Предатель. Глава 4

Шапка фанфика
Автор: Della Di
Название: Предаель
Жанр (ы): Романтика, Hurt/Comfort, Занавесочная история
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: Беременность

X В сборниках
Гет (493)
X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
X Содержание
Предатель
Глава 1
Глава 2
Глава 3
  Глава 4
ЗАВЕРШЁН!
О настоящей любви и о дружбе

Невидимая ниточка беспокойства вилась от ее сердца, работающего сейчас за двоих, к ее порой слишком беспечному мужу. Она давно перестала переживать о том, что может случиться на задании. Но сегодня ей было тревожно как никогда. Ушел и не попрощался вкупе с прошлой ночью. Что же у него на уме? Что он так неумело скрывает?

Почти как сомнамбула Хината передвигалась по кухне: открывала шкафчики, включала конфорки, мыла посуду, поливала гортензии, вывешивала белье, но не напевала себе под нос песенку собственного сочинения, не порхала из комнаты в комнату, собирая вещи, что лежат не на своем месте, не пригласила в дом дворового кота, который ждал на пороге подачки.

Она замерла с венчиком в руке, когда дверь содрогнулась от беспощадных ударов. Кто-то явно шел на таран. Девушка развязала ленты льняного передника, не издавая звуков прошла в прихожую, подкралась к двери с активированным бьякуганом и облегченно улыбнулась, отодвигая шпингалет:

— Кира Би сан! Проходите! Здравствуйте!

Друг Наруто ввалился в квартиру и тут же, не сняв обуви, ни говоря ни слова приветствия, в два шага преодолел расстояние до кухни, открыл дверь в гостиную, вышел на балкон. Весь увешанный мечами по ходу он задевал вазы, рамки, корзинки, которые только и успевала ставить на место Хината, следуя за ним по пятам.

— Хозяйка, йо! А муж твой где? Е! — он резко обернулся, прихватив ее за талию, чтобы не упала после встречи с его спиной.
— Наруто вернулся ночью. А утром его отправили на границу, — выкладывала девушка, как на допросе, все еще отклонившись с опорой на пятки и его загорелую ручищу.
— Значит, он тебе еще ничего не рассказал?! — суровая деловитость сменилась ликующей радостью на его лице. А Хината, дрожа, словно крольчонок перед диким кабаном, пыталась остановить свои мысли, заставить себя быть последовательной:
— Н-не знаю. Н-нет. Только он чем-то р-расстроен был. М-молчал, — ее голос стал тоньше, дрожал. Вот сейчас она все узнает. Сейчас она поймет, чем можно помочь любимому.
— Успел, значит! — он обнял ее крепко-крепко, впечатав в мокрый от пота жилет и по-медвежьи переваливаясь с ноги на ногу, она же безвольно висела с прижатыми к телу по швам руками. Затем, не дав опомниться, взял на руки и с победными криками стал подкидывать чуть не до потолка, при этом мягко ловил и умудрился несколько раз чмокнуть в раскрасневшуюся щечку. Для него она была, если не младшей сестренкой, то дочкой, которую надо лелеять как самый дорогой фарфор.
-Иееееее! Не зря не пил не ел!
— Кира Би! Кира Би сан! — Хината безрезультатно вырывалась, но прекращать его веселье ей было все же жаль, — Кира Би! Объясните, п-пожалуйстааааааа! — снова взлетела, заполонив пространство над ним облачком свободной цвета предрассветного неба юбки и шелковой россыпью длинных черно-ультрамариновых волос.

Сделав с ней на руках несколько широких неуклюжих оборотов по комнате вокруг дивана, он шлепнулся на подушки.

— Как я рад — не передать! — герой войны вел себя как мальчишка.

Теперь Хината могла самостоятельно двигаться. Слезла с его колен, поправила юбку, опустилась рядом, подавила улыбку, серьезно посмотрела в стеклышки темных овальных очков.

— Хината-сама, прости за бардак! Но иначе никаааак!
— Прощаю, Кира Би сан. Только расскажите, — она вдруг вскочила, вспомнив что-то жизненное важное, — Кира Би, вы же голодны! Пойдемте на кухню. Там и поговорим.

Сбросив амуницию, гость умостился во главе стола. На плите подогревался вчерашний суп с гречневой лапшой, а онигири с курицей один за одним исчезали за щеками путника.

— Наруто везучий хитрец! Золотые руки в жены взял, молодец! — тут он заметил нетерпение в глазах опершейся на стиральную машинку девушки, — Да! То что было в Облаке… Тут у нас, вернее у меня, такое дело. Новая техника. Давно попробовать хотел. А тут Наруто. В общем, он ни в чем не виноват. Это все я, — поставил точку в своем обрывочном рассказе джинчуурики.
— Спасибо, что хотите успокоить. Но я все же ничего не поняла. Что за техника? И что он сделал? — голова несчастной начинала закипать, на краешке сознания просыпалось что-то отдаленно напоминающее ярость.
— Да, не сделал он ничего. Хи-хи-хих, — нервозный смех не предвещал ничего хорошего, — Все делал я. А он только потом увидел это и решил, что это был он, — загадки продолжались.
— Кира Би! Если Вы сейчас же не расскажите все по порядку, считайте, что ужина у Вас нет! — она подошла к нему с рисунком выпуклых вен на висках, оказавшись с ним сидящим на одном уровне.
— По порядку, говоришь? — тяжело выдохнул, так, что салфетки со стола полетели на пол, — Хорошо.

Он во всех деталях, опустив лишь свои похождения, ставшие воспоминаниями Наруто, рассказал, как он научился обмену пережитым опытом, как после концерта позвал будущего хокаге на танцы, где всегда полно свободных женщин, как одной стало плохо, и Наруто проводил ее до дома, и как он встретил его спустя пять минут по дороге к гостинице.

— Наруто был раздражен, весь пылал злобой, сказал, что ничего ей не плохо, что она бесстыдница, что ему мерзко и противно, что она хотела только остаться с ним наедине, чтобы … Неважно. Короче, я решил не оставлять даму в печали, успокоил, чем мог… — он прокашлялся в кулак, намекая, что слова здесь излишни, — А утром я пробрался в его комнату и, пока он спал, передал свои воспоминания о ночи с этой жаркой, ненасытной… Ой! Что-то я увлекся! И так уж вышло, что его мысли перешли ко мне. Скучные, надо сказать. Но я проникся, не поверишь! Не думал никогда, что все мысли одного человека, могут быть заняты только тревогами и заботами о другом. О тебе, милая. Ты даже не представляешь, как он тебя любит…

По мере того, как он говорил, Хината успела испытать целую гамму эмоций: от ревности до злости, от негодования до непонимания, а под конец наступил отлив. Как будто в ее голове кто-то откупорил пробку. Все вопросы утекли вместе с подозрениями и настороженностью. Она сопоставляла действия мужа с услышанным: «Конечно, как же еще он мог себя повести? Сам себя истязал. И думает, что поверю. Ни за что. Даже, если бы Би не опередил его. Смешно даже», — бесспорно в ее мыслях была доля самообмана, но, как известно, он дается куда легче, когда знаешь к чему быть готовым.

За этими размышлениями она почти потеряла нить, но вслушавшись, поняла, что лучше присесть:

— Нет, я, конечно, постарался заглушить его фантазии о тебе. Но техника несовершенна. Когда вы вместе…
— К-ками-сама! Ос-с-тановитесь! Х-хватит! — она покраснела ярче закатного зарева, спряталась в ладошки, отвернулась, подошла к приоткрытому окну.
— Ну, так мы ведь взрослые люди! Ладно уж. В общем, я тоже так хочу. Нет, не подумай! — спохватился о двусмысленности сказанного, — Я хочу такой заботы, чтобы меня тоже ждали, встречали…

Би звучно опустил голову на столешницу, так что подпрыгнули все приборы, вытянул могучие руки до середины стола. Так он выражал несвойственное стеснение. Шорох юбки около уха, холодная ладошка на плече, чтобы подбодрить и поблагодарить:

— Знаете, Кира Би сан, Вы достойны этого. Я верю, что Вы обязательно встретите такую. Просто еще не время. И спасибо за честное признание.
— Тебе спасибо! — поцеловал, как велит этикет, маленькую ручку, чуть коснувшись светлой бородой.

Шиноби Облака решил долго не задерживать, чтобы на родине не началась паника по поводу его долгого отсутствия. Получив полную корзину снеди, которой хватило бы на семерых, он под покровом ночи пересек границу стран, так и не повидав друга. Но, конечно, паники в деревне он боялся не так, как возможной взбучки от него за свое сумасбродство, чуть не погубившее молодую семью.
***

— Я сдерживаюсь, только чтобы не расстроить ее, слышишь? — прошипел парень в куртке с опушкой, вплотную приблизившись к лицу Наруто, который уперся глазами в переливающиеся угольки костра, — Не говори. И, если она не говорит, значит так надо. Только не рассчитывай, что легко отделаешься, когда узнаю, в чем дело.
— Ты можешь начинать сейчас, — смиренно ответил его друг, — Я не буду использовать чакру. Ни свою, ни лиса.
— Нет. Не могу не разобравшись.
— Хорошо. Я никуда не денусь.

Тен-Тен лежала тут же с закрытыми глазами, готовая в любую минуту разнять ребят. Кажется, она начинала понимать, почему Ирука ходил все утро, как в воду опущенный. Поежилась от дуновения ветерка, принесшего прохладу из ущелья, где они сегодня усмиряли деревенских, повздоривших из-за единственной переправы.

А она могла сегодня провести приятный вечер в гостях у Ируки. Они договорились об этом накануне. Ей было как-то странно и боязно впускать что-то новое в свою жизнь. Она учитель, планирует открыть оружейную лавку, все дела идут в гору и по плану. А отношения? Она о них никогда и не думала толком. Сначала титанические тренировки Гая гасили любые желания развлекаться, гулять — у нее просто не хватало сил и времени.

Конечно, иногда она посматривала на Неджи, чувствовала себя ранимой девушкой в его присутствии, ведь он всегда подставлял спину, принимал верные решения, помогал ей с тренировками. Только вот эти намётки, нерешительные взгляды ушли вместе с ним навеки, оставив только память о герое, друге, надежном товарище, лидере их команды. Она не проливала о нем слез, как о возлюбленном, она просто не успела тогда себе в этом признаться. Он был и остался ей братом, другом и всё.

С приходом в академию она погрузилась в работу, подготовку лекций, организацию соревнований. Но почти везде рядом с ней был Ирука. Как наставник он помогал новенькой, давал советы. Ничего больше. Так продолжалось наверно полгода, пока однажды они вместе не потянулись за одной книгой в библиотеке. Он перехватил ее руку, довел до нужного корешка: «Бери. У меня, кажется, такая дома есть», — а сам засмущался и засиял, как отполированный кунай на солнце.

Тогда ее сердце споткнулось. Впервые за всю жизнь. Оно переживало бессчетное количество отжиманий по три подхода и столько же приседаний, оно размеренно билось на третьей минуте под водой, когда сэнсэй перетянул им руки сзади цепью одной на всех, а тут почему-то дало промашку.

«Спасибо», — только и смогла еле слышно ответить куноичи. А потом подсела к нему в столовой, поделившись домашними сухофруктами.

Теперь в академии они подолгу вместе оставались после уроков под различными предлогами, в необходимость которых старались сами поверить. Так, она несколько раз убеждала себя, что надо остаться и проверить несколько пунктов из завтрашней лекции, а он в сотый раз прикидывал на доске, как лучше будет сформировать будущие команды, шерстил характеристики и анкеты, выписывал оценки за несколько лет.

В такие часы они делали перерыв, пили вместе чай, прогуливались по территории, но оба понимали, что тянутся друг к другу и что их «вынужденные» задержки на работе вовсе не трудоголизм.

Поэтому приглашение на свидание было закономерностью. Условившись о месте и часе, они продолжили заниматься своими делами. Только никто из преподавателей не подозревал, что в здании академии два живота трещат от рвущихся наружу бабочек, так долго они копились.

Тен-Тен не могла уснуть в ту ночь. Ее упорно догоняли ранее гонимые мысли: он старше, что подумают в академии, что скажут родители и друзья? Каких-то девять лет или же целых девять лет? Он был учителем у ребят из седьмой, восьмой и десятой команд. И она также считала его тогда серьезным, сильным, взрослым Шиноби. И даже когда стала его коллегой, долго называла по привычке «сэнсэй». «Меня не поймут. Нас не поймут», — боялась того, что еще не произошло.

Сейчас у костра, вслушиваясь краем уха в разговор парней, она прокручивала в голове их первое свидание. Они встретились у беседки в дальнем углу парка, где заканчивалась набережная, вдали от любопытных глаз. Умино протянул ей порядком измятый в середине стебельков букет разноцветных ромашек, а она вложила свою ладошку в его — неестественно согнутую, словно выструганную из дерева.

Когда спустя полчаса столбняк прошел, они разговорились настолько, что не заметили, как солнце ушло за горизонт. Он много рассказывал о себе, своем обучении, первых миссиях и первых учениках. Тен-Тен узнавала его с другой стороны, не только как вечно собранного, внимательного, серьезного наставника, но и как обычного мужчину с нелегким прошлым, победами и поражениями.

Подходя к ее дому, он замедлил шаг. А она стала кожей ощущать исходящее от него напряжение. Конечно, она знала причину и, следуя своей прямолинейности, просто и без предупреждения дотянулась губами до его смуглой гладко выбритой щеки. Ирука сразу же разглядел этот зеленый свет через плотную пелену своей нерешительности. Рука легла на талию, вторая не отпускала ладошку девушки с забавными рожками на голове.

Если бы поцелуям давали названия, то этот носил бы имя Уместный. В нем не было спешки и напора, но была взаимность и изучение, не было нарушения зоны комфорта, но они дышали друг другом, закрыв глаза, и в нужную секунду отстранились, но не отвели стыдливо взгляд.

— Завтра пятница. Может быть, посмотрим фильм? — она только кивнула, все еще отягощенная его широко расставленными на ее талии пальцами от ребер до выступа бедра.

— С меня пицца. Зайду за тобой в пять. Спокойной ночи, Тен-Тен!

— И тебе, Ирука, — стоя на пороге, она смотрела на удаляющуюся в ночь весело покачивающуюся спину. «Хватит загоняться по пустякам», — думала она, когда ставила букетик в воду.

От приятных мыслей ее отвлекла подозрительная тишина. Она поднялась на локтях и беззвучно рассмеялась, глядя на спящих валетом только что не на шутку повздоривших друзей.

После разлуки

Крючок за крючком, ряд за рядом в ее руках приобретала форму оранжевая пинеточка. Хината уже представляла, как маленькие ножки будут брыкаться, отнекиваться от них, а ручонки загребать ее волосы, тянуть, путать и слюнявить. Даже улыбнулась всем предстоящим добровольным пыткам.

Ее наставница, сэнсэй Куренай, когда проходила через все это, казалась ей отрешенной, живущей в своем маленьком прекрасном мире. Как ни странно, но в это время Хината перестала испытывать к ней жалость. На лице молодой матери не было ни тени грусти или сожаления: Куренай была полностью поглощена своими счастливыми хлопотами. Конечно, ее ненавязчиво поддерживали все друзья, чем могли. А Шикамару и вовсе забыл о собственных нуждах: сам купил манеж, высокий стульчик для кормления, все заработанные деньги тратил на игрушки, платья, книжки с картинками.

Куренай как-то призналась, что ей кажется, что Асума не ушел навеки, что он незримо с ней. А Хинате стало стыдно за свое счастье, ведь она будет не одна считать первые шаги и вслушиваться в детскую тарабарщину в надежде услышать «ма» или «па».

За любимым занятием она не заметила, как солнце почти спряталось за горизонтом, глаза постепенно привыкли к сумеркам. Она продолжала беззвучно считать петельки, с азартом начиная вязать новую деталь. Ей хотелось поскорей увидеть готовую работу.

Но еще больше она ждала своего мужа, который вместе с товарищами уже держал путь в родную деревню. По ее подсчетам, они должны были быть на подходе, поэтому она решила, что, как только сработает таймер духовой печи, выпекающей его любимые имбирные пряники, пойдет навстречу.

Когда по квартире разнесся душистый карамельно-ванильный запах с горькими нотками, девушка накинула свою старую фиолетовую куртку и, не закрывая дверь на замок, поспешила выйти на главную улицу Конохи, чтобы сразу заметить подпрыгивающую оранжевую точку вдали.

Так и вышло. Вернувшиеся друзья заявили о прибытии на посту охраны и не спеша продвигались в сторону резиденции. Наруто, хоть и был уставшим, почувствовал ее приближение, остановился на месте, как вкопанный. Киба сразу понял резкую перемену, почуял один из самых приятных и родных запахов — смесь ночной фиалки, сдобного духа, а с наступлением беременности еще и топленного молока. Он посмотрел на Тен-Тен.

— Пошли. Мы отчитаемся сами, — перевел взгляд на растерявшегося парня, произнес с угрозой — Наруто, надеюсь, ты помнишь, что я тебе пообещал? — и не дождавшись ответа, побежал вперед. Тен-Тен разогналась следом, чередуя крыши и фонарные столбы.

Муж и жена сокращали расстояние между собой короткими шагами. Ниточка, что соединяла их в разлуке, вновь сворачивалась в плотный клубок вокруг ее сердца. Каждый ее сантиметр успокаивал Хинату, ведь она не оборвалась и ни за что не зацепилась. Когда оставалось пройти считанные метры, она не выдержала: руки назад ладошками вверх, колени выше, летящие прыжки. Последний, легкий, прямо перед ним, встала на цыпочки, цепляясь за шею, вдавливаясь в его широкую грудь, положила голову на плечо. Стояла так долго, в ожидании его ответа, который так и не наступил.

Он отвел руки назад, отстранился на шаг, как и до этого, пряча глаза. Все еще чувствовал на себе грязь, которую не смыть ничем.

— Хината, — собрал волю в кулак, — Мне нужно тебе сказать, признаться, — он видел только носочки ее сине-лиловых балеток в свете фонаря на пересечении улиц, — Я тебе не… Я был с др… — слова душили его, как будто он хотел объяснить ребенку, что такое смерть, — В Облаке я встретил…
— Н-Наруто, я, я все знаю, - она хотела скорей избавить его от непосильного груза вины.

Гром этих слов расколол почву под его ногами: «Ирука сказал. Зачем? Подумал, что так будет лучше? Что я не смогу?» Но еще больше его удивило теперь то, как она его встретила. Это были объятия утешения, прощения, поддержки, такие, как в тот раз в дождливую ночь в госпитале.

Он, наконец, решился посмотреть в ее глаза, чтобы подтвердить свои ощущения. Сиренево-перламутровые жемчужины кричали о сердечной боли за него, о тяжелом ожидании, о словах, что еще не высказаны. Сын Четвертого ожидал увидеть любую реакцию, но точно не такую. Даже морально готовил себя к мягкому кулаку.

— Я все расскажу. Но сначала, спасибо тебе. Ты признался, пусть не сразу, но сам. Но, — она улыбнулась широко, и первые слезы скатились по ее щекам, — но тебе не в чем признаваться.
***

По дороге домой она поведала ему обо всех своих переживаниях, о визите прожорливого горе-экперименататора, который во всем раскаялся, и о том, что он рассказал, прочувствовав на себе внутренний мир конохского джинчуурики.

— Старик ни словом не соврал. Мне и правда было неспокойно на душе, хотел поскорее вернуться к тебе, уже не рад был ни концерту, ни сытному столу, ни уж тем более той вечеринке, где была эта… Не важно, — при Хинате он не позволял себе бранных слов, даже намеков на них.

Она вывалила остывшие пряники в глубокую прозрачную тарелку, устланную бумажными салфетками, и пошла готовить для него горячую ванну с успокаивающими травами, а Наруто уже вовсю орудовал палочками, затягивая в рот широкие полоски лапши, не стесняясь, разбрызгивая наваристый бульон по всей площади стола.
***

Тен-Тен удивилась позднему звонку в дверь. Так поздно к ней гости не ходят. Заматывая волосы в полотенце, она вышла из душа, поправила халат, прежде чем открыть. На пороге с плоской квадратной коробкой в руках, перетянутой шпагатом, стоял Ирука. Под мышкой он держал большой синий термос.

— Здравствуй! — она немного опешила, прикидывая, что нужно говорить в подобных случаях, но так и не нашлась.

— Привет! — он неуверенно улыбнулся, глаза-щелочки дрожали, как при тике, — Я тут подумал, что ты можешь подумать, что я обижусь, что у нас не получился вечер, — он шаркал ногой, крепче сжимал свою ношу, — И вот решил, что ты будешь голодная и уставшая после миссии, поэтому вот…- протянул ей еще горячую пиццу, распространяющую бесподобный запах бекона и халапеньо.

— О, спасибо! — взяла за перекрещивающиеся грубые нитки. У мужчины сделался явно разочарованный вид, он свел брови на переносице, посмотрел по сторонам, сделал шаг назад. Конечно, он надеялся на приглашение. Но нет, значит, нет.

Только теперь она опомнилась, остановила за предплечье.

— А что у тебя в термосе? -отступила вглубь комнаты, пропуская гостя, который не заставил себя ждать.

— Сварил глинтвейн. Кажется уже пора, скоро середина осени…

И они вместе исчезли за дверью.
***

На чердаке завывал злой ветер, он же резкими порывами ударял в окно. По небу быстро проплывали облака, затмевая звезды. Прохладную темноту их комнаты согревали откровенные звуки двух соскучившихся друг по другу людей: влажные звуки отрывающихся друг от друга на доли секунды губ, шуршание свежего белья и тихие ласковые слова вперемешку с короткими смешками.

— Обещай, что не обидишься.

— Обещаю, — она провела по его щеке, прислушиваясь, как трещит щетина.

— У меня же теперь есть, с чем сравнивать, — зарылся в густоту ее еще не высохших полностью волос, захлебываясь летним ароматом лаванды, — И знаешь, ты вне всяких сравнений, — последними словами опалил раковину ее уха, почувствовал ответную дрожь, пробежавшую по ее стройному телу, нырнул в их теплоту под одеяло, напутсвуемый ее маленькими ладошками с аккуратными ноготочками, вжимающимися в напряженные бугорки его мышц на крепкой шее.

О шелк ее груди колко трется его подбородок и щеки, растягивая растущее томление вниз к средоточию ее женского естества. Легкая сорочка летит куда-то на пол, ладони в полной мере овладевают пленительной мягкостью ее изгибов в мурашках то ли от сброшенного одеяла, то ли от сладостного ожидания.

Крупные малиновые бусины болезненно ноют от касаний, он как будто играет на скрипке тонкой настройки, боясь перетянуть винты. Но дисгармония здесь исключена. Отрывистое меццо-сопрано женщины следует за голодным рыком, когда губы начинают посасывать плотную вершинку, затягивать и кожу рядом до красна. Их напор контролируют только стискиваемые на плечах пальчики.

Она следит за светловолосой макушкой, что спускается ниже. Наруто становится на колени между ее цаплиных ног, покрывает девичий животик совсем другими, заботливыми, невесомыми поцелуями, принюхивается к кисловато-терпкой эманации на уровне своей груди. Горячие ладони обрисовывают талию, спотыкаются о линию скромных вересковых танга с уже намокшей ластовицей, тянут их вверх, оставляя тонкие лодыжки на широких плечах хозяина.

— Ты у меня такая красивая, — заворожено смотрит на нее сверху вниз, привстав на коленях, медленно оглаживая ножки, упирающиеся теперь в его грудь и ключицы, тяготясь уже налитым членом, натянувшим свободные домашние шорты. Его женщина любуется сухими и крепкими, как корни, мускулами, что оплели натренированное годами тело.

Ее волосы темными длинными реками струятся по светлой ткани подушки, жемчуг глаз застила нега, ручки продолжают его дело, чувственно сминая, неумещая в ладошках белую грудь, сводя вместе и вновь отпуская. Ротик раскрыт, сиротливо ждет его поцелуя.

— Ч-что ты… Н-не надо, — протестно пытается вырвать свою ногу, когда он, закрыв глаза, берет ее пальчики в рот, начинает целовать каждую розовую подушечку. Но он крепко держит ее аккуратную узкую стопу не длиннее собственной ладони, побеждает в этом споре, разминая каждую точку.

По ее телу разбегаются волны блаженства, она уже не может терпеть, стыдливо тянется к лобку, зная, что он прекрасно все видит. Дотронулась, но тут же отпрянула, услышав притворно-строгое:

— Подожди, куда торопишься? Я сам. Сегодня ты в моих руках.

Отпустил расслабленные в конец ножки любимой. Аршинные плечи опустились между ними, перекатывая мускулами под загорелой кожей спины, покачивая крыльями лопаток. Ее тонкие крики соревновались со сквозящими завываниями ветра за окном, а его глушила кровь, стучащая в ушах.

Обильные выделения мазали его колючие щеки, оставались высыхать на носу и подбородке, раздражали рецепторы его языка, для которого были сравни майскому меду. Наруто уже знал, как ей приятно и как она любит, помогал средним пальцем, затягиваясь ее чутким уголком.

— Милый, ты. Ты тоже, — она как всегда не могла позволить себе быть эгоисткой, даже на одну ночь. Он услышал, сладко облизнулся, заметил тонкие руки, тянущиеся к нему, а затем любимое лицо, окутанное беспокойством о нем.

- Я успею, все успею, - с этими словами медленно поднялся, приспустив резинку шорт, поцеловал в чуть приоткрытые губы, словно успокоив, легко подцепил ее ножку на изгибе колена, перекатился вместе с ней на бок, раскрыв, удобно пристроился и не спеша вошел. Ее ручка сжала его напряженный бицепс, горячее дыхание Хинаты опалило лоснящуюся от пота грудь мужа.

— Тебе не больно, моя маленькая? Все хорошо? Не молчи, — он ускорялся, все сильнее напрягая ягодицы. Его ладонь двигала навстречу ее бедра, но все же он не входил на всю длину, оберегая.

Услышал жаркий быстрый шепот:

— Продолжай, все хорошо. Быстрей, пожалуйста. Еще быстрей, — другая ее рука почти грубо сгребла его волосы на затылке. А он, опустив глаза вниз, следил, как часто вздрагивает ее грудь от каждой фрикции, терял себя от тугого давления ее стенок, начинавших сокращаться.

Он позволил себе кончить, упершись лицом в ее макушку, только когда убедился, что она тоже близка. И теперь оглядывал свою девочку, с интересом наблюдал, как движется ее животик, немного увеличившийся за последний месяц в объемах, гладил шершавой ладонью ее румянец, пока она, опустив пушистые ресницы, переводила дыхание на его плече, опоясанная сильной рукой.

— Ты устала, родная? Давай отнесу в ванную.

Но она не нашла сил ответить, так и уснув с приятной липкостью между ног.

— Хорошо, тогда утром, — улыбнулся, поцеловал в лоб, подув на челку, подтянул ее колено чуть выше, себе на торс, бережно накрыл одеялом.

Его ладонь легла на ямочки Венеры, что обычно вырисовываются намного четче и притягивают, когда он берет ее сзади. Мужчина думал о том, что ей не только нет равных. Но и что каждую их ночь нельзя сравнивать с предыдущей.



Прочитали?
4
Дарья КормильцеваАня ТушенцоваJeepers CreepersАлексей Новиков


Нравится!
5
Не нравится...
0
Просмотров
613
Оценка материала: 5.00 Предатель. Глава 4 5.00 0.00 5 5
17 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Автор: Della Di
Название: Предаель
Жанр (ы): Романтика , Hurt/comfort , Занавесочная история
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: Беременность
Одобрил(а): Александр 19 октября в 21:42
Глава: 1 2 3 4

1 комментарий

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Алексей Новиков    VIP 19 октября в 23:312021-10-19 23:31:15
Хорошо, что хорошо кончается, главное, что они поняли друг друга. И что они все будет хорошо. И постельный сцены, очень хорошо прописаны без грубых слов. Будем надеяться на лучшее и дальше Стикер


1   



P.S. В связи с частыми нарушениями авторских или иных прав, плагиате и т.д. была введена данная табличка у авторов рейтингом ниже 200 баллов, если вдруг были выявлены нарушения, пожалуйста :
ознакомьтесь c предупреждением/правилами размещения
и примите необходимые меры, сообщите об этом Администрации сайта
Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже