Хрупкий мост. Глава 6

Шапка фанфика
Название: Хрупкий мост
Автор: Della Di
Жанры: Романтика, Флафф, Гет
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Киба Инизука, Какаши Хатаке, Шино Абураме
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: Воспоминания, Доверие,Нежный секс, Первый раз, Постканон, Пропущенная сцена, Развитие отношений, Согласование с каноном

X В сборниках
X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
X Содержание
Хрупкий мост
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
  Глава 6
ЗАВЕРШЁН!
8. Твоя

Друзья вернулись в мирно спящую деревню. Только часовые не смыкали глаз в эту ночь. Было решено встретиться утром в резиденции. Наруто пошёл домой. Ему не давала покоя сегодняшняя погоня. Если это был отвлекающий маневр, то почему ничего не произошло? Что может движить его альтер-эго, чего он хочет? Наруто знал много злодеев, в которых он видел только сильно запутавшихся, обманувшихся, поддавшихся чужому эгоистичному влиянию людей с большой болью в сердце. Какая боль была теперь у Менмы?

В этих мыслях он стоял под душем, смывая усталость, как вдруг услышал стук в дверь, сердце опустилось в пятки: «Рано мы расслабились». Натянув на мокрое тело шорты и футболку он побежал открывать дверь.

На пороге стояла Ханаби, в ее перламутровых глазах читалась тревога, но, как настоящий ниндзя, она сдерживала охватившее ее волнение:

— Братец Наруто, Хината не вернулась домой. Ты же пошел за ней. Вы поссорились?
— Хината что? Ханаби, я не видел ее сегодня.
— Как же. Я же тебе сказала, что она пошла за пряжей. Сегодня в парке…

У Наруто в горле образовался болезненный ком.

— Кто-нибудь еще знает? — выдавил из себя.
— Нет, я сразу пошла к тебе.
— Беги к Инузуки, быстро, как только можешь. Пусть захватит Шино и к лавке! Сама — домой. Это твоя секретная миссия!
— Братик, Хината в опасности? — спросила напоследок, но не стала дожидаться ответа. В его глазах она увидела боль загнанного в угол, застигнутого врасплох человека.
***

Он летел к тому переулку с ветром наперегонки. Для него не было преград. Тень мелькала с крыши на крышу, устремляясь к пугающей неизвестности.

Парни пришли несколькими минутами позднее. Акамару жалобно поскуливал, что случалось с ним очень редко. Он чувствовал, что не хватает девушки с нежными руками, чьи щеки он облизывал каждый раз при встрече.

— Наруто. Тут… — у Кибы заходили желваки, кулак ударил в каменную стену, оставив бурые пятна. На земле были рассыпаны прозрачные пуговицы, беспорядочные следы двух пар ног.

Чуть дальше Шино нашел ее сандалию. Он собрал вывалившие мотки ниток обратно в пакет и погрузил в свою заплечную сумку:

— Отдать ей нужно.

Друзья смотрели на него с пониманием. Они тоже не хотели верить в другой исход. Акамару без команды хозяина понёсся во всю прыть.

И снова опоры его внутреннего моста пошатнулись, снова он был в горьком отчаянии. Вот только в этот раз времени на хандру не было, не было лишних минут, секунд, не было времени винить себя за недальновидность. Он еще успеет потом, не важно, каким будет исход… «Надо собраться!» — оборвал он себя поспевая за Кибой.
На этот раз след был один. Четкий. Их ждали.
***

— Он придет, и пусть. Я давно хотел ему все сказать. Слышишь меня? — он собрал ее волосы на затылке и притянул к своему лицу.

Она лежала на циновке. В комнате было прохладно, все окна были разбиты. Похоже это какая-то заброшенная хижина. В неровных бликах тусклой лампы узнала лицо.

— Нару-то… — действие сковывающей печати еще не прошло, хоть он и снял ее по прибытии.
— Меееенма! — оглушающе крикнул ей в лицо. Он сидел рядом на корточках, — Руки я тебе не развяжу, пока, даже не проси.

Он провел тыльной стороной ладони от ее виска до подбородка.
— У тебя наверно много вопросов? Я все расскажу. Потерпи.

Хината молчала. Она ждала, что будет дальше. Он поднял ее за волосы, усадив напротив. Своих рук она уже не чувствовала, смотрела в его обманчиво спокойные глаза.

— У меня все было… Я обрел силу, несравнимую ни с кем в моем мире. Я был почти богом, у меня в руках могло быть все, стоило только захотеть. У меня были большие планы, — начал Менма, — Я уже избавился ото всех привязанностей, бросил всем вызов… — тут хладнокровие ему изменило, он сжал кулаки и повысил голос, — Он все отнял. Я никто! Теперь и я отниму у него все, ради чего он живет. А начну с тебя.

Он повернул ее лицо к себе, дотронувшись до подбородка. В ее больших глазах застыли слезы и немая мольба.

— Смотри на меня, как на него смотришь! Чтобы по-честному! Я ничем не хуже! — в его голосе кипела нескрываемая зависть. Он отошел и вернулся с наполненным ведром. Оторвав от юбки полоску ткани, он начал аккуратно промывать царапины на ее скуле. Она стойко терпела пощипывания, чужие безжизненные касания. Когда его руки потянулись к разбитым коленям, она попыталась поджать ноги, но он перехватил их и потянул к себе.
— Я же сказал, честно! — остановил долгий взгляд под юбкой, ладони устремились дальше, собирая ткань в гармошку на талии.
— Не-не-т…нет, — собрав оставшиеся силы она попыталась оттолкнуть его босой ногой в грудь.
— Тебе мало было? Понравилось? — нога полетела в сторону, девушка завалилась на бок, сразу ощутив горячее дыхание и ноющую резкую боль в плечевых суставах.
— У вас же пока не было? Я знаю. Теперь будет. Только я не хочу торопиться, ты должна запомнить меня… И так не интересно, ты должна «ждать» меня. Как его, тогда, на пороге.

Он прикусил шею под ухом, языком спустился к ключицам. Одним локтем уперся в пол, вторая рука опустила лямку топа, царапая плечо. Он судорожно припал к оголившейся груди, не рассчитывая силу, с которой сжимал ягодицу, забираясь пальцами под кромку белья, оставляя ссадины. Юбка задралась полностью. Между ног он начал давить своим коленом, вжимая его все сильней и сильней. Хината, стиснув зубы, терпела, жалея, что сознание не покидает ее, как в прошлый раз. Она закрыла глаза, услышала, как под напором клыков затрещала плотная ткань, как комнату заполнил животный рык, почувствовала жар покрова девятихвостого. Она сдалась. Она больше не сопротивлялась.

— Хочу, чтобы он увидел, чтобы внутри все перевернулось от несправедливости, от потери, от унижения…- рычал, кусая ее губы до крови.
***

Она не знала, сколько прошло времени. Для нее каждый миг стал равен вечности. Сквозь тяжелое чужое дыхание до нее донесся басовый лай. Что-то смело груз с ее тела. Она прижала ноги к животу, стараясь хоть как-то прикрыться.

— Шино, куртку!
— Он уходит!
— Курама!

Грохот, удары, бой продолжается на улице, ослепляющее сияние, звук концентрации бомбы хвостатого, который ни с чем не спутаешь. Стены пошатнулись, весь мир словно накренился.

— Что ты с ней сделал, ублюдок?! — метал звенел в родном голосе, она цепляется за него до последнего, но утонула в тревожном полусне.
***

К ним вовремя подоспел отряд во главе с Ямато. Шестой дал приказ запечатать врага, убивать его они не вправе. Он пришелец. У него свой мир и нести наказание ему уготовано там.

Наруто, еле дыша, подошел к сжавшейся в комочек под серой курткой лучшего друга девушкой. Дрожащими руками он обрезал кунаем шнурок на запястьях, аккуратно приподнял за плечи и стал легко растирать маленькие ладошки.

— Открой глаза, Хината… — попросил, не сдерживая подступившие слезы. Он не знал, как себя вести, что говорить. Надеялся, что, встретившись с ней глазами, ему не нужно будет тратить слов, потому что все они будут не теми. Потому что нет таких слов.

Её ресницы дрогнули. Очень медленно она сфокусировала взгляд на его лице, застывшем в ожидании. В одну секунду вены на ее висках вздулись. Наруто почувствовал резкий толчок и знакомое чувство полета.
***

Его разбудил навязчивый звук капель, разбивающихся об подоконник. За окном снова была ночь. Сколько же он был без сознания? У кровати послышался шорох, на лоб опустилась приятная прохлада.

— Прости меня, — голосок дрожит, ладошка заглаживает челку наверх. Она здесь. Она рядом. Она говорит и беспокоится за него: «Какая же ты у меня сильная! После всего…»

Он приподнимается на руках, понимая, что находится в больничной койке, упирается лопатками в изголовье и только теперь решается посмотреть на нее. В памяти все еще ее неестественно расслабленное лицо, приоткрытый рот, порванная губа, красно-фиолетовые пятна на шее и ниже ключиц. Он протягивает к ней навстречу руки, ладони открыты, словно она запуганный зверек, которого нужно изловить. Но она не боится. Медленно взбирается к нему на колени, он помогает, приподнимая за талию. Они долго сидят обнявшись.

— Ты мне можешь все рассказать. А можешь не рассказывать. Я пойму, — проводя по спине до кончиков волос, разрушает тишину Наруто.
— М-мне не хочется вспоминать сейчас. И никогда не хочется. Ты все знаешь и так. Со мной все в порядке. Мне помогли. Смотри, ничего не осталось, - натянуто улыбнулась, - только голова немного кружится. Это от печати, она прерывала поток чакры.
— А…- он не знал, как задать главный вопрос, чтобы не обидеть, чтобы не выказать себя эгоистом, чтобы не заставлять вспоминать пережитое, не ранить словами, — а? — он положил широкую ладонь на низ ее живота, отвел глаза в сторону на долю секунды, снова посмотрел в лавандовые жемчужины. Она накрыла своей рукой его, поглаживая.
— Твоя, — чуть слышно, застенчиво, ласково произнесла в плечо.

9. Два слова

Он вернулся в деревню под вечер. Пришлось задержаться на миссии. Три дня кряду в море был штиль, поэтому команда, кроме неугомонного Ли, успела хорошенько отдохнуть.

Со времени нападения прошло больше недели. Запечатанный Менма таинственным образом исчез, не оставив следа, как и они с Сакурой будучи по ту сторону. Конечно, в камере с ним встречались Пятая и Шестой, чтобы прояснить ситуацию. Наруто к нему было решено не подпускать, поэтому и отправили за море, где он начал копаться в себе, думая, что это из-за него у его копии в другом мире начались психические проблемы. Он-то думал, что оставил его в любящей семье, среди друзей, что все у него наладилось. Но все же он был рад сообщению об исчезновении: не мог смотреть на Хинату и знать, что ее мучитель в паре кварталов.

На подходе к дому он насторожился. Из окон его квартиры лился свет. Беззвучно он запрыгнул сразу на второй, потом на третий этаж, также открыл дверь, стараясь не скрипеть половицами. Чуткое обоняние сразу же прикинуло: запеченное мясо, овощи, ваниль… Он расслабил руки, готовые сложить печать клонирования и закружить ресенган.

Заколов волосы кандзаси, Хината широкими движениями размешивала в большой чашке салат. Она была так увлечена, что вздрогнула, когда хозяин квартиры появился в проёме. Посмотрела виновато, но тут же засветилась смущенной улыбкой.

— Привет. Ничего, что я…тут.
— Никогда не спрашивай. Договорились?
— Хорошо. Иди в душ пока горячее.

На секунду ему показалось, что это не первый их такой диалог, будто она уже десятки раз так встречала его. А еще он подумал, что Кушина должно быть также ненавязчиво приказывала его отцу приводить себя в порядок.

Прежде чем выйти из кухни, он одним движением стянул с себя ветровку и футболку. Закинул в стиральную машину. Понимая, что надо торопиться, он не смог пройти мимо и чмокнул девушку в раскрасневшуюся от вида голого по пояс тела щечку.

Вернулся к столу распаренный, надел свежую белую футболку и оранжевые шорты, с волос еще стекала вода. Они говорили о его миссии, приключениях на корабле, он как всегда хвалил ее готовку, расспрашивал о друзьях, просил добавки.

— Хината, ты у меня останешься? — спросил сквозь смех после рассказа о генинах, которые добровольно попробовали пилюли Сакуры, — И я не только про сегодня, — вмиг стал серьезным.
— Да... И я тоже не только про сегодня, — прямо смотря в голубые глаза, ответила девушка.
— А твои не будут против? — больше всего на свете он все же боялся гнева Хиаши.
— Они знают, где я. И этого достаточно, — она давно заметила, что отец, когда в разговоре упоминается имя Наруто, перестает быть строгим, только лишь надевает маску сурового родителя. К тому же, он никогда и ничего ей не запрещал в этом плане, потому что твердо знал, какая у него растет дочь, замечал ее неумело скрываемую чистую симпатию.

Они решили не ложиться рано. Наруто выделил ей свою любимую футболку. Пока в душе шумела вода, он заварил чай и ждал ее на балконе. Когда она опустилась рядом на подушку он накрыл ее плечи их пледом. Луна следила за влюбленными, проливая на них отражение солнца - олицетворяя их союз.Они не строили планов на будущее. Это самое глупое, что может делать Шиноби. Просто говорили о незначительных вещах: куда пойдут завтра гулять, какие полки освободят под ее одежду, как готовить рамен дома.

Подхватив ее под коленками, он аккуратно положил ее на свою кровать, когда она незаметно уснула в тепле его объятий и свежести ночного воздуха, а сам расположился на полу.
***

О ее переезде в скором времени узнали друзья, а кто был не в курсе поняли, когда увидели, как Хината хозяйничает на кухне Наруто в день его рождения.

— Хината, не могу передать, какая радость меня переполняет, глядя на вас, — шепчет Сакура, обнимая подругу, после вечеринки.
— А вы уже… ну это… — дает волю своему любопытству Ино.
— Яманака, тебе больше спросить не о чем! — вспыхивает Сакура.

«Нет», — отвечает на вопрос в своей голове Хината. В последние дни они постоянно находятся вместе: делают большую уборку, перестановку, ходят за покупками, помогают в академии, даже были на совместных миссиях. Но ни он, ни она после случившегося не решались снова открыться друг другу. Наруто боялся ее воспоминаний о страшном дне, думал, что она будет видеть в нем другого, который может причинить ей вред.
А она просто жила, наслаждаясь каждым днем рядом с ним, но только до потери координации смущалась, когда он выходил из душа в одном полотенце или случайно открывал дверь, когда она переодевалась. При этом он не подавал вида, что случилось что-то непривычное, требующее внимания. И она была ему за это очень благодарна. Особенно, когда они ложились спать. Он приходил позже. Зная, что она не спит, а только закрыла глаза, парень забирался под одеяло, притягивал ее к себе и тоже не сразу засыпал, желал спокойной ночи, считая удары встрепенувшегося рядом сердца.

Сейчас Хината стояла на балконе в его заношенной футболке, доходящей до середины бедра. Ей нравились такие ночные сорочки — просторные, удобные и еще пахнут, что снимать не хочется. Она вышла подышать, в небе сгустились тучи, предвещая ночной дождь, ветер на глазах усиливался, играя ее волосами.

Наруто прислонился к дверному косяку:
— Пойдем домой, — как же он любит говорить эти два слова.

Она обернулась. Голубые глаза сияли запредельной нежностью и плохо скрываемой надеждой. Хината несмело вложила в его широкую ладонь свои пальчики, переступила порог, увлекая за собой в сумрак комнаты.

Дверь закрылась. Им некуда и незачем было торопиться. Первый поцелуй вышел неловким, словно он и был самый первый тогда, когда свидетелем ему была одна лишь полная луна. Наруто на ощупь искал путь к ней, обходя ее неустойчивые страхи и сомнения, нерешительность и даже стыд.

Он соскучился по таким поцелуям, которые она дарила ему сейчас, стоя на цыпочках: чувственным, долгим, настойчивым. От уголка его губ она проложила дорожку легких прикосновений к кадыку. Замерла, когда футболка начала медленно подниматься, остановившись на талии. Он встал на колени, держась за ее бедра, голова скрылась под тканью, макушка чувствовала приятную тяжесть ее груди.

Вздрогнула от горячего дыхания, нашла опору на его плечах, прикрыла глаза с первым прикосновением губ и уже наметившейся щетины, обычно более грубой в местах полосочек. Резко вдохнула — кончик языка обвел, а рот полностью накрыл пупок, прикусил нежную кожу ниже. Мышцы ног странно расслабились, хоть и не были напряжены, теплые ладони начали оглаживать их сзади, согревая и упругие выдающиеся изгибы выше.

На пробу он потянул резинку трусиков вниз. Она стояла, не шелохнувшись, только сделала несколько глубоких вдохов, успокаивая себя.

— Подними руки, — футболка тоже оказалась на полу. Снял заколку, освободил и ее волосы. Посмотрел в глаза: «Все ли я делаю правильно?» По наитию он привлек ее к себе: «Не верю, не могу. Такая мягкая, красивая, такая маленькая, такая хрупкая». Ветер из приоткрытого окна холодил открытую кожу, поднимал легкие занавески. Прогремела гроза. Первые тяжелые капли ударили по крыше.

— Можно на ручки, — выдавила из себя, как маленькая девочка, желая оказаться под защитой.

Теперь он держал ее на весу, поддерживая за бедра. Она обняла его ногами, всем телом прижалась, мило устраивая свою грудь, запуская пальчики в волосы на затылке.

— Теперь удобно? — улыбнулся, понимал ее проблему и завидовал сам себе.

Она ответила поцелуем, напористым, уверенным. Казалось, она вложила в него все свои сомнения, нерешительность, прощаясь с ними, во всяком случае, на сегодня. На эту ночь.
Дорожка светлых волос на его животе стала влажной от теплых, словно густой сахарный сироп, выделений. С каждым движением она мазала его торс, что не могло не пробудить где-то в дальнем углу сознания его хищную натуру. Он привыкал к ее запаху, такому запаху, полотенце упало с бедер. Обнаженные они стояли посреди комнаты, привыкая к новому, решаясь.

Не спеша он опустил ее на кровать, закрыв обзор своей широкой спиной. «Теорию-то знаю на твердую четверку. Старик-извращенец, уйди из моей головы!» — замотал головой, прогоняя образ сэнсэя, и, увидев удивление на лице Хинаты, улыбнулся.

Она подалась грудью вперед, намекая о том, что нужно делать. Не растерялся, понял. Сдерживаемая сила, которую она так мечтала испытать на себе, исходила из всех его движений. Это не были вспышки затуманенного рассудка, как тогда и не с тем. Это была нежная жестокость, сладостная мука, терпкая бережность. Она повторяла за ним, импровизировала, невесомо до мурашек перебирая его волосы на затылке, путешествуя от поясницы до подмышек. Он не мог оторваться от плотных сосков, посасывая, надавливая, оттягивая губами, не переступая грань перехода в боль, срывая короткие вдохи.

Перехватил взгляд — серьезный, немного испуганный, но полный доверия, уверенности в нем. Рука опустилась туда, где горело ожидание. Одним средним пальцем он стал медленно входить, добрался до естественной преграды, почувствовал, как туго она обхватила, услышал болезненный тихий вскрик. Но ноги так и остались согнуты в коленях, не двинулись с места. Он поцеловал, пытаясь передать все свои мысли последних дней. Когда воздуха не осталось, он накрыл ее своим телом полностью, начал скользить у самого входа. Головка вошла, стенки непроизвольно сжались.

— А-ааааааа…. — хрипло протянул мужчина, но поняв по тому, как она припала к его плечу, как собрала его волосы в кулачок, что дальше двигаться нельзя, остановился. Ее брови нервозно дрожат, веки плотно зажмурены, напряженно ждет того, что будет.

— Хината, я слышу, как в твоей голове роятся мысли. Посмотри на меня, — дождавшись блеска любимых глаз, продолжил, — Не думай не о чем сейчас. Есть только я и ты. Есть мы. Значит, твоя боль — моя. Так будет всегда.

Они вместе думали об одном и том же. Также как сейчас пальцы их рук сплетены в минуты неги, непоправимой ласки, так и потом они соединятся в неизбежных муках появления новой жизни. Она знала, что это будет так.

Он не стал двигаться сразу. Просто глубоко, размеренно задышал. Ее глаза сияли тысячей невысказанных слов. На его выдохе тоже Хината стала выдыхать, пропуская удары сердца. Так начался их особенный танец. Боль осталась намеком, напоминанием.

— Моя...моя... моя... — вторил он каждому неспешному движению своих бедер.

— Твоя, — с надрывом шептала женщина, — да, твоя, — успевая за ним, ускоряясь, царапая напрягшиеся предплечья, задевая грудью, осмелев, скрещивая ноги на спине.

В один миг что-то внутри рассыпалось, то, что копилось самого начала. Пульсирует внутри, кусает шею, до упора вжимаясь, наваливаясь, издавая полу-рык. Она сильнее обхватывает его ногами, сдавленный стон, тепло, вязкое тепло, нежащая слабость.

Хината первая приходит в себя, обнимает расслабленные, еще часто вздымающиеся плечи. Пытается ослабевшими руками приподнять своего любимого, дыханием опаляющего ей шею.

— Тяжело, — слышит жалобное под собой мужчина, приподнимается на локтях.
— Все хорошо?
— Да, — тихое, уставшее. Ее ноги немного дрожат от напряжения.

Он перекатывается вместе с ней на бок, убирает длинные черные пряди с лица, подтягивает ее колено повыше. А она привычно находит лбом ключицы.

Дождь за окном понемногу стихает, комната наполняется землистым запахом свежести.

— Хината, обещай, что у наших детей будет твоя улыбка, — послышался более чем серьезный вопрос.
— Обещаю.
— Ты мое счастье, — прошептал в темную макушку.
— А ты — мое.



Прочитали?
4
Влад ОпалейчукЗлата УльяноваАлексей НовиковAnonim Uzumaki


Нравится!
3
Не нравится...
0
Просмотров
478
Оценка материала: 5.00 Хрупкий мост. Глава 6 5.00 0.00 3 3
21 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Хрупкий мост
Автор: Della Di
Жанры: Романтика , Флафф , Гет 
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Киба Инизука, Какаши Хатаке, Шино Абураме
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: Воспоминания, Доверие,Нежный секс, Первый раз, Постканон, Пропущенная сцена, Развитие отношений, Согласование с каноном
Одобрил(а): Александр 22 дня назад в 09:39
Глава: 1 2 3 4 5 6

2 комментария

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Алексей Новиков    VIP 22 дня назад в 20:152021-10-05 20:15:08
Сладкий конец, ну для таких историй не плохо молодец СтикерСтикер


Пользователь
Della Di  21 день назад в 10:46 2021-10-06 10:46:18
Алексей Новиков,спасибо!

Пользователь
Anonim Uzumaki   22 дня назад в 14:172021-10-05 14:17:01
Стикер


1   



P.S. В связи с частыми нарушениями авторских или иных прав, плагиате и т.д. была введена данная табличка у авторов рейтингом ниже 200 баллов, если вдруг были выявлены нарушения, пожалуйста :
ознакомьтесь c предупреждением/правилами размещения
и примите необходимые меры, сообщите об этом Администрации сайта
Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже