Тлеющие звезды. Глава 11

Шапка фанфика
Название: Тлеющие звезды
Автор: Лиса Осенняя
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): AU, OOC(Out of Character), Детектив, POV, Экшн (action), Гет
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ОЖП, ОМП, Нецензурная лексика
Описание: Когда за тобой охотятся, словно за зверем, шпионы других государств, желая захватить самое ценное - твою жизнь, как ты себя поведешь? Каждый день, шагая по лезвию ножа, позволишь ли ты себе мечтать о спокойном завтра и о всепоглощающей любви? Будешь ли ты видеть смерть близких, если узнаешь новую сторону медали или темную сторону Луны? Ты можешь быть непобедимым, всесильным, но как долго ты продержишься, если на кон стане что-то большее, чем ты сам.
Один мужчина - сердце которого вырвано из груди.
Одна женщина - которая желает разгадать его.
Одна Преисподняя - которая разрушит две жизни.

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Я зашла в магазин, открыла стеклянную дверь молочного отдела и прислонилась к ней. Стащила потную толстовку и закрыла глаза, ощущая кожей прохладный воздух. Синоптики предсказывали тропическую жару этой ночью, и люди в магазине запасались мясом для гриля, пивом и минеральной водой. Я подошла к кассе.
— Вы, я погляжу, решили устроить себе пир, — сказала кассирша, пытаясь утрамбовать покупки в один пластиковый пакет.
— Вроде того, — пробормотала я и улыбнулся в ответ. Она слегка наклонила голову набок, полоски на топике дрогнули.
— Много гостей?
— Не много, но все незваные.
Кассирша протянула мне сдачу, но он кивнул на копилку пожертвований.
— А им нельзя указать на дверь? — Улыбка кассирши теперь заиграла и в ее глазах.
— Этим — нет. Как раз таких вытворить сложнее всего.
Бутылки «Джима Бима» весело звякнули об упаковку «Ганзы».
— Да? Старые подруги из колледжа?
Я посмотрела на нее. Кажется, она действительно хотела узнать, в чем дело. Это было для меня тем более удивительно, что она, как ему показалось, жила вместе с таким правильным мужчиной. Вернее, такой правильный мужчина жил с ней.
— У меня нет подружек, — сказала я.
— Стало быть, парень. И наверное, из назойливых?
Мне захотелось выскочить отсюда. Удивительно, все продавцы такие разговорчивые?
Я не знал, что ответить, поэтому сказал правду:
— Три мужчины. Иногда они приходят, если я достаточно выпью.
-Что-что? — Она прикрыла глаза.
— Ничего, извините. Просто мысли вслух. То есть мыслями это не назовешь… но все равно вслух. Наверное, я болтунья. Мне…
Пора.
Я села в машину, кинув пакет с продуктами на заднее сиденье. Спустя пару минут езды по городу, мне наконец удалось отыскать частную клинику, которая принадлежала Орочимару. Я припарковалась.
Это был не самый короткий путь, но отсюда обзор был лучше. По огороженной территории большого парка были протоптаны тропинки, тут и там виднелись холмы, покрытые желтой травой. Деревья топорщили свои черные пальцы, тянулись к тяжелому небу, которое наплывало с моря позади здания клиники. Какой-то человек спешил через лужайку. Пациенты в серых халатах гуляли на площадке за больницей.
Зайдя внутрь клиники я оказалась в абсолютно белом пространстве.
— Кофе?
— А что, есть предложение получше? — услышала я собственный голос, знакомый и незнакомый одновременно.
— А то! — ответил парень и откинул сальные волосы назад. — Свежесваренного кофе нет, так что как насчет газированной воды?
— Отличная мысль, — согласилась я. Секретарь просиял.
В этой комнате все нервничали. Наверное, поэтому кое-кто называл ее «комнатой ожидания», будто речь шла о посещении зубного врача, или «приемной», словно тяжелая металлическая дверь, отделявшая эти несколько диванов от первой студии, вела к чему-то важному и даже священному. Впрочем, на телеканале НРК это фантастическое помещение с панорамным видом на вулкан Иватэ, называлось скучно и неизобретательно — «гостиная». А между тем это была самая интересная комната, которую я видела за всю свою жизнь.
- Я Кабуто, - сказал он. - Помощник Орочимару-сама. А вы, вероятно, детектив Хьюго. Проходите. Директор ждет вас.
Кабуто повёл меня по больнице, которая тут же напомнила мне о том, как сильно я не любила все эти претенциозные места, именуемые «частными клиниками». Больница была особенно велика и запутана, так что прогулка до того места, где бы нас ни ждал директор, была чересчур длинной.
Я была уверена, что то, что они заставляют гостей проходить такое неприятное расстояние, это своего рода методика запугивания, способ сообщения гостям, что обитатели этого места слишком пугающе. Я также поняла, что встречавшиеся повсюду мебель и декор в колониальном стиле выглядят ужасно и нелепо. Но больше всего меня тревожили мысли о том, как будут развиваться события.
Для меня разговоры с врачами всегда давались тяжело - гораздо хуже, чем разговоры с семьями погибших. Мне казалось, что при этом очень легко оказаться под влиянием человеческой скорби, гнева и смущения. Такие сильные эмоции влияли на мою концентрацию и отвлекали от работы.
Кабуто ввёл меня в просторный кабинет. Главный врач Орочимару Рьюичи сидел за огромным столом.
- Детектив Хьюго, - представил меня Кабуто. -Детектив, разрешите мне представить моего начальника - господина Орочимару.
Директор предложил мне присесть, затем сел сам.
- Прежде всего, - тихо начала я, - позвольте мне принести благодарность за то, что выделили время на встречу. А также, спасибо за радушный приём. Рада познакомиться с вами, доктор-сан.
- Взаимно, госпожа, — хитро улыбнулся Орочимару. — По какому поводу детектив Бюро общественной безопасности решило заглянуть в мои владения?
В последовавшем коротком молчании я быстро постаралась оценить его лицо. Я успела помотреть интервью Орочимару, его много раз показывали телевидению - там на его лице всегда была нацеплена заискивающая улыбка «политика». Сейчас он не улыбался. Ему было немного за пятьдесят.
Я заметила следы болезненных и дорогостоящих мер, на которые он пошел, чтобы выглядеть моложе - пересадка и окрашивание волос, подтяжка лица, макияж. По моему скромному мнению, он выглядел искусственно из-за своих усилий.
Он похож на куклу”, - подумала я.
- Я должна задать вам несколько вопросов касательно вашего пациента, - сказала я, доставая блокнот. - Вы знаете человека по имени Кисаме? Напомню: вы посещали его несколько дней назад.
Орочимару кивнул.
— Припоминаю. Кисаме страдал от ПТСР и бессонницы, после службы на флоте; во время испытаний произошел несчастный случай вследствие чего мой пациент потерял рассудок. Он оказался профнепригоден. Трудился на заводе компании «Мангекьё», когда мы познакомились — его работодатель сетовал на состояние сотрудника. Наше лечение вывело его в стабильное состояние. Я прописывал ему препараты. А что случилось? Мне запрещено навещать пациентов?
— Мне казалось, частные визиты противоречат врачебной этике.
— Кисаме-кун пропустил несколько сеансов. Я забеспокоился. Ему стало хуже?
— Кисаме мёртв, — произнесла я.
— Самоубийство?
— Нет.
Сказала я это не потому, что у меня напрочь отсутствует чувство такта. Я вытащила жёлтую папку, которая с пластмассовым клацаньем приземлилась на стол главврача. Мужчина начал ознакамливаться с содержимым папки по делу Кисаме.
— Сожалею, что ваш день начинается с дурных вестей.
Орочимару опустил голову, внимательно изучая заключение патологоанатомов и судмедэкспертов. Закончив изучать фотоматериалы, врач покачал головой.
— Его смерть кажется нам подозрительной.
— Я бы сказал очень подозрительная смерть. — Орочимару открыл первый ящик стола, вытащил полупустую бутылку коньяка и бокал. — Просите, вам не предлагаю. Вы при исполнении.
Наконец, врач сунул руку в письменный стол и достал небольшой конверт. Он подошёл ко мне и передал его.
- Вот, - сказал Орочимару. Затем вернулся к дивану и сел обратно.
- Что это? - спросила я.
Он снова посмотрел на неё.
- То, что вы ищете, - ответил он.
Теперь я была совершенно озадачена.
- Могу ли я открыть его? - спросила я.
- Сделайте одолжение.
Я открыла конверт. В нём был единственный листок бумаги, на котором в два столбика были написаны имена. Некоторые были мне знакомы: три или четыре принадлежали жертвам Художника. Среди них были такие имена, как Хидан и Дейдара. Это ещё больше запутало меня.
- Кто все эти люди? - спросила я.
-Круг общения Кисаме, - ровным голосом ответил доктор Орочимару. - Список, возможно, неполный. Но это самые основные. Он часто упоминал эти имена в разговорах и я записывал их. Возможно, кто-то из них преступник.
Сказать, что я была потрясена, значило, не сказать ничего. Я просто сидела, не в силах выдавить ни слова.
- Я не говорю, что кто-то из этого списка сам лично убил Кисаме, лицом к лицу, - сказал он.
- Почему вы так считаете?
- Он говорил весьма агрессивно об этих людях, поэтому я делаю такой вывод.
— В одной только Конохе ежегодно пропадает шестьсот человек. Однако через несколько часов после того, как их заявят в розыск, ненайденными остается всего лишь горстка. Это известно, как и то, что, если поиски длятся больше двух дней.
— Ну и к чему ты все это?.. — перебил меня Орочимару и взглянул на часы.
— Большинство пропавших — клиенты психушек или старики, впавшие в маразм, — продолжала я. — Но встречаются также и относительно нормальные люди, которые срываются в Токио или кончают с собой. Этих находят или в списках пассажиров, или по выпискам со счетов, когда они снимают деньги в банкомате; иногда их тела выбрасывает на берег. Проблема в том, что нынешнее дело совсем не такое. Нетипичное убийство. Этот человек ни дружку ни о чем не рассказал, ни возле места преступления не засветился. Никто ничего не знает, так что телефонные звонки нам не помогут, а только утопят. Следов там, конечно, много, но он запросто мог продумать это заранее, чтобы нас запутать. Короче говоря, это совсем другая игра.
Орочимару откинулся на спинку кресла, соединил кончики пальцев и теперь внимательно смотрел на меня. Прищурился, как ящерица на солнце, а потом спросил:
— Так, говорите, детектив Хьюга, это игра?
Я медленно кивнул, размышляя о том, что Орочимару имеет в виду.
— А что за игра? Шахматы?
— Может быть. Вслепую.
Психиатр кивнул:
— Значит, по-вашему, вы имеете дело с классическим маньяком, хладнокровным убийцей с развитым интеллектом и склонностью к игре и ультиматумам?
Теперь я поняла, к чему клонит Орочимару.
— Я на это не так смотрю. Мне интересно знать именно про конкретного пострадавшего.
Мужчина выдержал мой взгляд, но тут что-то произошло. Прорвалось, проскользнуло. Всего на долю секунды — но ее было достаточно.
- Вы хотите сказать, что мой пациент стал жертвой по чистой случайности? - спросил Орочимару.
“Вероятно, да”, - подумала я. Но она я, что вслух этого лучше не произносить.
Прежде, чем я успела ответить, он добавил:
- Агент Хьюго, тяжёлый опыт научил меня не верить случайностям. Не знаю, как и почему, но смерть Кисаме носит характер манифеста. А в манифесте всё лично. Поэтому не пытайтесь мне говорить, что в данном случае это не так. Задача вашего Бюро и вас лично - найти ответственных и привести их в суд для восстановления справедливости.
Я долго и глубоко вздохнула, внимательно изучая лицо мужчины. Теперь я это увидела. Доктор был законченным эгоистом.
Орочимару встал.
- Я распоряжусь, чтобы кто-нибудь проводил вас, детектив Хьюго, - сказал он.
На выходе я посмотрела на стеллаж, где среди книг сидела фарфоровая кукла. Миниатюрная. В розовом платье и чепчике. Увидев мой заинтересованный взгляд, Орочимару пояснил:
- Подарок моего пациента.
- Красивая. Я бы сказала, волшебная. Он делает их на заказ?
- На сколько мне известно, да, - кивнув мужчина.
- Вы не могли бы поделиться его контактами? У моей подруги скоро день рождения, хочу сделать особенный подарок.
- Боюсь, - скорбно вздохнул он, - это невозможно. Его жизнь трагически прервалась. Он, кстати, тоже был полицейский. Сасори. Может, слышали его имя?
Орочимару вышел из кабинета. Мой рот был открыт, в таком я была шоке. Конечно, я слышала это имя. Небеса, дайте мне сил.

***

Десять лет назад…
- Правда, круто?
Восхищенный голос Хинаты перекрыл шипение масла в «Кебабном дворе», который был еще полон народу: после концерта часть зрителей подалась именно сюда. Неджи кивнул сестре, а та, все еще мокрый от пота в своей куртке с капюшоном, не переставала мелко подпрыгивать и все говорила, говорила, упоминая ребят из группы.
Хината продолжала болтать. Когда это произошло? Как семнадцатилетняя девчонка могла полюбить песни, в которых говорится о разных стадиях умирания, об отчуждении, холоде и всеобщем отчаянии? Возможно, Нейджи следовало бы озаботиться этим, но он не стал. Это была такая начальная ступень, одежда, которую девушка должен примерить, чтобы посмотреть, подходит она ей или не подходит. Любопытство когда-то утихнет, и в ее жизни появятся другие увлечения. Лучшие. И худшие.
- А тебе тоже понравилось, да, Нии-сан?
Неджи кивнул. У него не хватило смелости сказать, что ему концерт впрок не пошел: как только они смешались с толпой, наводнившей «Барклайс-Центр», у Неджи началась паранойя, которая регулярно посещает выпивающих людей. А его она в последние годы не забывала. Так что, вместо того чтобы прийти в приподнятое расположение духа, он озирался, вглядываясь в сплошную массу лиц, четко чувствуя, что за ним наблюдают.
- «System of a Down» рулят! - захлебывалась Хината.
Неджи слушал вполуха. Воздух в забегаловке был густой и липкий, он ложился на лицо и губы тонкой пленкой жира. Парень попытался отбросить следующую мысль, но она уже была тут как тут, за углом: а хорошо бы сейчас выпить…
- И вообще, «Slayer» был лучше «System of a Down».
Неджи изумленно повернулся.
- Ребята из «Системы» уж больно выпендриваются, разве нет? - продолжал незнакомец.
На нём была чёрная куртка, застегнутая до самого горла. Из-под куртки виднелись лишь черные ботинки. Бледное лицо, подведенные глаза.
- Никогда бы не поверил, - пробормотал потрясенный Неджи, - что ты любишь такую музыку!
Итачи улыбнулся:
- Зато я зрю прямо в корень противоречий.
В дальнейшие разъяснения он вдаваться не стал, а только жестом заказал минералку.
- «Slayer» - отстой, - еле слышно промямлила Хината.
Итачи обернулась к ней:
- А ты, должно быть, Хината-чан.
- Да, - тихо ответила девочка, подтягивая свои камуфляжные штаны.
Внимание со стороны взрослого мужчины ей и нравилось, и не нравилось.
- А откуда вы знаете?
- «Знаити»? - не переставая улыбаться, переспросил Итачи.
- Ты же говоришь на английском, ты должна произносить «знаете». Это Неджи научил тебя говорить как на восточном побережье?
У Хинаты кровь прилила к щекам. Мужчина громко засмеялась и легко дотронулась до ее плеча:
- Извини, я просто любопытный. И тоже японец.
Девочка покраснел так густо, что белки глаз засверкали на лице.
- Я тоже любопытная, - сказала Хината. - Откуда вы знакомы?
- У нас общая пара по психологии. Только я учусь на факультете юриспруденции и бизнесе, а Неджи-кун на инженерии.
- Значит, вы друзья? - спросила девочка.
Итачи наклонился ближе, и сквозь запах кипящего масла Хината уловила аромат духов, почти жгучих, и его жаркое дыхание:
- Мы больше, чем друзья.
Хината резко выпрямилась и посмотрела в окно.
- И вот мне интересно, неужели ты уже отыскала общий рисунок, как я тебя просил, Итачи? Если уж у тебя хватило времени сходить на концерт. А? - Неджи сказал это таким тоном, чтобы его приятель понял - лучше не задирать Хинату.
- Кое-что нашел, - сказала мужчина, открывая бутылку «Фарриса», - но ты сейчас занят, так что давай перенесем разговор на завтра, Неджи-кун.
Когда Итачи ушёл, Неджи вздохнул с облегчением и наконец притронулся к своему заказу.
- Этот Итачи. - Теперь она говорила на японском. - Ты завёл себе странных друзей.
- Мы не друзья. Просто…у нас совместная пара психологии, - буркнул Неджи.
- Я не дура, братик. Америка более свободная страна, чем Японию. Хотя, даже здесь мы, азиаты и чёрные считаемся фриками. Думаю, наступит момент, когда можно будет свободно говорить об отношениях такого рода.
- Ты подумала что мы…Что ты, нет! У м-меня есть девушка, между прочим. Ее зовут...
Он осекся. Потом медленно покачал головой и засмеялся. Это был низкий грудной смех, идущий, казалось, прямо от сердца. Уверенный и растерянный одновременно.

***

25 марта 2019 года

Часы показывали восемь вечера, а на шестом этаже Полицейского управления Конохи, все еще горел свет.
В кабинете собрались Шикамару, Сай, Киба и начальник отдела по расследованию убийств,суперинтендант Цунаде. Со времени обнаружения тела Кисаме прошло четыре с половиной дня, и четыре часа.
Я уже подготовила отчет о страшной находке, так что даже комиссар заерзал на стуле, взглянув на фотографии, которые полицейские успели передать по электронной почте.
- Протокол вскрытия пока тоже готов, - доложила я, - но причина смерти сомнений не оставляет: нарушение деятельности мозга вследствие использования тонкого острого предмета, предположительно спицы, произведенный в лобную кость.
- Следы крови, мозгового вещества? Обнаружили? - спросила Цунаде.
- Нет, - ответил Шикамару.
- Дерьмово, - вздохнула начальница.
Мы переглянулись, никто возражать не стал.
- У нас другая проблема. Возникла проблема с получением ордера. В департаменте здравоохранения мнут яйца. Орочимару отказался предоставлять нам списки пациентов. Я сделала официальный запрос, но его тоже отклонили - в клинике в начале нулевых лежали детишки высокопоставленных чиновников, а также проходили лечение бывшие члены отряда “Бесы”, - сказала Цунаде. Снова это название. Я подняла голову.
- Может, мне кто-нибудь объяснит, о чем вы тут говорите? “Бесы” - кто они? - спросила я.
- Я думал, это сказки, - сказал Сай.
- Основные задачи “Бесов” — осуществление специальных силовых операций по предотвращению террористических актов, поиску, обезвреживанию или ликвидации террористов, освобождению заложников и так далее. Они были весьма успешны в конце прошлого века, но со временем их методы стали чересчур жестокие. Их распустили, а бывших сотрудников отправили лечить голову.
Цунаде выдержала паузу.
- Это сейчас не имеет значение. Давайте потом обсудим их? Вернемся к нашему Творцу.
Я закатила глаза. Понятнее не стало.
- Вероятно, Орочимару как-то связан с убийцей и пытается скрыть его мотивы, - предположил Шикамару.
- Думаю, дело в обычной бюрократии. Сколько лет прошло, а он не меняется.
- Ну, тогда, скорее всего, он знает тех, кто способствовал смерти Кисаме. Если Сасори тоже проходил у него лечение, то тогда, все крутится вокруг этой клиники. Она - связующая нить. Возможно, Орочимару не хотел, чтобы место убийства выглядело совсем уж по-свински.
- Ты о чем? - буркнул Киба. - О-ой!
- Считаешь его убийцей? - Цунаде приподняла голову.
- Нет, но подельником. Вдруг убийца тот, кто работает в клинике?
- Какие планы у убийцы тогда?
Шикамару кивнул.
- Очищение, - прошептала я.
- Что? - переспросил напарник.
- Очищение, вот его мотив. Когда человека лишают жизни - это всегда своеобразный вызов, акт милосердия или акт жестокости. Если предположить, что он врач, то он знает болезни пациентов, их прошлое, а значит и слабости. Если вспомнить, как были убиты жертвы, можно заметить закономерность - их погубило их же любимое дело, которое спасало их из ямы безумия.
Киба кашлянул.
- То есть, убийца считает, что спасает их от проблем с башкой?
- Да, - кивнула я неуверенно. - Каждый раз в работе Художника присутствовал намек. Намек на то, что он не убийца, а санитар.
- В точку! - согласился Киба. - Санитар в больнице!
- Вот вам и каламбур получается, - грустно изрек Шикамару.
- Ну? - Я заглянула в глаза Цунаде. - Что скажете?
Я медленно кивнула.
- Нужно еще раз поговорить с Орочимару.

***

26 марта 2019 года
- Будьте любезны подождать, - сказала секретарша и указала на диван с изяществом стюардессы, демонстрирующей, где находятся запасные выходы.
Я поблагодарила, отказалась от чая, сока и воды, и они расселись. Я заметил выложенные на журнальном столике свежие газеты, открыл «Либерал» и успел просмотреть редакционную статью, где Орочимару утверждал, что стремление врачей воплотить в жизнь программу поддержки частных больниц можно считать окончательной победой народовластия: народ на троне, политики в роли придворных.
Через несколько минут дверь, на которой сияла табличка «Доктор Рьюичи» открылась, оттуда вынырнула женщина, быстро прошла через приемную, коротко кивнула секретарше и вышла, ни разу не взглянув по сторонам.
Сай пристально посмотрел ей вслед:
- Это не та девица, которая следила за Наруто-сан в раменной?
Но в этот миг секретарша объявила, что Орочимару готов нас принять, подошла к двери и распахнула ее.
- Секунду, - попросил главный врач и забарабанил по клавиатуре компьютера, не отрывая глаз от монитора. Откинувшись на спинку кресла, театральным жестом поставил точку и тотчас повернулся к нам, снимая одновременно очки.
- Давно не виделись, детектив Хьюго, - съязвил Орочимару. - Хотите выпить?
- Спасибо за предложение, - ответила я. - Это инспектор Акашм. Мы пришли еще раз попросить вас о содействии в расследовании дела Кисаме и других Деръа серийного маньяка по прозвищу Художник.
Орочимару вздохнул и принялся протирать очки носовым платком:
- Как мне объяснить, чтобы вы наконец поняли, Хината-сам? Сам-то я, может, и имею жгучее желание помочь полиции, наплевав на принципы, но это мало что меняет. - Он поднял указательный палец. - За все годы работы врачом я никогда, никогда… - начал постукивать он пальцем в такт словам, - не нарушал врачебную тайну, как и положено настоящему медику. Не собираюсь делать этого и теперь.
Повисла длинная пауза. Орочимару смотрел на нас, явно довольный произведенным эффектом. Сай кашлянул:
- Возможно, нам все же удастся укрепить ваше жгучее желание помочь полиции, господин Рьюичи. Мы расследуем дело о психически нездоровом человеке, находящемся на свободе. Интересно, если окажется, что убийца - ваш пациент?
- Или, что ещё хуже, - медленно продолжила я, - ваш сотрудник.
Орочимару выглядел так, будто у него застряло что-то в пищеводе: глаза выпучены, вены на шее вздулись.
- Не понимаю вас…
- Мы считаем, что один из ваших санитаров может быть потенциальным преступником.
Орочимару прикрыл глаза.
- Нам нужны имена сотрудников, которые вели себя странно в последнее время или брали выходные в те дни, когда совершались преступления, - сказала я.

Было уже девять вечера, а на столичной Брюнсс-алле, в доме номер шесть, на втором этаже все еще горел свет. Со стороны это шестиэтажное здание казалось обычным учреждением: модный фасад, красный кирпич, серая сталь.
- Выспалась, Хината-сан? - спросил Сай.
Я кивнула, потерла глаза и посмотрела в окно машины: дождливо и серо.
- Ты говорила во сне, - улыбнулся он.
- Хм. - Я не хотел спрашивать, о чем я говорила. Зато я вспомнил, что ему снилось. Не Неджи, нет. Брат теперь не снилась мне даже по ночам. Я оторвала себя от него. Мы оба оторвались друг от друга.
А снился мне Наруто Узумаки. В такие моменты мне хотелось выпить. Я вспомнила, что на заднем сиденье машины лежит пакет с «Джимом Бином»
Сай равнодушно пожал плечами:
- Я терпеть не могу дождь. И терпеть не могу, когда метеорологи утверждают, что дождь здесь идет не так часто, как хотелось бы столичным жителям.
Я ласково улыбнулась напарнику.
- Ну что, каков план? - спросил он позже.
- М-м, мы встретимся с Карин Узумаки, бывшей медсестрой, - сказала я. - Нужно было допросить ее еще тогда, а не отпускать.
- Тогда у нас не было причин ее задерживать в участке, - возразил Сай.
- А у неё не было причин следить за Наруто и появляться сегодня в клинике после увольнения, - заметила я.
- И то верно. Мы же просто поговорим с ней, да?
Я посмотрела на Сая, словно он знал больше, чем нужно.



Прочитали?
2
Jeepers CreepersNothing Ordinary


Нравится!
4
Не нравится...
0
Просмотров
357
Оценка материала: 5.00 Тлеющие звезды. Глава 11 5.00 0.00 4 4
84 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Тлеющие звезды
Автор: Лиса Осенняя
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): AU ,  OOC (Out of Character), Детектив, POV , Экшн  (action), Гет 
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ОЖП, ОМП, Нецензурная лексика
Описание: Когда за тобой охотятся, словно за зверем, шпионы других государств, желая захватить самое ценное - твою жизнь, как ты себя поведешь? Каждый день, шагая по лезвию ножа, позволишь ли ты себе мечтать о спокойном завтра и о всепоглощающей любви? Будешь ли ты видеть смерть близких, если узнаешь новую сторону медали или темную сторону Луны? Ты можешь быть непобедимым, всесильным, но как долго ты продержишься, если на кон стане что-то большее, чем ты сам.
Один мужчина - сердце которого вырвано из груди.
Одна женщина - которая желает разгадать его.
Одна Преисподняя - которая разрушит две жизни.
Одобрил(а): Александр 20 дней назад в 08:15
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

2 комментария

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Nothing Ordinary   19 дней назад в 12:252021-09-03 12:25:40
Прочитала взахлеб все главы, не всегда понятно, но всегда интересно. Местами встречаются ошибки, затрудняющие прочтение, но манера написания меня очень вдохновила.
В общем, большое вам спасибо за то, что продолжаете писать!


Пользователь
Angel Dark   20 дней назад в 16:102021-09-02 16:10:42
Все бы ничего, но эти ошибки...


1   



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже