Отвергнутые. Глава 6

Шапка фанфика
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма, AU, Романтика, Гет
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Глава 6. Тактика и практика. Часть 1.
***
- Мы до чего-то договорились? - вопрос Хинаты выводит Наруто из блаженного состояния предвкушения. Он внимательно смотрит на девушку в некой растерянности.

- В каком смысле? - уточняет Узумаки, ему-то уже всё понятно, как кажется.

- Не знаю, весь этот наш разговор, что он подразумевает? У нас есть какой-то план? Как всё это будет выглядеть? - с каждым её вопросом, Наруто терял свой расслабленный запал, он начал подозревать, что выражение его лица должно сейчас отчётливо говорить - хватит нести всякую чушь, но это явно не сработало. - Что вообще мы хотим друг от друга? И, как это будет выглядеть со стороны? Ты просишь помочь, но чем я собственно могу помочь? Нам, наверное, нужны какие-то правила, чтобы всё было правильно, и как это потом закончить? Когда вообще наступит это «потом»? Что…

- Воу-воу-воу, - не выдержал больше Узумаки, останавливая поток бесконечный вопросов, - расслабься немного, подыши. Давай просто будем плыть по течению и посмотрим, что из этого выйдет, не обязательно для всего иметь план. Акуна матата, детка, - он использовал свою самую обворожительную и беззаботную улыбку, чтобы показать, что у него всё под контролем, вот только та быстро сползла с лица, покидая пределы страны, когда Наруто увидел выражение лица Хинаты. Она стала похожа на злобного хомячка, со зловещим взглядом исподлобья, раздутыми щеками и усмешкой, которая к юмору совсем не располагала. - Лаааадно, согласен, кое-что обговорить будет не лишним.

- Так бы сразу, - она снова стала этакой меланхолично-прозаичной тихоней, Наруто в неверии покачал головой, а ведь никогда не относился всерьёз к тихому омуту и чертям. - Итак?

Хината смотрела на него выжидательно, Наруто задумался насколько можно быть откровенным в разговоре с той кого знает, ну, в сумме несколько часов. Он рассчитывал, что всё будет проще, целоваться за школой, лапать её где-нибудь (где именно он не совсем продумал), и в конце концов…тут его план тоже буксовал.

- Да, ладно, ну, хоть 12% плана у тебя есть? - возмутилась Хината, когда Наруто так ничего и не сказал.

- Ты, - запнулся парень, пристально глядя на девчонку, которая становилась в его глазах всё страньше и страньше, - цитируешь «Стражей Галактики»?

- Можешь не отвлекаться?

- Это сложно, когда ты так возбуждающе цитируешь фильмы по комиксам, - такая постановка вопроса моментально заткнула Хинату, которая смутилась, поняла, что снова краснеет и смутилась ещё больше. - А, ты любитель краснеть, не думал.

- Это всё из-за тебя, - пожаловалась Хьюга, пытаясь усмирить жар на щеках тыльными сторонами ладошек. - Раньше такого не было. Форменное безобразие.

- Извиняться за это я не собираюсь, - ухмыльнулся Наруто, - ладно, вот, что я собираюсь тебе сказать. Это будет голая, даже фиговым листом не прикрытая правда. Готова?

- Меньше драматизма, Лугоши.

- Кто?

- Актёр такой, он…не важно, продолжай, - отмахнулась Хината, быстро пожалев, что вообще заговорила. Наруто прищурился, размышляя о чём-то, но всё же вернулся к главной теме разговора.

- Я планирую перевести наши отношения в горизонтальную плоскость, - выпалил он, - с удобной тебе скоростью, разумеется.

- И, это всё? - возмутилась Хината, добавляя, пока Наруто не перебил её, - весь твой план в том, чтобы переспать со мной?

- Предложение «переспать» звучит, как одноразовая акция, а я хочу поставить всё это на поток, - уточнил Узумаки, пребывая в лёгком дискомфорте от этого разговора, он ведь ярый фанат непринуждённости и спонтанности, в его мыслях всё происходило постепенно и приходило к логичному финалу, но вот они тут, сидят планируют будущий секс, как парочка ответственных взрослых, жесть. - Разумеется, мы не будем торопиться, но и всё вот так планировать мне совсем не хочется. Давай не будем усложнять? Пока у меня и правда нет дельного продолжения тому, чем мы только что занимались, но пару дней мы же можем просто целоваться за спортзалом? Думаю, не торопиться - это то, что мы можем себе позволить.

Хината внимательно посмотрела на Узумаки, оценивая его речь, для плана маловато, но в чём-то он прав, они же буквально только что познакомились, не плохо будет начать с чего-то простого и не серьёзного. Смущало в его словах только одно, ей не хотелось эту тему поднимать, но снисходительность, прущая от каждой его фразы, вызвала всплеск упрямого негодования.

- У меня уже был секс, - чётко выговорила Хината, - незачем говорить со мной, как с маленькой, - если бы она снова не покраснела, говоря это, то вышло лучше, но уж что есть, то есть.

- Был? - он даже не пытался скрыть шок, что снова её обидело. Только усилием воли Хината не воткнула ему в глаз палочку, которую для спокойствия теребила в руках. - Серьёзно?

- Ты же сам только что сказал, что хочешь меня, - взвилась Хината, - так почему кто-то до тебя не мог? Знаешь ли, ума не много надо, чтобы этим заниматься.

- Знаю, - честно признал Наруто, - но просто, из всего, что я успел о тебе узнать, мне показалось логичным, что ты, ну, из тех, кто бережёт себя и всё такое, - оправдался Узумаки, - тем более, ты сказала, что много лет влюблена безответно. Очень расплывчатые от тебя сигналы, знаешь ли. Понимаешь? Меня не удивляет, что кто-то мог тебя захотеть, напротив, не понимаю, как ты вообще на улицу выходишь без опасения нарваться на какого-нибудь озабоченного придурка. Дело в том, что ты показалась мне другой.

- Ты разочарован?

- Что? Нет, конечно нет. Удивлён и разочарован, - Наруто изобразил руками весы, - совсем разные вещи, не находишь? Мне только на руку, значит сможем быстрее, чем я думал, перейти от поцелуев к делу, - подмигнув, сказал Наруто, не переставая похабненько так улыбаться.

- Не обольщайся, - остудила его пыл Хината, - я тебя всё-таки совсем не знаю, а уж чего во мне нет, так это авантюрной жилки, позволяющей прыгать в койку к незнакомцам. Тебе предстоит помучаться со мной, это я тебе гарантирую, - она не много слукавила, но сказать ему, что это пройденный этап значило бы нарваться на ненужные вопросы.

- Уверен, - очень тщательно проговаривая каждую букву произнёс Наруто, - это того стоит.

- Что насчёт тебя? - игнорируя его напускную игривость, спросила Хината. - Ты тоже много лет безответно влюблён, неужели секс и правда так хорошо помогал тебе всё это время справляться?

- Я же парень, - непринуждённо отмахнулся блондин, - что с нас взять, - Хината долго смотрела на него ничего не говоря, она ещё раньше заметила эту привычку всё переводить в удобные ему шутки, особенно пошлые спасают парня от того, что не так хорошо скрывают его глаза, как озорная улыбка. Она могла бы забить на это, если бы они не собирались ввязаться в совместную авантюру.

- Заканчивай с этим, - Наруто нахмурился от её требовательного тона и безэмоционального выражения лица.

- С чем «этим»?

- Не знаю, что заставляет тебя разыгрывать перед всеми клоуна, лезть к тебе в душу я не планирую, но если тебе нравится заставлять друзей считать, что твой эмоциональный диапазон, как у скрепки - пожалуйста. Со мной так делать не надо. Хочу, чтобы всё было честно, а иначе какой в этом смысл? Просишь меня отвлечь тебя, но разве всё это притворство не часть проблемы?

- Забыл, что ты зануда, - грубо выплюнул Наруто, это слово прозвучало, как ругательство из его уст, - тебе бы взять с меня пример и тоже научиться улыбаться.

- А, я вот не забыла, что ты тот ещё клоун, - пытаясь не показать, что задета, ровно произнесла Хината, - я улыбаюсь, когда хочу, поэтому знаю цену каждой улыбки, а ты своей фальшью лишь обесцениваешь каждую свою.

- Ничего я не…

- Хватит, - крикнула Хината, ударив ладошкой по столу, - или прекращай, или я это закончу прямо сейчас, - Наруто злила решимость в её глазах, которую он так отчётливо видел, но упорно молчал, бросая вызов. Хината грустно улыбнулась, хватая сумку со скамейки. - Как пожелаешь, приятно было познакомиться.

Она сделала движение, чтобы подняться, но крепкая хватка чуть выше запястья заставила остановиться, снова взглянуть в голубые глаза. Сейчас искрящиеся чем-то настоящим, она была этому рада, жалела только, что испытывает он боль.

- Постой, - устало проговорил Наруто, капитулируя. - Ты права, довольна? Да, временами и мне бывает грустно, больно, страшно, но я не могу найти в себе силы показать это другим, мне кажется, стоит перестать улыбаться и всё развалиться, как карточный домик. У меня есть всё, я это знаю, и я правда счастлив, очень часто, но порой просыпаюсь посреди ночь от страха, что всё это ложь, что у меня никого нет, что я один. Таким не хочется делиться с дорогими людьми, зачем? Чтобы им было также больно за меня? - Хината не перебивала его, он не видел сочувствия или жалости, она просто слушала всё, что говорит, как если бы была простым наблюдателем, летописцем без способности испытывать свои эмоции. - Это меня и притянуло к тебе, ещё там, на пляже.

- Разве это были не мои офигенные сиськи? - уточнила Хьюга, понимая, что ему необходимо разрядить обстановку.

- Ха-ха, и это тоже, - Наруто благодарно улыбнулся, в очередной раз поразившись, что они на одной волне, может вот такие они - вторые половинки, вовсе не имеющие ничего общего с романтической стороной вопроса. - Вообще-то я о другом. Ты была там одна, выглядела грустной, потерянной, от тебя веяло беспросветным одиночеством.

- Спасибо, - вставила Хината, закатывая глаза от этой его привычки делать жуткие комплименты.

- Я в хорошем смысле. В этом наше отличие, - сказал Наруто, показав пальцем на себя и Хинату, - ты так органична во всех своих чувствах, потому что не боишься их испытывать, я хотел бы научиться этому от тебя. Правда. Уверен, ты можешь сделать меня достаточно смелым для этого.

- Только если ты тоже сделаешь меня смелее, - улыбнулась ему Хината, прогоняя остатки напряжённости между ними, - что-то в тебе есть, после общения с тобой мне кажется, что я могу сделать всё, что угодно, - «А, мне это очень нужно», - подумала Хината, но вслух сказала совсем другое. - Похоже у нашего «Пакта об отвлечении» появилось первое правило.

- О, ками, - разразился Наруто, вытаращив на Хинату глаза, - мало того, что всё у нас должно подчиняться какому-то плану, так ещё и правила есть? Ты такая сложная, что я сам подумываю закончить всё это.

- Хватит жаловаться, неженка, - фыркнула Хината, совсем не впечатлённая его истерикой.

- Ладно, - сказал Наруто, смотря на свои часы, - думаю пора возвращаться, а то опоздаем ещё.

Хината согласно кивнула, но так и не двинулась с места. Наруто постоял сбоку от неё, ожидая, что девушка придёт в себя, но ничего не происходило, попробовал помахать пред её лицом рукой, но и это не помогло.

- Земля вызывает Хинату, - протянул Узумаки.

- Насколько это действительно странно? - подняв на него глаза, полные испуга, спросила Хината.

- Что именно? - уточнил Узумаки, поражаясь такой быстрой смене настроения.

- Да всё это, - запаниковала Хината, скрывая лицо за ладошками, - я тебя не знаю, я целуюсь с тобой, я всерьёз обсуждаю с тобой занятия сексом, хотя не могу ответить на простые объятия своей сестры. Всё это абсолютно бессмысленно, чтобы создать связь с человеком нужно время, по-другому не может быть, какие бы эмоции ты у меня не вызывал - ты просто чужак, а я боюсь чужаков, я не могу держать их за руки, не могу просить помочь мне. Я так не делаю. Просто не умею.

- Закончила? - положив руку на плечо Хинате, уточнил Наруто, чтобы ненароком не прервать этот крик души. Будто он не думал, что это странно - преследовать девчонку, которую не знаешь, да ещё ждать, что она станет панацеей от всех его демонов. Хината, не опуская рук, утвердительно покачала головой. - Хорошо. Это странно, чертовски странно, но мне плевать.

Хьюга посмотрела на него, как на психа, может таким он и был, но на такое заявление Наруто сказал бы тоже самое - плевать. Он хорошо умел говорить правду, когда действительно этого хотел, а сейчас ему было необходимо, чтобы Хината поняла его, рискнула вместе с ним.

- Я знаю, что будет дальше, - продолжил Наруто, - мы сдадимся. Мы снова впустим их в нашу жизнь, просто потому, что они люди, которые были рядом, когда нам было тяжело. Люди, которых мы любим. Быть вдали слишком больно, а когда окажемся рядом, поймём, что стало ещё хуже. Придётся смотреть, как они счастливы с кем-то другим, как какие-то чужаки забирают то, что наше по праву. Вот в этот момент, когда нас накроет безумие от отчаяния, у нас впервые появится способ это пережить. Мы.

Хината смотрела во все глаза, впитывала каждое слово, понимая, что так и будет, она уже чувствовала, как невидимая, костлявая рука боли сжимается на её сердце, видела себя в непроглядной тьме. Если только не рискнёт, не доверится. Спасение совсем рядом, блуждающий остров посреди холодного океана.

- Акуна матата, - просто ответила Хината, готовая шагнуть дальше. Наруто рассмеялся, протягивая ей руку, чтобы она стала смелее, как обещал. Хьюга крепко ухватилась за него, намереваясь использовать этот их «Пакт», чтобы перестать существовать и начать жить. - Вернёмся в класс вместе?

- Конечно, - удивлённо ответил Наруто, - почему нет?

- Эм, - замялась Хината, в конце концов, их договорённость ничего не говорила о статусе отношений, он не предлагал становиться друзьями. - Не знаю, просто подумала, что может быть ты не захочешь.

- С чего бы это? Не понимаю, разве мы не можем быть одновременно и отвлечением и друзьями? - такой уж он был, искренне не понимал, что могло бы помешать им дружить, он многое мог скрывать, переживать в себе, притворяться, но подводных камней в Наруто никогда не было, он на это надеялся.

- Наверное, - не уверенно улыбнувшись, сказала Хината, странно заламывая пальцы. Наруто вздохнул смотря на всё это, работы тут было не меньше, чем с ним самим.

- Хината Хьюга, - серьёзно изрёк Наруто, опускаясь на одно колено, челюсть Хинаты резко встретилась в землёй, его рука нежно сжала её безвольную ладошку- ты будешь моим другом?

Она поняла, что выглядит, как дура, с открытым ртом и хлопающими глазищами, но как-то изменить ситуацию была просто не в силах. Не каждый день кто-то просит её быть ему другом. Ещё и с таким пафосом.

- Ты должна ответить «да», - подсказал ей Наруто, пытаясь говорить, как чревовещатель, будто кто-то мог его подслушать, - иначе я буду выглядеть полным идиотом.

- Да, - послушалась Хината, получив в награду широкую, искреннюю улыбку. Наруто поднялся с колена, отряхнул невидимую грязь с брюк и снова протянул ей руку, в этот раз Хината поднялась вслед за ним, чтобы направится обратно в класс. Как резко всё меняется, подумала она, ещё утром боялась этого дня, но вот прошли считанные часы, а жизнь начала налаживаться. - Как думаешь, - решилась спросить Хината, если уж начала рисковать, то почему бы не повысить ставки, - твои друзья правда не будут против общаться со мной? Я про Кибу, Шино, Шикамару и Чоджи.

- Пфф, конечно нет, они нормальные парни, тебе понравятся, а Шино думаю ты итак уже переманила на свою сторону.

Наруто незаметно посмотрел на Хинату, чтобы увидеть, как подействовали его слова, она улыбалась каким-то своим мыслям, выглядя так мило и наивно, что он не смог отказать себе в удовольствии остановиться под окнами школьного коридора урывая очередной поцелуй, не зная, когда снова выпадет такая возможность. Хината подстроилась быстро, сразу ответила и даже сообразила ухватиться за его торс, послушная, готовая учиться его смелости и спонтанности.

Они шли по длинному школьному коридору, совсем близко друг к другу, Наруто болтал обо всём подряд, Хината половину пропускала мимо ушей, просто наслаждаясь чьим-то присутствием рядом, а такого отродясь за ней не наблюдалось. Узумаки активно жестикулировал, выражения лица сменялись, как кадры на перемотке.

- Здравствуй, Наруто, - девичий голос заставил блондина затормозить, подавившись последней фразой, девушка грустно усмехнулась, видя, как он «обрадовался» этой встречи.

- Привет, Амару, - всё же ответил Наруто, вышло вяло, он скривился ещё и от этого. Хината поймала на себе оценивающий взгляд тёмно-голубых глаз, девушка показалась ей милой, но что-то такое было в её виде, вымученное, будто обладательница растрёпанных кирпичного оттенка волос, силилась влезть в чужую шкуру. Хьюга быстро сложила два и два, наверняка, это одна из тех, кем Наруто пытался заменить её, ту, которую любит. Хината присмотрелась к девушке внимательнее: высокая, стройная, бронзовая гладкая кожа. «Ещё и спонтанная небось» - подумала Хьюга, раздражаясь от того, что сравнение не в её пользу - раздражает.

Наруто нахмурился, понимая, что Амару пялиться на Хинату, он сместился так, чтобы мелкая брюнетка оказалась за его спиной, вне досягаемости этого колючего, оценивающего взгляда. Ему было жаль Амару, что она ввязалась в эти порочные, не правильные отношения с ним, финал которых не смогла вывести, Узумаки не реагировал бы так на банальную ревность, но знал рыжую достаточно, чтобы разобрать хорошо скрываемую ненависть.

- Хорошего дня, Амару, - достаточно грубо произнёс Наруто, этого хватило, чтобы девчонка подняла на него затравленный взгляд, но блондин этого не видел, он уже схватил Хинату на буксир и тащил в сторону класса, надеясь больше ни с кем не столкнуться.

Хината сама высвободила свою руку, уже ноющую от крепкой хватки Наруто, перед тем, как они вошли в класс. Узумаки не стал возражать, проходя за свою парту.

- Какого хрена? - не успел зад Наруто приземлиться на стул, а у Кибы уже были претензии. - Где ты был весь обед? Убежал ничего не сказав, пообещал подойти и что в итоге? Так нас и продинамил, - все парни (кроме Чоджи, который где-то там всё ещё не мог расстаться с Каруи) покивали в знак солидарности.

Наруто пытался сообразить, что соврать, но был ещё на взводе из-за Амару. Что бы там у них не произошло, к Хинате оно не должно было иметь отношение, но вот поимело, что выбивало почву из-под ног. Он не мог понять, как можно ненавидеть человека, которого видишь впервые в жизни…пока не подумал о парне, которого не знает и заочно проклинает. Ведь он забрал у него Сакуру. Выходит, что Наруто ничем не лучше Амару.

- Это всё моя вина, - скромно встряла Хината, видя, что Узумаки не может ответить за себя. Теперь все взгляды переместились на пытающуюся стать невидимой Хьюга. Хината с трудом поборола желание спрятаться за волосами, упасть на пол и сложиться в позу эмбриона. - Мы случайно пересеклись, - всё же взяла себя в руки девушка, - а, Куренай-сенсей припахала меня помочь в художественном классе, - Хината сочиняла на ходу, веря что звучит достаточно правдоподобно, - Наруто предложил помощь, так и замотались. Простите, что отобрала его у вас, обещаю больше так не делать.

«Хм, а вот тут я похоже соврала» - улыбнулась Хината такой любопытной мысли, а за одно и всем парням. Как не странно, парни ответили тем же, наперебой говоря, что в таком случае всё нормально.

- Кстати, - обратил на себя внимание Шикамару, - ты и сама убежала слишком быстро, мы не успели позвать тебя с нами. Так тоже можешь больше не делать.

Хината смотрела на нового одноклассника во всё глаза, но всё равно не видела в его словах какого-то подвоха, а уж она очень, ОЧЕНЬ сильно старалась его там разглядеть. Поверить, что кто-то решил, в очередной раз, приколоться над стрёмной одноклассницей проще, чем в то, что они хотят стать ей друзьями. Она кивнула, давая себе первое обещание, которое захотела выполнить.

- Хочешь знать, как всё прошло? - спросил Шикамару у Наруто. Внутренности скрутились в тугой узел, его замутило, о, нет, пожалуйста, он не готов.

Но, Наруто спас звонок. И, теперь его любимый, Ирука-сенсей, ворвавшийся в класс со стопкой учебников и журналов по социологии.

- С возвращением, дети, - с улыбкой поприветствовал свой класс, Ирука, - надеюсь вы сильно скучали по школе всё лето и готовы к новым знаниям, - Умино потёр руки в предвкушении. - Пока не забыл, я решил, что вы не захотите прийти пораньше сегодня, так что думаю мы можем провести первое собрание класса после уроков, тем более, что у нас с вами история последним уроком. Что скажите?

Класс не стройно прогудел что-то, что Ирука-сенсей принял за положительный ответ, выбора у его ребят всё равно не было.

- Теперь вернёмся к более важным вопросам, например о том, что же послужило предпосылкой к становлению социологии, как отдельной науки, есть идеи? - все как-то странно сразу попытались слиться с собственными партами, или обнаружили что-то очень занимательное в окне. - Вообще никаких?

- Промышленная революция, - сжалился над сенсеем, который так его выручил, Узумаки.

- Очень хорошо, - просияв в ответ Умино, радуясь тому, какой у него сообразительный ученик, весь класс посмотрел на Наруто, кто-то поражался, кто-то удивлялся, кто-то высокомерно фыркнул, с мыслью - позёр (это Ино, разумеется), Узумаки воспользовался вниманием, чтобы самодовольно улыбнуться. Говорить, что он только что это прочёл в учебнике, буквально первым предложением, он, конечно, не собирался. - Да, переход к серийному фабричному производству…

***

Ирука согласился закончить последний урок раньше, чтобы решить все организационные вопросы и отпустить ребят по их делам. В прошлом триместре он также отвечал за класс 3-С, но тот был совсем в другом составе, Умино порадовался возможности поруководить такими ребятами, как Наруто и Шикамару, хотя его тревожили всегда замкнутые ребята вроде Гаары и Хинаты, учитель поймал себя на мысли, что им может быть тяжело влиться.

- Вы должны выбрать старосту, - снова повторил он, когда класс так и остался нем к подобной просьбе в первые три раза, - иначе мы останемся тут ночевать.

- Предлагаю Наруто, - тут же выпалил Шикамару, который не собирался задерживаться в школе дольше необходимого, а толкнуть под поезд Узумаки было гениальной идеей, с его умением находить общий язык с людьми - эта должность просто создана для него.

- Возражения? - уточнил Ирука.

- Да, - тут же нашёлся Киба, - я против Узумаки, он недостаточно хорош для этого. Даже я бы справился лучше, но так как я беру самоотвод, мы должны выбрать кого-то круче меня, а это точно не Узумаки.

- Конструктивные возражения? - уточнил Ирука.

- А, тогда нет, - ответил Киба, возвращаясь к своим делам, быстро потеряв интерес к вопросу выбора старосты класса. Хината наблюдала за разыгравшейся сценой со странной смесью потрясения и пофигизма, всё же она ничего не понимает в мужской дружбе.

- Наруто? - обратился сенсей к Узумаки.

- Да запросто, - просто согласился Наруто.

- Уверен? - решил ещё раз уточнить Умино, зная, что на одной всеобщей любви в таком деле далеко не уедешь, а Наруто не любитель возиться с бумажками. - На тебе будут все графики, списки, очень много ответственности. Придётся много помогать Школьному совету и Президенту, а у тебя выпускной класс.

- Я справлюсь, Ирука-сенсей, расслабьтесь, - улыбаясь ответил Наруто, всей своей позой и жестами не выказывая этой самой ответственности.

- Надеюсь на тебя, - серьёзно произнёс Умино. Наруто только улыбался, вся эта работа нисколько его не беспокоила, а вот приплывшая в руки власть открывала некоторые туманные перспективы. Он ещё придумает, как использовать свою должность себе во благо. Да и в заявлении в колледж будет смотреться хорошо. - Полагаю, на этом всё. Все свободны.

Половину класса сразу как ветром сдуло, они явно что-то знали, ведь Ирука тут же вспомнил кое-что важное, его голос догнал не всех.

- Кроме старосты, - ухмыльнулся Умино, видя, как вытянулось лицо Узумаки, который с чего-то решил собираться медленно. - Раз уж ты пока не составил график дежурства, придётся сегодня быть первым. Уверен, - ещё злораднее ухмыльнулся Ирука, - кто-нибудь составит тебе компанию.

Наруто моментально повернулся к парням, но те уже махали ему ручками из дверей класса, Шикамару умудрялся складывать оставшиеся учебники на ходу, приговаривая что-то о сильной занятости. «Предатели» - пронеслось у него в голове. Последнее чего хотел Наруто - в одиночку драить класс. Он уже жалел, что назвал Ируку своим любимчиком, пусть и про себя.

Умино как раз собрал все свои вещи, осмотрел класс, странно так улыбнулся и ушёл, крикнув напоследок лишь - «удачи вам». Наруто сначала не понял, но слабый огонёк надежды засиял в его душе, он резко обернулся назад тут же попадая в плен бледно-серых глаз. Конечно, она осталась чтобы ему помочь. Хината только пожала плечом и улыбнулась. Узумаки не собирался упускать такую возможность.

Он подскочил с места, оглядывая пространство вокруг - никого. Отлично. Наруто подошёл к её парте вплотную, зажимая Хинату между своими руками, которыми облокотился на спинку её стула и столешницу. Хьюга вскину на него удивлённый, слегка испуганный взгляд. Её непонимание было так умилительно.

- Признайся, - прошептал Наруто, наклоняясь к её ушку, он чувствовал жар, захватывающий её бледное лицо, - ты просто хотела, чтобы я поцеловал тебя прямо в классе, да, плохая девчонка?

Хината задохнулась, почувствовав его зубы на мочке своего уха. Наруто усмехнулся, прикусывая нежную кожу, вибрация его смеха прошла по всему её телу. На смену зубам быстро пришли горячие губы, но не стали задерживаться на одном месте, спустились на дико бьющийся пульс в районе яремной вены. Хината охотно откинула голову, чтобы губы и язык Наруто могли спуститься чуть ниже, к самому основанию шеи. Его ловкие пальцы уже развязали бант и теперь расстёгивали несколько пуговок на блузке, чтобы добраться до ключицы.

Узумаки с превеликим удовольствием продолжил свой путь вниз, но было не место и не время, поэтому его губы быстро вернулись на шею, коснулись щеки, самого уголка рта и только потом нашли такие сладкие, давно ждущие губы. Он целовал легко, не углубляясь, не требуя больше вторжения, но вдруг почувствовал, как Хината тянет его за галстук, прося быть ближе, дать больше. Вредная девчонка. И, он готов дать всё, что она попросит, если за это получит всё, чего желает сам.

На уборку в классе парочка потратила в два раза меньше времени, чем на поцелуи, так что покинули помещение вполне довольные собой. Дальше, как не печально, их пути расходились, Наруто планировал свалить домой, а вот у Хинаты ещё были дела в школе. Узумаки, пока не забыл, попросил её номер, украл ещё один поцелуй, убедившись, что вокруг никого, и ушёл по длинному коридору на лево. Хината пошла в другую сторону.

***

Учительская находилась на втором этаже, это было просторное помещение, уставленное рабочими столами и невысокими ящиками, где учителя могли хранить всю свою макулатуру, собранную с бедных учеников. От замшелого офиса какой-нибудь компании, место отдыха учителей старшей школы отличали личные вещи каждого, которые они натаскали с годами. К тому же, среди них была Куренай и её художественный взгляд на свободное пространство, она с завидным постоянством добавляла в официоз кабинета растения в горшках, неуместные картины учеников, абстрактные скульптурные композиции, и других заставляла поступать также.

Так тут появилась яркая подушка на рабочем стуле Ируки, мотивационные плакаты от Гая, самодельная глиняная посуда от Анко, а ещё совершенно нелепый старый ящик, в котором Асума хранил сигареты и зажигалку (Куренай была большой любительницей подобных вещей, о чём Асума прекрасно знал, вывод напрашивается сам собой, ох, уж эти преподавательские страсти).

Сейчас, когда уроки закончились, здесь было совсем пусто, Какаши сидел с книгой у окна, Эбису делал вид, что изучает на экране компьютера биографию композитора Нагайо Мотоори, а не рассматривает чернокожих женщин на сайте знакомств, Минато переписывал учебный план, найдя там мелочи, которые его не устраивали, и только Гай ходил кругами периодически скорбно вздыхая.

Он как раз завис рядом с Какаши, который уже с трудом игнорировал эти стенания, хотя обычно может лучше отключиться от происходящего. Третий раз перечитанное, но так и не понятое предложение, заставило Хатаке поднять глаза на товарища в зелёном спортивном костюме, он собирался совершить осознанную глупость и узнать, что того беспокоит, но тихий стук в дверь ему помешал.

В дверь просунулась тёмная макушка, а там и вся Хината Хьюга.

- Добрый день, - не громко, но уверенно, поздоровалась Хината, осматривая каждого из присутствующих учителей.

- Хината, - тут же поспешила к ней Куренай, - здравствуй, дорогая, - Хината улыбнулась молодой художнице, та порхала по кабинету как бабочка, в своей длинной цветастой юбке и куче разных рубашек, надетых друг на друга, как многослойный торт. Чёрные волосы подвязаны красной лентой, многочисленные браслеты звякают друг об друга, Хинате нравится Куренай, она совсем не похожа на учителя, в классическом смысле слова, скорее на духовного наставника. Юхи осматривает свою ученицу и удовлетворённо кивает, прикрывая глаза. - Мне нравится твоя аура сегодня, она такая тёплая, словно солнечная.

- Спасибо? - да, ещё порой Куренай-сенсей выдаёт что-то подобное, полностью оправдывая статут самого странного учителя в школе, с большой долей вероятности можно утверждать, что эта-то странность является катализатором общности, которую чувствует Хината. Они с разных полюсов, но полюса эти одинаково далеки от всех остальных.

- О-х-х-х, - их странно-милую беседу прерывает очередное стенание Гая, Хината подозрительно косится в сторону сенсея, на её памяти он ни разу не терял запал своей «силы юности».

- Гай-сенсей в порядке? - тихо спрашивает Хината, так чтобы только Куренай её слышала. Темноволосая задумывается, сканируя коллегу.

- Вокруг него сгущаются тучи, - серьёзно ответила Юхи, - но скоро снова выйдет Солнце, - уже веселее добавила она, Хинате показалось, что сенсей вложила какой-то тайный смысл в слово «солнце». - А, тебя что сюда привело?

- Ох, да, я искала Минато-сенсея.

Куренай обернулась в сторону рабочего стола Намиказе, блондин склонился над своими бумагами ничего не замечая вокруг. Хината проследила за её взглядом, кивнула женщине, что легонько подтолкнула в направлении искомого преподавателя и двинулась к нему.

Не-то чтобы Хината была одной из этих глупых девчонок, которые влюбляются в учителей, но в Минато-сенсее было нечто такое, от чего её сердце билось быстрее. Он всегда так по-доброму улыбался ей, смотрел с заботой и был настолько же сильно увлечён литературой, как сама Хината. Для него ей хотелось писать свои сочинения лучше, ярче, честнее, чем позволяла её смелость. Ведь Минато-сенсей обязательно всё поймёт, не будет смеяться, он был идеальной фигурой отца, которой Хинате так не хватало.

- Добрый день, Минато-сенсей, простите, что отвлекаю, - подойдя к нему, не громко произнесла Хината. Намиказе тут же оторвался от своей работы, чтобы встретиться взглядом со своей лучшей ученицей.

- Здравствуй, Хината, чем могу быть полезен?

- Ну, - замялась Хьюга под взглядом ярких голубых глаз, - я пришла узнать про литературный клуб, который мы обсуждали до каникул.

- Ах, да, - Минато начал копаться в многочисленных бумагах на своём столе, пока не выловил один лист. - Директор дал добро, но нас должно быть не меньше пяти. Я был в нескольких классах сегодня, вот нашёл парочку желающих.

Намиказе протянул Хинате лист с двумя именами, девушка схватила ручку сенсея, которой он писал до этого, она ещё хранила тепло его руки, и борясь со смущением, вписала свою имя третьим. Она не сомневалась, что Минато-сенсей легко «завербует» столько учеников сколько нужно, таких же фанатов литературы, как они оба. Хината уже представляла себе эти долгие часы в обществе сенсея и единомышленников, за беседами о тонких материях, скрытых смыслах и душевных струнах, задетых чужими словами. Порой, Хината думала, что хочет сама найти такие слова, которые затронут чужие души.

- Здорово, - просияла Хината, видя своё имя на бумаге, - подробности будут, когда вы всех соберёте?

- Полагаю, что так. Я дам тебе знать.

- Спасибо-сенсей.

- А-х-х-х-х, - снова застонал Гай-сенсей, которого все так ловко игнорировали, хотя в этот раз вышло не так жалобно, скорее уж требовательно.

- Гай? - удивился Минато, - что случилось? - как только вопрос был задан, застонали все кроме Майто, а они-то верили, что смогут уклониться от этой зелёной пули в трико. Хината попятилась, когда Гай-сенсей с дико блестящими глазами повернулся в их сторону, он разве что лужи слёз не пускал от благодарности. Какаши удручённо спрятался за книгу, даже Эбису потерял нужный настрой глядя на коротко-стриженную мулатку, призывно улыбающуюся ему с фотографии в профиле.

- Ох, Минато, - скорбно произнёс Гай, - Ассоциация бойцов снова разбивает мою надежду на новую команду чемпионов, - он прошествовал мимо своего стола, подхватывая фоторамку, его пальцы нежно провели по стеклу в рамке, - никто уже не сможет приблизиться к моей первой команде.

Хината закатила глаза неожиданно поняв чью фотографию так любовно рассматривает сенсей, точно такую же, где они втроём с кубком, брат держит на самом видном месте.

- В тот год противники ничего не смогли противопоставить Неджи, Тентен и конечно Ли, моей главной учительской гордости, - продолжил Гай, также печально глядя на старый снимок.

- Так, - уточнил Минато, - что произошло, конкретно?

- Тогда я боролся, как зверь, чтобы заставить Ассоциацию допустить Тентен соревноваться в общей группе, ведь отдельных соревнований для девочек не было, - начал объяснять Майто со всем пылом, а оного у него имелось больше, чем в избытке. - После Тенни никто из девочек не рвался заниматься, я никогда не настаивал, тем более, что никто не смог бы составить конкуренцию Такахаши, а что же в этом году? Они заявляют, что в каждой команде обязательно должна быть девочка, а иначе такая команда вообще не допускается. И, где я должен найти бойца в команду? Эти мудрецы из Ассоциации, которые уже и забыли, что такое носить спортивный костюм, чья сила юности давно угасла, просто хотят, чтобы я предал все свои принципы и взял в команду человека, - тут он запнулся и произнёс тихим-тихим шёпотом, словно самое страшное ругательство, - для вида.

Хината не могла понять почему всё ещё стоит тут и слушает эти бредни, всё, что ей было нужно она узнала, пора и честь знать. Она попятилась назад, собираясь уйти по-английски, вдруг учителя забыли о её присутствии, а разговоры вроде не для ушей учеников. Хьюга успела поймать хитрый взгляд Куренай как раз тогда, когда ей в спину врезался голос Минато-сенсея, произносивший самые ужасные слова, что она от него когда-либо слышала.

- Хината ведь младшая сестра Неджи, может она умеет драться?

Хьюга поворачивалась целую вечность, её спина наверняка при этом издавала противный скрип, как заржавевшие дверные петли, только этого ей и не хватало. Действовать нужно было быстро, пока мозг не послал импульс озадаченному лицу Гая-сенсея поменять выражение на восторг, у неё были считанные секунды, а больше всего на свете Хината не любила только одну вещь - бегать. И, всё же, пока у неё были эти спасительные секунды - она побежала, не сбавляя ход до тех пор, пока не водрузила ляжки на велосипед.

Глава 6. Тактика и практика. Часть 2.

***

Наруто уже сломал себе всю голову придумывая, чем бы таким заняться, чтобы не составлять график дежурств по классу. Он уже настроил гитару, перемыл всю летнюю обувь, готовую к уборке на хранение, навёл порядок в бельевом шкафу, подвергшемуся штурму с утра, собрал учебники на завтра, прошёл три (целых три!) башни в МК и больше ничем не мог оттянуть момент принятия за работу.

Разве что. Наруто дал шанс обновлениям в ленте Инсты. Медленно скролил фотографию за фотографией. Куча тупых снимков из школьных коридоров, почему-то каждая деваха в его подписках считала нужным сообщить, что началась учёба. Музыканты выкладывали видео с последних концертов, DC анонсировали какое-то глобальное событие, Наруто лайкнул пару прикольных артов с Сайтамой и Геносом (дружеских, ну). И почти все фотки Джирайи и Цунаде, которые как сумасшедшие постили шикарные кадры из Новой Зеландии.

Наруто залип на фотках пещеры полной светлячков, что тут скажешь, старики его старика умеют развлекаться. Парень почти отложил телефон, когда понял, что залипает, но судьба не миновала увидеть то, что теперь будет являться в эротических кошмарах, если такие бывают в природе.

- О, ками, баа-чан, - проскулил Наруто, пытаясь избавиться от ведения его бабки в купальнике, едва ли способном удержать в узде её необъятную грудь, она делает селфи, видна её вытянутая рука, на заднем фоне едва различим вход в очередную пещеру, она с довольным видом показывает пальцем куда-то вниз снимка. Всё кажется безобидным, если бы не подпись под фото - «угадайте, какую пещеру сейчас исследует мой муж». - Давно надо было отписаться от этих старых извращенцев, - Наруто звучит так же внятно, когда произносит эти слова, как Дональд Дак. Карма за безделье настигла быстрее, чем рассчитывал Узумаки.

Пришлось смириться с таким бедственным положением, усесться за рабочий стол, врубить старенький комп и создать таблицу, которая должна стать графиком. Узумаки взбодрил сам себя парой пощёчин и осознал, какой силой теперь обладает. Злобное хихиканье вырвалось против воли, когда он объединил в пару Шикамару и Кибу, активность одного и пофигизм другого столкнуться в прекрасный взрыв, эти двое разнесут весь класс, но месть того стоит. Будут знать, как кидать его, Наруто Великолепного, на произвол судьбы.

Божественная длань, или как зовёт её сам Наруто - любимая рука для дрочки, не обошла и Шино, которому в пару достался Чоджи, не отличающийся педантичностью в отношении чистоты, к тому же до усрачки боящийся Абураме, когда тот смотрит поверх своих жутких очков. Наруто и сам вздрогнул, когда вспомнил.

- Обожаю свой мозг злого гения, - сказал сам себе Наруто, прикидывая кто ещё прогневал его сегодня. Оказалось, что больше никого, даже обидно стало, пока не дошёл до фамилии Хьюга. Наруто секунду изучал такие простые пять букв, а потом довольно замурчал, понимая, как использует свою новую власть. - Ты угодила прямо в мои сети, девочка-призрак, - с усмешкой проговорил парень, ощущая, какие пошлые перспективы открываются от соседства его имени с её.

Наруто озадаченно покачал головой, приехали называется, так заводится от того, что его имя было сверху. Он ещё раз присмотрелся к их именам вместе, припомнил мягкость бёдер Хинаты и решил, что надо её имя написать сверху.

- Так-то лучше.

- Чем занят? - раздалось за его спиной. Наруто от испуга чуть не упал назад себя с неустойчивого кресла на колёсиках.

- Твою мать, Харуно, - держась за сердце, пробубнил Наруто, - смерти моей хочешь?

- Даже не знаю, Узумаки, - с прищуром ответила ему Сакура, сложив руки на груди, - может и хочу, смотря друзья мы ещё или нет.

Наруто глянул в зелёные сощуренные глаза, но тут же переместил взгляд на её лоб, так безопаснее, она явно злилась, он так хотел, чтобы было хоть чуть-чуть плевать на эти её чувства, но кроме угрызений совести ничего почувствовать не получалось.

- Конечно друзья, что это на тебя нашло? - Наруто пытается дышать ровнее, чтобы успокоить сердце, пока то не прогрызло путь наружу.

- На меня нашло? - взвилась Сакура, - Как насчёт тебя? Продинамил сегодня, забивал до этого несколько дней, разве друзья так себя ведут? Я думала, что если что-то произойдёт, то ты хотя бы найдёшь в себе смелость честно мне об этом сообщить.

Наруто поднимается со стула, ему нужно двигаться, общество Сакуры душит, он силиться понять, как так вышло, что во всей этой ситуации плохим другом стал он.

- О чём сообщить? - он тоже прибавляет громкости голосу, разозлиться сейчас лучше, чем дрожать от страха. - Если у тебя какой-то тупой заскок и твоя кукуха тебя покинула, то не надо всё спихивать на меня. До твоего прихода я был уверен, что всё нормально, подумаешь пару дней не виделись, что тут такого?

- Что такого? - он замечает, как начинают подрагивать её сжатые в тонкую линию губы, зелёные глаза увлажняются, Наруто готов застонать, броситься перед ней на колени и молить о прощении. Его тело не дожидаясь команды от мозга дёргается в её сторону, но невидимая сила останавливает этот порыв. «Нельзя». - Ты мой лучший друг, вот, что такого. Моя жизнь так круто меняется, я влюбилась, боюсь, что это слишком сильно, слишком быстро, и когда ты так мне нужен - тебя нигде нет.

Первые слезинки скатываются по покрасневшим щекам, она даже не пытается их стирать, позволяя всё новым и новым каплям присоединяться к этому потоку. Наруто ненавидит её за слёзы, ненавидит себя за слабость, ненавидит, как жалобно заходит сердце, когда она говорит о любви к другому парню. Он ведь знал, что так будет, говорил об этом Хинате. Они, как спутники у этих планет, которым они не нужны, но гравитация никогда не позволит уйти с их орбит.

Узумаки хочет чтобы она ушла, ушла навсегда, хочет, чтобы она осталась, осталась навсегда. Он хочет разделиться на тысячу Наруто, чтобы каждый забрал с собой часть его больной любви к ней, пусть хоть глоток, вдруг вместе они смогут испить её до дна. Он не хочет подходить к ней, он хочет и дальше летать на своих чудесных крыльях, которые чувствовал за спиной весь день, ему нужен другой маршрут, он знает историю, знает, что нельзя подлетать слишком близко. И, всё равно летит. Обжигается. Приближается. Легко, привычно обнимает её, позволяя размазывать слёзы по своей футболке. Она грубо сжимает ткань, заставляя его обнимать её крепче, шмыгает носом, успокаивается. А, он воспламеняется. Его крылья распадаются горящими перьями, превращаясь в пепел.

- Прости, - едва слышно произносит Сакура в его футболку, пропитавшуюся её солёными слезами, - не знаю, что на меня нашло. Между нами точно всё в порядке?

Наруто придерживает её затылок, чтобы она не могла посмотреть ему в глаза, ему нужно время, чтобы надеть маску. Сакура не ловко шубуршится в его руках, стоит неимоверных усилий приладить маску лучшего друга поверх скорби на его лице. Он много тренировался, так что в конечном счёте, когда ей удаётся на него взглянуть, Наруто улыбается.

- Конечно всё в порядке, разве может быть иначе, - Сакура улыбается его словам, вытирает мокрые щёки, а Наруто никак не может взять в толк, если они лучшие друзья, почему она не видит, что он притворяется, врёт, почему не видит его боли, разве он такой уж хороший актёр?

- Ты прав, - совсем успокоившись, уверенно говорит Сакура, удобно устроившись на его кровати, - моя кукуха точно меня покинула. Ты только глянь на меня, - её тонкие черты брезгливо кривятся, - плачу на пустом месте, срываюсь на тебя. Что со мной не так?

- Ты влюбилась, - на этих словах маска угрожающе трещит, Наруто старается не паниковать, - сама же сказала. Наверное, такое может сбивать с толку.

- Да, не пробуй, ты такое не вытянешь, - шутит Сакура, Узумаки ухмыляется в ответ, искренне. Он думает, что Харуно даже не представляет сколько всего он может вынести. - Я знаю его всего, ух, три дня? А, кажется, что прошла целая вечность, но самое страшное, мне кажется я уже не смогу без него, мы расстались пару часов назад, а я уже чувствую жуткий зуд по всему телу, понимаешь?

- Наверное подхватила от него что-то, - шутка помогает сохранять спокойствие, плохо, но лучше, чем ничего. Его даже веселит её убийственный взгляд, когда собственная подушка прилетает ему в лицо.

- Бака, я тебе серьёзно говорю, вечно забываю, что ты такой ребёнок.

- Извини, не мог не воспользоваться ситуацией. Говори, я слушаю. Серьёзно.

- Ну, - Сакура подбирает слова, она хмурится и прикусывает щёку с внутренней стороны, - это правда похоже на…не подобрать слово лучше зуда. Что-то под кожей тянется туда, где он, чтобы быть рядом, это почти физически больно. Как-то так. Но, это не нормально, мы мало знаем друг друга, не уверенна, что понимаю, как он к этому относиться. Я боюсь, что окажусь в положении, когда мои чувства сильнее, чем его. Я как зависимая.

Наруто становится смешно, дикий смешок настойчиво проситься наружу, ему так хочется рассмеяться ей в лицо, что голова начинает кружиться. В голову лезут рисунки с людьми, отравленными газом Джокера, выглядит ли он хоть в половину также безумно? Как же кощунственно с твоей стороны, Сакура, размышляет Наруто, прийти сюда и пытаться вызвать жалость, просить о дружеском плече. Он даже хочет снять маску, сжать её тонкие плечи так сильно, чтобы остались синяки, трясти её, орать в лицо, как ему больно, как сильно он её любит. Может это сделает их ближе, когда окажется, что они оба зависимые.

- Ничего не скажешь? - Наруто всё это время варился внутри себя на медленном огне, сохраняя гробовое молчание.

- Брось его, - просто отвечает блондин. Она в панике смотрит на лучшего друга, Наруто легко замечает каждое изменение в мимике, как губы складываются в идеальное «о», жесты становятся не внятными, поломанными.

- Придурок что ли? - Сакура находит подходящую линию поведения, свою любимую - гнев. Как разъярённая фурия вскакивает с кровати лучшего друга, чтобы немедленно больно ткнуть его пальцем в грудь. - Что не понятного в словах «я его люблю»? Бросить? Ну, конечно, ведь ты сам так проблемы и решаешь. Виделась сегодня с Амару, наслышана о твоём поведении, что, стало душно с ней, сильно влюбилась в тебя? Ох, бедный, несчастный Наруто. В отличие от тебя, я не трусиха, и готова бороться за свои отношения, - с каждым словом она затихала всё больше, запал пропал, так что последние фразы вышли совсем не убедительными, - даже если им всего три дня и я не знаю, что нас ждёт завтра.

- Так, - спокойно спрашивает Наруто, - что я должен тебе ещё сказать, если ты сама прекрасно во всём разобралась?

- Извини.

- И, насчёт Амару…

- Не надо, мне не стоило…

- Насчёт Амару, - твёрдо повторяет Наруто, не давая ей возможности отпустить эту тему. - Я никогда не был с ней в отношениях, нам было даже нечего заканчивать, но я решил, что будет не плохо дать понять, что это конец, чего бы то ни было. Она может плакаться тебе сколько угодно, но факт остаётся фактом - я ей ничего не обещал.

- Знаю, прости, просто твоё предложение расстаться с, - Сакура не произносит имя и Наруто благодарен за это, - короче, я вспылила, ты оказался прав, я знаю, что собираюсь продолжить то, что между нами. Эта вспышка помогла всё увидеть.

- И не говори, что я тебе не помогаю, - с ухмылкой добавил Наруто, но Сакура стала серьёзной от его слов.

- Извини.

- Бля, да, за что ты всё извиняешься?

- На самом деле, - она опускает глаза признавая своё поражение, - это я была плохим другом для тебя, просто решила воспользоваться ситуацией и свалить вину на тебя, пока ты не успел высказать мне всё тоже самое. Не думаю, что смогла бы справиться с твоим разочарованием во мне. Поэтому, ещё раз, извини.

Наруто просто молчит, пытается прислушаться к тому, что чувствует, но за какие-то полчаса, что Сакура в его комнате, он перестал вообще что-либо чувствовать. Наконец-то, думает блондин, она сломала меня окончательно и бесповоротно. Отправьте это тело в утиль, больше оно не пригодно для существования.

- Тут ты должен что-то возразить, - обижается Сакура, надувая губы, её кулак врезается в его плечо, больно, Наруто успевает включить автопилот своих эмоций, усмехается, отвечает что-то забавное о том, как правдивы её слова, она плохая, он хороший, всё у них идеально. - Ладно, спасибо, что послушал весь этот бред. Обещаю, что исправлюсь, ты важная часть моей жизни, Наруто, я не позволю тебе просто так от меня отделаться.

Ему жутко от её слов, он и правда боится, что всё это состояние навсегда. А, чего он ожидал? Такие простые вопросы, которыми он никогда не задавался. Как долго всё это продлится? Собирается ли он что-то с этим делать? Есть ли настоящее лекарство от его недуга? Так, чтобы отпустить и забыть.

Сакура ускользает через балкон, но его комната вся пропиталась её проклятыми сладкими духами, Наруто уходит из комнаты, но запах следует за ним. Появляется желание что-нибудь разбить. Стены сжимаются, она принесла яд в его дом, он должен выбраться.

Переодевается для бега, распихивает по карманам какие-то вещи, надеяться, что полезные, типа телефона, убегает от её запаха, от её слов, бежит не замечая ступенек, словно её тень всё ещё маячит за спиной. Он убегает далеко, в дикий парк, где можно побегать по пересечённой местности. Земля под ногами плотная, холодная, он то поднимается в гору, то петляет между высоких деревьев, вокруг ни души, прохлада леса и свежий воздух бодрят, Наруто почти чувствует себя вновь живым. Корень одного из деревьев прячется в опавшей листве, поэтому он не замечает его пока не цепляет ногой.

Колено пронзает острая боль, он лежит на земле не в силах пошевелиться, вселенная чётко даёт понять, что убежать от этой проблемы не получится. Он вбивает кулаки в морщинистую кору дерева, пытается прокричаться, хоть так вырвать часть боли из своей души, но та когтями вцепилась, царапается, но не отпускает.

Из этого лихорадочного состояния Наруто выходит вместе с мелодией своего телефона.

***

- Решено, - ладошки твёрдо ударяются в поверхность стола, - это же элементарно. Как я раньше не подумала. Просто уйду на домашнее обучение. Здесь никакой Гай-сенсей, или глупый Минато-сенсей со своими глупыми идеями, точно меня не достанут.

- Ты говоришь сама с собой? - раздаётся в дверях голос Ханаби, - всё хорошо?

- Да, я в полном пря-а-а, - Хината поворачивается на стуле и чуть не валиться с него, - ох, ты ж ёжик, а с тобой-то что? Почему ты нацепила на себя это?

На Ханаби жуткое платье прямого кроя с вышивкой какой-то ветки, и традиционным воротничком, скорее китайским, это платье напоминает бесформенный, длиннющий чехол, в котором высокая Ханаби кажется несуразно обрезанной, ещё эта ужасная прозрачная ткань, из которой сшили рукава и верхнее платье, комкается, намагничиваясь вокруг Ханаби. Дизайнерские решения, можно понять, даже простить, но этот отвратительный цвет, который не определился жёлтый он или зелёный, и стал единообразно рвотным - нет.

- Это папин подарок, - просто пожала плечами младшая сестра, - он сказал, что будет рад, если я одену его на ужин сегодня.

Хината забавно морщит лицо, будто съела что-то кислое, день был таким длинным, что она совсем забыла про этот чёртов ужин.

- Ты похоже в самом разгаре сборов? - замечает Ханаби, рассматривая сестру за рабочим столом в домашних плюшевых серых штанах, волосы собраны в растрёпанный пучок на макушке, с разношенной футболки, упавшей с одного плеча, на Ханаби смотрит девушка с макияжем на мексиканский День мёртвых. Если она так собирается идти на ужин, то младшая снимает шляпу.

- Совсем вылетело из головы, - Хината бьётся головой о крышку стола. - Сколько у меня времени?

- Хм, - Ханаби прикидывает, резким движением откидывая отросшую чёлку с глаз, - минут двадцать?

- Чёрт!

Младшая не отказывает себе в удовольствии понаблюдать, как Хината носиться туда-сюда, пытаясь привести себя в порядок. Старшая Хьюга методично раскидывает свои вещи, пытаясь отыскать платье, к которому не придерётся отец, обнаружить хоть один лифчик среди моря трусов, отыскать щётку для волос, которая ещё минуту назад была где-то тут.

Итог не утешительный, Хината не может найти в своём облике хоть что-то удовлетворительное. Бледный цвет платья делает её цвет лица болезненным, высокий ворот давит на шею, пытаясь её придушить. У неё не сразу получается застегнуть правильно ряд пуговиц, которые притаились за чем-то напоминающим по виду воротник-жабо, но его как-то вшили по всему фасаду платья. Расчёска так и не нашлась, пришлось придать пучку более уверенную растрёпанность, чтобы казалось, что так и задумано. Хината бы распустила волосы, но отец этого не любит, особенно когда они в общественном месте.

- Вы уже готовы? - доносится откуда-то из глубины дома голос отца. Хината отворачивается от маленького зеркала и возвращается в комнату, где всё ещё стоит Ханаби.

- Тоже его подарок? - с сочувственным пониманием спрашивает младшая, Хината ещё раз осматривает платье и только потом утвердительно кивает. - У нашего отца совершенно отсутствует вкус.

Спорить тут не с чем, Хината прихватывает клатч на длинной цепочке и они с сестрой идут на встречу отцу. Конечно, он в дорогом костюме, идеально на нём сидящем, подходящей длинны и классического цвета. Так, какого спрашивается.

- Вы чудесно выглядите, - едва удостоив их взгляда, похвалил Хиаши, но Хината всё равно успела заметить как холодные глаза отца зацепились за её причёску. Снова она сделала что-то не идеально. Захотелось провалиться сквозь землю. - Дождёмся Нацу.

Сёстры молча переглядываются, никто из них не ожидал, что на семейном ужине будет учительница Ханаби. У Хинаты начинается мандраж, всё это не к добру, плохое предчувствие, как змея обвивает горло мешая ровно дышать. Она старается не выдыхать слишком рвано, чтобы не привлекать лишнее внимание. Всё становится ещё хуже, когда Нацу объявляется. Хината сразу понимает, что она также в подарке отца, вот только её платье дорогое, явно единственное в своём роде, украшения в ушах няньки ещё дороже, бриллианты заманчиво сверкают в лучах заходящего солнца.

На переднем сидении, рядом с Ко, Хината не много расслабляется, в салонном зеркале она видит Ханаби, зажатую между отцом и Нацу, внутри всё содрогается от мысли, что там могла быть она, это похоже на ещё один ночной кошмар наяву. Но вот Ко ей по-отечески улыбается, позволяет рулить радио и травит забавные дорожные истории. Она хочет остаться здесь, а не идти на этот, уже не семейный, ужин.

Ресторан «Императорский дворец», куда они приезжают, дорогой, пафосный, внутри всё чёрно-красное, перебор с позолотой, куча лишних, не сочетающихся друг с другом традиционных предметов, половина из которых вообще не уместна в ресторане. Но этой пыли в глаза хватает, чтобы люди с деньгами велись. Хинате не много противно, что в таких вопросах её отец прогибается под общественным мнением, она ещё помнит, что это его коллега втирал ему, что каждый уважающий себя высокопоставленный человек должен есть тут.

Они занимают большой круглый стол в самом центре, столов вообще не много, показывают так свою уникальность, полагает Хината, стараясь закатывать глаза только мысленно. Неджи и Тентен ещё не пришли, она старается отгородить отца и Нацу от себя с помощью Ханаби. Заказать самой ничего нельзя, ведь что она может понимать в высокой кухне. От старательного сидения прямо уже спина ноет. От подозрительно высокомерного вида Нацу ноет сердце.

Когда появляются Неджи с Тентен напряжение за столом возрастает в геометрической прогрессии. Отец здоровается холодно, он всё ещё не понимает почему его сын не способен заставить свою женщину стать его законной женой, ему кажется, что это какой-то плевок конкретно в него. Желания самой Тентен его совсем не волнуют. Он бы мог разглядеть, каким счастливым стал его единственный сын, если бы мог видеть дальше собственной репутации и принимал во внимание чужое мнение.

Неджи при взгляде отца сразу ощетинивается, кажется он готов к прыжку стоит Хиаши не ровно дыхнуть в сторону пузатой Тентен, которая просто хочет есть, на всё остальное ей глубоко плевать, она знала в какую семейку вляпалась.

Хината чувствует себя героиней фильма Бунюэля «Ангел-истребитель», подкатывает тошнота, стоит представить, что они могут также застрять в этом грёбанном ресторане. Её мутит ещё сильнее, когда приносят первые блюда, она старается не смотреть на осьминогов и прочих морских гадов, но воображение уже рисует, как они осядут в её желудке и однажды выберутся наружу.

- Ой, Хината, - голос Тентен полон жизни, до этого все сохраняли типа торжественное молчание, занятые едой, - не поверишь, но мне тут Гай-сенсей звонил, буквально несколько часов назад. О тебе спрашивал, с чего бы это?

Хината резко перестаёт ковырять палочками пену в раковине, она не знает, что это, но хозяева этого места выдают подобное за блюдо. Ледяные щупальца осьминогов подкрадываются ещё ближе, грозят вырваться из неё в это же мгновение. Всё это точно какой-то сон, больная шутка её воображения, не может быть вот так на самом деле. Хорошо, что ничего не жевала в этот момент, только оплевать весь стол пред отцом и не хватало для полного счастья.

- Ваш бывший сенсей полный псих, - куда-то в глубину тарелки кряхтит Хината, не поднимая глаз, она уверенна, что все смотрят в её сторону. - Кто-то надоумил его позвать меня в команду бойцов.

- Какая бессмыслица, - голос Хиаши вынуждает Хинату прислушиваться, он не звучит сердито или удивлённо, это ровная, ничего не выражающая речь, - это была бы такая обуза, откажись.

- Да, я так и сделаю, - хочется провалиться сквозь землю, исчезнуть из этой реальности, просто перестать быть. Одно дело её собственное мнение о своих способностях, и совсем другое, когда отец считает тебя такой бесполезной. Хината никогда не строила насчёт себя радужных ожиданий, что не мешало тихо-мирно стараться делать упор на сильные стороны, обходя слабые. Она наивно полагала, что выдающейся гениальности Неджи и Ханаби хватит для прикрытия такого позорного отпрыска, как она. Но всё это были лишь её собственные мысли, когда накатит, когда одна. Получить такую оплеуху перед всей семьёй оказалось чертовски больно, не смотря на её готовность к этому.

- Она вовсе не обязана так делать, - процедил Неджи, его пальцы уже побелели от силы сжатия кулаков, которые образовались с момента появления в ресторане. Раньше, Неджи хорошо это помнит, он испытывал уважение к отцу, как положено хорошему сыну, но как-то, кирпичик за кирпичиком, он растерял любое подобие положительных чувств в отношении отца. В нём пылал настоящий гнев, жить вот так, каждую секунду ненавидя человека, который дал ему так много, это убивало, только Тен смогла вытащить Неджи из этого порочного круга. Только не сейчас. Её тёплая ладошка отчаянно пыталась заставить его расслабиться, забить, но он не мог.

Память о малышке Хинате в забавных красных варежках, что держится за его руку, смотрит на весь мир без тени страха, лишь с любопытством, всем открыто улыбается, эта память ещё живёт в нём. Бледная тень, сидящая напротив не имеет с той девочкой практически ничего общего. И, это их вина, его и отца. Она всё больше походит лишь на оболочку человека потому, что он оставил её один на один с отцовским безразличием, а Хиаши, вместо того, чтобы беречь душу старшей дочери убивает в ней всё живое.

Хината решается бросить на брата предостерегающий взгляд, не стоит нарываться и портить ужин. Это злит его ещё больше, их отец не какой-то дикий зверь, в которого лучше не тыкать палкой.

- Это будет пустой тратой времени, - Хиаши умеет делать вид, что не замечает чувств окружающих, а может правда не замечает, Хината уже устала капаться в этом вопросе, - никакой пользы команде от бесполезного участника не может быть по определению.

- Откуда тебе-то знать? - Тентен пришлось дёрнуть Неджи за руку, чтобы он не вскочил на ноги, злость, сочащаяся от каждого его слова прошлась противными мурашками по позвоночнику, она давно не видела своего мужчину таким, вероятно от того, что они не собирались таким составом длительное время.

- Кому же ещё знать такое о моих детях? - это прозвучало почти весело и беззаботно, конечно, он насмехался над слабостью Неджи, его неспособностью контролировать такие низменные позывы, как защита сестры перед лицом неоспоримых фактов.

Сын собирался высказать всё, что думает по этому поводу, но его остановил сильный удар по ноге, Хината смотрела затравленным зверьком, умоляя прекратить. Пара её задетых чувств не стоит натурального скандала посреди элитного ресторана, она уже чувствовала, как с укором косятся в их сторону Мишленовские звёзды, все три.

- Оставим этот глупый спор, который тебе не выиграть, сын, - отмахнувшись продолжил Хиаши, - я собрал вас здесь по другому поводу. У меня есть важные новости.

Хината, ведомая какими-то фаталическими предчувствиями, осторожно глянула на единственного человека, кто был лишним за этим столом из чужаков, связанных кровью. Нацу сидела демонстрируя идеальную осанку и полное отсутствие интереса к происходящему, но даже идеальная подготовка не могла заставить её глаза перестать блестеть от предвкушения. Хинате резко захотелось выбраться отсюда, не слышать эту важную новость.

Хиаши не коснулся её руки, чтобы придать новости важность, он вообще не смотрел в сторону молодой женщины, когда говорил со своими детьми о дальнейших планах на жизнь.

- Мы с Нацу планирует пожениться, - с таким же успехом отец мог сообщить им о выросших процентных ставках, Хината нахмурилась, опустив голову, кто же так сообщает о событии, которое перевернёт их жизнь с ног на голову. - Я решил, что ещё не так стар, чтобы отказывать себе в подобной прихоти.

- Ты хочешь жениться на прислуге? - заговорила до этого молчавшая Ханаби, её высокомерное выражение лица не обрадовало Хинату. Как и Хиаши, но он не собирался что-то спускать даже любимой дочери.

- Она всё ещё обучает тебя, - медленно произнёс Хиаши, стараясь донести свою мысль до зарвавшегося подростка, - это значит, что она умнее тебя. Как по-твоему, дочь, ты глупее прислуги?

Этого хватило. Ханаби вся сжалась, в уголках глаз заблестели подступающие слёзы. Отец не мог бы найти слов хуже для той, кто стремиться стать идеальной, только ради него.

- Ты её любишь? - Хината шокировано заозиралась на своих родственников пытаясь понять, у кого хватило глупости задать такой вопрос отцу. Если и была в мире вещь, которую Хиаши Хьюга считал по-настоящему бесполезной, то это любовь. Каково же было её удивление, когда оказалось, что это она сама спросила отца о любви.

Безразличие и достоинство истинного представителя главной ветви клана Хьюга, дало трещину, совсем крохотную, едва видимую, в порыве пальцев сжаться в кулак, в дернувшихся уголках губ, в осанке, что стала ещё строже. Никто не успел этого заметить, Хиаши уже взял себя в руки сверля давящим взглядом съёжившуюся фигуру старшей дочери. Слишком слабая, слишком наивная, слишком на него не похожая. Слишком напоминающая о потерях. Она давно вызывает настолько смешанные чувства в том, кто привык контролировать себя, что Хиаши не знает, как поступить дальше. А, когда такие люди не знают, как поступить - они становятся очень злы.

- Просто ставлю вас всех пред фактом, ни ваших поздравлений, ни одобрений мне не требуется, - резкость в голосе отца удивляет, но каждый из Хьюга сейчас так погружен в собственные эмоции, что не успевает это обдумать. - И, если этот ужин для вас такая обуза, то можете быть свободны. Все вы.

«Свободны?» - думает Хината, пытаясь понять, что значит это слово, боясь представить, что под ним подразумевает отец. Новая жена, новая семья, дети, с которыми он сможет исправить все ошибки, совершённые с теми тремя, что прямо сейчас медленно поднимаются из-за стола и уходят не оглянувшись.

Все, кроме той, кто не может просто так отпустить любовь, она ведь пришла с самим рождением, она не сможет испариться вот так просто, лишь от того, что он не способен любить её также сильно. Хината не может уйти молча, оставить отца с ощущением, что дети его настолько эгоистичны, что не желают перестать быть одиноким.

- Надеюсь, - тихо произносит она, стараясь смотреть отцу в глаза, - это то, что сделает тебя счастливым. Ты достоин счастья. Отец.

Она уходит с разбитым сердцем даже не подозревая, какие разрушения оставила после себя.

На улице ещё светло, после тёмного зала глазам больно, ноги ели тащат Хинату в сторону парковки, где стоит её семья. Ханаби трёт глаза, чтобы остановить поток слёз, Неджи пытается слушать, что ему говорит Тентен, но её Тентено-терапия не работает.
- Это было странно даже по нашим меркам, - Хината не знает кого своей фразой удивляет больше, себя или их, нервы на пределе, а это всегда выливается в попытку тупо пошутить. - Слишком рано для шуток?

Все смотря на неё с жалостью, это и понятно, по кому же ещё проехались сегодня больше, чем по Хинате, но ей эта жалость ни к чему, правда есть правда, пока она не может её изменить.

- Может останетесь сегодня у нас? - предлагает Тентен. - Заедем за вашими вещами, завтра от нас в школу поедите.

Ханаби неожиданно соглашается, хотя Хината была уверенна, что младшая сестра решит сохранить лицо, назло отцу появится дома, может даже показательно проявит неуважение к будущей мачехе. Иногда Хината и сама забывает, что её сестра всё же просто ребёнок, которому не хочется всё время быть взрослым.

- Идём, Хината, - Неджи ещё на взводе, поэтому получается так грубо, он вздыхает, понимая, что ведёт себя не лучше Хиаши, устало сжимает переносицу, желая только, чтобы этот день уже закончился.

Все медленно идут к машине, где всё это время ждал Ко, будто кто-то знал, что этот ужин так и закончится…

«…не взрывом, а всхлипом» - усмехается про себя Хината, цитируя Элиота. Она всё ещё стоит на своём месте, когда Неджи оборачивается.

- Хината?

Она смотрит на брата, он протягивает руку, подзывая её, ток пробегает по венам, в любой другой день - да, Хината пошла бы за ними, побыла частью почти нормальной семьи. Но сегодня другой день. Сегодня - нет. Хината знает, чего хочет сейчас, и семья не может этого дать.

- Я…- она мнётся, сама стесняясь своих мыслей и желаний, но картины перед мысленным взглядом возникают такие яркие, как его голубые глаза, Хината не собирается отказывать себе в отвлечении, видит ками, оно ей нужно, - простите, но я не пойду, всё хорошо, мне просто нужно не много пространства. Простите, правда.

- Уверенна? - Неджи возвращается к ней, выглядит он совсем не убеждённым, что с ней всё будет в порядке. - Ты не должна быть одна.

- Я уверенна.

- Мне это не нравится, - хмурится брат, складывая руки на груди. Хината улыбается, он выглядит таким забавным, когда дуется.

- Я справлюсь с этим, поверь, - она не особо следит за формулировками, но именно эта действует на Неджи, как ледяной душ, снова это чувство, что он как Хиаши.

- Я никогда не думал, что ты с чем-то не справишься, - жар в его словах опаляет сердце Хинаты, такие слова от всегда строгого Неджи дорогого стоят.

- Знаю, я ничего такого не имела ввиду, остынь, - Хината по-дурацки бьёт его в плечо кулачком, - бро, - всё же добавляет она, а то как-то незавершённо выходит. Хината ждёт, что Неджи этого хватит и он вернётся к остальным, но брат продолжает сверлить её взглядом, видно, как усиленно он что-то взвешивает.

- Насчёт того, что тебе предложил Гай-сенсей, - решается старший брат, теперь очередь Хинаты хмуриться, неужели они не могут просто забить на это. - Не хочу советовать или навязывать что-то, но тебе следует подумать об этом. Уверен, с Хьюга в команде вы сможете вернуть кубок нашей школе.

- Издеваешься? Да какой из меня боец, - её мутит от одной только мысли, что она станет частью команды, выйдет на татами, а потом подведёт всех: команду, сенсея, Неджи.
- Я бы гордился тобой, в любом случае - говорит брат, опуская руку на плечо Хинаты. Она с подозрением косится на его длинные пальцы, - точнее, я и сейчас тобой горжусь, просто подумал, что это могло бы стать той нитью, знаешь, от меня к тебе. Мы с Тентен познакомились, когда были частью команды Гая, та команда - это то, что остаётся с тобой навсегда. Это наша история, моя история, а так и ты стала бы её частью, - он поспешно убирает руку, понимая, что сказал слишком много, что-то личное, открылся и теперь стыдно. - Извини, если тебе показалось, что я пытаюсь давить.

- Нет, вовсе нет, - заставляет себя Хината ответить, и продолжить, - я подумаю, - сейчас она не хочет думать сколько в её словах правды и её собственного желания. Разберётся во всём этом потом, позволит словам брата действительно коснуться её. Сейчас слишком сложно поверить, что он сказал, что сказал.

- Это всё о чём я прошу, - Неджи кивает и уходит. Тентен всё ещё стоит на улице, хотя Ханаби давно залезла в машину. Хината отсюда видит тревогу в красивых горько-кофейных глазах, брат тоже это видит, думает Хината, поэтому, когда подходит к своей девушке дотрагивается до живота, произнося то, что приносит им обоим успокоение, - Я никогда не буду таким, как он.

Потом они уезжают, а Хината наконец может достать свой телефон. Она впервые набирает этот номер, руки трясутся, но это не волнение, а предвкушение, про себя молит, чтобы он не был занят, чтобы не посчитал её звонок слишком навязчивым.

Он отвечает не сразу, Хината слышит удивлённое «да», его тяжёлое дыхание, резкие порывы ветра, смелости убавляется, идея становится слишком дикой. Хината готова бросить трубку, чтобы как следует пойти убиться об стену.

- Хината? - слышится через динамик, он как-то странно кряхтит, это сбивает её с толку.

- Чем ты там занимаешься?

- Бегал, - быстро отвечает Наруто, - пока не ебнулся, чёртовы корни, колено как не своё.

- Оу, блин, звучит хреново.

- Ха-ха, - смеётся Узумаки на том конце провода, опираясь на широкое дерево, кора приятно царапает кожу, - ты звонишь поболтать?

- Ага, - пытаясь придать голосу беззаботность, быстро отвечает Хината, тут же хмурится и сдаётся под натиском угрызений совести. - Вообще-то нет, не знаю почему соврала.

- Эй, - возмущается Наруто, - а как же первое правило нашего пакта?

- Не говорить о нашем пакте? - усмехается Хината, давая себе время собраться с мыслями.

- Хватит заводить меня цитатами из культовых вещей, женщина. Если я начну дрочить тут в лесополосе, то у меня могут возникнуть большие проблемы, - Хината нервно сглатывает, стараясь не представлять нового знакомого трогающим себя где-то посреди леса, но мысль, что для его рук есть другая работа взрывается в мозгу эндорфиновым фейерверком. - Ты собираешься сказать мне зачем позвонила или оставишь теряться в догадках?

- Я не против не много тебя завести, - говорит Хината, отмахиваясь от жгучего стеснения, - если у тебя есть возможность встретиться. Сейчас?

- Где ты? - улыбка появляется сама собой, и Хината позволяет ей расцвести, как цветку после долгой зимы.

- Рядом с «Императорским дворцом», ресторан такой, знаешь?

- Знаю, от меня далековато, как насчёт встретиться на пол пути?

- Просто скажи где.

- Секунду, - в трубке слышатся, как Наруто что-то делает со своим телефоном, а следом трубка Хинаты вибрирует в её руках. Брюнетка смотрит на экран, Наруто прислал координаты какого-то места с названием «Ичираку», всего в двадцати минутах от её местоположения. - Встретимся здесь? Ты не против перекусить? Для начала.

- Я только «за», - говорит Хината, поесть в ресторане ей так ничего и не удалось. - Увидимся.

- Жду, - произносит Наруто, предвкушение и скрытое обещание всего в одном слове отдаётся в кончиках пальцев, Хината собирается пройти этот путь меньше, чем за двадцать минут.

***

В одно мгновение она была в центре бушующего людского океана, а стоило сделать ещё шаг, как окружающий пейзаж сменился на простые деревянные постройки, насаженные одна на другую. Мощённая узкая улочка резко начала подниматься вверх пока не закончилась длинной лестницей, на первой ступеньке которой Наруто её и ждал.

На нём широкие чёрные спортивные шорты в крупную белую полоску, они довольно длинные, но Хинате всё равно видно покалеченную коленку, он не много стёр кожу, кровь давно запеклась. Наруто накинул капюшон от чёрной кофты на молнии, так что была видна оранжевая подкладка, руки в карманах, он показался Хинате потерянным, пока их глаза не встретились.

Узумаки сам не понял, как вышло, что её приближение так его обрадовало, но точно знал, что улыбается по-настоящему, никаких масок. Было непривычно видеть её с забранными волосами, пряди, что не захотели оставаться в пучке, развивал ветер, Наруто сразу подумал про Медузу Горгону, он бы не отказался превратиться в камень. Настроение всё ещё было ни к чёрту, но от самого плохого его спас её звонок, теперь очередь Наруто спасти Хинату…от чего бы то ни было.

- Привет, - как-то слишком смущённо произнесла Хината, - прости за вид, вечер начался дико.

Только после её слов Наруто обратил внимание на отстойное платье, в котором брюнетка шла через пол города. Узумаки быстро поднёс ко рту кулак, тщетно пытаясь скрыть смех за кашлем.

- Всё путём, - прокашлял блондин, отводя взгляд, - если бы ты не сказала я бы и не заметил. Тебе идёт, - последняя ложь оказалась фатальной, смех Наруто нашёл путь на волю. Тонкие чёрные брови моментально нахмурились, но слишком мягко.

- Рада, что тебя это так веселит, клоун, - с хмурым видом проговорила Хината, поправляя дурацкий верх платья, который никак не мог нормально сесть на груди.

- Спасибо, - Наруто опустил капюшон, - мне это было нужно.

Хината уставилась на него, как мастер допросов на подозреваемого, она заподозрила, что у блондина что-то приключилось, помимо падения, ещё когда увидела стоящим у лестницы. За неимением нормального объяснения, Хьюга сказала бы, что от него не веяло обычной энергией, которую Узумаки источает на всех подряд, притворно или искренне, без разницы.

- Как твоя травма? - поинтересовалась Хината, протягивая руку к растрёпанным светлым волосам. Её тонкие пальчики осторожно выловили засохший листок, застрявший в шевелюре Наруто.

- Болит, - просто ответил Наруто, сам не понимая до конца о чём именно говорит. Он потянулся к листу в руках девушки, Хината задумчиво крутила его, лист уже начал рассыпаться. Наруто накрыл её руку своей, раздался хруст и листочек превратился в кучку перемолотых останков, которые тут же упали на тротуар. Ветер подхватил мусор, унося куда-то, а Наруто всё держал руку Хинаты в своей, чтобы не чувствовать себя, как этот многострадальный лист.

- Ох, - неожиданно вздохнула Хината, когда увидела руку блондина, - что с твоей рукой? Ты подрался с кем-то в лесу?

- Ага, - усмехнулся Наруто, оттаивая от её искренней заботы, - с тем деревом, что меня завалило.

- Уверенна, оно выглядит хуже тебя.

- Ещё бы, - Хината не поднимала глаз, осторожно обводя пальчиком разбитые костяшки, она уже собиралась сказать что-нибудь по поводу его самомнения, но у её желудка был другой план, он давно голодал, испуганный жаренными осьминогами и теперь потребовал внимания, на всю тихую улочку. - Ого!

- Чёрт, - смутилась Хината, отступая на шаг от Наруто, их руки расцепились. - Как не удобно.

- Перестань, всё нормально. Идём, я покажу тебе, что такое пища богов, - Наруто сам вернул её ладошку в свою и потащил вверх по лестнице. Там оказалась точно такая же тихая улочка, Хината засомневалась, что такое не проходное место хорошо для бизнеса. Наруто притащил её к скромному ресторанчику, спрятавшемуся за несколькими шторками с иероглифами. Из-за отсутствия дверей, убийственный аромат атаковал Хинату ещё до конца лестницы, нутро подсказывало, что Королева Обжор (кажется, так её на днях окрестила Ханаби) наестся здесь до отвала.

Узумаки галантно откинул одну из штор, пропуская Хинату вперёд. Ароматы только усилились, а скромная обстановка из нескольких высоких стульев и стойки, сразу же пришлась ей по душе. Ничего вычурного, никаких звёзд.

- Здорово, старик Теучи, - тут же крикнул Наруто, не успела Хината влезть на стул, чем привлёк внимание не молодого повара в белом кимоно и поварской шапочке.

- Неужели это Наруто, - улыбнулся блондину владелец, - давненько тебя не было.

- Эй, Наруто, совсем про нас забыл, - откуда-то из глубины помещения появилась молодая девушка, одетая как ещё один повар. Её шоколадные волосы небрежно вылезали из-под шапочки, а большие тёмные глаза смотрели на Узумаки с каким-то шальным вызовом. Хината не много смутилась, не ожидала, что Наруто тут настолько свой.

- Ну, прости, Аяме, просто был нарасхват, - озорно подмигнул поварихе Наруто, и тут же обратил всеобщее внимание на Хинату, снова, - а, это Хината, моя подруга. Хината это Теучи и его дочь Аяме, они гении приготовления рамена. Скажу тебе по секрету, и надеюсь ты меня не выдашь, я серьёзно, от этого зависит моя жизнь: они готовят рамен даже лучше, чем моя мама.

- Ох, уж этот Наруто, как чего скажет, - засмеялся Теучи.

- Но это правда, старик.

- Этот парень быстро обратит тебя в свою веру, Хината, - сказала Аяме, обращаясь к растерявшейся девушке. Всё было таким домашним, что захотелось разреветься от умиления.

- Думаю, - решилась заговорить Хината, пока и правда не разревелась, - я ему это позволю. Пахнет божественно.

- Нам фирменного, - объявил Наруто, - четыре порции каждому.

Глава 6. Тактика и практика. Часть 3.

***

- Возвращайтесь скорее. Приятно было познакомиться Хината, - наперебой кричали отец с дочерью, прощаясь с парочкой. Они помахали в ответ, обещая, что так и сделают.

Парочка просидела в обществе мастеров приготовления рамена больше двух часов, Наруто болтал без умолку, вспоминая, как нашёл это место, когда был совсем мелкий, как его первый раз накормили бесплатно. Аяме даже показала несколько фотографий на стене ресторана, где был блондин в разных возрастах, такой чести не каждый удостаивался.

А честь безусловно была огромная, ведь Наруто оказался прав - это была пища богов. Прямо сейчас Хинате казалось, что она никогда не будет прежней и не сможет питаться чем-то ещё кроме этого потрясающего рамена.

- Кажется, я подсела, - сообщила Наруто девушка, не скрывая улыбки.

- Я должен сказать, - вдруг серьёзно произнёс Узумаки, Хината удивленно вздернула бровь, не понимая его тон. - Шесть порций? Это охренеть, как круто. Если я раньше когда-то упоминал, что ты смогла меня возбудить, забудь, вот сейчас у меня реально каменный стояк.

- О, ками, ты можешь сделать мне скидку, - её смех разнёсся по улице, как перезвон колокольчиков, Хината схватилась за красные щеки руками, - я совсем не знаю от чего больше краснеть, от того, что такая обжора или от твоих красочных эпитетов к стояку.

- Просто проверяю, как сильно ты сможешь покраснеть, по шкале от лёгкого румянца до мистера Крабса, - заржал Наруто, чем вынудил Хинату распустить руки, её мягкий кулачок ощутимо так вдарил по мужскому плечу. - Ого, больно же. Никакой ты не Крабси, ты - Красный Халк.

- Вот так, да? - в возмущении развела руки Хината. - Почему я старый мужик с пышными усами, а не, ну, даже не знаю, - она приложила пальчики к подбородку, что-то обдумывая, - скажем, его дочь, которая превращалась в Красную Женщину-Халка?

- Твои познания меня поражают, - признал Узумаки, - но даже так ты меня не разжалобишь, Красный Халк.

- Ты просто невозможен.

- Ты хотела сказать, невероятен? - Хината аж споткнулась и встретилась бы носом с мощёной дорожкой, если пара сильных рук не удержала её в вертикальном положении. - Если хотела оказаться в моих объятиях, стоило просто попросить.

Его шёпот обжёг ухо, а она думала, что уже достигла последней стадии покраснения. Было очевидно, что Узумаки процитировал Шелдона Купера совершенно случайно, специально так делает в её жизни только один человек, которого сейчас точно не время вспоминать.

- Такая неуклюжая, прости, - едва смогла сказать что-то внятное Хината. Очевидно, что мозг не способен функционировать нормально, когда Узумаки старается её смутить, любопытное открытие, решила Хината, забивая на нормальность. Она ведь хотела отвлечься, думая совсем не о совместном обеде. - Я знаю тут одно место, - облизав пересохшие губы, промямлила Хьюга, вспоминая здесь ли это место на самом деле, Наруто всё ещё держал её в своих руках, прибавляя к её жару свой собственный. - Хочешь посмотреть?

- Очень.

Хината взяла парня за руку и повела на юг в сторону реки, Нака в очередной раз петляла по городу как раз в этом районе, где заканчивались бесконечные деревянные постройки и шёл плавный спуск. Кто-то давно проделал ступеньки прямо в земле, они уходили вниз к длинному каменному мосту-причалу, который доходил почти до середины реки и заканчивался беседкой с крышей в стиле иримоя-дзукури, её сваи огибались медленным течением Нака.

Место было не таким уж удачным, поэтому мало кто бывал в этой беседке, но когда у тебя всего один друг, который часто бывает занят, проводишь достаточно времени бродя по городу в одиночестве. На что только не натыкаешься.

Они медленно прошли по каменному мосту с низкими перилами, уже стемнело, но тут не было фонарей, ветер ощущался с воды особенно сильно, принося с реки ароматы цветущих водорослей.

В беседке было теплее, благодаря высоким стенкам, защищающим от порывов ветра. По всему периметру расположились широкие скамейки, дерево стало гладким и блестящим от времени.

Наруто опустился на одну из скамеек, давая отдых ноющему колену. Хината осталась в проеме входа, она прислонилась к косяку всматриваясь вдаль, где ярко мерцали огни не спящей части Конохи. Сегодняшний день оказался таким странным и таким безумно длинным. Как поездка на американских горках. То взлёт, то падение от которого захватывает дух, Хината не была уверенна, какие из событий к чему относятся, ведь именно от моментов с Наруто она задыхалась от эмоций. Всё в этот день перемешалось.

Узумаки следил за Хинатой. Они хорошо провели время, так хорошо, что он не вспомнил почему оказался посреди леса, не подумал о том, зачем она ему позвонила. Очевидно, чтобы отвлечься, но нужно ли ему знать от чего именно?

Хинате нравилась окружающая тишина, но в сочетании с наступающей темнотой, создавались идеальные условия, чтобы начать копаться в себе, чего она так старалась избежать. Хьюга сильно закусила губу, отвлекаясь на боль, волна отчаяния накатывала, это было неправильно, она знает, что все эмоции, как бы она не отвлекалась, настигнут, но ведь можно оттянуть этот момент ещё не много.

- Не хочешь рассказать, что тебя мучает? - тихо проговорил Наруто, готовый выполнить свою часть их сделки по отвлечению. Хината отрицательно покачала головой, наверное, когда-нибудь, она захочет поделиться с ним, доверится, чтобы стать сильнее, но не всё сразу, не в один день. - А, чего хочешь?

- Хочу, - задумчиво сказала Хината, формулируя такую простую и одновременно трудную просьбу, - чтобы было хорошо.

Она прислонилась к косяку лбом, холодное дерево заставило кожу пощипывать от резкого перепада температур, дурацкий ответ, слишком всеобъемлющий, чтобы заключиться в один момент, а ведь момент - это всё, что сейчас у них есть.

- Иди ко мне, - в голосе Наруто не было приказа, но огонь в голубых глазах, сверкающих даже в опустившихся сумерках, притянул Хинату, как мотылька. Она послушалась, идя в такт бьющемуся сердцу, совсем не в ногу сама с собой, остановилась когда их колени соприкоснулись. Наруто слегка раздвинул свои ноги, - садись.

Хината хотела пристроиться на одно колено к блондину, как наездница в женском седле, но он быстро её остановил, показывая, что хочет от неё совсем другого.

- Опирайся коленями на скамейку, Хината, - от предвкушения голос Узумаки сорвался на хрип. Девушка кивнула, ухватилась за перила за спиной Наруто, чтобы поймать равновесие, слегка приподняла подол платья, опираясь левым коленом на скамейку, собралась сделать тоже самое другой ногой, но парень ещё сильнее раздвинул свои ноги, ей пришлось раздвигать свои намного шире, чтобы дотянуться до другого края.

Её голые бёдра внутренней стороной тёрлись о жёсткую ткань шорт Наруто, грудь, спрятанная за рядом пуговиц, оказалась на уровне его глаз, она держалась двумя руками за перила беседки, всё ещё касаясь парня лишь бёдрами. Такая близость и в то же время отсутствие полноценного контакта заводили Наруто, ему не терпелось позволить рукам исследовать её тело, эту новую тайну, что так манила.

- Я хочу поцеловать тебя, - призналась Хината, её шёпот быстро умчался со встречным ветром. Наруто кивнул, приподнимая лицо, теперь он оказался ниже, а вся власть была в руках Хинаты. Она легко коснулась чужих губ, вспоминая его вкус, казалось, что с прошлого поцелуя прошла целая вечность. Вечность среди ледников, в полном одиночестве. Наруто позволил ей самой решать, каким будет этот поцелуй, ждал захочет ли Хината его углубить, пока девушка лишь слегка касалась его губ, меняя угол, смещаясь к самым уголкам, целуя то верхнюю то нижнюю губу по очереди.

Наруто ждал, его руки покоились на скамейке, ещё было рано, она должна дать добро, рассказать, насколько она хочет, чтобы ей было хорошо. Хината смаковала собственный вкус Наруто, похожий на пряную горечь, сейчас перемешавшийся с раменом. Медленно, досконально, всё ещё лишая их обоих желанного контакта, пока вновь не взглянула в глаза, огонь стал едва сдерживаемым пожаром. Он хотел её, теперь она знала, как выглядит желание, и это сорвало все печати.

Их языки сплелись, взмах чёрно-белого флага и гонка началась. Наруто провёл руками по её икрам, поднимаясь выше, забираясь под платье, отдаваясь мягкости её шёлковой кожи, всё выше и выше, пока дурацкая тряпка на Хинате не собралась в гармошку у неё на талии, открывая вид на бледные бёдра и контрастные кружевные трусики, чёрные. Один этот вид заставил его член возбужденно дернутся, натягивая ткань шорт.

Они всё ещё целовались, когда Наруто сильнее сжал её талию надавливая, заставляя Хинату глубже опуститься на себя, чтобы она почувствовала, что делает с ним. Девушка застонала ему в рот, когда тонкой ткани трусиков коснулось что-то горячее, настойчиво требуя убрать любые преграды между ними.

- Я…- она не знала, что хочет сказать, слова разбежались, но было важно донести, что сейчас не время и не место, чтобы идти до конца. Наруто приложил ей палец к губам, едва Хината произнесла слово.

- Я знаю, всё нормально, доверься мне.

И, она доверилась.

Руки Наруто переместились на её лицо, заставили вновь приблизиться, вновь затянули в поцелуй, беспощадный, жадный. Он быстро перешёл от уже припухших девичьих губ к тонкой шее, к бешено стучащему пульсу, но нужно было больше пространства. Ловкие пальцы принялись расстёгивать пуговицы одну за другой, открывая вид на идеальные ключицы, не способные уколоть, на спортивный лифчик (другого Хината так и не нашла), не способный вместить в себе её офигенную грудь, Наруто не отказал себе в удовольствии ткнуться носом в идеальную ложбинку, вдохнуть запах желания, исходившим от каждой клеточки девушки на его коленях.

Узумаки резко дёрнул платье вниз, оголяя покатые плечи, такие мягкие, такие белые, молочные. Хината всё ещё держала свои руки при себе, лишь успевая сосредотачиваться на новых ощущениях, не способная подумать о своих собственных действиях. Его горячие губы были везде, но даже этого казалось мало. Наруто готовился явить своему взору эти пышные сиськи с религиозным фанатизмом, если бы знал молитвы, помолился бы.

Его пальцы ловко подтянули широкую резинку спортивного белья, большие пальцы уже чувствовали заветные овалы, он осторожно приподнял лифчик, являя миру совершенство. Хината прогнулась, когда подушечки его больших пальцев нажали на соски, её стон накрыл вялотекущую гладь воды. Так много его губ, его рук, она не знала на чём сосредоточиться. Никто не трогал её так до этого момента.

- Ахх, - вырвалось из уст Хинаты, когда Наруто втянул в рот горошинку соска, обводя ареолу горячим языком. Другой грудью занималась рука, пока рот был занят, потом они менялись и так до тех пор, пока они не стали такими чувствительными, что Хината стонала от простого дуновения. Наруто был доволен, как заплутавший путник достигший оазиса, но не это было главным номером сегодняшней программы. Она ведь хотела, чтобы было хорошо.

Хината тяжело дышала, новых впечатлений было через край, её глаза не могли сфокусироваться на чём-то одном. Она пыталась вспомнить читала ли о случаях сумасшествия накрывавших от переизбытка удовольствия. Наруто следил за каждой её реакцией, когда вернул пальцы на подрагивающие бёдра, Хината держала себя на весу, не готовая столкнуться с его возбуждением, Наруто это было только на руку.

Ему понравилось, как серые глаза расширились, а рот раскрылся в беззвучном «о», стоило его пальцам легко провести по влажной ткани трусиков. Он был уверен, что она уже вся мокрая, для него, благодаря ему. Когда большой палец надавил, проникая в её киску вместе с тканью нижнего белья, вся рассеянность Хинаты прошла, мир стал слишком чётким, будто она могла разглядеть всё в мельчайших деталях.

- Тебе нравится? - спросил Наруто, надавливая сильнее, - ты готова продолжить?

Ответом ему послужил ещё один стон. Наруто ухмыльнулся, кажется ещё днём она хотела действовать по плану, но смотрите, как быстро согласилась от тактики перейти к практике.

Наруто продолжил надавливать большим пальцем на клитор, круговыми движениями, заставляя трусики проникать в Хинату всё глубже, его указательный палец согнулся, чтобы надавить чуть ниже, достаточно глубоко, чтобы даже через ткань ощутить, как там желают его вторжения, как она сжимается вокруг него. Он не мог определиться куда смотреть, на её лицо, полное ошеломляющих эмоций, или на свою руку, что заставляет её чувствовать подобное.

Хината потерялась в ощущении наполненности и желании большего, а когда нашлась, стала кем-то другим, её бёдра поймали ритм, прижимаясь к пальцам Наруто всё теснее, руки отпустили дурацкое дерево, хватаясь за его волосы, притягивая ближе к себе, позволяя губам найти его губы, ловить своим стоном его ответный.

Узумаки снова поразился, как быстро она ловит его волну, какая она открытая и чувствительная к каждому его действию. Он боялся вообразить себе какого будет войти в неё, трахать её всю ночь напролёт. Эти мысли затуманили разум, он ускорился, уже чувствуя влагу, сочащуюся по его пальцам не смотря на нижнее бельё. Такая мокрая, такая готовая принять его прямо сейчас, он не смог сдержать стон, не то от желания, не то от отчаяния. Хината чутко уловила его ритм, тоже ускорившись, вжимаясь в широкие плечи, стараясь остаться в своём теле.

Эмоции уносили куда-то слишком далеко, она уже не понимала правда ли стонет не переставая, или ей только кажется. Она откинула голову, двигая бёдрами ещё быстрее, резче, давая Наруто увидеть, что его ждёт дальше, когда они наконец окажутся вместе полностью обнажёнными, когда она действительно его оседлает.

Узумаки замер, поражённо наблюдая, как Хината сама продолжает трахать его пальцы, ничего красивее ему видеть не доводилось, и как он обходился без этой девчонки, что умудряется краснеть от всякой ерунды, а сейчас смело следует за своим удовольствием.
Внутри Хинаты зарождалось предчувствие чего-то, будто фитиль вот-вот догорит и взрыв разнесёт её на миллион маленьких кусочков. Она жаждала этого, хотела умирать и возрождаться снова и снова, пока ловкие пальцы Наруто творят свою магию.

Они ускорились снова, в едином порыве, Хината вцепилась в Наруто, эта острая боль заставила его член ещё больше затвердеть, голова кружилась от желания сунуть свободную руку себе в трусы, но он сдержался полностью сосредоточившись на её удовольствии. Наруто видел - она уже на грани.

- Кончи для меня, Хината, - прорычал Узумаки, сжимая упругую попку девушки одной рукой, подталкивая её глубже на свои пальцы, она задохнулась от новой накатившей волны, лишь предвестницы настоящего цунами. Что-то внутри неё требовало выхода, освобождения, настойчивое чувство, заполняющее всё её существо, сосредоточенное сейчас в одной точке.

Всё её тело так резко сжалось, скручиваясь пружиной, что Наруто едва не уронил её, но Хината моментально выпрямилась, не сдерживая громкий крик, переходящий в протяжный стон. Рябь прошла по всему её телу, заставляя несколько раз конвульсивно дернуться, ещё следуя за эхом накрывшего оргазма.

Наруто впитывал её удовольствие, запоминая, как поднимается и опадает её обнажённая грудь от тяжелого дыхания, как нервная дрожь бьёт её пальчики, что отчаянно цепляются за его плечи, как в изнеможении она склонила голову не находя сил держать её ровно. Капельки пота, укатывающиеся в сторону пупка, завораживали, при всём желании, он не смог бы сейчас думать о чём-то кроме этой потрясающей женщины, что позволила доставить ей удовольствие.

- Я, эмм, ты, это, наверное нужно, - Хината всё ещё искала хоть намёк на твёрдость тела, но оно всё стало желеобразным, она старалась высказать какую-то мысль, не желавшую формироваться, - как ты, я должна, ну.

Её взгляд умолял понять весь этот бессвязный бред, и Наруто легко угадал, чего она хочет. Он хотел того же, но только не сегодня, не после того, как заставил её так красиво кончать от своих пальцев.

- Нормально, - произнёс он, погружая пальцы во влажные волосы у неё на затылке, - мне итак было хорошо, не думай об этом.

- Но, как же, - Хината хлопала своими огромными глазами, пытаясь понять, как вернуть ему долг таким же отличным способом. Она ведь здесь не только для того, чтобы отвлечься сама, но и чтобы отвлекать его.

- Послушай, - медленно, подбирая слова, которые она поймёт, говорит Наруто, - трогать тебя, слышать твои стоны, заставить тебя испытать оргазм - вот чего я хотел, и я это получил. Я хочу ещё насладиться плодами своего творения. У тебя ещё будет возможность ответить мне взаимностью, обещаю. Хорошо?

- Хорошо, - не совсем уверенная, что это правильно, согласилась Хината, в конце концов, она всё ещё чувствовала его возбуждение, упирающееся в её чувствительную киску. Но, если он говорит, что всё хорошо, кто она такая, чтобы противиться. Хината очень сомневалась, что способна на что-то конструктивное сейчас. У неё осталось только одно желание, совсем ей не свойственное, она побаивалась сделать это, но Наруто был так близко, такой тёплый, кажется готовый принять её.

Узумаки удивился мелькнувшему страху в бледных глазах, нахмуренными бровями и недоумением в своих глазах спрашивая, что случилось. Хината провела ладошкой по его скулам, спускаясь к шее, и возвращаясь к крепким плечам. Она двигалась будто по тонкому льду, боясь провалиться в холодную воду, но с Наруто ей ещё ни разу не было страшно, пусть и этих самых «раз» было мало. Всё кричало, что она может это сделать.

И она сделала. То, чего жаждало её уставшее тело, чего так отчаянно требовала измученная душа. Она опустила голову ему на плечо, утыкаясь носом в изгиб шеи, завела руки дальше, Наруто за спину, прижимаясь к нему изо всех сил. А, когда его большие, сильные руки, сомкнулись на её спине в ответ, на сердце появилась первая, надёжная заплатка.




Прочитали?
1
Аня Хромова


Нравится!
4
Не нравится...
0
Просмотров
595
Оценка материала: 5.00 Отвергнутые. Глава 6 5.00 0.00 4 4
68 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма , AU , Романтика , Гет 
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?
Одобрил(а): Александр 25 декабря 2021г. в 18:02
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

0 комментариев

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
 

 



P.S. В связи с частыми нарушениями авторских или иных прав, плагиате и т.д. была введена данная табличка у авторов рейтингом ниже 200 баллов, если вдруг были выявлены нарушения, пожалуйста :
ознакомьтесь c предупреждением/правилами размещения
и примите необходимые меры, сообщите об этом Администрации сайта
Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже