Отвергнутые. Глава 14

Шапка фанфика
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма, AU, Романтика, Гет
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Глава 14. Червоточина.

***

- Ты ещё здесь? - удивляется Хината, когда обнаруживает Саске там, где оставила чёрти когда. Вообще-то прошёл от силы час, но время бежит иначе, когда отдаёшься на волю удовольствия.

- Почему бы мне не быть здесь? - спрашивает Саске, искренне удивлённым голосом, Хината пожимает плечами, пряча руки в рукава толстовки, и правда почему. Саске задерживает на ней взгляд, пытаясь найти, что именно зацепило, но тот странный блик лишь мелькнул и исчез, Хината, как Хината, в уже хорошо знакомой кофте с дочкой из семейки Аддамсов и голубых узких джинсах, волосы разбросаны по плечам. - Ты уже готова?

- Кажется, да, Сакура сказала, что можно подходить к трём, - отвечает Хината, - хорошо, что у пижамных вечеринок, в отличие от пляжных, есть точное время начала.

- Эм, ага, точно, - он отворачивается и Хината понимает, что ни хрена это не так, а значит, когда бы она не пришла, её ждёт одно из двух: либо там уже кто-то есть, либо там всё ещё никого нет.

- Ненавижу вечеринки, - объявляет Хината, закидывая рюкзак с пижамой на плечи и хватая в руки спальник, утрамбованный в специальный пакет. Она чувствует себя максимально глупо, будто в горы собралась.

- Хочешь я тебя подброшу? - вопрос ставит в тупик, да ещё мозг всё ещё полон сладкой ваты и секса, так что Хината удивлённо наклоняет голову, представляя, как Саске её подкидывает и ловит, как маленькую, назначение такого времяпрепровождения ей неизвестно. - До места, - поясняет Саске, когда Хината продолжает пялиться, как сова из любого видео в интернете, - на вечеринку. Подвезу? На машине, бип-бип, - добавляет Саске, изображая руками, что держит руль и давит на клаксон (Хината кривится, когда понимает, что автолюбители должно быть не называют эту штуку клаксоном).

«Ну, и бред же лезет в голову», - думает Хината, вытряхивая из головы всякие глупости.

- Да, - отвечает она, понимая, что он забудет о странном поведении подруги, если отвлечётся на свою подружку, которую пытается обманом увидеть.

- Отлично, - Саске поднимается с её дивана, - давай, - он забирает у Хинаты спальник и идёт на выход. Хьюга осматривает пустой дом, вспоминая всё ли выключила, закрыла. Как не странно, но когда в доме никого нет, он выглядит не таким покинутым, как если бы домочадцы всё ещё прятались где-то в его недрах. Хината чувствует, что он будет здесь, когда она вернётся, когда они все вернутся, будет ждать их. Это обнадёживает, поэтому Хината смело уходит.

Саске ждёт её у ворот, окна в машине Итачи закрыты, но Хината с улицы слышит долбящих в салоне «The Score», ей видно, как Учиха отстукивает ритм по колесу руля, словно пока в салоне с ним Сакура, он вынужден сдерживаться, а без неё наконец отрывается. Хината усаживается рядом, пристёгивается, не просит сделать тише, просто ждёт. Саске ищет ещё что-нибудь громкое, и когда находит орущего парня, который явно только портит этим свой красивый голос, трогается.

Дорога ему уже знакома, он успел изучить все доступные маршруты, чтобы приезжать к Сакуре быстрее, а порой наоборот, и такое случается, если настроение ни к чёрту и хочется привести мысли в порядок. Сегодня ему хочется увидеть её скорее, ведь практически на все выходные она его кидает ради подруг. Он кидает взгляд на Хинату, когда они тормозят на светофоре, она выглядит расслабленной. Саске не замечает знаков, что с подругой что-то не так. Думает поболтать, но в тесном салоне, под беснующую музыку, приятно молчать, он начал забывать, какого это, быть с Хинатой. Поэтому растягивает момент словесной тиШиной и выбором долгого пути.

Хината будто провалилась куда-то, иначе она не может объяснить, как можно только что быть у себя дома, а в следующий момент стоять перед потрёпанным многоквартирным домом, пытаясь догадаться, какие окна принадлежат Сакуре.

Нервозность даёт о себе знать, и не удивительно, реальность стала слишком реальной. Она и правда собирается это сделать, если бы не стояла там, где стоит, никогда бы в это не поверила.

- Глупо трусить, когда осталось сделать последний шаг, не съедят же они тебя, в самом деле, - подбадривает Саске, доставая с заднего сидения её спальник. Хината пытается вспомнить, когда в последний раз спала вне дома, и не может, как бы странно она не относилась к собственному дому, какой бы чужой себя порой там не чувствовала, но его стенам могла доверять. К обычному, привычному беспокойству, прибавился страх, что уснуть так и не выйдет, ками, а если она храпит, или лунатит, и даже не знает об этом. Нельзя было так опрометчиво относиться к этой затее. - Ты такая бледная, всё хорошо? - Саске прикасается к её руке, но в голове Хинаты такая каша из беспокойства о том, что она не может контролировать, что она этого не замечает.

- Собираешься убежать и спрятаться? - раздаётся в её голове голос Наруто, он шутит, судя по смешинкам в тоне, но вопрос задаёт правильный. Хината мысленно просит его дать совет и придать сил, но Узумаки хранит молчание. - Наверх посмотри, - вместо чего-то дельного, советует блондин в её голове, но Хината уже не уверенна, что это в её голове, тем более, что стоящий рядом Саске машет рукой кому-то. Хината поднимает глаза и видит на одном из балконов Наруто, во плоти, он улыбается и машет (шутки тут не уместны), девушка пытается понять почему он здесь. Сакура и его пригласила на девичник? Но Узумаки выглядит слишком…домашним, приходит в голову Хинате, а следом ещё одна мысль - как у нас с Саске.

- Ты чего там застряла? - на соседнем балконе появляется Сакура и сначала обращается к Хинате, пока не замечает рядом своего парня. - Ой, вот хитрец, - она складывает руки на груди, но из всех присутствующих, только сама Сакура может считать, что её возмущение натуральное. Тем более, что надолго её не хватает, зелёные глаза начинают сверкать, тонких губ касается улыбка. - Сейчас спущусь.

- Ты тоже спустишься? - спрашивает Хината у Наруто. Голубые глаза едва заметно прищуриваются, это можно принять за попавшее в глаза солнце, но Хината понимает, что он понял её намерение, как бы нелепо это не звучало. То, что он всё время будет так близко, за стенкой, успокоило её нервы, но Хината знает, каким далёким может казаться такое маленькое расстояние, поэтому хочет получить одно мгновение близости. Случайно прикоснуться к руке, увидеть голубые глаза вблизи. Этого должно хватить, чтобы отпустить себя и позволить себе повеселиться.

- Почему бы и нет, - отвечает Наруто, нарочито медленно отталкиваясь от металлических перил. Его домашняя футболка (нет, белая в этот раз) слегка задирается, обнажая смуглые кубики пресса, Хината радуется, что была такой бледной до этого, при умножении на охватившее смущение, вышел нормальный цвет лица.

Сакура выскочила первая, сразу же отдавая всё своё внимание Саске, Хината на это и рассчитывала, пристально следя когда дверь в подъезд снова откроется. Наруто не заставил себя долго ждать, Хината, смотря, как он медленно идёт к ним позавидовала Сакуре, у неё вот не было возможности броситься в объятия блондина, хотя после случившегося она была под впечатлением и так благодарна, что тело требовало отблагодарить. Ну, и прижаться к тем смуглым кубикам тоже. Пришлось сжать руки в кулаки и постоянно напоминать ногам, чтобы стояли на месте. Наруто шёл уж через-чур медленно.

- Здаров, - блондин бесцеремонно отпихнул возмутившуюся Харуно, чтобы проделать эту фигню с кулаками и ладонями, как делают все крутые парни, с Саске и только после этого приблизился к Хинате, позволяя сладкой парочке вернуться к тому, что они там делали. В его понимании, просто выглядели нелепо, обжимаясь, как дети малые. - Готова к веселью? - спросил Наруто у Хинаты, облокачиваясь на бок машины. Хьюга спустила рюкзак на землю и пристроилась рядом.

- Кажется, - неопределённо ответила Хината, хмыкнув и покачав ладошкой из стороны в сторону.

- Брось, - усмехнувшись, как-то уж очень подозрительно довольно, сказал Наруто, - уверен ты очень возбуждена, прямо вся в предвкушении, - Хината открыла рот от возмущения, понять двусмысленность его слов было не сложнее, чем дорогу перейти. Брюнетка кинула осторожный взгляд на о чём-то шепчущихся Саске и Сакуру, но им явно было не до друзей, так что она вполне могла смело поучаствовать в его игре.

- Уже не в таком сильном, как пару часов назад, если честно, - заметила Хината, прикусывая губу, - думаю, я смогла справиться с излишним волнением, знаешь, подручными средствами, - кадык Наруто заходил туда-сюда, - дыхательная гимнастика там, всё такое. Да, упражнения очень хорошо справляются с такими делами, а ещё хорошая ванна, самое то, когда нужно скинуть лишнее возбуждение, - по расширившимся зрачкам и тяжёлому дыханию парня, Хината догадалась, что этот раунд остался за ней. И, не только в борьбе за звание самого пошлого в их парочке, но и в вечном противостоянии со стыдом. Этот гад не появлялся и Хината ощущала себя на вершине мира.

- Чёрт, с тобой опасно связываться, Хьюга, - Наруто пришлось слегка оттянуть вниз свободные спортивки, в которых он щеголял по дому, а то давление внизу уже становилось проблемой. Хината захихикала, ничего не смогла с собой поделать, это вышло так искренне, так невинно, что Наруто стало стыдно, самую малость, от того, как сильно это его возбудило. - Итак, - начал он, чтобы отвлечься, - сегодняшняя ситуация застигла тебя врасплох?

- Есть такое, - согласилась Хината, - чувствую себя, как лев, который попробовал человечину и теперь не может остановиться, - девушка содрогнулась, представив, что больше никогда не сможет полностью доверять своему телу, способному выкинуть подобное.

- Что, как в фильме «Призрак и Тьма»? - усмехаясь спросил Узумаки, Хината улыбнулась в ответ.

- Точно, - подтвердила девушка.

- О чём это вы? - поинтересовалась Сакура, когда они с Саске подошли к друзьям. Хината запнулась, ей показалось, что эти двое в курсе всего о чём они с Наруто говорили.

- Да, так, - отмахнулся Узумаки ничем не выдавая своего волнения, хотя, может его и не было, - просто обсуждаем фильмы Вэла Килмера.

- Я давно его нигде не видел, - отметил Саске, Хината расслабилась, ну, конечно они ничего не слышали, а если бы и слышали, то ничего не поняли.

- Кто это? - спросила Сакура, получив за это три шокированных взгляда. - Что? Подумаешь, ну, не разбираюсь я в актёрах, которые снимались в восьмидесятые.

- Но, Сакура, - не веря, что такое вообще нужно пояснять, сказал Саске, - он же был Бэтменом.

- Я уверенна, что Кристиан Бейл был Бэтменом, остальное меня не касается, - как отрезала, заявила Сакура. Хината скривилась про себя, почему-то её не удивило, что розоволосая назвала самого не любимого её Бэтмена, видимо их вкус на мужчин заканчивается на Саске, что в целом, совсем не хорошо, лучше бы они вместе любили только Аффлека.

- Вот этого я точно не ожидала, - все обернулись на новый голос, - что застану, как Сакура бэтменов обсуждает, - пояснила Каруи. Девушка, в обнимку с Чоджи, только подошла, известив о своём появлении таким своеобразным способом. Её здоровяк-парень, наскоро поприветствовал других парней и вернулся на своё место, где обнимать Каруи было намного удобнее.

- И, как это понимать? - теперь всем пришлось повернуться в сторону дома, ведь Ино орала именно оттуда. Блондинка стояла на своём балконе, гневно уперевшись в решётку. - Вы, что начали вечеринку без меня? И, какого хрена вы притащили сюда своих парней? - ответа она не стала дожидаться, а тут же скрылась, чтобы в мгновение ока оказаться перед друзьями. Злобно всех оглядывая из-под длинной чёлки.

- Я просто Хинату подвёз, - оправдался Саске.

- А, я вообще-то здесь живу, - не-то, чтобы Наруто нужно было оправдываться, в конце концов, он не был чьим-то парнем, но всё же он посчитал необходимым отметить, что нет повода на него злиться.

- Что? - не понял Чоджи, когда все повернулись к нему, ожидая его оправдания. - Не, я и правда притащился суда за Каруи, чтобы побыть вместе подольше, - раздалось всеобщее умилительное «о-о-о», только Ино недовольно фыркнула. С её точки зрения, это было неуважение к подругам «в активном поиске», вот так каждый раз выпячивать свой статус чьей-то подружки.

- Ничего, просто мы с Хинатой считаем это наглостью с вашей стороны, - смело заявила Ино.

- А? - откликнулась Хината, услышав своё имя. Она отвлеклась на продолжение разговора с парнями о не лёгкой судьбе Вэла Килмера, пытаясь доказать, что ни «Сломанная стрела», ни «Пароль “рыба-меч”», не входят в его фильмографию. - Что? - блондинка выразительно на неё посмотрела, выгибая выщипанные брови, Хината посчитала за счастье согласиться, чтобы не злить пугающую Ино. - Ну, да, точно, - покивала брюнетка, отдалённо представляя с чем соглашается.

- А, я о чём, - довольно складывая руки на груди, заявила Ино. - Так что гоните их уже, - при этом она снова смотрела на Хинату, так что той пришлось снова покивать, неловко повторяя жест блондинки, ей показалось, что это придаст вес её кивкам, и вообще покажет, что они типа единый фронт.

- Кто правит миром? - напела Хината.

- Девчонки! - ответили ей Каруи, Ино и Сакура, а потом сами хором спели: - Кто правит этим чёртовым...?

- Девчонки! - закончила Хината. Они рассмеялись все вместе, не в такт, разными голосами, но это не стройность была такой правильной, что Хината мгновенно ощутила себя частью чего-то важного, какого-то тайного клуба, куда раньше не была допущена.

- Стоит принять это за знак и правда свалить, - сказал Наруто, обращаясь к парням, - пока не поздно, - после этого заявления Узумаки, Хината поняла, что имела ввиду Ино, стало и правда неловко, когда вынуждена стоять в сторонке, смотря, как две парочки прощаются. Чоджи чуть не забыл отдать Каруи все её вещи, которые он тащил на себе, так что вернулся обратно, уже отойдя на пару шагов, конечно из-за этого им пришлось прощаться по новой.

- Ладно, идёмте, - махнула всем Сакура, когда Учиха отпустил её талию и уехал домой, - Узумаки, возьми вещи девчонок, - указывая тонким пальчиком на спальники и рюкзаки, сказала Сакура, даже не оборачиваясь к Наруто, тот скривился на подругу, но тюки навесил на себя. Все кроме рюкзака Хинаты, она успела его схватить быстрее, да и спальник пришлось отбирать силой.

- Спасибо, - в итоге она сдалась, позволяя блондину побыть джентльменом и двинула вслед за другими девчонками. Наруто шёл впереди неё, притворяясь, что сгибается под тяжестью вещей. Брюнетка посмеивалась, зная, что натренированные мышцы блондина даже не замечают этой ноши. Девчонки по очереди зашли в подъезд, придерживая друг другу дверь, Ино обернулась, проверила, что Наруто перехватывает дверь сам и только тогда исчезла в темноте. Хината решила, что Узумаки придерживает дверь для неё и заторопилась, но парень захлопнул ту прямо перед её носом, и не успела она возмутиться, как оказалась занята, пытаясь совладать с напором его языка у себя во рту.

- Как долго я об этом думал, - произнёс Наруто, не прекращая целовать Хинату. Она что-то промычала, наслаждаясь фейерверком, взорвавшемся во всём теле от прилива чистого удовольствия. Было не честно, что всё закончилось едва начавшись, Узумаки уже отстранился, а Хината тянулась за добавкой, едва не падая, когда вытягиваешься по струнке на носочках, получается не очень устойчиво. - Позже, - заявил блондин, даже не смотря на Хинату и в этот раз действительно придержал для неё дверь. Хьюга двинулась в подъезд, покачиваясь, как пьяная, если бы Наруто не направил вовремя, то впечаталась бы в стену, девушка бросила на него укоризненный взгляд, нельзя же так делать, чёрт возьми. Ещё это его «позже», почему люди не говорят когда конкретно?

-…понятие растяжимое, - услышал Узумаки шёпот успевшей отдалиться Хинаты. Ухмыльнулся своим эгоистичным мыслям, что она уже в предвкушении, скрывать ему было не от кого, что и сам теперь будет чутко караулить возможность застать её врасплох. Длинные пальцы сами собой прикоснулись к губам, ещё хранившим её сладкий вкус. Наруто напомнил себе внимательнее приглядеться, что это, может какая-то прозрачная увлажняющая помада, не может же она сама по себе быть такой на вкус.

- Что ты там ели тащишься, - свесившись за перила, крикнула Ино Хинате, - разве ты типа не спортсменка и всё такое? - Хьюга сначала крепко задумалась, что такое «и всё такое», что такое может быть вечным дополнением к спортсменам, но так ничего и не придумала, стоящего.

- Ты же видела её на физре, - умудряясь ржать и говорить одновременно, напомнил Узумаки своей блондинистой подруге. Хината подумывала заехать ему с ноги прямо в башку, это было бы так просто, всего-то надо, развернуться и кто-то остроумный поцелуется с лестницей. - Эту богиню спорта, - добавил Наруто, его голос оказался ближе, чем она ожидала, а того, что его рука окажется у неё на заднице Хьюга вообще не ждала. То, что блондин сделал нечто настолько прозаичное, Хината даже отреагировать забыла, ну, там вздрогнуть или вскрикнуть, вломить, на худой конец.

- А, точно, - отозвалась откуда-то сверху Ино, и видимо воскресив в памяти, как Хината бегает, тоже начала смеяться. Каруи пихнула её в плечо, жестами показывая, чтобы заканчивала. Хинате, которая заметила это через просветы между лестницами, показалось такое поведение девушки милым, не удивительно, что она смогла завоевать Чоджи, парня с самым большим сердцем.

- Простите, - отозвалась Хината, - просто уже чувствую, что Узумаки на последнем издыхании, не хочу ранить его гордость, показывая, кто тут самый не выносливый, - девчонки шутку оценили, а вот Узумаки не очень. Он знал свой подъезд, как свои пять пальцев, так что понимал, что если прижать брюнетку к стене, то их никто не увидит. Он проделал всё это с молниеносной скоростью, Хината, в этот раз, собиралась вскрикнуть, но огромная ручища накрыла ей рот. Наруто наслаждался, как страх и смятение во взгляде огромных серых глаз, сменяется гневом, оба они понимали, что захват этот шуточный, и что Хината легко могла бы освободиться, но ощущать его тяжесть на своём теле, горячее дыхание у самого уха, было слишком приятно. Хьюга поймала себя на мысли, что её утренний приступ возбуждения оказался чертовски заразным, так что Наруто ходит по тонкой грани раскрытия их маленького сексуального предприятия.

- Мы оба знаем, что я очень, - каждое произнесённое томным шёпотом слово отдавалось щекоткой в ухе, Хината практически ощущала его язык там, - очень выносливый, - девушка закусила губу, зря Наруто так рано убрал руку от её рта, но он не мог иначе, та требовалась ему для более важных дел. Хината глубоко втянула воздух, когда блондин умудрился нажать на её клитор даже через плотную ткань джинсов. Нижнее бельё и брюки впились в промежность, создавая грубое трение. - Не забывай об этом, - сказал он напоследок и пошёл дальше, оставив девушку собирать себя в кучу.

- Никогда, - шептала она сама себе, заставляя ноги не трястись, а подниматься по лестницам, которые в одночастье стали просто не преодолимыми. Ещё никогда подъём на четвёртый этаж не был таким долгим и таким приятным.

К концу Хината была готова признать, что спортсмен из неё никакой, хотелось верить, что процентов на 80 это вина Узумаки, который отобрал дыхалку своими поцелуями, сбил настрой этим своим первобытным лапанием и вообще, просто своим присутствием заражает желанием забиться в тёмный уголок и быть от…

- Вот мы и пришли, - радостно объявила Сакура, указывая на свою дверь, розоволосая так резко ворвалась в мысли Хинаты, будто застала её за фантазированием вслух, так что та быстро покраснела, надеясь, что все спишут это на её ужасную спортивную форму. Так и было, только Узумаки знал, что это румянец от пошлых мыслишек, а не физических нагрузок. Не слабо он её завёл, но чувство вины, от того, что девчонка теперь будет мучиться, думая обо всех грязных вещах, которые он мог бы с ней делать, в его душе не объявилось.

Ино уже хотела спросить, чего это Узумаки такой довольный, а тот и правда перестал контролировать своё лицо, позволив похабной улыбочке захватить его губы, но всех отвлёк писк, оповещающий о сообщении. Писк был стандартный, так что все полезли проверять свои телефоны, кроме Хинаты, которой просто в голову не пришло, что ей могли написать. Яманака надула губы, сообщений не было, Сакура и Каруи тоже приуныли, они были уверенны, что это их парни пишут что-то нежное или милое, облом. За-то Наруто достался джек-пот. Он быстро пробежался глазами по тексту и рассмеялся, смотря на Хинату. Та ещё больше покраснела.

- Это Шикамару, - пояснил Наруто. Хината улыбнулась, но быстро нахмурилась поняв, что такое объяснение ничего не объясняет, - опасается, что девчонки плохо на тебя повлияют и ты перестанешь быть адекватной, а это будет так проблематично, - коронную фразу друга Наруто произнёс максимально уставшим, ленивым голосом, подражая Шикамару. Телефон Узумаки снова пискнул. - Но он всё равно желает тебе приятно провести время, - Хината не стала спрашивать, как гений узнал, что Наруто сейчас рядом, он же гений всё-таки. Уже знакомое, привычное тепло окутало изнутри, будто где-то в организме образовалась печка, которая топиться вот такими моментами.

- Скажи ему, что я буду держать оборону и не поддамся на все их «женские штучки», - показала Хината кавычки пальцами, а потом шутливо отдала честь, подтверждая, что никакой враг, в лице помешанности на косметике, разговоров только о прессах парней, следования моде и знаний о том, какие ткани не сочетаются друг с другом, не найдёт путь в её, заточенный под парней, мозг. Хотя её уже малость покоробило, что она так мало знает о том, как девчонки проводят время, когда парни их не видят. Сплошные клише на клише, и клише погоняет.

- Будет сделано, - пообещал Наруто, доставая ключи от своей квартиры. - Повеселитесь, - сказал так, будто отдал приказ, - вы уж будьте с ней полегче, - попросил Узумаки, вытирая не существующие слёзы умиления, смотря на Хинату, - как же быстро время летит, буквально вчера ты не могла с людьми нормально общаться, а сейчас посмотри, идёшь на вечеринку с ночёвкой, - Хината прикрыла глаза, обречённо качая головой, этот обряд посвящения, когда друзья считают своим долгом тебя унизить, длиться всю жизнь, теперь она это знала. - Если серьёзно, - и правда серьёзно нахмурившись, продолжил Наруто, - я за стенкой, и всегда готов предоставить политическое убежище.

- Проваливай уже! - хором крикнули на блондина трое подружек, утаскивая Хинату за собой, как три разъярённых кракена. Прежде чем квартира Сакуры поглотила её, Хьюга успела заметить, как Наруто ободряюще поднял вверх сжатый кулак, видимо сообщавший - держись там. Хината припомнила высказывание какой-то писательнице про глупости, кажется, она советовала хотя бы веселиться в процессе их свершения. Сейчас этот совет был важен, как никогда. И, она собиралась ему последовать.

***

Оказалось, что Сакура заблаговременно устранила помеху в виде своих предков, отослав тех к бабуле Харуно на все выходные, благо она обитала всего в часе езды, поэтому девчонки оккупировали просторную гостиную, с обоями в мелкий цветочек, угловым диваном и приглушённым светом от высоких торшеров. Кстати, оказалось, что если у вас пижамная вечеринка, то вы всё время должны быть в пижаме, в независимости от того, который час. Хината питала слабую надежду, что переодеваться придётся только, когда стемнеет, а не прямо с порога, посреди чужой гостиной, в кругу других девчонок. Словно оказалась в одном из своих кошмаров, про раздевалку.

- Ни к чему щадить нашу самооценку, - улыбаясь, сказала Каруи, Хината совсем не поняла, что она имеет ввиду, да и спросить было как-то неудобно, девушка стояла в одном нижнем белье и её блестящая кофейная кожа смущала.

- Вот именно, - поддержала подругу Ино, Хината поразилась длине её ног, серьёзно, по ним взгляд можно было вести целую вечность, чтобы найти где же те заканчиваются. - Мы уже знаем, что ты прячешь под всем этим, - она указала на кофту брюнетки, специально задержав его в области груди. Хината с большим трудом заставила себя не прикрыться руками, хотя всё ещё была самая одетая из всех.

- А, я не знаю, - сказала Сакура, пристально смотря на Хинату, у той глаз задёргался от понимания, что розоволосая собралась внимательно следить за тем, как она раздевается. Хьюга подумала, что такое в обществе парней показалось бы ей более уместным, чем сейчас. - Здесь все свои, - легкомысленно махнув рукой, заявила Сакура, - думаешь кто-то из нас доволен тем, что скрывается под одеждой? - Хината так и думала, учитывая, что видела их всех с минимумом одежды.

- Дело в том, как это преподносить, - сказала Каруи, поучительно поднимая указательный палец на правой руке высоко в воздух, как заправский сенсей из детских обучающих телепередач. Как именно можно так преподнести жирные ляжки, чтобы это выглядело красиво, Хината даже не представляла.

- Говорите за себя, мои милые каппы, но лично я выгляжу потрясно, - высокомерно отбрасывая назад длинные волосы, заявила Ино, вот кому реально можно позавидовать, и потом, решила Хината, украдкой разглядывая блондинку в кружевном белье, не так уж она грешит против истины этим заявлением.

- Она, что назвала нас лягушками? - натягивая длинные хлопковые штаны в клеточку, спросила Каруи. - Вот так точно себя преподносить не стоит, - уже обращаясь конкретно к Хинате, продолжила Каруи, - я её конечно люблю, но никакие красивые глаза не смогут компенсировать того тихого ужаса, что творится в этой голове, - Ино никак не отреагировала, рассматривая себя в чёрной поверхности плоского телека, наверное это хорошо, когда не воспринимаешь всерьёз такие высказывания на свой счёт. Хотя, подумала Хината, может она вовсе не поняла, что имела ввиду Каруи. Парни могут очень странно дружить, драться, обзывать друг друга, но это всегда звучит одинакового - «ты кретин, но я тебя люблю», согласитесь, это совсем не то, что - «я тебя люблю, но ты та ещё кретинка», девчонки обижают друг друга обидно, и кажется сохраняют каждую такую обиду.

Думая о сложном механизме женской дружбы, которой, возможно и правда не существует, Хината медленно избавлялась от одежды, даже забыла о том, что делает, пока не услышала приглушённый вздох. Она не специалист в этом, но готова побиться об заклад, что вздох зависти.

- Что за несправедливость, - прохныкала Сакура, смотря на свои руки, которые сжимали её грудь, - подели мы твою грудь поровну, вышли бы две нормальные, - надув губы, пожаловалась она Хинате. Та, конечно покраснела, стараясь не смотреть на грудь Сакуры, а это очень сложно, не смотреть на то, о чём непрерывно говорят.

- Ха-ха, - рассмеялась Каруи, - да грудь Хинаты можно и на троих поделить, - Хьюга была уверенна, что это уж точно преувеличение, тем более, что Каруи в своём теле смотрелась очень органично. При её высоком росте, узкой, но спортивной фигуре, большая грудь смотрелась бы, как что-то лишнее, а так она была словно дикая кошка, вроде гепарда, быстрая, грациозная. - Думаешь, что это правда, да? - спросила Каруи, хитро прищуриваясь, она добавила к клетчатым штанам простую однотонную майку, приоткрывающую плоский живот, с большим декольте, по максимуму демонстрируя тёмную кожу.

- О чём? - не поняла Хината.

- Что все девчонки только и думают, что о своей внешности, - пояснила Каруи.

- Нет, что ты, я так не думаю. Хотя и не вижу ничего удивительного, что такие как вы об этом думают, когда выглядишь так потрясно, имеешь право, я полагаю, - честно ответила Хината, думая, что и сама бы больше внимания уделяла таким вопросам, если бы была уверенна, что её внешность того стоит.

- О, ками, - потрясённо раскрыв рот, вскрикнула Ино, - вы же это видите, да? Она же на полном серьёзе, это даже не ложная скромность, которую я бы одобрила, - Хината пыталась найти в глазах других девушек причину почему Ино вдруг начала так распаляться. - Она реально, вдумайтесь, реально решила, что какая-то страшила. Это просто преступление против здравого смысла, - как не удивительно, а остальные покивали. Хината оказалась в чём-то сильно виновата, наверное, поэтому ей захотелось извиниться.

- Простите? - неуверенно сказала Хьюга, в броне из своей новой плюшевой пижамы, она чувствовала себя уверенней, и даже больше, самой собой, если после этого ей удастся завоевать их симпатию, то придётся признать, что у этой дружбы будет шанс.

- Думаю, мы можем её простить, - первая нашлась Каруи, странно перемигиваясь в девчонками, - правда ведь? - Ино и Сакура кивнули, Хината поняла, что попала, у этих троих есть какой-то тайный план, как вывести её из равновесия. - Только тебе придётся постараться ради этого, - продолжила Каруи.

- Да, сильно постараться, - поддакнула Сакура.

- И, делать всё, что мы скажем, - заявила Ино, вся её пижама, как и предполагала Хината, только ещё больше оголила девушку, с этими короткими шортами и майкой на тонких лямках-ниточках.

- Ага, - снова включилась Каруи, - сегодня твой личный день «да», - и три пары разных глаз впились в Хинату, старающуюся стать ещё меньше, а лучше провалиться сквозь пол, к соседям. Девушки выжидали, настойчиво выжидали, выхода не было.

- Да, - покорно взмахнув руками, сдалась Хината, помирать так с музыкой. И, косметикой, и разговорами про размер груди, неудобные лифчики, преимущества «танго» над «стрингами», про самые сексуальные части мужского тела. А, что? Хината ознакомилась в архивом «Космо» за прошедший год, чтобы быть в курсе.

Joan Jett and the Blackhearts - I Hate Myself for Loving You

- Это будет эпично, - заключила Сакура, хлопая в ладоши, она выглядела домашней и не такой страшной, в эмоциональном плане, в пушистых штанах и растянутой футболке, свисающей с одного острого плеча. - Скажи нам, ты девушка-весна, или девушка-лето? - Хината открыла рот, чтобы ответить, но запнулась, понятия не имея, кто она.

- Сойдёмся на том, что я девушка-тормоз? - предложила Хината, пожимая плечами. На её удивление, все рассмеялись. Вот только дикий блеск в глазах не предвещал для Хинаты ничего хорошего, кажется ей прямо сейчас придётся многое о себе выяснить. Девчонки переглянулись и Сакура тут же куда-то ускакала, а вернулась с большим пакетом, косметичкой, которая раскладывается на три «этажа» и коробкой, которую она еле притащила, зажимая сбоку. - Только не говорите, что это всё…

- Сделаем себя красотками, - объявила Ино, помогая Сакуре разложить банки, кисти, коробочки и всё прочее, Хината ощутила всю свою отсталость, когда поняла, что больше чем половина всего этого ей не известна. Но подруги для того, оказывается и нужны, чтобы не париться о таких вещах. Они мгновенно взяли её в оборот, крутили и вертели, как хотели, что-то нанося, смывая и так по новой. Ещё успевая и собой заниматься, пока Хината пыталась не чихать от обилия разных ароматов, плавающих в воздухе пылинок от пудр и теней.

Главным оказалось как можно сильнее осложнять себе задачу, с чем девчонки справлялись хорошо, это значит, что нельзя хомячить закуску, когда лак на ногтях высох, обязательно нужно останавливаться в процессе и хватать кукурузные чипсы, обмакивая их сразу в три разных соуса, в процессе просушки. Выглядит нелепо, но традиции есть традиции. Сложнее всего было танцевать так, чтобы не повредить педикюр, Сакура ведь не прост так включила музыку, а именно для этого, а ещё для того, чтобы накрасить только один глаз и вдруг отвлечься на песни и танцы. Секрет вечных долгих сборов девчонок куда-то, оказался совсем не таким сложным, как может показаться.

И, кстати, если уж на пижамной вечеринке играет музыка, то это всегда женский вокал и песни исключительно про парней. Но тут Хината не жаловалась, может Сакура не разбиралась в актёрах из восьмидесятых, зато музыка была вся оттуда, они круто зажгли под Джоан Джетт, на четыре голоса подпевая, как ненавидят себя за то, что любят какого-то мифического «его». Вышло не плохо, так что решение собрать группу тут же было вынесено на рассмотрение и одобрено. Даже тот факт, что никто из них не играл на музыкальных инструментах (опыт Каруи с треугольник было решено не считать) посчитали недостойным внимания препятствием.

Хината потерялась во времени, не успевая осмыслять происходящее, как и обещала, она просто говорила «да» на все вопросы и стойко выносила всё, что с ней делали, оказалось, что она «холодная зима», так что возможно всё дело было во времени рождения, она не стала уточнять, просто узнала, что сиреневые оттенки ей и правда подходят, а вот про охру придётся забыть.

- Что же, - стойко ответила Хината, когда узнала про это, - что-то находишь, что-то теряешь, это жизнь, - как не удивительно, но её чувство юмора и сарказм пришёлся кстати, оказалось, что именно так компании из подруг и создаются, их может быть сколько угодно, но главное, чтобы без однотипных, а саркастичной мрачной любительницы «чёрного юмора» у них не было, должность оказалась свободной и Хината с радостью её заняла.

Хината пыталась разобраться за что отвечают остальные, но вышло не очень, возможно, Ино среди них кто-то вроде роковой красотки, Каруи моральный компас, а Сакура искатель приключений. Но это не точно, никакого пособия ей не дали, так что пришлось смириться, что она вписывается. Да, и выглядела она не плохо, не привычно было видеть себя накрашенной, но ничего пошлого или вычурного, когда Каруи сделала селфи, все они смотрелись отлично. Хината не знала, что с каждой будет дальше, может это не дружба на всю жизнь, но была уверенна, что момент этот навсегда останется с ними. Эти четыре подруги навсегда останутся молодыми и красивыми.

***

- «Это всё она», - объявила Сакура, чем вызвала всеобщий недовольный стон. Оказалось, что это её ответ на все вопросы, и Харуно уверенна - вечеринка не удалась, если не посмотреть этот фильм, Хинате было нечего возражать, она его не видела, так что это была не проблема. Зря она только об этом обмолвилась, когда Ино и Каруи попросили поддержать их. - Н-не видела? - с ужасом уставилась на неё Сакура, будто именно с этим фактом заметила, что Хината ущербная. - Так нельзя, каждая уважающая себя девушка обязана его увидеть, - со знанием дела объявила Сакура. - Не смотрите на меня так, - отмахнулась она от гневных взглядов, - вы же видите, что я не могу это так оставить, - «это» была Хината, которой срочно нужно было перейти в разряд уважающих себя девушек. Так начался её путь в прекрасный мир культовых романтический комедий столетия (не её слова, а Сакуры, спорить с ними было бы верхом наглости).

Как бы кто не возмущался, а стоило фильму начаться, точнее стоило Фредди появиться в кадре, как снова настал мир, видимо они вспомнили за что всё же любят его, Хината после этого тоже не могла отвести взгляд, ещё бы, ведь на этого парня охотился маньяк с крюком в ужастике «Я знаю, что вы сделали прошлым летом». Это был знак от вселенной, что всё идёт как надо.

Sixpence None The Richer - Kiss Me

Не успела Лейни Боггс поймать футбольный мяч, как Сакура уже потребовала отчёт, и тут нельзя было отделать простым - нравится/не нравится, ответ должен был сойти за рецензию от кинокритика, благо язык у Хинаты был подвешен, как надо, и она знала, что сказать. Вообще-то, она должна была признать, что её проняло, не робот всё-таки, чтобы никак не реагировать на героиню, медленно спускающуюся по лестнице под шикарную «Поцелуй меня». Раз уж они были такими же красивыми, как Лейни после преображения, то не отказали себе в удовольствии несколько раз послушать песню, бедные соседи.

Ино взяла на себя дальнейшую инициативу, и порядком удивила Хинату выбрав совсем старые «Шестнадцать свечей», она не ожидала, что блондинка ценит старое кино, но как оказалось, по мнению Ино, тогда романтику показывали лучше, а сейчас давно нет новых идей. В чём-то Хината была готова согласиться. То, что у Ино оказались стороны, о которых Хината ничего не знала, приятно удивило, учитывая её странный интерес к Саю, а Хьюга решила, что теперь несёт за него ответственность, раз уж они в одной команде. Это решение автоматически включило в себя и его сердце. Возможно, Хината не будет возражать, если вот такая Ино завоюет её странного друга, когда он дочитает свою книгу до глав про отношения (Хината надеялась, что там есть такая).

Даже она не удержалась от широкой улыбки, когда Джейк ждал героиню у церкви, и не возражала, когда оказалась в массовых объятиях, они сидели на полу, облокачиваясь на диван спинами, Хинате досталось место между Ино и Сакурой, и все они с довольным визгом, стуча босыми ногами по полу, решили обняться в честь главной героини, которая получила парня своей мечты. Хьюга была не готова так визжать, но в тесноте этой зарождающейся дружбы чувствовала себя на своём месте. Удивительным было то, что хоть весь этот вечер крутился вокруг парней, никто из девчонок не заводил разговора о своих, а сама Хината ни разу не вспомнила про Саске, или про то, что обнимается с его девушкой. Сегодня Сакура была её подругой, а не соперницей, которая даже не знает об этом.

- Хватит с меня ваших соплей, - заявила Каруи, выбирая «Американский пирог», - пора поднять градус вечера, - она забавно пошевелила бровями, очень убедительно изображая извращенку. Градус точно изменился, но ещё Хината ощутила, как девчонки слишком старательно изображают непринуждённость, её это удивило, но все они стали похожи на…неё саму. - Это слишком странно, что я запала на Стифлера? - спросила Каруи, пока тот в очередной раз угорал над четвёркой друзей.

- Да, - объявили все хором, даже Хината, хотя она больше думала, что так ответить положено нежели о своём отношении к кому-то из персонажей.

- По-моему, Кевин главный милаш из них, - поделилась Ино, - он так старается ради своей девушки, - все смущенно засмеялись, да уж, стараний ему не занимать.

- Пошлячка, - ударив её по руке, объявила Сакура. - Я бы ни одного из них к себе не подпустила, - заявила она, может потому что у неё был горячий парень, а может не определилась, какой ответ сделает её правой.

- Так мы и поверили, - закатила глаза Каруи, - а, ты что скажешь, Хината?

- Эм, - замялась Хината, - думаю предел моих мечтаний Шерминатор, - уверенно заявила Хьюга, Сакура чуть не подавилась содовой, к которой только приложилась, несколько капель попали ей в нос, из-за чего смех смешался с кашлем, так что Харуно быстро стала одного цвета со своими волосами.

- О, ками, так и убить можно, - отсмеявшись, сказала Сакура, - ты же не серьёзно? - Хината конечно была не серьёзна, но когда начался этот разговор, она знала, что и до неё очередь дойдёт, хотела назвать Оза, но он так напоминал Саске, внешне, что ей этот ответ показался слишком опасным, единственный о ком она ещё могла подумать, был голубоглазым блондином, но таких среди главных героев не оказалось, а вот рыжий парень показался в тему.

- Я с такими вещами не шучу, - серьёзно заявила Хината, снова повеселив девчонок. Они вообще очень часто отвлекались от сюжета, обсуждая всякую хрень, которая с фильмом была связанно очень косвенно, и как заметила Хината, как раз в тех моментах, когда начиналась самая жара, будто каждой в этой комнате хотелось привлечь к чему-то внимание не привлекая внимание.

- Да.

- Красавчик.

- Так держать.

- Ю-ху!

Это было глупо, но все они посчитали нужным поддержать Зяблика, когда он склеим маму Стифлера, кажется именно ради этого момента все и смотрят «Американский пирог», ну, не считая непосредственно момента с пирогом. Тут Хината едва сдерживала смех, понимая, что не хочет объяснять какие у самой ассоциации с пирогами, слишком личное.

- Ладно, давайте, хватит этого детского сада, нам с Хинатой интересно всё знать, - когда просмотр финальных титров затянулся, объявила Ино. Хината не поняла, что ей такого интересно знать, но возражать не стала, и как скоро поняла - очень зря, что не стала. - Бросьте, вы в отношениях, у вас есть парни, давайте, поделитесь пошлыми подробностями. Как далеко вы успели зайти?

Наконец-то в комнате оказались люди краснее Хинаты, и это единственное что радовало. Всего остального ей не очень-то и хотелось, ночной кошмар грозил стать явью, она собиралась услышать подробности интимной жизни Саске. Хьюга была готова начать умолять Харуно всё держать в секрете, чего уж там, ей и про Чоджи в постели слушать не хотелось, такие вещи явно влияют на дальнейшее общение, а пока всё было хорошо, все парни из шайки (ну, кроме Наруто, понятное дело) были для неё теми, кто вообще не снимают одежду, а под ней они, как куклы-кены, бесполые.

- Придумаешь вечно, Ино, - закрываясь руками, пожаловалась Каруи.

- А, что такого-то? - не поняла блондинка. - Я вот ни с кем не встречаюсь, мне похвастаться нечем.

- Неужели? - снова сказала Каруи. - Но ты с кем только не встречалась, сама всё время хвастаешься, вот и расскажи с кем и чего у тебя было, - Хината сразу поняла, что нарастает агрессия, Сакура и Каруи начали оборонятся, хотя брюнетка не очень понимала от чего именно, да, личная жизнь на то и личная, но она считала, что Ино можно отвадить более мирным путём.

- Было бы чем, - стыдливо опуская глаза, произнесла Ино, прикрываясь длинной чёлкой, - поделилась бы, мне не жалко, - Хинату больше удивило не откровение Ино, а то с каким удивлением её подружки на неё уставились, это было странно, что они так думали про блондинку, будто она шлюха какая и спит со всеми, с кем парой слов на вечеринке перекинется.

- Серьёзно? - решилась спросить Сакура.

- Рада, что вас это настолько удивляет, - язвительно ответила Ино, - приятно знать какого вы обо мне мнения.

- Я случайно, - примирительно касаясь руки подруги, сказала Сакура, - я же рассчитывала на тебя, ну, что мне будет у кого спросить обо всём, когда понадобиться, - Ино подозрительно глянула на подружку, не веря, что правильно всё поняла. Тут и Хината ощутила что-то странное, некую зловредную мстительность, она поняла, что впервые они поменялись местами. Она и Саске, он строит отношения и ни с кем не спит, а вот Хината без всяких глупых обязательств творит разную сексуальную хрень, будто мир отзеркалился.

- До сих пор не понадобилось? - взяв высокую удивлённую ноту, спросила Ино. Сакура только покачала головой, признавая поражение.

- Я вроде как не готова, - скривившись, ответила Сакура, - а, Саске не настаивает, мы вообще ещё не обсуждали этот вопрос, если честно. Даже не знаю, нормально ли это, - вздохнула Харуно, теребя край футболки, - в смысле, очевидно, что у него полно опыта, но я не вижу, чтобы он отчаянно хотел перейти на новый уровень. Это ведь не странно, да? - все поняли к чему она ведёт, если парень, который спал со всеми своими подружками ничего не хочет от новой, то либо она ему не так уж нравится, либо он находит необходимое на стороне. - Как считаешь? - Хината поймана направленный на неё взгляд зелёных глаз. Конечно, она спрашивает её. Лучшую подругу парня, с которым встречается. Снова больно кольнуло подозрение. Что если это и был план? Притащить сюда, притвориться подругой, чтобы всё узнать. - Нет, извини, - вдруг пошла на попятную Сакура, - не хочу ничего знать, сейчас это не важно.

- Если кому-то всё ещё интересно, то мы с Чоджи тоже дальше глупого лапания друг друга не заходили, - чтобы разрядить обстановку, заявила Каруи, - но тут кажется он не готов, - с улыбкой сказала она, вспоминая, как здоровяк боится сделать что-то не так, как раз этим и делая всё не так.

- Жалкое зрелище, - возмутилась Ино, - собрались, блин, четыре девственницы, позорище.

- Отличное название для группы, - пошутила Хината, от нервозности привлекая к себе внимание. Она попыталась улыбнуться под взглядами подруг, но вышло видимо как-то не так, раз уж те, переглянулись и снова уставились на неё. Хината поняла, что краснеет, активно потея в своей плющевой пижаме, вот теперь реально захотелось сбежать.

- Какова была вероятность, - сказала Ино, разглядывая скромницу брюнетку, которая стала на сто очков вперёд интереснее, чем пять секунд назад.

- Один к четырём, - на автомате ответила Хината, чтобы отвлечь девчонок математикой. Не сработало, какая неожиданность, ками, она даже думала сарказмом, что вообще не радовало. Трое подруг переместились так, чтобы сидеть напротив, они сверлили её взглядами, будто только сейчас действительно заметили. Наверное, решила Хината, ищут какое-то отличие в ней, будто то, что у неё был секс можно увидеть внешне.

- Так у тебя уже было, - начала Ино, - это, - Хината очень хотела вдарить себе чем-нибудь тяжёлым по голове, было бы легче, если бы блондинка просто сказала «секс», а не вот это её «это», слишком уж глупо, полностью не соответствовало её образу роковой красотки, да ещё делало из Хинаты кого-то, кем она не была и быть не хотела.

- Ну, как сказать, - начала Хината, сама понимая, что это не лучшее начало.

- А, как это можно сказать? - не поняла Ино. Хината пожала плечами всё запутывая. - Думаю, существует только два варианта, как считаешь?

- Ну, да, - согласилась Хината, девчонки наклонились к ней, впитывая каждое слово, под этим вниманием она занервничала, прикидывая, пойдут ли ненужные слухи, если она сейчас воспользуется предложением Наруто и убежит к нему. - Да, - наконец чётко произнесла Хината, может это не так уж страшно - поделиться. Эти девушки, которые ещё вчера казались очень далёкими, на деле ещё в начале пути, который Хината прошла с переменным успехом, так может поэтому её место здесь, чтобы помочь. Возможно, быть старшей сестрой можно в разных смыслах. - Хотите что-то знать?

По ним было видно, что хотят, но спрашивать оказалось ещё сложнее, чем признаваться в собственной неопытности, никто не хотел быть первой. Хината улыбнулась им, поясняя, что не стоит ждать от неё чего-то стоящего, опыт её не так богат, как может показаться.

- Это как? - спросила Ино.

- Я занималась сексом всего пару раз, - пояснила Хината, давая понять, что слухи о её опытности сильно преувеличены. Ей так понравилась эта мысль, что она её озвучила, но девчонки были слишком заняты обдумыванием своего нахождения вблизи источника полезной информации, чтобы оценить её остроумие. Ещё они пытались пережить то, что Хината вслух произнесла слово на «с», брюнетке было забавно наблюдать, как вытягиваются их лица. - Бросьте, такое ощущение, что секс - это Волан-де-Морт, - и тут никакой реакции, Хината скуксилась, - не благодарная вы публика, зря трачу на вас своё остроумие.

- Было больно? - выпалила Каруи, набравшись смелости.

- Да, - честно ответила Хината, - но может у всех по-разному, - пришлось добавить ей, когда даже тёмная кожа Каруи стала мёртвенно-бледной. Хьюга боялась себе представить, что с ними будет, если она расскажет, как всё было. - В конечном итоге, это того стоит, просто нужен подходящий парень, и тогда, о, вы больше ни о чём не сможете думать, - сказала Хината, вспоминая, какой возбуждённой была сегодня, ни с того ни с сего.

- Это был твой бывший парень? - спросила Сакура. - Просто Саске говорил, что ты ни с кем не встречаешься, извини если лезу не в своё дело.

- Ничего страшного, нет, тот парень, эм, мы не встречались, - ответила Хината, никто не спросил, но вопросы читались в их глазах, сотни вопросов. - Это было глупо, просто решила, что уже пора, а тот парень подходил. Он был парнем, так что все условия оказались соблюдены, - она шутила нервно, просто чтобы не создавать напряжение. Кажется делая только хуже. - Это будет тупой совет, учитывая, что почти у всех вас есть парни, но нужно быть очень уверенной, чтобы сделать это с тем, кого любишь, в первый раз, не уверенна, что после такого можно сохранить своё отношение к парню. Как бы он не старался, - она хотела быть честной. Вначале, у неё и самой были мысли о том, как жаль, что Наруто не попался ей раньше, пример был плохой, ведь они не встречались, но всё же она не хотела бы ненавидеть его, так что после того, как блондин показал ей, как должно быть, она плотно задумалась. И поняла, что ей повезло, повезло ничего не испытывать к первому парню.

- Да, уж, этот поезд ушёл, - с улыбкой сказала Каруи, не представляющая свою жизнь без Чоджи.

- Пфф, - фыркнула Ино, - ничего подобного, в семнадцать отношения всё равно не навсегда, - Каруи на удивление всех, даже самой Ино, лишь улыбнулась, такой особенной улыбкой, будто знает секрет, да такой, что переворачивает представление о жизни на земле. Хината решила, что это любовь сделала её такой и огорчилась, ей почудилось, что она, хоть и знает, что будет любить одного человека всю жизнь, не чувствует, что раскрыла тайны вселенной.

- Ты сказала, что в итоге это того стоит, - забыв про Ино, спросила Каруи у Хинаты, - что это значит?

- О, - Хината встряхнулась, отвлекаясь от мрачных мыслей, когда на смену им пришли воспоминания о том, что она имела ввиду. - Когда нашла правильного напарника в этом деле, всё становится понятно, - сказала Хината, посмеиваясь. - Не хочу хвастаться, но последний раз был таким шикарным, что я до сих пор под впечатлением.

- И, это был другой парень, верно? Не тот с кем у тебя был первый раз? - уточнила Сакура. В её розоволосой голове до сих пор не укладывалось, что Хината вообще единственная оказалась прошаренная в таком вопросе, так ещё и спала уже больше чем с одним парнем. Харуно не хотела показывать, что именно её беспокоит в этом факте, но думала она исключительно про Саске. Что ему мешало, по-дружески, иногда спать с лучшей подругой, в кино такое сплошь и рядом происходит. Вот только у её импульсивности были другие планы, Хината и рта открыть не успела. - У тебя что-то было с Саске? - выпалила Сакура, тут же испуганно зажав себе рот. Хината ошарашенно уставилась на девушку лучшего друга.

- Ч-что? - брюнетка отчаянно мотала головой. - Конечно нет, ками, как ты могла такое подумать, мы друзья, просто друзья, - повторяла Хината, сама не понимая почему ей так важно это доказать, и почему факт, что кто-то может думать будто она спит с Саске кажется ей таким ужасным. Хината не хотела, чтобы кто-то так считал, Хината не хотела спать с Саске. Не хотела.

Она его не хотела. Время было не подходящее, Хината прикладывала все силы, чтобы запрятать в дальний ящик мысли о том, как можно любить кого-то и при этом не желать, а ведь желание теперь было неотъемлемой её частью. Хьюга подумала, что сегодня было бы логично повести себя, как взрослый человек и спокойно мастурбировать, закрывшись в ванной, представляя, как Саске, сидящий в соседней комнате, приходит её искать, застаёт за этим занятием и грубо берёт её прямо на полу. Но вместо этого она позвонила Наруто, других вариантов она вообще не рассматривала, ками, да она ведь говорила Узумаки, что не знает, что ей делать, хотя она осведомлена о возможностях самоудовлетворения. Но она звонила, умоляла, и в итоге представляла только его, даже в такой ситуации не воспользовавшись шансом. С ней точно что-то было не так, и с её чувствами тоже, будто она забыла, как любить. Похоже, отвлечение отвлекло её от чувств, заставив сосредоточиться лишь на низменных желаниях.

- Извини, - Сакура вывела её из круговорота паршивых мыслей, - не знаю почему я так сказала, просто ты такая красивая, вы с Саске похожи, и ты такая опытная, как ему нужно. Это всё моя неуверенность, - дёргая себя за кончики коротких волос, поделилась Сакура, - любовь к нему заставляет меня чувствовать себя так неуверенно.

- Всё хорошо, я понимаю, - ободряюще улыбнулась Хината. - Любая бы на твоём месте переживала, если бы парень дружил с другой девчонкой, но мы правда просто друзья, как вы с Наруто.

- Вах, - скривилась Сакура, девчонки удивились, а розоволосая рассмеялась. - Простите, просто представила, как делаю нечто подобное с Узумаки, кошмар, - все поддержали её смех. Даже Хината смеялась, хотя не понимала, что в этом такого, стало даже обидно за блондина и она была на грани того, чтобы сообщить подругам, как много они потеряют не узнав, как хорош Узумаки. Но это желание быстро испарилось, когда Хината поняла, что это правда, в чём-то нормальная, в чём-то печальная, но они и правда никогда не узнают какого это, быть с ним. Как это пьянит, когда он прикасается, когда целует, как это правильно, когда он заполняет пустоту внутри, как невероятно чувствовать его внутри. Хината знала, что такое нормально для Ино и Каруи, но также она знала, что с Сакурой будет тоже самое. Это открытие прошило, словно молния. Она и Наруто будут всю жизнь любить их, Саске и Сакуру, но они никогда не будут вместе. Сколько бы лет не прошло, сколько бы партнёров их друзья не сменили, но их взгляды всегда будут направленны в другую сторону. Хинате нужно было время наедине с этой мыслью, чтобы понять почему ей кажется, что от этого она испытывает только облегчение. Словно, появись у неё хоть один шанс и весь этот голубой шарик, на котором они обитают, разлетится на миллиарды осколков.

***



Она чувствует, что срывается с высоты, дёргается и резко просыпается. Первое время не может понять, где находится, вроде лежит близко к полу, значит должна быть у себя, но на потолке замечает люстру, которой быть не должно, а рядом чьё-то сопение и тихий храп. Хината приподнимается на локтях, молния спальника разъезжается не закреплённая, она видит девчонок, спящих вокруг. Они все расположились в гостиной Сакуры, в импровизированном кругу, оставив середину пустой, словно там был невидимый костёр.

Хьюга не видит лиц в темноте, но никто не реагирует, когда она выбирается из спальника, а значит все крепко спят. Она тихая, словно тень, ни издаёт ни звука, чётко угадывая очертания предметов, которые обходит, направляясь в ванную. Свет больно режет по глазам, приходится зажмуриться, чтобы привыкнуть, но к тому времени, как она медленно моет руки под горячей водой, Хината чувствует, что окончательно проснулась.

От падения во сне сердце ещё заходится ускоренным ритмом, а голова квадратная от всех этих странных мыслей, которые ей пришлось отложить. Но теперь было время подумать. О, том, что же она хочет и чего, или кого, не хочет. Всё было так просто до этой осени, она просто любила Саске, смотрела на него издалека, вблизи, купалась в своей боли от того, кто всегда далёк, как бы близки они не были. Ей это нравилось, издеваться над собой, в этом она видела часть себя. Но что-то изменилось, она стала просчитывать варианты, задумываться, а думать, когда пытаешься любить нельзя, это мешает.

Хината рассматривает своё отражение в зеркале, макияж ничуть не испортился, даже сейчас, когда она умылась, прогоняя туманные пятна из глаз. Она кажется себе старше, но это не приносит радости, хочется снова стать ребёнком, тогда всё было проще. В детстве любовь это что-то такое большое и светлое, что чувствуешь ко всему, ко всем, не приходится решать, какой вид любви испытываешь, всё одно, и всё греет душу, заставляя её наполниться смыслом. Её нынешнее положение кажется шатким и бессмысленным. Становится тяжело дышать. Хочется выбраться из собственного тела, в котором так тесно.

Брюнетка на носочках пробирается к комнате Сакуры, занавески раздёрнуты, из-за этого Луна спокойно светит на мягкий ковёр. Хината старается не шуметь, когда открывает балконную дверь, но перед тем, как выбраться на балкон, она замирает, прислушивается не разбудила ли кого. Всё тихо настолько, что собственное дыхание кажется громким.

Прохладные ветерок хватается за распущенные волосы, раскидывая их в разные стороны, ногам холодно, но это оживляет, может она и правда девушка-«холодная зима». Тонкие пальцы обхватывают металлическую решётку, глаза находят бледный диск Луны, будто она может ответить на вопросы, которые Хината даже не знает, как правильно задать.

- Я надеялся, что ты здесь, - шёпот совсем тихий, чтобы не напугать, но она всё равно дёргается всем телом. Даже в ночи его голубые глаза кажутся слишком яркими, и даже при лунном свете они кажутся живыми, хотя Хината была уверенна, что в нём всё выглядит мёртвым. Она не удивлена, что ответом на все её вопросы снова становится Наруто. Хината покоряется и этой своей судьбе. - Что-то будто торкнуло и вот я здесь, - он улыбается, а она тянет к нему руку, чтобы прикоснуться. Он в одних свободных штанах, стоит неизвестно сколько тут на ветру, но его тело горит, Хината кривится, когда её холодные пальцы прикасаются к его жару. Она думает, что никто не может всё время быть таким тёплым. Думает, что девочке-зиме не место рядом с мальчиком-лето, это убьёт их обоих, разве нет? Но когда людей останавливала опасность?

Между ними металл решётки, их руки вцепились в неё, перекрещиваясь друг с другом, пока губы встречаются, чтобы сжигать её замёрзшую душу и тушить его пожар. Они соприкасаются лишь в одной точке, от этого давление на неё кажется слишком сильным, Наруто хочет, чтобы оно растеклось, распространилось равномерно, пока не свело с ума. Он прерывается, протягивает ей руку, чтобы Хината перелезла к нему. Она не сразу решается, кажется, что преграда между ними возникла не просто так, но быстро сдаётся, позволяет ему усадить себя на тонкий металл, позволяет его рукам оказаться под плюшем пижамы, так что ветер тоже может прикасаться к ней там.

Наруто не хочется прерываться, но хоть Хината отвечает с привычным жаром, он ощущает, что она не с ним, не здесь. Он ловит пядь её волос, с которой особенно резво разыгрался ветер, она не печальна, напротив, кажется решительной, будто смерилась с чем-то. Наруто это не нравится, ему кажется, что так должны выглядеть люди, которые готовы пойти на смерть, ради высшего блага. Он не успевает задать вопрос.

- Почему я не хочу его? - задаёт вопрос Хината. Раз уж вселенная посылает ей всякий раз одного лишь Узумаки, значит у него и хранятся все ответы. Наруто хмурится, не понимает о ком она. - Саске, - поясняет Хината. - Разве можно кого-то любить и не хотеть его?

- Не знаю, - признаётся Наруто, он старается подавить раздражение от того, что пока они целовались, пока он касался её, она думала о другом. У него нет таких проблем, он всегда хотел Сакуру, для него, в какой-то момент, всё стало так сложно, что он не мог с ней нормально общаться, думая лишь о её теле. - А, разве может человек любить кого-то только потому, что хочет? - он не хотел задавать этот вопрос, но в темноте и с Хинатой в руках, это оказалось просто.

- Чего мы от них хотим? - спрашивает Хината, Наруто удивляется агрессии в её голосе. - Мы собираемся что-то делать? Сказать им, завоёвывать их? Что ты сделал, чтобы она была с тобой? - Хината не может угомонить свою злость, поэтому выплёскивает её на того, кто рядом. Она выбирается из ловушки его рук, возвращается на свою территорию, снова позволяя преграде встать между ними. - Ты понимаешь, что никогда не будешь с ней? Конечно понимаешь, - сама отвечает на свой вопрос Хината. - Как же иначе, так удобнее, так можно трахать других девчонок, притворяясь, что пытаешься залечить израненное сердце, - Хината не хочет всего этого говорить, ведь слова, которые она произносит должны быть другими, они должны быть о ней, но сейчас проще обвинить Наруто в его трусости.

- Хочешь поговорить об этом, серьёзно? - она не удивлена, что он тоже теперь злиться. - Ладно, давай, давай поговорим о том, как тебе даже в самом ужасном сне не может присниться, что появился шанс, что нужно что-то делать, а не просто страдать издалека. А, так можно всё спихивать на то, что у тебя большая любовь, а значит и решений принимать не нужно, верно? Не приходится думать, как жить дальше, как общаться с кем-то, как строить отношения. Нет, у тебя ведь большая любовь, просто невзаимная. Ведь, стань она взаимной и придётся, как всегда, бежать, - Наруто старается не чувствовать за собой вины, она первая начала, а он просто продолжил и теперь не может остановиться. - И, знаешь, да, это, блядь, вообще не нормально, нельзя талдычить о своей любви к кому-то, но даже не чувствовать к нему желания.

- Хах, разумеется, ведь нормально - это когда тупо мечтаешь кого-то оттрахать, да так сильно, что плевать, что у человека внутри, нравится тело и довольно, даже не нужно задумываться, а хороший ли человек, а сможешь ли слушать его, находится с ним вместе без того, чтобы молча заниматься с ним сексом. Вот на что похожа истинная любовь.

- Не надо перекладывать свои заморочки на меня, - взвился Наруто. - Я знаю, что чувствую и чего хочу, а о себе ты можешь такое сказать? Сомневаюсь, - он улыбается, но улыбка эта жестокая. - Даже интересно, как ты себе представляешь свою жизнь. Любить Саске издалека, но всякий раз прибегать ко мне, когда приспичит? О, Наруто трахни меня, пожалуйста, а то от моей невинной и чистой любви меня уже тошнит, - его голос становится высоким, противным и писклявым, Хинате противно, что он показывает её такой.

- Что, блядь, опять на тебя нашло? - снова накидывается на неё парень, когда молчание затягивается. - Всё было хорошо, развлекались, но тебе, как всегда всё нужно испортить. Это, - он указывает рукой на них обоих, - задумывалось, как то, что должно помогать, но каждый раз всё только усложняется, ты всё усложняешь. Всё портишь.

- Да, - тихо отвечает Хината, теперь она понимает, что именно этого и хотела - всё испортить, снова стать обузой. Всё в её жизни стало таким правильным. Она завела друзей, она укрепила связи с Неджи и Ханаби, она стала сильнее, смелее, она смогла не много достучаться до отца, Хината стала другим человеком, и оказалось, что этой новой Хинате может быть хорошо без любви к Саске. Но это неправильно, кто она без этой любви? Эта любовь была единственным, что позволяло держаться на плаву, не потерять себя, вся она была лишь этой любовью. Испарись она и что? Что останется от Хинаты, лишь эхо.

- Да? И всё? - Наруто спрашивает вовсе не про этот разговор, он готов рассмеяться, так вот о чём было это странное предчувствие. Их время, вот оно и закончилось.

- Всё, - подтверждает Хината. Она не знает, чего хочет от жизни, в чём её призвание, у неё даже любимого цвета нет, всю её личность всегда составляло только одно - «я люблю Саске». Это было настоящим, не могло быть чем-то другим, а вот всё остальное было притворством. Она забыла, что люди не меняются, и сама она никогда не сможет стать кем-то другим, как бы не старалась. И, теперь понимает, что даже не хочет этого. Она хочет снова стать самой собой.

Отвергнутой.
***

В понедельник никто не был счастлив. Виной тому стало воскресенье, когда никому не удалось что-то исправить, что-то наладить. Хината не долго притворялась, понимая, что не может просто так свалить от тех, кто мог бы стать подругами, если бы она была другой, но Хьюга вспомнила кто она, и больше не будет пытаться стать другим человеком. Никто не может этого сделать. Она вернулась в своё начало координат, в одиночество своей комнаты.

Саске приходил к ней, но это нормально, он всегда приходит, ведь без него будет сложно быть отвергнутой. Он пытался шутить, даже выведать, о чём она могла столько времени болтать с кучей девчонок. Эта его просьба отозвалась привычной, родной болью, он хотел узнать, что про их отношения говорила Сакура, секретничая с подругами. Она отшутилась, про секретные разговоры между подругами, новое напоминание о своём статусе вдохнуло не много жизни. Снова отвергнутая, наконец в своей коже. Саске видел, что снова, как всегда в это время, теряет её, он надеялся, что в этот раз будет иначе.

Стоило Ханаби и Хиаши снова оказаться в стенах родного дома, как всё переменилось. Хиаши показалось, что всего за день он нарушил много своих собственных правил, практически почувствовал любовь к своему ребёнку, но это было лишним. Дети растут и уходят, оставляя стариков позади, к ним нельзя привязываться. День, когда Ханаби показала ему, в коком мире живёт, что любит, а что нет, останется миражом, фантазией. Ханаби ждала, что их день может продлиться, но всё поняла, как только отец заперся в своём пыльном кабинете. Сказка закончилась, как полагается, никаких счастливых концов. Ханаби злилась на Хинату за то, что она позволила этому случиться, возникнуть этой надежде.

Наруто раз за разом прокручивал сцену на балконе, никак нем мог выкинуть её слова из головы, погружая себя ими в пучину чёрного, опасного отчаяния. Он не хотел верить, что она права, не хотел задуматься, поэтому злился, заставляя себя прокручивать образы Сакуры, опасные, с ней счастливой, без него. Она с другим, она довольна, она медленно уходит из его жизни, он наслаждался болью, это приносило жизнь. Правильная боль может заставить почувствовать, что ещё существуешь. От ухода Хинаты боль была не правильная. Она раздирала на части, уничтожая.

Сакура разглядывала себя в зеркало, задаваясь вопросами о своих отношениях с Саске. Он не звонил, Сакура не знала, что он думает о Хинате, о той, кто сломана, не думая про них, ведь их отношения, для него, целые. А, Харуно могла думать лишь о том, что он её не хочет, хотя ей казалось, что искра, которая их связала, обещала и желание. Но они даже не заговаривали о переходе на новый этап. А, теперь она думала о словах Хинаты, страшась, что может возненавидеть его, если отдаст что-то важное, вдруг оказалось, что есть вещи поважнее сердца.

Каруи думала в этом же ключе, но наоборот. Её волновало, как она сама могла себя повести, слова Хинаты пугали, она знала, чего хочет, но теперь, думая о самой себе, верила, что может причинить боль Чоджи, прикрывая это верой, что делает всё ради него. Она боялась, что может решиться на что-то до того, как решится он, и это приведёт её к краху, и уничтожит самое большое сердце в мире.

Блондинка перебирала в уме все свои похождения, в которых теперь, после того, как открылись такие подробности о Хинате, показались просто жалкими. Ино не познала ни любви, ни страсти, хотя умело притворялась, что и того и другого уже было у неё с лихвой. Она постоянно думала про странного художника, который плотно засел в её мыслях, но теперь не понимала почему. Что она могла бы дать кому-то вроде него, ответ ясен - ничего. Ино была уверенна, что ей не досталось умения любить, всё, что ей дали - красота, но и та скоро угаснет, оставляя от блондинки лишь пустоту. Она хотела, чтобы кто-то сказал, что это не правда, но требовать лжи не было сил. Листок с номером телефона прожигал руку, тот парень ей даже не понравился, но может это именно то приключение, которое ей нужно. Тонкий расчёт, чтобы стать такой, какой её все видят.

В понедельник никто не был счастлив. И, виной тому стало вовсе не воскресенье, а та, кто предала себя новую, поддавшись единственному в чём была уверенна - отвергнутая, не клеймо, а знак отличия, и она гордо несла его по школьным коридорам, снова спрятавшись от всего мира водопадом волос и наушниками. Лишь бы не видеть то, что натворила.

Ощутимый толчок в плечо, её разворачивает, но она устояла на ногах, волосы лезут в глаза, мешая рассмотреть в кого врезалась. Аромат выпечки бьёт в нос, Хината пытается рассмотреть ту, что уходит, скрываясь за толпой школьников, её волосы такие же длинные, как у неё, такие же иссиня-чёрные. Хинате кажется, что она видела эту улыбку и бледно-серые глаза. Она распихивает толпу, чтобы догнать призрака, ищет её по запаху. Новые люди врезаются в неё, сбивая. Она теряет надежду догнать её. Вздрагивает, когда в наушниках раздаётся плавный голос Боно. Её группа.

U2 - One

Хината прижимается к ближайшему подоконнику, вслушивается в то, что духи пытаются ей сказать. «Одна любовь, которую мы должны разделить, покинет тебя, детка, если тебе всё равно», она знает все их наизусть, но будто впервые слышит. «Мы одно целое, но мы не одинаковые, мы должны поддерживать друг друга» - дышать становится тяжело, она смотрит по сторонам, надеясь снова увидеть ту, кого здесь нет. Но видит хмурого Саске, что плетётся в сторону своего класса, видит, как с другой стороны идёт Сакура, и они не видят друг друга. Проходят мимо, не замечая друг друга, погружённые в свои мысли. «Ты ведешь себя, как будто у тебя никогда не было любви, и ты хочешь, чтобы и я жил без неё». Она видит Чоджи, он кого-то ищет глазами, она знает кого, она видит Каруи, видит, что она заметила своего парня, но разворачивается, чтобы спрятаться от него.

Хината убегает от них. Слишком странно. «Ты пришла сюда, чтобы подобно Иисусу исцелить проказу в своей голове?». Ино и Сай. Они замерли в разных концах коридора, Сай улыбается искренне, Хината это знает и радуется этому, он машет блондинке, но та отворачивается, скрываясь за спинами людей, задирает голову, указывает и своё и его место в этом мире. Хината готова кричать, но Боно забрал её голос, заставляя слушать и слушать. Она боится, она знает, что будет дальше.

«Ты пришла сюда за прощением?». Он не видит её потому, что не смотрит, он улыбается потому, что ему больно. Она видит это и знает, что это из-за неё. Его боль пронзает её. Её всегда предупреждали, что она обуза, но теперь это что-то новое, она принесла в их жизнь зло. Всё это неправильно, этот мир, в котором Хината сегодня проснулась, он не правильный. И, теперь она знает, что это только из-за неё.

«…поддерживать друг друга…»

«…поддерживать друг друга…»

«…поддерживать друг друга…»

Едва ощутимый толчок в плечо, Хината выходит из ступора, это Эбису-сенсей, он говорит, что Какаши задерживается, поэтому урок музыки переносится на…

- Сейчас, - говорит сенсей, указывая классу куда идти. Хината прикасается к ушам, но наушников нет, она давно убрала их в рюкзак. Давно? Когда она оказалась в классе, как зашла, что делала и говорила, всё это стёрлось. Она пытается понять, видела ли хоть что-то из того, что червоточиной прошибает сердце прямо сейчас. Все кого она знает, кого обещала поддерживать, они были несчастны, и всё из-за неё. Хината знает, что могла бы утопить себя в своём горе легко, посмеиваясь, размахивая платочком в честь её отбытия на дно, но оставить столько разрушений она не может.

Эбису заталкивает всех в полукруглый класс, заставленный музыкальными инструментами и складными стульями. При входе всем суёт листы с текстом, Хината пробегает его глазами, не понимая смысла. Эбису что-то объясняет, смысл вновь ускользает из-за толщи воды, что давит на перепонки. Учитель наслаждается звуком собственного голоса, но сейчас ему хочется услышать чужие голоса, закрыть глаза и окунуться в другой мир, туда, где шикарная чёрная женщина будет ему петь, пока он натирает её эбеновую кожу маслом, тщательно втирая его в каждый изгиб, в каждую трещинку.

- Начинаем, - он машет рукой, Хината стоит напротив остальных ребят, выстроившихся на возвышении полукругом. Она вслушивается в музыку, чтобы понять, когда её очередь вступить. Она читает слова, чтобы петь глядя им в глаза.

Seinabo Sey - Hard Time

- «Простить слишком сложно. Забыть невозможно. Думай, прежде чем делать то, о чём будешь сожалеть, мой друг», - её голос сам собой становится ниже, подражая интонациям Сейнабо Сей. Хор чужих голос вступает, отвечая ей теми же словами. Её слова звучали, как просьба, но те, кто напротив, отвечают ей упрёком. И она согласна. Наруто смотрит на неё, а она смотрит на всех, каждый раз возвращаясь к нему. Постепенно лица меняются, она видит тех, кто должен её услышать. - «Принимал меня как данность. Называя это любовью. Прекрасно зная обо всем. Я позволила тебе войти. Тонула, чтобы ты плыл. Танцевала на краю пропасти. Пытаясь заставить тебя остаться позволила тебе победить!», - одинокий прожектор её воображения выхватывает Саске из толпы незнакомых лиц.

«Простить слишком сложно. Забыть невозможно. Думай, прежде чем делать то, о чём будешь сожалеть, мой друг», хор старается донести до неё то, что важно, а важно лишь то, что она сама виновата, сама позволила всему случится, никогда не боролась, а лишь сдавалась, обвиняя его. Хината смахивает его образ, позволяя, свету коснуться иссиня-чёрных волос, она смотрит на себя, её тёмное отражение ухмыляется.

- «Разбилось целое на две половины. Теперь есть лишь ты и я, пыталась исправить это, но не могу реальность изменить! Кирпичи постепенно рушатся. Как же сладок этот грех. Я отдала тебе ключи. Но ты не позволила мне войти!», - Хината теряет голос, позволяя злу внутри говорить, но только говорить. Оно есть в каждом, она знает, но не позволит взять над собой верх. Хината путается в себе и словах, она хочет, чтобы чёрные глаза её отражения не смотрели так пристально, вырывая всю правду.

«Простить слишком сложно. Забыть невозможно. Думай, прежде чем делать то, о чём будешь сожалеть, мой друг». Хината не хочет его винить, не хочет его ненавидеть, но это становится всё сложнее. Он забрал так много, забрал её память. Она смело встречает взгляд бледно-серых глаз, когда видит своего отца, смотрящего куда угодно, на кого угодно, но только не на неё. Хината кричит, вынуждая его смотреть. Слушать.

- «Оставил меня одну барахтаться на берегу. Уже слишком поздно что-то менять. Как я могла так дешево себя продать! Думаешь, сумел сбежать от меня? Все закончится сегодня. Знал ли ты, как тяжело в аду? Позволь, я сейчас тебе покажу!», - он уменьшается, скрючивается, но заботливые руки укрывают его от гнева старшей дочери, скрывают его жалкую трусость за водопадом иссиня-чёрных волос. Она чувствует себя преданной, когда та, на кого она так похожа, встаёт на его сторону. - «Отныне слова мои звучат громче. Уроков много усвоить пришлось. Заработанные шрамы сил придадут. При ярком свете дня, скрытые тени проявят себя, и начнется моя охота!», - всё, что было, всё, что есть, сливается в одно, все, кто отвергал, кто делал больно - ничто. Хината теперь знает, кто виноват, кто заставил её поверить, что она отвергнута всеми. Та, кто отвергнул первой.

И, Хината, под финальные аккорды, под хор знакомых голосов, пытается найти голубые глаза, те, которые так нужны, которые она предала. Потому что ещё не знала, какая ненависть прожигала её всё это время, а теперь знает и просит его, одними глазами, простить её, простить и понять, что она из себя представляет. Наруто смотрит на ту, кого пообещал себе возненавидеть, просто чтобы были силы фальшиво ей улыбаться, но она смотрит в ответ, и ничего не получается. Ему хочется вернуться туда, где он держал её в своих руках, где она улыбалась и принадлежала ему, но только не быть здесь и сейчас, где она смотрит холодными, мёртвыми глазами.

Хината чувствует, как тепло покидает тело. Её ярость холодна, как сталь и остра, как иглы мороза. На повторе одна и таже мысль, то зло, что никогда не позволит Хинате стать кем-то новым. Старый грех, что убивает душу. Она пытается сказать об этом ему, его голубым глазам, в которых столько жизни. Сказать тому единственному, кому нельзя знать, как она…

…ненавидит свою умершую мать.

***

Ясно, что для неё уже поздно, но не для других, поддерживать - вот, что она должна делать. Поэтому, как только Эбису всех отпускает, она пулей вылетает из класса, нужно найти Саске. Чёрная дыра в её душе, должна схлопнуться никого не задев.

Она ещё не была у них в классе, Саске сидит в самой середине. Хината откашливается, пытаясь привлечь внимание. И, привлекает, всех, разумеется, но она смотрит на него и когда чёрные глаза встречаются с её бледно-серыми, машет ему рукой. Старательно игнорируя взгляд зелёных, сейчас она может злиться, подозревать, да и потом может злиться, но Хината делает это и ради неё тоже.

- Всё хорошо? - конечно он спрашивает об этом, Хината улыбается, он ведь знает, какое сейчас время, но он не знает, что такое впервые, что она только сейчас поняла, какие чувства должна испытывать.

- Ага, не волнуйся, мне просто нужно поговорить, - Хината теребит лямку рюкзака, это не так-то просто, как ей казалось. - Это по поводу Сакуры, - он напрягается, боится, что Хината знает то, чего не знает он, но так и есть, так что может ему и стоит испугаться. - Не верю, что собираюсь это с тобой обсуждать, и я определённо убью тебя, если она узнает, что я говорила об этом, и убью до того, как она убьёт меня.

- Хината! - да-да, затянула вступление.

- Если вкратце, то дело в сексе, - выпаливает Хината, и даже не краснеет, в отличие от Саске, это даже забавно. Он пытается что-то сказать, качает головой, шевелит губами, но только булькает что-то невнятное. - Если тебе есть, что ей сказать, по этому поводу, то лучше так и сделать. Боюсь, ещё чуть-чуть и она решит, что ты не рассматриваешь её в таком ключе.

- Что за бред? - он как-то странно шепчет, хотя ощущение, что хочет кричать. Хината лишь пожимает плечами - что есть, то есть, приятель. Ты сам в этом виноват, да, можно пожимать плечами так, что это целая история.

- Надеюсь, ты меня услышал, - заканчивает Хината, у неё есть ещё дела. - Если хочешь, чтобы ваши отношения не развалились, - и она убегает. На очереди девчонка, до которой нужно достучаться. Пока она не разрушила жизнь хорошему парню, из-за неё.
Хинате везёт, что Каруи болтает с какой-то девчонкой, сидя на подоконнике, так что шевеление у двери привлекает её внимание, она улыбается Хинате и хоть удивлена, сразу извиняется перед собеседницей и выплывает в коридор.

- Привет, какой сюрприз, - Хината не слышит в словах подтекста, что сюрприз хреновый, но это лишь потому, что Каруи ещё не поняла, кто виноват в этом хреновом понедельнике. - Всё в порядке? - вопрос на миллион, честный ответ будет слишком долгим.

- Ага, я тут вроде как хотела поговорить о Чоджи, - начинает Хината, лицо Каруи меняется, будто её застали за плохими мыслями, не имеющими ничего общего с пошлостями. - Я, возможно, зародила в тебе сомнения, которых раньше не было, но это потому, что у меня всё было через зад, - с Каруи показалось правильно так сказать, чтобы звучать внушительнее. - Мы же знаем, что нет никого, кто так бы заботился о других, как он. Чоджи не сможет причинить тебе боль, что и старается делать, причиняя её, неосознанно, ты должна сказать, что это нормально, что иначе не бывает, но это часть жизни. Что не хочешь делить все эти эмоции ни с кем, кроме него, - Каруи слушает внимательно, но никак не реагирует. - Если это именно то, что ты чувствуешь, - Каруи пугается, Хината понимает, что попала в точку. Хорошо. - Ладно, мне пора, - времени мало, а есть ещё один человек. Один, с кем она может разобраться.

Ино смотрит на свой телефон, ошиваясь в коридоре, у Хинаты появляется противное чувство, но она его игнорирует, блондинка совсем другой человек, не такая, какой её всё видят, теперь Хината знает об этом, а значит никогда не поздно.

- Эй, - привлекает внимание Хьюга, Ино отвлекается, чуть не роняя гаджет. В бирюзе её глаз противостояние, хотя Хината ещё ничего ей не сказала, но блондинка уже готова давать отпор. - Можем поговорить?

- Смотря о чём, я не много занята, - высокомерие напускное, оно Хинату не трогает, но вот решимость, граничащая с обречённостью, смущают.

- Про Сая, - Ино никак не реагирует, а значит поняла это сразу, как только Хината её окликнула. - Мне показалось, на секунду, что вы нравитесь друг другу, - Ино усмехается, давая понять, что ей показалось, что такие как она не водятся с такими, как Сай. - Ино, совершать ошибки очень легко, а вот жить с этим потом совсем не легко. Ты уверенна, что поступаешь правильно?

- Только время покажет, - Ино стоит с ней нос к носу, возвышаясь над маленькой Хьюга, два из трёх кажется хорошим раскладом, но не когда речь о людях, которые тебе не безразличны. Блондинка не глядя нажимает на экран телефона, сообщение улетает неизвестному, Хината не хочет сдаваться, но это жизнь Ино, и ошибки её, всё, что она может - помочь потом, если понадобиться. Поддержать.

И она отпускает Ино. Не всё зло, что ты причиняешь, можно так легко исправить. Хината здоровается с Ирукой-сенсеем, который входит в класс, желая рассказать очередную историю, чтобы хоть кто-то научился на своих ошибках, брюнетка двигается за ним, потому, что не может сбежать. Она должна увидеть и принять последнее зло, которое сотворила. И, показать тем, кто поверил ей, что она этого не достойна, что она сдаётся, но не потому, что кто-то мало в неё верил, а потому, что не всё, что сломалось можно починить.

***

Наруто не знает, что всё это означало и что происходит. Про свою злость он знает куда больше, и про то что умеет, если постарается, делать больно тоже. И, он хочет это сделать. Ему уже осточертело бегать по этому кругу, когда кто-то делает больно ему, а потом вынуждает слушать эти вечные «прости», это слово уже утратило всякий смысл, больше оно ему не нужно. Поэтому он останавливает Шикамару, когда тот хочет подойти к Хинате. Наруто знает, что все это видят и она видит, он ясно даёт понять, что его друзья - только его. Она кивает, принимая всё, прячется за наушниками и ждёт, когда они уйдут. Парни ничего не спрашивают, как бы им не было больно, но это Узумаки, а они должны ему, он был здесь раньше. Он не предавал.

Теперь вообще никто не счастлив в этот понедельник. За обедом они все сидят, как в воду опущенные, думают над тем, что делать, когда этот день закончится и придётся что-то решать. Хмурые тучи лишь усиливаются, когда появляется шайка, Саске знал, что её среди них не будет, но это всё равно расстраивает его, он отпускает руку Сакуры, которую держал по привычки, и даже не замечает этого, она в ответ тоже отодвигается, чтобы позволить холодному ветру согреть, у ледяного Саске это не получится.

Ино ждёт, но Сай так и не появляется, как и Гаара, без Хинаты они просто два странных, никому не нужных парня, снова выброшенные на обочину. Блондинка принимает это, как знак, так и должно быть. Она его никогда не смогла бы заслужить, и только разбила бы ему сердце при первой же возможности. Чоджи держится за Шикамару, как за спасательный круг, он уверен, что надвигается буря, видит это в том, как Каруи отводит свои прекрасные глаза с экзотическим разрезом.

Шикамару буравит грозным взглядом Узумаки, который специально отводит глаза. Нара надеялся, что такой момент никогда не настанет, но вот он, все его друзья дошли до грани, за которой рушатся жизни, за которой ошибки, которые могут стоить всего. Он верил, что это происходит в книгах и фильмах, чтобы предостерегать, пугать, но не в реальной жизни, где всё слишком прозаично для этого.

- Кто-то умер? - спрашивает он громко, все вскидывают на него удивлённые, напуганные взгляды. Это не шуточный вопрос, Шикамару так серьёзен, как никогда, и это заставляет всех осмотреться, чтобы убедиться, что все на месте, что они никого не потеряли по пути. Всё кажется привычным, жизнь везде бьёт ключом, вот только маячит призрак девушки в наушниках, которой здесь нет.

«Девочка-призрак», - мелькает в голове Наруто, его собственный голос, весёлый, так называет её, но сквозь пустоту Наруто сегодняшнего, который не желает больше это слушать. Слушать самого себя.

- Мне это всё не нравится, - хмурясь, заявляет Киба, оскаливаясь в сторону Узумаки, Инузука не дурак, он знает, кто виноват, но не знает в чём именно. Знал бы он только, что все остальные тоже так думают, что знают кто виноват, вот только каждый из них винит себя.

- Она всегда такая, когда приближается годовщина смерти матери, - Саске пытался помочь, видя, как новые друзья Хинаты впервые сталкиваются с этим, но тут же жалеет, что завёл этот разговор, когда повисает тишина, противная, удушающая. - Чёрт, - руки дрожат, этого он не хотел, только не стать причиной того, что все будут её жалеть. Нет ничего хуже жалости от друзей. - Я думал, она говорила об этом.

- Не говорила, - задумчиво произносит Шикамару, единственный, кто способен хоть что-то сказать. Наруто вцепляется одной рукой в другую, ногти впиваются в кожу, но боль помогает не сдаваться. Тушить желание бежать, искать, слушать извинения, произносить, какими бы нелепыми они не были. Но это будет снова одно и тоже, нет, он не предаст свою ненависть так просто. Не будет думать о её печальных глазах, которые порой смотрят куда-то вдаль, будто ищут что-то утраченное. Не будет думать о маленькой девочке, оставшейся наедине с угрюмым отцом, у которого нет сил отдавать тепло ребёнку. Не будет думать, что эта девочка всё равно стала такой, что сама способна отдавать, не озлобилась, а лишь приняла одиночество, надеясь, что найдёт силы жить с ним. Не будет. Но делает, снова и снова. - Отойдём, - это не просьба, не вопрос, Наруто пытается прочесть по лицу Нара хоть что-нибудь, но друг закрылся. Узумаки не хочет идти с ним, догадываясь, чего он от него хочет, но всё равно поднимается на ноги. Их не спрашивают ни о чём, слишком много своих мыслей одолевают каждого из сидящих рука об руку.

Друзья отошли на приличное расстояние, Наруто старательно делал вид, что ничего не происходит. Шикамару выудил откуда-то сигарету, покрутил её между пальцами, до такого ещё не доходило, чтобы ему хотелось закурить в школе, хотя кажется, где же ещё. Узумаки заозирался, ещё не хватало нарваться на какого-нибудь сенсея, ошивающегося поблизости, но Нара переломил тесно скрученную белую палочку, позволив ей упасть под ноги.

- Что между вами произошло? - без хождения вокруг да около, набросился на блондина Шикамару.

- Ничего, - сохраняя хладнокровие, ответил Наруто. Гений никогда не стремился решать что-то кулаками, но тут блондин напрашивался. Узумаки внимательно следил за плотно сжатыми кулаками Шикамару, надеясь, что он не станет их использовать, не на нём, его старом друге, не ради девчонки, которую никто из них не знает.

- Ты отшил её, хотя сам привёл в компанию, так ещё и нас вынудил поступить также, и это после всего, что произошло пока меня не было, в этом есть вообще хоть какая-то логика? - злость отпустила так неожиданно, что Шикамару не смог справиться с пришедшей на её место грустью. Он всегда ждал момента, когда Наруто поверит, что все они друзья навсегда, и что бы не происходило, с каждым из них, они будут стараться это принимать. Наруто доверял им меньше всех, всегда старался быть таким, каким его хотели видеть, скрываясь, всё тая. Но не сейчас. И, почему именно сейчас, почему на этой девчонке, которой мог бы пригодиться такой друг, как Узумаки, настоящий Узумаки.

- Значит я просто погорячился, не стоило так скоро тащить к нам чужака, - отмахиваясь ответил Наруто, не собирается он сдаваться, поддаваться жалости, она должна была думать об этом сама, а не считать, что можно раз за разом косячить, а потом просто рассказывать очередную слезливую историю и легко получать прощение.

- Ты серьёзно?

- Мы её не знаем, согласись, а то, что знаем говорит не в её пользу. Она ведёт себя так, как ей удобно, когда нужны друзья - подавайте её друзей, когда нужно личное пространство - пожалуйста, и плевать на чувства других. Оно нам надо? Нет. Ты просто поверь, Шикамару, - блондин положил руки на плечи друга, чтобы донести свою мысль, - ей никто не нужен, ей просто нравится страдать и винить в этом других.

- И, ты, - Шикамару сделал упор на последнем слове, отступая назад, чтобы руки Наруто упали с его плеч, - именно ты, не можешь понять почему?

- И, что это должно значить?

- Я ожидал, что уж ты сможешь поставить себя на её место, - Наруто не ожидал, что разочарование, сочащиеся сквозь каждое слово друга, так сильно по нему ударит, - предстать, как возвращаешься в дом, где тебя не ждёт Кушина, что бы ты чувствовал, каким человек ты бы стал? Правда думаешь, что такое можно просто пережить, переварить и пойти дальше? И, хочешь этого от Хинаты, от той, кто так чутко относиться к чувствам других, что о своих забывает?

Наруто подавился очередной легкомысленной усмешкой, у него был только один страх, только одна вещь не давала наслаждаться в полной мере тем, что у него было, а Хината жила так всю свою жизнь, самое страшное с ней уже случилось. Имя матери стучало в мозгу, заставляя думать о пустом доме. Где никто не зовёт его детёнышем, где некому потрепать ему нервы. Когда это случилось с Хинатой? Сколько лет она живёт без своей Кушины?

Теперь настала очередь Шикамару придержать плечи друга, чтобы тот, под тяжестью своей ответственности, взятой за эту глупую девчонку, которая ничего о себе не знает, не придавила к земле, не раздавила. Этим прикосновением Шикамару давал понять, что они все готовы разделить эту ответственность на всех, но Наруто должен сделать первый шаг.

Речь уже шла о чём-то большем, о настоящей дружбе, и не важно, сколько боли в них настоящей, а сколько они себе придумали, просто потому, что им только семнадцать, всё кажется концом света. Наруто должен был сразу догадаться, что эта девчонка слишком настоящая, чтобы разменивать её на эти глупости, которыми они занимались. И, он должен ей об этом сказать.

- Мне нужно, - Наруто не заканчивает фразу, знает, что Шикамару итак его понимает. Нара кивает, но не в знак подтверждения, а куда-то вбок. Узумаки смотрит в том направлении. Она там, ветер свободно развивает её волосы, фиолетовые наушники отражают косые лучи солнца, Хината медленно идёт куда-то, будто забыв, что мир вокруг всё ещё существует. Наруто быстро идёт ей наперерез, даже не зная, что собирается сделать.

***

Max Richter - Richter: H In New England

Хината проводила всю шайку взглядом, улыбаясь их удаляющимся спинам. Как не странно, она гордилась Наруто в этот момент, может хоть что-то хорошее она для него сделала, старый Узумаки никогда не смог бы вот так отвернуться от неё, показать свои истинные чувства при всех. Он молодец, всё у него будет хорошо. А, у неё давно ничего не было хорошо, как бы красиво она не украшала свою жизнь, новыми друзьями, новыми устремлениями, подвижками с родными, скромными надеждами на будущее, но червоточина внутри всё это только подтачивала, выискивая подходящий момент, когда явит себя ей, во всей красе.

Наверное всё это благодаря Наруто, он показал ей, сколько разных эмоций может в ней прятаться и это открыла истину, заставило её раскрыть собственные тайны, которые хранила от самой себя. В ней оказалось столько гнева, просто никто не питал его раньше. Отец пугал, Саске было удобно, что она не меняется, а сама она когда-то решила, что достойна лишь одиночества. Хината не знала, как могла не замечать сколь много не хватает в ней, чтобы быть полноценной. Ей столько всего придётся о себе узнать, и может после этого, она сможет что-то наладить, как надо.

Хината покидает класс не оглядываясь, она не знает куда пойдёт, но это не пугает, просто ещё одна вещь о себе, которую ей придётся узнать. Она лишь знает, что порой нужно, просто необходимо опуститься на самое дно, чтобы оттуда увидеть, как мерцает свет на поверхности. Тонкие пальцы ищут мелодию, чтобы с ней разделить печаль. Её мать играла на пианино, оно всё ещё в доме, закрыто за дверью, которую она не может открыть, может поэтому Хината позволяет музыке Макса Рихтера звучать в наушниках на повторе. Richter: H In New England, она шевелит пальцами в такт, делает каждый шаг словно ступает по клавишам. И червоточина кормится её печалью.

Наконец всё правильно, наконец все её чувства про неё, а не о ком-то другом, не о чём-то забытом, потерянном. Она злиться за себя, грустит о себе. Она - та, кто ещё здесь, она жива, её сердце бьётся, и она больше не хочет, чтобы это было впустую. Хината проходит школьный коридор, он кажется пустым. Проходит школьный двор, ей нужно уйти. За воротами она замирает, столько сторон, куда можно направить стопы, но она слишком сломлена, чтобы доверять своему выбору. Хината стоит, запрокинув голову к ясному голубому небу в ожидании знака.

Его рука касается её плеча, и она не боится, не удивлена, она улыбается, ведь кажется догадалась, что неведомая сила просто обязана привести его сюда. Он не берёт её за руку, а просто идёт дальше, сам выбирая направление, а она следует за ним, позволяя музыке приручить её боль, сделать её невыносимой, чтобы появились силы всплывать.
Они садятся за столик в углу, Хината снимает наушники и мир набрасывается на неё миллионом шумов, машины за окном, люди, говорящие с кем-то, шум с кухни, своё собственное дыхание, она ушла так глубоко, что невольно приходится коснуться ушей, позволяя им постепенно прийти в норму. Он сам делает заказ, а она думает, что спросить сначала.

- Я всегда старательно убеждал себя, что это время точно такое же, как любое другое, и это работало, а в этот раз не сработало, - он сидит весь такой собранный, спина прямая, рубашка пошита идеально, а в глазах ничего общего со спокойствием и уверенностью, она видит в них такую же панику, какую чувствует в себе. - Мне на ум пришёл лишь один человек, кто сможет меня понять, и вот я здесь.

- А, я кажется ждала твоего появления, - улыбается ему Хината. - Я что-то запуталась совсем, всю жизнь думала одно, а тут оказалось совсем другое и я совсем потерялась. Думала, что хотя и не знаю чего хочу, но понимаю кто я есть, но разве можно понимать такое?

- Ты злишься, злоба заставляет задавать много вопросов.

- Я не злюсь, - качает головой Хината, - я ненавижу. Ненавижу её. Она ушла, оставила меня, всех нас, зародила в душе это бесконечное чувство, что тебя снова и снова отвергают, а ещё не успела передать то, что должна была. Как быть собой, как быть женщиной, как быть сестрой, как научиться любить. Она ушла, а вместе с ней и каждая крупинка того, кем я могла стать, а я даже не знала, что во мне не хватает столько частей. Это даже не поломка, я просто никогда не была до конца собрана. И, поняла это слишком поздно, когда успела многое испортить. За-то поняла, что ненавижу её, от этого стало легче. Только не думаю, что надолго, - она усмехнулась, отпив горячий зелёный чай из большой белой кружки. На ней красовалось чёрно-белое дерево, как и на вывеске при входе. Хината ждала, когда он скажет, как это глупо, ведь это было не её вина, в этом вообще никто не был виноват.

- Понимаю, - просто ответил он, смотря Хинате в глаза, ей пришлось поверить, он и правда понимал. - Я тоже ненавидел её, долго, почти так же сильно, как его. Всё это было одним сплошным клубком из ненависти, порочный круг, бегая по которому я только всех обвинял. Пока моя душа медленно погибала, теряя всё, что делало меня мной, да вообще человеком.

- И, что произошло? Как ты изменил это?

- Я узнал, что стану отцом, - брат улыбнулся, и она могла поклясться, что ещё никогда не видела такого яркого блеска в его глазах. Это был уже не тот Неджи Хьюга, которого она знала.

- Но, - запнулась Хината. Она бы поняла, если бы брат сказал, что любовь к Тентен всё для него изменила, но предстоящее отцовство, - нет, - Хината покачала головой, отказываясь в это верить, - ты узнал об этом всего полгода назад.

- Представляешь, сколько лет я потратил на ненависть, - всё ещё улыбаясь, произнёс брат. Хината не представляла. Со смерти их матери прошло уже тринадцать лет, все эти годы она и близко такого не испытывала, Хината грустила, оплакивала, старалась не забыть то, что ещё помнила, хотя никто не стремился сохранить эти воспоминания, никто не помогал ей в этом. Но, Неджи, если он всё это время чувствовал себя так, как Хината лишь пару дней, то она не могла себе представить, как всё живое не сгорело в нём. Хотя, Хината снова посмотрела на брата, он был очень близок к этому, с этим сложно спорить. Просто Хината всегда полагала, что это из-за отца, она не могла подумать, что это из-за обоих их родителей.

- Почему ты никогда не говорил об этом? - это то, что они должны были, обязаны были делать друг для друга. Говорить, вспоминать, разбираться, он помнил её лучше всех, не считая отца, а Хиаши давно не следовало считать. Столько времени потрачено зря, это бесценное время, которое было дано им на то, чтобы пережить потерю, научиться с ней жить, а теперь вот что. Никто из них этого не умеет. А, Хината превращается в одну большую червоточину, к которой опасно приближаться другим людям.

- Потому что во мне тоже многих деталей не хватает, она и меня должна была научить, как быть человеком, как чувствовать, но у меня был только отец, который учил, как быть мужчиной, - Неджи заправил невидимую прядь, выбившуюся из его идеальной причёски, - мужчиной, который ничего не чувствует. Как он сам, - Хината ожидала, что брат скажет это со злостью, как обычно, но нет. - Сам его вид всегда заставлял меня взрываться, ничего не мог с собой поделать, но это только мой собственный эгоизм виноват, теперь я это понимаю, когда сам обрёл женщину, которая делает меня человеком. Мы уже не дети и нам пора понять, что в чём-то, он потерял больше нас. Души мы сохранили, а его умерла вместе с ней.

Хината закрыла лицо руками, пытаясь уложить всё это в голове, всё, что итак знала, не могла не знать. Но она никогда не шла в нужном направлении, никогда не делал того, что должна была. Не стала хорошей дочерью, которая не даёт отцу закрыться в собственном аду. Не стала хорошей старшей сестрой, которая показывает пример младшей, учит её тому, чему мать не может. Не стала хорошей младшей сестрой, которая держит брата за руку, чтобы и ему стало легче и самой было не так страшно. Хината не научилась быть хорошим человеком, ведь проще было делать то, что ничего от неё не требует. Не бежать и прятаться, а просто стоять на одном месте, окружая себя вещами и людьми, которые это поддерживают.

- Я не понимаю, что должна чувствовать, - сквозь ладони беспомощно произнесла Хината. Стоит чему-то показаться логичным, как эта логика тут же исчезает, уступая место очевидной глупости. - Скажи мне, - требовательно начала Хината, опустив ладони, - скажи, что мне чувствовать.

- Ты знаешь, что я не могу, никто не может, - с лёгкой улыбкой ответил ей Неджи, Хината нахмурилась на его весёлость, у неё тут мир по тысячному разу за день рушится, а он не понимает будто. - Мы раз за разом переживали стадии принятия, забывая собственно об этом самом принятии, пора двигаться в этом направлении, пока не поздно. У меня больше нет права на ошибку, но у тебя есть время, чтобы разобраться в себе.

- В чём там разбираться, - угрюмо пожаловалась Хината, нагибаясь к столу, она уложила голову на сложенные ладони, даже не пытаясь что-то понять, что-то ощутить. - Я проклятая червоточина, вот и всё. Надежда лишь на то, что никого этим больше не задену.

- Ты имеешь ввиду кротовую нору, через которую можно путешествовать во времени? Или это какая-то отсылка к тьме в сердце, как у Белоснежки в «Однажды в сказке»? - Неджи вздохнул, когда сестра явно определилась в своих чувствах, выбрав быть потрясённой. - Что? Тентен беременна и не ходит на работу, много сериалов смотрит, так что я теперь такой же, как ты.

- Короче, знаешь что, - отойдя от шока, заявила Хината, хмуро глядя на брата, - ты только что убил прекрасную поэтическую метафору моего состояния, только и всего.

- Хочешь я отпрошу тебя со школы на пару дней? Уверен все поймут, - вместо того, чтобы обращать внимание на её метафорическую истерику, предложил Неджи. Звучало заманчиво, но Хината знала, что вдали от источников проблем проблему не решишь, а ей нужно во многом разобраться. Понять, что было правдой, а что нет, и сколько решений она успела принять ошибочных, которые не сможет вытянуть, просто потому, что больше ничего о себе не знает.

- Не нужно, но спасибо за предложение, - озвучила свои мысли Хината, - я уже какое-то время выплёскивала свой внутренний хаос на людей, которые меня окружали, надо с этим разобраться.

- Хм, - ответил на это Неджи, обдумывая что-то ещё, а точнее обдумывая можно ли ей об этом говорить. - Ты всегда собирала вокруг себя много людей, - решился Неджи.

- Чего?

- Когда была совсем маленькая. Я это помню ведь часто приходилось забивать на свои дела, чтобы приглядывать за собой, - Неджи нежно улыбнулся своим воспоминаниям. - Всегда поражался, что ты ни на кого не похожа, улыбаешься всё время, даже отцу, а тогда он знатно меня пугал своим хмурым лицом, хочешь не хочешь, а думаешь, что виноват. А, тебя ничто не брало, и дети на площадке всегда к тебе тянулись, ты делилась игрушками, угощениями, ничего тебе было не жалко для других. Если хочешь моё мнение, вот такая ты и есть настоящая, и ничего не изменилось с тех пор. Мама бы поняла почему ты так злишься, - Хината ахнула, находясь на грани слёз. Неджи протянул руку, чтобы накрыть трясущуюся ладошку сестры, - но даже так, гордилась бы тобой, ведь ты сохранила то, что остальные утратили с её уходом. Не смей думать, что ты где-то сфальшивила. Хината, - она подняла глаза на брата, хотя едва видела его сквозь пелену непролитых слёз, - ты хороший человек. Ты спасала меня столько раз, просто я не знал этого раньше. Теперь знаю, и прощу прощения, что не сказал этого раньше. Я стану лучше, стану братом, который тебе нужен.

Прощаясь он обнял её, делая первый шаг на новой избранном им пути. Она вдыхала аромат его парфюма и куталась в тепло, исходившее от его тела. Она уже давно не была настоящей младшей сестрой, когда можно поведать свои беды старшему брату, сильному и смелому. Да, они многое утратили, но у них оставалось ещё больше, теперь она понимала, что это нужно беречь, пока и оно не растаяло, как дым. Когда он поймал готовые упасть слезинки в уголках глаз, почувствовал, что это уже было, они уже были в этом моменте много лет назад. Она переживала за деревья, которые могут замёрзнуть и было готова заплакать, а он не дал. Это был, кажется, последний момент, когда он был хорошим братом. Теперь таких моментов будут больше. И начало он положит прямо сейчас.

- Я люблю тебя, сестрёнка, - Хината шмыгнула носом и больше не смогла сдерживаться, слёзы впитывались в рубашку Неджи, пока она плакала, уткнувшись в него. Ей стоило сделать это раньше, как дождь смывает пыль с листочков, так её слёзы промывали тьму на сердце, делая её чуть светлее, превращая всё зло, что таилось глубоко в светлую печаль, которая навсегда остаётся с тобой.

- Я люблю тебя, нии-сан, - в его воображении, это сказали сразу две Хинаты, одна кроха в смешных варежках, когда он нашёл решение её вселенской проблемы, а вторая совсем взрослая, которая сама найдёт ответы на мучающие её вопросы. А, он будет рядом.
Хината смотрит, как он уходит.

Maren Morris - Kingdom of One

Она снова одна, и возвращается то, что не сможет отступить так просто. Легко быть целой, когда рядом тот, кто заполняет пустоту, но в этом и есть её проблема, придётся учить быть целой самой по себе. Хината надевает наушники, ей нужно проникнуться этой мыслью. Одна. Сама по себе. Одна и это нормально. Марен Моррис помогает найти верный настрой. Хината слушает её внимательно.

«Всё, что ты можешь дать, всё, о чём ты можешь просить, всё, чего ты так страстно жаждал, ничто не сравнится с тем, когда нет ничего святого. Никто не защищён».
Она возвращается, просто идёт туда, где должна быть. Червоточина чувствует, что Хината больше не защищена поддержкой и пониманием Неджи, она пульсирует, пытаясь отдать всю свою тьму. И, Хината соглашается посмотреть, что будет.

«Так ты хочешь поиграть в бога? Ну хватит! Это всё, что у тебя есть? Ну хватит! Ты готов продать свою душу? Сжечь всё, всё, что ты любил? Ты наконец-то не имеешь себе равных…».

Хината плывёт в этой тьме, что разливается вокруг, преодолевая пределы её тела, накрывает всё вокруг, как чёрное пламя. Она позволяет этому происходить, чтобы увидеть каким разрушительным бывает заблуждение. Как страшно бывает, когда не знаешь, что ты такое и где твоё место.

«В королевстве одного».

Она ещё не на самом дне, ещё рано, ещё мало. Нужно ниже, больше тьмы. Хината позволяет себе злиться, ненавидеть, бояться, смущаться. Всё и сразу. Больше. Опаснее.
«Копай глубже, намного ниже, потерянные души, скорми их воронам, адский огонь согреет тебя. Всё, что ты можешь дать, всё, о чём ты можешь просить. Взгляни в своё сердце: в нём же ничего нет».

Она просыпается, шаг ускоряется, она не знает цели, но она понимает, что идёт, идёт вперёд, каким бы хрупким, бесполезным не была механизмом, а она здесь, значит так и должно быть. Значит пора дать этому шанс. Больше никаких пустых обещаний, никаких вольностей. Без жертв. А, она многих успела втянуть в свою тьму, начав ломать и их судьбы. Не отступать, не бояться. Пора принять. Смотреть открыв глаза, она никогда не ошибалась в этом, она видит лучше многих, но смотрит не туда.

А, сейчас она смотрит в голубые глаза, что возникли на её пути так стремительно, но не как ответ на пустые мольбы, а как символ начала. Это всё сделал он, помог ей увидеть себя, всю тьму и пустоту. Сказал, что это не стыдно, чувствовать, чем бы оно ни было. Всё, что внутри тебя - свято, достойно, но прежде чем делить это с кем-то, нужно принять самой. Наруто предлагает ей вернуться на тот путь, который она начала. Пусть тогда она ещё не была так открыта самой себе, не видела настоящих причин многочисленных трещин на своём сердце, но ему всё равно. Он стоит на её пути не потому, что кто-то разбил её сердце. Это невозможно, оно не может разбиться, оно ещё не научилось любить. Он здесь потому, что уже догадывается, что является единственным настоящим в её мире иллюзий.

Наруто протягивает руку, отнимает её наушники, как уже делал, когда они были в начале пути. Он надевает их на себя, мелодия нарастает, Хината слышат, а теперь слышит и он.
«Так ты хочешь поиграть в бога? Ну хватит! Это всё, что у тебя есть? Ну хватит! Ты готов продать свою душу? Сжечь всё, всё, что ты любил?».

Наруто забирает из её кармана и плеер, уходит, давая ей возможность выбрать самой. Он не удивлён, что все смотрят на них, они тоже ждут, что она скажет. Никто из них не понимает, кто такая Хината, но думают, что хотят узнать, если она даст им шанс, ещё один. И, себе тоже. Она слушает, что думает её червоточина на этот счёт, но она молчит, ещё бы, Неджи одержал победу в этом бою, лишив её голоса. Хината знает, что тут никогда не ошибалась, её место там. Среди них.

«Пепел к пеплу, прах к праху, всё восходит к богу в небесах. Обронишь слезинку, прольёшь кровь, нет, ты не в силах дать столько, сколько нужно. Ты наконец-то не имеешь себе равных…».

Круг становится правильным, в этом механизме из таких разных людей, Хината является шестерёнкой, без которой всё разладится. Она понимает это сразу, как только занимает своё место между Кибой и Шино. Так же отчётливо, как то, что они знают. Но это ничего. Жалость в их глазах очень старается спрятаться, и она благодарна за это. Ей не нужно королевство на одного, она постарается разделить всё, что у неё есть с ними, и пусть это будет боль или тьма. Они кажутся готовыми это принять.

Как и тот, чьи глаза горят ярче других. Она смотрит на него, он смотрит на неё, этим они меняют условия своего пакта. Никаких извинений, никакого отвлечения, только дружба, настоящая дружба.

***

Никто ничего не понял, но все выдохнули, когда последний урок закончился. Если бы их всех спросили, что они думают про этот день, то каждый бы сказал, что он был паршивым. А, вот на вопрос почему - все бы замялись и ничего не смогли ответить. Будто пережили день в картине Дали, где длинноногие слоны и голые сиськи, или деревья, как затылки. Словом, хрень полнейшая, пока кто-то умный не пояснит, что тут к чему. Никого умного среди них не нашлось и пояснить никто ничего не смог, поэтому все радовались, что можно уже вернуться домой.

Хината была готова признать свою излишнюю драматичность, но тут уж ничего не поделаешь, она, конечно, попытается стать относительно нормальной, чтобы жить дальше и наслаждаться этой жизнью, но странность это та часть её существа, которая никуда не денется, это она знала точно. Хоть что-то в бесконечном ворохе незнания. Пора было малость вернуться из безумного мира метафор в настоящее, чтобы совсем не потеряться в сюрреализме жизни.

Что-то ярко-красное привлекло её внимание. Хината похлопала глазами, прогоняя остатки полусна, в горячке которого провела весь день. Это оказался Гаара, вполне реальный Гаара. Он мыл доску, рядом больше никого не было, Хината нахмурилась, сама не поняла, когда это случилось, но в его одиночестве было что-то не так, очередная системная ошибка.

- Эй, - позвала Хината, приближаясь к парню. Красноволосый обернулся, озадаченно выгнув бровь. - Почему ты занимаешься этим один, где твой напарник?

- Сай ушёл раньше, ещё на обеде, - пояснил Гаара, ничего этим не поясняя. Хината недовольно развила руки, чувак, ну, кто там объясняет. - Кажется ему кто-то позвонил, что-то с его опекуном, или вроде того.

- Вроде того? - взвилась Хината, вот стоит на секунду отвлечься на экзистенциальный кризис, как всё летит к чёрту. - Что это значит? Что случилось? Что он сказал? Это серьёзно? Ками, а если это серьёзно, ты хоть что-нибудь знаешь?

- Нет, - и всё, гениально, Хината была готова впечатать хмурого Гаару в грёбанную, и кстати всю в разводах, рабочую доску. Она порычала на него и начала искать свой телефон, поганый этот гаджет, который никогда не находится, когда нужен, правильно на неё все ругаются из-за этого.

- Чёрт, - сдалась Хината, ладно, сейчас она не может решить вопрос с Саем, но может с Гаарой, всё по порядку, хватит уже бежать за всеми подряд. - Ладно, из дома позвоню и всё выясню, но на будущее, ты должен был у него всё разузнать. Мы одна команда.

- Неужели? - с издёвкой спросил Гаара, Хината замерла, как олень в свете фар. - До каких пор? Пока ты не решишь, что тебе это не нужно?

- Справедливо, - ничего не скрывая, ответила Хината, - я столкнулась с целым ворохом всякой херни, в самой себе, но поверь, там нет ничего такого, что заставило бы меня бросить вас, нашу команду, тренировки. Ни за что, это то, что я о себе знаю. Я - Хьюга, и я боец, без вариантов. Веришь?

- Верю, - ответил Гаара после долгого и пристального изучения девчонки, Хината уже взвыть была готова от того, как много времени ему понадобилось.

- Вот и хорошо, - улыбнулась Хината, радуясь, что всё ещё способна на такое простое действие. - Дай-ка сюда эту штуку, - она выхватила тряпку из его рук прежде, чем он успел сообразить, - только грязь разводишь.

- В этом нет…

- Ой, да заткнись ты, и просто смирись, что я тебе помогу, - отмахнулась от него Хината. Гаара почёл за счастье заткнуться и не мешать ей.

- Да. Мы поможем, - раздался третий голос, вызвавший у Хинаты мурашки по всему телу. Он, конечно, позволил ей вернуться и они пялились друг на друга очень многозначительно, но это не значит, что они всё уже уладили, или что она готова столкнуться с ним вот так, нос к носу.

- Да, ладно тебе, староста, что у тебя дел больше нет, мы тут быстро управимся, - сказала ему Хината, давая шанс убежать. Ага, Узумаки шанс убежать, и за кого она его принимает, за саму себя?

- Вот ещё, - не терпящим возражений тоном заявил парень. - Если ты отдежуришь сейчас без меня, то потом я не смогу поменять их дежурство с нашим, ведь тогда у тебя их будет уже три. Так что, просто заткнись и смирись, - Хината так и сделала.

- Издеваешься? - ворвалась в класс разгневанная блондинка, чем перепугала всех присутствующих.

- Что ты здесь делаешь, Темари? - спросил Гаара, прожигая взглядом сестру, собственно она от него в этом не отставала.

- Что делаю? Тебя ищу, у нас отработка вообще-то, а ты тут что, - она указала на всё вокруг, включая Наруто и Хинату, - хренью какой-то занимаешься.

- Чёрт, точно, отработка, я забыл, - нахмурившись, устало потёр виски Гаара, - скажи сенсею, что я отдежурю и подойду. Задержусь потом, ничего страшного.

- Ничего страшного, - вступила Хината, - ты иди, а мы тут сами справимся, - она как-то подзабыла, что это будет значить остаться наедине с Узумаки, просто не хотелось, чтобы Гаара ещё дольше торчал в школе.

- Уверена?

- Конечно, так будет даже проще, вы с Саем потом отдежурите вместо нас, вот и всё.

- Спасибо, - поблагодарил Гаара и двинул вслед за сестрой.

Хината мгновенно ощутила присутствие Наруто в этом огромном классе. Он будто занял всё пространство, куда бы она ни двинулась дальше, всё равно на него наткнётся. От этого хотелось то прикоснуться к себе в одном месте, то в другом, защищаясь, закрываясь, не подпуская его. Хината не хотела снова спорить, или извиняться. Она сказала правду там, на балконе и каким бы паршивым не был день сегодняшний, те слова остались правдой.

- Ну и хрень, - заявил Наруто, чем вынудил её посмотреть на себя. Узумаки стоял скрестив руки и смотрел на неё, но кажется не злился, и вообще вполне искренне считал всё происходящее хренью. - Что с тобой не так, а? В глобальном смысле.

- Даже в глобальном смысле это дохрена всего, я устану перечислять, а ты слушать.

- Где это мы свернули не там?

- Да нигде, - с улыбкой ответила Хината, - мы с самого начала пошли не туда, вот и пришли не туда.

- Логично.

- Ну да.

- И куда пойдём теперь? - совершенно искренне поинтересовался парень. Хината хотела сказать ему, чтобы пошёл дальше один, без неё на загривке, ведь она не может пообещать, что такого не повториться, или что она не вытворит чего похуже. - Не вариант, - произнёс Наруто, Хината удивилась такому заявлению, ведь ничего ещё не предлагала. - Знаю, ты хочешь сбежать, ну, ради моего блага, ибо кто ж вытянет такую психичку как ты, но, как я и сказал, это не вариант, так уже не получится. Ты и я, - он указал на себя, а потом на неё и двинулся ближе, - это тяжело, но это навсегда. Вот так сильно ты въелась в меня.

- Мне жаль.

- А, мне нет, - усмехнувшись заявил Наруто. - Ты умеешь сделать больно как-то так по-особенному, можешь сводить с ума своей твердолобостью, но ещё ты самое лучшее, что произошло со мной за долгое время. Я начинаю подозревать, - Наруто подошёл совсем близко, а Хината с замиранием сердца ждала, что он скажет, - что это ты мой лучший друг.

- Как это возможно? - прошептала Хината, не веря, что слышит от него именно это.

- Ты, что, не веришь в дружбу с первого взгляда? - с широкой улыбкой спрашивает Наруто, изображая натуральный шок. - Не знаю, как, просто это то, что я чувствую. Вот и всё.

- Я хочу, чтобы ты был моим лучшим другом, - призналась Хината, улыбаясь. - И, это то, что я чувствую, вот и всё.

- Значит этот путь мы и выберем? Настоящая дружба? - уточняет Наруто.

- Думаю, да, звучит здорово, - в ответ улыбается Хината. Червоточина молчит, она не в силах говорить, когда рядом Наруто, его свет слишком яркий, а его дружба может залечить любые раны. В это Хината готова верить.

- Погоди, - Узумаки резко меняется в лице, с прищуром осматривая Хинату, - а наш пакт как же?

- Теперь в нём нет нужды, - отвечает Хината, это простой вопрос, а то она уже испугалась. - Ты сам сказал, что пакт наш временный, а дружба останется и потом. Стоило сразу к этому прийти.

- Притормози-ка, - он отчаянно машет на неё руками, Хината пытается сама догадаться, что же такого ему открылось, чего она не видит, но выходит плохо. - А, секс как же? - Хината выпадает в осадок от такого заявления. Этот его секс сейчас ей кажется чем-то совсем далёким.

- Друзья им не занимаются, и это нормально, переживёшь, раньше же справлялся, - а, вот тут червоточине есть за что ухватиться, Наруто в руках другой вызывает приступ тошноты, но Хината так много всего пережила сегодня, что списывает это на весь грёбанный день.

- Хрена с два, - категорично заявляет Наруто, - нужен другой путь. Путь, подразумевающий секс. Я ещё не натрахался с тобой, так что ничего не знаю. Ты обещала секс на футоне, что за хрень, а?

- Какой же ты невозможный, - стонет Хината, и понимает, что на грани дикого смеха. Ведь это и правда смешно. Она всю дорогу ищет смысл своего существования, теряется в каких-то сложных материях, переживает кризис за кризисом, а у человека вон какая трагедия - не будет секса, с ней. - Не знаю, что тут можно поделать.

- Секс тут можно поделать, вот что.

- Я не…

- Дай подумать, - Наруто ходит из стороны в сторону, замирает будто пришла идея, передумывает и снова ходит. - Ладно, мы друзья, с этим всё ясно, но я лично не вижу никаких проблем с тем, чтобы заниматься сексом. Это полезно, это приятно, и никому не может навредить. Думаю, секс это неотъемлемая часть нашей оригинальной дружбы.

- Ты же понимаешь, что можешь получить для этих целей кого угодно? Любую, - устало спрашивает Хината.

- Ну, тут ты загнула, уж не любую, но я и не хочу любую, хочу тебя, - касаясь её щеки, говорит Наруто. - Ты же чувствуешь, что это правильно? - с этим сложно спорить, она знает, что это правильно, хотя должно быть неправильно.

- Если это опять всё испортит?

- Больше никто ничего не испортит, - уверенно говорит Наруто, она хочет верить. Узумаки сокращает дистанцию, но замирает, остальная часть пути для неё. Хината решает как будет правильнее, она пытается представить мир, где не идёт до конца, где не целует его. Ничего хорошо в таком мире нет. Она приподнимается на носочки, и их губы встречаются, снова, но как в первый раз. Он теряется в её вкусе, а она хватается за его волосы, отдаваясь восхитительному моменту.

- Какого хрена? - они отскакивают друг от друга. Кто-то всё-таки решил всё испортить…



Прочитали?
2
Данил ПавловНика Кардакова


Нравится!
3
Не нравится...
0
Просмотров
760
Оценка материала: 5.00 Отвергнутые. Глава 14 5.00 0.00 3 3
68 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма , AU , Романтика , Гет 
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?
Одобрил(а): Александр 2 февраля в 08:19
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

2 комментария

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Аноним 1 3 февраля в 20:592022-02-03 20:59:59
Никогда так фанфики не интриговали так сильно, жду проду с нетерпением


Пользователь
Ника Кардакова   2 февраля в 15:302022-02-02 15:30:51
жду проду с нетерпением


1   



P.S. В связи с частыми нарушениями авторских или иных прав, плагиате и т.д. была введена данная табличка у авторов рейтингом ниже 200 баллов, если вдруг были выявлены нарушения, пожалуйста :
ознакомьтесь c предупреждением/правилами размещения
и примите необходимые меры, сообщите об этом Администрации сайта
Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже