Тлеющие звезды. Глава 2

Шапка фанфика
Название: Тлеющие звезды
Автор: Лиса Осенняя
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): AU, OOC(Out of Character), Детектив, POV, Экшн (action), Гет
Рейтинг: R
Предупреждения: ОЖП, ОМП, Нецензурная лексика
Описание: Когда за тобой охотятся, словно за зверем, шпионы других государств, желая захватить самое ценное - твою жизнь, как ты себя поведешь? Каждый день, шагая по лезвию ножа, позволишь ли ты себе мечтать о спокойном завтра и о всепоглощающей любви? Будешь ли ты видеть смерть близких, если узнаешь новую сторону медали или темную сторону Луны? Ты можешь быть непобедимым, всесильным, но как долго ты продержишься, если на кон стане что-то большее, чем ты сам.
Один мужчина - сердце которого вырвано из груди.
Одна женщина - которая желает разгадать его.
Одна Преисподняя - которая разрушит две жизни.

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
X Содержание
Тлеющие звезды
1 февраля 2019 года
Уже который час я просто смотрела в одну точку, лениво ковыряя ногтем лакированное покрытие стола. Все мысли крутились вокруг пачки сигарет, которая приятно грела мое бедро через ткань брюк, а я отчаянно сопротивлялась желанию покурить; вторая же мысль, надававшая мне покоя — очередной труп, который повис на моей шее, тугой петлей.Не желая мириться с нервами, я полезла в карман.
— Разве ты не собиралась бросать, Хината? — удивленно спросил мой коллега, развалившись напротив меня. Я подняла взгляд на Шикамару, который полностью копировал мое нынешнее состояние: растрепанные волосы, глубокие синяки под глазами и тлеющая сигарета в зубах. Смерив скептическим взглядом мужчину, я снова уткнулась в документы.
— Периодическая профилактика легких никому не помешает, — буркнула я, выпуская дым изо рта.
— Я тоже сначала так думал, но знаешь, вредные привычки затягивают. — Шикамару затушил сигарету, вальяжно потягиваясь на стуле. — Сначала это просто развлечение, потом ты уже начинаешь вкладывать в это какой-то сакральный смысл и потом курение становится некой традицией, без которой не проходит твой день.
Славное ораторское мастерство напарника не на шутку разыграло во мне желание кинуть в него чем-то тяжелым. Когда Шикамару начинал рассуждать о ценности пылинок, переходя к влиянию космоса на нашу судьбу, я знала, что он или хочет поесть, или уехать с работы раньше. Сейчас же, находясь в четырех стенах нашего рабочего кабинета и во власти ночного дежурства, он не мог сделать ни первое, ни второе.
— Все, заканчивай, — цокнула я, пряча сигареты с глаз долой. — Лучше работай, больше пользы будет, чем твоя диванная философия.
— Злая ты, Хьюга. В кого такая? — риторически спросил он. — Я бы с радостью, только эти глупые отчеты убивают меня…
— Не хочешь писать отчет — посмотри дело Художника, — посоветовала я.
Дело художника мы вели с июля две тысячи семнадцатого, когда старшеклассница Юи Акано, пропала после школы и труп нашли в кабинете театрального кружка, где она занималась, спустя несколько дней. Убийство было изощренным. Уродливо-красивым. Тело девушки было раскромсано на мелкие ленты и подвешено к потолку, создавая «люстру». Дело было громким, несвойственным для небольшого портового городка на берегу Тихого океана, начальству не удалось его скрыть от вездесущих СМИ. Статьи и репортажи с громкими заголовками выходили одна за другой: от «Коноха. СЕГОДНЯ» — центральной газеты, до гнилого таблоида «Эхо славы».
Тогда, один из сотрудников, назвал его Художником и это имя подхватили другие, клубок завертелся, приплетая все больше и больше коноховцев, так усердно старающихся узнать новые подробности этого дела.
Как по щелчку, через двадцать восемь дней мы снова нашли труп. Мужчина, юрист с семьей и детьми, хорошей характеристикой и безупречной репутацией в сфере деятельности. Из него скрутили розочку, сделав из зубов убитого, шипы. Потом была повариха из местной кафешки и ребенок восьми лет. Разница между трупами — двадцать восемь полных суток.
Были и другие трупы: разные возраста, социальные положения, области деятельности. Между ними — двадцать восемь дней и труп появляется, как по щелчку.
Пиком, когда нам дали добро назвать Художника серийником — смерть комиссара полиции Акасуна, но Сасори. Я плотно сжала губы, нервно пожевывая их. Меня взяла мелкая дрожь, когда я поднесла к лицу фотографию с места преступления — последнюю фотографию мужчины.
— Если ты будешь часами сверлить фотографию Сасори, то ты так ничего не изменишь, — совсем тихо прозвучал голос Шикамару. — Понимаю, что ты чувствуешь. Он был твоим идеалом в мире полиции, как и Асума для меня. Всегда сложно забыть тех, кто открыл тебе глаза на мир. Хината, мы найдем ублюдка, который это сделал. Люди совершают ошибки и Художник, когда-нибудь проиграет этот бой.
Встав, я прикрепила фотографию к доске, где располагались люди, места, различные характеристики и заметки, которые мы оставляли, после нового убийства. За долгие месяцы кропотливого труда, мы так и не смогли выйти из тупика, балансирую между теориями, несвязанными судьбами и безумством, которое в убийства вкладывал неизвестный Художник.
— Черт! — Я бессильно топнула ногой, надеясь, что именно в этот момент упадет манна небесная и кто-то по волшебству раскроет за нас дело.
Вдруг случилось что-то из ряда вон выходящее, заставив наше с Шикамару сонное царство взбодриться. Дверь в кабинет с грохотом растворилась и сюда ввалились еще двое наших коллег. Сай, высокий парень с длинными ногами и длинными руками, с болезненным видом за компанию с Сакурой, девушкой-бурей по совместительству, судмедэкспертом, взвизгнули по-детски. Они стали бегать вокруг моего стола.
Шикамару, лениво рассматривая происходящее, откатился на стуле с колесиками ко мне. Сложив руки под грудью, я сверли их недовольно взглядом, надеясь, что это баловство скоро закончится, но видно, заигравшее в одном месте девство, не собиралось успокаиваться. Когда они наконец остановились, тяжело дыша, Сакура все-таки доделала начатое — швырнула книгой в Сая, а парень, как истинный джентльмен, не стал уворачиваться.
Оказалось, что Сай пошел к девушке за результатами вскрытиями по последнему делу. Во время милой беседы, двое в своих рассуждениях, начали говорить про отношения. Сай посоветовал ей почитать одну «интересную» книгу, чтобы понабраться опыта и тогда она точно найдет себя парня, а не будет проводить все свободное время в компании трупов.
— Как маленькие дети, — недовольно произнесла я.
Сакура-чан, ну извини! Я же не знал, что ты так отреагируешь, но книга все равно хорошая. Ты возьми, а потом подумаешь: нужна она тебе или нет, — попытался оправдаться мужчина, но все его слова сошли на нет, когда девушка снова замахнулась. — Ладно-ладно! Молчу!
— Вот-вот! Придурок. — Девушка уселась на стол, отодвигая бумаги и мою пепельницу. — А вы тут кисните, да? Хината, я тебе давно говорила, нужно переводиться отсюда, иначе компания Нары тебе ничего не даст, кроме хронической лени и в скором аллергии на табак.
— Ой-ой, — Шикамару скопировал ее тон. — Я не нянька Хинаты, она разумная девушка и делает то, что хочет. Я ее не держу, хотя будет плохо, если ты уйдешь — придется учить какого-нибудь новенького с самого начала. А мне этого не надо, думаю, Хина это понимает…
— Прекрати говорить так, словно меня здесь нет, — разозлилась я этой дурацкой привычке.
— Песчаного человека? — ужаснулся Сай.
Он перешел к нам год назад уже после того, как отдел сформировался после реформ в Бюро Общественной Безопасности. Шикамару уже как полгода работал обычным следаком; Сасори занимал должность инспектора полиции. Сакура заканчивала медицинский колледж и в качестве стажировки ее отправили в БОБ, и она задержалась. Позже всех пришла я. Большую роль в формировании отдела сыграл Сасори, который верил в судьбу и наш командный дух. Никто не стал сопротивляться, и мы стали работать плечо к плечу.
Спустя полгода появился и Сай. Резко. С рекомендационным письмом из самой столицы нашей прославленной страны. Парень был умен, немного хитер и в меру тих. Он сразу влился в нашу компанию, прибывая между огнем Сакуры, холодом Шикамару и моей чрезмерной строгостью. Он хорошо балансировал, примеряя для каждого новую маску — ту, которую желали увидеть мы. Хороший друг, начитанный собеседник и исполнительный подчиненный.
— Она раскрыла это дело, сразу как перевелась к нам из Суны. Тогда Сасори, наш прошлый инспектор, ломал голову, кто же мог закопать невинную старушку в ее собственном саду. Экспертиза выявила, что труп перенесли. Женщина была некоторое время закопана в почве с большим наличием песка, предварительно обработанная специальным раствором для сохранения костей. Это сделал ее внук, как выяснила Хината. Убийца поступал на химбио, но не прошел по баллам, — поделился мужчина, утвердительно качая головой. Я смущенно улыбнулась, чувствуя, как немного покраснела от похвалы. — Сложив одно и другое, мы раскусили его.
— Ой, да не красней! Нужно принимать похвалу с радостью, — Сакура, взмахнув своими розовыми волосами, подняла большой палец вверх, — помню, тебе тогда премию выписала Цунаде-сама.
Казалась, Сакура потонет в потоке воспоминаний былых дел, которые пропустил Сай. Но вдруг она сорвалась с места и выбежала из кабинета. Сай сначала состроил непонимающее лицо, а потом, что-то смекнув, сделал вид человека, познавшего тайны мира, уселся за свой стол. Шикамару вытащил очередную сигарету, восьмую за час, и уселся кропать отчет, а я осталась стоять в недоумении рассматривая все также фотографии с мест преступлений.
Последний труп — женщина двадцати семи лет. В ее влагалище была вставлена горящая петарда, труп естественно сильно пострадал. После чего, ее раздели и повесили посреди парка — труп нашел спортсмен, пробегающий там каждое утро в районе восьми часов. Ни следов, ни отпечатков на ней не было, как и семьи, которая бы заявила о пропаже бедолаги.
Единственное, что мы выяснили — эта дамочка была проституткой. Стало понятно, почему был выбран такой специфический способ убийства.
Следующий труп должен появиться двадцать шестого февраля. У нас есть меньше месяца, чтобы продвинуться хоть на мелкий шажок из той пропасти, в которой мы засели.
— Совсем забыла! — сообщила запыхавшаяся Сакура. — Рин-сан нашла кое-что интересное.
— Что? И ты про это забыла? Харуно, это верх безответственности, — укоризненно фыркнул Шикамару, забирая из ее рук папку. Я тоже пристроилась рядом, чтобы посмотреть результаты экспертизы. — Не до конца сведенная татуировка? Это, конечно, здорово, но на телах других татуировок не было.
— Если только у того неформала, — поправила я. Отыскать папку на этого трупа, некогда звавшегося Мираи Тохку, панк-рокера и заядлого алкоголика, не составило труда. Он был одиннадцатым трупом. Вытащив из-под листа бумаги фотографию, я протянула ее напарнику. -Морда козла, расположена на лопатке.
— Забавно. — Я удивленно посмотрела на Сая. — Не сотрите на меня так, Хината-сан! Я какое-то время увлекался тату-мастерством, но дальше баловства ничего не пошло, да и побоялся я себе что-нибудь набивать, зато могу сказать, что работа эта — редкостная гадость.
— Набил значит, когда был маленьким, — встряла Сакура. — Эксперт нашелся. Да и ладно, если он ее носил без перекрытия, его все устраивало.
— Так, ладно, — заявила я. — Нужно узнать в каком салоне ей делали лазерную процедуру, возможно, мастер знает причину сведения татуировки. Сай, займись этим, пожалуйста. Так, а ты, Шикамару, запроси самые первые дела, которые еще вела полиция, и просмотри информацию про рисунки на теле, — вдруг что пропустили.
— Раскомандовалась, — наигранно серьезным тоном буркнул брюнет.
Сакура-чан, спасибо большое, — благодарно кивнула я.
— Работа у меня такая… — отмахнулась медик. — Я пошла, куча работы на ночь! Мы планировали с Рин-сан в четыре часа перекусить, присоединитесь?
Сойдясь на этом, мы снова окунулись в работу. Достав все документы по заключению о смерти, а также внешнее описание убитых, ничего конкретного я не нашла. Татуировки носили только двое — Токху и Шион (последняя убитая). Где-то в глубине души я надеялась, что под мордой козла спрятана звезда и как по волшебству, у других трупов они тоже найдутся. Признать свою невнимательность лучше, чем свою непродуктивность.
Хотя, если она найдется у других трупов, что делать с инспектором? У Сасори рисунков точно не было. Я могла поручиться за это. Тогда что делать? Загнанная в своих размышлениях в тупик, я с досадой завыла, зарываясь все больше в этот омут безысходности.
Уткнувшись носом в документы, я прикрыла глаза. Резко в сознание ворвался сон, медленно расслабляя тело. Подавшись минутному забытью, я, кажется, отключилась, тихо посапывая. Мне давно не снились сны. Месяц? Три? Полгода? С того самого момента, как не стало майора Акасуна Но. Перед глазами всплыло его лицо: изможденное гримасой ужаса, с багряными пятнами на лице и шее; с разрезами на спине, которые создавали крылья из человеческой кожи. Тонкие лески поднимали его руки, копирую крылья птиц в полете.
Испытав легкое головокружения, я дернулась в сторону. Сердце отбивало чечетку. Черные точки заплясали перед глазами. Рука машинально потянулась к тумбочке, где покоилась пачка Мальборо. Только пропустив едкий дым через легкие, я смогла успокоиться. Просто не думать о смерти Сасори. Просто не думать о смерти. Просто не думать.
Телефон на рабочем столе Шикамару зазвенел. Мужчина, сведя на переносице широкие брови, снял трубку и заговорил серьезным голосом, от которого у меня по спине прошел холодок.
— Бюро Общественной Безопасности, инспектор Шикамару Нара вас слушает… — Лицо мужчины примеряло несколько эмоций: от удивления до гнева. — Понял, но ничего не обещаю вам. Будем в течение двадцати минут.
Я переглянулась с Шикамару, он лишь пожал плечами в ответ.
— Сначала докурим, потом поедем, — Нара полез за последней в пачке сигаретой.
***
Парк аттракционов в легких, как облака, сумерках походил на огромного зверя. Наступающее на город утро, давало о себе знать, рассвет уже зарозовел над океаном перед нами, но не успел разыграться — мрачные грозовые тучи поедали его. Многое даже с нашей точки обзора было видно: фиолетовые змееподобные русские горки, красные, чуть полегче, американские, столбы с нанизанными кольцами. Один лишь вид этого «чуда» вызывал во мне тошноту.
Машина Шикамару остановилась на парковке перед парком развлечений и нам пришлось топать через замершие аттракционы к пристани, а потом по песчаному берегу к месту преступления. Февраль только начался, но так и не принес зиму — ни снега, ни холодных ветров с океана, поэтому кромка у берега тихо колыхалась без намека на ледяную корку.
Впереди нас ждал катер и небольшая группка полицейских. Все было как обычно — желтая лента, строгий дядька-инспектор с сигаретой в зубах и его подчиненные, наворачивающие круги вокруг него. Придурки, все следы затоптали.
— Бюро Общественной Безопасности, — представилась я, показывая тому дядьке удостоверение. Мое движение скопировали напарники. — С кем имеем честь работать?
— Кен Такуми, — прошипел он, перекатывая на языке сигарету. По его лысому черепу к самой шее скатилась капля пота. Ничего не скажешь, имя у него говорящее. — Береговая полиция. Нашли час назад этот труп, — он махнул головой в сторону мужчины на песке, — сначала сообщили в основной офис, а нам сказали, что, если мужик без документов и с какими-нибудь уродствами на теле, звонить в БОБ.
Разложив на земле свой чемоданчик, я извлекла перчатки, пинцет, готовая приступить к работе. Шикамару еще пару минут разговаривал с Кеном, ругая его подчиненных за отсутствие бахил — песок вокруг был вспахан, словно после родео. Пусть Нара и был редкостным лентяем и по созвучию, слюнтяем, во время работы невидимый переключатель щелкал, и он становился настоящим инспектором.
Сай вооружился фотоаппаратом и флажками-палатками, отмечая неиспорченные улики. Ничего особенного — тело. Над ним уже порхала Рин, что-то бурча под нос.
— Я-то думала, что смена пройдет нормально и я отправлюсь домой, — поделилась она, осторожно раскрывая поло плаща убитого. — Ножевое ранение, потеря крови. Смотри, на лице и шее трупные пятна — они свидетельствуют о том, что тело плыло лицом вниз.
— Да и «руки прачки» сформировались. Двое-трое суток он проплавал, — констатировала я. Медик утвердительно кивнула. — Шикамару, у него документы имеются?
— Чист как лист, — отрезал брюнет, присаживаясь на корточки ко мне. — Его поднесло сюда течением, когда береговая полиция была в рейде. Сначала подумали, что он просто плывет, а подплыли, оказался покойником. Вытащили не берег.
— Если принесло течение, то его скинули или с пристани около парка развлечений или где-то в зоне заповедника Санрику Фукко, там есть пару обрывов, — начала размышлять я. — Хотя, там есть охрана, не думаю, что туда бы просто так пропустили людей с трупом наперевес.
На бледно-сером лице трупа виднелись тонкие волоски щетины, волосы вились клубами, а опухшие веки и щеки намекали на периодические попойки. Сложив все паззлы, я пришла к выводу, что это была пьяная драка, закончившаяся смертью одного из собутыльников.
— Какого?! — Рин осторожно отделила нижнюю часть фаланги мизинца от основания пальца. Все мы сгорбились над телом.
— Отрубленный палец? — зашуршал Кен. — Фетишист какой-то?
— Да нет, палец искусственный, — Сай взял часть пальца в руки, вертя его. — Хорошая работа, из латекса. И здесь есть номер, наверное, товара. Это облегчит работу! Можно пробить номер, узнать личность…
— Если бы, — я тяжело вздохнула. — Мизинцы отрезают не простым проходимцам, а мафиози — якудза.
— Рин-сан, можешь срезать рубашку, вдруг там есть татуировки, — Шикамару выпрямился, созерцая картину, представшую нашим глазам. — Сай, щелкай.
Он послушно нажал на спуск камеры, запечатлев зеленые резкие линии. Обреченно вздохнув, я запустила пальцы в волосы, одергивая темные пряди. Якудза. Мафия. Сложив один плюс один, прихожу к выводу, что это не простое убийство, а разборки бандитов, которые свалились на нас.
— Э-э-э! Вот черт, якудза? В Конохе? Да вы шутите! — Кен всплеснул своими толстыми ручищами, разгоняя воздух вокруг. — Мне казались их всех поубивали еще в конце девяностых, когда здесь еще правили Хьюга.
— Никем они не правили, — слишком резко огрызнулась я. — Они стали такими же жертвами бандитов, как и остальные горожане.
— Детективчик, вы еще слишком юны. В те годы вас, наверное, и в помине не было.
Сай и Шикомару покосились на меня неодобрительным взглядом. Я лишь закатила глаза, нервно заламывая пальцы. Мне хотелось треснуть этого мужика по морде, но я сдержалась, приколоченная хмурым взглядом Нары.
Шикамару распорядился отвести труп к нам и поскорее сообщить Цунаде-сама о происшествии. Рин же, пыхтя и ворча, пообещала поколдовать над трупом. Сай же занялся поиском завода, изготавливающего пальцы. Усевшись в машину инспектора, я извлекла из кармана пачку и подкинула одну коллеге. Выкурив по одной, мы двинулись в офис ближе к половине седьмого утра.
— Ты пробивала подразделение «Бесы»? — как бы невзначай спросил Шикамару, заворачивая на главную.
— Еще нет. Страшно, — я сморщилась. — Боюсь, что всплывет еще больше дерьма по семье. Отец кормил целый город наркотиками, мать — проститутка, брат продался ФБР, а я полицейская. Да и внутренние органы, которые почистили ряда неугодной мафии с помощью «Бесов». Зачем мне это? И так куча проблем.
— Однажды в тебе все равно проснется зов крови. Да и когда дети будут, спросят, где бабушка с дедушкой, что ты будешь отвечать?
— Если рожу детей, тогда и подумаю, — отрезала я. — Можешь остановить около автомастерской? Хочу забрать мотоцикл и съездить домой. Отпустишь?
***
Когда город проснулся, я добралась до дома. Солнце уже встало, озаряя природу вокруг, безликие здания и устланные корочками льда, дороги. Я жила в северной части города, которая граничила с зоной национального парка — если бы в один день я захотела расширить территорию усадьбы на несколько гектар, то явно залезла бы в зону природоохранного комплекса.
Деревья спали. Дом сопел. Галька и сухая трава под ногами шелестели. Я шагала по узкой дорожке к дому, скрытому за густыми кронами деревьев. Мое жилище было старым, с перекроенной тысячи раз, крышей, с наростом мха с одной стороны. На заборе еще виднелись очертания символа моего клана — тонкий, желтый контур.
Дверь поддалась мне не сразу — пришлось повозиться со старым замком. Коридор встретил черными тенями и приглушенным шумом, создаваемым моим никудышным сожителем. Пол скрипел под моим весом. Я заглянула в гостиную, где царил хаос: старые коробки, засохшие цветы в горшках, книги с десятками закладок и толстый рыжий кот. В середине комнаты, восседая на горе из подушек, сидел брат.
Пройдя вглубь комнаты, я раскрыла шторы, пропуская лучи солнца. Лес за домом стучал в панорамные окна. Зевнув, я скинула сумку, пальто и уселась рядом. Кот, почувствовав меня, спрыгнул с подушки и вальяжно, по-королевски, уселся на мои ноги. Не потерпев эту наглость, я спугнула его.
— Кажется, я просила тебя выдворить этого кота вон. — Меня нагло проигнорировали. — Космос, космос! Тебя вызывает Земля!
— Злюка! — шикнул на меня парень, потягиваясь. — Пришла ты и принесла ауру агрессии, смерти и боли. Хината, вот зачем? Теперь связь с духами потеряна! День пойдет коту под хвост.
— Если ты выдворишь этого поганца, — я кивнула на кота, а тот лишь мяукнул, — тогда все будет хорошо. Я не готова кормить двух бездельников.
— Я не бездельник, я — ментальный наставник.
— Ты придурок, Нейджи.
— Ого, неужели моя сестра назвала меня по имени. Что случилось? — Брат сполз с подушек и подсел ко мне. — Новый труп?
— Вроде того, — пролепетала я, устраивая голову на плече брата поудобнее. — Предположительно бывший якудза, возможно, совершил сэппуку.
— Так вот в чем дело…могу пробить его если хочешь, — предложил брат. Сняв с лица маску придурковатого типа, он облачился в костюм талантливого программиста. — Не пускай слюни, это бандитский мир, в котором нужно за все платить.
— Будто я не знаю! Сай разбирается как его зовут, если что-то понадобится, обращусь к тебе. Но только в экстренной ситуации, — поспешно добавила я. — Тебе нельзя напрягаться, помнишь?
— Ага, а еще пить, дышать и жить размеренной жизнью, — фыркнул он. — То, что у меня опухоль мозга, ничего не значит. Химия прошла успешно, я иду на поправку. — Я серьезно посмотрела на Нейджи — мы были похожи как две капли воды, хоть и имели разницу в возрасте ровно год. Темные волосы, светло-серые глаза, резкие черты лица — типичные японцы, выходящие из семьи, некогда имеющую традицию, женить родственников. — Если ты будешь волноваться еще и за это, мне придется прибегнуть к серьезным мерам.
Брат метнулся в сторону, заключая меня в объятия, злобно хохоча и тиская за ребра. Знает, гад, что боюсь щекотки!
— Хорошо-хорошо! Сдаюсь! — запищала я, когда в легких закончился кислород.
Брат победно улыбнулся, отпуская меня восвояси. Я поплелась на кухню по пути собирая мусор после братца-редкостной-свиньи. Пока Нейджи пытался связаться с космосом, я приготовила завтрак, вытанцовывая около плиты и накрыла стол. Брату так и не удалось «очистить» карму, поэтому он, как обычный смертный, умял омлет с беконом.
Заставив его убираться на кухне, я скрылась в комнате, скидывая всю одежду и спешно принимая ванну. За час я закончила все процедуры и улеглась спать. Мне хватило нескольких часов, чтобы встать и чувствовать себя немного лучше, чем утренний труп. На сборы и самобичевание ушло меньше часа и я, оседлав своего железного коня, я уехала в город, оставляя Нейджи в компании компьютеров, которые были ему милее собственной сестры.
Некогда наши родители, жили дружной, полной семьей. Хиаши и Хизаши, как и положено близнецам, ощущали ту скрытую от всего мира нить, позволяющую им быть единым целым. Быть звеном мира, в котором они обитали — в мире мафии. Но, это была бы сказка, если бы оба не познали любовь и на этой почве не устроили внутриклановую резьбу.
Всему виной стала мать. Наша общая с Нейджи мама, которая была дорогой проституткой.
По закону, все того же жанра, мы с братом в детстве были разделены, наша мама умерла, отцы переругались и разделили нас. Нейджи, будучи толковым в сфере компьютеров, стал ломать компьютеры и выполнять мелкие задания родителя еще в раннем возрасте. Мне повезло меньше — о свободе я даже не думала, родившись двадцать восемь лет назад девочкой. Меня готовили выйти замуж за какого-то старика, но в один момент клан Хьюга перестал существовать, вместе и мы с Нейджи.
***
Я щелкнула ключами, доставая из сейфа табельное оружие. Около меня крутилось еще несколько полицейских, только заступавших на смену. Среди них я узнала свою знакомую и по совместительству, лучшую подружку Сакуры Харуно. Увидев меня, блондинка активно замахала рукой, подзывая к себе. Закрепив пистолет на кобуре и накинув куртку, я поспешила к ней.
Хината-чан, привет! — Ино прижалась ко мне щекой. — Сай-кун попросил передать тебе это!
Девушка передала мне распечатку. Черным по белому размещался портрет некого Муро Огава — сорокалетнего мужчины, в прошлом военного и бизнесмена. Развелся три месяца назад, с бывшей женой имеет общую дочку десяти лет. И что странно, Муро Огава — наш утренний утопленник.
— Спасибо. Он уже ушел?
— Да, минут сорок назад. Его Шикамару выгнал, потому что тот засыпал за компьютером.
— Еще раз спасибо, Ино. А Нара отправился к родным или оставил это дело до результатов судмедэкспертизы?
— Ответил, чтобы это сделала ты, — сообщила она. Вся моя радость от того, что шестеренки механизма заработали, исчезла.
— Черт, — я опустила голову, немного встряхивая ею. — Никогда не знаешь, как отреагируют родственники: кто-то плачет, кто-то смеется, другие пытаются сами убиться, а последние вообще, тебя благодарят за эту чудную новость.
— Все будет хорошо, я уверена, — ободряюще похлопала меня по плечу Яманако. — Извини, нужно бежать. Рада была повидаться!
Я проводила девушку улыбкой, а сама засунула бумажку в карман, размышляя, как бы увернуться от встречи с бывшей женой. Если ждать, когда вернуться Сай или Шикамару, мы упустим время; если поеду я, то это не закончится ничем хорошим — истерика будет или у жены, или у меня.
Пока я гуляла по коридорам офиса, пару раз мне удалось встретиться с коллегами и несколькими лаборантами, которые получили анализы Муро. Получив их, я засела в кабинете, пролистывая данные: ранение было нанесено ножом, клинок которого пятнадцать сантиметров, этому свидетельствуют поврежденные внутренние органы. Вид разрезов отличается от тех, что были нанесены Художником. Ссадин и синяков нет — мужчина не сопротивлялся во время убийства. Ко всему прочему, он имеет татуировку на всю спину в виде дракона, в чешуе которого спрятан иероглиф, означающий «водоворот» и несколько мелких звездочек под волосяным покровом.
Звездочки. Мелкие, черные. Идентичные есть у Шион. Отложив документы, я снова уткнулась носом в рабочий стол.
Дверь скрипнула, впуская в кабинет гостя.
— О, Хьюга, — криво улыбнулся Киба, размахивая ключами от машины. — Слышал, трудоголизм серьезное психоневрологическое заболевание.
— Трудоголизм хотя бы лечится, а идиотизм — нет.
— Зачем так грубо? — Шатен зашел в кабинет, закрывая за собой дверь. — Я к тебе с деловым предложением.
— Ко мне? Неужели царю стали интересны обычные смертные? — я саркастично вздернула бровь.
— Все, харэ огрызаться. Выручишь? Ты же знаешь, я в долгу не останусь, — Инузука сложил ладони в молящем жесте. Я неоднозначно пожала плечами. — Есть такой товарищ, Обито Учиха, ему принадлежит клуб «Game over», там собирается всякая школота, обсуждают игры и аниме. Так вот, там ошиваются какие-то маленькие бандиты, они избили вчера младшего брата моей девушки…
— Так ты герой любовник? Поздравляю, Киба.
— Послушай! — Он коварно улыбнулся. — Я слишком мягкий для того, чтобы отругать кого-то, а вот ты — самое то! Пожалуйста, Хина-чан! Пожалуйста!
Парень состроил свою саму милую рожицу, моргая своими огромными карими глазищами.
— Послушай! — Он коварно улыбнулся. — Я слишком мягкий для того, чтобы построить кого-то, а вот ты — самое то! Пожалуйста, Хина-чан! Пожалуйста!
Парень состроил свою саму милую рожицу, моргая своими огромными карими глазищами.
— Хорошо. Только ты можешь сейчас съездить к жене убитого, — я передвинула к нему лист с женой Муро Огава, — а я пока смотаюсь в этот клуб и поговорю с начальником. Как зовут избитого мальчика?
Хината, я обожаю тебя! Имя мальчика — Ичиро Хасимото, — шатен радостно начал целовать и обнимать меня, пока я пыталась отлепить коллегу от себя. — Сейчас съезжу к дамочке, расспрошу ее про мужа, потом позвоню тебе. Пока-пока, Хина-чан, жди звонка!
Отсалютовав мне, Киба скрылся со своей привычной улыбкой на лице. Конечно, было запрещено так поступать, тем более, я уже подписала документы о передачи дела в БОБ под наш полный с Шикамару контроль. Но все же, мне хотелось верить, что такой обмен сохранит здоровье моих нервов — мнимое, шаткое. Будучи несколько лет работником полиции, я до сих пор со состраданием относилась к семьям убитых и к самим жертвам.
Где-то в глубине души я была эмпатичной, иногда даже слишком.
***
«Game over» располагался в единственном торговом центре Конохи. Я поменяла свою куртку с желтой надписью БОБ на гражданскую одежду, чтобы не спугнуть малолетних хулиганов, которые ошивались здесь. Хината, и до чего ты дожила? Рыскаешь за напольными фикусами, выслеживаешь малолеток. Даже когда стажировалась в полиции, таким не занималась.
Детей было много — помладше, явно школьников и подростков постарше, которые проводили здесь своей обед за автоматами. Проходя мимо пестрых витрин, я наткнулась на чудный кондитерский магазин. Яркие вывески, наклейки в виде зефирок, шоколадных животных возбудили аппетит. Магазин был закрыт, поэтому я прошла мимо, сразу наткнувшись на клуб отаку.
Неоновая вывеска и полумрак контрастно выделялись на фоне гламурных бутиков с одеждой. Шагнув вовнутрь, я словно оказалась в каком-нибудь пресловутом аниме. Несколько стеллажей с фигурками и костюмами, плакаты, яркие игровые автоматы и биты каких-то саундтреков на фоне.
— Простите, — я подозвала консультантку в коротеньком кимоно и с яркими прядями волос. Я осторожно вытащила удостоверение, показывая девушке. Она удивленно вскинула брови. — Бюро Общественной Безопасности, лейтенант Хината Хьюга. Вчера здесь избили Ичиро Хасимото, его родители обратились к нам.
— Ч-что? — девушка прикрыла ладошкой рот. — Мы ничего не знаем! Вчера все было тихо…
— Я видела, у вас здесь камеры, они рабочие?
— Да, наверное, не знаю… — пролепетала она.
— Тогда бы я хотела поговорить с Обито Учиха. Он сегодня здесь?
— Да-да, я сейчас позову его.
Девушка скрылась среди стеллажей. Чтобы убить как-то время, я оперлась о неработающий автомат, рассматривая детей вокруг. Самая большая толпа окружала автомат с игрушками — железная рука подцепляла то медведя, то зайца, но животное срывалось с крючка в самом конце, и ребятня жалобно визжала. Среди детей, помимо меня стоял еще один взрослый — парень, возможно моего возраста, в драных джинсах и какой-то потертой футболке и кепке. Он хихикал, пока очередной ребенок вылавливал плющевого зверя.
— Что, самый умный? — спросил самый старший мальчик. — Лучше сам попробуй!
— О нет, спасибо! — парень поднял руки вверх.
— Дядя, ну тогда купи нам игрушки, а то у нас денег нет, а игрушки хотим! Ну пожалуйста!
— Родителей своих просите, — буркнул он, явно понимая, что все карманные деньги они потратили на автоматы.
Мужчина развернулся, как вдруг его остановил тот же мальчик. Я напряглась, ожидая вторую часть этого балета:
— Дядя, хочешь это? — он вынул из кармана модных штанов складной нож. Видно, что дорогой. Я удивленно вытаращилась на него, гадая, где он его взял. Хотя, какая разница, где — ношение холодного оружия, тем более несовершеннолетним, запрещено. — Я стащил его в оружейном магазин. А ведь там были камеры!
— Симпатичный, — хмыкнул парень, пристально рассматривая его. Мне пришлось выйти из своего укрытия, но все еще держаться в тени, чтобы эта шайка не заметила меня. Я нащупала в кармане наручники, готовясь выполнить свой долг. — Такой стоит не меньше трехсот долларов.
— Триста двадцать. Он был со скидкой! Я отдам тебе его, если достанешь игрушку. Давай, удивляй.
Мне пришлось приложить все усилия, чтобы в несколько шагов преодолеть расстояние до этих хулиганов. Взрослый парень пнул ногой по стеклу. Сотни осколков полетели в разные стороны дождем. Раздались удивленные, но довольные возгласы детей. Я вцепилась в руку того самого парнишки с ножом и дернула на себе, прикрывая, чтобы осколки не поранили его.
— Немедленно поднимите руки над головой! — рыкнула я, обрывая все голоса и хихиканье детей.
— Дамочка, кажется, вы что-то путаете, — промурлыкал в ответ этот блондин, потирая ладони.
— Да ты что?! — Я вытащила удостоверение и тыкнула ему в нос. — Поднимите руки, господин, пока я не применила оружие!
— О-о-о, детективчик-чан, мне кажется, вы что-то напутали. Я — законопослушный человек, лишь помог юному поколению, — также спокойно проговорил он, разводя руками.
— Руки, — отрезала я, щелкая наручниками. — Хулиганство, а теперь еще и ношение холодного оружия, — я кивнула в сторону ножа в его руке, — положите нож на пол и поднимите руки, чтобы я их видела.
— Ладно-ладно…
Блондин присел на корточки, положил нож и пододвинул в мою сторону. Потом лениво, как в замедленной съемке, стал подниматься. Всего несколько секунд — он подался вперед, сбивая меня с ног, а потом резко поднял над землей. Я завизжала от резкости действия и головокружения. Преступник (он резко поменял статус в моих мыслях) лишь расхохотался.
— Я офицер полиции! Что вы творите?! Немедленно опустите меня! — Неудобное положение и явное различие в силе, не позволяло мне зацепить пистолет, покоящийся в кобуре. Мне удалось лишь толкнуть его коленом в грудь, блондин лишь шикнул, наручники зазвенели и выпали из моих рук.
— Красотка, я слишком спешу, чтобы ругаться с тобой, но мы можем совместить приятное с полезным, как думаешь?
Я дернулась вперед со всей силы. Он все еще продолжал меня держать, но был взят врасплох. Рядом был стеллаж, я зацепилась за него и дернулась всем корпусом вперед. Блонд пошатнулся, и я сбила его с ног. Мы вдвоем повалились на пол. Незнакомец отборно заматерился, хватаясь руками за голову. Этой заминки мне хватило, чтобы подобрать наручники и приковать его к одному из автоматов рядом.
— Вас ждет заключение до тридцати суток за хулиганство, сопротивление правосудию и нападение на полицейского. Молитесь, чтобы здесь были камеры, тогда может начинать искать адвоката, — прошипела я ему в лицо.
— Эй, детективчик! Куда же ты! Черт, мы просто не поняли друг друга! — крикнул он мне в спину, пока я грозно подходила к детям, застывшим около разрушенного автомата.
— Сейчас вам лучше подумать и осознать, что хулиганство и разбой не доведут до добра, — я покосилась на парня, который что-то говорил мне, совершенно нелицеприятное. — Стойте здесь и быстро звоните родителям, иначе поверьте, еще не скоро сможете играть в автоматы…
— А?! Что здесь произошло?! — Из глубины помещения выскочила работница вместе с каким-то широкоплечим мужчиной с повязкой на глазу. Наверное, Обито Учихой. — Кто это сделал с моим автоматом?! Опять ты, Конохомару?!
— Что? Нет! Это все он, — мальчик тыкнул пальцем в развалившегося на полу преступника.
— Обита-сан, пусть ваша сотрудница вызовет полицию, а мы с вами должны поговорить, немедленно, — я на ходу вытащила удостоверение, пока раскрасневшийся владелиц клуба, шагал к своему кабинету.
— Боже, за что мне это? Простите, лейтенант, — он низко поклонился. — Такое происходит впервые, черт, черт… Вы ведь будете оформлять протокол?
— Конечно, — я зашла за ним в просторный кабинет. — Если бы он не напал на меня, отделался простым штрафом или же вы самостоятельно разобрались с ним, подписав документы о не возбуждении дела. Но первый аспект все портит, да и вчера у вас избили Ичиро Хасимото.
— Ичиро? Он тут местный задира, так вот Конохомару его и поколачивает. Сколько бы я с ними не разговаривал — бес толку, — вздохнул Учиха, зарываясь в густую шевелюру пальцами. — Мне нужно какие-то документы подписать?
— Да, сейчас приедет районная полиция, составит протокол. Нужно будет предоставить запсии с камер видеонаблюдения.
— А, так камеры — липовые, — просто ответил Обито, пока я ошарашенно смотрела на него. — У меня клуб для подростков, что они могут сделать? Лишь подраться, да и то, потом быстро мирятся... Знал бы, что этот переросток нападет на полицейскую…
— Что ж, это усложняет все, — я вздохнула, вытаскивая из кармана телефон. Я написала Кибе о случившемся и попросила подъезжать его клуб, если он закончил с женой Огавы. Сам попросил меня — пусть сам расхлебывает. — Господин Учиха…
— Он сбежал! — всхлипнула девушка, появившаяся на пороге.
— ЧТО? — слишком резко выкрикнула я. — Да этого быть не может!
— Он как-то руки странно выкрутил и наручники спали! — всхлипнула девушка. На экране мобильника высветился номер Инузуки. — Но, зато он сказал свое имя и просил передать его вам, госпожа.
— Какой вежливый! И как его зовут?
Наруто Узумаки.



Прочитали?
4
Ally MacМилая ДиньUNDERTAKER ГРОБОВЩИККсения Пантелеева


Нравится!
5
Не нравится...
0
Просмотров
526
Оценка: 5.00 5.00 0 5
25 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:
Много, много, букв! Надеюсь, вы осилите все это!))Жду ваши комментарии и предположения по сюжету)))
Обложка
Название: Тлеющие звезды
Автор: Лиса Осенняя
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): AU ,  OOC (Out of Character), Детектив, POV , Экшн  (action), Гет 
Рейтинг: R
Предупреждения: ОЖП, ОМП, Нецензурная лексика
Описание: Когда за тобой охотятся, словно за зверем, шпионы других государств, желая захватить самое ценное - твою жизнь, как ты себя поведешь? Каждый день, шагая по лезвию ножа, позволишь ли ты себе мечтать о спокойном завтра и о всепоглощающей любви? Будешь ли ты видеть смерть близких, если узнаешь новую сторону медали или темную сторону Луны? Ты можешь быть непобедимым, всесильным, но как долго ты продержишься, если на кон стане что-то большее, чем ты сам.
Один мужчина - сердце которого вырвано из груди.
Одна женщина - которая желает разгадать его.
Одна Преисподняя - которая разрушит две жизни.
Одобрил(а): Moderator 26 января в 18:49
Глава: 1 2 3 4 5 6

1 комментарий

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Асия Румянцева   26 января в 20:072019-01-26 20:07:58
Я прожила этот вечер не зря)


Пользователь
Казекаге Сама  27 января в 08:47 2019-01-27 08:47:45
Хорошо продуманный сюжет и интересные идеи у вас Лиса Осенняя.
Но у меня просьба не забывайте пожалуйста про фанфик ,,Пути несповедимы" мне он очень нравится, а вы его долго не пишите. Заранее спасибо.Стикер

Пользователь
Лиса Осенняя  27 января в 12:05 2019-01-27 12:05:05
Асия Румянцева,Стикер
добавлено 27 янв. в 12:05
Казекаге Сама, «Пути» пишутся! Совсем скоро будет глава, ожидайте!))

1   



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
Вниз
Ниже