Тлеющие звезды. Глава 10

Шапка фанфика
Название: Тлеющие звезды
Автор: Лиса Осенняя
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): AU, OOC(Out of Character), Детектив, POV, Экшн (action), Гет
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ОЖП, ОМП, Нецензурная лексика
Описание: Когда за тобой охотятся, словно за зверем, шпионы других государств, желая захватить самое ценное - твою жизнь, как ты себя поведешь? Каждый день, шагая по лезвию ножа, позволишь ли ты себе мечтать о спокойном завтра и о всепоглощающей любви? Будешь ли ты видеть смерть близких, если узнаешь новую сторону медали или темную сторону Луны? Ты можешь быть непобедимым, всесильным, но как долго ты продержишься, если на кон стане что-то большее, чем ты сам.
Один мужчина - сердце которого вырвано из груди.
Одна женщина - которая желает разгадать его.
Одна Преисподняя - которая разрушит две жизни.

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Баловать ребенка - всё равно, что бросить его.
 21 марта 2019
 — Вы уверены, что именно этого человека вы видели двенадцать лет назад? — спросил у меня холодный металлический голос, доносившийся из динамика.
 Я смотрела сквозь затемненное стекло допросной, где напротив ростомера в лучах белого прожектора стояли пятеро мужчин. Среди них был Исикава. Его старое, уставшее лицо так и незнакомое. До сих пор у меня не было уверенности, что я смотрю на убийцу своей семьи, но сейчас… Так казалось правильным, ведь мы посадим его за убийство семьи из четырех человек, если не посадим за причастность к мафии.
 — Уверена. Это был он.
 — Спасибо. Уводите подозреваемых, — ответил голос.
 Шикамару похлопал меня по плечу, когда я вернулась в наш кабинет и села за стол. Он нажал «печать» и под шуршание принтера сказал:
 — Подонка накажут спустя столько лет. Хината, нужно будет подписать несколько бумажек.
 Я пробежала глазами рапорт, выискивая опечатки. Очень не хотелось опускать какую-либо деталь.
 Шикамару заложил руки за голову и потянулся так, что стул под ним жалобно закряхтел.
 — Ну что, по пиву? Ранние заведения наверняка открылись.
 — Ты что, издеваешься?
 — Нужно отпраздновать.
 Настроение у Шикамару, похоже, было лучше, чем у меня. Подарив ему взгляд, который должен был изменить эту нездоровую ситуацию, я процедила:
 — Отпраздновать что?
 — Мы нашли человека, убившего твоих родителей. Зло повержено. Ты не заметила?
 — Даже твоя бабушка справилась запросто, — съязвила я.
 — Возможно. И пошла бы выпить пинту пива за это дело.
 — Она что, закладывала по пятницам за воротник?
 — Вообще из запоя не выходила, насколько я помню. Я всего лишь пытаюсь соответствовать семейным традициям.
 Он вытащил листы из принтера и начал сортировать.
 — Да ладно. Пойдем.
 — В другой раз. Меня только восстановили. Не хватало проблем. Да и я на таблетках, а их, кажется, нельзя мешать с алкоголем.
 Праздновать мне не хотелось. Хотелось пойти домой, переодеться, выйти наконец на пробежку, сунуть что-нибудь в микроволновку, немного пожарить мозг телеком и завалиться спать. И тогда я буду готова к следующему раунду.
 Дверь распахнулась, как от пинка, и в комнату заглянул наш коллега комиссар Гай. По утрам он всегда так делает — чтобы убедиться, что никто не спит на посту. Обычно он приходит весь такой гладкий и розовый, после душа и хорошего завтрака. Зачес на лысине — залюбуешься. Я, конечно, не могу утверждать наверняка, но, по-моему, он это делает нарочно, чтобы подразнить бедняк, пропахших ночной сменой и не свежими пончиками из ближайшего магазина.
 — Нара, Хьюго, — сказал он, подозрительно оглядывая нас, — поздравляю с поимкой Исикавы!
 — Ага, — кивнул напарник.
 — Есть еще что-нибудь интересное?
 Я закатила глаза.
 — Тогда можете заняться вот этим. В вашем вкусе.
 И он протянул листок с сообщением вызова.
 Я сжала руку в кулак, превозмогая желание выхватить у него листок.
 — Что это?
 Гай фыркнул:
 — Можешь притушить этот голодный блеск в глазах, Хината-сан. Я просто подхватил это по пути, чтобы Цунаде-сама не пришлось мотаться туда-сюда. Патрульные на месте преступления говорят, что выглядит это как…картина художника. — Он бросил бумажку мне на стол. — Я ответил, что мы, конечно, очень благодарны за помощь следствию, но это вы им сообщите, что и как выглядит. Никогда ведь не угадаешь наперед. А вдруг вам повезет и это наш серийный убийца?
 Просто подхватил по пути — да, как же. Гай принес этот листок, чтобы насладиться выражением моего лица. Я не шелохнулась.
 — Сейчас придет дневная смена.
 — А вы уже здесь. Где же ваша сила духа? Где бурлящая юность в крови?
 — Но мы работаем над отчетами по делу Исикавы. Я опознала его.
 Я просто почувствовала, как мысленно Шикамару передал: сохраняй спокойствие, сохраняй чёртово спокойствие. Он, этот жополиз, уже обматывал голову шарфом.
 — А если это обычное домашнее насилие, а? Мы зря будем мотаться по городу туда-обратно.
 Хината-сан, — простонал он. Я подставилась. Ему похоже это только и нужно было. — Выпейте по пинте кофе. А то видок у вас…
 М-м-м.
 Я внутренне напряглась, когда, выглянув из окна машины, увидела фургоны новостных служб и репортёров, занимающих места для того, чтобы наброситься с вопросами на меня и Шикамару, пока те будут идти к месту преступления. Нара припарковал машину, и я заметила, как к ним направляются несколько журналистов, пробегая по газону дома. За ними семенили нагруженные камерами операторы.
 Я увидела Сакуру у входа в дом. Она как могла старалась усмирить репортёров. Вся ситуация была ей не по душе. Даже с такого расстояния я видела, как блестят капли пота у неё на лбу.
Мы вышли из машины, и Шикамару выбежал вперед так, чтобы первым журналисты увидели его. Проходя мимо меня, он сказал: «Ничего не говори этим упырям». Меня возмутило это снисходительное замечание.
 — Сама знаю, Нара.
 Толпа журналистов и операторов добралась до них, тыча в лицо десятком микрофонов, пока детективы шли к входу. Вопросы сыпались со всех сторон, как из рога изобилия.
 «Какова была реакция соседей, когда они обнаружили тело?»
 «Имеет ли место сексуальное насилие?»
 «Это новая работа серийного маньяка по прозвищу Ходожник?»
 «Разумно ли привлекать к расследованию такого дела женщину?»
 Мне был особенно неприятен последний вопрос. Я понимала, что репортёры просто хотели вызвать реакцию, надеясь получить за это свои двадцать секунд славы, когда интервью покажут в дневных новостях. Сейчас было девять утра, и если они постараются, то успеют попасть в шестичасовой выпуск. Я прошла к двери и вошла в здание, а последний вопрос продолжал громогласным эхом звучать в ушах.
 Дом номер 23 находился в дальнем конце улицы. Вокруг была натянута лента с надписью «место преступления». Стайка мальчишек, завидев нас, бросилась врассыпную («Бежим, ребзя! Миссус, миссус, арестуйте его, он стащил коробку «Чупа-чупсов» из магаза!» — «Заткнись, козлина!»). Всю дорогу мы чувствовали на себе их взгляды, а дом из-за тюлевых занавесок бросался в нас вопросами, будто попкорном.
 — Так и хочется отдать честь, — прошептала я. — Я же могу отдать честь?
 — Эй, веди уже себя как взрослая.
 Но поток адреналина подхватил и меня, как я этому не сопротивлялась. Даже если ты уверен, что дрессированный шимпанзе может выполнить твою сегодняшнюю работу, каждый раз, приближаясь к месту преступления, чувствуешь себя гладиатором.
 В прихожей стоял полицейский, совсем мальчишка, с длинной жирафьей шеей, фуражка нахлобученной до ушей.
 — Детективы. — Он вытянулся, пытаясь казаться шире в плечах.
 Ну, с мальчишками мы еще побеседуем. И с их родителями тоже, кстати. Отличительная черта старых районов. Здесь кому-то еще есть дело до других людей. Это нравится далеко не всем, но может очень пригодиться нам.
 — Мы еще не обходили соседей. Думали, может, вы, типа, захотите это сделать как-то по своему.
 — Правильно думали, — сказал Шикамару, тоже доставая перчатки. — Мы найдем, кому этим заняться. Как все выглядело, когда вы прибыли? — Он кивнул в сторону небесно-голубой двери. После полицейского взлома на ней красовалась глубокая трещина.
 — Она была закрыта, — торопливо ответил патрульный.
 — Это я и сам сообразил, — сказал Нара с улыбкой, которая превращала ответ парня в шутку, пусть и не особо остроумную. — Как именно она была закрыта? На засов, на два поворота ключа, просто прикрыта?
 — Здесь целых два замка. Плюс, цепочка. Пришлось вскрывать. Но дверь была не заперта на на один из замков. Просто захлопнута.
Другими словами, если убийца вышел через дверь, он просто захлопнул ее за собой. Ключи ему были не нужны.
 — Сигнализация сработала?
 — Нет. Она, типа, и не была включена. — Патрульный показал на коробку, висевшую высоко на стене. — Когда мы вошли, она, походу, и звука не издала.
 — Спасибо, — Шикамару одарил патрульного еще одной улыбкой, — отличная работа.
 От этих слов патрульный пошел пятнами. Напарник веселился как мог.
 Увидев подругу, крутящуюся рядом с шкафом, я повеселела.
 — Привет. Ну наконец-то.
 — Дорожные работы задержали, — ответила я.
 — Привет. Что у нас тут? — подключился Шикамару.
 — Выглядит как очередная ссора голубков. Вы что, их по жребию вытаскиваете?
 — Ну это же лучше, чем гангстерские разборки, — в тон ей ответила я.
 — Если бы. — Сакура выдала нам медицинские маски. — Наденьте. Вонь там… Что я буду рассказывать, сами зайдите в ванную.
 Спальня была обставлена простенько, но со вкусом и романтично. Двуспальная кровать, застеленная для одного человека, стояла у самой балки. На балке был вырезан странный рисунок: контур рыбьей головы и на нем треугольник. Стену над кроватью украшали три постера с обнаженными женщинами — выражаясь с эротической политкорректностью, что-то между откровенным искусством и легким порно. Никаких личных вещей или фотографий видно не было. Ванная комната находилась чуть дальше — практически в пределах спальни, и места в ней было ровно столько, сколько требовалось для раковины, туалета, душевой кабины без занавеса и тела убитого. Он лежал на плиточном полу, повернув лицо к двери.
 Одежды на нем не было, если не считать распахнутого белого халата, сейчас мокрого насквозь и закрывающего сливное отверстие душа. Ино стояла на пороге и фотографировала. Сначала я подумала, что Сакура имела ввиду трупный запах, но потом…
 Это был запах морских водорослей и тухлой рыбы. Я инстинктивно закрыла нос рукой. Шикамару последовал моему примеру.
 — Кто-нибудь выяснил, когда наступила смерть?
 — Трупное окоченение еще не наступило, да и тело не совсем остыло. Думаю, пару часов назад.
 — А когда сосед с его нашёл, разве душ не был включен?
 — А что?
 — Теплая вода могла поддерживать температуру тела и отсрочить окоченение.
 Я посмотрела на часы.
 — Скажем так, предположительно она умерла около пяти, — высказалась Сакура.
 — Это почему? — спросил Нара, не оборачиваясь.
 — Поскольку нет оснований считать, что труп переносили, будем исходить из того, что его убили, когда он находился в душе. Как видишь, тело и халат закрывают сливное отверстие. Это и вызвало затопление. Я смерила давление воды — неплохо для мансарды.
 — Так что за запах? — спросила наконец я.
 — Ах это! — Сакура присела на корточки и распахнула полы халата, оголяя живот из которого вместо кишок торчали мелкие рыбешки, какие продают в зоомагазинах.
 — Какая гадость, — изрёк напарник.
Ино закончила фотографировать и обменялась взглядами со мной. Шикамару тронул меня за плечо:
 — Если что, звони. Я буду в саду, поговорю с соседями.
 — Хорошо.
 Я дождалась, пока он уйдет, и спросила:
 — Можно мне?..
 Ино кивнула и отошла в сторону. Подошвы чавкали по мокрому полу. Повсюду в ванной комнате были капельки воды. Собираясь в ручейки, они сбегали вниз. Глядя на зеркало, можно было подумать, что оно плачет. Я присела на корточки; чтобы не потерять равновесия, опёрлась о стену, глубоко вдохнул воздух, но почувствовала только запах мыла и рыбы. Других запахов, которых он ожидал, не было. Это дизосмия, вспомнила я. Некоторые запахи мозг попросту отказывается воспринимать или начинает путать, ощущая приятные ароматы как отвратительные.
Кисаме Хошигаки был средних лет. Я бы дала ему тридцать семь. Не красавец. Возможно, так на него повлияла вода. Кожа вздулась в некоторых местах, приобретая синий оттенок. И маленькая дырка во лбу, которую эксперты легко замажут. Это была не пуля. Слишком аккуратная работа, словно ему в лоб воткнули иглу.
 — Паршиво, что он все время пролежал в воде, — посетовала Сакура. — Иначе бы мы смогли выделить ДНК убийцы или отпечатки.
 — Хм… Но на лоб-то вряд ли попало много воды. Вокруг входного отверстия — черная запекшаяся кровь. На коже почернение от орудия убийства. Рана может нам кое-что рассказать?
 — Безусловно. — Сакура вытащила лупу и опустилась на колени. — Очень аккуратная работа. Обычно, чтобы пробить лобную кость, требуется много силы, а здесь…
 — Спицы для вязания подойдут, чтобы сделать такое отверстие? — спросила я.
 — Если только их заточить, — Сакура пожала плечами. — По асимметрии отверстия можно сделать вывод, что нападавший стоял сверху над ним.
 Я осторожно повернула голову убитого. Лоб был ещё теплый.
 Я поднялась и увидела свои следы на белой плитке, а мне-то казалось, она розовая… Сакура наклонилась сделать крупную фотографию лица погибшей.
 — Ну и крови же из нее натекло, — заметила я.
 — Это потому, что его живот лежала в воде, — сообщила девушка. — Вода не дает крови свернуться.
 — Вся эта кровь — из разрезанного живота?
 — Да. И знаешь, что это значит?
 — Нет, но чувствую, что скоро буду знать.
 — А значит это, что Кисаме вспороли живота, когда сердце у него еще билось. То есть до того, как ему пробили лоб.
 Я зажмурилась. Выйдя в сад, я заметила Шикамару, разговаривающего с соседями. Осторожно встав рядом, я включилась в диалог:
 — Чем он занимался? — спросил Нара.
 — Насколько мне известно, он работал фасовщиком на заводе. Или вроде того.
 — Вроде того, — повторил Шикамару и с безразличным видом сделал записи в своем блокноте.
 Это был прием, которым он пользовался в беседе со свидетелем. Не смотри на них — и они будут чувствовать себя раскованнее. Покажи, словно их показания тебя не впечатляют.
 — У него была невеста?
 Старушка покачала головой.
 — Любовница?
 — Мы же не подслушиваем под дверями, господа. Думаете, убийца — ревнивый муж его любовницы?
 — Не знаем пока, — ответил Шикамару.
 — Да это понятно-то!
 — Может быть, вы помните, кто приходил к нему? — предположила я.
 Старуха посмотрела на меня ничего не выражающими глазами.
 — Был один. Мужчина. Худой такой, — вспомнила она. — Может, его начальник.
 — Почему вы так решили?
 — Был в черном пальто. Приехал на машине с личным водителем, — поделилась женщина. — Машина такая красивая! Солидная. С большим кузовом.
 — Может, вы запомнили номера?
 Женщина загадочно улыбнулась и полезла в карман фартука, где был спрятан блокнот и ручка. Она выдернула листочек и протянула Шикамару.

***

 Я ненавидела тематические пабы: ирландские пабы, пабы, где все пьют, раздевшись по пояс, пабы, где обсуждаются новости, а больше всего — любимые пабы знаменитостей, где на стенах висят портреты скандально известных завсегдатаев. В «Самурая на привале» это была мутная смесь — классические мотивы, морские путешествия и европейский шик.
 Зазвонил телефон. Я посмотрела номер и в очередной раз отметила, что это звонит не Нейджи.
 — Да, шеф.
 Хината? Ты где? — Цунаде была встревожена.
 — В баре «Самурай на привале», — сказала я.
 — Ты пьяна?
 — Не так, как хотелось.
 — Что ты несешь, идиотка?
 — Ничего. Аккумулятор садится, шеф.
 — Мы пробили номера. Машина, которая подъезжала к дому Кисаме Хошигаки принадлежит клиническому психиатру Орочимару Рьюичи. Мы знакомы. Я договорилась о встрече. Трезвей и поезжай с утра к нему, адрес отправлю на почту. Ты поняла, Хьюго?
 — Так точно, — также шёпотом ответила я.
 Я положила телефон во внутренний карман куртки. Правда, на четвертой поллитровой кружки меня перестало раздражать и бульканье зеленой воды, и шлемы от костюмов самураев, и незатейливая скрипучая мебель. Могло быть и хуже. В прошлый раз народ решил развлечься пением, и в какой-то момент мне показалось, что я на мюзикле, а не в баре. Я внимательно огляделась и со спокойным сердцем убедилась, что никто из гостей не собирается петь и танцевать.
 Сегодня вечер пятницы и здесь был фурор. Официанты не успевали принимать заказы.
 — Как настроение? Праздничное? — спросила я бармена, когда тот поставила передо мной кружку.
 — В девять вечера? В пятницу? — ответил мужчина вопросом и дал мне сотню сдачи, хотя полагалось две. Если бы я могла, то отправилась бы в «Насикава», мой любимый бар в Токио, где я веселилась всю студенческую жизнь… Но мне почему-то думалось, что туда меня не пустят, после пляски на барной стойке.
 Кто-то из посетителей вспомнил, что меня показывали по телевизору как героя японской полиции, потому что я отыскала убийцу своих родителей спустя столько лет. Кто-то отпустил пару замечаний, как-то меня обозвал, и что-то из этого мне не понравилось. Интересно, дошло ли дело до потасовки, будь я мужчиной! Не исключено, что костяшки пальцев и переносицу я могла разбить и так.
 Я сидела на барной стойкой, цедя своё пиво до самого закрытия, пока салон пустел, а бармен начищал стаканы. На часах было половина четвертого.
 — Детектив Хьюго?
 Я икнула, услышав знакомый голос за спиной. Обернувшись, я уперлась взглядом в подбородок Узумаки, отметив про себя, что он был в очках. Весьма сексуально.
 — Спасибо, — сказал он.
 — Блять, я произнесла это вслух? — выругалась я, чуть не пролив пиво себе на пиджак.
 — Типа того. Пить мы не умеем, как я посмотрю? — хмыкнул он, залезая на барный стул.
 Я слышал, как голос Наруто дрожит и бьется о грудную клетку, — даже приятно. Допив пиво, я попросила повторить.
 — На сегодня хватит, — отрезал Наруто, отмахнувшись от бармена. — Зеленого чая. И бокал виски.
 — Прости? — удивилась я, грубо стукнув кулаком по столу. — Я ещё не пьяна настолько, чтобы разрешить тебе командовать.
 — Я бы хотел посмотреть на это, но, боюсь, вы будете жалеть об этом, детективчик-чан, — Наруто покачал головой.
 — У меня нет привычки жалеть о том, что я делаю.
 — Ты думаешь, у тебя это выходит? — поинтересовался он нагло.
 Несколько мгновений мы молча переглядывались.
 — Да.
 — Лгунья, — прошептал Наруто и его голос утонул в шуме, который зародился внутри моей черепной коробки.
 — Не нужно меня лечить, господин Узумаки.
 Я не просила у судьбы многого. Жизнь — не обязательно интересная. Отношения — не обязательно долгие. Работа — какая подвернется. Я привыкла брать то, что дается, и не крутить носом. Поэтому растерялась, когда по-настоящему красивый парень вдруг ясно дал мне понять, что хочет проводить со мной время. Тонери был последний мужчина, перед которым я была хоть немного откровенна, а сейчас в мою личную жизни нахрапом влезал Наруто Узумаки.
 — За кого ты меня принимаешь, детективчик? — притворно возмутился он. — Ты для меня слишком легкая добыча.
 Бармен поставил передо мной чашку зелёного чая, а перед Наруто — бокал с виски и двумя кубиками льда.
 — Ах, ну да.
 — И слишком пьяная.
 — Я не пьяная.
 — А пьяная девушка — оскорбительно легкая добыча.
 Я сделала глоток горячего чая и, словно сразу протрезвела.
 — Хочешь послушать историю про Хинату Хьюга, королеву крыши? То есть про меня. Знаешь, отличное вышло место для ничегонеделания. В те дни, когда нет дождя или ветра и не нужно работать, мне нравится лежать на крыше, смотреть в небо и мечтать…
 — О чем?
 — Только не смейся. Мне с детства нравилось представлять себя королевой. Королевой кого-нибудь. Драконов. Вампиров. Древних Римлян. Современных японцев… Какая разница кого, самое главное — осанка, белые перчатки и наследник престола, держащий тебя за руку. Пока папа был рядом, охранял мое безмятежное детство, я мечтала о том, как стадо боевых драконов однажды преклонит передо мной головы. Как меня возьмет в жены принц вампиров — наденет мне на голову рубиновую корону. Или как я встречу прекрасного незнакомца где-нибудь в кафе, и он окажется не только моим будущим мужем, но и королем какой-нибудь маленькой страны. Мало, что ли, современных королевств на этом свете?
 — О да.
 — А потом их убили. Зарезали, как скот на моих глазах. Боевые такого исчезли, оказалось что вампиров не существует, а принцы давно заняты. В тот же самый день, когда я обнаружила их тела — лежали на спине и смотрели в потолок невидящими глазами, — меня покинули грезы о будущем королевстве. У меня осталась только крыша с коллекцией глиняных горшков.
 — Мне жаль, Хината.
 Наруто потянулся ко мне и промокнул влажные дорожки слез на моих щеках.
 — Мы похожи в этом, да?
 — Если бы принц Андорры переступил порог этого заведения, я бы первым сосватал тебя ему, — отшутился он.
 — Дурак, — как-то ласково я сказала Наруто.
 — Я бы не дал тебе проходу, если бы ты казалась мне хоть чуть-чуть аппетитней моей бабушки.
 Мы громко рассмеялись, но осознание того, что Узумаки дал мне понять, что я не привлекаю его, меня утешила. И в тот же момент огорчила.
 Наруто осторожно заправил прядку моих волосы за ухо, видя, что я вот-вот разрыдаюсь уже от благодарности.
 — Слушай, тебе домой надо как-то добираться, — отметил он. — Закажу тебе такси.
 — Спасибо. Ты оказался отличным слушателем.

 Такси остановилось возле большого и мрачноватого деревянного дома.
 — Подъехать к крыльцу? — осведомился водитель.
 — Нет, остановите тут, — сказала я. Он посмотрел на дом.
 Ему показалось, что в окне я заметила Неджи. На душе заскребли кошки…
 — Сегодня ведь пятница?
 Таксист с опаской посмотрел в зеркало и медленно кивнул. Дни. Недели. Господи, как же быстро идет время. Я помассировала лицо, пытаясь втереть немного жизни в то, что сейчас больше всего напоминало посмертную маску. А ведь зимой казалось, что все не так уж плохо.



Прочитали?
3
Саша КуценкоОи КоханJeepers Creepers


Нравится!
4
Не нравится...
0
Просмотров
238
Оценка материала: 5.00 Тлеющие звезды. Глава 10 5.00 0.00 4 4
84 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:
Доброе утро, дорогие читатели! После (очень) долгого перерыва возвращаюсь в строй. Приношу свои извинения за ожидание! Спустя время я по-другому смотрю на концепцию историю и персонажей. Будет много ООС, но потом все войдет в "норму". В ближайших главах будет много мата, алкоголя и разврата...Приятного чтения! Жду ваши мысли в комментариях.
Обложка
Название: Тлеющие звезды
Автор: Лиса Осенняя
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): AU ,  OOC (Out of Character), Детектив, POV , Экшн  (action), Гет 
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ОЖП, ОМП, Нецензурная лексика
Описание: Когда за тобой охотятся, словно за зверем, шпионы других государств, желая захватить самое ценное - твою жизнь, как ты себя поведешь? Каждый день, шагая по лезвию ножа, позволишь ли ты себе мечтать о спокойном завтра и о всепоглощающей любви? Будешь ли ты видеть смерть близких, если узнаешь новую сторону медали или темную сторону Луны? Ты можешь быть непобедимым, всесильным, но как долго ты продержишься, если на кон стане что-то большее, чем ты сам.
Один мужчина - сердце которого вырвано из груди.
Одна женщина - которая желает разгадать его.
Одна Преисподняя - которая разрушит две жизни.
Одобрил(а): Александр 28 августа в 18:22
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

1 комментарий

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Мika Foks   28 августа в 21:312021-08-28 21:31:18
Ой, вы вернулись)) Я как то начала читать вашу работу, а потом увидела, что проды долго нет, и уже не стала дочитывать. Думала, вы с концами забили)) Но очень рада, что вернулись.


Пользователь
Лиса Осенняя  29 августа в 04:16 2021-08-29 04:16:34
Мika Foks,да! это работа слишком цена для меня. хочется ее "добить" до конца

1   



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже