Отвергнутые. Глава 2

Шапка фанфика
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма, AU, Романтика, Гет
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Глава 2. Столкновение. Часть 1.
***
Минато проснулся без будильника, как обычно, не было и семи, долгая работа в школе оставила следы на всех его привычках. Кушина мирно посапывала рядом, раскинувшись на кровати, как морская звезда, ему пришлось приложить не дюжую ловкость, чтобы аккуратно выбраться из-под неё, не потревожив. Раньше полудня жена работать не начинает, а значит имеет права поспать подольше.
Он оделся в любимый синий спортивный костюм, укрыл спящую жену одеялом, которое она скинула ворочаясь ночью, оставил едва ощутимый поцелуй на её щеке и пошёл будить сына.
Для Минато часто становилось неким диссонансом наблюдение за собственным сыном, вот как сейчас. Наруто был его копией, но поза звезды и одеяло, наполовину оказавшееся на полу - всё было от Кушины. Он был их совместным продолжением, доказательством их любви, тем, кто останется, когда их не будет.
Как учитель, Минато полагал, что оставил достаточно следов в неокрепших умах своих учеников, возможно, многие из них выбрали свой жизненный путь следую его советам. Один из его учеников даже пошёл по стопам учителя и сейчас преподавал с ним в одной школе. Такая возможность - оставить след, и привела Минато в преподавание, но, когда родился Наруто всё это стало таким не важным, ведь теперь был он, тот кого создал Минато, кто создаст кого-то другого, делая его, Минато, бессмертным. Ни одним из своих трудовых достижений, доставшихся потом и кровью, он не гордился так, как своим сыном. Вот этим храпящим оболтусом в трусах с сердечками, который никак не хочет просыпаться.
- Наруто! Подъём! - самым громким шёпотом зовёт Минато, тряся сына за плечо.
- Девочки, меня на всех хватит, - бубнит Наруто, сильнее обнимая подушку.
- Мне придётся попросить Кушину тебя разбудить, — это всегда работает, как бы крепко сын не спал, и сколько бы девчонок ему не снилось.
- А? Что? Я не спал, чес слово, - встрепенулся Наруто, ну, если можно так сказать про его манеру «восставать» из постели, как граф Дракула.
- Просыпайся, собирайся, а я пока приготовлю завтрак.
Наруто остался сидеть на своей кровати, сгорбившись, в тщетных попытках разлепить глаза. Быть бодрым по утрам не входит в набор его базовых опций. Но постепенно сознание прояснилось, он снова начал воспринимать своё тело, так что смог спустить ноги на прохладный пол и даже вслепую дотопать до ванной.
Холодный душ, очень холодный душ отлично взбодрил сонного Узумаки, так, что рамен не успел завариться, а он уже сидел перед отцом за столом полностью собранный, предвкушая отличный день и ещё более многообещающий вечер.
- Итадакимас! - произнесли отец и сын одновременно, поклонившись друг другу, схватились за палочки и принялись за свой завтрак.
Когда с едой и крепким зелёным чаем с цитрусами было покончено, а кухне возвращён первозданный порядок, Наруто с Минато надели свои одинаковый тёмно-зелёные жилеты для рыбалки, с кучей карманов, взяли рюкзаки, собранные со вчерашнего вечера, и медленно вышли в разгорающееся утро.
Город только просыпался, на улицах было почти безлюдно, Наруто щурился, смотря на солнце, рюкзак за спиной слегка подпрыгивал от его бойкого, пружинистого шага. Минато приветствовал немногочисленных прохожих, зная всех по именам, они улыбались солнечным блондинам, желая хорошего улова. Даже успел пообещать часть добычи двум древним старикам, с утра пораньше собравшимся в сквере в центре их жилого района, сыграть партию в шоги.
Пирон, с которого они всегда уезжали на электричке, если собирались рыбачить на реке Нака, а не с набережной в заливе, находилась в конце квартала, всего в десяти минутах ходьбы от дома, так что Наруто не успел толком размять ноги, а они уже были на месте. Кроме них было ещё пару рыбаков-одиночек, и девушка лет двадцати с лишним, судя по виду, возвращающаяся с бурного свидания, пронёсшаяся электричка подхватила подол её жёлтого платья. Наруто невольно засмотрелся на стройные ноги, но тут же себя одёрнул, сейчас для этого не время.
Всю дорогу Узумаки смотрел в окно, на проносящуюся мимо Коноху - такие же дешёвые районы с многоквартирными домами, в каком он жил с семьёй, бизнес-центр с высокими, блестящими на солнце небоскрёбами, рынок, где мама держала свою забегаловку, по-настоящему японский район с традиционными домами, будто в них всё ещё живут самураи и гейши, огромный парк, плавно перетекающий в лес, окруживший Коноху с юга. Его город, его дом.
Они вышли на последней станции, за которой уже начинался лес и смело пошли по вытоптанной тропинке. Коноха не была гигантским мегаполисом, страдающим от смога и выхлопных газов, но здесь, вдали от цивилизации и людей всё равно дышалось легче. Тропка закончилась берегом реки Нака, прозрачная вода поблёскивала на солнце, рыба охотно выпрыгивала из неё, будто была уверенна, что в такое дикое место никто не придёт.
Отец и сын скинули рюкзаки там, где было сухо, разобрали снасти, устроились на крупных валунах, обрамляющих берег реки и синхронно закинули удочки.
- Спасибо, что согласился составить мне компанию сегодня, Наруто, - спустя некоторое время комфортной тишины, подал голос Минато. - У тебя ведь сегодня встреча с друзьями, наверное, я спутал тебе все карты.
- А, да, не, ерунда, - бодро ответил Наруто, - я бы ни на что не променял время с тобой, старик, ты же знаешь.
Сын сказал это так легко и просто, слегка потрясая удочкой, чтобы привлечь внимание хитрой рыбы. Минато в его возрасте уже не был таким прямолинейным, а уж о том, чтобы сказать о своих чувствах отцу, вот так просто, вообще речи не шло. Джирайю бы хватил удар, заяви ему сын такое.
- Рад это слышать, я-то опасался, что как только тебя начнут интересовать девочки придётся с боем отвоёвывать твоё время.
- Хах, в таком случае ты должен был начать ещё когда мне стукнуло пять, - нахально улыбаясь, ответил Наруто. Минато проворчал что-то невнятное о плохом влиянии материнского характера, который оказался сильнее любого воспитания. - Только при маме такое не ляпни, не хочу отскребать тебя от стены.
- За кого ты меня принимаешь? За дилетанта? Я не какой-нибудь камикадзе, чтобы злить твою маму.
- Ну, не знаю, вдруг тебе такое нравится, - вполне серьёзно заявил Наруто, прежде чем заржать на весь лес, спугнув нескольких птиц.
- Рыбу распугаешь, шутник, - наигранно-строгим тоном сказал Минато, - и, вообще, кто тебя научил говорить такое отцу, где твоё уважение?
- Кто, кто, ясное дело кто, тот же старик-извращенец, который и тебя воспитывал, - Наруто было так легко и комфортно, что он никак не мог успокоить свою весёлость.
- Не называй так деда, - почти шокировано прикрикнул Минато, почти, - хотя бы на людях.
- Тебе не кажется, что для этого слишком поздно? - скептически изогнув светлую бровь, спросил Наруто. - Его книжки даже Какаши-сенсей читает, и это я молчу о том, что они с баа-чан творят у себя в инстаграме. Ты видел их фотки из Негрила?
- Ты же знаешь, что я не такой продвинутый в этом плане, как твой дед, - неуверенно ответил Минато, - но я в курсе, что они сейчас на Ямайке. Неужели они там выложили слишком откровенные фотографии с пляжа?
- Что ты знаешь про Гедонизм?
- Про учение о высшем благе и смысле жизни в удовольствиях? - совсем сбитый с толку, ответил Минато.
- Ага, почти, - едва сдерживая смех, произнёс Наруто, - про отель на Ямайке, где никто не ходит в одежде, а единственное развлечение - это секс, всегда и везде. Он, кстати, входит в топ-10 лучших мест для секс-туризма, можешь взять на заметку.
Кажется, Минато выпал в осадок от слов сына, но постарался быстро взять себя в руки и даже начать отчитывать нерадивого отпрыска, чтобы тот хоть делал вид перед отцом, что не знает о таких вещах. Однако, когда смысл сказанного дошёл до него, да ещё всё это связалось в одну картину с его родителями, а воображение нарисовало пару вариантов тех самых фото, которые теперь находятся на просторах интернета, вот тогда Минато действительно выпал в осадок.
- Пап? - неуверенно начал Наруто, помахав рукой перед лицом отца, тот, к слову, был бледнее мела и отдельные части его всегда беззаботного лица забавно подрагивали, - у тебя же не инсульт, правда?
- О, ками, - наконец ожил Минато, — это так…
- В их стиле? - подсказал Наруто, видя, что с отцом всё нормально. Минато не осталось ничего другого, как согласиться. И, возможно, самую малость порадоваться, что даже спустя сорок лет совместной жизни, его родители не растеряли запал страсти. - Это ведь похвально, даже завидно не много. Кажется, у меня должна быть хорошая предрасположенность к долгой и счастливой любви.
Последнее замечание сына окончательно привело Минато в чувство.
- Ты часто думаешь об этом?
- Не-то чтобы, - замялся Наруто, - просто, когда вокруг столько доказательств такой сильной и долгой любви, да ещё всё они твои родственники, ну, сам понимаешь, начинаешь анализировать это дело.
Минато вгляделся в задумчивое лицо сына, весёлость и беззаботность испарились, он смотрел на воду, не обращая внимание на грустный взгляд отца. Намиказе не мог сказать точно, но что-то ему подсказывало, что сына тяготит неразделённое чувство. Причина его собственной грусти за сына была вызвана вовсе не этим фактом, он знал, что торопить любовь нельзя - она сама догонит Наруто, когда тот будет готов, беспокоило его на кого эти чувства были направленны.
Кушина, с присущей ей бесцеремонностью, часто заводила с мужем разговоры о личной жизни сына. Да, он обсудил с ним секс и важность предохранения, обоюдного согласия и взаимоуважения, то, что его семнадцатилетний сын ведёт активную сексуальную жизнь было диким только первое время, но от этого деваться некуда и Минато быстро вновь начал видеть в маленьком мужчине своего маленького ребёнка. Кушину же интересовало не что он делает, а с кем, чаще всего возникало имя милой соседской девчонки, дочки их хороших друзей, Сакуры Харуно, с которой Наруто ведёт дружбу чуть ли не с пелёнок.
Минато знал Сакуру очень хорошо, как сосед, как друг семьи, как сенсей, и понимал, почему Кушина так хочет, чтобы их сын связал с ней свою жизнь. Бойкая, шумная, с необычной внешностью, она была копией самой жены Минато. Сакура могла быть очень заботливой, целеустремлённой, но при этом вспыльчивой и даже жестокой. Но, Минато и сам давно жил с такой женщиной, вероятно именно поэтому…он такого союза не желал.
Конечно, вслух ничего такого Намиказе не произносил, и, если бы сын привёл Сакуру в дом, как свою невесту, выбор сына принял и был бы искренне рад, что Наруто не будет один. Но…
Пока никаких предпосылок для такого развития событий не было, а Минато всё надеялся, что путь сына непременно приведёт его к той, кто будет дополнять его, составит с ним гармоничный союз. Кушина видела в Наруто Минато лишь потому, что смотрела в похожие лица и естественно верила, что ему нужна его собственная Кушина, чтобы быть счастливым всю оставшуюся жизнь, но его горячо любимая жена часто забывала, что сын их похож на неё куда больше, чем на отца. Не смотря на ясные голубые глаза и тронутую солнцем непослушную шевелюру, внутри Наруто был истинным Узумаки - неконтролируемым ураганом, поэтому всё, чего желал для него Минато - тихой гавани. Вот только, сможет ли он разглядеть её, если уже отдал своё сердце соседской девчонки, которая видит в неугомонном блондине только друга и брата.
- Вот, что я тебе скажу сын, не ищи её, не торопи, чтобы пришла, не зови, не умоляй спасти тебя от одиночества, просто впусти её в сердце, когда она окажется на твоём пороге.
- Хонэн? - пытаясь не показать отцу, как сильно его слова запали ему в душу, попытался пошутить Наруто, вспомнив имя только одного японского философа.
- Минато Намиказе, - гордо произнёс отец, потрепав сына по голове. - Эй, кажется, у тебя клюёт!
***
- Ваше произношение всё ещё оставляет желать лучшего, - ничего не выражающим тоном произнесла Нацу, оставляя младшую Хьюга в одиночестве. Ханаби дождалась, когда шаги няньки совсем стихнут и только тогда зашвырнула учебник по английскому куда-то в угол комнаты.
- Ваше произношение, бла-бла-бла, - скорчила недовольную моську Ханаби, передразнивая ненавистную учительницу. - Твоё существование может тоже заставляет меня желать лучшего, метеорита на твою глупую голову.
Нацу была Хьюга, но, как говорил отец «отростком совсем другого дерева», так что вероятно родственниками по крови они уже могли не быть, появилась она в их доме, когда Ханаби было четыре. Вообще-то, Нацу должна была больше внимания уделять старшей Хьюга, но та могла часами просто молчать, никак не реагирую на новую няньку, и даже сбежать в лес, который начинался сразу за районом Сато, в котором они живут. Отец тогда быстро сдался, переключив всё внимание Нацу на младшую дочь, и вот уже десять лет Ханаби находится под бдительным надзором, прекрасно понимая, что главная цель глупой няньки стать настоящей Хьюга и остаться в этом доме навсегда, но уже на правах законной хозяйки. Не удивительно, что она так старается сделать Ханаби идеальной.
Суббота, только за полдень, а Ханаби уже чувствует себя полностью разбитой, и это ещё школа не началась. В комнате душно, голова словно квадратная и невыносимо тяжёлая, как же хочется дать ей хоть минуту отдыха.
Снова приближаются шаги, Ханаби напрягается, понимает, что учебник вернуть на место уже не успеет. Нацу стоит на пороге комнаты воспитанницы с сумкой в руках, переодетая в деловой брючный костюм.
- Хиаши-сама дал мне несколько поручений на сегодня, - голос назидательный, будто говорит о том, что когда-нибудь и Ханаби удостоится такой чести, как поручение от собственного отца. Нацу косит взгляд в сторону брошенного учебника, но никак это не комментирует, ей на руку, что подопечная всё ещё так не идеальна. - Потратьте время, пока меня нет с пользой, Ханаби-сама.
- Да, Нацу-сан, - в тон ей, ответила младшая Хьюга, - так я и сделаю.
Ещё пару мгновений она смотрела на свою ученицу, прежде чем кивнула и удалилась, Хиаши-сама обещал, что пришлёт за ней Ко, своего водителя. Как это предусмотрительно и мило, думала Нацу, когда покидала поместье Хьюга, служившее ей домом столько лет. Она всегда была амбициозной, а ещё умеет ждать, никто не скажет, что Нацу Хьюга выбрала не тот путь.
Наверное, когда стояла, глядя в глаза няньке, Ханаби подозревала, что может поддаться чувству долга и сесть за учебники, но стоило той испариться из поля зрения, как всё это улетучилось. Что юная Хьюга действительно собиралась сделать, так это покинуть душную комнату, а может и территорию комплекса, точный план всегда можно составить по пути.
Ханаби отодвинула створку, пропуская в комнату не много свежего воздуха и уже пригревающее солнце, прежде чем что-то предпринимать необходимо собрать разведданные, резонно предположила девчонка, не то, чтобы ливень, гроза, или чертов ураган смогли бы удержать её в этих стенах ещё хоть на секунду. Вот только вместо того, чтобы заметить идеальную погоду, её зоркий глаз моментально зацепился за бесформенную кучу, валявшуюся на деревянном настиле, ведущем в комнату старшей сестры.
Присмотревшись, Ханаби поняла, что эта куча и есть её сестра, свернувшаяся калачиком под теплым пледом с узором из звёзд. Она так сильно укрылась, что видна была лишь макушка иссиня-чёрных волос, а понять, что существо живое позволяют лишь явные признаки дыхания.
Ханаби, недолго думая, обулась в домашние шлёпанцы, и смело направилась в сторону сестры, забавно шлёпая по старому дереву дорожек, испещривших весь внутренний двор поместья.
Хината лежала на голом дереве, подложив под голову дзабутон, наушники всё ещё были у неё на голове, только съехали не много, музыки из них давно не доносилось, чашка с недопитым чаем, стояла на земле. Лица сестры Ханаби не видела, та всё ещё была закутана в чёрный кокон с золотыми звёздами - её любимый плед.
Поразмышляв, а стоит ли будить сестру, которая вполне могла вырубиться лишь пару часов назад, Ханаби поняла, что никакой силы отговорки не заставят её отступить. Желание увидеть лицо сестры, услышать её голос, стало таким всепоглощающим, что даже напугал Ханаби. В один момент ей почудилось, что этот мягкий плен, в котором сейчас была Хината, может утащить её куда-то далеко, туда, куда Ханаби не сможет дотянуться, и останется совершенно одна в своей душной комнате, с учебником и Нацу за плечом.
- Хината, - едва слышно позвала сестра, дотрагиваясь до чего-то, что предположительно могло быть плечом. Старшая Хьюга заворочалась, выползая из-под пледа на свет божий. Её лицо была красным, видимо какое-то время во сне ей было жарко, к тому же, на всю правую щёку остался след от узора дзабутона, в купе с сощуренными на солнце глазами и растрёпанными волосами, выглядела Хината, как чучело, миленькое, но всё же чучело. Ханаби звонко хохотнула, ничего не смогла с собой поделать, почувствовав облегчение от того, что сестра здесь, рядом и не собирается испариться, стоит младшей моргнуть, да и смешно было, чего уж там.
- Ханаби? - прохрипела Хината, пытаясь полностью выпрямиться и снять наушники, которые запутались вокруг её головы, - почему я на улице?
- Не знаю, я просто хотела узнать, что сегодня за погода, а тут оказалась ты, - улыбаясь на рассеянность сестры, ответила Ханаби.
Хината попыталась потянуться, чтобы хоть не много распрямить мышцы, затёкшие от сна на твёрдом дереве. Тело ныло, шея отказывалась менять положение, волосы попали в рот, а все конечности восстали против своей хозяйки. Такой разбитой она давно не просыпалась, как только угораздило вырубиться прямо на улице.
- Ты как? Выглядишь жутко.
- Чувствую себя ещё хуже, - потирая сонные глаза, подтвердила Хината, и только тогда начала медленно соображать, улыбаясь. Она была так занята мыслями о себе, что не сразу сообразила - перед ней ведь Ханаби, которую она так хотела вчера увидеть, сидит, улыбается. - Привет.
- Привет? Кажется, ты ещё не проснулась.
- А, по-моему, наоборот, - продолжая улыбаться, глядя на сестру, ответила Хината, беря младшую за руку, - мне кажется, что я не видела тебя уже сто лет.
- Я тоже скучала, - крепко сжимая руку сестры в ответ, прошептала Ханаби, отчего-то стало неловко, младшая перепугалась, что голос может ей изменить, а там и до того, чтобы разреветься недалеко.
Хината решила, что пора заканчивать с этой неловкой и смущающей ситуацией, и поднялась на ноги, потянув за собой сестру, всё это время сидевшую в воображаемом изголовье уличной кровати сестры. Зря она решила, что уже готова выпрямиться во весь рост, тело предательски скрючилось, отказываясь принимать нормальное положение. Со скрипом и протяжным «ох», Хинате таки удалось покрутиться и по выгибаться во все стороны, возвращая гибкость телу, она даже умудрилась всё это время держать тёплую ладошку сестры.
- Напомни мне больше никогда так не экспериментировать.
- Договорились.
- Так, а теперь серьёзно, - действительно со всей серьёзность заглянув в бледно-серые, как и её собственные, глаза сестры, начала Хината, - где нам лучше закопать тело твоей няньки-цербера?
- Что?
- Брось, я не вижу, как ещё ты смогла бы сбежать от неё и оказаться здесь, кроме, ну, ты понимаешь, - и Хината красноречиво провела тонким пальчиком по своему горлу, выпучив глаза и высунув язык.
- А, ведь это решило бы уйму проблем, - тяжело вздыхая, сказала Ханаби, - но всё куда проще, она просто уехала по каким-то поручениям, которые ей дал отец.
- О, ты его видела?
- Нет, он уехал в офис до того, как я проснулась.
Между сёстрами повисло гнетущее молчание. Хината внимательно следила за печальным взглядом младшей сестры, которая попыталась спрятаться за своим каре, в этом они были так похожи. Последнее чего хотела Хината это видеть сестру такой, поэтому нежным, материнским, движением, убрала короткие локоны цвета тёмного-шоколада за маленькие ушки Ханаби.
- Нет, - громко произнесла Хината, от этого сестра вздрогнула и подняла на неё глаза, старшая смотрела на с заботой, а где-то в глубине часто печальных серых глаз, плескалось что-то озорное. - Я отказываюсь тратить такую возможность на то, чтобы хандрить. Кто знает, когда твоя нянька-дракон снова свалит. Так что план такой, собираемся, одеваемся и валим отсюда, позавтракаем в городе, а там посмотрим. Что думаешь?
Хината затаила дыхание, план был идеальный, но раз Нацу свалила, то наверняка надавала Ханаби поручений, а значит, проклятая обязательность и ответственность сестры может не дать ей пуститься в это приключение, грозящее большими проблемами. Старшей Хьюга хотелось бы хоть на несколько часов спасти сестру от всего этого, но заставлять её она бы никогда не стала. Поэтому ждала, а сердце уже стучало где-то в висках, это была настоящая паника, что вот сейчас всё рассыплется, они проиграют своему отцу и чужой женщине, которым на них глубоко плевать.
- Звучит потрясно, - улыбаясь самой счастливой улыбкой, прокричала Ханаби, подпрыгивая на месте и тут же обвила ошарашенную сестру тонкими ручками за талию. Так младшая делала, кажется, в совсем далёкие времена, ещё до Нацу, когда была настоящим ребёнком, когда сама Хината не была такой странной, когда обнять кого-то не было такой пугающей вещью. Но, быстрее, чем Хината успела окончательно потерять самообладание, Ханаби выпустила её из крепких объятий и объявила, что бежит собираться.
Сестра, кажется, даже не заметила, что Хината так и не ответила на объятия, унеслась маленьким горчичным вихрем в своём домашнем кимоно. Старшая Хьюга успокоила сбившееся дыхание, собрала вещи, и тоже поспешила собираться, никто не знает, сколько у них времени, прежде чем явится Нацу и узнает, что они свалили.
Хината приняла быстрый душ, почистила зубы, выхватила из разных куч одежды короткие парусиновые шорты тёмно-болотного цвета с подтяжками из такой же ткани и тёмно-сливовую футболку с эмблемой лагеря «Хрустальное озеро», быстро одела всё это на себя, попутно выискивая на полу пару разноцветных носков.
Щёткой пришлось поработать тщательнее обычного, приводя чуть влажные волосы в божеский вид. Запрокинув руки за голову, Хината заплела себе небрежную косу, почти не стягивая волосы и оставляя несколько растрёпанных «петухов». Оценив свой вид, как «удовлетворительный», в круглом зеркале в ванной, насколько оно позволяло, Хината покинула свою комнату, уходя всё же сложив плед и дзабутон, на которых спала на улице, по своим местам. Поспешно задвигаю дверь-сёдзи, чтобы дать всем понять, что на её территорию вход воспрещён, она поймала себя на странной мысли, которая не успела как-то окончательно оформиться, или задержаться в голове надолго, ведь она уже видела Ханаби, ждущую её на пороге.
«Когда я успела взять с собой плед».
-Давай, давай, - торопила её Ханаби. Они сели на пороге, спустив ноги в нишу, служащую прихожей, обулись в кеды и поспешили убежать из дома. Их велосипеды, красный горный с выгнутыми ручками и голубой с корзинкой, ждали их прислонённые к перилам парадной веранды.
Сёстры вывели велосипеды через величественные ворота с калиткой в форме тории, когда Хината заметила заинтересованный взгляд сестры на себе.
- Что-то не так?
- Не помню, чтобы ты ездила в лагерь, - хмурясь, произнесла Ханаби, указывая на футболку сестры.
- Серьёзно? Это же «Кристал Лэйк», - ответила Хината, смотря на сестру так, будто у той выросла вторая голова, - лагерь из «Пятница, 13».
- Это тот древний ужастик про зомби? - не уверенно спросила младшая, которая никак не разделяла любовный интерес сестры к древним фильмам ужасов.
- Нет, то «Ночь живых мертвецов».
- А, знаю, это, где мужик в шляпе?
- Какой ужас, это «Кошмар на улице Вязов», - качая головой в негодовании, ответила Хината.
- Так, - задумчиво протянула Ханаби, постукивая пальчиком по губам, - хоккейная маска?
- ДА! - Хината аж подпрыгнула.
- Странная ты, - констатировала Ханаби, взбираясь на свой велосипед, Хината придирчиво осмотрела младшую сестру, ещё бы, ведь слышать, что ты странная от того, кто разоделся в салатовые шорты, розовую футболку с умилительным Пикачу и жёлтую лёгкую кофту, по крайней мере слегка…странно? И, это она ещё проигнорировала жуткие лазурные гетры и две заколки в форме плюшевых зайцев, которыми Ханаби убрала лезущие в глаза короткие пряди.
- Кто бы говорил, - едва слышно произнесла Хината, но сестра итак бы её не услышала, ведь уже ехала вниз по улице. Старшая не стала ждать, когда мелкая скроется из виду и быстро поехала за ней. - Хай-йо, Сильвер, ВПЕРЕ-Е-ЕД!
Ханаби, обернулась на крик сестры, весело смеясь.
- Это я знаю, там про клоуна, - сказала сестре Ханаби, когда Хината поравнялась с ней.
- Ха-ха, да, верно.
- Эй, - вдруг серьёзно начала Ханаби, перекрикивая шум ветра, - ты ведь не отпустила бы меня гулять одну в дождь, верно?
- Конечно нет, - так же серьёзно подтвердила Хината, - Пеннивайз сожрал бы нас обеих.
- Что за чушь? - возмутилась Ханаби, - мы бы наваляли этому глупому клоуну.
Против такого Хината спорить не стала, полностью отдаваясь скорости, осязаемо чувствуя, как натягивается и подрагивает связующая нить от её сердца к сердцу сестры, а ведь ещё вчера она боялась, что эти узы могли давно порваться.
Сёстры неслись по району Сато, проезжая старинные поместья, тут и там окружённые отцветающей глицинией, в честь которой и была названа эта часть города. Говорят, сам Император Мэйдзи прислал в Коноху первые саженцы глицинии, чтобы засадить этот район, когда здесь решили обосноваться семьи, тайно помогавшие молодому Императору в начале его политического пути. Хината не знала правда ли это, и была ли её семья среди этих тайных помощников, но порой ей хотелось в это верить, быть частью фамилии, которая помогла вернуть Японии былую славу.
Их район, вовсе не был каким-то дорогим или престижным, да, почти все семьи обладали определённым положением и властью, но всё это относится к далёким временам и заслугам древних предков, клан Хьюга ревностно относится ко всему такому, чего Хината часто не понимает, но кровь не даёт откреститься от всего совсем. Какая-то часть её знает, что быть Хьюга всё ещё что-то значит, и будь всё иначе она бы относилась к этому серьёзнее. Если бы только Хиаши дал ей такой повод.
Сато быстро оказался позади, традиционные дома сменились высокими многоэтажками, как-то так получилось, что Коноха никогда не хотела разрастаться в сторону леса, служащего границей района Сато, вот и вышло, что рос город в противоположном направлении и чем дальше отсюда, тем современнее, шумнее и многолюднее становился город.
Хинате нравилась эта невидимая граница, которую каждый раз приходилось пресекать (все школы, куда она ходила были далеко от дома), будто попадая в другой мир. Как сейчас, когда вокруг становилось всё больше таких же велосипедистов, куда-то спешащих дзинрикися, с клиентами и без, молодых и старых людей, одетых странно или в строгие костюмы. Где-то группы друзей просто тусили у каких-то заведений, пульс жизни захватывал, позволяя чувствовать его, прикасаться к нему, но сохранять так необходимую Хинате дистанцию.
- Куда ты хочешь поехать? - поинтересовалась Ханаби.
- Давай поедим где-нибудь в Сима? - предложила Хината. Ханаби утвердительно кивнула, ловко лавируя по узкой улочке.
Сима - островной район в самом центре Конохи, где скопилось столько торговцев уличной еды на квадратный метр, что можно сойти с ума от кулинарного шока. Конечно, Сима не был островом в прямом смысле этого слова, но Нака так удачно протекала по территории Конохи, что отрезала часть суши, на которую когда-то перекинули несколько красивых мостов и вуаля, вышел этакий островной рыночный рай, где можно найти всё, что душе угодно.
Сёстры проехали по одному из таких мостов, где уже целовались влюблённые парочки, а угрюмые рыбаки сидели со своими удочками, оставили велосипеды на специальной стоянке при входе на территорию рынка и отправились по направлению аппетитных запахов.
Глаза разбегались, торговцы со всех концов подзывали новых клиентов попробовать что-то именно у них. Рыба, кальмары, сладости, все виды лапши, блинчики и еда такого вида, что и не разберёшь, кого ешь. Ханаби уже хотела, чтобы они где-нибудь притормозили, ведь и сама ещё не завтракала, Нацу утверждала, что с утра она плохо соображает, если сыта, но Хината упорно шла куда-то, как ищейка, ведя носом.
- Что ты там унюхала, а? - уже буквально облизываясь на ближайшее заведение с чем-то ароматным, заканючила Ханаби.
- Неужели ты не чувствуешь этот божественный запах? - удивилась Хината, продвигаясь дальше, она уловила что-то чужестранное, острое и возбуждающее её вкусовые рецепторы, а ведь они ещё даже не ели, но, по мнению Хинаты, были просто обязаны. - Это где-то близко.
Уже в следующее мгновение, Хината застыла, как вкопанная перед маленькой палаткой с яркой вывеской гласившей, что это «Хабанеро» и тут можно попробовать лучшую мексиканскую кухню в Конохе. К такому вызову Хината была готова.
- Добрый день, девочки, - обратилась к сёстрам жгучая брюнетка средних лет, в белом фартуке и с тёмными, требовательными глазами, - что вам предложить?
Ханаби хотело подойти ближе и присмотреться, чего бы взять, но Хината её опередила.
- Нам всего и побольше, - от её заявления раздался громкий, заразительный смех, это была напарница брюнетки, которая что-то готовила у неё за спиной, от этого Хината и не увидела эту женщину, которая как никто другой подходила для работы в «Хабанеро», напоминая своими огненными волосами этот огненный перец. - Только мне побольше остроты, а моей сестре что-нибудь мягкое.
- Вот это я понимаю, - бойко крикнула рыжая, легко перекрикивая всю суету вокруг, даже не так, она будто подавляла всё, что не относилось к её собственной дикой энергетике. - Побольше бы таких клиентов.
Хината сама не поняла, как начала улыбаться двум невероятным женщинам, хотя обычно теряется перед чужими, чего уж говорить о ком-то столь громких и подавляющих. Но паника не появилась, страх отсутствовал и Хината приняла это за хороший знак. Они с Ханаби сели за один из пустующих столов рядом с палаткой и стали ждать свой заказ.
По довольному лицу Ханаби было видно, что она простила сестру за такое долгое путешествие в поисках этой священной Мекки с мексиканской едой, всё оказалось таким вкусным, что они попросили добавки, смакуя блюда, половину из которых даже не могли определить.
Пока Ханаби справлялась со своей второй порцией, Хината взяла себе порцию якисобы у повара по соседству, и парочку якитори из палатки напротив.
- Ты Королева Обжор, знаешь об этом? - наблюдая, как сестра поглощает мясо со шпажек, шокировано произнесла Ханаби, которая была уже не в силах доесть свою порцию. - Куда в тебя влезает столько?
- Йа рафтущий оранизм, - с набитым ртом ответила сестра, которая уже изрядно измазалась в соусе, который с усердием принялась слизывать языком.
- Нацу бы хватил удар, если бы она увидела, как ты ешь, - посмеялась Ханаби, уже разрабатывая план, как бы это устроить. В процессе решила просто сделать компрометирующее фото на телефон, но сестра только улыбнулась ей, снова вымазавшись в соусе. - Отправлю это Неджи.
Имя брата отозвалось новым натяжением внутренней нити, которая протянулась в другую часть города, где сейчас находился брат, скорее всего ещё в постели, хоть ему это и не нравится, уже ведь день в разгаре, но Тентен умеет его убедить, тем более сейчас, когда она на шестом месяце беременности.
- Может позвоним ему? - вдруг предложила Хината, закончив приводить себя в порядок. Ханаби, только что отправившая брату привет в виде их чумазой сестры, только улыбнулась и уже нажала на видеозвонок.
Неджи ответил почти сразу, и вот уже его спокойное лицо показалось на экране смартфона Ханаби. Длинные волосы распущенны, он явно опирался на высокую спинку кровати, так и знала, пронеслось в голове Хинаты, серая домашняя футболка довершала этот образ Неджи, который Хината любила больше всего - «Неджи домашний, обыкновенный».
Не успел брат поприветствовать сестёр, как камера сместилась, демонстрируя счастливую обладательницу прекрасных карих глаз, сейчас растрёпанную и слегка отъевшую пухлые щёки.
- Привет мелкие вредины, - помахала им Тентен, которая вот уже пятый год была официальной верной спутницей Неджи, но всё равно отказывалась выйти за него замуж, проверяя на прочность его традиционные взгляды на…всё. - Совсем о нас забыли, хоть бы раз навестили. Эй, вы что там едите? Что это? ТАКО? Милый, думаю я хочу тако.
- Эх, - всё, что смог сказать на это Неджи.
- Прости, нии-сан, - совершенно не искренне извинилась Ханаби, смотря на надутого брюнета. Но, долго он, конечно, не мог дуться тем более, что Тентен уже взяла быка за рога и заказывала мексиканскую кухню, звоня куда-то. Неджи едва заметно улыбнулся, смотря на своих младших сестёр, которые похоже хорошо проводили время вместе. Не было и дня с тех пор, как он покинул родной дом, когда пошёл учиться в Университет, чтобы Неджи не думал, что бросил их там одних, бросил её там наедине с опасными мыслями и бесконечным одиночеством. Но тогда у него не было никаких сил оставаться в родном доме, он оказался слишком слаб и сбежал.
- Прощаю, - великодушно, сказал Неджи, - так, как ваши дела? Что нового?
- Да, ничего, - не сговариваясь, произнесли сёстры в унисон. И, рассмеялись, чем вызвали куда более ощутимую улыбку у брата.
- Как вы там? - перевела стрелки Хината, последнее чего она хотела, чтобы разговор подошёл к неудобной теме отца или ещё чего похуже. - Как Тентен? Стала капризной?
- Я всё слышу, - донесся откуда-то голос Тен, - нет, давайте лучше три буррито и две кесадильи, да, ещё тако, много тако.
- Как видите, совсем нет, - иронично поведал Неджи, смотря куда-то мимо камеры своего телефона, видимо на беременную женщину, которая никак не могла составить окончательный заказ. - Всё хорошо, на самом деле всё просто отлично, и я очень рад, что вы позвонили, вместе.
Последнее слово будто горело, как неоновая вывеска, но все Хьюга предпочли это игнорировать, всё было понятно без слов, так к чему портить такой чудесный день. Нити, отчаянно цепляющиеся за сердце Хинаты, натянулись, как проволока от воздушных змеев, и это ощутимое натяжение показалось ей самым прекрасным чувством на свете, впереди ещё много сильных ветров, которые заходят порвать эти узы, но она знала, что пока они держаться за них все вместе - всё будет хорошо.
Трое Хьюга поболтали ещё какое-то время, даже Тентен присоединилась, когда закончила мучить принимающего заказ в ресторане «Кактусы», о всякой ерунде, Хината даже обмолвилась, что сегодня собирается на вечеринку, на пляж, скрыть шок не смог никто, что её не удивило, Неджи собрался с мыслями первым и попросил сестру не задерживаться долго, а ещё звонить, «если что» и обязательно написать, когда будет дома. Он справедливо рассудил, что кто-то другой едва ли озаботиться такими вопросами.
- Ок, - просто ответила Хината, она была рада, что теперь кто-то знает, где она будет, последнее чего ей хочется, чтобы о ней вспомнили только тогда, когда маньяк давно её расчленит и закопает на этом проклятом пляже.
Чего никто из сестёр не замечал, так это умилённого взгляда двух женщин, которые подавали им еду. Свои мысли подруги не озвучили, но были бы удивлены, что думают в одном ключе. Обе они были матерями сыновей, и сейчас, глядя на таких дружных сестёр малость жалели, что остановились на одном ребёнке. И, если ЁШино начала пытаться, когда уже оказалось поздно, то Кушина, в своё время, так и не поддалась на уговоры Минато, а ведь он много об этом говорил, когда они были молоды. Но беременность и роды, так её пугали, что больше она не нашла в себе силы на такое решиться, может и зря, а может это просто мысли от того, что сыновья уже выросли и вот-вот покинут их.
Брат пообещал сёстрам, что скоро обязательно их навестит и они попрощались, время было уже около четырёх, и Хината решила, что пора выдвигаться домой, она и не заметила, что они столько времени просидели на одном месте. Пока доедут ей уже придётся собираться. Интересно, подумала она, а ведь за всё это время она ни разу не вспомнила про Саске, не задумалась чем он занят дома, и дома ли он вообще, не позвонила и даже не написала. А, день всё равно начался лучше многих до него, кажется, это было лучшее, что случилось за всё лето. Купив по порции данго, сестры пошли искать свои велосипеды, чтобы вернуться домой. Ещё какое-то время можно не думать про последствия этого дня, чтобы там ни было - это того стоило.

Глава 2. Столкновение. Часть 2.
***
Отец с сыном вернулись с рыбалка только к четырём часам, уставшие, голодные (бенто, любовные уложенные им с собой КуШиной, закончились слишком быстро), но довольные проведённым временем и отличным уловом, Наруто ещё долго не мог отойти, когда выловил того гигантского карпа (по его собственным заверениям), отпускал он только противных угрей, которых никто в их семье не ест.
Узумаки порядком провонял рыбой и знатно спарился в своём рыбацком жилете, поэтому сразу же забурился в душ, где три раза намыливался, один раз даже маминым цветочным гелем для душа, но результатом оказался доволен, и теперь придирчиво осматривал сваленные на кровати майки и шорты.
Остановив свой выбор на длинных плавательных шортах гавайской расцветки и простой красной майке, сообщавшей всем своей крупной надписью, что одевший её сексуален и знает об этом, Наруто написал сообщение Сакуре, спрашивая ушли они с Ино, или ещё нет. Сакура моментально ответила, что ещё дома, и Наруто решил, что можно слазать к подруге через балкон.
Он оказался перед её балконной дверью в тот момент, когда Сакура боролась с завязками от верха зелёного бикини, стоя посреди комнаты.
- Отлично, ты здесь, - она увидела его отражение в высоком зеркале, которое как раз смотрело в сторону балкона, - не поможешь мне с этим?
Такая невинная просьба для друзей, но у Наруто уже пересохло во рту, а руки затряслись так, что пришлось убрать их в карманы шорт. Он постарался собраться с силами, когда его собственные пальцы перехватили тонкие завязочки, когда руки касались загорелой спины подруги, когда аромат её кокосового молочка для тела окружил его.
- Завяжи сильнее, не хочу потерять купальник при первом же порыве ветра, - слегка повернув на него голову, сказала Сакура, явно недовольная его замешательством и медлительностью. Будто в первый раз, в самом деле. Наруто послушно выполнил её просьбу, сильнее затягивая завязки, хотя единственное, чего ему хотелось, это лишить её такой не нужной преграды, хотел протянуть руки дальше, едва касаясь длинными пальцами её тонкой талии, поднять их вверх, чтобы сжать торчащие…
- Ты всё, или как? - Наруто помотал головой, отгоняя опасное наваждение, отошёл от подруги подальше, снова пряча руки и радуясь, что шорты достаточно широкие, во всех местах.
- В следующий раз буду смотреть, как ты мучаешься, - недовольно буркнул Наруто, пытаясь выровнять дыхание, успокоить сердце и отчаянно думая о брошенных под дождем щеночках, пока Сакура ничего не заметила. - Никакой благодарности.
- Ой, ладно тебе, сам виноват, что начал тупить, я, итак, выбиваюсь из графика, и, если Свинина соберётся раньше меня опять придётся слушать, как она измывается.
- Разве ты ещё не готова? - на скромный взгляд Наруто, она уже выглядела вполне подходяще, в своём бикини и нежно-розовой длинной юбке с декоративным кружевом, на стройной ножке красовался тонкий золотой браслет с подвесками из замка и ключика. На его замечание Сакура послала ему такой убийственный взгляд, что у него начал подёргиваться глаз.
- Издеваешься? - взорвалась подруга, - я ещё даже не на пол пути. Ты видишь, что я не накрашенная? А, мои волосы? Это же гнездо какое-то.
Наруто подумал было сообщить, что это просто сходка на пляже, а не премия Оскар, но жизнь ему ещё была дорога, так что он оставил Сакуру наедине с её буйным помешательством и ретировался на свою, безопасную территорию.
Делать было нечего, поэтому Наруто взял свою «Ямаху», удобно устроился на кровати, облокотившись спиной к стене и принялся бездумно перебирать струны, пытаясь выкинуть все лишние мысли из головы. А, их было вдоволь, после того, что произошло в комнате Сакуры, кажется, он всё ещё чувствовал мягкость её кожи под пальцами, которые пахли кокосом. Он мог представить, слишком ярко, как развязывает её купальник, как опускается перед ней на колени, чтобы оставить на полу мешающую видеть её шикарные ноги, юбку, как едва касается всего её тела лишь подушечками пальцев, а она смотрит на него своими блестящими глазами, и во взгляде желание большего. Он даст ей больше, он готов отдать всё.
- Чёрт, - аккорд сбился, когда Наруто замечтался. Решив, что дальше так нельзя, он сосредоточился на идеальном натяжении струн, на гладкости плавных изгибов деки, сегодня она его подружка и он должен уделить ей всё своё внимание. Руки быстро нашли мотив, который он искал и вот уже комнату наполнили первые аккорды видоизменных «Толстозадых девчонок» от «Queen». - Fat bottomed girls, you make the rockin” world go round.
Наруто, конечно, не был виртуозен в обращении с гитарой, а уж про голос и слух вообще можно было забыть, но вышло вроде сносно, для пускания пыли всяким «толстозадым девчонкам» и не только, хватало.
- Лобастая, ты готова? - голос Ино достиг ушей Наруто неожиданно, он снова смазал аккорд.
- Издеваешься? Только не говори мне, что ты уже готова, Свинина, - голос Сакуры становился всё громче, что подсказывало Наруто - подружки устроили балконные переговоры. Он отложил гитару и вышел посмотреть, что к чему.
- Конечно, готова, я же не ты, мне не надо столько прыщей замазывать.
- Неужели? Между прочим, чёрные точки от большого желания тоже не исчезают.
- Эй, - вклинился Наруто, перевешиваясь через перила балкона, чтобы видеть Ино внизу, - вы чего тут устроили? Сколько можно, с меня скоро песок посыплется, и пляж будет прямо у меня на балконе.
- Блин, Узумаки, как ты можешь всегда выглядеть так презентабельно, но будто вообще не прикладываешь к этому усилий? - надув накрашенные алым губки, спросила Ино.
- Даже не знаю, Ино, - поржав ответил Наруто, - может потому, что я реально их не прикладываю? Заканчивайте трындеть и пошли, вы не становитесь моложе, дамы.
Убедившись, что его слова возымели ускорительный эффект, Наруто покинул свою благодарную публику до того, как Сакура сообразила треснуть его по блондинистой голове. Схватил телефон, который заряжался на рабочем столе, бросил отцу, чтобы не скучал, хотя тот, кажется, отлично проводил время в компании какого-то исторического трактата и как Флэш помчался на улицу, разумеется, обогнав двух подружек.
Удивительно, но им понадобилось ещё десять минут, чтобы спуститься к Наруто. Он старался игнорировать этот факт, но ожидание того стоило и выглядели они шикарно, хотя не так непринуждённо, как хотелось Ино. Сакура прикрыла своё бикини рубашкой в тон юбке, которую завязала под грудью, открывая плоский живот, блондинка вообще не вписывалась в окружающую обстановку лёгкого запустения в своём белом топе со спущенными рукавами, нежного сливочного цвета широкой юбке с глубоким разрезом по средине и сандалиях, как у древних греков.
- Как мы тебе? - кокетливо спросила Ино, покрутившись перед Наруто.
- Шикарны, - выдал строгий судья и компания, наконец-то, двинулась в сторону дикого пляжа, который давно облюбовали школьники для таких вечеринок.
***
Она всё ещё злилась на себя за слабость, когда медленно сушила волосы, снова и снова проводя по ним щёткой. Должна была сказать что-то, а не оставлять это так, но опять смолчала. Струсила.
Когда они вернулись Нацу, разумеется, встретила их на пороге, она молчала, но взгляд говорил громче слов - разочарование, недовольство, ожидание большего. Всё это она молча вывалила на Ханаби, которая тут же перестала смеяться, будто уменьшилась в размерах и из её счастливой сестры превратилась в безэмоционального робота. Хината хотела сказать Нацу проваливать, что сестра останется с ней, что поможет выбрать наряд для вечеринки, что это она тут хозяйка, а не Нацу, она тут Хината-сама и её слово закон. В своих фантазиях она часто произносит такие речи, но на самом деле, Хината просто смотрела в спину младшей сестры, которую медленно поглотил древний дом.
От самобичевания Хинату отвлёк звонок, её телефон где-то надрывался, пришлось приложить усилие, чтобы отыскать его в куче белья, и как он туда только попал, а главное, как давно. Хината часто забывала об этом чуде техники, которое призвано налаживать стабильную коммуникацию между близкими индивидами, но ей то всё равно никто обычно не звонит. Жалкое зрелище.
Это был Саске.
- Я, что уже опаздываю? - вместо какого-нибудь стандартного «алло», запаниковала Хината, которая вдруг поняла, что не знает который час.
- Нет, ещё только пять, спокойно, я звоню просто так, целый день тебя не слышал, - совершенно ровным тоном произнёс Саске.
- Оу, ну, да, прости, замоталась, - как-то совсем сбивчиво и не уверенно ответила Хината, которая начинала потихоньку паниковать из-за всей этой затеи.
- Ещё хотел сказать спасибо, что согласилась, знаю, ты бы предпочла этого не делать.
- Нет, что ты, - его благодарность была такой милой, хотя оба они понимали, что он мог пойти без неё и отлично провести время, а не тащить кого-то настолько социально-бездарного с собой, компания ему точно была не нужна, но он делал сейчас всё, чтобы она думала будто ему действительно это важно. Как она могла не поддаться на эту прекрасную иллюзию. - Я рада, что согласилась, всё нормально, мы отлично проведём время.
- Вышло почти убедительно, - его усмешка ласкала слух, заставляя её хотеть большего от него, больше этих мурашек по телу, больше этого жара, поднимающегося откуда-то из самых глубин.
- Засчитай мне эту попытку, - отшутилась Хината, подавляя такие непривычные для неё мысли о Саске.
- Я звонил не только за тем, чтобы убедиться, что ты не струсишь, хотел ещё кое-что сказать.
- Серьёзно? Что? Ты меня начинаешь пугать, - пытаясь не утонуть в этой смеси паники и предвкушения, пролепетала Хината, надеясь, что через динамик не слышно её отчаяния и желания, или отчаянного желания чего-то большего. - Надеюсь ты не хочешь сказать, что это какая-то нудистская вечеринка или типа того.
- Нет, то, что я хочу сказать - очень важно, - голос его и правда звучал серьёзно, но, с другой стороны, это же Саске, когда он звучал иначе.
- Говори уже.
- Хината, - прозвучало слишком церемониально, будто он сейчас объявит, что она выиграла Нобелевку мира, ещё пауза, которая грозила затянуться, прежде чем он выдал то, что разбило все её сомнения. - Приоденься!
Она ничего не смогла с этим поделать, смех вырвался из неё, как демон при экзорцизме, аж слёзы выступили на глазах.
- Я знал, что тебе понравится, - сказал Саске и отключился. Что тут скажешь, ужастики и ситкомы - её слабости. Видимо придётся постараться.
Зеркало хоть и было не большое, но очень красноречиво демонстрировало ей, что, ну, как бы это сказать - она сексуальна. Купальник был закрытым, но чашечки идеально поддерживали грудь, а Хинате было чем похвастать в этом плане, в сочетании с простыми джинсовыми шортами, которые едва прикрывали попу, что ж, она и правда готова была признать, что выглядит горячо. Насыщенный тёмно-синий цвет купальника контрастировал с бледной кожей, которой она так и не позволила загореть за всё лето, Хинате казалось, что она вся светится, если на то пошло, то с лицом тоже было всё нормально. По всему выходило, что она красивая. Но…знать об этом она позволяла только этому жалкому зеркалу. Так почему сегодня что-то должно поменяться?
Вернувшись в комнату, Хината нашла своё легкое красное платье чуть выше колена, всё в узоре из белых цветов, с длинным рукавом и уже собиралась надеть свою обычное спортивное нижнее бельё, но что-то её остановило. Никто ведь не увидит, так почему бы не…
Она надела скромное платье поверх сексуального купальника, волосам позволила просто рассыпаться по плечам, прихватила маленький рюкзачок на длинных лямках, похожий на вязанную корзинку (надо было куда-то сунуть телефон, плеер и наушники, рано или поздно на этой вечеринке придёт время для её обычных средств защиты от внешнего мира). Обуваясь в простые белые кеды, Хината подумала пойти попрощаться с Ханаби, или поискать отца, который мог, как невидимка пробраться домой (ага, конечно), просто чтобы снова сказать кому-то, что уходит и будет не поздно. Но было всё ещё стыдно перед сестрой, что оставила её одну разгребать проблемы, возникшие только из-за этого эгоистичного порыва завладеть вниманием Ханаби. Пришлось смириться с реальностью и просто покинуть дом.
Саске ждал её за воротами, спокойный, весь такой стойкий и непоколебимый, в идеально сидящей на нём льняной рубашке кобальтового цвета, конечно, расстегнув на одну пуговку больше необходимого. Простые серые шорты на нём стали почти произведением искусства. Хината попыталась прогнать мысли о его идеальности, жалея, что недостаточно смелая, чтобы соответствовать ему.
- Ты превосходно выглядишь, - улыбнулся Саске, разглядывая её убогое платье.
- В сравнении с тобой я скорее эконом вариант, - он рассмеялся, привык, что Хината всегда шутит о своей внешности, не придавая этому никакого значения, он же не мог знать, что сегодня это была далеко не шутка и подруга правда испугалась, что никогда не была «его уровня».
- Поэтому мы и друзья, - без задней мысли, сказал Саске, - ты отлично оттеняешь моё великолепие своей нелепостью.
Она проглотила всю обиду, напомнив себе, что он не может читать её мысли и знать не знает, как она помешалась сегодня на такой ерунде, как внешность. Пришлось приложить титанические усилия, чтобы восстановить душевное равновесие.
- Может уже двинем, а то опоздаем.
- Это же вечеринка на пляже, на неё нельзя опоздать.
- В каком смысле? - не поняла Хината, отвлекаясь на эту странную мысль. По её скромному мнению, на вечеринку вполне реально опоздать.
- Народ там с четырёх развлекается, - пояснил Саске, будто это обычное дело.
- То-тогда, почему мы - нет? Мы же уже опоздали, - для неё всё это было дико.
- Расслабься, никто не приходит на вечеринки вовремя, - посмеиваясь, успокоил подругу Саске.
- Тогда зачем вообще назначать время? - негодовала Хината, поборница контролируемых вещей, - давайте тогда вообще забьём на точное время и будем приходить на встречи, когда придётся. О, и транспорт пусть тоже плюнет на расписание и просто приходит и отправляется, когда вздумается.
- Ты точно будешь звездой вечера, Хината, - ответил Саске, подтолкнув подругу плечом. Что это такое на хрен было она совсем не поняла, и что значила эта фраза тоже. Пришлось просто доверится ему и постараться не паниковать. Слишком заметно.
***
Народ заполонил буквально каждое свободное пространство, кто-то сидел на толстых брёвнах около высокого костра, кто-то купался, хотя вода была прохладной, так что изредка доносился девчачий визг, когда кто-то из парней затаскивал их в океан. Кто-то тусил возле большого пикапа кого-то из парней, из которого гремела музыка, подпрыгивая в такт или обжимаясь с подружкой в подобии медленного танца. Люди были везде, полуголые, захмелевшие, разбившиеся на компании по только им ведомым принципам.
Хината внимательно осматривала всё происходящее, сидя прямо на песке в окружении «других друзей» Саске. Джуго вел себя довольно спокойно, даже отрешённо, Хината не была уверенна, но кажется он был вхлам обкурен, но лучше так, чем как Суйгецу и Карин, которые толи были парой, толи врагами. Когда Саске и Хината только пришли, Карин бросила на последнюю убийственный взгляд, чётко говоривший, что ей тут не рады, а вот перед Саске лебезила, как сучка во время течки, но, когда Учиха её проигнорировал, переключила всё своё внимание на Суйгецу. Сейчас их отношения, или что у них там, были на стадии страстных засосов, поэтому Хината быстро потеряла к ним интерес. Как и ко всей этой вечеринке.
На противоположной стороне от того места, где сидела Хината и её компания, было куда веселее, вероятно из-за того, что компания была из старых друзей, которым было не в новинку зависать вместе тем более, что среди них затесался Узумаки - король любой вечеринки.
Наруто быстро забыл о проблемах личного характера, как только погрузился в атмосферу пляжного безделия, дешёвого пива, долбящей музыки и друзей, готовых ввязаться в любую его авантюру. Он быстро собрал всех «своих» в одном месте, успел заставить всех танцевать под какой-то дебильный трек, параллельно общаясь со знакомыми, которые жарились перед костром, поплавал с самыми отбитыми, выпил, кажется, с половиной класса, а сейчас буквально рухнул на песок рядом с Шикамару, которого небо, оккупированное непроницаемыми облаками, привлекало больше, чем девчонки в бикини.
- Выдохся? - не отрывая взгляда от того места, где по его подсчётам будет видно созвездия Овна, если к ночи облака развеются, спросил Шикамару, хотя было очевидно, что ответ ему совсем не нужен.
- Есть не много, - тоже поднимая взгляд к небу, ответил Наруто. Всё вроде шло, как всегда, но что-то будто давило на грудную клетку, мешая вздохнуть полной грудью. Если бы он был суеверным, то сказал бы, что у него дурное предчувствие. - Что-то мне сегодня не разогнаться, понимаешь?
Шикамару понимал, он вообще не видел необходимости другу так лезть из кожи вон, чтобы развеселить всех подряд, это же так проблематично, но Наруто он этого не говорил, слишком заметно было его желание заслужить всеобщую любовь. Да, и вести такие разговоры так проблематично.
Когда отвлечения закончились, все мысли отправились в направлении розоволосой подруги, которая сейчас болтала с какими-то девчонками, сжимая в руке стаканчик с пивом. Солнце почти село, успевая окружить её ореолом света, прощаясь до завтра. Она была слишком хороша, а он был слегка пьян и контроль ослаб, тем более что в такой толпе никто не заметит, как внимательно и жадно он её рассматривает, как ловит каждый жест, каждое выражение лица. Очень недовольное прямо сейчас. Интересно.
Наруто расширил зону сканирования, чтобы понять - Киба накосячил и нарывается на неприятности. Разумеется, он пришёл со своим верным +1 в виде гигантского белого пса и теперь кидает ему фрисби, которое прилетело прямо в девчонок до того, как Акамару успел его схватить.
- Ещё раз, Инузука, - гневалась Сакура, - и я тебе в задницу эту тарелку запихну.
Киба только поржал и бросил тарелку в другую сторону.
Хината уловила странное движение чего-то большого и отвлеклась от мыслей о тишине своей комнаты. Мимо промчался здоровенный пёс, кажется, она где-то его уже встречала, как и его хозяина, который забрал из пасти пса фрисби, чтобы кинуть в другую сторону. Вот кто действительно был рад всей этой пляжной движухе, и почему Хината не может быть такой же беззаботной, как этот пёс.
Саске о чём-то переговаривался с Суйгецу, которого снова отшила Карин, уйдя танцевать с каким-то левым парнем. Хината всмотрелась в идеальный профиль друга, раздумывая выпить чего-нибудь, чтобы набраться хоть пьяной смелости прикоснуться к нему. Отбросив условности и приличия, она бы расстегнула оставшиеся пуговицы его шикарной рубашки, чтобы добраться до его широких плеч и кубиков на прессе, она даже могла бы пойти чуть дальше и… тут её мысли буксовали, ведь она не знала, что такого можно сделать с парнем, который весь в её власти.
Почему это Саске так на неё смотрит? Он ведь не догадался о чём она только что думала? Он что-то говорит?
- Что? - спросила Хината, готовая убегать от друга и пересекать границу, хоть вплавь.
- Говорю, пойду возьму чего-нибудь выпить. Тебе принести? - повторил Саске, стараясь не обращать внимание на рассеянность Хинаты, всё же это был стресс для неё. Она задумалась, собираясь отказаться, вообще-то, ей вдруг захотелось плакать, вцепиться в его проклятую рубашку и умолять никуда не уходить, но вместо этого, Хината согласилась, просто кивнув головой. Саске, кажется, обрадовался её ответу, наверное, решил, что алкоголь её расслабит и сделает менее не подходящим для этого мероприятия человеком.
Он уходил всё дальше от Хинаты, а её желание побежать за ним росло в геометрической прогрессии. Белый пёс всё ещё носился за фрисби. Дышать стало тяжело, что-то приближалось и Хината подозревала, что это раздавит её.
Тарелка приземлилась под ноги Сакуре, осыпав её песком, а за ней и Акамару прискакал, чуть не сбив её с ног, быстро схватил фрисби и побежал обратно к хозяину. Это была последняя капля, бросив разговор на пол пути, разгневанная розоволосая пошла в сторону Кибы, чтобы отобрать дурацкую тарелку и таки засунуть туда, куда обещала.
Наруто подумал, что её надо остановить, но тело отказывалось повиноваться, всё, что он мог - наблюдать, как её фигура удаляется от него. Взгляд расфокусировался, в голове стучал набат, кто-то явно выстукивал тревогу азбукой Морзе. А, тело всё также застыло, он уже не чувствовал своих рук, ног, песка под собой, ветра в волосах. Что-то неумолимо приближалось, грозя раздавить его.
Саске раздобыл два стакана пива и нёс их обратно, где ждала Хината, медленно продвигаясь, чтобы не пролить дешёвое пойло на дорогую рубашку.
Сакура с боем отвоевала пресловутое фрисби и с чувством выполненного долга возвращалась обратно, за ней бежал Киба, умоляя пощадить игрушку и клянясь, что такого больше не повториться.
Хината внимательно следила за возвращающимся Саске, расслабляясь всё больше, и даже не поняла, почему фокус вдруг сменился с друга на девушку с розовыми волосами. Она выглядела знакомо, но не настолько, чтобы действительно её интересовать, так почему же так сложно оторвать от неё взгляд. Почему ей так хочется, чтобы она исчезла из поля зрения, почему её траектория кажется самым важным фактором для существования вселенной Хинаты.
Наруто не отрывал взгляд от Сакуры, возвращающейся с трофеем, она была центром его мироздания в этот конкретный момент, тем удивительнее, что вместо того, чтобы дальше любоваться ею, он вперил взгляд в хмурого на вид брюнета в слишком пафосной рубашке. Перестать смотреть на этого «мистера совершенство» оказалось невозможно, почему Наруто не знал, но смотреть не прекратил. Росло лишь иррациональное желание, чтобы парень свалил, чтобы сменил маршрут и просто исчез. Пока сам Наруто этого не сделал.
Никто не смотрел в их сторону, никто не заметил того, что произошло, все были заняты своими делами, до происходящего было дело лишь двоим, которые смотрели на это, как на видео страшной аварии в замедленной съёмке, хотели бы перестать, но этот ужас был сильнее инстинкта самосохранения.
Саске слишком внимательно смотрел на стаканы в своих руках вместо того, чтобы смотреть на дорогу, а Киба уже догонял Сакуру, от чего она дернулась вперёд, понимая, что могла слишком рано обрадоваться полученному трофею.
Вот космос - он большой, и всё же даже там найдутся два таких метеорита, которые не смогут избежать столкновения друг с другом. Они плавали в этой бескрайней темноте, но что-то притянуло их друг к другу. Так и эти двое. Едва ли они поняли, что сейчас произошло, когда Сакура со всей дури влетела в Саске, обливая обоих дешёвым пивом, разбивая два любящих сердца на миллион осколков.



Прочитали?
2
Ев МихАня Хромова


Нравится!
5
Не нравится...
0
Просмотров
619
Оценка материала: 5.00 Отвергнутые. Глава 2 5.00 0.00 5 5
68 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма , AU , Романтика , Гет 
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?
Одобрил(а): Александр 21 декабря 2021г. в 18:41
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

0 комментариев

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
 

 



P.S. В связи с частыми нарушениями авторских или иных прав, плагиате и т.д. была введена данная табличка у авторов рейтингом ниже 200 баллов, если вдруг были выявлены нарушения, пожалуйста :
ознакомьтесь c предупреждением/правилами размещения
и примите необходимые меры, сообщите об этом Администрации сайта
Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже