Отвергнутые. Глава 3

Шапка фанфика
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма, AU, Романтика, Гет
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Глава 3. Ктулху и девочка-призрак. Часть 1.
***
Никто не обратил внимания на случайное столкновение посреди вечеринки, дела у всех были поважнее. Никто, кроме парня и девушки, которые, сидя в разных концах пляжа никак не могли отвести взгляд от происходящего.

Сакура застыла, чувствуя, как пиво пропитывает топ и стекает по телу, она готовилась превратиться в розового Халка, чтобы бить и крушить, отправить мудозвона, который не смотрит куда прёт прямиком к праотцам. Её внутреннее «я» уже закатывало рукава, предвкушая, как вмажет кому-то по тупой роже. Подняла глаза к ходячему мертвецу, готовая сказать что-то эпическое, типа «готовься к смерти, придурок», но тут же застыла, встретившись с этими глазами…

Почувствовав, что в него кто-то врезался, Саске на автомате отпустил стаканчики, хватаясь за виновника аварии (уж, он то, Саске точно не виноват в этом), чтобы не дать тому упасть, это он уже погодя подумал, что не надо было никого спасать, тем более того, кто только что испортил его дорогую рубашку. Он подумал, что не плохо бы всё высказать этому имбецилу, не соблюдающему скоростной режим. Опустил взгляд на бедолагу, которому предстоит познать весь гнев Учиха, заранее приготовив самый убийственный из своих взглядов, но тут же застыл, встретившись с этими глазами…

Они так и зависли, смотря друг другу в глаза, изумруды схлестнулись с ониксом, время будто замерло, их окутала тишина, сердце Саске пропустило удар, Сакура почувствовала, что краснеет.

- Прости, - одновременно начали они, снова замерли и рассмеялись. То, что они были все в пиве, зависли посреди пляжа и тупо пялятся никого из них не волновало.

- Я должна была смотреть куда иду.

- Мне следовало быть внимательнее.

Снова одновременно. Снова смех. Саске даже не замечает, что всё это время придерживает её за локти, хотя девушка в его руках твёрдо стоит на ногах, может не совсем твёрдо, от его близости коленки слегка дрожат.

- Кажется, я испортила твою рубашку, - с сожалением, сообщает Сакура, бездумно проводя пальчиками по шершавой ткани.

- Кажется, я твою тоже, - совсем без сожаления, говорит Саске. - Это всё ерунда.

Специально он это сделал, или просто надоело стоять в липкой, воняющей кислым пивом одежде, но Саске расстёгивает пуговицы одним резким движением и просто снимает испорченный кусок тряпки, вытирая от остатков пива торс, широкие плечи и подтянутый живот.

Сакура забывает, как надо дышать, они же на пляже, да она тут целые каникулы была, видела разных полуголых парней, прямо сейчас она может приглядеться, чтобы найти кубики пресса на любой вкус, выставленные напоказ. Так почему именно от него, подкашиваются ноги, сбивается дыхание и жар смущения взял в плен? И, это её то, она же Сакура Харуно, это из-за неё парни так себя ведут, а не наоборот.

- Может быть это ещё можно исправить? - ей приходится соображать быстро, хотя мозги явно превратились в пудинг, но страх, что парень просто уйдёт туда, где его ждёт тот, кому он нёс второй стакан, сильнее. Она намеренна задержать его. - Давай сходим к воде. Ты умоешься, а я посмотрю, что можно сделать с нашими вещами?

- Звучит разумно, - подтверждает Саске, и они идут в сторону плещущихся волн, накатывающих на песчаный берег, дальше от толпы, от костра, туда, где темно, где двое их лучших друзей уже не могут их видеть.
***

Хината слишком хорошо знает Саске, чтобы сразу понять - она его зацепила, ещё бы, вся тонкая, как струна, загорелая, с необычной внешностью. Саске никогда не влюблялся, это слишком не практично, и она не может сказать, что увидела какую-то там любовь с первого взгляда, но искра была, а это чревато последствиями. Для неё.

Она смотрит на Джуго, который всё также ни на что не реагирует, находясь в каком-то своём микрокосме, Карин и Суйгецу куда-то делись, а ведь и они бы сейчас подошли, ведь нужно что-то делать, пойти за ним, предложить помощь. Пока не поздно, пока эта девчонка не забрала его себе.

Хината паникует, лучше бы она осталась дома и не видела всего этого, только не так, не у неё на глазах. Осматривает людей вокруг, чтобы понять видел ли кто-то ещё всё, что произошло, есть ли кто-то, кто готов прекратить это, пойти за ними. Но никого нет, вечеринка ничего не видела, она продолжается, ей плевать, что жизнь Хинаты идёт трещинами, грозясь развалиться на части. Неужели никто не видит? Хоть кто-нибудь…

-…сам себе, урод, - сквозь панику прорывается голос Карин, они с Суйгецу возвращаются, кажется, снова поругавшись. Хината ждёт, что кто-то спросит, где Саске, но красноволосая игнорирует её присутствие, а Суйгецу слишком пьян и измучен этими американскими горками, которые весь вечер устраивала эта очкастая бестия.

Хината хочет сама сказать, что произошло, что пора собирать поисковый отряд, но голос пропал, она понимает, что им нет до этого дела, они не будут искать Саске, чтобы он был в поле зрения Хинаты и не достался кому-то другому. Она не понимает, почему всё должно быть именно так, почему именно здесь, среди всей этой толпы, среди сотен улыбающихся, счастливых, довольных жизнью людей она, та, кто даже не хотел тут быть, должна чувствовать себя такой отвергнутой. И, если раньше это было только между ней и её чувствами, то теперь он действительно бросил её одну, хотя обещал этого не делать, обещал новые впечатления. Что они отлично проведут время, что это не будет так ужасно, как она себе представляла.

Но всё ещё хуже, она боялась, что маньяк может закопать её на пляже и никто не узнает, ведь никто не хватиться, а теперь жалеет, что нет никого, кто смог бы прекратить её страдания. Мелькает мысль позвонить Неджи, чтобы он забрал её отсюда, привёз к себе, где настоящий дом, где скоро будет настоящая семья, где можно пореветь и тебя будут обнимать. Так делают нормальные люди, поддерживая друг друга, но не в том мире, где существует Хината. Она хотела бы быть нормальной.

Хотела бы, но она не такая.

Карин, неожиданно, снова благосклонна к Суйгецу, и Хината понимает почему, она тоже видит это, как он выходит из тьмы, их плечи едва касаются друг друга, она выглядит такой милой с этим растерянным выражением лица, застенчиво поправляя короткие розовые пряди. Он не хмурится, не притворяется заинтересованным, ему правда нравится эта неожиданная компания. Его кривоватая улыбка для неё. Хината успевает посочувствовать Карин, забывая про собственную чёрную дыру на месте сердца. Но красноволосая уйдёт отсюда с тем, кто готов ждать, когда её больная одержимость Учиха пройдёт, а Хината начинает думать, что ей лучше остаться здесь навсегда.

Парочка не думает разойтись в разные стороны, вернуться к друзьям, или подойти к компании кого-то одного, они устраиваются на одном из брёвен у костра, сидят так близко, из-за шума вокруг наклоняются друг к другу так низко, что их волосы соприкасаются. Они похожи на людей в начале чего-то. Хината больше не может на это смотреть.

Никто не замечает, как она встаёт и уходит в сторону воды, так далеко в темноту, что музыка становится едва слышна, шум волн оглушает, они разбиваются о скалы рядом, на неё падают холодные брызги. Здесь её место - в одиночестве, в темноте, где она никому не помешает, если повезёт морское чудовище позарится на неё.

Хината садится на песчаный бархан, с редкой колючей травой, в рюкзаке оказывается маленький фонарик, который она таскает с собой на случай, если будет в темноте возвращаться домой. Но сейчас она не собирается домой, она наводит слабый луч, на темные воды океана, закрывая и открывая свет, посылая сигнал для того, кто прячется в пучинах холодных вод.

«Приходи, забери меня к себе. Мир скажет тебе спасибо».

***

Он всё ещё пытается, понимает, что выходит плохо, но никто не замечает. Пьёт чуть больше, чем необходимо, танцует с девчонками, которые хоть чем-то могут напомнить её. Смеётся с друзьями, участвует в какой-то авантюре с Кибой и Акамару. Умело строит из себя клоуна, короля шутов. Они ждут от него именно этого, как он может их подвести. Она ускользает из его рук, улыбается кому-то другому, сидит так близко к нему, что он готов разорвать придурка на части. Но теряя её он не может позволить остальным забыть о нём. Исчезни всеобщая любовь к нему сейчас, и он исчезнет вместе с ней. Страх придавливает к земле.

Но, в глазах, смотрящих на него, он видит это, они ничего не замечают, для них он прежний. Снова никто не может зажать его кровоточащее сердце, ведь им невидно его крови. Хочется только одного - сдаться. Забиться куда-то, где не видно, как любовь всей его жизни улыбается не ему, легко толкает его в плечо, касаюсь обнажённой кожи, когда он говорит что-то забавное. Она должна быть здесь, рядом с ним, этот парень не знает её, как он. Он встретил нимфу и решил, что она может стать его, но он не знает Сакуру Харуно. Только он, Наруто может увидеть, что там, в самой глубине её зелёных глаз.

И, всё равно она там, сидит рядом с ним, давно не думая про лучшего друга. Остальным, кажется, тоже плевать, они пропустили это чертово столкновение. Даже Ино не спрашивает куда делать подруга, она слишком занята попытками расшевелить Шикамару, усмирить аппетит Чоджи, охмурить то одного, то другого парня. Он не может винить её за нежелание пойти и спасти подругу от общения с (вероятно) самым шикарным парнем среди этого сброда.

При всей своей нахальности, он знает возможности имеющегося шарма, Наруто может быть обаятельным, но до красоты ему далеко, а этот парень, его словно ваяли, долго и тщательно. Что он может ей предложить, чтобы забыть кого-то столь совершенного?

Только себя.

Проблема очевидна, он был у неё всегда, если бы Сакура хотела, то получила бы его себе в рабство давно, со всеми потрохами, с ошмётками души, в которой трепалась надежда на что-то, разбитая, растоптанная всего одним взглядом. Он уже знает, что проиграл, что теперь его отвергли бесповоротно, а ведь думал, что раньше было больно, дурак.

Всеобщие смех и веселье, на фоне его терзаний выглядят слишком гротескными, это он должен быть главным шутом на этом празднике жизни, но видит лишь уродливые фигуры незнакомцев, урвавших кусок плоти у жизни, надеющихся, что завтра не наступит, что не придётся возвращаться в мирок, где они ничего не стоят. Смотреть на это и оставаться в роли, Наруто не может. Маска даёт трещины, страхи и сомнения мёртвой хваткой держат в тисках. Ему необходимо выбраться.

Никто не замечает, как он уходит, лавируя в море людских тел, кидает последний взгляд на них, просто чтобы убедиться, что это кошмар, от которого не проснуться. Уходит от света и голосов. К шуму волн, к резким порывам ветра. Скидывает майку куда-то на песок, в опустившейся на пляж тьме, он вряд ли сможет её потом найти. Его это не беспокоит.

Он позволяет холодной воде забрать его дыхание, лёгкие сжимаются, ноги сводит, но Наруто продолжает входить всё глубже в тёмные воды океана. Ныряет с головой, когда способен делать глубокие вздохи, тело его быстро приспосабливается к новым условиям, быстрее, чем сердце к малейшим потрясениям.

Он чувствует свободу, отдаваясь волнам, замораживая всего себя, само его существо раскалывается, желая оказаться под крышей родного дома, где согреют и остаться на веки здесь, где можно ничего не чувствовать.

Наруто отдаётся течению, плавному покачиванию волн, позволяет им убаюкивать себя, просто лежит на спине, раскинув руки, смотря на непроницаемые серые облака в небе. Ему необходимо реагировать проще, это просто парень, она уже была в отношениях, а тут - лишь мгновение, завтра она его не вспомнит.

«Ложь» - единственная его дельная мысль, он видел всё, он уже знает, что это было что-то другое. Завтра он окажется в другом мире, проснётся в параллельной вселенной, но никто этого не заметит. Завтра он останется один. Может и правда стоит остаться здесь навсегда.

Голова проясняется слишком резко, приходит какое-то похмелье, а ещё становится холодно вовсе не метафорически, а реально. Он плывёт туда, где берег, ориентируясь на далёкие блики света от вечеринки. Кажется, думал слишком долго и его сильно отнесло от места, где нырял. На задворках мысль о потерянной майке, малая кровь.

На берегу теплее не становится, ветер не щадит мокрое тело, и правильно, завтра проснётся больной, будет долго отлёживаться, окружённый безраздельным вниманием Кушины, и вообще не будет думать о ней. Какая же чушь лезет в голову, приходится встряхнуться, в прямом и переносном смысле, отпуская свою слабость, стряхивая холодные капли с растрёпанной шевелюры.

Думает, что пора вернуться, может поискать майку, или просто погреться у костра, напороться на мину и самому подойти к Сакуре с её шикарным новым знакомым. Уже делает шаг навстречу своему эмоциональному сеппуку, когда на периферии замечает что-то. Напоминает чей-то силуэт, он не уверен, становится любопытно, подходит ближе, просто чтобы убедиться, что это дерево или камень. Темнота не позволяет разглядеть точно.

***

Помогает резких свет.

- А-а-а-а-а-а, - он не кричит, а дико визжит, когда посреди кромешной тьмы появляется бледное лицо, подсвеченное снизу лучом фонарика. - Хонэ-Онна, изыди, Костяная женщина, я тебя не знаю, это не я, тебе не ко мне.

- Ты больной что ли, тьфу, - отплёвывается призрак, от песка, которым Наруто кинулся в него, - никакая я тебе не Хонэ-Онна, потащилась бы я за тобой на дурацкий пляж, как любой нормальный дух пришла бы домой.

Наруто дышит так тяжело, словно пробежал три марафона подряд, сердце готово выпрыгнуть из груди, он не удивится, если обнаружит, что поседел. И, пока он пытается понять нужна ли ему скорая, эта, эта, девчонка всё ещё светит на себя своим мелким фонарём. Да ещё поучает его, вытряхивая песок из длинных тёмных волос.

- БЛЯ, ТЫ СОВСЕМ ДУРА ЧТО ЛИ?! ТЫ ХОТЬ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО ЧУТЬ НЕ УГРОБИЛА МЕНЯ?! КТО ТАК ВООБЩЕ ДЕЛАЕТ? - орёт Наруто, дико размахивая руками, не зная, как ещё выразить весь свой праведный гнев.

- Вообще-то, ты сам виноват, - спокойно отвечает девочка-призрак, - первый меня напугал.

- ДА КАКИМ ХЕРОМ Я МОГ ТЕБЯ НАПУГАТЬ? - грохочущее сердце никак не позволяет Наруто снизить уровень громкости или вообще хоть как-то прийти в себя, поэтому он продолжает орать.

- Мало ли, кем ты мог оказаться, - поясняет девчонка, всё тем же спокойным голосом, если она и напугалась, то Наруто этого не видит, совершенно. - Я сидела, никого не трогала, а тут из океана выходит нечто, кто угодно испугался бы, но я же не начала кидаться в тебя песком.

Наруто игнорирует все её объяснения, снова размахивая руками.

- И, кого ты ожидала увидеть? - ему удаётся не много убавить свою громкость.

- Не знаю, - он видит, как она пожимает плечами. - Ктулху?
 
- Издеваешься? - снова взрывается Наруто, - в каком месте я похож на ебучего кальмара???

- Так темно же, мало ли, - свет от её фонарика останавливается где-то на середине, так что они оба оказываются в маленьком кружке света. Наруто во все глаза смотрит на малявку, из-за которой чуть не склеил ласты. Она ниже его на голову, бледная, как труп, глаза во всё лицо, ветер треплет волосы. Вообще-то, она уже не кажется ему такой уж страшной.

- Ты это, - не уверенно начинает Наруто, взлохмачивая влажные волосы на затылке, дурацкая привычка, - извини, я что-то разошёлся, песок ещё этот. Я плавал, занырнул где-то там, а волны принесли сюда, я вовсе не собирался тебя пугать.

Хината смотрит на своего Ктулху, который, кажется, совсем пришёл в себя, успокоился, и теперь нервно теребит без того растрёпанные волосы. Она слишком долго до этого предавалась мыслям о чудовище из морских глубин, поэтому, когда увидела странную фигуру, приближающуюся к ней, не нашла ничего лучше, как ослепить его своим фонариком, только из-за паники направила луч на саму себя. Размышляя об этом сейчас, когда шок прошёл, она думает, что идея посвятить чудищу, чтобы он быстрее её обнаружил, была вообще не лучшей. Как и вести светскую беседу с этим странным парнем прямо сейчас. Он ведь появился из океана, и чёрт его знает, что у него на уме.

Наруто видит, как девчонка хмурится, думая о чём-то своём, примерно представляя, что может крутиться в голове девушке, сидящей в темноте на пляже, где она не ожидала нарваться на жуткого парня.

- Я тебе ничего не сделаю, - произносит он доверительно, для убедительности широко улыбаясь. В голубоватом свете дешёвого фонарика - не лучшая идея. Незнакомка поднимает на него свои бледные глаза, его радует, что в них нет страха, смотрит она явно как на идиота.

- Ты же понимаешь, как это звучит? - медленно выговаривает Хината каждое слово, точно определив парня в категорию дебилов. - Будто именно это ты и собираешься сделать.

- Да, я когда сказал понял, что прозвучало не очень, - она разочарованно качает головой, а вот Наруто резко не нравится, что она считает его каким-то дураком. - Что ты вообще тут делаешь?

Лучшая защита - нападение.

- На вечеринку пришла, - в её голосе слышится, что вещи это очевидные, но она сделает поправку на его недоразвитость. Он чувствует, что снова начинает заводится. И, это так…приятно. Совершенно противоположное тому, что он чувствовал пять минут назад.

- Вечеринка вон там, - указывая направление, говорит Наруто, - заблудилась что ли?

- Вовсе нет, - опуская взгляд, произносит девчонка, - просто решила проветриться.

- А, так ты из этих, - уверенно говорит Наруто, чувствуя, что нащупал слабое место выскочки.

- Каких? - бурчит Хината, желая, чтобы блондин вернулся обратно в океан, и вовсе не хочет слышать, что он там понял.

- Зануда, - усмехаясь, поясняет Наруто.

- Просто не всем для веселья необходима пьяная толпа гормонально-неуправляемых подростков, - ощетинивается Хината, защищаясь.

- Не уверен, что люди, знающие, что такое веселье, любят тусить в темноте, подальше от всех, - давит блондин, сам не знает почему, но хочется кинуть в неё ещё пару колких шпилек, чтобы не задирала нос.

- Ясно, как же я сразу не поняла, что ты из этих, - неожиданно обретая голос, сказала девчонка.

- Каких? Всегда прав? Просто красавчик? Не стесняйся, я готов к любым комплиментам, - Наруто уверен, что собрался достаточно, чтобы быть пуленепробиваемым к любым её словам. Что же, он точно не из тех, кто всегда прав.

- Местный клоун, - спокойно отвечает Хината, выбивая почву из-под ног Наруто, - что? Уже всех достал, и они выгнали тебя сюда?

- Твоё занудство, я смотрю тоже долго терпеть не смогли, - он жалеет о своих словах ещё до того, как успевает договорить фразу, поэтому к концу она звучит совсем тихо. - Бля, прости, я не хотел грубить.

- Чего уж там, - тон её голоса не меняется, но глаза подсвечены слишком хорошо, даже Наруто способен разглядеть в них самое поганое из всех возможных чувств - одиночество. - Я тоже хороша, прости.

Они замолкают, но не чувствуют, что что-то испортили, никакой неловкости. Хината вырубает фонарик, погружая их в темноту, чтобы глаза смогли привыкнуть, и под такой защитой она чувствует себя увереннее.

Если обдумать всё как следует, то с момента появления этого странного блондина, она вообще чувствует себя чуть лучше. Это чувство кажется знакомым, но забытым, она готова его продлить, просто чтобы разобраться, это любопытно. Приятно быть не одной. Она не хочет ошибиться, но думает, что прямо сейчас, чувствует себя не такой уж отвергнутой.

- Так, это, - неуверенно начинает Наруто, - можем ли мы забыть тот момент, когда я тут очень мужественно взревел от страха?

- Ты про тот визг, от которого у меня чуть барабанные перепонки не лопнули? - видя неловкость парня, уточняет Хината. Это похоже на нормальное человеческое общение, что на неё совсем не похоже. Может дело в темноте, или разбитом сердце, а может это талант парня, смеющегося сейчас над её словами. - У меня нет друзей, так что расслабься, это останется, между нами.

Фраза брошена легкомысленно, даже с легкой улыбкой, но Наруто не может удержаться, чтобы не нахмурится. Его это не касается, но чувство неожиданно такое, будто касается. Он чувствует с этой девочкой-призраком, которой возможно вообще не существует, у него пока мало доказательств обратного, странное родство, будто если он сейчас расскажет ей всё о себе - она поймёт. Потому, что она такая же.

- Почему? - вопрос звучит слишком инородно, она не понимает о чём он спрашивает, - почему у тебя нет друзей?

- Я не, эм, ну, просто я, - Хинате не требуется храбрости, чтобы сделать следующий шаг, это окрыляет, освобождает. Она просто говорит правду. - Мне сложно сходиться с людьми, я всё время чего-то стесняюсь, боюсь, так что проще просто держаться от всех подальше, что я и делаю. Вот, как сейчас.

Он не шокирован, не удивлён, отчего-то она кажется ему собственным отражением, тем, что он прячет от всех глубоко внутри. Он выбрал быть таким, чтобы его любили, а она решила остаться собой и ждать, когда найдутся те, кто полюбит её такой, какая есть. Он впечатлён. Этой малявкой. Хочется тянуться к этой неведомой силе, которая ему недоступна.

- Чисто технически, - начинает Наруто, желая сделать хоть что-то полезное, - сейчас ты со мной, и явно намеренно принизила свои способности к общению, по мне так у тебя хорошо выходит. Мне больше не хочется убежать от тебя с криками.

- Ты хотел сказать с дикими воплями? - поддевает его Хината, чтобы скрыть смущение от произнесённых слов. - Сама в шоке, что так происходит, может это переизбыток свежего воздуха.

- Не хочу, хвастаться, но думаю это всё благодаря мне, такой уж я человек, во всех пробуждаю лучшие качества.

- Во всех, кроме себя самого, да?

- Да, - обречённо вздыхает Наруто, - такая сила наложила на меня отпечаток высокомерия, посмотрел бы я на тебя, обладай ты моей силой. Сложно оставаться скромным, когда равен богу.

- Вот это ты загнул, - хохотнула Хината, - в курсе, что большая сила ещё накладывает большую ответственность?

- Притормози-ка, ты что это, пытаешься использовать против меня главную заповедь Человека-Паука? - с нескрываемым шоком, уточняет Наруто.

- Пытаюсь? Я только что это сделала, и сделала успешно.

- А, ты не так проста, как хочешь казаться, верно?

- Ты и половины не знаешь, - это называется флиртовать? Хината не уверенна, но в её воображении выглядит это как-то очень похоже. Но тогда, какова вероятность, что и этот парень флиртует с ней? Это сбивает с толку, а она не любит, когда ситуация не читается. - Прости, что спрашиваю, но мы только что флиртовали друг с другом?

Хорошо, что вокруг темень, но она едва ли скрыла, с каким стуком его челюсть встретилась с землёй. Такого у Наруто ещё никогда никто не спрашивал. Разве о таком вообще спрашивают? Он-то полагал, что если с кем-то флиртует, то она сразу это понимает. Стоп.

«А, разве я с ней флиртовал?».

Вопрос на миллион. Разве он мог? Ведь его сердце в руинах, где-то там Сакура уходит от него, сама того не зная, оставляя в его душе кучу битого стекла. И, вот именно сейчас, когда его жизнь почти кончена, мог ли он флиртовать с этой странной малявкой.

- Прости, что спросила. Я ничего такого не имела ввиду, просто подумала, что надо узнать, вдруг я умею заигрывать, а сама ни сном ни духом об этом, - Хината не хотела создавать неловкость, не хотела напугать его, он ведь сейчас уйдёт, как Саске оставит её одну. А, она совсем не хочет быть одна. Только не сейчас. Снова поднимается паника, она выгибает пальцы, пытаясь ухватиться за крохи самообладания. Пока не попросила его остаться и не покидать её, такую глупую.

Он скорее слышит её панику, чем видит, становится совестно, что молчал так долго, разумеется, она уже успела надумать себе чего-то. Вот только чего? Они ведь просто…

Мысль ускользает, просто озарение пришло чуть раньше и спутало ему карты. Ответ оказался утвердительнее некуда - да, он определённо флиртовал с этой малявкой. Почему? Потому, что это законопатило течь, вот так просто она взяла и дала это ложное чувство наполненности. Пустота внутри отступила, ровно на это мгновение с девочкой-призраком он перестал ощущать себя одиноким.

- Ты убиваешь мою самооценку, - наконец нашёл что сказать Наруто, чтобы не дать девчонке рассыпаться, - не думал, что придётся уточнять такое, обычно тёлочка знает, что я её окучиваю.

- Я там вроде извинялась, забудь, я забираю свои извинения обратно, животное, - она приняла его неудачную шутку, он слышит это в её голосе. Это возвращает пошатнувшееся равновесие между ними. - Вообще-то, это приятно, меня раньше никто не...окучивал.

На это он не знает, что сказать, чтобы не быть голословным, в конце концов, всё, что он успел увидеть в свете фонаря ни о чём не говорит. Наруто думает, что надо бы съехать с этой неудобной темы.

Хината шокирована смелостью, с которой произносит все эти фразы, но в этой комфортной темноте, со странным парнем, которого не знает - можно быть кем угодно. Кем-то новым. Какой-то искрой вспыхивает видение в зеркале её ванной, она в своём купальнике, такая, с какой захотел бы по флиртовать парень, которая флиртовала бы в ответ. Кто-то смелый, безбашенный. Хината хочет, чтобы её увидели такой, хоть кто-нибудь, хоть сквозь окружающую темноту. Она будет знать.

- Вода совсем холодная? Хочу поплавать, - вдруг спрашивает она, удивляя Наруто.

- Уверенна? - скептически, спрашивает он, присматриваясь к малявке в темноте. - Ты не выглядишь способной сделать это.

- Идём, - просто отвечает Хината, уже стягивая через голову своё тонкое платье. Она устала выглядеть не способной на что-то.

Они стоят у кромки воды, приходит волна, Хината вздрагивает, чертыхается, когда дух захватывает.

- Может не надо? - предпринимает ещё одну попытку Наруто. - Зачем тебе это?

- Не уверенна, - начинает Хината, всматриваясь куда-то в тёмный горизонт. - Думаю, завтра мне придётся стать другим человеком, чтобы справиться с тем, что произойдёт дальше. Понимаешь?

Она смотрит на него, хотя может видеть лишь очертания.

- Понимаю, - тихо отвечает Наруто, который чувствует тоже самое. - Ладно, давай сделаем это.

Он протягивает ей свою ладонь, она поражена этим жестом так сильно, что застывает. Мысли бьются о череп, сегодня она не смогла ответить на объятие сестры, как же протянуть руку какому-то чужаку? Наруто угадывает её замешательство, хотя не может понять с чем оно связанно.

- Подумал, что так тебе будет не так страшно, вода такая чёрная, знаешь, вдруг ты не хочешь потеряться в ней, - поясняет он, всё ещё протягивая раскрытую ладонь.

- Ну, да, ещё Ктулху всякие, - отвечает Хината, давая себе ещё секунду на раздумья.

- Блиииин, - капризно тянет Наруто, - зачем ты напомнила? Я теперь всё время буду от этом думать.

- Я не специально, - виновато произносит Хината…вкладывая свою маленькую ладошку в руку незнакомца. - Побудем храбрыми вместе?

Наруто кивает, надеясь, что она увидит это. Она ещё не была в воде, её ладошка тёплая, кожа нежная, он думает о своей холодной руке, должно быть не очень приятно. Но молчит, стараясь не спугнуть момент, не знает точно, что это за момент, но он кажется слишком важным для разговоров.

Он первый делает шаг вперёд, ведя её за собой, она не сопротивляется, лишь сильнее хватается за него, когда они уже по колено в холодной воде. Она дышит глубже, заставляя лёгкие нормально расширятся, иногда шепчет какие-то скромные ругательства, но всё равно смело идёт туда, куда он её ведёт.

Хината достигает предела раньше него, вода уже накрыла её покатые плечи, так что она не может удержать равновесие от волнения океана. Наруто замечает это, и, прежде чем подумать, хватает её за талию, притягивая к себе. Она слегка отталкивается ладошками от его груди, чтобы не оказаться слишком близко, принимая горизонтальное положение и, кажется, плывёт. Вообще-то, просто зависает на поверхности воды, но этого хватает.

Наруто не идёт дальше, надеется, что ей этого хватит и они выберутся на берег. Вообще-то, погружаться второй раз оказалось даже холоднее, его яйца сжимаются, ощущение не из приятных, а девчонка в его руках - начинает хохотать. Сначала совсем тихо, но смех нарастает, накатывает на неё, как волны на песчаный берег.

- Не могу поверить, что сделала это, - сквозь смех, говорит она, он слышит, что дыхание ещё не выровнялось, а ещё, что она стучит зубами.

- Думаю, хватит, - твёрдо говорит Наруто, начиная тянуть её к берегу. Она не сопротивляется, ещё пару метров проплывает, поддерживаемая им, работая только ногами, но потом встаёт на дно, с трудом раздвигая своим телом толщи воды.

На берегу не очень-то комфортно, налетел ветер, вытереться нечем, он начинает жалеть, что поддался, такая глупость, да, он мечтал на завтра слечь с чем-нибудь, но мелкая же может серьёзно околеть. Парень нависает над Хинатой, приводя её в легкое замешательство, его руки тянутся к ней, пока не достигают плеч, начиная быстро растирать замерзающее девичье тело. Становится жарко, она чувствует, как горят щёки от такой близости, этот жар быстро распространяется, согревая, а его руки уже где-то за спиной, движения не имеют ничего общего с лаской, он скорее пытается выбить из неё искру. И, у него выходит.

- Тупая была идея, - она понимает, что он злиться на себя, - где твоё платье?

Руки Наруто исчезают с её тела, оставляя его каким-то одиноким и брошенным, она хмурится, это не правильные мысли. Хината смотрит, как он шарит по песку в поисках злополучной тряпки, но ей уже тепло и она не хочет пока одеваться.

- Брось это, я в порядке, мне не холодно.

Он может ориентироваться только по голосу, который звучит бодро, стука зубов он не слышит, хотя и чувствует в её словах какое-то странное напряжение. Но внимание не заостряет. В конце концов, если она говорит, что всё нормально, кто он такой чтобы её переубеждать.

Что-то вокруг них меняется, первым понимает, что именно Наруто, поднимая глаза к небу. Несколько туч, не позволяющие до этого увидеть идеальную красоту звёздного неба, расступаются, выпуская из плена Луну. Её свет отражается от воды, создавая дорожку света, Наруто неожиданно вспоминает шутку Джокера, и думает смог бы он пройти по этой дорожке.

- Красиво, - с придыханием произносит Хината, - думала она всю ночь не объявится.

Наруто поворачивается к собеседнице, чтобы подтвердить её слова и видит ту, кто скрывался в тени всё это время. Ему бы застыть в изумлении от того, как лунный свет создаёт вокруг девушки свой волшебный ореол, поражаться какой необычный цвет приобрели её длинные волосы, с которыми так бесстыдно сейчас играется ветер. Он бы так и сделал, но весь вечер был уверен, что составляет компанию стрёмной простушке, ничего удивительного, что он отреагировал так бурно, быстрее, чем мозг смог бы сообщить, что лучше не надо.

-А! Да, ты же не страшная, - мало того, что он крикнул это на весь пляж, спугнув какую-то спящую чайку, так ещё и пальцем на неё показывает, будто на чудо света. - И сиськи у тебя офигенные!

Хината тупо смотрит на него, хлопая пышными ресницами, как последняя дура открыв рот в немом изумлении. И, вроде хочется что-то сказать, как-то пояснить ему, что есть рамки приличия, что не всем девушкам нравится, когда кто-то незнакомый делает такие не скромные комплименты (если слова «не страшная» можно причислить к таковым), но в голове такая пустота, что стыдно становится.

 - Ну, то есть, ну, ты же поняла, что я имел ввиду, это был комплимент, вроде как, - Наруто находится первым, снова смеётся, растрёпывая волосы на затылке. - Поверь, если бы ты меня знала лучше, то вообще бы не удивилась.

В это она может поверить.

- Ла-ладно, - ничего лучше она придумать не может.

Наруто задумывается, что делать с новыми данными. Ситуация вдруг становится опасной, да, она совсем не то, что ему обычно нужно, она не похожа на неё, ниже ростом, волосы такие длинные, вся она выглядит такой мягкой, податливой, никаких острых ключиц, колючих коленок, она вся покатая, округлая. Если не брать в расчёт его одержимость конкретной Сакурой, то девушка, стоящая перед ним - шикарна. Особенно сейчас, когда даже закрытый купальник не может ничего от него скрыть, когда дышит она ещё слишком глубоко, что заставляет её грудь так красиво вздыматься, когда он видит торчащие соски. Как же хорошо, что она затащила его в холодную воду.

Опасных мыслей прибавляется, когда он вспоминает, как она заполняла его одиночество всё это время. Он не дурак, давно нашёл способ справляться с частью своих желаний, но ни Шион, ни Амару, которых он время от времени трахает, никогда не могли справиться с этой задачей. Да, он легко может представить на их месте её, но это не тоже самое, что сейчас. Если это шанс, он должен им воспользоваться, особенно, когда она там отдаёт своё сердце хмурому незнакомцу.

Хината кожей чувствует, как меняется давление в атмосфере между ними. Ловит его взгляд, который стал слишком цепким и заинтересованным. Точно утверждать она не может, но инстинкт подсказывает, что он смотрит на неё, как парень смотрит на девушку. Пытается найти в себе внутреннее сопротивление этому, но не находит. Это ведь именно оно, то чего она так жаждала, не способная сформулировать этот порыв точнее. Чтобы её увидели, захотели. Глубинное, такое потаённое и стыдливое желание не просто нравится, не быть кому-то комфортной, удобной, а вызывать дикий жар, быть желанной, быть сексуальной. Она думает о том времени, которое они провели вместе, она не думала о пустоте в сердце, о своём одиночестве. Она не думала о Саске, который где-то там отдаёт своё сердце другой.

Может это именно то, что нужно? Есть ли этому название? Есть…

Отвлечение.

Что если это именно то, что они могли бы дать друг другу - не много отвлечения. Чтобы не быть такими жалкими, брошенными и одинокими. Или, чтобы быть такими, просто, вместе. Разве будет так уж плохо не думать о завтрашнем дне, о лучших друзьях, которые никогда не примут их пылкие чувства, отдаться порыву, мгновенному желанию. Пожалеть о сделанном они всегда успеют, так стоит ли упускать возможность?

Наруто никогда не любил рассуждать о возможностях слишком долго, для него редко вообще существовало такое понятие, все возможности всегда становились делом. Если он мог - он делал, всегда, этот момент не стал исключением.

Он приблизился так быстро, в этот момент Хината всё ещё пыталась просчитать все возможные варианты, чтобы не сделать какую-то ошибку, способную убить этот момент и эту возможность, которую она начала медленно анализировать. Хината, по всей видимости, не отказалась бы и график какой построить, чтобы понять, как выглядит кривая её ещё не принятых решений. Или диаграмму там какую, что-то аналитическое точно пригодилось бы, а вот этому парню ничего такого не требовалось.

Наруто мягко хватает её за подбородок, заставляя приподнять голову, наклоняется, по пути прикрывая глаза, прикасается своими губами к её. Она так шокирована, что не может закрыть глаза или начать что-то делать в ответ. Парень слегка наклоняется, призывая сделать её тоже самое, но девушка не реагирует. Наруто открывает глаза, его губы всё ещё касаются её замерших уст. Их глаза встречаются, так близко, слишком интимно. Это срабатывает, как спусковой крючок, Хината слегка раскрывает рот, закрывая глаза, теперь он может вести её за собой.

Узумаки реагирует мгновенно, пока она не застыла снова, он сминает пухлые девичьи уста, подбираясь к ним то с одной, то с другой стороны, замечая, что девушка всё увереннее движется за ним. Когда губы Хинаты раскрываются сильнее, он углубляет поцелуй, позволяя своему языку найти её.

Хината удивлённо стонет, это выходит само собой, она не уверенна, что понимает, как следует вести себя дальше, пытаясь, впервые, отдаться инстинктам. Её язык присоединяется к странному танцу, Хината не может удержаться, открывает глаза, чтобы понять, как это выглядит. Он всё ещё смотрит на неё, успевая творить что-то невообразимое своим языком. Она видит лишь что-то размытое, расфокусированное, но примечает, как он то отдаляется от её губ, то снова берёт их в плен, то проводя языком по нижней губе, то погружая его глубоко в её глотку.

Это медленно сводит с ума, его рука уже сместилась куда-то в район её затылка, Хинате кажется, что он так руководит ею, как марионеткой, но жаловаться не собирается, всё это слишком приятно. Правда воздух уже на исходе, она не понимает в какой момент можно вздохнуть, чтобы ничего не испортить. Наруто чувствует малейшие изменения её дыхания, понимая, что пора заканчивать, если не хочет, чтобы она рухнула без чувств. Ещё раз сплетает свой язык с её, стараясь заманить глубже в свой рот. Она такая податливая, движется ровно по его следам, не умело, но старательно.

Когда Наруто отстраняется от девушки, между ними лишь тонкая нитка слюны, всё ещё скрепляющая их языки. Только сейчас он может увидеть ситуацию целиком, что их глаза всё также открыты, что её грудь вжалась в его, царапая восставшими сосками, что её руки всё также безвольно висят вдоль тела.

Она тяжело дышит, получив доступ к кислороду, отстранённо думает, что надо бы куда-то пристроить руки, но всё это такие песчинки в бесконечном космосе, освещённом большим взрывом - поцелуем. Никто и никогда её так не целовал. Хината никогда не думала, что может быть девушкой, которую кто-то захочет так поцеловать.

Наруто возвращает свою руку, отпуская затылок девушки, легко проводит по её губам, вытирая слюну, она часто моргает, заставляя тени от пышных ресниц рисовать узоры на краснеющих щеках. Смущается так неожиданно и мило, что он не может сдержать улыбки.

- Прости, если украл твой первый поцелуй, - он шепчет, понимая, что этому моменту не нужны лишние звуки.

- Всё в порядке, - Хината пытается подражать его тону, но выходит лишь тихо и нервно, - в смысле, ты ничего не крал, наверное, я имею ввиду, что меня уже целовали, в чём я уже не уверенна…не так…так…нет…

Она всё это шепчет, так сбивчиво, зажмурив глаза, руки именно сейчас решают оказаться на его груди, у самого сердца. Хината вздрагивает, зажмурившись ещё сильнее, его сердце, как маленькое колибри быстро бьётся под её ладошками. Хьюга опускает голову на свои сложенные руки, её будто поезд сбивает осознание, что она стала причиной такого его состояния. Ему было не всё равно, сейчас, после поцелуя с ней.

- Значит не страшно, - снова шепчет Наруто. Хината поднимает на него глаза, понимая, что те, и без того большие, сейчас выглядят, как два прожектора.

- Что не страшно?

- Если я сделаю это, - говорит Наруто, снова накрывая её губы своими. На этот раз она готова к такой атаки ещё меньше, но тело реагирует быстрее и охотнее. Она сразу же открывает дорогу его языку, хочет впитать все эти новые ощущения, чтобы потом вспоминать, когда будет совсем тяжело. Когда никто больше не пожелает сделать с ней что-то подобное.

Ему нравится, что они достигли взаимопонимания так быстро, нравится, что она не ищет инициативы, но готова подстроиться под любые его действия. Наруто чувствует, как куски сердца сматываются прочным эластичным бинтом, её неумелые губы вытесняют мысли о той, кого ему целовать не представится возможность. С этой мягкой девушкой, которую он встретил в темноте, Наруто не может притвориться, что рядом кто-то другой. Ни руки, ни губы не смогут так обмануться. И это так кайфово. Она отвлекает, она лечит. Он уже думает, как бы заполучить чуть больше этого лекарства, нужно просто…

-…его майка?

- Акамару, след, давай мальчик, ищи.

Наруто возвращается в противную реальность, где отчётливо слышит голоса друзей. Вспомнили, блин. Слышится довольный лай Акамару, значит он уже поймал его запах. Он смотрит на девочку-призрака. Она удивлена не меньше, и кажется такой же разочарованной, но принимает происходящее быстрее.

Хината отстраняется, быстро подбирает своё платье и, раньше, чем он успевает сделать или сказать хоть что-то, убегает вверх по песчаному бархану, прихватив свои вещи. Конечно его ищут, ведь у него есть друзья, есть те, кому не плевать, а все эти фантазии об их общем одиночестве, которое они тут пытались разбивать - бред её переохлаждённого мозга. Никакие они не похожие, он просто парень, который встретил девушку с «офигенными сиськами» и решил ловить удачу за хвост. Она не в обиде. Теперь, когда она будет неподобающим образом думать о своём лучшем друге, у неё будет достаточно материала, чтобы переключится на что-то другое. На этого парня с пляжа. И, когда в следующий раз она решит, что может довольствоваться чем-то средним, Хината будет знать, что это не так, что она может рассчитывать на джек-пот.

Наруто не успевает отреагировать, не успевает пойти за ней, да какого хрена, он даже имени её не спросил, как теперь прикажете искать девочку-призрака? Эти его друзья уже заметили Узумаки, что-то крича наперебой. Среди них он и её видит, спешит к нему так быстро, будто волновалась. Он бы порадовался, но сейчас не хочет видеть её, хочет чтобы она испарилась, а девочка-призрак вернулась, стала лечебной мазью для всех его шрамов.

- Ты охренел, Узумаки? - кричит Сакура, приближаясь, - пропал куда-то никому ничего не сказав, мы только майку твою и нашли. Всё пытались вспомнить насколько ты был пьян, чтобы утопиться. Ты хоть отдалённо представляешь, чтобы тогда с нами сделала Кушина-сама?

- Как видишь, я в норме, - скрыть раздражение в голосе никак не удаётся, он видит обиду в глазах друзей, они ведь так пеклись о нём, а получают только это. - Пошёл поплавать, а потом просто завис тут, на Луну засмотрелся, - выходит уже мягче, но для этого приходится приложить усилие. - Видать и правда перебрал.

Это их убеждает. Все расслабляются, говорят что-то про то, что собрались по домам, вот и стали искать, Наруто не слушает, он не может вспомнить, как надеть маску лучшего друга, девочка-призрак ослабила его защиту. Просто плетётся за ними, даже не надеясь высмотреть её на пляже, мелкая явно сбежала оттуда подальше, а если нет, что он сможет сделать? Подойти? Спросить, не хочет ли ещё как-нибудь повторить, а то уж больно приятно было забыться. Конечно нет, девочка-призрак должна остаться его личным. Наруто просто надеется, что она не окажется снова где-то в темноте, совсем одна, не все Ктулху, выплывающие из океана, оказываются такими джентльменами.

Но, ему не о чем волноваться, Хината успела на бегу надеть платье, даже думает, что уже пришла в норму, щёки перестали пылать, дыхание нормализовалось, она даже не успевает испугаться, когда кто-то хватает её ладошку. Хотя, мысль, что он отвязался от друзей и снова её нашёл успевает чётко сформироваться. От этого она впервые чувствует разочарование, когда видит перед собой гневное лицо Саске.

- Сдурела!? - все его страхи в интонации, но голос он не повышает. - Где ты была? Я пытался узнать у этих придурков, куда ты пошла и как давно тебя нет, но все только плечами пожимали. Джуго вообще всё это время думал, что ты его глюк.

- Извини, - спокойно отвечает Хината, то, что он там переживал, её сейчас не трогает, - просто устала сидеть на одном месте, решила походить по пляжу. Да, и свой напиток я так и не дождалась.

Саске выглядит ещё злым, но теперь и слегка виноватым. Картина вырисовывается не радужная - притащил её сюда чуть ли не силком, обещал, что повеселятся и хорошо проведут время вместе, а в итоге бросил.

- Я просто, - это всё, что он может сказать, но Хината и не хочет слушать какие-то оправдания.

- Всё это явно тлетворное влияние Какаши-сенсея, - она шутит, чтобы просто прекратить это, ей не нужны извинения, оправдания, даже его виноватый вид, всё это подождёт лучших времён, сейчас Хината слишком высоко себя ценит, чтобы унижать, принимая всё это за знаки каких-то сильных чувств. Сейчас её глаза видят слишком хорошо, а она вовсе не хочет видеть, как он делает для неё что-то просто потому, что так положено. Между друзьями. - Ты просто так меня искал, или что-то случилось?

- Подумал, что уже довольно поздно и можно двинуть домой?

- Да, - снова улыбаясь, говорит Хината, - кажется, я уже получила от этой вечеринки всё, что могла.

Саске думает, что это очередной сарказм, Хината это осознаёт, довольная, что он даже не представляет насколько не прав. Она и правда получила сегодня достаточно. Но это останется между ней и Ктулху. Блин, даже имени не узнала, а ведь стоило, хотя бы после того, как его язык попытался достать до её гланд. И, о чём только думала?

Двое уходят так же тихо, как пришли.

Большой компании друзей, предстоит долгий путь домой, под пересказы всего самого эпического, что сегодня произошло.

Но, только он и она уходят, думая про тайну, что разделили, про связь, которую чуть не установили. «Жаль» - мелькает в их мыслях. «Спасибо» появляется следом, они, такие далёкие, синхронно облизывают губы, думая, что на них всё ещё сохранился чужой вкус.

Глава 3. Ктулху и девочка-призрак. Часть 2.
***
- Чего это ты лыбишься, Лобастая? - с подозрением спрашивает Ино, внимательно всматриваясь в лицо подруги. Они толпой двигаются по узким улочкам Конохи, всем в одну сторону, все они друзья с детства, живут рядом, знают всё друг о друге, растут вместе, стараясь не думать об этом, слишком странно становится. После слов Ино, все глаза устремляются на Сакуру, которая резко теряется под таким пристальным вниманием.

- Что ты там плетёшь, Свинина, - стараясь не обращать внимания на заинтересованных друзей, обзывается Харуно, - уже и улыбнуться человеку нельзя.

- Улыбнуться можно, но то, что у тебя сейчас на лице, это скорее, - Ино задумывается, встряхивая блондинистой чёлкой, закрывшей глаз, - такое знаешь приторное выражение, будто ты умственно отсталая.

- О-о-о, - подначивает Киба, почуявший возможность отомстить за испорченную игру, кстати, его фрисби так и девалась куда-то, - может всё дело в том парне, к которому Сакура так неустанно клеилась весь вечер.

- У меня закрались такие же подозрения, господин Инузука, - соглашается Ино, довольная, что кто-то ещё не прочь постебать розоволосую.

- Идите вы лесом, - огрызается Сакура, чувствуя, что краснеет, а она таким никогда не страдала. - Сама-то кого только не пыталась склеить, но что-то никто не позарился, - выговаривает она подруге, метая молнии взглядом. - А, про тебя я вообще молчу, кроме пса своего вообще никого не видишь кругом, много ты понимаешь.

Друзьям бы обидеться, но сложно это сделать, когда вечно непробиваемая для таких подколов, Харуно реагирует, как маленькая, кто знает, когда им ещё удастся вывести её из равновесия. Не всё же ей веселиться. Ино и Киба быстро переманивают на свою сторону Чоджи с Каруи, идущих в обнимку и до этого полностью безучастных к разговору друзей. Сакура буквально готова разорвать всех голыми руками, она и подумать не могла, что, оказывается, все обратили внимание на неё в тот момент. Она-то была полностью уверенна, что пока общалась с Саске (даже в своих мыслях она произносит его имя с придыханием, готовая снова лыбится вовсю) все люди куда-то испарились, они были там одни.

В этой новой забаве, не участвуют лишь двое, что медленно плетутся позади веселящейся компании. Наруто и Шикамару как-то сразу отстали, блондину хотелось тишины, а для Шики разговор после выматывающей вечеринки явно показался бы чем-то проблематичным. Узумаки малость просчитался.

- Ты какой-то тихий, - произнёс Нара, выпуская клубы сизого дыма в ночное небо, не то чтобы он уже конкретно подсел на это дело, но одолжить парочку у отца мог, а сегодня точно знал, что понадобится.

- Устал, наверное, - Наруто было не очень приятно, что друг может увидеть его таким, но зачем притворятся, если Шикамару уже итак видит, что с ним что-то не так. - Не бери в голову, посплю и всё пройдёт.

- Я не стал говорить при всех, - Узумаки напрягся, мало того, что Нара сам начал разговор, так он ещё и ведёт к чему-то, а это может быть проблемой, Наруто большую часть времени старался просто не думать, как много понимает его слишком ленивый, но чертовски гениальный друг. - Мы, должно быть, помешали чему-то, там, на пляже?

Узумаки не удивился такому вопросу, ухмыльнулся, раздумывая, как много хочет рассказать, и как много Шикамару итак давно понял. Порой Наруто был уверен, что может взвалить на плечи ленивого друга чуть больше своих секретов, но до сих пор не набрался для этого храбрости.

- Ничего серьёзного, - наконец ответил Наруто, - просто случайная встреча, знаешь, думаю, всё это мне лишь привиделось.

- Хм, - всё, что произнёс в ответ Шикамару, продолжая затягиваться. Дальше они шли молча, Наруто явно был не настроен на долгое общение, а Шикамару был удовлетворён своими наблюдениями за другом, он был слегка мрачен, но это явно поправимо. Шикамару ни с кем никогда не делился тем, что подмечал, только складировал всё новые и новые знания, надеясь, что его вмешательство не понадобиться. Кто знает, люди в их возрасте слишком проблематичные, слишком впечатлительные, слишком зависимые от чужого мнения. А, он просто смотрит, чтобы знать, что всё в норме. Насколько жизнь перед восемнадцатилетием вообще может быть нормальной.

Каруи проводили первой, она жила в доме на две семьи с большим крыльцом и лампочкой над дверью, свет оставили включённым, ждали, когда блудная дочь явится домой. Пришлось ещё долго делать вид, что нет никакой неловкости от их прощальных поцелуев с Чоджи. Эти двое сошлись в начале лета, ещё до окончания триместра, никто не знал, как надолго, но пора у них была до сих пор трогательно-романтичная, когда все мысли только об одном человеке, когда всё время чувствуешь это предвкушение очередной встречи.

- Давай, Ромео, мы не можем смотреть на это всю ночь, - поторопил друга Шикамару, единственный, кто мог хоть как-то влиять на Чоджи.

- В следующий раз мы потребуем с них деньги за билет, - оставляя последний поцелуй на пухлой щеке Чоджи, смеясь сказала Каруи, отпуская наконец своего парня. Помахала на прощание всем и скрылась за дверью. Свет на крыльце тут же погас.

Киба и Акамару откололись следующими, семья Инузука держала питомник, так что жила далеко от центра и даже за спальными районами, друзья предложили проводить их немного, но Киба лишь махнул рукой, потрусив к дому, Акамару был рад легкой пробежке перед сном.

Остальные продолжили путь в их обветшалый, но такой уютный район, знакомый с самого детства, помнящий все их шалости, бережно хранящий каждую историю. Шикамару и Чоджи попрощались у многоэтажки на границе районов, остальные двинулись через сквер, у квартиры Ино девчонки обнялись, Сакура пообещала ещё написать «кое-что», Наруто терпеливо ждал подругу.

Они поднялись на свой этаж, Сакура чувствовала странную неловкость, чего раньше не бывало в обществе Наруто, но сегодня будто что-то сместилось, она чувствовала за собой какую-то вину, хотя ничего не сделала. Помялась на пороге, теребя ключи. Наруто ждал, что она что-нибудь скажет, но подруга только махнула рукой, предпочтя спрятаться от слишком ярких, в свете подъездной лампочки, голубых глаз. Узумаки горько усмехнулся, когда Сакура закрыла дверь. Завтра ещё не пришло, а всё уже слишком изменилось.

В квартире было тихо, все давно спали, горел тусклый свет на кухонных шкафчиках. Наруто не чувствовал голода, смывать песок и соль было лень, он решил, что хочет только свою подушку и ни о чём не думать.

Подушка приняла его в свои тёплые объятия, но мысли не могли угомониться. Мелькали странные образы, Сакура и её новый знакомый, девочка-призрак, всё перемешивалось, он видел, как целует Сакуру, как парень в дорогой рубашке прижимает к себе девочку-призрака, потом всё вставало на свои места, почему-то после этого становилось спокойнее. Он ворочался, когда видел Сакуру, которая говорила, что любит его, во сне он очень этого боялся, но сегодня пришла девочка-призрак, взяла его за руку, сказала, что поможет прогнать монстра. Наруто решил, что она про Сакуру, но никакой Сакуры рядом не было, был только чудовищный Ктулху, желавший утащить его в толщи ледяной воды.

- Наруто! - прохрипел монстр, от этого Узумаки проснулся, чувствуя, что сердце бьётся во всем теле. - Наруто! - Теперь ему стало реально страшно, ведь Ктулху снова заговорил. Реально. - Ты, что уже спишь? Наруто, блин!

- Чё? Сакура? - и, правда оказалась она, стояла у себя на балконе, пытаясь докричаться до друга в его распахнутую балконную дверь.

- Мне надо поговорить, - он услышал какую-то скулящую нотку в её голосе, совсем не в стиле Сакуры. Поднялся с постели, пытаясь стряхнуть пелену с глаз, пол холодил ступни, а сердце всё никак не хотело успокаиваться.

- Что такое? - Наруто показался на балконе в одних трусах, всё ещё потирая глаза и вообще мало чего соображая. - Бля, Сакура, это не могло подождать до завтра?

- Нет, - обиженно прошептала она, складывая руки на груди, надув губы, как маленькая. - Если бы могло, я бы подождала, что я совсем дура по-твоему?

- Ты перейдёшь к сути или и дальше будешь читать мне нотации? - Узумаки был вот совсем не в настроении для этого разговора, он ждал его ещё раньше, но когда Сакура предпочла игнорировать эту тему он ожидал, что разговор перенесётся, что у него будет время к этому подготовиться. Сакура такая Сакура, подумал он. Ничего не может сделать нормально, никогда не думает, как это скажется на нём.

- Короче, - начала она, нервно переступая с ноги на ногу, в глаза Наруто она не смотрела. Да и продолжать не стала, зависнув минут на пять, Наруто почувствовал, что снова засыпает.

- Да, - взбодрившись парой шлепков по щекам, сказал Узумаки, - короче уже просто некуда.

- В парне дело, - буркнула Сакура, как-то злобно зыркнув на друга, - доволен?

- Не знаю, а должен быть? Думаешь, он в моём вкусе?

- Что ты мелишь? - возмутилась Сакура, кажется забыв о нервозности.

- Не знаю, а что я должен сказать, ты же ничего толком объяснить не можешь, - весь нерв вылился в какое-то раздражение, Наруто не хотел ни этого разговора, ни видеть Сакуру, вообще ничего, хотя…он бы с радостью вернулся на пляж, чтобы грудь девочки-призрака снова к нему прижималась, в тот момент он мог поверить, что страдать ему не придётся.

- Да, извини, ты прав. Не знаю, что я пытаюсь тебе сказать.

Наруто тяжело вздохнул, уселся в своё кресло-мешок, спустив ноги через решётки, вдалеке виднелись огни районов Конохи, которые никогда не спят.

- Просто начни с начала, - вот и полная, бесповоротная капитуляция. Он признаёт себя её лучшим другом, готовым всегда подставить плечо. Вероятно, это его проклятие. Отвергнутый? По всем статьям.

- Ну, - Сакура придвинула плетёное кресло, удобно в нём устроилась, закинув ноги на перила балкона, глаза устремлены куда-то далеко, в тёмный космос. - Не знаю, видел ты, или нет, но я сегодня случайно столкнулась кое с кем. Собственно, из-за него я и пропадала весь вечер, если ты заметил, - она сделала на этом упор, словно обвиняя Наруто в чём-то, он предпочёл не реагировать. - Это было странно. Я имею ввиду, что обычно парни не цепляют меня так быстро, но тут, будто током ударило. Он оказался таким…это что-то…ты понимаешь?

Куда ему понять такое. В голове роились не самые приятные слова в её адрес, Наруто не мог в этом разобраться, но сейчас, когда она так описывает свои эмоции от мимолётной встречи с тем красавчиком, всё, что он может испытывать - жгущую, всепоглощающую ненависть к ней. Разве так можно? Она же друг, она не виновата. Логика дело хорошее, но она не способна победить его ненависть. Поэтому он просто кивает, надеясь, что она поймёт - он готов слушать дальше.

- Мы весь вечер проговорили, всё было так хорошо, я раньше не понимала, как это, когда хочешь остановить момент…

«Заткнись!».

-…прогулялись по пляжу, он выглядит замкнутым и холодным, но это не так, на самом деле, думаю он…

«Заткнись!».

-…даже рассмешил меня, реально, хотя я и боялась, что придётся использовать этот кокетливый фальшивый смех, знаешь ведь, что у меня плохо с юмором, к которому я не привыкла, вечно что-то не так пойму…

«Заткнись!».

-…такой глубокий, а глаза, и он так мило наплевал на свою рубашку, но я-то знаю, что ему не плевать, и это тоже мило…

«Заткнись!».

-…продлить это, стало так страшно, накрыло, как волна, я так испугалась, как никогда в жизни. И, сейчас до сих пор боюсь. Что мне делать, как думаешь?

«Заткнись!».

Наруто прокручивал в голове всё, что она сказала, каждую ебучую мелочь, ненавидя всё это, и её, и себя, и то, что собирался сделать. Это ведь он, поворотный момент, сейчас или никогда, между жизнью и смертью. Он знает, что давно решил, как поступить, но легче от этого не стало.

- Мы здесь ради таких моментов, Сакура, - очень тихо произнёс Наруто, пытаясь туже стянуть бинты, одолженные его сердцу девочкой-призраком, - ты лучше меня знаешь, что глупо бояться этого, и мой совет тебе был не нужен. Ты знаешь, чего хочешь, не так ли? - он резко повернулся к ней, заглядывая в глаза, хотел, чтобы она услышала скрытый смысл в его словах, вдруг, резко осознала, что он тут, рядом, что всё это время это был он. Только он.

- Я не хочу, чтобы у нас всё закончилось даже не начавшись, - улыбаясь ответила Сакура, отвечая на его взгляд, но Наруто сразу понял, что смотря на него - она видит что-то своем другое. - Хочу знать, что из этого может выйти.

Она расслабилась, всё встало на свои места.

- Спасибо, - Сакура была такой искренне благодарной, бинты уже не справлялись, всё летело к чертям. Он будет гореть в аду. Ради неё. Из-за неё. - Я знала к кому обратиться. Люблю тебя.

Вот и всё. Уже ничто не спасёт, он медленно истечёт кровью прямо у неё под боком, но она этого не увидит. Пройдёт мимо, в свою новую жизнь. С кем-то другим, кто ей не друг. Он знает, что она уже ушла, что не видит, как он отчаянно зажимает рану в сердце, но разве кровь этим остановишь, она сочится сквозь его пальцы. Она где-то там, грезит о другом, а он тут, побитый пёс, брошенный. Навсегда…

отвергнутый.

***

Саске и Хината медленно проходят квартал за кварталом, их окружает комфортная, обычная для них, тишина, только асфальт поёт на разный мотив под их подошвами. Хината считает дома, в которых ещё горит свет, потом кружки света от фонарей, мимо которых они проходят, проезжающие автомобили. Считает, сохраняет, занимает всю память ненужными вещами, лишь бы не думать о Саске. Она же видит, что он почти готов к разговору, которого она боится, которого хочет избежать. Хината хочет домой, хочет спрятаться за наушниками, ещё пофантазировать о парне с пляжа, просто чтобы напомнить себе - это было на самом деле.

Она отмечает, что они идут в ногу, он левой, она левой, это отвлекает и забавляет. Их руки легко касаются, иногда, может просто Земля слишком резко поворачивает в это время, Хината не знает почему не может сделать шаг в сторону, чтобы это прекратить. Ей не хочется касаться его, не сейчас, когда знает - он думает о другой.

И, он думает. Вперемешку с мрачными мыслями о подруге, что понуро плетётся рядом. Его мучает совесть, омрачая мысли о Сакуре (он не может поверить, что его зацепила такая странная девушка, девушка с розовыми волосами и цветочным именем, совсем не его типаж). Саске пытается взвесить его новое знакомство и его ценность, в сравнении с вечером, который мог провести с Хинатой и никого не встречать. Его накрывает ненависть к себе, ведь он признаёт, что ничего бы не изменил.

- Прости меня, - чтобы сказать это, он шагает её наперерез, заставляя затормозить, смотрит в глаза, хватаясь за плечи подруги, просто чтобы она поняла, как он серьёзен.

- О, ками, за что? - Хината правда не понимает, извиняться за то, что бросил на пару часов во время тупой вечеринки, кажется ей полной глупостью, она же знает, что он не будет извиняться, когда разобьёт ей сердце.

- Я дал обещание, а сам всё испортил, затащил тебя на эту глупую тусовку, бросил, даже напиток не донёс.

- Я ведь уже сказала, что всё это ерунда, - улыбаясь ему, ответила Хината, - а, ты знаешь, что я не разбрасываюсь ерундой на ветер. Просто забудь, я вот уже забыла. Тусовка, какая тусовка? Как мы вообще оказались здесь?

Саске усмехается, думая, что у них снова всё в норме. Она это видит и довольна результатом, но знает, что никакой нормы больше не будет. Дальше его путь будет всё больше удаляться от её, пока не повернёт в противоположную сторону, оставляя Хинату совсем одну.

- Я тебя не заслуживаю, - он продолжает путь, а она впервые за долгое время с ним полностью согласна. Конечно не достоин, ведь она не страшная, и сиськи у неё офигенные, а ещё её нужно целовать, ею нужно любоваться в свете Луны. Хинату заполняет странная ненависть к лучшему другу, когда она пытается представить, что же он видит, когда смотрит на неё. Кого-то настолько странного, за кого он чувствует ответственность из-за долгого знакомства? Бесполое существо, годящееся только для того, чтобы быть рядом, когда нужно?

«Друг».

Хината сжимает кулаки до того, что на ладошке остаются глубокие следы от коротких ногтей. Идиотское слово, его необходимо запретить Женевской конвенцией. Разве никто не видит, как оно ущемляет её права? Право на любовь, на желанность, на грёбаные горячие поцелуи.

- Ты хоть не много довольна, что оказалась сегодня на пляже? - Саске совсем спокоен, статус-кво, в его понятии, полностью возвращён.

- Я так отчаянно сосалась с одним незнакомцем на пляже, что ты даже представить себе не можешь степень моего довольства.

- Так что? - вновь подал голос Саске.

- Что? - тупо переспросила Хината, глядя на друга.

- Я спросил довольна ли ты вечером? - повторил он, странно поглядывая в её сторону. - Ты меня вообще слушаешь?

«Чёрт, я не сказала этого вслух?».

А, как бы ей хотелось, Хината сама испугалась от силы этого желания, но она прекрасно знает, что никогда не станет способной на такое.

«Разве?»

Вопрос прозвучал в её голове слишком громко, вот только задан был чужим голосом. Мужским, способным тихо и сексуально шептать, так что колени подкашиваются, а ещё дико визжать, как маленькая девочка.

Хината подумала о том, как забралась в холодную воду, а ведь считала, что не способна на такое, так может её внутренний Ктулху прав и она способна на большее, чем может вообразить, чем позволяет себе? Какие же глупости лезут ей в голову, конечно она сделала глупость там, на пляже, ведь он держал её за руку, вёл за собой, держал. Без него, сейчас, она снова стала эмоциональной калекой, способной лишь на…

- Ну, да, всё было более-менее, - гениально просто, и так смело, что какие-нибудь куноичи древности ею бы сейчас возгордились.

- Рад это слышать, - Хината смотрит на него, понимая, что это правда, он всем доволен, он рад. Он победил её. Снова. И уже готов добить, чтобы не мучилась. - Я хотел ещё кое-что обсудить, - непроницаемая маска уверенности и спокойствия трещит по швам. Вот оно, начинается.

- Что же? - Хината чувствует, как трясутся пальцы, хотелось бы спрятать руки в карманы, но их нет, приходится крепко схватиться за ремешки рюкзака. Она думает о вероятности, что земля разверзнется и поглотит её. Ну, сколько, половина от четверти процента?

- Не знаю даже, как начать, - Саске замялся, понимая, что правда не знает, да он даже не знает зачем хочет это обсудить, у него были девушки, с некоторыми он даже официально встречался, но никогда не торопился всё рассказывать Хинате, не видел в этом нужды. А, теперь увидел, и это его напрягло.

- Просто скажи и всё. Как пластырь сорвать.

- Дело в девушке.

- И?

«Молчи!».

- Мы столкнулись на пляже. Не знаю видела ты, или нет, это она разлила пиво, которое я тебе нёс, извини. Так мы как-то и разговорились. Совсем потерял счёт времени, будто перенёсся куда-то далеко…

«Молчи!».

-…плевать ведь обычно, вообще-то всегда так было, не уверен, что я когда-то задумывался о своих чувствах, выбирал менее бесячих, наверное…

«Молчи!».

-…просто говорить, просто слушать, так обычно и не обычно одновременно. Она так забавно смущалась меня порой, но никакого кокетства. Никакого притворства, ты же знаешь, как меня это бесит…

«Молчи!».

-…это чувство, когда ты действительно важен, ты сам без всяких оговорок, она дала мне это, всего на пару часов, но всё же. Это, как у меня с тобой, понимаешь, но на каком-то другом уровне…

«Молчи!».

-…подумал, а не слишком ли быстро это всё, это меня смутило, до сих пор смущает. Вдруг это просто стечение обстоятельств такое, и больше ничего. Если мне всё привиделось? Ты же знаешь, как я боюсь привязаться к кому-то не тому. Что мне с этим делать?

«Молчи!».

Хината хотела бы найти какой-то подвох, но она ещё до начала этого разговора знала, что никогда не сможет сделать ему больно. Уже тогда понимала, что скажет, каким будет этот совет. Слова, что отравят её душу, вырвут сердце из груди, оставят лишь пустую оболочку.

- Ты ещё никогда ни о ком так не говорил, - её голос тих, но крепок, её лучший друг ждёт, что она разобьёт все его сомнения, разве можно его подвести, - как ты там мне сказал? Боишься, что я что-то упущу, а сам не боишься значит? Ты прекрасно знаешь, что такое нельзя упускать, жалость потом отравит всю твою жизнь.

- Спасибо, - она слышит это дурацкое облегчение в его голосе. - Так и думал, что разговор с тобой мне поможет. За это я тебя и люблю.

Хорошо, что он говорит это, когда они стоят перед её калиткой, она легко улыбается, стараясь не развалиться на части пока он смотрит ей в глаза. Говорит ещё что-то в стиле для чего ещё нужны друзья, ссылается на усталость и желание вытряхнуть из трусов песок. Он смеётся, считая себя не только победителем, но и обладателем мирового рекорда, чувство всесильности ему идёт. Она убегает, пока отчаяние её не поглотило, у него на глазах.

Горячая вода смывает соль и песок, обжигает нежную кожу, оставляя красные следы. Боль успокаивает, она её заслужила, боль тела помогает не думать о развалинах в грудной клетке. Её сердце - чёрная дыра, она засасывает всё, что вокруг, она чувствует, как ломаются рёбра, сейчас они проткнут её легкие, позволяя сбежать от дальнейшей боли. В конце концов, всё её тело окажется внутри сердца, останется лишь этот глупый орган, может оно будет ещё биться, когда кто-нибудь её обнаружит. Кто-нибудь вооружённый карандашом, чтобы прекратить её остатки страдания, как в «От заката до рассвета». Она это заслужила, разве нет? Такой нечисти нечего делать в этом мире, все её части должны быть уничтожены, чтобы случайное, ничего не значащее слово Саске не смогло воскресить её вновь. Чтобы снова и снова убивать.

Кожа на пальцах уже сморщилась, а она всё ещё не чувствует тепла, делает воду ещё теплее, но внутри только противный холод. Пустота и обречённость. Она хочет ещё мгновение погреться в ледяных водах океана, где есть рука, за которую можно держаться. Рядом с ним было теплее, чем сейчас. Почему он не может просто появиться из воздуха и спасти её?

Хината кутается в одеяло и плед, но всё равно не может согреться. Смотрит на наушники, но не может представить, чтобы доверить всё это музыке - она такого не заслужила. Она старый друг, который спасает от одиночества, но заставлять её терпеть кого-то настолько опустошённого не честно. Её души сейчас здесь нет, она покинула тело и не сможет отозваться на ласковые объятия мелодии. Хината осталась одна.

Она на автомате достаёт телефон, тело помнит, что давало слово. Руки нажимают на крохотные буковки, собираются слова, она их не разбирает, но отправляет.

Дома. Всё хорошо. Доброй ночи.

Раздаётся писк, Хината вздрагивает, чуть всплывая из своей пучины отчаяния. Телефон в руках мигает синим огоньком. Сообщение.

Молодец, что написала. Надеюсь хорошо провела время. Скучаю. Доброй ночи.

Она впитывает каждое слово.

- Неджи, - слова тише шепота, но она знает, что произнесла имя брата, оно действует, как заклинание, чуть прогоняет тьму. Появляется надежда, что больнее, чем сейчас уже не будет.

Раз она ещё здесь, то завтра может быть совсем не таким страшным, с разбитым сердцем можно существовать, вполне сносно, как говорят. Она попробует, другого выхода просто нет, она посмотрит, как он станет счастливым, как уйдёт от неё навсегда. Она улыбнётся ему на прощание. С надеждой увидеть его понимание - он всё время искал то, что давно было у него под носом. Она будет падать и подниматься, теряя себя всё больше и больше. Может Ктулху был не так уж не прав. Она - Хонэ-Онна, уже давно, но поняла только сейчас, когда увидела всё так чётко.

Девочка-призрак, как её любить кому-то? Все её давно отпустили, это всё её вина, что она не способна сделать так же. Лишь тень, воспоминание, тихий шёпот. Её тело давно закопано, никто не зовёт её дух, фотографии с ней сняты с полок, нет никого, кто хранил бы память о ней. Жаль, что сердце этого понять не может, обливается кровью, оплакивая её, навсегда…

отвергнутую.



Прочитали?
5
Рита РомановаВаулина ДианаЯни ХьюгаЕв МихНана Одзава


Нравится!
5
Не нравится...
0
Просмотров
855
Оценка материала: 5.00 Отвергнутые. Глава 3 5.00 0.00 5 5
120 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма , AU , Романтика , Гет 
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?
Одобрил(а): Александр 22 декабря 2021г. в 16:33
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

0 комментариев

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
 

 



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже