Тлеющие звезды. Глава 5

Шапка фанфика
Название: Тлеющие звезды
Автор: Лиса Осенняя
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): AU, OOC(Out of Character), Детектив, POV, Экшн (action), Гет
Рейтинг: R
Предупреждения: ОЖП, ОМП, Нецензурная лексика
Описание: Когда за тобой охотятся, словно за зверем, шпионы других государств, желая захватить самое ценное - твою жизнь, как ты себя поведешь? Каждый день, шагая по лезвию ножа, позволишь ли ты себе мечтать о спокойном завтра и о всепоглощающей любви? Будешь ли ты видеть смерть близких, если узнаешь новую сторону медали или темную сторону Луны? Ты можешь быть непобедимым, всесильным, но как долго ты продержишься, если на кон стане что-то большее, чем ты сам.
Один мужчина - сердце которого вырвано из груди.
Одна женщина - которая желает разгадать его.
Одна Преисподняя - которая разрушит две жизни.

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
X Содержание
Тлеющие звезды
Пожалуй, это единственная глава моей жизни, к которой я ничего не могу добавить.
Я.
4 февраля 2019 года
Мужчина зажимает рану ладонью, содрогается от боли. Убийца, облаченный в белый костюм, заносит новый удар — решающий. Жертва падает на пол, багряно-красная лужа растекается в стороны, окрашивая его белую рубашку. Меня пробивает мелкая дрожь, сковывает каждый кусочек тела, и я закрываю лицо руками. Но сон не уходит. Мужчина в белом раз за разом убивает Наруто.
Парень падает на пол. Его голубые глаза больше не искрятся радостью и весельем. Его волосы больше не похожи на золото. Белая рубашка теперь похожа на балахон. Катана снова разрезает его обмякшую плоть.
Во сне я попыталась представить, как закрываю глаза. У меня немного закружилась голова, затошнило. Это было чувство, которое я знала слишком хорошо: ощущение падения в бездну, в черную бездонную пустоту — злобные мысли убийцы. Я встала, выбираясь из своего укрытия, где пряталась, будучи пятилетним ребенком, когда убивали моего отца. Зрение пришло в норму и теперь Наруто Узумаки исчез, возвращая прежнего Хиаши Хьюга.
Я встала на место убийцы, примеривая на себя его жизнь. Я чувствовала уверенность убийцы, когда он пришел в наш дом, будто был сам его хозяином, словно приходил сюда много раз. Я чувствовала его терпение и умение, ту точность, когда он заносил оружие над телом отца. Убийца удовлетворен своим творением, он что-то негромко напевает, но маска на нем, копирующая лицо Зевса, приглушает слова песенки.
Он присел на корточки всего лишь на мгновение — или дольше, если он этого хотел, — чтобы насладиться своим творением. Мужчина тянется к резинкам, держащим маску, я напряглась, пытаясь разглядеть его лицо, но звуки, идущие из «вне», останавливают его. Он подхватывает катану и шагает прочь, растворяясь в дымке ведения.
— Ради всех святых, — вздохнула я, зарываясь носом в подушки и одеяло. — Какого?!
Я резко вскочила, почувствовав, как меня окутывает незнакомый запах мускуса и специй. Потерев лицо, я огляделась — незнакомая комната в классическом японском стиле, незнакомая кровать с балдахином над моей головой и распахнутые ставни через которые просачивался морозный февральский воздух. Поднявшись с кровати и на ходу натягивая свою рубашку и любезно предложенную Наруто толстовку, я закрыла окно.
Вернувшись в свою берлогу, которую все также выделил мне мужчина, я укрылась одеялом с головой. Я все еще плохо чувствовала себя, нуждаясь в хорошем сне. Завыв от досады, я снова встала, начиная заправлять кровать как последний перфекционист.
От каждого движения ток проходился до раны на руке, а потом к ноге, отдаваясь легким жжением. Если на руке удалось остановить кровь быстро, то с ногой пришлось повозится — осколки зашли глубоко в ткань и Наруто пришлось их извлекать уже в его доме. Сначала он все-таки надеялся отвезти меня в больницу, но все его уговоры сошли на «нет» и тогда он сам принялся орудовать перекисью и пинцетом. Весьма удачно.
На мои вопросы, где он научился этому, парень отшутился что исправно посещал занятия по основам безопасности в колледже. Но я чувствовала, что он лукавит, потому что движения были четкими и слаженными, словно он это делал неоднократно. Наруто Узумаки, которого я прозвала в своих мыслях Индюком, до сих пор не воспринимался мной как законопослушный гражданин и человек, которому я могу доверять.
Хорошо, я готова признать, что ему благодарна. Не только за оказанную медицинскую помощь, но и за кров над головой и одолженную одежду, и за телефон, с которого я позвонила Саю и узнала об обстановке в «Самурае» после того, как я уехала с Индюком. Первая новость, Сай разобрался с якудзами, которые напились и хотели разобраться с другими посетителями, без помощи полиции. Втора новость оказалась печальнее. Я теперь должница Наруто, а это очень плохо.
— Спящая красавица, уже половина восьмого, — мне на плечо ложится рука и я, стряхивая с себя мысли, заставляю себя открыть глаза и посмотреть на мужчину. — Если ты сейчас же не поднимешь свою задницу, то опоздаешь на работу.
— Ты что-то сказал про мою задницу? — Я бросаю гневный взгляд на Наруто-Индюка, который бессовестно разлегся на кровати, улыбаясь, как кот, получивший свою порцию сметаны. — Кажется ты видел, что я сделала с Исикавой, хочешь тоже самое? И вообще, встань, пожалуйста, с кровати.
— О, брось. Видел-видел: ты кровью истекала, — закатил глаза он, что вывело меня еще сильнее. — И спешу напомнить, что это — моя кровать, поэтому могу делать все что хочу и как хочу.
Не дожидаясь еще какой-то фразы, которая напрочь бы уничтожила фундамент хорошего мнение о личности Наруто, я встала с кровати и поплелась по памяти в гостиную, где валялся мой телефон. Когда я вчера уезжала из кафе не удосужилась даже взять пальто и бумажник с ключами от квартиры, хорошо, что Сай согласился любезно забрать мои вещи и потом вернуть их на работе.
Хината, ладно тебе! — донесся до меня крик. — Я быстро учусь. У тебя не просто задница, у тебя — офигенная задница!
Парень появился в дверном проеме, победно улыбаясь. Он расправил плечи и стал казаться горой на фоне меня, полутораметрового хоббита. Мне было некогда играться в «самый колкий ответ», поэтому я просто смерила его холодным взглядом и подхватила телефон, сбрасывая толстовку Наруто с себя.
— Назовешь еще раз свой адрес, чтобы я поняла, как долго мне добираться до Бюро? — сдержано поинтересовалась я, выдавливая улыбку.
— Уже уходишь? — искренне удивился он, потирая плечи и разминая шею. Он прошел ко мне почти в плотную, но такая близость лишь вызвала у меня негодование, чем трепет, созданный алкоголем ночью в кафе.
— Извини, но я больше не могу терпеть твое присутствие, — хмыкнула я, наблюдая, как изменяется лицо Узумаки, становясь непроницаемой маской.
Блондин тяжело вздохнул, после чего обошел меня и направился к столу, где уже было накрыто на две персоны. Он уселся на стул и как ни в чем не бывало принялся уплетать омлет и запивать кофе. Я лишь тяжело вздохнула.
— Как хочешь, я догадливая девушка, пойму сама, как добраться, — раздраженно сказала я, ожидания какой-то реакции от моего спасителя. Но ничего. Не знаю, почему я хотела побесить его, наверное, из-за желания узнать придел его веселости. — Эй, пока.
— Вообще-то у меня есть имя, — подал голос мужчина. — Это, во-первых, если что. Во-вторых, я не против отвезти тебя на работу. Только, пожалуйста, позавтракай. Ты потеряла кровь, а теперь тебе нужно восстановиться.
— Я поем в участке, — я закусила губу, пробуя имя парня на вкус, — Наруто.
Парень обернулся ко мне, улыбаясь. Он отодвинул соседний стул и похлопал по мягкой обивке, приглашая присесть. Я бросила взгляд на часы, которые висели на стене и пошла к Индюку. Еда и вправду вкусно пахла. Кофе был не противным, с умеренным количеством сахара и молока. Мне хотелось пожелать приятного аппетита, но я одернула себя, и подхватила вилку.
Я и вправду проголодалась и поэтому содержимое тарелки исчезло, словно попало в черную дыру, и я с облегчение выдохнула, почувствовав насыщение. Наруто же не спешил, лениво накалывая кусочек за кусочком и делая глотки из кружки. Пока он так «наказывал» меня, я смогла пристально рассмотреть комнату, которая ночью была окутана мраком и тенями.
Гостиная была светлой, с легкими шторами и невзрачными обоями в мелкий цветочек. Минимум мебели — диван, низкий стол и горшок с фикусом. Зеленым, высоким. Растение бело самым ярким, самым выделяющимся пятном в помещении. На книжной полке ютились книги про природу, экономику, бизнес и несколько журналов на английском про машины и технику. Ни листов бумаги, ни оставленных кружек на столе, ни каких-то деталей, которые бы отражали психотип Наруто.
Комната больше подходила перфекционисту или человеку с ОКР 1, чем Наруто в которого встроен вечный двигатель, эта широкая улыбка и вечно горящие глаза. Мужчина явно страдал гиперактивностью. Его явно интересует результат, который он будет добиваться через тернии. Да и манера его общения, выраженная жестикуляция и мимика, говорит о том, что Наруто не принадлежит эта квартира — чистая и бесцветная.
Вывод достаточно простой, как мне кажется. Мужчина живет в другом месте, а здесь коротал время с проституткой в день убийства Муро Огава и теперь привел меня сюда, чтобы я не узнала его привычное место обитание. Тогда кому же принадлежит эта квартира?
Хината, у тебя всегда такое лицо?
Я нахмурилась, услышав слова Наруто. Мы встретились с ним взглядом — выразительным и чересчур ярким, но явно не смоделированным. Люди просто не могут так хорошо играть свою искренность и признание. Тогда в чем же дело, что Узумаки так ведет себя?
— Что ты имеешь в виду? — переспросила я, делая глоток остывшего кофе.
— Когда ты думаешь, — пожал плечами он, пытаясь скопировать мое выражение лица, хмурясь и щурясь. — Примерно так.
— Если ты поел, мы можем ехать, — вставая из-за стола, бросила я.
— Могла бы ради приличия сказать, что тебе понравился завтракать. Я старался.
Ничего не ответив, я зашагала по коридору, где поспешно натянула ботинки и стала ждать Наруто, выстукивая ногой от нервозности. Меня колотило изнутри, хотелось курить и спать, но я не могла позволить себя второго. Первое, как сладкое вознаграждение ждало меня в офисе. Я уже была готова начать молиться, когда в проеме появился Индюк, в свитере и в кожаной куртке.
— Надень это, — он протягивает мне куртку, которую я с удивлением рассматриваю. — На улице холодно, не хочу, чтобы ты заболела.
— Спасибо, не это лишнее. Я и так принесла дискомфорт, испортив ночь и утро. Мы просто сядем в машину, ты отвезешь меня в участок, я зайду в здание. На улице в общей сложности я буду шесть минут, — строго произношу я, заглядывая к нему в глаза.
— И почему ты такая упрямая? — чуть ли не рычит он. — Повторюсь — не хочу, чтобы ты заболела, иначе буду чувствовать себя виноватым.
— А я повторяю…
Хината, какого черта? Это потому, что я тебя раздражаю? Или есть более весомая причина? Я уверен в том, что у тебя в прошлом есть какие-то тайны, которые причинили тебе боль и теперь ты стала чертовой ледышкой, отвергающая банальную помощь, — тихо произносит он, ожидая от меня ответа. — Твой отец унижал тебя и маму? И поэтому ты ненавидишь мужчин, отвергая их. Или это связано с каким-то парнем? Он бросил тебя, когда использовал в шестнадцать.
Я ошарашенно смотрю на него, пораженная такими словами и сталью, которую он вкладывал в голос. Сейчас Узумаки предстал передо мной кем-то другим — тонким и чутким, незнакомым.
— Ты можешь сказать мне. Я…я знаю, как это отвергать весь мир, никого не признавать. Но ведь это неправильно, даже самые стойкие люди когда-нибудь ломаются. Или сходят с ума. Детективчик, ты можешь рассказать мне. Я умею хранить тайны, — наконец закончил он.
Сделав глубокий вдох, я сложила руки под грудью.
— Твоя логическая цепочка меня поразила, — признаюсь я. — А что с тобой не так? Это веселость, шутки и энергия, которой ты заливаешь все вокруг, но остаешься в тени. Твоя улыбка говорит за тебя, твой взгляд…зачем? Все это искренне, но ты ведь не хочешь этого. Просто играешь, чтобы скрыть то, что у тебя внутри, — я делаю шаг вперед, сокращая расстояние, между нами. Наруто не шевелится, но я отслеживаю его реакцию. Маска не трескается, но становится тускнея. Парень сжимает плотно челюсти, нервничает, но не разрывает со мной зрительный контакт. Я делаю еще пол шага вперед. — Мы с тобой похожи. Оба играем, но ты прав, нам нужны те, кто знают правду. Мы можем стать друг для друга спасителями. Поэтому если хочешь рассказать мне про свою связь с Бесами или про смерть Муро Огава, я тебя внимательно выслушаю.
Я осторожно забираю из его рук куртку и накидываю на плечи. Блондин выпускает воздух через ноздри, но снова ничего не говорит, переваривая сказанные мной слова. Он на пределе, держится за те ниточки здравого смысла, которые я натянула до предела.
— Ты нарушаешь правила, про которые даже не знаешь, — добавляет осевшим голосом. — Я отвезу тебя в офис, а после этого молись так громко, как можешь, чтобы мы больше не встречались, Хината Хьюга.
Он проходит мимо меня, задевая плечом и распахивает дверь.
***
9 февраля 2019 года
Я приехала домой сразу после рассвета, у меня поднялась температура, заболела голова, оповещая о подступающей простуде, которая уже обосновалась у меня в организме. Шикамару отправил меня домой, ссылаясь на то, что зомби в отделе ему не нужны. Мы договорились, что я приеду в БОБ к обеду и продолжу работу, отоспавшись.
Последнюю неделю было тихо — кроме ограбления магазина и смерти подростка от передозировки. Параллельно с этим мы раскручивали дело Муро Огавы, отслеживая звонки его жены, знакомых и коллег, а также Казуно Исикавы, который отключил свой телефон пятого числа и с того момента не было транзакций с его банковской карточки.
Мы выжидали. Шикамару нервничал по поводу того, что мы упустили какой-то момент. Я же попросила вернувшегося Нейджи узнать больше о Наруто. Брат согласился помочь, но наша авантюра не привела к ожидаемому финалу — информация доступная федеральной организации была закодирована программой-слежкой и Нейжди побоялся ее ломать.
Я понимала его страх. Сейчас ему не нужны неприятности: сначала он слил информацию ФБР нашему руководству, потом продал какие-то материалы японцев русским и уехал в США, став гражданином этой страны. Когда же он вернулся сюда, Нейджи уже стал связным какого-то американца, работящего на Северо-Восточном побережье.
Не знаю почему его еще не посадил — был ли это страх перед заморскими товарищами, то ли расчет на будущее. Нейджи боялся, он сам говорил про это. Но дороги назад не было, мужчина был готов идти до конца в надежде, что его путь поможет нашему с ним положению.
— Привет. Не помешаю? — спрашиваю я у брата спускаясь в подвал дома, где он проводит большую часть времени, просматривая информацию и перерабатывая видео, фото и прочие материалы с нескольких десятков мелких экранов.
— А? Нет, нет, — отвечает он, отворачиваясь от компьютера. Яркие картинки застыли в его очках, которые он носил как безумный ученый — немного спустя с переносицы. — Почему ты так рано? Сегодня никого не убили?
— К счастью, нет. Когда убийцы скрываются, выходят бюрократы, — отшучиваюсь я, отрывая под завалами коробок и бумаг стул и сажусь на него, рядом с рабочим столом брата. — Я тут тебе принесла вкусняшек.
— Кофе! Ты святая! Святая Хината, ниспославшая кофеин, — восклицает он, забирая у меня из рук кружку.
— И это еще не все. — Я вытаскиваю из-под пол кардигана пластиковую коробочку с вагаси 2.
— Я сказал «святая»? Забудь, я имел в виду — богиня, — чуть ли не поет брат. Он последний раз щелкает по клавишам, несколько мониторов гаснет и вместо нелицеприятных диаграмм о бюджете Японии, выползает лазурное небо и океан. Нейджи достает из-под завалов тарелку, отряхивает ее (а надеюсь, что до этого там не было острого соуса) и нож, которым обычно вскрывают письма.
Нейджи выкладывает пирожные, разрезает их. Я беру себе кусочек светло-горчичного цвета с муссом из бобов и с каким-то горьковатым соусом. Не так вкусно, как было раньше. Закусываю щеку, прислушиваясь к организму — притупление вкусовых рецепторов, явный признак простудного заболевания.
Мы какое-то время сидели с братом, просто пережевывая пищу и смотря друг на друга. В последнее время редко выпадает шанс просто так сидеть и созидать. Неджи уезжал надолго, что потрепало мне нервы — не стало ли ему плохо? Не болит ли голова? Не ухудшится его состояние без таблеток? Да и я, победила в номинации «самая заботливая сестра для брата больного раком», что вместо того, чтобы писать ему на поддельный номер и спрашивать о самочувствии, взяла себе две ночные смены и следила за Наруто Узумаки.
Как самый настоящий чертов сталкер.
Кажется, я схожу с ума!
— И кто это?
— Что?
— Кто тот несчастный, которого ты хочешь убить? — пояснил брат, пока я удивленно хлопала ресницами. — На твоем лице написано, что ты готова идти убивать. Беспощадно. Так кто это?
— Сам знаешь, — буркнула я, делая вид, что у меня набит рот едой и я тщательно пережевываю ее. Я выставляю губы вперед, стряхивая с них крошки на свои колени. В глубине души молюсь, чтобы мой телефон зазвонил или на одном из экранов брата выскочило оповещение. Но Вселенная не пощадила меня. — Тот подозреваемый, Наруто Узумаки.
— Понял-понял. Ты еще его в отчете назвала Индюком. Он настолько тебе неприятен?
Я открываю рот и плотно сжимаю челюсти. Конечно, Нейджи имеет доступ к моему ноутбуку и к базе БОБ, которую он мониторить. И как вообще, зная это, я могу спокойно сидеть и думать о том, как бы скрыть свою неадекватную манию Наруто, который остается для меня загадкой, побольше Бермудского треугольника.
— А! Гм…кхм, — выдавливаю, придумывая адекватные ответы. — Он связан с Бесами, которые когда-то убили нашу семью. И он связан с мафией, я уверена в этом. Его научили врать, красочно врать, а не люблю ложь, поэтому хочу его раскусить.
— Во чтобы то ни стоило? — уточнил собеседник.
— Во чтобы то ни стоило, — подтверждаю я.
— И когда ты стала так эмоционально зависима? Это плохо, — выносит вердикт он. — Сталкерство вызвано или желанием отомстить, или желанием владеть. Может, ты хочешь раскусить его не как преступника, а как…мужчину?
— Не говори глупости! — возмущаюсь я, отхлебывая остывший кофе. Жидкость попадает в дыхательный проход, и я задыхаюсь от кашля, стуча по своей груди. — Он самый настоящий Индюк, тем более, преступник.
— Вот как…
— И он не в моем кусе, знаешь ли.
Брат хитро прищуривает глаза, осматривая меня. Но мне уже не остановить его мыслительных процессов и цепочек, которые он начал выстраивать в своих мыслях, придумывая, с кем бы меня свести.
— У меня есть один знакомый на примете, могу познакомить. Тем более, скоро день всех влюбленных, может это знак? — он играет бровям, пододвигаясь ко мне ближе.
— Спасибо, но нет. У меня планы на этот день, — вру я, подхватывая кружку и коробку из-под угощений. — Я иду с Сакурой Харуно на фестиваль, в честь праздника. Там, она меня тоже обещала познакомить с парнем.
Я обнаруживаю, что пока говорю это, мои щеки покрываются румянцем. Обретенная уверенность в моих словах, исчезает, когда Нейджи начинает откровенно хохотать, смотря на меня, как на глупую маленькую девочку. Мне хочется изо всех сил его ударить.
— Ты не умеешь врать, — констатирует брат, когда из его голоса пропадают все смешинки.
Выходя из подвала и набираю номер коллеги. Услышав мое предложение, девушка завизжала от радости и сказала, что намерена обойти со мной несколько сотен бутиков, чтобы купить мне подобающий наряд — видите ли, джинсы и свитер, нельзя надевать на такие праздники!
***
10 февраля 2019 года
Машина неслась по двухполосному шоссе. Дорога была влажна от снега, который прошел днем и уже успел растаять. Водитель пристально смотрел на горизонт перед собой: темно-синие холмы, высокие ели и океан, плескающийся у подножия, куда он спускался.
Автомобиль свернул вниз на разбитую гравийную дорогу, перетекающую в песчаный заброшенный берег национального парка. Ниссан остановился и человек, сидящий за рулем, нервно воздохнул и неспеша вышел. Вне салона было ужасно холодно, дул ветер принося хрупкие льдинки со стороны островов или, возможно, Америки.
Эх, Америка, Америка, подумал он, поправляя наручные часы. Он вырос в этой стране, прожив там с отцом, бегущим от проблем и от страха перед женщиной, которая выбрала его собственного брата. За это он ненавидел их всех, за это он был готов мстить. Всем, кроме единственного лучика солнца — его любимой младшей сестры, которая была смыслом всей его жизни, когда он оказался в паутине проблем и страха. Ради нее он был готов на разные вещи, даже на…убийство. Именно. Он был готов убить человека, который заточил свой клинок, чтобы вырезать всех Хьюг, которые однажды предали его, который хотел убить его любимую сестру.
Мужчина тоже предавал: семью, страну — сначала одну, а потом другую. Но в глубине души он верил, что он выбрал праведный путь, что он принесет плоды в конце туннеля, по которому он брел. Во всех смыслах.
Сейчас пещера, окутанная сумерками и туманом, была огорожена от всего мира приливом — волны плескались, разбиваясь о выступы и камни. Хорошо, что хотя бы он был в высоких резиновых сапогах. Мужчина бесстрашно ступал по воде, ощущая ее холод через тонкий материал, но не останавливался. В глубине горел тусклый свет.
Вот сердце этого места. Мужчина, хлюпая ногами вышел на каменистый берег небольшого островка, который образовывался внутри пещеры. Вокруг возвышались кристаллические камни, образованные матушкой-природой еще сотни лет назад, когда японцы даже не знали про существование этой потайной местности.
Он подошел ближе к источнику света. Фонарь был старым — работал он на керосине. Мужчина усмехнулся, его друг с недавних пор пристрастился к раритетным вещам. Он посмотрел на человека, спокойно сидящего на камне, свесив ноги и смотря вдаль — в темноту. Чтобы лучше понять своего товарища, он подошел к нему вплотную и наконец увидел ту пугающую красоту, которую до сих пор не понимал.
Тело, превратилось в кусок мяса, искромсанное лицо и грудь, что будет сложно узнать, кто же это. Длинные светлые волосы сбились в комки, глаза закатились. Руки и ноги убитого были разложены звездой. Мужчина выругался, бросив свирепый взгляд на друга, который совершил это.
— Моя мать разговаривала сама с собой. В детстве, мне казалось это забавным, потому что я тоже говорил со своим воображаемым другом — он был точной копией меня, только вместо светлых волос у него были черные. Мое Альтер-эго, — севшим голосом произнес он. — С возрастом это стало не таким забавным, а после того, как я встретился с Тоши, у меня стали пропадать какие-то воспоминания, а их место занимали ужасные видения и лишь спустя пару лет, когда меня забрал Какаши-сенсей, он объяснил мне в чем дело и помог с этим бороться, помог стать самому Бесом, чтобы бороться с бесами.
— Серийник, убивающий серийников. Таким ты стал, да? — ответил второй. — Помню тебя в академии Преисподней, как ты ругался с Шаринганом и кричал всем, что станешь Повелителем.
— Я и сейчас хочу им стать, только для этого нужно убрать всех крыс, потом головорезов и продажных копов. Вишенкой на торте станет Мясник и тогда, только тогда, я доберусь до организаций, которые пытались сделать меня пешкой в своих руках, — объяснил он, поворачивая голову к другу. Свет мелькнул, бросая глубокую тень на его лицо, закрытое маской в форме морды лисицы — тонкая мордочка, черные витиеватые узоры и золотая шерсть, но даже так он разглядел его голубые, горящие глаза. — Но это потом. Я вернул должок относительно Муро, надеюсь доволен, Бьякуга?
— Конечно, как всегда идеально, — ответил тот, слабо улыбаясь. — Было несложно обвести его вокруг пальца, претворившись, что я пишу от имени Мясника. Он прибежал, мы поговорили, и я выяснил некоторые подробности насчет списка вышеупомянутого. Как ему известно, главная характеристика всех убитых — психические отклонения, которыми могли бы воспользоваться в Преисподней. Он убивал их раньше, чем на них выходили Бесы. Санитар чертов, ничего не скажешь.
— Мы с ним похожи, хотя я раньше этого не понимал — нас предали, мы обособились и теперь мстим и не успокоимся, пока не достигнем своего. Ха, и как я до этого докатился? — саркастично цокнул он. — Только он хочет массовый террор, а я все-таки переговоров, — ответил лис, спрыгивая с камня и подходя к убитому. — Дайдара выдал Мяснику Сасори, того полицейского, которое некоторое время работал с Бесами, а потом слился. Они вроде были друзьями, но поругались и разошлись — коп не хотел убивать всех, а вот белобрысый, — он повертел пальцем у виска, — начал верить в безграничные силы.
— Повелитель отправлял тебя в Турцию за ним, как я понимаю? Почему ты его упустил, Курама?
— Он хотел взорвать гражданских. Там дети были и женщины. Я хоть и Бес, но не хочу потом слыть детоубийцей, — ответил тот, выпрямляясь. — Мы поквитались, а параллельно с этим я узнал, что Тоши сейчас в Осаке на переговорах с ФБР, которые хотят контракт с ним. Но что-то мне подсказывает, что он пошлет их…твои информаторы говорят что-нибудь об этом?
Бьякуга задумался, пригладив немного отросшие после химиотерапии волосы.
— Я встречался недавно с одним, но ничего конкретного он не сказал. Лишь то, что готовится война между Бесами и мафией, американцы хотят подбить поучаствовать головорезов, а русские — Красный шест. Не знаю, что из этого выйдет, но надеюсь, что ты войдешь в Совет раньше октября, — ответил он, доставая из кармана какой-то листочек. — Мы должны закончить раньше девятого октября.
— Да-да, я в курсе! — рыкнул Курама, недовольно смотря на товарища, который вертел в руках листочек с точным подчерком Мясника, где значилась дата его последнего убийства перед тем, как он доберется до Правителя. — Микеланджело присматривает за ней. Я тоже пока буду в городе, я слежу за Исикава и его дружками, а брат Шарингана вышел уже на него самого. Самое главное, чтобы эта ослица ничего не намутила.
— Ослица? — удивился Бьякуга, смотря на товарища. Он, конечно, понимал, что тот не питает особых чувств к его сестре, но даже для него то было слишком. — Заткнись, ладно? Ты ее должен защищать, а не…
— Не бойся, это любя. Она прикольная, хоть и слишком отважная, — хохотнул тот. — Когда нужно я защищу ее, но и ты, не забывая про свое обещание. Ты единственный, кому я могу довериться — ни Ширинган, ни Повелитель, ни Микеланджело не поддержать меня, когда придет время расплаты.
— Я помню, — Бьякуга поджал губы, — я помню, что должен убить тебя, если что-то пойдет не так в нашем плане.

_________________________википедия-тайм:
ОКР [1] — психическое расстройство. Может иметь хронический, прогрессирующий или эпизодический характер. При ОКР у больного непроизвольно появляются навязчивые, мешающие или пугающие мысли (так называемые обсессии). Он постоянно и безуспешно пытается избавиться от вызванной мыслями тревоги с помощью столь же навязчивых и утомительных действий (компульсий). Одна из форм: порядок и симметрия - идея, что всё должно быть выстроено «правильно».
Вагаси [2] - традиционные японские десерты. При их создании используются натуральные продукты: бобовые (в основном красная фасоль — адзуки), рис, различные виды батата, агар-агар (растительный желатин), каштаны, различные травы и чаи.



Прочитали?
4
mari mAlly MacМилая ДиньUNDERTAKER ГРОБОВЩИК


Нравится!
5
Не нравится...
0
Просмотров
537
Оценка: 5.00 5.00 0 5
34 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Тлеющие звезды
Автор: Лиса Осенняя
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): AU ,  OOC (Out of Character), Детектив, POV , Экшн  (action), Гет 
Рейтинг: R
Предупреждения: ОЖП, ОМП, Нецензурная лексика
Описание: Когда за тобой охотятся, словно за зверем, шпионы других государств, желая захватить самое ценное - твою жизнь, как ты себя поведешь? Каждый день, шагая по лезвию ножа, позволишь ли ты себе мечтать о спокойном завтра и о всепоглощающей любви? Будешь ли ты видеть смерть близких, если узнаешь новую сторону медали или темную сторону Луны? Ты можешь быть непобедимым, всесильным, но как долго ты продержишься, если на кон стане что-то большее, чем ты сам.
Один мужчина - сердце которого вырвано из груди.
Одна женщина - которая желает разгадать его.
Одна Преисподняя - которая разрушит две жизни.
Одобрил(а): Moderator 9 февраля в 15:49
Глава: 1 2 3 4 5 6 7

3 комментария

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Ally Mac   Онлайн    VIP 10 февраля в 20:192019-02-10 20:19:09
Это круто! ;) настоящий детектив вырисовывается, значит Неджи знает Наруто, неужели это он поможет фэйкануть смерть блондинчику?? Вот чёрт! Я заинтересован! )) а Сай мне кажется и есть тот человек которого Какаши послал в БОБ?? ;)) ну по кличке выходит он))) не знаю что окажется на самом деле, но мне блин в угадайки только дай поиграть :D
буду ждать вашей проды!!! ;)))
(ослица и индюк - это прям топ :D )


Пользователь
Лиса Осенняя  12 февраля в 13:04 2019-02-12 13:04:07
Ally Mac,Стикер

Пользователь
Милая Динь    VIP 10 февраля в 12:422019-02-10 12:42:34
Блин, очень круто.
У Вас какой-то особенный стиль написания, мне нравится. Сюжет хорошо продуман, и он цепляет...
Будем ждать продолжения!
Вдохновения Вам!


Пользователь
Лиса Осенняя  12 февраля в 13:04 2019-02-12 13:04:16
Стикер

Пользователь
UNDERTAKER ГРОБОВЩИК   9 февраля в 16:222019-02-09 16:22:00
я очень надеюсь что Наруто всего лишь агент под прикрытием чтоб уничтожить преступников, а не преступник, ведь как не крути а он все таки будет с Хинатой и она ему поможет а он ей.
добавлено 10 фев. в 00:46
Возможно Неджи знает о Наруто гораздо больше чем говорить Хинате, как я понял Неджи связан с каким то агентом что борется с мафией и демонами, а если как я понимаю наруто не злодей то тогда он и есть агент под прикрытием. Как не крути а Наруто хочет найти того кто заказал убийство его родителей, и вот интересно почему убийцы его родителей на воле и переживают что убили головореза вместо того чтоб заниматься нормальными делами. И вообще-то даже если Наруто убил бы то у него есть смягчающи обстоятельства. И тогда почему все его досье засекречено, ответ мне кажется понятен, Наруто работает под прикрытием. В общем это только мои догадки, как оно есть на самом деле потом и узнаю. Я в любом случаи буду читать каждую главу чтобы узнать что в конце. Но одно ясно что у них будет роман и взаимные чувства ну а как именно пусть будет пока секретом.


Пользователь
Лиса Осенняя  9 февраля в 17:25 2019-02-09 17:25:15
UNDERTAKER ГРОБОВЩИК, Хината-то поможет, но ещё секрет, как именно!

1   



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
Вниз
Ниже