«Хината Хьюга»: «Я всегда смогу выстоять» | Gimme More: Наруто и Хината

Шапка фанфика
Отдав глаза взамен жизни своей сестры, Хината обрекла себя на мучения. Обменяв свое изгнание на статус наследницы клана младшей Ханаби, она обрекла себя на одиночество. Обменяв свою слепоту на возможную смерть от чужих глазах, обрела возможность надеяться. Но не верить. Разбитое сердце Хинаты никогда не поверит людям, которые сейчас рядом. Где были эти люди, когда над ней измывались целый месяц шиноби, убивая в ней веру, заставляя желать смерти. Только Солнце Конохи, осветит ее безлунную Ночь...


Основные персонажи:Хината Хьюга, Наруто Узумаки, Сакура Харуно, Саске Учиха, Ямато, Сай, Итачи Учиха, Какаши Хатаке, Неджи Хьюга

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Когда-то мне посоветовали вести дневники, сказали, что это лучшее в моем случае. Записывать все переживания и мысли на бумагу, чтобы в голове не задерживались. Я даже последовала тому совету, усердно делая записи на листы, но пользы не принесло. Хотя наверное была незначительная польза от того дневника, но не та, на которую я рассчитывала. Я развивала свои мысли и речь. Много думая о том, как лучше сделать запись для дневника, я раз за разом формулировала предложения, что могли бы полно описать произошедшее. Я так старалась, будто бы это мог кто-то прочесть.

Хотя да, прочли бы.

Спустя годы, я сама бы захотела это прочитать, а потому старалась писать красиво именно для самой себя, вот только какой был в этом смысл? Зачем мне читать о том, что было? Подобные вопросы часто крутились в моей голове, и чем сильнее, я искала ответа на этот ненужный вопрос, тем сильнее пропадало желание садиться за стол и изливать все хорошо сформулированные предложения на бумаги. Потом увеличилось количество миссий, чтобы я смогла оплачивать поддержание жизни не просыпающегося отца, и саму себя, и незаметно для себя, я прекратила это занятие. Сейчас даже не вспомню, где сейчас лежит та красная тетрадь, которую мне подарила Сакура.

Сейчас бы я с удовольствием оставила для себя будущей запись, от себя нынешней, прекрасно зная, что я обязательно прочту все это, потому что теперь я знаю ответ. На самом деле со временем ответ находится всегда, и эта мысль пришла ко мне тоже, как бы смешно не звучало, но со временем. Мне просто надо подождать и тогда у меня будут все ответы на свои вопросы, но пока я нашла два. Но не только из-за этих ответов хочется окунуться в мир, который написан моей рукой, словами сердца, со мной много чего произошло за последнее время. И это многое незатейливо перетекает в ответ на мой старый вопрос: какой был в этом смысл?

Если случится так, что я начну опускать руки, сетуя на негодную для меня жизнь; если я затеряюсь в жестоком мире Шиноби и самое главное, если я вдруг снова потеряю в веру в себя и свои силы, то должна буду открыть тетрадь, где подробно описаны самые тяжелые, в моей жизни, моменты. Чтобы смотря на эти записи, я понимала, что еще не все потеряно и чтобы ни случилось в этой непредсказуемой жизни, я всегда смогу выстоять.

Записи нужны для поддержки самой себя.

И будь тетрадь рядом, я бы с удовольствием сейчас написала про вчерашний вечер. Двумя словами сказала бы о покушении на Казекаге, но большую часть говорила про чуть не умершего у меня на руках Конохомару. Как боролась за его жизнь до прихода Сакуры. Как почувствовала облегчение, когда его сердце слабо, но уверенно забилось в под моими руками.

Ну и конечно же бы сказала о самом непредсказуемом и солнечным Шиноби Конохи — Наруто Узумаки. Сторониться его было ошибкой, потому что это тот человек, что своим теплом согреет лед, и светом изгонит тьму. Я наоборот хочу стать ближе к нему. Быть хорошим другом и дать ему возможно не осознано помочь мне вернуть веру в эту жизнь, в этот мир. В этих людей. То, чего мне не хватает, ведь остальное я могу сделать сама.

Ханаби…

Еще немного и я верну свою сестру в свою жизнь.

***
— Операция? — переспросила я Сакуру, которая неотрывно смотрела в свиток. Не то, чтобы боюсь операции, хотя да, я боюсь, но у меня есть и другие причины. Во-первых, я не хочу быть снова прикованной к постели, во-вторых, у меня меньше, чем через месяц обряд посвящение. И мне надо вернуться к деду, к тому времени. — А без нее никак нельзя?

Хината, — Сакура грозно подняла на меня свои глаза, и мне пришлось замолчать. — У нас только два варианта. Первый, ты остаешься здесь и лечишься, что займет больше времени. И второй, где мы сегодня вечером делаем операцию, и через три дня сможем идти в Коноху, в которой под руководством Цунаде-сама ты продолжишь лечение.

— У меня не так много времени, — тихо напомнила я, на что Сакура согласно кивнула. — Какой самый быстрый?

— Подскажи сроки.

— Конец сентября.

— Тогда второй. И есть кое-что, почему ты должна выбрать второй вариант, Хината. Ханаби знакома с Конохамару, который тоже ожидает операции, и она может приходить в больницу, чтобы навещать его. Что выберешь?

— Это не честно Сакура, — буркнула я, вставая с кровати, чтобы вместе пойти к Конохомару. — Конечно, второй.

— Отлично, — она убрала свиток и довольно улыбнулась, открывая передо мной дверь. — Теперь идем, Ханаби уже там.

— Что? — я замерла, взявшись за косяк.

— Я не стала сразу говорить, чтобы не давить на тебя, — ответила Сакура, виновато улыбаясь. — А теперь поторопимся. О, и Ханаби не знает, что ты здесь, и не вздумай, — она схватила меня за руку, но было поздно, — перемещаться. Ты что творишь? Швы могут разойти…

Хината! — Ханаби удивленно вскрикнув, вскочила со стула и бросилась ко мне в объятия, крепко сжимая меня своими ручками. Ками-сама, как же я соскучилась по ней. — Почему ты здесь? Ты в порядке?

— Небольшое ранение, — соврала я, крепче прижимая к себе, ведь нечего ей волноваться о пустяках, которые скоро не будут иметь никакого смысла. — Не переживай, Сакура-чан обо мне позаботиться. Как у тебя дела? Прости, что не получалось написать тебе.

- Ничего страшного, — Ханаби быстро утерла слезы, и уже задорно улыбаясь, еще раз прижалась ко мне. — Я сама тебе не успела ничего все написать. У меня все хорошо, — она сильнее сжала меня в руках, — смотрю у тебя тоже, — встав на носочки, она наклонилась к моему уху. — Ты немного поправилась.

— Разве? — я даже как-то не заметила.

— Ага-ага, — закивала она, улыбаясь. — Наруто-кун ведь вернулся, да?

— Ханаби, — испуганно проговорила я, прикрывая ей рот рукой.

— Да ладно тебе, — вырвавшись из моих объятий, она слабо махнула рукой. — Всё равно все знают, да, Сакура-сан?

— О чем? — поинтересовался Конохамару, пока я сверлила взглядом Сакуру, что согласна кивала головой на утверждение моей младшей сестры. — Эй, что все знают? Я ничего не знаю! Хината- ча-а-ан!

— Что моя сестра самая лучшая, — ответила Ханаби, подмигнув краснеющему Конохомару. — Разве не знал? Стыдно ведь, Конохомару-кун. — Улыбнувшись ему, она снова повернулась ко мне, и продолжая улыбаться, правда уже наигранно, подошла ближе, взяв меня за руку. — Я не знаю, когда мы увидимся снова, и сможем ли мы написать друг другу, и потому нам надо поговорить. Это про клан.

— Можешь говорить при них, — мне уже нечего скрывать про клан для окружающих людей. — Что там? — мы прошли с ней к окну и сели на кресла.

— Много чего произошло пока тебя не было, и у меня не было возможности тебе написать об этом. Боялась, что найдут. На собраниях стал появляться странный человек, и старейшины с ним слишком уважительны. Он приходит самым последним и уходит самым первым. Имени его от старейшин я не слышала, и потому пришлось подслушивать, — она заговорила шепотом чуть, нагнувшись ко мне. — Данзо-сама, — я не подала виду, что мне знакомо это имя, но видела, как Сакура напряглась у кровати Конохомару, пока осматривала его повреждения. — Слышала о нем?

— Да нет, — солгала я. — Он ходит на собрания? — Ханаби кивнула, а я аккурат посмотрела на Сакуру, которая не сводила с меня напряженного взгляда. — Это же нарушения правил клана.

— Знаю. Поэтому тебе и рассказываю. Сможешь узнать, что это за человек? Он не внушает мне доверия. Совсем. — Она правда истинный лидер клана, и папа был прав, выбрав ее кандидатуру. — Старейшины лебезят перед ним, но у меня он вызывает сомнения. Сильные.

Что Данзо забыл на закрытых клановых собраниях? И почему старейшины, которые самые суровые в клане, подхалимствуют перед этим пронырливым и жестоким червяком? Это связано как-то со мной или Ханаби? Если с Ханаби, то, чем именно?

— Я постараюсь, и передам через Неджи, — надо предупредить ее, чтобы она не сближалась с этим человеком, даже если он попытается. Сделаю это чуть позже, иначе она догадается, что я соврала ей в начале. — Что еще?

— Это касается папы, — скрестив пальцы на коленях, Ханаби, опустив взгляд на пол, тяжело вздохнула. — О нем стали много говорить в клане. Я знаю, что увидеть его сейчас да и вообще скоро не смогу, но ответь на один вопрос и тогда я смогу успокоиться. Это ведь правда, что кроме тебя и его сиделки никто не знает, где он находится?

— С чего такие вопросы?

— Готовятся к церемонии назначения, — ответила она еще тише, — и многое болтают, что и дни его сочтены, и что, папа скоро встретиться с мамой.

— Ханаби, — у меня сердце ныло дикой болью, только одного взгляда на нее, — кроме меня никто не знает, где находится отец, и никто кроме меня не знает, в каком он состоянии. — Пока я сама находилась в госпитале, за отцом ухаживали Цунаде-сама из чувства вины и Неджи, по чувству своего долга. Когда же я обрела зрения и вернулась в ряды Шиноби, снова начав зарабатывать, то попыталась обеспечить ему комфорт. Но после одного инцидента произошедшего со мной и кланом, который видимо не хотел, чтобы я была поблизости, то решила поберечь жизнь своего беззащитного отца и устроила его в другом месте. Куда могу попасть только я. Даже Неджи не знает где лежит мой отец. Впрочем, как я того перевезла, брат его больше не навещал. Неджи-сану хватало того, что я сообщаю ему о состоянии его дяди, но брата не устраивало то, что Ханаби ни разу не была у отца. И у опять меня были на это причины.

Ханаби сильная духом, она гораздо сильнее меня, и потому чувствует передо мной вину, за то, что я изгнана из клана, и в ее сердце живет мечта и надежда, которую я просто не вправе отбирать.

Она очень надеется, что отец придет в сознание и все станет как прежде. Суровый глава клана Хиаши-сама; его сильная дочь, наследница клана Ханаби и конечно же добрая, но мягкая Хината, вернуться в в главном доме на главной улице. Я тоже в это верила в первые месяцы, но чем тяжелее становилось мое моральное состояние, тем слабее становилась и моя вера в это. Она почти исчезла, когда Цунаде-сама сказала, что надежды на восстановление отца особой нет. Я приняла правду, было не трудно с этим справиться, потому что помимо переживания за отца, я сильно волновалась за Ханаби.

Так не хочется обо всем этом думать и вспоминать, хочется просто отрешиться от прошлого и жить только будущим. Ни дня не проходит, чтобы я не вспоминала ту ночь, не вспоминала Ханаби, не терзала свое сердце «а если…» Уже никаких «если», потому что уже все прошло, и каждодневные мучения не делают никому лучше. Они лишь убивают меня.

И я знаю причину.

Мы никогда не говорили о случившимся с Ханаби.

— Ладно, — ответила она, тревожно смотря на свои руки. — Хорошо, я поверю тебе, Хината. Ты очень плохо выглядишь, сестра, — Ханаби коснулась моего лица своей теплой ладонью, и указательным пальцем аккуратно провела по коже под глазами. — Ты ничего не скрываешь от меня? Насколько сильное ранение? Мне не нравится твой вид.

— Ничего страшного, — для разговора еще не время, иначе она подумает, что я прощаюсь с ней. — Но провести пару дней в госпитале придется. Ты кстати, как без охраны прошла?

— За дверью стоят АНБУ, — ответила она, чуть улыбнувшись. — По приказу Хокаге, к Конохомару могут проходить только медицинский персонал и те, кого он приглашал. Меня пригласили, — чуть отведя взгляд в сторону, Ханаби застенчиво улыбнулась, чуть краснея, и я вспомнила один наш с ней разговор. Это было давно, у нее тогда получилось сбежать из-под надзора, и мы были в моей квартире. Разговаривали ни о чем, лишь бы просто говорить, но она резко замолчала и помедлив спросила, что такое любовь, и чем она отличается от влюбленности. На самом деле, я не удивилась такому вопросу, потому что Ханаби человек — дело. Да она эмоциональная, но чувства ей не ясны, и мне даже было приятно, что она именно у меня спросила это. В тот вечер, я поняла, что у Ханаби появился человек, который способен затронуть струны ее души, но не стала торопить с расспросами, правильно решив, что она сама мне обо всем расскажет, когда захочет. — Бабули Чон не было в списке, и она осталась за дверью. А может уже куда ушла. Я же смогу завтра прийти? — с надеждой спросила она у Конохамару, что, убрав руки за голову, разглядывал светлый потолок, пока Сакура продолжала обрабатывать рану.

— А-ага, — ему было больно, но он сдерживался.

— Тогда и завтра увидимся, это же отлично?

— Ты, когда возвращаешься в деревню?

— Не скоро, — в ее глазах вспыхнул гнев. — Эти придурки опять устроили мне смотрины, и с Суны мы отправляемся в другую деревню. Я им просто не дамся! Устрою такой цирк, что они точно позабудут о всех своих глупых надеждах выдать меня замуж и подавить мою волю огня!

— Твои б слова, да деду в уши, — крикнул Конохомару.

— Только завтра обязательно приходи, — и я все тебе расскажу Ханаби. Обещаю.

***
Операция уже через час, а к утру я уже отойду от наркоза, и ближе к двум часа дня, буду способна говорить. Будет больно, но я справлюсь. Мне важно лишь говорить, иначе я еще долго буду решаться на откровенный разговор с моей сестрой. А если мы не поговорим, то мучаться буду еще долго, а я так не хочу этого.

— О чем задумалась? — я вздрогнула. Уйдя в свои мысли, я забыла, что Наруто сидит у меня в палате, пока я играю с Нисой, за которой я уже успела соскучиться.

— Да так, — нехотя ответила я, обращая свое внимание на Нису, что, положив морду мне на колено, преданно смотрела в глаза. — О многом. В голове такое обилие мыслей, — о которых вообще не хочется думать. Но они так настойчивы. — Ниса не сильно дома шкодит? — Киба-кун никогда не жаловался, но я знаю, что без меня Ниса из милой и послушной девочки превращается в не очень милого проказника.

— Она у тебя прикольная, никогда не видел собаку, которая убирается, даттебайо. Вот только злюка, я хотел ее погладить, а она меня укусила, — оттянув рукав, он продемонстрировал мне легкий укус.

— Ниса обычно не кусается, — это что еще за новости, Ниса-чан? — Прости пожалуйста.

— Может она испугалась? Это ночью было, — продолжил он, откинувшись чуть назад. — Да, наверное я ее испугал.

— Она с тобой спит?

— Да, сначала ее Сакура в комнату забрала. Потом та вышла, и Ниса начала шкребстись в нашу комнату, — Наруто спит в комнате с Шикамару и Неджи, — и улеглась со мной. Забавная она.

Взглянув в глаза собаки, мне, наверное, почудилось, но я будто увидела смех в ее взгляде, будто она насмехалась надо мной. Мне кажется, если бы она умела смеяться, то давно каталась по полу в приступе смеха. Ниса правда очень умная, и она не только убирается, но так же помогает выбирать еду в магазине, помогает стирать и всякое такое. Ниса, моя собака поводырь.

— Ниса не очень любит, когда ее обнимают пока она спит, — тихо сказала я, прикрывшись своими волосами, но взглянув на Наруто, тихо хихикнула. Он покраснел. — Она меня поначалу тоже так кусала, — когда я только переехала в квартиру и мне приснился кошмар, я дабы успокоиться приобняла собаку, а та слега укусила меня за ногу. После этого я никогда не обнимала Нису во сне.

— Неловко то, как, даттебайо, — пробормотал он громко смеясь. — Больше не буду! Кстати, — встав со стула, он подошел к окну и быстро его закрыл, когда задул сильный ветер, — я вспомнил, что ел еду Сакуры. Это было после провальной миссии по возвращению Саске. Она готовила мне рис, и он всегда был подгоревший, — у Сакуры правда всегда рис подгорает. — Но я все равно ел, и ничего ей не говорил. Потому что так она заботилась обо мне, а от этого становилось вкуснее.

— Когда я лежала в госпитале, — я там частый гость. Сначала залечивала все свои раны, потом проходила адаптационный период. Потом пересадка глаз и снова адаптационный период. — Я ничего не ела, и Сакура, чтобы хоть как-то заставить меня есть, каждый день приносила мне еду, которую готовила сама. Ты, наверное, сейчас думаешь, что я благодарно лопала все, что мне давали, но нет. Я не принимала ее еду и заботу довольно долго, за это мне очень стыдно, ведь Сакура так старалась для меня.

— Вы очень сблизились с ней.

— Если честно, я сама в недоумении с нашей с ней дружбы, — мы никогда не общались близко, никогда не разговаривали. Мы с ней вообще не похожи. Наше общение возросло из жалости, как бы ужасно это не звучало. — Но я рада, что так все вышло. После нашего с тобой разговора, я тоже стала смотреть на то, что имею, — я знаю, что Сакура и Неджи все ему рассказали. Мне об этом никто не говорил, но я заметила это по поведению Наруто в отношении меня. Интуиция.

— Как твой отец?

— Стабильно, без улучшений, — так мне говорит его медсестра, когда раз в месяц я стабильно навещаю их. — Ханаби все еще верит в то, что он придет в себя. У меня не хватает смелости рассказать ей о настоящем положении дел. Не хватает смелости убить ту самую веру, — но завтра мне придется это сделать. — На самом деле, я нашла выход который позволит мне быть рядом с сестрой, но вот я переживаю одобрит она его или нет. Ведь это буквально выглядит так, что я отрекаюсь от нее. — Я не то, чтобы хотела делиться своими переживаниями с Наруто, просто мне надо было выговориться. — Сегодня, когда мы виделись с ней, я дала себе обещание, что завтра обо всем ей расскажу.

— Если это не великая тайна спрятанная за семью печатями, что там за выход?

Незнающему человеку, трудно рассказывать о деталях, которые уже все давно знают, а учитывая, что это Наруто, который может не все понять, то ситуация усложняется. Но на самом деле то, все просто. Есть клан, есть глаза этого клана и есть я, человек-Шиноби приравненный к ничто в этом мире, тенью следующий за яркой звездой.

— В предписании указано, что Хината Хьюга не может приближаться к клановому району и родной по крови сестре Ханаби Хьюга. Но вот про Хинату Ооцуцуки ничего не сказано.

— Ооцуцуки, это клан, додзюцу которых этот тейн... тенй… черт тебя дери, как он там называется, а Хината-чан?

Удивленно замерев, я смотрела на Наруто, что усердно пытался вспомнить название такого сложного в понимании додзюцу. Парень, который на подобных уроках в академии просто спал, сейчас… Я поражена.

— Тенсейган, — подсказала я, приковывая его взгляд к себе, активировав эти глаза. Замерев, он медленно придвинулся ко мне, и в его взгляде я увидела тот же восторг, что видела у себя самой, когда разглядывала свои новые глаза в зеркале. — Додзюцу клана Ооцуцуки, от которого произошел бьякуган. Меньше, чем через месяц, я пройду обряд посвящения в клан, — все что творится на самом деле сложно ему объяснить, особенно про особенности моего ДНК, которые я сама с трудом то поняла. Если поняла вообще.

— Они похожи на цветок, — тихо проговорил он, чуть ли не пальцем тыча мне в глаз. — Красивые. Тебе идут.

— Спасибо.

— А по поводу сестры даже не парься, я уверен, что она поймет тебя и примет твой выбор, ведь это все ради нее.

— Ты, наверное, прав, — никогда не пойму его силу, — спасибо.



Прочитали?
8
Алексей БессарабОльга АнтоноваKey MikiКсения ПантелееваKawaimi YoshidaJin KazamaЕвгения ИсаматоваModerator Joe


Нравится!
7
Не нравится...
0
Просмотров
407
Оценка: 5.00 5.00 0 7
152 
 
 
 1


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Отдав глаза взамен жизни своей сестры, Хината обрекла себя на мучения. Обменяв свое изгнание на статус наследницы клана младшей Ханаби, она обрекла себя на одиночество. Обменяв свою слепоту на возможную смерть от чужих глазах, обрела возможность надеяться. Но не верить. Разбитое сердце Хинаты никогда не поверит людям, которые сейчас рядом. Где были эти люди, когда над ней измывались целый месяц шиноби, убивая в ней веру, заставляя желать смерти. Только Солнце Конохи, осветит ее безлунную Ночь...


Основные персонажи:Хината Хьюга, Наруто Узумаки, Сакура Харуно, Саске Учиха, Ямато, Сай, Итачи Учиха, Какаши Хатаке, Неджи Хьюга
Одобрил(а): Moderator 11 июня в 07:00
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

0 комментариев

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
 

 



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
Вниз
Ниже