Отвергнутые. Глава 28.2

Шапка фанфика
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма, AU, Романтика, Гет
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
***
Хината снова взорвалась смехом, запрокидывая голову назад - её глаза уже слезились от смеха, а ведь они смотрели только первую серию.
- А-ха-ха-х, гейские фуфачки, - подражая герою, который всю серию жрал орехи, зная, что у него аллергия, сквозь смех произнесла Хьюга. - Фуфочки, - она никак не могла остановиться, так зацепило, казалось бы, глупое слово. - У-ф-ф, никогда не надоедает, - немного успокоившись, добавила Хината, говоря о сериале, который смотрит уже шестнадцать сезонов. - Не включай пока следующую - надо передохнуть. А то боюсь, что от смеха разовьётся какая-нибудь грыжа.
Саске поставил на паузу, и снова вернул руки на её ступни, надёжно укутанные в тёплые носки. У него в голове крутились слова, которые хотелось сказать: как он рад, что ей весело именно с ним. Но любая формулировка казалась такой слащавой и кричащей о помощи, что Саске молчал.
- У тебя есть мороженное? - неожиданно спросила Хината.
- Хм, думаю да, - ответил Саске, нехотя отпуская её ноги. Он потащился на кухню, нарыл в морозилке пару небольших банок ванильного мороженного с шоколадной крошкой, и вернулся обратно. Хината уже сидела поджав ноги под себя, так что Саске пришлось довольствоваться лишь своей порцией десерта. Попросить об этой близости, которая буквально вчера чуть не исчезла из его жизни навсегда, он тоже не знал как.
Хината сама нажала на плей, решив, что под мороженное подойдёт ещё пара безумных приключений шайки, чем серьёзный разговор. Но ложка слишком быстро начала царапать по пластмассовому дну банки. И ещё оставались серии в запасе, чтобы вернуть атмосферу, которая сейчас непременно исчезнет.
- Кхм, - Саске насторожился - звучало серьёзно, даже этот короткий звук. А потом Хината выключила телевизор, и повернулась к нему всем телом, усаживаясь на колени. Так она была выше, чем Саске, напряжённо съехавший чуть вниз по диванным подушкам. - Всё круто - мороженное, шайка, но есть одна вещь, которая меня беспокоит.
- Какая?
- Я вчера видела, как ты разговаривал с отцом, - сказала Хината, следя за его реакцией. Саске напрягся, отводя взгляд. Если честно, он ждал, что серьёзной темой для разговора станут его отношения с Сакурой. Но никак не с отцом. Саске только сейчас понял, что держал Хинату на расстоянии от этой темы с того момента, как отношения разладились окончательно. Его отношения с Фугаку, конечно. - В каком-то смысле это большая удача, что вчера мне было плевать, - она знала, что услышать такое будет болезненно, но прошлое есть прошлое - его не изменить.
- Правда? - Саске храбрился, но от Хинаты было лишним прятать настоящие эмоции - она их всё равно читала.
- Ага. Если бы увидела подобное сегодня, то вмешалась бы. А у меня, знаешь ли, есть некоторый опыт в избиении отцов, - шутка была необходима самой Хинате, чтобы усмирить разгорающийся в груди гнев, что сдавил лёгкие, лишая кислорода. Она вцепилась ногтями в спинку дивана, смотря в одну размытую точку за плечом Саске. - Я бы схватила его, как он тебя. И не остановилась, пока не пустила кровь. Мне бы очень хотелось сделать ему больно.
Саске нервно сглотнул, представляя, что не стал бы её останавливать. И за это возненавидел отца ещё сильнее, что заставляет своим отношением наслаждаться страданиями, которые кто-то мог бы причинить ему, защищая его, Саске.
- Уход Итачи развязал ему руки? - предположила Хината, когда Учиха продолжал молчать.
- Я так думал, - медленно начал Саске, - но потом начал приглядываться.
- И что увидел?
- Что их двое, - уверено ответил Саске, пригвоздив Хинату горящим чёрным взглядом к месту так, что она не могла спросить, что он имеет в виду. - Если долго смотреть, то становится видно, как он меняется. Какая-то отдельная мысль, пока мы ужинаем все вместе, что-то меняет в его лице. На все звонки отвечает обычный отец, но на один, особенный, кто-то другой.
- Ч-что… это значит?
- Мне надоело гадать, и я спросил его, что это значит. Ответа, как ты можешь догадаться, я не получил. Тогда позвонил к нему на работу. Наплёл какой-то чуши, и узнал, что нет никакой командировки. Думаю, уже какое-то время, когда мама так старательно исполняет свою роль идеальной жены, провожая его на работу - он отправляется куда-то в другое место.
- Ты думаешь, - ошарашено начала Хината, и от шока вывода, который успела сделать, её голос сломался на высокой ноте, - у него любовница?
- Не думаю, - уверено покачал головой Саске, - надеюсь.
- Как так?
- Если есть женщина, готовая его терпеть, любить, или что там это у них, то я бы хотел, чтобы это раскрылось. Тогда мама сможет выгнать его, сможет наконец начать жить. Я смогу дышать свободнее. Итачи сможет вернуться. Я хотел бы увидеть, какой может быть наша семья… Без него. Ты говоришь, твой дом оккупировали инопланетные захватчики? - горько усмехается Саске. - А в моём давно царствует чужой.
Хинату замутило, стоило представить, что она могла оставить друга разбираться с этим дерьмом в одиночестве. Но настойчивый внутренний голос напомнил, что этого не произошло. Она здесь, не бросила, не отказалась. А значит, обязана помочь. Эта простая мысль вселила былую уверенность, возвращая Хинату в боевое настроение. Хьюга ударила кулаком в раскрытую ладонь.
- Отлично, - бойко объявила Хината. - Давай устроим охоту на этого грёбаного чужого. Выкурим тварь.
- В каком смысле?
Хината подсела ближе, от нервного перевозбуждения, и предвкушения исполнения её, безусловно, гениального плана, ей хотелось шевелиться. А Саске был не прочь отшатнуться, так знакомо было это безумие в серых глазах. Что бы Хината не задумала, а теперь будет одержима этой затеей, пока не сработает.
- Дождёмся следующей его «командировки», - последнее слово Хьюга сказала с презрением, выделяя воздушными кавычками, - и проследим! Застанем его со спущенными штанами, буквально. Добудем доказательства, и… - тут она задумалась, представив, как это может сказаться на Микото, которая, наверное, не хотела бы узнать таких подробностей о муже, который… тут Хината в мыслях запуталась. Она могла представить, что когда-то Микото влюбилась - это же Учиха, сама грешила подобным. И как бы тяжело не было сейчас - измена есть измена.
- И? - подтолкнул Саске. Сам он даже первую часть плана не мог представить выполненной, чего уж говорить о продолжении.
- И-и-и… возьмём его яйца в тиски! - вскинув кулак, выдала Хьюга. Саске скривился от брезгливости. - Ками, ну не в прямом же смысле! Я имею ввиду, что, когда у нас будут доказательства, то остальное лишь дело техники. Ты узнаешь, чего хочет Микото - это важно, - настойчиво, сказала Хината, видя, что Саске собирается спорить. - Итачи уже съехал, ты тоже можешь в любой момент, так что, если она думает, что готова продолжать этот брак - тебе придётся уважать желание матери. А если она хочет стать свободной, то… ты пригрозишь отцу нашим компроматом против него. Пусть просто оставит вас в покое, и свалит.
Саске задумчиво молчал.
- Эй, - мягко произнесла Хината, коснувшись руки друга, - понимаю, что план слишком радужный, чтобы сразу в него поверить. В конце концов, ты мог ошибиться. Боюсь, что тогда только Микото сможет выгнать чужого из дома. И я бы поставила на неё. Разве ты не видишь? Твоя мама меняется, она начинает хотеть большего. Так что, мы или поможем ей получить это раньше. Или узнаем что-нибудь ещё, - Хината хрюкнула в смешке, ударив Саске в плечо. - Вдруг твой отец спит с другим мужиком. Вот смеху-то было бы.
Поместье Учиха накрыла тишина, которую по закону жанра должны были занять сверчки.
- Что-то ты не смеёшься, - растягивая слова, и на всякий отодвигаясь от друга, сказала Хината в этой тишине. - И бледный какой-то. Пойду-ка я поищу ещё что-нибудь сладенькое. А ты тут пока это… выдыхай.
***
Микото нервничала, когда уже в такси набирала номер старшего сына. Гудки её нервировали, как и сальные взгляды бородатого таксиста неопрятного вида, которые он кидал, через зеркало заднего вида, стоило притормозить на светофоре.
- Мам? Что случилось? - Микото несколько раз глупо моргнула, напряжение в громком голосе Итачи ещё немного пошатнуло её уверенность. - Мам?! - громче переспросил старший сын. Суя по тону, он начал сходить с ума от волнения. -… да чтоб тебя… вызовите мне охрану…
- Итачи, - очнулась Микото, когда услышала приглушённые обрывки речи сына - Итачи, судя по звукам, отнёс телефон от уха, и что-то старался передать своим сотрудникам. - Итачи! Прекрати истерику, со мной всё прекрасно, - строгим тоном добавила Микото. Разумеется, такая забота сыновей льстит, доказывая ей, что была хорошей матерью. Но, в самом деле, должны эти глупые мальчишки знать, где граница. В конце-то концов, она же не маленькая девочка.
- Чёрт, мам! Зачем так пугать.
- Во-первых, не выражайся, а во-вторых, я не ставила себе цель напугать тебя, - поучительно продолжила Микото, ощущая, что в ней просыпается бунтарская смелость, и даже где-то наглость. - Ты сам прекрасно с этим справился, - добавила она в сторону, отодвигаясь от микрофона телефона.
- Прошу прощения, - виновато сказал Итачи. Микото прыснула от смеха, прикрываясь кулачком - она представила, что сын успел вызвать каких-то своих серьёзных сотрудников, а теперь они стали свидетелями того, как их босса отчитывает мама. - Ты что… смеёшься надо мной?
- Нет, что ты. Чихнула, - легко солгала Микото.
- Ну-у-у да-а-а. Так, если мне не нужно отправить целую армию, чтобы тебя спасти, то, что случилось? - Итачи сел на кожаный диван в своём кабинете, расстегнув единственную пуговицу на чёрном пиджаке. Привычно закинул длинные ноги друг на друга, и обратился в слух. Теперь, когда мозг перестал подкидывать самые ужасные картины того, что могло произойти с матерью во время встречи с её, на вид безответственными, подругами, стало даже любопытно.
- Если говорить откровенно, то я звоню узнать, - наглость немного отступила, так что Микото запнулась, смущаясь такого простого вопроса. Она уговаривала себя, что самый страшный итог этой беседы - отказ Итачи. Сын волен просто отказать ей, и тогда Микото покорится судьбе, бросившись с головой в неизвестность, которую приготовили подруги. - Нельзя ли нам с девочками прийти к тебе? - решаясь, произнесла Микото.
- Ко мне? - удивился Итачи. Он вообще не знал, чего можно ожидать от просьбы матери, так что неожиданный вопрос напрочь отбил у него понимание, а где он собственно находится. - Куда ко мне?
- В клуб, - совсем не смело, ответила Микото. Она уже была готова сказать, что это сущая ерунда - ничего не нужно. Сегодня Микото хотела почувствовать себя счастливой, так что, вероятно, очередной отказ одного из членов семьи, мог только напоминать, как часто муж вытирал об неё ноги.
- Правда? - быстрее, чем Микото успела забрать свои слова, вновь уточнил Итачи. Но к удивлению и лёгкому недоумению в голосе, прибавились новые нотки. Микото была готова поспорить с мерзким таксистом, что услышала надежду. - Ого, конечно! Могла не спрашивать. Я буду только рад, если ты увидишь, где я работаю. Познакомлю с коллегами. И открою счёт на выпивку, - хитро усмехнулся Итачи. Попросить о подобном ему никогда не позволила бы глупая гордость, которая уговаривала, что вся его работа - просто работа. Пришёл, заработал и ушёл. Но именно его умелое руководство снискало клубу такую дикую популярность в городе. Чего там в городе - по всей стране. И как во всяком ребёнке, в Итачи жила потребность получить свою порцию родительского одобрения. Родительской гордости.
- Правда? Ты уверен? - боясь спугнуть такую удачу, уточнила Микото.
- Разумеется. За одно присмотрю тут за тобой, чтобы не вляпалась в неприятности. Тем более, что, - не дав, матери отчитать его за шутки, добавил Итачи, - сегодня у нас подходящий день, особенно для женщин. Будет что-то вроде вечера латины: музыка, танцы и всё такое. Короче, тебе и твоим девочкам точно понравится. Будете подходить позвони, я вас встречу.
- Ох, спасибо, сынок. Надеюсь, никто не будет возражать. Звучит действительно заманчиво. И хотя ты шутил, мне всё же будет спокойнее, если буду знать, что рядом кто-то знакомый.
- Нет проблем. Жду, - Итачи попрощался, и отключился. Он задумчиво покрутил в руках чёрный прямоугольник телефона, крутя его об колено, но делать было нечего - придётся подсуетиться. - Да будто в первый раз, - Итачи ловко вернулся за свой рабочий стол: вызвал к себе своих первых помощников, приказал охране найти Кисаме, а пока они собирались, нашёл несколько номеров проверенных людей - чтобы сотрудникам было проще выполнить его приказ. - Вечер латины, - сказал он, когда все были в сборе.
- Чего? - отрываясь от надувания пузыря из жвачки, переспросил Кисаме. - Это ещё что за зверь?
- Понятия не имею, - легко признался Итачи. - Придумайте что-нибудь. Танцы там, музыка, ясное дело. Может какой-нибудь мастер-класс. И чтобы всё это через полчаса было во всех наших социальных сетях. Давайте-давайте, - поторопил их Итачи. - Как будто Луну с неба достать попросил, в самом деле, - устало произнёс Учиха, когда остался в кабинете один, откидываясь на спинку стула.
Микото ещё посидела несколько секунд, смакую радость сына, упирая смартфон в щёку, и следя, как быстро темнеет на улице.
А когда к ней вернулось здравомыслие - набрала ещё один номер.
Ей ответил не привычный бойкий голос, а безумная какофония различных звуков, сопровождаемая громкими женскими голосами.
-… охренели что ли?
- Кушина? У вас там всё хорошо?
- А? - где-то там Кушина Узумаки с удивлением обнаружила, что её телефон сам собой позвонил Микото. - Подруга? Ты что ли? Вот это да, а ведь я тут думала про тебя.
- О-о-о, это так мил…
- Но ничего хорошего не надумала, - поржала Кушина прямо в ухо Микото, не слушая, что она там отвечает. Учиха только покачала головой - в этом вся Кушина, но куда от неё денешься, когда уже по уши влюбилась в сам факт того, что такой человек считает тебя другом. - Так, стоп! А ты случаем звонишь не для того, чтобы слиться?
- Что?! - слишком наиграно возмутилась Микото. - Как ты могла так про меня подумать? Конечно, нет - даже в мыслях не было. В отличие от некоторых, я уже в такси. А вот, судя по звукам, которые я слышу - вы там даже не на середине сборов.
Кушина помолчала минутку. Но сколько время не тяни, а возразить на правду нечего.
- Приятно оказаться правой, - довольная собой, закончила Микото.
- Мы не становимся моложе, говори уже - чего звонишь-то?
- Так и быть, посмаковать свою победу ещё успею. Я звоню, чтобы предложить отправиться к Итачи на работу. Он сказал, что у них даже какая-то программа сегодня или вроде того. Как я слышала, его клуб очень нравится молодёжи и…
- Не продолжай, - прервала тираду подруги Кушина. Микото видеть не могла, но Узумаки всё равно подняла раскрытую ладонь - по привычки. - Мей услышала, о чём ты, и по какой-то невнятной причине теперь скачет до потолка, и ещё показывает мне два больших пальца сразу. Так-с, а теперь ещё умоляет о чём-то. Видимо, чтобы я сказала тебе «да». Будто я могу сказать что-то другое. Когда ещё такое будет, чтобы Микото выбирала, где нам развлечься? Остальной план в силе? Где встречаемся?
- Ну, я подумала, раз уж я уже в такси, то могу вас забрать?
- Договорились. Ждём. Но ты это… не торопись особо, - разглядывая свалку, в которую превратилась квартира семьи Намиказе-Узумаки, и больше раздетых себя и Мей, чем одетых, добавила Кушина. Микото только посмеялась, и отключилась.
- План меняется, - строго сказала Микото таксисту, и назвала новый адрес.
***
- Почему мы всё ещё на улице? Не знаю, как вы, но я не хочу отморозить зад. Кушина, разве ты не собиралась вызвать такси? - переминаясь с ноги на ногу, возмущалась ЁШино.
- Ничего с твоим задом не станется - вон сколько жировой прослойки, - фыркнула Кушина, от души шлёпнув подругу по вышеуказанной части тела. ЁШино так зыркнула, что накатили воспоминания о старых добрых школьных деньках. - Ничего не изменилось, - с ухмылкой сказала Кушина самой себе. - Мы ждём Микото, расслабь свой многострадальный зад. Она нас заберёт, чтобы показать одно место.
- Ага-ага, - оживилась Мей, - дорогое, модное, да настолько, что в другой жизни я бы ни за что не потащилась туда с вами. Но, кажется, с тех пор успела повзрослеть, так что теперь мне вообще плевать - даже на то, что меня там увидят с вами.
- Она хоть осознаёт, что уже дважды нас оскорбила? - наклонив голову к плечу, поинтересовалась ЁШино.
- Да куда ей, с её-то куриными мозгами, - отмахнулась Кушина, даже не смотря на подруг - она выглядывала на дороге фары, ожидая, что Микото должна уже быть где-то поблизости.
- Понимаю, что прозвучу слащаво, но я как-то даже соскучилась по этой нашей настоящей суровой женской дружбе: упрёки, взаимные оскорбления, зависть, и напряжение грозящее перерасти в любой момент в драку - что может быть лучше? - тут даже Кушина бросила своё занятие, чтобы взглянуть на ЁШино. Интересно ведь было серьёзно она или так шутит. Только по её лицу, как обычно, ничего толком было не понять.
- Я же это не для того, чтобы обидеть, - беря ЁШино под руку, сказала Мей. - Просто… не знаю. Раньше у меня была только одна подруга, ну, у которой муж, дом и дети. Никогда не видела себя своей среди таких. Думала, что все эти домохозяйки состарились раньше времени, похоронили себя под завалами семейных дел. Наверное странно, что при этом я так сильно стремилась сама выйти замуж, - неожиданно задумалась Теруми.
- Не то слово, - поддела ЁШино, но с особенной улыбкой, касающейся тёмных глаз, от которой было понятно, что это не серьёзная издёвка. - И мы никакие не домохозяйки, если ты забыла, у нас не только счастливые браки, и сносно воспитанные дети, но ещё и свой бизнес. Так что, - ЁШино по-матерински похлопала младшую подругу по руке, - тебе следует брать с нас пример. Мей задумалась ещё сильнее, понимая, что слова ЁШино попали в яблочко. - Ничего, держись нас и всё ещё успеешь.
- Это наверняка Микото, - объявила Кушина, заметив яркие фары в конце улицы.
- Но не сегодня, - добавила ЁШино, - сегодня мы научим тебя только веселиться и бухать, - у Мей уже крутился на языке остроумные ответ, но она промолчала - а вдруг правда ей и тут есть чему учиться.
- Не успели замёрзнуть? - с улыбкой спросила Микото, показываясь в приоткрытой задней двери. - Забирайтесь, - Кушина и Мей по очереди потеснили Микото, заталкивая подругу к другой двери, а ЁШино, по негласному правилу, считающаяся самой внушительной, заняла место рядом с водителем.
- Вот это цветник, - пошутил таксист, но внушительная ЁШино так на него посмотрела, что у мужика теперь точно пару дней даже на голую бабу не встанет.
- Попробуй ещё раз, - добавила Нара.
- К-куда, госпожа? - запинаясь, спросил бедняга, так раскланявшись, что несколько раз ударился лбом о руль. ЁШино обернулась к Микото, ожидая её ответа.
- Клуб «Цукуёми», - оправившись от лёгкого шока, отрапортовала Учиха.
***
- Какие-то проблемы? - смотря в глаза отцу, поинтересовался Шикамару, когда они отдали пакет с бутылками. Наруто восхищённо наблюдал за этой борьбой взглядов - сам он старался молчать, понимая, что в его ложь Шикаку-сенсей никогда не поверит.
- Думаю, не слишком ли лёгкая ноша, - взвесив пакет в руке, медленно протянул Шикаку. Его сын только лениво пожал плечами.
- Если интересует моё мнение, то думаю для тебя в самый раз, - их взгляды снова схлестнулись, высекая искры, как шпаги двух соперников. Наруто только успевал мотать головой, чтобы не упустить момент, когда кто-то дрогнет.
- Признай поражение, старый друг, - борьбу прервал Минато, опустив руки на плечи Шикаку. Старший Нара только усмехнулся, но взмахнул рукой, как бы говоря, что принимает слова сына за правду - и признавая, что хоть он ему не поверил, реальных доказательств вранья не обнаружилось.
Наруто помахал на прощание ручкой, так широко улыбаясь, что глаза превратились в пару щёлочек, и утащил Шикамару в свою комнату. Она, наконец-то, пустовала, грех было бы не воспользоваться.
Минато вздохнул, и принялся расставлять свои белые фигуры, пока Шикаку откупоривал первую бутылку саке. Кушина превзошла себя, заставив весь стол ещё горячей едой - никак боялась, что мужчины за эти несколько часов могут умереть с голоду. Так что, пришлось изловчиться, чтобы найти место для доски.
- Кажется, - тяжело вздохнул Минато, предоставив другу разливать первый кон, - наши дети слишком быстро выросли. Значит ли это, что мы автоматически состарились?
- Пфф, - усмехнулся Шикаку, - то, что они нас обманывают, и думают, что уже настолько выросли, что могут пить, не боясь нашей реакции, ещё не означает, что они стали действительно взрослыми. Я бы даже сказал - совсем наоборот. Мальчишки ведь, нам нечего опасаться ещё лет десять. Вот если бы были девчонки - тогда да. Мы бы забыли, что такое сон ещё пару лет назад, - Минато усмехнулся, поднимая в честь этого свою пиалу.
- В таком случае - за удачу, - Шикаку поддержал. Мужчины выпили, закусили парой роллов, скрученных КуШиной. И чёрная пешка сделала свой первый пьяный ход.
Наруто напрягая слух, прислушивался к звукам с кухни, слегка высунув правое ухо в приоткрытую дверь.
- Кажется, - шёпотом протянул блондин, - они уже начали. Можно расслабиться, - объявил он Шикамару, закрывая дверь, и полностью оказываясь в комнате.
- Да ну? А я и не напрягался, - усмехнулся Нара, вальяжно развалившийся на кровати Наруто. Вот ведь, недовольно бурчал внутренний голос, сообщая, что его кровать отдаётся кому угодно, но только не законному владельцу. В попытке выбросить эти обидные мысли из головы, Наруто вытащил из шкафа припрятанную бутылку. Бесцветная жидкость призывно булькнула, когда Узумаки перевернул бутылку крышкой наверх.
- Не желаешь помёрзнуть, чтобы не так развезло? - мотнув головой в сторону балкона, спросил Наруто.
- Почему нет, - пожал плечами Шикамару, - только сначала достать чего-нибудь для закуски, - забирая бутылку, добавил гений. И уже полез в ящик внутри кровати Узумаки, зная, что там хранится матрац, который выдаёт Кушина, если в доме останавливаются гости - многочисленные. Наруто отсалютовал и убежал. Вернулся блондин, таща их куртки и шапки под мышкой, а в руках тарелку с наваленной как попало едой. Палочки оказались зажаты в зубах. Шикамару помог другу разгрузиться, и они вышли на балкон.
Из-за серых облаков уже стемнело достаточно, чтобы включились фонари на улице. Стаканы Наруто взять не мог, раз уж они разыгрывали представление перед отцами, которые, наверняка, про всё знали, то они просто отпивали по глотку и передавали бутылку. Вскоре стало даже жарко, не смотря на опустившуюся к вечеру температуру.
Они пили молча, но Наруто видел, что Шикамару бросает на него косые взгляды - будто ждёт, когда друг дойдёт до какой-то определённой кондиции. Пришлось прислушаться к себе, а Наруто никогда не был любителем подобных забав. Появление Хинаты, конечно, сделало из него слишком очевидно вдумчивого человека. Раньше Наруто был уверен, что никто, кроме Шикамару, не догадывается о том, как много он прячет внутри. Но этот новый Узумаки был не так уж плох - Наруто нравилось быть честнее с дорогими людьми, которых оказалось намного больше, чем он думал. А ещё у этого нового Узумаки, вроде бы, всё было в порядке.
План Мей, разговор с Хинатой, и предстоящая поездка сделали своё дело. Наруто понял, что не собирается больше форсировать события. Так что, вполне мог, пока, обойтись без задушевной беседы.
- Как насчёт того, - передавая бутылку обратно Шикамару, начал Наруто, - чтобы, для разнообразия, поговорить о твоей личной жизни, а не о моей? Я смог разобраться в некоторых деталях, поэтому у меня-то как раз всё нормально, слово скаута, - добавил Наруто, поднимая вверх руку с вытянутыми тремя пальцами.
- А? При чём тут скауты? Разве это не то, что делали чуваки в «Голодных играх»?
- О-о-о, а, ведь, правда, - в недоумении разглядывая свои пальцы, согласился Наруто. - А что тогда делают скауты? Вот так? - Наруто иначе сложил пальцы.
- Не, это вулканское пожелание жить и процветать, - серьёзно ответил Шикамару. Кажется, догадался гений, на холоде их развезло быстрее. - Неа, это индейцы. О!
- Оно? - обрадовался Наруто, разглядывая свои сжатые пальцы.
- Неа, но это же Человек-паук, прикольно просто, - Наруто отмахнулся от друга, причитая, что он не помогает. - Нет, это что-то рэперское. А это уже не смешно, - пожаловался Шикамару, когда Наруто решил вспомнить, как приветствовали друг друга фашисты. - Идиот.
- Я не виноват, что ты не знаешь, какие знаки делают скауты, когда клянутся.
- Не находишь, что это всё равно ничего не будет значить? - Шикамару усмехнулся, когда понял, что язык переваливается особенно лениво и тяжело. Алкоголь придавил своим замедляющим эффектом. Но по телу разливалось слишком приятное тепло, чтобы задумываться об этом.
- Почему это? - не понял Узумаки.
- Потому что ни ты, ни я не скауты.
Наруто принял информацию, обработал её, и даже сумел сделать некоторые выводы.
- О-о-о, - протянул блондин восхищённо, убеждаясь, что его друг точно гений, - а ведь и правда. Вот это ты голова, конечно.
- Моя гениальная голова ещё кое-что поняла.
- Что?
- Что мы уже капец какие бухие, - серьёзно сказал Шикамару, но тут же прыснул от смеха от собственной серьёзности. Наруто посмеялся в унисон, забирая бутылку себе, а то начал мёрзнуть. Хотя, может быть, просто начал трезветь, когда захотелось ещё побыть пьяным. Это чувство лёгкости от того, что творишь глупости - ему этого не хватало. Просто побыть безответственным собой.
- Так что, - после паузы продолжил Узумаки, отпивая большой глоток, и передавая бутылку, - твой язык готов работать? А то мои уши уже готовы.
- Я, конечно, уже слегка в подпитии, но даже в таком состоянии не соглашусь на твои извращенские штучки, - скривившись, ответил Шикамару, отползая на тесном балконе подальше от Наруто - на всякий случай.
- К твоему сведению, - как ни в чём не бывало, держал ответное слово Наруто, - каждый думает в меру своей испорченности. Так что, я вообще не понимаю, что тебя так смутило в моей готовности тебя выслушать, - алкоголь и некоторые личные особенности Узумаки, как индивида, сделали его слуховой и языковой фильтр более щадящим - если можно так выразиться - поэтому произнесённые фразы казались вполне приличными. - Давай, серьёзно, поделись уже хоть чем-нибудь, - принялся канючить Наруто, - я устал быть единственным, у кого на лбу написано: «ему надо выговориться».
- Какой ты проблематичный, - протянул Шикамару, рассматривая, как прозрачная жидкость набегает на стенки бутылки, создавая бесконечные приливы и отливы. - Ну, о какой личной жизни я могу тебе рассказать? - всё же начал сдаваться Шикамару. - У меня её попросту нет. Это всё, чем я могу поделиться - мне нечем делиться. Как тебе?
- Звучит отстойно, - пожаловался Наруто, - а ещё, как реальная брехня. Выпей-ка ещё, - подталкивая бутылку за дно, добавил Узумаки, - бухло должно развязать язык даже такому зануде, как ты, - Шикамару только закатил глаза, но сделал глоток, чтобы доказать наглому блондину, что на гениях не работают подобные уловки. - Ну как? Теперь ощущаешь острую необходимость излить душу внимательному другу?
- Конечно, нет, - уверено заявил Шикамару, для наглядности делая очередной глоток. - Пропорционально количество выпитого никак не может повлиять на кардинальные изменения статуса моей личной жизни.
- Чё? - замерев с открытым ртом, спросил Наруто. Снова задвигался он только, когда Шикамару протянул ему бутылку. Наруто не отказался. Сделал глоток, и уставился на этикетку, хмурясь от того, как тяжело знакомые слова проникают в мозг. - А вот на мои способности думать выпитый алкоголь оказал кардинальное влияние. Пропорционально.
- И ведь я был уверен, что достаточно хорошо её просчитал, - совершенно перестав слушать Наруто, вдруг невпопад заговорил Шикамару.
- А?
- Думал, что доказал ей её собственные желания. Играл на её упрямстве, на желании всё контролировать, и всегда оказываться правой. Буквально взял её на «слабо», а такой как она больше не нужно. И какого хрена пошло не так? - требовательно спросил Шикамару, смотря на Узумаки косым взглядом - просто не знал на кого из трёх Наруто перед ним сосредоточиться.
- Не знаю. Какого?
- У меня в школе бывает такое ощущение, будто кто-то смотрит, типа это щекочущее чувство в затылке. Но когда оборачиваюсь - никого. Только мелькнёт где-то в толпе убегающая от меня блондинка. Готов спорить на весь свой IQ, что это она. Но стоит нам оказаться поблизости - ничего, игнорирует меня, словно я пустое место. И я нахрен уже не знаю, что думать. Вдруг это только моё воображение? Вот я в этом варюсь, сам себя мыслями извожу, а она возьми и уставься на меня в коридоре, да ещё так настойчиво, будто вызов бросает. Такая вот у меня личная жизнь, - закончил Шикамару, отбирая бутылку. Сделал пару больших глотков, вытер рот тыльной стороной ладони, и с вызовом упёр в Наруто указательный палец. - Но тебе я ничего рассказывать не стану, даже не проси. И саке мне язык не развяжет.
Наруто усмехнулся, но не стал говорить другу, что он уже всё выболтал, чтобы не смущать лишний раз.
- Разве это не значит, что тебе просто нужно самому сделать первый шаг?
- Конечно, нет! - выкрикнул Шикамару, поражённо качая головой от глупости данного предложения. - Я уже чётко обозначил свою позицию. Дальше пусть сама делает новые шаги. Она о моих намерениях осведомлена, - закончил Шикамару, и как только слова слетели с губ, уверенность его дала трещину. Что, в сущности, Темари знает о его этих намерениях? А он сам что о них знает?
- Хм, надо это обмозговать.
Мужик сказал - мужик сделал. Наруто глубоко задумался, вспоминая всё, что знает про девушек - вышло не так уж много.
- Они красивые, и вкусно пахнут, - начал перечислять Узумаки. - Любая уважающая себя девушка обязана быть с какой-нибудь придурью. Такие они ещё… - идеи кончились, но всплыл яркий образ одной брюнетки, которая подходила по всем статьям, особенно в той части, где про придурь. Хината, за время их знакомства, была совершенно разной, и пьяный мозг выбирал самые развратные её образы. Кроме ещё одного, явившегося из глубин памяти. В тот день она была готова рвать и метать, чтобы показать, как опасно влезать на её территорию. - О-о-о, чувак, можешь начинать поклоняться моему величию уже сейчас.
- Саке разъело твои мозги? Прискорбно.
- Да ты только послушай, что я придумал.
- И что ты придумал?
- Как тебе заполучить эту твою безумную грозную Темари.
- Э-э! Слышь, только я могу так про неё говорить.
- Ладно-ладно, короче, просто слушай, что я придумал. Как мы все знаем, девушки те ещё собственницы, если уж заполучили себе парня, то хрен кому его отдадут, даже если самим не очень-то нужен. На этом чувстве ты и должен будешь сыграть, чтобы заставить Темари действовать.
- То есть? Я должен стать для Темари не нужным парнем? Так я уже, - всё ещё прикладываясь к бутылке, выдал Шикамару, доказывая, что алкоголь пагубно влияет на умение человека быть гением.
- Никогда не замечал, что ты такой идиот, - пожаловался Наруто. - Я говорю тебе о том, что тебе нужно заставить её р-е-в-н-о-в-а-т-ь.
***
- Благодарю, - всё ещё с нотками угрозы в голосе, поблагодарила ЁШино, когда таксист помог всем выбраться из машины. Мужик тут же опустил глаза в пол и, раскланиваясь, поспешил уехать. А четверо подруг застыли перед высоким зданием, заманивающим порочной красной вывеской, так и обещающей незабываемый вечер.
- Не могу поверить, что это ты нам предложила сюда приехать, - обнимая Микото за плечи, удивлялась Кушина.
- Я сама не могу в это поверить, - нервно сглатывая, поделилась Учиха. Она не представляла, что её сын работает в подобном заведении, которое будет так откровенно насмехаться над её, недавно обретённой, смелостью.
- Давайте, девочки, идёмте, - поторопила Мей, - хочу увидеть всё, что эта цитадель разврата может мне предложить, - Кушина закатила глаза, и на замечание Теруми, и на то, как после этих слов побледнела Микото. Но первый шаг в сторону длинной очереди они сделали синхронно.
Правда, даже всегда грозные и бойкие Кушина с ЁШино немного стушевались, когда оказались за спинами толпящихся молодых парней и девушек, не до конца понимая, что же им делать дальше.
- Может, позвонишь сыну? - предложила Мей. - Он наверняка не захочет, чтобы мы топтались на этом проклятом морозе, - Микото уставилась на подруг огромными перепуганными глазами. Кажется, заряд закончился.
- Офигеть, - вдруг раздался противный гнусавый голосок, растянувший это короткое слово на добрых тридцать секунд. Подруги переглянулись, и обернулись на звук, отвлекаясь от проблем насущных. - Бабули, вам кто сказал, что сегодня тут вечер «Кому за 60», - выдала малолетняя сопля в коротюнном платье из пайеток, которым она светила, не застегнув длинношерстную шубу ужасного салатового оттенка. - Только приезда скорой нам сегодня тут и не хватало, - добавила сопля, вызывая противный приступ гогота у парочки таких же прошмандовок, стоящих рядом.
- Круто ты их, Сара, - пропищала подружка по правую руку от их лидера, с таким красным носом, что в пору было опасаться, как бы бедняга не отвалился.
- Эй-эй-эй, - оживилась Кушина, у которой реакции была получше, чем у подруг, ну и которая знала ЁШино лучше остальных, поэтому успела перехватить подругу, когда та уже начала наступать на бедных овечек, закатывая рукава пальто. - Спокойно, подруга. Ты только представь сколько времени мы потеряем, если придётся избавляться от трёх, - Кушина оглядела соплячек внимательнее, - даже таких худосочных, трупов. Земля замёрзла, представляешь, как трудно будет копать? А у меня свежий маникюр, - что Узумаки доказала, демонстрируя ладошку. ЁШино фыркнула, но кивнула, говоря, что не будет марать руки.
- Мало ли, что от них можно подцепить, - добавила Нара, отворачиваясь. Добавила не громко, но послание дошло до адресата, если судить по тому, как раздулись ноздри главной сопли.
- Чего там эта кошёлка про меня вякнула? - чувствуя, как возрастает её авторитет среди подружек, да и других недалёких соплячек в очереди, выступила вперёд та, кого назвали Сарой.
- Нака никогда не замерзает, - Кушина ожидала таких предложений от ЁШино, но никак не от Микото.
- Что? - удивилась Узумаки, смотря на скромную подругу. А Микото только плечами пожала.
- А что? И копать ничего не нужно - скинули и всё. ЁШино так запугала нашего таксиста, что он точно разрешит воспользоваться его багажником, - теперь уже все подруги уставились на расчётливую Учиха. Микото знать не знала, что в ней это есть, но вдруг накатило, такая горячая волна уверенности в себе. Она сегодня была красивая, и не собиралась позволять кому-то портить этот вечер.
- Дамы, - вмешался новый голос, точнее глубокий бас, которым можно кирпичи ломать.
- Ой-ёй, - пискнула Мей, разглядывая высоченного мужчину в чёрном костюме с квадратными плечами и мощной челюстью, возвышающегося над ними - при их-то высоченных каблуках.
- Прощу прошения, что вам пришлось ждать, - бугай поклонился, отчего его костюм натужно затрещал. - Возникли сложности на входе, не смог покинуть свой пост сразу, - Кушина, Микото и остальные переглянулись, недоумевая, почему этот здоровяк ведёт себя так, словно разбил их любимую вазу, короче, как нашкодивший сын перед строгой матерью… или четырьмя матерями сразу. - Следуйте за мной, - указывая рукой направление, попросил здоровяк, хотя его просительный тон ничего не отличался от приказного.
Подруги снова переглянулись, прикидывая насколько можно доверять его извинениям, или этот поход всё равно сулит им неизвестными неприятностями.
- Гулять, так гулять, - решилась Кушина, - идём, дамы, - и они последовали за бугаём, взяв друг друга под руки.
Они задрали носы повыше, а походки стали увереннее, пока охранник вёл их мимо всей протяжённости толпы, вызывая то тут, то там шепотки.
- Это какие-то знаменитости?
- Они же из того сериалу, ну вспомни…
- Забыл имя, но я точно видел вон ту, рыжую…
- Надо запостить фото, никогда не встречала знаменитостей…
- Босс решил, что вы не захотите, чтобы он лично вас провёл, - сказал здоровяк, когда поднял перед женщинами красный канат. Он обращался напрямую к Микото. - И сказал, что спуститься к вам только если позвоните. В остальном, кхм, просил передать… оттянитесь, госпожа.
- О-о, благодарю, - улыбнулась Микото, шагая внутрь. Охранник кивнул.
- Слушай, приятель, - по-свойски хватая бугая за руку, что сделать оказалось не так просто - тоненькие пальчики Кушины так и не смогли сомкнуться вокруг локтя. - Ого, вот это «банки», - отвлеклась Узумаки.
- Благодарю, госпожа.
- А? А ну да. Так о чём это я? Точно. Видишь так в конце очереди трёх соплячек? - Кушина указала направление, а Сара и её подружки облегчили задачу, выступая из общей толпы народу. Кушина помахала им ручкой, а дурочки по инерции ответили. - Да-да, вот этих.
- Вижу, - грозно признал охранник.
- Кушина? Это не слишком мелочно? - ухмыляясь, спросила ЁШино. Но Узумаки только отмахнулась.
- Так вот, мы были бы тебе очень признательны, если бы их сегодня не оказалось внутри. Ты ведь можешь это устроить, правда? - бугай ведь подсобрался, демонстрируя своё всевластие. В конце концов, он тут был царь и бог, только от него зависело, кто достоин. И суд его был пострашнее египетского - он измерял крутость.
- Для мамы босса - всё, что угодно, - криво усмехаясь, ответил охранник, пропустил Кушину за канат, закрыл эти створки райских врат, и всей своей глыбой мышц отправился в конец очереди.
- Может быть, - несмело начала Микото, но поймав три взгляда, ярко вопрошающих «серьёзно?», прикусила язык. - Нет-нет, вы правы, - она глубоко вздохнула, готовя себя, - малолетние сучки это заслужили.
Воцарилась поражённая тишину, насколько вообще может воцариться тишина на входе в ночной клуб. А через секунду раздались крики и громкий свист, когда подружки принялись поздравлять Микото.
- Идёмте скорее, - поторопила Кушина, - мы должны выпить за новую Микото, пока она не превратилась в тыкву.
Их каблуки весело застучали по длинному коридору, сегодня окрашенному яркими всполохами жёлтого и зелёного. Откуда-то из глубины уже доносились звуки громкой музыки, подгоняя торопиться ещё сильнее, чтобы скорее оказаться в гуще веселья.
- О да! - выкрикнула Мей, хотя её голос всё равно потонул в басах, добавленных в ремиксы неизвестной латино-американской музыки. - Девочки, мы официально в раю!
Народу было достаточно, чтобы сквозь них не видеть противоположной стены. Место диджея пока пустовало, но всё вокруг сверкало и взрывалось разноцветными всполохами. Туда-сюда сновали официантки, разодетые так, словно отбились от толпы танцовщиц с карнавала в Бразилии. На барменах красовались гавайские рубашки. А на специальных возвышениях вовсю дрыгались рельефные мужчины-танцоры в набедренных повязках.
- Не знаю, как у вас, - протянула ЁШино, - но мои мысли совсем не тянут на ангельские.
- Поддерживаю, - потирая руки, сказала Кушина.
Они избавились от верхней одежды, и выбрали круглый столик на четверых поближе к бару на первом этаже. «Чтобы ничего не пропустить», - как высказалась Мей.
- Неужели мы это делаем? - хватаясь за руки ближайших подруг, радостно взвизгнула Кушина. - Нет, от нас с этой рыжей-бесстыжей я могла такого ожидать, даже от нашей серьёзной ЁШино - кому, как не мне знать, что за черти водятся в этой умной голове - но Микото! - все дружно обернулись к смущённой женщине. Учиха стушевалась под таким пристальным вниманием. - Ты просто умница, что согласилась.
- Т-так, - прочистив горло ответила Микото, невзначай пожимая плечами, - у меня вроде как не было выбора. Ты ведь грозилась силой вытащить меня из дома, - подруги дружно рассмеялись, понимая, что Кушина проделала бы такое на раз-два.
- Опа, а это ещё что такое? - вытягивая шею, громко спросила Мей, когда к их столу подошла яркая официантка с подносом полным таких же разноцветных коктейлей с трубочками и фруктами по краю стаканов.
- Кто успел всё это заказать? - поинтересовалась ЁШино, заглядывая подругам в глаза. Но каждая только пожимала плечами, передавая эту немую эстафету следующей.
- Это комплимент от нашего босса, - раскрыла секрет сама официантка. - Итачи-сама просил передать, что надеется этот вечер станет для наших дорогих гостей незабываемым, - девушка выставила бокалы на стол, после чего махнула рукой куда-то на верх. Микото обернулась первой, чтобы увидеть своего старшего сына, стоящего там с собственным бокалом в руке.
Итачи приподнял бокал с красным вином в приветственном жесте, и пригубил отменный букет десятилетней давности. Он полагал, что будет странно смотреть на маму в окружении подруг: в красивом наряде, с горящими глазами и готов веселиться, да ещё выпивать. Но эта новая Микото показалась такой счастливой, что Итачи мечтал только задержать это мгновение, запомнить её такой. А потом спуститься и умолять всегда быть такой.
Каждая из женщин за столом повторила его жест, благодаря за приглашение и халявную выпивку.
- Ой, девочки, - мечтательно протянула Мей, - таких вы сыновей вырастили. Я вам, честное слово, завидую. И красавцы-то все. От лица всей женской половины человечества, говорю вам - спасибо. Эти мальчишки просто украшение нашего мира.
- Какие твои годы, - усмехнулась ЁШино, - если сейчас начнёшь, то мы ещё будем не в маразме, чтобы оценить твои старания по выращиванию сыновей.
- Ну да, - скуксилась Теруми, - жаль только, что для этого ещё мужик нужен, - но ЁШино и на эти слова отмахнулась.
- Значение мужика в этом процессе переоценивают.
- Ага, - поддержала Кушина, - сейчас ведь всё необходимое можно в интернете купить.
- Так! И я сейчас буду говорить абсолютно серьёзно. Вы должны меня пристрелить, как загнанною лошадь, если я вдруг решу сперму в интернете покупать, - Кушина и ЁШино заржали, в основном из-за слишком серьёзного лица Мей. Микото тихо хихикала рядом, прикрываясь ладошкой - она подпитывалась от смелости этих потрясающих женщин, которых могла с гордостью назвать своими подругами.
- Слушайте! - объявила Кушина, поднимая свой коктейль с кусочками клубники в бокале. - Я сегодня пью, чтобы насладиться! - громко произнесла она, встряхивая бокал.
- А я сегодня пью, - поддержала ЁШино, - чтобы веселиться!
- Я пью, - с тяжёлым вздохом добавила Мей, - чтобы забыться! - она думала о всех вещах, которые хотела сегодня забыть - все они были связаны с Хиаши.
Молчала только Микото, которая неуверенно вертела свой бокал по столу. От задумчивости на лбу образовались несколько тоненьких складочек. Она, наверное, пила сегодня по всем причинам, которые назвали подруги. Но хотела сказать им что-то более личное - важное.
- Микото? - поторопила Кушина. - Рука уже устала бокал держать.
- Да-да, - Учиха подняла руку, осматривая подруг, улавливая окружающую обстановку, вспоминая, как ощущала себя, когда собиралась на эту встречу. И широкая улыбка коснулась её губ. - Я сегодня пью… чтобы освободиться!
- За свободу! - присоединились подруги, и все четыре бокала сошлись над центром стола, громко чокаясь друг об друга.
Народу становилось всё больше. Огни мерцали всё ярче. Да и музыка становилась громче, проникая под кожу, разгоняя кровь. А официантка повторила коктейли уже в третий раз.
- Кааакая красота, - свет так мелькнул, что Кушина заметила рубиновый браслет на руке Мей. - Хм, что они добавляют в эти коктейли, раз мне хватило двух, чтобы начать отвешивать комплименты твоему вкусу, а, Теруми? - но Мей не слушала всё равно. Она ударила себя рукой по лбу, сетуя на забывчивость. И полезла в чёрный кожаный клатч, который положила рядом с собой на стол.
- Спасибо, что напомнила, а то так бы и забыла. У меня ведь для вас подарки. Всё так закрутилось с момента моего приезда сюда, что я не уверена, а благодарила ли вас с Минато вообще? Я правда думала, что раньше была счастлива, но всё познаётся в сравнении. В Конохе я обрела настоящую семью, и что самое удивительное, настоящих подруг. Короче, я попала сюда только потому, что не вышла замуж, поэтому хочу «окольцевать» всех вас, чтобы это, - Теруми обвела рукой их тесный круг, - было навсегда. Так что, вот, - она неловко залезла в клатч что-то подцепляя ноготком. И извлекла на свет точно такой же браслет, как носила сама, только с изумрудами. - Кушина, это для тебя.
- Чего? - Узумаки уставилась на идеальный ряд крупных изумрудов, собранных в браслет на белом золоте, как баран на новые ворота, и могла только ошарашено хлопать ресницами. - Сдурела что ли? - раскричалась Кушина. - Иди ты нафиг с такими подарками. Это слишком, - она сложила руки на груди, демонстрируя полный отказ от такого дорогого подарка.
- Охренела?! - взвилась на неё в ответ Мей. - Обидеть меня захотела? Так я быстро сейчас обижусь! - Кушина отвернула вздёрнутый носик, показывая, что сдаваться не планирует. - Мне что, Наруто позвонить? - пригрозила Мей, и повертела перед лицом подруги телефоном. - Сейчас позвоню, обрадую. Скажу, что освобождаю его комнату. Я уже набираю… набираю…
- Ладно-ладно! - резко опуская руку Мей с телефоном на стол, выкрикнула Кушина. Она несколько секунд с прищуром всматривалась в подругу. Но была вынуждена только тяжело вздохнуть. И протянула ей своё тонкое запястье. Теруми похлопала в ладоши, обрадованная своей маленькой победой. - Красота, - тихо шепнула Кушина, трогая пальчиками дорогие зелёные камни, мягко обхватившие её руку. - Спасибо, Мей, - растрогано поблагодарила Узумаки, обнимая, сидящую справа подругу.
- Так-то лучше, - пряча навернувшиеся на глаза слёзы, пожурила Мей. - Так! Надеюсь, с остальными будет проще?
- О-остальными? - испугалась Микото.
- Именно, - и Мей выловила из сумочки новый браслет, но в этот раз с яркими сапфирами. - Давай свою руку, Микото. Синий определённо твой цвет.
- Н-но…
- Ой, ты только не начинай. Видела ведь, чем дело кончилось, - всё ещё рассматривая свой браслет, выдала Кушина. Так что, у Микото было не так много вариантов. Она выбрала не убегать, а просто протянуть Мей свою руку.
- Я сопротивляться не буду, - сказала ЁШино, протягивая руку, и пошевелила пальчиками в нетерпении, будто Мей собирается не браслет, а кольцо ей предложить. Теруми улыбнулась, выуживая из недр клатча последнюю копию браслета с александритами, такими сиреневыми, что порой камни казались чёрными.
- Ну вот, как-то так, - подытожила Мей, когда каждая из подруг получила подарок. - Только пожалуйста, носите их. Это от всего сердца, - момент обещал перерасти в слишком сентиментальный, но никто не знал, как разрядить обстановку. Хорошо, что явилась официантка. - О, спасибо. Кстати, вы заметили, что она ещё ни разу не повторилась? Чувствую, что сегодня мы попробует всю их коктейльную карту.
- Не, я всё же должна сказать, а то меня это сожрёт, - вдруг произнесла ЁШино. Все немного напряглись, коктейли и так уже просились вырваться наружу умилёнными слезами и долгими объятиями. - Вы видели, где она носит драгоценные камни первого порядка? Просто в сумке. Просто! Как будто это сахар, который она спиздила из кафе! Мы просто обязаны выпить за Мей! И за нас всех!
Под дружный смех и звон пузатых бокалов, они так и сделали.



Прочитали?
1
Рита Романова


Нравится!
1
Не нравится...
0
Просмотров
277
Оценка материала: 5.00 Отвергнутые. Глава 28.2 5.00 0.00 1 1
152 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма , AU , Романтика , Гет 
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?
Одобрил(а): Александр 17 сентября 2023г. в 10:41
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

0 комментариев

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
 

 



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже