Отвергнутые. Глава 17

Шапка фанфика
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма, AU, Романтика, Гет
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Глава 17. Осеннее равноденствие.
***

Хината провалялась в кровати почти до часу дня и чувствовала себя, на удивление, бодрой, а не варёной, как бывает, когда выкидываешь подобные фортели, то просыпаясь, то засыпая. Наверное, здраво рассудила Хьюга, всё это влияние целебной силы секс-марафона, который они с Наруто устроили. Девушка заулыбалась, как умалишённая, когда поняла, что количественное число секса у неё больше нельзя посчитать пальцами на руках. Жаль, что за такие достижения не выдают медальки, как у АА.

«Поздравляем с двадцатым сексом, так держать» - уже представила себе брюнетка. Если держаться хоть половины их темпа, то она ещё до конца месяца может получить пять таких медалек. Настроение портила только вчерашняя, эм, точнее сегодняшняя, утренняя встреча с Хиаши, казалось, что отец не собирается оставлять без внимания такое, а раз никаких воспитательных приёмов не было раньше, то Хината понятия не имела, чего можно ожидать.

Выбравшись из кровати и смыв с себя следы бурных выходных, Хьюга на цыпочках прокралась в сторону кухни, где слышала какую-то возню. Только увидев, что это Ханаби воюет с духовкой, старшая сестра расслабилась.

- Что, решила подорвать дом? - смачно зевая и растягивая затёкшее тело, осведомилась Хината. Младшая, на удивление, была рада её видеть и даже не отреагировала на остроту, видать давно пыталась что-то запечь.

- Слава ками, - мелкая, как самый известный тасманский дьявол в истории мультипликации, накинулась на сестру, - я тут чуть с ума не сошла, понятия не имею, как работает эта хреновина, - причитала сестра, грозя маленьким кулачком духовке. - Все дни питалась едой навынос, - Ханаби многозначительно указала на коробки, сваленные в углу. - Так что, знаешь ли, дом чуть не развалился из-за твоего отсутствия, - Хината ничего не смогла с собой поделать, улыбка сама расползлась на лице, и никакого стыда, даже стыдно стало. - Итак, - отрываясь от сестры, протянула Ханаби, - как твои выходные?

- Вау, сложный вопрос на самом деле, - ответила Хината, она и сама ещё не успела толком понять, что произошло и что ещё может произойти из-за этих выходных. Старшая Хьюга предпочла занять руки исправлением запеканки с курицей, шпинатом и гречневой лапшой, которую пыталась приготовить Ханаби. Правда вместо курицы были бобы и грибы, снова напомнившие Хинате, что в эти дни мясом не разживёшься. - Почти, - усмехнулась Хината. - Иди сюда, смотри, - Ханаби охотно послушалась, и с радостью дорезала то, что забыла и добавляла то, что не успела (по её собственным заверениям). - Нажимаешь вот сюда и готово, так, думаю хватит четвёрочки, - сестра покивала, поражаясь, как всё оказалось просто. - Ты готовила на всех?

- Ага, папа сегодня дома, - улыбнулась Ханаби, но улыбка быстро растаяла, она заломила пальцы, как делает Хината. - Знаешь, я как-то волнуюсь за него, в последнее время его трудоголизм не знает границ, думаешь что-то могло случиться, чего мы не знаем? - Хината задумалась, она понимала, что время для Хиаши, как и для всех остальных, сейчас не простое, не хотелось думать, что он забил на дом из-за проблем.

- Не думаю, - уверенно ответила Хината, - просто время такое, знаешь, - брюнетка была готова сунуть голову в духовку от своей неспособности назвать вещи своими именами, конечно, Ханаби итак поняла, но, как и годы до этого, старшая Хьюга использовала бесцветные, обезличенные слова, когда говорила о годовщине смерти Хацуми. Наруто отвлёк её даже от мысли, что это через три дня, аккурат на осеннее равноденствие, на Хиган, будто если бы это был обычный день, то никто не смог бы потом его вспомнить.

- Наверное, - неохотно согласилась Ханаби, из-за того, какими пустыми стали глаза сестры, Хината пообещала себе присмотреться к Хиаши лучше, вдруг они и правда что-то упускают.

- Добрый день, - Хината скривилась, но всё же кивнула Нацу, та, на удивление, только улыбнулась и никак не отреагировала на поведение будущей падчерицы. Ещё один странный звоночек раздался в голове Хинаты, ох, и не к добру это всё было.

- Нацу-сан, - Хината прыснула от смеха, неудачно замаскировав его под капель, когда увидела лицо Ханаби, она вероятно хотела быть такой же не вежливой с нянькой, пока сестра её прикрывает, но забыла и поздоровалась раньше, чем успела понять, зато выражение, скорченное ею оказалось бесценным.

- Как приятно, вся семья в сборе, - объявила Нацу, приторно улыбаясь кому-то за спиной Хинаты. Брюнетка обернулась, Хиаши замер между коридором и кухней, кажется неслабо контуженный таким сборищем. Она только сейчас разглядела глубокие морщины на лбу и чёрные мешки под глазами отца, он и правда выглядел не очень. Хината не успела что-то спросить или сделать, как Нацу развела бурную деятельность, доставала тарелки, накрывала на стол и помыкала Ханаби, заставляя девочку помогать. Старшая дочь только перемещалась по кухне, уклоняясь от остальных, чтобы не мешать. Она всё ещё стояла за кухонным островком, когда у Нацу уже всё было готово, даже запеканку, которую сёстры сделали, мачеха уже выставила в центр стола.

Они дождались, когда Хиаши займёт своё место за столом, он всё ещё был растерянным, но благодарно принял протянутую тарелку и палочки. Нацу успела занять место по левую руку, Хината была не против пустить ближе Ханаби, но сестра сама села так, чтобы вынудить старшую быть ближе к отцу. Хината постаралась сдержать вздох разочарования. Раздался ещё один предупредительный звон, пришлось его проигнорировать.

Хината уже чувствовала, как ноет спина от попытки сидеть ровно, хотелось буквально распластаться на столе, но она стоически медленно работала палочками, стараясь отвлекаться на боль, а не зудящее чувство от того, что кто-то смотрит. Хьюга знала, что это Нацу, и то ли боль, то ли раздражение от ситуации, но она не выдержала и подняла глаза. Бледно-серый цвет выдавал в будущей мачехе члена семьи, Хинате снова показалось это диким, средневековье какое-то, честное слово. И, она была права, Нацу сидела не отрываясь пялясь на Хинату, при этом гадкая улыбка так и застыла на бледных губах. Её волосы, едва касающиеся плеч и отдающие болотно-зелёным в свете солнца, что проникал через двери-сёдзи, окружающие столовую, собрались с одной стороны лица из-за того, что нянька наклонила голову, как любопытная собака.

- Что? - Хината поняла свою ошибку сразу же, как резкий вопрос сорвался с губ, но перемотать время назад было невозможно. Хиаши отвлёкся от своих мыслей на происходящее, ему открылась удручающая картина, Нацу выглядела невинным агнцем, столкнувшимся с неприкрытой агрессией его старшей дочери. Это было совсем не похоже на Хинату.

- Прости? - сама невинность, прямо ангел во плоти. Хината опустила глаза, не много сгорбившись, теперь уже под тяжёлым чувством от взгляда отца.

- Хината, - его голос был ровным и тихим, но Хиаши итак никогда не кричал, он всё мог высказать лишь бесцветным шепотом, убивающим наповал, - тебе следует извиниться за грубость.

- Извини, Нацу, - процедила Хината, выдавливая улыбку, - не думала, что мой вопрос прозвучит так грубо, - она откашлялась, давая себе время собраться, - так, ты что-то хотела?

- Нет, - ответила Нацу. Все быстро потеряли интерес к стычке между девушками, вот только мачеха так и пялилась на Хинату, звон в ушах стал вполне реальным, а не метафорическим. Хьюга, наконец, догадалась в чём дело, и что означает эта улыбка няньки. Она всё знает. Наверняка подслушивала, когда Хината говорила с Ханаби и теперь будет ждать удобного момента, чтобы доложить Хиаши о том, где и с кем его старшая дочь провела все выходные.

Запеканка поросилась обратно, но Хината сдержала порыв облевать обеденный стол, он влетел Хиаши в копеечку, и после такого никто уже не захочет собираться за ним. Брюнетка рассудила, что если бы Нацу хотела, то уже всё выдала, нужно просто не давать повода, а лучше - забить и пусть будет, как будет. Ей почти восемнадцать, если кто-то ждал, что при отсутствии должного контроля, она вырастит разумной, вот вам сюрприз - так не бывает. Когда Хината определилась, что отец сам виноват, нервы перестали звенеть. Она решила, что сможет пережить этот неожиданный воскресный обед.

- Скоро Хиган, - Хиаши сам завёл об этом разговор, - знаю, что утратил контроль над домом, в последнее время, - Хината едва удержалась, чтобы не закатить глаза на это преуменьшение века, - но, думаю, стоит уделить этому время сегодня, у вас, девочки нет никаких других планов? - он обращался только к дочерям. Ханаби и Хината переглянулись прежде чем утвердительно кивнуть, вообще-то они и подумать не успели, были ли у них какие-то другие планы, но Хиаши редко предлагает что-то сделать вместе, нужно пользоваться такой возможностью. - Всё требуется привести в порядок, - добавил Хиаши, его кадык дёрнулся, как и рука Хинаты, сжимавшая палочку. Они не сговариваясь дёрнули головы в сторону закрытой комнаты, но вовремя себя одёрнули. Хината задумалась, знает ли отец, что туда ходит только Ханаби?

- Да, отец, - ответили девочки, низко склонившись над столом. Хината пыталась представить, как такие обеды проходят в семье Узумаки, их дом ей подсказывал, что ничего настолько официального им не требуется. Самая простая семья, где все равны, где причина уважения ни в возрасте или статусе, а в том, что они все родные люди. Она бы многое отдала, чтобы оказаться сейчас там…

***

- Отвечай, чёрт тебя дери, пока я не применил холодное оружие, - так и не дождавшись внятного ответа от захватчицы дивана, пригрозил Наруто, вновь размахивая битой перед лицом растрёпанного существа с сиськами. - Слышите меня? Я не шучу, - блондин неловко замахнулся битой, слегка задев собственное ухо. - Ах, ты ж, чтоб тебя!

- Что это ты вытворяешь, детёныш? - Кушина взялась буквально из воздуха, в мгновение ока разоружила сына, отвесила ему ощутимый подзатыльник. - Это ещё что такое? - грозно размахивая деревянным оружием перед лицом отпрыска, спросила рыжая. Наруто потирал голову, одновременно пытаясь отпрыгнуть от грозной матери. Он тут, понимаешь ли, защищает их дом от вторжения, рискует жизнью, и что получает взамен? Никакой благодарности.

- Ну, ма, - принялся канючить Наруто, - посмотри только, тут какое-то существо, оно захватило наш диван, - он неистово тыкал пальцем в вырез халата незваной гостьи, за что получил ещё один подзатыльник. - За что? - возмутился парень. Его жизнь где-то явно свернула не туда, раньше он огребал только от Сакуры, а теперь что? Хината, да ещё мать родная, бьют просто все кому не лень.

- Сдурел совсем? Это моя подруга Мей, - имя женщины Кушина произнесла практически нежно, будто говорила про ещё одного своего ребёнка, она даже погладила ту по голове, - прости моего детёныша, он малость недоразвитый. Ты отдыхай, всё хорошо, - его мать сюсюкалась? В такое Наруто поверить не мог, так сильно, что даже оскорбление пропустил мимо ушей.

- Ты в курсе, что твоё объяснение ничего не объяснило? - снова напал на мать Наруто, когда первый шок прошёл. - Допустим, что это и правда твоя подруга, но здесь она что делает? - Кушина была на грани нового взрыва, когда Наруто повысил голос, чем вызвал очередную порцию стонов подруги. Узумаки быстро смекнул, что лучше бы задавать вопросы тише, пока он в состоянии это делать, а то ведь из комы сложно будет что-то выяснить. - Так что? - прошептал блондин.

Кушина бросила последний взгляд на подругу и за грудки утащила сына в сторону кухни. Наруто даже не пытался сопротивляться. За столом обнаружился Минато, сопевший над кружкой с остывшим чаем, он уложил лицо на руку, его локоть постепенно соскальзывал, пока полностью не сорвался с края стола. Намиказе тут же встрепенулся.

- Я не сплю, дорогая, - промямлил старший блондин, совершенно дезориентированный. Жена и сын уставились на Минато, но Кушина быстро потеряла интерес к нему. - Мы уже дома? - задал ещё один вопрос отец семейства, но и он был проигнорирован.

- Итак, - подтолкнул Наруто мать к тому, чтобы начала прояснять сложившуюся ситуацию.

- Понимаешь, - начала Кушина, прикидывая насколько расширенную версию событий ему преподнести. - Как я и сказала, это Мей, моя подруга…

- Да-да, это та к которой вы поехали на сва…

- НЕТ! - родители закричали одновременно, и бросились на Наруто также вместе, стараясь быстро зажать ему рот. От испуга, Узумаки ничего не успел сделать и оказался прижатым к столу с двух сторон. Предки смотрели на него дикими глазами.

- Фто факое? - попытался спросить Наруто, но руки родителей, перекрывающие доступ кислорода, мешали нормально говорить. - Факого фена? Фаре ухе! Му-у-у.

- Не. Смей. Произносить. Этого. Слова. При. Мей, - чеканя каждое своё слово, произнесла Кушина, грозя пальцем. Они опустили руки, позволяя сыну вдохнуть новую порцию кислорода.

- Кхам-кхам, - зашёлся кашлем Наруто, - почему мне нельзя говорить слово сва…

- НЕТ! - и снова всё по новой. - Издеваешься? - прикрикнула на сына Кушина. Наруто попытался изобразить невинные глазки, но кажется, судя по напряжённым лицам родителей и вздувшейся вене на лбу Минато, его шутку никто не оценил. - Попытаешься ещё раз, и познаешь мой гнев, - вкрадчиво, чтобы до детёныша дошло, прошипела рыжая Узумаки. Наруто кивнул, дальше испытывать удачу он был не намерен.
Всё семейство устроилось за кухонным столом. Кушина барабанила пальцами по столешнице, Минато протирал глаза, пытаясь не зевать слишком откровенно, он рассчитывал, что они отдохнут и развеются, а вышло всё совсем наоборот.

- Так что, - не выдержал повисшего молчания Наруто, - я узнаю почему та женщина заняла наш диван, или нет? - родители переглянулись и Минато одними глазами уступил эту честь жене. Как будто у него был выбор.

- Как тебе известно, - начала Кушина, её сын сразу же понял, что это будет не короткая история, а целое представление, - мы отправились на одно очень важное для Мей событие, но случилось кое что совершенно не предвиденное, - Узумаки сделала театральную паузу, видимо считая, что так нагнетает атмосферу, но в целом, Наруто было плевать, что там произошло, его больше интересовал вопрос, когда это всё закончится. - Этот урод, который так умело притворялся женишком нашей Мей, сбежал, представляешь? - именно в этот момент, Мей решила напомнить о себе очередными стенаниями, так что Наруто вполне мог себе представить, что кто-то не пожелал слушать такое всю жизнь. - Мало того, что он выставил её непойми кем перед родственниками и друзьями, так она ещё денег потеряла, потому что сама всё оплачивала, ух, альфонс, - мать вдарила кулаком по столу так, что тот жалобно затрещал, - но самое противное то, что сбежал он не просто от Мей, а с другой бабой, и с кем бы ты думал? С её хорошей подругой, вот козёл, - Минато погладил жену по руке, чтобы она не распалялась ещё сильнее, рыжая благодарно улыбнулась, хотя ей было самую малость стыдно перед подругой, что её мужчина настолько идеален. - Словом, Мей была так подавлена, что мы с твоим отцом решили пригласить её к нам, пожить пока всё не уляжется, и пока она не встанет на ноги, - Минато кивнул, но судя по его выражению лица, он тут ничего не решал, а был, как Наруто сейчас, просто поставлен перед фактом.

- Л-а-д-н-о, - протянул младший блондин, когда выдержал достаточную паузу, в которую, как предполагалось, он думал о судьбе бедной женщины и посылав всяческие проклятия на голову горе-жениха, даже малость стыдясь, что тоже мужчина, из этого гнусного племени, способного на подобные выходки, - так и, как долго она будет здесь? - вероятно, этот подзатыльник он и правда заслужил.

- Столько, сколько понадобиться, - грозно объявила Кушина, - и, кстати, мы дали тебе выспаться, ведь было довольно рано, когда мы вернулись, - Наруто понял, что концовка этого предложения ему совсем не понравится, стоило притвориться более заинтересованным в судьбе бедной женщины, - но теперь никаких поблажек, и пока Мей гостит у нас, будь добр уступить ей свою комнату.

- Ч-что? - но, Кушина уже ушла, даже не оглянулась на ошарашенного сына, а Наруто только и мог, что хватать ртом воздух, не способный придумать, как решить эту неожиданную проблему. - Мам!

- Не забудь сменить постельное бельё, - крикнула Кушина откуда-то из глубины квартиры.

- Пап! - сын в отчаянной попытке отвоевать своё личное пространство, обернулся к отцу. Оказалось, что Минато благополучно проспал большую часть разговора и проснулся только сейчас, когда его семейство устроило обычный разговор на повышенных. Частое явление. - Повлияй на неё, ты должен что-то сделать, - умоляюще произнёс Наруто, но встретил только сочувствующий взгляд отца. Хорошо хоть не рассмеялся в лицо, подумал Наруто, на его-то просьбу повлиять на Кушину.

- Думаю, что это ненадолго, - стон Мей подтвердил, что отец врёт и знает об этом, - ей просто нужно придумать, что делать со своей жизнью дальше, - ещё один стон то ли подтвердил слова Минато, то ли опроверг, Наруто склонялся ко второму.

- О, ками, эта женщина здесь навсегда, - обречённо опуская голову на сложенные руки, прокомментировал Узумаки. Он дал себе пару мгновений, чтобы переварить всё случившееся, но Наруто не был бы собой, если бы долго унывал. Блондин встряхнулся, похлопал себя по щекам, ударил кулаком в раскрытую ладонь. Минато даже отпрянул, так ярко запылали глаза сына. - Не время сдаваться, уверен, что если мы возьмёмся всем миром, то быстро решим эту проблему.

- Пфф, - вставила свои пять копеек вернувшаяся Кушина. Наруто на её провокацию не повёлся.

- Нам всего-то и надо - найти ей нового мужика, и жизнь её наладиться, и она свал…эм, обретён заслуженное счастье, - вовремя поправился Наруто, уже словивший предостерегающий взгляд матери. С имеющимся планом, Узумаки почувствовал себя спокойнее, правда возникли новые проблемы, например, при всей своей сексуальности, которую Наруто успел оценить, Мей явно было больше тридцати пяти, а значит её шансы стремительно катились к нолю, блин, походу этот мужик, который сбежал и был её последним шансом. - Нет-нет, - для себя сказал блондин.

- Уже сдаёшься? - поинтересовалась Кушина. Наруто рыкнул, соображая, где ему раздобыть взрослого, неженатого мужика. Ему - простому школь…

- Да, - победно вскинул кулак Наруто, вскакивая со своему места, - у нас в школе полно нормальных мужиков, и они все свободны, - сын ослепительно улыбнулся сначала матери, а следом и отцу, последний не выглядел обрадованным, ему-то было известно, что захомутать кого-то из его коллег будет сложнее, чем найти стог сена в космосе. - Какаши-сенсей, или Гай-сенсей, давай пап, ты должен устроить им встречу с нашей милой, совсем не старой и не стрёмной Мей.

- Какаши и Гай? Не знала, что они свободны, - удивилась Кушина, - я была уверена, что они давно вместе, - глаз Наруто задёргался от слов матери про его учителей, он нечаянно представил, как Какаши томно шепчет Гаю на ушко пошлости из книг Джирайи, а второй заявляет, что покажет любовнику всю свою силу юности. Вышло так реалистично, что Узумаки больше не сможет смотреть на этих двоих, как обычно.

- Чёрт, - выругался сын, возвращаясь на своё место, готовый снова впасть в уныние. Он посмотрел на мать, которая, кажется, уже готовилась перенести вещи Мей в его комнату. - Слушай, пап, - Минато снова проснулся и приготовился слушать сына, - а, ты не хочешь свою старушку сменить на модель поновее? - дело ведь касается его комнаты. Его любимой, совершенной, во всех отношениях, комнаты, ради неё он готов на всё.
Минато не стал применять физическую силу, но этого было и не нужно, специальный учительский взгляд нормально так усилил только угомонившийся тик.

- Безнадёжно, - констатировал Наруто, - а, может Господин Директор? Уверен, что он протянет до свадьбы, а там уже не наши проблемы, - Намиказе устало покачал головой, в такие моменты, он мечтал о милой, покладистой дочери. - Я цепляюсь за соломинки, - ответил сын, будто это объясняло его поведение и извиняло. - А, сколько вообще должно быть, чтобы жениться? - в конце концов, что, зря он столько друзей заводил? Шикамару вот совершенно свободен.

- Заканчивай этот цирк, - грубо обрубила фантазии Наруто о Шикамару и Мей, лежащих на траве и смотрящих на облака, максимально далеко от его комнаты. - Мей остаётся пока нуждается в этом, а ты иди займись чем-нибудь полезным, - Узумаки решил, что пока ничего поделать не может, зато есть возможность провести время со своей комнатой, которую не увидит, возможно, больше никогда, ибо кто же захочет забрать эти ноющие сиськи, старше тридцати, себе.

Наруто бросился в объятия своей любимой кроватки, прижимаясь к подушке так сильно, что чуть не придушил самого себя. Присутствие здесь этой Мей, уничтожит особую развратную атмосферу, которую они с Хинатой тут установили. Воспоминание о брюнетке, которая всё же сбежала не попрощавшись, вернуло его мысли в более приятное русло. Блондин нащупал телефон в кармане домашних брюк и вышел в интернет. Ками, лучше бы он этого не делал.

Стараниями всё той же проклятой Сакуры Харуно, Наруто теперь состоял в триллионе групп, связанных с деятельностью школьного совета, старост класса и всё такое прочее. Стоило гаджету узнать, что хозяин впустил его на зелёные луга всемирной паутины, тот разразился сотней сообщений, которые посыпались на Наруто, как из рога изобилия. Разные звуки смешались в единую противную какофонию, блондин только успевал примечать отдельные предложения и слова.

- Вот чёрт, - пришлось потратить не мало времени, но пролистав все чаты, Наруто понял, что у Президента уже подгорело из-за завтрашнего Дня почитания старших. Узумаки припоминал, что выиграл самое крутое задание для своего класса, а вот глава школьного совета, помнила об этом совершенно ясно и теперь требовала отчёта о том куда 3-С идёт и что там будет делать. - Чёрт, хрень, чёрт, а-а-а, ну, почему именно сейчас.

Наруто нашёл в одном из мессенджеров группу класса, помощь ему явно не повредит. Блондин спросил не знает ли кто-то, как можно организовать поход в дом престарелых, сам понимая, как глупо это звучит, откуда бы им знать, но ошибся. Хоть тут повезло. Оказалось, что у Тамаки бабушка как раз живёт в одном из таких заведений. Узумаки зажал микрофон на экране.

- Блин, это круто, Тамаки, эмм, то есть, прости, круто не то, что твоя бабушка там, а то, что…не важно. Короче, мы может всем классом завтра запереться туда, или нас выгонят? - парень отправил голосовое сообщение и скрестил пальцы, чтобы всё сработало.

- «Конечно можем, там всегда рады лишней помощи. У многих стариков никого нет, так что и они будут рады, если мы составим им компанию. Там можно поиграть во всякие забавные игры для старичков, погулять с ними и всё такое. Думаю, нас даже покормят. Во сколько ты хочешь туда пойти? Я могу позвонить и предупредить», - ответила через минуту Тамаки. Наруто обдумал новые данные.

- Может, сразу после уроков? Хотя погоди, Самуи пишет, что можно отпроситься с последнего урока, если договориться с учителем, а у нас музыка, Ибису-извращенец нас точно отпустит. Так, значит, пойдём после пятого урока, идёт? Если все согласны отпишитесь, - он уже собирался отправить сообщение, когда вспомнил о чём успел забыть, - ой, Тамаки, а что за место-то?

- «Хорошо, звучит отлично. А, да, называется «Небесная палата», он практически за городом, но туда ходит электричка», - ну и название, подумал Узумаки, но комментировать не стал, он дождался, когда все отпишутся и мгновенно отправил инфу Президенту. Та его даже расхвалила, отчитав тех, кто не так ответственно подошёл к завтрашнему празднику. Жизнь налаживалась.

***

Ханаби протирала пыль в гостиной, когда отвлеклась на странное существо, двигающееся практически на четвереньках по деревянным полам, только задница колыхалась из стороны в сторону, вздёрнутая выше некуда. Ханаби склонила голову, в тщетной попытке понять, где у сестры голова. Хината скользила тряпкой по коридору, обтирая полы, поэтому и раскорячилась так. Только уткнувшись спиной в стену, девушка поняла, что комната закончилась и смогла, наконец, выпрямиться. Волосы, забранные в неаккуратный пучок, выбивались то тут, то там, прилипнув ко лбу, Хината придирчиво осмотрела свою работу, уверилась, что даже воздух в доме стал свежее, прошлёпала босыми ногами обратно, туда, где оставила ведро и длинную швабру, так и не пригодившуюся.

- Уф, кажется, выглядит не плохо, - самой себе, прокомментировала Хината, но Ханаби всё равно поаплодировала, сестре не хватало только таблички с оценками 6.0, для полноты картины, но старшая всё равно чувствовала себя удачной исполнительницей четвертного акселя. Поддержав детский задор Ханаби, Хината, размахивая влажной тряпкой, сделала несколько реверансов. - Согласись, мы справились быстрее, чем могли ожидать.

- Наверное, потому, что ещё не добрались до своих комнат, - убивая весь энтузиазм, сообщила младшая сестра. Хината скорчила недовольную моську, представив, как много пыли успело собраться по углам её комнаты за эти…несколько недель, за которые она подзабила на порядки.

- Умеешь же ты вернуть с небес на землю, - сообщила Хината, плюхнувшись на диван и складывая ноги, в подвёрнутых домашних штанах, на низкий столик, стоящий рядом. - Разве нам так уж необходимо всё сделать сегодня? Что же нам останется на следующие два дня?

- Как ты, - недоумевая, начала Ханаби, - можешь сочетать в себе такую усидчивость и упорство, вместе с беспредельной ленью? Это же просто невероятно, - сестра покачала головой, так что короткие волосы подпрыгнули, падая ей на глаза. Хината только пожала плечами, закидывая руки за голову, что тут можно было сказать, она никогда не думала останавливаться на чём-то одном, даже если это касается личностных характеристик. - Что за звук? - вдруг спросила Ханаби, прислушиваясь к чему-то, Хината последовала её примеру, звучало, как мелодия, до боли знакомая. - Разве это не твой телефон? - старшая сестра даже не удивилась, что кто угодно мог, всегда, раньше неё догадаться об этом.

Хьюга едва не убилась, поскользнувшись на мокром полу, какая вышла бы ирония, пока неслась в комнату, стремясь успеть ответить. Сегодня ей везло, кто бы ни звонил, он был настойчив, Хината успела прибежать, перерыть гору вещей и постельного белья, которые «разложила» в определённом порядке, чтобы распределить, чему требуется стирка, а что ещё прокатит и так. Телефон оказался в одной из наволочек, брюнетка выловила его, уже намереваясь ответить, но когда увидела, кто именно звонит, чуть не выронила трезвонящую трубку.

- Эм, - промямлила Хината, отвечая, - привет, Ино, - она могла ожидать, что это кто угодно, даже звонок от Папы Римского не удивил бы её так, как этот. Понятное дело, что было глупо изводить себя догадками, почему, скорее всего Ино сейчас сама всё пояснит, но мыслительный процесс уже был запущен, подкидывая версии от обычных, до сумасшедших.

- Хината, - бойко произнесла Яманака, но её притворный энтузиазм сдулся ещё до того, как подруга договорила. Хината нахмурилась, вопросов стало ещё больше. - Привет, как дела? - казалось бы, простой обмен любезностями, но он выбил почву из-под ног и всё, что Хьюга смогла ответить, походило на «хм-мр-ам». - Это хорошо, - произнесла Ино, видимо, совсем не вникая в ответы Хинаты. - Можем поговорить?

- Ну, кхм, мы кажется уже?

- Да, точно, - блондинка нервно усмехнулась. Хината подумала, что будь их телефоны с проводами, Ино бы уже его весь намотала на палец. - Это не совсем обычный разговор, для меня, во всяком случае. Даже не уверенна, что должна была звонить именно тебе, но кому тогда ещё? Понятия не имею. Но, ты, конечно, можешь просто проигнорировать, я просто немного переживаю из-за того, что случилось, а ты первая, кто пришёл мне в голову, - Яманака, наконец, замолкла, ожидая, что Хината что-то ответит, но та совершенно потеряла суть разговора в этом бессвязном потоке сознания, которое подруга на неё обрушила.

- Ладно, - наконец ответила Хината, - давай ты начнёшь с самого начала, а то я, если честно, пока ничего не понимаю, - брюнетка вышла из комнаты, чтобы проветриться на свежем воздухе, а заодно уединиться от лишних ушей. - Слушай, как ты вообще? Я имею в виду, вы с Сакурой были в ужасном состоянии, когда мы виделись в последний раз.

- Ай, да, что с нами станется, - ответила Ино, её явно расслабила возможность отвлечься на разговор о себе, эта тема казалась безопасной. - Кстати, спасибо, что выручила, без тебя у нас была бы уйма проблем и домашний арест, лет этак до сорока.

- Перестань, это меньшее, что я могла, ну, там, девчачий кодекс и всё такое, - усмехнулась Хината, получив в ответ такую же усмешку от Ино. - Киба сделал побольше моего, кстати, он упомянул, что это не первый раз, когда он выручает тебя, его семья и правда не возражает?

- О, да, мать Кибы просто святая женщина, она никогда не станет мешать кому-то совершать свои ошибки. Вот бы и моя была хоть капельку на неё похожа, - вздохнула Ино, но тут же смутилась, - я имею в виду…

- Всё хорошо, я понимаю, - Хината успела забыть, что благодаря Саске все знают, что из себя представляет её семья. Она постаралась не зацикливаться на сочувствующем тоне Ино, она не виновата, все люди так реагируют. - Мой отец во многом очень строг и придерживается традиционных взглядов, так что, если что, мне тоже понадобиться такое алиби, - она удачно перевела всё в шутку, поняла это по тому, как легко рассмеялась Ино. - Полагаю, что всё это не те темы, которые ты хотела обсудить?

- Нет, - вздохнула Яманака, она не хотела признаваться даже самой себе, но ей было тяжело решиться позвонить Хинате, наверное, именно потому, что это была Хината. Когда она скажет, какая Ино эгоистичная, ужасная, то будет иметь на это полное право. - Я хотела поговорить про Сая, - сколько бы она не откладывала, а произнести это было необходимо, надышаться перед смертью всё равно не вышло бы.

- О, - таких вариантов направления разговора, Хината не рассматривала. Внутри зашевелилось странное предчувствие, что разговор этот не доставит удовольствия никому из них. А, ещё Хьюга всерьёз опасалась возненавидеть Ино за следующие её слова, если не услышит в них чего-то настоящего. - Что ты сделала? - вышло не-то чтобы грубо, но твёрдо.

- Я бы хотела быть другой, быть такой смелой, как ты, уметь справляться со своими заскоками, вообще с самой собой, но, похоже, я совершенно не способна поступать правильно, делать, что хочется, и не бояться всё испортить, ещё до того, как попробовала, - Хината устало прикрыла глаза рукой. Она так сильно отвлеклась, что забыла о последнем человеке, кому так и не помогла. Было сложно поверить, что всего одна её фраза, оброненная так безответственно, повлияла на стольких людей и даже время не помогло всему улечься, ну, как обычно бывает с такой ерундой, самому по себе. Возможно, в ней говорило её прошлое, которое теперь было перечёркнуто настоящим, но проблема Ино теперь казалась такой мелкой, не серьёзной, что даже не стоила внимания. Если бы она не вплела сюда Сая.

- Ладно, я так понимаю, что все твои метания - моя вина? Ино, знаю, я много чего наговорила, но это лишь потому, что я грёбанный циник, в тех местах, где совсем не надо. Чтобы ты там себе не вообразила, а всё это ерунда, ты не можешь всерьёз верить, что ты враг сама себе, - Хината хотела ещё что-нибудь сказать, что-то важное, весомое, но угрюмое молчание на том конце провода, явственно сообщало, что никакие её слова не помогут.

- Мне нужны эти ошибки, мои ошибки, - в голосе Ино слышалась улыбка, отчаянная, но всё же, - я не знаю, что это значит, но думаю, что только так пойму, наконец, что из себя представляет Ино Яманака. Есть ли там что-то, или это просто красивая упаковка, за которой ничего не скрывается.

- Для этого же не обязательно…- начала Хината, но осеклась. Кого она пытается обмануть, откуда ей самой знать, как познать себя, как понять, что из себя представляешь. Все они лишь набор каких-то интересов и любимых фильмов, они все лишь слепые котята, а один слепой комок шерсти не может всерьёз считать, что способен куда-то привести второго, такого же слепого. - Ладно, я готова слушать. Сай.

- Да, я не горжусь этим, ты должна поверить, я была уверенна, что уже всё рассчитала, что никого не заденет, но порой так сложно отказаться от того, что сама себе запретила. Я поддалась соблазну, но он этого не заслужил, и я даже не знаю, как он теперь. Ты сможешь ему помочь?

- Конечно, - уверенно ответила Хината. Она посмотрела на облака, медленно плывшие по небу, отчётливо представляя себе блондинку, запутавшуюся из-за того, что знает чего хочет, но запрещает себе этого хотеть. Ино встала перед её взором, как настоящая, как если бы стояла прямо перед ней. И, Хината обращалась к этой девушке, которая поправляла длинные светлые волосы, подхваченные ветром. - Ино, - воображаемая блондинка улыбнулась, говоря, что не стоит тратить на неё слова, но Хината знала, что должна сделать последнюю попытку. - Послушай меня, пожалуйста, не закрывайся от того, что я тебе скажу, если, правда веришь, что я вся такая смелая и всё знающая.

- Хорошо, - ответила Яманака.

- Когда намеренно собираешься совершить ошибку, тебя прошлую от тебя новой, отделяет всего одно мгновение, и его всегда хватает, чтобы передумать, сказать себе «стоп». Не закрывайся от этого момента, дай себе возможность найти другой путь. Если…когда, - поправилась Хината, она верила, что не успела нанести непоправимый урон блондинке, - возникнет такой момент и тебе понадобиться друг, набери мой номер, я приду, я помогу.

- Чёрт, Хината, я же тебя совсем не знаю, - со смешком, ответила Ино, - так почему же мне так хочется сказать, что ты отличная подруга?

- Хм, - задумалась Хьюга, - скорее всего потому, что так оно и есть. Всё гениальное - просто.

- Наверное, - всё ещё посмеиваясь, сказала Ино, - ладно, спасибо, что выслушала и вообще. Ты…скажи ему, что мне, правда жаль. Надеюсь, что я не сделала ничего непоправимого, - и, блондинка положила трубку. Как должно быть хорошо жилось Робинзону, когда его слова и действия не могли повлиять ни на кого, кроме него самого, подумала Хината, уже набирая другой номер.

План родился практически сразу, как только Ино произнесла его имя. И, это даже не будет подозрительно. Так она надеялась. Через динамик голос Сая звучал, как обычно, ничто в спокойных нотках не говорило о том, что с парнем что-то не так. Вот только, в случае с Саем, Хината понятия не имела, где притворство, а где его настоящие чувства.

- Привет, - девушка вдарила себе по лбу за такой дурацкий, преувеличенно радостный тон, но, если Сай придал этому какое-то значение, Хината об этом не догадалась. - Ух, слушай, я тут драила дом, в поте лица и работы совсем не уменьшилось, мне срочно нужен повод, чтобы сбежать, как насчёт того, чтобы позвать Гаару и потренироваться? - Хьюга скрестила пальцы и зажмурилась. Никакого плана Б у неё не было.

- Да, почему бы и нет, это будет очень кстати, я как раз хотел кое-что обсудить с тобой, - ровным голосом сообщил парень, - помнишь, ты сказала, что я могу к тебе обращаться, если что?

- Конечно, - ответила Хината, вспоминая, что тогда не была особенно рада перспективе такого развития событий. Как быстро всё меняется. - Встретимся через час?

- Да.

- Осталось самое сложное, - набирая следующий номер, сказала себе Хината, - уговорить парня, которому на всё плевать, поучаствовать в любовно-романтической терапии для парня, которого он даже не считает своим дру…Хэй, привет Гаара, как дела? Если ты чем-то занят - бросай всё, есть идея получше.

***

«Мы должны помочь Саю».

Эти её слова закипали где-то в самой глубине, заставляя буквально вколачивать свои вещи в сумку. Гаара злился, это было привычно, в новинку было злиться на себя. Его поражала эта слабость перед Хинатой, он даже не задумался отказаться от этой затеи, стоило ей попросить о помощи. И, спрашивается зачем? Кто ему этот Сай, странный, отрешённый Сай.

«Мы - команда», - подсказал голос всё той же Хинаты, которая окончательно поселилась в его голове, расположившись со всем комфортом. Гаара зарычал от безысходности и ещё сильнее затолкал в сумку сменную футболку. Он сопротивлялся этому чувству, но ничего не мог с собой поделать. Пришлось признать страшную правду - ему было не плевать. Ведь они стали командой.

Вот так просто, в какой-то неизвестный момент, в его жизнь ворвалась сразу целая куча народу, и за каждого он был готов порвать глотки всем, кто посягнёт на его возможность быть с друзьями. Сам его гнев трансформировался из стихийного бесконтрольного чувства, во что-то более глубинное, не такое тёмное. Гаара давно хотел измениться, но просто не знал, что это будет так пугать и смущать.

Парень постарался сосредоточиться на предстоящем, перестать переживать о своих проблемах и подумать про Сая. В этот раз, его бледное лицо с бесцветной улыбкой, не вызвало отрицательных эмоций, он разглядел его способность действовать быстро и хладнокровно, его бесстрашие, вызванное вероятно глубинными проблемами с чувствами в принципе. В случае, когда такой человек на твоей стороне и прикрывает твою спину, всё это становится качествами положительными. Гаара даже ухмыльнулся от своей молниеносной переменчивости.

- В чём твой секрет, Хината Хьюга? - спросил Гаара у своей пустой комнаты, он вообще не сомневался, что всё это её вина, если уместно так назвать что-то хорошее. Красноволосый в последний раз осмотрел собранную сумку, не хватало мази от ушибов, которую друг семьи делал специально для него. На своем обычном месте, маленькой круглой баночки не оказалось, Гаара решил, что забыл её в ванной, хотя помнил, что такого не было, но уже на пороге вспомнил о человеке, которому запрещал её брать, в последний раз. - Канкуро, - прорычал он, решительным шагом направляясь в комнату старшего брата.

Гаара резко распахнул дверь в комнату брата, приготовившись высказать ему всё о том, почему не следует брать его вещи, и вообще входить к нему без спросу, что может быть опасно для здоровья. Но, комната Канкуро оказалась пуста, что разозлило младшего, он грозно прищурился и направился к Темари, надеясь, что и брат сейчас там, как обычно достаёт сестру своим глупым трёпом.

Первое, что он заметил, была его мазь, спокойно стоящая на прикроватной тумбочке сестры. Гаара даже порадовался, что сможет, наконец, хоть на кого-то выплеснуть то, что вихрилось внутри, мешая нормально думать, даже дышать. Но, слова застряли в глотке, брат застыл на пороге с открытым ртом, когда увидел широкие линии тёмно-сиреневых синяков на руке Темари, чуть ниже плеча.

Сестра дёрнулась, но так и не решила, что собирается сделать, прикрыться, что было уже бесполезно, или наорать на него, что вошёл без стука. Поэтому её тело смогло только совершить неловкое конвульсивное движение, а потом застыло, подобно самому Гааре.

- Что это? - его требовательный, сочащийся неприкрытой злобой, тон, отрезвил Темари. Блондинка спокойно закончила втирать мазь, бьющую в нос резким запахом ментола и можжевельника, закрутила крышку и бросила баночку брату. Гаара по инерции схватил её.

- Ты же за ней пришёл? - спросила сестра, указывая на банку, которую Гаара сжимал в руках. Темари накинула шёлковый халат в стиле кимоно, прикрывая синяки, и спокойно присела в большое плетёное кресло. - Да, посмела, взяла, извините, ваше высочество, - саркастично заметила блондинка, открывая толстый глянцевый журнал, - ох, мне так стыдно, что прямо не могу.

- Хватит паясничать, - взревел Гаара, быстрее, чем он успел подумать, как это выглядит со стороны, парень подскочил к сестре и резко дёрнул её на себя, вынуждая подняться на ноги. Темари скривилась. - Кто. Это. Сделал?

- Сейчас это ты, - прошипела на него сестра. Гаара не сразу понял, что мёртвой хваткой держит её за то место, где увидел синяки. Это отрезвило, красноволосый опустил глаза в пол и отпустил Темари. - Иди куда шёл, хватит притворяться, будто тебе есть дело до кого-то, кроме себя, обойдёмся, привыкли уже. Ой, вот только не надо делать такое лицо, - с противной усмешкой, произнесла сестра, всматриваясь в пристыжённое лицо брата, резко ставшее таким запуганным, практически детским. - Я большая девочка и мне не нужно, чтобы кто-то лез в мои дела. Так что, как я и сказала, ты можешь проваливать.

Гаара не хотел уходить, его всегда гневная, требующая разрушений, сторона, просила его остаться и надавить сильнее, сделать больно, если потребуется, но узнать, кто виноват, узнать имя врага. Лишь то, что сестра сказала чистую правду, помогло ему сдержать этот низменный, дикий порыв. Всё, что он смог, ударить кулаком в стену, схватить свои вещи и покинуть дом.
***

Хиаши успел притвориться, что только что вышел из комнаты и закрывает дверь. Он не знал, зачем подошёл к ней, ведь давно понял, что испугается войти внутрь. Однако, Хината, неожиданно объявившаяся в коридоре, спутала ему и без того плохой расклад. Хиаши успел сделать бесстрастное выражение лица и даже нахмурился, понимая, что его строгий вид спугнёт дочь, и не позволит ей задать ненужные вопросы.

- Куда это ты? - нападать ему всегда удавалось лучше, чем держать оборону, мысль, что отношения с детьми не имеют ничего общего с войной, ему никогда не приходили. Хината теребила лямки рюкзака, слегка напуганная таким интересом Хиаши к своей персоне. - Тренировка? - учитывая её наряд, предположил мужчина.

- Ага, - промямлила Хината, снова словив строгий взгляд Хиаши, - то есть, да, - не для того он давал своим детям образование, чтобы они отвечали, как попало. - Да, отец, у меня тренировка. Надеюсь, ты не возражаешь? Я закончу домашние дела позже, - не иначе, как из-за страха, она собрала волю в кулак и смогла заговорить по-человечески.

- Хорошо, - как всегда лаконично, ответил Хиаши и быстрым шагом удалился. Только когда отец и дочь оказались далеко друг от друга и от закрытой двери, оба смогли выдохнуть свободно.

Хината заставляла себя думать о проблемах, которые ей решить под силу, например, с Саем, она не собирается сдаваться, и вера в Ино никуда не делась, у неё хватит сил убедить друга, что блондинка не потеряна для него, нужно только подождать, когда она будет готова. Чтобы это ни значило. Хьюга так глубоко ушла в свои мысли, что не сразу заметила блондина, замершего в нерешительности перед воротами поместья семьи Учиха.

- Наруто? - парень подпрыгнул, отскакивая от ворот, как от огня. Он не сразу понял, как Хината могла догадаться, что он будет здесь в это время, пока не вспомнил, что девушка живёт в соседнем доме, а судя по виду и рюкзаку, оказалась на улице совершенно случайно.

- А, я тут, - неловко ответил Наруто, зарываясь пальцами в волосы на затылке. Блондин не понял, что хотел этим сказать, но судя по беспокойству в серых глазах и едва заметной улыбке, она итак всё поняла.

Хината смотрела то на блондина, то за забор, где был Саске, который не знал, что его ожидает. Голова начала раскалываться, разбитое сердце Сая, Ино и её закидоны, Сакура, которая совершенно запуталась в себе, а теперь ещё и Наруто, которого хотелось защитить. Слишком много для её одной.

- Эй, дыши, - он погладил её по плечам, Хината даже не заметила, как перестала вдыхать кислород. Наруто отпустил её только когда был уверен, что девушка вышла из ступора. - Иди, куда собиралась, я ведь уже говорил, мы не будем драться, ничего такого.

- Твой оптимизм, который, заметь, ничем не подкреплён, порой страшно раздражает, - нахмурилась Хьюга, - всё это уже слишком, - обводя непонятно что руками, пожаловалась брюнетка. - Хорошо, что я собираюсь драться. Видит ками, мне это нужно.

- У тебя, что, тренировка? Серьёзно? Откуда силы, после того, что я с тобой сделал? - он пытался её отвлечь, и напоминание о самых горячих выходных в её жизни, сработало как надо. Хината покраснела, когда вспомнила, что всегда так реагирует на смущающие моменты.

- Не знаю, как так вышло, но вся эта сексуальная практика каким-то неведомым образом, аккумулировалась в заряд энергии, никогда ещё не чувствовала себя такой живой, - призналась Хьюга. - Ты расскажешь потом, как всё прошло? - прошептала она, уткнувшись в грудь Наруто. От него, как всегда, исходил противоестественный жар, и Хината резко захотела простоять вот так, никуда не ходить и не решать никаких проблем. Просто позволить Наруто удержать её на месте. Прекрасное, эгоистичное желание.

- Разумеется, - ответил Узумаки, отодвигая её от себя, поняв на каком-то внутрикосмическом уровне, что сама она этого сделать не сможет. - Отмутузь их там, как следует.

- Непременно.

- А-м-м, - протянул Наруто, решаясь сказать или нет, Хината удивлённо посмотрела на парня, наклонив голову. Узумаки скривился, но решение принял, воспоминания о том желании всех спасти, которое накинулось на него после проклятой вечеринки, никуда не делось. - Ты ведь увидишь Гаару, - это был не вопрос, но Хината всё равно кивнула, - слушай, это может не наше дело, но ты бы поговорила с ним о Темари. Знаю, знаю, но я видел её на вечеринке, с парнем, который не внушает доверия. Не знаю, как это объяснить, они там просто все были такие жуткие, и мне захотелось забрать оттуда не только Ино и Харуно, но и её тоже.

- Ого.

- Да уж, - подтвердил Наруто, - смешно, да?

- Вовсе нет, - не согласилась Хината, - это даже мило. Не переживай, я, эм, ну, я не знаю, что сделаю, Гаара всё же не из тех людей, кто может адекватно оценивать полученную информацию, боюсь как бы это не вылилось в проблемы. Но, что-нибудь я точно придумаю, по обстоятельствам.

- Не слишком много для тебя одной? - вдруг задумался Узумаки. Хината ничего не смогла с собой поделать, привстала на носочки и оставила невинный поцелуй на его, приоткрытых от удивления, губах.

- Справлюсь.

- Привет, Хината, - брюнетка отпрыгнула от парня, когда рядом раздался хитрый, плавный голос. Под взглядом тёмных глаз, которые всегда казались ко всему равнодушными, она снова зарделась, будто нарвалась на своего нии-сана, а не на чужого.

- Здравствуй, Итачи-сан, - поклонившись, поприветствовала девушка мужчину. Учиха медленно улыбнулся, от чего на щеках появились ямочки, никак не вязавшиеся с его холодным видом, а глаза спрятались под тяжёлыми веками.

- Вы к Саске? - Итачи использовал множественное число, но обращался как будто к одной Хинате. Наруто почувствовал острую необходимость напомнить о себе, что-то было в этом парне, блондин специально про себя назвал его этим пренебрежительным «парень», хотя перед ним стоял взрослый мужчина, просто чтобы не чувствовать себя таким маленьким и невидимым.

- Нет, только я, - громко объявил Наруто, расправляя плечи и выпячивая грудь. Хината едва сдержалась, чтобы не рассмеяться, не хотелось посягать на его авторитет. - А, у Хинаты свои дела, да, детка? - девчонке пришлось просто улыбнуться, покивав, мальчишки, что с них взять. Хьюга только успела снова поразиться, как вовремя выдумала эту тренировку, побить хоть кого-то было просто необходимо. - Позвонишь мне после тренировки? - Узумаки повернулся к Итачи спиной, полностью сосредоточившись на Хинате. Она закатила глаза, но блондина это не смутило, стрёмный брат Саске, от которого у него взыграло желание померяться тестостероном, всё равно бы этого не увидел, мелкая была полностью спрятана его внушительной фигурой.

- Конечно, - тон был на грани, ещё чуть-чуть и язвительность хлынула бы на блондина неконтролируемым потоком, но она сдержалась, и он был благодарен, поэтому одними губами произнёс «спасибо». Хината не смогла больше дуться, он был таким милым, пока пытался изображать альфа-самца. - Удачи, - прошептала Хьюга, вспомнив, что его визит вообще-то не увеселительная прогулка. Наруто подмигнул, оставив поцелуй на щеке Хинаты, на самом деле, он попал в уголок губ, и думается всем, даже Итачи, что сделал это специально. Девушка успела только покраснеть, а блондин уже протиснулся мимо старшего Учиха и скрылся из поля зрения.

- Вижу, - протянул Итачи усмехаясь. Он был в излюбленной чёрной водолазке, тесно облепившей тело, и когда сложил руки на груди, вальяжно облокачиваясь на распахнутые ворота, Хинате были видны все напрягшиеся мускулы, кажущегося тщедушным, мужского тела, - переболела моим братцем, - Хината всё ещё смотрела ему за спину, переживая, как пройдёт разговор Наруто с Саске, поэтому на вопрос Итачи ответила кивком головы.

- Погоди, - резко пришла в себя Хьюга, когда до конца осознала, что и про кого, спросил старший брат Саске, ага, того самого парня, по которому она годами страдала, уверенная, что никто, ни одна живая душа, не в курсе, - что? То есть, я хочу сказать. Что? Нет. Что?

- Увидимся, Хината, - она протянула к нему руку, чтобы остановить. Ей было необходимо ещё пару раз спросить у него «что», чтобы отпустило окончательно, но Итачи уже захлопнул за собой калитку, оставляя Хинату стоять посреди пустынной улицы, и догадываться, как много и кому ещё, что-то известно. Пока не вынесла ворота и не прижала Итачи к стенке вопросами, за одно, вымещая на нём злость, Хьюга бросилась к станции, тренировка теперь была просто жизненно необходима.

***

- Смелее, - Наруто сжался, когда Итачи подкрался со спины. Чёртов парень был тихим, как шёпот ветра. Узумаки, наверное, в итоге поддался панике Хинаты и замер посреди двора семьи Учиха, не решаясь предстать перед другом. В нём боролось желание сходу всё выдать, да ещё обвинить Сакуру во всех грехах, чтобы обелиться, с иррациональным желанием сделать всё правильно, чтобы без потерь. Блондин чувствовал себя виноватым перед Саске, той частью себя, которая всё ещё шептала, что он знал к чему всё идёт и ничего с этим не сделал. - Легче всего, начать с первого шага, - сообщил ему Итачи, похлопав по плечу. И, начал удалятся, убрав руки в карманы брюк, медленно прошествовал вдоль деревянного настила, пока не зашёл на него, скрываясь за распахнутой сёдзи.

Наруто сделал шаг. Итачи оказался прав, как только Узумаки начал движение, остальные шаги дались проще. У него не было плана, заготовленной речи, одно только желание избавиться от гнетущего чувства внутри. Так как старший Учиха оставил сёдзи широко открытой, блондин последовал тем же путём, очень надеясь, что предыдущие события можно было считать приглашением.

Саске буквально столкнулся с ним в проёме. Итачи успел перехватить брата и сообщить, что к нему пожаловал гость. Так торопился младший Учиха лишь потому, что решил, о, чудо, что к нему пожаловала Сакура. Но, это оказался её лучший друг, как предзнаменование конца всему. Брюнет не мог себе этого объяснить, но сразу решил, что Наруто пришёл казнить его.

- Здорово, друг, - протягивая кулак, поприветствовал Саске блондин, Учиха только по инерции ответил на пацанское рукопожатие. - Надеюсь, не отвлекаю? Знаю, что надо было позвонить, но я спешно ретировался из дома, и решил воспользоваться этим стечением обстоятельств, чтобы поговорить.

- Ничего страшного, - после заминки, ответил Саске, - разумеется, всё путём, я рад, что ты пришёл, - брюнет совсем не выглядел таким уж обрадованным, - да, правильно, что зашёл, - Наруто не знал сколько ещё Саске нужно времени, чтобы высказать свою «радость» от прихода друга, поэтому не мешал. Порой важно дать человеку выговориться, чтобы он был готов слушать. - Хочешь пройти? - здравый вопрос оповестил, что Учиха готов.

- Останемся здесь, если ты не против? - на улице хоть никого не было, а раз уж Хината так накрутила, то Наруто решил, что так будет безопаснее, меньше разрушений, если что. Саске согласно кивнул и опустился на настил, свесив ноги вниз, голые пальцы ног упёрлись в холодную землю, отрезвляя. Узумаки присел поодаль, облокотившись на деревянные столбики, придерживающие крышу, или служащие декоративным украшением, он не стал вдаваться в такие архитектурные подробности. - Чёрт, я правда думал, что это будет проще, - сообщил другу Наруто, когда добрых пять минут просто сидел и молчал.

- Проще, когда начинаешь с первого шага, - сгорбившись и сложив руки на коленях, ответил Саске. Наруто усмехнулся, чем вынудил друга озабоченно уставится на себя.

- Прости, просто твой брат сказал мне тоже самое, - пояснил Узумаки. Брюнет нашёл в себе силы на ответную ухмылку, он часто забывал, что похож на Итачи больше, чем думает. И, хочет быть похожим ещё больше, даже если не признаёт этот факт, никогда.

- Согласить, что совет хороший.

- Это да, - согласился блондин. Получалось так, что Наруто видел только профиль Саске, идеальный, будто выточенный, но хмурый, слишком холодный. Не к месту, блондин начал размышлять о том, видит ли Хината кого-то другого, когда смотрит на этого парня, знает ли что-то о его человеческой стороне, или даже ей такого не досталось. «Может, Сакура это видит», - от этой мысли сделалось как-то паршиво. Наруто ещё не понял, от того ли, что проникся к Саске, или ещё что-то хранил в сердце о розоволосой подруге, но ему захотелось сохранить всё в секрете, просто чтобы не подвергать отношения друзей опасности. Блондин испугался, что может отнять у них последний шанс измениться, стать более открытым, стать менее эгоистичной. Лучшими версиями себя.

- Дело в Сакуре? - хмурый Учиха больше не мог ждать, а учитывая, что успело произойти в последнее время, не-то, чтобы Саске не верил в дружбу Наруто, но кто-то внутри нашёптывал, что он мог прийти только из-за неё. Как гонец, с плохими новостями. - Она обиделась слишком сильно? Не может простить, что я пренебрёг ею? Послала тебя потому, что у самой нет сил сказать мне, что всё кончено?

- Ого, а, ты похоже действительно влюбился в неё, - это не было вопросом, Наруто решил, что Саске именно поэтому не стал отвечать. Сам блондин не знал, что чувствует из-за этого открытия, которое и открытием-то не назовёшь. Вроде было очевидно, но всё равно слишком резко, неожиданно. И, больно. Только в этот раз, Наруто знал, что больно не из-за Сакуры, а от того, что у них было всё то, чего он сам желал. Конечно, он не мог знать, закончится у них всё после его рассказа, но знал, что, как прежде, уже не будет. Было неправильно злиться, но Узумаки злился, из-за своей глупости, эти двое остановились в шаге от потери того, что может больше никогда не повториться. Как бы не уверяли песни и фильмы, что после первой любви бывает вторая. - Я сомневаюсь, что Сакура чувствует что-то из того, о чём ты опасаешься, - заверил друга Наруто, - то, что я пришёл сказать, касается пятницы, вечеринки у Шион.

- Это был мой второй вариант, - совсем сникнув, произнёс Саске. Раз такое дело, значит Наруто пришёл рассказать о грехах своей подружки, да, всё равно всё разрушить, только при этом сняв ответственность с парня, хотя бы частично. - Что там случилось? Она мне изменила? - вопрос дался так просто от того, что брюнет давно и долго про это думал. Склоняясь то к тому, что всё ей простит, то к тому, что сможет даже убить. Чтобы не досталась никому другому.

- Я не сказал, что пришёл из-за Сакуры, - это было глупо, так резко убирать её из уравнения, словно она и правда не при чём, но Наруто знал, что пришёл ради себя и своей дружбы с этим малознакомым парнем, а не из-за девчонки, которая растоптала его самые светлые чувства, оставив гадать, а были ли они вообще.

- Нет? - вот этого блондин и опасался, почувствовал лазейку в этом разговоре, Саске позволил слабой надежде проникнуть в самое сердце, Наруто видел это по дикому блеску в глазах и улыбке, которая было готова убить всю хмурость брюнета. Что-то, видимо, было такое у него в лице, что надежду задушило в зародыше. - Да, - для себя окончательно определился Учиха. - Ты пришёл заставить меня гадать, или просто вывалишь уже всё? - Саске понимал, что срывается, но Наруто говорил загадками, даже когда пытался что-то прояснить, у кого хочешь нервы сдадут.

- Я пришёл рассказать, как так вышло, что я, - Узумаки набрал полную грудь воздуха, и на громком, резком выдохе, произнёс то, что грозило расколоть его мир, а может и череп, если Хината была права, - целовался с твоей девушкой.

Саске понадобилось много времени, чтобы понять о чём идёт речь. Нет, слова были не сложными, да и смысл фразы тоже, но брюнет не понимал, почему их произносит Наруто, и почему они могут касаться его девушки. Это была бессмыслица, полная и окончательная. Но, фраза так и звучала на повторе, под каждый вдох, под каждый выход, под каждый стук сердца.

Целовался. Наруто. Девушка. Сакура.

Девушка. Сакура. Целовался. Наруто.

Так и эдак. И, так снова и снова. А, Наруто не мешал ему медленно думать об этом. Порывался пару раз что-то сказать, опасаясь, что Саске может слишком глубоко уйти в себя, а ещё того, что он может начать действовать слишком неожиданно, стремительно, так что у него не останется времени на принятие собственных решений. Желание дать возможность другу наказать его, вполне нормальное для друга, который чувствует свою вину, никак не могло бы побороть совсем другое желание. Быть понятым и прощённым, оказаться по одну сторону с Саске, быть обиженными вместе, потерять чувства к Сакуре одновременно, чтобы было на кого опереться. Ничего из того, что Наруто чувствовал не имело смысла, тем более, что всё новые и новые эмоции лишь противоречили предыдущим. В конце концов, блондин захотел не отказываться от предложения Хинаты, чтобы она была рядом.

- Хината знает? - Наруто уже не ждал, что дождётся от Саске хоть какой-то реакции, но такого он точно не ждал. Хьюга лучше справилась даже с этим - выбрала себе лучшего Лучшего друга. Вопреки всему, Узумаки почувствовал невероятную признательность к этому хмурому парню, который казался слишком крутым, чтобы думать о чувствах других.

- Да, - честно признался Наруто. Саске долго смотрел ему в глаза, проверяя не врёт ли блондин. - Я сказал об этом Сакуре, которая ничего не помнила, перед Хинатой, а ей рассказал ещё раньше. Они уже всё уладили между собой.

- Не сомневаюсь, - жёстко усмехнулся Саске, - Хинате только дай повод кого-нибудь простить. Поэтому так и выходит, что все чужие проблемы она сваливает на себя, погребая себя под их тяжестью. Ненормальная Хьюга, рядом с ней сложно чувствовать себя хорошим человеком, - Саске не понимал, что он такое несёт и есть ли в этом смысл, пока не осознал, что таким образом пытается принять верное решение, продиктованное только одним доводом - Хината поступила бы также. - Почему ты целовался с моей девушкой, Наруто?

- Даже не хочу пытаться поступить как-то благородно, - признался Узумаки, - она была просто в стельку, убедила себя, что ты любишь Хинату и бросил её ради того, чтобы провести время с ней. Это Сакура поцеловала меня, а я, - Наруто остановился, - не успел остановить это, ведь не ждал, что моя лучшая подруга сможет сделать что-то подобное. Это, - усмешка блондина вышла такой кислой, что даже Саске скривился, - разбило мне сердце, вообще-то, Сакура ведь была той, кому я доверял, - Наруто говорил о других чувствах, о тех, что долго скрывал, но Саске не обязательно было знать об этом сейчас, когда на их месте лишь зияющая пустота. Он нашёл способ сказать правду о своих чувствах, выдав всё это за переживания о дружбе, которую он уже не рассчитывал сохранить в первозданном виде. - Короче, я пытаюсь сказать, что не виноват, это всё ваша собственная вина, и я не хочу чувствовать каких-то угрызений на пустом месте. Понимаешь?

- Да, - пришлось признать Саске. - И, это бесит, вообще-то, - неожиданно признался Учиха…улыбаясь. Голубые глаза полезли на лоб, кто ж такого-то ждал. - Не удивляйся, - резко проводя рукой от шеи вверх, взлохмачивая идеальную укладку, произнёс брюнет. - Всё просто, когда знаешь, что можешь дать кому-то в морду, когда можешь просто кого-то бросить, а тут что?

- Что? - ошарашенно спросил Наруто. Саске рассмеялся, волосы упали ему на глаза, он вообще как-то резко помолодел, точнее стал похож на самого простого мальчишку, Узумаки почти поверил, что они не такие уж и разные.

- А, тут, Наруто, ты, который не виноват, и которого мне совсем не хочется бить, я виноват, это да, но себя побить сложно. А, ещё, тут Сакура, которую я не смогу бросить, глупая любовь, - Саске откровенно веселился. Узумаки решил, что вот так и выглядит человек, у которого тяжёлый груз упал с плеч. Брюнет будто только что всё осознал, признал то, что отрицал и стал готов отдаться чему-то неведомому для Наруто, полностью. Как не погано было это признавать, но сам Узумаки никогда такого не чувствовал, оглядываясь назад, он понял, что всегда гордился своей способностью всё Сакуре прощать, любить её несмотря ни на что, а вот чего-то такого, что возвышает над всем суетным, что проясняет путь, он никогда не испытывал.

«Неужели от того, что никогда её не любил по-настоящему?». Наруто ужаснулся от этого вопроса, всплывшего среди сотен других. Он никогда не мог вспомнить момент, после которого понял, что любит её, и всегда считал, что причина этого в том, что любовь к Сакуре была в нём всегда, убедить себя в этом теперь, было невозможно. Куда проще оказалось поверить, что такого момента нет по одной, простой причине - он никогда не начинал её любить.

«Если так, то что же вообще такое любовь? И, как понять, что я умею любить?».

- Это уже совсем не честно, - слегка пихая Узумаки в бок, с обиженными нотками в голосе, сказал Саске, - это у меня тут кризис за кризисом, а выражение лица, что всё херово - у тебя, - Наруто попытался изобразить улыбку, вышло из рук вон плохо. - Никогда не мог подумать, что скажу это кому-то вроде тебя, прости если звучит, как оскорбление, но я реально тебе завидую.

- Брось, - отмахнулся Наруто, ему не нужно было слушать эти речи пустого восхваления, тем более от того, кого считает другом.

- Нет, я серьёзно, - не отступал Учиха, - у тебя столько верных друзей, ты легко свыкаешься с чужим мнением о тебе, знаешь, что любую проблему можно решить, не пытаешься кого-то догнать, а просто идёшь вперёд, в своём темпе, - Наруто был поражён, что Саске говорит всё это. Сам он ничего подобного не чувствовал, наверное. Друг положил руку ему на плечо, тёмные глаза со всей серьёзностью смотрели в небесно-голубые. Узумаки никогда не воспринимал их как неких антиподов, как свет и тьму. Как две стороны одной медали, но каждое сравнение казалось идеальным. - А, ещё, у тебя шикарная девушка, - Саске улыбнулся, по-настоящему, открыто, без страха показаться слабым или понятым неправильно.

Наруто ответил другу тем же, его ладонь крепко сжала плечо Саске, не только в попытке показать свою дружбу, но ещё благодарность. Узумаки не понял, как так вышло, но слова Саске про Хинату сработали, снова стали его невидимой, но непробиваемой бронёй. Ему не обязательно переживать, не важно что это будет, кризис из-за потерянной любви, или из-за любви, которой никогда не было, но Наруто не нужно делать это в одиночестве. Есть пара глаз, которая готова смотреть на него. И, пара рук, готовых поддержать его. А, ещё, одно большое сердце, готовое любить его, просто так, без причин и ограничений.

- С этим я спорить не буду, - произнёс Наруто. Парни рассмеялись, избавляясь от остатков напряжения между ними. Саске понимал, что впереди еще не мало серьёзных разговоров, но он дал себе слово, что они не будут иметь никакого отношения к этому моменту.

Он и Сакура - история, у которой открытый финал, такой она останется навсегда. Но, он и Наруто - это уже история со счастливым концом. Учиха всерьёз собрался держаться за этого парня, чтобы перемолоть самого себя, сделав из этой заготовки под человека, которой сейчас себе представлялся, личность, которой сможет гордиться. И, первое, что новый Саске Учиха должен сделать - удержать свою любовь.

***

Людской поток вынес Хинату из электрички, она, лавируя между расходящимися в разные стороны массами, постаралась уйти в сторону, пока встречный поток не затащил обратно. В такой давке было жарко, всю дорогу её зажимали между собой крупный, насквозь пропотевший парень, который к тому же держался за верхний поручень, выпячивая в лицо Хинаты свою подмышку, и какой-то озабоченный малолетка, беззастенчиво пялящийся на её грудь. Со вторым она успела разобраться, когда выходила, прямо по его ногам, со всем возможным усердием. Так что, оказавшись на свободе Хината была зла буквально на всё, ни музыка, которой она пыталась отвлекаться в пути, ни даже тревожащие мысли про оставленного Наруто, не смогли погасить этот безумный пожар. Боевое настроение - это хорошо, но вот перед тренировкой грозило травмами, нанесёнными собственным товарищам.

Хьюга подтянула лямки рюкзака, где постоянно носила сменную одежду и уже собиралась направиться по короткой дороге до додзё Ли, но остановилась. Она смотрела на простирающийся перед ней путь, ставший уже привычным, и не могла позволить себе пройти по нему.

- Да, чтоб тебя, Ли, - гневно пнув ни в чём не повинную землю, прорычала Хината. Девушка просто стояла, запрокинув голову назад и закрыв глаза, она периодически снова чертыхалась, понимая, что это просто блажь, но сделать ничего не могла, только следовать зову чего-то неведомого.

Она достаточно глубоко погрузилась в раздумья и всё ещё тихо чертыхалась, поэтому не заметила, как двое парней окружили её с разных сторон. Они сначала долго рассматривали девчонку, а потом склонили головы пониже и уставились на дорогу, отчаянно желаю увидеть туже проблему, которую она видела перед собой.

- Ненавижу всё это, - хлопнув себя по закрытым глазам ладошкой, произнесла Хината. Решение было принято и пенять не на кого, кроме самой себя. - А-а-а! - сдержать противный, типично девчачий вскрик, Хьюга не успела, но ей простительно, когда она закрывала глаза, двух этих остолопов, тут и в помине не было. - Да, какого же на фиг хрена, - трясущимся от бешенства и испуга голосом, спросила Хината, смотря то на одного, то на другого. - Обозначить своё присутствие не пробовали, нет?

- Нам просто стало любопытно, что именно ты тут такое делала, - самым невинным тоном, объяснил Сай. Хината была готова вмазать ему прямо здесь, даже забыла, что затеяла всю эту возню из-за него и его, якобы, разбитого сердца.

- И, как, - саркастично спросила девушка, - выяснили что-то полезное?

- Только то, что все девчонки бешеные, - с хмурым видом, заметил Гаара. Хината проигнорировала его замечание, как и внешний вид, сочетавший в себе едва сдерживаемую злость и полное игнорирование присутствующих. Это было странно, не поддавалось описанию, но казалось, что но Собаку ещё не решил, хочет он их убить, или чтобы они сами по себе испарились.

- Если ты уже завершила все свои дела, - невинно улыбаясь, начал Сай, - возможно, нам следует пойти в додзё?

- Хоть одна здравая мысль, - гаркнул красноволосый демон и пошёл вперёд. Сай последовал за ним. Парни шли какое-то время, но быстро остановились, поняв, что шум, который они создавали, никак не походил на трёх идущих людей. Они обернулись и обнаружили Хинату на том же месте. - Да, что опять? Ты в принципе не можешь хоть что-то сделать, как все? Без этих вот закидонов.

- Похоже, что нет, - спокойно ответила Хината, про себя считая вдохи и выдохи, чтобы не представлять, как сворачивает напряжённую сейчас шею Гаары. - Идите, я скоро, - махнув рукой, сказала Хината и пошла в другую сторону.

- Куда это она? - Гаара сжал переносицу, да так сильно, что в глазах появились белые пятна, его бесило буквально всё, он отдавал себе отчёт, что виной всему страх, который настиг его в комнате сестры. Он знал, что не подарок, что создавал своим родным много проблем, делал больно, но всегда в эмоциональном плане, никогда в физическом. Ну, только в рамках тренировок, когда Канкуро точно знал, что сейчас огребёт, но столкнуться с тем фактом, что кто-то может обижать его сестру, а он ничего об этом не знает, больше того, она чётко дала понять, что не рассматривала возможность с ним этим поделиться. Потому что давно не видела его частью семьи, тем братом, к которому можно с таким прийти. Гнев отгородил Гаару от родных, а он этого даже не заметил, а теперь чувствует что-то настолько сильное и тёмное, с чем ещё не сталкивался.

- Хината, постой! - крикнул Сай, пока Хьюга не ушла слишком далеко. Девушка нехотя остановилась и обернулась, разведя руки в стороны, в молчаливом вопросе, что ещё им нужно. Сай первый подошёл к ней, Гаара плёлся позади. - Что случилось? Куда ты?

- Успокойтесь, я иду на тренировку, - объяснила Хината.

- Но, - Сай указал себе за спину, - так ведь быстрее. И, мы всегда так ходим, - парень ещё сам не понял до конца, как история с Ино на него повлияла, но с тех пор он не брал в руки ни кисти, ни карандаша. А, ещё стал подвергать сомнению всё, что успел понять и узнать. Любая эмоция перекрывалась растерянностью, с которой он ничего не мог поделать. - Я не понимаю, - он так давно мечтал хоть кому-то это сказать. Хината взглянула в бледное лицо Сая, уголки губ, веки, даже скулы, всё подергивалось, словно парень пытался придать чему-то текучему твёрдую форму - заставить лицо выражать одну эмоцию, любую, лишь бы знакомую. Ей стало стыдно, что в ответ на грубость Гаары, ответила тем же, ещё больше тревожа Сая.

- Знаю, - медленно начала Хината, попутно подбирая правильные слова, которые не покажутся слишком нелепыми. - Вот только, мне уже не кажется, что этот путь верный. Думаю, всё это время, мы совершали ошибку, сворачивали не туда. И, сейчас самое время это исправить, - она улыбнулась, надеясь, что такое объяснение хоть отдалённо похоже на то, что она чувствовала, когда смотрела на короткий путь.

- Спасибо, - язвительно вставил Гаара, - теперь нам в-с-ё понятно, - он сложил руки на груди, Хината отметила, что этот его жест стал уже родным. - Пошли, Сай, пусть разбирается со своими тараканами сама, - но брюнет не сдвинулся с места, девушка видела, что он всё ещё ищет понятный ему ответ.

- Это глупо, да, понимаю, но, что если Ли сделал всё это не просто так? Весь этот дурацкий, путанный, сложный путь? Может, мы должны каждый раз идти по нему, оставляя в пути то, что мешает нам раскрыться в бою, да просто давая себе время задаться вопросом - а, хватит ли сил, смелости? - Сай молчал, а идеи у Хинаты уже закончились. - Не знаю, как ещё тебе это объяснить. Я просто знаю, что должна это сделать. Снова. Только в этот раз не спешить к конечной цели, а увидеть весь путь. Открыть глаза.

Сай так ничего и не ответил, он просто поправил рюкзак и пошёл. В ту сторону, куда собиралась Хината. Она улыбнулась его удаляющейся спине, схватила опешившего Гаару за рукав кофты и потащила его вслед за другом.

Они проделали путь, который однажды каждый прошёл в одиночку, все вместе. Гаара всю дорогу был не доволен, весь этот бред, на подобие древних мудростей и учений, сегодня отказывался проникать через стену гнева, ему требовалась разрядка, увидеть чужую боль, выплеснуть, наконец, то, что сжималось вокруг сердца, погружая во тьму. Сай пытался сделать вид, что эта прогулка помогает, что-то меняет в нём, перестраивает, но состояние не улучшалась, а растерянность никуда не исчезала. Парень просто начинал жалеть, что узнал какого это, быть рядом с кем-то, открывать себя навстречу чужим чувствам. Другие несли лишь боль, и он хотел выплеснуть это в причинении боли другим, раз не мог спрятаться за холстом.

Преодолев все нелепые препятствия, троица остановилась перед уже хорошо знакомым додзё. Они не сговаривались, но почему-то все решили, что такая дорога заслуживает минуты раздумий. Все тяжело дышали, что хорошо было слышно в наступившей тишине.

- И, как, - первым прервал молчание Гаара, его тон сочился издёвкой, - познала что-то новое на этом пути? - ему хотелось ранить её, посмотреть, как быстро падёт её броня, только не потому, что имел что-то против Хинаты, а лишь потому, что так мог истязать себя, представляя, какие все девчонки хрупкие и как легко им сделать больно. Представляя Темари где-то там, в окружении врагов, одну, беззащитную, этого он никогда в сестре не видел, а теперь поплатился, и собирался как следует себя наказать.

- Да, - ответила Хината. Гаара не смог сдержать удивлённого любопытства, хотя сразу отметил, что его затея провалилась, Хьюга выглядела лучше каждого из них, она и правда собралась, окутывая товарищей невероятной силой спокойствия и стойкости. Красноволосый не мог поверить, что вся эта, в высшей степени глупая, затея, могла так повлиять на девушку. - Поняла, что порой пройти знакомой дорогой бывает намного сложнее, когда не один. Невольно отвлекаешься от цели пути и думаешь о том, как твои товарищи.

- Поэтому лучше идти одному, - Сай сделал свои выводы, послушав Хинату, и даже признал её доводы вполне разумными.

- Вот и нет, - улыбнулась парню Хьюга, он удивлённо наклонил голову, всё снова шло не так, снова он ничего не понимал, - сложнее, да, ну, так и что с того? Чувство, что ты не один, что за тобой кто-то есть, оно того стоит, и вся эта ответственность, за другого, тоже того стоит. А, ещё это может быть веселее, - рассмеявшись, сообщила Хината, мгновенно оборвав собственный смех на полуслове, - только не с вами, занудами.
***

Хината делала растяжку, наблюдая за тем, как Сай методично разминает суставы рук, упражнениями, похожими на что-то из айкидо. Гаара истязал тренировочный манекен из отполированного до блеска дерева, бедолага хрустел так, будто готов развалиться на части, тренажёр, разумеется, не Гаара. Хьюга покачала головой, опускаясь в «мостик» из положения стоя, а потом выпрямляясь обратно, не касаясь пола ничем, кроме ладоней. Она рассчитывала, что их будет двое на одного, что они с Гаарой помогут Саю разобраться в безумии, которое девчонки называют просто «жизнь, логика, поступки, решения, желания», но выходит, что у демона проблемы с собственными демонами, а значит Хината оказалась в меньшинстве. И, разумно рассудила, что разбираться лучше в порядке очереди.

- Как насчёт спарринга, Сай? - спросила Хината у брюнета, который резко закончил разминку и просто стоял, пялясь в одну точку. Голос подруги вывел его из ступора. Тёмные глаза смотрели куда-то сквозь неё, но парень кивнул и вышел на середину татами, Хьюга встала напротив, подняла раскрытые ладони, приняла устойчивую стойку. - Готов начать? А, то кажется, что ты не здесь, - у Хинаты был самый простой план, какой только можно вообразить, просто заставить их самих всё ей рассказать.

- Готов, - ответил Сай. Они бросились навстречу друг другу, Хината увернулась, заходя парню за спину и её ладошка едва коснулась напряжённой спины. Сай размахнулся рукой, стараясь задеть девушку, но Хината успела присесть, сбивая его с ног. Он распластался на татами. - Хм.

- Слишком просто, - подавая ему руку, пожаловалась Хината. Сай долго смотрел на их сцепленные руки, ему не хотелось отпускать её маленькую ладошку, так он отчаянно пытался набраться смелости, найти нужные слова. - Ещё, - Хьюга дрогнула, услышал в своём голосе нотки брата, но быстро собралась. Жалость сейчас была лишней. Хината вырвала руку, моментально нанося удар в грудь Сая. Он проехался по татами, приземляясь на одно колено. - Соберись, - приказала Хьюга.

Всё вокруг будто исчезло, остались только они, напротив друг друга, она - готовая бить, он - готовый упасть. Хината видела это, поэтому не дала парню времени задуматься, бросилась вперёд, вынуждая уклоняться. Но, Хьюга легко сдавалась только когда дело касалось её, и никогда, если друзей. Она всё нападала, а он уклонялся, Сай не сразу, но понял, что Хината, как все его чувства и эмоции, атакует, пытаясь, что-то сказать, а он лишь бегает, но стоило это признать, и Сай остановился, смело встречая очередной выпад девушки. Он остановил её кулак, летящий в живот, потянул её на себя.

- Мне больно, Хината, - прошептал брюнет, - почему всё болит, почему здесь, - его свободная рука прикоснулась к сердцу, - так жжёт, и нет сил дышать, почему от твоих ударов не больно, а от воспоминаний, в которых она уходит, меня разрывает на куски?

- Так бывает, - ответила Хината, смотря в его тёмные, такие печальные сейчас, глаза, - когда тебе разбивают сердце, - брюнетка вырвалась из его хватки, нанося удар туда, где была рука Сая, на этот раз она приложила достаточно силы, чтобы он это почувствовал. Парень схватился за ушибленное место, с недоумением смотря на подругу. - Что? - грубо спросила Хьюга. - Один удар и уже готов сдаться? - Хината снова пошла в атаку, нанося удар за ударом. Сай оказался не готов к тому, что тренировка будет слишком приближённой к реальному бою. Он пропустил удар по печени, под коленом и в живот. Хината несколько раз укладывала его на мат, но он поднимался снова. - Почему? - спросила девушка, когда товарищ по команде снова встал в боевую стойку. - Зачем ты каждый раз встаёшь? Теперь можешь лечь, ты пропустил достаточно ударов.

- Но я всё ещё могу стоять на ногах, - как только Сай это произнёс, Хината опустила ладони. Она просто стояла и ждала, когда он поймёт. Боли стало больше, но вся она была физической, уже проходящей, и парень заметил, что уходя, она забирает с собой всю тяжесть, что лежала на сердце. Он всё понял и улыбнулся подруге, своей настоящей улыбкой, которую уже не ждал, считая полностью утраченной. - Только первый удар?

- Да, - твёрдо ответила Хината, - может быть таким, если ты готов к следующим.

- Почему так?

- Знаешь, как сложно, когда оба полушария решают? - подходя к Саю, спросила Хината. - Мы боимся любить, и боимся, что останемся без любви. Боимся боли, которую несёт близость, любая, и боимся, что не познаем никакой, никогда. Мы боимся, что нас оставят, поэтому оставляем первые и плачем об этом. Нужно быть бесстрашным, чтобы решиться любить женщину, и терпеливым, чтобы дождаться, когда она в себе разберётся.

- Ждать? И всё? - Сай даже не задавался вопросами, откуда Хинате всё известно, он знал, что этот разговор и их бой, был про него и одну блондинку, которая сумела разбить ему сердце, парень только сейчас понял, что раз это произошло, значит он как все, и сердце у него имеется.

- Ещё чего, - ухмыльнулась Хината, - это как толкать дверь, которая открывается в стену. Ты будешь стараться, работать, но ничего не будет меняться, пока однажды, если повезёт, она не скажет, что готова перестать совершать ошибки и теперь сделает всё правильно. Так уж мы устроены, не будем собой, если не потратим уйму времени на «не того» парня, прежде чем поймём, что «тот» всегда был рядом.

- Хм, - Сай снова склонил голову, переваривая всё, что ему сказала Хината, пока его глаза не заблестели от понимания, которым он поторопился поделиться с Хинатой. Она была так довольна, что достучалась до Сая, что забыла уклониться от его последнего удара, - как у вас с Наруто? - Хьюга закашлялась, принявшись мямлить что-то невнятное. - Я всё понял. Спасибо, Хината, - парень просто прошёл мимо, даже не дав Хинате пояснить, правда, она так и не поняла, что хотела ему сказать по этому поводу. Пришлось смириться, что её фальшивые отношения теперь становятся чуть ли не эталонными.

- Ну, да, и это совсем не проблема, - хмуро заметила самой себе Хината. Пока от самоедства её не отвлёк очередной хруст дерева, Гаара ни на секунду не переставал измываться над тренажёром, даже не заметил, что разбил костяшки левой руки в кровь. - Гаара, - испуганно позвала Хината, красноволосый не отреагировал. Девушка подошла к нему и поймала плотно сжатый мужской кулак в считанных сантиметрах от очередной встречи с деревом. - Что тебя тревожит, Гаара?

- Ничего, - вырываясь, рявкнул но Собаку, - давай, бледный, вставай напротив, - крикнул он напарнику. Сай сначала сделал шаг навстречу, но быстро остановился, он уже получил своё от Хинаты, а новые эмоции, связанные с вспыхнувшей надеждой, что он не ошибся в связи, которую установил с Ино, сбивали. Сай сразу понял, что если выйдет против такого Гаары, то может пострадать. - Что?

- Не уверен…

- Он дрался со мной, - объявляясь в поле зрения красноволосого, сказала Хината, - я победила, будешь возражать против боя с победителем?

- Не хочу, - произнёс Гаара, - мне плевать на победителя, я хочу драться с ним, - демон чувствовал, что больше не выдержит, тренажёр, который не может ударить в ответ, не смог справиться с гневом. Ему нужно было увидеть кровь, ощутить боль, свою и чужую. И, в таком состоянии он точно не собирался вставать напротив Хинаты.

- Вместо этого, сначала ты мог бы сказать нам, что случилось, - всё ещё следя, чтобы стоять чётко между Гаарой и Саем, предприняла новую попытку вывести друга на разговор Хьюга. Она мечтала, чтобы он открылся сам, но пока Гаара только злился, его гнев, кажется начал выжигать воздух вокруг. Хината помнила слова Наруто, но не могла поверить в такое совпадение, чтобы в тот же день, как блондин попросил её поговорить о сестре но Собаку, у него именно с ней и возникли проблемы. Пришлось рискнуть, в конце концов, если ошиблась, ничего не потеряет. - Дело в Темари?

- Что? - Хината невольно сделал шаг назад, это было большой ошибкой, она поняла это сразу, глядя в налитые кровью глаза Гаары. Попала в точку, да ещё в такую больную. Она не стала уворачиваться, когда он одним рывком оказался рядом, хватая её за руку. - Что ты знаешь? - хватка усилилась, Хьюга чудом ещё не кричала, но совершила и вторую ошибку, не смогла сдержаться, скривилась, едва заметно, но Гаара успел разглядеть. Красная пелена перед глазами стала гуще. Он снова видел тонкие синяки на руке сестры. Парень дико затряс головой. Всё смешивалось, Темари и её обида, Хината и её испуг, его рука на чужой руке. Синяки. Он сжал свои пальцы сильнее, брюнетка больше не смогла сдерживаться, слишком больно. Гаара смотрел на её попытки высвободиться, он понимал, что оставит свои следы на подруге, но не мог разжать руки. Его парализовало. Только зелёные глаза молили о помощи.

Хината ухватилась за запястье той его руки, которой он её держал, надавила, выкрутила, пальцы парня сами по себе разжались, для верности, Хьюга ударила его ногой по корпусу, отскакивая в сторону. Боль пробудила то, что он так отчаянно сдерживал. Гаара бросился вперёд, сделал ложный выпад, на который Хината отреагировала, а вот на настоящий удар не успела, повезло, что успела отклониться, кулак прошёл по плечу, уходя далеко за спину. Хьюга надеялась ухватиться за его руку, но демон успел согнуть её в локте, крепко сдавив тонкую шею.

- Что ты знаешь? - прижимая Хинату к себе, прорычал Гаара. Хьюга отчаянно била по нему, стараясь попасть куда-нибудь, лишь бы хватка ослабла.

- Это, - Хината с трудом говорила, тяжёлая рука друга пережимала что-то на горле, повезло, что удалось найти зазор между его рукой и своей шеей, девушка просунула свою, кажущуюся сейчас такой тонкой, ручку, надавливая, едва разжимая захват, - может быть её парень, - прокряхтела брюнетка, - Н-Наруто говорит, что он странный, опасный.

Стоило правильно сформулировать мысль, сказать это слово - опасный, и это вывело Гаару из равновесия, Хината тут же воспользовалась замешательством, отставила ногу максимально назад, между ног парня, наклонилась вперёд, и воспользовавшись тяжестью противника, завалила его на лопатки.

- Кха-кха, чёрт, - потирая шею, которую всё ещё саднило от ощущения сдавливания, откашлялась Хината, следя за каждым движением поверженного соперника. Гаара тяжело дышал, но в остальном, был неподвижен. Хьюга почувствовала движение позади себя, но смогла только выставить руку, показывая Саю стоять, где стоит и не вмешиваться. Она боялась, что такая враждебность, может спровоцировать но Собаку на неадекватные действия. Пока Хината была спокойна, как бы это не смотрелось со стороны, демон не сделал ничего такого, что уже не применял к ней во время их спаррингов. - Гаара? Что ты узнал? Из-за чего ты так расстроился?

- Я видел синяки, - парень приподнялся, усевшись на татами, - следы от пальцев, мужских, - он рассматривал собственную руку, представляя, какие следы успел оставить на бледной коже Хинаты. - Темари сказала, чтобы я не лез, сказала, что мне всегда было плевать. Но, мне ведь не…

Он не мог продолжить, не верил, что говорит правду. Да, брат с сестрой были частью его семьи, да они жили под одной крышей, но что он о них знает? Ничего. Ведь у него всегда было полно своих проблем, некогда было думать, что он не один такой. Конечно, чтобы там ни было у Темари и Канкуро, оно не может соперничать с той тьмой, что засела в нём.

- Мне жаль, - спокойно сказала Хината, - но, злиться на всё - не выход. Ты не можешь ненавидеть и Темари, и того, кто обидел её, а следом себя, и всех нас, просто разложи всё по полочкам, Гаара. Гнев, страх, определись, я не верю, что ты не знаешь, что чувствуешь на самом деле. Да, гнев умеет маскироваться, но ты не поддавайся, - она сбилась со счёта, сколько уже ошибок они успели совершить с тех пор, как оказались в додзё, но вот эта грозила быть последней.

Сай подошёл к товарищу по команде, как только тот поднялся на ноги, Гаара стоял спиной к ним, нужно было лишь дождаться, когда он всё обдумает, остынет и будет готов мыслить здраво. Но чужая рука на плече, этот слишком явный признак жалости, дал новую порцию пищи для демона. Красноволосый скинул руку Сая, просто сделав шаг вперёд, но Хината читала его язык тела, как открытую книгу. Она знала, что будет дальше. И, сделала выбор.

Гаара не сдерживался, замахнулся со всей дури, желая впечатать бледнолицего в стену, а лучше пробить её его тщедушным тельцем. Но, нога угодила в кого-то мягче, ниже ростом, кому хватило силы удара, чтобы реально долететь до стены, врезаться в неё, упасть бесформенной кучей на татами и остаться лежать.

- Нет, - прошептал Гаара, падая на колени, его голос, его глаза, в которые Хината умудрялась смотреть, боясь пошевелиться, разбивали ей сердце. Не этого она хотела. Снова всё испортила, снова вмешалась, одним глупым поступком похерила всё, чего Гаара успел достичь, с тех пор, как признал, что они команда. Друзья. - Хината…я…нет…пожалуйста.

- Я найду Ли-сана, - предложил Сай, боясь подойти к Хинате и обнаружить, что случилось что-то страшное.

- А, нет-нет, - Хьюга упёрлась правой рукой в татами, приказывая телу занять вертикальное положение, стена за спиной тоже помогала. Она хотела просто полежать ещё не много, чтобы звон в ушах прекратился, но если рассказать о том, что произошло, Року, то это выльется в бесконечные лекции от него, Гая, и хрен знает кого ещё, а оно им точно не надо. - Со мной всё нормально, ничего не нужно, Сай, расслабься, арх, чёрт, - девчонку угораздило протянуть ничем не занятую левую руку, чтобы приказать брюнету никуда не ходить. Боль прошила всё тело, но Хината только улыбнулась. - Видишь, - сквозь сжатые в «улыбке» зубы, проговорила девушка, она уже чувствовала, как от боли и напряжения, капельки пота катятся по лбу, - всё нормально.

- Когда всё нормально, люди так, - Сай бесцеремонно обвёл её плавными взмахами рук, - не выглядят, - Гаара стоял весь бледный, кажется он даже не дышал, Хината, если бы ей не было так охрененно больно, уже путём физического насилия, пояснила Саю, когда следует открывать свою хлеборезку, а когда нет.

- У меня всё под контролем, - сообщила Хината. Она планомерно ощупала свою руку, продвигаясь к плечу, снова скривилась, когда дотронулась до того места, где было больнее всего. - Нормально, просто выбила плечо. Ничего страшного, не в первый раз, - Сай не выглядел довольным таким ответом, в одном он был прав, помощь тут точно понадобиться. - Будь добр, принеси мой рюкзак и я всё решу, - ситуация была экстренная, так что голова у Хинаты работала чётко. План созрел быстро.

- Все правы на мой счёт, я - монстр, - безжизненным голосом сообщил Гаара. Хината всегда считала дипломатию своей сильной стороной, но сейчас ей было больно, она была расстроена, что всё так вышло, и вообще, саркастичная её часть, выбралась из-под жёсткого контроля, поэтому красноволосый только конкретно так начал подбешивать.
- Отлично, - язвительно начала Хината, Гаара поднял на неё полные боли глаза, прибавляя раздражения. - И, что? Ну, да, ты не можешь себя контролировать, да, ты хреновый брат, а друг ещё хуже, доволен? Это ты хотел услышать?

- Да, - принимая своё наказание, смиренно ответил Гаара.

- Да, придурок ты, вот ты кто, - осторожно переместив покалеченную руку, чтобы сесть удобнее, сообщила ему Хината. - Все мы много чем не довольны, в себе, в других, вообще в жизни. И, знаешь, что мы тогда делаем? Все мы, даже я, о, я в первую очередь. Мы об этом ноем, и ноем, и ноем. Каждый раз ударяя себя в грудь и вещая, как нам хочется измениться, - она резко остановила парня, взмахом руки, когда он ломанулся в её сторону, чтобы помочь подняться, но Хината упрямо, придерживаясь за стену, встала сама, и продолжила говорить только тогда, когда твёрдо стояла на ногах. - Может, для разнообразия, перестанем это делать и уже изменим что-нибудь? Не хочешь злиться - учись контролю, и не так, чтобы каждый раз готовиться к следующему срыву, а всерьёз. Хочешь наладить отношения с семьёй - налаживай, да, это будет сложно, ну, и что, какая разница, если ты готов. Они долго ждали, что ты изменишься, не дождались, так и тебе придётся дать им время принять, что ты начал меняться. Сделай хоть что-нибудь, только без самобичевания, без соплей.

- Я хотел ударить Сая, и мне правда жаль, что ты встала у меня на пути, - честно признал Гаара, как раз в тот момент, когда вышеупомянутый парень, давший им время поговорить, решил подойти.

- Хм, - протягивая рюкзак хозяйке, произнёс Сай, больше никак не комментируя заявление товарища.

- Из-за того, что он решил тебя поддержать? - так, на всякий случай, уточнила Хината, пытающаяся одной рукой и рюкзак держать и искать телефон.

- Нет, - с тяжёлым вздохом ответил Гаара, - из-за того, что он так просто может решать, что чувствовать, а чего нет. Из-за того, как быстро ты помогла ему исправить его ситуацию, хотя я так и не понял, что там произошло, что мы срочно должны были явиться сюда для его поддержки.

- О, я этого не знал, - искреннее, практически детское удивление, сделала лицо Сая таким милым, что Хината невольно умилилась. - А, - детские хмурые бровки шли ему ещё больше, - как вы узнали, что мне нужна поддержка?

- Мне Хината сказала, - уточнил Гаара, довольный, что бледнолицый не зациклился на его словах.

- А, мне Ино, - призналась Хьюга, - она ничего не уточняла, если тебя это беспокоит, просто сказала, что тебе может понадобиться дружеское плечо, - Сай снова запутался, теперь уже в том, что же творится в голове у Ино, но он твёрдо решил не сдаваться, а значит, это совсем не важно. Главным оставалось то, что даже Саю было очевидно, у Ино есть какие-то чувства к нему, а раз так, он сумеет её добиться. Но, это будет не сегодня.

- Кстати, о дружеских плечах, - улыбаясь начал Сай, - тебе на них ещё много кого таскать придётся, может докажешь, что у тебя всё под контролем?

- А, да, точно, - Хината продолжила листать список контактов, пока не нашла нужный, поторопившись набрать номер. Брюнетка смотрела то на одного бедолагу, то на другого, припомнила своих парней их шайки, а ещё кучку девчонок, которые никак не могут договориться о перемирии с тараканами у себя в головах. Сай попал прямо в «яблочко», ей понадобятся здоровые плечи, чтобы таскать на них чужие проблемы. - О, при…

- Хината!? КАМИ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ? ЭТО Саске? ЭТО Наруто? ГДЕ ТЫ? КТО ПОСТРАДАЛ? ПРОШУ НЕ МОЛЧИ, ТОЛЬКО НЕ МОЛЧИ, СКАЖИ МНЕ ВСЁ. Я СМОГУ ЭТО ВЫДЕРЖАТЬ. Хината! НЕТ-НЕТ, НЕ ГОВОРИ, Я НЕ СМОГУ ЭТО ВЫДЕРЖАТЬ!

-…вет, Сакура, - Хината отодвинула телефон на максимальное расстояние от себя, но это мало чем помогло. Харуно продолжала причитать о том, кто пострадал, просила рассказать, а следом ничего не рассказывать. Хьюга три раза пыталась вставить хоть слово, но ничего не вышло, пришлось позволить ей выговориться, и ждать момента, когда Сакура затихнет. Сай и Гаара не знали куда себя деть, Хината только пожимала плечами (один раз, пока не вспомнила, как это больно, дальше только одним плечом), она не виновата, что им приходится это выслушивать. Ну, может и виновата, но…Хината в раздражении отмахнулась от парней, будто они могли знать, какая путаница была у неё в голове.

- Хината!? - розоволосая, наконец, поняла, что ей никто не отвечает и снизила децибелы до допустимых.

- Да, как я и сказала - привет, Сакура. Эмм, про Наруто и Саске я ничего не знаю, но травмы и правда имеются, - с усмешкой сказала Хината, - мы тут тренировались и я выбила плечо, а ты говорила, что твои родители руководят небольшой семейной клиникой. Вот я и подумала, что может они смогут мне помочь? Это всё так не серьёзно, не хочу лишней паники или шумихи.

- Ой, - Харуно, которая до этого, расхаживала по своей комнате, как лев по тесной клетке, остановилась, соображая, что именно сказала Хината. Оказалось, после тщательного разбора, ничего страшного, практически. Сакура нахмурилась, соображая, как такое могло произойти. И, мгновенно воспламенилась, как порох. - Погоди-ка, подруга, хочешь сказать, что кто-то из этих троглодитов, навредил тебе?

- Чего? - такая резкая смена направления мыслей Сакуры, сбивала с толку. - Конечно нет, - уверила её Хината.

- Ты сама себя поранила? - не услышать издёвку в голосе Харуно, было просто невозможно, Хината и подумать не могла, что окажется в такой любопытной ловушке, между признанием, что травму получила во время спарринга с кем-то, и тем фактом, что она сама, клуша нерасторопная, во всём виновата. - Ах, ты, да что я такое несу, а ты, как позволяешься мне это? О, ками, конечно мой отец тебе поможет, сейчас скину геолокацию, и предупрежу его, точно, и сама приду, там всё и обсудим. Держись.

- Ой, да, не стоит. Всё будет хорошо. Тебе незачем так переживать, - начала тараторить Хината, не желая причинять Сакуре неудобства. Дело-то пустячное. - И-и-и-и, ты уже отключилась, так что я говорю сама с собой, - наконец-то, поняла Хината, убирая телефон от уха, когда вместо ответов Сакуры, пришло оповещение о сообщении. - Видите? - спросила Хината у парней, демонстрируя карту с красной меткой. - Вот так у меня всё под контролем.

- Скажу Ли-сану, что мы закончили, - сказал Сай, убегая в конец зала, откуда можно попасть в коморку, которую Рок зовёт своим кабинетом.

- Умно, - согласилась Хината, смотря на удаляющуюся спину друга, - Ли малость его побаивается, так что не будет задавать лишних вопросов, - она поправила вещи в рюкзаке, кинула туда телефон. Оставалась только одна проблема, которую Хината обнаружила, когда подошла к своим кроссам. - Эм, Гаара, не поможешь мне с этим? - но Собаку мгновенно подскочил к ней, встал на одно колено, приказав держаться за свою спину, и со всей аккуратностью, на какую был способен, обул подругу. - Спасибо, - сказала Хината, пока он заканчивал. Девушка сжала его плечо, чтобы он осознал, что ничего не поправимого не случилось. Это заняла не мало времени, Гаара всё ещё сидел на колене, низко опустив голову, а Хината сжимала его плечо, не мешая, больше ничего не говоря. Гаара, решила Хьюга, что-то такое рассмотрел на её кроссовках, или тонких щиколотках, а может в изгибе икры, но парень принял решение, и его рука неспешно накрыла её тёплую ручку.

***

Хината опустилась на стуле в приёмной так низко, что практически оказалась на полу, но сил наблюдать за этим не было никаких. Мало того, что Гаара и Сай сюсюкались над ней всю дорогу, грубо распихивая пассажиров, создавая вокруг этакий круг отчуждения, так и теперь не могут оставить в покое. О чём-то спрашивают, принести то и это, каждые пять секунд спрашивают медсестру за стойкой, не освободился ли ещё доктор Харуно. Хьюга ловит на себе недовольные взгляды мамочек с непоседливыми детьми, она может только улыбаться, извиняясь, а в остальном, была бы не против, если бы они, в придачу к своим непоседам, начали воспитывать и этих двоих.

В конце концов, парни выматываются и садятся рядом, приёмная приобретает свой первозданный вид, всех накрывает тишина и едва слышная фоновая музыка. Веки Хинаты опускаются, наливаясь свинцом, сон начинает одолевать. Именно в этот момент, как раскат грома, входная дверь бьёт о стену со всей дури. Нашёлся кто-то настолько нетерпеливый, что вместо того, чтобы войти через автоматические прозрачные двери, выбрал ту, что рядом, да ещё с таким размахом её открыл, как она на куски не развалилась, для всех осталось загадкой.

- Вот вы где, - Хината покраснела, желая заползти под стулья и спрятаться там, когда этим нарушителем спокойствия, оказывается Сакура Харуно. И, ладно бы она извинилась, мирно подошла к ним, чтобы всё обсудить. Но девушка выбрала кричать на всё помещение. Дедушка, который до этого уверял медсестру, что с его давлением можно хоть в космос, резко запросил предоставить ему тонометр. - Почему тебя ещё не приняли? Урх, я же предупредила, - у Хинаты глаза на лоб полезли, Сакура реально не собиралась вести себя тише. - Что уставилась? Хочешь что-то сказать? - Хьюга решила, что подруга это ей, но оказалось, что бабушке, сущему божьему одуванчику, которая, со скоростью бегуна на короткие дистанции, отсела подальше. А, ведь она была с ходунками. - Я сейчас всё улажу.

- Сакура, Сакура, - встрепенулась Хината, отчаянно стараясь ухватить девушку за рукав блузки, - ничего не нужно, всё хорошо, меня уже скоро примут, мы тут сидим-то, от силы минут десять.

- Целых десять? - возмутилась Сакура, брюнетка просто оглядывалась по сторонам, ожидая, когда придёт охрана, чтобы выставить их отсюда. - Вывих плеча, это тебе что, шутки что ли? - Хината ничего не ответила, вообще-то болело уже не так сильно. Но, розоволосую едва ли убедит хоть что-то. Похоже, догадалась Хьюга, у неё какой-то приступ суперкомпенсации, или типа того, Сакура, очевидно, всё ещё чувствовала свою вину перед ней и старалась загладить её, как могла.

- Хьюга, - Хината выдохнула с облегчением, когда медсестра назвала её фамилию, быстрее, чем бабушка с ходунками, она убежала от своих несносных друзей, надеясь на отдых хотя бы в кабинете доктора Харуно.

Дисплей её телефона, брошенный в рюкзак, именно в этот момент, загорелся, мигая синим огоньком, оповещающем о новом сообщении. Она написала ему ещё в электричке, но короткий ответ дошёл только сейчас. Всего одно слово.

«Еду».

***

- Вот, возвращаю, - весело объявил Кизаши, пропуская Хинату вперёд. Отец Сакуры, этакий безумный учёный с виду, и шутник-добряк на деле, оказался очень приятным человеком и классным специалистом. Всё объяснил, обо всём рассказал, и даже дал леденец на палочке, который Хьюга тут же запихнула в рот. - Никакого вывиха, так, простой ушиб, а это на всякий случай, - указывая на серый бандаж, красующийся на руке Хинаты. - На пару дней.

- Пасиба, доктор Харуно, - не вынимая кисло-сладкой конфеты, со вкусом лайма, поблагодарила Хьюга. Кизаши мягка потрепал её по голове, как делают только настоящие отцы дочерей. Хината смутилась, но такая забота оказалась приятной.

- Да, спасибо, пап, - Сакура прижалась к отцу, это было слишком личным, и слишком обидным, поэтому Хината поторопилась отвернуться. Она отвлеклась на Гаару, которого только сейчас реально отпустило.

- Вот видишь, ничего страшного, - указывая на парня салатовым кругляшом сосульки, объявила Хината. Хотя, её вид скорее доказывал обратное, учитывая поддерживающую повязку, закреплённую плотными липучками, которая теперь украшала её предплечье.

- Готовы идти? - спросила подошедшая Сакура. Все кивнули, Хината ещё раз поблагодарила Кизаши, пообещав вскоре вернуть бандаж через Сакуру и использовать мазь, её, благо, дома было навалом. - Ну, и заставила же ты меня поволноваться, Хьюга, - сказала Сакура, когда вся компания оказалась за пределами клиники.

- А, это, ты извини, что потревожила и всё такое.

- Вот дурында, - усмехнулась Харуно, щелкнув Хинату по носу, - я же не о том. Мне было в радость помочь, и хорошо, что всё обошлось, - последнюю фразу она произнесла грозно, сверкая недобрым огнём в глазах на притихших парней.

- Ты, чё, блядь, издеваешься? И, это ты, ты мне ещё втирала, что я могу огрести? Ты себя в зеркало видела? - все повернулись на недовольный голос, кричащий откуда-то с начала длинной улицы, ведущей к клинике. Хината спряталась за чёлкой, упрашивая глупые щеки не краснеть, но куда там. Она уже была, как спелый томат. А, Наруто спешно двигался навстречу, размахивая руками и продолжая возмущаться, чем привлёк внимание всего района. Хината успела заметить всё ту же многострадальную бабушку с ходунками, улепётывающую в противоположном от блондина направлении, Хьюга была готова биться об заклад, что ей нужно было в другую сторону. - Это что, мать твою, такое? - указывая на бандаж, потребовал ответа Узумаки. Кажется, таким злым Хината его ещё не видела.

- Недоразумение? - пискнула Хината. Она так смутилась под внимательным взглядом голубых глаз, что выпала от себя в осадок. Наруто покачал головой, подходя совсем близко, убрал выбившуюся из хвоста, прядь волос за ухо. От едва ощутимого соприкосновения кожи к коже, Хината забыла, как дышать.

- Знаю я, что ты у меня недоразумение, - с улыбкой, ответил Наруто. Когда Хьюга написала Саске, что она с Сакурой и он может приехать, если хочет что-нибудь с ней обсудить (как тонко, решил тогда блондин), сам Наруто собирался отправиться домой, разведать обстановку, пока они не узнали, что девчонки в больнице. Конечно, сразу после сообщения, Хината трубку больше не взяла, Саске пришлось отделаться простым «еду» и вот так они оказались здесь.

Блондин сразу заметил Хинату, с самого окончания разговора с Саске, он только и мечтал снова её увидеть, она теперь была его единственным преимуществом перед Сакурой. Идеальные отношения - вот чем он собирался себя лечить. Наруто отдавал себе отчёт, что придётся много играть, но с Хинатой это было совсем не сложно, так что он даже не заметил, когда успел так сильно отклониться от сценария. Вид этой малявки, растрёпанной, с едва заметным румянцем на щеках, и этим ужасным бандажом на плече, пробудил такой дикий гнев, что Наруто просто не смог его сдержать. Воображение подкидывало, что могло произойти, чтобы этим всё закончилось. Успокоился он только когда оказался рядом, мог видеть собственными глазами, что она в порядке.

- Перестань, - сказала ему Хината, блондин снова посмотрел на девушку, изображая саму невинность. Хьюга закатила глаза, ага, будто она не видела, как он только что прожигал взглядом её напарников по команде. - Тут нет виноватых, а я в порядке, - Наруто пробухтел что-то, но, на время, отстал от Гаары и Сая.

- Уверена? - всё выступление Узумаки заняло не больше пары минут, и за это время никто Саске не заметил, даже Сакура, поэтому для каждого оказалось лёгким шоком, когда брюнет подал голос. Хината заставила себя смотреть только на друга, не отвлекаясь на Сакуру, чтобы не привлекать к ней лишнего внимания, да и видеть, как она снова превращается в тень, совсем не хотелось.

- Это просто ушиб, уже даже не болит, я просто повела себя ответственно, поэтому и пришла сюда, - ладно, плечо малость ещё ныло, но никому об этом знать не обязательно, а в остальном, Хината была уверена, что говорит правду, никакого плана по сведению Сакуры и Саске у неё не было. Так ведь?

- Хорошо, - Саске кивнул подруге. Неловкость, последовавшая за его дальнейшим молчанием, давила на всех присутствующих, хотя половина из них даже не знала, почему она возникла. Сай и Гаара внимательно осматривали всех присутствующих, подмечая, что Наруто, Саске, Хината и Сакура, очень сильно стараются не смотреть друг на друга. В любом сочетании. Выглядело это максимально нелепо, что заставило парней сделать то, чего они никогда не делали. Сай и Гаара смотрели друг другу в глаза, переговариваясь одними взглядами, задаваясь вопросами, что здесь происходит, и что с этим делать.

- Вы чего это? - Хинате повезло мельком глянуть на товарищей, поэтому она заметила, что они странно переглядываются, обычные дружеские гляделки она от них не ожидала, а если учесть, что глаза Гаары были хмуро-злыми, а Сая холодно-отстранёнными, то она испугалась, что эти двое могут сцепиться, завершая то, что не смогли сделать в додзё. Её рука невольно потянулась к липучкам на бинте, готовая в любой момент его снять, чтобы было удобнее разнимать друзей.

- Вы четверо ведёте себя странно, - сообщил Сай, - нам от этого не комфортно.

- Проще говоря, - поддержал его Гаара, - вы раздражаете и мы хотим свалить.

- Отличная мысль, - слишком радостно, произнесла Хината, - давайте парни, пошли, а то и правда застряли тут. Эм, Сакура, спасибо, что помогла, - брюнетка неловко пихнула её в плечо, не зная, как ещё можно благодарить подружек. Харуно скуксилась, покачав головой, и сама всё сделала, обняв Хинату, сильно, но так чтобы не задеть ушибленную конечность. Хьюга похлопала её по спине, надеясь, что розоволосая простит ей эту неловкость. Сакура улыбнулась, не страшно, ещё есть время привыкнуть, она просто возьмёт на заметку, что Хинату надо чаще обнимать.

- Всегда пожалуйста, - добавила Харуно, отпуская смущённую подружку, - только, давай больше без таких поводов. То, что у тебя теперь есть связи в медицинских кругах, не значит, что нужно этим пользоваться, вот так, - тонкий пальчик обвёл бандаж, а вздёрнутые брови, ярче любых слов говорили, что Сакура имеет ввиду.

- Договорились, - согласилась Хината, - пошли, - сама она ухватилась за локоть Гаары, одновременно подталкивая корпусом Сая, надеясь, что Узумаки сам догадается пойти за ними, оставляя Саске и Сакуру одних. Наруто был не дурак, но что-то, может её несчастный вид, а может то, как искренне она обнимала Хинату, заставило блондина подойти сначала к Харуно. Он не собирался ничего говорить, просто кивнул, сообщая таким образом, что сделал всё, что мог, и если что-то пойдёт не так, то не по его вине.

Сакура схватилась за рукав его кофты, когда Наруто собирался уходить, троица команды бойцов, уже прошла пол улицы, зная, что он итак их догонит. Она приоткрыла рот, точно собирается что-то сказать, но поняла всю тщетность этой попытки, опустила руку, отпуская блондина. Он удалялся быстро, делая широкие шаги, его прямая спина и расправленные плечи, сообщали ей, что всё хорошо. О себе Сакура старалась не думать, ей не нужны были его слова, чтобы понять, что он никогда больше не сможет назвать её своим лучшим другом, её место займёт кто-то достойный, но Наруто не уходит совсем, он останется рядом, насколько сможет, и этого она не упустит.

- Поговорим? - Сакура позволила себе дождаться момента, когда Наруто догонит друзей, растолкает Гаару, чтобы занять его место по правую руку Хинаты, положит свою ей на плечи, периодически что-то говоря, для этого парень низко склоняется к ней, и смеётся. Только когда они оба, Хината и Наруто, в надёжных руках друг друга, Сакура переводит взгляд к своему парню. Саске ждёт её ответа, он не кажется злым или печальным. В его тёмных глазах застыло что-то совсем другое, Сакура боится ошибиться, но это очень похоже на то, что она видит, когда смотрится в зеркало. Заставляет сердце не спешить.

- Да, - соглашается Харуно, когда верит, что голос не будет дрожать, и когда чувствует, что готова принять то, что он скажет.

- Сакура, я тебя…
***

- Да, что ты всё делаешь? - заорала Ино, испугав всех присутствующих, Чоджи даже выронил палочки. Весь день все старались вести себя, как обычно, поэтому игнорировали безумие, которое творил Узумаки. Он растягивался на парте, перевешивался через перила на лестнице, периодически приседал и наклонялся. Парни негласно решили, что это не их дело. Ино сидела впереди, ей было не видно так много Наруто, как шайке, видимо поэтому, когда они собрались на обед, на своём обычном месте под деревом, она рассмотрела блондина во всей красе.

Казалось, что ничего нового он не делает, так, потрётся о ствол дерева, поест спокойно, но резко вскочит и начнёт делать растяжку, размахивая руками, в тщетной попытке изобразить мельницу. Шайка его игнорировала, Хината присоединилась к ним, просто потому, что только в условии такой солидарности, они переставали пялиться на её бандаж, следом грозно пялясь на Сая и Гаару, в ожидании, когда кто-от из них сломается, признавшись. Не на тех напали, думала Хината, что происходит в додзё - остаётся в додзё, и её это устраивало, тем более, что уже завтра можно будет от этой штуки избавиться.

С Ино дела обстояли совсем иначе, дело в том, что она долго настраивала себя на неизбежную встречу с Саем, рисовала в голове ужасные картины его грустных глаз, бесцветной улыбки. Она понятия не имела, как существовать на фоне разрушений, которые в нём произвела своими необдуманными действиями. Но, к реальности её никакие фантазии подготовить не смогли. Сай улыбался. Общался, шутил, в меру своего убогого чувства юмора, периодически смотрел на неё и вообще казался абсолютно счастливым. Это конкретно бесило. Ино терялась в догадках, что такого могла сказать ему Хината, что он так быстро оправился. Да, теперь блондинке хотелось и печальных глаз и разбитого сердца. Словом, её раздражал Сай, но выместить всё на нём она не могла, не орать же на парня, чтобы он пострадал о ней, ради приличия и её душевного спокойствия. Поэтому Ино сорвалась на Узумаки.

- Всё тело болит, - проныл Наруто, снова упираясь спиной в ствол дерева, в поисках удобного положения. Раздалось всеобщее пошлое «у-у-у-у» и «так держать, кабелина», Хината закатила глаза, кажется парни не совсем привыкли, что Узумаки встречается, с той, кто сидит рядом. - Если бы, - возмутился Наруто, отмахиваясь от друзей, - мне пришлось спать на диване, ведь мою кроватку заняли эти противные «Воющие Сиськи».

- Так, я не понял, - спокойно произнёс Киба, - мне что одному не понятно про сиськи было?

- А? - удивился Узумаки, снова вертясь в разные стороны. Хината больше не могла выносить его резкие, неожиданные, совершенно лишённые логики, движения. Она отложила своё бенто, которое давно опустошила, ковыряя последние рисинки, неловко присела на колени, перемещаясь так по настилу, чтобы оказаться за спиной у парня, Наруто как раз сел так, что упёрся ногами в землю и откинулся вперёд, сгорбившись. - Я разве не говорил, что мои предки уезжали на свадьбу и привезли оттуда невесту? - все рассеяно покачали головами. - Так вот, мои предки ездили на свадьбу и привезли оттуда невесту-у-о-ох, хорошо, - кто-то поперхнулся своим обедом, но Наруто до этого не было дела, Хината плавными движениями разминала его поясницу, поднимаясь выше.

- Одной рукой не так действенно, прости, - извинилась брюнетка. Наруто только простонал что-то довольное, наслаждаясь, как её маленькая, нежная ручка расслабляет всё, что за ночь затекло, успело скрутиться, свертеться. Это была особая расслабляющая техника массажа от Рока Ли, правда Хината не собиралась никому об этом говорить. Ей даже знать об этом не положено, Неджи так и не догадался, что когда Рок применял эти техники на нём, сестра всё видела, запоминала. Кажется, Ли назвал это каким-то лотосом.

- Ага, - произнёс Наруто, сам не понимая зачем, - умм, - это вышло громко и довольно пошло, Хината воспользовалась тем, что полностью спряталась за его спиной, поэтому покраснела, но не остановилась. - Чёрт, да, - кто-то снова поперхнулся обедом. - Сильнее, уум, - Хьюга прыснула от смеха, ничего не смогла с этим поделать, она уже дошла до крепкой шеи блондина, надавливая на нужные узелки, которых явно быть не должно, всё его напряжение скопилось в них. - Ахх, хорошо.

- Да, чтоб тебя, грёбанный Узумаки, мы тут есть пытаемся, - не выдержал Киба, - идите уединитесь где-нибудь, пока мы все не облевались, как Ино в такси, по дороге с вечеринки.

- Эй, - возмутилась блондинка, - но, вообще да, зрелище то ещё, можно хотя бы не произносить таких звуков? Пока нас всех из-за вас не потащили к директору, за аморальное поведение.

- Простите, я уже закончила, - нажав на последний узелок, ответила Хината, и тело Наруто мгновенно расслабилось, практически потеряв способность сохранять вертикальное положение. Она придержала парня, чтобы он не уткнулся носом в газон.

- Я тоже, - довольно промямлил Узумаки. Он обворожительно улыбался всем, ожидая реакции. - Ну, вы и зануды, ай, и чего только стараюсь с вами шутить про секс, если половина из вас не знает, что это такое, - Хината тяжело вздохнула, присела пониже у него за спиной.

- Давайте, - крикнула она друзьям, всем телом прижимаясь к Наруто. Он не успел ничего сказать, как со всех сторон полетели остатки риса и водорослей, одна такая чёрная полоска повисла на щеке несчастного блондина. Узумаки даже не пытался уклоняться, заслужил, что тут скажешь. - О, темпура, - обрадовалась Хината, когда в её сторону прилетела любимая закуска.

- Ладно, ладно, я всё понял, - Наруто поднял руки в защитном жесте. Друзья перестали бросаться едой, что было совершенно не приемлемо, о чём блондин не преминул им сообщить. В него тут же прилетела ещё одна одинокая водоросль от Кибы, как только он убрал блок, так что та повисла на его волосах, раскачиваясь перед голубыми глазами. - Теперь точно всё, обещаю.

- Мы тебя прощаем, Наруто, - лениво потягиваясь, сообщил Шикамару, - ведь ты тут приберёшься, - все поаплодировали находчивости гения и неописуемому выражению лица Узумаки, который так широко открыл рот, что чуть не подавился упавшим в него растением. Обед заканчивался, поэтому все поднялись, Шикамару не торопясь закинул рюкзак за спину, повернул, чтобы уходить, но вовремя обернулся обратно, самое главное он оставил на десерт. - Упс, совсем забыл, нам даже жаль, что в этот раз…Хината тебе не поможет, - Нара ушёл под звук собственного смеха, остальные последовали за ним. Хьюга, конечно, осталась с парнем, но из-за плеча и правда не могла чем-то существенным помочь.

- Извини, - мило улыбаясь, будто это может что-то исправить, сказала Хината. Блондин только зыркнул на неё обвинительно, мол, всё из-за тебя, сначала покалечилась, потом устроила тут сеанс эротического массажа. Но, быстро передумал и взглядом не ограничился, высказав всё прямо. - Да, я же не специально упала на тренировке, - возмутилась Хьюга, - и это был не эротический массаж, а специальная техника для быстрого восстановления. Такой даже космонавты пользуются, только это военная тайна.

- Ага, - проигнорировав её объяснения, отмахнулся Наруто, сгребая грязный рис в маленькие кучки. Хината решила тоже на него надуться и отвернулась в сторону школы, рассматривая учеников, занимающихся своими делами. - Слушай, - после пары минут молчания, которые болтливому блондину дались намного тяжелее, начал Наруто, - а, ты не в курсе, почему Саске и Сакуры не было? - ради такого Хината забыла про обиды.

- Нет, - честно призналась девушка. - Я пыталась им обоим вчера дозвониться, но ничего не вышло, и перед школой не застала Саске, а тут некогда было как-то вылавливать. К тому же, если они не хотят говорить, может и не стоит их торопить.

- Думаешь, они расстались? - их глаза встретились, а между ними повис прямой вопрос Наруто. Девушка попыталась узреть в голубой бездне его глаз, больно ему или нет, и какое развитие событий сделает его счастливым, но там отражалось только полуденное солнце, что с каждым днём пригревало всё больше. Парень не собирался ничего искать в бледно-серых глазах, но случайно наткнулся там на правду, в которую до сих пор верил с большим трудом. Она его больше не любила. А, этот переживательный страх был о лучшем друге, сердцу которого она не желала разбиться.

Парень и девушка предпочли оставить этот вопрос без своих догадок, когда друзья захотят, они всё им расскажут. Наруто остался доволен своей работой, схватил оба рюкзака, проигнорировав возмущения Хинаты, подал ей руку, чтобы помочь встать. Она оказалась на настиле, что сделало брюнетку достаточно высокой, её губы неожиданным образом нарисовались напротив его собственных, что напомнило, как бы не обстояли дела у Саске и Сакуры, Наруто и Хината не расставались, всё ещё умело притворяясь счастливой парой, без особых усилий, как с удовольствием отмечал Узумаки. А, значит, он имеет право сделать шаг навстречу. Сегодня она собрала волосы в хвост, поэтому его ладони ничто не мешало прикоснуться к успевшей раскраснеться щеке. Он усмехнулся, когда Хината закрыла глаза ещё до начала его движения и замерла приоткрыв розовые губы, в трепетном ожидании. Наруто не стал тянуть, видеть её такой, открытой, податливой, было слишком возбуждающе. Он накрыл её губы своими, медленно, растягивая удовольствие, позволяя себе чувствовать больше. Близость, родство душ, без лишней похоти. Наруто не сразу понял, что целует по-настоящему, как когда-то, в прошлой жизни, мечтал целовать Сакуру. Это должно было пугать, учитывая кем они были друг для друга, но Узумаки уже не мог остановиться, затягивая её всё больше в этот водоворот сплошной нежности.

Наруто повезло, что Хината так сильно его увлекла, и он не заметил учителя, наблюдавшего за ними, его широкая улыбка говорила сразу две вещи, первая: я так и думал, а вторая: непременно расскажу жене. Пока эти двое наслаждались минутами спокойствия, вокруг уже закручивался водоворот страстей, грозивший им слишком сложной игрой, в которую опасно начинать играть. Существует опасность заиграться и почувствовать что-то большее. Спросите их сейчас, и оба ответят, что не готовы. Только у судьбы другие планы.
***

Все галдели, толкались и совершенно отказывались построиться во что-нибудь, хоть отдалённо, напоминающее ровный строй. Узумаки тщетно пытался их пересчитать, но Киба бегал туда-сюда, из-за чего был посчитал уже три раза, все девчонки менялись местами, решая с какой подружкой продолжить путь. Даже Хината его не слушала, что-то бурно доказывая Шикамару, который только зевал да посмеивался, называя его девушку тормозом. Сейчас он был с гением согласен.

- Э-Э-Э, СЛЫШЬТЕ, - проорал Узумаки, привлекая всеобщее внимание, он раздувал ноздри, как разъярённый бык, готовый наброситься на одноклассников, и дико размахивал планшеткой, предоставленной лично президентом, где красовался список класса 3-С. - Я же не «свиньёй» вас прошу расставится, а всего лишь встать в пары, вы, что такие тупые, что даже этого сделать не можете? Не расставитесь сами, это сделаю я, и тогда пощ…

Договаривать не пришлось, все забегали, толкая друг друга, но через тридцать секунд перед Наруто выстроился весь класс, по парам, кроме Хинаты, которая ждала его. Блондин сверился со списком, все были на месте.

- Отлично, список - есть. Так, дальше, инвентарь все взяли, который президент нам выдала? Школа собирала средства. Так что все эти подарки мы оставим там, тем более, что Тамаки, наш спаситель, - блондин указал на неё, чтобы все воздали почести. Девушка смутилась, подружка рядом, ободряюще сжала её руку, - сказала, что там с такими вещами бывает напряжёнка. Ну? - все, у кого были пакеты, потрясли ими, доказывая, что не забыли настольные игры, краски, книги, журналы с судоку и всё такое. - Подарки - есть. Ладно, думаю теперь можно выдвигаться, - он встал рядом с Хинатой в первую пару, сделал шаг, остальные за ним, но Наруто забыл ещё кое-что сказать, затормозил, оборачиваясь. Вся толпа врезалась друг в друга, бедный Сай впечатался в спину впередиидущей Хинаты и упал бы, если бы не ухватился, за неё. Точнее за что-то достаточно выпирающее, успев отдёрнуть руки до того, как это стало неловко. Толпа загудела, проклиная глупого старосту. - Чуть не забыл - не позорьте меня и имя нашего класса, - серьёзно объявил Узумаки. Теперь все дождались, когда он сделает несколько шагов, прежде чем двинулись следом.

Они заняли больше половины вагона в электричке и, несмотря на то, что вели себя не шумнее обычных пассажиров, да ещё все были в школьной форме, парочка человек решила убраться от них подальше. Наруто только неодобрительно покачал головой, вот какое доверие у людей к молодежи. Его подопечные воспользовались тем, что получили крупицу свободы и расселись как хотели. Блондин отметил, что Хината оказалась между Саем и Гаарой. Обычным для него было бы следить, чтобы эти парни держались от неё подальше, ну, во-первых, потому что они парни, во-вторых, они стрёмные и жуткие (да, всё ещё), а, в-третьих, да просто так, потому что Хината числится его девушкой. Но сейчас он с удивлением заметил за собой, что ему спокойно от их близости с ней. Даже этот демон Гаара внушал доверие тем, как придерживал её во время остановок и резких движений поезда. Хината что-то с ними сделала, да, со всеми вообще-то, если так подумать. Узумаки всегда считал эту компанию своими друзьями, но так близки они раньше не были. От этого внутри становилось невероятно тепло. Староста позволил себе расслабиться и прикрыть глаза. Они его не подведут.

- Наруто, Шикамару - нежно, но стараясь, чтобы её голос был слышен сквозь шум электрички, позвала Хината. Не хотелось пугать парней, которые крепко уснули, облокотившись друг на друга. - Мы подъезжаем, - попробовала она снова, но парни не реагировали, с тяжелым вздохом, брюнетка обернулась к Кибе, который подскакивал от нетерпения рядом. - Ладно, - согласилась Хината, - твоя очередь, - и уступила место порывистому другу.

- ПОДЪЁМ, ГОЛУБКИ, НАША ОСТАНОВКА! - во всю мощь тренированных лёгкий, заорал Киба, Хината едва успела зажать уши. Наруто и Шикамару так переполошились от этого крика, что запутались друг в друге, практически заваливаясь на пол. После сна они не могли понять, где находятся и как тут оказались.

- И, ты позволила ему? - обижено хмурясь, пожаловался Узумаки своей девушке. Хьюга только пожала плечом, красноречиво сообщая, что пыталась, но это было бесполезно. - Эй, - отвлёкся блондин на Шикамару, который уже отошёл от шокового пробуждения и опять кимарил на плече своего друга. Наруто грубо отпихнул гения, - выходим, Шикамару, хватит дрыхнуть.

- Кто-о-о бы, го-о-ворил, - пытаясь заставить своё тело одновременно подняться с насиженного места и зевнуть без последствий для челюсти, ответил Шикамару, наверное, в его тоне подразумевалось какое-то недовольство, но оно потонуло в сонливости.

- Взбодритесь уже, а то мы оставим вас там, сойдёте среди старичков за своих, - тормоша Шикамару, сказала парням Ино. Нара и правда встряхнулся, представив, как сможет целыми днями играть в лото и смотреть на облака. Яманака отвесила ему затрещину. - Хватит мечтать о пенсии, ками.

- Женщины, - потирая ушибленное место, пробубнил Шикамару.

- На пироне не разбегайтесь! Соблюдайте строй! - кричал всем подряд Наруто, да так профессионально, что несколько чужаков решили, что это какая-то акция от городской транспортной системы.

- Да, мамочка, - измываясь, отсалютовал блондину Инузука. Серьёзный Наруто оказался зрелищем занимательным, а ещё подозрительно сплачивающим против его присматривающей диктатуры, поэтому все посмеялись над шуткой Кибы, кто-то даже успел отбить ему «пять». Узумаки хранил молчание взрослого и ответственного человека, которому нет дела до этих их детских забав.

«Небесная палата» оказалась зрелищем потрясающим, перед ребятами раскинулось, кажущееся нескончаемым, зелёное море коротко стриженной травы, прерывающееся, как казалось, только горами, спрятавшимися за туманной дымкой. Сам дом был одноэтажным, с внутренним двориком, образованным стенами, в котором расположились редкие низкие деревца и деревянные дорожки, между которыми рассыпали песок. Его уже «грабили» специальными граблями парочка старичков. Всё пестрило деревом и стеклом, последнее отражало столько солнечного света, что блики ослепляли.

На обширной территории, были не только дом, скамейки, садовые качели и площадка, где прямо сейчас группа подтянутых старушек в спортивных костюмах, крутилась на месте, расставив руки в стороны. Наруто помнил, что баа-чан тоже занимается такой гимнастикой «чтобы не стареть», макко-хо, или типа того. Больше всего поражали домики-конусы, занявшие всю правую часть участка. Они были без верхушек, из выбеленного дерева, сверкали на солнце, как драгоценные металлы, и вырастали будто из земли, как если бы кто-то додумался закопать гигантских садовых гномов, а шляпы оставить. Каждый конус был рассчитан на одного человека, для которого там лежал толстый футон. Наруто заметил, с каким мечтательным блеском в глазах, на эти чудо смотрит Шикамару.

- Ладно, харе пялиться, идёмте, - скомандовал Узумаки и весь класс 3-С вошёл в широкие ворота-тории, на которых сверху были вырезаны два иероглифа, Сора-ку, обозначающие «Небесная палата». Блондину, конечно, показалось странным, такое название, но видимо, решил он, это указание на то, что местные ближе всех к этой самой палате.

Школьники сразу направились к главному дому, где их уже ждал высокий, стройный мужчина, он стоял спиной, одетый в лазурные широкие брюки и белое свободное кимоно, подпоясанное тёмным оби, его длинные чёрные волосы были собраны в хвост. Мужчина кажется наслаждался тиШиной, повисшей над «Палатой», заложив руки за спину и запрокинув голову, он ловил ароматы подстриженной травы, и слушал одинокие песни неизвестных птиц, которые только усиливали ту особую тишину, не ведомую вечно бодрствующему городу.

Пока ребята шли навстречу с неизвестным мужчиной, из здания вышел один из сотрудников, судя по его чёрно-белому кимоно и брюкам, как у многих других, кого было видно ещё из-за пределов территории дома престарелых. Мужчина с пепельными волосами был молод на вид, стёкла его круглых очков бликовали, придавая хозяину довольно устрашающий вид. Он подошёл к начальнику, что-то сказал, поклонился и собрался уходить, но заметил ребят, его губы снова зашевелились, а следом он указал открытой ладонью на гостей. Темноволосый кивнул и отпустил помощника, он плавно обернулся к школьникам, как-то очень странно, будто по частям, сначала ноги, а следом и весь корпус, будто змея, сжимающая свои смертельные объятия вокруг жертвы.

- Добрый день, наши дорогие гости, - в приветственном жесте широко разводя руки в стороны, поприветствовал их мужчина, он оказался бледным, таким белым, что тёмные круги под глазами выделялись, как подводка. Наруто передёрнуло от того, как он произнёс слово «гости», уж слишком долго растягивая звук «с». - Можете обращаться ко мне Орочимару-сама, я здесь главный, - Наруто едва сдержался, чтобы не закатить глаза от того, что этот бледный хмырь посчитал их недоразвитыми, будто не смогут понять, какую именно должность он тут занимает. Блондин отметил, что остальные остановились чуть поодаль, а Хината старается незаметно спрятаться за его плечом, хотя для всех, кто знал, какой у неё удар, было очевидно, что она способна ушатать этого типа на раз-два. Но, Узумаки не собирался жаловаться, а только придвинулся к ней ближе.

- Добрый день, спасибо, что разрешили нам прийти сегодня, - улыбаясь, и протягивая руку Орочимару, громко ответил парень, - я, Наруто, а это мои одноклассники. Надеюсь, никто не будет против, если мы повеселим ваших жильцов пару часов?

- Разумеется. С-с-следуйте за мной, - Хината уже открыто вцепилась в его руку, и не отпускала пока они не оказались в светлом коридоре с кучей дверей по одну сторону и стеклянной стеной по другую. - Вот список комнат и наших нынешних «небесных пациентов». Как видите их не так много, но все знают, что вы должны были прийти и будут только «за» общение. Не у всех есть близкие. Вокруг полно наших сотрудников, если понадобиться помощь, но я вижу с вами юная Тамаки, она тут всё прекрасно знает. Справитесь дальше сами?

- А, да-да, конечно, - с опозданием ответил Наруто, заслушавшись плавную речь Орочимару. - Ещё раз спасибо, - мужчина поклонился и плавно удалился в противоположную сторону. Узумаки посмотрел на список, - всем классом поровну поделиться не получится, но по два-три человека самое оно, - проговорил блондин. Он стоял спиной к своим одноклассникам, всё ещё читая имена в списке, поэтому не видел, что происходит за его спиной.

А, там Хината сварганила, как она думала, гениальный план и собиралась воплотить его в жизнь, заранее заручившись поддержкой Ино. Хьюга подмигнула блондинке и та быстро схватила ближайших парней под руки, ими оказались Шикамару и Чоджи. Большая часть класса, распределились сами, о них Хината не беспокоилась, но вот устранить шайку было необходимо. Двое минус - это плюс. Ино успела урвать парней прямо из-под носа у Кибы, который стоял совершенно не понимая, что происходит. Эта заминка была всем, что требовалось Хинате.

Инузука крутился вокруг себя, выискивая свободных людей, но никого не находил, все казались разбившимися на тройки. Он прожёг взглядом Ино, но та его проигнорировала, крепко удерживая Чоджи и Шикамару. Шатен ломанулся в сторону Хинаты, которую смог разглядеть в поредевшей толпе, но она уже стояла в окружении Гаары и Сая.

- Что за хрень, - пробубнил он сам себе, ища хотя бы Шино.

- Кхм, Киба? - парень резко обернулся на голос. Это оказалась Тамаки, которая тоже оглядывалась вокруг, - кажется, мы никуда не вошли, - девушка поняла, что нервничает, аж ладошки тряслись, хотя обычно с ней такого не бывает, она знает, что умеет нравится парням и с охотой позволяет им проявлять к ней внимание. Но Киба был каким-то другим, смотрел словно сквозь неё, не замечал очевидных намёков, буквально пробегая мимо любой её попытки привлечь внимание. А, тут такой удобный случай. - Объединимся? Можем пойти к моей бабушке.

- Ам, ну, - Инузука затупил, он считал себя нормальным парнем, и девушки привлекали его, в меру необходимости, но на одноклассниц он такими глазами не смотрел. Тамаки, в его представлении, была девчонкой, перед которой его опозорила Хината, но это было забавно, а ещё она была из Литературного клуба, но это ровным счётом ничего не значило, Инузука туда за смыслом ходил, а не ради свиданок. Понятное дело, что и сейчас девушка не предлагала ничего, даже отдалённо, напоминающее свидание, но идея остаться с ней в паре, совершенно без буфера в виде ещё одного одноклассника, показалась Кибе слишком провокационной. Он растрепал волосы, понимая по улыбке Тамаки, которая постепенно становилась всё более вымученной, что отвечает неприлично долго, но вокруг не было никого, кто желал бы спасти несчастного парня. - Прости, я что-то торможу сегодня, не выспался, - скрашивая свою заминку, соврал Киба, - конечно, да, с удовольствием.

- Хорошо, - Тамаки придвинулась ближе, про себя умоляя высшие силы, чтобы никто третий к ним не прибился. Она совершенно случайно поймала на себе взгляд ещё одной брюнетки в их классе, Хината, конечно, поспешно отвернулась, активно изображая, что всю дорогу болтала с парнями, стоящими рядом, но Тамаки успела заметить на лице однокласснице восторг и странную порцию облегчения, в свете новой информации, любительница кошек всерьёз задумалась, как много из этого удачного совпадения, было вовсе не совпадением. Правда, стоило Кибе случайно задеть её рукой, и все вопросы улетучились из девичей головки, оставляя там только мечты о нескольких часах, которые она проведёт с этим парнем, которого она пока никак не может разгадать.

- Так, - разворачиваясь к одноклассникам, начал Наруто, - что тут у нас, - он оторвал свою блондинистую голову от планшетки, на которой значились имена старичков и их палаты, и обомлел. Все уже разделились по парам и тройкам, больше того, вся его шайка уже разделилась, а самое главное, его девушка нашла себе напарников, ни один из которых, не был им. - Эм-м-м, - пришлось покачать головой, чтобы осознать, что это не сон, но нет, даже после этого ситуация осталась неизменной, на него всё так же пялился Шино, слишком странный, чтобы Наруто желал быть с ним в связке, и Мацури, девчонка, которую он знал только по имени.

- Мы уже готовы, Узумаки, - громко сообщила Ино, - говори куда идти, или есть какие-то проблемы? - она вызывающе выгнула бровь, Наруто сглотнул, но отрицательно покачал головой, в следующий раз будет умнее.

- Да-да, - нервно добавил блондин, красноречиво метая молнии в сторону Хинаты, из-за которой он оказался в такой ситуации, девушка, тоже мне, возмущался про себя Узумаки, уже предвкушая, как «чудесно» проведёт время в компании Шино. - Подходите по очереди, - сдаваясь на милость судьбы, объявил староста. Ребята получали номера комнат и разбредались по коридору, пока не остались только сам Наруто и двое его компаньонов. - Ну, а нам значит, - он ещё раз сверился со списком, - палата №6, - объявил блондин. - Что же ещё, - тихо, чтобы никто не услышал, сказал он сам себе, предлагая Шино и Мацури следовать за ним.

***

Палата №1
«Чёрный юмор»

Хината, Гаара и Сай подошли к белой двери палаты, на которой висела витиеватая табличка с цифрой один. Дверь была уже не много приоткрыта, но Хината всё равно постучала, она стояла посредине, межу парнями, подозревая, что так они отдают в её руки бразды правления. Милый жест с их стороны, так может кто-то подумать, но Хьюга сразу поняла, что всё дело в их нежелании что-либо делать. Брюнетка вздохнула поглубже, придавая себе уверенности и смело шагнула в палату.

- О, ками, - прошептала Хината, невольно отступая назад. Убежать из комнаты помешали только крепкие руки парней, которые не желали оставаться тут одни, но и сбежать было бы ударом по их гордости. Палата напоминала простую комнату в отеле, звезды на три, две односпальные кровати, с комодами у изножья, шкаф, встроенный в стену и небольшой круглый стол в углу, заваленный разными материалами и деталями. Видимо для тех штук, что занимали все плоские поверхности в комнате. Они были разными, их было много, но главное они были жуткими, а если Хината что-то называет жутким, то это уже не пустой звук. - Куклы, ненавижу кукол, - жалобно прошептала брюнетка, стараясь найти такую точку, с которой на неё бы не пялились деревянные марионетки.

- Ой, детишки, - троица обернулась к старичку с отчего-то забинтованной головой, который лежал на левой кровати. Ребята вначале подумали, что их старички спят, что логично, ведь мужчина и женщина лежали в своих кроватях с закрытыми глазами. Школьники сразу отметили, что ничего не изменилось, хотя они чётко слышали голос. - Не бойтесь, подойдите, - снова сказал, если судить по тембру и звучанию, мужской голос, но старичок мирно лежал в своей постели и никак не мог говорить.

Гаара сделал шаг вперёд, ему надоело теряться в догадках, но Хината крепко ухватилась за друга, трясущимся пальцем указывая куда-то в сторону кровати со старичком. Сай спрятался за плечом брюнетки и тоже приблизился, прослеживая взглядом куда она указывает. На постели сидела марионетка, типичная для чревовещателей, если не брать в расчёт, что кукла была точной копией самого старика.

- Вы наши гости? - троица застыла, всматриваясь в куклу, которая…говорила. Её квадратный рот опускался и поднимался, выдавая слова, а вот рот старичка был абсолютно не подвижен, ни намёка, а ребята искали его очень и очень усердно, ведь он должен там быть, если его нет, то вариант всего один. - Эх, вот так всегда, никто не хочет со мной говорить, - обречённо качая круглой головой в бинтах, пожаловалась кукла. - Эй, Эбизо, просыпайся, - крикнул деревянный двойник своему прототипу. Старичок никак не отреагировал и тогда…кукла повернула голову на сто восемьдесят градусов, с ужасающим скрипом и это стало последней каплей.

Даже Гаара не испытывал стыда за то, что начал кричать, он бы даже не стал спорить, если бы кто-то обвинил его в начале этого громкого, разрывающего безмятежность «Небесных палат» ора. Под музыкальное сопровождение своего крика, Гаара, Сай и Хината резко повернулись к выходу, намереваясь покинуть палату, когда откуда-то сверху упало что-то большое в чёрном развевающемся одеянии. В считаных сантиметрах от лиц перепуганных ребят замерла ещё одна марионетка, взлохмаченная, с потрескавшимся лицом и ужасными длинными руками. Кукла зависла, дёрнулась и вдруг подняв голову, принялась клацать беззубым ртом.

- А-А-А, - слились в один три юных крика, загнанных в ловушку школьников. Никто из них даже не думал, что это просто кусок дерева, что они обученные бойцы и могли бы применить силу, в попытке защитить свои жизни, они хотели только упасть на колени и молиться, чтобы этот кошмар закончился.

- Пха-ха-ха-ха, - раздалось за их спинами. Всё тот же знакомый стариковский скрипучий голос, но теперь звучавший будто ближе, живее. Ну, и то, что существо позади смеялось, возродило надежду, что они смогут выбраться отсюда живыми. Крепко держась друг за друга, товарищи повернулись, забыв, что открыли тылы для ужасного деревянного монстра позади, но соображали они уже хреново, так что им простительно. - Вы уж простите ребятки, - вытирая согнутыми артритом пальцами выступившие от смеха слёзы, произнёс старик, сам старик, а не кукла, - здесь не так уж много развлечений осталось, а когда мы узнали, что будут гости, грех было не воспользоваться ситуацией.

Сай может и мало знал про эмоции, но для того, чтобы понять, что ему сейчас было до усрачки страшно, даже книжка бы не понадобилась, он никак не мог отлипнуть от руки Хинаты, хотя его рациональная часть, которую он часто считал единственной, посылала сигналы, что всё нормально и бояться было нечего с самого начала.

- Вы же в порядке? - уточнил старик, пряча куклу подальше. Он прищурил глаза, когда рассматривал троицу перепуганных ребят, которые всё ещё крепко держались друг за друга и тряслись, как листочки на ветру. - Перестарался что ли, - почёсывая свои бинты, задумался мужчина.

- В-вы…это…вы…мы, - Хината искала голос, но он весь вышел на крик. Она не знала, что можно сказать этому человеку такого, после чего он не откинет копыта от разрыва сердца.

- Это. Было. Чертовски. Круто, - выдал…Гаара, наконец отпуская Хинату. Девушка уставилась на него так, будто именно красноволосый был самым странным существом в комнате. Ещё бы, ведь Гаара улыбался, разглядывая комнату с марионетками внимательнее. Да, ему было страшно, но теперь, когда бояться больше не надо, он вдруг ощутил весь адреналин, попавший в кровь и понял, что чувствует себя живым, довольным и даже счастливым.

- Он повредил голову, - шепнул Сай Хинате на ухо. Она покивала, как болванчик.

- Да, ладно вам, - непринуждённо, о, ками, Гаара говорил непринуждённо, Хината уже было готова вызвать местных санитаров. - Ты-то должна это оценить, разве смотришь ужастики не для того, чтобы…испугаться? - когда Хьюга решила, что в его словах имеется зерно истины, санитары понадобились и ей.

- Ну, - неуверенно протянула Хината, представляя, как всё это и они сами, должно было выглядеть со стороны. Прыснула от смеха раньше, чем успела сообразить и это стало спусковым механизмом. Напряжение исчезло, позволяя ребятам оценить насколько это было круто. - Надеюсь, это все сюрпризы? - отсмеявшись, уточнила Хьюга у старика.

- Обещаю, я - всё, - добродушно заверил он, - меня зовут Эбизо, и я всю жизнь посвятил кукольному театру, вот и на пенсии не могу с ними расстаться, они нам как дети, - обводя всех своих марионеток взглядом полным гордости и печали в равной мере, рассказал Эбизо.

- Хината, - указывая на себя, сообщила девушка, - а, это Сай и Гаара, мы ученики старшей школы, пришли поздравить вас с праздником, - поклонившись, сказала брюнетка. Парни повторили её жест. - И, честное слово, не ожидали, что сами окажется в эпицентре сюрприза.

- Ох, уверен, что такая милая девушка быстро простит старику его странности, - подмигивая, сказал Эбизо. Хината улыбнулась в ответ, что-то в этом старике было, искра, которая тлела до сих пор, хотя испещрённое морщинами лицо и куклы вместо детей и внуков, были яркой иллюстрацией того, что жизнь успела его помотать. - Где же мои манеры, - вдруг спохватился старик. - Это вот, моя сестра Чиё, - он указал на старушку в соседней кровати.

Ребята успели благополучно про неё забыть, но вот теперь им показалось странным, что ор, который они подняли, её даже не разбудил. Сходства между братом и сестрой не было, разве что морщины и пигментные пятна, появляющиеся с возрастом. Старушка казалась полнее, её круглое лицо утратило былой овал, но в нём угадывалась прежняя красота, и копна пепельных волос, собранная в высокую причёску, до сих пор не поредела. Вот только, старушка, как бы это объяснить…

- Мне кажется, или она не дышит? - озвучил общую мысль Сай.

- Сестрёнка? - с опаской позвал Эбизо. Старушка никак не отреагировала, продолжая мирно лежать на постели и никто не видел, чтобы её грудь под одеялом поднималась. - Ты, что померла? - сердца ребят сжались, они снова начали паниковать, не зная, что делать и куда бежать, а то, как Эбизо снова назвал старушку «сестрёнкой», скапливалось противным комом в горле, мешая дышать.

Старичок выбрался из постели, медленно пошёл к сестре, протягивая подрагивающую на весу руку. Ни Сай, ни Гаара, ни Хината, не могли найти в себе силы уйти, позвать врачей, да хотя бы отвернуться от этого душераздирающего зрелища. Брат, наконец, нашёл руку сестры, сжимая её так крепко, как только мог.

- Сестрёнка, - с грустью произнёс Эбизо. Ребята придвинулись, желая поддержать старика.

- БУ! - выкрикнула старушка, открывая глаза, и дико расхохоталась…вместе с братом. - Ой, не могу, каждый раз срабатывает, - хихикая, говорила Чиё, и при каждом смешке, её «пучок» на голове качалась взад-вперёд. Хината поздно протянула руку, чтобы схватить Сая.

- А, вот теперь, нам точно нужны санитары, - смотря на распластавшегося по полу палаты товарища, объявила Хината.

- Не думал, что это будет он, - удивлённо заметил Гаара.

- Эй, милок, ты что, помер? - прокричала Чиё бледному парню на полу. Но, грудь Сая равномерно вздымалась, так что за него можно было не переживать. Слишком уж серьёзно.

- Что-то мне подсказывает, - забираясь обратно в кровать, сообщил своей сестре Эбизо, - что эти ребятки тут больше не появятся.

- Мы принесли судоку, - не к месту вспомнила Хината. А, санитаров никто так и не позвал…

***

Палата №10
«Камикадзе»

- Какая это морока, - жаловался Шикамару, пока Ино выискивала на дверях номер десять. Гений толком не знал даже на что жалуется, просто хотелось высказаться, чтобы разбавить напряжённую тишину, взявшуюся непонятно откуда. Они вроде все были друзьями, но блондинка одним своим присутствием смущала обоих парней, словно им случайно открылся какой-то её секрет, и теперь не ясно, как с этим быть.

- Вот она, - радостно объявила Ино. Девушка была слишком преувеличенно весела и беззаботна, от этого было только хуже, но выбрав такую тактику поведения, Яманака была бессильна вернуться в более или менее нормальное состояние. Головой она понимала, что ничего такого не сделала, подумаешь, напилась, с кем не бывает, вот только, что-то казалось другим, смущало. И, как она согласилась помочь Хинате помочь Тамаки, было загадкой, но деваться уже некуда.

В распахнутое настежь окно задувал ветер, развивающий прозрачную тюль, как парус, комната была маленькой, но уютной, с одной кроватью, одним комодом, одним столом, но с двумя стульями. Всюду глаза натыкались на разные безделицы, видимо, очень дорогие обитателю комнаты, как память, особенно сильно бросалась рамка с фотографией, висевшая на противоположной стене от входа. Она была первой, что видел каждый входящий. На снимке был запечатлён молодой человек в военной форме Японии, без орденов, каких-то особенных отметок, форма, как форма.

- Вы должно быть, те самые дети, которых мы все сегодня так ждали, - произнёс пожилой мужчина, сидящий в плетёном кресле-качалке. Он сидел в самом углу, поэтому ребята не сразу его заметили, к тому же, Ино даже не постучалась, лишая хозяина комнаты возможности впустить гостей. У старика было узкое лицо и причёска, как у самурая.

- Да, это мы, - прощебетала Ино, чем вызвала неодобрительные взгляды Шикамару и Чоджи, она сюсюкалась со старичком, как с маленьким ребёнком, хотя тот и выглядел вполне дееспособным и разумным. - Я, Ино, а эти два оболтуса, Шикамару и Чоджи. А, вас, как зовут? - Нара всерьёз подумал пнуть девчонку куда-нибудь, чтобы прекратила, но мужчина не выглядел обиженным, напротив, он мило улыбался, медленно раскачиваясь туда-сюда.

- Рядовой ВВС Императорской армии Японии Косуке Марубоши, - отрапортовал старичок, тяжело поднимаясь с кресла. Он не стал отдавать честь, и даже не смог толком выпрямиться, в его облике мало что напоминало молодого парня с пожелтевшего снимка. И, всё же, военная стать и что-то ещё, мимолётное, ускользающее, было в его движениях, улыбке, что выдавало человека чести. - Приятно с вами познакомиться, ребятки, - снова с улыбкой, которая, кажется, никогда не покидала морщинистого загорелого лица, произнёс бывший лётчик. Он сделал неловкий шаг, собираясь вернуться в кресло, раздался странный стук, привлёкший внимание ребят к ноге ветерана, точнее к металлическому протезу на том месте, где когда-то была нога. - Часть моей большой удачи, - посмеиваясь, доложил старик, любовно постучав по металлу.

- Простите, - переспросил Чоджи, - вы сказали удачи? - все подумали про то, что у него могло бы остаться две ноги и это была бы удача, но никто не думал о том, что он вообще мог не вернуться.

- Странно, да? - усмехнулся Косуке. Шикамару оставался единственным, кто хмурился глядя на старика. Да, он казался добродушным, и воды много утекло, он был солдатом своей страны, но всё же, Нара не мог понять почему, хороший с виду человек, так гордиться тем, что сражался не на той стороне. - Думаешь, почему я горжусь, что сражался на стороне фашистов? - лукаво ухмыляясь, спросил Марубоши, смотря прямо в глаза юного гения.

- Извините, - чтобы не нагнетать конфликт, извинился Шикамару, надеясь, пойти дальше и не заострять внимание на этом вопросе. Воды с тех пор утекло много, а прошлое этот старик уже никак не мог изменить. Все, кроме лётчика, резко вздрогнули, когда раздался приглушённый крик, пугающий и заставляющий кровь стыть в жилах. Косуке только усмехнулся, догадываясь, кто снова расшалился. - Нам стоит беспокоиться? - уточнил Шикамару. Старик отрицательно покачал головой. До этого все уходили живыми, по большей части.

- Знаешь, - обратился лётчик к Шикамару, приглашая ребят сесть. Ино и Чоджи заняли стулья вокруг стола, а Нара присел на край кровати, идеально заправленной. Косуке уставился на свою фотографию и улыбнулся, - у меня был друг, точнее в молодости я считал его врагом, когда ещё был слишком молод, чтобы понимать жизнь. Так вот, мы с ним соревновались буквально во всём, и когда он бросил мне в лицо, что вступает в армию, да ещё в отряд лётчиков-камикадзе, я принял вызов и последовал за ним.

- Серьёзно? - для Шикамару такое поведение было верхом безумия, кому-то что-то доказывать, вестись на провокации, всё это было чуждо рассудительному гению, умеющему думать наперёд.

- О, да. Я был молод и горяч, а ещё так зол на этого напыщенного индюка за то, что украл мою невесту, что напрочь забыл про всё. Про свои принципы и мысли, даже про свою жизнь. Я видел, на чьей стороне правда, но сказать об этом не мог и сделать ничего не мог.

- Но, в итоге вы не стали лётчиком-камикадзе? - спросила Ино, когда старик надолго замолчал, видимо погружённый в воспоминания. Блондинка мало что смыслила в военном деле, но смысл слова «камикадзе» ей был понятен, а раз Косуке сидел перед ними, то вывод напрашивался сам собой.

- От чего же, я поехал на базу, где нас готовили, как лучше рухнуть на головы противнику, - он и правда удивился, что ребята могли подумать будто он передумал, или позволил тому индюку победить.

- Но, - начал Чоджи и застрял, спрашивать старика о том, почему тот ещё жив, показалось невежливым.

- Это было сложно, признаю, обучаться, проявлять рвение, и верить, что не полетишь. Я был маленьким человеком, и ждал, что всё закончится раньше, чем мне придётся забрать невинные жизни. Пока всё новые и новые лётчики, из других частей, улетали, чтобы никогда не вернуться, получая, посмертно, новые звания, я оставался вечным рядовым, как и мои товарищи по лагерю. Ох, - зашёлся старик в приступе смеха, - я ломал самолёты, перед самым вылетом. А, ещё я хорошо готовил, мне доверяли это делать, поэтому легко мог, изредка, устраивать всем «весёлые деньки» на толчке, - он указал на здоровенную посудину и половник, которые хранились у него в комнате, как трофеи. - А, ещё был случай, когда наш лагерь атаковало полчище крыс, которых я сам же и приволок туда, создавая все условия для размножения. Они пожрали все наши запасы, а потом собирались приняться за нас, когда я перестал их подкармливать. Нашему капитану пришлось доложить об этом и запросить ещё провизии, но нам отказали, ведь после трёх месяцев обучения, с нашей базы, тут, недалеко от Конохи, так и не взлетел ни один самолёт. За это всех, кто ещё успел, до расформирования, прибыть к нам в расположение, называли «камикадзе», ведь на такой шаг могли решиться не многие. Так я всю войну прошёл без единого выстрела и в звании рядового.

- Ого, - в один голос произнесли Чоджи, Ино и Шикамару. Они и не заметили, как за рассказом старика пролетело время, как они невольно пододвинулись друг к другу, словно были командой, которая обязана защищать каждого её члена, даже ценой своей жизни. Напряжение улетучилось и они наперебой задавали вопросы, смеялись, делились своими историями.

- Погодите, - вдруг встрепенулся Шикамару, когда наступила пауза между болтовнёй, - а, как же вы потеряли ногу? - Ино и Чоджи посмотрели на старика, они и забыли об этом, но теперь хотели узнать, что же произошло.

- Ах, это, ерунда. Просто один раз, когда пытался вывести из строя очередной самолёт, порезался о какую-то железку, не обратил внимания, вот так и вышло, что пришлось её прямо там, в лагере, оттяпать, - он рассмеялся, вспоминая лица врачей и капитана. - После этого-то, все и решили окончательно, что наша лагерь проклят, всё сожгли, а меня отправили в госпиталь, на реабилитацию.

- Так вот почему удача, - догадался Чоджи.

- Нет, хотя и это тоже, но вообще-то, моя удача в том, что в госпитале за мной ухаживала одна миленькая медсестра, которая потом, - он указал на шкатулку, стоявшую на прикроватной тумбочке. Ино принесла ему её. Косуке открыл коробочку, с вырезанным геометрическим орнаментом, порылся в ней, выуживая несколько снимков, - стала моей женой.

Он ещё долго показывал все фотокарточки, которые они с женой успели наснимать. Старые, чёрно-белые и выцветшие, где они молодые, где их дети маленькие, и более современные, где он окружён внуками. И, ещё одну, самую последнюю, где он обнимает за плечи седовласого мужчину - его врага, его лучшего друга. Шикамару незаметно бросил взгляд на Чоджи, радуясь, что они попали сюда вместе и встретили этого чудаковатого старика, а следом и на Ино, отчего-то радуясь и её присутствию, а ещё тому, что она больше не вела себя странно. А, просто улыбалась своим мыслям. Нара поймал себя на мысли, что с какого-то момента, он даже не помнил с какого именно, начал пренебрегать некоторыми друзьями, когда должен был всё время следить, чтобы самолёты не взлетали.
***

Палата №6
«Я - значит Якудза»

Наруто старался сохранить присутствие духа, для него никогда не было проблемой знакомиться с новыми людьми, а тут были хорошо знакомые одноклассники, но настроение всё равно падало всё ниже и ниже, по мере того, как они продвигались к палате с номером шесть. Остальные держались в отдалении и шли молча, он было обернулся, чтобы завести разговор, но пугающий Шино, а тем более, неизвестная Мацури, не вдохновили на такой подвиг. Пришлось смириться и плестись дальше, уповая, что им не попадётся слишком древний старичок, которого они своим настроем отправят в кому.

Блондин постарался постучать в дверь так, чтобы тот, кто за ней, не сразу понял во что влип, то есть бодро и даже с замысловатым ритмом. Как Мацури закатила глаза, Наруто не видел, а вот сделал ли так Шино останется загадкой, навсегда, ведь он снова спрятал глаза за тёмными очками.

- Войдите, - раздался тягучий голос из-за двери. Узумаки запнулся на секунду, уж больно странно звучал человек с той стороны, но быстро выбросил такие мысли из головы и прошёл в комнату.

Внутри оказалось темно, большое окно угадывалось в высветленном пятне на плотных шторах, задвинутых так, чтобы ни один лучик не проникал. Всё остальное, мебель и личные вещи, если они были, тоже представляли собой лишь примерные очертания. Хозяина комнаты тоже было не видно пока он не щелкнул выключателем торшера.
Старик сидел в глубоком кресле, так что его голова даже не выглядывала из-за спинки, вид у него был, мягко говоря, странный. Смуглый, в потрёпанном жёлтом спортивном костюме, с протёртостями на локтях и коленях, глаза за очками с тёмными стёклами, так что не понятно, для зрения они, или от солнца, которое сюда итак не проникало. Причёской он скорее напоминал современного рэпера, которого уже успели пристрелить, чем пожилого японца, зато усами в стиле фу манчу, как раз наоборот. Полный контрастов, этот маленький сморщенный грибок восседал в кресле, сканируя пришельцев и похрустывая пальцами.

- Мы, э-э-м, - начал Наруто, потрепав волосы на затылке, дед был скорее уморительным, чем пугающим, но парень всё равно смутился, старик вызывал чувство будто в первый раз заходишь в неизвестную заводь, вроде и дно видно, а всё равно хрен его знает. - Вы наверное слышали, что мы, э-э, - попробовал снова. Вышло не лучше. Старик улыбнулся, обнажая золотой зуб и пару дырок, Наруто быстро определился, что ничего весёлого в нём нет, и не важно, что тот стал ещё нелепее.

- Спокуха, мальчик, я в курсе, кто вы и зачем здесь, - произнёс старик, - звать меня Фунэкэй Ёсида, но лучше просто Ёсида, чтобы без напряга. Вы проходите, садитесь, - он не отрывал взгляда от ребят. Узумаки покрутил головой, чтобы понять куда тут можно присесть, слава ками, в комнате оказались стулья. Блондин взял один для себя, а другой подал Мацури, рассудив, что Шино сам в состоянии разжиться предметом мебели, если не собирается простоять всё время. А, выглядел он именно так, прислонившись спиной к стене и сложив руки на груди. Наруто не стал его уговаривать.

Узумаки протянул стул Мацури и только когда она его не взяла обратил внимание, что девчонка уставилась на старика, как на грёбанную знаменитость. Она смотрела на него то так наклонив голову, то сяк, а безумный фанатичный блеск в глазах, просматривался даже в этом тусклом свете. Парень встал перед ней, пока не нарвались на проблемы, и буквально всучил дурацкий стул. Мацури перехватила взгляд напряжённых голубых глаз и начала что-то сигнализировать, подмигивая и двигая бровями. Наруто только скривил рот ничего не понимая, и предпочёл отвернуться.

- Так, это, Ёсида, - обратился Узумаки к старику, - как вам тут, нравится?

- Чем вы занимались до того, как переехали сюда? - не успел Наруто договорить свой безобидный вопрос, как на старика набросилась Мацури. Она вальяжно расселась на стуле, положив ногу на ногу и смотрела на мужчину с явным вызовом.

- Разными вещами, которые приходилось делать, просто делать и никогда не говорить, не оправдывать. Да, и нет им оправданий. Просто делаешь, и всё. И забываешь, - ответил Ёсида. Наруто даже не пытался выглядеть как человек, который втыкает, что происходит, он сидел с открытым ртом и надеялся, что в полутьме никто не заметит. - Короче, адвокатом я был, - добавил старик. Узумаки даже не пытался найти в его словах логику, парня вообще отпустило, понятно ведь, что старик им достался в глубоком маразме, вот и всё объяснение.

- Круто, - улыбаясь Ёсиде, как маленькому ребёнку, который смог правильно кинуть кубик в форме треугольника в дырку в форме треугольника. Мацури позади фыркнула, пришлось зыркнуть на неё, как следует, как староста, чтобы вела себя приличнее. Одновременно с его гляделками с Мацури, раздался жуткий вопль, все, кроме стрика, а это значит и Шино тоже, вздрогнули, Узумаки показалось, что какая-то часть в этом крике ему знакома, словно отдельные нотки он уже где-то слышал. - Что это? - задал вопрос блондин, сам не зная к кому обращаясь, все присутствующие были в одинаковом положении и вряд ли смогут ответить.

- Как знакомо, - с усмешкой произнёс старик, прикрывая глаза, он будто впитывал этот крик в себя, одновременно наслаждаясь и ностальгируя. Наверное, по перепалкам в суде, или типа того, думал Наруто. Стало тихо, больше не кричали, так что все успокоились. - Надо поссать, сейчас вернусь, - бодро вскакивая с кресла, объявил старик. Ребята никак не успели отреагировать, а он уже был в дверях, но замер и обернулся. - Сидите смирно, ягнятки, и ничего не трогайте.

- Будьте спокойны, мы ничего не будем трогать - ответил Наруто, смотря на удаляющуюся спину старика, который его даже не слушал, - больно нам надо его старые шмотки трогать, - уже тише добавил блондин. - Какого хера? - подскакивая со стула, громко зашептал Узумаки, когда увидел, что Мацури роется в ящиках старика. Он только хотел перехватить её у одного из них, а девчонка уже ускакала к другому. - Арх, заканчивай, - прикрикнул парень. - Шино, хоть ты скажи ей, - блондин обернулся к другу, - издеваешься? - взвизгнул Наруто, когда увидел, как Абураме делает тоже самое, тщательно прощупывая вещи в бельевом шкафу старика. - Ну, какого хрена, я так и знал, что этим всё закончится. Грёбанные вы психи, немедленно прекратите, - переходя от умоляюще-ноющего до грозно-требующего тона, неистовствовал блондин.

- Захлопнись уже и лучше помоги нам, - строго ответила Мацури, продолжая рыться в выдвижных ящиках рабочего стола.

- Что? Помочь? В чём?

- Ты серьёзно? - удивилась Мацури, даже ради такого оторвалась от работы и посмотрела на парня. - Никакой он не Фунэкэй Ёсида, его имя Чен и он много лет был сайко-комон при Гато, - как что-то само собой разумеющееся сообщила девчонка.

- Чё?

- Ох, мне тебя даже жаль, - сочувственно покачав головой, сказала Мацури. - Я говорю, что этого старика зовут Чен и он из «Якудза», работал на Гато, когда тот держал Коноху и ещё несколько территорий поблизости. Чен был его страшим советником, а не какой-то там «шестёркой», - восторг в её тоне мог спорить разве что со ступором, который настиг Наруто, всего целиком.

- Этот вот старик, - медленно проговорил Узумаки, - вот тот, который сейчас ушёл и у которого явно маразм, вот он, этот метровый японский Боб Марли - член «Якудза»? Вау, это звучит как, - блондин сделал вид, что сильно задумался, подбирая правильное слово, - ПОЛНЕЙШАЯ ХЕРЬ!

- Фунэкэй Ёсида, - просто произнесла Мацури. Наруто потряс руками, отказываясь понимать, что это должно значить. Девушка устало провела рукой по глазам. - Это имя главного злодея из фильма «Разборка в Маленьком Токио», - пояснила Мацури. Наруто был готов назвать её таким словом, которое и в отношении девушек, заслуживающих этого, было произносить стыдно. Он повернулся к Шино в поисках поддержки, друг поправил очки на носу, забрезжила надежда, что Абураме делал то, что делал по другой причине, с дебильными идеями Мацури никак не связанной. В конце концов, кто знает этого Шино, может он фетишист до панталонов древних стариков.

- «И когда мы всё сделаем, мы пойдём жрать сырую рыбу с этих голых баб», - кивая продекламировал Шино. Ещё никогда Наруто так не скучал по Хинате, и ещё никогда он её так ненавидел, за то, что оставила одного с этим своим любимым Шино-психопатом.

- Вот именно, - смеясь, ответила Мацури, но глядя на лицо старосты, перестала улыбаться, - брось, это же цитата из того фильма. Ты не можешь не знать ту шутку про карате, Наруто, это даже не смешно, там ведь играл сын Брюса Ли.

- Слушай, - взвился Узумаки, - единственный Ли, который меня когда-либо заботил, это Стэн Ли, а теперь заканчивайте заниматься хернёй, пока старик не вернулся и не въеб…

- Так-так-так, - Наруто подавился концовкой слова, когда самое страшное, о чём он предупреждал этих двоих, которых больше не желал называть одноклассниками, всё же случилось. Старик медленно вошёл в свою комнату и прикрыл за собой дверь, оставшись стоять возле неё. Словно, пронеслось в блондинистой голове, хочет закрыть путь к бегству. - Вот кажется, что всё предусмотрел, говоришь себе, что это лишь дети, откуда им знать, кто ты такой. Но, дети всегда удивляют.

- «Безумец вышел наружу. Господи, спаси и сохрани всех нас», - тихо проговорил Шино. Наруто на секунду перестал бояться, когда подумал, что Хината бы точно знала откуда цитата, она всегда это знает. Он точно будет по ней скучать. Почти так же сильно, как по Кушине или своей комнате, которая теперь точно достанется Мей, навсегда.

- Расслабьтесь, детишки, я ничего вам не сделаю, - мило улыбаясь, сверкая золотым зубом, сказал Чен.

- «Нет, у меня нет склонности к жестокости, но просто без неё порой ничего не получается».

- Хватит ему подсказывать, - прошипел Наруто. Чен только покачал головой.

- Я не вру, - поднимая руки в миролюбивом жесте, снова попытался успокоить детей Чен. - Слушайте, думаю, мы можем называть друг друга друзьями. Дружба, знаете ли, это всё. Она превыше талантов, государства. Друзья - почти, как семья. Поэтому я не вру людям, которых называю друзьями.

- Он точно нас убьёт, Наруто, - с самодовольным выражением на лице, заявила Мацури.

- И, чему ты радуешься? - не понял блондин.

- Так ведь я была права.

- О, ками, пожалуйста, господин Якудза, убейте меня первым, я не могу больше общаться с этими психами, - попросил Наруто, складывая ладони в умоляющем жесте.

- Хох, - усмехнулся маленький старичок, да так, что его забавные усы подпрыгнули. - Ну, и повеселили же вы меня, честное слово. Говорю же, не буду я вас трогать, ну, если сами не попросите, - подмигнул старик Мацури, Наруто уже собирался обозвать его педофилом и встать на защиту чести подруги, пусть и той, кого считает ненормальной, но она уже подтверждала его мнение, хихикая в кулачок и смущаясь. Ну, точно фанатка, ошарашенно подумал Узумаки. - Я давно отошёл от дел, да и в бытность свою «Якудза» никогда детей не трогал, дети - это святое, наше будущее, - Чен прошёл вглубь комнаты, нашёл фоторамку и продемонстрировал ребятам снимок маленькой улыбчивой девчушки, в таком же спортивном костюме, как он сам. - Внучка моя.

- О-о-о, это так мило, - пропела Мацури. Наруто уже отказывался что-либо понимать. Голова раскалывалась от нелепости ситуации, которая становилась всё нелепее.

- Издеваешься? - накинулся он на бедную девушку. - Ты же только что кричала, что он из мафии и всё такое, а теперь умиляешься тут, да что с тобой не так?

- Ну, кричала и была права, как видишь, - спокойно ответила Мацури, - я люблю изучать историю преступного мира Конохи, и довольна, что смогла узнать господина Чена. Лучше скажи, что с тобой не так? - девчонка совершенно спокойно подошла к старику, начала расспрашивать его про внучку, и про работу, а тот…делился, вот так просто. Узумаки впал в прострацию, он никак не мог понять, когда они перешли от страха быть жестоко убитыми членом «Якудза», до милых бесед с ним. Он начал подозревать, что с самого начала читал ситуацию неправильно, и как теперь быть? Узумаки не понял на сколько выбыл из реальности, пока искал ответы на эти вопросы, но когда вернулся, Чен услужливо интересовался, не слишком ли он их задерживает, «со своими стариковскими историями».

- «Кому нравится в гостях, тот уходить не торопится», - успокоил его Шино. Чен улыбнулся и продолжил что-то говорить, Наруто услышал что-то про разборки с «чёрно-белыми» и самые сложные переговоры об обмене пленными, которые ему пришлось пережить, ничего не понял, конечно, но кое-что для себя заметил. Например то, что Мацури довольно начитанная девчонка и знает много разной жести, которая происходила в городе, вообще-то это было даже интересно, и Наруто обязательно с ней это обсудит, когда не будет таким контуженным. Или, что она умудряется ладить с Шино, даже говорит на его странном языке, а он очень даже умело подстраивается под неё. Ещё то, что Чен и правда крутой чувак, когда привыкнешь, чёрт, он ведь реальный «Якудза», кому скажешь…Узумаки решил, что не стоит договаривать такие фразы, чтобы оставаться со стариком друзьями.

Оказалось, что компания ему досталась не самая плохая, и это было чем-то необходимым, уж больно привык он к своим друзьям, всё время гордился, как легко сходиться с людьми, а сам даже всех одноклассников не успел узнать. Наруто давно выбрал путь, который сопряжён с разными людьми так тесно, что одно от другого уже не отделимо, а значит должен уметь найти подход и к тому, у кого в голове одни цитаты, и к страной любительнице жестоких преступников с ранимой душой. И, даже к бывшим «Якудза». Так, на всякий случай.
Палата №9
«Страсти»

Куроцучи, в очередной раз, разругалась со своим парнем Акацучи, и в очередной раз из-за того, что тащила его на встречу со своим дедом, который был, мягко говоря, человеком со сложным характером, особенно когда дело касалось его любимой внучки. В этот раз они поцапались буквально на пороге дома престарелых с нелепым названием «Небесная палата», так что её парень-здоровяк развернулся и ушёл, а сама девушка продолжила путь, пылая праведным гневом.

Киба и Тамаки ничего этого не знали, они не были знакомы с этой страстной парочкой, даже со стариком, из-за которого те поругались, они ещё не успели встретиться, пока пара одноклассников только входили в палату с номером девять.

- Бабушке разрешили её выбрать, - улыбаясь сообщила Тамаки, открывая дверь, - ведь у кошек девять жизней, - Киба кивнул, не догоняя к чему бы это. Ну, пока не прошёл в комнату, которую занимала бабушка Тамаки. Палата оказалась светлая, с весёлыми обоями в мелкий цветочек, с одной кроватью, мягким креслом, женским столиком со всякой ерундой и шкафом в стене. Киба решил, что это всё практически одинаковое в каждой комнате в этом заведении, а вот керамические кошки, кошки-подушки, ковёр в форме кошки, котята на плакатах, развешанных на стенах и, конечно, живая кошка на подушке, уложенной на подоконнике, что смотрела на парня своими недовольными жёлтыми глазищами, и ещё одна, которая никакого интереса не проявляла, всё это явно не было таким же, как в каждой комнате. Собачнику малость поплохело в этом кошачьем раю. - Привет, Некобаа, - весело поздоровалась Тамаки, сразу проходя и оставляя поцелуй на морщинистой щеке старушки. - Я сегодня не одна, смотри, это мой друг Киба.

- А, ага, здрасте, как поживаете? - демонстрируя оскалистую улыбку, поприветствовал парень бабушку.

- Дети, как я рада вас видеть, - вообще-то всё оказалось не так уж плохо, как собачник решил с начала, голос у бабушки-кошки оказался приятный, да и сама она тоже. Типичная бабуська, решил про себя Киба. Маленькая такая старушка, вызывающая доверие, от неё веяло нерастраченной заботой и ароматами чего-то сладкого. - Подойди мальчик, дай на тебя посмотреть, - позвала старушка, Инузука подошёл, сел на рядом стоящее кресло, ему было не сложно, пусть парень не понимал, с чего бы бабушке одноклассницы, с которой он практически не общается, смотреть на него вблизи. - Хи-хи, красивый, - вынесла вердикт старушка, подмигивая внучке.

- Баа-чан, - засмущалась Тамаки, - извини, - сказала девушка уже Кибе, но тот только ухмыльнулся, снова демонстрируя свои клыки.

- Не-не, ты что, твоя бабушка знает толк в парнях, - он подмигнул старушке, так что она даже зарделась, посмеиваясь в кулачок. Киба вырос в сугубо женском обществе, так что, когда нужно было, умел расположить к себе любую представительницу прекрасного пола. Найти к ним подход было не сложно, сложнее Кибе было понять, что в итоге они от него хотят, и хочет ли он чего-то от них.

Дверь снова распахнулась, все присутствующие обернулись, чтобы посмотреть на ворвавшегося дедка, мелкого, на первый взгляд несколько плюгавенького, пока не присмотришься внимательнее к его помятому яркому кимоно, усам и бороде, как у грёбанного Конфуция и красному носу, которым он не переставая шмыгал, придавая себе вид среднестатистического уголовника.

- Опять явятся эти, - сплёвывая в стоящий рядом цветочный горшок, доложил старик, - надо спрятаться, сил нет терпеть их эти перепалки, - старик полностью игнорировал факт присутствия кого-то в комнате, он по-хозяйски уселся на край кровати бабули Тамаки.

- Ооноки, где твои манеры, - отчитала старика бабушка-кошка, - и, не хорошо так отзываться о собственной внучке, она молодец, не забывает про тебя, злющего старикана.

- Тьфу, будто я сам не в состоянии за собой следить, а её этих «парней», - сказал старик будто парни были чем-то неприличным, - мне вообще видеть не хочется. Будто я не знаю, что им всем нужно, сам был такой, - сально улыбаясь, воспоминаниям из молодости, сказал старик. При этом он с нездоровой брезгливостью пялился на Кибу. - Твоя, что, тоже притащила, смотрю?

- Не обращайте на него внимания, старик совсем выжил из ума, если он у него когда-то был, - сказала Некобаа, грозя пальцем Ооноки, тот снова фыркнул, и стал искать куда бы сплюнуть, но ничего подходящего не обнаружил. Тамаки была на грани того, чтобы поднять руку на пожилого человека, а вот Киба быстро потерял интерес к мерзкому старикашке, даже не слушая, что он там нёс. Он гордился этой своей поразительной способностью фильтровать всё, что происходит вокруг.

-…его носит, - раздался чей-то недовольный голос из коридора и быстрые шаги, удаляющиеся, а затем снова приближающиеся. Дед затаил дыхание, вжимая зад в матрас чужой кровати, будто так мог стать невидимым. Все прислушивались в шагам, которые вдруг остановились совсем близко, стук в дверь не заставил себя ждать, а за ним возникла и девушка. На вид она казалась старше Кибы и Тамаки на пару-тройку лет. Чёрные коротко подстриженные волосы обрамляли светлое круглое лицо, она была высокой и стройной, и хотя казалась довольно красивой, что-то в её облике, а может просто в том, как она стояла, сложив руки на груди, но было очевидно, что она - та самая внучка, от которой прятался дедок. - И, как это понимать? Я уже с ног сбилась, пока искала тебя, хорошо, что Кабуто-сан сказал, что ты часто надоедаешь своим присутствием этой милой женщине.

- Вот ты и попался, старик, - ничуть не смущаясь, рассмеялся, своим раскатистым, лающим смехом, Киба. Девушка скосила на него любопытные тёмные глаза, он ничего не заметил, слишком погружённый в веселье, зато Тамаки это сразу не понравилось. Захотелось что-то сделать, взять за руку, положить ладонь ему на колено, что угодно, чтобы соперница поняла, что пришла на чужую территорию, но брюнетка знала, что у неё нет такого права, и она никак не сможет помешать этой взрослой девушке увести Кибу, если та этого пожелает. Окружённая всеми этими кошками, Тамаки поняла, что готова зашипеть на незваную гостью, чтобы забирала деда и сваливала.

- Куроцучи? - в дверном проёме, который едва успела освободить девушка, нарисовался здоровенный парень, он был намного выше и шире девчонки, особенно явно сейчас, когда стоял рядом с ней. - Ты, что тут делаешь? - с подозрением поинтересовался парень. Его мелкие глазки осмотрели всех присутствующих, задержавшись на Кибе, собачник это отметил, выросший, ко всему прочему, среди собак, он знал, когда один пёс пытается показать другому, что это его территория.

- А, ты как думаешь? - недовольно спросила девушка. Она сразу поняла, что парень явился каяться, но теперь ей этого было мало. А, тут так удачно подвернулся этот паренёк, который сможет помочь ей проучить строптивого Акацучи, который возомнил, что может диктовать какие-то условия. Она встряхнула короткими волосами, прошла вглубь комнаты, покачивая костлявым задом и усадила вышеупомянутый зад на подлокотник кресла, в котором сидел Киба. - Мог не приходить, раз не хотел, нам итак не плохо. Всегда приятно заводить новых друзей, - сказала Куроцучи, постукивая пальчиками по плечу шатена.

Тревожный сигнал включился в голове Кибы, меньше всего он ожидал, что при встрече с безобидной старушкой, возникнет реальный шанс огрести от здорового бугая, который уже раздувал ноздри, как дикий бычара. Он не отрицал, что если бы не факт, что девчонка занята, он бы обратил на неё внимание, такие ему нравились, но Инузука долго не раздумывал насчёт предположительных вещей, поэтому улыбнулся здоровяку в дверях и поднялся, чуть не спихнув девчонку на пол.

- Брось, не слушай её, чем больше друзей, тем лучше, проходи, садись, - Киба указал на освободившееся кресло, а сам повторил приём Куроцучи и пристроился на подлокотник кресла, в котором сидела Тамаки. Он надеялся, что одноклассница не останется в накладе, если он случайно даст кому-то понять, что они, ну, типа пара, поэтому позволил себе зажать между пальцами прядь её шоколадных волос, откидывая её подальше от больших глаз. Тамаки похлопала ресницами, стараясь оставаться непринуждённой.

Куроцучи прищурилась, глядя на эту сцену милой школьной романтики для детей младше тринадцати лет. В ней взыграло плохое чувство, будучи внучкой своего деда, она свято верила, что так, где появляется, становится центром всеобщего мужского внимания, а тут такое, парень предпочитает ей мелкую пигалицу, ничего из себя не представляющую. Она и с Акацути замутила именно потому, что он был адски ревнив и мог прижать любого, кто не так на неё посмотрит. И, сейчас, ей захотелось, чтобы её парень покарал этого слишком улыбчивого шатена.

Под её зловещие мысли, раздался дикий вопль, но никто не обратил на это внимание, все были слишком погружены в расчёты того, чем разрешится возникшая ситуация. Киба правда решил, что услышал голос Хинаты, и краем глаза следя на замершим в одной позе здоровяком, он подумал, как было бы замечательно, если бы подруга оказалась рядом и вырубила его. В таком исходе, несмотря на то, что парень был раза в три больше Хинаты, Киба не сомневался. А, вот Тамаки напротив, всё больше мечтала, чтобы все исчезли, кроме этой противной девки, которой она бы, с превеликим удовольствием, выцарапала глаза и выдрала волосы.

- О, винил, какое ретро, - неожиданно выдала Куроцучи, разглядев старенький проигрыватель на комоде и несколько пластинок рядом. Бабушка Тамаки всегда любила музыку и успела привыкнуть к старому-доброму звучанию пластинок, которые когда-то, из своих заграничных поездок, привозил ей отец. Внучка подарила баа-чан проигрыватель, когда та перебралась сюда и с тех пор на все праздники выискивала в подарок новую пластинку. Куроцучи не спросив разрешения, подошла и начала рыться в аккуратно расставленных тонких картонках, хранивших чёрные виниловые круги. - Не плохо, - объявила она, доставая одну из них. Комната наполнилась глубоким голосом Элвиса и его знаменитой лирической «Can”t help falling in love».

Киба понял к чему это всё идёт ещё до того, как девчонка двинулась в его сторону, но всё равно не успел ничего предпринять. Она уже дёрнула его за руку, прижимаясь слишком тесно, как для танца новых знакомых. Инузука уже наступил ей на ногу пару раз, но она стоически делала вид, что всё хорошо. Бык в дверях запыхтел активнее. Бабушка-кошка пыталась по глазам внучки понять, что она собирается делать, а вот Ооноки, удивительное дело, храпел, сморенный стрессом и мягким матрасом.

- Так меня ещё никто не вёл в танце, - томно шептала, типа, на деле-то Куроцучи пришлось говорить громко, чтобы здоровяк её слышал. Кибу уже подташнивало от того, как быстро они крутились, он потерялся в пространстве, иначе никогда не позволил бы девушке положить свои руки ей на задницу. Зря он так возмущался этому, ведь именно это стало тем, что спасло его.

Тамаки пришлось решать быстро, ведь бычара уже начал бить копытом и собирался сорваться с места, Куроцучи уже радовалась, что сможет стать свидетельницей очередной победы в её честь. Но, не успел здоровяк дёрнуться, как к парочке подлетела Тамаки. С грацией кошки и злостью тигрицы, она рванула на себя Кибу, который с радостью спрятался за женскую спину, а дальше она сделал именно то, что давно хотела. Зашипела на ту, кто посягнул на её территорию. Пора было этой худосочной зазнайке узнать, что бывает с тем, кто пытается забрать у кошки её клубок шерсти.

Куроцучи не успела опомниться, как на её белой щеке образовались кровавые царапины от ногтей, она завизжала, Ооноки захрапел особенно громко, но так и не проснулся. А, визгливая похитительница чужих парней уже валялась на полу, отчаянно, но безрезультатно, защищая свои идеальные волосы от нападок дикой кошки Тамаки.

Бык так и замер, а вот Киба, когда отошёл от первого шока. И когда убедился, что безоговорочная победа остаётся за Тамаки, оттащил одноклассницу от поверженной соперницы. Брюнетка в его руках продолжала шипеть и вырываться. Пока не осознала, что парень, занимавший все её мысли, последние чёрт знает сколько дней, крепко сжимает её в своих объятиях. Тут уж не важно стало, что и почему. Тамаки воспользовалась ситуацией, дёргаясь изредка, чтобы Киба не подумал, что она успокоилась окончательно.

Инузука, разумеется, был признателен, что драка досталась однокласснице. Выглядело это лучше, чем если бы здоровяк, который уже помогал подняться своей ноющей подружке, которая не переставая жаловалась ему на что-то, вмазал один раз ему и сломал челюсть, или нос. Но, вот в этот момент, когда он был так рад, что цел, и пока прижимал к себе, оказавшееся довольно мягким, нужной округлости, где надо и вкуснопахнущим, тело одноклассницы, парень чувствовал что-то совсем не похожее на простую благодарность. И, это сбивало с толку, ведь в его руках была всего лишь Тамаки, девушка, любящая кошек, читающая книги, а в остальном, являющаяся кем-то безликим. Правда, к её облику прибавилась её грация и сила, её сумасбродство, которое заставило броситься на ту, кого она даже не знала, да ещё ради того, чтобы…

Вот тут-то Киба и забуксовал, о причинах такого поступка, который теперь казался не только странным, но ещё и опасным, он ничего понять не смог. Они ведь чужие друг другу, он даже не уверен, что если бы ситуация была противоположной, то сделал бы что-то подобное для Тамаки. Хотя аромат мяты, окутавший его сейчас, когда они стояли так близко, нашёптывал, что он предпочёл бы забрызгать местные ковры своей кровью, а не её.

- Хар, а? - неожиданно очнулся Ооноки. Он осмотрел обнимающиеся парочки, довольно улыбающуюся старуху, скривился от того, что всё ещё пел Элвис, снова попытался сплюнуть, и снова столкнулся с проблемой, что некуда. - Арх, да, ну, это всё, я слишком стар для подобных фортелей, - и побрёл обратно в свою комнату, не обратив никакого внимания на вид своей внучки, а только возмущаясь, что этот здоровый, тупой на вид, бугай, её лапает.

- У вас тут всегда, - отпустив Тамаки, пока не заплутал окончательно в собственных противоречивых мыслях, начал Киба, занимая свои руки взлохмачиванием собственных волос, - кипят такие страсти?

***

Оказавшись вместе в общей комнате, где старики собирались для совместных игр и приёмов пищи, ученики старшей школы Конохи, сами не ожидали, что будут так рады видеть одноклассников. Наруто смотрел на своих подопечных, удивляясь, что не видит никакого разделения, все перемешались, что-то рассказывая друг другу, передавая угощения, которыми с ними делились старички и те вещи, которые они сами принесли сюда для них.

- Как прошёл твой день, красавчик? - усмехаясь, спросила Хината. Блондин улыбнулся в ответ, он был рад её видеть, протянул руку, зная, что она не раздумывая возьмётся за неё. Так и произошло. Узумаки позволил себе приобнять её, а Хьюга сцепила тоненькие ручки у него за спиной.

- Неожиданно, - наконец нашёл, что сказать Наруто. Он нежно провёл по её щекам, старательно пряча выбившиеся пряди волос за аккуратные ушки. Хината смотрела на него через опущенные ресницы, прикусывая губу. Такая наивная и такая соблазнительная одновременно. - А, твой? - спросил парень, чтобы отвлечься от её пухлых губ.

- Хм, - задумалась Хината, немного поворачиваясь в кольце его рук, чтобы посмотреть, как Гаара посмеиваясь, что-то рассказывает Мацури и Шино, указывая на Сая, тот выглядел довольным, не смотря на полученную травму, может потому, что Ино держала у его гигантской шишки пакетик со льдом. Сама Мацури постоянно показывала Гааре на самого импозантного старика, с самым странным видом и тоже что-то рассказывала, чем вызывала искренний интерес у красноволосого. Их дуэт вызывал улыбку, при чём и у Хинаты, и у Наруто, только по разным причинам.

Бледно-серые глаза скользнули к Тамаки и ещё нескольким девчонкам, которые весело щебетали о чём-то, иногда хихикая и заливаясь румянцем. Киба, напротив, выглядел задумчивым, кучка ребят что-то ему рассказывала, а он слушал, и даже не перебивал, вообще вёл себя тихо, что за ним не водилось, зато ребята подумали, что ему интересно.

- Неожиданно, - наконец выдала Хьюга, не придумав ничего оригинального.

- Можно мне минуту вашего внимания, - раздался мягкий, но внушительный голос Орочимару. Все притихли, и дети и старики. - Спасибо. Итак, думаю все мы должны сказать тоже самое нашим юным друзьям, которые почтили нас своим присутствием и, надеюсь, помогли вам интересно провести время, - раздался гул голосов, старики наперебой хвастались, как им было круто и весело. Хината заметила, как старички, брат и сестра, задорно ей подмигивают. Она только покачала головой посмеиваясь. Да, такое не скоро забудется. - В таком случае, уверен, что никто не откажется провести вместе ещё некоторое время, - новый взрыв одобрения.

Всё смешалось окончательно, за большими круглыми столами расселись рядом и стар и мал. Все болтали, смеялись, угощались сладостями и овощами, которые, по случаю праздника, разрешили в больших количествах. Наруто нашёл время набрать своих баа-чан и деда, даже показал им, где находится, удивительно, но оказалось, что они знакомы со стрёмным Орочимару, хотя, вспоминая, что он теперь знает члена «Якудза», блондин понял, что удивляться нечему. Разве что самой жизни, которая происходила прямо у него на глазах.

Школьники остались на раунд игры в «бинго», а провожать их вышли все обитатели «Небесной палаты», так что у всех появилась возможность понять, с кем проводили время другие ребята. В этот раз даже было понятно, почему лишние пассажиры сбежали из их вагона, ведь они сплотились, приблизились, слушая чужие истории и рассказывая свои. Ещё никогда столько народу не смеялось над тем, что говорил Сай, а некоторые девчонки умилённо вытирали глаза, когда Чоджи рассказал о старике, которому улыбнулась удача. Ну, а вишенкой на торте, стал эпический рассказ Кибы, который во всех красках и даже с настоящим представлением, поведал о величайшей битве девчонок. В конце все аплодировали Тамаки стоя.

Наруто давно так долго и много не смеялся, и он отдавал себе отчёт, что всё было бы совсем иначе, если бы всю поездку назад его рука не сжимала ладошку Хинаты, которая сидела рядом. Казалось бы, что может быть проще, но порой нужен такой странный день, чтобы на практике убедиться, как всё в жизни меняется, если рядом правильные люди.

***

Шикамару не успел переступить порог квартиры, как раздался звонок его смартфона. Звонила мать, так что ещё до ответа гений мог предсказать, что нарвётся на что-то проблематичное. Так и оказалось, ЁШино спешила сообщить, что из-за праздника и наплыва голодных людей, не может оставить Кушину одну, поэтому, задержавшемуся сегодня в школе, Шикаку, обед придётся отнести заботливому сыну.

- Что за морока, - ответил Шикамару, разуваясь сидя на полу в прихожей.

- Мне послышалось, или ты что-то сказал? - уточнила мать, которая всё ещё была на том конце провода. Она говорила совершенно не угрожающе, что и было первым признаком надвигающихся проблем. Гений сглотнул, чуть не выронив телефон, который прижимал к уху плечом, чтобы удобнее было развязывать шнурки, как на зло, запутавшиеся в плотный узел.

- Тебе послышалось, - поспешил уверить мать младший Нара, - я уже иду, увидимся вечером, - сын сбросил вызов, пока не ляпнул что-то ещё, стянул кроссовок так, собрал пакет, который ЁШино оставила на столе и сломя голову помчался обратно в школу.
Ладно, возможно он торопился в первые три минуты, но потом лень взяла своё и гений медленно поплёлся, кажется, с трудом переставляя ноги. Шикамару воспользовался неожиданной прогулкой, чтобы обдумать то, что его беспокоило. В основном, это касалось друзей, что в целом даже радовало, будь эти проблемы его, это была бы та ещё морока.

Номером первым, стоял Чоджи, на которого давила ответственность статуса «парень», Шикамару не высказывался в плоскости «за» и «против» чего либо, из того, о чём ему рассказывал здоровяк, но всё же эта ситуация вокруг Каруи и того, как она наседала на бедолагу, грозила очевидным финалом - друг сломается. Порой, глядя на поникшего Чоджи, который обычно сам позитив, Нара просто хотелось встряхнуть его и крикнуть, чтобы он пошёл и трахнул уже свою девчонку, и пусть она сама разбирается с последствиями своего иррационального желания. Эта злость не длилась долго и проходила каждый раз, когда он видел, как эта парочка смотрится вместе. Зачем он думал про это сейчас, Шикамару ответить не мог, наверное так сказалось то, что они, впервые за долгое время, провели время практически один на один. Не считая номера два в его списке.

Яманака Ино. Проблемная блондинка, которая в его представлении, ходила по краю, готовая грохнуться с него и оставить симпатичное мокрое место на асфальте своей жизни. Шикамару вновь и вновь прокручивал в голове ту дебильную вечеринку, с которой они её забрали. И, лица тех людей, которые там были, лица не внушающие доверия. Особенно парочка из них. Кулак сжался сам собой, когда он вспомнил скучающий взгляд и детско-женское лицо. Пришлось встряхнуть головой, чтобы вернуть в фокус нужную проблемную блондинку. Шикамару успокаивал себя тем, что за Ино, как будто, присматривала Хината, и что Сай всё ещё ошивался рядом. Нара даже не заметил, как парень, который тоже не внушал ему доверия, вдруг стал «нормальным», может и не в обычном понимании.

Гению вовсе не нравилось внутренне ощущение, что он успел кого-то упустить, но его друзья, от случая к случаю, устраивали нечто такое. За странными мыслями, он не заметил, как добрался до ворот школы. Во дворе всё ещё была куча народу, Шикамару стало любопытно, бывает ли тут вообще когда-нибудь спокойно.

Шикаку сидел за рабочим столом в одном из классов на втором этаже, Шика подошёл в ту дверь, которая была к нему ближе, помахал рукой, чтобы привлечь внимание скучающего сенсея. Отец поднял глаза и улыбнулся сыну с пакетом в руках, стоящего в коридоре, так что никто из находящихся в классе не мог его видеть. Сенсей ничего не сказал, но никто из детей не обратил внимание на то, что он куда-то пошёл.

- Здравствуй, сын, - пожимая руку отпрыску, поприветствовал его отец. - Аромат божественный, спасибо, что спас меня от голодной смерти.

- Нет проблем, Шикаку-сенсей, - по привычке, отработанной за время обучения у отца, ответил Шикамару.

- Не сочти за наглость, - буквально пускаю слюни на то, что разносило ароматы из пакета, начал Шикаку, - но, может присмотришь несколько минут за моими хулиганами, пока я поем в учительской? - Шикамару хотел поворчать, но решил, что это слишком проблематично, намного больше, чем просто посидеть на стуле отца, ничего не делая.

- Конечно, - просто ответил парень, и прошёл в класс. Там было всего четыре человека, который расселись как можно дальше друг от друга. Никто даже не поднял головы, чтобы посмотреть кто пришёл, а парень, который вроде заметил вошедшего парня, скорее всего, принял его за Шикаку, из-за поразительного сходства отца и сына.

Шикамару уселся на место, где только что сидел отец и медленно обвёл скучающим взглядом всем присутствующих. Парень, лицо которого прикрывали пепельно-синие волосы, склонился над своей тетрадью, что-то усердно там записывая. Другой, темнокожий с выбеленными волосами, Омои, Нара знал его потому, что чувак приходился какой-то роднёй Каруи и они тусили все вместе, пару раз, просто спал на парте, в ожидании, когда его отпустят. Третий парень, копался в телефоне, не замечая ничего вокруг, его Шикамару тоже видел, не так давно, Саске общался с ним на школьном дворе.

Последней оказалась девчонка, и будучи гением, Шикамару мог бы помнить, что она будет здесь, ведь он был косвенной причиной её наказания. Она сидела откинувшись на спинку стула, ноги закинуты на парту, а глаза вперились прямо в него и откровенно пялятся. Нара даже не заметил, что уставился в ответ, по своему обыкновению, легко включившись в игру, которая подразумевала ничегонеделание. Глубокий изумруд её глаз сверкал превосходством, но быстро сменился на негодование, за которым пришла злость. Шикамару успел отметить, что она слишком сильно прищурилась, от этого он больше не мог также внимательно смотреть в её глаза, а ему только начало нравится.

- Хватит пялиться, - рыкнула на него новая, в его жизни, проблемная блондинка. Шикамару только усмехнулся, даже не стал спорить, что это она всё начала. Темари так сильно сжала от этого челюсти, что заскрипела зубами. Ещё секунду назад, она чувствовала себя хозяйкой положения, но сразу поняла, что проигрывает. - А, понимаю, - пренебрежительно бросила она, - любишь смотреть на то, что не сможешь получить?

- Так ведь за это денег не берут, - спокойно ответил Шикамару, пока их битва шла в плоскости слов, всё было нормально, он знал, что но Собаку слишком взрывоопасна, чтобы одержать победу в таком бою, не выдержит и скорее вмажет ему.

- Не боишься, что я скажу своему парню про извращенца, который всё время на меня пялиться? - это удивило гения, что блондинка решила похвастаться своим парнем, словно это должно было как-то его задеть.

- Это того, который на твоего брата похож, - уточнил Шикамару, - только более женоподобный?

- Много ты понимаешь в мужественности, - Темари резко выпрямилась, садясь нормально и положила руки на парту, Шикамару увидел её сжатые кулаки и это всколыхнуло его собственный гнев. Но Собаку чуть отпрянула, когда увидела его взгляд, тот, что пробирает до костей.

- Я знаю, что мне не нужно делать девушке больно, чтобы почувствовать себя мужиком, - он выплюнул эту фразу с радостью, избавляясь от яда, который она впрыскивала в него, крутясь на языке. Дерзкие зелёные глаза расширились, она просто не успела взять себя в руки и принять удар, ведь не ждала, такого.

- Гаара, - не веря собственным словам, прошептала Темари. Стало так противно, что этот мелкий гадёныш вот так просто взял и…

- Твой брат мне ничего не говорил, - жёстко ответил Шикамару, за последнее время, да чёрт, просто за этот день, он узнал парня-демона намного лучше и её предположение, что Гаара мог так поступить с родной сестрой, выбесило даже такого стойкого гения, как он. - У самого есть глаза, - добавил Шикамару. Он с той самой вечеринки пытается отделаться от видения, как Темари пытается подняться с дивана, на котором сидела рядом со своим парнем, чтобы показать Саске, где может быть Сакура, а то скучающее дерьмо, которое причисляет себя к мужчинам, не делая скидку, хватает её за руку и силой усаживает обратно. Шикамару всё ещё видит, как блондинка кривится, морщась от боли, пытается скрыть это, но не может, гений уверен, что на изящной ручке остались синяки. Нара и сейчас желает, чтобы картинка сменилась, но знает, что дело не в том, что какой-то левый парень сделал больно девчонке, на которую ему плевать, по большей части. А, в том, что сам он ничего не сделал, он просто смылся, решив, что она заслужила то, что получает, поддаваясь своему упрямству. Он просто пошёл дальше, чтобы найти Ино. Сделал выбор спасти того, кто будет благодарен.

- Пошёл ты, слабак, - Шикамару провожает её поражённым взглядом, безвольно тянет руку, но блондинка убегает, и он готов поклясться, что видит, как сквозь горячую ярость мелькающую в глазах, просачивается солёная влага, оставляя грубые мокрые полосы на щеках. Никому нет дела, что она убежала, Шикаку, вернувшийся так вовремя, тоже не удивлён, когда его сын наскоро прощается и убегает вслед за грозной блондинкой.

- Ох, сынок, - усмехается Шикаку, - весь в отца.

Шикамару несётся по школьному коридору, эхо собственных шагов отдаётся набатом в ушах, ему кажется, что он бежит так давно, теперь даже не понимает, а ту ли сторону бросился. Теперь и вопросом «зачем» тоже задаётся, но остановиться не может, его пугает, что проблемная блондинка уйдёт туда, где он не сможет её найти, к чёрту, что такая мелочь кажется самым важным в жизни. Это тебе не математика, тут гений ничего понять не может, поэтому делает ещё один поворот.

Она стоит на лестнице, к нему спиной, смотрит в сторону окна, но оно слишком высоко, чтобы она могла что-то в него разглядеть, обнимает себя дрожащими руками за плечи. Темари вздрагивает, когда слышит его шаги, замершие в начале лестницы, Шикамару пытается залезть к ней в голову и понять, чего она хочет - чтобы он ушёл, или чтобы подошёл. Логика бы стразу ему ответила, что первого, но он не спрашивает её совета, им движет что-то совершенно противоположное, и оно сильнее всего, что Нара когда-либо испытывал.

Темари перестаёт дрожать стоит его крупной ладони опуститься на её хрупкое плечо. Она знает, что проиграла, растеряла всё своё преимущество перед этим нюней всего за пару секунд собственной слабости, и знает, что уже ничего не может поделать, поэтому собирается стоически принять его издевательства. Она их заслужила.

- Прости, - тихо произносит Шикамару, чем рушит последние представления о себе, у Темари в голове был его образ, достойный порицания и высмеивания, как образ любого парня, ведь она ничего хорошего от них не видела, начиная с отца, для которого она просто «не сын», существо, за которым придёт мужчина и заберёт, она даже фамилию не сможет свою дать детям, второстепенная. Даже не дочь, а именно не сын. Канкуро играет роль старшего брата, когда совсем нечем заняться, а Гаара слишком поглощён своими проблемами. Чему удивляться, что она запала на Сасори, от которого тоже не собиралась видеть ничего хорошего. Темари даже радовалась, поганой такой, зловещей радостью, что он может сделать ей больно, словно только этого она и заслуживает, а терпит потому, что хочет доказать - не слабая. Такая боевая, она даже не думает, что может показать свою силу дав отпор.

- Что? - переспрашивает Темари, поворачиваясь к Шикамару, ей думается, что всё почудилось, иначе она бы не стала оборачиваться и святить своими зарёванными, как у простой девчонки, глазами. А, Нара не способен ответить на такой простой вопрос, ранимость той, кого посчитал слишком сильной для любого проявления слабости, хватает в свои силки. Быть рабом этих зелёных глаз так приятно, что Шикамару боится, как бы это не было плодом его воображения. Может у того её удара оказались долгоиграющие последствия?

Кажется, они оба задерживают дыхание, когда Шикамару мягко смахивает застрявшую на ресницах слезинку, размазывая влагу по раскрасневшейся щечки. Следов слезы как не бывало, а он не может завершить это касание, прошибающее насквозь. Темари знает, что должна делать, отпихнуть, ударить, накричать, она видит это так ясно, но стоит боясь пошевелиться. Вдруг это закончится.

- Прости, - наконец, вспоминает, что нужно сказать, гений, и отступает, на шаг, который стыдно к таковым причислять, они всё ещё в личном пространстве друг друга, дышат одним наэлектризованным воздухом. - А, твой брат, нормальный парень, когда узнаешь его получше, - зачем-то говорит Шикамару, думая так разрядить обстановку.

- Неужели, - с усмешкой произносит Темари. Она давно запуталась в том, кто Гаара для неё, семья или просто человек, который живёт с ней в одном доме. Оказалось, что разница существует. Порой, блондинка скучает по детству, в котором братья не позволяли ей почувствовать себя «не сыном», но теперь уже привыкла, что у брата нет души, а есть лишь тугой сгусток гнева, которым он отдаляется, защищается, как коконом.

- Ну, да, сегодня вот смеялся, рассказывал любопытные истории, и кажется, даже флиртовал с девчонкой, хотя тут я не уверен, - говорит Шикамару.

- Что? - вскрикивает Темари, Нара рад увидеть, как она снова возвращается к своему дерзкому образу. - Гаара? Флиртовал? Не знала, что он умеет.

- Думаю он и сам не знает, - отвечает Шикамару. Черты Темари заостряются, он понимает, что время заканчивается, скоро она станет собой, преодолеет слабость, которую себе позволила, а ему начала нравится эта Темари, которая не менее проблемная, но более человечная. Интересно, что она ненавидит своего брата за то, в чём с ним точная копия. Зелёные глаза становятся всё более хитрыми, медленно прищуриваются, она почти сложила руки на груди, снова защищаясь, отгораживая себя от него. Шикамару не знает зачем так внимательно следит за этими изменениями, какого момента, а главное, для чего, он ждёт. Но, тот наступает, как раз в момент, когда привычная Темари уже готова взять бразды правления обратно. Парень хочет, чтобы её возвращение стало фееричным.

Только поэтому толкает её в стену, заблаговременно зажимая её руки, готовые сжаться в кулаки, над головой. Темари возмущённо приоткрывает рот, желая вдарить ему коленом, но Шикамару этого и надо, он зажимает её стройные ноги и легко скользит своим языком в её манящий ротик. Темари на вкус, как озон, разливающийся в воздухе после грозы. От её языка, который он заставляет закручиваться вокруг своего, остаётся привкус какой-то пряной сладости. Ничего более дикого Шикамару ещё не делал, он ещё не закончил воровать этот поцелуй, за который поплатиться жизнью, а уже мечтает о следующем.
Когда Темари стонет, сигнализируя, что воздуха не хватает, Шикамару прерывает поцелуй, прижимается своим лбом к её, давая возможность осознать, что только что произошло. Он не может найти сил открыть глаза и увидеть, что проблемная блондинка злиться, по-настоящему, а не так, как ему начало нравится, так, будто ей плевать, а не так, будто она испытывает сильное, необузданное чувство к нему. Но, отпустить девчонку, приходится.

Темари видит, что Нара так и не открыл глаз, она пользуется этим, чтобы провести подушечками пальцев по горящим губам. Она не может вспомнить ни одного поцелуя в своей жизни, словно никто её ещё не целовал. Это слишком хорошо, и слишком жестоко. Девушка успевает придать лицу зловещее выражение, когда Шикамару, наконец, находит смелость взглянуть на то, что натворил.

Звук пощёчины оглушает. Шикамару улыбается, как дурак, провожая её убегающую фигурку. Щека горит, когда он нежно касается её, словно так сможет ещё задержать руку Темари на своём лице, это слишком похоже на буйное помешательство, которое тлело в нём с того момента, как она заехала ему мячом по голове. Разве не говорят, что любовь сбивает с ног? Нара не знает, что именно сбило его с ног, но чёртова Темари поселилась там основательно, и что с этим делать, гений понятия не имеет.

Разумеется, он не видит, как Темари улыбается, пока убегает от него.

***

- Пожалуйста, сильнее, - стонет Хината, отчаянно хватаясь за покрывало. Солнце бьёт в глаза через переплетения зелёных крон, когда она смотрит на стеклянный купол над головой. Жёсткие доски впиваются в обнажённую спину, пока Наруто старается врываться в неё всё сильнее, как она просит. Но, этого до сих пор недостаточно, ей нужно больше, она хочет его глубже, чтобы отвлечься, забыться.

Хината обвивает его поясницу ногами, надавливая, вынуждая парня входить глубже. Он стонет, когда напряжённые яйца врезаются в её влажное, разгорячённое тело. Опирается руками о дерево настила и ускоряет темп, пока Хината не доконала его такими телодвижениями. Она выкрикивает его имя, которое слышат только растения в оранжереи Цунаде, куда он пригласил девушку на импровизированный пикник.

Весь день в школе Хината была подавленной, хотя старалась этого не показывать, среду, осеннее равноденствие, Хиган, объявили выходным, Наруто волновался, что с таким настроением она не выдержит того, что её ждёт, поэтому хотел хоть как-то поднять настроение. Идея была вполне романтичной, а может даже дружеской, он расстелил лёгкое покрывало на деревянном настиле оранжереи, прихватит чай в термосе и сладостей, специально для неё с мандаринами и зелёными яблоками, которые напоминали Наруто о неё и о нём самом.

Всё шло хорошо. Они смотрели на купол оранжереи, захваченный в плен дикими растениями, ловили ладонями солнечные лучи, пока Хината, просто так, без предисловий рассказала ему про Хацуми и завтрашнюю дату. Наруто понятия не имел, как на такое нужно реагировать, он надеялся, что Хьюга либо скажет что-то ещё, что-то существеннее даты смерти, или подскажет, как ей помочь. Хотя, выглядела она скорее отрешённой, чем печальной, будто просто что-то обдумывала. Когда же Хината спросила есть ли у него с собой «резинка», блондину правда стало стыдно, что она у него была. Он взял презерватив машинально, хотя был уверен, что это лишь время для разговоров, не для секса. У девушки на это были другие планы.

Так она оказалась голая на тонком пледе, а он голый между её ног, и сейчас отчаянно старался вытрахать из неё эту отрешённость, и безразличие, он выжимал из неё каждый стон, каждый отчаянный крик, ждал, когда её бледные глаза наполнятся жизнью, вместе с туманом от приближающегося оргазма.

- Я кончаю, Наруто, пожалуйста, - прошептала Хината, не способная управлять собой, она умоляла стать ближе, умоляла войти глубже, и Наруто видел, что это не имеет никакого отношения к сексу.

- Я здесь, - утыкаясь ей в шею, по которой струились капельки солёного пота, говорил Наруто, Хината лишь кричала «да» в ответ, не находя способа прекратить. И, на каждое её слово, он повторял, что рядом, создавая прочную связь, заставляя её верить, что как только его тело покинет её тело, они не станут чужими. Из её прикрытых глаз лились потоки слёз, она смеялась, хватаясь за его плечи.

- Да-а-а-а, - крикнула Хината, практически переходя на пронзительный визг, когда поднялась на вершину. И, сразу затихла, накрытая обжигающим телом Наруто. Он не шевелился, позволяя брюнетке прийти в себя, и не позволяя замёрзнуть. - Спасибо, - вдавливаясь в него, шептала Хината, вытирая слёзы о его обнажённую кожу, которые, кажется, моментально испарялись, создавая вокруг них завесу из пара.

- Что ещё я могу для тебя сделать? - спросил Наруто, не в первый раз за сегодня, проводя пальцами по её позвонкам, передавая импульс от себя к ней, говорящий, что он может больше, что он должен ей больше, намного больше.

- Ничего, - ответила Хината, она улыбалась, но глаз эта улыбка не касалась. Ей было стыдно, что вынудила Наруто сделать это с ней сегодня, когда просто хотелось выть от пустоты внутри, чего-то настолько тёмного, что она боялась как бы ему не передалось, но блондин выглядел таким же, как обычно, то есть, когда у него всё правда хорошо. Она могла бы рассказать про эту женщину, которой давно не было в её жизни, которая заставляет её даже из-под земли чувствовать себя отвергнутой. Она могла рассказать про комнату, в которую не может войти. Но, Хината только собираясь к нему знала, что разговор не заполнит пустоты. Даже секс её не заполнит. Она могла попытаться, и использовала свой шанс. Не сработало, а значит ей придётся столкнуться с призраками самой. Блондин выглядел таким печальным от её ответа, что Хината невольно ещё больше начала улыбаться. - В этом только моя вина, не твоя. Поверь, если бы ты мог, я бы заставила тебя сделать то, что спасёт меня от меня самой.

- Где ты потерялась, Хината? - с тяжёлым вздохом, спросил Наруто.

- Я не знаю, - прошептала она в его губы, крадя поцелуй, чтобы найти силы для последней просьбы, - но, ты не сдавайся, пожалуйста, найди меня.

Сказав это, Хьюга оделась и ушла, пока у неё были на это силы, пока она не решила остаться здесь навсегда, где можно складывать время собственной целостности из близости с Наруто, превращая это практически в бесконечность.

Хината вернулась домой, когда уже стемнело, она долго шла пешком, натирая глупые мозоли на пальцах. Не могла заставить себя вернуться туда, где снова застыло время. Хиаши ушёл в себя, снова бросая из с Ханаби одних, как тогда, а сестра так долго верила, что нельзя скучать по тому, кого не знаешь, что наконец поверила, привыкнув к мысли, что та женщина была дорога кому-то другому, но не ей. Неджи даже несколько тренировок отменил, ссылаясь на занятость на работе и заботы о Тентен. Ему тоже не хотелось видеть её, Хината была в этом уверена, и не могла винить брата.

Саске игнорировал её вчера, поэтому Хината решила, что имеет право игнорировать его сегодня и столько дней, сколько ей понадобиться на себя. Она так и не знала, чем закончилась его история с Сакурой, или на какой она ступени теперь. Было плевать, и это коснулось, неожиданно, всех, чьи проблемы она ещё недавно так отчаянно стремилась решить. Хината помнила, что говорила Гааре, что им пора уже что-то сделать и перестать ныть о своём гневе. Парень кажется смог, да все смогли. Хьюга знает правду про себя, она не смогла бы уйти в себя, оставив остальных наедине со своими демонами, если бы не заметила, что что-то изменилось. Вот так просто, будто по щелчку. Словно история встала на верные рельсы и осталось лишь посмотреть, чем это закончится.

Хината вернулась домой, когда стемнело настолько, что в доме пора было зажигать свет, и он там горел, в паре комнат, а в остальном сиял чёрной пустотой злых окон. Даже во дворе никто не включил фонари, может никто и не знал, что её нет. Хината подумала про отца, который вернётся, когда будет ещё темнее. Наверное ему ещё хуже, если её просто не брали в расчёт, то его давно никто не ждал.
***

Она не нравилась себе в этом чёрном платье, может поэтому и надела его, чтобы показать ей, что ненавидит этот день, её и любую возможность это изменить. Потому что ничего менять Хината не хотела. Да, в ней говорил страх и боль, но они говорили на языке гнева и только это давало ей силы выйти из комнаты.

Хьюга проводили 23 сентября каждый год одинаково, поэтому Хината была готова к чёрному платью, удушающему аромату нарциссов, которые они носили той женщине к чёрному блестящему камню, будто ей было не плевать на них. Иначе она бы продала душу, но осталась.

В гостиной было слишком душно от людей в чёрной одежде, Хината была готова потребовать от Тентен, чтобы она его сняла и оделась, как всегда, чтобы продолжала нести жизнь в их покинутый дом, в их прогнившие сердца. Но она молчала, стараясь не смотреть на то, как жутко она выглядит и какие тёмные мысли порождает, даже от её пуза, которое всегда приводило Хинату в саркастический восторг, сейчас казалось отравленным чем угодно, но не новой жизнью.

Неджи, Ханаби и Хиаши толклись тут же, стараясь не пересекаться и не попадаться друг другу на глаза, только её безумной родне удавалось сделать это удачно в квадратной комнате в несколько квадратных метров. Хината нервно поправила волосы, сегодня распущенные, чтобы прятать от тех, кто не должен знать, свой гнев и разочарование. Ей хотелось, чтобы все уже двинулись на выход, чтобы весь этот цирк скорее закончился.

Последний собственный смех казался таким далёким, словно прошли века, Хината хотела вернуться туда, или попасть в завтра, только бы не быть здесь и сейчас, захваченной в плен своим долгом и своими чувствами. Она так не долго боролась за право помнить и так быстро сдалась, что была готова отдать последние крохи памяти кому-нибудь другому, ненавидеть оказалось легко и плевать, что это убивало её, Хината точно знала, что это уже началось, поняла вчера, когда Наруто был в ней, а она чувствовала лишь что-то чужеродное, что вторгается, растягивает её, пытаясь сделать подходящей, словно она и там была чем-то неподходящим, чем-то, что не достойно принятия.

Мысли давили на черепную коробку, грозя смять её до противного хруста, Хината должна была оказаться на воздухе, чтобы понять, есть ли ещё где-то другие цвета, солнце и тепло, или весь мир собрался в прожигающий холод, сковавший босые ступни. Она искала ответ в бледно-серых глазах, окружающих её, но никто не мог сказать, почему они всё ещё здесь.

Пока не раздались шаги по коридору. Все тревожные звоночки, что Хината слышала уже давно, привели её к этому моменту, который она молила не наступать, но шаги приближались, и шорох длинной юбки платья напоминал крылья воронов. Сердце заколотилось в горле, стараясь подняться выше. Он не мог, Хината понимала, что он не святой, что всё меняется, что он во многом виноват, но такого даже он не мог с ней сделать. Это было бы чем-то большим, чем простая несправедливость. Предательство, но такого не бывает, она его плоть и кровь, нельзя предать часть себя.

- Нельзя, - прошептала Хината, хватаясь рукой за горло, чтобы удержать яростный крик, когда в комнате показалась Нацу, вся в чёрном.

Никто ничего не сказал, будто не ждал ничего другого, они просто поднялись со своих мест и начали продвигаться к выходу. Хината, которая так мечтала вернуться к движению, понять, что ещё существует, замерла там, где стояла и лишь смотрела, как Хиаши позволил своей невесте перехватить себя за напряжённый локоть.

- Хината? - опомнилась Ханаби, которая первая заметила, что сестры нет рядом. Мелкая привыкла, что в такой день Хината держится рядом. Может для себя, а может для неё, она не спрашивала всерьёз, лишь тайне молитвы доверяя страхи, что и сестра уйдёт, став для неё никем. Её слабый оклик, привлёк всеобщее внимание.

- Идём, Хината, - Хиаши не смог скрыть раздражения от медлительности дочери. Он знал, что злиться на себя, за то, что ему так больно, за то, что чувства его не хотят ему подчиняться, и Хината не облегчала задачу, смотря как затравленный зверёк.

- Ты всех задерживаешь, - фраза той, кого здесь быть не должно, стала последней каплей. Все почувствовали, как накаляется воздух, все увидели, как растерянный, испуганный взгляд Хинаты, стал жёстким, как гнев заставил мягкие черты исказиться, окаменеть. Её лицо, символ доброты и всепрощения, превратился в ужасную маску, застывшую и пугающую своей безжизненностью.

- Почему? - процедила Хината, её всю трясло, так сильно, что голоса хватило лишь на один вопрос, пока она искала ещё силы, которые нашла в тьме, что накрыла её с головой. Свет потухал, пока не угасли последние огоньки, похожие на два ясных голубых глаза. - Какого хрена она здесь делает? - стоило свету покинуть Хинату и её новый, искажённый ненавистью голос нашёл путь наружу. Она указывала прямо на Нацу, которая лишь ухмылялась, понимая, что выигрывает от такого поведения старшей дочери своего будущего мужа.

- Следи за языком, - Хиаши тоже давно прятал свою боль, которая просила выйти всплеском гнева, и Хината дала нужную искру. - Нацу моя будущая жена. Она часть семьи.

- Хината, - попытался вмешаться Неджи, он всё понимал, но сегодняшний день был для другого, им не следовало ругаться. Сестра обожгла его взглядом, в котором ясно читалось лишь одно - предатель. Неджи отступил. За спиной он услышал странный всхлип. Это была Ханаби, брат попытался прижать девочку к себе, чтобы успокоить, но она уже бросилась к Тентен. Неджи стало дурно от всего этого. - Хината, - попытался он снова, привлекая её внимание к тому, что она делает. Но, Хината уже не могла это остановить.

- Семьи? - разразилась старшая дочь страшным хриплым смехом. - Какой семьи? Вот это ты называешь семьёй? - она обвела трясущейся рукой присутствующих. - Сына, от которого отказался потому, что он перестал жить по твоей указке, дочь, про которую ты вспоминаешь только, когда табели с оценками приходят, чтобы проверить не завёл ли её зря? А, может меня? Меня ты считаешь своей семьёй? Или я слишком похожа на неё, чтобы любить меня? А, если мы не семья, то с чего мне считать твою приблудную шлюху семьёй?

- Да, как ты смеешь, - взвизгнула Нацу.

- Заткнись, не благодарная, - взревел Хиаши. Он умолял себя прекратить, приказывал телу подойти к дочери, обнять её и сказать, что всё будет хорошо, что он больше никогда никого не поставит выше своих детей. Но, ни одна из его частичек не смогла сопротивляться страху, который коренился в нем все эти годы. - Извинись, - говорил Хиаши, а про себя твердил «прости меня».

- Никогда я не стану извиняться перед твоей подстилкой, или перед тобой, трус! - крикнула Хината, от этого крика стало так хорошо. Пусть все знают, что она думает, пусть все разрушится окончательно, ей уже плевать. Хиаши сделал несколько быстрых шагов навстречу старшей дочери. Он видел, как разжимается его кулак, становясь твёрдой ладонью, видел, как заносит её, чтобы ударить собственного ребёнка и молил ту, кто любила его за что-то не дать совершить смертельную ошибку.

- Отец! - крикнул Неджи, уже зная, что не успеет. Он, такой сильный мужчина, которым сам себя считал, почувствовал себя бессильным мальчиком, как в тот день, когда сердце этого дома перестало биться. Тентен сильнее прижала к себе Ханаби, не в состоянии успокоить не то что её детские слёзы, свои собственные.

Хината видела только поднятую вверх ладонь. Руку, которая грозила сделать ей больно, руку врага. Рефлексы, которые она заставила проснуться включились. Хиаши ничего бы не успел сделать с той, кем стала Хината встретившись с противником. Она была быстра, она была, как вода и она позволила себе течь плавно, резко, до цели.

- Ха, - выкрикнула Хината, отбивая ладонь Хиаши и ударяя его в живот своей. Она приложила все силы, и он это почувствовал. Глава семьи Хьюга упал на колени, пытаясь поймать дыхание, он смотрел на дочь, а Хината видела только врага, она сжала кулак, намереваясь нанести последний удар. Замахнулась.

И, осознала, что делает…

- Нет, - захлёбываясь собственными рыданиями, прошептала Хината, смотря на свой кулак так, будто он принадлежал кому-то другому. Она ударила отца, в это было так трудно поверить, это должно было быть лишь сном, кошмаром, который вот-вот закончится. Она проснётся самой собой.

Но, Хиаши не растворялся в дымке пробуждения, он всё также сидел на коленях, пытаясь прийти в себя. Хината не могла дышать, не могла понять, как такое произошла и кто она теперь такая. Она потерялась в себе и не видела выхода, ей осталось не так много вариантов. И, она сделала то, что ненавидела больше всего, но то, что делала с завидным постоянством…

Хината побежала.

Когда Неджи опомнился и вылетел вслед за сестрой, он уже не знал, в какую сторону она унеслась. Ему пришлось думать сразу о стольких вещах, которые не хотели укладываться в голове, что он сдался, позволяя одной глупой, но сметающей всё остальное, мысли захватить свой разум.

Хината убежала босиком. Неджи думал только об этом и это спасало от безумия, но не от страха.

- Хината, - произнёс Неджи. И, ему показалось, что теперь слишком поздно. Все они должны были сказать это уже очень давно. - Прости, сестрёнка, я люблю тебя…

***

- Неджи? - старший сын семейства Хьюга, медленно обернулся на звук голоса соседского мальчишки. Микото сказала, услышала крики, доносившиеся от соседей, ещё ей показалось, что заметила Хинату, куда-то бегущей, поэтому Саске пришёл узнать, всё ли хорошо. Он был так погружён в собственные проблемы, что забыл, какой пришёл день, а когда мать напомнила, сообщая, что они пойдут к могилам предков позже, у отца были какие-то дела, которые он не смог отложить даже сегодня, показалось уже поздно что-то делать. Решил, что сможет дождаться вечера, когда день почти пройдёт и тогда поговорит с Хинатой. - Что случилось?

Неджи ничего не ответил, он просто развернулся и ушёл в дом, Саске решил, что раз дело касается его лучшего друга, то он имеет право забить на условности. Перелез через забор и без приглашения вошёл в дом семьи Хьюга. Он постарался не отсвечивать, а просто постоять в сторонке, чтобы узнать, что, чёрт возьми, произошло.

- Ты нашёл её? - накинулся Хиаши на сына. Неджи покачал головой, он подошёл к Тентен, которая всё ещё пыталась успокоить Ханаби, но пока они обе просто ревели, так что едва ли могли помочь друг другу. - Ну, так найди, - процедил мужчина сквозь плотно сжатые зубы.

- Не могу поверить, что мне пришлось выслушивать всё это, - пожаловалась Нацу, - ты должен наказать её, эта девчонка совсем отбилась от рук, - ободрённая звенящей тиШиной, Нацу решила, что может продолжать говорить. Слушать собственный голос было приятно, очень уж редко он звучал так громко в этом доме, хозяйкой которого она собиралась стать. - Пусть Неджи поищет её, в нам уже пора идти, так будет вернее всего.

- Молчать, - прошипел Хиаши, даже Саске, который считал, что нет никого страшнее его собственного отца, поэтому нормально воспринимал отца Хинаты, испугался того, каким диким стал его взгляд. Мужчину всего трясло.

- Но…

- Заткнись, - закричал Хьюга, подлетая к будущей жене. Он сжал её лицо своей огромной рукой, так резко и неожиданно, что та даже пискнуть не успела, но быстро смекнула в какой ситуации оказалась, маленький зайка, захваченный страшным хищником, только дёрнись и разорвут. - Не смей ничего говорить о моей дочери, - Хиаши дождался, когда Нацу покивает, что получалось с трудом, такой сильной была его хватка, и только потом позволил девушке обрести свободу. - Найди Хинату, - приказал он сыну, - пока вся семья не будет вместе, мы никуда не пойдём. Я буду ждать с вашей матерью, - совсем тихо добавил Хиаши.

Даже Ханаби перестала плакать, продолжая изредка икать и хлюпать носом, когда отец сказал то, что никто от него не ожидал. Они, поражённые всё новыми странностями, происходящими с их семьёй, смотрели, как Хиаши, сгорбившись под тяжестью собственных грехов, удаляется. Все слышали, как зашуршала сёдзи.

Хиаши Хьюга переступил порог комнаты, которая всех пугала, первым и встретив взгляд жены, понял, что заслужил то, что сейчас произошло. Он медленно зажёг несколько тонкий палочек, сел на колени, низко склонился к шершавому, грубому ковру, упираясь в него лбом. Он дал себе слово, что не разогнёт спины, пока дочь не вернётся домой.

- Неджи, - когда Хиаши удалился, Саске предпринял новую попытку достучаться до брата Хинаты, чтобы, наконец, тот всё ещё объяснил, - что случилось? Где Хината?

- Мы не знаем, - признался старший брат, даже не удостоив соседского мальчишку взглядом. - Она убежала, и она, - Неджи покачал головой не зная, как такое можно сказать вслух, это было чем-то противоестественным, если бы он не видел собственными глазами, то никогда не поверил, - ударила отца, - закончил Хьюга.

- Что? - Саске решил, что ослышался, но судя по виду Неджи и общему состоянию всех присутствующих, он сказал правду. Нелепую и жуткую правду. - Ладно, - пытаясь собраться с мыслями, сказал Учиха, - но, где она теперь? Ты ей звонил? - после бесконечного молчания, Саске понял, что ничего не добьётся вопросами. Пришлось всё делать самому, и когда оказалось, что её телефон остался дома, Учиха подошёл к Неджи вплотную, чтобы удостоверится, что он готов его слушать. - Оставайся здесь, присмотри за всеми, вдруг она вернётся, а я сам поищу, идёт?

- Правда?

- Конечно, она же мой друг, - Саске держался как мог, видеть всегда собранного и хладнокровного Неджи таким потерянным, обесцвеченным, было странно. Младшие не должны такого видеть, Учиха просто не знал, как бы жил, если узнал, что старший брат не всесилен. - Я позвоню, когда найду её, - дождавшись кивка, означавшего, что Хьюга всё осознал, Саске пулей выскочил из этого дома, где стены уже начали сжиматься вокруг него. Только на улице, когда смог вновь нормально дышать, брюнет понял, что не может сделать этого один.

***

Наруто сдерживался, как мог, но дольше притворяться спящим было уже невыносимо. Кушина уже стряпала что-то на кухне, гремя и стуча посудой, дополнительная дверь не отделяла его от шума воды в ванной и отцовского пения в душе. Но, самым ужасным был Эрик Кармен, который надрывался со своим вечным «All by myself», играющая на повторе из его комнаты. Грёбанная Мей уже третий день только эту песню и слушала, подвывая, что она «совсем одна», Наруто был готов волком выть от этого безумия, а ещё спал и видел, как он тоже «совсем один».

Тело снова ныло, а раньше Узумаки был уверен, что у них идеальный диван. Мысли тут же вернулись к моменту, когда руки Хинаты разминали его спину, самое приятное, что успело с ними произойти, за последнее время. Память напомнила, что вчера у них был секс, но что-то с ним было не так. Наруто не хотел думать, что, поэтому заставил себя проснуться и подняться с дивана.

Ароматы жаренных овощей, доносящиеся с кухни, напомнили, что сегодня Хиган. Семья Намиказе-Узумаки в этот день ходит на карнавал, который проноситься, как всегда, по торгово-рыночной улице, где работают Кушина с ЁШино. Семья Узумаки не местная, они переехали сюда, а потом уехали обратно, когда поняли, что не прижились, а вот рыжая, да своенравная, Кушина осталась, к тому времени она уже закончила школу и по самые уши втрескалась в Минато. Который был сыном сироты, так что никаких предков они нажить здесь не успели, поэтому и ходить было не к кому. Наруто каждый год благодарил всех, кого мог, что это так. Что ему не нужно одевать чёрное и тащится к жутким камням, притворяясь, что чувствует чьё-то присутствие, хотя знает, что человека в земле уже нет и не будет.

Этот день обещал быть точно таким же, даже с учётом присутствия Мей и его собственных плохих вибраций, которые приходили, стоило ему подумать про Хинату. Он говорил об этом с Саске, и решил следовать его совету, дождаться, когда день пройдёт и уже потом попытаться сделать для неё хоть что-то. Но, когда его телефон зазвонил, высвечивая имя Учиха, блондин сразу понял, что этот день не будет, как предыдущие. Это осеннее равноденствие, внезапно решилось равновесия.

- Это Хината, - сходу сообщил Саске, как только услышал тяжёлое дыхание Наруто в трубке. Узумаки попытался сохранить стойкость, но память возвращала его в день вчерашний, в оранжерею. Вот он держит её в своих руках, они обнажены и он чувствует, что связь крепка. Но, вот она оделась и уходит, кидая последний взгляд, который разрывает что-то внутри него. Саске всё говорит и говорит, но Наруто в плену бледно-серых глаз, которые будто прощаются и умоляют остановить одновременно. Теперь он жалеет, что не сделал этого, не заставил остаться, а решил ждать.

Блондин старается быть спокойным, когда объясняет родителям, что ему нужно помочь другу. Он не распространяется о подробностях, не уверен, что сможет держать себя в руках, если начнёт говорить о Хинате. Которая где-то там, одна.

Саске настоял на том, чтобы приехать за ним, хотя они могли начать поиски с разных мест, но переспорить брюнета оказалось невозможным. Наруто не знал, как Учиха боялся, что сможет найти Хинату, сам, один, он понятия не имел, что делать, как держать её, когда сам едва держится, поэтому ему нужен был Узумаки.

Они кружили по Конохе, вспоминая места, которые любила Хината, но нигде её не видели, никто не приметил странную девушку в чёрном платье и босыми ногами. Саске то ехал так медленно, что им сигналили даже велосипедисты, то гнал, готовый собрать все штрафы. Но, это не делало Хинату ближе.

- Чёрт, - ударяя кулаком по высоким перилам, выругался Саске. Они приехали на смотровую площадку. - Я был уверен, что она придёт сюда, - Учиха держался только благодаря этой вере, что пока они катаются по городу, приближаясь к этому месту, Хината ждёт здесь и всё будет хорошо. А, теперь, когда он истратил последнюю зацепку, больше держаться было не за что. Брюнет медленно оседал на землю, пришибленный незнакомой до этого тяжестью. Он будто предал её доверие, оставил одну, и боялся, что уже не сможет это исправить.

- Не время, - удерживая друга, сказал Наруто, блондин был уверен, что способен сохранять присутствие духа лишь потому, что Учиха был совсем плох в этом. Хината была права, держаться ради кого-то другого намного проще, нежели ради самого себя. - Я знаю одно место, поехали.

Но, как бы сильно Наруто не желал увидеть знакомую фигурку среди бесконечного числа зелёных растений, её тут не было. Плед, на котором они были вчера, Узумаки и убрал вчера, не осталось никаких следов того, что Хината вообще была в его жизни, только его воспоминания, которые, казалось, уже начали разбегаться, прогоняемые паникой.

- Я приводил её сюда, чтобы она полюбовалась цветами, - зачем-то поделился Наруто, - решил, что ей понравилось настолько, что она захочет здесь спрятаться, если потребуется, - блондин и правда верил, что она выберет «их место», а не что-то из прошлого, где у неё был Саске, а не он. Но, места закончились, а Хината не нашлась.
Вчера солнце пробивалось сквозь листочки, а сейчас оно уже село и всё вокруг погружалось во тьму. Они ещё долго стояли на улице, надеясь, что каждый вспоминает о том, что успел забыть. Вот только, это же Хината, столько лет она бегала и пряталась, научилась делать это хорошо, даже если не любила.

«Хорошее место, чтобы спрятаться от всего» - её голос ворвался в его мысли, тараня странным воспоминанием, померкшим перед всем остальным, что навалилось на Узумаки. Он слышит голос, но не может вспомнить, где она ему это говорила, пока в нос не ударяет аромат лучшего в мире рамена.

- Чёрт, Хьюга, - смеётся Наруто, - я знаю, где она, едем.

Путь, всегда такой привычный, район, всегда такой тихий, как всегда скрывающий своё главное сокровище, теперь это всё кажется чем-то намного большим. Наруто настолько уверен, что это правильное место, что хватает с заднего сиденья кроссовки, которые Саске возил с собой.

Ноги сами по себе переходят на бег, ещё в отдалении ему чудится её смех. Но, паника отступает только, когда он приподнимает полотно вывески и видит прямую спину, укутанную в чёрную ткань, иссиня-чёрные волосы, небрежно закрученные и заколотые набором палочек. Наруто рассматривает изгибы, тонкую шейку, такую бледную рядом с тёмными волосами и платьем, голые пятки, почерневшие от того, что она весь день ходила босиком.

Хината оборачивается только чтобы понять права ли, или показалось. Она не выглядит пристыжённой тем, что заставила всех переживать, напротив, кажется, что она никого не ждала, рассчитывала, что скрылась надолго, что вернётся вместе с окончанием этого дня. Наруто проглатывает свою злость, улыбается Теучи и Аяме. Кидает её кроссовки на соседний стул.

- Ты забыла, - ровным тоном, произносит блондин. Он садиться через стул, упирается в стойку взглядом и просит своё разочарование простить её, она запуталась, он обязан дать ей время, чтобы во всем разобраться. Саске даже не проходит, он просто кидает, что подождёт в машине. Наруто подозревает, что ему нужно сбросить напряжение и злость, чтобы не быть такими же, как те, от кого она убежала. Блондин даже благодарен, что не увидит друга в момент очередной слабости.

- Только сейчас поняла, что не взяла с собой кошелёк, - сообщает Хината. Наруто ничего не говорит, просто расплачивается и они уходят. Она улыбается тем, кто приютил её на этот день. - Я всё верну, - говорит девчонка. Этого Наруто уже не может выдержать. Знает, как это глупо, но всё равно замахивается, желая сбить эту спесь, это высокомерии. Хьюга не моргает, смотрит в его глаза, которые неизвестно когда, наполнились гневными слезами, ей плевать на кулак, который он занёс над её головой.

- Пошла ты, - шмыгая носом, бросает Наруто и уходит. Он нашёл её, вот она, а дальше пусть делает, что хочет. Второй раз он не будет её искать. Хватит с него. Раз так желает порвать с ним, да, пусть. - Плевать, - он вытирает глаза рукавом кофты, не заслужила она его слёз. Узумаки дёргается, когда её руки смыкаются вокруг него. Она прижимается к его спине, а парень желает выбраться, он понимает, что его захватывает истерика, от осознания, что она в порядке, он напряжения, которое держало за горло весь день. Он снова вырывается, не желая плакать ещё сильнее, но её тонкие ручки такие холодные и реальные, она так близко. Связь между ними осязаема, Наруто опускает голову, прикрывая глаза рукой, его плечи вздрагивают.

- Спасибо, что не сдался, что нашёл меня, - шепчет Хината, вынуждая Наруто выть всё сильнее, он уже не чувствует в себе сил стоять прямо, но она держится за него, придавая сил. - Я больше не хочу блуждать в этой тьме. Пожалуйста, Наруто, верни меня домой.

***

Она отказывается от предложения проводить до порога, дальше ей придётся идти одной. Ничего, это её путь, Хината знает, что позади всегда будут те, к кому она сможет вернуться, но тот, кто впереди - только её проблема. Она всё ещё спокойна, внутри всё покрылось коркой льда, которая не коснулась сердца лишь потому, что Наруто смог поделиться своим теплом. Теперь Хината хочет найти это тепло в себе, как находила всегда. Для тех, кто ждёт её в доме.

Он всё такой же тихий, но Хьюга не чувствует, что его покинули, впервые, за настолько долгое время и вспомнить не может, она входит в гостиную чувствуя, как тепло в родном доме. Они не торопятся её обнимать или что-то говорить, просто, каждый по-своему, радуются, что она вернулась. Хината обнимает Тентен, прося прощение, что заставила переживать, надолго задерживает ладошку на макушке у младшей сестры, которая так вымоталась, что уснула, позволяет брату обнять себе, он говорит ей то, что итак знает, что всегда чувствовала от него, но это всё равно поднимает внутреннюю температуру ещё на пару градусов.

Она знает, каким-то шестым чувством, где Хиаши, просто потому, что теперь и у неё есть смелость, чтобы войти туда вслед за ним. Дверь закрыта не до конца, Хината видит спину отца, он замер на коленях, в бледном свете темнеющего вечера, вокруг его внушительной фигуры закручивается тонкими струйками дым от тлеющих палочек.

Хината садиться рядом, Хиаши распрямляется, верный своему слову. Отец и дочь смотрят на распахнутые двери буцудана. Шкаф семейного алтаря выполнен из тёмно-красного дерева, внутри поблёскивает золотыми отсветами от огоньков благовоний, маленький улыбающийся будда, окружённый такими же золотыми статуэтками бадхисаттв. Взгляд Хинаты скользит по нескольким ихаи с именами предков, пока не доходит до слегка выцветшей фотографии улыбающейся женщины.

Её длинные иссиня-чёрные волосы, раскиданы по плечам, на неё какое-то лёгкое летнее платье, кожаные браслеты на запястьях. Серые глаза не такие бледные, как Хината запомнила. Сердце брюнетки сжимается, когда она понимает насколько сильно забыла её лицо. Она старается оживить в памяти хоть что-то, старается услышать её голос, но эта улыбающаяся женщина так далеко.

Но, могучая фигура мужчины совсем близко и Хината цепляется за него, чтобы не чувствовать себя такой отвергнутой, такой потерянной. Она больше не может злиться, не хочет тонуть в этом, Хината не хочет терять время, девушка готова узнать то, чего ещё не знает о своей жизни, о своей семье, о тех, кто рядом. Она хочет, чтобы они все нашли друг друга, пока не поздно.

Они приходят следом, словно слышат о чём она думает. Неджи садиться за её спиной, хватаясь за её плечо. Ханаби теснит сестру, чтобы оказаться в крепких объятиях отца. Семья Хьюга. Вместе. Тентен даже не пытается сдерживать слёзы, которые бесконтрольным потоком катятся из её кофейных глаз, она так долго избегала того, чтобы стать одной из них, но если они смогут, если снова станут семьёй, она клянётся, что…

- Я подумаю, - шепчет она тёмному коридору, но Неджи всё слышит и улыбается, пряча лицо в волосах сестры.



Прочитали?
1
Данил Павлов


Нравится!
4
Не нравится...
0
Просмотров
542
Оценка материала: 5.00 Отвергнутые. Глава 17 5.00 0.00 4 4
68 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма , AU , Романтика , Гет 
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?
Одобрил(а): Александр 11 марта в 08:04
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

2 комментария

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Аноним 1 13 марта в 21:142022-03-13 21:14:02
Супер, этот фанфик такой интересный, что с нетерпением ждал проду, чуть ли не каждый час заходил проверять не вышла ли она. Желаю вдохновения и жду проду как можно скорее


Пользователь
Мika Foks  16 апреля в 10:22 2022-04-16 10:22:46
Автор так же публикует работу на сайте фикбук, там главы выходят раньше ))

Пользователь
Азалия Латыпова   11 марта в 12:332022-03-11 12:33:58
классно!)


1   



P.S. В связи с частыми нарушениями авторских или иных прав, плагиате и т.д. была введена данная табличка у авторов рейтингом ниже 200 баллов, если вдруг были выявлены нарушения, пожалуйста :
ознакомьтесь c предупреждением/правилами размещения
и примите необходимые меры, сообщите об этом Администрации сайта
Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже