Отвергнутые. Глава 4

Шапка фанфика
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма, AU, Романтика, Гет
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Глава 4. Сокращая дистанцию. Часть 1.

***

- Привет? - он смотрит на неё, как на умалишённую, прекращая хождения туда-сюда, - привет? Больше гениальных идей нет?

- Здравствуй? Доброе утро? - перечисляет она, уже порядком раздражённая этим разговором. - Как житуха братуха?

Он укоризненно смотрит на неё, всё в его виде кричит о том, что она совсем не помогает, так она и не хочет. Только вслух это никак не скажешь.

- Почему всё должно быть так сложно? - обречённо произносит он, с ненавистью смотря на мигающий текстовый курсор и полное отсутствие текста перед ним.

- Всё так сложно только потому, что ты всё усложняешь, - назидательно произносит Хината, сегодня она не прочь показать ему своё превосходство.

Они в его комнате, снова, хотя ей кажется, что последний раз была тут много лет назад. Неужели правда всего день прошёл с тех пор? Она сидит на его застеленной кровати, её агура идеальна, босые ступни касаются полных бёдер, ей нравится, как это всё неприлично. Саске заставил её притащится сюда уже больше часа назад, чтобы она помогла. Помогла пригласить вчерашнюю девчонку на свидание, внутри неё долина смерти, и всё равно Хината не понимает, как можно так долго решать, прежде чем отправить дурацкое «привет».

- Ладно, - решает Саске, который всё ещё расхаживает по своей комнате туда-сюда, - напишу «Привет, это Саске Учиха». Звучит не плохо.

- Ты говорил свою фамилию? - он удивлённо смотрит на подругу, пытаясь вспомнить, она видит, что ничего не получается и решает поиздеваться. Он это заслужил, - уточни, что ты тот самый парень с пляжа, который облил её пивом.

- Да, точно, - ему кажется, что это хорошая идея, - «Привет, это Саске Учиха, тот самый парень с пляжа, который облил тебя пивом, вчера, на вечеринке, на пляже».

- Ого, - Саске оборачивается, переставая печатать сообщение, встречается взглядом с потоком сарказма в её глазах, - что-то мне всё больше нравится вариант с братухой.

Он обречённо стонет, выкидывает глупый телефон, плюхается на глупый диван, в другом конце комнаты, запрокидывая голову так, чтобы можно было видеть глупый потолок, и не видеть глупую подругу, которая не может нормально помочь своему глупому другу.

Она вздыхает, расплетает ноги, медленно поднимается с его кровати, он не реагирует на её тихие движения. Вот его телефон, курсор всё ещё мигает, ожидая текста, и она даёт ему то, что нужно. Спрашивать зачем уже бессмысленно, они ведь друзья, она ведь сдалась, но у неё ещё есть время с ним, она им воспользуется. Чтобы сделать для него всё, что в её силах. Чтобы он её не забыл.

Хината набирает всего одно слово, сообщение улетает. Она кидает телефон ему на колени, Саске вздрагивает, когда не такой уж лёгкий гаджет, приземляется, совсем не на коленях.

- Какого? - парень непонимающе смотрит на подругу, потом на телефон, снова на подругу и только потом замечает, что на поле пустого чата с абонентом появилось первое «облачко».

Привет.

- Нет, ты не могла, - Саске вскакивает на ноги, как ошпаренный, - как это убрать? Надо это удалить, только не «привет». Это же так…

Привет.

Ответ приходит так быстро, что даже Хината вынуждена признать - эта деваха запала на него. Саске ошарашенно смотрит на свой смартфон и тут же отдаёт его Хинате будто тот не кусок пластика, а вирус Эболы.

- Что происходит? - спрашивает Саске, он кажется правда шокированным, Хинату это даже слегка веселит, видеть, как он снимает маску парня, который всё держит под контролем, приятно. Даже если не она причина этому.

- Она ответила тебе, - как маленькому объясняет Хината. - Что будешь делать дальше?

- Э-м-м-м…

- О, ками, - устало проведя по лицу рукой, произнесла Хината, - не думала, что ты ТАК безнадёжен.

Гаджет снова сигналит, Хината отдаёт должное розоволосой девушке с пляжа, кажется, она знает, чего хочет и как это получить.

Рада, что ты написал. Я думала о тебе.

- Что там? - спрашивает Саске в панике, уже жалея, что расстался с телефоном так поспешно. Хината строит самую сочувствующую моську, какую может, сразу замечая, как лицо друга бледнеет, - всё так плохо? Я думал, что мы…

Он не продолжает, шутка вышла мрачной, но угрызения совести не мучают Хинату, пусть не много побудет отвергнутым, прежде чем получить весь мир.

- Ну, да, пишет, что рада твоему сообщению, - начинает Хината, сжалившись над Саске, - и, что думала о тебе. Похоже деваха безнадёжна, сочувствую.

Он прищуривает тёмные глаза, сканируя Хинату, выискивая малейшие намёки на сарказм, враньё или глупую иронию. Ничего такого не находит, его тонких, всегда таких строгих губ касается едва заметная, не смелая улыбка. Хината отдаёт ему смартфон, чтобы друг убедился - она не врёт.

- Хватит глупых, безликих сообщений, - говорит Хината, прокручивая нож, что застрял в сердце, - позвони ей, пригласи куда-нибудь.

- Что? Сегодня?

- Нет, конечно, - спокойно поясняет Хината, - лучше через полгода. Конечно, блин, сегодня, не тормози, - она повышает голос, стараясь скрыть собственную боль.

- Ну, да, сегодня, - он смотрит на экран, но ничего не предпринимает. Хината сначала раздражается, всегда такой самоуверенный с девушками Саске теперь тупит, будто издевается, но потом внимательнее разглядывает черты друга. И, всё понимает. То, что она видит заставляет вспомнить, кто перед ней - человек, которого она любит, сильно, искренне, всем сердцем, и сейчас его одолевают сомнения. Все его страхи так чётко написаны на лице: он не идеален, не может превзойти брата, отец был им вчера недоволен, он никогда не дорожил отношениями, что если и сейчас не получится. Она видит мальчика, в котором когда-то давно увидела собственное отражение. Сейчас она должна защитить его от этой боли, что он сам себе причиняет. Ради своей любви к нему.

- Послушай, - начинает Хината и Саске тут же поднимает на неё глаза. - Знаю, тебя это чертовски пугает, но это нормально, уверенна, что на том конце провода думают точно также, но разве страх может тебя остановить? Ты же вчера решил, что готов. Отбрось сомнения, просто прыгай.

Он ничего не отвечает, просто подносит телефон к уху, Хината уже слышит приглушённые гудки. Она улыбается, искренне, ведь он стал самим собой, справился с демонами, что сближали их всё это время. Хината видит, что он счастлив избавиться от страха, пусть и на мгновение. Её сердце замирает, он такой красивый, такой близкий. Её лучший друг.

Она отходит от него, чтобы не слышать, когда она ответит. Снова садится на его кровать. Зарывается носом в «Жребий» Кинга, книгу в мягком переплёте, что прихватила с собой, понимая, как затянется вся эта ситуация. Вампиры мало отвлекают от происходящего.

Хината хочет не слышать, но слышит, как звонкий девичий голос отвечает ему, спасает то, что слов неслышно. Но, он улыбается, значит всё нормально.

- Да, решил, что так будет лучше, - отвечает Саске. - Кстати, я тоже думал о тебе. Много.
Собеседница что-то отвечает, в глазах Саске всё больше уверенности, его плечи расслабляются, кажется они нашли общий язык.

- Как ты смотришь на то, чтобы встретиться? - наконец спрашивает он, - сегодня. Я могу зайти, или пересечёмся в городе? Вчерашний день кажется таким далёким, хочу проверить, что всё правильно запомнил.

Хината сочувствует той девахе, которая сейчас так далеко и не может видеть его, как он усмехается, какой глубокий у него взгляд, будто он уже смотрит ей в глаза. Хината нервно сглатывает, она уверенна, что и голос та слышит не таким, как есть на самом деле, динамик гаджета не способен передать каждую бархатную нотку.

- Да, знаю, - отвечает он на какой-то вопрос.

Хьюга утыкается в Кинга ещё сильнее, строки уже расплываются, она не понимает ни слова, всё её существо стремится на этот голос, вся она тянется в его сторону, хочет стать ближе, хочет прикоснуться. Её любовь к Саске всегда была сугубо платоническая, может от того, что началась так рано, а может от того, что сама Хината никогда не думала о сексе, как о чём-то правильном, имеющим связь с любовью, настоящей. Всё, о чём она думала в контексте своих отношений с Учиха - держаться за руки, находиться рядом, молчать вместе, смеяться вместе, быть странными вместе, просто быть вместе. Но, день на пляже что-то изменил, сейчас она явно осознаёт, что хочет большего, хочет его.
И, никогда не получит.

- Договорились, - отвечает Саске и отключается. Хината выныривает из своего укрытия, когда полностью уверенна, что не выглядит смущённо-озабоченно. Он стоит прикрыв глаза, на губах всё таже полуулыбка. - Вышло.

Учиха открывает глаза, ловя взгляд подруги, улыбка превращается в самоуверенную ухмылку, его эмоциональное равновесие вернулось, он вспомнил, как чертовски красив, неотразим и вообще супер-пупер-мега-крутой парень на деревне. Хината против воли закатывает глаза, видя его таким, снова хочется подлить лимона в его победу.

- Оближись ещё, а то твой образ маньяка, заманившего невинную жертву в свои сети, не до конца соответствует канону.

- Я пропущу это мимо ушей, Хьюга, лишь потому, что и правда жутко собой доволен.

- Кто бы сомневался.

- Спасибо, - говорит он, подходя ближе к подруге, - что дала волшебного пинка, - Саске остановился вплотную к своей кровати, нависая над Хинатой, она старается думать о его близости, как о чём-то противоестественном, что вовсе не приятно, думает о том, что он должен уважать её личное пространство. Просто, чтобы не думать, как ей хочется уничтожить любое разделяющее их пространство. Сократить эту дистанцию до минимума.

Он улыбается, находясь уже далеко отсюда, треплет её по макушке, как маленькую, жест предельно братский, она ненавидит его за это. Снова смиряется. Отпускает.

- Чёрт, - Саске неожиданно приходит в себя, ошалело уставившись на Хинату, - что мне надеть?

- Издеваешься? - на законных основаниях возмущается Хината, она на такое не подписывалась, - я похожа на того, кто может такое посоветовать?

Саске внимательно осматривает Хинату, её чёрные леггинсы, чёрную футболку с Уэнсдэй Аддамс и надписью «я перестану носить чёрное, когда они придумают цвет темнее», к слову, лицо у Хинаты в данный момент такое же, как у старшей дочери четы Аддамсов - чётко говорящее «ненавижу всё».

- Твой стиль довольно, э-э-э, - Саске мямлит что-то, пытаясь сделать комплимент, - непринуждённый?

- Ты спрашиваешь или утверждаешь?

- Утверждаю?

- А-р-х, - вскидывается Хината, откладывая книгу, - если я помогу ты перестанешь пытаться?

- Даю слово, - приложив ладонь к сердцу, отвечает Саске.

Хината уверенно достаёт из шкафа друга простую белую футболку, длинные джинсовые шорты с ремнём и тёмно-синюю рубашку в крупную клетку.

- Вот тебе, - она кидает вещи в него, - непринуждённый стиль, как заказывали.

- Уверенна? - скептически осматривая шмотки, спрашивает Саске. - Не слишком непринуждённо? Она решил, что я вообще не думал о внешнем виде.

- А, ты хочешь, чтобы она решила, что ты наряжался дольше чем она?

Он тщательно обдумал слова Хинаты, взвешивая все варианты и пришёл к выводу, что непринуждённость - именно то, что нужно для первого свидания. Он кивает своим мыслям, соглашаясь на вариант подруги.

- То-то же, - усмехаясь, комментирует Хината, качая головой. - Думаю, с остальным ты справишься сам, итак кучу времени на тебя убила. Увидимся.

Она быстро убегает из его комнаты, не забыв прихватить свою книгу. Слышит, как он снова её благодарит. Хината только отмахивается, стараясь как можно быстрее свалить. Забор снова не является помехой, но оказавшись у себя во дворе, Хината обессиленно приваливается к холодным камням, пытаясь справиться с каким-то чувством, которое не может описать.

«Отвергнутая» - единственное, что приходит в голову.

Она бы ещё долго так простояла, но услышала, что рядом есть кто-то ещё. Хината пошла на звук льющейся воды. Это оказался Ко, водитель отца, он мыл свой рабочий «Мерседес», на котором возит Хиаши.

- Здравствуйте, Ко-сан, - поздоровалась Хината, она была рада увидеть хоть одного живого человека на территории поместья.

- А, Хината-сама, - весело ответил Ко, отрываясь от своего занятия и смотря на юную госпожу. - Давненько вас не видел, как жизнь? Как прошли каникулы?

- Да, давненько, - соглашается Хината, подходя ближе к водителю (помощнику, телохранителю, советнику, носильщику, таскальщику и в том же духе, вот это реально человек-швейцарский нож). - Всё хорошо, спасибо. Ты же меня знаешь, мне что лето, что зима, читать я могу в любую погоду.

Ко улыбается её словам, вспоминая все разы, когда заставал маленькую госпожу с книжкой в руках в самых неожиданных местах, то на тренировочной площадке засидится, то в гостиной на полу, а то и к нему в гараж заберётся, когда нужно совсем тихое место. А, теперь вот совсем большая стала.

- Ты привёз отца? - Хината только сейчас поняла, что может означать наличие водителя дома. Ко слышит столько надежды в голосе Хинаты, что ему становится стыдно.

- Кхм, нет, Хината-сама, я отвёз их на ужин и вернулся, чтобы привести машину в порядок, - её глаза тускнеют, он видит, как она вся замыкается.

- На ужин? Их? - Хината не понимает, как могла пропустить всё это, находясь всего лишь за забором.

- Хиаши-сама, Ханаби-сама и Нацу-сан уехали вместе, - поясняет Ко, - кажется, этот ужин давно планировался, что-то про школу для Ханаби, «Цуки», если не ошибаюсь, престижная очень, насколько я успел понять.

Хината ничего не понимает, Ханаби любит свою школу, и что ещё за «Цуки», в первый раз слышит. Она закипает, уехали ничего не сказав, что-то там решают, без неё, будто она уже не часть семьи.

«Будто нет никакой семьи».

Ко наблюдает за каждым новым выражением лица Хинаты и решает, что должен рассказать девочке всё. Он давно служит Хиаши и не может понять, как так вышло, как сестра ничего не знает, что её не взяли с собой. Он хотел бы сказать обо всех своих чаяниях боссу, но потерять такое место - слишком больно и страшно, не в нынешних условиях.

- Это школа-пансион в Кири, насколько я понял, - виновато говорит Ко, понимая, что расстроит Хинату ещё больше.

Она чувствует странную тяжесть в груди, пансион, Кири, все эти слова ничего не значат. Это бред какой-то. Ханаби? Уедет в другой город, будет там жить и учиться? А, она как же? Только не снова, умоляет Хината, она слышит своё рваное, хриплое дыхание, перед глазами мелькают чёрные пятна, она представляет комнату в доме, куда дверь давно закрыта, куда она уже так давно не может войти. Всё, что у неё есть - чувство утраты.

Хината не падает лишь потому, что Ко обнимает её, чужой человек, у которого есть своя семья, есть кого так обнять и поддержать, но он находит в своём сердце малость тепла для Хинаты. Она благодарна ему, но быстро выбирается из кольца рук, благодарит его и нетвердым шагом уходит в пустой дом.
***

Наруто долго валяется в постели, вставать лень, что-то делать лень, он начинает понимать Шикамару. Настроение ниже плинтуса, простуда, кстати, так и не пришла, хотя он надеялся, но тело всё равно ломит. Он проверяет пульс, нет, сердце всё ещё бьётся, какие же люди удивительно сильные существа, думает блондин, рассматривая трещинки на потолке.

От пустых мыслей отвлекает дипломатичный стук в дверь. Так стучать может только отец.

- Сын? - слышится из-за двери.

- Входи, - отвечает Наруто, усаживаясь в кровати. Отец открывает дверь, улыбается сыну, но где-то глубоко в таких же голубых глазах, как у него самого, плещется тревога.

- Ты в порядке, сынок, - спрашивает отец, присаживаясь на край кровати. - Похмелье?

Наруто усмехается, он бы всё отдал, чтобы дело было в банальном похмелье.

- Я много не пил, пап, правда, - говорит Наруто, чтобы успокоить отца, - просто поздно лёг, а спал плохо, вот и чувствую себя слегка разбитым.

- Хочешь поговорить об этом? - Наруто смотрит на Минато, секунду даже раздумывает над его предложением, уже представляет, как всё ему рассказывает, как отец понимающе кивает, кладёт руку ему на плечо и говорит, что всё будет хорошо, только он умеет это сказать так, что веришь.

- Не, - отмахивается Узумаки, снова улыбаясь, - не о чём говорить то, правда. Поем и всё пройдёт, ты же меня знаешь, я не заморачиваюсь.

Минато старается не хмуриться, чтобы сын не понял, как сильно эти слова сына его беспокоят. Уж он-то знает, что Наруто куда более глубоко-чувствующий человек, чем многим кажется, но смущать сына, который не готов делиться ему тоже не хочется.

- Я приготовил рис с овощами, присоединишься? - вместо этого спрашивает Минато, надеясь, что когда-нибудь сын поведает о своих горестях.

- Ага, - соглашается Наруто, - я сейчас.

Отец кивает и уходит. Наруто снова остаётся наедине со своими мыслями, а те, как назло, крутятся только вокруг Сакуры.

«Хватит».

Блондин через силу выбирается из-под мягкого одеяла, оставляет одну свою верную подружку-подушку, одевается в простые свободные серые штаны, выуживает из кучи белья футболку, по запаху вроде свежую.

«Снова оранжевая, ты прикалываешься?» - проносится у него в голове, но сейчас всё равно сделать ничего с этим нельзя. Он смиряется, пытается не много взбодриться и отправляется за своей порцией риса с овощами.

Отец и сын едва успевают закончить завтракать, когда приходит Шикаку, отец Шикамару и один из лучших друзей Минато. Они вместе преподают в старшей школе, куда ходят их дети, их жены громкие и проблемные женщины - сама судьба свела этих двух мужчин, с особым взглядом на мир, вместе. У Шикаку подмышкой шахматная доска, в глазах азарт (хотя Наруто не понимает, что такого азартного может быть в просиживании часами друг напротив друга, едва делая ходы).

Мелькает мысль сходить к Шикамару, он должен быть один, может развеет его мрачное настроение, но компании не хочется и блондин возвращается к себе, желая двум мужчинам хорошей игры.

В комнате становится слишком тесно, поэтому он хватает «В финале Джон умрёт», которую начал ещё на прошлой неделе, да так и забросил, отправляется на балкон, усаживается на кресло-мешок и старается сосредоточится на охрененно странных приключениях двух лучших друзей. Вся эта движуха с мясными монстрами, соевым соусом и собакой, которая вероятно кого-то убила, быстро затягивает, отвлекая. Наруто так глубоко погружается в странную историю, что не сразу понимает, чьи голоса звучат совсем рядом.

- Не ожидала, что ты так быстро перейдёшь к звонкам, - слышит Наруто, как говорит Сакура какому-то невидимому собеседнику, сразу же теряя интерес к истории со спойлером к окончанию. - Это приятно слышать, честно, приятнее, чем я думала.

Сакура обедала с предками, скучающе ковыряя палочками в своём салате с фунчозой и креветками, изредка бросая взгляд на молчащий телефон. Она не могла объяснить себе чего ждёт, но очень хотелось, чтобы это уже произошло, и гипнотизирование старого айфона казалось хорошей идеей. Но, всё равно она оказалась не готова к тому, что он оповестил её о сообщении. О сообщении от него. Никаких выждать три дня, он просто взял и написал ей. Ещё никогда «привет» не звучало так многообещающе.

Харуно забыла про свой салат, пропустила подозрительный взгляд отца и понимающий матери. Быстро смотавшись в свою комнату, чтобы отправить ему собственный привет. И, вот пожалуйста, он позвонил. Будто они не пара подростков, а взрослые люди. Ей понравилось. Все эти его, давай встретимся, вчерашний день такой далёкий - тут она была полностью согласна, мало ли что она там увидела на пляже, при свете дня всё может быть по-другому.

- Не возражаю, - улыбаясь своим мыслям и едва сдерживаясь, чтобы не застонать от красоты и глубины его голоса, ответила Сакура на предложение Саске о встречи. - Давай встретимся в городе? Через пару часов? Знаешь кафе в центре, «Спасибо»? - она замолкает, слушая ответ, - тогда давай там? Договорились?

Наруто не знает, что ей ответили, но подозревает, что согласием. Вот так вот, за считанные минуты, его Сакура согласилась на свидание с тем парнем, который авось не дурак, быстро поймёт, какая Сакура потрясающая и уже никуда от себя не отпустит. А, он, так и останется ей другом, пока необходимость в нём совсем не исчезнет.

- Чёрт, чёрт, чёрт, - слышит Наруто, как бесится Сакура, - Свинина экстренное совещание, ты нужна мне, прямо сейчас, у меня свидание, нужна помощь.

Узумаки понимает, что подруга звонила Ино, мелькает мысль, что могла бы и к нему обратиться, ну, за сугубо мужским взглядом. Но тут же отметает эту идею, не уверенный в своей эмоциональной стабильности.

Он правда хочет уйти, но всё равно продолжает сидеть и слушать. Как ворвалась Ино, визжа от восторга, она спрашивает тот ли это парень, про которого они говорили вчера. Наруто это задевает, с ним она поделилась после Яманака. Странная, иррациональная ревность просыпается в нём, хочется быть лучшей подружкой Сакуре, чем Ино, это желание вступает в очевидный конфликт с желанием обладать Сакурой в совсем не дружеском смысле.

Подружки болтают, иногда хихикая, Ино кидается пошлыми комментариями, Сакура возмущается слишком показательно, Наруто это злит, лишь отчасти возбуждая. Мозг подкидывает откровенный картинки их совсем не детских утех, будь на его месте Наруто, всё было бы куда лучше, но от возбуждения всё равно избавиться не может.

Девчонки продолжают что-то обсуждать, он слышит лишь через слово, что-то про длину платья, какой-то флюид, ВВ крем, карандаш и прочую чушь, в которой ничего не понимает. Его просто тупо бесит, что она прикладывает так много усилий для этого парня. Который, разумеется, её не достоин.

- О, - в голосе Ино полно довольства собой и искреннего восхищения подругой, - он точно не устоит, сочувствую ему, ведь, когда увидит всё это точно захочет быть не в таком людном месте.

- Пошлячка, - отвечает ей Сакура, но Наруто слышит в интонации полное согласие с мнением Яманака. - Для этого ему придётся продержаться дольше одного свидания.

Сакура говорит слишком томным и самоуверенным тоном, Наруто практически застонал в голос, вовремя опомнившись. Он, пусть очень плохо, но старался держать свои пошлые мысли в рамках романтичных приличий, но на деле, Узумаки ничего не знает про эту сторону жизни Сакуры. Его снова разобрала ревность, что Ино может о таком знать. У Сакуры была парочка вполне серьёзных отношений, но как далеко все эти убогие парни (они всегда были убогие, даже несмотря на то, что это Сакура их выбирала) смогли зайти было загадкой.

Сейчас Наруто не хотел знать ответы на эти вопросы, он был не уверен, как отреагирует, если будет знать, кому Сакура доверила свою честь. Это будет слишком многозначительно. Сакура из его пошлых мыслишек всегда была опытна, но что если…

Наруто отчётливо представил совсем другую Харуно, ту, которую ещё никто не видел. Она нервно кусает губы, она смущается и даже не много боится. Ей нужен рядом тот, кто успокоит, кто сделает всё правильно. И это не он, не Наруто.

Узумаки почувствовал, как накатывает тошнота. Он больше не может быть здесь, надо убраться подальше, надо отвлечься. Наруто поднимается на ноги, удерживая равновесие только благодаря металлическим перилам. В комнате лучше не становится, всё кружится, в голове бардак из страшный видений Сакуры, такой, какой её увидит кто-то другой.

Он думает пробежаться, но ноги совсем ватные, всё ещё дико тошнит, дыхание теряется где-то в глубине легких. Кулаки сжимаются сами собой, рукам необходимо касаться её, желание на грани безумия. Наруто не может заменить её тело грифом гитары, гладкой обложкой книги, игровым джойстиком или ещё чем-то таким же бессмысленным, даже рамен сейчас не сможет унять этот пожар.

Быть здесь, в считанных метрах от неё, невозможно, он быстро надевает что-то, в чём можно появиться на людях. Оставляет телефон дома, ему не надо, чтобы отвлекали. Двое мужчин, сидящих за кухонным столом, едва реагируют на его быстрое прощание.

На улице мысли малость проясняются, но не сразу, когда Наруто может осознавать происходящее, он уже идёт куда-то какое-то время. Рассматривая чужой район и вполне презентабельные частные дома, образовывающие целую улицу, он понимает куда идёт.

Отвлечься.

Они не виделись всё лето, она куда-то уезжала, Наруто даже не знает дома ли она, но всё равно упорно движется в направлении знакомых серых каменных ворот. Перед тем, как позвонить в звонок, замирает, одно мгновение, чтобы передумать. Не успевает.

- А, Наруто, добрый день, - дружелюбный голос высокого мужчины, что как раз выходил из калитки, прервал все его размышления о правильности поступка. Узумаки усилием воли возвращает себе бодрый и совсем не подозрительный вид. Мужчина напротив едва ли старше его родителей, но его волосы уже поседели, под глазами вечные тёмные круги от недосыпа и ненормированной работы. Наруто лишь не много стыдно перед ним за то, для чего приходит в этот дом, но самосохранение ему дороже.

- Привет, доктор Шинно, - в голосе обычные нотки весёлости и даже лёгкой дураковатости, доктору это нравится, его это успокаивает, он начинает думать, что уж кто-кто, а Наруто достаточно безобиден, чтобы пускать его в дом. - А, я тут вспомнил, что Амару давно не видел, вот решил проверить вернулась ли она уже.

- Да, - отвечает отец девушки, с которой Наруто намерен отвлечься, - думаю она тоже всё лето только и делала, что скучала по друзьям. Она была у себя, когда я уходил. Смена, - тяжело вздыхая, поясняет доктор, Наруто на всё кивает и улыбается, ему это не интересно, главное он уже узнал - она дома, она одна. Он пришёл не зря.

- Не знаю, какие у врачей есть предрассудки, - озадаченно трепля волосы, произносит Наруто, - вам можно желать удачной работы?

Доктор Шинно смеётся, запрокидывая голову, с его седой шевелюрой он чем-то напоминает Наруто Джирайю, только без особой жизнелюбивой ауры деда.

- Спасибо, Наруто, он лишней удачи я не откажусь.

Узумаки тоже улыбается, провожая мужчину взглядом, пока тот не скрывается за поворотом, только потом парень идёт к дому. Он рассчитывает, что его вот-вот накроет предвкушение и возбуждение, но пока всё глухо. Идея уже не кажется такой хорошей, но мысли о Сакуре действуют, как топливо для следующего шага.

Он не зовёт её, чтобы вышла, сам знает, где её комната, не раз там бывал. Поднимается по лестнице, проходя мимо развешенных всюду фотографий рыжей девчонки. Когда они были младше, Амару всегда прятала свои длинные волосы под кепку, была тем ещё сорванцом, так что Наруто было не сложно с ней подружиться. А, потом всё как-то резко изменилось, она осознала, что далеко не ещё один товарищ для игр, а Наруто - что может легко представить на её месте Сакуру.

Ни одна ступенька не скрипит под его ногами, дверь в её комнату распахнута настежь, он видит жёлтые обои в цветочек, полки, уставленные сувенирами, раскиданные журналы и её, лежащую на кровати, в окружении плюшевых игрушек.

Амару мотает ногами, лежа на животе, листая какой-то глянец, Наруто думает о том, что она нравилась ему больше, когда была собой, а не такой, как сейчас, когда переделала себя в надежде привлечь его внимание. Он никогда об этом не просил, никогда ничего ей не обещал.

Узумаки упирается взглядом в полосатые гольфы и короткую юбку. Идеально. Руки хотят начать действовать, ему всё ещё нужно отвлечься, а она почти идеальна. Высокая, худая, вся плоская и колючая, так как надо. Смуглая кожа манит дотронутся, ему необходимо рассмотреть маленькую грудь и выпирающие рёбра, заглянуть в тёмно-зелёные глаза (зелёный ведь, какая разница, что не того оттенка).

- Привет, - говорит он, заставляя её испуганно обернуться. Но страх быстро исчезает, когда она понимает, кто перед ней.

- Наруто? - в её голосе столько лишних для него эмоций, он не хочет, чтобы она говорила. - Я так скучала, - Амару поднимается с кровати, а Наруто думает, что зря утруждалась. Ничего похожего на её слова он ей не говорит, ведь это была бы не правда, а врать нельзя. Он сам делает последний шаг, разделяющий их, впиваясь в тонкие губы отчаянным поцелуем, пока она снова не открыла рот, убивая подступающую фантазию.

Она не сопротивляется, напротив, прижимается сильнее, пытаясь донести свои эмоции, своё чувство, но Наруто всего этого не надо, он уже почти не видит её, пока они продвигаются к её кровати. Ему лишь нужно, чтобы она молчала, всё остальное он сделает сам.

Его всего потряхивает от предвкушения и странной нервозности, он торопится снимая с неё майку, она без лифчика, какая удача, справиться сейчас с адской застёжкой было бы невозможно. Амару принимает его торопливость за сильное желание, которое связанно только с ней, он ведь давно её не видел, скучал, хотел. И, вот она вся его. Пытается сделать выражение лица сексуальнее, выгибаться ему навстречу, как заправская шлюха, которая знает всё о мужских желаниях.

Он может и оценил бы её старания, но Амару растворяется, когда он видит больше обнажённого тела. Когда он целует её острые ключицы, они уже не принадлежат рыжей подруге, когда пальцы спускаются к острым коленкам, они уже принадлежат единственной, кто обитает в его мыслях.

Амару пытается стащить с себя юбку, но Наруто останавливает её, пусть останется, как и полосатые гольфы, его длинные пальцы забираются под подол легко цепляясь за резинку трусиков, он спорит сам с собой, что они смешные, а не сексуальные, ведь она его не ждала. Она смущается, когда понимает, что он видит глупых мишек на её совсем не крутом белье, но поделать уже ничего не может, в этот раз он раздевает её слишком быстро, обычно ему нравится растянуть этот момент. Но, он ведь скучал, она довольна.
И, сладко стонет, когда его пальцы снова исчезают у неё под юбкой. Она тянется к нему, чтобы помочь раздеться, но это лишняя трата времени, Наруто нужно сосредоточиться на мыслях, на правильном цвете глаз, на цвете волос.

- Я тоже хочу видеть тебя, - томно шепчет Амару, всё ещё пытаясь стянуть с него футболку. Он отчаянно рычит, фантазия убегает под действием её голоса, а она довольна, всё ещё думая, что он так изголодался по ней.

- Не сегодня, - рычит Наруто, едва удерживая себя от желания закрыть ей рок рукой, поэтому снова целует, слегка приспуская собственные штаны и трусы. Где-то на задворках мысль, что забыл презерватив, но остановиться уже не сможет, придётся импровизировать.

Она притягательно мокрая, поэтому он спешно шире раздвигает её стройные, бесконечные ноги, входит спешно, зажмурив глаза. В ней хорошо, на секунду это занимает его больше, чем внутренняя пустота. Он распахивает глаза, чтобы убедиться, что получилось. На него смотрят яркие зелёные глаза, розовые волосы лежат на острых плечах, он рассматривает каждую её часть, зная, как она идеальна. Почти реальная.

Наруто готов отдаться этой фантазии, но что-то отчаянно мешает, он понимает, что пойманный ритм рваный, резинка от штанов давит где-то в паху, девчонка слишком подвижная, делает кучу лишних движений. Он готов скатиться до грубости, но заставляет подсознание увериться - это Сакура.

«Сакура».

Его воображаемая Сакура прикасается к его щеке. Наруто видит в её глазах вовсе не желание, которое пытается вообразить, в них странная хитринка, а губы искажаются в язвительной ухмылке. Это вовсе не то, чего ему хочется от неё. Глаза фальшивой Сакуры смещаются куда-то в бок, будто прося посмотреть, что там. И, он смотрит.

Ещё одна Сакура смотрит прямо на него, она кажется более настоящей, чем та, которую он пытается трахнуть. Она широко раскрывает рот, когда кто-то целует её в тонкую шею, её пальчики забираются в его тёмные волосы. Наруто видит, как бледные руки шарят по телу его Сакуры, как она стонет от этого.

- Он лучше тебя, - отчётливо произносит Сакура, позволяющая черноволосому незнакомцу запустить руку себе в трусики. Наруто чувствует, что теряет связь с реальностью, дыхание сбивается, он выпадает из собственного тела. Ему нужен якорь. Узумаки так мечтает уцепиться хоть за что-то, напряжённо думает про рыжую девочку на фотографиях, пытается вернуться к ней. Всё, что получается - смотреть, как Сакура тянется к ширинке незнакомца, медленно опускаясь на колени. Наруто уверен, что кричит, когда холодные пальцы касаются его подбородка.

- Я никому не скажу, - он не знает, чей это голос, хотя фраза кажется знакомой. Медленно позволяет тонким ледяным пальцам повернуть свою голову обратно, чтобы попасть в плен бледных глаз, не то серых, не то голубых. В темноте он плохо их рассмотрел, поэтому не может представить точно. Но, длинные иссиня-чёрные волосы, разметавшиеся по подушке, точно принадлежат девочке-призраку, как и полные губы, маленький, едва вздёрнутый носик, пухлые щёчки, сейчас тронутые румянцем.

Эти мелочи - всё, что смогла сохранить память, но и этого хватает. Мир обретает ясность, холод её кожи возвращает ему чувствительность, он сосредотачивается на её лице, чтобы не потеряться, наращивает темп, вбиваясь в тело, которое могло бы принадлежать ей.

- Я кончаю, - стонет чужой голос, прогоняя видение призрачной девчонки, Наруто из последних сил сохраняет её очертания на подкорке, совершая ещё несколько резких толчков, пока по телу Амару не проходит дрожь, он видит каждую искажённую экстазом черточку её смуглого лица. Ему никогда не нравилось смотреть на неё в этот момент, будто её не оргазм накрыл, а экзорцизм. Он отрывается от её лица, но тут же натыкается на внимательный взгляд жуткого плюшевого осьминога и других игрушек, на которые он уложил девчонку.

Наруто резко покидает тёплое лоно, хватаясь за свой всё ещё твёрдых член. Он зажмуривается, представляя холодные пальчики, большие глаза и офигенные сиськи. Ему хватает пары касаний под её «Я никому не скажу», чтобы кончить на живот Амару, что ещё не пришла в себя после оргазма.

Наконец-то приходит желанное освобождение, Наруто чувствует, как восстанавливается равновесие, как тиски отпускают грудь, позволяя дышать свободно. Он мысленно снова и снова благодарит малявку с пляжа.

- Мне надо, эм, - Амару напоминает о себе, заерзав под ним. Наруто открывает глаза, понимая, что подруга пытается выбраться из плена его тела, чтобы привести себя в порядок.

- Да, - говорит Наруто, спешно натягивая трусы со штанами и перекатившись на другой край кровати. В затылок что-то больно упирается, он достаёт это - серая мягкая кошка с гигантскими глазами, вот эти пластиковые окуляры и впились в его голову. - Чёртов плюш.

Узумаки поднимается с кровати, пытаясь понять, что сейчас произошло, и как всё это исправить…

«Повторить».

Эта мысль взрывается фейерверком, чёртова девочка-призрак, та, которая не похожа на всё, что он желает, походу единственная, кто может спасти от этой круговерти, в которой воображаемые Сакуры сводят его с ума. Он всматривается в жёлтые обои и дикие глаза игрушечного осьминога приходя к единственному выводу - больше никогда здесь не появляться.

- Это было не как обычно, - раздаётся возле входной двери довольный и малость удивлённый голос Амару. Она надела другую майку и привела себя в порядок, более или менее, рыжие волосы пригладить так и не удалось, у основания шеи уже образовывался засос.

- Да? Извини, - неуверенно извиняется Наруто, понимая, что не может вспомнить, что делал, а чего не делал, пока находился глубоко в своих мыслях.

- Я же в хорошем смысле, - смеётся Амару, подходя к парню. Её худые руки тянутся обнять его, но Наруто вовремя ловит её тонкие запястья. Их взгляды пересекаются.

- Мне правда очень, очень жаль, - говорит Наруто имея ввиду именно то, что сказал. Ему правда жаль. Меньше всего ему хотелось стать причиной таких же чувств, которые мучают его у кого-то другого. Может уже поздно, но он надеяться, что нет, что после его ухода она сможет пойти дальше, забыв о нём. Он этого достоин.

Наруто отпускает её руки и уходит.

Глава 4. Сокращая дистанцию. Часть 2.
***

Саске почти на месте, когда проходит мимо цветочного магазина, он хочет пойти дальше, цветы слишком мимолётная радость, чтобы обращать на неё внимание, но в этот раз ему почему-то хочется зайти, найти нужный цветок.

Колокольчик задорно звенит у него над головой, привлекая внимание молодой блондинки за прилавком. Она скучающим взглядом осматривает посетителя, пока не ловит себя на мысли, что мальчик шикарен. Слишком молодой для чего-то серьёзного, но кто сказал, что она ищет что-то такое.

Саске морщит нос, когда все ароматы сразу атакуют его обоняние. Глаза разбегаются, букет или цветок, может в горшке или бутоньерка. Жёлтые, красные, белые. Подобрать со смыслом, но с каким? Какой цветок означает - я встретил тебя на вечеринке, пригласил на свидание, но до сих пор не уверен, что всё это не самая большая ошибка в моей жизни. Должно быть миленько, это можно написать на карточке.

Учиха устало потирает глаза, снова всё усложняет, Хината права. Он встряхивается, пытаясь придать себе мужество сделать это. Сканирует не большое помещение, приглядывается к застеклённому помещению в центре магазина и улыбается. Нашёл.

- Могу я вам чем-нибудь помочь? - раздаётся приторно-сладкий голосок сбоку. Саске всё ещё смотрит на цветок, когда говорит ей, что ему нужно. Для этого ему не надо смотреть на надоедливую продавщицу. - Одну? - насмешливо повторяет девушка, прикусывая ярко накрашенную губу, - уверенны, что вам хватит одной?

Он слышит в этом какой-то двойной смысл, на который ему плевать. Смотрит на часы, время уже поджимает, а его цветок всё ещё за стеклом.

- Мне сходить за ним в другой магазин, или как? - в его голосе сталь, в глазах вечная мерзлота, блондинка вздрагивает.

- Простите, господин, сейчас, - слегка сгибаясь в почтенном поклоне, докладывает цветочница, открывая стеклянную дверь. Саске чувствует, как оттуда веет холодом. Блондинка вытаскивает из высокой вазы одну большую розовую розу. Идеальную. Как и та, для кого она, если Учиха всё правильно запомнил.

Фасад кафе «Спасибо» весь увит цветами, которые ещё не хотят сдаваться приближающейся осени, даже листья всё ещё сочно-зелёные. Сквозь витражи на стеклянных витринах Саске видит мягкий свет, столики тут и там, плюшевые разноцветные диваны, панно на стенах, где рассветное небо в облаках. Посетителей почти нет, но он не хочет выбирать столик без спутницы. Время ещё есть, она ещё даже не опаздывает, так что он готовится подождать.

Его мысли уплывают куда-то далеко, в них почти белый шум, просто чтобы не думать о том, как страшно всё это: свидания, ожидания, общение. Кажется, он набрался всего этого от Хинаты, он так надеяться, а то ведь ещё дело может быть в том, что ему кто-то действительно понравился.

- Я заставила тебя ждать? - говорит кто-то, возвращая Саске в реальность. Он оборачивается и видит её. Сакура крепко сжимает белый кожаный ремешок от маленькой сумочки на плече. На ней короткое платье цвета свежей травы, полностью открывающее загорелые плечи, так подходящее к её невероятным глазам, в вырезе-капельке поблёскивает золотое сердечко, Сакура слегка приподнимается на носочки в туфлях-лодочках в цвет платья, каблук совсем низкий, но всё равно делает её ноги бесконечными. Саске задерживает взгляд на белых зубах, кусающих губы, влажные от блеска для губ, на пальчиках в аккуратных кольцах, выстукивающих только ей ведомый ритм на бедре, на одной короткой прядке розовых волос, что заплетена в косу и перекинута, как обруч, исчезая где-то за ушком. Он видит маленькую заколку с цветком, которая сдерживает косичку, не давая той распуститься.

Она явно прихорашивалась дольше него, кажется, это всех успокаивает. Сакура видит в его руке розу, но не решается что-то об этом сказать, ему и не требуется. Саске протягивает розовый бутон девушке, она осторожно прикасается к тонкому стеблю, зарываясь носом в сладкий аромат.

- Спасибо, она чудесная, - произносит Сакура, всё отчётливее понимая, что он ещё ни слова не сказал.

- Как и ты, - наконец находится Саске, - чудесно выглядишь.

- Спасибо, ты тоже.

- Да? - усмехается Учиха, - а, по-моему слишком непринуждённо.

- В самый раз, - шепчет Сакура, захваченная осознанием, что парень с пляжа был не так хорош, как тот, кто стоит напротив, цепко смотря на неё своими тёмными глазами. Она пытается прочитать в них что-то, но тщетно, страх, что её чувства будут сильнее, чем у него перехватывает дыхание. Всё это слишком чуждо для неё, смелой Сакуры Харуно.

Саске видит, как она нервничает от того, что он ничего не предпринимает, сам понимает, что пора бы, но первое впечатление всё ещё не прошло, ему необходимо впитать все крохи той, что стоит рядом. И, он наслаждается этим медленно, с чувством. Пока не решается приблизиться на шаг, чтобы коснуться тонких пальцев и тёплой ладошки.
Первое касание кожи к коже при свете яркого солнца отдаётся в их руках потрескиванием, как от бенгальского огня. Сакура смущается, ощущая жар на щеках. Саске крепче перехватывает руку девушки.

- Зайдём? - спрашивает парень, указывая себе за спину на кафе.

- Да, - отвечает ему девушка, отвечая на касание, сплетая их пальцы.

Он открывает перед ней дверь, касаясь обнажённой спины, ведёт к столику в углу, где круглый стол и мягкий диван. Они сидят на фоне розовых облаков и очертаний крыш высоких домов, заказывают что-то сладкое и вредное. Их окружает аромат ванили, кофейных зёрен и тёплых булок. Их руки лежат на диване между ними, они не решаются отпустить друг друга, даже когда приносят заказ, Саске спокойно справляется левой рукой.

Их разговор начинается с бледной искры, просто пара банальных вопросов. Но эта искра быстро схватывает сухие листья всё новых и новых тем, разгораясь, как лесной пожар. Им кажется, что тем слишком много, а времени катастрофически не хватает, нужно успеть обсудить всё сейчас, когда можно видеть и чувствовать друг друга. Если бы они были в фильме, то были бы единственными людьми, живущими в реальном ритме, когда за окном проносятся туда-сюда люди на перемотке.

- Мне было страшно приходить, - признаётся Сакура. - Думала, а что если там, на пляже мне всё это приснилось, а вот увижу тебя и ничего этого не будет.

- Я тоже этого боялся, - отвечает Саске, - но мои страхи были напрасными, а твои?

- Мои тоже, - улыбается ему Сакура, опуская глаза. - Это странно?

- Чертовски, - усмехается Учиха, - но мне всё нравится.

- Если я соглашусь с тобой ещё раз, то это будет выглядеть уже жалко, - смеётся Сакура, откидывая мешающую прядь, заманчиво поведя острым плечиком.

- Вот значит как, - в притворно-серьёзном тоне говорит Саске, - ты из тех, кто любит бросать вызов?

- О, да, даже если это глупо, - наклоняясь совсем близко, шепчет Сакура, будто сообщает страшную тайну, - особенно если это глупо.

- Звучит интригующе.

- Вовсе нет, - в зелёных глазах пляшут бесенята, - это очень раздражает всех, кто начинает общаться со мной слишком часто.

- Вызов принят, - говорит Саске, подумав, что Хината бы оценила его верность высказываниям Барни Стинсона.

Сакура довольно улыбается. Они придвигаются ещё ближе друг к другу. Дистанция между ними медленно сокращается.

***

В вагоне почти никого, она смотрит на город, медленно проплывающий мимо, но взгляд не хочет за что-то уцепиться. Она снова сбежала, но страх уже отпустил, осталась лишь бессильная злоба, которую сейчас подпитывает Battles от Alpine Universe, на всю громкость орущая в наушниках. Он говорит Хинате, что силы зла восстали и в её голове поле битвы, что она становится добычей, потому что такая слабая. Что выбрать? Решать ей? Она в этом совсем не уверенна. Есть ли у неё силы, чтобы вступить в эту борьбу?

В своём воображении она давно всё сказала отцу, она сильная настолько, что может отстоять право сестры быть рядом с ней, она может открыть ту дверь, что пугает. На самом деле, Хината прямо сейчас даже не уверенна, что новая школа не нравится самой Ханаби. Они так отдалились, что она уже ни в чём не уверенна. Возможно, на самом деле она уже всем надоела и они хотят держаться от неё подальше. Она и сама не прочь сбежать от девчонки, которая отражается в окне, размытая, блёклая, как вся её жизнь.

Хината бежит в единственное место, в котором надеяться найти убежище, но она не позвонила, не предупредила и теперь, звоня в домофон, уходящего в небо блестящего небоскрёба, понимает, что может помешать. Рука тянется сбросить вызов, снова убежать, что угодно лучше, чем быть отвергнутой и здесь.

- Кто там? - голос спокойный, ровный, но в вопросе удивление, никого не ждали, ну, разумеется.

- Э-м-м, - язык будто прирос к нёбу, она пытается сказать хоть что-то, извинения конечно.

- Хината? - теперь спокойствие из голоса исчезает.

- П-п-прости, - всё, что удаётся прошептать, прежде чем рука наконец находит кнопку отмены. Она не довольна собой, она должна сбежать, чтобы не портить день ещё и им. У них своя семья, а она вовсе не её часть, как бы сильно этого не хотела.

Но Хината так и не уходит, всё ещё стоит у парадного входа, пока кто-то из соседей не выходит, попадая тяжёлой дверью ей по плечу.

- Извините, - тут же начинает извиняться она, пытаясь уйти подальше. Чья-то крепкая хватка не даёт этого сделать. Хината поднимает возмущённый взгляд на незнакомца, который решил влезть в её личное пространство. На неё смотрят такие же бледно-серые глаза, как у неё самой, глаза их отца. - Неджи?

- Ты как будто удивлена, - усмехается брат, - не ожидала увидеть меня приходя ко мне домой?

- Я…

- Да?

- Прости, я не предупредила, а потом поняла, что могла помешать и решила просто прийти потом, знаешь, когда вы будете знать, что я иду. Это так не вежливо, прости, не знаю о чём я думала. Прости…

- Хватит, - в голосе брата сталь, он сейчас похож на Хиаши больше, чем хотелось бы, - прекрати извиняться.

- Прости…

- Х-и-н-а-а-а-т-а, - разочарованно растягивает её имя Неджи. - Можешь очень внимательно меня послушать?

Она кивает, готовая слушать, что скажет старший брат.

- Мы всегда рады тебя видеть, и тебе не нужно звонить для этого, но сейчас я и правда очень зол на тебя, - Хината вздрагивает, отводя взгляд, конечно он злиться, она ведь всё испортила. - Я злюсь потому, - с нажимом произносит Неджи, заставляя сестру смотреть на него, - что ты пришла, позвонила, а потом просто молчала, да ещё отключилась ничего толком не сказав. Знаешь, как Тентен разнервничалась? Она решила, что ты ранена или что-то вроде того. Не поступай так больше.

- О, ками, мне так жаль, я совсем об этом не подумала.

- Всё, хватит, пошли.

Неджи буквально тащит сестру в парадную, в лифт, в просторную светлую квартиру на семнадцатом этаже. Тентен ждёт их, положив руку на живот, шоколадные глаза смотрят строго, у Хинаты появляется мысль, что она уже ведёт себя как мама.

- Очумела совсем? Я тут чуть от страха не обделалась, - громко жалуется Тентен, прижимая Хинату к себе. Насколько позволял живот.

- Прости, Тентен.

- Прости, Тентен, - передразнивает её тон Такахаши, - проходи давай, и заканчивай извиняться, рассказывай, что ты там опять себе удумала.

Хинате ничего не остаётся, как послушаться девушку брата.

Они проходят на уютную кухню, из панорамных окон открывается чудесный вид на всю Коноху. Хината понимает, что оторвала брата от готовки, чего-то пока совсем не оформившегося. Вздёрнув тонкую бровь, переглянулась с Тентен.

- Не спрашивай, - тяжело вздохнула та, усаживаясь на угловой диван. - Он думает, что его навыки улучшились.

- Я всё слышу, - недовольно бурчит Неджи, стоя к ним спиной, закидывая что-то в кипящую воду.

- Хочешь я тебе помогу? - предлагает Хината, не кормить же будущего племянника или племянницу какой-то бурдой. Неджи произносит что-то невнятное, что Хината принимает за согласие. Брат что-то нарезает, Хината отправляет его помыть что-нибудь, пока сама шинкует всё мельче. Она ловит себя на мысли, что в таком ключе - они идеальная команда. Постепенно весь продуктовый хаос превращается в подобие супа кимчи и удон с овощами. На вид не на Мишленовкую звезду, но аромат потрясающий.

- Ой, - слышится тихое от Тентен, все Хьюга, находящиеся на кухне, резко оборачиваются, - эта девочка будет той ещё непоседой.

- Ты хотела сказать мальчик, - поправляет её Неджи, расслабляясь, ребёнок просто толкается. Хината смотрит на них по очереди, пытаясь понять, всё ли хорошо.

- Всё хорошо? - решает лучше спросить у самой Тентен.

- Ага, просто дочка толкается, - улыбаясь, отвечает Такахаши, и манит её рукой, - иди сюда.

Хината подходит не смело, присаживается на стул в высокой спинкой, чтобы быть на одном уровне с Тентен. Она берёт Хинату за руку и медленно касается чужой ладонью низа своего живота. Сначала ничего не происходит, но тут же что-то легко пинает ладошку Хинаты. Она не может сдержать удивлённый вскрик, перемешанный с нервным смехом. Это так странно и потрясающе.

Рука Неджи ложится рядом и ребёнок снова толкается, будто знает, что рядом оказался его отец.

- Привет, сын, - шепчет он, и Хината видит брата совсем другим, его вечное спокойствие больше не граничит с непробиваемой холодностью, он расслаблен, а во взгляде что-то очень напоминающее мечтательность. Жизнь вне родного дома пошла ему на пользу.

- Погодите, - удивляется Хината, - вы, что не знаете пол ребёнка?

- Врач знает, - отвечает Тентен.

- А, мы решили пусть будет сюрприз, - поддерживает её Неджи.

- Ага, выходит вместо точного ответа вы предпочли споры о том, кто там, - с усмешкой говорит Хината, поражённо качая головой. Порой люди такие странные.

- Это мило, - возмущается Тентен, шлёпая Хинату по плечу. - Ничего ты не понимаешь.

- Куда мне, - закатывает глаза Хината.

Они садятся обедать, как раз вовремя, пока Тентен не успела превратиться в голодного гремлина (слова Неджи, если что). Хината почти забывает почему сбежала из дома и навязалась брату в его выходной, который он мог провести с Тентен наедине. Чувство вины ещё плещется где-то глубоко, но Хината плюёт на это, ведь с ними так хорошо. Их дом полон уюта и любви, она не чувствует себя отвергнутой в их компании, верит, что они рады её присутствию.

- У-м-м, вкуснотища, - говорит Тентен, довольно поглаживая живот, вероятно он стал ещё больше после трёх порций, которые она умяла. Хината съела четыре, так что полностью соглашается с пузатой брюнеткой. Неджи остаётся только удивлённо качать головой.
После того, как все внутренние гремлины Тентен сыты, она быстро теряет свой боевой настрой, клюёт носом и Неджи провожает её в спальню. Перед уходом, Такахаши успевает взять пухлые щёчки золовки в свои мягкие, материнские руки.

- Здесь для тебя всегда найдётся место, ясно? - она так серьёзна, что Хината может лишь утвердительно кивнуть. В словах Тентен нет ни капли лукавства или напускной вежливости. Хинате становится стыдно за свои мысли о том, что они не считают её частью своей семьи.

Пока Неджи нет, Хината начинает медленно убирать со стола, выкидывает остатки лапши, складывает посуду в посудомойку, простые действия успокаивают и приводят мысли в относительный порядок.

Брат возвращается бесшумно, ставит чайник, не торопя сестру с разговором о том, что же случилось. Хината ценит это, даже думает, что может обойтись без объяснений, чтобы не портить этот идеальный день.

- Тебе придётся начать, - говорит Неджи, когда они возвращаются за стол с чашками горячего чая, аромат ромашки и клубники едва пробивается сквозь плотный запах только что съеденной еды.

- Ко сказал мне сегодня, что отец хочет отправить Ханаби в интернат в Кири, - выпаливает Хината на одном дыхании, чувствуя, как возвращается злость.

- Ты уверенна?

- Они встречаются с какой-то важной шишкой оттуда прямо сейчас.

Эта новость повисает между двумя Хьюга. Хината знает, что это её злит и огорчает, но Неджи пока не понял, как относиться к возможности потери связи с младшей сестрой. Он понимает, что Ханаби справится, быстро привыкнет к новым условиям, он не боится за неё, даже может представить, что младшая хочет этого. Они с Ханаби слишком похожи на отца, но это не мешает им беспокоиться только из-за одного - Хинаты.

Неджи не может представить себе Хинату один на один с отцом в огромной пустом доме. И, думает, что Ханаби такого же мнения, это единственная надежда, за которую он цепляется.

- Думаю, - начинает он, - тебе не следует переживать раньше времени. Ханаби знает чего хочет и не будет делать то, что ей не по душе. А, я уверен, что она хочет остаться дома, с тобой.

Хината вот в этом совсем не уверенна, ей кажется, что она рано начала верить в их нерушимую связь, и что сильно упустила Ханаби из вида. Может она вовсе не такая уж хорошая сестра, раз даже не подумала о желании младшей, а только о своём собственном одиночестве.

- Чёрт, я такая эгоистка, - удручённо говорит Хината, - вообще не подумала о том, какой это может быть шанс для Ханаби. Я ведь даже не знаю, может это именно то о чём она давно мечтала. Мы были такими далёкими в последнее время, что не удивлюсь, если она будет рада свалить от меня подальше.

- Не говори глупостей, - Неджи смотрит на сестру строго, - поверь, я знаю о чём говорю, Ханаби не хочет никуда ехать.

- Откуда ты можешь знать это? - она не хотела, чтобы прозвучало так будто это обвинение, что брат покинул дом, покинул их, что долго может не появляться и уж точно не знает, что в головах у сестёр.

- Потому, что я до сих пор помню, как сам решился уехать и оставить вас, - отвечает Неджи. По голосу и смягчившемуся взгляду не скажешь, что он обиделся на слова Хинаты. - Говоря начистоту, за Ханаби я никогда не переживал, она такая же, как я, мы все в отца, но ты - совсем другое дело. Ты, как она, - слышать от сильного, большого брата этот тихий шёпот слишком больно. - Если бы не Тентен, не знаю, как бы справился со всем этим, с тем, что оставил тебя.

Хината чувствует противный комок в горле, что не даёт вздохнуть, когда большая ладонь Неджи накрывает её бледную ладошку. Это так не похоже на него, что она готова разревется, а это уже будет совсем не похоже на неё. Хината безмерно благодарна Тентен за то, что сделала это возможным, она надеяться, что найдёт кого-то, кто сможет сделать для неё тоже самое. Сам собой в голове возникает образ голубоглазого незнакомца, что протянул ей свою руку, так просто, так привычно. Она хочет быть такой же.

Хината позволяет себе почувствовать себя нормальной, поверить, что всё будет хорошо. Сидя рядом с братом на его залитой солнечным светом кухне, ей кажется, что дистанция между ней и дорогими сердцу людьми сокращается.

***

Он уходит и не оглядывается, хотя противное чувство ползающих по спине насекомых ярко говорит о том, что она смотрит ему вслед. Вина не давит слишком сильно, он никогда не говорил о чувствах, которых нет, ничего не обещал, он лишь спрашивал разрешения и она всегда соглашалась.

Ему бы пойти домой, обдумать всё, но случайно услышанный разговор заставляет идти совсем в другую сторону. Наруто знает, где это место хотя никогда там не был, Сакура звала «как-нибудь», но времени так и не нашлось. Сейчас ему не много жаль, хоть тут мог бы быть первым.

Цент города ожил, для воскресного дня слишком у многих нашлись дела в городе, Наруто уворачивается от доставщика суши, едва не врезается в строго одетую даму, говорящую по гарнитуре в ухе, её поставки задержали, бедолага. Он лавирует в море людей ещё пару минут, прежде чем замечает нежный фасад, увитый красивыми растениями.

«Что за дурацкое название», думает он, смотря на витиеватую вывеску. К кому это обращение, за что спасибо, всё это загадки, которые Наруто хотел бы разгадать. Он вот точно не чувствует никакой благодарности к этому месту.

Его водонепроницаемые часы показывают начало пятого, значит они уже внутри. Шанс упущен, можно уходить и забыть об этом, потратить время на что-нибудь не такое мазохистское. Мысль здравая, поэтому Наруто её и отвергает, быстро перебегая дорогу, он ещё не решил собирается зайти внутрь или просто посмотрит через окно. Конечно, у него нет никакого чёткого плана, даже простого объяснения своим действиям, его карьера сталкера в самом зародыше.

«Но, мне вполне может понравиться, всем нужно хобби».

Через главную витрину «Спасибо» ни черта не видно, Наруто клянёт на чём свет стоит горе-дизайнеров, придумавших этот витраж. Раздумывает как странно будет смотреться, если он перелезет через узкие клумбы под окнами и прижмётся к стеклу вплотную. Здравый смысл покинул его где-то по дороге, это единственное объяснение тому, что он именно так и поступает.

Складывает ладони перед лицом, чтобы создать тень, сканирует весь зал, веря, что его никто не заметит, сегодня его день. Первым делом ищет в укромных углах и легко замечает его. Просто парень сидит к нему лицом, а вот Сакура почти спиной, очень оголённой спиной в каком-то красивом платье. Он почти хочет войти, чтобы увидеть, как она выглядит. Разве это будет так уж странно? Просто двое друзей случайно встретились, не такая уж Коноха большая.

- Ты чего это там? - раздаётся за спиной Наруто тонкий детский голосок, он вздрагивает от неожиданности и резко оборачивается. За ним стоит маленький мальчик в смешной панаме, в руках тает большой рожок мороженного.

- Я, ну, это, ничего, мальчик иди отсюда, - отмахивается от него Наруто.

- Ты один из тех изравщенцев, о которых всё время говорит мой дедушка?

- Че-чего? - пацан только пожимает плечами, облизывая своё мороженное. - Ничего я не извращенец, просто смотрю.

Наруто ещё пару раз прокручивает в голове то, что только что сказал и обречённо опускает голову, конечно он тот ещё извращенец. Чёрт.

- Ты сам-то чего тут один делаешь? - спрашивает Наруто своего любопытного нового знакомого, оглядываясь вокруг, чтобы понять с кем пацан тут тусит.

- Деда жду, - просто отвечает парень, - он пошел забрать моего друга Почи от доктора.

- Оу, - Наруто поражается, что мелкий выложил ему сразу всё, и чему только детей учат, - надеюсь, с твоим другом всё нормально.

- Ему просто нужен укол, чтобы он не заболел и не стал очень злым.

- Чего?

- Деда так сказал, что Почи нужно делать этот укол, чтобы он не стал злым и его не пришлось отдать в плохое место.

Наруто совершенно сбит с толку, но уточнять что-то ещё ему совершенно не хочется. Он осматривается кругом, чтобы понять, где тут вообще больница, но видит только миленькую вывеску в форме собачьей лапы. Многое встаёт на свои места.

- Пойдём, отведу тебя к клинике, а то твой дед и Почи выйдут, а тебя нет, не хорошо заставлять близких переживать, - назидательно прочёл Узумаки лекцию подрастающему поколению и предложил пацану свою руку.

Мальчик ещё раз глянул на большого мальчика из-под полей своей панамки, обдумал насколько высокий блондин вызывает доверие, а потом просто пожал плечами и взялся за руку незнакомца.

Они прошли метров двести и поравнялись с вет-клиникой. Из прозрачных дверей как раз выходил пожилой мужчина, а перед ним трусила маленькая белая собачка с чёрным хвостом и ушами. Мальчуган быстро заметил пса и отпустив руку Наруто помчался к тому навстречу, собака завиляла хвостом и сильно натянула поводок, стремясь оказаться в липких руках маленького хозяина.

Узумаки не стал лишний раз отсвечивать рядом, мало ли, что могут подумать. Хотел вернуться на свой наблюдательный пост, но, как любит говорить его отец - «нельзя игнорировать знаки», а чем же ещё может быть пацан в панаме, как не знак, кричащий, что Наруто пора остановиться.

Он сворачивает в проулок, намереваясь пройтись до Центрального парка Конохи, они часто проводят там время с друзьями, если ему повезёт, то кто-нибудь будет там и сегодня. Наруто начинает жалеть, что оставил дома телефон, мог бы вызвать группу для поддержки.

Чем ближе парк, тем больше появляется туристов, готовых фоткать кажется буквально всё подряд, Наруто проходит мимо пары подружек и кажется попадает на их селфи, он усмехается в кадр, думая о том, переделают они его или решат, что круто поймать прохожего в шикарный кадр с рекой и раскидистыми деревьями.

Большая часть растений и даже трава, всё ещё зелёные, но некоторые клёны уже сдаются на милость осени. Студенты, родители с детьми и собачники сошли с дорожек, чтобы резвиться на траве, парочка бегунов пересекает мост, обегая пожилых романтиков, кормящих птиц. Наруто впитывает все эти жизни, что мелькают вокруг него, уходя дальше вглубь, туда, где искусственный водоём, где группа старушек практикует какую-то вечернюю зарядку, где ряды качелей и песочницы, где ещё не убраны летние кафе. Мимо турников, столов для пинг-понга и баскетбольной площадки.

Мимо, всё мимо, никого из знакомых он так и не встретил, а уже исходил приличную часть парка. День ведь так «хорошо» начался и вот на тебе. Узумаки решает, что пора сдаться и отправиться домой, там можно поесть, можно…

- Ты. Это. Видишь? Не может быть, это просто сон какой-то, смотри, смотри, это же Бластойз, лови его! ЛОВИ ЕГО!

Мимо Наруто проносятся три размытые тени, скрываясь где-то за деревьями. Он провожает их шокированным взглядом, ещё бы, они же чуть его не пришибли. Узумаки бы оставил всё как есть, если бы точно не знал кому принадлежит этот высокомерный тон и ёжик каштановых волос, что всегда торчком (уложены очень даже специально).

Наруто быстро срывается с места и несётся за малолетней сворой.

- Офигеть!

- Быть не может!

- А-ха-ха-ха, я его словил, словил! Это так эпично, что должно быть вписано в историю.

- Эй, малышня! - кричит им Наруто, кода они оказываются в поле его зрения. Трое подростков недовольно оборачиваются на шумного блондина, который, на секундочку, всего на три года их старше, а только что посмел назвать их малышнёй.

- Сам ты малышня, Узумаки, - не менее шумно отвечает ему Конохамару, показывая на него пальцем. - Я только что редкого покемона словил, так что даже ты не сможешь испортить этот момент.

- Ну, извините, простите, достопочтенный внук достопочтенного директора школы, - раскланивается ему в ноги Наруто, довольный тем, как покраснел мелкий Сарутоби - внук директора старшей школы, где он учиться, а за одно сосед по площадки и, так уж и быть, один из его друзей. Но сам Конохамару узнает об этом только после смерти Узумаки. - Привет, Удон, - обращается Наруто к парню в очках, тот с радостью отбивает протянутый кулак. - И, Моэги, красотка, всё ещё таскаешься с этими додиками? - рыжая девчушка с невероятной копной волос, которые с большим трудом держаться в двух пышных хвостах, хихикает и смущается.

- Они без меня пропадут, - уверенно отвечает девочка, тоже отбивая кулак Наруто.

- Чего ты тут забыл вообще? - бухтит Конохамару, с прищуром смотря на Узумаки, - свои друзья закончились?

- Нет, но я решил ещё и твоих себе забрать, - широко улыбаясь, ответил Наруто, - разве кто-то возражает?

Возражал только Конохамару.

- У нас большая охота и совсем не до твоих экзистенциальных поисков, - важно изрёк Сарутоби, довольный, что знает такие заумные слова. Наруто хмыкнул, а ведь паршивец прав, в каком-то смысле.

- Хочешь с нами? - спрашивает у Наруто Удон, по старой привычке проводя рукой по носу.

- Нет не хочет, - отвечает за него Конохамару, - проваливай.

- С Наруто мы сможем разделиться на команды, - стоит на своём Удон, странно косясь в сторону Моэги, Наруто видит, что девочка это замечает и не выглядит противницей такого расклада. Ох, уж эта молодая любовь.

- Соглашайся, Конохамару-сама, я буду в твоей команде, - сложив руки в умоляющем жесте, просит Наруто. Пацан закатывает глаза, должен же он показать, кто тут босс, и не важно, что Конохамару всем и каждому при любой возможности хвастается своей крепкой дружбой с Узумаки. Сейчас он должен показать свой авторитет перед друзьями, которые считают его своим лидером (редакция Конохамару).

- Ладно уж, - соглашается Сарутоби, - не дам тебе слоняться тут без дела и распугивать нам покемонов.

- Вы не пожалеете об этом генерал Сарутоби, - отдаёт честь Наруто, чем заставляет ребят рассмеяться, даже сурового генерала.

Узумаки теряет счёт времени пока как угорелый носится по всему парку в поисках мелких покемонов (даже лезет в пруд, чтобы словить там безумную на вид утку), начинает смеркаться, зажигаются фонари, да и дети выглядят совершенно утомившимися. После звонка родителей Удона все решают окончательно, что охота на сегодня закончена.

Наруто берет на себя ответственность по их доставке домой, хорошо, что Моэги и Удон живут с другой стороны парка и далеко идти не приходится. Когда друзья убегают по домам, весело махая на прощание Наруто и Конохамару, эти двое отправляются на электричку, не способные добраться домой на своих двоих.

В вагоне толкучка, видимо час-пик, все идут с работы, двое друзей находят место у двери, дальше всё равно не протолкнуться.

- Признай, что на самом деле ты очень доволен, что я остался, - говорит Наруто, щелкнув Конохамару, который завис в телефоне, по носу. Парень хмурится на него, но гаджет убирает в карман и улыбается старшему товарищу. - Так я и думал.

- Выпендрёжник, - констатирует Сарутоби, Наруто покорно соглашается. Они покачиваются в ритме электрички, рассматривая проплывающие огни Конохи. Наруто отводит взгляд от города и снова смотрит на Конохамару, одна мысль не даёт ему покоя.

- Слушай, - начинает Наруто, мальчик поворачивается к нему с немым вопросом в глазах. - Я хотел спросить про Моэги.

- А? - кривится Конохамару, - сдурел? Старый извращенец! Найди себе кого-нибудь своего возраста.

- Что? Нет, - дико машет руками Наруто, - я не про это, идиотина.

- Про что тогда? - с подозрением спрашивает Конохамару, готовый защищать подругу от нападок блондинистого извращуги.

- Ну, про тебя и Моэги, и про Удона. У тебя нет с этим проблем?

- С чем? - не понимает Конохамару.

- С тем, что двое твоих друзей нравятся друг другу.

- А, так ты про это, - наконец успокаивается Конохамару, отмахиваясь от вопроса Наруто, как от назойливой мухи. - Конечно нет, мне не нравится Моэги в этом плане, всё нормально. Но, если честно, думаю она будет вить из него верёвки.

Наруто искренне смеётся над его словами, понимая, что мелкий прав.

- Погоди-ка, - вдруг до Наруто кое-что доходит, - значит ли это, что тебе нравится кто-то другой?

Сарутоби краснеет, но отчаянно пытается выдать это за возмущение.

- У меня есть дела поважнее, некогда мне такой ерундой заниматься.

Узумаки думает по-смущать его ещё, но решает оставить это до лучших времён, ведь он видит, что за смущением и возмущением скрывается что-то до боли знакомое, а значит не всё так просто с той, кто засел в мыслях Конохамару. Наруто слегка огорчается, что и у друга с этим проблемы.

- Не успеет, - сочувственно говорит Конохамару, глядя куда-то за спину Наруто, их электричка стоит на очередной остановке. Блондин поворачивается, чтобы увидеть бедолагу, которому Сарутоби предсказал такой неутешительный финал. Белые кеды на ней выделяются на фоне полностью чёрной одежды, Наруто пытается прочесть надпись на её футболке с девчонкой из «Семейки Аддамс». На секунду ему кажется, что она успеет, но двери закрываются, а бегунья остаётся на пироне.

Она тяжело опирается руками на колени, пытаясь привести в норму дыхание, Наруто видит большие фиолетовые наушники на голове девушки. Длинные волосы скрывают лицо, но стоит девушке выпрямиться, как Наруто видит её весёлую улыбку, она качает головой от собственной глупости и наталкивается на взгляд его голубых глаз.

Он узнаёт её также быстро, как она его. Чёртова девочка-призрак, если бы успела, то они бы сейчас поехали вместе, он мог прикоснуться к ней, убедиться, что она настоящая, спросить её имя. Она снова улыбается, качая головой, как бы говоря ему - это просто невозможно. Он согласен, но ещё думает, что возможно обладает какой-то силой призыва и своими сегодняшними мыслями о ней заставил найти себя.

Она неуверенно оглядывается, а потом просто машет ему своей маленькой ладошкой. Наруто видит, ей также жаль, что не удалось встретиться. Это решает для него всё. Узумаки показывает на себя пальцем, поезд начинает медленное движение, девушка делает шаг по пирону, она хмурится пытаясь понять, что он имел ввиду. Наруто настойчиво указывает пальцем себе на грудь, а потом на неё, одними губами он отчётливо произносит всего три слова:

«Я найду тебя».

Она всё ещё идёт, пока пирон не кончается, и кивает головой, она поняла. Он её найдёт, Хината хочет в это верить, но это лишь глупое обещание, она же пока не знает, что Наруто Узумаки всегда держит свои обещания.

Поезд набирает скорость и увозит от неё парня, который всё равно чувствует, как Вселенная решает сократить дистанцию между ним и девушкой из его мыслей.
Хината уезжает домой на следующей электричке. Когда поместье семьи Хьюга оказывается в поле её зрения, она видит лишь темноту во дворе и чёрные окна. Никого до сих пор нет. Это может быть плохим знаком, а может ничего не значить. Она больше не хочет гадать. Просто садится на пороге, чтобы точно никого не пропустить. Холодает, но ей плевать.

Она не знает сколько ждёт на улице, когда появляется свет фар. Её сердце болезненно сжимается, Хината понимает, что хватит одного взгляда, чтобы понять, что будет дальше.
Ко едва успевает остановить автомобиль, как из него выскакивает Ханаби, Хината готова поклясться, что у неё из ушей валит пар, так она зла. Старшая сестра невольно улыбается, когда младшая пробегает мимо, сильно топая и рыча что-то мало похожее на слова.

- Ханаби-сама, - возмущается ей вслед Нацу, не довольная таким поведением воспитанницы, да ещё перед отцом. Нянька торопится за ней, придерживая юбку от строгого платья.

Хината провожает и её взглядом, про себя злорадствуя, нет, Ханаби никуда не денется, только потом она оборачивается обратно, чтобы увидеть, как медленно, устало выходит из машины её отец. Ей кажется, что она не видела его целую вечность, эта морщинка на лбу у него давно или появилась за время отсутствия в жизни старшей дочери?

Хиаши отпускает Ко, пожимая тому руку. Его спина прямая, длинные волосы, дань старым традициям, аккуратно лежат, ни одна прядь не выбивается. Черты его лица строгие, идеальные, Ханаби и Неджи так на него похоже, и только ей не досталось кажется ничего кроме бледно-серых глаз. Хиаши ловит взгляд старшей дочери.

- Здравствуй, Хината, - голос спокойный, она не слышит в нём гнева или недовольства, но отец никогда так к ней и не относился, её всегда волновало не то, что она слышит в голосе родителя, а то, чего там не слышит.

- Добрый вечер, отец, - с лёгким поклоном, здоровается Хината, не способная сказать что-то ещё. Голубоглазый парень придал ей смелости прийти сюда и побороться за Ханаби, если это понадобиться, но этого мига и даже его странного обещания, не хватит, чтобы заставить её поговорить с отцом о том, что её волнует.
 
Хината позволяет ему уйти в дом, а сама остаётся на крыльце ещё на какое-то время. Она всматривается в звёздное небо, желая удачи её пляжному другу, вдруг одна из этих звёзд сможет привести его к ней, придать сил, отвлечь от всего, что причиняет боль.

Она отправляет свои мысли на встречу таким же мыслям голубоглазого блондина, который видит те же звёзды стоя на своём балконе. Они не знают, что их ждёт дальше, но чувствуют одно…

как сокращается дистанция между ними.



Прочитали?
2
Ев МихАня Хромова


Нравится!
5
Не нравится...
0
Просмотров
557
Оценка материала: 5.00 Отвергнутые. Глава 4 5.00 0.00 5 5
68 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма , AU , Романтика , Гет 
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?
Одобрил(а): Александр 23 декабря 2021г. в 16:06
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

0 комментариев

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
 

 



P.S. В связи с частыми нарушениями авторских или иных прав, плагиате и т.д. была введена данная табличка у авторов рейтингом ниже 200 баллов, если вдруг были выявлены нарушения, пожалуйста :
ознакомьтесь c предупреждением/правилами размещения
и примите необходимые меры, сообщите об этом Администрации сайта
Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже