Клянусь, это всё - между нами. Глава 9

Шапка фанфика
Название: Клянусь, это всё - между нами.
Автор: Даша Пац
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Hurt/Comfort, Ангст, Драма, Психология, Романтика
Персонажи/Пейринги: Какаши Хатаке/Сакура Харуно, Наруто Узумаки/Хината Хьюга,
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: Алкоголь, Психологические травмы, Рейтинг за секс
Описание: Четвёртая Мировая Война Шиноби закончилась и оставила после себя слишком много разрушенных судеб.
Сакура понимает, что лечить нужно не только физические, но и душевные раны. И тогда ей приходит идея открыть Организацию Реабилитации для тех, кто морально сломлен. Справится ли она с травмами друзей, когда сама отчаянно нуждается в помощи?.. Сможет ли Какаши пустить чувства в измученное сердце?.. Победит ли Хината осточертевшую робость, а Наруто - сомнения?.. Время покажет...

X В сборниках
Гет (465)
X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Сакура продрогла до такой степени, что даже лечить себя чакрой от потенциального обморожения не было сил. Да и не хотелось. Ей даже приходила в голову мысль, что, возможно, она умрёт прямо сейчас, под стенами захудалого бара. И больше никогда не придётся решать проблемы и сталкиваться с житейскими трудностями.

 Сегодня был, пожалуй, худший день за долгие месяцы. Так плохо ей не становилось даже на войне. И в ту роковую секунду, когда она нашла Саске и Наруто полумёртвыми после их битвы, тоже не было настолько паршиво.

 Угораздило же её взять сегодня свой блокнот с записями… Когда Сакура закончила свой последний сеанс в ОР, у входа в госпиталь уже ждали Ино и Сай. Подруга настояла на встрече. Сказала, что Харуно такими темпами похоронит себя в работе, и ей пора срочно развеяться. По правде, Сакура была бы и не против утопить в бумажной волоките и бесконечных операциях всё своё свободное время.

 Потому что увлечение алкоголем стало не на шутку пугать. Уже вошло в привычку заходить после работы в магазинчик у дома и покупать бутылку недорогого саке. А после разговора с Какаши вообще, казалось, не осталось выбора, чем ещё глушить пустоту.

 Она не могла забыть того жгучего напряжения, витавшего в воздухе её маленькой кухни. И не справлялась с чувством вины из-за хлопот, которые случились по вине Организации Реабилитации. Сакура не позволила бы себе действовать иначе и переступать через моральные принципы, говоря, чтобы Шиноби не вздумали бросать свою работу. Это было бы нечестно.

 Она постоянно задавала им один и тот же вопрос: «Чего ты хочешь на самом деле?»

 И на него чаще всего был единственный простой ответ: счастья. Только для каждого оно выражалось в чём-то своём. Разве могла та, кто твёрдо решила заботиться о душевной стабильности пациентов, убеждать их, что убийства и опасные миссии никак не помешают благополучию?.. Особенно, если Шиноби в глубине души понимали обратное…

 А ещё из-за этого всего она стала задавать этот вопрос и себе тоже.

 «Чего хочешь ты, Сакура?.. Чего желаешь?..»

 И тут всё оказалось куда сложнее. Абстрактное «хочу быть счастливой» совсем не подходило.

 Если хорошенько задуматься, то решение было очень простое и крайне сложное одновременно. Ей не хотелось чувствовать себя одинокой. Сакура желала любить и быть любимой. Ощущать прикосновения на своей коже, крепко вжиматься в сильные объятия и приходить в квартиру, в которой чувствовалось бы чьё-то присутствие.

 И в этом доме обязательно должно приятно пахнуть...

 Когда она думала об этих ароматах, то на ум неизменно приходил лёгкий хвойный запах мужского лосьона после бритья. И ей это совсем не нравилось.

 Сакура начинала догадываться, что эти бесконечные мысли о Какаши совсем не просто так поселились в её голове. Не зря же она прочла кучу книг о психологии.

 Однако, пока старалась в этом не копаться. Ей казалось, что если не задумываться о странных чувствах, сжимающих сердце, то можно их и не признавать.

 Потому что она снова выбрала в качестве объекта привязанности совсем не того человека, который мог бы ответить взаимностью. Это было даже смешно. Девчонка, которая вправляет мозги другим людям, совершенно не могла справиться с этой задачей для самой себя.

 Но ей представилась возможность перестать думать об этом. И, ей-богу, лучше бы в мыслях продолжал крутится проклятый Хатаке Какаши.

— Что-то ты совсем сдала, подруга, — встревоженно произнесла Ино, завидев Сакуру. — Ты вообще отдыхаешь?

— Не очень получается в последнее время… — ответила она, опустив взгляд.

 Сай покосился на неё и беззаботно спросил:

— Кстати, ты уже прочла ту книгу, которую изучала в библиотеке в нашу последнюю встречу?

— Я, кажется, её потеряла, — отмахнулась Сакура, надеясь, что ложь прозвучала правдоподобно.

— Что за книга? — тут же поинтересовалась Ино, взяв Сая под руку.

 Харуно бросила быстрый взгляд на них двоих, делая очевидный вывод: кажется, у подруги дела на любовном фронте шли куда лучше, чем у неё. Спрашивать в лоб, встречаются ли они, было пока невежливо. Поэтому она решилась дождаться посиделок в кафе, куда компания и направлялась.

— Очень интересная, там про разные психические расстройства было. Мы даже выяснили, какой диагноз Наруто подходит, — беспечно говорил Сай.

 Всё что оставалось — злобно покоситься на друга, как и всегда, легко болтающего то, чего не следовало бы. Ино подозрительно прищурилась и посмотрела на подругу. Сакура смело взглянула в ответ.

— И какой же у него диагноз? — серьёзно спросила Яманака.

— Синдром дефицита внимания и гиперактивности, — ответил Сай.

— Какая у тебя замечательная память! — нервно хохотнула Харуно, сжав ладони в кулаки. — Я уже и забыла, что мы это обсуждали.

 И поняв, что разговор нужно срочно уводить в другое русло, Сакура улыбнулась и решилась на тот самый неудобный вопрос. К чёрту переживания о том, что это не к месту. Раскрыть свою тайну — вот, что по-настоящему неуместно.

— А вы, ребята, встречаться начали что ли? — елейно спросила она.

 Щёки Ино вдруг залились краской, что было ей совсем несвойственно.

— Да, — кивнула подруга, — решили попробовать отношения.

— Я прочёл книгу, в которой описывалось, как нужно ухаживать за девушкой. И она передо мной не устояла.

 Ино вдруг нахмурилась и заехала локтем в плечо своего новоиспечённого парня. Тот лишь натянуто улыбнулся своей фирменной фальшивой улыбочкой и ровным голосом поинтересовался:

— Я что-то не так сказал?

 Остаток пути до кафе прошёл в пустой болтовне и обсуждении сплетен. Сакура даже расслабилась и ненадолго почувствовала, будто старые времена вернулись. Ей показалось, что её впервые ждёт вечер, когда не потребуется покупать дозу саке, чтобы заглушить чужую боль после ОР.

 Однако, когда настала пора расплачиваться за выпитый горячий шоколад, она потянулась за сумочкой и нечаянно её уронила.

 Из неё на пол, прямо к ногам Ино, повалился маленький чёрный блокнот. И как назло, раскрылся на самой неподходящей странице.

 Сердце Сакуры пропустило удар. Она быстро наклонилась, но подруга оказалась шустрее.

— Не переживай, я подниму, — мило улыбнулась та, а затем её выражение лица резко изменилось, когда взгляд неумышленно скользнул по написанным строкам.

 Харуно опустила взгляд и задержала дыхание. Показалось, что мир остановился и замер. Она не знала, чего ждать.

— Депрессивная деперсонализация, — глухо произнесла подруга, подняв блокнот на стол, — признаки замечены у Сая. Токсичное поведение, за которым скрывается достаточно низкая самооценка, — она выдохнула и пробормотала, словно читала приговор: — признаки замечены у Ино Яманака.

 Повисла тягучая тишина, которая липла на кожу, проникала в лёгкие, из-за чего Сакуре стало тяжело дышать. Она подняла виноватый взгляд на друзей. Сая, кажется, происходящее совсем не задело. А вот Ино…

 Было сложно понять её эмоции. Но одно понятно наверняка: ей совсем не понравилось то, что она только что прочла. Сакура не знала, как себя оправдать и что говорить. Хуже ситуации не придумаешь.

— Что это?.. — тихо спросила Ино. — Ты… Нас изучала?.. Токсичное поведение… Что это значит?..

 Слова застряли в горле. Аргументы о том, что она на самом деле является лидером ОР и готовила материалы, чтобы помогать будущим клиентам, теперь казались сущей чепухой.

— А что такое депрессивная деперсонализация? — подал голос Сай.

 Ино опустила взгляд на блокнот и севшим голосом зачитала:

— Характеризуется исчезновением чувств и эмоций к работе, искусству и отсутствием этики.

— Всё не так, как вам кажется… — пробормотала Сакура.

 Но всё было именно так, как им казалось. Ино скривилась, будто коснулась чего-то омерзительного, закрыла записную книжку и отодвинула от себя, а затем спросила:

— Для чего тебе нужны эти записи?..

— Ты ведь уже догадалась, правда?.. — грустно улыбнулась Харуно, сжав пальцами переносицу. — Мне стыдно. Я не должна была ставить вам диагнозы.

— И правда. Не должна была, — почти шёпотом подтвердила подруга. — Пойдём, Сай. Нечего Сакуре сидеть в кафе с токсичным человеком рядом.

 Всё остальное случилось, как в тумане. Она не помнила, как шла по вечерней Конохе. Даже не поняла, как её занесло в первый попавшийся бар. Пить там она, всё-таки, не решилась. Поэтому, оплатив бутылку саке, вышла на мороз и села прямо на холодную землю за стеной непримечательного заведения.

 Слёзы, стекавшие по заплаканным щекам, холодили кожу. Мороз сегодня был куда сильнее, чем в предыдущие дни. Но это казалось мелочью. По сравнению с тем, какая стужа творилась в её душе.

 Было сложно сказать, сколько она вот так просидела. Но бутылка саке улетучилась гораздо быстрее обычного. И даже это не спасло. Нет, конечно же, опьянение наступило. Однако, его не хватило, чтобы убрать жгучий стыд перед одними из самых близких людей. Эти самокопания и истерики продолжались до тех пор, пока перед ней не появился вновь невесть откуда взявшийся Какаши.

***

 Давно уже Хината так сильно не изнуряла себя тренировками. Кибе и Шино оставалось только недоумённо переглядываться, смотря на то, как неистово сокомандница разносит в щепки тренировочную площадку.

 Ей нужно было как-то отвлекаться. И физическая нагрузка казалась для этого подходящим вариантом. Только вина всё равно никуда не девалась. Поэтому, занося ладонь, окутанную голубой чакрой, над очередным манекеном, Хината представляла на его месте себя.

 Вообще-то, никакого неловкого поцелуя с Наруто в её планах не было. Она просто хотела отдать письмо и убежать домой. Но когда стояла на пороге его квартиры и глядела на любимое лицо, поняла: или сейчас, или никогда. Если он ей откажет… То такой возможности уже не представится. А так… В её воспоминаниях хотя бы останется один единственный момент близости. Пускай и такой бестолковый…

 В её сердце рядом с искренней любовью поселилось чувство стыда. Она поступила так, как хотела. Но, кажется, обрекла Наруто на сложный выбор… Судьба их столкнула в магазине, и эти ощущения только усугубились. Он был замечательным и очень добрым человеком. Всегда заботился о своих друзьях. И явно совершенно не желал сделать Хинате больно. Только ей не нужна была жалость или одолжение.

 И пора было смириться с тем фактом, что её признание ничего не поменяло. Он не любил её. По крайней мере, не так как ей того хотелось. И обрекать Наруто на невзаимную любовь Хината просто не могла.

 Поэтому она приняла важное решение. Даже если он придёт к ней, согласившись быть рядом, Хьюга откажется. Конечно же, всё объяснив.

 Казалось, что даже боль отступила от этой решимости. Ей нужно было вновь его защитить. Только теперь не от физической угрозы. А от несчастливой жизни рядом с нелюбимым человеком. Теперь уже поход в ОР не казался такой хорошей идеей…

 Но с другой стороны… В жизни Хинаты хотя бы наступит какая-никакая определенность без глупых надежд. Может быть, ей даже когда-нибудь повезёт, и она встретит хорошего парня. Но… Полюбить его так же сильно, как Наруто, точно никогда не получится.

***

 Какаши усадил Сакуру на диван и накрыл её плечи пушистым пледом. Она всё ещё дрожала. По-хорошему, ей бы принять горячую ванну, чтобы согреться. Только ванны в его квартире не было, да и неприлично как-то предлагать такое…

 Бывшая ученица всё ещё молчала, не признаваясь в том, что же её довело до такого состояния. Но Какаши и не настаивал. Он молча уселся на кресло и сложил руки на груди.

Какаши-сенсей, вы слишком добры ко мне, — глухо пробормотала Сакура. — Я этого не заслуживаю.

— Интересно это слышать от человека, который настолько из кожи вон лезет, чтобы помогать другим. Кто ж тогда заслуживает доброты?

— Помогать другим, — повторила она, горько усмехнувшись, — только толку от этого?.. Если эта помощь оказывается в ущерб моим близким…

 Какаши не стал расспрашивать, с чего вдруг вообще такие выводы. И очень надеялся, что это Сакура говорила не об ультиматуме.

 Он скользнул взглядом по персиковым волосам, мягко рассыпавшимися по пледу, и почувствовал, как в груди ёкнуло уже знакомое чувство. С каждой подобной встречей и беседой всё становилось куда хуже. И куда очевиднее. Ледяная корка, покрывающее сердце, дала ещё одну трещину. Пока ещё небольшую… Но такими темпами…

— Если хочешь спросить совета или поговорить, я попробую тебе помочь, — сказал он.

 Она подняла пустой стеклянный взгляд и сказала:

— Спасибо, но, боюсь, мне никакие советы не помогут.

 Какаши тяжело вздохнул, поднялся и сел рядом с ней.

— А что поможет?

 Сакура внимательно всмотрелась в его лицо, и от этого взгляда ему стало жарко.

— Когда вы сидите рядом… Становится немного легче.

 Его сердце, казалось, подпрыгнуло к горлу. Какаши совсем не нравилось ощущать то, что творилось с организмом, когда она находилась рядом. Он готов был сказать почти со стопроцентной уверенностью, что за неё говорило саке. Однако, разве можно отказать в такой невинной просьбе?..

 Хатаке подвинулся чуть ближе и сделал уже привычный жест: опустил ладонь на её плечо и крепко сжал.

— Тогда постарайся немного расслабиться. Я никуда не ухожу.

 Сакура вдруг прикрыла веки и прижалась щекой к его ладони. Какаши нервно сглотнул, но руку не убрал.

— Спасибо, что позволяете пользоваться вашей добротой, — прошептала она.

 А он мог думать лишь о том, что по невероятным причинам готов ей позволять не только пользоваться добротой, но и сделать что угодно, лишь бы больше не видеть её в таком состоянии. Когда Сакура задремала, Какаши вновь отнёс её на свою постель, пообещав себе, что теперь не совершит той же ошибки, что и в прошлый раз. Он ни в коем случае не будет стараться избавиться от её запаха. И уже представил себе, как заснёт на подушке, пропитанной ароматом волос Сакуры Харуно.



Прочитали?
5
UNDERTAKER ГРОБОВЩИККиров ДжалиловЛул ТаняЭнма НуарДевушка Дождь


Нравится!
5
Не нравится...
0
Просмотров
497
Оценка материала: 5.00 Клянусь, это всё - между нами. Глава 9 5.00 0.00 5 5
95 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Клянусь, это всё - между нами.
Автор: Даша Пац
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Hurt/comfort , Ангст , Драма , Психология , Романтика 
Персонажи/Пейринги: Какаши Хатаке/Сакура Харуно, Наруто Узумаки/Хината Хьюга,
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: Алкоголь, Психологические травмы, Рейтинг за секс
Описание: Четвёртая Мировая Война Шиноби закончилась и оставила после себя слишком много разрушенных судеб.
Сакура понимает, что лечить нужно не только физические, но и душевные раны. И тогда ей приходит идея открыть Организацию Реабилитации для тех, кто морально сломлен. Справится ли она с травмами друзей, когда сама отчаянно нуждается в помощи?.. Сможет ли Какаши пустить чувства в измученное сердце?.. Победит ли Хината осточертевшую робость, а Наруто - сомнения?.. Время покажет...
Одобрил(а): Александр 25 ноября 2020г. в 13:33
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

0 комментариев

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
 

 



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже