Глава 6. Ультиматум | Клянусь, это всё - между нами

Шапка фанфика
Название: Клянусь, это всё - между нами.
Автор: Даша Пац
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Hurt/Comfort, Ангст, Драма, Психология, Романтика
Персонажи/Пейринги: Какаши Хатаке/Сакура Харуно, Наруто Узумаки/Хината Хьюга,
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: Алкоголь, Психологические травмы, Рейтинг за секс
Описание: Четвёртая Мировая Война Шиноби закончилась и оставила после себя слишком много разрушенных судеб.
Сакура понимает, что лечить нужно не только физические, но и душевные раны. И тогда ей приходит идея открыть Организацию Реабилитации для тех, кто морально сломлен. Справится ли она с травмами друзей, когда сама отчаянно нуждается в помощи?.. Сможет ли Какаши пустить чувства в измученное сердце?.. Победит ли Хината осточертевшую робость, а Наруто - сомнения?.. Время покажет...

X В сборниках
Гет (464)
X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
X Содержание
Клянусь, это всё - между нами
Глава 6. Ультиматум

 Сакура недоверчиво смотрела на Какаши, крутя в руках чашку с остывающим чаем. Она отчаянно старалась прогнать из мыслей события вчерашнего утра. Однако… Всё время казалось, что в её холодной пустой кухне, где до сегодняшнего дня не пахло ничем, в воздухе витал запах хвойного лосьона после бритья… Хотя учитель сидел, как минимум, в метре от неё.

 Сакура не понимала, почему от этого ощущения становилось настолько волнительно… И какого чёрта она раньше не обращала внимание на то, как, оказывается, приятно пахнет от Какаши?.. По девичьей спине побежали мурашки. Это было неправильно. И непозволительно.

 Она вдруг попыталась вспомнить, какой запах источает Саске, чтобы как-то отвлечься… Однако, ничего, кроме прожигающей пустоты его чёрных глаз, в памяти не всплыло.

 После встречи в тёмном переулке Сакура старалась не винить Учиху за его поведение. Истошно силилась напоминать себе: он, наверняка, страдает социопатией. А это расстройство характеризуется отсутствием эмпатии и абсолютным неумением строить связи… Что, в общем-то, было очевидно. Он никогда её не понимал и не принимал. Кроме того раза, сразу после войны… Когда во тьме его взгляда проскочило чувство вины из-за осознания ужаса собственных поступков.

 Но разве было легче, от того, что Харуно теперь научилась понимать причины его поведения?

 Однако, уже шли вторые сутки, как Учихе пришлось уступить своё первенство по количеству времени в мыслях Сакуры. Она вновь подняла глаза на того, кто никак не шёл из головы, и почувствовала, как в очередной раз под рёбрами защемило.

 Завидев его на пороге собственного дома в такое позднее время, Харуно проследила у себя довольно странную реакцию. Её сердце, казалось, подскочило к горлу, ещё и пропустило пару ударов. Но это она быстро объяснила себе обычным беспокойством. Ведь если сам Хокаге является к ней, значит, наверняка, что-нибудь случилось.

 Только толку было себя обманывать? Какаши сидел в гостях уже минут двадцать и вёл себя очень странно. Он так и не объяснил причину визита, ещё и к чаю до сих пор не притронулся. Это нагнетало и без того очень неловкую обстановку. Периодически Сакура ловила себя на мысли, что чувствует себя неуютно, находясь в собственной квартире. Ей хотелось подняться и убежать. И в тоже время... Желания оставаться одной не было вовсе. Поэтому она продолжала сидеть, ёрзая на хлипком стуле и сжимая ладонями кружку с щербинкой.

— Как ты вообще поживаешь, Сакура? — наконец, спросил сенсей.

— Всё в порядке. Работы многовато, но пока справляюсь, — также нескладно ответила она.

 И вновь в маленькой кухне повисла липкая тишина. Сакура чувствовала кожей, что учитель принёс какие-то новости, но никак не решался их озвучить. И это было совсем не похоже на того Хатаке Какаши, которого она знала.

— Может, давайте на чистоту? — наконец, предложила Сакура, со стуком поставив чашку на стол. — Зачем вы пришли на самом деле? Не для того же, чтобы вести светские беседы?.. Думаю, у Хокаге нет на это времени.

 Он поднял взгляд и тяжело выдохнул.

— Ты права. Нам надо кое-что обсудить.

 Сакура опустила взгляд и почувствовала, как на лбу выступил пот. В глубине души она понимала, о чём будет этот разговор. Но крупицы надежды всё ещё теплились, поэтому, задержав дыхание, пришлось поднять глаза на сенсея.

— Организация Реабилитации начала приносить неприятности, — сказал Какаши, и это прозвучало, словно приговор.

 Ком подкатил к горлу, но Сакура, пытаясь унять дрожь в пальцах, спросила:

— А причём здесь я?

— Давай условимся кое о чём, — Какаши откинулся на спинку стула и сложил руки на груди, — быть честными друг с другом.

— Ладно, но это не ответ на мой вопрос.

 Он вновь тяжело вздохнул и нахмурился:

— Ты являешься зачинщиком и стоишь во главе ОР, я прав?

 Сакуре показалось, что внутренности сжались до размера горошины. Её вдруг затошнило. Атмосфера резко поменялась. Вместо лёгкого волнения в воздухе теперь витало резкое напряжение. Попытавшись взять себя в руки, она спросила:

— Откуда такие выводы?

— Мы же договорились друг другу не лгать.

— А разве я лгу? Просто спрашиваю.

 Какаши поднялся и подошёл к кухонному уголку. И, облокотившись на него, заговорил:

— Мне не надо было даже собирать сведения, чтобы обо всём догадаться. Никому бы не пришло подобное в голову. Поэтому я повторю вопрос и рассчитываю на твою честность: ты — лидер ОР?

— Да, это я, — слишком громко призналась Сакура, с вызовом уставившись на красную эмблему водоворота, вышитую на спине джоунинского жилета.

 Хатаке слегка повернулся и, строго глядя из-под плеча, спросил:

— Ты осознаёшь, чем именно твоя затея вредна Конохе?

— Если честно, совсем не осознаю, — смело ответила она, ещё выше подняв нос, — как я уже говорила тогда, в день вашей инаугурации, от Организации Реабилитации одна лишь польза. Люди, которые приходят ко мне, начинают возвращаться к нормальной жизни. Перестают мучиться ночными кошмарами, учатся жить заново, несмотря на потери. И им для смирения не нужны десятки лет живущей в сердце скорби.

 Какаши вновь покосился на бывшую ученицу. Сакура храбро встретила его взгляд, хотя опустить глаза хотелось нестерпимо. Кажется, она сейчас, сама того не понимая, бросила камень в его огород. Он сунул руки в карманы и глухо пробормотал:

Сакура, насколько я знаю, в твоей жизни не было серьёзных потерь. Тебе ведь всего восемнадцать. Что ты можешь знать о настоящей скорби?

 Укол обиды не заставил себя ждать. Что ж. Рано или поздно это должно было случиться. И Сакура была готова. Она знала, что, когда правда всплывёт, ей обязательно укажут на возраст и неопытность. Харуно нахмурилась и поняла, что не в силах контролировать поток эмоций. Возможно, придётся пожалеть о сказанном. Однако, не могла позволить Какаши продолжать считать её маленькой несмышлёной девчонкой.

— Сколько вам лет, Шестой-сама? Тридцать один? Помог ли возраст научиться справляться с трудностями, которые подкинула жизнь?.. Мне не нужно переживать нечто невероятно ужасное, чтобы помогать людям. Хватило и того, что я видела на войне. А ещё… Вы забываете, что мне пришлось долгое время быть бок о бок с двумя сиротами. У одного — поломанное детство из-за непринятия обществом, у второго — маниакальная жажда мести и абсолютно разрушенная психика. А ещё… — она на секунду запнулась и, всё-таки, потупила взгляд. — Я ходила на миссии с одиноким сенсеем, прячущим за маской свои чувства. И он, судя по всему, очень боялся к нам привязываться. Не знаете, почему?

 Повисло безмолвие, от которого Сакуру затошнило ещё сильнее, чем прежде. Адреналин бушевал в крови, а в висках стучал пульс. Она подняла глаза и поймала на себе зловещий взор, которого никогда раньше не замечала на лице Какаши.

— Думаешь, если прочла пару умных книг, смогла и меня прочитать? Какой же диагноз ты мне поставила, Сакура?

 Сенсей вдруг подошёл ближе, опёрся ладонями о стол и навис над ней, словно хищник над жертвой.

— Никакого диагноза. Я лишь констатирую факты, — уже не так храбро ответила она.

 На девичьих ладонях выступил холодный пот. Сакура не решалась вновь встретиться с холодностью во взгляде сенсея. Кажется, всё же стоило попридержать язык за зубами.

 Но, вопреки опасениям, Какаши лишь вздохнул и вновь опустился на стул напротив, сжав пальцами переносицу.

— Ты так отчаянно пытаешься казаться взрослой и рассудительной, но всё, что я слышу — обиженную на мир девчонку. Мы ведь ниндзя, Сакура. Не забывай об этом. Куда не глянь, везде найдёшь уничтоженные судьбы. Всем помочь невозможно. Ты ведь тонешь в этом болоте. Куда смотрела Цунаде-сама, позволяя тебе это?..

— Решили свои намерения скрыть за заботой обо мне? — глухо пробормотала она. — Я отчётливо понимала, что меня ждёт. И любые сказанные вами слова не смогут меня переубедить. Мне по силам вынести чужую боль. Потому что это сделает мир Шиноби лучше и счастливее. Грядут перемены, разве вы не понимаете? Пять великих стран объединились. Пора подумать о том, что творится в душах ваших подчинённых, Шестой-сама.

 Какаши внимательно посмотрел на её лицо и с нотой разочарования в голосе произнёс:

— Кажется, наш разговор зашёл совсем не в то русло, какое я планировал изначально.

— Это не моя вина, что вы решили припомнить мне мой возраст.

— Ты права, — согласился он, и уголки его губ слегка дрогнули под маской. — Проблема не в том, что ты искренне хочешь помогать. А в тех людях, которые пришли просить отставки. Всем вдруг захотелось новой жизни. Среди них есть один наш старый знакомый. Молодой многообещающий участник АНБУ, внезапно решивший уйти со службы и завести семью.

 Сакура нервно сглотнула и бросила быстрый взгляд на учителя.

— Я не знаю, о ком вы. Моя помощь анонимная.

— Да, это мне известно, — кивнул Хатаке и опустил глаза на кружку с нетронутым чаем, — ко мне приходил Ямато. Что ты внушила ему?

 Чёрт… Вот и второе столкновение с тем, кого она знала лично. Сакура попыталась вспомнить что-нибудь, что могло его выдать. Но в голове было пусто. У всех проблемы были схожими.

— Я ничего никому не внушаю, — твёрдо отчеканила она. — Лишь задаю вопросы. И главный из них: чего эти люди на самом деле желают?

— Чувствую, что этот разговор ничем хорошим не закончится, — пробормотал Хатаке. — В таком случае, я вынужден выдвинуть тебе ультиматум, Сакура.

По её спине пробежал холодок. Ладони против воли сжались в кулаки.

— Какой же?

— Если просьбы об увольнении не прекратятся, я буду вынужден издать официальный указ Хокаге о закрытии ОР.

***

 Наруто коснулся ладонью губ и глупо уставился на дверной проём, из которого только что убежала густо покрасневшая Хината.

 Это было так неожиданно, что он совершенно не понимал свои чувства.

 Его, чёрт возьми, поцеловали. По-настоящему.

 В ладонях он сжимал свёрток, который Хината всучила перед поцелуем, и чувствовал, как в животе пробудились странные ощущения. Ему казалось, что внутри ползают полчища жуков.

 Или…

 Порхают бабочки?..

 Наруто почесал затылок и опустил взгляд. Его даже не беспокоил пронизывающий ветер, врывающийся порывами через открытую дверь. Мороз на коже совсем не чувствовался. Вместо этого по телу разливался невиданный жар.

 Он опустился на пол и посмотрел на помятый бумажный пакетик, перевязанный тонкой лиловой ленточкой. Ему вдруг вспомнилось, как Хината внезапно, словно ангел, появилась на поле битвы с Пейном и твёрдым голосом сказала, что готова умереть за него… И кое-что ещё. Что-то, о чём Наруто совсем забыл. Или же не хотел вспоминать…

«Потому что я по-настоящему люблю тебя, Наруто-кун…»

 Почему он никогда об этом не думал?.. Ответ был очевиден. Во-первых, события того дня смешались в густую кашу ненависти, боли, страданий и потрясений. Эти слова просто смыло потоком последующих событий. И остались они где-то там… Глубоко внутри. Будто их и не было.

 Во-вторых… Дальше случилась война. Все мысли были лишь о победе и о том, как вразумить Саске.

 Наруто вновь посмотрел за дверь. По спине побежали мурашки.

Хината, — выдохнул он девичье имя и почувствовал, как сжалось сердце.

 Это было что-то новое. Незнакомое и… Приятное. Ладони сильнее сжали маленький свёрточек. А на губах, казалось, всё ещё горел короткий неловкий поцелуй.

 Наруто поднялся, поёжившись, закрыл дверь и быстрым шагом двинулся в спальню. Забравшись с ногами на постель, он быстро раскрыл подарок. Внутри оказались три имбирных печенья, видимо, сделанных собственноручно, и сложенный пополам листок. От вкусно пахнущей выпечки желудок заныл, но голод мог подождать.

 Письмо Наруто открывал дрожащими пальцами и с судорожным вздохом. Оно было совсем небольшое. И прежде, чем его прочесть, Узумаки зажмурился и постарался унять сумасшедшее сердцебиение. А затем набрал полную грудь воздуха и скользнул взглядом по написанным строкам.

 
Наруто-кун!

 Мне очень стыдно, что приходится писать о таком… Но я не нахожу в себе сил сказать обо всём, глядя тебе в глаза.

 Я люблю тебя всем сердцем с самого детства. Всё, чего мне всегда хотелось, — просто следовать за тобой. Наверное, ты об этом уже знаешь. Всё-таки, мне уже приходилось признаваться… Только тогда мои дурацкие чувства были не к месту. Поэтому я решила, что надо обязательно сказать о любви по-настоящему.

 Если ты не примешь мои чувства… Мне не будет обидно. Всё, о чём прошу, — ответ. Если откажешь, мне хочется только оставаться твоим другом и появляться рядом тогда, когда тебе понадобится моё плечо.

 И… Попробуй печенье. Оно вкусное.


 Наруто почувствовал, как к горлу подкатил ком. Ему вдруг стало одновременно и очень больно, и невероятно хорошо. Он закрыл глаза и опустился на подушку, прижав к груди письмо.

— Я полный идиот, даттебайо… — прошептал он сквозь зубы.

 Потому что вдруг стало совершенно очевидно, чего именно не хватало его опустошённому сердцу.

 Любви. Настоящей, искренней, нелицемерной.

 И от этого осознания показалось, что мир перевернулся вверх тормашками. Ведь Наруто не понимал, что же теперь делать.

 И самое главное… Не знал, готов ли он ответить взаимностью.



Прочитали?
3
Лул ТаняДевушка ДождьКиров Джалилов


Нравится!
4
Не нравится...
0
Просмотров
275
Оценка материала: 5.00 Глава 6. Ультиматум | Клянусь, это всё - между нами 5.00 0.00 4 4
38 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Клянусь, это всё - между нами.
Автор: Даша Пац
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Hurt/comfort , Ангст , Драма , Психология , Романтика 
Персонажи/Пейринги: Какаши Хатаке/Сакура Харуно, Наруто Узумаки/Хината Хьюга,
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: Алкоголь, Психологические травмы, Рейтинг за секс
Описание: Четвёртая Мировая Война Шиноби закончилась и оставила после себя слишком много разрушенных судеб.
Сакура понимает, что лечить нужно не только физические, но и душевные раны. И тогда ей приходит идея открыть Организацию Реабилитации для тех, кто морально сломлен. Справится ли она с травмами друзей, когда сама отчаянно нуждается в помощи?.. Сможет ли Какаши пустить чувства в измученное сердце?.. Победит ли Хината осточертевшую робость, а Наруто - сомнения?.. Время покажет...
Одобрил(а): Александр 7 дней назад в 22:12
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

1 комментарий

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Владислав Самохин   5 дней назад в 00:262020-11-24 00:26:04
Автор моё почтение глава просто прекрасна. И конфликт старших и младших, и любовное письмо хинаты - без лишней фальши, замечательно, продолжайте в том же духе


1   



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже