдёшь ненадолго, — нукенин посмотрел на Узумаки и тяжко выдохнул. — И ты туда же. Боже, какой непрофессионализм. Делайте, что хотите, но если через пять минут вы не выйдете из этой хибары, то я сотру её в порошок, — Какузу вышел на улицу, и им ничего не оставалось, кроме как отправиться за ним. Наполнив ещё один мешок, но уже для себя, Хидан попрощался с отцом, и они вышли на свежий воздух. Ощущения были совсем иные, и Наруто даже не был уверен, что сможет сейчас сражаться, если наступит опасность.

— Постой, Какузу, — пробормотал Хидан. — Чего нам париться? Я тебе серьёзно скажу: ни я, ни Наруто сейчас ни на что не способны. Ебись оно всё семью Печатями, они и без нас найдут этого ёбаного шестихвостого. Пошёл он нахуй.

— Лидер приказал нам…

— Лидер приказал нам, — пародировал мужчину Матсураши. — Пошёл нахуй этот лидер, я тебе серьёзно говорю. Тебе даже за это деньги не заплатят, за ёбаного шестихвостого. Мы просто ищем его, чтобы запечатать, а что это даст тебе, а? Ты постоянно паришься из-за денег, я на это уже, блять, внимания не обращаю, но не будь таким долбоёбом, а? Пошли в бар, слышал в этой деревне отличные выпивка и шлюхи. Что нужно в жизни нормальному мужику, помимо богатства? Чтоб в одной руке была кружка со знатным пойлом, а в другой руке сочная женская грудь, да такая, чтоб в руку еле умещалась. Идём, Какузу. Я не заставляю тебя веселиться с нами, но, блять, не нужно обламывать мне кайф.

***

Хидан притащил их в местный ресторан. Нукенину, похоже, снесло крышу. В отличие от Наруто, Хидан не мог себя контролировать, и Матсураши с порога заявил о себе. Подойдя к администратору заведения, пепельноволосый схватил управляющего за воротник, а затем приказал найти им место, где они могли бы отдохнуть, а также хороших шлюх. Так и заявил. Шлюх. С округлившимися глазами Узумаки проследовал за перепугавшимся администратором, которого в спину подгонял не перестававший материться Хидан. Какузу же шёл в конце этой процессии, и все, кто был в тот момент в кафе, со страхом смотрели на последнего, так как выглядел он очень жутко, по большей части из-за своего большого роста. Хотя его безжизненный и холодный взгляд также не придавали ему положительной оценки.

Когда им, наконец, подобрали одно из лучших мест, Наруто попытался загладить свою вину перед администратором, произвести на него более приятное впечатление, нежели Матсураши. Но Какузу его похлопал по плечу, остановив парня, а затем сказал администратору:

— Мы можем вести себя как угодно, Наруто. Если у нас в кошельке достаточная сумма, чтобы за всё заплатить, я могу попросить администратора продать мне одну из таких девушек, которых потребовал Хидан. В рабство. А затем убить её на его же глазах, и ничего за это мне не будет. Я ведь прав?

— Правы, господин, — администратор засмеялся, начав хлопать себя по своему большому животу. — Клиент всегда прав! Есть какие-либо предпочтения по поводу девушек?

— Мне это не интересно, — сказал Какузу, усаживаясь на диван.

— Тогда вы, молодой человек?

— Ну, мне это тоже не интересно, потому что у меня уже есть девушка. Лучше спросите у Хидана, это его затея…

— Бля, мне нужна нормальная баба, а не какая-нибудь доска без сисек и жопы! И чтобы не была скромницей, а то я её точно убью. И вообще, подберите мне такую сучку, чтоб меня полностью удовлетворила, иначе разнесу тут всё нахуй! — загорланил Матсураши. — Где у вас тут меню? Выпивка нормальная?

Пока администратор носился вокруг Хидана, Наруто стоял, переминаясь с ноги на ногу. Обойти этого пухлого мужчину никак не получалось из-за стола, а прыгать через стол на диван было бы слишком глупо. Хотя в своём текущем состоянии, идея прыгнуть на диван, пролетев над столом, не казалась идиотской, но какой-то здравый смысл Узумаки удалось сохранить.

***

Какузу взял себе только воду, тогда как Наруто решил составить Матсураши компанию. Сам пепельноволосый был в объятиях двух красавиц, пышногрудых сестёр-близняшек, их чёрные, как смоль, волосы спускались до пояса, а одежда, в которой они были, подчёркивала все их достоинства. Даже у Наруто от такой картины засосало под ложечкой, но лишь одна мысль о Хинате, и он сразу же приходил к пониманию, что в убежище Акацуки в деревне Дождя его ждёт куда более прекрасное, нежели то, что имеет при себе Хидан. Первоначально одна из сестёр села Узумаки прямо на колени, заставив того смутиться, но он быстро вернул себе самообладание. Удивительно, но алкоголь, казалось, не брал этих девушек. Они пили наравне с ним и Хиданом, смотря на них, Узумаки надеялся, что не все девушки такие же и что его Хината — уж точно не такая. Хотя, если учитывать тот факт, что он сегодня впервые покурил каннабис, Хьюге до него было далеко. Да и он был уверен, что касается алкоголя, Хинату тоже можно было назвать пай-девочкой.

Количество выпитого было уже немалым, Наруто сильно шатало, и весь тот кумар в голове, который был, когда они только приходили в заведение, исчез. Его место заняло алкогольное опьянение. Опробовал он также и новшество, называемое кальяном. Это было специальное устройство, через которое можно было курить табак. Удивительно, но это был совсем иной табак, нежели тот, что он покупал ранее. У этого табака был более приятный вкус, и один хорошо приготовленный кальян курился примерно полтора часа. К тому же количество дыма, выдыхаемое из лёгких, было намного больше, чем при курении сигарет или же курении через трубку. Выдыхаемый дым был намного плотнее сигаретного, а ещё он завораживал, отчего хотелось курить кальян без остановки. Удивительно, но блондин отлично проводил время, они всей компанией вели разговоры ни о чём, Хидан не стеснялся, спрашивал у девушек о том, почему они выбрали такую профессию, иногда говорили о Шиноби, обсуждали политиков, в частности, феодалов. Даже Какузу иногда вклинивался в разговор, когда дело касалось политики или того, каким мир был раньше. В конце концов, они сошлись на том, что все вышестоящие люди — уроды. Хидан отправился вместе с дамами, Наруто же отправился с Какузу договариваться по поводу гостиницы. Блондин чувствовал сильную усталость, всё-таки количество выпитого играло большую роль.

Улыбнувшись, Наруто вспомнил, что Хидан в этот вечер употреблял не только алкоголь. Помимо того, что они зверски обкурились у отца Матсураши, уже в заведении им были предложены другие развлечения. Наруто в этот момент ещё раз понял, что Какузу был прав. Место, куда их привёл администратор и где они так уютно расположились, совсем отличалось от того, куда они пришли. Сначала они зашли за какую-то ширму, затем была отдельная дверь и охрана… Повсюду были люди в настолько неадекватном состоянии, что некоторые были даже без одежды. Какая-то громкая, надоедающая и очень однотипная мелодия доносилась из ниоткуда, и Узумаки быстро распознал гендзюцу. Оно как-то влияло на разум, и думать о чём-то серьёзном совершенно не хотелось. Помимо всех прочих услуг: алкоголя, шлюх – велась и торговля наркотиками прямо на месте. Наверное, это было очень глупо, ведь местная полиция могла бы легко прикрыть это заведение. Узумаки улыбнулся ещё сильнее, увидев, как человек в форме полицейского выгинается на диване — этому несчастному было настолько хорошо, что он уже не мог себя контролировать. Рядом с ним были его товарищи, тоже из полиции, и вид у них был не лучше.

Вежливо отказавшись от возможности «покайфовать», Наруто перестал рассматривать остальных, вспомнив, что пришёл сюда не один… Как оказалось, Хидан «против наркотиков», но не считает каннабис наркотиком и при этом на халяву от наркотиков не отказывается. Мол, невежливо чужие подарки выбрасывать...

— Будешь курить, делай это на улице, — от размышлений его оторвал голос Какузу. — Не хочу, чтобы в комнате воняло этой дурью. Ни сигаретами, ни этой вашей травой, — нормальных номеров в гостинице не осталось, и им была предоставлена комната. Это не было проблемой, и Наруто с лёгкостью предположил, что он поспит на полу, и ничего страшного с ним не произойдёт. Какузу не стал протестовать, видимо такой вариант его устроил.

Курить действительно хотелось. Он забил себе в трубку табак, после чего запрыгнул на крыльцо. Усевшись поудобнее, Наруто стал любоваться красотой ночного пейзажа. Удивительно, но небо здесь и небо на Мьёбокузане сильно отличается. Фукасаку и другие старые, умудрённые жизнью жабы постоянно твердили, что ночное небо может быть хорошим предсказателем будущего, но Наруто, похоже, был плохим пророком. Когда табак в трубке истлел, блондин спрыгнул вниз, после чего зашёл в их с Какузу комнату. Мужчина ещё не спал, он сидел с прикрытыми глазами, словно думал о чём-то важном.

— Ты можешь занять кровать, — сказал он вдруг. — Я об этом не рассказываю кому попало, но мне вообще не нужен сон. Хоть ты и молод, и твоё тело легко переносит подобные потрясения, тебе лучше хорошо отдохнуть, чтобы мы смогли нормально продолжить миссию, — нукенин встал, подошёл к столику у окна, и, взяв табуретку, уселся. — Ложись. Я разбужу тебя, если вдруг что-то пойдёт не так. — Это было удивительным проявлением заботы от мужчины. От Какузу Наруто такого никогда бы не стал ожидать. Надоедать тому расспросами о том, почему мужчина так поступил, Наруто не спал. Ему действительно нужен был сон. Стоило только его голове соприкоснуться с мягкой подушкой, он сразу же уснул.

***

Наутро он проснулся разбитым из-за того, что ложился поздно. Тем не менее, им нужно было двигаться дальше, и, посидев некоторое время, он свыкся с головной болью. Помогали и дыхательные техники, которые расширили сосуды, облегчив кровообращение. Алкоголь постепенно уходил из организма, вместе с другими вредными веществами, употреблёнными вчера. В порядок он привёл себя где-то через час после того, как проснулся. Всё это время Какузу наблюдал за ним, терпеливо ожидая. Наверное, нукенин не был бы так учтив, если бы к ним уже завалился Хидан, но жреца Кровавого Бога ещё не было, поэтому смысла торопить юного Узумаки нукенин не видел.

— Думаю, нужно искать Хидана. Сам он точно на нас не выйдет, — хмыкнул Наруто, поправляя причёску. — Я готов выдвигаться, Какузу.

Долго искать им не пришлось, воспользовавшись своими способностями Сенсора, блондин быстро отыскал товарища. Когда они зашли в номер отеля, где спал Матсураши, то увидели повсюду кровь, она была везде: на потолке, на стенах, на полу. Её было так много, что она даже не могла засохнуть.

В центре комнаты стоял сам виновник всего этого. Рядом с ним на полу лежали два изуродованных тела. Видимо, Хидан постарался на славу.

— Я как раз закончил недавно, — хриплым, осевшим голосом сказал пепельноволосый, хотя, учитывая, что и он сам и его волосы также были полностью измазаны в крови, сейчас его волосы имели скорее бордовый цвет.

— Блять, обязательно было так всё размалёвывать, художник херов? — поинтересовался Узумаки, ведь его ботинки также уже были вымазаны в крови.

— Да, — всё так же хрипло ответил Матсураши. — Джашин-сама требовал жертвоприношения. Я давно этого не делал. Ну, сравнительно. А тут случай удачный, сразу две. Простите, Наруто, Какузу. Сейчас я отмоюсь, и можем двигаться дальше…

***

Они продолжили движение. Им пришлось дорого заплатить за своё веселье, и Какузу назвал Хидана психопатом, ведь платить за всё пришлось именно Какузу. В том числе и за то, что две шлюхи вдруг обрели свободу, решив отправиться жить в родную деревню. Невероятное развитие событий, щедрый Хидан, который «помог» девушкам познать себя. И огромная сумма денег за полученные услуги, которые Какузу отстегнул администратору в итоге. У них не было чёткого места, где необходимо искать, поэтому их текущей задачей можно было считать патрулирование. Учитывая тот факт, что Наруто был сенсором, чакру джинчурики он почувствует издалека, ему не нужно будет находиться в непосредственной близости к носителю Биджу, чтобы распознать его.

В голове вдруг зазвенело, после чего в мыслях каждого раздался голос Нагато.

— Я схватил шестихвостого самостоятельно. Буду ожидать вас всех в ближайшем для вас убежище, для дистанционного запечатывания. Поторопитесь, — голос, как всегда, был безжизненный, словно механический, лишённый эмоций…

Пейн-сама! Пейн-сама! — дотронувшись до металлического прута, который отломал для него Нагато, Наруто начал молиться всем богам, чтобы Нагато услышал его. Шестое чувство говорило Узумаки, что он должен найти Итачи. — Я вам всё равно не нужен при запечатывании. Скажите, какое ближайшее убежище у Итачи и Кисаме? — Нагато промолчал, а Наруто слышали лишь Хидан с Какузу. — Умоляю, скажите! — он требовал у Нагато многого, возможно, но ровно столько стоила сейчас возможная жизнь одного из немногих оставшихся Учих.

Нагато связался с Наруто через всё тот же обломок от прута, сообщив местоположение Учихи. Так уж вышло, что перед отправлением на миссию, Наруто подложил другой осколок прута в карман плаща брюнета. Осколок слишком маленький, чтобы его заметить, но достаточный для того, чтобы обладатель Риннегана мог обнаружить своего подопечного. Попрощавшись с Матсураши и Какузу, блондин в очень быстром темпе направился в сторону убежища, которое обозначил ему Нагато. Ничто не могло заставить его двигаться ещё быстрее, это попросту было невозможным. Каждый раз, когда он отталкивался от веток деревьев, кора на них трескалась, а сами ветки тряслись, словно их хорошенько ударили. Но мысли блондина были не о встрече с лучшим другом, если Саске можно было таким считать. Наруто думал о другом Учихе.

— Итачи-сенпай, только бы ты не натворил глупостей…

***

Саске-кун, ты уверен, что нам нужно идти в том направлении? — отряд из восьми человек быстро двигался ровно в том же самом направлении, что и Наруто. Разница была лишь в том, что они двигались навстречу своей судьбе с разных сторон.

— Да. Кабуто бы не стал лгать мне, — хмурясь, ответил брюнет. За последние годы он сильно вырос, и главной ошибкой Змеиного Санина было решение обучать Саске и дальше. Если бы он попытался захватить тело Учихи тогда, когда ему было почти семнадцать, шансов у Орочимару было бы намного больше. Когда он попытался сделать это сейчас, осознав, что теряет свой ценный сосуд, знаменитый Экспериментатор из Конохи наткнулся на непробиваемую стену и был бит сам. — Он мне благодарен за то, что я дал ему шанс начать новую жизнь, — из всей команды Така, которую собрал Учиха Саске, только он и знал, что случилось с Якуши Кабуто — вечным помощником Орочимару. Кабуто сильно изменился за последнее время, и эксперименты с останками Змеиного Санина дали самому Якуши интересную трансформацию. Кабуто поделился всем, что знал, когда Учиха нашёл его. У бывшего помощника Орочимару было много шпионов, а значит, он не мог не обладать нужной информацией.

В отряде, который собрал Учиха, были достаточно сильные Шиноби. Так называемая Четвёрка Звука, прославившаяся своей невероятной жестокостью, верно следовала за Учихой ещё с того момента, как он только согласился пойти к Орочимару. И сейчас они свято верили в свой выбор, уважая силу человека, за которым они шли. Были ещё три человека, которые, так или иначе, оказались на службе у Орочимару. Кто-то пришёл к Санину добровольно, а кто-то стал его жертвой, но всех их объединяли воспоминания о днях, проведённых на службе у безумного учёного.

Саске жил ради этого момента. Ради дня, когда он сможет убить Итачи Учиху, разрушившего мир своего младшего брата, бросившего его в темницу без края, наполненную лишь жаждой мести и смерти. Учиха уже забыл, каково это – улыбаться, вернее, он с отчаянием вспоминал те дни, когда состоял в Команде №7, вместе с Какаши-сенсеем, Сакурой и… Наруто.
Горестнее всего было Учихе вспоминать именно о Наруто Узумаки, блондине, что так легко ворвался в его мир, вытащил из раздумий о мести, можно даже сказать, вернул к свету. А потом умер и он. Все хорошие люди рано или поздно умирают. Это понял Учиха. Мать с отцом были хорошими людьми, и их убил Итачи. Итачи оказался плохим человеком, он до сих пор жив, и Саске был уверен, что именно ему суждено убить Итачи, обречь своего старшего брата на вечные страдания за то, что тот похоронил целый клан. Клану Учиха не было суждено воскреснуть, так думал Саске. И виной всему этому был его старший брат.
После смерти Наруто ничто больше не удерживало Учиху в ненавистной ему деревне. Коноха. Слишком многое там напоминало о том, что сделал Учиха Итачи. Все те взгляды, что Саске получал от прохожих в спину, он каждый раз, каждый день чувствовал презрение, ненависть. Его боялись и ненавидели, боялись, что он такой же, как и все те другие Учихи, ненормальные. Но Саске же, наоборот, считал, что только клан Учих и был нормальным в этой прогнившей деревне. Уходя из деревни, он забрал фотографию команды №7, так и не разорвав до конца эти узы. Также он захватил и свой протектор, тоже, скорее, как трофей, как память.

Сейчас Саске был гоним ненавистью, он словно был парусом, а ветер дул с невиданной доселе силой, приближая его к брату.

— Я убью тебя, Итачи… — прошептал Учиха, взглянув в небо на миг. Саске не избавился от страха оказаться слабее своего брата, но желание отомстить перекрывало все страхи и сомнения.

***

Учиха Итачи знал, что Саске направится за ним. Когда лидер сообщил им о том, что джинчурики Шестихвостого пойман, Учиха вздохнул с облегчением. Возможно, он ещё успеет помочь Акацуки перед смертью. Наверняка, сегодня он не сдержит обещание, данное Узумаки.

Наруто был славным парнем, и хотя Итачи его и боялся, поражаясь тому, каким сильным блондин может стать за достаточно короткий промежуток, брюнет верил, что Наруто может остановить Саске. Не дать ему потонуть в мире ненависти. Во тьме. Потому, что Наруто и есть тьма. За всей этой маской, за всеми теми улыбками, Учиха не видел света. Наруто тоже способен любить, тоже способен на дружбу и преданность, вот только делает это с большим трудом. И к остальным людям, ко всем тем, к кому сын Четвёртого ничего не испытывает, Узумаки отнесётся с поразительной кровожадностью. Безжалостно. Чего только стоят эти убийства, совершённые им во время охоты на двухвостого. Это и есть Шиноби. Сделает всё, что нужно, для выполнения задачи. И даже больше. Убьёт своего, чтобы враг пришёл ещё в больший ужас. Наруто способен на это. Но способен и на милосердие. В нём нет света, но даже Тьма порой отбрасывает свет. Так что эта формулировка о том, что в нём нет света, всё-таки ошибочна. Улыбнувшись своей мысли, Итачи ещё раз проверил все приготовления и отправился в Ритуальный зал. Нужно было запечатывать шестихвостого. Он не подведёт Акацуки, ведь они дали ему шанс уцепиться за жизнь, дали шанс увидеть, как сильно изменится Саске. А большего Итачи и не нужно…

***

— Пришли. Он там, — сказала девушка с прекрасным цветом волос: кроваво-красным – они развевались на ветру. Куноичи указала пальцем в сторону убежища, где скрывался Итачи. — И он не один. Два источника, один вместе с ним, другой… — куноичи посмотрела куда-то за убежище. — Лишь приближается сюда. Оба сильны…

— Спасибо, Карин. Оставляю две помехи на вас, я займусь Итачи. Мне не мешать. Справлюсь один, — хладнокровно сказал брюнет. Из убежища как раз в этот момент вышел Кисаме, и Суйгецу, один из спутников Саске, присвистнул.

— Это же Кисаме Хошигаки, один из Семи! — в восклицании Суйгецу не было издёвки, он действительно восхищался Кисаме. — Карин, ребята, я возьму его на себя. Вы же возьмёте на себя…

— Меня? — услышал он голос позади себя. Все сразу же повернулись к источнику голоса.
— Вы же не думаете всерьёз, что это будет справедливо? — Наруто почувствовал всех примерно тогда, когда Карин обнаружила его. Саске ещё не ушёл в убежище и смотрел прямо на него. Хорошо, что он спрятал лицо за маской, а то ведь брюнета мог и приступ схватить, если бы он увидел Призрака Прошлого.

— Итачи просил тебе сказать, что он должен встретиться с братом, — сказал Кисаме. Раз уж этот сопляк, — Хошигаки взглянул на Суйгецу, — хочет подраться со мной, я преподам ему урок.

— Хорошо, — Наруто продолжал держать руку на Шакуджо, он был в любую секунду готов сорваться и ринуться в бой.
Наруто взглянул на Карин.

— А ты молодец, — похвалил он куноичи. — Засекла меня сразу же, как только я вошёл в радиус. Очень похвально, скажи, судя по твоим волосам, ты ведь из Узумаки? — спросил блондин, смотря уходящему Саске в спину. Учиха совершенно спокойно прошёл мимо Кисаме, приближавшегося к Суйгецу. — У тебя красивые волосы. И очки. Наверное, тебя я убивать не буду.

В следующий момент произошло сразу несколько вещей. Кисаме переместился к Суйгецу и ударил того ногой с такой силы, что последний подлетел в воздух на несколько метров, и, не успел он сориентироваться, Хошигаки оказался сверху него, продолжив избиение. Наруто оказался запечатан четвёркой звука в барьере, погребённый под землю. Барьер контролировал Джиробо.

— Сдержишь этого уёбка? — спросила девушка, Таюя. Её волосы были не такими яркими, как у Карин, скорее, они были персикового цвета. — Жирный, я тебя спрашиваю, отвечай! — требовательно спросила куноичи. В этот же момент барьер разлетелся в щепки, а сам Джиробо отлетел в сторону, проехавшись по земле пятой точкой.

— Ух ты, ух ты, а я не ожидал, что вы хотя бы осмелитесь напасть на меня, — усмехался Узумаки. Войдя в режим Отшельника, он разбил барьер без особых усилий, так как сразу распознал, что он поддерживается извне. Нужно было вложить достаточно силы в удар. И, помимо природной чакры, он просто усилил свой удар, направив чакру в кулак. Вышло мощно, а четвёрка звука была удивлена. — Знаешь, ты так много материшься, думаю, ты понравишься одному моему знакомому.

— Думаю, ты сейчас сдохнешь, ублюдок! — Таюя хотела применить дзюцу, даже начала складывать печати, но Наруто вмиг оказался рядом с куноичи, схватив ту за горло и подняв над землёй.
— Думаю, тебе не стоит меня недооценивать, куколка, — слегка надавив на шею куноичи, он добился нужного результата. Жертва задёргалась, захрипела, в попытках вырваться. Заметив, как напряглись её товарищи, Наруто ощетинился. Ему нравилась эта ситуация.
— Боитесь? — усмехнулся он. — А если я сниму маску вы вообще обосрётесь! — повысив голос, он запустил Таюю прямо в Карин, таким образом, ликвидировав сразу двух противников. — Кстати, уроды, о вас я ведь не сказал ничего, — он посмотрел на оставшихся соперников. — Ты, урод, — он посмотрел на Кидомару, — мне не нравишься. Думаю, сначала я займусь тобой. Ты, двойная башка, будешь следующим. Лишу тебя одной головы, сделаю, блять, нормальным. Жирдяй будет предпоследним, ему всё ещё нужна передышка, наверное. Ну, а ты, — он посмотрел на остававшегося до этого момента спокойным Джуго. — Знаешь, ты мне почему-то нравишься, — блондин рассмеялся. — Ты ведь изначально был не с этими уродами из звука, да?

— Я… — Джуго склонил голову. — Шёл за Саске, — он начал преобразовываться. — И… Ради него я умру! — рыжеволосый обезумел, активировав свою проклятую печать. Безумно захохотав, он помчался на Наруто, и тому не оставалось ничего, кроме как уклоняться. К Джуго присоединились и остальные, но и от их атак Узумаки удавалось увернуться.
Спустя некоторое время, лязг мечей был по-прежнему слышен, и Узумаки не мог не поинтересоваться:

— Кисаме-сенпай, что-то вы сегодня не в форме. Устали при запечатывании? — спросил голубоглазый, попутно избегая очередной техники одного из Четвёрки Звука.

— Да нет, просто я же урок даю. Нельзя его быстро заканчивать, — ответил Хошигаки. — А ты чего за танцы устроил, а? Убил бы их уже и шёл к Итачи.

— И то правда, — кивнув на замечание Акульего Отшельника, Наруто наконец-таки достал Шакуджо. До этого, уворачиваясь от атак, он использовал лишь тайдзюцу, никаких техник. Он попросил посох трансформироваться в уже давно привычное копьё и сразу же пошёл в атаку. Он не стал ничего придумывать и пошёл на таран. В лобовую атаку. Опешившая от такого Четвёрка Звука оказалась в роли жертвы, а Наруто – в роли охотника. Теперь уже он догонял своих противников, атакуя раз за разом. Он не вкладывал в атаки чакру, так как решил приберечь силы на Саске, он просто играл со своими противниками в салки. Что-то остановило его от убийства, и он просто ранил каждого из четвёрки, кроме до сих пор пытавшейся подняться Таюи.

Когда со стороны убежища раздался взрыв, и два брата перенесли своё сражение на открытый воздух, Узумаки остановился. Ему нужно было идти к Итачи.

Он побежал в сторону убежища, и дорогу ему преградила Карин. Выставив руки в сторону, девушка закричала:

— Не пущу! Я не позволю тебе убить Саске-куна, лучше убей меня! — с блеском в глазах произнесла куноичи. Это удивило блондина. Девушка, похоже, была влюблена в Учиху. Подобно матери, защищающей своё дитя, она пыталась защитить Саске, пусть даже и ценой своей жизни. — Пожалуйста…

— Я и не собирался убивать Саске, — хмыкнул он. — Мне нужно просто не дать ему убить Итачи-сенпая. Обещаю, сестрёнка, я не стану убивать этого теме, — он похлопал куноичи по плечу, пройдя мимо неё. Остановить его ещё каким-либо способом у Карин не было и шанса. Обернувшись, она могла лишь смотреть в спину неизвестного врага, что так быстро и стремительно приближался к месту драки Учихи Саске и Учихи Итачи. Ей оставалось только верить…

***

К тому моменту, когда Наруто подобрался к двум братьям, их сражение вышло на пик. Драка была нешуточной, и Наруто ощущал на себе все последствия битвы. Вокруг убежища было пламя Аматерасу, через которое ему пришлось перепрыгнуть, чтобы подобраться к Учихам. Повсюду были разрушения, осколки плит, а сейчас Саске и вовсе хотел использовать невиданную по мощи технику Стихии Молнии. В небе разверзлась целая буря, и Итачи, который и без того был уже на пределе, сейчас мог умереть от этой техники. Наруто не нашёл лучшего исхода, он решил подставиться под удар сам, хоть это и против правил. Оказавшись рядом с Учихой, блондин пнул Итачи и принял удар техники на себя. Не ожидавший подкрепления со стороны врага Саске уже не мог перенаправить технику, и огромный столб молнии поджарил Узумаки. Истошно завопив, блондин упал на колени. Если бы не режим отшельника, он бы умер, но даже так, из-за того, что он подставился под удар, он лишился почти всей чакры, получил множество ожогов и вновь вышел из режима отшельника.

Саске молчал. Он вложил почти всю свою чакру в этот удар и в итоге так бездумно всё проебал. Внутри всё клокотало, он хотел зарыдать от бессилия, ведь, похоже, теперь он не сможет отомстить брату. Неизвестный Шиноби, который тоже был в плаще Акацуки, сейчас стоял на коленях, упершись руками в землю, чтобы не упасть. Нукенин засмеялся, а затем зашёлся диким кашлем. Он отплёвывался кровью, видимо, атака была фатальной.

— Ха-ха. Ха-ха-ха, — он продолжал смеяться. И ублюдку даже удалось встать. Саске настолько устал, что даже не мог пойти в атаку, чтобы добить ублюдка и вернуться к своему брату. — А ты вырос, Саске. Теперь ты стал таким большим и сильным, — голос у противника почему-то казался знакомым. — Понимаешь, я ни за что не дам тебе убить Итачи-сенпая. Он должен тебе всё рассказать, и ты поймёшь, почему он так поступил. Поверь, — противник сложил руки, выставив ладони вперёд, в знак примирения. — Я не хочу против тебя драться, и даже не убил твоих товарищей. Саске, нужно всё обсудить. Кхаа.

— Ублюдок, ты стоишь между мной и местью за клан. Я поклялся убить Итачи. Он не заслуживает разговора со мной. Только не после того, как…

Саске, ты такой глупый, хотя всегда казался высокомерным и умным засранцем. — маска у Акацуки треснула пополам, и Учиха увидел, наконец, своего противника. По лицу Наруто стекала кровь, ему действительно сильно досталось. Изо рта с кашлем также выходила кровь, но сейчас парень улыбался, искренне улыбался своему другу.

— Ты?! — такого поворота Саске никак не ожидал, и Учиха застыл с открытым ртом, не решаясь даже с места сдвинуться.

— Ну, привет, мой лучший друг. А я был жив всё это время, не ожидал? Давно не виделись, Саске



Прочитали?
14
Алексей БессарабAlly MacАлекса УруруUNDERTAKER ГРОБОВЩИКМокРыЕ РесНичКиKawaimi YoshidaДаниил НедельскийКсения ПантелееваАлександра СоболеваJin KazamaФерано ПрочеркЕвгения ИсаматоваModerator JoeAlexandra Julien


Нравится!
13
Не нравится...
0
Просмотров
406
Оценка: 5.00 5.00 0 13
278 
 
 
 5


Поделитесь с друзьями:
Что ж, эта глава далась мне с трудом, честно говоря, я сомневаюсь, что мне удалось вам передать нужный посыл. Так или иначе, я постарался расписать несколько типов людей, которые
Обложка
Фото
бета
Автор: Moderator Joe
Дисклаймер: Масаши Кишимото
Жанр (ы):  Экшн  (action), POV , Hurt/comfort , AU , Даркфик.
Персонажи/Пейринги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Нецензурная лексика, Насилие
Одобрил(а): Moderator 18 дней назад в 18:06
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

3 комментария

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Anko Y   12 дней назад в 15:402018-07-10 15:40:51
Стикер


Пользователь
Moderator Joe   VIP 12 дней назад в 18:19 2018-07-10 18:19:00
????????

Пользователь
Бодя Фостер   16 дней назад в 00:482018-07-06 00:48:29
Эпично. Слишком эпично для моего сердечка :D


Пользователь
Ферано Прочерк    VIP 18 дней назад в 19:132018-07-04 19:13:51
Интригует


1   



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
Вниз
Ниже