Отвергнутые. Глава 19

Шапка фанфика
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма, AU, Романтика, Гет
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Глава 19. Несколько разных дней в Октябре.

***

Ноги чуть согнуты в коленях, широко расставлены, упираются в крепкую землю. Ветер треплет волосы, собранные в хвост, они лезут в глаза, но она не обращает на это внимания, они плотно закрыты. Она следит за своим дыханием, когда ведёт руки навстречу друг другу, едва успевает коснуться кончиков пальцев, как разводит их вновь. Ладони прямые, смотрят в одну сторону, потом плавно смещаются в другую. Поднимаются вверх, будто тянутся к солнцу. Ладони перемещаются вокруг, словно перекатывают между собой большой шар. Она приподнимает одну ногу к колену, твёрдо стоя на одной ноге, делает выпад, одновременно выбрасывая вперёд сжатый кулак. Ведёт ладонью так, словно показывает кому-то невидимому окружающий пейзаж и выбрасывает вперёд другой кулак.

И, так снова и снова, пока тело не привыкает к плавным, размеренным движениям, пока сердце не перестаёт стучать слишком громко, пока дыхание не становится ровным. Всё, кажется, приходит к некой гармонии, но она продолжает разминку, чтобы быть уверенной, что поймала равновесие. Ноги вместе, прямые, вся она вытягивается в тонкую струну, голова опущена, руки плавно поднимаются снизу, когда они доходят до середины груди, она открывает глаза, и заканчивает упражнение вытягивая руки вперёд. До хруста в костях прямо, до боли твёрдо, разгоняя энергию внутри себя.

Перед ней противник. Поначалу безликий, статичный, но чем больше она всматривается в него, тем более реальным он становится. Волосы, глаза, она запомнила их внешность в деталях, хотя видела, кажется, мельком, в темноте. Улыбки, слова. Всё это окружает её и она наносит удар. Снова и снова, пока не стирает ухмылки, пока зубы не крошатся под натиском её кулаков, застревая обрубками в коже. Но, даже это не останавливает, она продолжает наносить удары. Ни гнева, ни ненависти, просто цель - уничтожить, стереть с лица земли. Удар за ударом, она не чувствует боли, руки не ощущают усталости, кулаки, снова и снова достигают цели.

- ДОВОЛЬНО! - голос Хиаши разносится по всему двору, утро ещё такое раннее, что в этой звенящей тишине, он как набат, птицы слетают с насиженных мест, где мечтали ещё вздремнуть, прижавшись к крылу товарища, соседский пёс скулит и затихает. Хината дёргается, напуганная сталью в голосе отца. Сердце пропускает удар, когда она, как напуганный крольчонок, смотрит в бледно-серые глаза, наполненные гневом. - Садись, - приказывает Хиаши, указывая на настил, по которому хотел пройтись, встретить рассвет, подумать, пока не услышал этот монотонный стук по дереву. - Я схожу за аптечкой, - крепкая, чуть сгорбившаяся, фигура отца удаляется. Хиаши всего трясёт, он пытался дозваться до старшей дочери уже какое-то время, но она не отзывалась. Её глаза словно не видели ничего, кроме деревянного столба, установленного во дворе, для тренировок.

Когда он исчезает в недрах дома, Хината может спокойно обдумать его слова. Аптечка? Она медленно смотрит на свои ладони, но видит только дрожащие пальцы и бинты, которыми обвязала руки перед тренировкой. Медленно, задержав дыхание, Хьюга поворачивает ладони. Сверху бинты сбились и все окрасились в ярко-алый цвет. В этом месиве тряпки и кожи, всё выглядит слишком ужасно, так не может быть, она бы заметила, ощутила. Боль. Брюнетка смотрит на столб, на нём тоже размытые пятна крови, и несколько едва заметных трещин. С какой же силой и как долго? Она не успевает обдумать эти вопросы, как следует, боль приходит раньше.

- Т-с-с, чёрт, - Хината прижимает руки к груди, но они горят, боль переходит от какой-то саднящей до пульсирующей. Потеряла контроль, ушла в себя и вот результат.

- Иди, - возвращается отец. Он никак не может сдержать себя, не может натянуть на себя маску хладнокровия. И, поддаётся панике, вырывающейся на свободу гневом, на неё, на самого себя, на неведомые силы, что заставили дочь вредить себе. Хината медленно подходит, она боится гнева Хиаши, точнее боится, что это может вернуть их в точку, где он не пытается стать лучше, где они не строят что-то новое на руинах старой жизни. - Садись, - повторяет мужчина, когда Хината застывает рядом с ним.

Она усаживается на настил, подгибая одну ногу под себя и разворачивается к отцу. Он садиться рядом, ловко раскладывает всё, что ему понадобиться, достаёт из аптечки маленькие ножницы. Его руки теплее её, такие огромные, но неожиданно нежные, он осторожно срезает бинты, успевшие вдолбиться в нежную кожу маленьких ручек. Хината зажимает зубы, но старается не издавать ни звука. Когда руки свободны, то выглядит всё не так уж плохо, просто бинты слишком пропитались кровью. Хиаши кладёт левую руку дочери к себе на колено и медленно обрабатывает ранки, прозрачная жидкость пенится розовой пеной, громко шипя, перекрывая собой такой же звук, только из уст Хинаты. Вторая рука. И, тёмно-зелёная мазь, когда руки подсохли. Мягкие круговые движения, очень осторожные для такого крупного человека, для такой жёсткой личности.

- Готово, - говорит Хиаши, внимательно осматривая результат своей работы. - Тренировки похвальны, но не тогда, когда они наносят вред, - строго говорит он, Хината бы и рада отвести взгляд, потупить его, чтобы признать поражение, но не получается, забота в глазах отца завораживает, он снова кажется чужаком, но это быстро проходит, теперь он кажется кем-то, кого давно не видела и успела забыть. - Что-то случилось? - у него не выходит задать вопрос только с искренним интересом, требовательность, и обязательность ответа так и сквозит. Хината улыбается, а вот это уже больше похоже на её отца.

- Просто, - она замолкает, понимая, что Хиаши всё ещё держит её за руку, а ещё то, что ответ на его вопрос, совсем не прост. Решает начать, вдруг сможет понять что-то пока будет говорить. - Дело в моей подруге, я так думаю, не знаю. Она попала в беду, на неё, - произнести такое теперь, когда всё вроде позади, даже сложнее, чем было вчера, - напали. Но, всё обошлось, наверное, не знаю, то есть, всё обошлось без серьёзных последствий, но…арх, прости. Я запуталась, смущена и совсем не понимаю, что мне чувствовать. Думала, что тренировка поможет прочистить голову, но стало как-то только хуже.

Хиаши молчит, ждёт, что она скажет что-то ещё, но Хината молчит, она уже не может вспомнить, что именно только что несла. Брюнетка понимает, что должна злиться на тех парней, а ещё радоваться, что они успели, что Ино в порядке, хотя бы физически, по учебнику, Хината знает, как чувствовать, а на деле выходит, что клубок эмоций запутался, стягиваясь вокруг неё.

- Эта твоя «подруга», - подаёт голос Хиаши, и дочка странно смотрит на него, что-то в его словах настораживает, - это ты сама? - ему становится легче, когда вопрос озвучен. Он уже знает план действий: выпытать имена, найти и уничтожить, всё просто, с этим он справиться.

- Что? Нет, - отвечает Хината, сбитая с толку, будто до этого было мало. - Ками, с чего ты взял, я же говорю - подруга.

- Люди на форумах говорят, что если подростки что-то рассказывают, что произошло, как бы, с их друзьями, на самом деле, они хотят рассказать что-то о себе, - говорит Хиаши, так, словно зачитывает финансовый отчёт перед толпой скучающих финансистов.

- Это не тот случай, правда, - с улыбкой отмахивается Хината. В мозгу что-то щёлкает, важное, что она упустила. Улыбка приклеивается к лицу и становится всё более ошалелой. - Погоди, что? Люди где? На форумах? - почти выкрикивает она. - Каких ещё форумах, что? С каких это пор ты читаешь форумы?

- С тех пор, как вспомнил, что ничего не знаю про общение с девочками-подростками, - Хиаши сохраняет спокойствие, даже Хината удивляется, как он может с такой уверенностью докладывать о том, что зависает на форумах в интернете, и делится своими наблюдениями с гиперактивными мамочками. - За это время я пришёл к выводу, что сладкая_мамочка1984, даёт верные советы, но теперь статистика изменится, правда, не значительно.

- Сладкая_мамочка1984? - боли как не бывало, даже клубок, что застрял внутри, как будто перестал так давить, нити ослабили натяжение, она позволила себе задорно рассмеяться. - Да, уж, пап, ух, кажется мне уже стало лучше, - она не заметила, как дрогнуло его хладнокровие, как нервно заходил кадык. «Отец», они всегда так к нему обращались, так официально, так, как положено, кем-то, когда-то. Хиаши даже не мог подумать, что это простое «пап» сможет так его растрогать. Неужели не каменный? - Прости, что напугала, - неожиданно добавила Хината, неловко показывая на свои руки.

- Ты говорила о своей подруге, - чтобы как-то отойти от собственных, так резко нахлынувших, эмоций, напомнил Хиаши.

- Ну, да, о подруге. Эм, - Хината замялась, не уверенная в том, как хочет продолжить этот разговор, - я, то есть, мы, мы с ребятами, вроде как спасли её вчера. Прости, я снова не знаю, что пытаюсь сказать. Наверное только то, что пытаюсь радоваться этому факту, но потом думаю, а каково сейчас ей, и можно ли радоваться, всё это так сложно. И, так выматывает, - она устало провела рукой по лицу, и снова посмотрела на отца, он, кажется, честно пытался в этом разобраться, Хината улыбнулась, - что на этот счёт сказала бы сладкая_мамочка1984?

- Не знаю насчёт неё, но я бы сказал тебе - доверься чутью, что оно говорит тебе?

- Оно говорит, - Хьюга сомневалась, что в ней это есть, но перед мысленным взором встала Ино, заплаканная, трясущаяся. Желания кого-то покалечить за неё, не возникло, всё, чего хотелось Хинате - знать, что это было не зря, что блондинка сможет, что она в порядке. - Знаю, - обрадованно воскликнула брюнетка, в порыве обнимая отца, - спасибо, - и убежала.

- Сладкая_мамочка1984 будет гордиться моими успехами, - ни к кому не обращаясь, сказал Хиаши, и продолжил свой утренний променад. Солнце уже во всю светило, ослепляя, день обещал быть хорошим.

***

Наруто лежал, смотря в потолок, не спалось, и так всю ночь, поэтому он обрадовался, когда встало солнце. Он пытался разобраться в своих чувствах, но выходило плохо. Кажется, что всё закончилось именно так, как все и надеялись, то есть, всё хорошо. Сам он как-то мало представлял, что Ино не справиться с наступлением нового дня, ведь всё закончилось хорошо.

- Чего же тогда на душе так не хорошо, - спросил он у люстры, но она осталась безучастна. Наруто лег под лёгкий плед, когда убежал вчера от матери, сказав, что устал и хочет лечь спать, даже не разделся, Кушина, как всегда в своём репертуаре, удумала ещё знакомиться с его девушкой. Блондин вспомнил какими помятыми выглядели те двое недоносков, что же Хьюга сделает с ним, когда он ей расскажет «хорошие новости»? - И, как только узнала, - пришлось смириться, что сон сегодня не светит и сесть на диване. Вся эта солнечность и даже весёлое щебетание птиц, не вязались с тем, что творилось внутри. Наруто счёл это за несправедливость и посчитал, что может обидеться на провидение, самую малость.

- Не спиться? - Минато подкрался незаметно, чем перепугал сына, пребывавшего во власти своих запутанных дум. - Извини, не хотел пугать, думал, раз не спишь, то услышишь, что я иду.

- Нормально, пап, не переживай, - блондин откинулся на спинку дивана, взлохматил волосы и прикрыл глаза, от отца исходили странные волны спокойствия, так что мысли Наруто сразу приобрели прямое направление, - а, ты чего так рано встрепенулся? Тоже не спиться?

- «В шестьдесят шесть только учусь заботиться о своем теле, бодро встаю в 8 утра, пишу в тетради», - ответил Минато. Узумаки покачал головой, его отец просто неисправим, читать бессмысленные стихи в такую рань, чтобы не отвечать на вопрос. Парень медленно повернулся, разглядывал своего родителя, что притворялся невинным случайным прохожим.

- Хм, - задумчиво сказал Наруто, обеспокоено смотря на отца, - разве там дальше не что-то про вставание с кровати голышом и про голых мальчиков, которые там остались? - Минато улыбнулся и сел рядом, похлопал сына по колену.

- Порой я даже не знаю, что делать, гордиться, что ты такой умный, или возмущаться, что используешь свои знания против меня, - Узумаки в его семье всегда были слишком проницательными, так что от сына не укрылось беспокойство, сквозившее во взгляде Минато, нервозность в движениях крепких рук. Но, старший блондин продолжал молчать и просто сидел рядом, как всегда, давая сыну выбор. Наруто прислушался к себе, вдруг хоть что-то в нём успело разобраться в происходящем. Нет. Неразбериха приутихла, но он чувствовал, что она готова накрыть в любой момент.

- Могу я, - начал Узумаки, привлекая внимание Минато, - поговорить с тобой, как с моим отцом, а не как с сенсеем?

- Когда ты так говоришь, мне хочется отказаться.

- Блин, пап, я просто не хочу, чтобы наш разговор покинул пределы этой комнаты, - парень нервно обвёл руками гостиную, подкрепить красноречивость своего заявления, и важность просьбы. - Обещай, - упрямо произнёс Наруто, выжидающе смотря на отца. Минато кивнул, заранее зная, что пожалеет об этом. - Ну, короче, тут такое дело, - он знал, что отец, вероятно, единственный с кем ему действительно хочется обсудить своё состояние, но не думал, что сказать будет так сложно, - одна из девчонок, ну, моих подруг, она, словом, вляпалась в серьёзные неприятности. Мы уже ей помогли, всё путём, наверное, не знаю, дальше всё зависит от неё, но просто…да, что же это такое, - Наруто зарылся в ладони, понимая, что несёт несвязный бред. Правда клокотала внутри, требовала выхода.

- Ты можешь всё мне рассказать, - сказал Минато, стараясь подавить своё собственное беспокойство. Он ждал, что сын захочет обсудить требование Кушины, да, он видел, что вчера Наруто пришёл, как сам не свой, но такого начала точно не ожидал. - Но, знаешь, я смогу лучше тебя понять, если ты, скажем так, будешь говорить не много яснее.

- Яснее, да, - Узумаки уставился в стену, поддаваясь, - мою подругу вчера чуть не изнасиловали двое страшных парней, которые, вероятнее всего, уже такое проделывали. Мы приехали её спасать, ну, как мы, большая наша часть была там вообще не к месту, мы были тупо бесполезны. Всё решила Хината, о, она была бесподобна, и бесстрашна, и то, что она умеет быть такой меня тоже пугает, - сын захлёбывался потоком собственных слов, будто те пытались вылетать быстрее, пока дверь не закрылась. - Она плакала, тряслась, будто ей холодно, жалась ко мне, а я понимал, что совершенно бесполезен, если бы заварушка вышла из-под контроля, то…что бы я делал? - голубые глаза с мольбой смотрели в те, чьей копией являлись. Минато опешил, стараясь сохранять спокойствие и не поддаваться панике, хотя видение хрупкой девушки, которая не может одолеть двух здоровых парней, да ещё одной девушки, которая влезает в самое пекло, почти отключили его здравый смысл. Почти. Он всё же помнил, что нужен сыну и это помогло сдержаться.

- Сынок, - голос чудом не дрожал, - не буду скрывать, что мне хочется потребовать у тебя ответов, чтобы решить эту проблему, как это принято у взрослых, знаешь, с полицией, психологами и всем прочим, - он остановил Наруто взмахом руки, когда тот уже собирался что-то возразить, - я помню, что дал слово и собираюсь его сдержать, если только ты не попросишь меня сделать обратное. Знаю, что всегда учил тебя решать вопросы, как цивилизованные люди, мне никогда не приходило в голову, что умение драться - это что-то важное, но ты мой сын, понимаешь, что это значит?

- Что я красавчик? - попытка разрядить обстановку вышла вялой, но Минато всё равно тепло улыбнулся.

- Не без этого, но я говорю о другом, - Наруто не сразу смог вспомнить, видел ли отца когда-нибудь таким серьёзным, - это значит, что если нашим дорогим людям будет грозить опасность, мы будет драться за них до последнего вздоха, подниматься столько раз, сколько потребуется, и не важно, чего нам будет это стоить, - Наруто слушал с открытым ртом, такого он от Минато никогда не слышал, - но это только на крайний случай. Пообещай, что не будешь влезать в неприятности без необходимости, и других постараешься удержать. Я знаю, что ребята идут за тобой, поэтому ты должен вести их по верному пути.

- Ого, я знал, что мне поможет этот разговор, но не знал, что настолько, спасибо, пап, - Узумаки крепко обнял отца, наслаждаясь тем, что всё ещё казался себе недостаточно внушительным рядом с ним, наверное, это возникает только когда сам становишься отцом. Мысли стали совсем прозрачными, как и образ дальнейших действий.

- Ты знаешь, где меня найти, - размыкая объятия, ответил Минато. - Да, ещё кое-что, - когда Наруто уже подорвался, спеша куда-то, сказал Намиказе, - извини за вчерашнее, что мать так на тебя насела, я просил её подождать, но ты же её знаешь. Надеюсь, для вас с Хинатой это не будет проблемой? - сын уже хотел отмахнуться и сказать, что разберётся, но остановился и намного пристальнее, чем раньше, посмотрел на отца. Минато смутился под этим взглядом, так похожим на его собственный. Тот, которым он любит пристыдить нерадивых учеников.

- Ты ведь доволен, верно? - с удивлением, от того, что догадался, и от того, о чём догадался, спросил Наруто. - Невероятно, ты не просто доволен, да ты же, охренеть, да ты гордишься мной.

- Я всегда тобой горжусь, - возмутился Намиказе, пойманный с поличным.

- Жесть какая, - потрясённо размахивая руками, объявил Узумаки, - докатились, отец гордиться, что я встречаюсь с его любимой ученицей. Нет, ну, это уже ни в какие ворота, - концовку фразы, сын сказал уже длинному коридору, когда удалялся. Минато безуспешно пытался подавить смущение, он не ожидал, что Наруто догадается о том, как сильно ему нравится мысль, что его любимый сын встречается с его любимой ученицей. И, главное, что он ничего для этого не сделал, просто порой об этом мечтал, полагая, что эти двое могли бы прекрасно дополнить друг друга, как они с КуШиной.

Узумаки всё ещё что-то бухтел про себя, когда подошёл к родительской спальни. Перед тем, как уйти, у него было ещё одно дело. Мать спала, как он и полагал, точно так же, как её единственный сын, раскинувшись на всю кровать, и отжав себе всё одеяло (Наруто хоть воровал его у самого себя). Он постоял рядом, прислушиваясь к ровному дыханию Кушины. Со вчерашнего дня что-то изменилось, мать его пугала, это да, но теперь Наруто увидел, какие женщины на самом деле хрупкие. И, как часто им приходится притворяться сильными. Точнее, как часто мужчины их вынуждают. Блондин осторожно погладил мать по волосам, убирая непослушную яркую прядь. Кушина захлопала ресницами и проснулась.

- Эй, детёныш, ты чего это? - хриплым со сна голосом, спросила она, приподнимаясь на постели. Наруто ничего не сказал, а просто поцеловал её в щёку. Кушина прищурилась. - Это ещё что такое? Хочешь таким образом соскочить с крючка? Думаешь, не заставлю тебя привести в дом свою девушку?

- Нет, - возмутился Наруто, - а, что могло сработать?

- Вот ещё.

- Я так и думал.

- Детёныш, у тебя всё хорошо? - Кушина могла сколько угодно его смущать, могла ставить в неловкие положения, и даже откровенно измываться, но всё это до поры до времени. Пока её детёныш счастлив и беззаботен. - Маме-львице нужно с кем-то разобраться?

- Нет, мам, - вышло слишком нервно, Наруто был не готов представлять, как Кушина бросается его защищать, только не сейчас, когда перед глазами всё ещё беззащитная Ино, и совсем крохотная Хината, бросающая вызов жуткому чуваку, у которого точно не все дома.

- Хорошо, - ответила Узумаки, снова укладываясь в кровать, глаза её уже слипались, - но, ты скажи, если что, за тебя всех порву-у-а-а, - она смачно зевнула и дыхание её моментально вновь стало ровным. Кушине снилось что-то яркое и тёплое, даже во сне предвещая хороший день.

- Знаю, мам, знаю.

***

- И, чего я тащусь с тобой, а? - Гаара проигнорировал сестру и просто продолжил идти по улице. - Нет, ну, я понимаю почему идёшь ты, а я? Меня там точно не захотят видеть.
Для толкучки было слишком рано, чего там, для людей в принципе было ещё рано. Поэтому улицы оказались пусты, Гаара шёл быстрым, пружинящим шагом, но Темари всё равно не отставала, даже не запыхалась.

- Я буду выглядеть глупо, - пожаловалась блондинка, - и всё из-за тебя. Да, какое мне вообще дело? Всё же закончилось хорошо, так? Вы явились, как отряд супергероев, ваша маленькая предводительница крикнула «Мстители, к бою!» и всё разрулилось в лучшем виде. Уверенна, что та блондиночка быстро придёт в себя, - Гаара сверкнул глазами, показывая, что Темари переходит границы. - Ой, ладно, ладно, да она натерпелась страху, но ведь всё обошлось. Могло быть и хуже.

Гаара не знал дороги, но по карте в телефоне было совсем не сложно ориентироваться. Он смутно понимал свои мотивы, но смело шёл, все слова Хинаты про товарищей по команде и остальную лабуду, не прошли мимо, хотя он был уверен, что способен абстрагироваться от подобных вещей. Оказалось, что нет, вот прямо совсем нет.

- Как ты себе это всё представляешь? - снова завела своё Темари, когда они уже были практически на месте. В её, всегда смелом и дерзком голосе, появились странные, не вписывающиеся нотки беспокойства, порой похожие на смущение. - Заявлюсь такая, зашибись просто, привет ребята, помните меня? Ага, да, точно, я сестра парня, которого вы и сами знаете без году неделю, и скорее всего боитесь, если не ненавидите. Так, да? Вообще не круто, вот, что я тебе скажу. Меня там быть не должно. Я им вовсе не друг, - Темари поравнялась с быстро идущим братом, чтобы он понял, о чём она ему толкует, - и, не горю желанием, больно оно мне надо. Ещё не хватало дружить с кем-то вроде этого нытика Нара. Ты вообще слушаешь, что я тебе говорю? - возмутилась блондинка.

Гаара не выдержал и резко остановился перед сестрой, та чудом в него не врезалась, успела затормозить в последний момент. Они были уже на месте, пункт назначения маячил за напряжённой спиной Гаары. Он крепко сжимал кулаки, прожигая блондинку, которая, не иначе как за грехи в прошлых жизнях, являлась его близкой, ближе некуда, родственницей. Темари вздёрнула нос и совсем не боялась гнева Гаары, вот только никакого гнева там и близко не было, он был раздражён, и больше не мог терпеть.

- Может хватит уже? Всю дорогу не даёшь покоя, - процедил красноволосый, - напоминаю тебе в последний раз, Темари, - он набрал в лёгкие побольше воздуха, готовясь всё высказать, - Я ТЕБЯ С СОБОЙ НЕ ЗВАЛ, ТЫ САМА УВЯЗАЛАСЬ!

- Ой, какие мы нежные, - даже бровью не повела Темари, обошла брата и пошла к большому дому. Гаара обречённо вздохнул, ему не дано понять, что у девчонок в головах, и побрёл вслед за вздорной блондинкой, очень надеясь, что там будет «этот нытик Нара», на которого она сможет отвлечься.

***

Шино не замечал ничего вокруг. Он внимательно смотрел, как муравьи, в его муравьиной ферме, ползают туда-сюда, хватают какие-то мелкие крохи и тащат их, маленькие строители всё время были чем-то заняты. Они не отвлекались на ерунду, которой всегда так много в человеческой жизни. Шино был бы не прочь провести всю жизнь с этими маленькими существами. Но, он уже упал в свой собственный муравейник. Стал его незыблемой частью. Абураме мог сказать, что если не появится там, кто-нибудь спросит, где он. Теперь точно спросит, баланс изменился, и Шино стал важен, а в ответ - они стали важны для него. Все, без исключения.

- О, чём задумался, брат? - Шино не взглянул на Торуне, который тоже на него не смотрел, он просто знал, что младший брат рядом, поэтому заговорил, напоминая им обоим, что они люди и умеют говорить. Шиби наблюдал за ними издалека, в отсутствии жены и матери, он и его мальчики становились слишком молчаливыми. Подумать об этом бывало интересно, мужчина даже думал озвучить свои мысли, но молчание затягивалось, он отвлекался и всё оставалось неизменным. Идиллия в семье Абураме.

Муравьи забеспокоились, поняв, что их требует к себе королева. Такое подчинение одной женщине больше не удивляла Шино, наверное, не удивляло и раньше, просто он этого не понимал. Всё в мире насекомых держалось на женщинах, и те, в отличие от человеческих, не были настолько хрупки, однако, требовали, чтобы, в случае необходимости, все собирались у их ног. То, что Шино чувствовал необходимость своего присутствия, когда все будет разбираться, а хорошо ли всё закончилось или нет, вызывало странный зуд, он итак дал себе больше времени, чем нужно. Кто-то уже мог спросить про него, и хоть это приятно, он предпочитает быть там, когда это произойдёт.
Шино оторвался от муравьёв и посмотрел на брата, уткнувшегося в какую-то толстую книгу. Он помнил, что Торуне задал вопрос, и хоть тот не требовал ответа, младший Абураме счёл за необходимость ответить.

- О, том, как бывает трудно подобрать слова, - они всегда поднимались рано, когда мать куда-то уезжала, только она заставляла их вспоминать, как трудно быть нормальными людьми. Но, сегодня они предавались своей странности, и когда Шино повёл себя страннее обычного, убежав из дома, оставив муравьёв на произвол судьбы, Шиби решил, что обязательно расскажет об этом жене, она обрадуется, а он всегда любил, когда она улыбалась. Он полюбил её за это простое, но такое важное умение. Она вернётся через пару часов, а значит, сегодня будет хороший день.

***

Шикамару спешил, как для лентяя, очень активно. Нара даже не опаздывал, и знал это, но всё равно спешил, он позволил себе наивно полагать, что чем быстрее придёт, тем быстрее всё станет понятно. Отвлекался он только на воспоминания, не те, которые заставляли голову раскалываться от подступающего гнева и дурноты, а на совсем другие, которые помогали держаться всю ночь. Одинокую, холодную ночь бесконечных мыслей, ярких картин. Шикамару всё ещё чувствовал фантомную руку Темари в своей руке и это держало его разум в боевой готовности. Он успел придумать сотни планов, как уничтожить каждого, кто был там, кого он успел запомнить.

Шикамару спешил, чтобы не стоять на месте, не просчитывать варианты, как долго не увидит улыбки подруги, как сильно успели погаснуть её глаза. Он считал себя их хранителем, тем, кто следит в пол глаза, собирает информацию и в нужный момент сможет не допустить катастрофы. Но, об этой надвигающейся беде он не знал ничего, и оказался не готов.

Шикамару спешил даже когда уже пришёл, но это не помогало. Он знал, что не сможет остановиться и мыслить здраво, пока не соберутся все, он мог только спешить, а ещё верить и надеяться. Последние две вещи, которые стал бы делать уважающий себя гений. Вот только, Шикамару было плевать, правильный он гений, или нет. Он не собирался когда-либо ещё видеть то, что видел вчера, но пока нужно было убедиться, что они все одинаково воспринимают вчерашнее - мы успели.

***

Поезд иногда потряхивает, но в целом стук колёс успокаивает, даже убаюкивает. Его так точно, но Каруи успокоиться никак не может. Чоджи уже второй раз за сутки оказывается в ситуации, когда не знает, как с ней быть. Она всегда была для него сильной, не из тех девчонок, которые используют слёзы для достижения цели, ками, даже когда они смотрели фильм, который её трогал, Каруи умудрялась прятать свои слёзы, считая их чем-то показушным. Он привык к тому, что она не плачет, не боится. Из них двоих - он идёт за её храбростью, а не наоборот.

Но, вот написал Киба и весь мир перевернулся. Она начала плакать ещё в квартире, пока они нервно одевались, стараясь чаще смотреть друг другу в глаза, чтобы убедиться, что они вместе, рядом. Что удержат друг друга от падения. Она продолжает плакать и сейчас, стараясь излить их все, чтобы не осталось ни одной, когда они будут на месте.

Чоджи боится, что она может начать винить себя, что свяжет их ночь с произошедшим и начнёт винить его. Он боится говорить, что «всё хорошо», здоровяк понятия не имеет, так ли это, будет ли хорошо когда-нибудь снова. А, Каруи может только плакать, крепко держась за него, такого крепкого, большого, её ласкового медвежонка, который никогда не сделает ей больно. Она плачет пока дорога ещё длинная. Но, она остановиться, чтобы быть сильной для своей подруги.

***

Саске тянется к её руке, но Сакура вздрагивает и отшатывается. Он больше не пытается её утешить, как бы не было страшно от этого холода, сквозившего между ними. Он старается отключиться от мыслей о девушке, которая сидит рядом, и подумать о блондинке, которую, кажется, всегда воспринимал, как что-то само собой разумеющееся, что ошивается рядом, но к кому нет нужды прислушиваться, сквозь которую можно смотреть. Думать об этом больнее, чем он мог себе представить. Это помогает, значит Сакуре ещё хуже, всё из-за этого, а у них всё хорошо.

Сакура прокручивает в голове сообщение Кибы, а следом представляет, что когда с радостью раздвигала ноги перед Саске, Ино было плохо, ей делали больно. От этого мутит, она хочет выскочить из машины на полном ходу, аромат дурацких освежителей душит. Если бы только она больше слушала, больше наблюдала, то могла бы понять, что всё это большая ошибка, которую они обе могли бы не совершать. Сакура старается сделать себе больно этими мыслями, а ещё тем, как сильно сжимает пальцы на собственных плечах. Она это заслужила.

Смотреть на Саске тоже больно, поэтому Харуно иногда это делает, то как он прекрасен, пока сосредоточенно едет по пустынным улицам, заставляет влюбляться в него ещё сильнее, и ненавидеть. Зато, что она была с ним, пока Ино нуждалась в ней. Ничего удивительного в том, что Сакура утратила доверие лучшего друга, она просто не заслужила их. Она уже знает, что нужно делать, но пока главное убедиться, что всё хорошо.

***

Киба знает, что они идут. Все они. И, он готов. Он сидит на своей кухне, смотрит, как мать готовит, порой улыбаясь ему через плечо. Вчера она сказала, что он хороший друг, и хороший сын, что только благодаря ему, она не считает всех мужчин сущим злом. Киба не уверен, что он такой, он даже не верит, что все они не сущее зло. Остаться в стороне стало для него адом, но он видел, как все подводят Хинату, и не мог оказаться таким же. Она должна была верить хотя бы в него и он честно ждал, не глушил мотор и всех вывез оттуда. Хината сказала, что он герой. Ему нужна эта мысль.

Он делает ещё глоток горячего чая, наслаждаясь небывалой тиШиной в доме семьи Инузука, даже псы притихли, словно знают, что на верху спит девушка, которой этот сон нужен, как воздух. Он не представляет, что будет, когда она проснётся и вспомнит реальность. Киба хочет не быть в одиночестве, когда это случится. И, он благодарен тому, кто остался с ней, благодарен, что самому не пришлось. Ему нужен мир, где Ино та ещё стерва, несгибаемая и бесячая. Тогда всё будет хорошо.

- Первые ласточки летят, - говорит Цуме, она что-то жарит и смотрит в окно. Киба вздыхает, откладывает кружку, проверяет, чтобы стульев всем хватило и идёт встречать того, кого мать видит через давно не мытое кухонное окно. - Несмотря ни на что, Куромару, - говорит она псу, что устроился у ног, - это должен быть хороший день. Наша малышка крепкая, да? - пёс что-то хмуро ворчит, женщина кивает ему, прощая. - После потери глаза ты стал таким пессимистом.

***

Своего тела он уже не чувствует, но её спокойное дыхание стоит и худшего. Он, вероятно, всю жизнь готовил себя к такому, и он понимает, что единственный, кто действительно сможет с этим справиться. Пока ему не обязательно думать о своих чувствах, их можно забыть, отключить, он всё ещё знает, как. Ей понадобиться его хладнокровие, когда эмоции выйдут из-под контроля.

Как у него вчера. Если бы не Хината, не чувство ответственности за других, он мог бы убить. Это проще, чем кажется, когда человек представляется лишь картинкой из учебника. Большие артерии. Места, где много крови. Лишить крови - лишить жизни. Страшные мысли, о которых он никому не скажет, и ей не обязательно знать, кому она доверилась.

Сай сделает всё, чтобы Ино стала прежней, даже если для этого придётся пролежать в одной позе ещё сто лет. Она нужна ему прежней, нужно каждое чувство, которому она сможет его научить. Эта блондинка создана для него, это он знает, как знает, что при смешивании синего и жёлтого, можно получить зелёный цвет. Цвет травы, цвет жизни.
Он научит её, как быть холодной, как уметь контролировать всё, что бушует внутри, а она научит его быть живым. Они помогут друг другу.

- И, всё будет хорошо.

***

Хината отвлекается на мысли о саднящих костяшках, чтобы не думать о том, как она близко. Что это была за идея такая? Ну, придёт она и что дальше? Что сказать, что сделать, и главное, как не усугубить ситуацию - об этом следовало думать до того, как дом Кибы показался в поле зрения. Хьюга уже не уверена, что Ино помнит что-то из вчерашнего, и что она этого хочет. Все они могли бы сделать вид, что ничего не было и надеяться, что Яманака их поддержит в этой глупой игре. Но, вот она здесь, чтобы задать блондинке самый тупой вопрос на свете: всё ли с ней хорошо.

Размеры занимаемой площади поражают, Хината даже не думала, что у семьи Инузука столько земли, но вот она стоит перед, кажущимся бесконечным, забором и понятия не имеет, как попасть внутрь. Идея не нова, но кажется ей в её стиле, поэтому брюнетка ловко перебирается через забор, мягко приземляясь с другой стороны.

Ещё слишком рано, кроме завывания ветра никаких звуков. Хината уверенно идёт через владения собачников, так не вовремя вспоминая, что семья Кибы именно этим и занимается - собаками. Лучшими друзьями человека, которые за одно хорошо справляются с другой задачей…

- Чёрт, - едва слышно произносит Хьюга и ускоряет шаг. Она уже видит главный дом и манящее к себе крыльцо. Почти переходит на ненавистный бег, но всё равно просчитывается и резко замирает, когда слышит ровное, ужасающее рычание сбоку от себя. - Х-хороший мальчик, - говорит она, плавно поднимая руки в сдающемся жесте, когда ловит на себе взгляд гигантского серо-белого пса с одним глазом. Он припал к земле, шерсть на загривке встала дыбом, страшные, жёлтые клыки оскалились так, что видны ярко-алые дёсны. Есть он сомкнёт свои челюсти на ней, то откусит жизненно важный кусок, в этом Хината не сомневается. - По-пожалуйста не ешь меня, я друг. Ну, да, я вроде как пробралась на твою территорию, но это я просто дура такая, прости. Больше не повториться, - похоже, что пса уже раздражает её трёп, он оскаливается сильнее.

- Р-р-р, - откуда-то из-за спины, появляется белый пёс, которого Хината раньше считала реально огромным, но только не в сравнении с этим серым монстром. Акамару уступает ему в холке и грудных мышц ему явно не достаёт. Хьюга уже видит, что Акамару разорвут на части, если он вступиться за неё.

- Нет-нет, Акамару, нельзя, мальчик, беги, - просит она белого пса, но тот только наступает на своего огромного одноглазого собрата, будто пытается в грубой форме пояснить, что она, Хината, друг и всё такое. Серый монстр быстро потерял интерес к девушке и переключил своё внимание на молодого пса, готового броситься, чтобы защитить чужака. Хьюга начала действовать раньше, чем всё как следует обдумала, стоило серому псу сделать первый маленький шаг по направлению к Акамару, как она бросилась наперерез, вся съёжилась, зажмурилась, но встала так, чтобы закрыть верного друга Кибы своим тщедушным телом.

- Куромару, - она не повышала голоса, но в её интонации было всё, что нужно, чтобы огромный серый пёс выпрямился и сел. Хината открыла глаза, ощупала себя руками, чтобы убедиться, что все фунты плоти на месте. Страх заставлял всю её трястись, но адреналин, кажется, выбивал дрожь ещё сильнее. - Ты должно быть Хината, - спросил всё тот же сильный женский голос, успокоивший собаку. Брюнетка на негнущихся ногах повернулась к говорившей.

- Д-да, - кивнула Хьюга, вздрогнув, когда неожиданно подошёл Акамару и ткнулся носом её в ладонь, - госпожа Инузука, - она слегка поклонилась, пошатываясь и боясь, что вот-вот рухнет перед матерью Кибы.

- Ты и правда собиралась это сделать, верно? - усмехнулась грозная на вид женщина. Хината непонимающе смотрела на ту, в кого, по всем признакам, пошёл Киба. - Броситься защищать Акамару. Мой сын был прав, ты что-то невероятное и странное, - она усмехнулась, оскаливаясь. - Пошли, все уже на месте, ждали только тебя. И, зови меня Цуме, - уже заходя в дом, сказала женщина. Хината кивнула её удаляющейся спине, сейчас она была готова пообещать всё, что угодно. Как только дверь хлопнула, полностью скрывая мать Кибы в доме, девушка поняла, что совсем не поняла фразу, сказанную её. Все уже на месте?

- Что?

Ответ на свой вопрос она получила как только оказалась в просторной кухне семьи Инузука, сейчас полностью забитой людьми. Они все были здесь, сидели вокруг стола, Каруи на коленях у Чоджи, словно не могла найти в себе сил его отпустить. Темари и Наруто стояли рядом у кухонных шкафов, облокотившись на них спинами. Блондин сначала обрадовался появлению Хинаты, но тут же нахмурился, когда заметил красные отметины на бледных руках, разве они из-за вчерашнего? Она била так сильно?

- Опаздываешь, тормоз, - сказал Шикамару, сидевший рядом с Чоджи. Он уже давно хотел сказать хоть что-то, чтобы разбить гнетущую тишину, но повод так и не подвернулся, Хината спасла его от банального крика, лучше так, чем совсем ничего. Даже присутствие Темари не стало достаточным бальзамом на растревоженную душу гения.

- Да, - согласилась Хината, осматривая всех друзей, - я просто не знала, что опаздываю, простите, - она попыталась улыбнуться, в конце концов, было чему, разве это недостаточно странно, что они все решили прийти сюда, чтобы убедиться, что с Ино всё хорошо. В один день, практически в одно время. - Она…

Все начали переглядываться, словно забыли кому можно говорить. Хината ждала, принимая их поведение за знак, что они что-то знают, и это что-то плохое. Накатила тошнота, она пришла, чтобы убедиться, что всё хорошо, не позволяя себе думать, что может быть иначе. Она ведь успела, они успели. Они её спасли.

- Вчера мама дала ей снотворное, так что Ино ещё спит, - сказал Киба, решивший, что раз дом его, то и говорить стоит ему.

- А… - это Хинате тоже не нужно было договаривать, друзья словно были у неё в голове, точно зная, что и кто её интересует.

- Сай был с ней всё время, он и сейчас там, - снова ответил Киба. Хината кивнула, и только после этого поняла, что снова может дышать. - Сакуре и Каруи я написал, как ты и просила, - добавил Инузука, Хината снова кивнула, это она прекрасно видела, и сидящих вместе Чоджи и его девушку, и Харуно, которая сидела одна, кажется игнорируя присутствие Саске. Задумываться над этим, или тем, что подруги делали вчера, когда Ино попала в ловушку двух парней, которые не знают, что значит «нет», тоже не хотелось, это стало таким не важным. Конечно, Хината попросила написать им Кибу, сама она бы не смогла, да и знакомы они были всего ничего, брюнетка решила, что от хорошо знакомого человека это будет услышать безопаснее, чем от чужака, вроде неё.

- Спасибо, Киба, - Хината вложила в эту благодарность всё сразу, и он это понял. Он не подвёл, и каким бы бесполезным себя не чувствовал, всё это только в его голове, - ты справился лучше всех, - добавила Хината, неожиданно хмуро осматривая всех присутствующих, она уже не могла справиться с этими противоречиями и гневом, что кипели внутри из-за того, что пришлось испытать Ино, а большая часть из этих, этих, ребят, которых она любила, вчера конкретно могли накосячить. - Вы могли подвести её, надеюсь вы это осознаёте. И, впредь, - бледно-серые глаза встретили хмурый взгляд из-под упавших на лоб красных волос, - если я говорю что-то делать - делай, как видишь, от этого могут зависеть жизни, - Гаара кивнул, он больше не подведёт ни свою команду, ни своего капитана. - Тебя это тоже касается, - Темари офигела, когда Хьюга обернулась к ней, - теперь, когда ты часть всего этого безумия, не заставляй Гаару переживать за себя так сильно. Ками, Шикамару прав, ты та ещё проблемная женщина.

- Будто тут есть другие, - фыркнула Темари, складывая руки на груди. Повисло молчание, которое всем потребовалось на обдумывание этого странного диалога. А, потом как-то так вышло, что кто-то прыснул от смеха, кто-то повторил, и вот они уже все смеются, сбрасывая с себя накопившееся напряжение. Каждый думал лишь об одном - они все здесь, все вместе, а значит все в безопасности. Просто и понятно. Никаких треволнений.

- Ой, а что это вы все здесь делаете? - смех оборвался, как мелодия на пластинке, будто кто-то резко поднял иголочку. Кажется, даже с точно таким же скрипучим звуком. В дверях стояла Ино, она была слегка растрёпанной и с покрасневшими, опухшими глазами, всё ещё в чьей-то чужой одежде. Блондинка потирала пальчиками глаза, отказывающиеся просыпаться. Но, в остальном, она выглядела, как обычно, не считая искреннего удивления в глазах и мягкой улыбки на лице, при виде такого сборища друзей. - Вы, что пришли ради меня, о, это так мило, но правда не стоило. Блин, почему я такая голодная? - Ино рассмеялась, потирая живот. Никто не поддержал её весёлого настроения. Неожиданно вся радость покинула кухню Инузука, Ино казалась счастливой, нормальной. Это могло означать только одно - её сломали.

- «Когда дела плохи — мы либо уходим от этого, либо смеёмся», - никто не стал спорить с Шино, а очередной приступ смеха от Ино, разбил всех на мелкие кусочки.

***

- Ино? Ты как? - первой заговорила Сакура, она уже не могла смотреть на то, как её подруга делает вид словно ничего не случилось. Ходит, смеётся, подкалывает их насчёт этого сборища, и как ни в чём не бывало, спрашивает у Кибы, если ли чем поживиться. Харуно хочет схватить её за плечи и трясти, пока вся эта хрень из неё не вытрясется, пока она не скажет им правду, пока не станет…Сакура не знает, как должен выглядеть нормальный человек после того, что ей пришлось пережить, но точно не так.

- Я? - блондинку, кажется, реально удивляет такой вопрос. - Хорошо, - отвечает Ино, никто не может найти в ней явные признаки лжи. - Знаю, я заставила вас понервничать вчера, а вас вообще оторвали от более важных дел, - она похабно подвигала бровями, смотря на своих подруг. Каруи сильнее вцепилась в Чоджи, чтобы снова не разрыдаться. - Но, я правда в норме, да, знаю, что наворотила делов, но всё же закончилось хорошо, так что не вижу причин, чтобы на этом зацикливаться. Кстати, - Яманака обернулась к Хинате, которая до такой степени сжала кулаки, что из разбитых костяшек снова засочились капли крови, - спасибо, Хината, и вообще вам всем, что выручили. Ты была права, мне стоило больше думать головой и меньше, ну, другими частями тела, хах.

- Да, ты… - Сакура бросилась вперёд, но Шино её поймал, перехватив за талию. Харуно тяжело дышала, зелёные глаза блестели от гневных слёз. Ино недоумевающе похлопала ресницами, смотря на всех по очереди, чтобы хоть кто-то сказал, что не так с подругой. Но, все так пялились на неё, словно это она тут вела себя страннее всех. Яманака нахмурилась, откидывая назад спутанные блондинистые волосы.

- Что-то я перестаю видеть смысл в вашем нахождении здесь, - недовольно заметила Ино, - разве вы пришли не для того, чтобы убедиться, что я в порядке? Ну, так я в порядке, а вот, что, блин, с вами, понятия не имею. Если вы пришли, чтобы портить мне настроение, то вам лучше уйти, спасибо и всё такое, но уж простите, это моё мнение.

- Она ёбнулась, нахер, вот что, - уже не пытаясь сдерживать слёзы, придушенно выкрикнула Сакура, отворачиваясь от Ино. Саске хотел подойти, но Харуно уже уткнулась в подвернувшегося Кибу, который неуверенно похлопывал розоволосую подругу по спине, позволяя заливать слезами свою футболку. Яманака возмутилась от нахлынувшей злости на выплеск Сакуры, но ничего не сказала, предпочтя дальше её просто игнорировать. Остальные молчали, понимая, что полностью солидарны с мнением Харуно.

- Извини, если мы тебя обидели, - начал Наруто, даже он не видел, чтобы Ино притворялась, и это его волновало, не приятно так, до желания бесконтрольно чесать и чесать в одном месте, пока не попадёт себе под кожу, что угодно лучше, чем смотреть на поехавшую подругу. Блондин рисовал себе картины, как он, словно герой из комиксов, из тех, которые не так охотно экранизируют, возвращается в тот дом и популярно поясняет всем виновникам, как нужно обращаться с девушками. Они бы ещё долго отчищали кровь с ковров. Конечно, это была бы его кровь, не забывает добавить себе Узумаки, понимая, что нет ни единого шанса, что он справился бы с ними со всеми. - Нам просто хотелось знать, что ты в порядке, и мы, ну, не ждали, что ты станешь в порядке так быстро, - он морщится, выдавая это за улыбку, от собственных слов как-то тошно.

- Спасибо, Наруто, я в порядке, как я уже и сказала, - улыбнулась в ответ Ино. Наруто снова не смог разглядеть обман, видимо, она заставила себя поверить в свои собственные слова. У него мелькает мысль сказать, что понимает, как это, когда кто-то пользуется твоим доверием и пытается что-то отобрать у тебя силой. И не всем везёт так, как ей, к некоторым никто не приходит. Но, блондину не хочется тратить такие важные слова на неё в таком состоянии. Только зря воздух сотрясать.

- Нихрена ты не в порядке! - снова кричит Сакура, пытаясь вырваться из крепкой хватки Кибы. - Нечего тут нам заливать, в порядке она, как же. Ты вообще осознаёшь своей тупой башкой, что они чуть не изнасиловали тебя? Ты знаешь, что это значит?

- Сакура, пожалуйста, - едва сдерживая рыдания, умоляла Каруи, но Харуно со злостью смотрела в бирюзовые глаза, которые только возмущённо отвечали на этот взгляд.

- Хотела меня разозлить? Поздравляю, тебе удалось, - спокойно ответила Ино. Она резко стала ещё дальше от всей этой ситуации, чем была до этого, когда улыбалась и делала вид (или не делала), что в порядке.

Хината устало потёрла виски, пытаясь понять, когда они все свернули не туда. Сдерживать то, что бушевало внутри, становилось всё сложнее. Она не хотела обвинять Ино во лжи, но и просто так вытаскивать из счастливого забвения, куда она себя поместила тоже. Ей нужна была точка опоры, хоть что-то. И, всё в одно мгновение стало ясно, как небо за окном, голубое и чистое, как глаза парня, который сейчас держал её за руку и одним взглядом спрашивал в порядке ли она. Этим рукам, этим глазам, Хината могла доверить всю бурю эмоций, она могла быть с ним слабой, даже прошлой собой, он бы просто был рядом. Такой простой ответ на все их вопросы. Он стоял позади Ино и не шевелился, молча наблюдая за всем происходящим.

- Ино, - уверенно позвала подругу Хьюга, блондинка воинственно обернулась к ней, предупреждая, что ещё одного нравоучения не потерпит, но Хината лишь улыбнулась, позволяя рукам Наруто прижать её к крепкому телу блондина ещё сильнее, - обернись, - попросила брюнетка, кивая в сторону их последней надежды.

Яманака резко развернулась, страх пробрал до костей, когда она поняла, что за ней кто-то был всё это время, а она даже не почувствовала. Вот так просто кто-то может подкрасться и будет уже поздно, бежать, спасаться, ты просто снова окажешься в ловушке, из которой нет выхода. Он смотрел холодно, никаких эмоций.

- Сай, - прошептала Ино, и голос её сломался, как и вся она. Воспоминания нахлынули, чужие руки на голой коже, вся эта грязь. Чувство западни, тесного пространства, когда заперт в собственном теле, что предаёт тебя, отказываясь бороться и лишь смиряется. А, следом, каждое мгновение, когда он был рядом. Такой же молчаливый, такой спокойный. Он был рядом не смотря на то, какой грязной она позволила себе стать, держал её за руку, держал в объятиях и что-то говорил. Что он говорил?

За собственным дыханием и набатом сердцебиения, она не слышит его слов, но видит тонкие губы, они шевелятся, она старается читать, но ничего не выходит. Машет головой, желая освободиться от толщи тяжёлого гула, что накрыл с головой. Цепляется за чужую одержу, тянет футболку за ворот, чтобы дышать, но ничего не выходит. Хрипы режут прояснившийся слух, они такие страшные, словно у раненого животного, Ино просит, чтобы кто-нибудь прекратил его страдания. Но, просит ли, или не способна вымолвить и слова?

- Дыши, - его пальцы крепко сжимают ладони, которым необходимо вернуться на место, но хватка не пускает. Его голос тихий и лишён эмоций, его взгляд усталый, он смотрит куда-то сквозь. - Дыши, Ино, накрывает всегда, когда наступает тишина, - Яманака в панике смотрит на него, хватает ртом воздух, но ничего не получается. Она просто не может дышать. - Можешь, твоё тело не даст тебе навредить себе, оно всё равно сделает вдох, так помоги ему, - блондинка плачет и трясёт головой, но вдохнуть не может, просто не может. Она стучит ногами о пол, умоляет его сделать что-то ещё, дышать за неё, но Сай лишь качает головой. - Ино. Ты у меня такая глупая, дыши, - «у меня», вот, что она слышала от него всё это время. «У меня», да, у него. У него в руках, в него в душе. У него в сердце. И, смотря на его губы, повторяющие то, что ей так нравится слушать, она делает его, первый вдох. А, за ним ещё и ещё, пока не учится дышать заново, хватаясь за Сая.

Остальные поднимаются со своих мест и обступают её со спины, даже Темари не может стоять на месте, пока Ино плачет, утыкаясь в бледного парня. Они касаются её трясущейся фигурки руками, каждый, отдавая тепло, говоря, что они рядом. И, пока она оплакивает себя потерянную, и себя вновь обретённую, им всем становится лучше. Теперь, когда Ино знает, что не будет прежней, они все готовы помочь ей найти кого-то нового, кем она может стать. Лучше, сильнее. Они верят, что теперь всё будет хорошо.

- Ну, вот теперь можно и поесть, - говорит Цуме, появляясь на кухне. - Утрите слёзы и садитесь, так как Цуме Инузука вас мало кто накормит, и все беды отступят. Ох, глупые щенки, ещё глаз толком не открыли, а уже решили, что справятся с этим миром. Ну, ка, Куромару, скажи им.

- Гав! - все вздрагивают от этого собачьего баса и послушно рассаживаются, только Ино и Сай остаются стоять. Она пока не готова, чтобы он её отпускал. Хорошо, что он тоже к этому не готов. Они стоят на старте и вот-вот раздастся звук выстрела, оповещающий, что их дистанция начинается. И, только им решать, куда она их приведёт.

***

- Вроде ничего не делали, но из меня словно всю жизнь высосали, - пожаловался Шикамару, когда они оставили дом Кибы позади, убедившись, что Ино больше не станет «маленькой мисс Счастье» и не впадёт в новые грани маразма. Они оставили её в умелых и, что самое главное, желанных руках Сая, возложив на них двоих ответственность за её моральный дух. - И, как наши успехи, кто-нибудь понял? - все остановились, обернувшись к Хинате. Та резко замерла и устало прикрыла глаза.

- Серьёзно? Почему вы меня-то спрашиваете, я понятия не имею, что сейчас произошло и в правильном ли мы двигаемся направлении, - смутившись под таким пристальным внимаем, ответила Хьюга. Её отговорки никого не убедили и ребята продолжали смотреть на съёжившуюся девчонку. - Хотите моё личное мнение, пожалуйста. Как бы банально это не звучало, но думаю, что ничего не поправимого случиться не успело, и Ино будет только рада забыться, погрузившись, ну, в новые отношения, правильные и безопасные. Остальное, полагаю, будет между ними. Довольны?

- Кэп сказала, что всё норм, не знаю, как у других, а у меня отлегло, - весело объявил Чоджи, заслуживший за это тычок, а следом и поцелуй от Каруи. Хината закатила глаза на это заявление, только и не хватало, что прослыть решательницей всех проблем.

- Позняк метаться, - прошептал ей на ухо Наруто, прочитав такую очевидную мысль на растерянном лице. - Мы их приручили и теперь несём за них ответственность, хочешь ты этого или нет, - объявил Узумаки, приобнимая девушку за плечи. Хината положила голову на сильное плечо блондина, просто на короткое мгновение, чтобы поверить, что она всесильна, рядом с Наруто это сделать не сложно. Хината даже не удивлена, почти, что Ино помог справиться со всем парень. Парни они такие. - Вопрос можно? - дав ей ровно то мгновение, в котором она нуждалась, спросил Наруто, нарушая их идиллию.

- Конечно, - отрываясь от Узумаки, ответила девушка. Он как-то замялся, всё ещё не уверенный, что имеет право спрашивать, и тем более, знать. Она имела полное право хранить такие вещи в секрете. Но, смотреть на её руки было так сложно, хотелось целовать каждую костяшку, пока сам не поверит, что они не болят, пока не сотрёт всю кровь. - Что такое?

- Твои руки, - выпаливает Наруто, быстрее, чем успевает себя отговорить. - Это из-за вчер…

- Ох, нет-нет, - перебивает Хината, не давая закончить фразу. Она прячет сбитые костяшки в рукава толстовки, и боится смотреть ему в глаза, так стыдно, что она не смогла сдержаться, что позволила не верной мотивации затмить разум. - Это я тренировалась сегодня утром, и не много увлеклась, уже всё хорошо, правда.

- Увлеклась, оно и видно, - отвечает Наруто, стараясь много не думать о силе, с которой нужно бить что-то (или кого-то), чтобы превратить руки в такое месиво. - Всё хорошо, - грубо добавляет блондин, - кажется меня скоро будет тошнить от этой фразы. Хоть кто-нибудь говорит её, подразумевая правду? - он двигается дальше и Хьюга понимает, что вопрос риторический. Хината вприпрыжку спешит за ним, ей приходится делать три шага на один его, но вот они снова ровняются с остальной компанией.

Темари дожидается подходящей возможности и хватается за кофту брата. Гаара останавливается. Блондинка старается не обращать внимая на то, как быстро на её движение отреагировал Шикамару, словно следил за ней всё это время, как хищная птица за своей маленькой добычей.

- Мне нужно кое-что сказать, - говорит Темари брату, - тебе и Хинате, - при упоминании своего имени, Хьюга тормозит. Но Собаку выглядит слишком серьёзной, поэтому брюнетка подходит к брату с сестрой. Остальные замирают, но постепенно понимают, что могут продолжить движение, остаются только Наруто и Шикамару, которым кажется, что слова Темари могут и их коснуться. - Только им, - с нажимом говорит блондинка, парни переглядываются, но вынуждены уйти, оставив чужие секреты секретами.

- Что такое, Темари? - Гаара никак не может скрыть волнение в голосе. Ещё одной плохой новости, да ещё связанной с сестрой, он просто не сможет вынести и рассыплется под их тяжестью. Неожиданно он вспоминает, что ему всего восемнадцать и хочет ощутить себя именно таким. Беззаботным, ещё только стоящим на пороге взрослой жизни, но не шагнувшим за него.

- Ваш вчерашний разговор с Яхико напомнил мне о том, что казалось не важным, раньше, - обращаясь скорее к Хинате, сказала Темари.

- Яхико? - уточнила Хьюга.

- Рыжий парень с пирсингом, - пояснила блондинка. - Дело в том, что его слова, о вашей новой встречи, скорее всего, они могут оказаться правдой, раз уж ты, тот странный бледный парень и мой братец, команда от школы и готовы, судя по всему, идти до конца.

- Только не говори, что они тоже, - разочарованно простонал Гаара, ну конечно ничего не может быть простым, обязательно произойдёт что-то вот такое.

- Я раньше не слушала, что Сасори говорит об этом, это мой бывший, - для Хинаты пояснила Темари, - но раз такое дело. Он, Яхико и его девушка Конан - они команда от академии «Акацуки», и они хороши, их школа побеждает уже много лет подряд. Не знаю, в курсе ли Яхико, кто ты такая, но похоже он будет не против, понимаешь?

- Да, понимаю, не против встретиться со мной на татами, - ответила Хината. Теперь она начла вспоминать парня на балконе более отчётливо, его тёмную ауру и безумие в глазах. То, как он пообещал показать ей боль. Хьюга не была уверенна, что испугалась, но если выбирать между дракой с Яхико и её отсутствием - она выберет второе. Этот парень выглядел как тот, кто способен убить, просто ради развлечения.

- Подумала, что вы должны это знать, - добавила Темари, не зная, как завершить разговор.

- Спасибо, Темари, - ответила ей Хината, улыбнувшись.

- Да, спасибо, - добавил Гаара. Блондинка просто пожала плечами, стараясь не показывать, как приятно, что они так быстро посчитали её за «своего» человека. Не-то, чтобы ей и правда всё это было интересно, но раз уж она всё равно ничем не занята. Темари оставила товарищей по команде одних, а сама пошла к остальным. - Это может стать для нас проблемой, - честно признался красноволосый демон, - если мне попадётся в противники Сасори, не уверен, что смогу сдержаться.

- Понимаю, - смотря в уже накрытые поволокой гнева глаза, сказала Хината, - но, мы с Саем будем рядом и постараемся не дать тебе совершить ошибку, - Гаара кивнул, он верил ей, особенно после вчерашнего. Когда они стояли там, когда шагнули, прикрывая Хинату, он понял, что значит быть частью команды, прикрывать кому-то спину и самому знать, что прикроют твою. Не смотря на творившийся вокруг ужас, это было ни с чем не сравнимое удовольствие.

- Ты думаешь, что он знал кто мы? - неожиданно спросил Гаара, смотря на зависшую Хинату. Она много думала об этом, и какие-то мысли о прошлом не давали покоя. Но, сейчас голова итак была тяжёлой, всё это дела довольно отдалённого будущего, всё, что они могут сделать- тренироваться, чтобы быть готовыми к встречи с любыми соперниками.

- Думаю, - касаясь его плеча и заставляя идти вперёд, сказала Хината, - что сейчас это совсем не важно. Мы отличная команда и сможет справиться с кем угодно, остальное - не важно. Давай просто дадим себе насладиться днём сегодняшним, порадуемся, что всё не так уж плохо. Как тебе идея?

- Звучит отлично, - повторяя жест напарницы, ответил Гаара. Никто из них не собирался отрицать, что между ними возникла действительно прочная связь, и они послали свои надежды на лучшее в сторону парня, которого оставили позади, чтобы он знал, что ему есть к кому идти.

***

Наруто решил, что рамен - это лекарство от всего херового в жизни, поэтому, как только сумел заставить всех, горячо им любимых, друзей, свалить в туман, то потащил Хинату в «Ичираку». Под болтовню старика Теучи и подколы Аяме, окружённые ароматами лучшего блюда на свете, блондин понял, что они оба готовы отпустить день вчерашний и приготовиться к последующим, ещё не совсем привычным, но уже не таким непредсказуемым, как казалось ещё этим утром.

- Ты, - начал Наруто, но когда словил предостерегающий взгляд Хинаты, брошенный ею над тарелкой рамена, посчитал, что вопрос о том в норме ли она, точно следует засунуть себе глубоко в зад. - Чудесно выглядишь, - вместо этого сказал Наруто, так, словно это и собирался сказать с самого начала. Хьюга скептически выгнула бровь, поворачиваясь к нему на высоком стуле всем телом. Чтобы он мог убедиться в правдивости своих слов. Она наскоро заплела волосы в высокий растрёпанный пучок, пряди выбивали то тут, то там и в целом представляли собой коллекцию из «петухов», а не приличную, аккуратную причёску. Никакой косметики, зато он только сейчас разглядел тонкий песчаный след на щеке, видимо остался пока она тренировалась. В очередной нелепой толстовке, на этот раз синей, с изображением чёрно-белого Стьюи Гриффина, сообщавшего, сейчас конкретно Наруто, раз уж Хината смотрела на него, что он отстой. - То, что ты выглядишь нелепо ещё не значит, что не чудесно, - парирован Узумаки, широко улыбаясь.

- Выкрутился, - посмеялась Хьюга, возвращаясь к своей дымящейся тарелке с раменом. Наруто испытывал что-то близкое к экстазу, когда смотрел, как она жадно поглощает его любимое блюдо, полностью отдаваясь процессу. Он ещё не встречал девушек, которые ели бы так сексуально. На мгновение, блондин задумался, а что же Хината Хьюга делает не сексуально, и понял, что не может ничего вспомнить. Хотя, может он просто ещё мало что видел. Перспектива это исправить, заряжала невиданной энергией. - Я думаю, что мы могли бы встретиться часов в пять, что скажешь?

- Скажу, что совсем не против, - ещё бы он сказал что-то другое, слишком много уже думал о ней в сексуальном ключе, к тому же, этот адреналин, будто они остались живы, или спасли жизнь, что было не так уж далеко от истины, всё ещё бурлил в жилах, просясь наружу. Хинате как-то совсем не понравился его тон, поэтому она оторвалась от рамена и внимательно осмотрела пустоту в голубых глазах. Наруто потерялся где-то в своих мечтаниях, судя по тому, как он нервно облизывал пересохшие губы, в довольно откровенных. Хьюга вздохнула и ткнула его в лоб палочкой. - Ай, что не так? - потирая место тычка, пожаловался блондин.

- То, мистер извращённый мозг, что я говорю о свидании для Конохамару, которое мы ему обещали, сегодня, - пояснила Хината. Наруто пару раз пилькнул глазами, переваривая услышанное. Сексуальность этого нового предложения была не просто нулёвая, а минусовая. Если такое вообще возможно. - Выражение разочарования на твоём милом личике, просто бесценно, - подколола Хината.

- Я не хочу нянчить детей весь вечер, ты издеваешься? Пусть сами разбираются, - громко возмутился Узумаки, - этот мелкий гном хорошо устроился, ага, Наруто ему девушку должен подогнать на готово, а ничего не треснет?

- Ничего не знаю, - улыбаясь, ответила Хината, - ты уже сказал «совсем не против», так что всё решено.

- Так не честно, - пожаловался Наруто, - я не знал на что соглашаюсь.

- Никто тебя и не торопил соглашаться, в следующий раз будешь умнее.

- Почему ты такая?

- Предприимчивая?

- Жестокая, - надулся Узумаки, отворачиваясь к своему подостывшему рамену. Хината посмотрела на часы на его запястье, времени было ещё хоть отбавляй, но если она хочет всё успеть, то пора начать действовать. Хьюга слезла со стула, подкрадываясь к недовольному блондину. Её маленькие ручки быстро оказались на его мгновенно напрягшихся бёдрах.

- Разве? - прошептала Хината, наслаждаясь крепостью его мышц под своими руками. - Я просто хочу сделать что-то важное для своей сестры, и решила, что ты мне в этом поможешь, как ты уже помог мне стать новым человеком, - она прижалась к его спине, быстро растеряв желание играть в соблазнение, всё, что она сказала оказалось слишком правдивым, и Хината просто хотела увидеть, что Ханаби ничего не упустит, никого не упустит, а Конохамару казался из разряда тех друзей, которые остаются с тобой навсегда. - Я так долго была никчёмной сестрой, больше не хочу, - Наруто прижал её руки к себе ещё сильнее, обернулся и оставил долгий поцелуй на лбу брюнетки.

- В пять нам подойдёт, просто идеально, не могу придумать время более идеальное для этого, - сказал Наруто, чем вызвал у Хинаты весёлый хохот, настоящий, девичий, лёгкий и довольный. - Как я могу отказать своей белке-летяге?

- Никак, мой верный Буллвинкль, - широко улыбаясь, согласилась Хьюга. Они постояли так ещё какое-то время, просто наслаждаясь спокойствием и близостью, не замечая, как Аяме и Теучи умилённо за ними наблюдают. Но, Хинате нужно было сделать ещё кое-что, так что она первая оторвалась от блондина. - Прости, что бросаю тебя вот так, но мне нужно ещё для одного человека побыть хорошей сестрой, - Наруто понимающе кивнул. - Знаешь, приходи ко мне пораньше, нет, лучше приходи к Саске. Мне понадобиться ваша помочь в одном деле, а потом вместе пойдём на встречу с Конохамару, скажешь ему?

- Конечно, - согласился блондин, не понимая, что такого она могла задумать, но предвкушая что-то скорее в своём стиле, чем в её. Хината, довольная своей блестящей идеей, улыбнулась, поцеловала Наруто и попрощавшись со всеми, упорхнула из «Ичираку». - Чёрт, - крикнул Узумаки, уже порываясь бежать за ней, но струсил. Он совсем забыл сказать ей, что его предки хотят встретиться с ней. - Ладно, сделаю это в людном месте, так безопаснее.

- Что говоришь? - переспросил Теучи, решив, что любимый клиент обращается к нему.

- Говорю, давай ещё порцию, старик, сегодня я праздную жизнь, - объявил Наруто, готовый раскошелиться на несколько лишних порций любимого блюда.

***

Она снова звонила в домофон без предупреждения, но впервые не боялась, что ей будут не рады. Даже в выходной, даже так рано. Хината улыбалась своим мыслям и этому чудесному чувству, которое накрыло её только что, она поняла, как ужасно скучала по Неджи и Тентен. От этого хотелось, чтобы кто-то побыстрее впустил её в это высокое блестящее здание.

- Кто там? - прощебетала Тентен, было слышно, что она что-то жуёт. - Доставка? - с нескрываемой надеждой, уточнила будущая мать.

- Извини, Тен, это всего лишь я, - ответила Хината.

- Аха, - прорвался через динамик домофона удивлённый возглас Тентен, - Хината, малышка, проходи скорее, эй, Неджи, надевай штаны, мой любимый извращенец, твоя сест… - остальное потонуло в писке открытой двери. Хината всю дорогу до их квартиры не могла перестать улыбаться и не могла оторвать руку от груди, ей казалось, что тепло, что разлилось там от того, как рада ей была Такахаши, можно было ощутить, что оно вовсе не метафора, а что-то настоящее.

- Приве-о-о-у, ты что стала ещё пузатее, чем была? - не удержалась Хината, когда идеальный шарик, предположительно являющийся Тентен, открыл ей входную дверь, ожидая на пороге.

- Уф, Неджи! - крикнула кофейная брюнетка в глубину квартиру. - Я бы прибила её сама, но будь душкой и сделай это за меня, а то я боюсь, что описаюсь от такого напряга, - Тентен прищурилась на гостью, внимательно следя, как бы та не начала смеяться над ней. Хината держалась из последних сил, но это было сильнее её стойкости. - Ага, я всё вижу, мелкая вредина. Ещё и смеётся надо мной, Неджи!

- Прости, Тен, ха-ха, я не хотела, ха-ха, - Хьюга сложилась пополам, но успокоиться уже было невозможно.

- Я здесь, милая, - появился Неджи, к слову, в штанах, не много потрёпанный, но в целом самый обычный. - Ты уверенна, что мне нужно её «прибить», а то убийства до завтрака, боюсь, плохо повлияют на мой аппетит? - Хината смогла выпрямиться и даже промокнуть уголки глаз кончиками пальцев, стирая выступившие от смеха слёзы, так что, когда Тен снова прикатилась на неё взглянуть, для оглашения окончательного вердикта, выглядела младшая, из присутствующих Хьюга, вполне прилично.

- Даже не знаю, - протянула Тентен. - Улыбается миленько, конечно, но много ли толку от всех этих улыбочек? - в этот момент, Хината вспомнила, что держит в руках пакет с дарами.

- Чуть не забыла, - спохватилась брюнетка, потряхивая, слегка, пакетом, - я не совсем не доставка, кое-что я всё же принесла. Лучший рамен в мире, что ты скажешь на это?

- Скажу, - протянула Тентен, - добро пожаловать, сестрёнка! - раскрывая объятия, крикнула кофейная женщина, подгоняя Хинату, чтобы та скорее оказалась в её руках, и ещё скорее отдала свой ароматно пахнущий пакет. Они постояли обнявшись, выглядело это смешно, учитывая то, что Тентен не могла прижать Хинату достаточно близко, но даже этих корявых обнимашек хватило, чтобы ощутить всю теплоту, исходящую от Такахаши. Насладившись такой близостью с человеком, который не был её дотошным, озабоченным всеми проблемами разом, женихом, горько-шоколадная брюнетка, выхватила у Хинаты пакет и с головой нырнув в него, пошлёпала в сторону кухни. - И, как это я сразу не учуяла такой аромат.

- Это её отвлечёт на несколько минут, - доложил Неджи, обнимая сестру, Хината даже не удивилась, почти, что они стали такой семьёй, где подобные вещи становятся в порядке вещей. - Хорошо, что зашла, давно не виделись, как ты себя чувствуешь?

- А, да, всё уже хорошо, - она и забыла, что ещё недавно болела, всё это осталось в какой-то другой жизни. Неджи кивнул, глаза его не обманывали и сестра точно выглядела хорошо. Не считая одной детали. Он поймал её ладошку и присмотрелся к ссадинам. Их было не сложно узнать.

- От нашего старого деревянного друга? - спросил брат, Хината кивнула, смутившись. - Мне стоит спрашивать? - Неджи напрягся, готовый услышать, что дома снова что-то пошло не так. Да, Хиаши вёл себя иначе всё время, пока старшая дочь болела, но кто скажет, что это теперь навсегда.

- Дома всё хорошо, это никак не связанно с отцом, - накрывая его руку, в которой брат всё ещё держал её ладонь, сказала Хината, - вообще-то, если бы он меня не остановил, даже не знаю, как долго могла бы продолжать, увлеклась и не заметила.

- Понимаю, - его ответ повис между ними, напоминая, что они проделали долгий путь, прежде чем оказаться здесь и сейчас.

- О, ками, это лучшее, что я когда-либо ела! - Тентен вернула их к жизни, вот так запросто. - Сказала бы вам идите и попробуйте, но не думаю, что смогу поделиться, нам с малышкой самим мало.

- С малышом то есть, - поправил Неджи, когда они все собрались на кухне. Хината вновь поразилась тому, что эти двое не знают пол ребёнка.

- Не боитесь, что во время родов там, - она указала на огромное пузо Тентен, - окажется ксеноморф? Зрелище будет жуткое, - пояснила Хината, Неджи сделал вид, что сестра не назвала его сына инопланетным монстром, а его девушка была слишком занята поглощением рамена, чтобы реагировать. Теперь, глядя, как хищно она накинулась на еду, старший Хьюга как-то призадумался, что за прожорливый ребёнок сидит в ней. - Буа-а-а, - Неджи подпрыгнул, когда сестра подловила его, задумавшегося и просунула свою руку между его рукой и телом, изображая голову чужого, которая, если память ему не изменяла, вырвался из тела какого-то парня. - Ха-ха-ха, прости, не смогла удержаться.

- Забавно, - совладав с собой, доложил Неджи, всем своим видом показывая, что он выше всяких там детских шуточек и ей пора бы повзрослеть.

- Фануда, - тыкая в жениха палочкой с намотанной на неё лапшой, обозвала Неджи Тентен. Тот только закатил глаза, не собираясь вестись на этот их девчачий бред. И, этого всего он тоже выше. Намного выше. Так-то. - Ну, что, - продолжила Такахаши, когда прикончила остатки рамена, - что тебя привело к нам в такую рань, соскучилась, да?

- Ага, - ответила Хината, чтобы не молчать и дать себе минутку на приготовление, не каждый день приходится выворачивать душу перед близкими. Брюнетка как-то замялась вся, растеряв уверенность и не могла перестать пялиться на столешницу, вместо того, чтобы смотреть в глаза. - Ну, и не только поэтому, - наконец добавила Хината, разозлившись на саму себя.

- А, вот это уже интересно, - посмеялась Тентен, чем ещё больше смутила девчонку.

- Я, короче, это, - Хината не могла вспомнить, что у неё там с красноречием, со словами на бумаге справляться намного проще, чем с настоящими, которые всегда покидают в самый ответственный момент. Приказав себе взять себя в руки, Хьюга смело, с такой отчаянной решимостью, подняла глаза к родным, что сама себя испугалась. А, уж, как Тентен и Неджи перепугались этого безумного взгляда и огромных, вылупившихся на них бледных глаз. - Простите меня! - практически выкрикнула Хината и начала нервно кланяться, словно это могло показать всю степень её раскаяния.

- Заканчивай, - возмутилась Такахаши, когда Хината в очередной раз поклонилась, - от твоего мельтешения меня уже укачивает, - девушка замерла, перепугано глядя на девушку брата. - За что такое ты вздумала извиняться?

- За, - Хьюга снова застряла, давая себе невидимого пинка и вот тогда-то её и понесло, - за ту сцену, что я устроила дома, за то, что убежала, что вечно веду себя, как дикий зверь, нелюдимая, странная, всё-то у меня не как у людей. Вам всё время приходится из-за меня переживать, а тебе нельзя нервничать, а из-за меня ты расстроилась, я не знаю, как перестать быть такой, но я стараюсь, правда. Мне так жаль, что я такая не правильная, ты права, что не хочешь быть Хьюга. Мы то ещё семейство, с нами свяжешься, так потом… - запал совсем пропал и Хината затихла, тяжело дыша. Она надеялась, что за всем этим потоком нескончаемого бреда, донесла мысль, как ей жаль, что Тентен была вынуждена переживать за неё. - Как-то так, - добавила Хината, решаясь посмотреть на Такахаши. - Эм…

Тентен уснула сидя за столом, сморённая вкусной едой и просто тем фактом, что в последнее время ей хочется только двух вещей - есть и спать. Она, конечно, выслушала эти бредовые извинения от Хинаты. Даже что-то запомнила, но это было совсем не важно, зато её приход поставил что-то на место, это было видно по расслабленным плечам Неджи. Он уже долгое время был как на иголках, Тен теперь всё это остро чувствовала. И, как-то так незаметно, положила тяжёлую голову на ладони, да и отключилась, под очередную порцию трескотни Хинаты.

- Это вообще нормально? - возмутилась Хината, но тут же задорно рассмеялась, глядя на беззаботную улыбку брата, который с такой нежностью смотрел на Тен, что всё вокруг будто менялось, становилось светлее и теплее. Так было легко поверить, что с Хьюга ещё не всё потеряно. - Ну, вы даёте.

- Стараемся, - посмеиваясь, доложил Неджи. Он плавно оторвался от кухонных шкафов, у которых стоял, подошёл к сестре и оставив невесомый поцелуй на её макушке, прижал мелкую к себе. Неджи Хьюга может и не скажет этого вслух, но он всегда с гордостью носил это важное звание - старший брат. - Идём, дадим ей пару минут, - Хината согласилась, надеясь, что это нормально - вот так оставлять Тентен здесь одну, но та выглядела безмятежной и тревожить её сон тоже не хотелось.

Неджи привёл сестру в комнату, которая пока значилась его кабинетом, но скоро будет переделана в детскую. Брат уже начал складывать вещи в коробки, одна из них лежала на рабочем столе и то, что было сверху, привлекло внимание Хинаты. Пока брат удобно уселся на кожаный диванчик в углу, она подошла к коробке и выудила фоторамку. Они были такими, Хината хотела сказать молодыми, но на деле, Неджи и его команда, были маленькими. И, пусть тогда им было столько же, сколько Хинате сейчас, только глядя на эту разительную разницу, она поняла, какие они ещё дети в этом возрасте.

Тентен и Ли крепко прижимали к себе Неджи и они все вместе держались за, подделанные под золото, части большого кубка с человечком в боевой стойке на верхушке. На лицах широкие улыбки и несколько синяков. Она тоже была там, и отец, даже совсем мелкая Ханаби, которая всё норовила куда-нибудь сбежать, чёрт, даже грёбанная Нацу там была, отец не хотел отвлекаться от боёв. Хината пытается вспомнить, каким был тогда Хиаши, что он сказал брату, гордился ли он им. Но, ничего не могла припомнить.

Подушечки пальцев мягко касаются троих друзей на фотографии, но взгляд цепляется за что-то яркое на заднем фоне, Хината никогда не присматривалась к людям, который были там, но вот маленький мальчик, примерно её возраста, печально смотрящий в объектив, оказывается центром её внимания. Так же, как высокий, худощавый парень рядом с ним, его тёмно-красные волосы собраны в растрепавшийся хвост, лицо - сплошной синяк, результат встречи в техникой Неджи. Глаза парня смотрят с нескрываемой ненавистью, они налиты кровью, видимо от того, как сильно брат избил его во время финальной схватки. Хината всегда сосредотачивалась на том, что Неджи и команда взяли кубок, забывая, что для этого они должны были кого-то победить.

- Увидела что-то интересное? - спросил Неджи, когда сестра уже долгое время всё пялилась на снимок столетней давности, кажется давно изученный до мельчайших подробностей. А, Хината никак не могла перестать смотреть на этих мальчишек, что-то ей подсказывало, что они вместе, совсем разные, но в то же время, их гнев и печаль были схожи больше, чем Хината походила на своих брата и сестру. Внутри всё похолодело, таких совпадений просто не бывает, только не в реальной жизни. - Хината? - голос Неджи стал громче, испуганный взгляд сестры совсем не вязался со всем, что было до этого.

- Кто этот парень? - так и не справившись с дрожью в голосе, спросила Хината. Неджи подошёл ближе, взял из её холодных рук рамку и присмотрелся к людям на заднем плане.

- Это Нагато, - просто ответил брат, - он был частью команды, с которой мы встретились в финале. Наш бой был вторым, ты же помнишь, что Ли получил травму в полуфинале, - Хината присмотрелась к парню в зелёном костюме, точно, соперник использовал запрещённый приём и Рок Ли повредил ногу, - Тен уже выиграла свой поединок, и если бы я проиграл, то Ли пришлось бы драться, уверен он бы так и сделал, наплевав на себя. Этот Нагато был хорош, чертовски хорош, но я знал, что должен это закончить. И закончил, - Неджи снова посмотрел на поверженного соперника за своей спиной и указал Хинате на спину высокого человека рядом с парнем, было видно, что он уходит, - этот мужчина, он его отец. Помню, как подошёл, чтобы поблагодарить Нагато за бой, поклониться, как положено и стал свидетелем их разговора. Нашего я тоже считал не подарком, но этот…он назвал Нагато позором семьи и так крепко ухватился за его шею, не знаю, - Неджи покачал головой, отгоняя давно забытые воспоминания о дне своего триумфа. - Почему ты спросила?

- Этот мальчик, - Хината указала на ребёнка, сидящего на трибунах, - его ты помнишь?

- Смутно, - признался Неджи, вглядываясь в печальное лицо рыжеволосого парнишки, - он вроде брат Нагато, или ещё кто, всё время болел за него.

- Да, я так и подумала, - отстранённо ответила Хината. Брат положил фото на место и всмотрелся в бледное лицо сестры. Она встретила его взгляд и тяжело вздохнула. - Его зовут Яхико, - начала девушка, - недавно я познакомилась с ним.

- Что?

- Он тоже учится в академии «Акацуки», и с ещё парой ребят, они команда бойцов. Они будут на соревнованиях. Думаю, - Хината усмехнулась, - возможно, он знал, кто я, и думаю, ждёт возможности взять реванш.

- Ты шутишь? - недоверчиво спросил Неджи.

- Наверное, это судьба, - просто ответила Хината. Она никогда не думала об этом, но возможно, только возможно, что ничего в нашей жизни не происходит просто так. Видимо, ей было суждено согласиться на предложение Гая-сенсея, и спасти Ино, чтобы встретить этого странного парня. И, возможно, та их встреча была не последней. Как бы сильно она не старалась от чего-то убежать, это гналось по пятам. Как хорошо, что Хината не любит бегать, - когда придёт время, я буду готова.

***

Наруто поднялся на свой этаж и забарабанил в соседскую дверь. Выстукивая замысловатый, рваный ритм, и продолжал так делать, пока голова сонного Конохамару не высунулась наружу.

- Ты знаешь, который час? - возмутился мелкий парнишка, прожигая его гневным взглядом.

- Нет, а ты? - парировал Наруто, он спал мало, но что-то не понятное, что они все ощутили, пока поддерживали Ино, придало сил, энергия разносилась по венам, так что блондин был полностью готов к очередной авантюре. Даже такой, которая подразумевает двоих маленьких детей и боулинг.

- Ты, что, пришёл чтобы узнать у меня сколько время? - засыпая стоя, спросил Конохамару, ему было лень и дальше отчитывать взрослого товарища, всё что угодно, лишь бы он свалил быстрее и дал ему продолжить сладкий сон.

- Я пришёл, чтобы исполнить три твоих желания, - объявил Наруто. Такое заявление разбудило мелкого Сарутоби. Он принюхался, чтобы понять, не бухой ли Узумаки, осмотрел его зрачки на предмет неестественного расширения, но никаких признаков не заметил. - Во-первых, у тебя будет шанс потусить со мной, во-вторых, увидеть меня в деле, и в-третьих, сходить на свидание с девчонкой твоей мечты.

- Погоди, - замахал на него руками Конохамару, начинающий понимать к чему он ведёт, губы растянулись в широченную улыбку, сон, как рукой сняло, - хочешь сказать, что вы с Хинатой всё устроили? Правда? Как? Нет-нет, погоди, не важно, мне всё равно, главное, - Сарутоби остановился, убедился, что Наруто внимательно его слушает и смотрит прямо в глаза, - у меня сегодня свидание с Ханаби, верно?

- Верно, - усмехнулся Узумаки.

- Ю-ху, да, чёрт возьми, - на весь подъезд раздался довольный вопль Конохамару. Он подпрыгивал на месте, как последний дурак, периодически вскидывая кулак вверх.

- Эй-эй, угомонись, Джадд Нельсон, пока всех соседей тут не собрал.

- Кто? А, не важно, у меня ведь свидание, ты только вдумайся, Узумаки, у меня с-в-и-д-а-н-и-е, с Ханаби, - воодушевлённо повторял Сарутоби, мечтательно улыбаясь, но когда собственные слова дошли до него, то улыбка резко пропала. - Блин, у меня ведь свидание. Что мне делать, Наруто?

- Э-м-м, ну, появиться там? - сбитый с толку такой резкой сменой настроения, ответил блондин. Конохамару начал поддаваться какой-то иррациональной панике, что-то бормотал про себя, и выглядел таким жалким, что Наруто стало его даже жаль. Он бы хотел поделиться с парнишкой своими успехами, но так уж вышло, что сам он никого на свидание не водил, а рассказы про его эквиваленты этого дела, Сарутоби было по возрасту рано слушать. - Всё будет хорошо, расслабься, это всего лишь дружеская встреча. Ты, что уже забыл зачем всё это затеял? Ханаби, дружба и все дела? Да?

- Да, - неуверенно промямлил мелкий.

- Мы будем рядом и поможем тебе, если всё пойдёт совсем плохо, - подбодрил Наруто, но, как оказалось, сделал только хуже.

- Плохо? - взвизгнул Конохамару. - Что значит «плохо»? Что должной пойти плохо, ты что-то знаешь, а ну, говори? - откуда у него взялось столько сил - загадка, но Сарутоби схватил блондина за грудки и прижал к холодной стене подъезда.

- Угомонись, Ребёнок Император, пока я тебе не вдарил, - оттаскивая парнишку от себя, сказал Наруто, - уж на тебя мне хватит одного удара, - многозначительно продолжил блондин. Конохамару забавно наклонил голову, рассматривая друга.

- Я не хочу быть Ребёнком Императором, - надулся Сарутоби, - если ты Сайтама, то значит я, как твой верный ученик, должен быть Геносом, самым симпатичным, - всё разложил по полочкам Конохамару, это его отвлекло от паники.

- Как скажешь, не важно, - поправив ворот толстовки, оранжевой, ответил Наруто, - короче, ты уже решил куда мы должны привести Ханаби? В пять тебя устроит?

- Да, меня всё устроит, - покивал головой внук директора, - пойдём в «Беглого кота», знаешь где это? Это хорошее место? Или мне найти что-то другое? Что-то с менее убогим названием?

- Всё нормально, мелкий, угомонись, я знаю, где это и, как бы это было не прискорбно, это нормальное место, - он похлопал Конохамару по плечу, привлекая внимание, - ты всё прекрасно придумал, и если Ханаби хоть чуть-чуть похожа на свою сестру, то она точно не устоит перед твоим очарованием, этакого сельского дурачка-милашки.

- Всё понял, босс, прямо как у тебя, - не остался в долгу, Сарутоби, а Наруто на это и рассчитывал.

- Не опаздывай, коротышка, - впихивая парня обратно в квартиру, сказал Узумаки и ретировался к себе, пока того не одолел новый приступ паники, по поводу того, что надеть, например.

- Чего такой счастливый? - спросила Мей, когда Наруто прошёл на кухню, всё ещё улыбаясь тому, как смехотворно выглядел паникующий Конохамару. Теруми сидела за столом, что-то заказывая в интернете. Узумаки уже хотел рассказать про мелкого, но его привлекла корзина новоиспечённой подруги.

- Магазин приколов? - удивился блондин. - Тебе сколько лет, женщина, ками, ха-ха, за каким тебе подушки-пердушки и ручка-шокер, а это ещё что такое, - Узумаки уставился на компьютерную мышь, в женских трусиках и с огромной голой грудью, - мне стоит спрашивать, что ты такое удумала?

- Ничего такого, - очаровательно улыбаясь, ответила Мей и нажала на кнопку «экспресс-доставки», - просто, некоторые из моих коллег относятся к работе слишком серьёзно, только и всего, - историю о том, как один конкретный сноб и сухарь посмел попытаться выставить её не компетентной на последнем совещании глав отделов, она умолчала. Месть - это блюдо, которое подают молча, приправляя детскими выходками, и плевать, как это смотрится.

- А, тебя лучше не злить, да? - уточнил Наруто, у которого мурашки по спине побежали от мстительной улыбки, скривившей губы Мей. Теруми только пожала плечами, что ж, блондин не будет отрицать, что «мстительные сиськи» ему нравились больше, чем «ноющие».

- Женщин вообще лучше не злить, если ты ещё не понял, детёныш, - сказала, появившаяся на кухне Кушина, потрепав сына по волосам. - Ты, кажется, выглядишь лучше, чем вчера, разговор с отцом помог?

- Ага, да, очень, - ответил Наруто. Кушина кивала, пока доставала что-то из холодильника, по составу сын не определил сразу, что такое она собирается готовить.

- Это хорошо, - повязывая фартук, объявила мать, взяла большой нож и нацелила его на своего единственного детёныша, - как там твоя девушка?

- Девушка? - оторвалась от экрана Мей. - Какая ещё девушка? О-о-о, у нашего малыша, что, появилась девушка? Милота-то какая.

- Арх, заканчивайте, - чувствуя, что краснеет, забухтел Наруто, - мам, ну, сколько можно, я же сказал, что поговорю, значит поговорю. Но, думаю, что она сюда не ногой, тем более, что я расскажу, какие вы все тут сумасшедшие, - он весь скуксился, сложив руки на груди.

-Ну, не дуйся, - подтолкнув его в плечо ладошкой, решила подмазаться Мей, - мы же любя, да Куши? Как положено, по-семейному.

- Ага, прямо-таки, - не сдавался Наруто.

- Так, милые дамы, вы что опять накинулись на моего сына? - специальным грозным басом, спросил Минато, из спальни услышавший голос Наруто. Блондин благодарно улыбнулся отцу, ему стало легче, когда баланс полов был восстановлен.

- И, что это ещё такое? - с прищуром поинтересовалась Кушина. - Какая-то мужская коалиция, или как? - Теруми поулюлюкала, как одна их тех подпевал в компании, которые всегда нагнетают проблемы.

- Именно так, - смело ответил Минато, зная, что уж перед его обворожительной улыбкой жена не устоит, как бы не хорохорилась. Кушина старалась сохранить лицо, но блондин ещё чуть приподнял уголки губ, голубые глаза заблестели безграничной любовью и она растаяла, как глупая школьница.

- Нихрена себе, - прошептала Мей мелкому блондину, поражённо наблюдая за происходящим, - вот это я понимаю - заклинатель женщин, даже я готова отдать ему все свои туфли и сумочки, и даже пин-код от карты.

- Чё? - не въехал Узумаки, зачем это его отцу сумки и туфли. Теруми закатила на него глаза.

- Маленький ты ещё, чтобы я озвучила, что подразумеваю под этим, - она многозначительно подвигала бровями. Наруто призадумался, осмотрел выдающуюся фигуру женщины и похабно ухмыльнулся, за что тут же схлопотал подзатыльник от матери.

- Лады, это я заслужил, - признал парень.

- Ой, сын, - спохватился Минато, - мама писала, что они постараются к десятому числу приехать, - Наруто совсем не понял, о чём это отец, но потом осознал, что уже незаметно подкрался октябрь.

- Дед и баа-чан приедут ко мне на день рождения? Круто, - ответил блондин, - давно они уже в своём, эм, каком там по счёту медовом месяце? Старые извращенцы. Это я любя, любя, - заранее прикрывая голову от новых нападок Кушины, выпалил Узумаки.

- Ты вообще уже думал об этом, планы есть? - вместо этого спросила мать. Наруто призадумался, всё как-то так завертелось, что и думать забыл про этот день, поэтому просто неуверенно пожал плечами. - Как так? Это ведь твоё восемнадцатилетие, серьёзная дата. Хочешь собрать всех друзей, тусить всю ночь и все дела? Это должен быть незабываемый день.

- Правда? - спросил Минато, с совершенно подозрительным невинным видом. - И, как прошло твоё восемнадцатилетие? - Наруто посмотрел на мать в ожидании ответа, Кушина надула щёки с улыбкой глядя на мужа, блондин сразу понял, что она гордиться отцом, только не понял почему.

- Ну, - начала Узумаки, - я так нажралась, что мало что помню, доволен?

- Вполне, - посылая жене воздушный поцелуй, ответил Минато.

- Но, знаешь что, - Кушина снова посмотрела на сына, - уверенна, что если бы что-то помнила, то это было бы незабываемо, вот так, - Наруто и Мей рассмеялись, пользуясь этим, рыжая Узумаки поймала взгляд мужа, одними губами обещая, что и как сделает с ним, как только они окажутся одни, и ничего общего с наказанием это не имело. Ну, только если вы не любите такое. - Так что? Уверенна мы можем взять не много денег из твоего фонда «на колледж» и снять клуб, или что там молодежь сейчас делает, когда празднует свои днюхи, - стараясь выглядеть современной, сказала Кушина.

Наруто осмотрел всех присутствующих, обдумывая предложение матери. Он любил своих друзей, но вместо громкой музыки и душного помещения, ему хотелось ещё больше того, что было сейчас. Кухня, семья.

- Переживут, - твёрдо заявил блондин, - отпраздную с друзьями потом, а сейчас я не против тихого семейного ужина, тем более, что дед и баа-чан будут тут, а мы давно не виделись, - он ещё подумал о людях, которых хотел бы увидеть в этот день и слегка замялся, это не укрылось от присутствующих, - ну, я подумал, что мелкого гнома тоже можно позвать, Конохамару, мам, Конохамару, - пояснил Наруто, когда мать вызывающе на него уставилась. - И, это, ну, кхм, я наверное, - он вздохнул, - короче, я ещё приглашу Хинату, довольны? Если после встречи с вами она всё ещё останется моей девушкой.
***

Саске вообще не понял, как оказался втянут во всё это, чем бы оно ни было. У него полно своих проблем, а тот шпионский детский сад, который привнесли в его комнату Хината и Наруто, был совсем не кстати. Сакура вела себя странно, что не удивительно, наверное, учитывая случившееся с Ино, но после сегодняшнего утра, все будто пришли к некоей приемлемой норме, все, кроме Сакуры. И, они не поговорили про их первый раз, да они вообще ни о чём не говорили. Но, вот он сидит на полу в своей комнате и слушает план Хинаты по «эвакуации Ханаби с вражеской территории».

- Ты вообще слушаешь, что я говорю? - больно ткнув ему в ногу, в мягкую часть бедра, палец, возмутилась Хьюга. Учиха скривился, потирая место тычка, и чего это спрашивается, все кому не лень его тышкают, как котёнка какого-то несмышлёного. Наруто поржал, чем вынудил Саске нахмуриться ещё сильнее.

- Слушаю, - с тяжёлым вздохом, ответил брюнет, - фаза первая: ты говоришь Ханаби, что у тебя есть план, как вытащить её из дома; фаза вторая: ты отвлекаешь Хиаши, пока мы с Наруто помогает ей перелезть через забор, я с вашей стороны, Наруто с моей; фаза третья, кстати моя любимая, вы все отсюда валите. Довольна?

- Выпендрёжник, - только ответила ему Хината. - Ладно, за дело, - поднимаясь с мягкого ковра в комнате Саске-зануды, объявила Хьюга. Она могла бы обойтись и без лишнего звена в лице друга, но он выглядел таким непомерно загруженным, что подумалось, а вдруг такая нелепая детская шалость поможет ему, ну, развеяться что ли. Пока не помогало, но Хината не собиралась терять надежду так быстро. - Подберите сопли, девочки мои, у нас важная миссия, которую нельзя запороть.

- Оно, что, пыталась подрожать доктору Коксу? - спросил Наруто у Саске.

- Точно, это её любимое занятие, - ответил брюнет, - ну, в перерывах между вот такой вот хренью.

- «Вы знаете, как я не люблю хвастаться…»

- О, нет, - простонал Учиха, - сейчас будет очередная цитата. - Хината его полностью проигнорировала.

- «Но я... ну просто реально круче всех!», - закончила Хьюга. Хлопнула в ладоши и скрылась за раздвинутыми сёдзи. - Фаза первая, девочки мои!

- Люблю её такой, - усмехнулся Узумаки, едва ли отдавая отчёт тому, что говорит.

***

Ханаби, в отсутствии Нацу, всеми силами хотела показать отцу, что уже взрослая и что ей не нужен постоянный присмотр, поэтому сама корпела над учебниками, изучая то, что нужно, что не нужно и вообще всё, что подворачивалось под руку. Вот и сейчас она зарылась носом в книгу с интригующим названием «Измерения в радиоэлектронике». Понять о чём она читает, Ханаби не могла, но честно продолжала это делать, надеясь, что хоть какие-то крупицы отложатся и всплывут на поверхность, когда это будет необходимо.

- П-с, п-с, - Ханаби вылезла из книги, ей показалось, что услышала какой-то странный шум, но вроде всё было тихо. Обернулась на дверь, но там было пусто. Младшая Хьюга покачала головой и снова собралась нырнуть в книгу, - п-с, я здесь, внизу, - раздалось совсем близко. Девочка перевела взгляд на пол и увидела свою старшую сестру. Хината сидела на четвереньках рядом со столом сестры, стараясь как можно ниже наклониться. Ханаби посидела с открытым ртом.

- Нет, - наконец, приняла решение младшая, - не хочу знать, что всё это значит.

- Брось, - выхватывая книгу из рук сестры, возмутилась Хината, она бросила взгляд на обложку и фыркнув бросила учебник куда подальше, - потом узнаешь для чего нужны осциллографы, а сейчас мы должны пойти развлечься. Пока с тебя песок не посыпался.

- Что? Осци-что? - тупо уставилась на старшую Ханаби.

- А, ну, или анализаторы спектра, не знаю, про что ты там именно читала, да это и не важно, - отмахнулась Хината, что было не так уж легко сделать, когда ползаешь по полу. - Не отвлекайся от главного. Слушай внимательно, ты одеваешься, принаряжаешься и мы идём гулять, ты, я и Наруто, но перед этим мы должны пройти мимо отца, но я уже всё продумала. Я беру его на себя, а ты тем временем переждёшь у Саске. Всё ясно? Хорошо, у тебя пятнадцать минут. Время пошло, - Хината поползла в обратную сторону.

- Что? Погоди, что? - донеслось до неё возмущение Ханаби. Старшая тяжело вздохнула, выполнение приказов у этих салаг страдает. - Мне некогда заниматься всякой ерундой, у меня тут эти осци-хрени, о которых я ничего не знаю и вообще, что тебе вдруг в голову взбрело? Ерунда какая-то.

Хината поднялась на ноги, отряхнула невидимые пылинки с одежды и подошла к сестре. Ханаби пыталась найти страницу в учебнике, на которой остановилась. Старшая забрала книгу, снова, но на этот раз мягко и присела на край стола.

- Ханаби, ты никого не подведёшь, если позволишь себе расслабиться, хотя бы на пару часов, - спокойно сказала Хината, ловя растерянный взгляд сестры. - Думаешь, отец не знает, как ты стараешься? Конечно знает, и гордится тобой, чего уж греха таить, все мы знаем, кто его любимица, - она щёлкнула младшую по носу, Ханаби скривилась, но робкая улыбка почти расцвела на дрогнувших губах. - Но, это не значит, что ему приятно видеть, как ты зарылась тут и сидишь одна, от этого он не становится счастливее, уж поверь мне, - было видно, что она уже сдаётся.

- Ладно, - нехотя ответила Ханаби, - но, почему тогда мы должны уходить из дома вот так? Почему бы мне просто не сказать отцу куда я пошла? - Хината отмахнулась от неё, как от дурочки малолетней.

- Не пори горячку, не можешь и всё тут, так не интересно, - сказала Хината, пока младшая не испортила весь, чётко продуманный, план. - Пятнадцать минут, - повторила сестра, постучав по воображаемым часам на запястье.

***

- Ты как вообще, всё путём? - спросил Наруто, когда Саске в очередной раз посмотрел на свой телефон и недовольно засунул его обратно в карман брюк. Они притаились за забором со стороны Учиха и ждали, когда пройдут положенные на первую фазу двадцать минут. - Не-то чтобы я заметил, что ты хмурее обычного, но просто любопытно, типа как жизнь и всё такое, а так-то мне пофиг. Чисто разговор поддержать, - непринуждённо пожал плечами Наруто, чтобы Саске не решил будто он, как девчонка какая, переживает за него.

- Хм, не уверен, что есть такое слово - «хмурее», - ответил Саске. Наруто закатил глаза и продолжил наблюдение за домом Хьюга, - но я понял, что ты имел ввиду. И, мой ответ - не знаю, - с тяжёлым вздохом, закончил брюнет. Узумаки не стал его торопить, а Саске прислушался к себе, хочет ли он поделиться, или ему привычнее стойко, то есть молча, перенести эту странную стадию жизни. - Дело в Сакуре, - наконец выдал Учиха.

- Девчонки, - поддержал Наруто, - дело всегда в них, да?

- Это точно.

- Так, что не так с Сакурой, ну, помимо очевидного, - попытался пошутить Наруто. Он как-то забыл, что так и не нашёл времени, чтобы разобраться в своих новых чувствах к ней, точнее в их отсутствии, или нет, блондин запутался. Он, кажется, прекрасно без неё обходился, но вдруг стал не уверен в том, что хочет услышать, что там у них с Саске. Учиха и сам не знал, как много друзья-парни друг другу рассказывают, Хинате бы он выложил всё, как есть, тем более, что дело касается такой деликатной темы, а вот Узумаки?

- Она стала не много отстранённой, кхм, со вчерашнего дня, наверное, - он и сам понял, как жалко звучит, - не знаю, просто что-то сильно поменялось, и это меня беспокоит, - удивительно, но Наруто не стал над ним смеяться, а попытался честно подумать об этом.

- Наверное, это из-за Ино, как думаешь?

- Думал, что так, но с остальными ведь нет такого, разве Хината не заставила нас участвовать в этой смехотворной операции, чтобы устроить сестре секретное свидание? - выдал Саске. - Так почему же Сакура не может прийти в норму? Это заставляет думать, что дело во мне.

- Почему? - удивился блондин. - В ваших отношениях что-то изменилось? - он спросил это непринуждённо, но смотрел на дом Хинаты, очень надеясь, что она появится и спасёт его от необходимости слушать Саске. Узумаки был уверен, что пережил это, ну, каким-то волшебных образом, совершенно не касаясь вопроса с заглавием «Сакура Харуно», оказалось, что так это не работает.

- Мы стали, - брюнет запнулся, отводя глаза, - ближе, - странно выделяя одно это слово, продолжил парень, - так я думал, во всяком случае, но теперь вот получается, что скорее отдалились.

- Ближе? - усмехнулся Наруто, но вышло, как сигнал о помощи, и всё равно слова вырвались раньше, чем он обдумал их конкретное значение. - Ты про секс что ли? - по сердцу царапнуло. Больнее, чем он думал, когтистая лапа правды не пожалела силы. И, вроде должно быть плевать, Сакура уже оказалась от него так далеко, как не была никогда, но глупым чувствам этого было не объяснить. Саске собрался что-то сказать…

- ОТЕЦ! ВОТ ТЫ ГДЕ! - преувеличено громко прокричала Хината откуда-то из своего дома. Наруто вздрогнул и отвлёкся, Хьюга спасла его от чего-то неконтролируемого, стихийного. Руки всё ещё дрожали и сердце стучало в висках, ядовитые картинки с друзьями в главной роли атаковали мозг, который он не успел приготовить к подобным новостям.

- Фаза вторая, - сказал Наруто, просто для того, чтобы Саске перелез через соседский забор и он больше не мог его видеть.

***

Хиаши замер посреди коридора перепуганный криком старшей дочери. Он просто шёл спросить Ханаби не хочет ли она поужинать, а то итак весь день просидела за книгами, он совсем забыл про их разговор с Хинатой сегодня утром и потерял счёт времени. Но, этот выпад старшей можно было считать за условный сигнал.

- Да, я здесь, всё хорошо? - спокойно спросил Хиаши. Хината неуверенно почесала подбородок, это она как-то не продумала.

- Хорошо? - переспросила она, будто соображает, что это может означать. Хиаши кивнул. - А, ну, да, всё хорошо. У тебя, надеюсь, тоже всё хорошо?

- Не жалуюсь, спасибо, что спросила, - улыбаясь своей особенной, туманной улыбкой, ответил отец. Хината заглянула ему за спину и увидела младшую сестру, крадущуюся к её комнате, ко всему прочему, они условились, что Ханаби покинет дом именно оттуда. Хиаши хотел посмотреть в ту же сторону, чтобы узнать, на что смотрит дочь. Младшая это заметила и запаниковала.

- А-А-А, - крикнула Хината, протягивая руку к отцу. Хиаши вздрогнул и забыл, что хотел сделать, - так, говоришь, всё хорошо?

- Меня начинает беспокоить, что с тобой не всё так хорошо, как ты говоришь, - нервно усмехнувшись, произнёс Хиаши. Хината снова посмотрела ему за спину, чтобы убедиться, что сестра воспользовалась этой заминкой и ускользнула. Там было пусто, хороший знак. Брюнетка расслабилась и облегчённо выдохнула, расслабляя плечи и спину. Хиаши снова усмехнулся. - План сработал? - спросил он.

- Да, спасибо, - доложила Хината.

- Мне было не сложно, - сказал отец, - хотя я не до конца понимаю, почему вы не могли просто пойти гулять, без всего этого представления?

- Ах, да потому что это скучно, - в который раз, пояснила старшая дочь, - и, потому что нет ничего прикольнее, чем сбежать из дома без разрешения отца, тем более, для дочери, можешь взять себе на заметку.

- Непременно, - ответил Хиаши, пропуская Хинату, чтобы она тоже могла покинуть дом «без разрешения», - Хината, - окликнул он её, когда девушка почти скрылась из виду. Брюнетка повернулась к отцу, - не задерживайтесь сильно, и, - он замялся, но снова поднял глаза на дочь, - повеселитесь там.

- Обязательно, - улыбнулась Хината, - спасибо, пап. Не скучай, - последними скрылись её тонкие пальцы, которые всё ещё продолжали махать ему на прощание.

***

- Ладно, признаю, - сказала Ханаби, когда Хината объявилась в комнате Саске, точнее в их «оперативном штабе» на время операции, - было весело. А, ещё страшно, думала отец меня спалит, - улыбаясь, сообщила всем младшая Хьюга. - Ты прямо «мастер» отвлечения, - саркастично заметила она сестре.

- Именно так, - не смущаясь, заявила Хината. Конечно, она отпросилась у отца ещё утром, пока они обрабатывали её руки, она же ответственный ребёнок, но Ханаби знать это совсем не обязательно. Волки и овцы и вся прочая скотина, как говорится. - Точно не хочешь с нами? - спросила она у Саске, который стал каким-то совсем серым и хмурым, даже в сравнении с тем, что было, когда она их оставила.

- Нет, спасибо, - он всё же нашёл силы улыбнуться.

- Ну, ладно, - Хината решила, что займётся этой проблемой позже. - Готовы покатать шары? - слишком эмоционально спросила она у Наруто и Ханаби. Узумаки покачал головой, а вот…

- Чего? - крикнула Ханаби. - Издеваешься? Твоё невероятное приключение - это боулинг? Ты же знаешь, что я его ненавижу, дурацкий вид спорта.

- Поверь, в этот раз тебе всё понравится.

- Ты же понимаешь, что я буду невыносимой весь вечер? - уточнила сестра. Хината покивала, но это не было проблемой, ведь скоро вся эта вредная девчонка будет чужой проблемой и сможет быть невыносимой сколько душа пожелает.

- Переживу.

- Пойдём уже, или как? - встрял Наруто, которому не терпелось покинуть комнату Саске и оставить здесь самого себя, этого нового себя, который подозрительно был похож на старого и совсем ему не нравился. Обстановка давила, а блондин хотел вернуться к лёгкости, возлагая надежды на общество своей девушки и двух малолеток, судя по всему, Конохамару конкретно встрял, учитывая характер Ханаби, так что это должно быть интересно. И, чертовски весело.

- Да, идём, - Хината бросила ещё один взгляд на Саске, помахала ему и вся компания удалилась, оставив самого хмурого парня во всей Конохе, хмуриться ещё сильнее.

***

Чем дальше они были от комнаты Саске, тем привычнее начинал себя чувствовать Наруто, так что к концу пути он уже пришёл в себя и был готов развлечься, а не париться о том, что и с кем делает Сакура. Тем более, что было на кого отвлечься, сестры Хьюга интересовали его куда больше, чем странная Харуно, которую переклинило после секса с Саске. С его девушками так не бывало, так что да, это совсем не его дело.

Девчонки шли впереди, улица была узкой, так что они никак не могли идти все вместе, чтобы не нарываться каждый раз на недовольных прохожих, которых было слишком уж много для субботнего вечера, тем более тех, кто шёл от главных развлечений района, а не к ним.

Наруто отвлекался тем, что рассматривал их, и чем дольше смотрел, тем больше поражался тому, как они не похожи. Ханаби была чуть пониже ростом, с короткой стрижкой и всё время в поисках себя, то она становилась забавным ребёнком, которому всё любопытно, то притворялась взрослой и так становилась похожей на своего отца. Даже её нелепый наряд словно ни в чём не мог определиться, с виду приличный, ярко-жёлтая блузка с забавными рюшками на плечах, удлинённые из чёрной кожи шорты с поясом, из-под которых выглядывали такие же чёрные леггинсы. Можно принять за взрослую, но в волосах запутались огромные заколки с плюшевыми животными, а на ногах были высокие кроссовки в неоновую расцветку с разноцветными шнурками, они переливались всеми цветами радуги. От этого, идущая рядом Хината, плавная и грациозная, сама едва понимающая, что она именно такая, смотрелась совсем чужеродной. Её длинный бежевый вязаный свитер с высоким воротом напоминал платье и практически прикрывал зад, а сдержанные обтягивающие брюки подчёркивали только стройность ног и ничего больше. Высокие ботинки были в одной цветовой гамме, так что по сравнению с обычным своим видом, Хината могла показаться скучной, но то, как она себя несла, плавная, как вода, с разлетающимися распущенными волосами, заставляло задерживать на ней взгляд, и не только блондина, плетущегося позади.

Звук разбивающихся кеглей они услышали ещё до того, как увидели «Беглого кота» внутри. Наруто припомнил, что был здесь несколько лет назад на свой двенадцатый или тринадцатый день рождения. С тех пор ничего не изменилось. Кажется, даже мужик, который выдаёт обувь, сидит в той же самой позе и на том же самом месте. Он ещё в прошлый раз напомнил Наруто Игги Попа на минималках, с этими длинными сальными волосами, крупным носом и глубокими морщинами. Мужик читал выпуск журнала «Пентхаус» за ноябрь 1980-го года, Наруто осмотрелся, всюду сновали маленькие дети со своими родителями, пока он тут спокойно всем демонстрировал сексуальную красотку в мехах.

- Боулинг - идеален для семейного времяпрепровождения, - сказал блондин сам себе, продвигаясь дальше, вслед за девчонками. Вообще-то, «Кот» был приличным местом, ярким и светлым, несмотря на то, что своими диванами с разноцветными спинками, цветными абажурами на лампах и овальными столиками, напоминал какой-нибудь салон красоты из замшелого американского района. Что блондину всегда нравилось, так это картины в стиле фильма «Стена», снятого по альбому «Пинк Флойд». Они шли вдоль всей стены, над каждым углублением, где стояли кегли: счастливые люди, большой кот, страйк, катящийся шар, что-то в этом было.

Хината и Ханаби уже заняли один из наполовину цветастых, наполовину кожаных диванов, выбрав тот, что был ближе к краю, сиреневый. Над ними светила зелёная лампочки и кажется, младшая Хьюга чувствовала себя, в этом цветном безобразии, как рыба в воде. Хината всё время осматривалась кругом, искала последнего участника их маленькой команды. Но того нигде не было видно.

- Пфф, - сдалась Хьюга, смотря на Наруто, - сходишь за обувью? Пару 21,5 и одну 23 размера? А, я пока, это, осмотрюсь, - подмигивая, сообщила брюнетка. Узумаки посчитал это смешным, но решил воздержаться от комментариев. Он снова вернулся к Игги и его «Пентхаусу».

- 21, 5, 23 и 30, - произнёс он. Игги начал шевелиться, а Наруто отстукивал ритм по длинной стойке и осматривался кругом. Хината совсем-совсем не выглядела подозрительно, пока ходила туда-сюда вытягивая шею, чтобы лучше видеть входящих и выходящих людей. Ханаби воспользовалась свободой и что-то делала в своем телефоне.

- Прошу, - мужик стукнул о стойку тремя парами ботинок. Узумаки посмотрел на них, а потом снова на мужика и многозначительно выгнул бровь. Игги сделал вид, что не понял, но блондин не сдавался.

- Брось, просто сделай это и сможешь вернуться к своей мисс Ноябрь, - сказал ему Наруто. Мужик вздохнул, но всё же достал из-под стойки антисептик и тщательно опрыскал обувь, создавая вокруг непроницаемое белое облако. - Совсем не сложно ведь, правда? - Игги только невнятно хмыкнул и вернулся за свой стул. Наруто обернулся, чтобы уйти, но тут же налетел на кого-то, притаившегося за спиной. Ёжик тёмных волос и пронзительный взгляд тёмно-синих глаз подсказали, что это мелкий гном, которого они ждут. - А, я уже решил, что ты струсил и не появишься, - поддел его блондин.

- Очень смешно, - огрызнулся Конохамару. Наруто посмотрел на него и просто потерял дар речи. Теперь идея с тем, что парнишка справиться сам, показалась до одури нелепой, конечно, он, как старший товарищ, просто обязал был за всем проследить. Узумаки ощутил, как дёрнулся его глаз, силой заставил себя дышать ровно.

- На тебе что, - блондин едва не ударил себя грязными подошвами ношенной обуви, которую крепко сжимал в руках, - грёбанный галстук? - последнее слово он прошептал, как будто это было грязное ругательство. - Ты как вообще до такого додумался? И, - Наруто принюхался, чуть склонившись к Конохамару, - чёрт, что это за вонь? Ты, что наступил в дерьмо по пути сюда?

- Это туалетная вода, - продолжая нервно теребить галстук, который к тому же неправильно завязал, так что одна сторона была на километр длиннее другой, снова огрызнулся Сарутоби.

- Ага, я так и понял, что она из сортира, - не стушевался Узумаки, - какая жесть, пошли давай, - он начал активно толкать мелкого парня в сторону местных туалетов, вода оттуда им совсем не помешает.

- Куда ты меня толкаешь? Ханаби вон там, - пытаясь убежать, заголосил Конохамару, в тщетной попытке обойти Наруто стороной, но блондин перекрывал ему все зоны. Может он и считал всю эту затею той ещё херотенью, но всё равно не позволит пацану так опозориться.

- Ага, знаю, и ты к ней, в таком виде, на пушечный выстрел не подойдёшь, - грозно ответил Наруто.

В мужском туалете было, на удивление, чисто, блондин принял это за хороший знак. Скинул обувь для боулинга на высокий подоконник, почти под самым потолком, стянул с Конохамару галстук, дебильную белую рубашку в мелкую полоску, даже простую футболку, которую тот одел под низ, и когда парень остался полуголым, хорошенько обтёр его холодной водой из-под крана. Сарутоби верещал, жаловался, но продолжал стоять, боясь, что Наруто может обидеться и бросит его в таком положении. Узумаки уже ничто не казалось странным, даже то, что после этого, он начал обнюхивать друга.

- Сойдёт, - решил он, когда аромат загадочной туалетной воды стал едва различим. Блондин вытер парня комком из туалетной бумаги, натянул на него футболку и вернул рубашку, закатал рукава и оставил её расстёгнутой, галстук полетел в мусорку.

- Эй, это деда, - с плаксивыми нотками в голосе, доложил Конохамару.

- Очень жаль, - ответил ему Наруто, которому, само собой, было совсем не жаль. Ясные голубые глаза просканировали парня, убедились, что всё вполне прилично. Узумаки покивал сам себе, гордясь проделанной работой, всучил ему самые маленькие ботинки и они вместе пошли искать девчонок, которые их уже потеряли.

***

Хината первая их заметила, удивившись тому, как…помято выглядел Конохамару, но быстро отвлеклась на скучающую Ханаби, что-то сейчас будет и старшей Хьюга захотелось быть в этот момент как можно дальше.

- Эй, смотрите кого я нашёл, в-о-о-о-о-т это совпадение, - весело и громко произнёс Наруто, подталкивая перепуганного Сарутоби вперёд. Время будто замерло, Хинате казалось, что она видит в мельчайших подробностях, как сестра отрывается от телефона, как медленно поворачивает голову, как расширяются её глаза, и меняется выражение лица, от шока к чему-то похожему на радость, а от неё к не скрываемому гневу.

- Ты это всё подстроила, - зашипела на сестру Ханаби, припечатав ту к дивану. Хината пилькала глазами и глупо улыбалась, решив, что если сойдёт за дурочку, то ей всё простится. - Предательница, больше никогда не буду с тобой разговаривать, и вообще, я ухожу домой, а ты можешь сама тут развлекаться с этим своим «милашкой», - девчонка дёрнулась, чтобы уйти и тут же налетела на одноклассника. Конохамару на автомате поймал её и дети замерли, будто испугались чего-то.

- П-привет, Ханаби, - первым вышел из ступора Сарутоби. Хьюга всегда казалась ему такой далёкой, слишком умной и взрослой для него, но сейчас, когда она стояла рядом, такая маленькая и совсем худая, обволакивая его ароматом цветов и ванили, Конохамару уже не мог заставить себя позволить девчонке оказаться далеко. - П-прости, это я всё подстроил, Хината тут совсем не при чём, мне просто очень хотелось…по-подружиться с тобой.

- Что? - дрогнувшим голосом спросила Ханаби, совсем растерявшая свою злость. Она понятия не имела, как Хината это делает, как приблизила к себе столько замечательных ребят и перестала бояться всего, всех. Как она исправила их семью, младшая ни на секунду не сомневалась, что всё это сделала именно она. И, Ханаби очень хотела стать похожей на старшую сестру, именно сейчас, когда парень, который ей давно нравился, предлагал свою дружбу. Хьюга хотела просто шагнуть, не переживая о ерунде, вроде учебников. Хотела показать Конохамару какая она на самом деле, наплевав на последствия.

- Мне правда жаль, не уходи, - совсем тихо, начал Сарутоби, - вина моя, вот я и уйду, а ты просто проведи время хорошо, я только этого и хотел. Стоило просто сделать всё правильно, - он хотел сохранить лицо, не показывать, как ему больно и уж тем более, не собирался реветь перед девушкой, которая ему нравится. Поэтому Конохамару врубил «режим Узумаки» на максимум, растянул губы в ужасной, фальшивой улыбке, зарылся пальцами в волосы на затылке и собирался сбежать, пока не поздно. Но, уйти ему не удалось, маленькая ручка с невероятной силой вцепилась в его рубашку. - А?

- Нет, - покачала головой Ханаби, да так сильно, что плюшевые заколки чуть не сорвались, - это ты меня прости. Я повела себя очень грубо. Не уходи, оставайся, я н-не против, чтобы ты остался, я даже буду рада, если ты…останешься.

- Никак не могу решить, - прошептал Наруто на ухо Хинате, - это выглядит убого или мило, - девушка улыбнулась, но всё равно треснула его по ноге. Узумаки сидел на подлокотнике дивана, практически навалившись на Хинату, так что достать до него было совсем не сложно.

- Конечно мило, - ответила ему Хьюга, наблюдая, как на её глазах возникает новая связь, может это будет крепкая дружба, а может они когда-нибудь будут рассказывать эту историю внукам, совсем не важно, Хината не сомневалась лишь в том, что это не пройдёт бесследно, не оборвётся резко, без объяснения причин. И, это осознание трепыхалось тёплым огоньком где-то в самой глубине её сердца.

- Не знал, что ты такой романтик, - поддел брюнетку Наруто. Его словоохотливость заставила девушку улыбаться, она довольно быстро раскусила, что Узумаки заполняет образовавшуюся тишину своим трёпом только потому, что сам боится прослыть романтиком.

- Зато я всегда догадывалась, что ты такой, - Хината сказала это не глядя на него, но Наруто всё равно не смог сдержать улыбки.

- Никогда бы не подумал, - сказал блондин, целуя её в макушку, - что мне это понравиться, не быть для кого-то загадкой, - он не стал развивать свою мысль, но провёл параллель между собой с Хинатой и своими родителями. Те, кажется, тоже знают друг друга вдоль и поперёк, могут угадывать настроения друг друга, и движутся так, чтобы их траектории всегда пересекаются. Наруто чётко видел тоже самое в его отношениях с Хинатой, только никак не мог понять, как такое возможно между двумя друзьями.

Хьюга хочет что-то сказать, что-нибудь смешное, разрядить обстановку, но повернуться к нему было большой ошибкой. В голубых глазах отражается что-то новое, неизвестное. Оно манит к себе и до чёртиков пугает, но Хината блуждает в этой небесной синеве, словно так сможет найти все ответы. Ответы, которые боится услышать. Наруто теряет нить начатого разговора и хмуриться, атмосфера раскалена, а они всё ещё одеты и не сделали никаких пошлых намёков друг другу. Собственные мысли ступают на шаткую почву, но он бы соврал, если бы сказал, что не наслаждается видом растерянной и заворожённой Хинаты. Узумаки ощущает себя центром её вселенной. Так приятно. Хочется закрепить это чем-то существенным и он накланяется, так мучительно медленно…

- Ну, и? Как в это вообще играть? - голос Ханаби разрушает момент. Мысли Наруто и Хинаты расходятся в разные стороны, впервые за вечер, он сожалеет, что не поцеловал, а она благодарна. Оба смотрят на Ханаби, которая во все стороны крутит тяжёлый розовый шар, словно собирается швырнуть его во врага, а не по дорожке.

- «Смоки, тут не Вьетнам, это — боулинг, здесь есть правила», - говорит ей Хината. Узумаки закатывает глаза, как-то слишком саркастично. - Что? - не понимает девушка.

- Так банально, Хьюга, я разочарован, - качает головой блондин, отходя от девушки, чтобы переобуться. Хината фыркает, снимая обувь, - нет, ну, правда, цитировать «Большого Лебовски» в боулинге, как по мне, это первый признак дурного тона.

- Да, что ты, - совсем не поражённая его наездом, протянула Хината, - можешь лучше? - с вызовом спросила Хьюга, поднимаясь с дивана.

- «Да пребудет с нами великая вилка!», - выкрикнул Наруто, привлекая внимание других игроков.

- Это не считается, - почти так же громко, крикнула Хината, - при чём тут вообще боулинг?

- Э-э, прости, а головы в шаре для боулинга тебе, что, мало?

- Во-первых, это была не голова, а череп, а во-вторых, Боулер им преступников мочила, а не в боулинг играла, чувак, ну, серьёзно, это же была голова её отца, о-т-ц-а.

- Ничего не знаю, шар был для боулинга, а значит это подходит, если бы у неё голова была в глобусе, или магическом шаре, тогда да, а так извини-подвинься, - они стояли напротив друг друга и с пеной у рта доказывали кто прав, а кто идиотина последняя.

- У них всё время так? - поражённо спросил Конохамару.

- Как не справедливо, что чем старше становятся люди, тем больше теряют рассудок, - философски заметила Ханаби, покачивая головой. - Покажешь мне, как это делается? - быстро переключилась девчонка, потеряв интерес к сестре и её парню, когда Хината использовала свой козырь и сказала что-то вроде «круглый, в нём три дырки и ты суёшь туда пальцы».

- Конечно, - просиял Сарутоби, - это проще, чем кажется, - уверенно заявил парнишка, но быстро задумался, - хотя, вообще-то, это именно так просто, как кажется.

***

- Тройной страйк! - проревел Узумаки, хвастаясь своими «банками», хорошо ещё не бил себя кулаками в грудь, подумала Хината, но как-то очень вяло, всё же приходилось признаваться, самой себе, что парню есть чем похвастаться. Помимо отличной игры в боулинг. - И, Хи-Мен снова на высоте. Давай, Вудпекер, твоя очередь, - бросил Наруто в сторону Конохамару, который всё ещё дулся на то, как его вписали в список игроков.

- Дурацкий Узумаки и его дурацкая идея всех назвать, как героев дурацких древних мультиков, - бормотал он про себя, пока шёл к дорожке и своему синему шару.

- Прости, я не расслышал, ты что-то сказал? - приложив ладонь к уху, переспросил Наруто, откровенно издеваясь. Сарутоби прожёг его яростным взглядом, но всю злость выместил на кеглях, который попадали с оглушительным шумом, все, ни одна не осталась стоять. - Воу-воу, а Вуди-то хорош, - Конохамару хотел снова рассердиться, но Ханаби улыбалась ему, а ещё до этого сказала, что всегда любила этого глупого дятла, поэтому парень пересилил себя и…рассмеялся. Как и полагается Вуди Вудпекеру. - Другое дело, чёрт возьми, - расхохотался Наруто и протянул ладонь, чтобы Сарутоби отбил «пять», что друг и сделал. - Вперёд, Солнышко Гамми, покажи чему научилась, - подбодрил блондин Ханаби, чья очередь наступала.

Девчонка тяжело вздохнула и поплелась к дорожке. Рядом с именем «Солнышко Гамми» на экране плоского телевизора, который висел над их головами, значилась позорная цифра - 3, именно столько кеглей она смогла сбить за четыре броска, словом, дурацкий боулинг никак не хотел становиться её любимым занятием.

- Давай, Ханаби, в этот раз всё получится, - поддержала сестру Хината. Она сидела на сиреневом пуфе рядом с маленькими экранчиками и вписывала результаты, когда сама не бросала. Весь их стол уже был полон пустых тарелок из-под чипсов и ярких обёрток от бургеров. Парни платили, так что Королева Обжор старалась. Девушка потянулась к своему стакану с соком, сунула в рот трубочку и сделала большой глоток. Наруто залип на том, как с тихим «чмок», трубочка выскочила из плена пухлых губ Хинаты и смог отвлечься только когда шар младшей Хьюга прокатился по желобу.

- Почти, - заметил Конохамару, Ханаби только фыркнула, ей показалось, что в этот раз было ещё дальше от цели, чем в предыдущие. Наруто и Хината затаили дыхание, ожидая, что Сарутоби перейдёт от слов к действиям. Парень прочистил горло, поднёс девчонке розовый шар. - Ты просто примерься к разметке на дорожке, - сказал паренёк и…развернул её, взявшись за талию. Двое за их спинами стукнулись кулачками. - Это вон те маленькие треугольнички, видишь?

- Вижу, - смущаясь, ответила Ханаби. Как по заказу, музыка сменилась на весёлую Конни Фрэнсис, которая своим пронзительным голоском, жаловалась на «Глупого Купидона». Хината повернулась к Наруто, улыбаясь и одними губами подпевала старой песенке. Он сам не понял, как его рука сжала её ладошку, но так было спокойнее, словно только он мешал Хинате испариться, бросить его одного посреди этого странного места вне времени. - Ах, - задохнулась Ханаби, все посмотрели в её сторону. Стоять остались только три кегли. - Получилось, Конохамару! - обрадовалась девчонка, повиснув на шее у ошарашенного, но чертовски довольного парня.

- Ваша очередь, - практически прикусывая мочку уха Хинаты, прошептал Узумаки, пользуясь тем, что на них никто не смотрит, - Миссис Рэббит.

- Почему мне досталась самая пошлая мультяшка? - усилием воли, которого хватало только на то, чтобы не растечься довольной лужицей у ног Наруто, она заставила себя задать безобидный вопрос, притвориться, что может ровно дышать.

- А, ты давно себя в зеркало видела? - но Узумаки не собирался сбавлять обороты. Хината промямлила что-то, вполне уверенная, что смогла донести свою мысль. Наруто рассмеялся, находясь слишком близко, вибрации от него передались ей и разбежались по всему телу. - Давай, детка, пока мы не вызвали подозрений.

- Угу, - всё, что смогла ответить Хината. Но, стоило их телам разойтись, она снова смогла мыслить здраво. Едва обернулась, чтобы увидеть, как Наруто провожает её взглядом и в полном соответствии с выбранным ей образом, соблазнительно завиляла задом. Узумаки рассмеялся, откинув голову назад, когда Хьюга плавно наклонилась, чтобы взять свой кислотно-зелёный шар.

- Шикарный вид, - отсалютовал блондин, вдоволь налюбовавшись. Хината держала шар на уровне глаз и быстро ему подмигнула. Её умение включиться в его игривое настроение и поддержать любую ерунду, что приходит в блондинистую голову, в очередной раз, поразило, да так, что язык зажил своей собственной жизнью, - и, что ты во мне нашла? - он даже не сразу понял, что вопрос идеально вписался в их игру. Наруто хотел не этого, но Хината чётко уловила правильное настроение и не дала его словам испортить атмосферу лёгкого заигрывания. Она просто воспользовалась словами Миссис Рэббит, которые, как не странно, идеально им подошли.

- Ты меня смешишь, - произнесла брюнетка и слишком манерно отставляя зад, совершила первый бросок. Второй не понадобился, всё кегли, как и сердце Наруто, полегли.

***

Напряжение росло в геометрической прогрессии, и речь не только о накале игрового азарта, хотя Наруто и Конохамару не уступали друг другу, к восьмому фрейму счёт всё ещё был равным. Хината порой специально запарывала броски, чтобы Ханаби не оказалась совсем далеко, но быстро за это поплатилась, младшая вошла во вкус, а её гениальность каким-то немыслимым образом, распространилась и на умение играть в грёбанный боулинг, так что уже два фрейма подряд, старшая была в конце списка. Благо, её это совсем не заботило. Хината даже не заметила, когда игра переросла в настоящее соревнование, но Наруто преобразился, стал расчётливым и сосредоточенным, в каждом его движении сквозила сила и уверенность. Что ни на шутку заводило. А, когда в итоге, блондин всё же вырвал победу, оказавшись более стойким, чем его молодой друг, такие условности, как общественное место и младшая сестра, ушли не попрощавшись. Осталось лишь жгучее желание, мешающее мыслить здраво.

- Я требую реванша, - заявил Конохамару, Узумаки не возражал надрать ему зад во второй раз за день, и паренёк убежал оплачивать новую партию, а за одно купить что-нибудь в баре, всё, что угодно, ведь Ханаби отправилась с ним. То был шанс Хинаты и она не собиралась тормозить.

- Хочу твои пальцы, прямо сейчас, - быстро шепнула она Наруто и так же быстро удалилась в сторону туалетов. Блондину показалось, что, ну, что ему показалось, но то, как она снова взглянула на него с другого конца зала, развеяло все сомнения. Хината быстро скрылась, а Узумаки растрепал волосы, собираясь с мыслями. Первым делом, он направился к мелким, сунул им денег, сказал, что не плохо бы размять руку перед новой партией, он всё же уже не молод, и предложил им пока поиграть в аэрохоккей. Детям было плевать, что делать, раз всё оплачивает блондин.

Он замер перед двумя одинаковыми дверьми, соображая, за какой из них может быть Хината. Мальчик или девочка? Логика подсказывала, что Хьюга, к которой он привык, скорее зашла бы в женский, чтобы не вызывать подозрений, но, с другой стороны, Хьюга, к которой он привык, вообще не должна была тащить его в туалет в боулинг-клубе, чтобы…

Перспектива была слишком заманчивой, поэтому он смело толкнул дверь мужского туалета. И, довольно быстро, увидел её бежевые ботинки, неуверенно, или нетерпеливо (Наруто предпочитал думать, что второе) перетаптывающиеся на месте. Блондин толкнул тёмно-зелёную дверь кабинки, та не поддалась, это само собой вызвало улыбку.

- Это я, - прошептал Узумаки. Не успел толком насладиться моментом, как тонкая ручка затащила его в узкое пространство, а язык со вкусом вишни, Хината весь вечер пила вишнёвый сок, уже шарил у него во рту. Хьюга была нервозно-нетерпеливой, от этого целовала его слишком отчаянно, и почти больно тянула за волосы, то ли пытаясь сильнее запутать в них пальцы, то ли оттащить от себя, что совсем не вписывалось. Наруто с удовольствием обнаружил, что под мягким, длинный свитером была только её горячая кожа и его любимый чёрный лифчик, он его мог определить просто на ощупь. В остальном, как оказалось, Хината совершенно не пригодна для такие внезапных развлечений. Молния на брюках оказалась тугой и расстёгивалась обрывками, а ткань облепила её так тесно, что огромная ладонь блондина не могла под неё забраться.

- Чёрт, ты можешь поторопиться, - отрываясь от его губ, требовательно, очень требовательно, проговорила Хината. Наруто едва сдержался от очередного закатывания глаз, будто ему самому нравилось, как тесно его пальцам, он их уже не чувствовал, и как ткань давит на руку. При этом, Хьюга требовала новый поцелуй, мешая ему уже разобраться с, признанной самой отстойной, вещью в её гардеробе. - У-м-м, - промычала девушка, толкаясь вперёд, когда снова почувствовала его пальцы, приближающуюся к трусикам, от этого Наруто чуть не упал назад себя и практически вывихнул запястье.

- Почему в кино это выглядит так просто, - пожаловался парень, когда смог оторвать от себя Хинату. Она грубо зарычала, почувствовал расстояние между их телами, но Наруто не обратил на это внимания. - Хочешь сделать что-то хорошо, делай это сзади, - объявил он, резко переворачивая не успевшую ничего понять, брюнетку. Она на автомате упёрлась ладошками в стену кабинки, взгляд упёрся в надписи «у Менмы большой член» и «я люблю Сару», последняя показалась ей слишком дурацкой, так что Хината отвлеклась на пошлый рисунок сношающихся кроликов, очень символично, подумала девушка, но когда следом последовала мысль, что кролики нарисованы слишком миленько, она решила сосредоточиться на руках, который резко дёрнули её брюки вниз. Ткань протестующе затрещала, возражая против такого отношения, её все проигнорировали.

Наруто спустил ненавистную тряпку всего до середины бедра, этого хватило, чтобы спокойно шарить везде, где захочется. Объёмный ворот свитера тоже мешался, но блондин решил, что сегодня главным блюдом могут побыть вишнёвые губы. Одной рукой он грубо развернул голову Хинаты к себе, чтобы добраться до цели поисков, она охотно откинулась всем телом на него, позволяя взять инициативу мужским рукам.

Узумаки дразнился, медленно выводя пальцами рисунки внизу живота, оттягивал не плотную резинку трусиков, делая вид, что готов начать, но резко её отпускал, наслаждаясь звуком удара и лёгким вскриком в собственные губы. Он увлёкся на лишний акт прелюдии, за что поплатился острыми зубками, ухватившимися за его язык, не сильно, но вздумай он резко дёрнуться и уже мог бы ощутить вкус собственной крови. Намёк был яснее некуда, и его пальцы без труда нашли пункт назначения. Хината что-то промычала ему в рот, когда он проник в неё. Ладошки царапнули по кабинке, сжимаясь в кулачки.

- Такая превосходно мокрая, - давая им обоим вдохнуть, прошептал Наруто, оставляя мелкие поцелуи на скуле и за ушком. Его пальцы проникали легко, и так привычно, он точно знал маршрут ко всем точкам. Чуть нажать сюда - бледно-серые глаза прикрываются в истоме, надавить здесь - губы раскрываются, как вся она, двигаясь навстречу.

Музыка из зала стала громче, смешавшись в голосами пары парней, зашедших внутрь. Хината дёрнулась, пытаясь дать понять Наруто, чтобы он прервался. Но, он был быстрее. Хьюга может быть хоть сто раз мега-крутой ниндзя, но он-то мега-крутой секс-ниндзя, так что не успела она рыпнуться, как большая ладонь накрыла рот, всё, что видел Узумаки - огромные, перепуганные глаза. Теперь он прижал её всем телом к стенке кабинки, так, чтобы поверхности касалась лишь его рука, пока вторая усилила давление на прекрасный, жаждущий его проникновения бутон. Одна, главная точка, снова и снова. Хината старается сжать ноги плотнее, чтобы задержать его руку, но он и тут справляется быстрее, просовывая свою ногу между её.

Узумаки нравится смотреть, как паника в бледно-серых глазах сменяется удовольствием, сдаваясь под натиском наступающего оргазма. Ботинки елозят по плиткам на полу, итак сбитые костяшки, упираются в холодный металл. А, Наруто лишь добавляет третий палец, растягивая тугие стеночки, проникая ещё глубже.

- М-м-м, - сильнее зажимает её рот, нахально ухмыляясь.

- Ты ничего не слышал? - спрашивает один из парней, его товарищ молчит, наверное просто покачал головой.

- Хочешь, чтобы нас застукали, - Узумаки так тесно прижался губами к её уху, что щекочет всё внутри языком, вся напряжённая и готовая кончить, Хината заводиться даже от этого. Она мысленно обматерила тех, кто припёрся так не вовремя, ей нужна это возможность, один коротенький стон, чтобы прочувствовать этот момент.

-…наверное, не её смена, - они такие медленные, а Хьюга была уверенна, что парни не треплются по мужским туалетам. Наруто снова ухмыляется, наращивая темп, и сам начинает двигаться в такт со своими пальцами, его стояк трётся о тонкую материю трусиков, превращая всё тело Хинаты в один сплошной нерв. Агония накрывает с головой. Она слышит лишь стук собственного сердца и чужого, что стучится где-то позади, так же быстро, так же отчаянно. Узумаки улавливает, что музыка снова проникла слишком отчётливо, быстро скрываясь вновь. Они одни, он отпускает ладонь.

- Кончай, - тон приказной, Хьюга доверяется ему и больше себя не сдерживает.

- А-А-Х, - вышло так громко и так сильно, что она сама не может в это поверить. Но, когда ноги подкашиваются, а тело становится ватное, ей плевать, даже если весь клуб услышал. Пусть знают и завидуют.

Наруто тяжело дышит ей в плечо, пытаясь успокоить собственное сердцебиение и настроиться на не возбуждающий лад. В штанах тесно, хотя это того стоило. Хьюга ёрзает в кольце его рук, натягивая брюки и поправляя свитер, когда с этим покончено, она оборачивается, смотрит в глаза, медленно поднимается на носочки, несмотря на то, что блондин сгорбившись облокачивается локтем на стенку кабинки, ей всё равно нужно это делать, чтобы добраться до его губ. Поцелуй нежный, медленный, только движения губ и больше ничего. Наруто только сейчас понимает, что вкус сладкой вишни не возродил в памяти образ розоволосой девчонки, он точно знал где и с кем. И, только поэтому, момент стал таким идеальным. Её ласка сняла напряжение, но сердце так и не перестало бежать галопом, словно напуганное, что может опоздать.

- Да, ну, его нахер, это того не стоит, - сказала сама себе Сара, когда увидела двух, до боли, сука, знакомых подростков, тайком выбирающихся из мужского туалета. Пока босс её не заметил, она написала, что не придёт, сказавшись больной. И, свалила быстрее, чем очередной шар разбил ровный строй кегль.
***

- ДА, КАК ЭТО ВОЗМОЖНО? - кричал Конохамару, смотря на итоговые позиции игроков после очередной партии. Хи-Мен вновь занял первую строчку, опередив его. - ДВЕ КЕГЛИ! ДВЕ!

- Это талант, пацан, смирись, - утешительно похлопав совсем расстроенного Сарутоби по плечу, сказал Наруто, со всем свойственным ему высокомерием. Девчонки наблюдали за этой сценой едва сдерживая смех, наверное, только счастливая улыбка Ханаби и её раскрасневшиеся от азарта щёки, не смогли совсем убить настрой мальчишки. Когда он понял, что не нужно производить впечатление победой, то решил, что итак кое-что выиграл.

- Эй, Ханаби, хочешь ещё поиграть на автоматах? - смело предложил Конохамару. Хината локтем подтолкнула сестру, которая замялась, не зная, что ответить.

- А, ага, да, конечно, - выдала она всё, что знала в утвердительной форме и ребята убежали дальше разорять кошелёк юного Сарутоби. Хината проводила их довольным взглядом, такая Ханаби её радовала, дарила надежду, что сестра не потратит много лет на одиночество и глупые попытки быть кем-то другим.

Наруто, напротив, смотрел исключительно на старшую из сестёр, Ханаби, как это не странно, напоминала ему о себе самом, и им обоим не хватало этой мягкости Хинаты, смешанной с удивительным уверенным хладнокровием. Блондину казалось, что он всегда один и тот же, что ему не удаётся показать, что он глубже, чем все считают. Может от того, что сам же убивал свои попытки, но Хината была целым набором противоречий, которые складывались в цельную личность, и быть рядом с каждой из её граней, означало что-то новое узнать о самом себе. Хината виделась ему той, кого должен узнать весь мир, чтобы она меняла их су…

- Сука, - прошипел Узумаки, вспомнив очень важную вещь, которую так и не собрался обсудить с Хинатой. Она резко обернулась, услышав, что он сказал и вопросительно приподняла бровь. Наруто зарыл пятерню в волосах на затылке, махнул рукой, вроде как изображая, с весёлой улыбкой, что всё нормально. - Да, кого я обманываю, - произнёс он сквозь сжатые в широкой улыбке губы. Хината сидела на краю дивана и смотрела на него, как на идиота, о, этот привычный взгляд, кажется это вообще было первое выражение её лица, с которым она на него смотрела. Очень давно, в конце лета, посреди дикого пляжа.

Наруто тряхнул головой, сложился пополам и побрёл к своей девушке. Откладывать дальше было бы просто смешно, ничего страшного ведь не случится, если он просто скажет ей, как обстоят дела. Варианта развития событий всего два: либо от этой новости Хината с дикими воплями убежит, уже завтра пересекая границу какой-нибудь Камбоджи, либо она просто как следует вмажет ему куда-нибудь, где есть что-то жизненно важное, что лучше не ломать. Совершенно нечего опасаться.

- Хэй, привет, - радостно сказал Узумаки, помахав рукой, как дурак. Хината скривилась от его неестественности. - Знаю, да-да, прости, не обращай внимания, - присаживаясь на пуфик напротив девушки, отмахнулся Наруто.

- Ты так громко молчишь, что это просто невозможно, что не так? - она схватила его за сцепленные руки, чтобы парень перестал нервно перебирать пальцами. Когда Наруто не смог этого делать, ходуном заходили его ноги, словно нервной энергии всё равно нужно было куда-то выйти. - Наруто, серьёзно, говори, не порти вечер своими этими, - она указала на всего Узумаки, сомневаясь, что этому есть название.

- Лады, как пластырь, - согласился блондин, Хината кивнула, ободряюще улыбнулась, но не считала, что это действительно нечто серьёзное, да ещё от недавнего оргазма никак отойти не могла, так что мир стал розовым и пушистым. Она и сама понимала, что малость плывёт, но была готова выслушать блондина, покивать там, и может дать совет, если потребуется. Скорее всего что-то в стиле «Акуна Матата», но тут он сам будет виноват. - Мои родители хотят познакомиться с моей девушкой, - скороговоркой выпалил Узумаки.

- Ну, так это же чудесно, - блаженно улыбаясь, от осознания того, что у Наруто нет никаких проблем, пропела Хината, нежно касаясь его подрагивающих, сцепленных в крепкий замок, ладоней. Узумаки с прищуром глянул на девушку и всё понял. Нихрена эта дурёха не поняла, вот так вот, такое чувство, что даже не слушала. Блондин дал ей время, стараясь держать её взгляд прикованным к своим глазам. Хината не возражала против гляделок, и всё улыбалась, её сладко-ватное сознание уверяло, что это поможет Наруто, даст понять, что она с ним, чтобы там ни было. И, вот это уже кое о чём напомнило. Рациональная часть, едва слышимая за фейерверками в голове, пыталась показать какие-то графики, сопоставляла разрозненный факты, пока не поняла, что это бесполезно и не врубила тревогу.

Наруто сказал себе запомнить этот момент, чтобы потом, когда уже можно будет шутить на эту тему, поржать, а пока едва сдерживался, наблюдая, как медленно-медленно, бледно-серые глаза начинают расширяться, вылезая из орбит, а вся краска сползает с лица, вот она нормального цвета, вот он моргнул и Хината бледная, как мел. Он буквально видел, как до неё доходит смысл сказанных им слов, так отчётливо, что это даже завораживало.

- Но, но, но-но-но, - начала Хината, и её заело, пришлось замолчать, чтобы вдохнуть и начать сначала, - но, но, но, э-это, э-это же, я-я-я-я-я, я - твоя девушка, - наконец закончила брюнетка, Наруто даже не заметил, как наклонился совсем близко, словно пытался помочь договорить фразу. - Я твоя девушка, а ты сказал, сказал, что-что-что, они, то есть твои родители, родители, твои, хо-хотят, познакомиться с твоей девушкой. Но, но, твоя девушка - это я. Это я? Может это не я?

- С утра была ты, - беззаботно ответил Наруто. Ох, и зря он это сделал. Наблюдать за тем, как её глаза темнеют, наливаясь кровью, тоже было забавно, всё же у Хинаты оказалось очень подвижное, любопытное лицо, но когда её умилительная растерянность превратилась в зловещую маску гнева, стало как-то совсем не до смеха.

- Тебе весело? - прошипела на него брюнетка, оскаливаясь. - Находишь это забавным? И, что же тебя так смешит, а? Что ты собираешься притащить к своим родителям фальшивую девушку и обманывать их? Что я готова оторвать тебе голову и использовать её, как грёбанный шар для боулинга? Не стесняйся, поделись с аудиторией, что конкретно тебя так забавит, может вместе посмеёмся, - Хьюга развела руки в сторону так правдоподобно, что Наруто невольно осмотрелся по сторонам, поискал эту загадочную «аудиторию», которая была упомянута. Но, они были одни. Остальные посетители играли далеко, совсем не заинтересованные в том, чтобы смеяться с ними над не смешными шутками.

- Давай, мы просто…

- Если, - повысив голос, сказала Хината, - ты скажешь, чтобы я успокоилась, то я точно тебя прибью, - она помолчала, улыбнулась жуткой, сумасшедшей улыбкой и продолжила. - Давай, говори, что хотел. Прости, что так грубо перебила.

- Ну-у-у, я хотел сказать, что мы должны просто, - он запнулся, выдумывая, что бы такого сказать, - типа, обсудить варианты! - блондин так обрадовался, что нашёл нужные слова, аж подпрыгнул.

- Варианты? - теперь она была такой холодной, что Наруто ожидал увидеть пар изо рта, но температура в помещении не менялась, чего не скажешь о внутренностях Узумаки, медленно покрывающихся тонким слоем льда. - Вариант у нас один - не бывать этому. Никуда я не пойду, а родителям можешь сказать, что я тебя бросила, вот и всё, - от принятого решения её отпустило и Хината обмякла на мягком диване. Наруто вздохнул, он не думал, что понадобиться тяжёлая артиллерия, в конце концов, он ведь только что заставил её кончить, могла бы и побыть благодарной.

- Слушай, я понимаю, что ты на такое не подписывалась, но, понимаешь, у меня никогда не было девушки, официально, а моя семья, ну, она, как бы тебе объяснить, - Хината против воли слушала, что-то в голосе Наруто говорило о том, что она услышит правду, возможно такую, которую он ещё никому не говорил. Подсознательно, она уже знала, сразу как только услышала его слова, что ей этого не избежать, но сдаваться без боя? Ни за что. - Они, как иллюстрация того, что любовь существует, и у меня это было всю жизнь перед глазами, уже лет в пять я заявил, что однажды тоже найду свою половинку. Но, мне почти восемнадцать, а я ещё ни с кем не встречался, они стараются, но порой смотрят на меня, как на ущербного. В моём возрасте, отец давно знал, что мама - его половинка, что это навсегда, а я что?

- Что? - совсем тихо, спросила Хината.

- Ты знаешь, что. Я потратил всё это время на ту, кто, - Наруто не знал, как продолжить, - кто, наверное, была не той самой. Не знаю. И, тут выясняется, что у меня есть девушка, конечно, моя мать мгновенно слетела с катушек и теперь требует подать тебя к столу, как основное блюдо. Ай, не-не-не, - замахал руками Наруто, увидев выражение страха на бледном лице, - это просто выражение, прости, дурак, ляпнул ерунду. Для моей семьи важно знать, что я не потерял надежду, и если они увидят, как я счастлив с тобой, а они это увидят, ведь это правда. Ты лучший друг какой у меня был, ты меня смешишь, ты меня заводишь, с тобой я могу грустить и даже плакать, как маленькая сучка. Я могу быть самим собой, и они это увидят. Да, мне придётся когда-нибудь сказать, что у нас всё кончено, но ведь это будет значить, - Узумаки остановился потому, что знал, как закончит предложение, но произнести эти слова вслух оказалось сложнее, чем он думал. Хината словно начала терять яркость, растворяться, как утренний туман, он ухватился за её похолодевшие руки своими горячими и произнёс самые ужасные слова, какие только мог вообразить. - Что я нашёл «ту самую» и ты мне больше не...нужна.

- Чёрт, так мило, что я даже не знаю, как тебе теперь отказать, - нервно усмехнувшись, ответила Хината. - Я совсем к такому не готова, как они вообще узнали?

- А, так, наверно-о-о-о, эм, - тут он собирался предложить самое очевидное, учитывая, что они никогда не прятались, что это отец его сдал, но добавить ко всему прочему ещё и новость о её любимом Минато-сенсее, не, так её кукуха точно слетит. - Пфф, да есть кому разболтать-то.

- Чё-ё-ёрт, чёрт, ладно, ладно, нужно просто всё продумать, подготовиться, я смогу с этим справиться, мне просто нужно не много времени, только и всего, - вполне уверенно сказала Хината, хлопнув себя, для верности, по коленям.

- Клёво-клёво, мама ждёт тебя завтра в двенадцать утра.

- ДА, ТВОЮ ЖЕ МАТЬ!

***

Сакура сидела на полу в гостиной перед журнальным столиком, ноги поджаты под себя, локоть опирается на дерево стола и подпирает щёку, она врёт сама себе, что читает любопытную статью из последнего номера «Вог» про новую коллекцию от «Валентино», её зацепило то, что дизайнер назвал розовый цвет «цветом любви и свободы», звучало заманчиво.

Мать готовила ужин, а отец смотрел какую-то медицинскую программу по телеку, так что, когда в дверь позвонили, розоволосая увидела в этом возможность размять ноги и сменить занятие, отвлекаясь от того, чем отвлекала себя от мыслей. А, их было так много, что не знаешь, за что уцепиться. Ино. Саске. Она сама. Всё смешалось. Думать про Ино было до одури страшно, а о Саске больно, что уж говорить о мыслях о себе. Харуно понимала, что это даже для неё слишком эгоистично.

- Я открою, - сообщила она всем присутствующим и бодро ринулась к двери. Даже не задумываясь, кто это может быть, Сакура распахнула дверь и впала в ступор. - С-Саске? - Учиха стоял совсем близко, она чувствовала запах его парфюма, в тёмных глазах решимость, которая пугала. Харуно обернулась назад, но никто пока не заинтересовался гостем и вышла на площадку, попутно отталкивая с дороги своего парня и закрывая входную дверь. - Что ты тут делаешь? Почему не позвонил, я бы спустилась, - накинулась она на него, - а, если бы кто-то из моих родителей открыл? Что бы ты сказал?

- Не знаю, - спокойно ответил Саске, стараясь не сильно обидеться на поведение Сакуры, - наверное, сказал бы, что я твой парень и попросил позвать тебя, - Харуно испугалась ещё больше. Она приоткрыла рот словно он уже посмел так сделать и не находила подходящих слов. Сердце бешено стучало, подкатывая к горлу. Ей было чертовски страшно. - Я ведь всё ещё твой парень, верно? - зелёные глаза расширились, а язык словно прирос к нёбу. Учиха вздохнул, делая вид, что он полностью контролирует ситуацию. - Это простой вопрос, Сакура.

- Д-да, знаю, - наконец пролепетала девушка, вытирая потные ладошки о домашние шорты, - к-конечно ты мой парень. Просто, просто твой «простой вопрос» выбил меня из колеи, не думала, что есть необходимость для подобных разговоров, - осмелев, Сакура решила нападать. Она думала, что приняла решение, но когда он стоял здесь, так близко, когда казалось, что ничего не изменилось, и желания, самые простые, в которые она успела влюбиться, держать за руку, прижиматься, целовать, одолевали с неистовой силой, девушка вовсе не хотела думать о том, что решила.

- А, мне так не показалось. После вчерашнего, - Саске дал себе мысленную затрещину, но было уже поздно, он не смог сказать ни «после того, как мы занимались сексом», ни уж тем более «после того, как мы занимались любовью, и я решил, что это перевело наши отношения на новый уровень, где я не был ещё ни с одной девушкой». Жалко и слащаво. - Тц, ты какая-то отстранённая, я что-то сделал не так?

- Нет, - ответила Сакура, это была правда, она так думала, что это правда. Разве он, такой идеальный, мог сделать что-то не так, во всём только её вина. Но, Саске ждал другого ответа и смотрел так…так умоляюще, что Харуно никак не могла сделать то, что следовало. Поступать правильно чертовски сложно. - Это всё из-за Ино и того, что с ней случилось, я просто, понимаешь? - она хотела, чтобы он понял, понял, что она врёт, увидел правду, но Учиха видел лишь искажённое болью лицо любимой и бесцветные дорожки слёз, прорезающие бледные щёки.

- Чёрт, милая, прости, я такой идиот, - он прижал её к себе, Сакура заплакала ещё сильнее. В его руках было так спокойно, что казалось - всё правильно, нужно лишь подождать, ещё есть что наладить. - Конечно, ты переживаешь, я должен был сам об этом догадаться. Ну-ну, не плачь, уже ведь всё хорошо, Ино в порядке, будет в порядке, через какое-то время, - Харуно кивала ему сквозь слёзы, которые брюнет пытался стирать горячими пальцами.

- З-знаю, это ты прости, - Сакура сложила в это извинение сразу всё, что было и что ещё будет. Саске улыбнулся этой своей кривоватой ухмылкой, даже не пытаясь скрыть своё облегчение от того, что у них всё хорошо. - А, ты чего вообще приходил, неужели только ради этого? - спросила розоволосая, вытирая лицо и незаметно сморкаясь в длинные рукав кофты.

- И, ради этого тоже, - прочистив горло, ответил Учиха, на следующий шаг ему было не просто решиться. - Я хотел, раз уж у нас всё хорошо, - он нервно усмехнулся, невольно запуская пальцы в волосы на затылке, чёртов Узумаки, - знаешь, чтобы ты познакомилась с моей семьёй. Точнее, - продолжил Саске, пока Сакура не успела что-то сказать, - с моей мамой и братом. Мы все могли бы пообедать завтра, у нас, что скажешь? - она понимала, что должна сказать решительное «нет», будет ошибкой позволять этому зайти так далеко. Но, с одним фактом о себе Харуно была готова согласиться, и это вряд ли когда-то измениться, Саске Учиха навсегда стал её слабостью.

- Конечно, почему бы и нет, будет здорово, - улыбка, счастливый голос. А, в голове единственная мысль - «ты чудовище, Сакура, гори в аду, сука».

***

Он устал, но это приятная усталость, словно осознание, что теперь она есть в его жизни, придаёт сил. Пальцы сводит судорогой, так отчаянно необходимо взять в руки карандаш, выплеснуть всё то, что держал в себе, на белые листы, заполнить их эмоциями, которые в себе. Он чувствует каждую из них и может отличить одну от другой. Внутри много тёмного и плохого, но Сай рад, что что-то новое, светлое, похожее на лёгкое дуновение ветерка, у чего цвет морской волны и аромат сотен цветов, зародилось внутри. Это чувство он не знает по имени, но она отгоняет тьму и значит следует держаться за него из последних сил. Сай приваливается спиной к входной двери и опускает голову, закрывает глаза, чтобы снова увидеть лицо Ино.

- Сынок? - парень вздрагивает, когда Данзо-сама появляется в конце тёмного коридора. Сай нарушил много правил, когда не вернулся ночевать и даже не подумал рассказать об этом своему опекуну. Ему кажется, что прямая, строгая фигура мужчины перед ним несёт в себе злость. - Всё хорошо? - вопрос выбивается из настроения, которое приписал ему Сай.

- Мне стыдно, Дано-сама, - громко отвечает брюнет, низко кланяясь опекуну. - Я заставил вас волноваться, нарушил правила, и я приму своё наказание, как полагается.

- Расскажи, что случилось, - Сай всё ещё старается уловить гневные нотки, хотя бы в голосе Данзо, но не слышит и это сбивает его с толку. Мужчина всё ещё в форме, значит только что прибыл со службы, строгость и подтянутость резонируют в мозгу Сая с запахом океанской соли. Данзо кажется кем-то, кто только что пришёл с пляжа, но тёмная форма военной полиции ВМФ, говорит об обратном. Парень не думает, что бояться его странно, Шимура долгие годы учился пугать, он ответственен за него, а значит бояться необходимо. Чтобы не нарушать правил.

- Моя…Ино, - он впервые не знает, как всё объяснить, чтобы Данзо не показалось это глупостью, Сай жалеет, что в коридоре темно и он не может видеть выражение его глаз. Глаза, второй всегда прикрыт, будто одно веко решило, что слишком тяжело, чтобы подниматься, ранение, парень не вникал в подробности, а опекун не горел желанием делиться.

- Итак, твоя Ино, продолжай, - если бы Сай знал точно, то расслышал бы едва сдерживаемый смех опекуна. Он ещё ни разу не видел, чтобы сын говорил о ком-то с такой заботой, и чем-то ещё, на парне сложно разобрать, но Данзо кажется, что это что-то романтическое. От него далёкое, но это не значит, что он не ждал, когда парнишка увлечётся чем-то помимо рисования. Точнее, кем-то.

- Она друг. Мой друг, наш друг, - Сай нервничает, для него это что-то новое, делиться такими вещами с мужчиной напротив. - Ей нужна была помощь и я мог помочь, поэтому я нарушил правила, мне жаль.

- Ты врёшь, - строго произнёс Данзо.

- Да, вру, Данзо-сама, - мгновенно соглашается парень, - мне не жаль. Случись мне выбирать, я бы сделал всё точно так же. Даже не взирая на то, что знал - это приведёт к наказанию. Но, всё же, мне следовало сообщить вам, что я в порядке. Друг позволил переночевать у него, я был в безопасности.

- Знаю.

- З-знаете? - что-то изменилось, рухнуло. В мире Данзо всё было подчинено правилам и Сай об этом знал, сейчас должно быть тоже самое, но всё шло будто в разные стороны, хаотично, бессмысленно.

- Мне звонил твой тренер.

- Гай-сенсей? Почему он вам звонил?

- Потому что ему звонил ещё один твой друг, девочка, которая с тобой в одной команде, как я понял, она хотела, чтобы тренер предупредил меня, что ты очень нужен своим друзьям. Хм, она сказала передать, что это «твой долг чести».

- Хината? - Сай невольно схватился за сердце. Слишком тепло стало внутри, почти как от прикосновений Ино, но то был неконтролируемый жар, а это, как вернуться в тепло после долгой прогулки на морозе.

- Я горд, что друзья могут положиться на тебя, сын, - теперь Данзо был совсем близко, его тонкие губы растянулись в скупой улыбке, от этого шрамы на правом глазу пошли складками. Когда этот суровый мужчина решил взять на себя заботы о мальчике, его никто не понял, он знал, что многие осуждали это решение, те, кто считал, что знают его. Они опасались, что в старом солдате нет способности любить, а лишь подозревать и строить. Но, Сай был таким потерянным, Шимура решил, что правила и дисциплина помогут ему справиться с потерями. Он лишь жалел, что упустил момент, когда сам понял, что считает его сыном, а он для мальчика так и остаётся «Данзо-сама».

Сай ждал чего угодно, но не этих слов. Теперь ему кажется, что он всю жизнь что-то понимал неправильно. Ино и Хината, даже Гаара, что-то в нём переломали, но так, что всё встало на свои места. Он видит, что слова опекуна правда. Данзо выглядит, как родители-животные из книг, которые он читает, когда из дети-зверята достигают, казалось бы не существенных вершин. Книги учат, как понимать кого-то, кто тебе не друг, а человек, который порой должен быть с тобой строг. И, зверята всегда благодарны за уроки. Благодарны…

- Спасибо, - отвечает Сай, Данзо протягивает ему свою крепкую ладонь, ему даже не стыдно, что его руки художника выглядят не так внушительно, парень знает, что его рукопожатие крепкое. А, ладонь Шимуры такая большая, как у…Сай поднимает взгляд, чтобы сказать это как полагается, прямо и чётко. Как полагалось говорить уже давно, - отец.

- Идём, поужинаем, - в форме тесно, а в горле застрял ком. Данзо запоминает день, месяц и год. «Хороший день», - думает он, придерживая сына за плечо.

***

Хината так долго смотрит на руки впередиидущих Ханаби и Конохамару, что задерживает дыхание каждый раз, когда их ладошки ударяются друг об друга, но потом разочарованно выдыхает, когда они дёргаются друг от друга. Эта игра помогает ей расслабиться и отвлечься. Как не странно, но момент самый подходящий, чтобы стребовать с Узумаки выполнения его части договора, эх, если бы только причиной её нервов был не сам Узумаки. Хината готова взвыть, но происходит чудо, Сарутоби решается, и когда их руки снова сталкиваются, он аккуратно, словно пытается взять в руки раненого птенца, переплетает свои пальцы с пальцами Ханаби. И, дальше они идут только так, почти не смотрят друг на друга, кажется не разговаривают, но рук не отпускают.

- Как мило, да? - спрашивает Наруто, хватаясь за её руку и показывает, что их пальцы выглядят вместе точно также, а может намного лучше. Хината отвлекается не его прикосновения, его тепло и то, как медленно накрывает спокойствие, тревога отступает. - Всё ещё думаешь, что не сможешь? Мне правда жаль, что приходится вынуждать тебя, но я дал слово.

- Понимаю, - бормочет Хьюга. Их руки продолжают медленно колыхаться в такт, крепко сцепленные. - Просто, ух, столько всего, что если я им не понравлюсь? Что если сделаю что-то не так? Ты же знаешь какой я бываю, стрёмной. И, потом, ты правда сможешь им потом сказать, что между нами всё кончено, уверен, что хочешь им врать?

Наруто не хочет врать семье, он прекрасно это знает, как и то, что всё пройдёт хорошо, но его беспокоит кое-что совсем другое. Он прислушивается к себе ещё раз, просто чтобы убедиться, что ничего не изменилось. Так и есть, он по-прежнему не считает, что это будет ложь. Узумаки хочет, чтобы его семья узнала Хинату, ведь после них, она - самый важный человек в его жизни. Блондин уже не уверен, что такое может измениться.

- Всё будет хорошо, поверь мне, - смело отвечает парень, чтобы у Хинаты не осталось никаких сомнений, - я переживаю только о том, что когда они узнают тебя, то перестанут так сильно любить меня, - он говорит это на полном серьёзе и именно поэтому Хьюга смеётся. Становиться легче.

- Расскажи мне о них, к чему мне готовиться? - просит Хината, хватаясь за его предплечье. Со стороны они кажутся самой всамделишной парой, и Наруто нравится, как улыбаются редкие прохожие, глядя на них. Узумаки крепко задумывается, что бы такого рассказать. При этом не выдав самого главного, пусть уж сама всё узнает.

- Ну, с отцом вообще проблем не будет, он такой же книжный червь, как ты, так что его ты очаруешь на раз-два, - «как он уже очаровал тебя, маленькая любимица учителя», думает Наруто, предвкушая, что сможет вдоволь поизмываться над ней завтра, некоторые вещи просто должны быть сделаны и ничего тут не поделаешь.

- Ах, да, у тебя невероятная библиотека дома, так значит это книги твоего отца? - Узумаки закатывает глаза от того, как она оживилась, прямо по взмаху волшебной литературной палочки.

- Ага, его.

- А, твоя мама?

- Она сумасшедшая, - не задумываясь, отвечает Узумаки и сам смеётся, - прости, звучит хуже, чем есть на самом деле. Она с причудами, но вообще нормальная. С ней у тебя тоже не будет проблем, ты же миленькая, как у тебя вообще могут быть с кем-то проблемы?

- Скажешь тоже, - засмущалась Хината, пряча довольную улыбку. - Звучит и правда не так уж страшно. Расскажи что-нибудь ещё.

- Ну, мама любит готовить, что снова ведёт нас к тебе, она наш личный Перчик, - Наруто замечает вопросительный взгляд Хинаты и поясняет, улыбаясь, то ли девушке рядом, то ли своим воспоминаниям о матери, - любит всё острое, а ещё у неё волосы такие красные, как, ну, перец. И, потом, её можно принять за что-то съедобное, пока не распробуешь, а там уже понимаешь, что она…

- Сумасшедшая? - предполагает Хината, когда Наруто специально останавливается, чтобы она закончила фразу за него.

- В точку.

- Что ж, - со вздохом смирения, говорит Хината, - тогда хорошо, наверное, что я тоже не много того, да?

- Безусловно, - соглашается Узумаки, и тянется за поцелуем. Это кажется так естественно, что улыбка не хочет покидать довольного лица. Он ощущает себя цельным и полностью счастливым, каким давно не был. Поэтому снова целует свою девушку, на этот раз глубже, чтобы показать то, что не может сказать, ведь смысл ускользает, будто упал в мутную воду.

- Ф-у-у, гадость, - кричат им ребята, закрывая друг другу глаза. Наруто улыбается в поцелуй и вопреки всем правилам, показывает малышне фак. Хината быстро хватается за его руку, чтобы никто не заметил неприличный жест, но тоже смеётся.

- Да, что вы понимаете, - кричит им Наруто. Хината замечает слишком хитрую улыбку, блондин подмигивает, что не сулит ничего хорошего, - кто быстрее до станции - те самый крутые, - и прежде чем Ханаби с Конохамару успевают что-то понять, крепче перехватывает ладошку брюнетки и несётся вниз по улице. Хината старается не отставать от широких шагов парня, ветер развивает непослушные волосы, но она впервые рада, что бежит, и не хочет останавливаться, только не с ним.

***

Хината предложила выйти на остановку раньше. Время было ещё не позднее, магазины открыты, а её посетило неожиданное вдохновение, как набрать пару очков у госпожи Узумаки. Ханаби не возражала.

- И, что конкретно нам нужно? - спросила сестра, рассматривая полки с консервами, мимо которых они проходили.

- Я так точно не знаю, но собираюсь приготовить разных вагаси, так что, полагаю, что рис, много риса. О, агар-агар, отлично. Корица, кунжут, всё берём, - Ханаби не поспевала за сестрой, которая сметала, кажется, всё без разбора. - Хм, фрукты или ягоды? Всё и сразу. И, самое главное, перец.

- Чего? Перец? В сладости?

- Ещё бы, чили и шоколад - потрясающее сочетание.

- И, для кого ты решила так расстараться? - с прищуром спросила сестра.

- Ну-у, - протянула Хината, решая говорить или нет, - короче, завтра я знакомлюсь с родителями Наруто и хочу произвести на них впечатление.

- Ого! То есть у вас, что, так всё серьёзно? - Хината вздохнула, набирая в пакет клубнику и сливы. Вот откуда маленькие девочки знают, что и как в отношениях?

- Наверное, - пришлось ответить брюнетке.

- И, когда он встретится с нашим отцом?

- Че-чего? - клубника чуть вся не оказалась на полу. Кажется, вполне резонный вопрос, учитывая, что она знакомиться с его родителями. Логично предположить и обратное, но…Наруто и Хиаши в одной комнате? За столом? Беседуют? - Не-е-е-т, такого не будет, нет, никогда, ни за что. Пфф, ерунда какая.

- Серьёзно? Будешь прятать от отца своего парня? Ты же помнишь, что он в курсе, что он у тебя есть, ну, или просто кто-то мужского пола, у кого ты иногда проводить целые выходные.

- Вот же сра-а-а-зу, как стало стрёмно-то.

- Я знаю слово «срань», что ты как маленькая, в самом деле, - покачала головой Ханаби, скидывая в корзинку что-то для себя, пока Хината не видит, занятая своими мыслями.

- Нет, но, это уже было бы чем-то лишним, ведь так? - не понятно у кого, спрашивает Хината, отгоняя мысли, одна страшнее другой. Знакомство с четой Узумаки уже делает эти их фальшивые отношения чем-то очень серьёзным и настоящим. А, если подключить ещё и Хиаши, это что же получится. - А, если они потом предложат семьями встретиться? Так мы оглянуться не успеем, а я уже Госпожа Узумаки номер 2, жесть.

- Ты что-то сказала? - выныривая из корзины с товарами по скидочным ценам, сваленным в одну кучу, спрашивает Ханаби. Сестра только отмахивается. Пора заканчивать с такими мыслями, пока нервный тик себе не заработала.

- Я вроде всё, можем идти, - говорит Хината, только у кассы замечая, что корзинка её тяжёлая и в ней полно хрени, которую она туда не кидала. - Ханаби, - строго отчитывает мелкую старшая сестра.

- Что? - невинно спрашивает та. - Ты знаешь правило, что попало в корзину - должно пойти с нами домой.

- Нет такого правила.

- Теперь есть, - говорит Ханаби и начинает вытряхивать свои покупки на прилавок.

- А, кто-то ещё говорит, что младшие сёстры - единственные женщины, которых можно воспитать.

- Ну, они точно не знакомы со мной.

- Точно.

***

Она проснулась с первыми лучами солнца и больше не смогла уснуть. Наруто, вроде, вчера её успокоил, но чем ближе был час знакомства, тем сильнее затягивалась петля на шее, мешая дышать. Накатывала тошнота и страх, руки тряслись. Когда она вообще делала что-то настолько пугающее? Даже решиться пойти к Гаю-сенсею было намного проще.

- Хватит себя жалеть, тряпка, соберись, ты должна это сделать, ради Наруто, - сказала она себе и бодро поднялась с футона. Козырь номер два, который она приготовила ещё вчера, висел в прозрачном чехле. Это было самое дорогое платье в её гардеробе, которое она ещё ни разу никуда не надевала. Насыщенного цвета, летней зелени, вискоза плавно струилась переходя от тонкой талии к струящейся юбки, которая почти не расширялась в боках. Волна по низу создавала лёгкий романтичный образ, а короткие рукава и сверкающая молния на вороте, делали его достаточно приземлённым и повседневным, чтобы не быть вычурным. Хината ещё раз погладила приятную ткань и снова застегнула молнию на чехле, до него ещё дойдёт очередь. - А, пока нужно заняться козырем номер один.

Девушка тихо прошлёпала по голому полу на кухню, солнце уже оставило свои следы на всех поверхностях, словно только и ждало, когда она объявиться тут. Хината улыбнулась, подставив ладошку под одно из солнечных пятен на столешнице. Это было похоже на неожиданную и приятную компанию, если до этого Хьюга ощущала какую-то неуверенность, то теперь она развеялась. Хорошее начало дня было достаточным доказательством, что и весь день пройдёт также.

Хината была в своей стихии, медленно доставая необходимые ингредиенты, инструменты и посуду. Мыла рис, фрукты и ягоды, кипятила воду, топила шоколад, что-то натирала, что-то перемалывала в гранитной ступке. Развела желе, попутно решая, что из всего этого хочет увидеть в итоге. Руки всю работу считали такой привычной, что она сама себе поражалась, казалось, что она уже много лет этим занимается, а может так оно и было. Хьюга никогда не задумывалась, просто брала и делала, чтобы порадовать Ханаби, напомнить о себе Хиаши, поддержать Неджи, когда у него были важные экзамены. Взяла ли она на себя материнские обязанности? Хината так не думала, она остро ощущала себя ребёнком, который нуждался в чужой заботе и лишь старалась сказать об этом кому-нибудь, таким странным способом.

Но, сегодня готовка превратилась во что-то совершенно новое. Хиаши стал тем, кого ей не хватало и она легко вернулась к роли, о которой всегда мечтала - ребёнок, желающий поразить родителей, пусть это были чужие родители, но суть от этого не менялась.

Белых комочков из риса становилось всё больше, Хината выставляла их в ряд, прежде чем придать конечную форму. Ей хотелось чего-то оранжевого, при мысли об этом цвете, губ касалась улыбка. Ей хотелось чего-то голубого, при мысли об этом цвете, сердце пропускало удар. Вагаси в виде мандаринок вышли на загляденье, как и голубые цветочки-лотосы. Тёмно-зелёные комочки из чая с посыпкой кунжутом. Кубики агар-агара с клубникой внутри. И, самое главное, что-то большое и красное, похожее на гранат, с начинкой из тёмного шоколада и перца чили.

- Надеюсь, на вкус вы такие же, как на вид, - уперев руки в бока, сказала своим сладостям Хината. Она достала большую плетёную корзинку, которую они вчера купили с Ханаби и уложила все вагаси в неё, накрыла их пищевой плёнкой, осмотрела всё ещё раз, особенно придирчивым взглядом и когда осталась довольна, решила, что сделала всё, что могла. Больше козырей не было. - Если и этого не хватит, то госпоже Узумаки вообще грозит остаться без невестки, даже захудалой.

***

- Подъём, детёныш, скоро твоя девушка будет здесь, а у нас ещё уйма работы, - Наруто с трудом разлепил глаза, когда Кушина, словно ураган, ворвалась в гостиную. - Давай-давай, - мать стянула с него покрывало, а блондин не мог взять в толк почему так не выспался, если продрых почти до полудня, - всего шесть часов осталось, ты что, хочешь не успеть?

- Шесть? Чего? - простонал Наруто. - Издеваешься? - воскликнул он, не то матери, не то часам на стене, которые неумолимо показывали шесть утра. - Мам, ты сходишь с ума, прекращай.

- Не поняла? То есть, хочешь сказать, что тебя устроит весь этот бардак? Эта грязь повсюду? Так ты хочешь встречать свою девушку? - блондин приподнялся над диваном, чтобы осмотреть кристальную чистоту квартиры, даже его носки не валялись, а лежали в специально отведённом для них месте. - И, что она про нас подумает, когда всё это увидит?

- Спроси меня часов через пять, - ответил Наруто, снова валясь лицом на подушку. Он задремал в мгновение око, поддаваясь прекрасной, затягивающей в себя неги, и так же мгновенно был оттуда выдернут, когда Кушина наклонила диван, спихивая его на твёрдый пол. Не, он слышал, что матери так умеют, когда надо детей из-под машин доставать, но чтобы вот так. - Не зря я предупредил Хинату, что ты сумасшедшая, - произнёс он совсем не подумав о последствиях, а всё потому, что подросткам необходимо спать положенное число часов.

- Зайду-ка я позже, - сказала Мей, которая появилась как раз в момент, когда Наруто назвал мать сумасшедшей. Теруми медленно отступила назад себя и крепко закрыла дверь в комнату блондина. Пока ещё живого и здорового блондина. - Ух, - вырвалось у рыжей, когда до неё долетел первый вопль Кушины и грохот. - Чёрт, - приглушённый вскрик и новая порция криков. - Бедняга, - грохот, стук, что-то падает, но не разбивается, а вот звук рвущейся ткани, чтобы это могло быть? - Не, проверять не пойду, лучше ещё поспать.

- Что теперь скажешь, детёныш? - тяжело дыша, спросила Кушина. Наруто осторожно вытащил из волос очередное перо и вздохнул, теперь он проснулся.

- Теперь я с тобой согласен, мама, нам точно не помешает уборка.

- А, я что говорила? - с торжеством объявила Кушина.

- Да, ты так и говорила, - согласился блондин, поднимаясь с пола, - прости, что сразу тебе не поверил.

- Что здесь…

- А, доброе утро, милый, ты как раз вовремя, чтобы помочь нам привести это место в порядок, - бодро прощебетала Узумаки своему сонному мужу, появившемуся в гостиной. - Скоро здесь будет Хината, мы же не хотим, чтобы она подумала о нас плохо, верно? - Минато только покивал, уж больно дикие у жены были глаза, когда она говорила это её до мурашек пугающее «верно». Что он понял за годы, проведённые в счастливом, отчасти безумном, браке - когда твоя жена спрашивает верно ли что-то, ты должен соглашаться. Целее будешь.

Наруто, убедившись, что Кушина не смотрит, покрутил у виска, но всё равно отправился за метлой, чтобы собрать перья и оставшуюся невидимую пыль, которая мерещилась его полоумной матери. Он, конечно, подозревал, что она пуститься во все тяжкие, когда единственный сын обзаведётся девушкой, но не до такой же степени.

- Если и после этого Хьюга меня не бросит, - шепнул он отцу, чтобы переманить не много здравомыслия на свою сторону, - то я точно на ней женюсь, ибо тот, кто согласиться знать меня после знакомства с нашей маман, такой же псих, как мы все.

- Я ничему не удивлюсь, - с мечтательной улыбкой, ответил Минато, и Наруто был готов поклясться, что отец уже сочиняет поздравительную речь для их свадьбы. Поняв, что и тут здравомыслие покинуло чат, Узумаки просто поплыл по течению, делая любую глупость, которая придёт матери в голову.

- Ты уверена, что мне прямо необходимо это сделать? - попытался Наруто, но увидев, как в глазах матери начинает разгораться адский огонь, пошёл на попятную. - Я просто уточнил, ничего такого, если ты говоришь, что мне необходимо помыть карнизы, то я помою карнизы. Хината же первым делом полезет проверять наши карнизы, ага, эта малявка, - последнее предложение блондин сказал уже карнизам, очень-очень тихо.

Тоже самое касалось прочистки труб и мытья вытяжки. А, уж с какой маниакальностью Кушина проверяла, чтобы пыли не осталось в каждом углу, Наруто пришлось пылесосить три раза, так что когда до прихода Хинаты оставалось пол часа, блондину пришлось в сжатые сроки приводить себя в порядок. Он носился по квартире, как веник, которым только что работал и не упускал ни одной возможности злобно зыркнуть на Кушину, творящую свою магию на кухне. Она только невинно улыбалась.

- Всего предусмотреть невозможно, детёныш, - назидательно вещала Узумаки, когда всё блестело. Всё, кроме её сына.

- Да, ну? Невозможно, о, что, правда, мама? То есть тебе даже в голову не приходило, как это будет выглядеть, когда я встречу её вот такой? - он дико размахивал руками, показывая на свой вид. Мокрую везде, где можно, от пота футболку, свалявшиеся волосы, какие-то пятна грязи на одежде и лице.

- Нет, - честно ответила Кушина, - она уже итак тебя выбрала, так что, думаю, такой твой видок её не удивит, если до сих пор не убежала с криками, то всё нормально, - она протянула ладошку мужу, чтобы он отбил «пять» её отличному подколу. Минато извиняясь пожал плечами, но стукнул по ладошке жены. - Теперь ещё пройдёт проверку семейными байками и нам будет всё понятно, - Наруто замер на полушаге, его глаз задёргался.

- Пап, - умоляюще проскулил блондин, - держи её в узде, как хочешь, но не позволяй маме говорить о том, о чём говорить запрещено. Я не шучу, мама, ты меня слышишь? Я серьёзно! - но Кушина только заливалась смехом. - Пап!

- Прости сын, но мама права, проверка байками - это очень важно. Думаешь, мы были бы до сих пор вместе, если бы Кушина не прошла проверку байками отца?

- На том рассказе Джирайи о вашем первом походе в стриптиз-бар, я признаться, была готова сдаться, - вспоминая прошлое, поделилась Узумаки, - всё же это было слишком, как по мне. Нет, я ничего против не имею, но, чёрт возьми, тебе же было восемь. Это кого угодно может сделать малость странным.

- Неужели? - подкатывая к жене и прижимая её к себе, спросил Минато. - А, разве я у тебя не такой? - ловкие пальцы быстро пробежались по паре ближайших эрогенных зон жены.

- Я вас умоляю, - взмолился Наруто, сложив ладони вместе, - ведите себя прилично. Капец, да, как такое вообще могло случиться, мы целый день угробили на то, чтобы сделать наш дом абсолютно стерильным, а вы за каких-то пару секунд сделали из него цитадель порока, логово разврата, соберитесь люди, это, типа, очень важно для меня, - стоило Наруто это сказать, как он понял, что говорит чистую правду. Это не укрылось и от Минато с КуШиной, который переглянулись, стараясь не поддаваться разгоревшимся надеждам, что сын нашёл ту, о ком всегда мечтал.

- Всё будет хорошо, сын, - успокаивающе сжав плечо единственного отпрыска, сказал Минато, отцу Наруто был готов поверить, - если она уже так же сильно влюблена в тебя, как ты в неё, то никаких проблем я не вижу.

Это было хорошо, правда хорошо, вот только…теперь сам Наруто видел некую проблему во всех своих отношениях с Хинатой, и название ей никак не могло быть «любовь». Ведь так?
***

Когда рука ложиться на холодные перила, Хината запрокидывает голову, чтобы увидеть бесконечные лестницы, уходящие высоко на верх, туда, куда лежит и её не лёгкий путь. Она делает шаг на первую ступеньку, сустав на колене, кажется, громко скрипит, отказываясь нормально сгибаться, а рука держится так сильно, что отказывается передвигаться, приходится хорошенько её дёрнуть.

Этот путь она проделывала уже не раз, в первый так же нервничала (нет, так сильно она ещё не нервничала, но что-то похожее испытывала), а вот во второй шла легко, ожидая чего-то потрясающего. Те выходные оказались противоречивыми, но они того стоили. Каждый раз, когда Хината поднималась на четвёртый этаж этого дома, это того стоило. Девушка улыбнулась собственным мыслям и дальше всё пошло проще. Она почти не заметила, как остался один пролёт. Вот и дверь Узумаки, ещё девять ступенек и она на месте.

- Так, дыши, - говорит себе Хината, теснее прижимая к груди корзинку с вагаси. - Поднимаешься, стучишь, добрый день, чёрт, - простонала Хьюга, - этот идиот мне даже имён своих родителей не назвал. Ладно, добрый день, господин и госпожа Узумаки, я парень вашей дочери, - уверенно произнесла Хината, но что-то в этой фразе было не так. - То есть, я девушка вашего сына, ками, ты безнадёжна, Хьюга, - ничего не оставалось, как пройти эти последние метры и постучать в дверь. Брюнетка шла, шаг за шагом, ощущая себя Джоном Коффи, которому осталась последняя миля в жизни. - «Как напиток, только пишется по-другому», - ни с того ни с сего, сказала Хината и нервно рассмеялась. - Лезет ведь всякое в голову. Девушка вашего сына, девушка вашего сына, - как мантру повторяла Хината, когда занесла руку к звонку и только неведомая сила вынудила её надавить на маленькую кнопку. Через дверь послышалась приятная трель, а за ней уверенная поступь. - Хината, девушка вашего сына, - ещё раз повторила она, когда шаги затихли и начал поворачиваться замок. Хьюга зажмурилась, стоило двери приоткрыться, и выпалила, громко, чётко, пока смелость её не покинула. - Добрый день, я Хината, сын вашей девушки!

- Здравствуй, Хината, - произнёс спокойный голос, в котором слышался мягкий смех. Голос показался ей настолько знакомым, что она широко распахнула глаза, даже забыв о той чуши, которую только что сказала.

- Ми-Минато-сенсей? - сбитая с толку, едва вымолвила Хьюга, а потом закатила глаза, поражаясь своей глупости и задорно рассмеялась. Так долго готовиться, чтобы в итоге, постучать не в ту дверь. - Фух, здравствуйте, Минато-сенсей, простите за это вторжение, я тут просто шла к Наруто, ну, знаете, к Наруто Узумаки, из нашего класса, и сама не знаю, как мо-мо-мо-гла перепутать, - хороший вопрос, как она могла что-то перепутать, если минуту назад точно знала, что была здесь, помнила этот подъезд, как родной, и эту дверь, и прихожую, которая маячила за спиной её сенсея. - Выходит я не…а что тогда вы…что тут происходит? - неожиданно вспылила Хината, с осуждением рассматривая своего смущённого сенсея. - Как вы тут оказались, Минато-сенсей? - потребовала ответа девушка.

- Я тут, вроде как, живу, - ответил Минато. Он знал, что сын не афиширует их родство, но ожидал, что хотя бы предупредит свою девушку о том, к кому она идёт. Судя по этой глубокой складке у неё на лбу и остекленевшему взгляду, который Хината упёрла в какую-то, ей одной, видимую точку, девушка ничего не знала. - Понимаю, ты не много шокирована, - продолжил Минато, но Хьюга застыла, как каменное изваяние, кажется, даже перестала дышать. Учитель помахал рукой перед её лицом, никакой реакции, даже не моргнула. - Наруто! - прокричал отец в глубину квартиры, надеясь, что появление сына сможет привести девушку в чувство.

- Вы чего на пороге всё ещё стоите? - удивился блондин, появившийся из-за спины отца. - Эй, привет Хината, проходи, уже познакомилась с моим отцом, а это что, нам? Круто, Хината потрясно готовит, - сообщил Наруто старшему блондину и вырвал из безвольно висящих рук девушки корзинку со сладостями. - Хината? - наконец перестал придуриваться Узумаки и внимательно посмотрел на свою девушку, сейчас напоминающую статую какой-нибудь безрукой Венеры, такая же застывшая, такая же мёртвенно-бледная. - Это я не продумал.

Хината моргнула один раз, в глазах двоилось, нет, постойте, перед ней просто стояла пара блондинов. Практически точные копии друг друга. Она моргнула ещё раз. Как можно было не замечать этого раньше? Голубые глаза, солнечные непослушные шевелюры, высокие, подвижные, статные. Хьюга моргнула в третий раз и всё происходящее стало реальностью. Минато-сенсей, единственный человек, который помог пережить ей старшую школу, самый лучший на свете учитель, оказался отцом Наруто, того Наруто, которого все считают её парнем. Потому, что они всем так сказали. И, теперь так считает её любимый учитель.

Брюнетка побледнела ещё сильнее, что казалось в принципе невозможно, и нервно схватилась на ткань платья, сминая его на груди. Дышать стало нечем, она хватала воздух, как рыба, выброшенная на берег, и точно грохнулась бы в обморок, если бы не перевела взгляд с перепуганного сенсея на…едва сдерживающего улыбку Узумаки. Реальность накинулась вновь, но теперь быстрым потоком, словно до этого время замерло, а теперь его пустили на быстрой перемотке. Хината глубоко втянула носом достаточно воздуха, вышло устрашающе, а в купе с сжавшимися кулаками и диким блеском в глазах, стёрло любой намёк на улыбку у Наруто.

- Знаю, мне стоило сказать, но я не хотел портить сюрприз, - отгораживаясь от девушки поднятыми руками, лепетал Узумаки, - справедливости ради, я никогда и никому об этом не говорю, знают только те, кто знает давно, о-ч-е-н-ь давно.

- Ками, Наруто, ты не исправим, - с тяжёлым вздохом, означающим «я снова мечтаю о покладистой дочке», пристыдил сына Минато, - Хината, как ты себя чувствуешь, ты такая бледная, проходи. Наруто, принеси ей воды, - не успела Хьюга понять, что ей сделать первым делом - всё же грохнуться в обморок, в конце концов, она только что повела себя, как дура перед учителем, или лучше всё же придушить Узумаки, избавляя мир от порции новых глупостей в его исполнении, как её уже силой втащили в знакомую прихожую. Её любимый учитель, отец её парня, схватил её за локоть и теперь обмахивал своими крупными, сильными ладонями, пытаясь привести в чувство.

- Вот, - вернулся Наруто со стаканом воды, Хината приняла его трясущимися руками, прохладная жидкость чуть не вышла из берегов, пока она подносила стакан к губам. Стекло стучало по зубам, но девушка всё же смогла проглотить всю воду залпом. Та холодной дорожкой опустилась куда-то на дно желудка, но помогла прийти в себя, настолько, чтобы руки перестали дрожать. Она даже смогла произнести что-то похожее на «спасибо», или ей так показалось.

- Тебе лучше, Хината? - вновь спросил Минато. Девушка смогла кое-как кивнуть и даже выдавила слабую улыбку для сенсея.

- П-простите, Минато-сенсей, не знаю, что на меня нашло, я просто не ожидала, - собравшись с силами, заговорила Хината. В конце концов, это же был всего лишь Минато-сенсей, Наруто ей не соврал, когда сказал, чтобы она не волновалась насчёт его отца, что с ним она найдёт общий язык. Хьюга помотала головой, заставляя мысль, что эти два блондина, которые стоят перед ней - родственники, утрястись и занять какое-нибудь место в мыслях. Она ведь так часто смотрела на сенсея, так много общалась с Наруто, как можно было даже не задаться вопросом об их схожести, ведь Узумаки сам как-то сказал, что у неё слабость к голубоглазым блондинам.

- Всё в порядке Хината, ты просто нас напугала, - ответил сенсей, положив руку ей на плечо. Мысли сбились с курса от такой близости любимого учителя, а потом зацепились за многочисленные разговоры с Наруто, ведь некоторые из них были о Минато-сенсее, который тогда не был отцом Узумаки, а был просто учителем, её любимым учителем, а теперь он ещё и отец Наруто. Значит…ох, зря она бросила взгляд на своего парня, который ухмылялся, как хитрый лис, сложив руки на груди, пока рассматривал эту нелепую сцену.

Серые глаза резко заняли всё пространство округлого лица, а бледности как не бывало, Хината покраснела так, как умеют делать только мультяшки, от шеи до кончиков волос, словно она градусник, а её краснота - поднимающаяся ртуть. И, всё от того, что вспомнила, как грёбанный Наруто Узумаки обвинял её во влюблённости в Минато-сенсея. В его отца. От количества компромата, который держал при себе парень, Хината была готова свихнуться. Она же ни разу не стеснялась защищать великолепие учителя, а он слушал и запоминал. Ведь это всё было о его отце.

- Хината? - вновь обеспокоился Намиказе, глядя, как резко, за считанные секунды, бледная как смерть Хьюга, становится красной, как переваренный лобстер.

- Расслабься, - с улыбкой, не предвещавшей ничего хорошего, похлопал Наруто отца по спине, - это она просто вспомнила, как часто говорила мне, что влюблена в тебя, и вот теперь ей стало стыдно за это, да, Хината?

Хьюга могла только отчаянно мотать головой, кидая перепуганные взгляды то на старшего блондина, то на младшего. Помощи ждать было не откуда, брюнетка краснела, всё сильнее опускаясь в пучину отчаяния, а ведь она так и знала, что ничего хорошего её тут не ждёт. Узумаки всё продумал с самого начала, вынуждал столько говорить о Минато-сенсее, чтобы теперь вдоволь посмеяться.

- Это не-то, нет-нет, я так не говорила, - лепетала Хината, умоляюще смотря на учителя. - Может что-то такое я и говорила, но имела ввиду совсем другое. То есть не совсем другое, как противоположное, а именно это, но не так, совсем не так, он просто дурак. Ками, как же стыдно-то, - сдаваясь, Хьюга закрыла лицо руками. Минато отвесил сыну подзатыльник, чего старался избегать. Девочка вся сжалась, её плечи тряслись в тихих рыданиях. Так казалось Намиказе, пока он не услышал, что из-под плотно прижатых к красному лицу ладошек, донёсся приглушённый смешок. - Хах, - и снова. Что-то похожее на всхлип, а за ним новый приступ хохота.

Хината ничего не могла с собой поделать, вся эта ситуация была такой нелепой, до смешного, ну, вот она и рассмеялась, никак не могла удержать рвущиеся из неё смешки и те сыпались, сыпались, как разноцветные конфетти. Унося с собой её смущение, страхи и неловкость. Продолжая смеяться, Хьюга вынырнула из ладошек, продолжая прикрывать свой красные щёки. Минато был растерян, вода и несколько капель успокоительно нужны были уже ему самому.

- Брось, - подтолкнул его сын, - ты же не думал, что со мной может связаться нормальная девчонка, да?

- Тут, ха, он прав, Минато-сенсей, ни одна нормальная его бы не выдержала, а я, - Хината вздохнула, отпуская всё, что давило на неё, какие-то собственные слова, условности, это ведь было тем, о чём она долго грезила, попасть в мир Минато-сенсея, говорить с ним на равных, не в школе, а там, где он другой, где он не учитель. Неведомым образом, Хината ощутила, что её связь с Наруто стала ещё сильнее. Показалось, что блондин не побоялся привести её сюда не потому, что знал, что семья не осудит, если они расстанутся и он приведёт на её место кого-то другого, а потому, что, какими бы дорогами они не пошли потом, кто бы ни был с ними рядом, а она станет частью этого дома, как уже была частью его жизни. На любых правах, - всегда была странной.

- Вы чего держите девочку в коридоре, а? - как гром, среди ясного неба новообретённого душевного спокойствия Хинаты, раздался голос Кушины. Невероятно красивая, с копной жгучих волос, к ней подошла мать Наруто. - Хината, верно? Какая же ты красотка, а ты не так безнадёжен, как я думала, - подмигнула она сыну, - смотри какую отхватил, - Кушина взяла Хинату за руки, чтобы покрутить и рассмотреть, как куколку, - чёрт, и грудь у тебя офигенная.

- А? - выдавила из себя Хината. Красный перец волос Узумаки проигрывал насыщенному алому, который мгновенно вернулся на щеки девушки. Хотя чему она удивляется. - В-вы, должно быть, госпожа Узумаки?

***

- Зови меня просто Кушина, никакая я не госпожа, давай проходи, какое у тебя красивое платье. А, это что? Это нам, ого, выглядит превосходно, готовишь значит. Я тоже, какое совпадение, да? Надеюсь и поесть любишь, а то я тут столько всего наготовила. Проходи-проходи, присаживайся на диван, Наруто принеси Хинате чего-нибудь попить. И, давно вы с моим детёнышем встречаетесь? Ведь, гад такой, даже ни слова не сказал, всё Минато узнал, а так сколько бы ещё он скрывал тебя от нас. Нет, ну, какая же ты милашка, я прямо не могу, - Узумаки всё же решила сжалиться над девочкой, когда она сжалась в комочек на краю дивана, так и не произнеся ни слова.

Справедливости ради, нельзя сказать, что она не пыталась. Хината правда порывалась ответить хотя бы на один вопрос Кушины, но та сыпала сотней новых и брюнетка просто не успевала вступить в беседу. Вообще-то, Хьюга всегда любила таких людей, которые могут вести диалог с тобой так, чтобы ты в нём практически не участвовал. Рассказывать о себе всегда было проблемой, а вот с тем, чтобы кого-то слушать - никаких. Вот и сейчас, Хината просто улыбнулась комплименту и постаралась не ослепнуть от сияния, исходившего от этой невероятной женщины. Никого, хоть отдалённо похожего на Кушину Узумаки, Хината не встречала. Разве что…

В нём всё же было что-то приглушённое, от Минато-сенсея, но и яростная энергия его матери кружила вокруг Наруто. Хината смотрела на него через плечо, отвлёкшись от того, что продолжала говорить Кушина, блондин подмигнул и от этого…показалось, что это не первый её визит. Что Кушина привычно вываливает на неё все новости, которые копила с их прошлой встречи. А, Минато уже готовит новую тему, которую они могли бы обсудить в тишине, пока Узумаки пытаются перекричать друг друга. Хьюга словно увидела картины из будущего, которое теперь показалось ближе, чем она могла представить.

- Королева Обжор! - Кушину, кажется игнорировали и не слушали слишком долго, ведь её странный выпад, напугавший всех присутствующих, был совершенно бессмысленным. Её мужчины и Хината в замешательстве уставились на неё, Узумаки закатила глаза, а потом положила свою ладонь на сцепленные ладони девушки, которые она сложила на коленях. - Я всё смотрела на тебя и в какой-то момент поняла, что твоё лицо кажется знакомым, у меня своё маленькое заведение с мексиканской кухней, так что народу проходит всегда много, но некоторые, вроде двух забавных сестричек, западают в память. Королева Обжор, - повторила Кушина, - так тебя назвала сестра, когда вы ели у нас, в «Хабанеро», - пояснила мать Наруто.

Минато с сыном переглянулись, не понимая о чём говорит мать семейства, но вот судя по лицу Хинаты, она то всё понимала. Воспоминание всплыло словно чужое, это было всего месяц назад, но кажется будто в другой жизни. Маленькая палатка с потрясающей едой, они с Ханаби, она и правда назвала её Королевой Обжор. И, две потрясающие женщины, готовящие «лучшую мексиканскую еду во всей Конохе». Это был тот самый день…

- В тот день мы с Наруто познакомились, - как набралась храбрости, она не знала, но произнесла это так легко, словно всегда мечтала с кем-то этим поделиться. Узумаки удивлённо уставился на свою девушку. Разве такое бывает? Самым невообразимым образом, Хината умудрилась стать частью жизни его семьи ещё до их знакомства. Кто бы мог подумать, что случайная встреча на пляже, может показаться такой…предначертанной судьбой.

- Так, ладно, - сказал Наруто, пока вся эта ситуация, и особенно взгляд Кушины, у которой похоже тоже уже формировалась поздравительная свадебная речь в голове, не вышли из-под контроля. Нужно было срочно разрядить обстановку, - мало того, что моя девушка больше любит моего отца, чем меня, так она ещё познакомилась с моей матерью перед тем, как познакомиться со мной. Это уже не нормально. Пойдёмте лучше поедим, я сегодня надраил всю квартиру, давай Хината, идём, я покажу тебе, какие у нас чистые карнизы, - он протянул руку брюнетке и она мгновенно за неё взялась. Говоря, что всё помнит, что чувствует тоже самое, их тесную, крепкую, как сотни канатов, связь. - Эй, Мей, заканчивай прятаться, мы идём обедать, - позвал Наруто ещё одного, такого же нового, члена семьи.

***

Сакура не знала зачем садится к нему в машину и подставляет щеку для поцелуя. Она просто была слишком слабой, чтобы сделать то, что необходимо. А, Саске перестал замечать, что что-то не так, он был счастлив, вот так просто, впервые за долгое время. Он вёз девушку, которую любит, к себе домой, чтобы семья узнала о ней. Учиха даже хмуриться не хотел, поэтому держал Сакуру за руку всю дорогу и улыбался, расслаблено, по-настоящему. Он не уверен, что даже будучи ребёнком умел так искренне улыбаться. Это сделала она, та что рядом и брюнет не смело заглядывал в будущее. Будут учиться рядом, может снимут жильё на это время…ничего серьёзного или давящего, просто следующий шаг.

Харуно успела привыкнуть к этому старому району, пока приходила навещать Хинату. Сегодня чувство того, что ей здесь не место, не давило, оно было правдивым и лишь укрепляло её в правильности принятых решений. Которые было так сложно воплотить в жизнь.

Микото нервничала даже сильнее, чем Сакура, розоволосая это сразу заметила, мать Саске оказалась приятной женщиной, они наверное могли бы подружиться, ей даже стало обидно, что кто-то столь утончённый и красивый будет её ненавидеть. Микото о чём-то расспрашивала и Харуно охотно отвечала, пока Саске пошёл проверить, где его брат.

Всё изменилось, когда братья Учиха ещё не пришли, но открылась входная дверь. В доме словно стало холоднее, Микото притихла, виновато улыбаясь девушке сына. Саске показался на пороге кухни, снова хмурый, и бледный, с плотно сжатыми губами.

- Я думал его не будет, - тихо прошипел он. Медленные шаги по коридору, мать даже не успела извиниться, она правда не знала, что дела Фугаку могли отмениться.

- Я дома, - объявил мужчина, на которого, возможно, когда-нибудь станет похож Саске. Его глаза были темнее, чем у сына, Сакура не смогла встретить их взгляд прямо и даже почти спряталась за хрупкой фигурой Микото.

- У нас гости, дорогой, это Сакура, девушка Саске, - она очень старалась сделать так, чтобы муж понял, чтобы услышал в её словах мольбу, желание сделать всё, что он потребует, в обмен на принятие гостьи. Но, Фугаку остался слеп и глух к её немым просьбам. Он молча удалился в свой кабинет, едва удостоив внятного взгляда блёклую девушку, которая отчаянно пыталась выделиться из толпы глупым цветом волос и слишком коротким платьем. - Сынок, - теперь она просила того же от Саске, но и он остался равнодушен.

Итачи перехватил его в коридоре, крепко сжал локоть, младший брат поморщился от боли. Он не собирался давать советы или говорить, как ему стоит поступить, Итачи уже видел, что брат всё решил, но думал, что боль отрезвит его, покажет, что сейчас самое главное. Все в доме Учиха оказались слепы и глухи друг к другу.

Саске раздвинул сёдзи в кабинет отца. Фугаку сидел за столом, возвышаясь в своём дорогом кожаном кресле. Кипы бумаг, строгий взгляд, словно от него зависела судьба целого мира. Жалкий человечишка, который ничего из себя не представлял, вот что видел младший сын в своём отце, которым когда-то восхищался, как примером настоящего мужчины. Как же он был глуп. В семье Учиха не было ни одного настоящего мужчины, но Саске собирался исправить это прямо сейчас.

- Ты повёл себя не подобающим образом, отец, - холодно сказал Саске, - Сакура наша гостья, ты должен был оказать ей должное уважение.

- Как любопытно, - отрываясь от своей работы, проговорил Фугаку, - мой маленький сын, ничего в этой жизни не добившийся, пришёл учить меня, как вести себя в моём доме? - Саске поёжился от того, как многозначительно отец выделил слова «в моём доме», словно ни мать, ни они с Итачи, ничего тут не значили. - Ступай сын, незачем позориться.

- Я привёл любим…

- Что? - перебил его Фугаку с противным смешком. - Не сотрясай воздух пустыми словами, та дешёвка, которую ты сюда привёл, можешь развлекаться с ней пока молодой, но она никогда не станет частью нашей семьи, такие как она, безродные бродяжки, всегда стараются уцепиться за таких, как мы. Их манит наша благородная кровь, и ты можешь уделить ей часть своего внимания, не более. Скоро ты её забудешь, так зачем мне притворяться перед ней, что её жалкая жизнь имеет для меня значение?

- Т-так вот почему, - Саске никогда ещё не чувствовал такого давления от того, что был Учиха. Он никогда не испытывал ненависти к семье, в которой родился, но теперь всё понял. Понял, как отец сказал тоже самое Итачи, когда он привёл в дом невесту, даже понял почему брат не стал за неё бороться, чтобы она не стала Учиха вместе с ним, чтобы больше никогда ей не пришлось слушать что-то подобное. Но, он уже обещал брату, что всё изменит. - Вот почему все ненавидят тебя, а я правда считал, что они не справедливы к тебе, - с этими словами он покинул кабинет отца.

На кухне его встретил сочувствующий взгляд матери и пустой взгляд Итачи. Они были там вдвоём. Микото пыталась подавить рыдания, рвущиеся на свободу, как никогда она мечтала быть похожей на своих подруг, но ей было некуда идти, если бы вдруг приняла такое решение, а Саске всё ещё был ребёнком, сама она ничего не смогла бы ему дать. И, не знала, сколько у него отобрал бы отец, если бы она оспорила его власть.

- Где она? - паника накрывала, он смотрел то на мать, то на брата.

- Прости, сынок, - сил хватило только на это.

- Она всё слышала, - сказал Итачи. Брат говорил вдогонку что-то ещё, но брюнет уже был слишком далеко, чтобы услышать, даже если бы это было не так, Саске едва ли смог бы услышать что-то, уши словно заложило от перепада давления. Он не чувствовал ног, но всё равно бежал, она не успела уйти далеко, Учиха уже видел её тоненькую фигурку, обнимающую себя за плечи.

Сакура шла быстро, но он всё равно догнал её слишком быстро, его рука легла на её плечо, парень попытался развернуть девушку к себе, хотел прижать её к себе, сказать, что всё будет хоро…громкость шлепка была сильнее, чем боль от удара. Саске принял это, хотя не считал, что заслужил.

- Послушай, Сакура, я понимаю, но это его слова, его мысли. Я так не считаю и никогда не буду, ты же знаешь, что я люблю тебя, - он мог посчитать на пальцах сколько раз ей это говорил, но это всё равно был первый, когда вышло так легко. Саске отчётливо поверил, что всё будет хорошо, иначе и быть не может, ведь их любовь всё выдержит. - Это всё не важно, главное, что мы…

- Думаешь я просто проглочу это всё?! - закричала Сакура, вопреки его опасениям, она не плакала, а злилась, зелёные глаза горели, кулаки сжаты. Саске знал всё это, видел это выражение у себя, Сакура ненавидела, но почему-то не его отца, а его самого. Уверенность пошатнулась, а с ней и весь его мир. - Пошёл он, и ты пошёл, никогда меня так не унижали.

- Я пони…

- Не надо мне говорить, что ты понимаешь, нихрена ты не понимаешь, маленький Принц своего маленького королевства, голубая кровь, как же, понимает он, - самое смешное, что он понял. Именно сейчас, когда было уже поздно. Её странное поведение, отстранённость, всё, что сломалось у них после ночи вместе, он увидел это даже слишком чётко. Губы сложились в ровную линию, он убрал руки в карманы и нахмурился, как делает всегда, когда просто существует в обществе других людей.

- Почему ты не сказала мне это вчера, когда я спрашивал? - голос холодный, ровный, он долго учился быть Учиха.

- Что? Да, откуда мне было знать, что твой отец - мудак.

- Почему ты не сказала мне, что между нами всё кончено до того, как я привёл тебя к себе домой, до того, как сказал матери, что ты девушка, которую я люблю?

- Что? Ты меня не слышал?

- Слышал, Сакура, - она дёрнулась от того, как безжизненно прозвучал его голос, произнёсший её имя, он ещё никогда не произносил её имя вот так. - Я очень отчётливо услышал, как ты нашла удачный предлог, чтобы переложить своё решение на моего отца.

- Я не…

- Сакура, которую я знал всё это время, не сдалась бы так просто, не отказалась от «нас», а значит, - каждое слово давалось с трудом, но Саске хорошо притворялся, все эмоции замёрзли, сердце кажется тоже, он не слышал пульса, даже хотелось протянуть руку к запястью, просто чтобы удостоверится, - ты решила всё давно, сама. Неужели я не заслужил честности?

- Саске

- ПРОСТО СКАЖИ ЭТО, ЧЁРТ БЫ ТЕБЯ ПОБРАЛ! - Харуно отшатнулась, споткнулась о камень и упала, больно ударившись о землю. Теперь она плакала. Смотрела в его глаза, где было столько боли, что она не могла этого вынести.

- В-всё, - рыдания не давали говорить ровно, каждый звук выходил с болью, раздирая горло, - в-всё кончено. Между нами всё кончено.

Он развернулся и ушёл. Не оборачиваясь.

***

Хината не переставая работала палочками, порой не замечая, что Кушина сменила блюда, девушка просто не могла перестать всех разглядывать. Да, в семье Хьюга произошли разительные перемены, но годы, которые все они провели отгородившись друг от друга, не могли забыться так быстро, как и тайное желание Хинаты иметь такую семью, и такого идеального отца, как Минато-сенсей.

Они с КуШиной словно читали мысли друг друга, параллельно угадывая настроения, иначе, чем магией их отношения было сложно назвать чем-то другим, Хината всерьёз не воспринимала слова Наруто о том, что его семья иллюстрация к настоящей любви. Но, он, чёрт возьми, был абсолютно прав.

Мей переводила взгляд с Хинаты на Наруто и обратно.

- До сих пор поверить не могу, что этот оболтус, самый лучший в мире конечно, но всё же, и заполучил такую красотку, как ты, - Теруми говорила это уже не первый раз, смущая Хинату. Девушка рассматривала Мей и просто не могла дышать от того, какой она была. Казалось, что женщина не приложила ни грамма усилий, но при этом выглядела она потрясающе. Хьюга покачала головой, не замечая, как забирает с тарелки последний кусок курицы в кляре с дайконом.

- Шутите? - прожевав, произнесла Хината. - Я даже не представляю чья самооценка могла бы выдержать встречу с вами или с КуШиной, таких красивых женщин я в жизни не встречала, и у вас это выходит так легко. Мне всегда казалось, что уж если женщина красива, то это значит, что она посвящает всю себя этому, разбирается во всех тонкостях и просто помешана на косметике, вещах. Наверное, я считала всё это глупостью и предпочла книги.

- И, правильно сделала, - весело заметил Минато. Хината широко ему улыбнулась и они даже, о, ками, стукнулись кулачками через стол с учителем.

- Уверенна, что твоя мама думает так же, тем более, что ты красавица от природы, - весело сказала Кушина. Минато и Наруто одновременно втянули воздух, слишком громко и напряжённо. Узумаки не поняла такой перемены в своих мужчинах, но потом перевела взгляд на испуганную Хинату. - Прости, я сказала что-то не подумав?

- Мам, давай просто проедем.

- Нет-нет, всё нормально, - улыбаясь Наруто, ответила Хьюга и снова перевела взгляд на Кушину, - её нет с нами, уже довольно давно. Но, - брюнетка запнулась, она хотела сказать что-то, что положено говорить в таких случаях, но поняла, что пришедшее в голову звучит, как правда, - надеюсь, что будь она здесь, то согласилась бы с вами. Вы бы ей понравились, все вы, - добавила Хината с улыбкой.

Кушина отвернулась к плите, делая вид, что ей срочно понадобилось что-то там сделать. Глаза уже были на мокром месте от злости на провидение, которое оказалось таким жестоким к такому нежному созданию. Встряхнувшись, Узумаки снова повернулась к гостям и быстро поняла, что у этого нежного цветка крепкий стебель и шипы имеются, если понадобятся.

Наруто взглядом спрашивал в порядке ли Хьюга, она кивнула, едва заметно наклонив голову. Он не смог удержаться и сплёл их пальцы под столом. Хината с готовностью приняла его поддержку, хотя не соврала, разговор, пусть и такой короткий, о Хацуми, не вызвал гнева, а отозвался привычной болью, ноющей где-то в сердце всё время, но которую перестаёшь замечать, когда понимаешь, что с ней можно жить дальше.

- Надеюсь, вы попробуете мои вагаси? - чтобы разогнать тучу, что повисла над столом, сменила тему Хината. - Там есть кое-что специально для вас Кушина, Наруто сказал, что вы их личный перчик, так что надеюсь вам понравится.

- О, разумеется, - спохватилась Узумаки, - сейчас же поставлю чайник. Кстати, Наруто, ты уже пригласил Хинату на свой день рождения? - блондин был готов убиться о столешницу, вот умеет же мать смешать все карты, будто Хьюга итак мало сегодня натерпелась. - Упс, я что, испортила сюрприз?

- Блин, ма, - Наруто повернулся к Хинате, стараясь игнорировать то, какие загадочные взгляды все на них кидали, - слушай, не слушай её, ок? Это вовсе не обязательно, я просто захотел, знаешь, домашний праздник, ничего такого, и подумал, что спрошу тебя, но это ерунда. Мы можем собраться потом все вместе, ты, я и шайка, замутим что-нибудь крутое. Мой бабушка с дедушкой приезжают, так что это будет просто, ну, не знаю. Короче, я это к тому, что тебе вовсе не обязательно ничего делать. Вот и всё.

- То есть, ты не приглашаешь меня? - уточнила Хината, когда поток слов у блондина иссяк. Узумаки непонимающе уставился на девчонку, которая, как кажется, издевалась над ним.

- Чего?

- Ха-ха, прости, Наруто, но я запуталась, ты приглашаешь меня или нет?

- Н-нет? - неуверенно ответил парень, будто её спрашивал, а не отвечал.

- Нет? - спросили все одновременно, от этого блондин растерялся ещё больше.

- Т-ты, что, хочешь прийти? - не понял Наруто. Хината снова рассмеялась, краснея от того, что ведёт себя так непринуждённо в кругу его семьи.

- Не знаю, - продолжила издеваться девчонка, - всё зависит от того, хочешь ли ты меня пригласить.

- Х-хочу?

- О, ками, да как ты её вообще уговорил с тобой встречаться, - не выдержала Кушина, обречённо вскидывая руки. - Небось похвастался своим большим хоз…

- ДА-ДА! - проорал Узумаки, перекрикивая всё, что бы там ни желала сказать его сумасшедшая мать. - Я хочу тебя пригласить, ками, очень хочу, приходи, приходи. О, чёрт, - выдохнул парень, когда избежал очередной неловкой ситуации.

- Я хотела сказать «хозорган», не понимаю, что в этом такого? - невинно поинтересовалась Кушина, тут же получившая недовольный взгляд от сына.

- Да, что ты говоришь, - съязвил Наруто, - и, что это такое вообще?

- Административно хозяйственный персонал охраняемого объекта, имеющий право допуска на объект по коду или другим идентификационным признакам и несущий материальную ответственность за охраняемые ценности, - ответила Кушина. Все выпали в осадок. - А, что? Люблю иногда почитать словари, чтобы знаете, от мужа не отставать.

- На это мне просто нечего ответить, - сдался младший Узумаки.

- Я приду, - ответила Хината.

- А? - не понял Наруто, мать его так выбила из колеи, что он забыл о чём шёл разговор.

- К тебе на праздник, - пояснила брюнетка. Наруто просиял, но тут прищурился на хитрую Хьюга. - Не ищи подвоха там, где его нет, - мило улыбаясь, успокоила его девушка.

- Как же я мог забыть, - стукнул себя по лбу блондин, - это из-за моего деда, да? Хочешь познакомиться с настоящим писателем?

- Протестую, - объявила Хината, стукнув ладошкой по столешнице, - у тебя только косвенные улики. Ты ничего не докажешь, - и показала ему язык, как маленькая, в самом деле. Наруто только хотел сказать что-нибудь по этому поводу, но настроение Хинаты резко изменилось, она ошарашенно уставилась на него, и плавно перевела взгляд на Минато, будто увидела их обоих впервые в жизни. - Н-но, это значит, - прошептала она, показывая пальцем на блондинов, по очереди. - Значит, что ты знал, знал потому, что Минато-сенсей сам тебе сказал, - она задохнулась и кажется собиралась разреветься. Узумаки ничего не мог понять. Всё же было хорошо.

- Прости, чтобы я ещё не сделал, прости, - быстро проговорил Наруто, хватаясь за дрожащую ладошку. Хьюга уцепилась за него в ответ и снова посмотрела на учителя. - Хината?

- В-вы, - свободной рукой она быстро смахнула первые солёные капли, пытающиеся убежать из уголков бледно-серых глаз, - фух, вы правда думаете, что я…что я…чёрт, как сложно-то, - Хьюга уставилась в столешницу, прикрыла глаза, вздохнула и снова поймала взгляд учителя. - Вы правда думаете, что я должна писать? Наруто мне так сказал, ой, только не вините его, он не хотел, просто я была расстроена и готова совершить глупость из-за того, что не знаю, что делать со своей жизнью. Тогда он сказал, что вы считаете меня та-талантливой, ну, чтобы быть… - произнести это слово она уже не смогла. Стало страшно, что Узумаки просто соврал, сказал ей то, что она в тайне мечтала услышать.

- Ещё бы он так не считал, - вместо Минато, ответила Кушина, которую отпустило, когда оказалось, что Хината перенервничала из-за сущей ерунды, - да он так зачитывался твоими сочинениями за эти годы, что я уже сама начала ревновать потихоньку. Кое-что я и сама читала, и скажу тебе, это было потрясающе, твоей фантазии любой бы позавидовал. Скажи Минато, не мучай девочку.

- Всё это правда, - ответил Намиказе, - хотя я не хотел, чтобы ты это знала, и чувствовала давление с моей стороны. Но, моя жена полностью права, у тебя потрясающая фантазия, но что важнее, у тебя мудрый взгляд на себя и на жизнь. Я вижу в тебе тонкого психолога, ранимую, тонкую душу, но ещё человека, который обладает достаточной храбростью, чтобы пуститься в такое опасное начинание.

- Оу, - смогла выдавить из себя Хината, она боялась, что разревётся, или, что ещё хуже, броситься обнимать Минато, если скажет что-то большее.

- Серьёзно? - пробубнил Наруто, он сидел сгорбившись и смотрел на родителей исподлобья. - Столько восхваления, приятностей, я от вас никогда не слышал, как это вообще называется, а? Хинате значит - ты вся такая гениально-идеальная, а мне только насмешки из-за одной, повторяю, одной, неудачной дрочки? Обидно знаете ли сейчас было. Мне может тоже хочется услышать, как вы мной гордитесь и какой я весь из себя особенный.

- Конечно особенный, - ответила Кушина, - как и любой умственно-отсталый детёныш, - добавила она, а Наруто уже собирался раздуться от важности. - Кстати о неудачных дрочках, по-моему самое время для проверки семейными байками.

- О, нет, - блондин таки опустил голову на столешницу, - убейте меня кто-нибудь, - простонал парень. - Может, перед тем, как ты испортишь нам всем аппетит, мы попробуем то, что приготовила Хината? Я говорил, что она потрясающе это делает?

- Наруто, - засмущалась Хината, Кушина приготовила такой потрясающий обед, что похвала её кулинарным способностям явно была сильно преувеличена.

- Чистая правда, - гнул своё блондин, - кого хотите спросите, а она, на секундочку, пол класса кормит на уроках домоводства.

- Попытка засчитана, - ответила Кушина, признавая смекалку детёныша. Женщина медленно залила большой заварочный чайник, куда заранее забросила крупные листья зелёного чая вперемешку с сушёной цедрой апельсина, свежими листиками мяты и палочкой корицы. Наруто, довольный, что всё отвлеклись, охотно помогал убирать лишнюю посуду со стола, расставлял чашки и красиво разложил в центре стола, на волнистом плоском блюде с чёрно-белыми рисунками цапель, все вагаси, которые приготовила Хьюга. - Какой хозяйственный детёныш, - усмехнулась Кушина.

- Выглядит потрясающе, Хината, - хватая один из голубых лотосов, восхитилась Мей, - у-м-м, чёрт, а на вкус ещё лучше, - добавила Теруми, когда откусила кусочек и тут же взяла себе каждого вагаси по штуки, пока остальные не распробовали и их ещё много. брюнетка только краснела от очередной похвалы, но обещала себе, что к концу вечера научится принимать её как следует, в конце концов, она и правда потрясающе готовит.

Наруто с каким-то трепетом взял в руки моти-мандаринку, будто догадался, что Хината сделала их только потому, что всё время думала о нём. Блондину даже захотелось узнать не правда ли это, и ещё больше - услышать, что так и есть. Семейная обстановка странно на него влияла, стирая грани их игры в отвлечение и делая всё происходящее настоящим.

Когда Кушина взяла вагаси с шоколадом и перцем, Хьюга задержала дыхание подавшись чуть вперёд, ожидая её реакции. Она сама не видела, но по напряжённой атмосфере, брюнетке показалось, что остальные ждут того же. Хината хотела бы не быть такой странной в этот момент, и точно мечтала перестать пялиться на то, как мать её парня пережёвывает сладости, но оторваться от слегка сложившихся трубочкой розовых губ, было выше её сил.

- Хм, - протянула Узумаки, смакуя остатки угощения, она манерно облизала кончики пальцев и села ровно, сохраняя бесстрастное выражение лица. У Хинаты всё внутри похолодело, кажется она снова была готова упасть в обморок, хотя держалась весь день. - Я всегда учила своего детёныша не врать матери, - грозно произнесла Кушина, высокомерно запрокидывая голову. Хьюга уже видела тёмные пятна в глазах и всё как-то подозрительно наклонялось, - и, он никогда этого не делает, - разражаясь довольным смехом, закончила Узумаки. - Расслабься, Хината, это и правда потрясающе, ты должна дать мне рецепт, мы с ЁШино обязательно возьмём это на вооружение и назовём их «Сол», - сказав это, женщина подмигнула девчушке. Хината имела посредственные знания испанского, но даже ей было известно, что «сол» - означает Солнце.

- Э-э, я один ничего не понял? - спросил Наруто.

- Угу, - с набитым ртом, ответила ему Мей. Блондин возмутился и бросил в зазнайку листик мандарина со своего вагаси. Но, Теруми только вытащила угощение из декольте, куда умудрился попасть Наруто и отправила его в рот. - Так, что там с байками, а Куши? - наевшись, спросила та, кого блондин уже успел вновь переименовать её в «ушлые сиськи».

- Так о чём я там говорила? Ах, да, точно, так вот, значит, первые его странные отношения со своим писюном мы стали замечать, когда ему было года три, - начала Кушина под протяжные стоны сына, - но, родители-то мы были молодые, не опытные и даже не знали, что нормально, а что нет, и вот однажды…

***

Хината уже запуталась, какой по счёту альбом смотрела, кажется, она увидела миллион разных Наруто, маленьких, больших, серьёзных, забавных. Но, ей не хотелось, чтобы это заканчивалось, сидеть на диване, зажатой между КуШиной и Мей, пока любая из них могла неожиданно ткнуть пальцем в фото и рассказать уморительную историю из прошлого, было потрясающе. Теперь Хьюга понимала, чего хочет от своей семьи, и отец дал ей надежду, что такое возможно.

- Ой, вы тут такие молодые, - сказала Хината, рассматривая девчонок на школьной фотографии, настоящие подруги, у неё вот до сих пор не было таких снимков, хотя подругами обзавелась, брюнетка сказала себе, что это нужно исправить. - Это же, - её палец скользил по лицам людей, которых она теперь знала, пока не замер на лице девушки, которую знала давно, - Микото-сама!

- Ты знаешь Мико? - удивилась Кушина. - Мы с ней учились вместе, всегда дружили и не так давно снова наладили связь, когда детёныш подружился с её младшим сыном.

- Саске, да-да, я их знаю, мы всю жизнь по соседству живём, у нас общий забор, - улыбнулась Хината, ещё одна вещь, которая связала её с этой потрясающей семьёй.

- Никогда не думала, что выражение «как тесен мир», такое буквальное, - усмехнулась Мей. Хината и Кушина обсудили что-то ещё про общих знакомых, или знакомых, которые стали общими, а вот Теруми всё никак не могла понять, что с девчонкой не так. Она словно уже видела её где-то, но то ли внимания не обратила, то ли просто забыла, из-за мимолётности встречи. Порой Хината точно была незнакомкой, но делала что-то такое, движение, или держала себя как-то по-особенному, что это вызывало узнавание. Но, в голову ничего не приходило. Наверное правда, что все люди, так или иначе, чем-то похожи.

- Ого, смотри Мей, какая у тебя была причёска, а я уже и забыла, - вывела её из раздумий Кушина.

- Ками, и кто мне сказал, что химия - это моё? Я похожа на одуванчик, - скривилась Мей. Их общий смех слился в один…

Наруто повернулся на приступ натурально девчачьего хохота, поймал мягкий взгляд Хинаты, подмигнул её, дождался, когда в лице девушки прибавиться краски и вернулся к посудомойке, в которую загружал посуду. Минато маячил рядом, раскладывая остатки еды по контейнерам и выскребая прилипшие крошки в мусорку, прежде чем передать посудину ему.

- Кажется, всё прошло хорошо, - невзначай замечает Намиказе. Наруто смотрит на него с выражением «да, что ты говоришь». Отец смеётся. - Она же не убежала, как бы твоя мама не старалась её напугать.

- Ха, Хьюга не из пугливых, - с вызовом заявляет Узумаки, словно это его личная заслуга. Минато старается смотреть на него так, чтобы сын не замечал. Ему кажется забавным, что его мальчик кажется даже не осознаёт, как сильно влюблён, но всякий раз, стоит ему упомянуть её имя, и в голубых глазах что-то загорается. Намиказе не может перестать улыбаться своим мыслям, всё, как у них с КуШиной. А, Наруто старается не думать о том, что Хинате не нужно убегать лишь потому, что их отношения - фикция, что она может уйти в любой момент и больше просто…

- Мне кажется, или что-то горит? - перебивает его страшную мысль, голос Мей. И, правда, чудовищно пахнет гарью. Все оглядываются, Наруто проверяет духовку, но мать давно перестала готовить. Минато осматривает проводку и лампы. - Это из нашей комнаты? - удивлённо спрашивает Мей. Блондин хочет высказать ей про то, чья это комната, но что-то щёлкает и он несётся в спальню. Остальные несутся следом.

- Нет-нет-нет, - стонет Узумаки. Комната в едком чёрном дыму, а всё его старый комп, который он оставил скачать новый сезон «Друзей», на которых Хьюга его безбожно подсадила. - Пожалуйста, только не сейчас, ты не можешь так со мной поступить, - кричал Наруто на старую рухлядь, которая медленно подавала дымовые сигналы, - в конце сезона Моника и Чендлер замутили, я так долго этого ждал.

Пока он сокрушался, в комнату ворвалась вся семья. Кто-то закашлялся от едкого дыма, но только Минато сохранял достаточно холодную голову, чтобы выдернуть компьютер из розетки, пока тот не загорелся, или ещё чего похуже.

- Кха-кха, фу-у-у, этот запах теперь будет на всех моих вещах, - запричитала Мей, зажимая нос двумя пальцами. У Наруто даже не было сил, чтобы высказать ей, как много потерял он, и как ему плевать на её тряпки. Кушина быстро открыла балконную дверь, впуская успевший остыть, вечерний воздух.

- Мне так жаль, - сказала Хината. Она смотрела на почерневший пластик старого монстра, которого Наруто принимал за комп, однако не могла не чувствовать досады, всё же они провели много прекрасных вечеров, распадаясь на пиксели и слыша друг друга через раз. Брюнетка сжала его руку, а Наруто обречённо опустил голову ей на плечо. Он понимал, что это означает, никаких игр, не говоря уже о домашних заданиях и общении. При мысли, что ему придётся ходить в библиотеку, он прижался к Хинате ещё сильнее. - Он послужил тебе на славу, знаешь, и заслужил, ну там, похорон викингов, или типа того, по возрасту как раз подходит, - не смотря на боль утраты, Узумаки усмехнулся, шутка была так себе, так что он связал это с тем, что она была рядом.

- Придётся от него избавиться, - заявила Кушина, тоном не терпящим возражений. Наруто ничего не оставалось, кроме как убедится, что его верный друг остыл и вынести его на улицу, сложив рядом с остальным габаритным хламом.

- Может это намёк от вселенной? - сказала Хината, когда они возвращались обратно, на ней была одна из его кофт на молнии, чтобы прикрыть голые руки. Наруто не очень понял, что это за намёки такие. - Я имею ввиду, что у тебя скоро день рождения, так может это повод для нужного подарка? - Узумаки выдавил из себя улыбку, меньше всего ему хотелось, чтобы она узнала, что отец часто помогает своим друзьям с подработками и не просит за это денег, как мать порой кормит постоянных клиентов себе в убыток. Как всегда и бывает, он найдёт способ достать что-нибудь помоложе, но такое же поношенное, что не станет дырой в семейном бюджете. Но, не говорить же всего этого Хинате, той самой, которая сегодня нарядилась в шикарное платье, и вернётся в большой дом.

- Всё может быть, - беззаботно отозвался он, - но можно было обойтись без таких кардинальных мер, - Хината посмеялась и блондин расслабился, она ничего не заметила. Это хорошо, ему не нужна жалость, не-то, чтобы он ждал её от Хинаты, в конце концов, она только что убедилась, что он самый везучий ублюдок во всём мире, когда познакомилась с его семьёй. - Ты задержишься ещё?

- Да, почему бы и нет, - не раздумывая ответила Хьюга, - знаешь, я бы вообще осталась у тебя навсегда.

- Знаю, - ответил Наруто. За свой высокомерный тон тут же получив по рёбрам. - Ауч, прости, но у тебя же это на лице написано. Вообще, твой отец, конечно, не похож на главного весельчака в компании, но кажется у него есть потенциал, - Хината резко остановилась, а так как они держались за руки, то резко дёрнула Наруто назад. - Ты чего?

- Когда это ты видел моего отца?

- А, оу, я разве не рассказывал тебе об этом? Забавно вышло, - и Узумаки поведал про своё, довольно странное, столкновение с Хиаши. Хината даже не знала смеяться с этого или благодарить проведение, что отец его не заметил. Если бы это произошло, то ей пришлось бы притворяться бредящей до конца школы, только бы не объясняться с отцом. - Знаешь, - блондин не сразу решился рассказать, чем закончилось его приключение в её доме, но кажется сегодня был самый подходящий день для этого разговора, - я и маму твою видел.

- Ч-что?

- Да, прости, - замялся Наруто, ероша волосы на затылке, - я случайно, пока убегал от твоего отца, наткнулся на комнату, знаешь, ну, ту самую, - Хината смотрела куда-то ему за плечо, чтобы не встречаться взглядом. Резко стало прохладно, она сильнее завернулась в его кофту, позволяя аромату Наруто окутать себя, защитить от неясного страха, что не успел толком сформироваться. Ветер налетел резким порывом, волосы бросились в глаза. Блондин подошёл ближе, аккуратно заправил особенно непослушную прядку иссиня-чёрных волос за ушко, от места, где их кожа соприкоснулась, побежали мурашки. -Ты похожа на неё, - едва слышно, произнёс Наруто. Хината сделала шаг навстречу, уткнулась носом в грудь парня и сцепила руки у него за спиной. Узумаки повторил тоже самое. Так они стояли пока Хьюга не поняла, что ей нравится, когда об этом говорит Наруто.

- Ты на свою тоже похож, - сказала ему Хината, голос прозвучал приглушённо, она говорила всё ещё утыкаясь в него, ждала, когда он посмеётся и хотела прочувствовать вибрации от его глубокого, задорного смеха. Так и вышло. Только после этого девушка отстранилась, просто чтобы он убедился, что она в порядке. - И, даже обманчивая внешность твоего отца не может это скрыть.

- Теперь я из-за этого не волнуюсь, - уводя её обратно в дом, ответил Наруто, - теперь мне ясно, что в мою мать ты влюбилась не меньше, так что всё путём, - он был слишком милым, таким родным и близким, что Хьюга не отказала себе от удовольствия ещё задержать парня на улице, чтобы коснуться манящих, сейчас ухмыляющихся в «я знал, что ты не устоишь» стиле, губ. Встать на носочки, запустить пальцы в мягкие волосы, чувствовать его тяжёлое дыхание и крепкие руки. Так легко поверить, что весь этот день был правдой, и Хината даёт себе слабину. Ничего страшного из-за этого не случиться, думает она, снова и снова мягко касаясь таких желанных губ. Сердце пускается в пляс, тоже веря, что всё взаправду. А, на балконе в его комнате, стоят обнявшись Кушина и Минато, наблюдая за первой и, как они верят, последней любовью сына.

***

Они то переглядываются друг с другом, то кидают взгляды на дверь, особенно когда слышат стук каблуков. Но, это каждый раз кто-то другой. Шайка не знает чего хочет больше, чтобы Ино пришла, доказывая, что она в порядке, или чтобы не пришла, доказывая, что она будет в порядке, но оставаясь всего лишь человеком. Она никому не звонила, и её никто не беспокоил, поэтому узнать что-то заранее было не возможно. Очередной поспешный стук каблучков, заставил всех обернуться, поэтому когда Тамаки вошла в класс, по привычке смотря туда, где Киба, она наткнулась на его пристальный взгляд. И, взгляды всех остальных.

- Р-р-р, это всего лишь Тамаки, - прорычал недовольный Киба, отворачиваясь от застывшей девушки. Хината обречённо прикрыла глаза руками, качая головой, как можно было быть таким проницательным, когда читаешь книги и таким тугодумом, когда даже не стараешься читать ситуацию с живыми людьми, Хьюга не понимала. Хотелось, вот серьёзно, уже хотелось просто затряхнуть его и прямо сказать, что он нравится Тамаки, а ещё о том, как сильно он может кого-то обидеть подобными заявлениями.

Мацури сочувственно улыбнулась подруге, пока та доставала учебник японского. Брюнетка просто помотала головой, сообщая, что всё хорошо, и что она не будет теперь весь день представлять себе злое лицо Кибы, говорящее «всего лишь Тамаки», снова и снова, всё более и более недовольным тоном.

- Эй, Гаара, - позвал Инузука. Сегодня шайка окончательно захватила заднюю часть класса, когда но Собаку вежливо попросил парня, сидящего за последней партой в среднем ряду, поменяться с ним местами. Кроме того, он попросил о таком же одолжении парня, который сидел перед первым парнем, чтобы забить место для Сая. Это было очень мило с его стороны и умиляло Хинату до сих пор. Конечно, она была не очень довольна, когда демон просто закинул свой рюкзак на последнюю парту, указал пальцем на двух одноклассников и сказал «свалили», но демон на-то и демон, что никто не остался в обиде, даже спорить не стал. Так, что Киба теперь сидел по левую руку Гаары и мог без препятствий спрашивать всё, что угодно, - ты не разговаривал с Саем, может он что-то знает?

- Нет, - ответил но Собаку и вернулся с своему прежнему занятию, короче, сидел скрестив руки на груди и ждал, когда появится Какаши-сенсей. Киба недовольно обернулся к Хинате, многозначительно двигая густыми бровями, чтобы показать, какой Гаара несносный. «Покер фейс» брюнетки красноречиво сообщал, что её это ну вот совсем не колышет, тем более, что Инузука сам хорош. Разрастись какому-то конфликту не дал вышеупомянутый Сай, который только что вошёл в класс. - Я занял тебе место, - едва посмотрев на друга, сказал Гаара, скорее даже грубо пробубнил, но Сай только улыбнулся ему и с радостью сел перед но Собаку. Хината видела, как расслабились плечи красноволосого, когда друг начал выкладывать книги, к тому же, выглядел художник вполне счастливым.

Ребята как-то неловко переглянулись, спрашивать про Ино вот так с порога было не удобно. Всё решил Какаши-сенсей, который, вот это чудеса, пришёл сразу со звонком.

- Хм, - удивился учитель, - должно быть что-то с часами, - в выходные он слишком много общался с Гаем и видимо тот что-то сделал с ними, Хатаке тяжело вздохнул, это же теперь целый урок придётся вести. - Гай, - произнёс учитель, и даже не заметил, как побледнел один из его учеников, которому это всё напомнило о словах матери, так бестактно оброненных, намекающих на слишком близкие отношения между коллегами, его сенсеями, двумя крутыми мужиками. Наруто спрятался за спиной Шино, чтобы не смотреть на Какаши. И ни о чём «таком» не думать. - Знаете, - довольный своей, неожиданно возникшей, идеей, сказал сенсей, - а, давайте-ка напишем самостоятельную работу, - ответом ему стал оглушительный, возмущённый гул детских голосов.

***

- Вы, наверное, хотите что-то спросить? - невинно хлопая глазами, спросил Сай, когда вся шайка обступила его парту со всех сторон, как только Какаши покинул кабинет.

- Нет, гений, мы тут просто так столпились все, как стадо дебилов, - с фальшивой улыбкой съязвил Узумаки. Хината пихнула его под рёбра, Сай совершенно точно собирался заняться своими делами, потому как мало что понимал в сарказме, а Наруто только сбил его.

- Не слушай его, - сказала Хината, - да, мы хотели узнать у тебя про Ино. Ты видел её? Как она?

- Я отвёл её домой, как только она была готова к этому, - начал Сай. Столько всего навалилось на него за последние пару дней, что парню всерьёз казалось нервы вот-вот замкнёт. Эмоции, свои, чужие, направленные на него, всё смешалось, а времени подумать совсем не было. - Ино сказала, что ей нужно пару дней, она была не уверенна, что готова прийти в школу. Я сказал, что мы будем здесь, ждать её и всегда поддержим, защитим, я правильно сделал? - тёмные глаза, на слишком бледном лице, которое успело побледнеть ещё больше, повернулись к Хинате.

- Конечно, Сай, - уверенно ответила Хьюга, положив руку на плечо друга, - ты всё сделал правильно. Знаешь, если честно, не думаю, что мы отделались бы так легко, если бы не ты. Не знаю, кто ещё смог бы так помочь Ино.

- Я просто был рядом и ждал, - улыбнулся художник, прикрывая веки, - как ты мне и сказала.

- Добрый день, ребята, - в класс ворвался счастливый Ирука-сенсей, вынуждая шайку бросить разговоры и вернуться на свои места. - Прежде чем начать урок, хочу сказать, что у меня для вас отличная новость, нам увеличили финансирование в этом году и я смог выбить для выпускников поездку в «Музей естественной истории», самый крупный в стране, который в Кири. Здорово правда? - возбуждённых возгласов, которых Ирука ожидал, не последовало. - Мы проведём там два дня и одну ночь, всё оплачено. Нам удастся посмотреть один из фильмов в знаменитом «Кинотеатре 360°», нам проведут специальную экскурсию после закрытия музея, всё благодаря тому, что там работает моя старая подруга Цубаки, она научный сотрудник музея, - с гордостью объявил Умино. Новость о старой подруге учителя, привлекла куда больше внимания, чем новость о нудной поездке. - Хочу, чтобы староста, - он многозначительно посмотрел на блондина в конце класса, - записал всех желающих и принёс список в кабинет Школьного совета к концу дня. Староста меня услышал?

- Да, Ирука-сенсей, всё будет, - отрапортовал Узумаки.

- Надеюсь. Ладно, теперь, когда хорошие новости для вас закончились, открывайте учебники, посмотрим, как хорошо вы запомнили прошлый урок, - все нервно начали перебирать страницы, пытаясь найти, что же такое они изучали в прошлый раз. Как не странно, даже глава из книги многим ничего не прояснила.

После урока, когда Ирука ещё раз напомнил Наруто, что нужно сделать и удалился, Узумаки проорал на весь класс, что ждёт перемену, если никто к нему не подойдёт, то он будет считать, что все отказались и запоздало «вносить в список всяких тугоухих олухов, не собирается». Хината подошла к его парте и остановилась. После вчерашнего обеда, она чувствовала себя странно, особенно, когда случайно в коридоре наткнулась на Минато-сенсея, но точно была рада, что теперь всё знает.

- Соскучилась? - обрадовался Узумаки, когда девушка встала рядом. Хината только молча постучала пальчиком по белому листу бумаги, который парень положил на парту. Блондин проследил за тем, что она сделала и простонал. - Издеваешься? Оно тебе надо? Я не хочу ехать в дурацкий музей.

- Разве я тебя заставляю ехать в «дурацкий музей»? - искренне удивилась Хината.

- И, что это должно значить?

- Не знаю, ничего? - не поняла Хината. - Я хочу побывать в той круглой комнате, где повсюду экраны и кажется, что ты реально погружаешься в то, на что смотришь. И, погулять по музею после закрытия. Только и всего, почему это должно мешать тебе делать то, что ты хочешь?

- Думаешь я отпущу тебя на два дня в музей одну?

- Ну, я надеюсь, что там будут ещё ребята, не могут же все быть такими противниками музея.

- Арх, - ни на шутку разозлился Наруто этой её непробиваемости, и остервенело вписал их имена на листок.

- Тебе вовсе не обязательно…

- Как ты рассчитываешь хорошо провести время, если меня не будет?

- Я об этом как-то не думала, - просто ответила Хината. Вообще-то так уж вышло, что она с первого сентября словно вообще ничего не делала без Узумаки, ну, в глобальном смысле, или ей так просто казалось. Раньше Хината спокойно ехала в такие школьные поездки, даже не задумываясь, будут там её друзья или нет, друзей ведь в принципе не было. Это было чем-то обыденным, Хьюга никому не позволяла и не собирается начинать, диктовать что ей делать, а чего нет, когда дело касается возможности узнать что-то новое.

- Что вы там делаете? - спросил Киба, когда Хината надолго зависла рядом с партой Узумаки.

- Я записалась в поездку, - ответила другу Хината.

- А? Правда? - скривился Инузука, но как-то слишком быстро снова улыбнулся, демонстрируя клыки. - Звучит заманчиво, и меня впиши. Эй, Шино, давай тоже, - Абураме повернулся и кивнул. Наруто вздохнул, но делать было нечего, пришлось вписать и этих двоих.

- Мы же не останемся в стороне, а Шикамару? - обратился здоровяк к сидящему позади другу, точнее Нара спал на парте, но что-то пробубнил, когда Чоджи его потревожил. Акимичи усмехнулся. - Будем считать это за положительный ответ, - решил он за своего ленивого товарища. - Впиши и нас Наруто, а ещё я написал об этом Каруи, так что её тоже впиши.

- Капец, да, что на вас на всех нашло? - вписывая новых людей, возмущался такой тяге к знаниям, блондин. - Хэй, а ты-то что там пишешь? - крикнул он Гааре, который тоже что-то строчил в телефоне. Но Собаку, понятное дело, его проигнорировал. Пока не получил ответ.

- Меня тоже впиши, - сказал Гаара, - и Темари, - никто этого не заметил, но резко проснувшийся от звука знакомого имени, Шикамару, загадочно улыбнулся, упираясь головой в жёсткий учебник по математике. Два дня и ночь, отель, где они все будут ночевать, автобус, в котором будут ехать, одной блондинке, которую нельзя называть, будет просто некуда от него деться. Что тут скажешь, Нара всегда любил учиться, просто показывал это странным способом.

- И, меня не забудь, - вставил своё Сай. - Я не уверен, но возможно…

- Да-да, я забью место для Ино, - отмахнулся Наруто, уже понимая, что друзья решили воспользоваться этой поездкой не понятно для чего. Хината решила, что тоже так может и отправила сообщение Саске, чтобы он имел ввиду, вдруг захочет. Она давно не уделяла другу времени, а он был каким-то особенно хмурым в последний раз. Учиха не ответил, но она понадеялась, что сообщение прочитал.

- Давай, - шепнула Мацури, но Тамаки всё не решалась, а время бежало. Брюнетка всё не могла избавиться от воспоминания о том, как не рад был её видеть Киба, поэтому резко мотнула головой, нет, она этого сделать не сможет. Хорошо, что она выбрала себе правильную подружку. - Староста, - бодро выкрикнула Мацури, - и, нас с Тамаки впиши, - любительница кошек попыталась одёрнуть подругу, но было уже решительно поздно. Узумаки вывел новые имена на листе. - Кстати, - снова обратилась Мацури к блондину, с которым, как она полагала, успела подружиться, после той истории с якудзой. Наруто кивнул девчонке, чтобы она продолжила мысль, - я просто подумала, что раз Ирука-сенсей сообщил эту новость нашему классу, то и остальным сообщит, разве их не должен будет записать в свой список другой староста?

- Да, что тебя, - проворчал Узумаки, доставая новый лист, на который, в этот раз, вписал только имена своих одноклассников. И, пока он этим занимался, казалось, что бубнил про себя что-то очень похожее на «чёртова Хьюга». Хината, как сидящая ближе всех, улыбалась, обрадованная тем, что все её друзья будут вместе.

- Знаете, - робко начала она, - это хорошая возможность, чтобы, ну, побыть вместе и сделать пару фото, что скажете?

- Само собой, как всегда, - ответил Киба, не очень понимая, чем эта поездка должна была отличаться от всего, что они делали до этого.

- Как всегда? - переспросила Хината, она не хотела признаваться, но стало как-то обидно, что у шайки наверняка есть куча разных снимков, где они все вместе, в отличие от неё. Киба развёл руками, совершенно не втыкая в чём вопрос, поэтому, чтобы избавить себя от лишнего напряга, просто протянул подруге свой телефон, открыв галерею. Хьюга неуверенно взяла гаджет. В бесконечном потоке фотографий собак, она увидела…себя. Их и себя. Как они ходили на квиз по «Гарри Поттеру». Куча фоток из «Всякой всячины». Они под деревом во время обеда, когда ребята закидали Наруто едой. - Ками, - едва слышно прошептала Хината, когда увидела снимок того, как она отбила мяч, во время игры в софтбол и победно крутила биту. Как она могла всё это пропустить? Девушка вернула другу телефон и улыбнулась. - Точно, как всегда, именно это я и имела ввиду.

***

Теруми шла так, будто именно здесь она и должна быть. Нет совершенно ничего странного, что она пришла не в свой отдел, что зашла в приёмную к главе отдела и теперь собирается пробраться внутрь. Пошлая компьютерная мышь и подушка-пердушка прожигали крупный, из мягкой, шоколадного цвета кожи, портфель, который Мей несла, как клатч.

- Да? - встретила её меланхоличная секретарша, которая целыми днями…работала, Теруми вновь содрогнулась от такого, но быстро взяла себя в руки и помахала перед девушкой цветной папкой с файлами.

- Я должна передать это Хиаши, - с милой, невинной, не предвещающей ничего хорошего, улыбкой, доложила она. Секретарша потянулась, чтобы схватить папку, но Мей быстро дёрнула её на себя, - нет-нет, конфиденциально, я оставлю её у него в кабинете, - и, прежде чем та очухалась, «сиськи-выдумщицы» уже проскользнула в кабинет. На удивление светлый, что приятно её удивило, ожидалось то что-то похожее на подземелье для пыток. Было слегка обезличено, но в целом просто, по офисному. Мей быстро, насколько позволяли высокие чёрные шпильки, пробежалась по кабинету, подсоединила мышь, не забыв забрать нормальную, бросила подушку, которую специально купила под белую кожу, ожидая, что рабочее кресло у Хьюга будет стандартным. И, почти ушла, но заметила в одном из шкафов, заставленных толстыми папками с бумагами, большую белую кружку с, явно сделанной на заказ, надписью - «самый главный Хьюга» и маленькой золотой короной, одетой на первую букву фамилии. - Ой, не делай этого, Мей. Пора валить, - уговаривала она себя, но всё равно забрала кружку и только потом вылетела из кабинета.

- А, папка? - донеслось ей в спину.

- Это не та, перепутала, она вообще в другой отдел, - унося ноги, ответила Теруми. Сердце перестало стучать как подорванное только в лифте. Так же на неё напал дикий приступ хохота. От этого сущего ребячества, которое точно говорило только о её непрофессионализме, женщине стало легче. Всем порой необходимо посмеяться над собой, особенно такой личности, как Хиаши Хьюга, у которого точно пробка в заднице. - Хорошего начала дня, мой милый любитель анальных развлечений, - злорадно произнесла Мей. Даже не заметив пару мужчин-бухгалтеров в очках с кучей диоптрий, в которых их глаза походили на жабьи, тем более сейчас, когда из-за её слов, повылезали из орбит.

***

У Хиаши было несколько встреч с управляющими из других филиалов, так что в офисе он появился не сразу. Однако, успел ещё по дороге отдать распоряжение секретарю, чтобы собрала весь отдел в его кабинете, лучше сразу расправиться с рутиной, пара важных объявлений и люди смогут снова вернуться к работе.

Мужчина иногда вспоминал о своей стычке с новой главой отдела, этой фурией в синем костюме, но он всё же начал осознавать, что отец двух дочерей. Дочерей, которые, возможно, однажды точно так же будут пытаться пробиться в суровом мире, принятом считать мужским, и Хиаши бы не хотелось, чтобы их воспринимали, как помеху, не способную хорошо делать свою работу. Хьюга навёл справки, выяснил, что Мей Теруми высококлассный специалист и им повезло, что она выбрала их, поэтому он собирался проглотить гордость, послать свои предрассудки куда подальше, короче, дать взбалмошной женщине шанс. Принятие такого решения, возвысило его в собственных глазах, так что при случае он даже хотел поделиться этим с детьми, пусть знают, что он меняется во всём.

Когда Хиаши пересёк порог своего кабинета, его сотрудники уже сидели там в ожидании того, что он скажет. В чём-то слова Мей о них подтверждались, теперь, когда он чаще на них смотрел. Соусецу всё время нервно теребил свои очки, которые слишком часто запотевали, он весь трясся и дёргался, когда начальник проходил мимо, словно ожидал удара. Мукаде старался не смотреть боссу в глаза и вроде всё время со всем соглашался, Хиаши, он этим не гордится, но всё же, порой спрашивает у него сначала одно, что тот находит «потрясающей идеей», а следом что-то совершенно противоположное, что Мукаде опять же находит «потрясающей идеей». Момент, когда он понимает, что произошло, веселит начальника, конечно только тогда, когда на нервах у Мукаде не идёт кровь носом, что бывает довольно часто. Про Муу вообще нечего говорить, он такой бледный, ужасно высокий, порой Хиаши вообще забывает что он человек.

«Наверное, и правда стоит быть с ними более…человечным», - подумал Хьюга, решив начать прямо сейчас и едва заметно улыбнулся. Сотрудники переглянулись в ужасе, босс и улыбка не предвещали им ничего хорошего.

А, бомба всё тикала, с каждым шагом Хиаши всё громче и громче, но он этого не слышал, уверенным шагом направляясь к своему рабочему креслу. Никакого «паучьего чутья» он не имел, всё выглядело, как всегда, да ещё Юкие так замоталась с бумагами, что совсем забыла предупредить, что сумасшедшая барышня из ужасно бесполезного, как полагала сама секретарь, отдела, шныряла тут. Так что жизнь казалась Хиаши прекрасной в этот понедельничный полдень, он смело отодвинул кресло от стола, встал перед ним, расстегнул одну из пуговиц на строгом пиджаке, чтобы тот не топорщился, и опустил свой зад на белую кожу.

После ужасного звука, который издала его задница, повисла гробовая тишина, пока Соусецу не полез за своим ингалятором, начав задыхаться, не иначе как от подскочившего давления. В обычной ситуации, люди бы сидели едва сдерживая смех, но только не эти конкретные люди, им показалось, что если кто-то шевельнётся или издаст хоть звук, начальник убьёт их на месте. И, Соусецу держался, как мог долго, но когда понял, что без впрыска лекарства умрёт прямо в офисе (он итак думал, что такова его судьба, просто к тому времени он будет не много старше), ему пришлось начать двигаться. От того, что самый трусливый из них зашевелился первым, остальные испугались ещё больше.

Хиаши сначала впал в ступор, в конце концов, он профессионал своего дела, большой начальник и когда приходит на службу, то всё человеческое ему становится чуждо, так что такая подстава от собственного организма его озадачила. Но, потом, мужчина осознал, что кресло его не такое удобное, как обычно. Хьюга поднялся, пошарил рукой и мгновенно обнаружил причину этого конфуза.

- Хм, - произнёс брюнет, рассматривая резиновую штуковину, которой тут точно было не место. Он осмотрел своих людей, который тоже внимательно рассматривали находку шефа. Они не знали как быть, стоит ли сказать, что они тут не при чём, или он сам догадается. Но, Хиаши итак не допускал мысли, что взрослый, разумный человек на такое способен. А, вот не разумный, вполне на такое способен. И, это после того, как он решил дать ей шанс. - Юкие, - Хьюга нажал на кнопку, чтобы вызвать секретаря. Девушка мгновенно оказалась в дверях, словно всё это время караулила там. - Пока меня не было, кто-нибудь входил в мой кабинет?

- Только госпожа Теруми, приносила конфиденциальную папку, но так её и не оставила.

- Хорошо, спасибо, - Юкие неохотно вышла, когда стала не нужна, а ей хотелось бы узнать, что будет дальше. Хиаши слишком сильно сжал руку, так что подушка снова выполнила свою работу. Это решило дело. - Всё свободны, - на ходу крикнул сотрудникам Хиаши, пулей вырываясь из кабинета.

В своём отделе Мей не оказалось, но было предобеденное время и Хьюга расценил, что такие, как она, предпочитают проводить его на общей кухне, отвлекая всех и каждого от работы, болтая о ерунде и попивая что-нибудь противное, вроде кофе с пенкой. Он, как ценитель традиций, не признавал никаких напитков кроме чая, тем более в рабочей обстановке.

Догадка оказалась верна. Теруми, в своей слишком обтягивающей бархатной блузе в цвете красного вина и с аляповатым рисунком в виде вензелей, такой же обтягивающей серой юбке с высокой талией, благо хоть длинна была удобоваримой, и на высоченных шпильках, стояла прислонившись к кухонным шкафам беседуя с какими-то не известными Хиаши людьми. Он не-то чтобы ворвался в помещение, просто вошёл, но что-то в его ауре подсказало присутствующим, что надо сваливать.

Мей сделал глоток горячего напитка, сегодня её прямо потянуло на зелёный чай, который так потрясающе смотрелся в её новой кружке, чтобы спрятать довольную улыбку, когда злющий Хиаши Хьюга ворвался в кухню, распугивая пугливых сотрудников банка. Он держал в руке её сюрприз, а эти бледно-серые глаза так пожирали её взглядом, что Теруми начала забыть - у них война, а не совращение.

- А, Хиаши, налить вам чаю? - улыбаясь матовыми, практически естественного цвета, пухлыми губами, спросила Мей. Хьюга бросил на круглый стол, который их разделял, подушку-пердушку, она снова выпустила воздух, но совсем тихо, будто извиняясь, что вообще осмелилась такое вытворять.

- Полагаю это ваше, - сдерживая ярость, сказал Хьюга. Теруми невинно хлопала пышными ресницами, делая вид, что совершенно не в курсе. Хиаши ведь дал ей шанс, так? Так. Поэтому он всеми силами собирается держать себя в руках, показывая, кто тут мудрее, кто стоит выше всего, короче, своё превосходство. Но, женщина и так и эдак крутила в руках белую чашку, привлекая его внимания, и привлекла. Эта вещь была из прошлой жизни, Хацуми и дети сделали её сами, преподнеся в первый день после его повышения, когда в банк должен был прийти не кто-то там, а Большой Начальник, на дне даже был маленький отпечаток ладошки только родившейся Ханаби. Он пил из неё каждый день, но этих дней было не много, после смерти жены, кружка перекочевала в шкаф, уничтожить её он просто не смог. - Это что, - процедил Хьюга, забыв про обещание быть лучше, - моя кружка?

- Ой, - удивилась Мей, принимаясь внимательно разглядывать посудину, словно только сейчас поняла, что чем-то таким пользуется, - разве? Хм, хотя тут написано «Хьюга», звучит логично, если она ваша.

- Заканчивай паясничать и верни её мне, - грубым басом произнёс Хиаши. Его руки дрожали от гнева, он уже не мог смотреть, как руки Мей, с этим её вызывающим маникюром, сжимают белые керамические бока чашки.

- Как грубо, разве ты не знал, что с ближними нужно делиться? - выносить этот насмешливый тон он больше не смог. Теруми не успела отреагировать, как он выхватил чашку, выплёскивая горячий напиток на пол, шкафы, их двоих и вообще на всё, что было поблизости. - Ах, ты, - задохнулась от возмущения рыжая. В поисках начальницы в кухню проскользнул Чоуджуро. - Животное, - выкрикнула Мей, стараясь влепить Хиаши пощёчину, но мужчина был проворнее и перехватил тонкое запястье. Гнев в его глазах напугал Теруми, она впервые поняла, что могла перейти границы, но идти на попятную сейчас, это не в её правилах. Если уж давить, то до последнего. - Может ещё и ударишь меня? Как я погляжу, с тебя не убудет, жёнушку свою тоже поколачиваешь?

- Г-госпожа Теруми, - подал голос Чоуджуро, но начальница не обратила на него внимания. Она нашла куда давить, судя по растерянному взгляду Хиаши и тому, что его хватка ослабла.

- Хотя о чём это я, чтобы женщина, да по доброй воли связалась с таким, как ты? Это нужно быть сумасшедшей, - Хьюга отступил, оправил пиджак, руку пощипывало от того, что горячий чай обжёг. Он ничего не сказал, просто развернулся и ушёл, Мей хотела его задеть и задела. Хиаши всегда думал о том же, что Хацуми была несчастна с ним, что он был недостаточно хорош для неё. Всегда серьёзный, не склонный к авантюрам, а она…такая живая, мечтательная, весёлая. Была такой, пока с ним не связалась. И, это всё его вина, это он убил в ней тягу к жизни. - Как я его, а? - радостно спросила Теруми у своего помощника. Но, Чоуджуро не разделил веселья начальницы. - Что? Думаешь я перегнула палку?

- Вам судить, но жена господина Хьюга скончалась несколько лет назад, насколько мне известно, оставив его с тремя маленькими детьми, - сказав это, Чоуджуро ушёл. Мей никогда ещё не было так стыдно за свои слова, но она утёрла слёзы, которые уже начала проливать по Хиаши Хьюга. Когда это делу можно было ими помочь? Нет, Теруми знает способ лучше. Например, заставить его простить её глупость и грубость.

- Ладно, повоевали и хватит, - решительно объявила Мей опустевшей кухне, - теперь, Хьюга, я заставлю тебя принять мою дружбу и мои извинения. И, лучше бы тебе их принять, ведь я никогда не сдаюсь.

***

Гай-сенсей поймал парней сразу после биологии, аккурат перед обедом, что-то там с барьерами или типа того, Хината не слушала, но вышло так, что работу припаханного старосты пришлось доделать ей. Она ещё раз уточнила, что всё кто хотел, записались в поездку, и когда не увидела новых желающих, потащилась в кабинет Совета, чтобы отдать список от класса 3-С. В кабинете оказалось непривычно тихо, а она даже не думала, что Школьный совет тоже уходит на обед, Хьюга решила, что положит список на видное место, но её отвлекло что-то розовое, притаившееся в углу.

- Сакура? Эй, привет, а я тебя и не заметила, - улыбнулась она подружке, которая сидела за одним из столов и что-то писала. Харуно подняла глаза и первое, что Хината в них заметила - страх. - Ой, прости, я тебя напугала? - розоволосая ничего не сказала, а только странно пялилась на брюнетку, будто пыталась угадать её мысли. - Сакура? - Хьюга была готова списать все странности на отсутствие Ино и новостей от неё. Всё же, эти двое были лучшими подругами. Она решила оставить девушку в покое, если захочет, сама начнёт разговор, рассудила брюнетка. - Я принесла наш список, ну, желающих поехать в музей, оставлю его тут, ты скажешь Президенту, если будешь ещё здесь, когда она придёт?

- Он тебе сказал? - не выдержав спросила Сакура. Хината замерла с дурацким листком и выражением лица. Харуно никак не могла понять, притворяется подруга или нет, но гадать уже не было сил.

- Кто? Что сказал?

- Значит не сказал?

- Сакура, - медленно начала Хината, - я не понимаю о чём ты говоришь.

- Саске, - с его именем во рту снова появился привкус горечи, - он сказал, что я сделала? - Хинате стало не хорошо, выходит, она опоздала со своими намерениями побыть хорошим другом, и хмурость Саске была не без причины, но она занималась собой и своей счастливой жизнью, забив на него. - Сказал? - снова спросила Сакура. Хьюга смогла только отрицательно показать головой. - Я его бросила, - эхо последнего слова стучало в висках, придавливая Хинату к месту. Саске и Сакура, то, что когда-то причиняло боль, теперь стало чем-то постоянным, обязательным и правильным. Учиха влюбился, так разве это не означает, что навсегда? И, как, как Сакура могла его бросить…это же Саске. - Ничего не спросишь?

- А, кхм, а ты хочешь что-то рассказать? - Хината подошла ближе, только сейчас замечая, что Сакура не накрасилась, а под зелёными, потухшими глазами, залегли чёрные круги. Волосы в беспорядке, и бант на форме повязан криво. Этого брюнетка никогда не могла понять, разве можно бросить кого-то самой и терпеть такие муки? Это совесть или что? - Я не понимаю, - честно призналась Хината, - я думала, что у вас всё хорошо, вы же собирались провести ночь вместе, у вас всё шло, как положено, - она захлёбывалась словами всё больше. Нет-нет, не может это быть из-за тупого секса, не может её пророчество сбыться именно на Саске, - такое бывает, да, всё не очень хорошо с первого раза, но всё дело в практике, - она сама понимала, что несёт какой-то бред, но разбитое сердце всегда было её прерогативой, не Саске. Как она сможет ему с этим помочь?

- Это не то, - ответила Сакура, - точнее не совсем то. Прости, ты уверенна, что хочешь это слушать? Я понимаю, ты его друг, не мой, и будешь на его стороне, мне просто…наверное…не хочется, чтобы…ты меня ненавидела. Поверь, больше, чем я сама себя ненавижу у тебя просто не выйдет.

- Я, - Сакура была права, наверное, она должна считать её врагом или типа того, быть на стороне Саске, но разве можно разделить их теперь, когда она считает подругой и её? - Я просто хочу понять, что случилось? Ты в порядке? Он что-то сделал не так?

- Нет-нет, - заторопилась Сакура, - он всё сделал так, разве что, - горькая усмешка от которой внутри всё обрывается, - выбрал не ту девчонку. Та ночь, она не была ужасной, да, ничего фееричного, я не почувствовала, что наша связь стала крепче, знаешь, я просто поняла, что без секса всё было проще, лучше. Но, потом, - Харуно дала себе слово не плакать, но эта функция всегда была включена по умолчанию, - я стала думать, понимаешь, так много думать. Мне же семнадцать, семнадцать, Хината, я же ребёнок, сущий ребёнок, а о чём я думаю? О том, что люблю кого-то и что? Что это всё навсегда? Навсегда - ужасное слово, это же так долго. Саске - это навсегда? Значит, дальше я буду всегда с ним, засыпать, просыпаться, у меня в жизни будет один мужчина? Но, ведь мир такой большой, в нём столько всего. Люди, места, а я ничего не видела, ничего не сделала, я не знаю, кто я такая, так как я могу говорить кому-то о любви и верить, что это правда?

Сакура не требовала от Хинаты ответов, но она поняла о чём говорит подруга. Не-то, чтобы Хьюга не верила, что кто-то может прожить всю жизнь с одним человеком и исследовать эту жизнь вместе с ним, находя прелесть именно в таких поисках нового. Но, при этом она никому не пожелала бы чувствовать себя неполноценной, считать, что в тебе чего-то не хватает - самое ужасное, что можно себе представить.

- Думаешь, что я дура, да? - шмыгнув носом, спросила Харуно. Хината так вовсе не считала, просто была удивлена, что такие мысли появились именно у неё. Хьюга проглядела эту часть в Сакуре, она уверилась, что та по самые гланды втюрилась в Саске и если кому-то и станет тесно в их отношениях, то ему. Но, люди умеют удивлять. - Я даже думала, что это пройдёт, чёрт, это же Саске Учиха, никого шикарнее я просто не встречала, и когда он был рядом, казалось, что это всё, в чём я нуждаюсь. Мне жаль, что это оказалось ложью. И, жаль, что я обманывала его дольше, чем нужно. Я всё испортила и мне кажется, что он может наделать глупостей.

- Ничего, я присмотрю за ним, он справиться, - уверенно ответила Хината, хорошо притворяясь. Она вовсе не была уверенна, что Саске справиться с такой болью. Девушка могла представить, что он чувствует, открыться любви, признать её существование и быть так жестоко обманутым, такая боль. - А, ты, ты справишься?

- Чёрт, Хината, - усмехнулась Сакура, вытирая уже красные глаза, - тебе нужно научиться хоть чуть-чуть ненавидеть людей. Ты слишком хороша для всех нас, в курсе?

- Не знаю, - она осмелилась подойти ещё ближе. Ино сейчас не рядом, а даже если бы была, то ей не до того, а Каруи, наверное, слишком счастлива в своих отношениях, чтобы воспринять слова Сакуры правильно. Выходит, что Хината сейчас её единственная подруга. И, она позволила Харуно обнять себя, чтобы показать, что никаких делений в друзьях она делать не собирается. Им придётся с этим смириться, всем им. - Я предпочитаю думать, - отстраняясь, начала Хината. Она осторожно вытерла запоздалую слезинку, покатившуюся по щеке подруги, - что хорошее тянется к лучшему.

- И, кто в этом случае ты? - с улыбкой спросила Сакура. Она не могла поверить, что Хината поняла весь тот немыслимый бред, что крутился в её голове, да ещё не собиралась ненавидеть, слишком большая удача, чтобы быть правдой. Но, вот она, эта странная девчонка, Хината Хьюга, стоит рядом, обняла, поддержала.

- Лучшее, разумеется, - с наигранным высокомерием, ответила брюнетка. Сакура рассмеялась и отстранилась. Она отвлеклась на маленькое зеркальце, что носила в сумке, как раз на такие случаи. Видок ужасный, но на душе полегчало, как оказывается приятно поделиться переживаниями с кем-то. Невольно закралась мысль, а есть ли у Хинаты кто-то, с кем может делиться она, или девушка не думает об этом, собирая чужую боль, храня свою при себе.

- Если тебе тоже когда-нибудь понадобиться, ну, знаешь, вот так вот выговориться, ты же знаешь, что я к твоим услугам? - Харуно стояла к ней спиной и поймала удивлённое выражение бледно-серых глаз в отражении.

- Эм, да, спасибо, - неуверенно ответила Хината, Сакура снова посмеялась, совсем сбивая подругу с толку.

- Прости, совсем забыла, что у тебя есть Узумаки, он умеет слушать, как никто другой, - выдала Харуно, с ноткой едва различимой зависти. - Вам повезло найти друг друга.

- Да, - уверенно ответила Хината, с этим она была полностью согласна.

Разговор с Сакурой совсем нарушил её внутреннее равновесие, Хината не знала куда податься, что сделать, остаток дня прошёл как в тумане. Рано или поздно, то, что она узнала, станет известно всем, но по какой-то причине, Хьюга переживала только за Наруто. Он был рядом, улыбался, казалось, что парень переосмыслил себя и свою жизнь. Но, могла ли Хината быть в этом уверенной? Это было эгоистично, но она обижалась на Саске и Сакуру из-за этого разрыва, так не вовремя, когда у них с Наруто всё наладилось, когда они учатся жить без своих костылей в виде безответной любви к лучшим друзьям. Хьюга не могла подобрать правильных слов, но боялась…боялась, что с новыми знаниями, вспыхнет прежняя надежда. Нет, Харуно была не права, Хината вовсе не так хороша, как все думают. Есть в ней та тёмная сторона, которая не готова делиться тем, что она считает своим. А, Наруто Узумаки был её.



Прочитали?
0


Нравится!
1
Не нравится...
0
Просмотров
465
Оценка материала: 5.00 Отвергнутые. Глава 19 5.00 0.00 1 1
68 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма , AU , Романтика , Гет 
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?
Одобрил(а): Александр 17 апреля в 22:52
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

1 комментарий

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Peace Love   13 дней назад в 17:542022-05-05 17:54:19
Так, я пока что тут. VPN сдох окончательно. )


1   



P.S. В связи с частыми нарушениями авторских или иных прав, плагиате и т.д. была введена данная табличка у авторов рейтингом ниже 200 баллов, если вдруг были выявлены нарушения, пожалуйста :
ознакомьтесь c предупреждением/правилами размещения
и примите необходимые меры, сообщите об этом Администрации сайта
Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже