Отвергнутые. Глава 22

Шапка фанфика
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма, AU, Романтика, Гет
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Глава 22. Руководство по поиску равновесия.

***

Хината подпевает BRMC, не считая того, что там про «пособника дьявола», ей нравится строчка: «она чувствует себя свободно, всё, что она видит, - это правда. Ей 17, у неё есть всё и ей есть что терять». Она невольно идёт в такт с музыкой и тягучим голосом солиста. Ей даже нравится, что некоторые прохожие бросают на неё странные взгляды. Она чувствует странное превосходство над ними, когда смело несёт на себе большие сиреневые наушники и вязаную чёрную тунику-свитер с высоким воротом. Хината сама её связала, поэтому на рукавах, вороте и по низу, есть кровавые вставки, то есть по кофте реально словно течёт кровь. Тёплые узкие леггинсы и кроссовки с яркой белой подошвой, она представляет, как нелепо выглядит и наслаждается этим.

Сама не знает почему. Просто настроение хорошее, никто из парней не приблизился к решению своих проблем, но Хината знает, что позже поможет им, а сейчас она просто девчонка, идёт к Минато-сенсею, чтобы обсудить очередную книгу, слушает музыку, которая задаёт особое, крутое настроение. Да, Хьюга улыбается, когда понимает, что ощущает себя крутой.

«Каждый готов помочь ей на её пути, каждый готов помочь ей на её пути вниз...». Хината встаёт, как вкопанная, не давая солисту допеть последнюю часть, про путь вниз она слышит уже приглушённо, когда наушники надёжно зажаты в руках. Пластик натужно скрипит, когда она со всей силы сжимает кулаки.

- Смотри на этого педрилу.

- Что, опять нарядился в платьице?

- Поганый фрик, - последний плюёт под ноги Хаку, который старается не смотреть кучке придурков в глаза и вообще никак не реагирует, ожидая, что они вдоволь насмеются, а потом отвалят. Парень надеется, что сильно бить его перед школой не станут. - Не такой смелый, когда твой дружок-мужеложец тебя не прикрывает?

- Какие умные слова, для таких, как вы, - нарывается, знает, но всё равно нарывается, не может смолчать, когда они приплетают сюда Забузу. Тот, кто мнит себя главарём надвигается на него, выше на голову, шире в плечах, его тёмная кожа блестит, а выбеленные волосы закрывают левый глаз. Хаку уверен, что этот парень может его легко убить.

- Эй, найди себе соперника по размеру, - Хаку в шоке оборачивается на звонкий девичий голос, так точно не звучат те, кто по размеру этому бугаю. Всё внутри обрывается, когда главарь и парочка его приспешников, оборачиваются к Хинате. Она стоит в нескольких метрах, сложив руки на груди. Спокойная, и никак не реагирует на то, что эти ублюдки начинают сально ухмыляться.

- Крошка, - отвечает ей худой блондин, его волосы кто-то неровно обкорнал, в глазах ужасные розовые линзы. Он хватает себя за пах, потрясая содержимым несколько раз, - у меня найдётся кое-что твоего размера, - остальные ржут. Хаку сжимает кулаки от досады, когда дело касается его самого - пожалуйста, пусть бьют и смеются сколько хотят, но стоять в стороне, когда пристают к тем, кто ему, ну, почти нравится. Это другое дело. Он готов показать, что не смотря на свой внешний вид, под этой юбкой ниже колена и пушистой белой кофтой, скрывается мужчина, если этим уродам так комфортнее.

- Хм, - тянет Хината, наклоняя голову набок, она задумчиво касается подбородка и внимательно смотрит на пах парня, - не думаю, что ты сможешь меня чем-то удивить, - насмешливо отвечает брюнетка. Ухмылка урода сразу тает, ему уже не смешно, теперь он готов преподать ей урок «хорошего поведения», так они это называют.

- Топай отсюда, - останавливая своего человека, произносит главарь, - пока не нажила проблем, - но Хината не уходит, наоборот, подходит ещё ближе, тяжело вздыхает и вешает наушники на шею, выправляя из-под них волосы, завязанные в высокий хвост. - Хочешь, чтобы я спустил своих парней с поводка? - интересуется главарь.

- Прости, - с сочувствием в голосе, говорит Хьюга, - твои чихуахуа меня не слишком пугают, - девчонка усмехается собственной шутке и делает ещё шаг. Она в зоне поражения и Хаку начинает всерьёз волноваться, последнее что ему нужно, чтобы из-за него кто-то пострадал.

- По-моему, сучка напрашивается, Даруи, - недовольно скалиться блондин, который хвастался своим достоинством. В доказательство своих намерений, Хината подходит так близко, что этому Даруи достаточно протянуть руку, чтобы достать её, но серые глаза холодные, как сталь. Хаку кажется, что она…хочет, чтобы эти придурки начали драку.

- Кажется, мой друг прав, - ухмыляется главарь.

- Ну, так действуй, - шепчет Хьюга, - давай, распусти руки перед сенсеем, посмотрим, что будет, - Даруи едва удерживает себя от того, чтобы посмотреть по сторонам, но Хаку видит, что такие проблемы им не нужны.

- Ладно, валим, - так, будто это целиком и полностью его идея, говорит Даруи. Блондин показывает Хинате, что будет следить за ней, но вся троица отступает. Хаку снова расслабляется только когда они скрываются за углом. Хьюга замечает его сумку на тротуаре, медленно наклоняется, поднимает её, отряхивает от грязи и протягивает, с милой улыбкой.

- Ты в порядке? - интересуется девушка. Хаку кивает, забирая сумку.

- Повезло, что учитель оказался поблизости, - Хината смущается и старается спрятаться за чёлкой. - Что?

- Ну-у-у, - с виноватой улыбкой тянет брюнетка, - вообще-то я соврала, нет тут никого. Да, и откуда бы, - Хаку переваривает услышанное и начинает тяжело дышать, его душит негодование.

- Сдурела? - наконец взрывается парень, Хината только удивлённо хлопает ресницами. - Значит, ты провоцировала его и при этом тупо блефовала? Захотела, чтобы тебе физиономию подправили?

- Ладно тебе, - поднимая руки в защитном жесте, успокаивает его Хьюга, - если бы началась заварушка, то я бы уложила всех троих, но мне не хотелось до этого доводить, вот я и придумала байку с учителем, - Хината произносит всё это, слова, которые раньше показались бы совсем не подходящие для неё, но теперь чётко понимает, что говорит правду. Она быстро оценила ситуацию, могла вырубить первого за счёт эффекта неожиданности, с остальными тоже никаких проблем не заметила. Чёрт, ей правда хотелось, чтобы они перешли черту. Приходится встряхнуть головой, чтобы прогнать такие мысли.

- Ты, что ненормальная? - всё ещё кипит Хаку.

- Давно они к тебе пристают? - умело переводит тему Хината. Хаку тут же сдувается и отворачивается. Хьюга старается не выглядеть такой жалостливой, но кажется не выходит, судя по грустному смешку парня.

- Думаешь, что я мог бы избежать кучи проблем, если бы не провоцировал их сам?

- Нет, - уверенно отвечает Хината, о таком она точно не думала. - Думаю, как хреново, что быть собой так сложно, - тихо замечает она, Хаку поправляет испорченную причёску и делает вид, что её слова его не трогают. - А, ещё о том, что успею их догнать и выбить всё дерьмо, - веселым тоном добавляет брюнетка и улыбается другу.

- Не, ну, точно тронутая, - качает головой Хаку, и уже хочет поблагодарить её за спасение, но Хината бодро удаляется, лишая его такой возможности. Парень улыбается, Забуза прав, в ней определённо что-то есть.

- Не отставай, а то опоздаем, - кричит ему Хината, перед тем, как завернуть на школьный двор.

***

- И, как вам только пришла в голову такая идея, а, Минато-сенсей? - спрашивает Мацури, тыкая пальцем в обложку книги. - Тема музеев нас точно не хочет отпускать, - все смеются.

- Хорошо подмечено, Мацури, - соглашается сенсей, - наверное в учительской было слишком много беготни из-за этой поездки, и я много думал про музеи, а может тогда был расстроен, что не поеду с вами, - присоединяется к шутке Минато. - Хорошо, что Какаши ушёл в зап…запланированный выходной, - Хината кашляет в кулак, чтобы не заржать над тем, как Намиказе чуть не сдал их учителя и своего бывшего ученика.

- Но, я вот что-то не понял, - сетует Киба, - типа, что это вообще было? Вроде читаешь, ну, научная-фантастика чистой воды, космические перелёты, странные планеты, - перечисляет парень, активно загибая пальцы. - И, вот значит, наш профессор Максвелл сидит такой, рассуждает, каким образом мог поломаться его космический передатчик и что же происходит потом? - вопрошает Инузука, и видно, что сам не понимает, как всё могло продолжиться именно так. - А, потом, он рассказывает о…драконе? Феях, банши, троллях и прочем таком. Но, это ведь уже что-то из разряда фэнтези, ну, не жесть ли, как такое и вдруг сочетается? Что я прочитал, а?

- Всего лишь «Заповедник гоблинов», - как издеваясь, отвечает Хаку. Девчонки смеются, пока Минато-сенсей пытается сохранять нейтралитет и профессионализм. - Чего ты ждал от такого названия?

- В том и дело, чувак, я ждал гоблинов, а не людей, бороздящих космос, всяких там колёсников и загадочных артефактов, будто это какой-то дикий спин-офф «Космической одиссеи», - пытается втолковать ему Киба.

- Точно, - оживляется Мацури, - вот, что мне напомнил этот артефакт, а я всё голову ломала.

- Вообще вот сейчас не помогла, - жалуется Инузука, Тамаки смеётся, а когда Киба бросает на неё испепеляющий взгляд, смеётся ещё задорнее, ничего не может поделать с этой симпатией к парню, которая ни во что не может вылиться, а только копиться.

- В этом и суть, - спокойно говорит ему Хината, Киба готов слушать её с такой жадностью, что сердце щемит от благодарности, ещё никто так сильно, даже Саске, не проникался из-за неё любовью к литературе. - Саймак взял все эти, кажущиеся разрозненными, детали, всех этих существ, космических и из легенд, чтобы показать, как сложно бывает найти общий язык. Подумай сам, все там разные, такие разделённые и каждый словно стремиться только усилить это.

- Хм, - Киба смотрит на столешницу, о чём-то глубоко задумывается.

- Всё, мы его потеряли, - констатирует Шихо, она, вообще-то забавная девчонка, наверное как раз потому, что всегда шутит с самым серьёзным выражением лица. А, может просто никогда не шутит, вдруг ловит себя на мысли Хината, она-то не сомневается, что Киба уже всё понял. Будто услышал её мысли, парень поднимает глаза на брюнетку и усмехается.

- Так это всё о дружбе, - отвечает он. Хината улыбается.

- В упрощённом варианте, - соглашается Хьюга, - но, тут конечно ещё и о том, что важно находить общий язык и с друзьями, и с врагами, с теми, кто думает иначе, чем ты, кто выглядит иначе, - она невольно кидает взгляд на Хаку, а ещё думает о Яхико, история о профессоре, который заблудился в космосе, пока его копия умерла на Земле и про неандертальца, который гонит самогон, неожиданно стала для неё куда более смысловой, чем раньше. - И, даже о самом себе, - заканчивает мысль Хината. - То есть, я имею ввиду, что с самим собой бывает ужиться не проще, - разъясняет она, понимая, что задумалась и ляпнула что-то бессмысленное.

- Ладно, всё, теперь я начинаю понимать, - уверенно ответил Киба, - только придётся всё перечитать, кажется некоторые моменты я понял не так, - он сам себе покивал и любовно провёл рукой по цветастой обложке с феями и Шекспиром на ней.

- А, мне вот Сильвестр больше всех понравился, - говорит Тамаки, вызывая всеобщий смех. Будто кто-то мог усомниться в том, что этой девушке-кошке понравиться биомеханический саблезубый тигрёнок.

***

Наруто всё продумал до мелочей. То, что он оказался в это время, как раз в то самое, когда у Хинаты заканчивается её ботанский кружок литературалюбов, совсем не подозрительно. С чего бы? Он ничем не занят, прогуливался, думал заскочить в кино, когда вспомнил, что так и не пригласил Тамаки и Мацури в клуб, ну, грех же не воспользоваться такой возможностью, раз уж он точно знает, где они будут. А, то, что теперь Хината может составить ему компанию, просто приятный бонус. Ну, да, пойдут они на что-то романтичное, ну, купит он всё сам, ну, отвлекутся от просмотра поцелуями и может чем-то ещё, пока сидят на последнем ряду. Так в этом нет ничего подозрительного.

- Или странного, - напомнил он сам себе, тут же согласно кивая, самому себе. Рассуждал блондин самым простым образом. Раз оказалось, что он, возможно, но это не точно, влюбился, точнее, влюбляется, в, как сказал бы Ямато-сенсей, презент пёрферкт континиус, то это требует неких доказательств. Например, хоть они и притворяются парой уже 33 дня (ага, пришлось посчитать), но у них не было ни одного нормального свидания. Поэтому Наруто подумал, что может, незаметно так, пригласить её на свидание. Вдруг ему самому не понравится. - Ну, конечно, раньше нравилось, но сейчас вот разонравиться. Соберись, Узумаки, что вы делали до этого, когда были одни, правильно, только сексом и занимались. А, свидание - это хорошая проверка моего состояния. Ох, чёрт.

Пришлось спешно принять расслабленный, совершенно не подозрительный вид, ведь на крыльце показался весь Литературный клуб в полном составе. Хината, как обычно, что-то обсуждала с Кибой, а тот кивал с умным видом, и, что поражало Наруто больше всего, отвечал, кажется в тему. Кто бы мог подумать. Ребята почти дошли до него, когда блондин поднял руку, привлекая внимание к себе. Кружок замер, рассматривая его.

- Ты чё такой подозрительный? - было первое, что спросил у него Инузука. Наруто обречённо склонил голову, вот и старайся выглядеть непринуждённо, мать перемать.

- Ничего я не подозрительный, идиот, просто гуляю тут.

- У школы? - с прищуром спросила Мацури, вовсе не как друг, а как дознаватель. Наруто сглотнул, понимая, что дёрганный кадык его выдаёт. - Точно подозрительный.

- Да чё началось-то? - взвился блондин. - Я, если хотите знать, вообще шёл в кино, а сюда по пути заглянул, ради вас, между прочим, - грубо указал он на двух растерявшихся подружек. И, только сейчас понял, как сглупил, когда поймал на себе взгляды всех остальных друзей Хинаты. Блондин вздохнул и улыбнулся. - То есть, и ради вас в том числе и вообще ради вас всех, - он обвёл рукой и девчонку в очках, и слишком красивого парня. - Как вы знаете, - Наруто подумал ещё, - а, может и не знаете. Короче, не важно, суть в том, что я буду праздновать своё день рождения, в клубе. И, ну, хотел вот вас пригласить.

- Ого, - удивилась Тамаки, - нас? Правда? Неожиданно, но приятно.

- Да, приятно, - в тон ей ответила Мацури, - не думала, что ты считаешь нас друзьями.

- Что-о-о-о? Конечно считаю, - возмутился блондин, что им вообще могла закрасться такая мысль в головы, - после того, как мы с Мацури пережили встречу с настоящим якудза, знаете ли, это нас связало, типа, на всю жизнь, - девушка смутилась, но рассмеялась.

- А, как насчёт нас? - вставил своё Хаку, высокомерно указывая на себя и девчонку в очках, Наруто нервно пытался вспомнить, хотя бы как её зовут.

- Хината много мне о вас рассказывала, так что, я как будто с вами знаком уже давно, и чем больше народу, тем веселее, - он видит, что Хаку это не убедило и снова нервно соображает, крутя головой, словно где-то может быть подсказка, которая ему так необходима. Как не странно, так и оказывается, когда появляется Забуза. Парень устал ждать Хаку за воротами, тем более, что видел его, вот и подошёл. Узумаки тут же расплылся в довольной улыбке. - И, вот твой парень на дне фирзы подкатывал ко мне, чем не начало дружбы?

- Ам, подойти было опрометчивым решением, - комментирует происходящее Забуза.

- Что, прости? - невинно хлопает ресницами Хаку, но Наруто чувствует, как по спине бегут мурашки от страха, нет, от чистого ужаса, таким страшным кажется прекрасное лицо парня, превращаясь в безэмоциональную, застывшую маску.

- Хах, - нервно смеётся Наруто, отступая на шаг, - да это я шучу, ничего такого, просто там такая забавная ситуация вышла, зашёл разговор о членах и…собственно, - Узумаки сдувается, понимая, что закопался уже по самую шею и выкапывать его точно некому.

- Ха-ха, ох, ты у меня такой забавный, - вставая перед блондином, чтобы защитить его милую моську, в случае чего, фальшиво произносит Хината. - Вы уж простите его, он малость глуповат, а так отличный парень, - объясняет друзьям Хината. Киба уже давно угарает во всю, а последние слова брюнетки разрывают его на части. Узумаки приходится смириться, что это Инузука ещё не скоро забудет. Хината тышкает его локтем. - Ты лучше о самом главном скажи.

- А? - не догоняет парень. - А-а-а, - догоняет, - да, ребята, всё это будет в «Цукуёми», так что я никого не заставляю, но…

- Чего?

- Как?

- Серьёзно?

- Другое дело, - облегчённо выдыхает Хината и отступает, позволяя Наруто купаться во всеобщем обожании и отвечать на миллион вопросов о простом походе в простой клуб. Ей этого, видимо, никогда не понять.

- Да, ага, о, конечно, - только и успевает он произносить. - Эй, а вы приходите вдвоём, - говорит он Хаку и Забузе, первый вроде как забыл, что начал злиться на своего парня, или на Узумаки, тут было не ясно. - Короче, я вас всех жду, эм, 23, в шесть?

- Сейчас шесть, - говорит Хината.

- Круто, - блондин не уверен, как должен на это реагировать, - но ещё не 23 так что всё путём, да? - Хьюга вздыхает, одаривая его фирменным выражением «ну, что за идиот».

- Это тоже будет пятница, а у нас литературный клуб до шести, гений, - поясняет вместо неё Киба. Наруто реально выпадает в осадок. Инузука, да-да, тот самый Инузука, предпочитает ночному клубу - литературный.

- Остановите планету, ты прикалываешься?

- Нет, - серьёзно заявляет Киба.

- Арх, - на помощь блондину приходит другой блондин. - Отлично, я это решу. Минато-сенсей, - кричит Наруто и убегает к отцу.

- Чем могу быть тебе полезен, Наруто? - спрашивает Намиказе.

- Я говорил, что иду в клуб через неделю?

- Хм, не припомню такого, - отвечает Намиказе, Наруто легко замечает, что он теперь отец, а не учитель.

- Правда? Ох, ну, так вот я иду в клуб и было бы круто, если бы ты позволил своему клубу ботаников прогулять вашу встречу, - обворожительно улыбаясь, объявил Узумаки.

- Не думаешь, что отпрашиваясь в клуб, у меня, лучше не отзываться пренебрежительно о том, что я делаю?

- Ты что, обиделся на ботаников? - схватившись за сердце, уточняет блондин. - Но, это же комплимент, ботаник - значит суперумный, - Минато только качает головой, он итак знает, что слишком слаб, чтобы отказать единственному сыну, вот если бы у него хотя бы была поддержка в виде Кушины, тогда другое дело.

- А, ребята этого точно хотят?

- Эй, ребят, - кричит застывшим в ступоре парням и девчонкам, Наруто, - вы не против перенести свой Литературный, очень-очень-супер-мупер-клёвый клуб, чтобы сходить со мной в самый обычный, средний, захудалый, ничего особенного, ночной клуб? - те переглядываются, а потом дружно кивают, даже Забуза, хотя он никакого отношения к этому не имеет. - Народ выказал своё мнение, - раскланиваясь, высокопарно заявляет Наруто.

- Хорошо, - сдаётся Минато, - но, убедись, что мама тоже в курсе всего этого.

- Замётано, - Узумаки протягивает отцу ладонь, Минато удивлённо выгибает бровь, но решает, что в этом нет ничего странного, самые обычные, не подозрительные отношения ученика с учителем и отбивает сыну «пять», на глазах у всех присутствующих. Они провожают сенсея с офигевшими лицами. - Я всё уладил, как вы поняли. Так, что, на чём мы остановились? А, да, вы приходите ко мне на второй акт днюхи, 23 октября, в шесть, у «Цукуёми», решено?

- Р-е-е-н-н-н-о-о, - во что-то примерно такое сливается их общий ответ, который Наруто принимает за положительный.

- Славно, - теперь он может обратить всё своё внимание на Хинату, которая всё это время молча наблюдала за происходящей дичью. - Я уже упоминал, что собираюсь в кино? Не хочешь составить компанию? Я угощаю, - не странно, не подозрительно, самое обычное, почти дружеское приглашение. То есть, для всех-то он приглашает её, как парень, а вот сама Хьюга точно ничего не заподозрила. Брюнетка пожимает плечами.

- Почему бы и нет, звучит заманчиво, - Наруто неимоверной силой воли заставляет себя не улыбаться слишком широко. Чуть-чуть растянуть губы, вот так, самая обычная улыбка, никаких диких оскалов, и подпрыгивать на месте тоже нельзя, или крутиться, или петь, а то желания возникают именно это всё и проделать. - Эй, Киба, идёшь с нами? - какого…Узумаки слышит, как его романтическое настроение сбивает грёбанный грузовик, словно свидание - это тот бедный кот из «Кладбища домашних животных». Но, старается улыбаться.

- Да, почему нет, - соглашается Инузука, ну, ещё бы блин. - О, эй, может ещё кто с нами? - ебать, ебать, ебать, красной бегущей строкой появляется перед мысленным взором Наруто. Про групповой секс он слышал, но групповое свидание - это уже реально извращение.

- С тобой всё хорошо? - неожиданно спрашивает Хината, пока они идут в сторону большого торгового центра, в котором есть кинотеатр. - У тебя просто такое лицо, - уточняет девушка, - слегка…пугающее, - Наруто недоумённо ощупывает своё лицо и понимает, что забыл убрать эту глупую, совсем не искреннюю улыбку, которая никак не вяжется с хмурыми бровями и поникшими плечами.

- Извини, просто задумался, - отмахивается Наруто.

- О чём? - возникает рядом Киба, влезая в личное пространство блондина. Тамаки и Мацури тоже будто ждут ответа, хорошо хоть остальные отказались, сославшись на свои дела. Ответить он не успевает, хотя и не собирался, ведь они подходят к центру, а там…

- Удачно, что мы были неподалёку, спасибо, что написал, Киба, - говорит Чоджи, крепко пожимая руку друга, Шикамару рядом выглядит безучастным. Да уж, думает Наруто, представляя, как избавляется от трупов своих друзей, «спасибо, Киба».

***

- Не понимаю, - искренне удивляется Хината, - чем вам не нравится название «Адский ад»? Звучит интригующе, намного лучше, Киба, чем «Осторожно, Кенгуру!», - забавно кривя лицо, продолжает она. Но, Наруто не хочется умиляться, вообще-то, его всё уже раздражает. Начиная от людей, который просто снуют повсюду, сами не зная, в какой магазин им нужно, красных диванов, которые уже все заняты, до своих собственных друзей, которые уже полчаса смотрят на плакаты с фильмами и не могут ничего выбрать.

- Там есть кенгуру в ролях, кен-гу-ру, - по слогам произносит Инузука, пытаясь что-то доказать, - что ты имеешь против этих потрясающих животных?

- Ничего не имею, - пожимает плечами Хината, - если в фильме их расчленяет маньяк, то я только «за», - Киба, шокированный таким заявлением, протяжно охает, а Хьюга смущается, соображая, что сказала. - Ладно, это я погорячилась, не люблю я смотреть, как режут животных, лучше людей, определённо лучше людей, - но шатен только качает головой, не способный поверить в такое.

Наруто старается собраться с мыслями, в конце концов, ещё не всё потерянно, он ещё может спасти что-то вроде пробника свидания. Если правильно разыграет имеющиеся козыри. Коих у него немного, но главное попасть в зал, а там, в темноте и тесноте, будет не важно сколько членов, в прямом, блядь, смысле, шайки, с ними рядом.

- Может «Русалка в Париже»? - предлагает блондин. Постер выглядит многообещающим, а главное в названии есть Париж, город любви, идеально. Только вот, все зависают и смотрят на него, как на тронувшегося. Раздражает. - Что? - возмущается Наруто, начиная злиться. - Я, к вашему сведению, люблю красивые истории, а не вот этих вот ваших адских кенгуру.

- Лучше уж «Дичь», - заявляет Шикамару, - тут хоть сразу понятно, что ждать кроме неё нечего, - все неожиданно соглашаются. Наруто бьётся лбом о собственный кулак. План точно провалился.

- Эй, - Хината касается его ладони, смотрит странно, с какой-то смесью беспокойства и жалости, - что это на тебя нашло? Правда так хотел посмотреть этот фильм про русалку? - теперь и ему собственное поведение кажется полным бредом. Но, признаваться стыдно, и как тут всё объяснишь.

- Просто, - начинает блондин, - Киба, - заявляет он и так удивляется собственной догадке, что сам в шоке.

- Киба? Наш Киба?

- Ну, да, именно, - уже увереннее врёт Наруто, - я же вижу, как ты отчаянно пытаешься свести его с Тамаки, вот и подумал, что нельзя упускать такой случай. Понимаешь? Кино, темнота, романтика, последние ряды и всё такое, - он выдаёт себе звёздочку за сообразительность, вот только, Хьюга на его слова смеётся, да так задорно, словно он выдал шутку века.

- Извини, я конечно ни на одном свидании ещё не была, но если бы парень повёл меня в кино, то думаю это было бы, за одно, ещё и наше последнее свидание, - всё ещё посмеиваясь, поясняет Хината. Узумаки выпадает в осадок от такого замечания.

- Думал ты любишь кино.

- Люблю, - соглашается Хината, - но, первое свидание? Разве оно нужно не для того, чтобы узнать друг друга получше? И, как ты собираешься делать это в кино, если там нельзя болтать? - звучит, на удивление, разумно. - Ещё хуже, если фильм оказывается интересным, тогда вообще ни до чего, включая обнимания и всё такое прочее. Если бы парень решил подкатить ко мне, когда я пытаюсь вникнуть в суть отличного фильма, то, - она задумывается.

- Сломала бы ему нос? - подсказывает Наруто.

- Я хотела сказать, что отсела бы, но кажется, теперь скорее бы сломала нос. Ого, раньше не замечала за собой такой тяги к жестокости, - усмехнулась девушка. - Как бы там ни было, а кино подходит вот для таких походов с друзьями, или когда вы уже вместе, понимаешь?

- Да, теперь понимаю, - сдаётся Наруто. Можно считать, что ему повезло, узнать об этом до того, как реально пригласил её на свидание. Ребята от кассы машут купленными билетами и Хината уже разворачивается, чтобы пойти к ним, когда парень хватает её за руку.

- Что такое?

- Эм, - неуверенно тянет Узумаки, порыв был неожиданным и не оформился во что-то конкретное, поэтому он спасовал. - Просто хотел спросить какой тебе купить поп корн.

- Пойдём к ребятам, там и разберёмся, - она тянет его вперёд, - думаю, я ещё хочу сырных начос и жареных сардинок, - рассуждает Хината на ходу. - Хм, или взять острых начос. Ай, ладно, возьму и те и другие, - Наруто постепенно расслабляется, в самом-то деле, у него ещё полно времени, а пока он просто наслаждается тем, как она называет бармену все закуски, какие хочет, и тем, как она всё это тащит, не доверяя их, даже ему. Даже глупым фильмом, где школьница и маньяк меняются телами, тоже наслаждается, и смехом друзей рядом и тем, как долго ещё Хината обсуждает эту ерунду с Кибой, маньяк явно пришёлся ей по вкусу.

- Я прям чуть не прослезился, когда тот парнишка увидел в теле здоровенного Винса Вона девчонку, которая ему нравится, - сложив руки в умилительном жесте, говорит Инузука.

- О, да, - поддерживает Мацури, - их поцелуй просто вышибает слезу.

- С названием не обманули, - подводит итог Шикамару.
***

Наруто пользуется тем, что они среди друзей и держит Хинату за руку, представляет, как бы это было, если бы они не притворялись. Вела бы она себя как-то иначе, или нет? Она выглядит расслабленной и довольной, но сложно сказать что-то наверняка. Блондин опасается, что их дружба зашла слишком далеко. Хьюга пугливая, когда не надо и если он предложит…Узумаки незаметно трясёт головой, заставляя себя притормозить. Предложит? Что это такое он собирается предложить? Встречаться? Конечно с ней приятно проводить время, в школе, в постели, но его чувства настолько неоформившиеся, почти эфемерные, что смущать Хинату прямо сейчас было бы неправильно.

Перед Наруто всё ещё маячит страх, что это лишь попытка, теперь более явственная, заменить Сакуру. Точнее ту любовь, которую он себе приписывал. А, он уже понял, как опасно затыкать дыры в сердце чем-то настолько важным. Новая ошибка его просто добьёт. Хотелось бы ему иметь машину, типа рентгена, просветили тебя и сказали точно - есть в сердце любовь, или нет. А, то ходи тут, гадай. Так ещё мало просто понять себя, залезть в голову к Хинате он никак не сможет, всё придётся делать на свой страх и риск. Блондин незаметно смотрит на неё. Хината борется с чем-то, чего он понять никак не может, скажи он ей сейчас о чувствах, и она сбежит сверкая пятками, но и пускать всё на самотёк Наруто не может. То, как она сказала, что не была на свиданиях, да, он тоже не был, но у неё было похоже на неосознанную тоску. Это грозит бедой, кто-то может просто появиться, просто пригласить, невзирая на наличие парня и что тогда?

- Трындец, - Наруто хмурится, кто-то озвучил его мысли, но точно не он сам.

- Что не так, Чоджи? - интересуется Хината и пользуется возможностью, чтобы отпустить его руку. Голова понимает, что торопиться нельзя, портить то хорошее, что между ними есть, неокрепшими, живущими лишь в его воспалённом, уставшем быть отвергнутым, сознании, чувствами, глупо, но его одинокая, покинутая ладонь, ощущает невосполнимую потерю. - Ты с самой поездки сам не свой, сегодня съел меньше меня, плохой знак.

- Это всё из-за Каруи, - признаётся здоровяк. Все ждут продолжения. Мацури тоже, а вот Тамаки кажется, что они тут лишние, это вроде как дружеские разговоры.

- Что из-за Каруи-то? - поторапливает Мацури, но Чоджи только вжимает голову в плечи. Шикамару тяжело вздыхает, отшвыривая окурок, гений успевает понять, что это третья за день, а такого он себе ещё не позволял.

- Он сказал, что больше не хочет спать с ней, - просто вываливает Нара. Тут даже Тамаки не выдерживает и забывает про свою политику невмешательства.

- Ками, ты сказал, что больше её не хочешь? - возмущается кошатница. - Не удивительно, что она на тебя злиться.

- Ч-чего? Не говорил я так, - заикаясь доказывает Чоджи, - хочу, конечно, хочу. Я, вообще-то, люблю её, но секс так выматывает, мы перестали разговаривать, я не знаю, как проходят её дни, о чём она думает. Только секс да секс, сколько можно?

- Чёрт, это так мило, - надувая губы, признаёт Мацури. - Да, не приятно признавать, но походу ты не виноват.

- Вот, а я о чём, - даже повеселел Чоджи, когда его правоту подтвердили девчонки.

- И, Каруи просто дуется на тебя теперь? - уточняет Хината. Эти двое казались идеальными, даже странно, что она отреагировала так остро. - Не похоже на неё, - Хьюга всматривается в бегающие глазки здоровяка и устало прикрывает глаза. - Дословно, Чоджи. Что. Ты. Ей. Сказал, - Акамичи молчит, как воды в рот набрал, а глазки всё бегают. - Мы не станет тебе помогать, если не будем всё знать, - напирает Хината. Но, Чоджи только что поднялся в глазах Мацури и Тамаки, как идеальный парень, а теперь что, падать обратно?

- Я сказал…сказал, - тихо начинает парень, ребята подходят ближе, обступают его полукругом. Вокруг деревянные дома и пустынные узкие улочки. - Ну, одним словом, я просто сказал, что…что, ну, нехочусекса, - выпаливает он скороговоркой.

- Чего? - уточняет Мацури.

- Арх, что не хочу больше секса, довольны? - наконец выдаёт Чоджи.

- Погоди, а как же всё это про любовь и как прошёл день, про мысли, вот то, что ты тут нам только что рассказал? - уточняет Тамаки.

- Это же имелось ввиду, типа, само собой.

- Ох, вот идиот, - качает головой Мацури, Тамаки, и даже Хината, её поддерживают. Чего уж там, даже Шикамару с этим согласен.

- Что мешает рассказать про это сейчас? - спрашивает Хината.

- Теперь, она со мной не разговаривает, - сокрушается Чоджи. - Только отворачивается, на звонки не отвечает, на сообщения тоже, сегодня не пришла с нами обедать. Как мне с ней поговорить, если она упрямится?

- Забей.

- Прояви настойчивость.

Наруто и Хината произносят это одновременно. Все затихают, когда серые глаза встречаются с голубыми. Атмосфера накаляется, Чоджи уже не рад, что завёл этот разговор. Тамаки и Мацури стараются не привлекать к себе внимание, а Киба ловко прячется за их спинами.

- Извини, мне послышалось, что ты посоветовал Чоджи забить, - медленно, но пугающе спокойно, говорит Хината. Блондин небрежно пожимает плечами.

- Так и есть, - соглашается он. - Почему нет? У Чоджи, что, нет своего мнения? Он не какой-то там кусок мяса, которым можно пользоваться только ради удовольствия.

- Я понимаю, но когда он всё объяснит, то Каруи перестанет думать, что он просто её не хочет и у них снова всё будет хорошо, - так же медленно, просто убийственно спокойно, высказывает свою точку зрения Хьюга.

- Хм, а почему бы, так, для разнообразия, Каруи не подойти первой, не подумать над своим недавним поведением? Почему это первый шаг должен делать он? Чоджи итак выкладывался, как мог, а она что? Сначала требовала от него секса, хотя он был к этому явно не готов, а теперь даже не хочет просто поговорить? Вот и пусть поживёт без него и почувствует разницу, - Наруто понимает, что, слегка переходит на самого себя, забывая про Чоджи, но неразбериха в чувствах делает его уязвимым, как никогда. Он ясно видит, что опережает Хинату, она не чувствует к нему того же, что он к ней, а значит, в большей безопасности. Это так злит и пугает, что Узумаки просто срывается.

- Так может ему стоило не молчать, потакая всем её капризам, а поговорить об этом? Вот, как я предлагаю сделать теперь. Ты прекрасно знаешь, что когда люди перестают разговаривать, то происходит полная хрень, - теперь уже и Хината повышает голос, хотя не понимает почему ей кажется, что Наруто наезжает на неё. - Найди способ, Чоджи, и всё расскажи, - отворачиваясь от блондина, говорит Хьюга.

- Нет, не слушай её, - кричит Наруто, - хочет дуться, пусть себе дуется, а иначе так ничего и не поймёт.

- Н-но, - испугано лепечет здоровяк.

- Знаю, - напирает на него Узумаки, - ты думаешь, что она раньше тебя может найти себе кого-то другого, но ты к себе не справедлив, и если сейчас не покажешь характер, то может и не нужна тебе такая девчонка, которая отказывается видеть в тебе личность.

- Проникновенно, - поражается Мацури.

- Бля, я походу согласен с Узумаки, - удивляется Киба.

Наруто победно ухмыляется, когда Чоджи тоже с ним соглашается. Хината хмурится, но больше ничего не говорит. Узумаки чувствует себя победителем всю оставшуюся прогулку, но эйфория проходит, когда Хината отказывается от услуг провожатого и просто уезжает на электричке. Он провожает её долгим взглядом, а потом, следуя своему же совету, забивает. Пусть дуется из-за проигрыша, если так хочет.

***

Наруто был спокоен, абсолютно спокоен, пока сидел на кухне с чашкой горячего чая и гипнотизировал свой телефон, небрежно валяющийся рядом. Выходной, полдень, за окном необычно солнечно, даже холодный ветер решил успокоиться, блондин выспался, отец сидит на диване, проверяет чьи-то сочинения. Всё было хорошо.

- Чем занимаешься? - в кухне объявилась Мей с зелёным яблоком в руках, она откусила приличный кусок, в свете солнца, Наруто видел, как от укуса разлетелись брызги сока, на языке появился кислый привкус, от которого сводит скулы.

- Отстаиваю свои права, - важно заявил Узумаки, снова кинув взгляд на свой телефон, лишь затем, чтобы демонстративно отвести глаза, показывая глупому гаджету, что его положение дел устраивает. Он знает, что прав и сдаваться не намерен.

- Даже так, - усмехается Мей, с дивана хмыкает Минато, окидывая сына странным взглядом.

- Именно так, - Мей наливает и себе чашку горячего чая, Наруто приглашает её присесть рядом, тянется своей кружкой «чокнуться», Теруми посмеивается, но соглашается. - Так уж вышло, что мы, парни, слишком долго были зависимы от вас, девчонок, но пора показать, что тут мы равны.

- Эй, - Теруми резко отдёргивает свой кружку, жалея, что не спросила в чём суть до того, как одобрила. - Это ещё что значит?

- Значит, что вчера я отстоял право своего друга не мириться с девушкой первому, - довольный собой, объясняет Наруто, - Хината, конечно, пыталась снова свалить всю ответственность на бедного Чоджи, но я этого не позволил, - Мей задумывается. Смотрит на довольного блондина, на его телефон и быстро складывает дважды два. Ухмылка, коснувшаяся даже сейчас ярко накрашенных губ Теруми, совсем ему не нравится.

- Вот оно что, - откровенно высмеивает Наруто новоиспечённая тётя Мей, - значит вчера ты решил покачать свои права перед своей девушкой. Показать ей кто босс, так сказать. Она, судя по тому, что вчера ты не поздно вернулся домой, тебя бортанула, а сегодня до сих пор не позвонила, чтобы молить о прощении. Поэтому ты сидишь тут и делаешь вид, что всё держишь под контролем, тогда как ты утратил этот контроль полностью. Ничего не упустила? - повисает молчание, Узумаки держит лицо ещё три секунды, а потом сдаётся и прикладывается лбом к столешнице.

- Ничего, - стонет он от отчаяния. - Что за хрень? Если я так на стенку лезу от того, что она не звонит, то как у неё получается держаться? Сама вчера заливала, что люди должны разговаривать. И, что? Да ничего, надулась, умотала от меня на первой же электричке и с тех пор соблюдает грёбанное радиомолчание.

- Не выражайся, - как бы между прочим, просит его Минато. Наруто приподнимает голову, смотрит на отца, который так погружён в работу, что вряд ли слышал его слова. Узумаки что-то ворчит и снова опускается головой на стол.

- Не вижу проблемы, - вгрызаясь в яблоко и запивая его чаем, говорит Мей, - позвони сам.

- Что? - взрывается блондин. - Ты упустила ту часть, где я отстаиваю свои права? Не собираюсь я первый звонить. Я ни в чём не виноват, а она могла бы быть выше этой женской склочности.

- Вау, я не удивлена, что Хината не звонит. Знаешь, - отпивая ещё чая добавляет Теруми, - она такая красивая, что найдёт тебе замену раньше, чем ты успеешь повторить «свои права», - Наруто громко втягивает воздух, раздувая ноздри. Нет, он не поддастся на эту хрень. Вчера он сам же доказывал Чоджи, как парням, мешает этот поганый страх, что девушка быстрее кого-то себе найдёт, а они останутся одни. Но, нельзя же всё время всё прощать лишь бы тебя не бросили. Нужно иметь гордость.

Узумаки демонстративно отпихивает от себя телефон, вообще переворачивая его экраном вниз, встаёт из-за стола и делает вид, что у него полно своих дел. Вот только, когда оказывается посреди комнаты, понимает, что понятия не имеет, чем себя занять. Его думы прерывает телефонная трель и блондин бросается к гаджету, вибрирующему по столу, так быстро, что пугает Мей и отца.

- Да, - кричит Наруто, отвечая на звонок, даже не посмотрев, кто звонит.

- Ками, дурак, ты чего так орёшь? - возмущается девичий голос.

- А, - потухая, как затушенная свечка, отвечает Узумаки, - это ты, Ино, - не Хината, думает он, но потом снова дёргается, на этот раз от страха. - Ками, Ино, что случилось? Где ты? Всё хорошо? Нужна помощь? - Яманака молчит, а Наруто уже с трудом держит свою панику под контролем.

- Э-м-м, - тянет Ино, - д-да, я в порядке, - смущаясь от того, как сильно заставляет волноваться своих друзей, отвечает блондинка. - Я подменяю мать в магазине, - рассказывает Ино и снова замолкает.

- А, хорошо, - вздыхая от облегчения, Узумаки возвращается на своё место за столом.

- Не нужно так сильно волноваться, - произносит Ино, но Наруто слышит благодарность в её голосе. Теперь и ему становится неловко за свой маленький срыв.

- Да, извини, просто что-то на нервах с самого утра, - рассказывает Наруто, но тут же торопиться перевести разговор в более безопасное русло, - а, ты чего хотела-то?

- О, да, точно, - смеётся Яманака, - я, конечно, уже позвонила Сакуре и все дела, так что ты не переживай, если у тебя дела там и всё такое. Просто ты говорил, что я могу обращаться, вот и подумала, что может ты сможешь встретить меня сегодня с работы, - Ино говорит сбивчиво, быстро, Наруто вроде понимает, чего она от него хочет, но мозг соображает медленно.

- Прости, за этим потоком слов я не уловил главного.

- Это ты прости, неудобно как-то, - оправдывается Ино, - словом, если ты ничем не занят, можешь встретить меня после работы?

- А, твой парень не будет против? - шутит Узумаки, ему нужно несколько секунд, чтобы отделаться от плохого ощущения дежа-вю, одна Ино, которая была из его воспалённого сознания, уже пострадала от того, как безалаберно он к ней отнёсся и подобного в реальной жизни он не допустит. Ни за что.

- Он не мой парень, то есть, официально мы ни о чём таком не говорили. И, ты же знаешь, что его нет в городе.

- Хах, откуда мне знать, что твоего парня нет в городе, я за ним так пристально не слежу, - Ино тянет что-то невнятное, неуверенная, пошутил Узумаки или серьёзно.

- Но, - наконец начинает блондинка, - они ведь уехали все вместе, Гай повёз их куда-то тренироваться, - теперь со стороны Наруто повисает напряжённая тишина, Яманака кривится, понимая, что нарвалась на какие-то разборки между этой сладкой парочкой. - Хината разве тебе не говорила? - вопрос, бля, на миллион.

- Нет, - тихо отвечает Узумаки.

- Наверное забыла, - успокаивает Ино, - с ней ведь такое бывает, с нашей Хинатой, такая она бывает безголовая, ха-ха, что только угарать с неё, - она старается быть непринуждённой, как может, но что-то не выходит.

- Ну, да, - быстро соглашается Наруто, чтобы не забивать голову Ино своими проблемами. - Так, во-сколько ты заканчиваешь?

- А, да, в восемь. Это ничего?

- Я буду там, - уверенно отвечает блондин. Они прощаются. Наруто смотрит на погасший экран телефона и пытается уложить в голове то, что узнал от Ино. Она уехала, вот так, просто взяла и уехала, ничего не сказала, даже не обмолвилась. Страх, как тёмный туман, окутывает сознание, не позволяя смотреть дальше него, чем дольше Узумаки прокручивает одно и тоже, тем страшнее становится.

- Всё хорошо? - Наруто вздрагивает. Отец присоединился к Мей, а он вообще забыл о том, что был дома не один. Они смотрят с тревогой. Блондин так благодарен, что почти разваливается на куски.

- Она уехала, - с обидой повторяет он, - и, даже ничего не сказала.

- Наруто, просто позвони, - уверенно говорит Минато. Узумаки кивает, теперь уже не до отстаивания прав, спасибо, хватит с него этого. Он набирает номер, который успел выучить наизусть, слушает гудки…гудки…гудки. Пока вызов не сбрасывается от долгого ожидания. Повторяет тоже самое несколько раз, но ответ всё тот же - тишина.

- Это ещё ничего не значит, - успокаивает Мей. Наруто одаривает её злобным взглядом, хотя понимает, что виноват в сложившейся ситуации, только он один. Ещё, конечно, упрямая Хьюга, которая и тут оказалась упрямее его. Блондин злиться, на всё и вся, так проще, чем снова спрашивать себя, как же мало он для неё значит.

***

Огромная «Тойота» подпрыгивает на очередной кочке, все, кто тесно прижат друг к другу на заднем сиденье, подпрыгивают вместе с ней. Хината, которая уже успела задремать, резко просыпается. Гаара вот не обращает на такую ерунду внимания, его голова всё ещё покоится на плече брюнетки, которой подфартило сидеть по центру. Невероятно, но они всё ещё едут, хотя прошло уже почти два часа. Хьюга натягивает ремень безопасности и просовывает голову между передними сиденьями, не обращая внимания на то, что разбудила демона.

- Гай-сенсей, и всё же, куда именно мы едем? - в который раз пытается дознаться Хината, но учитель только усмехается и показывает большой палец. - Ну, да, - тяжело вздыхает Хьюга, возвращаясь на место. У Ли, который сидит на пассажирском месте она ничего не спрашивает, его грёбанная солидарность с каждой, даже самой безумной, идеей сенсея не знает границ.

- Что думаешь? - опасливо интересуется Гаара. У Гая громко играет музыка, Guns N” Roses в их ситуации, кажутся слишком ироничными. «Добро пожаловать в джунгли», думает Хината, но это даже не смешно, фраза «хочу посмотреть, как ты истечешь кровью», так вообще пугает. За-то, им там впереди ничего не слышно, поэтому Хьюга смело высказывает свои опасения.

- Думаю, нас увезут подальше в лес, да там и оставят, сначала мы ещё будет держаться, спасаться корешками всякими, но под конец уже не выдержим, мы с тобой, скорее всего, сначала съедим Сая, не потому что он такой весь питательный, а просто его проще будет завалить. Надолго нам его не хватит, но жрать друг друга не придётся, ведь появятся местные хищники и растащат наши полудохлые тела по всему лесу, так что никто их не найдёт.

- Хм, - спокойно произносит Гаара, - ладно, я не против первым съесть Сая.

- Подумай хорошенько, - отвлекаясь от окна, в которое пялился всю дорогу, вкрадчиво говорит Сай, - пока не поздно, мы могли бы заключить союз. Уверен, что тела Хинаты нам надолго хватит, это даст шанс спастись.

- Звучит слишком разумно, чтобы отказываться, - кивая самому себе, соглашается Гаара, парни пожимают руки через Хинату, она возмущается и бьёт их обоих в солнечное сплетение, пока они открылись. - Ах.

- Намекаете, что я жирная, да? - парни закатывают глаза. Гаара вообще теряется порой от Хинаты, то она совсем не похожа на обычных девчонок, к которым он привык, а то как выдаст что-то такое. Самый сложный для понимания человек из всех, кого он когда-либо встречал. - В таком случае, я одна съем вас обоих, так-то.

- Я понимаю, что мы шутим, - медленно продолжает Сай, - но, вам не кажется, что, учитывая наше положение, это довольно пугающие шутки? Как-то не по себе становится. Может закончим? - его сокомандники подумав соглашаются. - Хм? - удивляется парень. В кармане его лёгкой серой ветровки, надрывается телефон. - О, Наруто, - с улыбкой говорит брюнет, показывая всем фото на экране. Узумаки однажды просто сам поставил её. Хината хмурится, поражаясь тому, что блондин звонит Саю, а не ей. - Привет, Наруто, - закрыв одно ухо ладонью, весело здоровается парень. Кивает и слушает, хмурится, улыбается, снова кивает и слушает, пока не протягивает телефон Хинате. - Тебя.

- Да? - отвечает Хьюга, повторяя жест Сая. Сначала Наруто молчит, в шуме автомобиля она не слышит, как он тяжело дышит, настраиваясь на разговор.

- П-привет, - неуверенно начинает Узумаки.

- Можешь говорить громче, а то тебя плохо слышно, - кричит Хината и сама удивляется, как громко это звучит. Просто именно этот момент Гай выбрал, чтобы доехать до места назначения. Хьюга моментально краснеет. - Извините, - отстраняясь от динамика, говорит девушка, - подожди секунду, - просит она Наруто и подталкивает Гаару, чтобы побыстрее вылезал из машины. - Ещё секунду.

Наруто кивает, хотя знает, что она не видит. Когда он получил достаточно сочувствия от отца и тёти Мей, то решил, что должен всё решить прямо сейчас, поэтому набрал номер Сая. Хорошим знаком было то, что Хьюга вообще согласилась поговорить, даже звучала нормально, хотя у неё там стоял такой треск, что сложно понять, а нафантазировать он мог себе всё, что угодно.

Хината держит телефон Сая в одной руке, пока второй достаёт свой большой походный рюкзак из вместительного багажника. Она не смотрит куда они приехали, не видит красоту горной вершины, леса, уходящего вверх, не слышит пения птиц или журчания реки, которая угадывается где-то в низине, за деревьями. Справившись быстрее остальных, брюнетка просто отходит подальше, стараясь не терять из виду команду.

- Уф, прости ещё раз, нужно было выгрузить вещи. Теперь я готова слушать, ой, погоди, а чего ты мне-то не позвонил? - торопится Хината, не зная, когда Гай даст отмашку идти, или оставаться, этого она тоже не знает.

- Кхм, я звонил, но ты…

- Чёрт, - ругается Хината, перебивая Наруто, - прости-прости, - снова и снова извиняется девушка, памятуя, что обещала так не делать. Узумаки не понимает, притворяется она или серьёзно, а то Хьюга своем не похожа на обиженную, - собиралась впопыхах, потому что проспала, вот и забыла телефон на столе, опять.

- Оу, да ничего страшного, я же нашёл способ с тобой связаться, - успокаивает Узумаки, всё ещё не готовый поверить, что между ними всё хорошо.

- Это да, но как пойдёт дальше я не знаю, - блондин зажмуривается, так и знал, что всё не может быть просто, - понятия не имею куда Гай-сенсей нас потащит и будет ли там связь. Но, мы возвращаемся завтра к обеду, вроде к школе.

- А, ясно, - Наруто уже на грани, нервы скачут от спокойствия до нового всплеска истерики. Пора просто всё выяснить и не гадать. - Почему ты не сказала, что уезжаешь? - момент истины, думает Узумаки.

- А? - удивляется Хината. - Что? Гай-сенсей сказал нам про тренировку ещё во время дня физкультуры, конечно я сказала тебе, после, - брюнетка задумывается. После чего? Сначала она чуть не умерла на этом адском марафоне, а потом Наруто устроил эти свои штучки с её телом, так что всё вылетело из головы.

- Ты всё ещё обижаешься на меня? - ещё один вопрос, который жизненно важно решить. Хината не успевает за скачущим с темы на тему блондином.

- Всё ещё? - неуверенно повторяет Хьюга. - А, я на тебя обижалась? - медленно спрашивает она.

- Конечно, - возмущается Наруто, - после вчерашнего разговора о Чоджи. Ты убежала от меня и не звонила, - только теперь Хината отчётливо слышит нервные нотки в его голосе. Всё медленно встаёт на свои места.

- Наруто, - чётко начинает брюнетка, - я на тебя не обижалась. Ну, да, твой совет Чоджи - полный отстой, но это его выбор - следовать ему или нет. К нам это никакого отношения не имеет, и я не убегала вчера, просто была уверенна, что сказала тебе про эту тренировку. Мне нужно было собрать вещи, а после поездки и целого учебного дня, да ещё Литературного клуба, я была как выжитый лимон. Прости, если ты подумал, что я так показала свою обиду. Поверь, если бы ты вчера меня задел, то я бы так тебе и сказала, как советовала поступить Чоджи. Я своим советам, знаешь ли, следую, - с усмешкой добавила Хината, издеваясь над блондином, который не стал дожидаться, когда девушка сама придёт мириться.

- Ах-х, давай просто сделаем вид, что этого разговора не было, а? Чувствую себя таким придурком.

- С кем не бывает, - усмехается Хината. Гаара машет ей рукой. - Чёрт, мне уже нужно идти. Если будет связь, то я постараюсь тебе позвонить, а если нет, то может завтра придёшь меня встретить?

- Конечно, - быстро соглашается Наруто.

- Отлично, не скучай там без меня, и за всем присмотри.

- Второе - обещаю, а вот первое никак не могу, - улыбаясь от того, что всё действительно хорошо, отвечает Наруто. Хината смеётся, слышать такое приятнее, чем должно быть. - Вдруг самой станет скучно, тогда представь, что я жёстко трахаю тебя у дерева, - проникновенно шепчет Узумаки, Хината задыхается от смеси возмущения и возбуждения. - Не дай медведям тебя сожрать, Хьюга! - напоследок кричит этот наглец и отключается. Брюнетка не сразу отнимает телефон от уха, она опасливо осматривается вокруг, и пугают её не прячущиеся вокруг медведи, а количество деревьев.
***

Он не отрывает взгляда от очков в ярко-красной оправе, она всегда снимает их и в этот раз сделала так же. Они лежат на маленьком столике из мозаики сбоку от дивана, Саске видит в бликах стёкол своё голое отражение и часть задницы Карин, пока она скачет на нём, повернувшись спиной. Он не просил об этом, но она всегда знает, когда он не хочет видеть её лица. В этот их заход, в этих недоотношениях, которые они оба ненавидят, он ещё ни разу не хотел смотреть ей в глаза.

Саске нравится смотреть на её выступающие позвонки, это напоминает о другой, но и контраст белой кожи с огненно-красными волосами, его возбуждает. Учиха смотрит, как она выгибается, насаживаясь глубже и снова переводит взгляд на стёкла очков. Там только его дикие, тёмные глаза и осколки бледного женского тела. Он даже не знает почему сейчас здесь, почему снова трахает Карин, когда хочет только забиться в тёмный угол, свернуться калачиком и остаться там навсегда.

Пообещал Хинате, что будет делать глупости, но это должно было будоражить хоть какие-то чувства, а внутри сплошная пустота. Саске удивлён, что тело вообще отзывается на призывы физиологии, но Карин и её руки умеют убеждать. Учиха закрывает глаза и откидывается на спинку дивана, красноволосая продолжает прыгать на нём, упираясь руками в журнальный столик. Она всё делает сама, он даже не пытается шевелиться. Приходят воспоминания, совсем свежие, его короткий спор с Сакурой из-за Омои. О, да, он конкретно напугал придурка.

Губы растягиваются в самодовольную ухмылку, Карин оборачивается и видит его, принимая всё на свой счёт. Увеличивает скорость и стонет так сладко, как только может, но для Саске всё это лишь белый шум. Перед его мысленным взором хмурые зелёные глаза и надутые розовые губы. Сакура отчитывает его, она так близко, что он может почувствовать аромат её цветочный духов. Харуно открывает рот, чтобы сказать то, чего он не хочет слышать, но стон Карин сливается с этой картиной. Она кончает и Саске кажется, что это Сакура. От этого он и сам достигает вершины.

Карин пытается облокотиться влажной от пота спиной на него, но Учиха грубо снимает её со своих колен, практически кидая рядом с собой на диван. Она не пытается возражать или возмущаться, не поможет, проходила. Поэтому просто смотрит, как он надевает свои вещи и уходит, даже не удостоив её банальным «спасибо». Может и хорошо, убеждает себя девушка, надевая очки только когда расплывчатая мужская фигура исчезает, только благодарности за секс ей не хватает, чтобы унизиться окончательно. Карин не плачет по Саске, она всегда знает, на что соглашается, но в этот раз…в этот раз она ничего не чувствует, и кажется скучает по кому-то другому.

***

- Да, он издевается, - едва выпрямляясь под тяжестью рюкзака, жалуется Хината. Мало того, что они уехали так далеко от города, так теперь ещё приходится взбираться вверх по склону. Он такой крутой, что когда она пытается выпрямить спину, рюкзак тянет в обратную сторону, пятки упираются в твёрдую землю, покрытую редкими травинками и выпирающими корнями, Хината взмахивает руками, пытаясь вернуть себе устойчивость, не успевает даже вскрикнуть, просто готовиться катиться кубарем с горы.

- Держу, - говорит Гаара, Хьюга выдыхает приваливаясь к парню. Зажмуривается, всё ещё представляя своё падение. В ушах отчётливый хруст перелома её тонкой шеи. Сай стоит чуть выше и когда замечает, что друзья отстали, спускается, протягивает руку. Хината тянется в ответ, ей нужна ещё минута вот так, с Гаарой за спиной и Саем, надёжно перехватившим её руку, чуть выше запястья. - Нормально?

- Я придумала, - кивая, отвечает Хьюга, - сожрём Гая прямо сейчас и свалим отсюда.

- Хороший план, одобряю, - усмехается Гаара. И, они продолжают движение вверх. Где-то намного выше, у самой вершины, маячат две фигуры в зелёных тренировочных трико и с оранжевыми манжетами, за которыми прячутся утяжелители. Хината ненавидит этих двоих и их силу юности, но всё равно ползёт вперёд. Сдаться? Больше это не про неё.

- Поторопитесь, хоп-хоп, где ваша сила юности, - кричим им сверху Гай, подпрыгивая на месте. Ребята переглядываются, прикидывая насколько тут популярное для туристов место и как быстро кто-то обнаружит сброшенное с горы тело.

Хината цепляется пальцами за плоскую поверхность земли, когда добирается до верха, она не уверена, когда именно склонилась так низко, но кажется, что это единственный способ удержаться. Она заползает на коленях и остаётся лежать на голых камнях. Парни падают рядом, Сай спиной на рюкзак, он напоминает черепаху, которая больше не сможет перевернуться.

Воздуха не хватает, когда Хьюга пытается отдышаться, но она первая встаёт на ноги и сбрасывает ношу с плеч. Теперь девушка может увидеть, что они ползли к скальному плато из светлых камней, будто кто-то просто взял и отрубил верхушку горы огромным мечом. Лес закончился ещё на склоне, а вокруг лишь голубое небо, так близко, можно коснуться рукой. Хината так и пытается сделать, протягивая руку к этой синеве. Солнце на высоте всё ещё жаркое, его лучи сушат капли пота на лбу. Кричит ястреб, пролетая над тройкой ребят, тень от его крыльев скользит по их довольным лицам. Как в случае с долгим путём в додзё Ли, которым они теперь постоянно пользуются, Хината, Гаара и Сай понимают, что не зря оказались так высоко. Их накрывает отсутствие звуков людей и города, они слышат только тяжёлое дыхание друг друга и биение собственных сердец.

Гай и Ли ничего не говорят, просто садятся на нагретые камни и ждут, когда ребята присоединятся. Тройка снова переглядывается, парни словно ждут команды от Хинаты. Она кивает и садится рядом, складывая ноги в любимой агуре, Гаара и Сай садятся по обе стороны от неё.

Время прекращает свой бег, пока они сидят вот так, позволяя солнцу и ветру касаться их кожи. Глаза Хинаты закрыты, она знает, что её никто не касается, но чувство противоположное, кажется, так близки они ещё не были. Невидимая энергия, бурлящая в этом месте, исходящая от них, смешивается, делится, пока они не становятся одним целым.

- Хорошо, - Гай хлопает по коленям руками, резких звук запускает время, ученики вздрагивают и выходят из транса. Поднимаются на ноги, вслед за сенсеем и его помощником. - Чувствуйте всё, что мешает. Неровность породы под ногами, порывы ветра, слепящее солнце, тишину, от которой отвыкли в городе. Чувствуйте всё, что мешает, но не позволяйте этому лишить вас равновесия. Хэй, - громко произносит Майто, ученики понимают, что это призыв к началу тренировки. Сай снимает ветровку, Хината и Гаара избавляются от своих кофт. Они стоят в чёткую линию напротив учителя и ждут. Гай показывает движения, они чёткие, плавные, привычные, такую разминку он проводит всегда. Троица начинает двигаться.

- Чёрт, - тихо ругается Гаара, когда нога упирается в выступающий камень и его толкает на Хинату. Она тоже теряет равновесие и смазывает движение. После десяти минут этого наказания, начинает казаться, что всё, на чём сделал акцент Гай-сенсей, теперь мешает, как звук соседской дрели в шесть утра воскресенья. Ноги скользят по камням, которые норовят врезаться даже через подошву кроссовок, солнце резко светит в глаз, бликуя от серебряной молнии на чьём-то рюкзаке.

- Хорошо, - снова повторяет Гай, когда видит, что у его учеников ничего не получается, от чего они лишь злятся, теряя равновесие ещё сильнее.

- Что же тут хорошего? - рычит Гаара.

- У нас ничего не получается, - соглашается Хината.

- Конечно, так и должно быть, вы ведь ещё в начале пути, но ничего, скоро вы поймёте, как обрести равновесие. А, пока, спустимся к реке, - ребята хватаются за свои рюкзаки. - Нет, - прерывает их сенсей, - оставьте, за ними вернёмся позднее.

- Что-о-о? - возмущаются ребята, но Гай и Ли уже начали спускаться вниз.

***

- Давай, приятель, апорт, - кричит Киба и швыряет здоровый теннисный мячик, тот улетает на добрых тридцать метров. Акамару гавкает и несётся сломя голову, игнорируя разлетающихся уток. Только середина дня, но тёплое солнце уже вытащило в парк уйму людей. Семьи с детьми располагаются за деревянными столиками, стайки подружек сидят на тёплых пледах прямо на траве. Инузука ловит на себе взгляд блондинки с двумя забавными косичками, ухмыляется ей и машет рукой. Девчонка хихикает и тут же отворачивается к подружкам, что-то говорит им по секрету и они хихикают уже вместе. Девчонки явно на пару лет младше, так что Киба просто ради смеха им подмигивает. - Молодец, - говорит парень вернувшемуся Акамару, тянет руку, чтобы отобрать у него мячик, но огромный белый пёс низко приседает к земле, задирая хвост и игриво смотрит на хозяина. - Так значит? - веселится Киба, девчонки тут же пропадают из его мыслей, он куда охотнее носиться за своим лохматым другом.

Акамару поддаётся, Киба это знает, при желании пёс мог бы ещё долго гонять своего хозяина, но позволяет шатену нагнать себя и даже повалить на землю. Инузука с победным кличем выхватывает у питомца мячик, белый пёс, в отместку, слюнявит ему лицо, наваливаясь сверху.

- Ха-ха, фу, - смеётся Киба, попутно вытираясь. Акамару задорно лает, замирая в ожидании. Он знает, что будет дальше. Парень снова усмехается, достаёт из кармана спортивных штанов бумажный свёрток. - Только один, - сразу предупреждает Киба, выдавая Акамару поросячий пятачок. Пёс с радостью набрасывается на лакомство. - И, как ты можешь это есть, - удивляется Инузука, принюхиваясь к оставшимся в упаковке носам.

- Он не кусается? - Киба отвлекается от мерного поглаживания мягкой шерсти Акамару, когда рядом возникает мальчишка в смешной панаме. На руках он держит приличного размера, ну, для роста мальца, белую с чёрным собаку. Щенок волнуется из-за присутствия Акамару.

- Нет, - открыто улыбаясь, отвечает Киба. Мальчик кивает и отпускает своего пса. - Поздоровайся, Акамару, - белый пёс садится и чинно опускает голову. Мальчишка поражённо открывает рот, хохочет и хлопает в ладоши.

- Ого, а твой пёс поиграет со мной и Почи?

- Не знаю, - задумывается Киба, прикладывая пальцы к подбородку, - это надо у него спросить. Что скажешь, Акамару? Хочешь поиграть с Почи и…- парень делает паузу, выжидательно смотря на мальчика.

- Инари, - тут же подсказывает обладатель забавной панамки.

- С Почи и Инари? - Акамару весело лает, выхватывает мячик из руки Кибы и убегает. Инузука улыбается, пока смотрит, как эти трое носятся туда-сюда. Он уверенно машет рукой старику, который наблюдает за мальчиком, видимо его дед, просит не волноваться, а сам присаживается за один из деревянных столов, которые пока никто не занял, развязывает толстовку, которую успел повязать на пояс, когда стало слишком жарко, достаёт из большого кармана книгу в мягком переплёте. Это задание не для клуба, а на урок. - «Степной волк», - медленно читает Киба. - Название мне уже нравится. «Предисловие издателя. Эта книга содержит оставшиеся нам записки того, кого мы, пользуясь выражением, которое не раз употреблял он сам, назвали Степным волком», - читает Инузука и останавливается. Пробегает глазами текст дальше и хмурится. - Погоди-ка, так это не настоящее предисловие издателя? Как всегда, - усмехается шатен, лохматя волосы, - всё сложно. Отлично, как я люблю, - начиная читать второй раз, Киба погружается совсем, заставляя себя лишь прислушиваться с весёлому смеху мальчика и такому же лаю Акамару.

После первой страницы, он перестал замечать бег времени, перелистывая страницу за страницей, погружаясь в странный мир не то чужого сознания, не то реальности. Слова отдавались где-то глубоко. Киба, по новой привычке, теперь покупал все книги, которые они читали и носил с собой карандаш. Он порой пишет бессмысленные для случайного прохожего слова на полях, и отмечает то, что хочет потом обсудить с Хинатой.

Инари, Почи и его дед, успели наиграться и уйти, Акамару сам вытащил оставшиеся пятачки из кармана хозяина и забрался под стол, улёгшись на ноги Кибы, медленно грыз свои лакомства, порой ему доставалась неловкая ласка, пёс этого не знал, но каждый раз, когда герои рассуждали о животных, Инузука чувствовал особую связь с каждым словом.

- Чёрт, - прошептал парень, - ты только послушай это, Акамару, - обратился парень к своему лохматому другу, тот встряхнул ушами, но оторвался от своего вкусного занятия. - «Ну, взгляни на какое-нибудь животное, на кошку или на собаку, на птицу или даже на каких-нибудь больших красивых животных в зоологическом саду, на пуму или на жирафу! И ты увидишь, что все они настоящие, что нет животного, которое бы смущалось, не знало бы, что делать и как вести себя. Они не хотят тебе льстить, не хотят производить на тебя какое-то впечатление. Ничего показного. Какие они есть, такие и есть, как камни и цветы или как звезды на небе. Понимаешь?».

- Ваф, - уверенно ответил Акамару. А, Киба отложил книгу и просто смотрел вдаль, позволяя этой простой правде проникать в каждую клеточку тела.

- И, правда, красиво, - заискивающий, фальшивый голос, сбил весь настрой. Сбоку мелькнуло что-то рыжее, а следом пред Кибой материализовалась Амару.

***

- Вы же в курсе, что по ночам температура не выше семи градусов? - смотря на бурную, но мелкую часть Наки, куда их хочет затащить Гай-сенсей, говорит Хината. - Вода, наверняка, ледяная, - возмущается девушка, но учитель даже не думал её слушать, он уже разулся, закатал зелёные штанины и, как ни в чём не бывало, шлёпает по шумной, быстро бегущей воде, разбивающейся о крупные да мелкие камни, тут и там разбросанные на дне. - Хоть ты ему скажи, - пытаясь найти поддержку у Ли, оборачивается Хината, но парня там уже нет. - Ну, разумеется, - обречённо комментирует Хьюга.

- Я прямо за вами, сенсей! Сила юности не даст мне замёрзнуть, - кричит Рок, забегая в поток. Гай показывает, быстро посиневшему парню, большой палец и улыбается так, будто его снимают для обложки журнала.

- Я всегда верил в тебя, мой мальчик, - добавляет учитель.

- Что б вас, - бурчит Гаара, наблюдая, как сенсей и его копия хвалят друг друга, готовые пролить море нескупых мужицких слёз. - Лучше замёрзнуть, чем наблюдать за этим.

Хинате приходится согласиться. Она с грустью смотрит на свои носки и кроссовки, с которыми приходится расстаться. Крупный бурый песок, щедро покрывший тонкую полоску берега у реки, нагрет солнцем, что создаёт опасное представление о существующей жаре. Но, Хината знает, что стоит коснуться воды, как эти иллюзии растают. Брюнетка дожидается, когда парни разуются, чтобы они вместе вошли в воду, и позволяет себе крохотную улыбку. Кажется, холодная вода теперь навсегда связалась у неё с Наруто. Жаль, что он далеко и не может подать руку. Хьюга невольно сжимает ладошку, словно фантомная тёплая рука всё же её касается.

От потока и резких брызг, впивающихся в кожу, как мелкие иголки, деваться некуда, все трое стараются дышать через нос, сохраняя спокойствие. Скользкие камни под ногами не придают вообще никакой уверенности. Хината сжимает зубы, но идёт всё дальше и дальше, пока вода не накрывает её по пояс. Гай и Рок стоят чуть поодаль, она останавливается напротив, ощущая чувство покинутости, оборачивается. Гаара и Сай отстали. Хьюга недоумённо смотрит на них, разводит вопрошающе руки в стороны. Хотелось бы крикнуть им, какого хрена, но она не хочет быть той, кто нарушит тишину тренировки.

Сай первый решается продолжить путь. Его лицо невозмутимо, но в определённый момент, даже Хината видит, как оно дёргается, перекашиваясь от чего-то. Ноздри парня, который лучше всех на свете скрывает свои эмоции, когда не хочет в них разобраться, быстро-быстро то расширяются, то сужаются. Но, он всё же доходит до остальных и даже фальшиво улыбается. Хинату снова подмывает спросить, что происходит, ей кажется, что кто-то не позвал в какой-то особый клуб для избранных.

Брюнетка переводит взгляд на Гаару, демон вообще не торопиться, зато хмурится так, что кажется, смог бы напугать какого-нибудь сятихоко, водись он в реальности (даже голова тигра существу бы не помогла). Хината всматривается в лицо парня, кажется вот-вот, и брови навсегда опустятся в глаза, да там и останутся. Он тоже раздувает ноздри, но, в отличие от Сая, не может сделать это тихо. Даже шум реки не скрывает его тяжёлого дыхания. Гаара напрягается из последний сил, стараясь держать руки вдоль тела. Хьюга наклоняет голову набок, как любопытный сыч с огромными глазищами. Демон до скрежета сжимает зубы, мёртвой хваткой держится за штанины, сминая ткань до побелевших костяшек. Но, он всего лишь человек, лишь слабый духом парень в холодной реке, отрекаясь от своей непоколебимости, Гаара придерживает яйца рукой, прежде чем полностью погрузить их в воду.

Хината краснеет от того, что всё поняла, но глаз отвести от руки демона никак не может, даже когда Гаара стоит по пояс в воде, она смотрит куда-то вглубь, пока он не отпускает себя, высовывая конечность над поверхностью бурной воды. Хьюга знает, что уже красная, как некоторые обитатели водной фауны, но так хоть становится теплее. Сай рядом улыбается по-настоящему, демонстрируя своё превосходство над слабохарактерным другом.

- Заткнись, - шипит демон, наконец, закрывшись от всех сложенными на груди руками.

- Отлично, - хлопает в ладоши Гай-сенсей, да так, что брызги разлетаются во все стороны. Хината съёживается, когда несколько больших капель попадают в волосы и на лицо. Снова впивающиеся иглы, - теперь, когда все в сборе, можем приступать.

- Гай-сенсей, в этом вообще есть хоть какой-то смысл? - любопытствует Хината, теперь она даже завидует парням, и тому, как некоторые части их тела реагируют на холод, хоть на ней спортивная майка и спортивный лифчик, её не покидает ужасное опасение, что соски, замёрзшие выше всякой меры, скоро смогут проступить через любое количество слоёв одежды.

- Легко тренироваться в додзё, - громко, как настоящий мастер боевых искусств, начинает Гай. Хината больше не хочет спорить, чтобы не спугнуть такую редкую личность, живущую в их сенсее - Гай-разумный. Он не кривляется, не ведёт себя, как совершенно непосредственный дурачок. Майто серьёзен, такого хочется слушать, такого сразу хочется уважать. - Легко противостоять своим друзьям по команде, когда знаешь, что над тобой ничего не довлеет. Но, в реальном бою вы останетесь один на один со своим врагом - страхом, который будут подпитывать сотни голосящих людей. Яркий свет, громкие звуки, усталость, что накопиться со временем. Вы окажетесь в совершенно новых условиях и забудете всё, чему успели научиться на тренировках. Поэтому так важно уметь забывать о посторонних раздражителях. Крепко стоять на ногах, - командует Гай-сенсей.

- Хай, - произносят его ученики в унисон, резко разводя руки с жатыми кулаками в стороны. Так они и застывают, сносимые бурным потоком, скользящие по острым и скользким камням, по пояс в ледяной воде, с руками по локоть в холодной реке. Закрывают глаза и пытаются забыть всё, что их окружает.

Хината не думала, что у неё получится, но шум воды стихает, ей кажется, что они не спускались с вершины горы, а остались там. Холод превращается во что-то совсем другое, он сливается с её телом, и Хьюга с радостью впускает его в себя. Глаза закрыты, вокруг лишь тьма, но так только поначалу, вскоре эта пелена спадает, Хината словно становится одним целым с природой и видит всё яснее, чем прежде. Ласкающий редкие листья ветер, замедляющаяся в реке вода, взлетающая птица, что зависает расправив крылья. Планета больше не вертится, позволяя познать настоящую гармонию и равновесие. Хьюга ловит себя на мысли, что нужно будет рассказать об этом откровении…

Тогда это и происходит. Мир возвращается, люди, мысли, проблемы. Равновесие? Откровенно смеётся над ней подсознание, какое равновесие, когда ты только в начале того, чтобы сделать свою жизнь правильной. Отец меняется, но Нацу никуда не делась, Хината не знает, как он сможет забрать своё слово, чтобы не впускать змею в их семью. Неджи никак не хочет отпустить свои обиды. Тентен желает стать Хьюга, это отдаётся чем-то пугающим, дурное предчувствие не даёт дышать ровно. Хината не хочет об этом думать, но голова была такой свободной, что теперь мысли хлынули в неё таким же бушующим потоком, какой пытается сбить с ног.

Почти у каждого из шайки какие-то проблемы, которые они отказываются решать. Время в школе неумолимо подходит к концу, придётся думать о будущем. Оставить Ханаби, когда только заново её обрела. Никто больше не будет надевать шарфы на замерзающие деревья во дворе. Саске. Она бы хотела забрать его боль, но не знает, как это сделать. Отец скоро потребует знакомство с Наруто, а это значит, что их фальшивые отношения осложнятся ещё сильнее.

Наруто. О, да, вода будто становится ещё быстрее, нога соскальзывает с камня, который казался устойчивым. Хината цепляется за воспоминания о голубоглазом блондине, отчаянно желает, чтобы он стал подспорьем для равновесия, а не очередным раздражающим фактором. Не выходит, она даже не представляла, что её чувства к Наруто такие разрозненные и не понятные. Он больше не упрощает ей жизнь. Хината боится даже просто подумать о том, чтобы задаваться вопросом - кто он для неё. Её уничтожит любой ответ.

- Ищешь ты пропавших нас. Потому и сны столь грустны...

Эта песня врывается в открытое сознание Хинаты и ломает там все стены, созданные чтобы оберегать. Она резко распахивает глаза, дергается, нога скользит по камню, сгибаясь в колене и Хьюга падает с головой в холодную, отрезвляющую воду.

- Ах-х-х, - Хината возвращается на поверхность, хлопая руками по воде. Отплёвывается от того, что успело попасть в рот и нос. Семенит ногами по дну, чтобы уйти поближе к берегу, где может встать и упереться руками в колени. Отдышаться. Она готова извиниться перед всеми, что не справилась, но когда смотрит на свою команду, понимает, что они тоже мокрые с ног до головы, в их глазах, таких разных, застыло одно выражение отчаяния.

- Снова, - командует Гай-сенсей. Ребята подчиняются, встают ближе друг к другу, но ни о каком равновесии речи не идёт, они больше не могут вернуть то ощущение, которое обрели лишь на мгновение. В нём Хината знала ответы на все вопросы, Сай никогда не сомневался в своих чувствах, а Гаара обрёл мир в душе, отбросив весь свой гнев.

***

- Я присяду? - едва успевает спросить Амару, а сама уже сидит рядом. Близко, слишком близко для такой тесной деревянной скамейки. Она в платье до колен, сверху короткий свитер, прикрывающий грудь и малую часть живота. Амару не села, как сам Киба, как любой нормальный человек садится на скамейку, рыжая, перекинула ноги по сторонам и подтягиваясь на руках, доползла до, желающего сбежать, Инузуки. Её неприлично расставленные ноги, как для девушки в платье, касаются его тела. Киба не дурак, понимает, что она к нему подкатывает, но ему такое вообще не улыбается. - Какой милый пёс, - даже не смотря на Акамару, говорит рыжая, рисуя странные узоры на деревянной поверхности стола. В опасной близости от сложенных на ней рук парня.

- Можешь погладить, - стараясь перевести её внимание на что-то другое, предлагает Киба. Амару странно улыбается, прикусывая губу, выглядит не сказать чтобы соблазнительно, и перемещает свободную руку на бедро шатена. Киба дёргается, а она только поднимается со стороны колена вверх. Совсем не то, что он имел ввиду, когда предлагал «погладить». - Ам, - парень застывает и не представляет, как выпутаться, будь она парнем, то понятно врезал бы уже, но как грубить навязчивой девчонке, понятия не имеет. Шаловливые пальчики Амару, тем временем, почти добрались до его паха, и это в общественном месте. Ладно, тут он кривит душой, если бы девчонка рядом ему нравилась и он её хотел, то давно бы поддержал эту игру, а так, его благовоспитанность возмущается и толкает его прочь со скамейки. - Нам уже это, пора.

- Так быстро? - надувает губки Амару и, чёрт бы её подрал, поднимается вслед за ним, делая это предельно похабно. Она обтирает собой скамейку, платье задирается, Киба случайно замечает, что на ней красные трусы. Подробности, без которых он бы обошёлся.

- Д-да, мы тут это, давно, - он неловко отступает и машет рукой Акамару, чтобы готовился бежать, если что. Правда у пса другие заботы, он слышит рядом агрессивный рык и чувствует чей-то страх, ему это не нравится, но убежать без разрешения хозяина он не может. Белый пёс поскуливает, пятясь назад, хотя желает броситься вперёд. - Акамару уже устал.

- Акамару, хах, так похоже на Амару, скажи?

- А? - замечательно, ещё не хватало, чтобы она это как-то связана. В знаки судьбы там или ещё в какую хрень. - Наверное, да, не замечал. Короче, ещё увидимся, - убежать не получается, Амару успевает схватить его за руку. Сбросить её кажется слишком грубым, а что ещё сделать Киба понятия не имеет. Если выскажет ей всё прямо, то она наверняка начнёт ныть. Он уже попадался так несколько раз, когда был не в силах отказать женским слезам.

- Брось, хорошо ведь общаемся, оставайся, - теперь она откровенно лапает его руки, невольно облизываясь от ощущения твёрдости напряжённых мышц. - Может придумает что-нибудь для нас двоих, - тут бы даже Наруто догадался, что она имеет ввиду, думает Киба, ради собственной собранности припоминая друга. Мысленная насмешка помогает собраться с мыслями и рассмотреть, что происходит вокруг.

- Акамару? - обеспокоенный поведением лохматого друга, зовёт Киба. Пёс переступает с лапы на лапу, жалобно поскуливая. Он поворачивает свои грустные глаза к хозяину. Инузука как может, жестами и странной лицевой мимикой, пытается попросить друга избавить его от обнаглевшей девчонки. Связь между этими двумя просто поражает, Акамару решает, что если поможет хозяину, то сможет пойти проверить, что происходит чуть дальше в парке, за кустами и тесно разросшимися деревьями.

- Что он делает? - отвлекается Амару от облапывания парня, когда здоровая мохнатая махина несётся в её сторону. Девчонка взвизгивает, когда Акамару просто опускает свои огромные лапы на хрупкие плечи рыжей, девушка заваливается на траву. Киба едва сдерживает смех, побеждает благодарность и уже хочет позвать пса бежать с ним из парка, но у него другие планы, Акамару громко гавкает, убегая.

- Что? - не понимает Киба. - Акамару, стой, вернись, чёрт, - бросая Амару и дальше валяться на траве с задранным платьем, Инузука спешит за собакой, перепрыгивает через подстриженные кусты, лавирует между тонкими стволами деревьев, стараясь не потерять белое пятно впереди. - Ах, ты ж, - ворчит Киба, но продолжает бежать.

-…расплачься ещё. Давай, мальчик, - доносятся до Кибы чьи-то голоса, а следом рычание собаки. Это точно не Акамару. Парень прибавляет ходу.

- Р-ра-р-р, - рычит чёрный, как смоль стаффорд в ошейнике с длинными шипами, роя землю когтями. Его держит на поводке худой высокий парень с причёской, как у типичного эмо-боя, рядом с ним его точная копия, только волосы длиннее и накрашены губы. Выглядят парни, как два уебана, что совсем Кибу не удивляет.

- Давай, давай, - подзуживает своего пса тот, который держит поводок, стаффорд раскрывает огромную пасть и клацает зубами. Близнецы смеются. Инузука замечает Акамару, который уже оскаливается за спинами этих уродов, шатен смотрит на всё происходящее, как на ужасающую панораму. - Мы можем так весь день, а ты?

- Пошли прочь, - практически шипит девичий голос, Киба только тогда её замечает. Стройная брюнетка, сейчас сжавшаяся в комочек, прижимает руки к груди, её потряхивает, но в глазах дикость, она буквально готова броситься и на братьев, и на пса, вцепиться им в глаза, как настоящая кошка.

- Тамаки? - громко удивляется Киба. Девушка дёргается, когда слышит своё имя. Она поверить не может, что видит одноклассника, это напоминает, как в действительности плачевно её положение, силы покидают, хочется, чтобы кто-то уже спас. Предательские слёзы собираются в уголках глаз, Тамаки хотела бы их стереть, чтобы не веселить этих тварей, но не может опустить рук от груди, лишь сильнее запахивая кофту на молнии.

- Гуляй отсюда, пока и тебе не досталось, - кричит шатену тот, который с размалёванными губами. Киба тяжело вздыхает, убирает руки в карманы брюк и делает несколько медленных шагов ближе. Он спокоен, чтобы разделаться с ними не нужны нервы. Ему лишь жаль, что хорошего пса превратили в оружие двух долбоёбов.

- Акамару, - он понимает с полуслова и обнаруживает себя, его рык наверняка отдаётся где-то глубоко в затрясшихся поджилках этих горе-братьев. Они резко оборачиваются, натыкаясь на ярко-алые дёсны белого пса, размером со среднего медведя, который скалиться своими длинными, острыми клыками. Парни паникуют, забывая, что тоже с собакой, чёрный стаффорд теряет свою спесь, поскуливает и прячется за ноги хозяев, путая тех в поводке. - Сами свалите или мне попросить Акамару научить вас манерам? - всё также расслабленно, вразвалочку, Инузука подходит совсем близко. - Уф, - отмахивается он рукой, - ну, и вонь. Как же сильно вы испугались, парни, а что такое? Против равного соперника сложно быть такими же храбрецами?

- В-валим, - первый сдаётся тот, который не держал собаку, Акамару дёргается словно готов бежать за ними, братья пугаются ещё сильнее, в этой панике, они валятся на землю, отчаянно стараясь выпутаться из поводка, один из братьев явно накалывает зад о шипы в ошейнике. Киба думает, что спустит на них Акамару, если они бросят своего пса и сбегут. Ему везёт, придурки разобрались и уже уносятся вдаль. Стаффорд больше не кажется агрессивным, теперь он подпрыгивает и готов играть.

- Вот ведь, - Киба разочарованно сжимает кулаки, ему жаль отпускать хорошего пса с ними, но украсть у хулиганов их собственную собаку - самому стать настоящим преступником. За такое мать его точно кастрирует. Это напоминает парню о девушке, которая всё ещё стоит, замерев на месте и трясётся, как банный лист. - Бля, Тамаки, ты как, в норме? - шатен старается не делать резких движений и показывает рукой, чтобы Акамару пока не приближался. Белый пёс поскуливает и принюхивается. Киба теперь тоже понимает почему, тонкая бледная рука в крови. - Чёрт, позволишь? - он совсем близко, слышит, как хрипло вырываются её вдохи и выдохи. Крови не много, пёс лишь поцарапал кожу. Киба, как можно осторожнее прикасается к ладошке девушки. Раздаётся предупредительное шипение. Акамару не выдерживает и подбирается ближе, мелкими ползками. Он водит носом, желая узнать есть ли у девчонки то, что он думает.

- Тише, всё хорошо, - Тамаки словно просыпается, когда кто-то жалобно…мяучит? Девушка осторожно расстёгивает молнию на кофте, её руки дрожат, слёзы текут по щекам, но она едва ли их замечает. - Теперь ты в безопасности, - нежно произносит брюнетка кофейному комку шерсти, что появляется из выреза её кофты.

Киба открывает и закрывает рот не в силах что-либо сказать. В голове выстраивается примерная картина случившегося. Те придурки натравили пса на беззащитного котёнка, а Тамаки…Инузука смотрит на хрупкую брюнетку словно впервые её видит. Неужели она…

- Ты решила помериться силами со стаффордом, чтобы спасти котёнка? - Тамаки шмыгает носом и поднимает на Кибу блестящие от слёз карамельные глаза. Он ожидает чего угодно, но только не открытой, довольной улыбки.

- Своих не бросаю, - гордо отвечает брюнетка. Инузука качает головой, она определённо в шоке и не понимает, каких неприятностей избежала. - Ай, - вздрагивает девушка, когда рядом оказывается мокрый нос Акамару, от вида нового врага, котёнок выпускает когти и вцепляется в кожу Тамаки.

- Чёрт, прости, Акамару, нельзя, - пёс скулит, это он понял, что кто-то в беде и хочет убедиться, что всё хорошо, к тому же, такие мелкие и слабые кошки его интересуют исключительно, как товарищи. Вот две сиамские кошки, которые живут в крайнем жёлтом доме, через который они пойдут домой, те да, они каждый раз норовят выцарапать ему глаза, вот их бы он потрепал, как следует.

- Ничего, - уверенно отвечает Тамаки и присаживается на корточки.

- Эй-эй, Акамару, - Киба резко краснеет, когда его пёс забирается носом в декольте Тамаки, но девчонка только смеётся, позволяя лохматому обнюхать котёнка. Комок шерсти возмущается, но быстро устаёт бояться, тем более, что белый пёс до сих пор его не съел.

- Вот так, - говорит Тамаки и отпускает котёнка на землю. Он мяучит, неуверенно потряхивая коротким хвостом. Акамару принимается его облизывать. Киба вздыхает.

- Нашёл игрушку, тоже мне, - Тамаки смеётся, чем сбивает Кибу с мысли. Он слишком внимательно смотрит, как она пытается пальчиками привести себя в порядок, подправить волосы, утереть разводы от туши.

- Ой, извини, - вдруг спохватилась брюнетка. - Спасибо тебе, то есть вам, - она нежно гладит Акамару между ушей, пёс снова и снова подставляет ей голову для очередной порции ласки, - что спасли нас, даже не знаю, как бы мы сами выпутались.

- Это точно, он же мог вырвать тебе кусок, - Киба машет руками вдоль стройного тела девушки и краснеет. - Короче, ты поняла. Какой у тебя вообще был план?

- Признаю, я не всё продумала, - улыбается она. Тамаки начинает выходить из состояния шока и понимает, что вообще-то общается с самим Кибой, по которому давно сохнет. А, он, что удивляет ещё больше, тоже общается с ней, да так мило, будто они постоянно этим занимаются. Она давно знает, что он, как и она, любит животных, а теперь ещё и литературу. Он весёлый и всегда готов прийти на помощь, в чём Тамаки лично убедилась. Киба кажется ей настолько идеальным, что сама теперь кажется не особо-то подходящей такому парню.

- Думал, на подобные безрассудства способна только Хината, - усмехается Инузука. Тамаки улыбается, но уже не так открыто, сравнение, конечно, приятное, с Хинатой она успела сблизиться и поняла, что она не обычная девушка, но теперь очевидно - Киба тоже это рассмотрел. Тамаки замечала, что Хьюга старается помочь ей в невыполнимой миссии по завоеванию сердца этого потрясающего парня, но очевидно, что тесная дружба заставила Кибу проникнуться глубокими чувствами к подруге. Не удивительно, что он никогда не замечал её. Зачем, если уже есть рядом Хината. - Не представляю, как Узумаки справляется с тем, что его девушка иногда такая…сумасбродная. Хи-хи, так ему и надо, - довольно ухмыляется парень. Тамаки обдумывает его слова, анализирует выражение лица и приходит к выводу, что поторопилась с выводами.

- Киба-А-А-А-А! - Акамару прижимает уши к голове, припадая к земле, сам Инузука втягивает голову в плечи и мечется туда-сюда, пытаясь понять, где спрятаться от Амару.

- Это Амару? - зачем-то уточняет Тамаки, хотя прекрасно знает, что так и есть. Мысленно даёт себе с ноги в лицо, только расслабилась, что сердце парня свободно и вот пожалуйста, оказывается, что он гуляет тут с этой рыжей…девушка встряхивается, чтобы не обзывать ту, кто не виноват, это ей следовало поторопиться, а не ждать, что Киба сам о чём-то там догадается. Видимо, думает Тамаки, поездка не прошла для них даром, они сблизились и вот теперь…хороший план, у неё был такой же, но кто-то снова опередил.

- Тамаки, - неожиданно Киба сгребает её в охапку, наклоняется так низко, что она чувствует его парфюм, терпкий и стойкий, перемешанный с запахом мужского пота и почему-то травы. Он шепчет её имя и мурашки бегут по всему телу, сердце пускается галопом, готовое мурлыкать от удовольствия. - Тамаки, теперь ты должна меня спасти. Спасти от неё, - их носы почти соприкасаются, она тонет в глубине тёмно-карих глаз, мечтает убрать со лба непослушную прядь волос, таких же кофейных, как шерсть у котёнка, которого она полезла так отчаянно спасать.

- Киба-А-А-А-А! - звук намного ближе, Инузука нервно оборачивается, даже не думая отпускать Тамаки, в случае чего, он намерен спрятаться за её узкой, хрупкой спиной. Всё что угодно, лишь бы не оказаться изнасилованным рыжей извращенкой прямо посреди парка, пока все гуляющие мелкие шавки будут на них глазеть.

- Нет-нет-нет, - практически скулит парень. Из-за деревьев уже появляется что-то рыжее. Тамаки смотрит на перепуганного парня, который точно не похож на счастливого влюблённого, потом на приближающуюся Амару. Она вспоминает, что чувствовала, когда бросилась защищать котёнка, говорит себе простое «сейчас - или никогда» и тянет шатена за футболку. - А? - только и успевает произнести Инузука, когда Тамаки вынуждает его склониться, а её пухлые, с ароматом земляники, губы, прикасаются к его губам. Он дико распахивает глаза, но её рука ложится на его затылок, пальчики ловко оказываются в волосах. И, это так невыразимо приятно, что он отдаётся на волю телу.

Руки сами прижимают её ближе, крепко смыкаясь на тонкой талии. Сладость губ приводит в экстаз. Он готов побиться об заклад, что Тамаки начинает мурлыкать, когда их языки сплетаются, и этот звук, как у кошки, звучит во всём её теле, Киба чувствует эту мелкую дрожь под своими руками и от её рук в своих волосах, и от её губ. Чертовски сладких губ.

- Не-е-е-е-т, - визжит Амару, когда видит эту картину. Киба бы посмотрел на выражение лица рыжей, но для этого придётся отпустить Тамаки, а они, кажется, ещё не достаточно доходчиво объяснили преследовательнице, что Киба жертва, которую уже поймали. Тамаки открывает глаза, она стоит лицом к тем деревьям, откуда выползла Амару, брюнетка вспоминает все наказы Мацури быть смелее и показать, что территория занята. Так что, она отпускает футболку Кибы, перемещает руку на его плечо и наслаждается, как расширяются глаза рыжей, когда та видит выразительный фак.

«Он мой, сучка», - красноречиво заявляет и её жест и то, что Тамаки всё ещё целует парня своей мечты.

***

- Се-се-сенсей, - зубы стучат так, что говорить опасно, челюсти так и ударяются друг о друга. Они все мокрые, с синими губами, даже Рок Ли трясётся от каждого порыва ветра, но Гай, такое ощущение, ничего не чувствует, смирно стоя в бурном потоке реки. Хината начинает снова, засовывая мокрые, посиневшие ладошки под мышки, - сен-се-сей, может у-у-же, х-х-хватит? - учитель ухом не ведёт, Сай и Гаара, как два облезлых щенка придвигаются ближе к ней, им плевать, как это выглядит, парни просто хотят чуть-чуть тепла, поэтому прижимаются к ней, утыкаясь носами в шею. Холодными, сука, носами. - Бля, - тихо ругается Хьюга, но сил оттолкнуть их от себя просто нет.

- Учитель, - вступает Ли, - мы восхищены вашей силой юности, но боюсь, что нам, слабым и не достойным, скоро понадобиться познать силу борьбы с воспалением лёгких, если мы не обсохнем.

- Хм, - медленно тянет Гай, но глаза открывает. Хината поражена тем, что сенсей всё ещё выглядит таким же бодрым и свежим, а ещё очевидно, что ему тепло и он познал ебучий дзен. Хьюга даже не может покраснеть от того, что ругается в мыслях. - Хорошо, - весело заявляет Майто, - возвращаемся на гору за нашими вещами.

- Что он сказал? Возвращаемся в город? - Хината переводит взгляд на демона, его глаза безумнее обычного, а на губах застыла улыбка, которой бы и Джокер позавидовал. - В город? - снова спрашивает Гаара. Девушка не хочет быть той, кто принесёт плохие новости, так что просто улыбается и вырывается из их крепкой хватки. Парни, потеряв Хинату, как опору, прижимаются друг к другу. Это веселит, так что на прокручивании этого нелепого вида таких суровых, мрачных парней, Хьюга взбирается наверх. Всё же следя, чтобы эти двое не отставали. Солнце становится чуть ближе, хотя скоро соберётся клониться к закату. Его прощальные лучи и сложная дорога, отогревают конечности, возвращают жизнь в тело.

- Чего? - очумело шепчет Хината, когда добирается до знакомого плато. Гай-сенсей уже стянул с себя мокрый костюм, а теперь…теперь…тянет руки к нижнему белью. - Ч-е-г-о? - совсем теряется Хьюга, намереваясь броситься вниз с горы. Но, на краю её ловят парни. Всё, как в очень-очень замедленной съёмке.

- От мокрой одежды важно избавиться, - назидательно произносит Гай и тянет резинку зелёных, мать их, плавок. Хината сначала просто кричит, потом закрывает глаза рукой, разворачивается и снова кричит.

- ГЛАЗА! - орёт она что есть сил, у Гаары хорошая реакция, но вот…

- Гай-сенсей! - кричит теперь уже Ли, который не сразу заметил, что делает учитель. - О, ками, ребята простите. Гай-сенсей, - краснеет любимый ученик, прикрывая собой учителя.

- Это, что, тоже часть тренировки? - гневно цедит сквозь зубы Гаара, его глаза всё ещё надёжно закрыты.

- Нет-нет, - чуть не плача, отмахивается от самого предположения Рок, - это просто недоразумение.

-Хм, хи, упс, перестарался, - слышат все присутствующие довольный голос сенсея. - Такое бывает, когда долго избавляешься от всяческих рамок во время таких тренировок. Границы и условности просто перестают существовать.

- Учитель, умоляю, - чуть не плача, прочит Рок, - вы не могли бы рассказывать это и одеваться.

- Ой, точно, - Гаара и Хината сильнее зажмуривают глаза, хотя накрыли их ладонями, но лишняя безопасность не помешает.

- Границы, - тихо произносит Сай. - Границы - это хорошо, - его голос звучит безжизненно, только потому, что стоит спиной к учителю, Хината выныривает из одной ладошки, одним глазом и видит, что у бледного, а сейчас вообще-бледно-синего, парня, открыты глаза.

- О, нет, Сай, - шепчет Хината, - ты что…не успел закрыть глаза? - она может только прошептать это жуткое предположение. - Сай?

- Когда котёнка Онбу все зовут странным, он очень из-за этого переживает, но потом находит друзей, с которыми можно быть странными вместе. Это так глубокомысленно и я почти ощущаю потребность поплакать от умиления, всякий раз, как перечитываю эту часть, - медленно, ничего не выражающим голосом, произносит Сай, смотря куда-то вдаль.

- О, милый, - сочувственно говорит Хината, прикрывая периферийное зрение одной ладошкой, вторую она кладёт на плечо товарища по команде, - нам так жаль, что твой мозг теперь навсегда превратился в жвачку от увиденного. Но, не переживай, мы всё равно тебя не бросим.

- Мы будем странными вместе? - одинокая слеза таки скатывается по его бледной щеке.

- Обещаю, - клятвенно заверяет Хината, - раз уж ты всё равно уже получил необратимые изменения психики, будешь душкой и скажешь, как там наш сенсей-извращенец, уже прикрыл свой зелёный стыд юности?

- Ага, - кивая, как болванчик, отвечает Сай.

- Хорошо, милый, сейчас мы возьмём свои вещи, свалим с этой горы и переоденемся, там, где никто никого не увидит. Как тебе план?

- Очень хорошо, а потом мы пожарим зефирки на костре? Я никогда этого не делал.

- Конечно, обязательно пожарим, - уверяет Хината. Гаара взваливает себе на плечи два рюкзака, Хьюга берёт свои вещи. Ли выглядит смущённым, поэтому всё время кланяется и просит прощения. Но, ребята стараются игнорировать обоих этих зелёных зверей, теперь определённо безопаснее на них не смотреть.

- Надеюсь, вы взяли запасные комплекты формы, ведь наша тренировка только начинается, - все, кроме Сая, который всё равно итак смотрел, забыли о страхе, когда Гай выдал эту гениальную фразу и обернулись. Благо, учитель был уже одет, но Хината не могла перестать переводить взгляд туда, где только что были тесные зелёные плавки.

- Вы же пошутили? - ненавидя себя за слабость, возмутилась Хьюга. - Посмотрите, что вы сделали с бедным Саем, какие ещё тренировки? Мы уже устали, мы замёрзли и вообще, вся эта возня не имеет никакого смысла, - даже за своим возмущением, Хината услышала звук крошащихся камешков, такой бывает, когда чья-то тяжёлая нога придавливает их в крепкой поверхности. Гай был быстр, ужасно, а его целью оказался, всё ещё находящийся в прострации, Сай. Девушка не поняла, как это сделала, но ровно за секунду до того, как учитель спихнул одного из своих учеников с горы, она толкнула друга в бок, а сама замерла в боевой стойке перед ним.

- Хм, - усмехнулся сенсей, - никакого смысла, говоришь? - Хьюга с удовольствием бы стёрла это самодовольство с лица Гая, но зелёный извращенец был прав. Она почувствовала…что-то, звуки стали яснее, земля дрожала, а может просто язык тела учителя стал очевиднее. Чем бы оно ни было, но Хинате удалось отбросить всё, что отвлекало. Остался только сопер…

- Уф, - боль пронзила живот, когда нога Ли прилетела в него, Хината упала на колени, широко открыв рот.

- Никогда не забывайся, пока все соперники не лежат, - строго произнёс Гай-сенсей. Брюнетка кое как поднялась, потирая ушибленное место.

- Да, сенсей, - чётко ответила Хината, поклонившись.

- Цела? - это Сай, которого падение неожиданно привело, ну, если не в норму, то хоть в сознание. Следом за бледным художником, появляется и красноволосый демон, который ругает себя последними словами за то, что затупил, не смог вовремя помочь.

- Нормально, парни, спокойно, давайте уже спустимся с этой чёртовой горы.

Внизу Хината находит достаточно удалённые и достаточно непроглядные кусты, где избавляется от успевшей подсохнуть одежды. Нехотя, но всё же напяливает другой спортивный костюм, она не хочет показывать это слишком открыто, но собственная сноровка, там, на вершине, поразила. Ровно на секунду, но Хината смогла поймать равновесие, отринуть всё, что мешает. Теперь она хочет большего, хочет быть такой всегда.

Они строятся полукругом напротив Гая и ждут, что ещё он придумал, Солнце высоко, времени достаточно, чтобы вдоволь поиздеваться над учениками. Гаара очень красноречиво двигает глазами, указывая на Майто и его копию, Хината просто кивает, отвечая, что заметила - эти двое в точно таких же зелёных костюмах, как до этого. Опасная картинка всплывает в голове: две белые створки шкафа, она медленно подходит к ним, тянет за позолоченные круглые ручки, с опаской, ожидая, по меньшей мере, нападения кого-то из коллег Майка Вазовски, створки распахиваются, а там…бесконечная вешалка с одинаковыми зелёными трико. Хьюга быстро-быстро мотает головой, тщетно пытаясь избавиться от этого видения.

- Вот, что я думаю, мои будущие чемпионы, - радостно начал Гай, невольно помогая Хинате сосредоточиться на нём и его реальном трико, а не на триллионе фальшивых, - ничто так не прочищает мозги…как бег по пересечённой местности!

- Да чтоб вас, - в сердцах воскликнула Хината, не успев остановить себя. В тишине дикой природы, её вскрик вышел очень громким и мало чем напоминал достойное обращение ученицы к своему сенсею. Серые глаза тут же спрятались под густой чёлкой, но даже она была бессильна спрятать красные щёки и пылающие кончики ушей, горящие, как два стоп-сигнала. Жаль раньше не сработали. - Бег, круто, люблю бег, - затараторила Хьюга, закапываясь ещё сильнее, - точно, побежали уже, - девушка отвернулась от учителя и пялясь в землю, побежала. Куда-то.

- Кхм, Хината, - окликнул её Рок Ли. Брюнетке ничего не оставалась, как остановиться и обернуться обратно, старательно смотря только на густобрового-младшего. Ли широко улыбнулся, махнув большим пальцем себе за спину, - нам вообще-то туда.

- Туда, ну, да, точно, - она отмахнулась и побежала в другую сторону.

Их путь лежал через настоящее великолепие местной природы. Узкие горные тропки, то поднимающиеся вверх, то просто петляющие в густом лесу, где солнечные лучи едва пробивались сквозь тесно переплетённые листья, освещая то поблёскивающий влагой мох, то прозрачную белую паутинку. Порой маршрут выходил на плато, полностью лишённое лесных массивов, можно было увидеть вдали что-то напоминающее город, но отсюда он казался лишь миражом. Очередное доказательство того, как велик замысел, что природа всё ещё не сдала своих позиций, ей ещё есть чем удивить человека, с его технологиями.

Правда, Хината всего этого не видела, она считала свои шаги, внимательно следя за кривой дорожкой, чтобы не зацепиться за корень дерева, притаившийся за опавшей листвой и иголками. Последний подъём дался особенно тяжело, хотя в какой-то момент девчонка поверила, что недавняя победа над десяткой километров, сделала её менее восприимчивой. Куда там, ступни горели, правую икру уже сводила судорога, в горле пылал натуральные пожар, словно весь кислород выгорел и она дышит адским воздухом. Казалось, что нос заложило и поднялась температура. Да, этот забег её убивал, так что вся поэтичность места будущего захоронения, мало волновала.

Майка и спортивные штаны успели насквозь вымокнуть от пота, высохнуть и по новой намокнуть. Хината всё ждала, что вот-вот её одолеет банальное обезвоживание, но организм держался, ноги упирались в землю, делая шаг за шагом на вершину очередного подъёма. Хьюга задумалась о своих резервах. Что если их намного больше, чем она когда-либо осмеливалась подумать? Стало легко, когда остальные мысли, всё, что ждёт по возвращении в город, улетучились, оставляя лишь одну - где мой предел? Уже знакомое тихое, равновесие накрыло, она подняла голову, вдохнула глубже, руки замолотили по воздуху сильнее, горящие мышцы отозвались какой-то новой энергией. Тело не хотело сдаваться, теперь оно хотело победить. И, стоило Хинате обойти Гаару, на прямой, Гай приказал остановиться.

Она осмотрелась, возвращаясь на землю. Чёрт, а ведь этот извращённый зелёный зверь, затащил их хрен знает куда, Хината была такой не внимательной, что будь следующим заданием возвращение в место стоянки, она не знала бы с чего начать. Реки было не видно и не слышно, вокруг несколько широкоствольных деревьев с толстыми ветвями.

- Выбирайте, - расставив руки в стороны, как грёбанный распорядитель Голодных игр, объявил Гай-сенсей. Ребята неуверенно покрутились вокруг своей оси, пытаясь понять, что тут можно выбрать. Дорогу? Часть леса? - Дерево, - не дожидаясь, когда до них дойдёт, пояснил сенсей. Сай, Гаара и Хината переглянулись, но неуверенно разбрелись в разные стороны. Не очень далеко, так чтобы видеть друг друга, они остановились, каждый под своим, коренастым, с необъятным стволом и ветками, которые сами были толще некоторых деревьев в этом лесу. - Хорошо, залезайте.

Парни даже не спрашивают, а просто ловко хватаются за ближайшие ветки, подтягиваются, моментально оказываясь каждый на своём дереве. Хината запрокидывает голову, чтобы убедиться, что ближайшая ветка всё также высоко, как ей и казалось, при всём желании, она не смогла бы до неё допрыгнуть. Бессмысленность происходящего, хотя, вся эта тренировка была такой, с виду, но она уже успела убедиться в том, что это работает, всё равно бесило, что Гай-сенсей настойчиво строит из себя мистера Мияги.
- Помочь, Хината-чан? - широко улыбаясь, спрашивает Рок Ли. Брюнетка резко оборачивается, чтобы осмотреть четырёх мужчин, на лицах которых застыло одно выражение - бедная маленькая девочка, как бы нам всем ей помочь затащить свои жирные ляжки на высокое дерево. Она хмуро сдвигает брови к переносице, ещё сильнее, когда замечает, что Гаара и Сай решают, как им лучше спуститься. Внутри поднимается что-то грозное, но не банальный гнев, а дикое желание показать…как она крута. Такое не часто за Хинатой водится, но ощущается приятно, она помнит, что так было с Амару во время софтбола, Хьюга хотела отбить тот мяч, хотела показать своё превосходство.

- Нет, - громко и уверенно, заявляет брюнетка, отворачивается к дереву, прикидывает, как высоко нужно быть, чтобы зацепиться за первую ветку. Даёт себе три шага, чуть отходит назад для разбега. Они думали, что такое только в кино делают, но вот Хьюга разбегается, буквально продолжая бег по изрезанной «морщинами» коре ствола, делает три шага по стволу, и уже кажется может так забраться на самый верх, но гравитация, зазевавшаяся на мгновение, напоминает о себе, Хината на последнем шаге отталкивается от дерева, обхватывает кольцом рук ближайшую ветку. Парни зависают с открытыми ртами, пока она весит, болтая в воздухе ногами.

Хьюга заставляет своё тело раскручиваться, подтягивает ноги вверх, не успевают смотрящие понять, как она уже оседлала ветку, откинула растрепавшуюся чёлку и улыбается им самодовольной улыбкой.

- Если Хината закончила выпендриваться, то вам лучше найти ветки потолще, чтобы было где разгуляться, - говорит Гай, совсем не удивлённый силе юности, заключённой в, на вид совсем расхлябанном, теле девчонки. Хината смущается, щёки розовеют от слов сенсея, но она поднимается на ноги, придерживаясь за ствол, перелезает чуть выше, на толстую, крепкую ветку. Парни, выйдя из ступора, делают тоже самое. Они оказываются ближе, чем думали, когда встают лицом друг к другу.

- И, что теперь? - спрашивает Гаара, когда они стоят уже какое-то время, а Гай только наблюдает и молчит.

- Как что? - удивлён сенсей. - Тренируйтесь, отрабатывайте удары, всё, как обычно, - ребята переглядываются, пожимают плечами, но встают в стойку и начинают обычную разминку, будто ни не чёрти где, а в своём додзё. Первый подвох обнаруживается почти сразу, когда они доходят до удара ногой. Троица синхронно раскачивается из стороны в сторону, вспоминая, что они довольно высоко над землёй и падать будет не приятно.

- Высоко, - замечает Сай, осознавая это только сейчас, это окончательно сбивает парня, он не успевает поймать равновесие обратно и летит в пожухлые листья, раскиданные под его деревом. Хината и Гаара инстинктивно делают несколько шагов, будто успеют поймать товарища, но могут только смотреть вниз на тёмную бледнолицую кучу.

- Живой? - интересуется Гай, когда нависает над учеником. Сай поднимается, хрустит спиной, и только потом кивает. Сверху слышатся облегчённые вздохи. - Хорошо, тогда по новой, - ударяя парня по плечу, типа для поднятия боевого духа, с дикой улыбкой, говорит сенсей. - Вы же помните цель этой тренировки? - уточняет Майто Гай, когда его будущие чемпионы, на трясущихся ногах, продолжают отрабатывать удары. Он видит, как, после падения Сая, они осторожничают, рассчитывают каждый шаг, каждое движение.

Ребята молчат, у каждого есть одна и та же мысль, но озвучивать её никто не торопиться, звучит она как-то глупо что ли, поэтому им влом позориться. Но, Гай смотрит настойчиво, он снова похож на настоящего, сурового сенсея, полного мудрости, которая не достаётся просто так.

- Равновесие? - они мялись так долго, но решились одновременно. И, тут же подарили друг другу улыбки, когда прочитали на лицах товарищей, что боялись сказать это простое, но такое важное слово.

- Верно, - грозно соглашается Гай, возвращая ребят в реальность. - Вот и не забывайте об этом, - говорит сенсей и…они с Ли уходят.

- Э-э-э, - тянет Хината, - вы что? Вы уходите?

- Верно, - просто отвечает Гай, будто это что-то само собой разумеющееся. - Вернёмся, когда вы поймёте, что такое равновесие и как его найти, - зелёные учитель и ученик, довольно быстро сливаются с местностью, но их восхваления друг друга и восхищения от силы юности, что горит в каждом из них, слышатся ещё очень долго.

- Так и знала, что этот лес станет нашей могилой, - обречённо произнесла Хината, прежде чем снова встала в боевую стойку.

***

Не смотря на все старания Учиха, хоть он их и отрицал, ей удалось затащить Омои к себе. Предки весь день должны провести в клинике, а против её благонравного предложения «позаниматься» парень не устоял, так что, смирно сидел за рабочим столом, уткнувшись в углублённый учебник по биологии. Сакура сидела рядом, разодетая в откровенную майку с глубоким вырезом и тонкими бретельками, которая была призвана не скрыть, а показать её кружевной розовый лифчик. Ино сказала, что на её, ещё не растерявшей часть загара, коже, смотрится так горячо, что никто не устоит. Этот пока стоял, и совсем не в том смысле, который интересовал Харуно.

- Может прервёмся на чай? - потягиваясь так, что её грудь почти упёрлась в поднятые от учебника глаза парня, спросила Сакура. Омои сглотнул, вместо горячей цыпочки, которую он давно мог жарить на её розовом покрывале, не дурак, понимает зачем позвала, он видит чёрные глаза малознакомого брюнета, они вытягивают из него всю жизнь.

- Чай горячий, можно обжечься, звучит не безопасно, - бубнит парень, отворачиваясь от Сакуры. Та открывает рот, готовая грубо спросить не прикалывается ли он, но одёргивает себя. Вновь поминая Саске очень не добрым словом.

- У меня есть лёд, - томно говорит Харуно, придвигаясь на своём стуле с колёсиками к Омои, которому достался самый обычный, он не может отодвинуться так просто, - но, я была уверенна, что ты не против горячего, - такие двусмысленности даются ей не так легко, как тому же Узумаки, но кое-что Сакура приготовила заранее. Омои старается не шевелиться, любое движение приведёт к тому, что он заденет какую-нибудь обнажённую часть её кожи. Сакура начинает злиться, поэтому захлопывает учебник перед его носом. - Много учиться и не отдыхать - вредно, ты понимаешь, что мозг уже не воспринимает информацию также полно, как час назад? - парень снова что-то бормочет, продолжая пялиться туда, где только что были рисунки строения человеческого сердца. Сакура решает, что пора переходить к тяжёлой артиллерии и кладёт руку ему на бедро, крепко сжимая. - Посмотри какой ты напряжённый, это не нормально.

Омои дёргается и заваливается на бок, медленно съезжая со стула. Харуно пытается его удержать, но колёсики отъезжают в одну сторону, она падает в другую и вот они уже бесформенной кучей валяются на полу её комнаты. Светлая голова парня, наконец, оказывается там, где и должна была с самого начала, в ложбинке её груди, её рука упирается во что-то, во что лучше не упираться так сильно. Омои дёргается всем телом, чтобы ускользнуть, как грёбанный угорь, в его воображении возникает образ брюнета, который с садисткой улыбкой вгрызается ему в горло.

А, Харуно всё равно улыбается довольная собой, ведь странная смесь её неуверенных касаний и сильного страха, заставляют Омои возбудиться так сильно, как никогда прежде. Ему даже неловко, что столько мыслей о Саске привели к такому результату.

- А, вот такое напряжение, - облизывается Сакура, всё ещё сжимая пальчики на его ширинке, - вполне нормально, - сообщает она парню и тянется за поцелуем. Когда она сказала Хинате, что не готова остановиться на ком-то одном, что ей нужно испытать что-то большее в жизни, всё её разнообразие, она говорила не только о парнях, вообще-то, Сакура до сих пор не совсем понимает, чего хочет. Но, Омои оказался первым, после Саске, кто заинтриговал, своей отрешённостью и знаниями, в естественнонаучных дисциплинах он был хорош. А, ещё розоволосая отчаянно хотела узнать правду ли говорят о чёрных.

Пальцы, сжимающие его хозяйство через плотную ткань джинсов не могли удовлетворить её любопытство, хорошо, что её тонкие губы и засунутый ему в глотку язык, смели последние границы. Сакура не успела ничего понять, как его сильные руки уже перенесли её на мягкое покрывало. Розовое на розовом, подумал Омои, облизываясь. Харуно давно напрашивалась на подобное развитие событий, а теперь, когда она лежала перед ним, вся такая готовая и томно смотрела из-под опущенных ресниц, даже чувство, что за спиной стоит Саске, не помешает. Кажется, даже наоборот.

Сакура не хочет казаться девчонкой, у которой секс был один раз, и тот неудачный, она приподнимается, опираясь на локти, требовательно останавливает его, когда парень уже наклоняется над ней. Омои замирает, смотря на длинные пальцы, которыми Харуно сминает его футболку, понимая, чего она хочет.

Он не подтверждает гипотезу Сакуры о том, что в семнадцать все парни ещё горячие красавцы, до Саске с его точёной фигурой, и уж тем более, неожиданно думает она, до Наруто, над которым кто-то поработал ещё более кропотливо, шоколадному телу Омои далеко, кубиков она не видит, но и заплывшим жиром его не назовёшь, зато, бицепсы внушительные, когда он слегка специально напрягается, они раздуваются, делая парня шире в плечах.

Омои снова наклоняется, но Сакура опять упирается ножкой в его грудь, на этот раз, опуская ступню ниже, к молнии на брюках. Парень избавляется от ещё одного предмета одежды. Теперь розоволосая может разглядеть хоть что-то, и это, малость беспокоит. Бугорок с трудом можно назвать бугорком, скорее уж бугром. Она вспоминает, как бабушка Харуно постоянно жалуется на неё, мол узкие бёдра, как собирается рожать, «сожмёшь голову ребёнку и родится пугало с плоской башкой». Влияют ли узкие бёдра на то, что хочешь принять в себя, а не вытолкнуть из себя? В продвинутом курсе биологии такого не было.

Неуместные мысли ослабляют её оборону, давая возможность Омои стянуть с неё домашние шорты, следом он тянется за розовыми трусиками и Сакура зависает решая, а хочет ли остаться такой голой перед этим парнем. От напряжения она даже не может вспомнить, как его зовут. Но, это не важно, поздно и зелёные глаза провожают собственное нижнее бельё по длинной загорелой ноге.

Харуно благодарит свою соображалку, которая ещё работала, что не заставила его раздеться полностью, иначе сейчас, когда он навалился, чтобы засосать и снять с неё майку, Омои бы уже прикасался к ней свои прибором, в голове всплывает слово мерзость, Сакура злиться на саму себя, вспоминает слова Каруи о том, как ей зашёл этот поганый секс. Всем зашёл, чтоб их, даже скромной Хьюга, которая наверняка с удовольствием при любом удобном случае стягивает с Наруто одежду. А, с ней-то что не так? И почему она так много вспоминает своего соседа?

- У-м-м, - стон сбивает Сакуру с толку, она так глубоко ушла в свои мысли, что не заметила, когда Омои успел раздвинуть ей ноги и пристроить свои огромные пальцы к её киске. Он смотрел на неё, пока поглаживал клитор большим пальцем, будто оценивая, всё ли правильно делает. Стон пришёлся кстати, а то парень решил, что Харуно спит с открытыми глазами. Мало ли дичи происходит.

С этой частью программы, как и в прошлый раз, у Сакуры всё было хорошо, разве что, поцелуи Саске казались профессиональными, задевающими каждый отдельную струну в её душе. В них была горячая страсть, которая распаляла этого холодного человека, а вот прикосновения пухлых губ Омои, казались слишком слюнявыми и торопливыми. Вот он сосёт левый сосок, как рано отлучённый от груди малыш, а вот уже присосался, как рыба-прилипала к её шеи. И, как она раньше не заметила, какой он губошлёп? Мысль веселящая, но сбивающая с настроения. Хорошо, что парень не слышит о чём она думает.

Омои давит свободной рукой на ногу Сакуры, она чувствует, как напрягаются мышцы, когда она раскрывается перед ним ещё сильнее. Кажется, не всё потеряно, он серьёзен, когда сосредотачивается на её киске, одной рукой раздвигая влажные складки, и уверенно вставляет в неё средний палец другой руки. Глубоко, грубо. Но, это хорошо. Харуно выгибается навстречу, стараясь не сжать ноги, оставить их так, как он захотел.

- А-м-м, - это слишком хорошо, а громкие хлюпающие звуки заводят до предела. Как и выражение лица Омои, выражающее только научный интерес, он словно проверяет, как глубоко получится, как громко она закричит, как быстро кончит. О, очень быстро. Он снова пропихивает палец глубже и Сакура вскрикивает, ноги сами по себе складываются в какой-то поломанный карточный домик, больше не способные держаться в одной позе. Её несколько раз разбивает судорога, пока эхо оргазма ещё звучит.

- Резинка есть? - тоже самое эхо скрывает всю грязь такой постановки вопроса, она просто показывает рукой куда-то в сторону тумбочки, надеясь, что он сам поймёт. Его вопрос и то, что дальше должен быть собственно секс, у Сакуры не являются логической цепочкой. Слишком хорошо, чтобы отвлекаться на что-то другое. Она даже не против, чтобы он повторил тоже самое. Но, у Омои другие планы, он достаёт блестящий квадратик, даже не удивляясь, что он там один, никакой коробки презервативов, которую она всё время здесь хранит, нет, этот приготовлен специально для плана, который был у розоволосой.

Ему это льстит, чтобы такая девчонка, хотела его, да ещё после того, как могла быть с тем жутким, но охрененно красивым брюнетом. Омои чуть заглядывает себе за спину, чтобы убедиться, что его видение ещё здесь. И, правда хорош собой, с этим было бы глупо спорить. Но, надсмотрщик не мешает ему стащить с себя слегка растянутые, выцветшие от частых стирок, трусы, пусть видит, что он точно ничего такого не планировал.

Сакура с неким ленивым удивлением смотрит на полностью голого парня, но когда, полуприкрытые в непроходящей неге, зелёные глаза опускаются вниз, замечая, а не заметить это сложно, восставший тёмный, практически чёрный, член Омои, она вспоминает почему хотела забить на этот эксперимент. Парень напрягается, пока натягивает на свой агрегат презерватив, а ведь Сакура, с перепугу, и чтобы скорее свалить из магазина, схватила большой размер. Не достаточно большой для этого чёрного монстра.

- Раз уж он всё равно меня ненавидит, дадим ему достойный повод, - медленно, ни к кому особо не обращаясь, произносит Омои, резко приподнимает задницу Сакуры, практически укладывая её выпирающие косточки себе на бёдра, шея больно прогибается, когда голова упирается в розовое покрывало. Харуно соображает, что такое чудовище точно не для неё, но вместо того, чтобы начать брыкаться и пнуть парня в челюсть, для профилактики, она смотрит, как Омои пристраивает головку к её сжавшейся от ужаса киске.

То, что она чувствует просто противоестественно, он так растягивает её, хотя вошёл всего на пару сантиметров, глаза Сакуры расширяются так, что кажется она невольно прокачала способности своего периферийного зрения и может видеть панораму собственной спальни. Омои, весь истекая потом и сжимая зубы, будто не в девушку входит, а тащит камень в гору, пропихивает свой огромный чёрный член ещё чуть глубже. Харуно открывает рот в беззвучном крике, её бьёт дрожь, и глубоко просыпаются нежные чувства к тонкому члену Учиха, она бы с радостью сейчас раздвинула ноги перед ним.

Внутри просыпается, наконец-то, выведенная оргазмом из строя, другая Сакура, которая за секунду приходит к выводу - нахрен такие эксперименты. И, как грозилась, размахивает ногами, словно синхронистка, задевая Омои в грудь и по лицу, на её обнажённое тело падает красный сгусток крови. Красная жидкость уже буквально повсюду, на ней, на нём, на розовом покрывале. Хорошо лишь то, что и Омои и его член-монстр исчезают.

Парень зажимает нос рукой, но кровь не останавливается. Воображаемый им Учиха ржёт, как дикий конь. Никто из присутствующих не рассчитывал на такие кровавые реки сегодня. Сакура бесится из-за грязи вокруг, грязи в себе. Если каждый её секс будет заканчиваться одинаково, то лучше сразу в монастырь. Она медленно одевается, обрабатывает нос Омои и смотрит, как сверкают его пятки, когда он убегает. Почему-то крича вслед кому-то невидимому - хватит ржать, придурок.

***

- А-а-а-й, чё-ё-ё-ё, - нога при повороте соскальзывает и Хината летит вниз, успевая, как может, сгруппироваться, - рт, - заканчивает она уже вся в пожухлых листьях. А, ведь это всего третий раз, когда она падает с грёбанной ветки, лучший результат в команде, жаловаться не на что. Хьюга уже собирается пожаловаться на что-нибудь парням, но рядом приземляется Сай, поднимая целый ворох разноцветных листьев. - Красиво, однако, - задумчиво говорит Хината, смотря, как кружась, листочки накрывают бледного художника.

- Вы как? - Гаара спрыгивает сам, видимо из солидарности. Помогает подняться Хинате, протягивает руку Саю, но он её игнорирует и тяжело вздыхает. А, вот это что-то новенькое, парень выглядит…подавленным, и даже не пытается это скрыть, точнее, кажется, что Сай точно уверен в своём состоянии и знает, как быть, ну, таким.

- Сай? - зовёт Хината. - Расстроился, что не смог поймать равновесие? - художник только нашаривает в листве свой телефон, который оставил там после первого падения, от греха подальше, показывает Хинате экран. Ни царапин, ни трещин она не видит. - Вроде всё нормально.

- Нормально? - удивляется такой бесчувственности Сай. - Ни одной палки, - громко уточняет парень.

- Мы в лесу, тут сплошные палки, - шутит Хината. Сбоку в кулак кашляет Гаара, намекая, что для юмора рановато. - Ладно, я поняла, здесь такая глухомань, что нет сети. И, что? Ты ждёшь важного звонка? - она ожидала чего угодно, но только не такого. Художник всегда был равнодушен к подобным гаджетам, и потом, они все в одном положении, но не жалуются. А, она может тоже хотела бы позвонить, в доставку например, или вызвать спасателей, чтобы увезли отсюда.

- А, что если, - прижимая телефон к сердцу и повышая голос, начинает Сай, - Ино звонила, или прислала мне что-то? Она сегодня в магазине, что если пойдёт домой одна, а я здесь, в проклятом лесу, в этой куче листвы, - он в сердцах бьёт по земле. Это помогает, кажется, Сай тяжело дышит, но сидит дальше молча, пока не находит слова, которые разбивают сердца его друзей, а следом собирают обратно. - Я не хочу, чтобы она снова плакала, снова боялась. Я должен быть сейчас рядом, она должна знать, что не одна, что есть на кого положиться.

Хината заставляет себя сглотнуть комок, застрявший в горле, но когда смотрит на друга, поддавшегося, кажется, сразу всем свои чувствам, понимает почему поймать равновесие так сложно.

- Вставай, - серьёзно говорит Хьюга, холодным, твёрдым тоном. - Мы возвращаемся на дерево, - никто не спорит, с такой Хинатой, капитаном команды, спорить сложно. Но, когда они наверху, девушка не продолжает тренировку, а просто садиться на ветку, прислонившись спиной к толстому стволу. Она ищет что-то внутри себя, с чего может начать. - Думаю, мой отец подозревает, как далеко могли зайти мои отношения с Наруто, но я их до сих пор не познакомила, пользуюсь тем, что отец закрывает глаза на свои знания.

- П-почему ты их не знакомишь? - сбитый с толку, спрашивает Сай. Хината рассматривает свои пальцы, позволяя себе, действительно, без рамок и границ, подумать об этом.

- Мы в выпускном классе, пара школьников, зачем усложнять что-то, если нам и так хорошо? Я даже не знаю, что между нами. Наруто веселится, он не против чтобы всё шло, как идёт, само рассосётся, так он думает. Я уже стала желанной в его семье, разве это может пройти само или устаканится? Иногда мне кажется, что между нами лишь игра, развлечение, отвлечение…но, потом всё будто слишком реально. Я запуталась, иду в темноте и каждый шаг словно приближает к пропасти.

- У нас вообще нет никаких отношений, - говорит Сай, - я, вроде бы, знаю, что нравлюсь ей, а она нравится мне, у нас был один неловкий момент в парке, и ещё более не ловкая попытка заняться любовью во время поездки. Если думать, как ты, то времени у нас с Ино нет вовсе. Значит мне сдаться? - он требовательно смотрит на Хинату. Она может только пожать плечами. Но, это работает, хорошо рассказать о чём-то таком. Они не сговариваясь смотрят на Гаару.

- Что? - бурчит демон. - У меня нет проблем с отношениями, нет отношений - нет проблем, - глубокомысленно излагает красноволосый. Хинату подмывает спросить про Мацури, с которой у него завязываются странные…моменты, но есть кое-что поважнее.

- Зачем ты сломал тому парню ногу? - Гаара смотрит так, словно готов прожечь дыру в Хинате, но она и не думает отводить взгляд. У всех разные мнения на этот счёт, одно хуже другого, она согласна на ужасную, мелочную причину, даже на её отсутствие, просто хочет знать. - Это тебя мучает, не даёт найти баланс, так расскажи нам. Мы не будет осуждать, даже если ты сделал это потому, что тебе голос того парня не понравился.

- Хм, ну, если причина в этом, то немного я всё же стал бы его осуждать, - вставляет своё Сай. Кажется, он вернулся к своему обычному состоянию, хоть что-то хорошее. - Это был сарказм, если вы не поняли, - Хината смеётся, ладно, он не стал собой, художник сделал шаг к новому себе.

- Я видел, как он задирал кое-кого, до матча, вот и всё, - отмахнулся Гаара.

- Всё? Прикалываешься? Этого мало, - жалуется Хината. Сай срывает что-то похожее на орех со своего дерева и запускает этим точно в лоб Гаары. Демон хмурится, поигрывая желваками. - Ты можешь нам доверять. Мы поймаем.

- Арх, да просто парня из средней школы, где я учился. Ничего особенного, просто парень, учился, никого не трогал, всегда всем улыбался, делился едой, если просили, помогал с заданиями. Всегда улыбался, - зачем-то повторил Гаара, - он не заслужил, чтобы спортсмены его задирали, просто так. А, я всегда видел, как это происходит, толкают его, портят вещи. Я хотел когда-нибудь просто подойти, поговорить. У меня не было друзей, а этот парень, он, кажется, был добр ко всем. Думал…может…

- Он подружится и с тобой, - тихо закончила за него Хината. Гаара кивнул, соглашаясь.

- Тот парень перешёл черту, он докопался, а когда тот не реагировал, то стал пихать его, он злился всё больше от того, что никак не может вывести из себя такого мирного парня. И просто ударил его, повалил на пол в школьном коридоре и позвал ещё нескольких парней из команды, чтобы помогли. Они пинали его ногами, а я только смотрел, как не мог подойти к нему, так не мог и защитить. И, когда мы оказались на поле вместе я просто…не выдержал, прокручивал в голове всё, что видел. Вот и сделал то, что сделал.

- Молодец, - на полном серьёзе сказал Сай, - он это заслужил. Тебе не в чем себя винить, я бы тоже так сделал, - у художника были мысли о других людях, о тех парнях, что пытались обидеть Ино, если бы Хината его не остановила, то он бы не обошелся так вежливо с теми тварями.

- Да, не спорю, он заслужил, - начала Хината, Гаара испуганно взглянул на неё, ожидая осуждения, он начинал злиться из-за своей слабости перед ней, что уговорила, а теперь собирается отказаться от своих слов, перестанет уважать его, считать другом. - Но дело не в том, что он заслужил, а что нет, дело в тебе Гаара, в том, как этот поступок навсегда тебя изменил. Ты злился и до этого, верно? Видя подобные моменты, но тут сорвался, а перед самим собой согласиться, что поступил правильно не можешь. Я права?

- Э-это, - Хината отчётливо видела маленького мальчика без друзей, злящегося на себя. Она не знает за что ещё и с чего это началось, но это должно закончится.

- Ты сделал то, что сделал, от этого никуда не деться. Но это не значит, что теперь ты какой-то прокажённый и не имеешь права сказать, что ту ошибку отработал. Нет нужды и дальше быть тем, кого должны наказывать, снова и снова. Разве у тебя есть поводы злиться? У тебя есть мы, есть шайка, есть Темари. Ты умный, хорошо воспитанный, да с придурью, но кто из нас нет. Чёрт, ты даже девчонкам нравишься, не смотря на то, что все за глаза зовут тебя дем..кха-кха, бля.

- Демоном? - с улыбкой, выбивающей почву из-под ног, уточнил Гаара. - Я знаю, мне даже нравится.

- Всё равно извини.

- Я и правда не знаю, почему всё ещё злюсь на пустом месте. Но, когда думаю о том, что меня приняли даже таким, то становится легче, наверное, я должен сказать вам спасибо, за то, что не отказываетесь от меня. И, я постара…стоп, ты сказала, что я кому-то нравлюсь? - с нескрываемым ужасом в голосе, вдруг спросил Гаара. Хината и Сай ничего не смогли с собой поделать и рассмеялись, да так громко, что распугали каких-то притаившихся поблизости куропаток, ну, или каких-то лестных куриц, орнитологи из них были так себе. - Прекращайте ржать, что это вообще значит? - возмущался Гаара.

- Уф, ничего, расслабься, это я так, в общем сказала, ну, знаешь, ты же красавчик, так что наверняка можешь кому-нибудь понравится. Тем более демон, кто же не мечтает приручить такого?

- Давай вернёмся к твоим проблемам с отношениями, - решил толкнуть под поезд художника но Собаку.

- Да, кстати об этом, - спохватилась Хьюга, - раз Наруто звонил и жаловался, что я ничего не сказала про тренировку, значит он мог узнать только у Ино, а раз так, выходит, что она молодец, позвонила ему, чтобы не ходить домой одной. Так что тебе не о чем беспокоиться, - улыбнулась Хината. Сай ответил тем же.

- Чего? - влез Гаара, намереваясь отомстить. - Да, твой парень ведь тот ещё хлюпик, чем он поможет?

- Бля, ну, ты же только что попросил прощения, - развела руки в стороны брюнетка.

- Он первый начал, - тут же надулся Гаара, показывая пальцем на совсем побледневшего художника. - Нечего было меня подкалывать.

- Дующийся демон? Это уже перебор, - тяжело вздыхая, покачала головой Хьюга. - Он просто пошутил, - добавила она для Сая. - Знаешь, Наруто может и выглядит, как тот, кто не стал бы ломать кому-то ногу, но когда речь заходит о друзьях, он костьми ляжет, а в обиду никого не даст, - она говорила от сердца и парни это сразу заметили, поэтому шуток больше не последовало.

На какое-то время, эти их откровения помогли, ветка больше не казалась неустойчивой, высота больше не ощущалась. Казалось вот оно - равновесие, стоило поймать его внутри, среди эмоций и оно пришло к телу. Но только до тех пор, пока Хината снова чуть не упала с дерева.

- Вижу не далеко вы продвинулись, - раздался голос Гая. Солнце уже почти село, оставалась только тонкая красная линия на горизонте, когда сенсей и Рок Ли вернулись, кажется довольные и отдохнувшие, а ещё…с грёбанными удочками и вёдрами, в которых плескалась ещё живая рыба. - Спускайтесь, - ребята хотели запротестовать, но перед этим тела напомнили, как долго они уже здесь и как мало внимания уделяли своим потребностям.

- Сразу ничто не приходит, - мудро изрёк Рок.

- Да поняли мы, в чём суть, - возмутилась Хината, - дело тут не в тренировке вестибулярного аппарата, а в том, чтобы избавиться от груза внутри. Рассказать о том, что гложет, что действительно отвлекает. Доверить тайны тем, кто будет рядом, когда оступишься, не просто друзьям или знакомым, а команде. Ладно, теперь я думаю, что нам стоило и раздеться друг перед другом, ну, вы поняли.

- Хи, - усмехнулся сенсей, - я и не сомневался, что вы поймёте в чём суть тренировки, но наш дорогой Ли всё равно прав, сразу ничего не приходит, и секретов у нас очень много, но я вижу, что вы положили начало, поэтому спокоен. А, теперь, идёмте в лагерь, зажарим рыбку на костре, ведь сила юности требует не только духовной пищи.

***

Когда всё разрешилось, и оказалось, что Хината вовсе не обижена на него, Наруто ликовал, чем не применила воспользоваться хитрая бестия Мей Теруми, навешав лапши на уши, как «отпадно будет вместе навести порядок в их общей комнате». В переводе с женского на человеческий язык, это означало закопаться на весь день в бесконечное множество тканей, тряпок, лифчиков, чулок и, разумеется, туфель. Блондин даже понять не успел, а все его вещи оказались, в так заботливо предоставленных, огромных пластиковых контейнерах, пока шмотки Теруми облюбовали себе всю его, тут стоит особо подчеркнуть, его комнату.

Вообще, он дулся только для проформы, было даже весело, Мей сделала несколько компрометирующих его фоток в своём нижнем белье, по приколу, но Узумаки сразу просёк, что добрая тётя воспользуется ими быстрее, чем кто-нибудь успеет сказать слово «скандал». Эта женщина очень быстро успела от оккупанта перейти в разряд его друзей, так что, когда без десяти восемь, он стоял перед цветочным магазином, уже не казалось странным и остаток дня посвятить знакомым женщинам.

- Приветики, девчули, чё-кого? - ворвался в царство ароматов и прохлады, Узумаки, смачно виляя бёдрами. Ещё на подходе парень успел заметить, что Ино в магазине не одна, розоволосая макушка маячила из-за прилавка.

- У-у-у, и тебе приветик, сучечка, - подыграла Ино, она стояла с одной рукой на талии, пока вторая размахивала указательным пальцем. Наруто поржал, что-что, а сучки у Яманака хорошо выходят.

- Не боишься так сильно подвергать свою мужественность испытаниям? - отозвалась Сакура, когда двое её красивых блондинистых друзей поприветствовали друг друга, невесомо соприкасаясь кончиками пальцев.

- Я в своей мужественности уверен настолько же, насколько и в твоей, - нахально улыбаясь, парировал Наруто. Харуно сначала хотела закатить глаза, но потом до неё дошло, что именно сказал этот шут гороховый.

- Э-э-э, слышь, - возмутилась розоволосая, даже подняла свой тощий зад из-за прилавка и грозно надвинулась на Узумаки. Ино рассмеялась, за что получила испепеляющий взгляд от подруги, - а, ты-то чего веселишься, свинина? Вы вообще офигели, как я посмотрю.

- Ты чего это такая напряжённая, Сакура-чан? - невинно похлопав глазками, применил своё старое оружие, блондин. Давно он его не расчехлял, могло и заржаветь, но Харуно не удержалась, уголки губ дёрнулись, слегка приподнимаясь.

- Ничего такого, всё хорошо, - ответила Сакура и снова села на маленькую белую табуреточку за прилавком.

- Она и мне ничего не говорит, - пожаловалась Ино. Наруто хотел проехать эту тему, Харуно скажет, когда и если, будет готова, но что-то во взгляде блондинки ему не понравилось, она беспокоилась не просто, как подруга, которую продинамили, а как человек умудрённый паршивым опытом. - Но, я знаю, что к ней должен был прийти Омои, а теперь она, ну, вот такая.

- Харе обсуждать меня так, словно меня здесь нет, - пожаловалась розоволосая. Наруто снова посмотрел на Ино, та нервно теребила свой белый фартук, ей точно было не комфортно, в голову лезли паршивые мысли о парнях и том, что они могут сделать, если вовремя не опомнится. Узумаки осторожно погладил блондинку чуть ниже плеча. Тут он был уверен, с Харуно всё хорошо, такое неадекватное поведение могло означать только одно - кто-то задел её гордость.

- Не переживай Ино, единственное, что с ней сегодня могло произойти - это позор вселенского масштаба, - Сакура высокомерно фыркнула на его слова, подтверждая правоту блондина, - помнишь, это как в тот раз, когда она в пятом классе три раза выходила на сцену за наградами и все три раза у неё платье было застрявшим в трусах.

- Ха-ха, а ведь и правда, - согласилась Ино, - тоже самое. Чёрт, Харуно, где ты опять засветила свои труселя с весёлыми клубничками?

- Ой, да пошли вы, - резко став одного цвета с волосами, отмахнулась Сакура, надувшись на друзей ещё больше.

- Ну, извини, просто у меня реально отлегло, а то я тут себе уже чего только не напридумывала, - в голосе Ино проскользнули пугливые нотки, вперемешку с облегчением, но Сакуре всё равно стало стыдно за то, что заставила подругу волноваться.

- Бля, ненавижу вас, - простонала Харуно, - ладно, говорю всего один раз. Приходил, короче, ко мне Омои и всё шло хорошо, пока, ну, не дошло до дела, - она пересказала всё, что успело случится с момента, как она завалила парня на пол, чтобы поцеловать и вплоть до того момента, когда завалила парня, чтобы он не смел пихать в неё свой огромный член.

- Кха-кха, - стараясь незаметно обмахивать себя ладошкой, прокашлялась Ино, девушка не могла позволить себе заржать над подругой раньше Наруто, но тот, всё ещё держался, да раздул щёки, как очень жадный хомяк, да уже планомерно синел от нехватки кислорода, но держался. - Это очень любопытная история, - произнесла Яманака, посчитав, что если будет говорить что-то умное, то и ржать расхочется. Не помогло. - Кха-ха.

- Чего уж там, - скорбно поникнув, тихо сказала Сакура, - можете смеяться, разрешаю, а то смерти Узумаки мне на карме только и не хватало, - их тут же прорвало, как плотину. Ино сложилась пополам, странно кривя ноги, просто от такого напряга захотелось в туалет, а Наруто улегся на прилавок и ржал в него, дико молотя по белому дереву, чтобы хоть как-то дополнительно разрядить этот заряд неконтролируемого веселья.

- Уф-уф, - тяжело задышала Ино, - не могу больше, сейчас описаюсь, о, ками-и-и, ха-ха-ха, как же э-это, смешно-о-о.

- А-а-а, остановите меня кто-нибудь, - бился в истерике Узумаки, очень ярко представляя себе всё, что успела рассказать Сакура. - Ах-о-о, всё, всё, не могу, хах, - глубоко дыша, но всё ещё вперемешку с вырывающимися смешками, попытался успокоиться Наруто. - Фа-а-ак, Харуно, - он знал, что зря это делает, подвергает свой разум такому риску, но промолчать просто не мог, - такими темпами, ты станешь единственной в мире девахой, у которой каждый секс заканчивается кровопролитием, - тут уж Ино сдалась и унеслась, подпрыгивая, в подсобное помещение, где располагался туалет для персонала.

- Как пошло, Узумаки, и этим ртом ты целуешь мамочку?

- О, поверь, уф, она бы сказала тебе тоже самое, - потихоньку успокаиваясь, ответил Наруто. - Бля, я бы даже наплевал на голый чёрный член, чтобы только посмотреть на такое своими глазами.

- Всё с тобой понятно, - отмахнулась Сакура. Из подсобки вышла Ино, красная от долгого смеха и с влажным лицом, по щекам ещё стекали одинокие капли, блондинка пыталась вернуть себе самообладание, умывшись холодной водой, не помогло. - Тебе не пора закрывать магазин? - попыталась перевести тему Харуно, да только с её истории перевести тему можно…вообще не можно.

- Точно, - спохватилась Ино. Пока она пересчитывала деньги в кассе, Наруто подошёл к прилавку, вальяжно облокотился на него и посмотрел на розоволосую подругу.

- Так что, - начал Наруто, - ты бросила Саске, чтобы просто трахаться с левыми парнями? - Яманака громко охнула, сбившись со счёту, но Сакура знала Узумаки достаточно хорошо, чтобы знать, что это проявление беспокойства и заботы, а не попытка обидеть. Она невесомо улыбнулась уголками губ.

- Я ещё не до конца поняла, что хочу делать со своей жизнью, но с Саске я рассталась потому, что он стал мне дорог, а я не могла ответить на его чувства так, как ему бы хотелось. Обманывать показалось мне не правильным. Так что, - девушка пожала плечами, не зная, что тут ещё можно добавить. Наруто кивнул.

- Зато с ним не возникало подобных проблем, - прокомментировала Ино. Узумаки тут же оживился.
- Погоди, - остановил он Сакуру резким движением руки, хотя она не собиралась ничего говорить, - значит ли это, что у Саске намного тоньше? Насколько? Бля, я пытался узнать у Хинаты, но она не захотела рассказывать подробности.

- Что? - не уверенная, что правильно поняла суть вопроса, уточнила Харуно, уже разминая кулаки, если всё же правильно поняла.

- Что-что, да член его, ну, сосредоточься Сакура, он длинный и тонкий?

- Ты спрашивал такое у Хинаты? - поражённая до глубины своей невинной души, на высокой ноте спросила Ино.

- Почему нет? - удивился Наруто. - Это было очень важно.

- Неужели? - скепсисом в голосе Сакуры можно было резать сталь, как масло заточенным ножом.

- От этого ответа всё ещё зависит, есть ли у меня выборочные, очень специфические, способности к генитальному прорицанию, - он говорил так серьёзно, что подружки дружно выпали в осадок.

- Без комментариев, - определилась Сакура.

- Ну, а ты? - он так резко переключился на Ино, а та ещё от первого шока отойти не успела.

- Ч-что я? - перепугалась блондинка.

- Ты и бледный художник, у вас всё официально или как? - слишком требовательно спросил Наруто, начиная понимать, что вопрос с членом Саске ему придётся решать самому, если он действительно этого хочет.

- Я не…не…не…

- Ай, всё с вами понятно, живут тут понимаешь ли, во грехе, - разочарованно покачал блондинистой лохматой головой Узумаки.

- Знаешь, что, - насупилась Ино, - если он хочет «узаконить» наши отношения, то мог бы давно мне об этом сказать, кто тут парень? - Наруто на это только улыбнулся, осознавая своё превосходство.

- Ты же понимаешь, что Сай следует за тобой, чтобы не напортачить? Он не станет делать ничего такого, к чему ты можешь быть не готова. Так что, если этого ты не предложишь, то вы так и будете непонятно кем друг другу, - Ино и Сакура переглянулись.

- Мудрый Узумаки? - испугалась Харуно. - Плохой знак, - блондинка поддержала подругу смешком, но было видно, что слова парня подействовали. Сай и правда такой, как сказал Наруто, он не станет спрашивать, он будет верно ждать её шагов. - Тебе идёт, - добавила Сакура.

- Быть мудрым? - обрадовался, раздуваясь от гордости, Узумаки.

- Дурак ты, - Сакура поднялась на ноги, растрепала его непослушные волосы, - быть влюблённым, - Наруто не сразу понял, как реагировать, начать отнекиваться совсем не хотелось, так что он улыбнулся.

- Я долго этого ждал, - честно признался Узумаки.

- Так, Хината - та самая? - с горящими глазами спросила Ино. Наруто смутился, он не собирался так сильно откровенничать, тем более с этими болтушками, но слова Ино звучали так…правильно. Соблазн признать эту истину оказался велик.

- Только ей такого не ляпните, мы просто вместе, только и всего, я плыву по течению, - плавно указав направление рукой, ответил Наруто. - Готовы идти, или как? - после затянувшейся паузы, пока все думали о чём-то своём, спросил парень. Ино кивнула в знак согласия.

Стемнело достаточно, чтобы зажглись все фонари и прочая городская люминесценция. Похолодало, так что люди спешили скорее попасть туда, куда шли, трое подростков, медленно бредущие, выделялись на фоне всех остальных.

- Я скучаю, - вздохнула Ино, приняв решение. - Звонила ему целый день, но целый день он вне зоны доступа. Никогда не думала, что механический голос, повторяющий это, может причинять реальную боль, - Сакура взяла подругу под руку и прижалась к ней, стараясь подбодрить. Наруто спрятал руки в карманах лёгкой куртки, которую догадался надеть поверх толстовки выходя из дома, будто так останавливал себя от того, чтобы самому проверить слова подруги. Он старался не думать о том, как сильно хочется услышать голос Хинаты, или просто убедиться в том, что она в порядке. Узумаки боялся, что дозвонись они до них сейчас, увидят троицу, которая хорошо проводит время, вовсе не скучая. - Когда пойду завтра его встречать, тут же попрошу стать моим парнем, официально. Пойдём вместе?

- А? - Наруто пришлось отложить свои мрачные мысли, ведь блондинка смотрела на него. - А, да, конечно, Хината сказала, что они вернутся к обеду и Гай высадит их у школы.

- Надеюсь, то, чем они там занимаются, безопасно, - ни к кому не обращаясь, произнесла Ино, Наруто поморщился, только новых тяжёлых мыслей ему и не хватало. И, кто только утром за язык тянул, шутить про медведей? Это же лес, реальный лес, ругал себя парень, и там реально могут быть медведи. Зря он смотрел «Выжившего», теперь всё представляется слишком реалистичным.

- Они же тренируются, нет? - удивлённо спросила Сакура, ей за такой вопрос прилетело в ответ два не менее удивлённых взгляда. - Я это к тому, что суть их тренировок, ну, в том, чтобы бить друг друга, какая разница, где они это делают, всё равно не безопасно. Если бы было безопасно, то в нашу первую официальную встречу, Хината не пришла бы с огромным синяком на пол лица и уж точно не просила бы меня устроить ей приём в клинике родителей, когда ушибла руку.

- Может снова поговорим о том, как ты лишила девственности нос чувака? - предложил Наруто, успевший накрутить себя за секунду, как безумный волчок.

- Да хорош, - возмутилась Сакура и вдарила по плечу Наруто, - может я не первая, кто ему нос ломает, - уже более миролюбиво добавила девушка. Они дружно рассмеялись.

- Спасибо, - неожиданно серьёзно сказала Ино, когда они уже подошли к дому и остановились, смотря на свои окна. В каждом из них приветливо горел свет, приглашая зайти, почувствовать эту атмосферу безопасности, блондинка чувствовать тоже самое, с тех пор, как отец поставил мать на место. Но, сейчас она страстно желала донести до друзей, что они для неё сделали. - Спасибо, что нашли на меня и мои закидоны время. Знаю, что уже должна бы перестать бояться, но это так сложно. Хорошо, что вы у меня есть, - Наруто ничего не смог с собой поделать, ему пришлось сжать их обеих в крепких объятиях, чтобы избавиться от ведения одинокой туфли. Блондин даже опустил взгляд вниз, просто чтобы увидеть белые кожаные кеды на ногах Ино, разумеется она не надела бы обувь на каблуках для целого рабочего дня на ногах.

- Ой, ну, всё, членолюб, заканчивай, - первой зашевелилась Сакура, а вот блондинка совсем не возражала против ещё секунды в крепких руках друга. Наруто был тёплым и от него веяло безопасностью.

- Я, разумеется, тонкий ценитель женских тел, - отпуская подруг, высокопарно заявил Узумаки, - но, тут ты угадала, ни одну вашу прелесть, даже самую выдающуюся, я не люблю так сильно, как свой член, - в доказательство, он любовно пригладил выдающийся бугорок на тёмных джинсах.

- Просто признай, Сакура, в пошлых шутках его ничто не смутит, - покраснев сама и наблюдая за появляющимися красными пятнами на лице подруги, вздохнула Ино. Харуно была слишком шокирована, чтобы отреагировать хоть как-то. - Не побила - уже хорошо, - решила Яманака. Наруто довольно ухмыльнулся. - Ладно, не так уж круто тут стоять, идёмте, - блондинка двинулась к подъезду, парень собрался последовать за ней, но заметил, как сморщила нос Сакура, смотря на тёмное окно своей комнаты.

- Ты чего? - спросил Наруто.

- Ничего, просто не хочется пока возвращаться.

- А, понимаю, - сочувственно похлопав девчонку по плечу, согласился Узумаки, - поэтому я никого не трахал в своей комнате, - со знанием дела, кивнул блондин. - До последнего времени, - поправил себя парень. - Но, когда всё же решился, довёл дело до конца, если ты понимаешь.

- Я всё расскажу Хинате, - стряхивая с себя его руку, пожаловалась Сакура. Наруто проводил её долгим взглядом, пока розоволосая не опустилась на скамейку во дворе. Момент показался подходящим. Парень кивнул сам себе и пошёл проводить Ино, а когда блондинка на прощание снова его обняла и поблагодарила, вернулся к Харуно. - Ещё не все шутки на меня потратил?

- Хочу рассказать тебе историю о своём первом сексе, - просто ответил Узумаки.

- Ого, уволь, - с отвращением покачала головой Сакура. Наруто внимательно смотрел на подругу, ветер игрался с его отросшими волосами, порой бросая их ему в лицо. Он подбирал слова, заранее зная, что их просто не существует. Харуно не сразу, но заметила перемену в Наруто, по спине пробежал холодок, девушка была не уверенна, что хочет услышать его историю.

- Её звали Фуука, а я был слишком мал, чтобы этого хотеть, но её это не остановило, - медленно, сгибаясь под тяжестью собственных слов, всё больше упираясь руками в колени, начал Наруто. - Я никогда, даже мысленно, не использовал слово «насилие», это ведь натуральный бред. Я не был слабым или беспомощным, мог всё это остановить, но возможно, не так уж и хотел. Я повторял себе это, чтобы не повторять что-то другое, годами не видел проблем, хотя спал с девчонками, которые были мне никем. Не спрашивал себя, почему не позволяю им лишний раз себя касаться. Почему делаю всё, чтобы они не целовали меня, - его голубые глаза, подсвеченные уличным фонарём, обрамлённые глубокими тенями, встретились с зелёными. Сакура зажала себе рот, так что кроме этих ужасно зелёных, наполненных чистым ужасом, глаз, он больше ничего видеть не мог.

Она уже начинала плакать, от того, что услышала, а может от того, что продолжала не моргая смотреть на него. Зажимала себе рот всё сильнее, не позволяя дикому крику вырваться наружу. Слишком мал - слишком размытое выражение, но уточнение было не обязательным. Сакура помнила Узумаки во все года, этого маленького улыбчивого блондина. Всегда какой-то чумазый, растрёпанный, готовый попасть в любую переделку. Одинаково счастливый. Так она думала о нём, но что если…если в какой-то момент, за этой улыбкой стало прятаться что-то другое, но она не…

- Угх, - она больше не смогла держаться. Теперь он чётко слышал каждый воющий звук, Сакура приподнимала руку, свободную от крепкого сжатия собственной кофты, тянула в его сторону, но было ещё не время. Не все слова сказаны.

- Ты не виновата, не больше, чем я сам, - продолжил Наруто, не смотря на то, что она замотала головой, крупные капли слёз разлетались, как настоящие брызги. - Я должен был довериться тебе, моему лучшему другу, всё рассказать, но я смолчал, притворился, что не пережил ничего непоправимого. А, когда ты поцеловала меня на той дурацкой вечеринке, я стал наказывать тебя, отдалился, даже тогда не нашёл в себе сил сказать. Прости, что ждал так долго, - Сакура склонилась так резко, будто сломалась пополам, её короткие волосы почти задевали твёрдую землю под их ногами. Она плакала навзрыд, оставляя тёмные следы на отпечатках собственных подошв.

Наруто не торопил её, теперь он сказал всё, что хотел. Это было последним необходимым условием, чтобы они могли начать восстанавливать их дружбу, а может, наконец подружиться по-настоящему.

- На-Наруто, - Харуно медленно вернулась в нормальное положение, зелень её глаз затерялась среди покрасневших белков. Она бесконечно шмыгала носом, через раз резко прерывисто выдыхая. Он знал, что это такое - истерика, но не считал необходимым успокаивать. Пусть просто переживёт это, так будет лучше. - На-Наруто, о, Н-Наруто, я б-была таким ужасным другом. Прости, пожалуйста, пожалуйста, - Сакура неловко поднялась со скамейки безвольно бросившись ему в ноги. Узумаки смотрел на неё, такую хрупкую, зарёванную, она сидела на холодной земле у его ног, но всё, о чём он мог думать, что подруга испачкает колени своих голубых джинсов.

- Мне не за что тебя прощать, - он пригладил розовые волосы. Это казалось правдой, Наруто устал от тайн, от притворства, он просто хотел переступить это, пережить. Узумаки хотел отдать своё сердце в нежные руки, чужие руки, не эти, что сейчас так отчаянно хватаются за него, будто это поможет стереть прошлое. А, для этого, необходимо оставить позади не только свои чувства к Сакуре, но и каждую ложную мысль о себе. Наруто хочет быть уверен, что скажет Хинате правду, когда решится признаться в том, что чувствует к ней. Она не должна усомниться, не должна думать, что так он затыкает очередную дыру в душе. Теперь-то он понимает, что нужно быть целым, научиться любить себя, прежде чем предлагать свою поломанную любовь кому-то другому.
***

- Нет, ну, вы можете в это поверить? Я - не могу, до сих пор не могу, это же так…не честно, хуже поступка я представить просто не могу. Это же каким человеком нужно быть, чтобы просто взять и так поступить? Жизнь жестокая штука, с этим не поспоришь, но есть такие люди, от которых не ждёшь подвоха, видимо, в этом и есть проблема.

- Арх, да смирись ты уже, не собираются они делиться своими палатками! - взревел Гаара, теряя всякое терпение. Хината только насупилась и снова бросила через плечо недовольный взгляд на две крупные палатки, в которых мирно посапывали сенсей с любимым учеником. Им Гай ни снова не сказал про то, что можно брать с собой палатку. Не-то, чтобы у Хинаты она была, но сказано было только про спальник. Поэтому зелёные извращенцы в относительной безопасности, от дождя и насекомых, а они, будущие чемпионы, в грёбанных хилых спальниках, на твёрдой земле, под открытым небом, расположились вокруг костра.

- Это всё ещё…

- Если, - прошипел на брюнетку Гаара, - ты ещё раз скажешь слово «несправедливо», то я за себя не отвечаю, - Хината скептически изогнула бровь. - Обещаю, ты узнаешь почему я не возражаю, когда все зовут меня демоном, - они смотрели друг другу в глаза, с нескрываемым раздражением и напряжением. Будь это мультфильм, между ними бы уже пробежала маленькая молния.

- Ничего, - убитый голос Сая, откуда-то сбоку, убил подходящий настрой для безумных гляделок. Друзья обернулись на художника, который битый час шлялся вокруг с поднятым над головой телефоном, но так и не смог поймать сеть. - Ни одной палки. Даже пол палки нет. Я что, так много прошу? Парню просто нужна одна, толстая палка, и всё.

- Он ведь не понимает, что несёт, верно? - Хината только покачала головой, кутаясь в чёрную толстовку, ту самую, которую отжала у Наруто, кажется сто лет назад. Она купила порошок с ароматом мандаринов, так что кофта всё ещё пахнет, как в тот день. Хьюга улыбается своим воспоминаниям и снова оборачивается на художника.

- Сай, заканчивай, ещё день и ты её увидишь, - говорит она другу, который совсем потерял надежду отыскать для себя толстую палку. Брюнет тяжело вздохнул, приземляясь на свой спальник.

- Я даже не знаю добралась ли она домой.

- У Ино всё хорошо, - уверенно отвечает ему Хината, - с ней наверняка были Сакура и Наруто, а сейчас она уже спит, чтобы быстрее наступило завтра, увидеть тебя.

- Ты правда так думаешь? - с нескрываемой надеждой, спрашивает Сай.

- Конечно.

- Не думал, что именно он будет распускать сопли больше всех, - вставил своё замечание Гаара. Хината треснула его по затылку. - А, что? - возмутился демон.

- Нет-нет, Гаара прав, - согласился Сай, призывая друзей не ссориться. - Не думал, что разлука с Ино дастся мне так тяжело, - озадаченно признался парень.

- Ну, разумеется, ты же так долго всё пытался держать в себе, но с ней начал раскрываться, меняться, а теперь вроде как остался без ориентира, думаю, это нормально, - успокоила его Хината. Хотя саму себя она не успокоила, хотела промолчать, но её мысль высказал Гаара.

- Ты должен собраться, все эти твои мысли и эмоции мешают в поиске равновесия, - строго произнёс демон, - нас всех это касается, мы должны быть едины в этом, а иначе какая из нас команда, - повисла гнетущая тишина. Казалось бы, подумаешь, никто не может сказать, что обрёл полноценное равновесие в жизни, а они лишь кучка детишек, им такое не светит, но то, что они уже успели познать пока тренируются…хотелось снова стать такими…свободными. - Ладно, давайте спать.

Не сговариваясь, ребята отвернулись друг от друга и от костра, смотря в темноту окружающего леса. У каждого были свои проблемы, не позволяющие иметь твёрдую опору, но в одном они были похожи, в той навязчивой мысли, что именно он, а не кто-то другой, в самый ответственный момент, подведёт команду. Гаара видел, как выходит из себя, Сай видел, как поддаётся слабости, о которой не знает, а Хината видела, как сдаётся без боя.

Она осторожно расстегнула спальник и села. Огонь ещё горел, в груди что-то сильно щемило, Хината знает, как выглядит отказ от боя, всего лишь поднятая в верх рука, но как много в ней собственного страха и не уверенности. Это было слишком, девушка бросила взгляд на улетающие вдаль искры и наткнулась на полные сомнений глаза Сая.

- Чёрт, - вздрогнула Хината, она не ожидала, что кто-то ещё не спит. - Напугал. Почему ты не спишь? - Сай только пожал плечами, он думает, что мог испугаться чего-то во сне. Он не хочет вспоминать, чего именно, но там тоже были спины людей, они уходили, отворачивались. - Хочешь поговорить об этом? - на всякий случай, уточнила брюнетка, но художник лишь помотал головой.

- Гай наверняка разбудит рано, заканчивайте шептаться, - пожаловался Гаара, просто чтобы что-то сказать, развеять новую тишину. Демон не спал, на него давило, кажется, всё подряд.

- Ты проснулся раньше нас, - сдал его Сай. Но Собаку что-то недовольно прошипел, но быстро сдался и тоже вылез из спальника. Они больше не стали притворятся, сходили за дровами для костра, дожарили зефир, который оставался, делали всё молча, будто сдавались.

- Так тихо кругом, что я слышу все свои мысли, - признался Гаара. Хината смотрела только на огонь, но понимала, что он имеет ввиду. Самые громкие, самые опасные, они лезли наружу. Она кажется себе такой маленькой, в сравнении с тем, что наваливается. И, так сильно захотелось, чтобы кто-то забрал их, все эти тревоги, поддержал, поймал перед падением в пропасть…

- Три, - неожиданно произнесла Хината, поразившись тому, как всё просто и понятно.

- Что? - не понял Гаара.

- Самая устойчивая опора, - с лёгкой улыбкой, ответила девушка. - Три точки опоры, вот оно, - Хината указала на себя, на Сая и на Гаару. - Нас трое, это уже идеально. Для баланса, для равновесия. Чёрт, всё так просто, как мы раньше не поняли. Мы не можем найти всё это в одиночку, но как команда - вполне. Понимаете?

- Кажется, - неуверенно ответил Сай, но почувствовал, что близок к тому, чтобы это было правдой.

- Только, - Хината тяжело дышала, поиск правды оказался похож на долгий, изнурительный забег. Её глаза нервно бегали по земле, стараясь выловить новую мысль, которая лишь показалась, да сразу исчезла. Почему-то, в голову пришёл Наруто, может из-за аромата мандаринов, а может от того, как легко становилось каждый раз, когда она доверяла ему часть своих тайн. Про любовь к Саске, про историю с Тонери, Харуной, и ещё кажется миллион разных мелочей. - Это же, как прыжок веры, - ошарашенно прошептала Хьюга сама себе.

- Прыжок веры? И, что это должно означать? - снова ничего не понял Гаара.

- Тебе стало легче, когда ты рассказал нам почему сломал парню ногу? А, в тот раз, когда поделился страхами за Темари? - Хината решила, что наглядно будет проще объяснить, чем пускаться в долгие философские размышления о доверии.

- Пожалуй, - нехотя согласился но Собаку. - Ты уверена, что Гай затащил нас в лес, измывался, заставил калечится и всё ради того…чтобы мы научились говорить по душам? - насмехаясь уточняет, что именно он понял из всего наговоренного ею бреда. Хината краснеет, когда он так говорит, это звучит ужасно, идея слишком рано показалась ей хорошей. - Все эти сложности, слишком, - Гаара щёлкает пальцами, пытаясь подобрать слово, - сложные. Это просто дурацкое соревнование, всё, что нам нужно - стать сильнее, чтобы побеждать сильных соперников. Всё. Ничего глубокого.

Хината не хочет сдаваться, но демон говорит слишком разумные вещи. Конечно, это соревнование и только. Сила. В голову приходит Яхико. Вот кто знает толк в силе, идёт за ней, как ищейка, старается настигнуть, как хищник. Сколько бы километров Хината не набегала, сколько бы не приседала, отжималась, стать сильнее Пейна она не сможет. Сильнее в обычном, не глубоком смысле. Но, что если она может стать сильнее иначе? Довериться, опереться на двух парней, что сейчас рядом. На ребят, которые ждут в городе, на брата с отцом, на Ханаби и Тентен. На Минато-сенсея и Кушину. На Саске и даже на Гая с Роком.

Наруто. Это имя и появившееся следом за ним лицо голубоглазого парня, нахальная улыбка, сильные руки, всё отдалось электрическим разрядом в теле, покалыванием на кончиках пальцев, словно всё её существо хотело оказаться рядом. Прямо сейчас.

Опереться, встать впереди них, подпитываясь этой поддержкой. Разве за Яхико кто-то стоит? Нет. Он лишь полон злобы и ненависти, даже не своих. Если судьба окажется такой шутницей, как Хината думает, то рано или поздно, она окажется напротив Пейна, он заставит её познать боль, в этом Хьюга не сомневается. Совсем другой вопрос, сколько её она сможет вытерпеть, как сильно сможет сопротивляться, чтобы показать ему иную силу. Для подобного Хинате понадобиться что-то серьёзнее умения уклоняться. Понадобится то, что у неё получается не очень хорошо. У всей её команды, если говорить на чистоту. Не бежать, не прятаться, стоять до конца.

Хината подняла глаза на свою команду. Она всегда знала, что между ними есть особая связь, каждый скрывал какую-то боль. Но, теперь всё изменилось, им больше не нужно прятаться друг от друга. Ветер раздул пламя костра и её длинные волосы, унося с собой все сомнения. Решиться оказалось не сложно. Каждое слово приносило невыносимую боль, гнев поднимался из самых глубин, но она верила, что когда закончит, станет на шаг ближе к свободе.

- Это было какое-то осложнение после тяжёлых родов. Так мне сказали. Никто не заметил, а она всё скрывала, наверное, думала, что только так сможет остаться с нами подольше. Но, она не имела права так поступать, её жизнь перестала принадлежать только ей, когда появились мы с братом, а следом и наша младшая сестра. Многие годы мне казалось, что своим смирением я сохраняла память о ней, но на деле, просто боялась, пряталась от очевидных проблем. За молчанием, за принятием, даже за мнимыми чувствами, которые были такой необходимой заменой. Но, теперь я вижу, что нихрена не сохранила. Ведь хранить больше нечего, - Хината не замечала, как слёзы горечи омывают щёки, но знала, что до боли сжимает кулаки, отдаваясь ненависти, только не знала к кому. - Знаю, что была не виновата, слишком мала, что память так устроена. Но, мне сказали забыть - и я забыла, а теперь только злюсь. За-то, что она ушла, за-то, что не могу вспомнить её голос или смех. Ощущение её руки в моей. А, теперь мой брат собрался жениться, его невеста ждёт ребёнка…я гоню от себя любые мысли, но мне отчего-то так страшно. Не хочу, чтобы появился кто-то вроде моей сестры, маленький человек, у которого нет даже намёков на воспоминания. Человек, с которым я даже не знаю, как говорить. И, нужно ли это. Она же знает, что в этом нет её вины? Или мне следовало ей сказать? Одно накладывается на другое, тянется, как дурацкие платки фокусника.

- Хината, - Гаара не мог видеть её такой, не мог слушать дальше и попытался всё это прекратить, но Хьюга не собиралась сдаваться.

- И, даже от этого я снова начала прятаться. Научившись притворяться и забывать, теперь не могу понять, как можно скорбеть или скучать. Я чувствую, его здесь, - она сжала чёрную толстовку где-то в районе сердца, - мой гнев. Он заперт там, потому что так куда проще. Всё время отвлекаться, жить так, будто его там нет, не разбираться с этим. Но, разве кому-то удавалось провернуть подобное?

- Нет, - Гаара не знал нужен ли ей ответ, но Хината обратила этот вопрос и свой тяжёлый взгляд на него, поэтому он ответил. - Рано или поздно, гнев победит, сметёт все преграды, что ты настроила и когда вырвется наружу, от тебя прежней уже ничего не останется, - Сай слушал их очень внимательно и чутко поймал момент перехода.

- Почему ты всё время злишься? - спросил художник у красноволосого друга. Гаара пугливо перевёл взгляд с девушки на Сая, пожалев, что вступил в эту гиблую беседу, позволив ей втянуть себя. Он упрямо покачал головой, грудь сдавило ощущение, что он в тупике, в ловушке. - Кому, если не нам? Разве не видишь, что мы все тут одинаковые? Бракованные.

- М-мой отец, - приказывая себе говорить, медленно начинает Гаара, - он не плохой человек, просто в его понимании мир такой, какой есть. Я не имею никакого права судить его, но всякий раз, когда хочу быть в чём-то другим, это пугает меня, словно так он может увидеть, что я плохой, разочароваться во мне, отказаться. Но, всякий раз, когда вижу, как он относится к Темари или к маме, будто они лишь дополнения к нашей семье, которые ничего не решают, хочу заступиться. Сказать, что сестра такой же его ребёнок, что она удивительная, только дай шанс узнать. А, мама? - Гаара больше не мог сдерживать это в себе, чувство плена прошло, теперь слова освобождали. - Да, если бы не она, мы бы не знали даже, как включить стиралку. Неужели он не видит, как много она делает? Не чувствует, что приятно домой возвращаться только потому, что она создаёт уют, что ждёт. В каждом её движении. Чёрт, он не может не понимать, что его кофе не появляется само по себе, что костюм на работу с вечера он не сам готовит. Да без неё он был бы, как маленький ребёнок.

- Кажется, у тебя уже есть все слова, - мягко улыбнулась Хината. Ему бы, подумала она, с Саске пообщаться, Учиха может много рассказать о том, как быть преданным и достойным сыном для матери, в семье, где отец считает себя центром вселенной.

- Да, есть, но каждый раз, когда желаю сказать хоть часть из них, становится страшно. Что если он посмотрит на меня, как на них? Посчитает таким же бесполезным? Он порой смотрит так на моего брата, когда тот напоминает ему, что у отца трое детей. На меня - никогда. Тогда-то это и происходит. Чувства правильного сталкиваются с самым большим моим страхом, и я всегда поддаюсь ему, а потом остаётся только одно - злиться. Этот гнев, он всегда от страха и бессилия. Ненавидеть себя и обстоятельства куда проще, чем пытаться стать лучше, - неожиданно для всех, даже для самого себя, Гаара усмехнулся и повернулся к Хинате. - Сейчас ты должна процитировать что-нибудь из «Клиники».

- Хм, - задумалась Хьюга, - «Позволь открыть тебе суровую правду жизни: жить вообще страшно. Привыкай. Чудес не бывает. Всё зависит только от тебя», - грубым голосом процитировала брюнетка и показала на себя двумя большими пальцами. - Угадайте что это такое: два больших пальца и идеальное умение цитировать ситкомы? Это Хината Хьюга. Хорошего дня.

- Доктор Келсо, хороший выбор, - одобрил демон, прикрывая глаза. Так легко ему давно не было. - Никто не любит бояться, - после паузы, продолжил Гаара, была его очередь передавать эстафету, - да, Сай?

- Да, - ответил художник. Он был готов, что очередь дойдёт и до него. Какой же она была? Его история. Всегда не-то чтобы тайной, просто не было никого, кому бы он захотел её рассказать. Хотя, поправил себя Сай, с некоторых пор таких людей стало довольно много, просто все они были заняты чем-то другим и он не хотел заводить таких разговоров. Но, если история необычного котёнка его чему и научила, так тому, что не стоит разбрасываться теми, кому хочешь доверять. А, доверие показывают правдой.

Хината пытается выглядеть расслабленной, но она давно хотела узнать хоть что-то про этого загадочного художника. Спрашивать напрямую казалось не тактичным, но любопытству это не объяснишь. Сай вроде собирается начать, но крепко задумывается и молчит ещё какое-то время, подбирая слова, а может пытаясь понять что-то о себе, до того, как поделится с друзьями.

- Не уверен, что это реальное воспоминание, но вижу только две удаляющиеся спины. Одна широкая, мужская, прямая, даже гордая, а вторая тоненькая, женская, и она вся сгорбленная, кажется женщина с большим трудом передвигается. Мне не было и четырёх, когда меня оставили в приюте, люди там были нормальные, наверное, я мало что понимал, но когда стал старше, никто из них так и не смог объяснить - почему. Я знал, что мне чего-то не хватает, но вокруг все были такими, это сближало. Особенно с одним мальчишкой, которого тоже просто оставили. По незнанию, я принял его за своего брата, но потом, - Сай тяжело и резко вздохнул, снова впускать в себя эмоции, многие из которых он почти забыл, оказалось делом болезненным, но с болью приходило что-то ещё, приятное, правильно. - Потом его забрали в семью. Я снова видел, как кто-то уходит. Не знал названия тому, что ощутил, но ясно осознал, что больше не хочу. Ничего из этого не хочу. И, с тех пор я отказался чувствовать, закрылся, перестал учиться, как быть человеком. А, потом просто обнаружил себя вот таким. Всё, что ещё оставалось - желание быть полезным, поэтому я вёлся на предложения старших мальчишек делать что-то опасное. Это меня, как не странно и спасло. Мы попытались забраться на охраняемый военный объект, но удалось только мне, наверное потому, что к тому моменту я боялся только удаляющихся спин, а всё остальное казалось мне лишь механическими действиями.

- Так ты встретил Данзо? - догадалась Хината.

- Точнее он встретил меня. Не знаю, что он увидел во мне, но никаких последствий для меня не оказалось, а позже он пришёл, чтобы предложить стать его сыном.

- Ты никогда не просил его найти, - Гаара не договорил фразу, но итак было понятно, кого он имеет ввиду.

- Да, простите, я так быстро перешёл к моменту, когда моя жизнь стала меняться в лучшую сторону. Задолго до встречи с Данзо, ко мне пришли люди, которые сказали, что мне некого больше искать. Они тоже ничего не объяснили, но я понял. Понимаю теперь, что тогда стало легче. Ведь самое опасное было ждать, что удаляющиеся спины обернуться, всё переиграют и вернуться. Мне стало некого ждать, но я не понял, что эта новость сделала со мной, как сильно я мог сломать себе жизнь. Без страхов, без эмоций, думаю, в плохих руках или на улице, я мог стать настоящим чудовищем. Но, мне повезло. Я стал сыном достойного человека, с ним моя жизнь стала дисциплинированной, в ней появились понятия о чести. Вот только, - Сай легко улыбнулся, своей загадочной улыбкой, - Данзо-сама был таким же, как и я, он не мог напомнить мне как это, чувствовать, и как называется каждая из эмоций, что может охватывать нас. Хотя он пытался, водил меня к специалистам, одна женщина-врач придумала для меня терапию с помощью рисунков, так в моей жизни появилось первое, что я полюбил. А, теперь у меня есть все вы, Ино, теперь я хочу стать нормальным. Просто это очень сложно, с эмоциями возвращается всё то, что я отрицал, но теперь я лучше понимаю свои чувства и это больно. Сбивает с ног.

Сай подвёл хорошую черту их разговору. Каждый молчал, стараясь думать о том, что рассказали друзья, а не о том, чем поделились сами. Молчание было комфортным, под порывы ветра и приятный трест горящих веток. Они просто ловили взгляды друг друга, пока не поняли, что нет никакой неловкости. После этого уже было сложно сдержать порыв, вся троица рассмеялась, отпуская мрачное напряжение. Их разговор ни на йоту не приблизил их в решению своих проблем, но сблизил, а может и позже даст толчок что-то поменять.

- Вау, это было охренеть, как напряжённо, - прокомментировала ситуацию Хината, - может у кого осталось что-нибудь, что можно пожарить? Есть охота.

***

Наруто понятия не имеет сколько прошло времени, Сакура продолжает сидеть на земле, на коленях у его ног, это странно, а он просто гладит её по волосам. Её слёзы высыхают и всхлипы умолкают. Он просто чувствует её горячее дыхание на своей ноге, улыбается полному отсутствию сексуального напряжение, блондин даже помыслить не мог, что будет так счастлив не чувствовать этого. Он осознаёт, как фальшиво может прозвучать такое из его уст, но желание обладать Сакурой всегда казалось чем-то таким же грязным, да, это было наваждение и Наруто верил, что это единственное, что ему нужно, но одно другому не мешает. Сексуальная связь никак не могла очиститься для него пока он желал Харуно. Чего не скажешь о его фантазиях про Хинату.

Узумаки улыбается, надеясь, что Сакура не поднимет голову в самый не подходящий момент. Просто это так странно и так приятно, Наруто может прямо сейчас вообразить что-то ужасно грязное и не пристойное, с Хинатой в главные роли, но всё равно не почувствует к себе отвращения. Он даже начинает воображать себе дремучий лес и толстое дерево, к которому…но Сакура шевелится, поднимает на него своё заплаканное лицо.

- Прости, я ужасно выгляжу, да? - она поднимается на ноги, отряхивает коленки, разминает затёкшее тело. Наруто собирается сказать, что она нормально выглядит, но Сакура смеётся. - Даже не пытайся, я проревела несколько часов и сама всё знаю. Соплей хоть на лице нет?

- Нет, - усмехается Наруто. Харуно садится на скамейку рядом, совсем близко и прижимается к нему, обнимая его руку. Она тяжело выдыхает в плечо друга, сжимаясь вокруг него сильнее.

- Если она когда-нибудь снова объявится, скажи мне, ты знаешь, рука у меня тяжёлая, проломлю её поганый череп, как грёбанный кокос, - грозно шепчет Сакура. Это приносит небывалую лёгкость, Наруто вспоминает, как розоволосая в детстве лупила всех подряд, кто говорил ему что-то обидное. То были годы их настоящей дружбы и блондин верит, что с этого момента начнутся новые. - А, Хината

- Она знает, - быстро, уверено, отвечает Наруто. Сакура удивлённо смотрит на него, пытаясь для себя что-то решить. - Мы поделились, так сказать, основной массой жести, которая происходила в наших жизнях.

- Ого, значит она рассказала тебе про того парня?

- Тонери? Да, он, кстати, был на дне физры, так что я смог уделать его по полной программе, - широко улыбаясь, поделился Узумаки. Сакура протянула ему ладошку, чтобы дать «пять».

- Можно, - неожиданно замялась Сакура, - вопрос? - Наруто кивнул, он ожидал, что подруга успеет задать парочку до того, как ударится в истерику, но прогадал, а теперь как-то запереживал, что такого она может спросить. - Почему ты не рассказал об этом Ино, ну, когда с ней произошла вся эта херь? - а, простой вопрос. Блондин улыбнулся.

- Если бы я был уверен, что ей это поможет, то рассказал, а так…знаешь, я не хотел, чтобы она почувствовала себя виноватой, - Харуно непонимающе нахмурилась. - Я посчитал, что моя история выглядела бы, как упрёк, мол смотри, не всем так везёт, как тебе. К некоторым не приходит на помощь крутая девчонка-каратистка, - это была попытка не загоняться, и она сработала. Сакура рассмеялась, почти весело. Но, как-то пристыдилась. Она прикоснулась к его щеке, смотря так, словно видела впервые.

- Так вот ты какой, - чувствуя, как глаза снова наполняются слезами, но с улыбкой произнесла Сакура, - настоящий Наруто Узумаки.

- Да, выходит, что я как все, бывает грущу, бывает смеюсь, - пожал плечами блондин, - ничего особенного.

- Жаль, что я не узнала тебя раньше, но теперь попытаюсь наверстать упущенное, если ты не против.

- О, я только за, - заверил её Узумаки, - тем более, что тебе, подруга, походу не помешает моральный компас, пока ты окончательно не ошлюхилась, - с самым серьёзным видом, заявил Наруто. Сакура задохнулась от возмущения и тут же ударила друга по плечу.

- Ах, ты, гадёныш. Да я больше ничего о себе рассказывать не буду, - Наруто поймал её руку, когда розоволосая вновь замахнулась и примирительно сплёл их пальцы.

- Я рад, что ты поделилась и я серьёзно. Подумав, хорошенько, я понял, что твоя позиция имеет место на существование, но не могу позволить тебе так бездумно искать свой путь. Поверь, через секс ты не поймёшь, что из себя представляешь, - Харуно пристыжённо покраснела, она вдруг увидела свою сегодняшнюю историю с другой стороны.

- Д-думаешь, мне нужно извиниться перед Омои?

- Ты же нос ему сломала, разумеется нужно.

- Да, бля, я не о том, за это-то понятно, я о том, что, ну, понимаешь, вроде как практически набросилась на него с поцелуями и всё такое. Вдруг он этого не хотел? - Сакура крепко задумалась. - Всегда считала, что парни есть парни и они по умолчанию хотят секса, не важно когда и с кем. Теперь так стыдно за это, надо было быть такой дурой. Будто парень не такой же живой человек. Чёрт.

- Что? - удивился Наруто, тому, как эмоционально у неё вышло.

- Теперь мне кажется, что и перед Саске нужно извиниться. А, то выходит так, что я использовала его, а потом бросила. Но, я понятия не имею, как так извиниться, чтобы не говорить, что секс был отвратным.

- Пони…стоп, чего? - вот теперь Наруто реально был удивлён. - Как это? Не понимаю, хочешь сказать, что тебе не понравилось? С Саске? Но…но, он ведь, типа, выглядит, как…

- Чувак, который знает, как доставить девушке удовольствие? Ага, знаю, слышала уже. Что тебе сказать, со мной явно что-то не так, - говорит Сакура и вдруг стонет от смущения, - и, теперь я говорю об этом своему другу, другу-парню. Просто шикарно.

- Да ладно тебе, если у меня возникнут проблемы с сексом, то я тоже тебе расскажу, хочешь? - подбадривает Наруто, но Харуно только закатывает глаза и фыркает.

- Ты понимаешь, что прямым текстом заявляешь мне, что у тебя не было и нет никаких проблем с этим? Хвастаешься короче.

- Правда? - совсем не искренне поражается блондин, но его ясным голубым глазам сложно не верить. - Даже не подумал, но не стыдиться же мне, в самом деле, что я такой классный любовник, а? - Сакура смотрит на него с выражением «да ты издеваешься», Наруто вздыхает и улыбается своей самой невинной улыбкой. - Только Хинате не говори, что я так сказал.

- Я подумаю, - серьёзно отвечает Харуно. Поднимается на ноги, их руки всё ещё переплетены и она не сильно тянет его на себя. - Пойдём, - говорит розоволосая. Наруто поднимается следом. Сакура не настаивает на том, чтобы расцепить руки, так они и идут. Перед тем, как войти в подъезд и всё же разорвать эту связь, девушка поворачивается к блондину. - Я не смогу передать словами, как для меня важно то, что ты мне доверился. Обещаю, что не подведу тебя.

Наруто провожает её удаляющуюся спину. Он смотрит на ночное звёздное небо, улыбаясь тому, что Хината, где бы она не была, видит тоже самое. Ему не терпится рассказать ей, что он справился. Теперь он свободен от фальшивого себя и этот новый Наруто готов ждать её, чтобы пойти дальше вместе.

***

Хината смотрит на посветлевшее небо, все звёзды погасли, от этого немного грустно.

- Невероятно, уже без десяти четыре, вот это мы заболтались, - ошарашенно говорит Гаара, он не может взять в толк, а о чём собственно они проговорили всю ночь, - надо бы поспать, пока Гай нас не разбудил, - друзья согласно кивают. Угли ещё тлеют, но солнце встало и прогревает воздух.

Хината кутается в свой спальник, на этот раз никто не отворачивается и этому они тоже улыбаются вместе. Девушка проверяет, чтобы парни закрыли глаза, ждёт, когда их дыхания выровняются, чтобы убедиться, что их сну ничто не помешает. Только после этого она позволяет векам закрыться, а сну унести себя в какую-то безумную фантазию, где Наруто и толстое дерево, к которому он её прижимает слишком сильно. Было бы не так странно, если бы за этим не наблюдали местные медведи, видимо решившие, что перед ужином можно и шоу посмотреть.

- НОВЫЙ ДЕНЬ НАСТАЛ! ПРОБУДИТЕ СВОЮ СИЛУ ЮНОСТИ! - Хината резко просыпается от ора Гая. Не сразу понимает, где вообще находится и что происходит. Сердце колотится так, словно она натерпелась самого страшного страху в жизни, его колотун никак не угомонить, оно буквально во всём теле, особенно в висках и грозит каким-нибудь излиянием. Парни выглядят не лучше. - Давайте, мои будущие чемпионы, у нас сегодня много работы. И, для начала, вам предстоит поймать несколько рыб на завтрак. Голыми руками! Обожаю это, - учитель скачет, как маленький. Хината половину его слов пропустила пока пыталась прийти в себя.

- Разве у нас нет с собой ничего на завтрак? - недоумевает Гаара. Сай согласно кивает, пока пытается руками придерживать веки, а то держать глаза открытыми не получается.

- Эм, - рядом оказывается Рок Ли и выглядит он очень, вот прямо очень-очень виноватым, - ха-ха, тут такое дело. Гай-сенсей, мудрость его велика, а замысел ещё ве…- он запинается, понимая, что не знает, как переделать форму слова «велика». Хината ожидает, что в конце фразы он упадёт ниц, чтобы помолиться на учителя. - Словом, он выкинул все продукты, так что, если хотите есть, то придётся завтрак поймать, - быстрее, чем полусонные ученики поймут всю величину бедствия, Ли убегает.

- Что он сказал? - уточняет Сай, случайно тыкая в глаз пальцем.

- Бля, - стонет Хината, даже её скромность и воспитанность ещё не проснулись, - почему такое ощущение, что я уснула десять минут назад? Как херово-то.

- Пятнадцать, - поправляет Сай, подмигивая покрасневшим и слезящимся глазом.

- А? - уточняют Гаара и Хината.

- Сейчас пять минут пятого, так что, мы легли спать пятнадцать минут назад, - довольный своими познаниями, объясняет бледный художник.

- Да, он, сука, издевается, - шипит Хьюга, готовая выбить всю дурь из сенсея.

Но, разумеется, ничего этого не делает. И рада бы, да просто некогда. Майто «Физрук-маньяк-извращенец» Гай просто не даёт продохнуть своим несчастным ученикам. Они до посинения мокнут в реке, пытаясь схватить расплывающуюся рыбу (пока не врубают режим командной работы), носятся по горам, по холмам, по лесам. По всему, что видно глазу они перемещаются только быстрым или медленным бегом. Они собирают ягоды и грибы, снова мокнут в реке. Конечно они не дураки и в первый раз наловили рыбы на целый день, когда разобрались, как это сделать, но Ли и тут принёс «отличные» новости о том, что Гай всех лишних рыб отпустил. Следом они снова оказываются на деревьях, а финальным аккордом - спарринг с сенсеем и его лучшим учеником.

- Чё-ё-ё-ё-ё-ё-рт, - простонала Хината, когда рухнула в пожухлые листья, после удачной подсечки Рока Ли. Его чёрные, широченные брови мгновенно нарисовались в поле зрения, парень заботливо предлагал протянутую руку. Вот только Хьюга уже была не в состоянии подать ему свою. - Я ещё тут…спасибо, - всё, что она смогла сказать другу брата. Глаза закрывались, а листья уже казались мягче самого дорогого матраса.

- ЗАМЕЧАТЕЛЬНО! - заорал Гай, Хината снова резко проснулась, кое как смогла сесть. От недосыпа кора ближайших деревьев казалась искажёнными в усмешках лицами. - СОБИРАЕМ ЛАГЕРЬ! КТО НЕ УСПЕЕТ - ОСТАНЕТСЯ ЗДЕСЬ, ХА-ХА! - сенсей был где-то далеко, ближе к их стоянке, но так напрягал силу юности своих лёгких, что казалось - орёт прямо на ухо Хинате.

- Я здесь, - пробираясь к лагерю на карачках, тихо говорила Хьюга, - только не уезжайте без меня.

- А, - весело воскликнул Гай-сенсей, - вот она где, а мы тебя потеряли, - Хината удивлённо наклонила голову на бок, а учитывая, что она так и не нашла сил подняться с колен, то её сходство с собакой оказалось полностью завершённым. Она крепко задумалась, притворяется учитель, или его реально не беспокоит странное поведение учеников. А, то одна вот ползает по земле, второй о чём-то спорит с деревом, начиная злиться, а Сай, бедняга Сай, он начал скручивать свой спальник. И, даже удачно его скрутил, но почему-то решил, что этого не достаточно и всё продолжал и продолжал, крутил и крутил, грозясь так снова оказаться в реке. - Я вами горжусь, - очень серьёзно продолжил Гай. Хината даже пожалела, что в такой момент они больше похожи на сбежавших пациентов психиатрической больницы, а не на будущих чемпионов. - Сегодня вы были одной командой. Теперь я спокоен за вас, - и сенсей показал им выставленный вперёд большой палец. Показалось даже, что его счастливая улыбка реально сияла.

***

Наруто ждал Ино у подъезда. Блондинка написала ему, что ребята возвращаются в полдень, как Хината и говорила. Гай высадит всех у школы, так что у них ещё достаточно времени, чтобы успеть. Узумаки улыбался своим мыслям и по-весеннему тёплому солнцу. Погода совсем не хотела перемен, словно новый сезон отменяется. Парень был не против, на самом деле, он отправился бы встречать Хинату даже под проливным дождём, в грозу и во время осадков в виде маленьких кальмаров.

- Извини, - Ино ворвалась в его милые мысли о сероглазой брюнетке.

- Да, пустяки, мы же не опа…ого, а ты чего так приоделась? - Наруто не сразу обратил внимание на подругу, поэтому её вид оказался для него сущей неожиданностью. Высокие каблуки, полный боевой раскрас, и короткое белое платье с пышной юбкой-фонариком, широким поясом, но строгим верхом, как у блузки. Ино напоминала невесту, которая не хочет, чтобы жених догадался, что его тащат под венец.

- О, нет, это что - слишком? - осматривая себя, перепугалась Яманака. - Подумала, раз собираюсь предложить Саю стать моим парнем, то нужно выглядеть соответствующе.

- А, да, не, ты отлично выглядишь, я просто не ожидал, только и всего, - затараторил Наруто, тоже перепугавшись…что она может пойти переодеваться, тогда они точно из людей вышедших заранее, станут опаздывающими. - Уверен наш художник оценит такую красоту, - Ино приняла комплимент и они, бок о бок, отправились в школу, в воскресенье утром, да ещё и с удовольствием. Такого Узумаки от себя точно не ждал.

- Надеюсь, они в порядке, - прервала мирное молчание блондинка, Наруто удивлённо на неё посмотрел, теперь, когда они точно знали, что их половинки (на такой мысли его сердце пропустило удар) возвращались, он не видел резона переживать. - Просто Сай прислал мне такое странное сообщение, - Ино полезла в маленькую красную сумочку, которая своей яркой лямкой пересекала белое платье, выудила телефон, и протянула его Узумаки.

- «1200шквор усладаглаза напос.ув.тбя. сжи руто», - прочитал Узумаки, потом ещё три раза, - что за херня? - наконец высказался блондин, возвращая телефон хозяйке.

- Ну, - неуверенно протянула Ино, - не считая отсутствия некоторых знаков препинания и странные сокращения, я поняла, что он пишет про двенадцать часов и школьный двор, а в конце про тебя, видишь, «сжи руто» - скажи Наруто. Услада глаз? Думаю это про меня, - улыбнулась блондинка, - но почему он хочет увидеть меня на последок? Это я не поняла.

- Эм, может «напос» это типа на постоянку видеть тебя, или на посту, типа, что ты должна быть там сто пудово, - начал перебирать варианты блондин, видя, что Ино немного заморочилась из-за этого. Ему, как мужчине, пришлось держать себя в руках, хотя подобные странные послания звучали пугающе. «Что, блядь, Гай там с ними делал?», подумал Наруто, продолжая спокойно улыбаться подруге.

Наверное, они торопились, даже не замечая этого, раз пришли совсем рано, но ожидание было вознаграждено весёлым, не смолкающим клаксоном и не менее весёлым Гаем, который махал им из-за лобового стекла.

- А, я как раз вовремя, - Темари взялась, как из-под земли. Наруто сразу решил, что теперь они, три блондина, составляют из себя странную картину. Он ещё умудрился оказаться в середине. - Было нечем заняться, - будто оправдывая свой приход, сообщила но Собаку, хотя никто не выказал удивления по поводу её присутствия. - Решила прогуляться, а раз по времени всё равно было…не важно, короче, - нервно встряхнув короткими хвостиками, Темари сложила руки на груди и дальше ждала брата молча.

Джип сенсея останавливается посреди школьного двора. Появляется сам Гай. Следом за ним его точная копия, оба довольные собой, отдохнувшие, кажется даже слегка загоревшие, а может просто обветрились на свежем воздухе. Они машут руками ожидающим. Наруто отвечает тем же, радостное нетерпение от скорой встречи переполняет его. Кажется всего пара дней, но учитывая, что половину одного дня он думал, что Хината на него обиделась, блондину казалось, что два дня - слишком много. Он уже рисовал в своём воображении, как она замечает его, как их глаза встречаются. Она улыбается, ветер треплет тёмные волосы пока Хината бежит к нему, чтобы обнять.

- Кхм, - откашлялся Узумаки, когда решил, что все его фантазии могли отразиться на лице. Рок Ли уже вытащил огромные рюкзаки ребят из багажника, когда одна из задних дверей, наконец, медленно распахнулась. Ничего и близко похожего на его фантазии не случилось.

Они не вышли из машины, а буквально вывалились. Друг на друга, и на ноги поднялись так же, толи придерживая, толи держась за того, кто стоял рядом. Измождённые, с чёрными кругами под глазами и мокрыми волосами, в которых застряли листики и маленькие веточки. Одежда надета небрежно и криво, Гаара не сподобился завязать шнурки. Кое где у каждого проглядывались сиренево-жёлтые синяки.

- Ну, и зрелище, - за всех прокомментировала увиденное Темари. Наруто мысленно с ней согласился. Троица будущих чемпионов застыла на месте, так что троица встречающих сама пошла им навстречу. Гаара раньше всех, и грубее всех, оказался в руках сестры. Это нарушило их построение, так что Хината и Сай чуть не рухнули, снова. Но, художник оказался в заботливых руках Ино, а брюнетка с протяжным, довольным стоном, уткнулась носом в грудь Наруто. Когда он смог сомкнуть руки у неё за спиной, всё стало таким идеальным, хотелось законсервировать этот момент.

- Добро пожаловать домой, - тихо прошептал Узумаки, теснее прижимая к себе свою девушку. Хината проворчала что-то невнятное в его кофту, блондин не удержался и рассмеялся. - Похоже вы повстречались с медведем, но вышли из этой схватки победителями?

- Как…о, нет, у меня нет сил даже на сарказм, - похныкала Хьюга, вынырнув из своего укрытия, сказала это и вернулась обратно. Наруто чувствовал, как напрягаются его руки, Хината даже не старалась держаться на ногах сама, полностью отдаваясь на его волю.

-…отправила бы Канкуро, - возмущалась уходящая спина Темари, которая взвалила на себя бесчувственное красноволосое тело.

- Я знаешь, как тебя уважаю? - заплетающимся языком, отвечал ей Гаара. - Не знаешь, - усмехнулся демон, тыкнув сестру в нос, - но скоро узнаешь.

- Отлично, - отмахиваясь от брата, сказала Темари и парочка скрылась из вида.

Наруто усмехнулся. Его внимание привлекла другая парочка, которая всё ещё была рядом. Сай смог сам разобраться со своим вертикальным положением, всё ещё слегка покачивался, но видимо что-то не позволило парню навалиться на свою пока-ещё-не-официальную девушку. Ино теребила края белого платья и смотрела в землю, но на её красивом лице отражалась решимость.

- Сейчас что-то будет, - для Хинаты сказал Узумаки. Брюнетка пошевелилась и посмотрела на друзей.

- Сай, - зажмурившись, громко и чётко, начала Ино, - знаю, что мы знакомы не так давно, но уже успели столько всего вместе пережить. Ох, как ужасно звучит, словом, я пытаюсь сказать, что ты мне очень, прямо очень-очень нравишься, и я хочу, чтобы ты был моим парнем.

- Чёрт, - выругался Наруто, когда Хината больно ущипнула его кожу, сжав руку в опасной близости от левого соска. - Сдурела? - накинулся блондин на девчонку. - Ты чего? - Узумаки быстро забыл о боли, когда увидел несчастное выражение лица Хинаты. Она смогла только махнуть рукой в сторону зарождающейся пары. Наруто посмотрел туда же и сразу увидел очевидную проблему. Сай продолжал качаться, Ино ожидала его ответа, но дать его он не мог, блондинка бы тоже это поняла, если бы смотрела на своего уснувшего пока-не-официального-парня. - Держись, - приказал блондин, приподнял Хинату над землёй и мелкими перебежками стал приближаться к друзьям, пока не оказался на расстоянии вытянутой руки от Сая.

- А? - очнулся художник, когда Наруто от всей души треснул его по плечу. На его оклик открыла глаза Ино. Она немного удивилась близости обнимающихся Хинаты и Наруто, но решила их проигнорировать. Вместо этого, блондинка мило улыбнулась ошарашенному, находящемуся в прострации Саю, решив, что он такой от её слов.

- Так что, - продолжила Яманака, - каков твой ответ? - Узумаки мысленно матерился, очевидно, что Сай не слышал н-и-ч-е-г-о из того, что девушка ему наговорила.

- М-мой ответ? - неуверенно промямлил художник. Наруто переложил вес Хинаты на одну руку, а второй попытался подать знак Саю, чтобы посмотрел на него, но ничего не вышло. Голубые глаза испуганно встретились с серыми. Хината тяжело вздохнула, оттолкнулась от тёплого и уютного блондина.

- Ай, - плюхнувшись на задницу, вскрикнула Хьюга.

- Ками, Хинаты, ты как? - перепугалась Ино. - Наруто, какого хрена ты её не удержал? Что с тобой, тебе плохо? Это обморок или что? - засуетилась блондинка. Узумаки сначала хотел убедится, что его девушка в порядке, но та одарила его таким ужасающим взглядом, что он сразу всё понял. Приставным шагом, как краб-заговорщик, Наруто добрался до Сая, схватил его за ворот кофты и притянул к себе.

- Просто скажи «да», - прошипел художнику Узумаки.

- Я в порядке, прости Ино, ты кажется задавала важный вопрос, - так же резко, как упала, Хината уже поднялась на ноги, кажется от лёгкой передышки, ей даже полегчало.

- А, ну, да, точно. Ты точно…

- Да-да, не обращай внимания, - отмахнулась Хьюга.

- Прости, Сай, я готова услышать твой ответ, - бледный художник побледнел ещё сильнее, посмотрел на Узумаки, на Хинату и вернулся к Ино.

- Д-да? - произнёс он. Яманака завизжала и мгновенно бросилась теперь-уже-своему-официальному-парню на шею. Сай ничего не понял, но обнимать блондинку было приятно. Правда очень мало, ведь Ино почти сразу его отпустила, принявшись обнимать Хинату и Наруто. Эти двое могли только поздравлять определившихся друзей. На этом парочки разошлись в разные стороны.

***

Электричка мерно покачивалась, Наруто зажал между ног огромный рюкзак Хинаты и наслаждался тем, как она, забравшись на сидения с ногами, улеглась ему на колени. Блондин медленно перебирал шелковистые волосы, попутно выбирая из них листики, когда маленькая ручка ухватилась за его запястье с невероятной силой. Девушка потянула его руку на себя, укладывая её, как подушку и продолжила ехать вот так, обнимая его постепенно затекающую конечность.

Парочка старичков, сидящие напротив, умилённо улыбались, смотря на первую любовь, Наруто залюбовался тем, как они переплели свои испещрённые морщинами руки и как доверчиво маленькая, седовласая старушка положила голову на плечо высокому, ещё вполне крепкому старичку. В горле образовался ком. Блондин никогда не сомневался, что добьётся успеха на профессиональном поприще, всегда знал, что удачно сдаст экзамены, как бы сильно не отлынивал, что забьёт гол, доведёт девушку до оргазма. Но, найдёт одну единственную, навсегда. Всё остальное казалось ему уже случившимся фактом, никаких особых тревог, и лишь заветная мечта казалась недостижимой. Ему всегда казалось, что годы идут, а он всё дальше от этого, от любви. Чистой, настоящей. Теперь это кажется очевидным, что наличие Сакуры никогда не давало ему этого чувства, каким же слепым он предпочитал быть.

Узумаки сильнее прижимает к себе Хинату во время очередной остановки. Теперь ему не кажется, что это что-то не правильное, когда чувства к одной девушки проходят, если появляется другая, к которой они сильнее. Только в его случае, стало понятно, что чувств к Сакуре не было никогда, лишь глупая попытка удержать детство, закрыться от возможности довериться кому-то, от настоящих чувств. Которые могут сделать больно. Теперь Наруто знает, что если Хината оставит его он познает ад на Земле, всё его нытьё о разбитом сердце назовут шуткой. Если она уйдёт, если перестанет держаться за него, его сердце не просто уйдёт вслед за ней, оно превратится в ничто.

Становится так невыразимо грустно. Наруто думал, что у него ещё есть время на состояние влюблённости, но все эти мысли. Это проклятая любовь прогрызает себе путь из недр его души. Свободной рукой он хватается за сердце, умоляет его подождать. Она не готова, а если он обгонит её настолько, то они никогда не смогут поймать равновесие в своих отношениях.

- Ещё немного времени, прошу, сдержись, не люби её так сильно, - просит он у себя. Стук колёс скрывает его слова, Наруто откидывается на спинку сидения и закрывает глаза, чувствуя, как что-то мокрое прорезает левую щёку. Наверное его сердце старается изо всех сил. - Спасибо.

- А? - Узумаки возвращается в настоящее. Хината проснулась и села ровно, он пользуется её замешательством, чтобы убедиться, что не развёл сырость. - Как мы, - продолжает Хьюга, осматриваясь, - оказались здесь?

- Дошли, - посмеиваясь, отвечает Наруто. Хината кивает, хотя понятно, что вообще не понимает происходящего. Он даже думать не хочет, как бы она добиралась домой одна, без него.

- Мне показалось, что ты что-то сказал.

- Тебе показалось, - после едва уловимой паузы, ответил Наруто.

- Ясно, - Хината зевнула, обулась в кроссовки, которые скинула, чтобы забраться на сидение и неожиданно улыбнулась ему. - Привет, - произнесла брюнетка, - я скучала.

- Привет, - Наруто счастлив, что она настолько милая и заставляет его улыбаться по-настоящему, даже если всё внутри кричит, как плохо это закончится. - Я тоже скучал.

- Ой, а парни в порядке?

- Более чем, - убеждает её Наруто, - Гаара во всю начал доказывать сестре, как уважает её, а Сай теперь официально парень Ино, благодаря прямой протекции твоей милой попки, так что, всё у них отлично.

- А-а-а, - неуверенно тянет Хината, задумываясь, - так вот почему так зад болит.

- Если бы это была не наша остановка, - обдавая её ушко горячим дыханием, шепчет Наруто, - я бы помог ей расслабиться, - его рука всё же тянется в направлении упругих ягодиц, задевая пальцами обнажённую кожу спины. Хорошо, что на ней эластичные леггинсы, рука заползает под них легко, но едва успевает толком понять к чему прикасается, как Хината подскакивает с места.

- Н-наша, точно, н-наша, - Наруто смеётся, запрокидывая голову, а Хината всё больше краснеет, боясь оторвать глаза от пола, а то ещё узнает, что все вокруг это видели. Хотя людей в вагоне почти нет, а тем, кто есть, нет до парочки подростков никакого дела. Она тянется к своему рюкзаку, но Узумаки сжимает его слишком сильно. Ржёт, когда девчонка напрягается, а следом злиться, испепеляя его взглядом.

- Хорошая попытка, - хвалит Наруто, накидывая рюкзак себе на плечи. Они выходят, Хината что-то бубнит про равноправие, но блондин её не слушает, точнее ему не важно, что именно она говорит, приятно просто слушать её голос.

Жаль, что дорога до её дома не длится вечно. Приходится вернуть рюкзак. Хината мнётся перед своими воротами, она вспоминает всё, что произошло в лесу, и хоть момент кажется не совсем подходящим, хочет поделиться, рассказать о том, что камнем лежало на сердце всё это время.

- Я рассказал Сакуре, - вспомнив, что изменилось, выпалил Наруто и Хината прокусила язык. - Бля, прости, я был так рад, что тебя не съел медведь, что совсем про это забыл. Было так круто всё высказать, перестать притворяться и скрываться. Мы поговорили так, как, кажется, никогда в жизни не говорили. Думаю, ещё сможем стать настоящими друзьями. И, всё благодаря тебе, спасибо, - Хьюга неуверенно улыбается, ища в его лице намёки на фальшь, но он искренен, как никогда. Она отчётливо понимает, что не может примешивать к этому свои переживания. Наруто нужно время, чтобы прийти, забавно, но ей в голову приходит слово «равновесие».

- Я рада за тебя, за вас обоих. Вам было это нужно, - Хината обнимает его, не может удержаться, теперь ей нравится так показывать свои чувства. А, ещё так легко можно на время спрятаться, собраться с мыслями. Получается довольно неожиданный результат. Может близость дома, а может желание быть откровенной с близкими, толкает задать простой вопрос. - Пойдёшь со мной на свадьбу?

- Вау, чего? Куда?

- Эм, ну, Тентен сделала Неджи предложение и…короче говоря, у них свадьба и я подумала, что это достаточно счастливое и переживательное событие, на котором отец будет сосредоточен достаточно, чтобы обратить на тебя внимание, такое себе, постольку поскольку.

- Она сделала предложение? Бля, теперь у меня ощущение, что мы сто лет не общались. И, стоп, что ещё за постольку поскольку? Мои предки целый обед в честь тебя одной устроили.

- Ты правда хочешь, чтобы мой отец приготовился ко встречи с тобой? Целенаправленно?

- Ам, нет, определённо нет, - припомнив тяжёлый взгляд Хиаши, быстро ответил Наруто, - просто возмутился, для проформы, не обращай внимания.

- Ладно, так что скажешь?

- Скажу, что почту за честь, - чинно поклонился Наруто вызывая нежную улыбку девушки.

- Спасибо.

- Уф, ладно, значит я это делаю, да? Официально становлюсь твоим парнем перед лицом твоей семьи? Ты уверена, что хочешь этого? - он спрашивает потому, что так правильно, но сердце опасливо сжимается ожидая ответа.

- Я хочу, чтобы мой отец узнал, что ты часть моей жизни, и не важно какие ещё ярлыки мы друг на друга повесим.

Звучит как обещание, ему нравится.

***

Хината была уверенна, что на утро тело прикажет долго жить и откажет, поэтому особенно удивило, как всё далось легко. После десяти часов мертвецкого сна, а перед этим трёх часов отмокания в душе, понедельник она начала, как обновлённый человек. Порхала ощущая небывалую лёгкость во всём теле, и, что важнее, на душе. Сегодня слова Наруто обрели более ясный смысл, Сай заполучил девушку, переступил через все страхи расставания, а Гаара уже был на пути к новому себе, более смелому и лояльному. Сама Хината пока не поняла, что хочет сделать с тем, что её беспокоило, но торопиться было некуда. Как там говорят, признать проблему - уже почти её решить?

- Наверняка всё не так просто, - пожурила саму себя Хьюга, выходя к завтраку. Утро понедельника ещё никогда не было таким идеальным, поэтому Хината позволила себе маленькую вольность. - «Всё у нас прекрасно! Будет только так, если ты не один. Всё у нас прекрасно, все мечты воплотим», - и так несколько раз, пока на неё не налетела Ханаби в попытке применить болевой. Старшая сестра поразилась, как легко увернулась, скрутив мелкую. - Это ещё что?

- Ты! - закричала сестра. - Не смей это петь. С 2014 я приложила столько усилий, чтобы эта проклятая песня стёрлась из памяти, а ты снова хочешь, чтобы она въелась в мозг и начала сводить с ума?

- Ого, прости, не знала, что у тебя такие сложные отношения с ней, больше не буду, - Хината осторожно отпустила руку сестры и они вместе присоединились к отцу за столом. - Снова жили на заказах пока меня не было? - увидев слишком шикарный стол, уточнила старшая.

- Мы всего лишь рационально решаем возникающие проблемы, - просматривая что-то в планшете, ответил Хиаши. Хината закатила глаза и принялась активно работать палочками.

- Чуть не забыл, - опомнился отец семейства, когда Хината уже стояла обутая, а Ханаби как раз пробиралась к обувной полке. Хиаши вернулся в свой кабинет, дочки слышали, как он шумно роется в бумагах и вернулся с парой белых конвертов. - Сегодня привезли, - протягивая каждой свой конверт, объявил мужчина. Внутри оказался ещё один конверт, из блестящей алой бумаги с золотым бантом…скреплённым миниатюрным восковым кунаем. Хината усмехнулась.

- Оригинально, - сказала Ханаби разглядывая своё приглашение на свадьбу брата.

- Ответить желательно в ближайшие пару недель, - строго говорит отец, ясно давая понять, что ждёт ответа прямо сейчас и к тому же такого ответа, который ему понравится. Хината смотрит на рисунок сюрикена, который нужно отметить галочкой, если собираешься прийти с +1.

- Я могу позвать Конохамару? - тут же интересуется Ханаби. Хиаши сдерживается как может, чтобы не закатить глаза. Парень он приятный, воспитанный, так что возражать вроде как нет причин, тем более, позволить младшей взять с собой друга - тонко разыгранный план. - Спасибо-спасибо, - младшая бросается отцу на шею, следом вытаскивает из кармана его пиджака дорогую ручку и ставит жирную галку.

- Эм, - начинает Хината, с опаской поглядывая на отца, - ну, я, словом, с парнем приду. Если можно, - изображая смирение, добавляет старшая. Хиаши кивает, скрывая ураган эмоций, план сработал. И серые глаза, которыми поделился со всеми своими детьми, Хьюга следит, как ещё одна дочь ставит галочку в нужном месте. - Погоди-ка, - вдруг вспоминает кое-что Хината, - а, сам-то ты что отметил?

- Идёмте, а то ещё опоздаете, - поторапливает девчонок Хиаши. Старшая возмущается, но потом Ханаби нечаянно начинает петь, что «всё у них прекрасно», это не хилый такой знак, что пора…

- Бежать!

- ТАК И ЗНАЛА, ПРОКЛЯТАЯ ПЕСНЯ-Я-Я-Я-я-я-я!

Остальное уносит бушующий ветер, когда велосипед набирает скорость.

***

Хината пристёгивает велосипед с улыбкой на губах, не терпится снова всех увидеть. Кажется, что между ними успела пролечь целая вечность с прошлого раза, когда собирались вместе. Она подставляет лицо лучикам солнца и медленно прогуливается по школьному двору. Никогда не думала, что он станет таким важным местом, школа собиралась быть просто одним эпизодом, кругом ада, который пройдёт и забудется. Но, теперь всё тут казалось важным, эти столики для обедов, эти скамейки и дорожки, эти…

- Пс-с!

- А? - Хината остановилась и обернулась. Никого.

- Пс-с-с-с! - снова обернулась, на этот раз сжимая руку в кулак. На всякий случай. Но вокруг ходили только незнакомые ребята, которые не обращали на неё никакого внимания. - Да, здесь я, чёрт возьми, - прошипел голос человека-невидимки откуда-то из-за кустов.

- Что? - Хьюга оглянулась, чтобы убедиться, что никто на неё не смотрит и сделала шажок в направлении ровно подстриженных кустов жимолости и орешника. Она чуть наклонилась, пытаясь разглядеть кого-то в белой рубашке. Навстречу ей резко показалась взлохмаченная шевелюра. - Чёрт, - отпрянула девушка, хватаясь за сердце. - Киба, чтоб тебя, что ты…

- Тихо ты, - зашипел на неё парень и снова спрятался в кусты. - Отвернись, - Хьюга ещё была в шоке, наверное поэтому и послушалась. Встала лицом к школьному крыльцу и замерла. - Сделай вид, что не видишь меня. Нужно поговорить.

- Поговорить? Так вылазь и поговорим, - недовольно буркнула Хината, мимо проходившая стайка девчонок странно на неё покосилась. - Арх, я не собираюсь делать вид, что говорю сама с собой, - снова поворачиваясь к кусту, пожаловалась брюнетка, понимая, как это выглядит со стороны. - Выходи давай, а иначе я просто уйду.

- Ладно-ладно, можешь не делать вид, что не видишь, поговорим так, короче слушай.

- Не буду я тебя слушать, - повышая голос, заявила Хьюга.

- Вот ненормальная, - очень «тихо» произнёс кто-то за её спиной.

- И не говори, а жаль, девка-то горячая.

- Если бы ещё с кустами не разговаривала, - пара парней-первогодок сочувственно пялились на Хинату, пока удалялись от неё.

- Зашибись, теперь все будут думать, что я разговариваю с кустами, а всё из-за тебя, - не выдержала Хината, указывая пальцем в центр зарослей, - ты заметил, что всегда присутствуешь, когда я оказываюсь в центре какой-то маразматической херни? Что, молчишь? Ага, нечего сказать, - победно вскрикнула Хьюга. Ещё несколько ребят предпочли обойти её стороной. - Да я не с кустом, а с тем, кто внутри! - проорала она на весь двор, но добилась только того, что все ученики прибавили шагу.

Киба быстро вынырнул из своего укрытия, убедился, что всё чисто, перехватил подругу за талию и ловко уволок за кусты. Пришлось держать её, пока она брыкалась и зажать рот. Что-то это ему напомнило, но кажется сейчас они поменялись ролями. Тогда у них был ещё один зритель и воспоминания о ней отозвались нервным жаром, Кибе было просто необходимо поговорить с Хинатой, пока мозг не закипел.

- Я тебя отпущу, если обещаешь не кричать, - Хината кивнула. Инузука разжал руку и уже приготовился начать объяснять что к чему, когда девчонка повалила его на землю, вжимая колено в грудь и выкручивая руку под невозможным углом. - Ай-ай-ай, прости-прости. Больно-больно.

- В следующий раз, проси обещания не делать тебе больно, - грозно произнесла Хината, но сжалилась над непутёвым другом. - Какого хрена это было? - Киба отряхнулся как мог, подул на руку, будто это могло снять болевые ощущения и тяжело уселся на задницу. Хьюга последовала его примеру, но чтобы не светить нижним бельём, села на колени, готовая слушать, что за бешенство на него напало.

- Знаю, что это было глупо, но мне правда нужно поговорить, а ты единственная девчонка, которая, ну, типа, мой бро, так что можешь сказать что-то дельное, но не придётся потом выслушивать всякую херь и подколы, понимаешь? - Хината тяжело вздохнула, притворяясь, что звание девушки-бро её совсем не радует.

- Рассказывай уже.

- Короче, - девушка закатила глаза, когда кто-то так начинает свой рассказ, то это может означать только одно - будет длинно, со всеми подробностями, не имеющими никакого смысла. - Гуляли мы значит вчера с Акамару в парке. С погодой фартануло, отлично проводили время, потом Акамару нашёл себе друзей, а я воспользовался этим, чтобы спокойно почитать «Степного волка». Кстати, я в таком восторге, то, как там перемешаны человек и зверь, само построение сюжета и подача…

- Киба.

- Точняк, это мы обсудим с Минато-сенсеем. Так о чём это я? - почесал затылок шатен.

- Парк. Акамару. Скрытый смысл происходящего, который от меня, собственно, скрыт.

- Точно, спасибо. Так вот, читаю я, никого не трогаю, делаю заметки о том, что хочу потом с тобой обсудить, как вдруг, в парке нарисовалась Амару, - не успел Киба продолжить, как ему в грудь угадил маленький кулачок Хинаты.

- Ах, ты кабель, - возмутилась брюнетка.

- Че-чего? Бля, больно-то как, - потирая место удара, пожаловался Инузука. - Ты чего?

- Говорил, что она тебя не интересует, а сам, - Хьюга понятия не имела, как хочет закончить эту фразу, ведь. По справедливости, Киба ещё ничего толком не рассказал.

- Так я о том и пытаюсь тебе рассказать. С тех пор, как в поездке она ко мне подсела, а ты обратила на это моё внимание, эта рыжая меня будто преследует. Сначала я списал это на случайности, но потом как понял, что она буквально везде, начал реально заморачиваться. А, тут она яснее некуда ко мне начала приставать. Я не знал, что делать.

- Вот сучка, - теперь возмутилась Хината на поведение этой рыжей. - И, что случилось дальше? - снова сжимая кулак, спросила Хьюга. Киба чуть отодвинулся, опасаясь за состояние своего здоровья.

- Я искал способ сбежать, и тут мне помог Акамару, он убежал, услышал, что человек в опасности. Оказалось, что пара придурков натравила на девушку свою собаку, а всё потому, что она спасла маленького котёнка. Мы, я и Акамару, помогли ей, но знаешь, что самое важное? - спросил Киба и замолчал, ожидая ответного вопроса. Хината закатила глаза.

- Что?

- Этой девчонкой оказалась, - парень выдержал драматическую паузу, - Тамаки!

- А? Наша Тамаки? - вот теперь Хината реально заинтересовалась тем, что же произошло с Кибой.

- А, ты знаешь ещё каких-то Тамаки? - Хьюга приподняла кулак, шатен поднял руки призывая её к миру. - В смысле, да, наша Тамаки. Она рисковала собой, чтобы спасти котёнка, представляешь? - брюнетка едва не начала лыбиться, как дура от того, сколько восхищения было в его голосе.

- Молодец она, и что было дальше? - это явно был не конец истории.

- Я попросил её, чтобы она помогла мне избавиться от Амару, - начал Киба и тут произошло что-то невероятное, парень покраснел до кончиков ушей, забавно оттягивая ворот белой рубашки. - И, о-она мне, в целом, помогла, - Хината слегка ударила его по руке, чтобы говорил точнее. Инузука покраснел ещё сильнее, почти приближаясь к средним показателям подруги в этом достижении. - Ну-у, она меня…поцеловала.

- О-о-о, - Хината мысленно похвалила настойчивую Тамаки и была на грани того, чтобы начать визжать, похлопывая в ладошки, как маленькая, но тут и слепой бы заметил, как сильно произошедшее запало в душу неугомонному школьному весельчаку.

- Ага, я и сам офигел, но ты только послушай, что было дальше, - к смущению теперь прибавилось чистое возмущение, - Амару свалила, это было хорошо, но Тамаки, она просто…сказала, что была рада помочь и…свалила, прикинь? Какова, а? Но и это ещё не всё. Она. мне. Помахала, - Киба буквально выплюнул последнее слово, будто это было страшное проклятие. И, наглядно показал, как это было, по девчачьи взмахнув рукой, хлопая ресницами. - Вот я тебя и спрашиваю, что это такое было?

- Ну, ты же просил помочь, она помогла, в чём проблема? - невинно спросила Хината.

- Н-но, как же это, она же, а я же, ну, - Хината похлопала друга по плечу. Нет, упрощать ему жизнь она не собирается, к тому же, по всему выходит, что Тамаки держит ситуацию под контролем.

- Можно один вопрос? - Киба кивнул. - Что конкретно тебя беспокоит в этой ситуации? Что она тебя поцеловала или что тебе слишком сильно понравилось? - спросив это, Хината вылезла из кустов, оставляя растерянного друга в одиночестве.

- Что за херня? - Хьюга подпрыгнула от неожиданности и медленно обернулась. На неё смотрели сердитые голубые глаза. Наруто стоял скрестив руки на груди, а вокруг него почти вся шайка. Хината уже хотела объяснить, что же это за херня такая, но тут вылез и Киба. Из тех же кустов, что и она. - Если кто-то из вас скажет, что это не-то, о чём я подумал, то дело дойдёт до рукоприкладства.

- А, это мы понимаем, - нахально улыбнулся Инузука, по-хозяйски обнимая Хинату за плечи, - до рукоприкладства и у нас дело дошло, если ты понимаешь о чём я, - и, этот нахал подвигал бровями. Хината не смогла остановить задорный смешок.

- Ах, ты гад, иди сюда, - Узумаки скинул рюкзак на зевающего Шикамару и побежал за удирающим Кибой, - всё равно поймаю.

- Все проблемы от девчонок, - высказал мудрую мысль Чоджи, пока ребята наблюдали за носящими туда-сюда парнями.

- «Наверное, соперничество детей никогда не прекращается, даже, когда они вырастают», - подвёл итог Шино.

- «Клиника» равно классика, - улыбнулась Хината. Стукаясь кулачками с усмехнувшимся Абураме.

***

Подражая Какаши-сенсею, многие опаздывали на первый урок в понедельник, остальные пользовались возможностью делать то, что хочется. Наруто прожигал взглядом стоящую у окна Хинату. Она о чём-то мило, слишком мило, общалась с Гаарой, который выглядел сегодня не таким напряжённым как обычно, но, это не отменяло того факта, что демон стоял слишком близко к его девушке. Хьюга будто почувствовала взгляд и обернулась к нему, улыбаясь.

Наруто нахмурился, грозно показал на свои глаза, а потом на неё, предупреждая, что следит. Хината поджала губы, скрывая смех, блондин нахмурился ещё сильнее, надувая щеки, брюнетка сжалилась над бедным парнем и послала ему нежный воздушный поцелуй. Наруто, как заворожённый следил за её губами, касающимися самых кончиков пальцев. Он быстро поймал поцелуй в кулак намереваясь поднести его к своим губам, но в последнюю секунду передумал и шлёпнул себя рукой по заднице. Хьюга не сдержалась и засмеялась, качая головой стоящим рядом ребятам, что всё хорошо.

- Привет, ребята, - здороваются девчонки со всеми скопом. Киба тут же вжимает голову в шею и снова краснеет.

- А, Мацури, Тамаки, привет, - весело машет подружкам Хината. Инузука находит силы поднять глаза от пола. Тамаки продолжает весело о чём-то переговариваться с Мацури и совсем на него не смотрит. Парень как-то резко выпрямляется, откровенно пялясь на девчонку. Хината улыбается, а это гениально, делать вид, что ничего не произошло, мозг Кибы просто не может перестать теперь об этом думать.

- Смотри, идут, - шепнул ей Гаара, привлекая внимание к подходящей к классу парочке. Высокие, красивые, странно разные, но при этом будто идеально дополняющие друг друга, Ино и Сай шли по коридору не замечая никого вокруг, их руки были крепко сцеплены. Проходящие мимо девчонки смотрели со смесью удивления и шока, парни провожали шикарную блондинку усмешкой, считая, что она ещё не выловленная рыбка. Хината мысленно говорила каждому из них, чтобы отвалили.

Когда друзья перешагнули порог класса, шайка начала аплодировать. Яманака ойкнула и оглянулась на друзей, улыбаясь счастливой улыбкой победительницы. Ни у кого не возникло другого ощущения, кроме того, что так и есть, это она его заполучила. Сай проводил свою девушку до места, чуть наклонился, чтобы повесить школьную сумку блондинки на крючок. Ино воспользовалась ситуацией и оставила невесомый поцелуй на его губах, тут же образовавших удивлённо «о». Девушка провела по нижней губе художника, стирая следы розовой помады и отпустила его к друзьям.

- Ну, что, - первым обратился к Саю Наруто, - разобрался на что дал вчера согласие?

- Кажется, да, - смущённо ответил парень. - Спасибо вам огромное, всем вам, что присматриваете за нами.

- Мы же шайка, как иначе-то? - вешаясь на шее счастливого художника, сказал Киба. К этому было нечего прибавить.

***

-…ещё больший идиот, чем я думала, если считаешь, что я всё ещё этого хочу, - Хината чуть не подавилась огурцом из своего бенто, когда к их обычному обеденному месту подходили Чоджи и Каруи.

- Это ты ещё большая идиотка, если думаешь, что я всё ещё собираюсь это сделать, - не остался в долгу здоровяк. Парочка остановилась напротив друг друга, фыркнула в унисон и разошлась в разные стороны. Каруи села ближе к Сакуре с Ино, которые обсуждали новые отношения последней, а Чоджи с другого конца настила, ближе к молчаливому Шино.

- Не хочу искать виноватых, - тихо прошептала Хината на ухо Наруто, - но, это всё твоя вина.

- Бля, знаю, - вздохнул Узумаки. Кто его только дёрнул заводить все эти разговоры о том, что парень не должен всегда делать первый шаг. - И, что теперь делать?

- Ты меня спрашиваешь? - притворно удивилась Хината. - Хм, предлагаю…забить.

- Ха-ха, смешно, но я серьёзно.

- Так и я тоже, - пожала плечами Хьюга. - А, что? Пусть побудут врозь, может чего и поймут. Лучше поговорим о том, какие взгляды на тебя бросает Сакура, словно всякий раз боится, что ты куда-то испаришься, - Наруто снова тяжело вздохнул. Да, она и правда немного перегибала.

- Впечатлительная натура, что я могу поделать.

- По-моему, это очень мило, - не согласилась Хината. Она глянула на розоволосую, которая снова вернула всё своё внимание блондинке под боком. Хьюга осмотрела школьный двор, всё, что попадало в поле зрения, переживая о том, где там может быть Саске. С тех пор, как снова связался с Карин, он не ходил на обеды. Пора было что-то предпринять, но Хината понятия не имела, как исправить всё происходящее. А, ведь когда-то всерьёз верила, что пара Саске и Сакуры разбивает ей сердце. Вот как всё перевернулось. - Она хотя бы здесь, - не смогла удержаться девушка. Наруто мог только поделиться с ней своей темпурой, дав себе зарок, что поговорит с Учиха.

-…и Хинату возьмём, - сказала Сакура, перепугав маленькую брюнетку. - Да-да, это мы о тебе, - почти грозно тыкая в неё пальцем, добавила Харуно.

- Почему мне кажется, что я не приду в восторг от вашей затеи.

- Наверное потому, что мы собираемся прибарахлиться перед походом в самый шикарный ночной клуб в городе и тебе придётся составить нам компанию, - предположила Ино.

- Да, скорее всего именно из-за этого, - поддержала её Каруи.

- Пфф, - отмахнулась Хината, - мы же будем там танцевать, я оденусь во что-нибудь удобное.

- Это днюха твоего парня, не хочешь принарядиться? - поразилась Ино, для которой теперь отношения перестали быть пустым звуком. За день-то, подумала Хината, силой воли приказывая глазам не закатываться.

- Наруто без разницы, во что я одета, - гордо заявила брюнетка.

- Это да, - охотно признал блондин, - одежду переоценивают, а вот её отсутствие переоценить невозможно, - Хината была готова к такой шутке, тут она была как раз кстати, но вот того, что последовало дальше, она точно не ждала. - Но, - брюнетка опасливо на него покосилась, - я бы посмотрел на тебя в шикарном платье, - Хьюга возмущённо открыла рот.

- Ха-ха-ха, значит решено, молодец Наруто, - оценила подставу Сакура.

- Это будет не больно, почти, - заверила Каруи.

- Чёрт, - предвкушая сущий кошмар, дала своеобразное согласие на это безумие, Хината.

***

- В этом деле главное ничего не упустить. Начнём с этой точки и двинемся по часовой стрелке. Не разделяемся, смотрим в оба, то, что мы ищем может быть где угодно, и никогда не знаешь, кто ещё это ищет. Поэтому следует быть очень осторожными, не давать врагу возможности перехватить цель. Просто помните, как бы всё не закончилось, я была рада, что знала вас.

- Не слишком драматично для обычного похода в торговый центр? - выслушав вступительную речь Ино, которой позавидовал бы и Доминик Торетто, вот только он наверняка загонял подобное потому, что им противостоят вооруженные до зубов люди и нужно влезть туда откуда нет выхода, а перед ними все-лишь магазин, спросила Хината.

- Новичка сразу видно, - сочувственно произнесла Сакура.

- У нас нет времени на это, салага, надеюсь твоя обувь удобная и ты запаслась водой, ведь мы не выйдем отсюда пока не подберём по шикарному платью, каждой. Вперёд-вперёд, - если бы сама не увидела - никогда не поверила, но Ино реально сделала это движение пальцами, как делают спецназовцы, когда идут штурмовать чей-то дом.

- Хм, я уже не рада, что ты уговорила меня присоединиться, - сказала Темари, - очевидно, что эти девчонки - ненормальные.

- Вот поэтому ты мне так нужна, - заверила блондинку Хината, на всякий случай хватая её за руку, чтобы не убежала, - доля здорового скептицизма нам тут не помешает. Давай, думаю будет даже весело, если мы им позволим.

- Я вижу, что ты сама в это не веришь.

- Хорошо, давай просто найдём что-то до того, как шопинг с подругами действительно превратится в квест по выживанию.

***

«Это полнит», «это худит», «в этом грудь слишком сплющенная», «в этом ноги короткие», «это шлюханское даже для меня» - это лишь малая толика того, что пришлось узнать о платьях Хинате, спустя почти три часа хождения, как и говорила Ино, планомерного, по часовой стрелки. Оказалось, что в торговых центрах слишком много магазинов, где можно найти платья.

- Ты чего так долго, опять не можешь понять, где зад, а где перед? - крикнула Сакура, подходя к примерочной, в которой спряталась Хьюга.

- Нет-нет, я сейчас, - пришлось подняться с мягкого, манящего пуфика, чтобы попытаться влезть во что-то кислотно зелёное, Хината не присматривалась, все эти фасоны и ткани слились в одно. - Ну, как? - спросила брюнетка открывая шторку.

- Как же круто, - протянули трое девчонок.

- Смело, ничего не скажешь, - усмехнулась Темари. Хината нахмурилась и решила всё же посмотреть во что облачилась.

- Твою, - громко втянув воздух, почти выругалась она, когда увидела себя в сильно, очень-очень сильно, обтягивающем платье такого яркого цвета, что кому-нибудь может стать плохо, если долго на него смотреть, но проблема была не в этом, а в том, что состояло платье скорее из собственного отсутствия, ведь оно было местами в сетку, через которую можно было в мельчайших подробностях рассмотреть её нижнее бельё. - Разве не проще сразу пойти в белье? - возмутилась Хьюга подружкам, которые ей вообще это подсунули.

- Не ругайся, пойдёмте дальше, - примирительно произнесла Каруи.

- Но ты должна признать, что твоя фигура тебя просто обязывает носить что-то подобное, - не сдавалась Ино. Хината фыркнула и закрылась шторкой с намерением быстро снять с себя этот ужас, но потянулась к лямке и остановилась. Вдруг оказалось, что талия у неё имеется, и ляжки не такие уж жирные, к тому же грудь выглядела просто потрясающе. Она была…сексуальна в этом отвратном платье.

Кто-то явно прошёл мимо её примерочной. Хината закатила глаза.

- Секунду, сейчас я выйду, - сказала она следующей нетерпеливой покупательнице. - Только выберусь из этого платья-плена.

- Могу помочь, - брюнетка чуть не вскрикнула, когда её прижали к себе сильные руки и раздался пропитанный сексом мужской голос.

- Ч-что? Нет, что ты творишь? - зашипела Хьюга, вырываясь из объятий Наруто. Она ловко прижала его к зеркалу, а сама выглянула из-за шторки, чтобы убедиться, что никто ничего не заметил. Голоса девчонок всё ещё слышались где-то поблизости. Хината развернулась и от души треснула похабно улыбающегося блондина по плечу. - Да, что с тобой не так? Совсем сдурел? Как ты вообще узнал, где меня найти?

- Это всё Сакура, она весь вечер дразнила меня тобой, - Наруто показал кучу снимков Хинаты в разных платьях, которые она успела примерить. - Сначала я умилялся, некоторые правда были милыми, но потом началось вот это и это, а это-то вообще что такое? - Хьюга увидела то платье, в которое не знала как правильно влезть. - Короче, я подрочил, дважды, но этого оказалось мало и вот я здесь, чтобы увидеть всё воочию. И, помочь снять это ужасное платье, - Узумаки потянул руки к девушке, которая возмущённо смотрела на него.

- Даже не мечтай, сейчас я выйду, уведу девчонок, а потом ты уберёшься домой, вот и всё, что тебе светит, - уверенно заявила Хината, вот только Наруто её уже не слушал, его ловкие пальцы медленно расстегнули молнию, позволяя страшному платью упасть к её ногам. Ничего не значит, решила Хьюга, снять платье ей всё равно нужно было.

- Забавно, что твоё тело совсем не подчиняется твоему мозгу, - усмехнулся Узумаки, Хината собиралась опровергнуть это вопиющее заявление, но её руки, каким-то волшебным образом, уже исчезли под его футболкой, жадно исследуя каждый кубик на прессе. Она прикусила губу, чтобы не застонать, когда его губы накрыли вздымающийся холмик груди, зажатой в новом чёрном бюстгалтере, девчонки сказали, что ни одно платье не будет сидеть на ней хорошо, если подкачает бельё. Пришлось купить новый комплект, подобранный научным способом. - Как, и всё? Больше никакого сопротивления? - нахально усмехнулся Узумаки, легко спуская лямки вниз и обводя языком возбуждённый сосок.

- Чёрт, - прижимаясь к стене примерочной, грозно произнесла Хината, смотря в затуманенные желанием голубые глаза, - только быстро, - признавая поражение, сказала брюнетка, властно притягивая парня для настоящего поцелуя.

Затопило знакомое чувство радости и предвкушения. Телу, как всегда, показалось, что оно было вдали от него слишком долго, словно уже успело всё забыть и теперь каждое ощущение вспоминалось, отдаваясь чем-то новым. Ярким.

Хината повернула голову, открывая Наруто доступ к шее и наткнулась на их отражение в зеркале примерочной. Она была обнажена, а он полностью одет, от этого Хината показалась себе такой хрупкой, но его руки казались самыми надёжными, самыми крепкими. Он держал её так бережно, подставив ладони под спину, пока она цеплялась за его футболку, обхватив ногами за талию, сжимая ступни так сильно, что пальцы судорожно сжимались. Хината не могла насмотреться на то, как странно идеально они составляли единое целое, пока Наруто медленно входил в неё, кажется стараясь показать сильные, скрытые очень глубоко, чувства, а не просто доставить удовольствие. От этого нового уровня единения её накрыла волна сметающих всё на своём пути, эмоций.

- Хината, - прошептал Наруто утыкаясь ей в шею, продолжая медленно двигаться, задевая что-то новое, необузданное, она смотрела на него видя любовника и друга, того кто удержит от падения и того, кого нужно самой держать. В её имя он вложил мольбу и обещание. - Хината, - она не смогла противится и отдалась этому новому чувству, разделяя удовольствие, обретая равновесие.

Наруто оправил одежду, выждал ещё пару минут и только потом вышел из примерочной. Он понял, что всё будет иначе сразу, как ощутил сладкий вкус её кожи, как почувствовал её пальчики в своих волосах. Его желание смутить её и просто трахнуть, потому что хотелось, переросло во что-то настолько необъятное, что ему стало страшно. Вдруг она поняла.

- У нас есть камеры, - едко заметил женский голос. Узумаки обернулся к красноволосой продавщице. Она показалась смутно знакомой.

- Наслаждайтесь шоу, - посоветовал ей Наруто с широкой улыбкой, бросив взгляд на бейджик с именем, - С…

***

- Я сказала, что это безнадёжно, - уперев руки в бока, повторила Ино.

- Знаю, я слышала, - ответила ей Хината.

- А, чего тогда такая довольная? - с прищуром спросила Яманака. Брюнетка коснулась своих губ, и правда улыбается.

- Прости, - она постаралась придать лицу скорбное выражение, но ничего не вышло.

- Только мы остались, даже Темари уже что-то себе нашла, - пожаловалась Ино, - это первый раз, когда мы с Саем пойдём куда-то как пара, я что многого прошу? Разве я не могу желать, чтобы всё было идеально?

- Идеально, - улыбнулась Хината и показала на витрину. Яманака непонимающе обернулась. Оказалось, что она отражалась там вместе с платьем, будто оно уже было на ней.

- О, ками, я буду выглядеть в этом, как принцесса, - все девчонки ринулись в маленький бутик вслед за Ино. - Что скажете? - наконец произнесла подруга, выходя из примерочной. Как они и думали, платье село идеально. Выше колена, открывающее длинные ноги блондинки, насыщенного цвета баклажана, с пышной юбкой из тюля и топом расшитом камнями в цвет. Руки полностью открыты, лиф ракушками, как у волшебной русалки и только закрытое прозрачным фатином декольте, цепляющееся за шею тонким ободком, держит платье на месте. Вся грудь и шея Ино переливается блеском нашитых камней. Она правда похожа на принцессу.

То, насколько она шикарна не требует слов, блондинка видит это в их заворожённых взглядах, даже Темари вынуждена признать, что Ино умеет быть эффектной, это не отменяет того, что её платье полный отстой, который могла бы надеть только малолетка на выпускной, но Яманака делает его чуточку лучше.

- Теперь, когда я обрела своё идеальное платье, - крутясь, объявляет Ино, - мы просто обязаны найти такое же идеальное для тебя, - её тонкий пальчик указывает на Хинату, рассчитывавшую, что про неё забудут.

- Эта миссия явно невыполнима, Ино, расслабься, - улыбается ей брюнетка, но внутри шевелится какой-то червячок сомнения. Она соврёт, если скажет, что взгляд Наруто, на неё в сексуальном платье, не был приятным. Хината не против сделать это для него и для себя. Быть по-настоящему красивой.

- Не парься, - уверенно заявляет, как не странно Темари, уж больно не понравился ей грустный взгляд Хинаты под натянутой улыбкой, - есть проверенный вариант - маленькое чёрное платье.

- Бля, гениально, как мы сами до этого не додумались, - восхищается находчивостью Темари и поражается собственной глупости, Сакура.

Следующий час, а может сотню часов, Хината быстро сбилась со счёту, она примеряет чёрные платья, на первый взгляд одинаковые, но оказывается, совсем нет. Они выглядят красиво, но она не ощущает, что это «её» платье. К последнему магазину Хьюга теряет надежду, ходит бесцельно по магазинчику, трогая всё, что чёрное на вид. Что-то привлекает внимание, ткань приятная. Хината хочет дать ему шанс.

- Вау, Коко была права, - говорит Сакура, Хината улыбается ей в зеркале. Оно маленькое и чёрное, одевается просто через голову, никаких лишних молний, полностью открывает колени и даже кое-что выше, экстремальная длина для неё, но это будоражит. На юбке несколько складок, она не стоит колом, а нежно покачивается в такт движением девушки. Широкие лямки скрывают бельё, а вот глубокое декольте, приподнявшее пышную грудь, показывает лишь тонкую полоску чёрных кружев. - Не знаю идеально ли это платье, но знаю, что ты в нём - идеальна.

- Спасибо, Сакура, - искренне благодарит Хината, плавно проводя по нарисовавшейся талии. - Теперь осталось только набраться храбрости, чтобы реально его надеть.



Прочитали?
2
Рита РомановаВаулина Диана


Нравится!
2
Не нравится...
0
Просмотров
462
Оценка материала: 5.00 Отвергнутые. Глава 22 5.00 0.00 2 2
120 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма , AU , Романтика , Гет 
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?
Одобрил(а): Александр 16 июня в 13:14
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

1 комментарий

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Ваулина Диана   17 июня в 13:592022-06-17 13:59:16
Вы просто молодец. Мне очень понравилось глава. Очень жду пару Гаары и Мацури.


Пользователь
Ваулина Диана  17 июня в 13:59 2022-06-17 13:59:36
Стикер

1   



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже