I часть «Хината Хьюга»: «Расскажи ей обо всем» | Gimme More: Наруто и Хината

Шапка фанфика
Отдав глаза взамен жизни своей сестры, Хината обрекла себя на мучения. Обменяв свое изгнание на статус наследницы клана младшей Ханаби, она обрекла себя на одиночество. Обменяв свою слепоту на возможную смерть от чужих глазах, обрела возможность надеяться. Но не верить. Разбитое сердце Хинаты никогда не поверит людям, которые сейчас рядом. Где были эти люди, когда над ней измывались целый месяц шиноби, убивая в ней веру, заставляя желать смерти. Только Солнце Конохи, осветит ее безлунную Ночь...


Основные персонажи:Хината Хьюга, Наруто Узумаки, Сакура Харуно, Саске Учиха, Ямато, Сай, Итачи Учиха, Какаши Хатаке, Неджи Хьюга

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Ханаби Х.

 Завязав на кимоно ярко фиолетовый пояс, я подошла к зеркалу и аккуратно взяла в руки заколку, которую накануне вечером мне передал Неджи. Без лишних слов, он молча в темном коридоре передал мне коробочку, упакованную в фиолетовую бумагу, и, получив мою тихую благодарность, ушел.

От Хинаты.

Это её любимый цвет. Да и не думаю, что Неджи-сан смог бы выбрать такую красивую заколку. Не в обиду моему гениальному брату. Слишком серьёзный в работе, и неуклюжий в быту навряд ли бы стал заморачиваться с подобным подарком.

 Распустив волосы, я собрала передние пряди на затылке и закрепила их новой красивой заколкой. Вышло довольно мило, но не то. Убрав заколку, я растрепала волосы, и придирчиво еще раз оглядела себя в зеркало.

 На затылке заколку особо не заметят. Не хочу, чтобы подарок Хинаты был зря. Возможно я рискую, но мне давно надоело ходить на цыпочках перед предателями отца, и давно уже стала показывать кто тут имеет власть и силу. Я, будущий глава клана, или эти старейшины, стариканы, которые скоро уйдут навстречу к своим родственникам, которых можно переизбрать.

 Осторожничая с ними по началу, чтобы они не навредили моей сестре, создала у них неверное впечатление о своей натуре. Первые месяцы я ходила как в воду опущенная, просто не понимая, что именно происходит вокруг меня, не осознавая, как сильно моя жизнь уже изменилась. Потом это изгнание тупое, которое буквально связало мне руки. Хината, в отличие от меня, держалась на расстояние, но я же глупая голова иногда старалась пересечься с ней, не понимая, какой опасности и унижению подвергаю свою сестру. Хорошо, что до меня дошло быстро и прекратила эти опасные встречи, пока эти уроды не сделали с ней что-нибудь. И потому, когда дело касалось сестры, или же когда сама Хината была поблизости, я была ниже травы и тише воды, чтобы случайно не спровоцировать итак бросающихся на нее, как взбешенных собак, соклановцев. Но стоило мне убедиться, что опасность миновала, то угроза уже нависала над головами моих вечных сопровождающих.

 — Вот так лучше, — из передней пряди заплетя косичку, я закрепила ее сбоку подарком Хинаты, и подмигнув своему симпатичному отражению, вышла из комнаты громко захлопнув за собой дверь. Специально, чтобы они услышали.

 Спустившись на первый этаж, зашла в гостиную, где нашла бабулю Чон, заснувшую в сидячем положении и второго старейшину, Домо-сан. Он самый молодой из троих, и самый ведомый.

— Я готова, — сообщила я громко, чтобы разбудить уснувшую старую женщину.

 — Вам не следует посещать Конохомару-куна…

 — Конохомару-сама, — поправила я Домо-сан. — Он все еще внук Сарутоби, третьего Хокаге. — Устремив в него грозный взгляд. — Или Вам напомнить?

 — Хорошо, Ханаби-сама, — ответил он, преклонив передо мной голову. — Конохомару-сама слишком часто удостаивается чести ваших встреч.

 — Несете ужасную чушь, — он один из многих, кто всеми своими конечностями поддерживает желание выдать меня замуж. Старый остолоп. — В любом случае, если мне понадобится ваш совет, я дам знать, а пока, бабуля Чон, поднимайтесь, мы спешим.

 — Тогда вы должно настоять, чтобы Чон-сан пропустили…

 — Это будет лишь на усмотрение моего друга, — он начал меня выводить, а я ведь в таком хорошем настроении проснулась. — Кажется я говорила Вам, Домо-сан, помнить свое место. Не за горами время, когда я стану Главой клана, — они буквально делали вид, что забыли об этом, пусть сами и готовили церемонию. — Бабуля Чон?

 — Бегу-бегу, сладкая, — прошепелявила старая женщина медленно поднимаясь с дивана, и так же не спеша двигаясь к двери, шелестя на пути своим тяжелым платьем. Диву даюсь, как она в этом костюме может находиться в таком сухом климате. Не запарилась ли она в своих тяжелых слоях тканей?

 Выйдя первой из дома, я направилась сразу к большой улице, через которую сразу выйду к госпиталю, где Хината уже, наверное, отошла или отходит от наркоза. Когда я уходила, она мне быстренько сообщила о том, что у нее будет операция, и что прийти я смогу только после обеда. Вообще я хотела выйти пораньше, чтобы навестить Конохомару, который тоже должен отходить после операции, но меня задержал клановый кодекс, что был подброшен мне вчерашним днем. Меня увлекли абзацы, что были помечены и специально выделены, чтобы они точно не остались незамеченными.

 Это было связано со старейшинами, которые в нашем клане имели немного другое значение, нежели в целом мире. Об этом я знала всегда, но никогда не думала в том русле, в котором оно указано в нашем кодексе клана. В общем понимании, старейшина — это человек с большим жизненным опытом, которых в нашем большом клане по сути очень даже много. Но всего старейшин у нас трое, то есть папа при своим вступлением в назначение Главы клана, буквально наградил этим званием троих достойных стариков. Ну, на тот момент достойных. Наверное. По сути, это советники главы, почему они все еще называются у нас старейшинами большой вопрос, который для меня теперь открыт. Но главное в другом, если папа назначил их, то может и отстранить их, и именно это говорилось в тех абзацах. Точнее о том, не то, чтобы можно было сделать, а о том, из-за чего они могут быть лишены такого важного статуса в нашем клане.

 Если они покажутся неблагонадежными членами нашего общества, и если у меня будут тому доказательства, то я смогу, будучи в своем статусе наследницы провести не назначение других старейшин, а переизбрание. То есть мое дело маленькое, лишь получить подтверждение того, что они последние засранцы, и предъявить это в виде доказательств и потом провести общие выборы.

 — Дальше я сама, — остановившись у входа в больницу, я остановила рукой бабулю Чон и быстро взбежала по лестнице. — И спасибо за книжку, — подмигнув улыбающейся старушке, я побежала внутрь, лавирую между больными и медиками, поднялась на второй этаж не большого госпиталя и побежала в самый конец крыла. Где в одной палате лежала Хината, а в другой Конохамару. Пожалуй, загляну сначала к нему. — Привет больным! — крикнула я, раскрывая дверь в его палату. Вот только на кровати его не было, и в палате в общем.

 Выйдя в коридор, я побежала дальше и остановившись у двери палаты моей сестры, поправила волосы и выдохнув, постучала в дверь и медленно ее раскрыла, аккуратно заглядывая внутрь.

 Хината бледнее, чем обычно, лежала ничком на кровати, упрямо поджав губы, отрицательно мотая головой, пока Наруто на пару с Конохомару пытались ее накормить какой-то едой. Прислонившись плечом к косяку, я наблюдала за ними, не желая тревожить.

 Сакура-чан дала задание накормить тебя любыми способами, — причитал Наруто, водя ложкой перед носом моей сестры, — поэтому не заставляй меня создавать клонов, которые будут мне помогать. Хината, даттебайо, открывай рот!

 — Слушай, — сказал задумчиво Конохомару, постучав пальцем по подбородку, — она ведь щекотки боится. Рискнем?

 — Совсем балбес? — испуганно поинтересовался Наруто. — У нее швы разойдутся. Сакура сказала, что все прошло не очень гладко. Не скажешь, как получила ранение? — Сестра едва помотала головой. — Бедная Сакура-чан, намучалась она наверное с таким пациентом. Тебе надо поесть, чтобы у тебя были силы говорить с Ханаби, или ты струсила? Нет? Правильно, поэтому скажи, а-а-а, — он снова попытался заставить съесть хотя бы ложку бульона, но Хината упрямо не открывала свой рот, туманно смотря на предмет своего обожания.

 — Достаточно, — не выдержав подобной пыткой над моей Хинаточкой, я вошла в палату. — Наруто-кун, она явно не хочет есть этот бульон. Смотри, она уже синего оттенка, — подойдя к кровати, я оттолкнула Наруто, что сидел на круглом стуле с колесиками и погладила несчастную сестру по ее темным волосам. — Как твои дела?

 — Уже лучше, — тихо ответила она, едва шевеля своими побледневшими и потрескавшимися губами. — Спасибо, что пришла.

 — А как иначе, — убила бы всех, чтобы прийти сюда. — Я думала, ты еще спишь, иначе раньше бы пришла.

 — Я пойду схожу за водой, — Наруто-кун обиженно глянул на меня, но молча обошел и поставил миску с бульоном на тумбочку у кровати. — Явно ведь пить хочешь, — и схватив за шкварник своего названного горе младшего брата, вышел из палаты закрыв за собой дверь.

 Подкатив стул, я села рядом с сестрой и аккуратно взяла ее за руку.

 Хината не знает, но я навещала ее в госпитале, после того как сестру нашли АНБУ нашей деревни. Мне удалось сбежать из дома, чтобы увидеть ее. И то, что я видела, было страшным сном, и страшным воспоминанием. Потому что никогда не видела Хинату в таком отчаянном состоянии, когда она срывала бинты с глаз истошно что-то крича, пока медики пытались ее успокоить.

 — Я хочу поговорить с тобой, Ханаби, — тихо проговорила сестра, еле сжимая мою руку. — Долго не могла решиться на этот разговор, но он нужен, иначе я не смогу жить дальше, а так и буду, — она тихо сглатывает и морщится от боли, — тонуть в прошлом. Ты ведь знаешь, что я очень тебя люблю и сделаю ради тебя все?

 — Знаю, — погладив сестру по руке, хотела остановить, но замолчала. — Иначе быть не может, — потому что я тоже очень люблю.

 — Ханаби, знаешь, мне не стыдно за свое тогдашнее решение. Оно может казаться трусливым, не достойным, но оно было верным. Если бы я вступила в бой с ними, погибли бы мы обе.

 — Я бы поступила так же, Хината. Они были сильнее, — на самом деле я ничего не помню о той ночи, кроме момента, когда на меня напали во сне. Мое следующее воспоминание было лишь связано с утром, когда я очнулась в лесу, и войдя в дом, обнаружила мертвые тела и едва живого отца на пороге своей комнаты.

 — И старейшины не правы, называя меня предателем, которыми являются сами, — по ее щеке скатывается слеза, которую я быстро вытираю пальцем, и держусь изо всех сил, чтобы не расплакаться. — Я их ненавижу, Ханаби. Всем сердцем и душой ненавижу, ведь они сделали из меня посмешище.

 — Это не так, Хината

 — Так. У нас с ними был уговор. Ты должна была быть свободной птицей парящей в облаках. — Она грустно, сквозь слезы медленно улыбается. — А получилось, что я посадила тебя в золотую клетку.

 — Я никогда тебя не винила.

 — Знаю. В этом виноваты все, кроме нас с тобой, — проговорила она, продолжая улыбаться сквозь слезы. — Но виноватой чувствую именно себя. Когда я нашла Мошико Ооцуцуки, — она редко говорила об этом человеке, но я благодарна ему за то, что он сделал для моей старшей сестры и если у меня появится возможность отблагодарить его лично, я буду только рада. — Точнее он нашел меня, и предложил, — она замолчала, наверное, думая о том же, о чем и я. Вся ее жизнь состоит из выбора, где ей предлагают, а она должна выбрать только один вариант, не имея другой возможности. — Дал возможность обрести зрение, я согласилась. Мне было достаточно того, чтобы просто видеть, дедуля же хотел другого, но получил гораздо больше, чем ожидал. Когда я обрела способность перемещаться, которую имели не все Ооцуцуки, он был поражен, рад и горд одновременно. И когда сила Ооцуцуки стала сильнее проявляться, дедуля пожелал не просто забрать меня в свой клан, а сделать его будущей Главой. Наследницей клана.

 Хината никогда не хотела быть Главой, потому что была слишком доброй и мягкой, не способная причинять людям боль. Но она обрела некую жестокость, которую не признает, но которая поможет ей стать настоящей Главой клана. Чужого, не моего клана. И я поняла, почему она долго решалась на этот разговор. Думаю, если бы не операция, она бы и сегодня не решилась на него. Хорошо, что хоть что-то осталось от еще прежней, моей Хинаты.

 — Я приняла его желание, Ханаби. Скоро я стану Ооцуцуки.

 — Мне все равно, какую фамилию ты будешь носить, если все еще останешься Хинатой и моей сестрой, — сжав ее руку сильнее, я подвинулась ближе.

 — Ты не поняла, я не просто стану носителем той фамилии. Я, — ее глаза начали медленно закрываться, будто она вот-вот уснет, — уже Ооцуцуки, давно уже не Хьюга, и кровно, — она открыла глаза, и по ее щекам снова побежали горькие слезы, и я с ужасом поняла, что сама начала плакать, понимая к чему ведет разговор Хината.

 — Замолчи, — не хочу этого слышать. — Ты моя сестра, родная и самая настоящая! Ничто это не изменит, слышишь? Я не злюсь на тебя, потому что люблю и поступила бы так же, если бы появилась возможность. Хината, я тоже нашла выход из нашего положения, я смещу этих старейшин. Клянусь тебе, их дни сочтены и они с позором будут изгнаны, — как когда была изгнана ты.

 — Нет, — она замотала головой, — я хочу узнать в какие игры, они впутали клан с Данзо.

 — Когда папа придет…

 — Он не придет в себя, Ханаби. Прости, что говорю тебе об этом, но папа больше не очнется. Шансы нещадно малы.

 — Не правда, — невольно разжав руку сестры, я смотрела на нее, и не могла поверить ее словам. — Нет, не правда, ты сама говорила, что он очнется, просто нужно время. Зачем ты его хоронишь раньше времени?

 — Потому что хочу жить дальше, — она уронила руку на постель, когда я одернула свою. — А не возвращаться мыслями в ту ночь. Я очень хочу жить дальше, и строить будущее своими руками, а не ждать кого-то. Отца я не брошу, но сильно верить в него уже не буду. Прости.

 — Знаешь, кого я ненавижу больше всего в этой жизни?

 — Знаю.

 Тех, кто сделал это с нами. Тех, кто разрушил наши жизни. Тех, кто отобрал нас друг у друга. Тех, кто превратил наши жизни в самый настоящий ад. Тех тварей, которые не достойны жить в этом мире.

 — Ненавижу их, — закрыв лицо руками, я старалась дышать и не плакать, но не получалось. Я рыдала так, как не рыдала давно. Взахлеб.

 — Ханаби, это наша последняя встреча тайком, клянусь тебе. Через месяц все будет иначе, и прятаться нам не придется.

 — Верю.

 — И я найду тех, кто это сделал с нами.

 — Нет, — если она начнет их искать, то ни о какой жизни о которой она говорила не будет. — Ты должна жить. Просто живи и будь счастлива пожалуйста.

 — Мы обе будем счастливы, у нас будет будущее. И в том будущем люди, сотворившие с нами это, будут наказаны.

 Хината, ты и так сделала для меня больше, чем я могу с тобой расплатиться. Пожалуйста выполни хоть одну мою просьбу, хотя бы одно мое желание. Живи будущим, а не прошлым. Иди вперед, и меньше оглядывайся назад. Прошу.

***

 Дверь в палату открылась и на пороге показались Неджи-сан с Сакурой. Они тихо зашли внутрь и аккуратно закрыли за собой дверь, довольно тихо проходя к кровати сестры.

 — Она только недавно уснула, — сказала я, смотря на часы. Пора уже уходить, но у меня не получится. — Наруто выполнил свое задание, покормил ее, — после нашего сложного разговора, Наруто вернулся в палату. Он, наверное, знал о том, что Хината хочет поговорить со мной на сложную и больную для нас тему, а потому большую часть рассказывал самые безумные вещи, которые происходили с ним в путешествии с сенсеем. — Завтра утром я покидаю Суну.

 Хината рассказала тебе? — аккуратно спросила Сакура.

 — Да, это наша с ней последняя встреча тайком, — ответила я, тихо спрыгивая со стула. — Она мне так обещала, и я ей верю. Неджи-сан, пожалуйста пиши мне о том, что с ней происходит. И расскажи ей о том, что на самом деле происходит в клане. — Я подошла к спящей сестре.— А то она считает меня жертвой в клане.

 — Хорошо, Ханаби-сама.

 — Я каждый день напоминаю им о том, чей это дом. Чьи это люди. Чьи это права и обязанности. Не даю забывать им о своем месте и о том, чья я дочь, и кто они на самом деле такие, — аккуратно поцеловав сестру в висок, я отошла от кровати. — Расскажи ей обо всем. Сакура, позаботься пожалуйста о моей старшей сестре.

 — Обязательно. Береги себя, Ханаби.

 — Спасибо.



Прочитали?
12
UNDERTAKER ГРОБОВЩИККарина РезниковаДанил НисаринАлексей БессарабДима ПетухSilin JiОльга АнтоноваKey MikiБакэнэко чанКсения ПантелееваДаниил НедельскийModerator Joe


Нравится!
10
Не нравится...
0
Просмотров
610
Оценка: 5.00 5.00 0 10
197 
 
 
 1


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Отдав глаза взамен жизни своей сестры, Хината обрекла себя на мучения. Обменяв свое изгнание на статус наследницы клана младшей Ханаби, она обрекла себя на одиночество. Обменяв свою слепоту на возможную смерть от чужих глазах, обрела возможность надеяться. Но не верить. Разбитое сердце Хинаты никогда не поверит людям, которые сейчас рядом. Где были эти люди, когда над ней измывались целый месяц шиноби, убивая в ней веру, заставляя желать смерти. Только Солнце Конохи, осветит ее безлунную Ночь...


Основные персонажи:Хината Хьюга, Наруто Узумаки, Сакура Харуно, Саске Учиха, Ямато, Сай, Итачи Учиха, Какаши Хатаке, Неджи Хьюга
Одобрил(а): Moderator 14 июня в 11:35
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

1 комментарий

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Ольга Антонова   14 июня в 23:062018-06-14 23:06:52
Замечательная работа, отличное описание . автор вы постарались на славу!Стикер


1   



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Вниз
Ниже