Отвергнутые. Глава 16

Шапка фанфика
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма, AU, Романтика, Гет
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Глава 16. Последствия.
***

Хината старается не шуметь, чтобы не разбудить Наруто, кажется, он уснул лишь пару часов назад, когда одевается. Его настенные часы показывают половину седьмого, небо хмурое, от этого всё вокруг однообразно серое. Плотные шторы задвинуты не полностью, оставленная узкая полоса пропускает только дымку света, в которой девушка практически на ощупь ищет свой рюкзак.

Шорох едва различим на фоне собственного дыхания, но даже этого хватает, чтобы он резко проснулся, в панике оглядывая тёмное пространство собственной комнаты. Она замирает под его взглядом, как перепуганная лань в свете фар, вчерашний свитер в руках, не успела надеть, так и остановилась, сжимая его в ладонях, пальцы вздрагивают, захваченные мелкой дрожью.

- Ты уходишь? - Хината боялась, что не успеет, так и произошло, с тех пор, как он немного успокоился и уснул, она боялась вообще всего. Момента, когда он проснётся, его первых слов, своих действий, последствий и разговоров. Слова Наруто едва удаются, глотку дерёт, но тон ровный, он не имеет права удивляться, что она сбегает. Запоздало появляется мысль, что ему следовало не просыпаться и дать ей такую возможность, меньшее, что он мог для неё сделать.

- Не хотела тебя будить, - тихо отвечает Хината, прикрываясь свитером, вдруг кажется не приличным, что она стоит в одном лифчике. Наруто кивает, смиренно, подыскивает слова, чтобы извиниться, заведомо зная, что таких слов не существует. - Думала, что успею вернуться до того, как ты проснёшься, - Наруто хмуриться, слова Хинаты не правильные, дура, думает он, старается помочь ему сохранить лицо. Как же сильно он её поломал. - Да, - она краснеет, отводя взгляд, - так, я это, быстро. Мне просто нужно, - Хината нервно заправляет волосы за ухо, а Наруто не знает, как сказать ей, что не обязательно притворяться, но так, чтобы не впасть в истерику, снова, - в аптеку, - выпаливает девушка, румянец переходит в откровенный красный, - девчачьи дела, понимаешь?

- Что? - Хината хмурится, кажется, что он вообще её не слушал, но сказать всё чётко она просто не может, слишком личное, слишком смущающее. Наруто пытается найти обычные признаки лжи, но это ведь Хината, должно быть не так сложно, так почему, никак не может понять блондин, кажется, что она говорит правду.

Хината медленно подходит к кровати, каждую секунду проверяя его реакцию, но Наруто скорее ошеломлён тем, что пытается осознать сейчас, нежели произошедшим раньше. Он никак не реагирует на то, что девушка присаживается рядом, то есть не пытается отодвинуться и не шарахается, однако по-прежнему недоверчиво сканирует её.

- Ты подумал, что я ухожу совсем? - спрашивает Хината, наклоняя голову, она не понимает, что чувствовать, если это правда. - Ты хочешь, чтобы я ушла? - знать ответ она не хочет. - Наши выходные, знаешь…

- Да, - отвечает Узумаки, он словно только сейчас проснулся и вспомнил, что не имеет права разыгрывать из себя невинность, у него нет прав оставлять её рядом с собой. Хината ждёт, что он продолжит, что это не ответ, а лишь начало другой фразы. Но лучше бы он ограничился этим лаконичным «да». - Ты должна уйти, Хината, - первый порыв послушаться, и она бы уже давно убежала, если бы он был зол, если бы всё ещё винил её в том, что произошло, чем бы оно ни было. Даже при малейших признаках того, что ему нужно пространство и время для себя, она бы убежала, но в его голосе лишь тоска и страх. Последнего она вообще не понимает, поэтому вместо того, чтобы спрятаться за волосами, Хината смотрит в голубые глаза, сейчас окружённые кроваво-красными белками.

Она не двигается с места, чем пугает Узумаки. Он начинает понимать к чему всё идёт и соглашается с этим. Конечно, Хината не может так просто уйти, она заслужила своё право на гнев. Наорать, ударить, она обязана сделать хоть что-то из этого. Ему и самому, в своё время, хотелось сделать больно Фууке, даже Сакуре вчера, но он не мог, а вот Хината может. Наруто верит, что это ей поможет, почти также действенно, как звонок в полицию. Блондин собирается стоически выдержать этот разрыв, и будущее одиночество, все были правы, она заслуживала большего, а получила его и если её жизнь теперь превратиться в ад - это всё его вина.

- Понимаю, - её удивляет холодный, выверенный тон, - тебе кажется, что ты обязана была остаться и проследить, что я в норме, ведь ты хороший друг, но больше этого не нужно. Гнев тебе поможет, обещаю, а если нет, - Наруто затихает, обдумывая что-то. Его глаза бегают из стороны в сторону, видно, что он закусывает щеку с внутренней стороны. - Не знаю, Хината, у меня была моя семья, они просто были рядом и я верил, что это был лишь эпизод, что всё наладится, - чем больше он говорит, тем больше понимает, в какой на самом деле ситуации она оказалась. Такого он выдержать уже не в состоянии, Хината вздрагивает, когда Наруто со всей силы сжимает одеяло в руках и просто кричит. Он практически рвёт пододеяльник, пытаясь спрятать лицо в мягкой ткани, от его крика разбивается сердце, маленькая ручка тянется, но замирает, боясь причинить ещё больше боли. - Это конец, конец, ничего уже не исправить, - Наруто хватается за её плечи, она всё ещё в одном лифчике, и пытается вернуться в настоящее, а не думать о её горячих, обнажённых руках, стыд готов вырваться наружу слезами. - Ты должна это сделать, Хината, ты не можешь так это оставить, сделай это, легче уже не станет, лучше не станет, но ты всё равно сделай, - Наруто выглядит, как псих, его взгляд безумен, но он отчаянно просит её наказать себя. - Думай только о себе, девочка, - жёстко, чеканя каждое слово, произносит Наруто. - Не бойся.

Он даже не представляет, как попал с этим в самую точку, но он даёт разрешение, не зная, что Хината хотела молить о нём, она сама забывает, что это не диалог, что он говорит сам с собой, но кажется, что с ней. Словно он у неё в голове, знает о тревогах, видит неутихающий пожар тревоги и желания. Но он так открыт, так беззащитен и сам признаётся, что готов, призывает её к отваге. И, Хината делает ровно то, о чём он её молил.

Наруто не успевает даже приготовиться, как Хината уже оказывается у него на коленях, её руки, что есть сил хватаются за волосы на затылке, она не может это контролировать, зарываясь в них всё глубже и глубже, точно так же, как языком исследует его язык. Хинате кажется, что она уже сотни лет его не целовала, от этого так накидывается, так вжимается, пока он не передумал, пока позволяет прикасаться к себе. Она, наконец, свободна, кажется, что только сейчас, отдавая весь запас кислорода ему, Хината может дышать. Дышать им, она тянет сильнее, чтобы он ощутил боль, и это работает, Наруто невольно вскрикивает, открывая Хинате доступ, и язык проскальзывает глубже, обвивает его собственный, как дикий виноград. Но этого так катастрофически мало, Хината не знает, насколько далеко может зайти, чтобы ничего не испортить, положение так шатко, она вжимает себя в его голую кожу так крепко, словно пытается оставить на нём свой слепок. Дикость этого желания, вынуждает стонать, жалобно, прося прощение, если переходит границы, и чтобы не сойти с ума окончательно, она прилагает уйму сил, отрываясь от него.

Наруто в ужасе, как только она утыкается ему в шею, и пытается отдышаться, он скидывает её с себя, выбираясь с кровати. Узумаки догадывался, что она столько раз терпела боль, от тех, кто должен был оберегать, что давно потеряла ориентиры, правильно и неправильно окрасились в оттенки одного цвета. Но всё оказалось даже хуже. Она совсем не понимает, что он сделал и готова дальше мучать себя, лишь бы ему было хорошо.

Хината зажимает рот рукой, когда он убегает от неё, в его глазах столько муки, она не может справиться с этим, сколько бы разрешений он не давал, она обязана была знать, сопротивляться, а она лишь уподобилась тем, другим. Девушка всеми силами пытается сдержать собственный крик, зажмуривается так сильно, что больно становится. Вместо дыхания вырываются жалобные хрипы, но слёзы застыли и не хотят проливаться, дать освобождение от собственной глупости.

- Да, пойми же ты, наконец! - кричит на неё Наруто, снова сжимая мягкие плечи. Он несколько раз её встряхивает, так что голова безвольно качается в разные стороны, но она не против, пока он ищет контакта, всё кажется не безнадёжным. - Я всё уничтожил, взял то, на что не имел права, предал твоё доверие. Ты должна бежать от меня, пока я снова этого не совершил. Если бы я мог, я бы всё переиграл, но я слабый, уничтоженный мальчишка, мелочный и злопамятный. Мне досталась возможность прикоснуться к чему-то прекрасному, - тон Наруто снижается, он медленно проводит по щеке Хинаты, и даже улыбается, пока улыбка не переходит в гримасу брезгливой ненависти к себе, - и посмотри, как я ей распорядился. Когда я рассказал тебе о себе и Фууке, ты сразу всё поняла, так пойми и сейчас, не думай, что я твой друг, посмотри внимательно и разгляди его, того кто внутри. Монстра, - его пальцы изучают каждую чёрточку её лица, пухлые губы и большие глаза, плавные линии скул, - я верил, что моё прошлое никогда не позволит прибегнуть к насилию, но я заблуждался и моё наказание тот факт, что я сделал это именно с тобой.

Хината льнёт к его тёплым пальцам, как кошка, пытается одними глазами сказать всё, что у неё на душе, она практически не слушает, что он говорит. Слова откладываются где-то на подкорке, но не кажутся достойными внимания. Пока не всплывает только одно. Насилие.

Хьюга замирает, желание, трепет, всё испаряется также быстро, как бабник при словах «серьёзные отношения». Весь момент кажется ей даже комичным, словно до этого кто-то мучил свой инструмент, наигрывая для парочки печальную мелодию, чтобы всё казалось весомее, чтобы эмоции играли разными красками, но музыка резко стихла, когда кто-то налажал. И, уж это точно была не Хината. Девушка резко убирает его руку от своего лица и грубо отпихивает её. Приходится наплевать на его лицо побитой собаки и проанализировать весь этот разговор.

Наруто не может не заметить изменений в Хинате, она, наконец, делает именно то, чего он от неё и пытался добиться, но справиться со своей болью от этого, Наруто не способен. А, Хината до хруста сжимает кулаки, в её глазах убийственный гнев. Она порывисто вылезает с его постели, принимаясь расхаживать туда-сюда по комнате. Это отвлекает, ведь её идеальная грудь подпрыгивает, привлекая внимание к вещам, которые Наруто теперь, будут только сниться.

Хьюга останавливается, указывает на него пальцем, шевелит губами, не издавая ни звука, и снова продолжает движение, так несколько раз, пока, не упирается руками в колени, низко наклоняет голову к полу и орёт. Всего одно слово, оно прорезает тишину, и оно совсем не к месту, как кажется Наруто, убивает всю трагичность ситуации.

- БЛЯДЬ! - от этого реально становится легче, и как это она раньше такое не практиковала чаще. Хината пыхтит, как бык, готовый наброситься на матадора, ещё пару мгновений, пока не выдыхает и выпрямляется. Бледно-серые глаза гневно впиваются в перепуганные голубые. - Скажи мне, но только честно, ты вот правда такой придурок, или прикидываешься? - это вовсе не риторический вопрос, она правда стоит и ждёт ответа.

- Правда? - Наруто слишком ошарашен, чтобы что-то понять, но опасается, что она оторвёт ему башку, если не услышит ответа, только поэтому он находит силы, чтобы дать его. Даже забывает, что изначальный план в этом и состоял, дать ей его убить, в любом смысле этого слова.

- Подойди, - её тихий голос вызывает паралич, Наруто реально боится и поэтому даже не думает двигаться с места, вокруг Хинаты словно что-то вибрирует, закручивается горячими всполохами, - живо! - только потому, что она командует, Наруто делает несколько неуверенных, но быстрых шагов вперёд, пока Хината не делает выпад навстречу. - Ха, - и её раскрытая ладонь впечатывается в его грудь. Наруто успевает только подумать, как всё это странно, когда тело начинает гореть, он, словно чувствует каждую свою клеточку, и им всем адски больно. Узумаки хватается за то место, куда она ударила, в надежде остановить поток боли, но от лишних движений только хуже, тело уже не может устоять на ногах, блондин со всей дури валиться на колени. А, Хината снова наступает, Наруто вытягивает руку, чтобы её остановить и девушка этим пользуется. Её пальцы впиваются в раскрытую ладонь и выгибают её, так близко прижимая к его собственной руке, что это кажется физически невозможно. Наруто неистово кричит, ударяя свободной рукой о пол, прося пощады.

Хината отпускает его и отступает на несколько шагов, блондину кажется, что даже дышать стало легче. Он скулит и смотрит на брюнетку, опасаясь нового нападения. Хьюга спокойна, как удав, разминает руки, до хруста вжимая одну в другую. И, улыбается.

- Что скажешь, а, Наруто? - инстинкт самосохранения заставляет Наруто на время забыть о многом. - Всё ещё веришь, что если бы я почувствовала, что ты делаешь что-то не так, что-то не то, если переходишь границы дозволенного, то я не смогла бы тебя остановить? Дала бы тебе причинить мне боль? - её голос спокоен, но Хината явно не совсем в адеквате, так что быстро снова срывается, начинает говорить громче, быстрее. - Думаешь, о, я такой высокий и тяжёлый, так что эта малявка ни за что на свете не выберется из-под меня. Да твой захват то ещё фуфло, - выплёвывает Хината, - да я бы размотала тебя на раз-два, если бы посчитала нужным. Посмотри на себя, ты же хлюпик, - она снова приближается и Наруто не может отвести глаз от этих плавных, смертоносных движений. Хината хватается за его подбородок, вынуждая встретить её взгляд, - тебе достаточно одного удара.

Злость рассеивается также быстро, как зажглась и Хинате становится стыдно, но она не собирается думать об этом, ей был нужен простой и действенный способ вправить ему мозги и она его нашла. Она протягивает руку, чтобы помочь ему подняться. Когда Наруто, кажется, в порядке, Хината отступает. Она злиться на обстоятельства, которые соединили в себе два таких разных события. Поэтому решает дать отпор своему смущению.

- Ты хоть отдалённо можешь представить себя в моей шкуре? - Наруто совсем растерялся и ничего не понимает, но её вопрос кажется важным, поэтому честно качает головой. - У меня был секс три раза, - для пущей убедительности, Хината на пальцах демонстрирует сколько это, - знаешь, что это значит? - Наруто снова качает головой. - Сначала секс стал для меня чем-то болезненным и грязным, но, с тех пор, как ты объявился, я узнала, как приятно бывает, когда кто-то суёт в тебя свои пальцы. Да, и самой засовывать в себя всякие штуки не так уж плохо, чёрт, даже прикасаться к мужскому члену оказалось приятнее, чем я думала. Понимаешь?

- Нет, - при всем желании, в такой момент он не смог бы соврать, тем более что отчаянно хотел понять к чему она ведёт. Хината, по старой привычке, начала заламывать пальцы, смущение и внутренние барьеры, практически сомкнулись вокруг неё плотным кольцом.

- Потому что ты дурак, - с обидой в голосе, канючит Хината, прикрывая полураздетое тело руками, - я не такая, как ты, ясно? Я не знаю, что мне нравится, а что нет, ничего не знаю, но с тобой стала разбираться, по чуть-чуть, по крупицам. Я не знала, какого это, быть сверху, но вчера узнала. И могу сказать, что мне понравилось. Если бы я знала до этого, что так приятно, когда парень грубо втыкает тебя мордой в подушку, а потом дерёт, как последнюю шлюху, я бы тебе сказала. Но вчера я этого не знала, - Хинате противно, что она не может сказать всё это, как Наруто, чётко, смело. Противно, что она уже вся красная и жар лишь прибывает, растекаясь и по рукам и по округлостям груди. И, всё равно продолжает говорить, стремясь донести одну простую мысль. - Мне было так хорошо, как никогда прежде. Не знаю, что ты там себе напридумывал.

- Хината, - она не может посмотреть на него, но в голосе итак сквозит недоверие. Девушка касается своих щёк, шеи, теребит волосы, всё, что угодно лишь бы отвлечься от того, что мешает открыться, сказать, как есть. Она так легко может угадывать чувства других, так легко слушать и давать советы, даже открываться Наруто во многом было легко. Но сейчас язык будто к нёбу прирастает, Хинате приходится говорить вопреки. Пока это ещё возможно.

- Ты не понимаешь, как ты не понимаешь. Каждая частица меня вчера только и мечтала, чтобы ты прикоснулся ко мне. Я так боялась, не знала, что сделать, но ты, казалось, сам пришёл в себя, это выглядело, как знак того, что не всё потеряно. И, когда ты сделал меня такой слабой, такой беззащитной, это вызвало невероятный трепет, моё тело словно запело. Оно желало тебя, как никогда. Я была так возбуждена всем происходящим, что кончила практически сразу, но ты всё ещё был таким твёрдым во мне. Для меня это казалось само собой разумеющемся, что секс заканчивается, когда приходит оргазм, но ты и не думал останавливаться. Всё там, внизу, стало таким чувствительным, до судорог в самых кончиках пальцев. Мне казалось, что я стою на крою пропасти и знаю, что хочу только одного - упасть, но ты каждый раз словно оттаскивал меня от неё. Это была настоящая агония, я понятия не имела, что так бывает. И, когда, наконец, ты позволил мне упасть…нет таких слов, чтобы объяснить, чем это стало для меня. Полётом, свободой, глотком воздуха после удушья.

Хината выпрямилась, расправила плечи и, открывшись полностью, позволила Наруто смотреть на себя, встречая его взгляд, полный недоверия, восхищения, и чего ещё, что она не могла понять.

- Пожалуйста, ты не можешь осквернить всё это своим недоверием, и этими ужасными словами, которые ты посмел произнести. Это было таким правильным и чистым, что я даже нашла в себе силы рассказать тебе обо всем, наплевав на то, кто я есть, - Наруто не мог отвести взгляд, хотя страсть, что пылала в глубине бледно-серых глаз, опаляла, а внутренний голос твердил, что он всего этого не достоин. - Мне жаль, что ты потерялся где-то в своей собственной тьме и не почувствовал всего того, что почувствовала я. Жаль, что этот момент стал для тебя наказанием, а не блаженством. Но, - Хината снова подошла к нему, протянула руку, дожидаясь, решится ли он ответить. Наруто знал, что ему не нужно прислушиваться к себе, то, что было правдой ею и осталось, Хината была единственной, кому не требовалось разрешение, даже после вчерашнего. Узумаки мягко вложил свою крупную ладонь в её маленькую ручку, - если ты позволишь мне остаться, я обещаю, что смогу это изменить. Я стану твоим убежищем, от всего.

- Спасибо, что не сдалась, - дышать становится невыносимо тяжело, когда он так сильно прижимает её к себе, но Хината не смеет портить этот момент, да, будет малость обидно, если он её прикончит в порыве радости, но это того стоит. - Чёрт, прости, - о, ками, он усмехается, и пусть не замечает редких слёз, что оставляют мокрые дорожки на щеках, скапливаясь в проявившихся ямочках, но его образ светлеет, даже в этом приглушенном сером свете.

- Ничего, - Хината делает вид, что просто гладит его по лицу, стирает влагу, при свете наступающего нового дня, ей кажется, что слёзы могут смутить его куда больше, чем под покровом ночи. Хьюга ещё не знает, как спросить о том, что произошло, часть её, огромная, вопящая от ужаса, совсем не хочет этого знать. Ни после его истерики, его слов, что это её вина, поэтому откладывает, даёт ему время свыкнуться со всем новым, приятным и не очень. Она выбирается из его объятий, когда чувствует, что Наруто уже не против их разорвать. Снова находит свой свитер и наконец, прикрывает обнажённую кожу, становится чуть легче.

- Что ты делаешь? - Узумаки хмурится, он полагал, что она врала, до этого, просто хотела сбежать, но Хината сказала, что между ними всё хорошо, что ей было хорошо, так почему же, блондин совсем не желает так себя чувствовать, но руки снова дрожат и сердце колотиться где-то в мозгу, кажется даже в плечах, как бывает только от страха.

- Я же говорила, - озадаченно отвечает Хината. Система - шаг вперёд, два назад, начинает её раздражать, - я быстро, правда, - Наруто припоминает, что сквозь панику слышал что-то про аптеку и девчачьи дела. Если бы уже не пережил ад на земле, то смутился бы и отпустил её одну, но сейчас это означает и самому остаться в одиночестве. Сделать это он просто не в силах.

- Хорошо, нет проблем, - преувеличенно весело, сообщает Наруто, уже натягивая джинсы, - я составлю тебе компанию, - Хината заметно нервничает, поганое положение, последнее, что ей нужно, это блондин, увязавшийся следом, но и обидеть его отказом, когда он только начал снова ей доверять, звучит как катастрофа.

- Амм, - зря она вообще решила что-то произнести, могла бы просто молча принять его желание и разбираться с последствиями позже, но нет, чёрт дёрнул. Наруто, как не странно, снова усмехнулся, выворачивая вчерашнюю толстовку. Он замирает, читая надпись, которая вчера его так повеселила и решает, что пока не готов. Вылавливает из шкафа новую, оранжевую, и чувствует себя увереннее.

- Не переживай, - отмахивается блондин, - одну покупку тампонов я смогу пережить, - в этом Хината не сомневалась, а вот в том, что Наруто переживёт этот поход - очень даже. И, всё равно постаралась мило улыбнуться, скрывая ту херотень, что творилась внутри, а там она себе уже сгрызла вместе с ногтями и часть пальцем, так ошалела от нервотрёпки.

Хината отвернулась от блондина, чтобы он не заметил, как она «рада», что он навязал ей свою компанию. Вытряхнула всё лишнее из рюкзака, оставив лишь кошелёк, в котором обнаружила наличные, хоть тут повезло, не хватало только, чтобы Хиаши пришло сообщение о её покупке. Наруто очень внимательно разглядывал, как тесные леггинсы обтягивают её зад, когда она наклоняется, а её тесный, короткий свитер ничем не помогает.

- Ты так и пойдёшь? - в своём вопросе блондин слышит странно знакомые нотки, очень напоминающие Кушину, требовательные и недовольные. Хината удивлённо осматривает себя, чтобы понять, что не так. Ей удобно, должно быть не холодно, так что она просто кивает. - Этот дурацкий свитер ничего не прикрывает, - хмуро докладывает Наруто.

- А, - запинается Хината, часто моргая, - что он должен прикрыть?

- Не знаю даже, - указывая на аппетитную филейную часть девушки говорит Узумаки, - тебя устроит, что все будут пялиться, как двигается твоя задница?

- Что не так с моей задницей? - поворачиваясь вокруг своей оси, словно так ей удастся посмотреть на вышеупомянутое место, спрашивает Хината, начиная снова закипать. Наруто это умеет, только что вызывал желание обнять его и от всех спрятать, но вот его уже хочется придушить. - Раньше ты не жаловался, - с упрёком продолжает Хината, когда бросила провальные попытки увидеть свою попу во всей красе.

- Я и не жалуюсь, - отвечает Наруто, снова подходя к своему шкафу, - просто не хочу, чтобы кто-то ещё увидел то, что им не полагается видеть, - Хината закатывает глаза на то, с каким рвением Наруто подошёл к роли её парня.

- Сейчас ещё семи нет, кто меня в такую рань увидит?

- Вот, - парень игнорирует её замечание и просто швыряет чёрную толстовку, - надень, - Хината размышляет, чего ей хочется больше: снова ему врезать, просто послушаться, чтобы не начинать скандал, или в красках пояснить, почему этот его приказной тон он может засунуть себе в… - Надевай, - повторяет Наруто, когда видит, что Хината так и зависла.

Хьюга грозно сдувает чёлку, упавшую на глаза, но послушно стягивает с себя свитер, чтобы влезть в чужую толстовку. Рукава беспредельно длинные, как и всё остальное, теперь её зад точно прикрыт.

- Офигеть, да она мне почти до колен, ну, ты и каланча, Узумаки, - смеётся Хината. Вообще-то в его кофте намного удобнее, её обволакивает аромат мандаринов и порошка, мягкий хлопок нежно касается кожи.

- Вообще-то я хотел, чтобы ты её на мне увидела, но и так сойдёт, - отвечает Наруто, рассматривая девушку. Хината удивляется такому заявлению и это вынуждает присмотреться к себе внимательнее. Она тут же хихикает, ничего не может с собой поделать.

- Разве это не плохой совет? - уточняет Хината. - Точнее не так, разве ты сам не нарушаешь это правило? При чём, при каждой возможности.

- Так это специально, - поясняет Узумаки, - чтобы другие ничего не узнали, - говорит он, притягивая Хинату к себе, обхватывая за тонкую талию. Когда он увидел этот убийственный принт, то сразу подумал о ней, - иначе у меня столько конкурентов появится сразу, что боюсь ты предпочтёшь кого получше, - он правда шутил, и Хьюга сделала вид, что оценила, не стала уверять его, что такого не произойдёт. Это бы привело их к новому адскому кругу взаимных уверений, довольно с них, пора просто приятно провести время.

- Ну, как бы там ни было, а она мне нравится, - ответила Хината, проводя пальчиками по чёрно-белым изображениям невесты Франкенштейна, Эльвиры, той, что повелевала тьмой, Мортиши Аддамс (сразу двух, и в исполнении Анжелики Хьюстон, и Кэролин Джонс) под которыми красуется надпись растекающимся шрифтом - «не трахайся с жуткими девчонками». - Вот так даже лучше, - Хината закрыла рукой слово «не», вздёрнув бровь.

- Звучит как предложение, - уже пытаясь приподнять её длинную толстовку, чей призыв уже перестал казаться такой хорошей идеей, прошептал Наруто. Но, Хината быстро остановила все его поползновения. - Или, нет, - усмехнулся парень, отпуская девушку. Он встряхнул головой, чтобы настроиться. - Ладно, идём, а то так и проторчим тут, - Хината чертыхнулась про себя, вспомнив куда собирается, и почему блондин может стать проблемой.

На улице, Наруто держит её за руку, словно боится, что она исчезнет при первой возможности, но Хината не возражает, всё это мелкие шажки перед прыжком в пропасть, который она вынудит его совершить. На улице так тихо, что кажется, в мире вообще никого не осталось, они бредут по его обшарпанному району, Наруто изредка кидает взгляд на брюнетку в его огромной толстовке, чтобы проверить, подходит ли она этому месту, и этому парню.

Наруто приводит Хинату к стеклянной витрине местной аптеки, где, если верить словам, выбитым над входом, также имеются хозяйственные товары, горячий час и корма для животных. Оригинально, думает Хината, она оборачивается к Наруто уже стоя в дверях, из-за этого врезаясь прямо в грудь блондину, который даже не думал притормаживать.

- Ай, - потирая ушибленный нос, пищит брюнетка, - слушай, это всё мило и так далее, но тебе правда не обязательно тащится со мной, посиди тут, я быстро, - она старается сказать это как можно беззаботнее, чтобы не вызвать подозрений. Наруто смотрит на бетонные парапеты вокруг лестницы аптеки и думает, что сможет побыть один пару минут. Он кивает, сразу же пристроившись на одном из них. - Я быстро, - повторяет Хината, забегая внутрь.

Звякает колокольчик над дверью, пугая девчонку, она прикладывает руки к груди, качает головой, досадуя на саму себя, и медленно продвигается между стеллажами в поисках необходимого. Хината старается, чтобы хмурая девушка-продавец, листающая журнал за кассой, не видела её, что вообще-то верх глупости, если только Хьюга не собирается, с утра пораньше, ограбить аптеку, то пройти мимо кассирши никак не удастся.

Наруто сидит на высоком парапете и машет ногами, сильно ударяя, каждый раз, пятками по бетону. Монотонный звук успокаивает и отвлекает от мыслей. Что-то всё равно продирается сквозь все заслоны, что он поставил, и перед глазами вспыхивает лицо пьяной Сакуры. Наруто трясёт головой, сильнее ударяясь пятками, не помогает, во рту противный приторно-сладкий вкус алкоголя и её вязкой слюны. Узумаки приказывает себе представить Хинату, теперь, когда она призналась, что он не монстр и ничего не испортил, парень пытается посмотреть на вчерашнее другими глазами.

Всплывают мелкие детали, вроде её мелодичных стонов, которые, будь он вчера не так погружён в себя, чётко сказали бы ему, что она получает удовольствие. Изгиб её спины приобретает сакральный смысл, будь всё правильно, он бы оставил на этих едва заметных рёбрах поцелуи, провёл бы рукой вдоль позвоночника, смотрел бы и смотрел, как она прогибается для него словно кошка. Но в картину его ночи с Хинатой, снова врывается Сакура, вынуждая блондина зарычать. Сосредоточиться чрезвычайно сложно, поэтому он решает, что вместо того, чтобы представлять Хинату, лучше пойти и посмотреть на неё настоящую.

Хината тянет руку к симпатичной на вид сиреневой упаковке, читает, что написано. Всё кажется именно тем, что ей нужно, в этих вопросах она полный ноль, вообще-то это хорошо, думает Хината, когда всё же решает, что это то самое. Проверяет ценник, чтобы хватило наличных. Именно в этот момент, Наруто касается её плеча, Хината вскрикивает, тут же закрывая рот руками, но эхо всё ещё разноситься по пустой аптеке. Упаковка падает к её ногам.

- Извини, - Наруто старается улыбнуться, чтобы не выглядеть таким жалким, - мне стало скучно, - врёт он, но Хината всё равно так занята просьбами к сердцу не останавливаться прямо сейчас, в этом жутком отделе, что ничего этого не замечает. Зато Наруто замечает упавшую упаковку и наклоняется, чтобы её поднять, Хьюга долго соображала, чтобы его остановить, когда она тянет свою руку, в попытке ухватить злополучную коробочку первой, уже слишком поздно. - Вот, извини, я не хо… - взгляд случайно цепляется за два слова, они написаны крупными чёрными буквами. Наруто приходится трижды их перечитать, чтобы осознать, что это такое и что это означает. Звучит, по его мнению, очень похоже на «смертная казнь».

«Экстренная контрацепция».

Хината выхватывает пресловутую таблетку в этой дебильной сиреневой упаковке, ей кажется, что если спрятать её от глаз Наруто, то всё будет не так уж плохо. И, пусть парень побелел, как полотно, ухватился за ближайшую полку, чтобы удержать себя в вертикальном положении, дышит так, что вот-вот его накроет обморок из-за гипервентиляции. Хината убеждает себя, что всё ещё не так плохо.

- Чёрт, - шепчет она, когда Наруто поднимает огромные глаза, в которых не просто страх и ужас, это такая форма этих чувств, у которой едва ли существует название. Он пытается то ли что-то спросить, то ли что-то сказать, в сплошном мычании и нервических знаках руками, сложно разобраться, что к чему. - Тише, Наруто, всё хорошо, - похлопывая парня по плечу, повторяет Хината, это явно не работает, но что ещё она может сделать, не скорую же вызывать, в самом деле, - просто дыши, договорились? Давай, вдох-выдох, вдох-выдох, - показывая пример, говорит Хьюга, Наруто явно становится только хуже. - Соберись, - ей приходится снова его ударить, это отрезвляет и Наруто уже похож на человека, который готов воспринимать её слова. - Иди, просто иди и подожди меня на улице, давай же.

Звучит, как - давай, убегай, спасайся, только поэтому Наруто срывается с места и на всех парах мчится к стеклянной двери. Хината надеяться, что он не убежит далеко, было бы уже слишком, если бы ей пришлось разыскивать его по всей округе. Она старается подойти к делу со всей возможной организованностью, поэтому чётко следует своему плану. Пункт первый - купить. Остальное может подождать.

Девушка за кассой не поднимает головы, даже когда Хината желает ей доброго утра, зато тут же грубо пялиться, как только видит, что именно покупает ранняя пташка. Ярко накрашенные губы, кривятся в довольной усмешке, говорящей «как хорошо, когда проблемы не у меня». Хината старается быть выше этого и просто протягивает несколько бумажек. Как специально, кассирша всё делает предельно медленно, Хината барабанит ногтями по прилавку, а мысль ограбить это чёртово место уже кажется привлекательной.

- Что-нибудь ещё? - интересуется яркая девушка на кассе. - У нас отличные кошачьи корма, - Хината хочет сказать, что у неё нет никакой кошки, что было бы странно, поэтому просто качает головой. - Завернуть? - снова отрицательный кивок, Хината уже хочет схватить девчонку за её красные волосы и приложить об этот грёбанный прилавок. Пока не понимает, что знает, кто эта девка. Грёбанная официантка, чей номер Хината скомкала и выбросила, чтобы он не попал к Наруто. Непонятно почему, но данный факт её очень забавит. Хината улыбается кассирше-официантке, что совсем не нравится последней. Теперь она не прочь избавиться от покупательнице поскорее. - Спасибо за покупку.

- Хорошего дня, - улыбается Хината, складывая покупки, пачку с таблеткой, бутылку воды и мазь от ушибов, в рюкзак. Хьюга отворачивается, чтобы уйти, но что-то заставляет обернуться. Красноволосая хмурится, соображая, что разбудила Лихо. - Ты, наверное, не помнишь, но пару недель назад, обслуживала столик в «Айсберге», тебе там ещё блондин один приглянулся, - девушка перепугана не на шутку, Хината выглядит спокойной, слишком спокойной, как наёмный убийца. - Ты ему даже свой телефон подсунула, - та что-то такое припоминает, но с тех пор успела ещё целой куче блондинов подсунуть свой номер, хотя, если не кривить душой, Сара, помнит, что один так и не позвонил. - Я просто хотела извиниться, ну, знаешь, за него, - девушка ошарашена, не понимает к чему ведёт эта сумасшедшая, - он не позвонил потому, что с тех пор только и делает, что трахается со мной, - Хината показывает сучке средний палец и гордо удаляется.

Когда Хината выходит на улицу, улыбаясь, как дурочка, наслаждаясь своей маленькой победой, Наруто стоит посреди тротуара и просто пялится в одну точку. Хьюга сразу сникла, всё так несправедливо, у неё был чёткий план. Выбраться из его квартиры. Всё купить. Всё принять. Вернуться обратно. Чисто и быстро. А в итоге что? Проблема на проблеме, будто всего, что уже произошло, было мало. Брюнетка осматривается, в поисках пути отступления, сбежать было бы таким замечательным, эгоистичным решением.

«И, почему я так не могу?», - спрашивает она у себя, подходя к зависшему Узумаки, вместо того, чтобы просто сбежать и вернуться обратно, когда кто-то другой решил все проблемы. Где этот пресловутый «Deus ex machina», когда он так нужен?

- Хэй, - мягко произносит Хината, не решаясь прикасаться к блондину. Наруто хлопает глазами, так медленно, что, кажется, его веки заржавели. Хьюга вообще не знала, что так можно. - Как ты тут? Всё в норме? - подмывает съязвить что-нибудь в духе того, что вчерашние проблемы теперь не кажутся ему такими уж важными, но для такого явно рановато.

Наруто резко стало проще сосредоточиться на том, что касалось его и Хинаты, Сакура не смогла бы сейчас ворваться в его мысли, даже если бы он её сам пригласил, да ещё красную дорожку расстелил. Он вспоминает каждый грёбанный момент, каждую свою грязную, ужасную мысль, включаю ту, что касалась его иррационального желания поставить на ней своё клеймо. Стать первым, кто пойдёт до конца. О чём, чёрт возьми, он только думал? И, это после того, как посмеялся над желанием отца всем подсовывать грёбанного Ника Хорнби и его «Слэм», тоненькую книжку с толстым смыслом, о парне, которого уговорили попробовать без презерватива. Да, что он за человек такой. А, Хината как же? Ками, он испортит ей всю жизнь, она теперь навсегда будет вынуждена связаться с ним. Навсегда. А, это охренеть, как долго.

- Главное не паниковать, - наконец говорит Наруто, в его глазах блестит безумие, он то принимается расхаживать взад-вперёд, то хватается за Хинату, потряхивая её, - просто не паникуем. Никакой паники, - повторяет он девушке. Хината соглашается с каждым его решением не паниковать, ну, просто чтобы он не паниковал. - Без паники, - снова убеждает он Хинату. Только в этот раз Наруто замечает, что она его слушается и действительно не думает паниковать. Это смущает и мешает сосредоточиться. - Слушай, - выкрикивает Наруто, - может всё-таки малость попаникуешь, а? - её спокойствие выбивает из колеи, они не на одной волне и это беспокоит Узумаки.

- Уф, - тяжело вздыхает Хината, - это обязательно? Мне что-то совсем не хочется, - канючит девчонка, - может лучше пойдём, поедим? - вносит она новое, рационализаторское предложение. - «Ичираку» открыт в такое время? - Наруто кивает, он знает ответ и это его малость успокаивает. - Замечательно, давно там не были, - и Хьюга тянет послушного блондина вверх по улице. - Я голодная, как тысяча чертей, - довольно заявляет Хината, поглаживая живот. - Плохая была идея, - сама себе говорит Хината, когда Наруто сползает на землю и отрубается. Хината тратит часть воды из бутылки, чтобы привести его в чувство и старается вообще не разговаривать всю дорогу до заведения с лучшим раменом в мире.

***

- Эй, пап, глянь, кто идёт, да ещё во второй раз с одной той же девчонкой, - встречает парочку Аяме, как всегда в безупречном фартуке и с белой косынкой. - Никак это серьёзно, - она забавно двигает тонкими бровями. Хината смеётся, ароматы еды заставляют рот наполниться слюной, а атмосфера обнимает, как вязаный шарф. Хьюга снова чувствует себя здесь на своём месте.

- Давно не заглядывали, - с притворной обидой, говорит старик Теучи, грозя парочке половником. - Сегодня особое, праздничное меню, - Хината заказывает по две порции, хотя она немного расстраивается, совсем забыла, что скоро равноденствие, а перед праздником в таких заведениях мяса днём с огнём не сыщешь. Придётся довольствоваться овощами. - Эй, парень, ты в порядке? - Теучи только сейчас разглядел своего любимого посетителя. Наруто был бледнее Сая, стоял весь ссутулившись, смотря куда-то пустым взглядом. Хината дёрнула его за рукав, чтобы привести в чувство, но не помогло.

- Похмелье, - выпалила первое, что пришло в голову, Хината. Теучи понимающе покивал, припоминая свои молодые годы.

- Хах, - усмехнулся Теучи, - кажется, именно после одного такого похмелья, я и узнал, что стану отцом, - старик рассмеялся своей отличной шутке, Хината тоже, ничего не смогла с собой поделать, и как только он умудрился именно сегодня, ляпнуть именно это. Наруто застонал, сбивая всем весёлый настрой, Хината придержала его, боясь, что тот снова потеряет сознание. - Сварю ему своё особое средство, - перейдя на серьёзный тон, сообщил повар.

- Мы будем вам очень признательны, - мило улыбаясь, сказала Хината, - сядем на улице, - она махнула себе за спину, показывая на пару скамеек и деревянный стол, расположившийся рядом с заведением. - Вы крикните, я сама приду за заказом.

Хината притащила своего горе-парня на улицу, водрузила на одну из скамеек и наконец, смогла вздохнуть свободно. Шея и плечи ныли из-за того, что он опирался на неё большую часть дороги. Наруто едва удерживался на локтях над поверхностью стола, пока не сдался, тяжело опуская голову на руки.

- Как можно быть таким ебанатом, - приглушённо поинтересовался Наруто у своих скрещенных рук и гладкой поверхности деревянного стола. Блондин пожирал себя, прячась от всего мира, пока не вспомнил, что он тут вообще-то мужчина и оставил хрупкую девушку один на один с их общей проблемой. Когда Наруто поднял голову, готовый встретить гнев и ярость Хинаты, то встретил лишь её набитые раменом щёки, судя по тарелкам, она уплетала уже третью порцию, задорно работая палочками и забавно разбрызгивая бульон, каждый раз, как с громким причмокиванием, всасывала в себя длинную лапшу.

- Ифвини, я умяла твою порцию, - не успев толком прожевать, доложила Хината. Наруто совсем растерялся, всё утро происходит какая-то сюрреалистическая дичь, Хината должна была уже метаться в истерике, грозя, что натравит на него полицию, своего брата и отца, кричать, что он сгниёт в тюрьме, а теперь должна была обвинять его во всех смертных грехах и желать всяческих проклятий. Но она категорически отказывается вести себя, как цивилизованный человек и притворяется, что ничего страшного не произошло. И, если он ещё может принять, что она оказалась извращенкой, любительницей чего пожестче, то её спокойствие, не смотря на необходимость покупать экстренную контрацепцию, он принять не мог. - Хорошее место, чтобы спрятаться от всего, - добавляет она без задней мысли.

- Хината, - серьёзно начал Узумаки, так серьёзно, что Хината аж подавилась лапшой, - как ты себя чувствуешь?

- Эм, нормально, - с подозрением ответила Хьюга, будто опасалась, что если даст не тот ответ, то последует какое-то наказание. - А, ты?

- При чём здесь я, - взвился Наруто. Эта девчонка явно повредилась головой. Ну, конечно, это всё объясняет, на неё так много свалилось за последние сутки, что её нежная, ранимая душа, этого просто не выдержала и вот результат. - Я уверен, что всё будет хорошо, - мягко сказал Наруто, - а, даже если нет, то я тебя не оставлю, ты не думай.

- Я так и не думала, - ответила Хината. Так легко и просто, что Наруто окончательно убедился в её тяжёлой психологической травме. - Ты всё же поешь, думаю, тебе не помешает, - добавила Хината. Узумаки пригляделся к девушке, она выглядела как обычно, даже лучше, чем обычно, не смотря на недосып и все эти волнения. Да и вообще, Хината вела себя разумно и хладнокровно, совсем не как блаженная. Это не на шутку его разозлило.

- Что с тобой не так? - довольно грубо спросил Наруто. Хината давно ждала его вспышки, готовилась к ней, но всё равно оказалась не готова. Она отложила палочки, вытерла уголки рта салфеткой и облокотилась на стол, укладывая грудь на сложенные руки.

- Разве со мной что-то не так? - Хьюга не собиралась сдаваться так быстро и предпочла изобразить дурочку, если повезёт, Наруто просто оставит эту дурацкую тему, и они смогут поехать дальше.

- Мы трахались без резинки, а ты ведёшь себя так, словно наступили зимние каникулы, - сквозь сжатые зубы, произнёс Наруто, намеренно не сдерживаясь в выражениях. - Хочешь стать одной из этих малолетних мамаш, которые рожают посреди урока по биологии, как символично, ха-ха.

- Он бы родился летом, а к тому времени, мы уже закончим школу, - Наруто опешил от её ответа, такого ровного, спокойного, будто и правда говорит о какой-то безделице. Блондин всматривался в хорошо знакомые черты и не узнавал её, Хината казалась чужой и далёкой, пока он не понял, что именно в ней не так. А, когда понял, просто не мог поверить, что она это всерьёз.

- Тебя бы это устроило, да? - до конца не веря, что говорит такое, спросил Наруто. Хината тяжело вздохнула, смотря куда-то вдаль. Она спрятала руки в длинные чёрные рукава, желая спрятаться вся целиком, такая маленькая, хрупкая и такая глупая.

- Я подумала, - начала Хината, её губы тронула неуверенная улыбка, - только на мгновение, что это не так уж и плохо. Знаешь, быть матерью, - пояснила Хината, но сразу поняла, что Наруто очень далёк от понимания её логики. - Конечно, нет, как ты можешь понять, у тебя есть план, есть мечты, ты знаешь чего хочешь, - она придвинулась ближе, её голос стал грубее, - а, я не знаю. Ничего не знаю. Ну, давай, распни меня за это, за глупую мысль, что если бы я была мамой, то уже была бы кем-то. Мой ребёнок любил бы меня, и нуждался во мне, я могла бы посвятить всю себя ему. И, больше не пришлось бы думать, что делать дальше.

Наруто понятия не имел, что Хината стоит на такой грани, за которой вместо планов на будущее, вместо правильных, взвешенных решений, лежит плоскость наименьшего сопротивления, он не знал, что она напугана настолько, что готова была родить ребёнка от своего фальшивого парня.

- Ты должна писать, - вместо обвинений, вместо глупых, ничего не значащих, слов поддержки, Наруто решил, что пора направить её в нужном направлении. Хината фыркнула и грубо рассмеялась над его идеей. - Я серьёзно, - настаивал он на своём, - вот тебе решение твоей проблемы, которой нет, ты должна писать. Ты - писатель, ясно?

- Ну, разумеется, мне всё ясно, как же иначе, ведь в мире Наруто Узумаки всё так просто, - саркастично ответила Хината, - просто берёшь и становишься писателем. Да, ты хоть отдалённо представляешь, сколько таких вот, желающих стать писателем, действительно им становится?

- Судя по тому, как много ты читаешь - до хрена?

- Очень смешно, - она отвернулась, позволяя ветру закрыть лицо от внимательных голубых глаз. Хината держала все порывы в узде, не давала себе прислушаться к толчку, к искре, что замерцала внутри, когда Наруто сказал это слово, то, что поражает её воображение, то, которое она намеренно никогда не ставила в одно предложение со своим именем. Наруто видел, что она этого хочет, но боится и специально уговаривает не слушать его. Но она ещё не знает, что Узумаки припрятал козырь в рукаве.

- Минато-сенсей тоже так считает, - ядерная бомба упала в центр их стола, и гриб накрыл парочку с головы до ног. Хината сканировала его лицо, чтобы заметить мельчайшие намёки на ложь, но ничего не находило, от этого паника накрывала с головой. Наверное, с ней и правда что-то не так, она спокойно отнеслась к тому, что могла залететь, но только посмотрите, стоило услышать, что Минато-сенсей считает её способной писать и Хината растеряла последние крохи рассудка.

- Как ты…

- Услышал, - врёт, как дышит Наруто, - случайно, он обсуждал это с кем-то в школе.

- Но, - она задыхается, не может произнести вопрос, который терзает, - почему он сам мне не сказал?

- Ну, - Наруто сдаётся практически сразу, просто не может противостоять этому молящему взгляду, - он считает, как я понял, что ты сама должна выбрать для себя этот путь. - Хината не понимает, почему сенсей так жесток, почему скрывал это от неё. - Слушай, наверное, он просто знает, что это реально не так уж и просто, как мне представляется, и если ты решишься, то на выбранном пути будет много херни, из-за которой тебе захочется бросить. Если ты сделаешь выбор сама, то тебе некого будет винить, ты просто решишь, что тебя ничто не остановит, а если это будет Минато-сенсей, то ты можешь сказать, что он во всём виноват, что это он тебя заставил. Возложишь ответственность на учителя и откажешься от мечты, - Хината слушает и понимает, что звучит разумно, в духе Минато-сенсея. - Решишь вместо этого родить от первого встречного, - добавляет Наруто издевательски, - о, кстати, хорошее название для твоей первой книги.

Хината улыбается, нет, она ещё не верит, ещё не решилась, для этого нужно время в тишине, только для неё и её мыслей, а сейчас навалилось слишком много всего. У неё действительно ещё есть время, и, возможно, теперь направление, если она решится.

- Так, кхм, что, - неуверенно начинает Наруто. Хината вопросительно выгибает бровь, - ты собираешься принять ту таблетку? - Хьюга теряется на мгновение, но приходит в себя и достаёт злополучную сиреневую коробочку из рюкзака, вместе с початой бутылкой воды. Достаёт маленькую белую таблетку, откручивает крышку и застывает, разглядывая кружочек у себя на ладони. - Хината?

- Да, точно, - без сожалений не получается, хотя она осознаёт, как это было бы глупо, но, всё равно что-то внутри срывается вниз, рвётся на части, когда она думает о маленьком мальчике, с волосами, в которых поселилось солнце, и яркими голубыми глазами, которому она, возможно, не дала родиться.

- Это правильное решение, - Наруто говорит это не просто, чтобы успокоить, и в эту секунду он не думает о себе, только о ней. Узумаки может представить себе Хинату мамой, но не сейчас, и, наверное, не с ним, он не может отобрать у неё шанс быть с тем, кого она любит, только не после того, как сам его так жестоко лишился. И, девочка, с иссиня-чёрными волосами и голубыми глазами, практически не причиняет ему боли, когда растворяется в глубинах его подсознания.
***

Они снова сидят на его диване, но Хинату радуют произошедшие за эти несколько часов изменения. Наруто не пытается отодвинуться или избежать её прикосновений, да, они сидят на разных сторонах, но смотрят друг на друга, точнее следят друг за другом. Узумаки так и норовит схватить её босую ступню, чтобы снова подвергнуть сущему наказанию - щекотке. Оба знают, что Хината могла бы подогнуть ногу под себя, но она этого не делает, а снова протягивает вдоль спинки дивана, так что та касается ноги блондина.

Хьюга хихикает, как ребёнок, когда рука Наруто только пытается, невзначай, пробежаться по её пяточке. Блондин проявляет милосердие, как ему кажется, когда его ладонь останавливается на щиколотке и движется вверх, но, спроси он Хинату, она бы сказала, что это большая пытка. От такого невинного касания внутри всё закипает, узел внизу живота так сладко тянет. Хината облизывается, стараясь не застонать. Но Узумаки всё равно смотрит с насмешкой, девушка закатывает глаза, признавая, что не способна ему сопротивляться.

Наруто сползает ниже, вытягиваясь так, что длинные ноги не помещаются вдоль маленького дивана, а голова укладывается на мягкий подлокотник. Ещё так безбожно рано, а он почти не спал. Хината повторяет его действия, их руки накрывают друг друга. Тишина оберегает их маленький мирок, пока длинные грубые пальцы, нежно переплетаются с маленькими изящными. Хината чувствует, как её прошибает ток, даже от таких лёгких соприкосновений, улыбается своим собственным мыслям, оттягивает момент, когда придётся задать вопрос, повисший над их головами, как гильотина.

Бледно-серые глаза устремляются к потолку, она нервно облизывает губы и наощупь опускает ножку Наруто на грудь. Парень сразу замечает, что что-то меняется, подскакивает давление, растёт напряжение. Она спускается ниже, прощупывая пальцами на ноге его широкую грудную клетку, кубики на прессе, пока не спускается совсем низко. На косых мышцах живота, Хината замирает, спрашивая разрешения, проверяет, готов ли Наруто. Его рука ложится на её ножку и сама опускает её ниже, Хьюга не может, и не хочет, сдержать улыбку. Пальчики едва ощутимо вжимаются в молнию, конечный пункт назначения. Хината медленно проводит по ощутимой выпуклости, которая мгновенно становиться больше и твёрже, стоит ей только начать.

Давление на её руку усиливается, когда Наруто крепче её сжимает. Он вжимает голову в подлокотник, слышит собственное тяжелое дыхание, едва удерживая стон, не хочет показаться таким слабаком, но нервы на пределе. Возможно, сказались последние события, а может Хината так хороша, вот только Наруто никак не может заставить себя продержаться ещё не много, продлить эту пытку.

- Ах, прости, - хрипит от переполняющих эмоций Наруто, - я сейчас кончу, не могу, ох, держаться.

- И, не надо, - отвечает Хината. Она приподнимается на локтях, чтобы видеть, как мужественное, но такое юное, лицо Узумаки преображается, девушка начинает понимать, почему ему так нравится смотреть, как оргазм накрывает её. Хината видит, как морщинки задумчивости разглаживаются, как в голубых глазах вспыхивают искры, она едва успевает заметить именно тот момент. Хлоп, а он уже прошёл. И, только сбивчивое дыхание и лёгкая контузия, говорят ей, что Наруто достиг пика. - Наверное, стоило тебя раздеть, - усмехается Хьюга, нахально насмехаясь над тёмным пятном на его джинсах. Наруто снова стонет, правда, на этот раз разочарованно, кончать в пригодную для носки одежду - такая морока.

Хината ловко выпутывается из объятий с Наруто и протягивает ему руку. Блондин отказывается шевелиться, ему слишком хорошо, чтобы всерьёз думать о таких пустяках.

- Давай, - Хьюга сама цепляет его за руку и тянет на себя, - идём, нужно привести тебя в порядок.

- Нет, - тянет блондин, пытаясь вместо этого, затащить Хинату обратно, но она хорошо сопротивляется.

- Правда? - удивлённо интересуется брюнетка, складывая руки под грудью, она всё ещё в одолженной толстовке, из-за размеров которой, это выглядит не столь внушительно. - Не хочешь пойти в душ? - невинно уточняет Хината. - Со мной? - дважды повторять не приходится, Наруто мгновенно вскакивает с дивана, успевая на ходу стянуть с себя кофту, забрасывает девчонку на плечо, как дикарь, и тащит её в свою маленькую ванную.

Переливчатый смех Хинаты разносится по тесному помещению, когда Наруто стремительно избавляет её от одежды. Блондин помнит, что ничего не испортил вчера, но всё равно чувствует желание извиниться, сделать всё правильно. Хината больше не пытается его в чём-то убеждать, она всё сказала, дальше ему придётся самому себя прощать.

Она не успевает понять, как оказалась полностью обнажена, его губы отвлекают, Наруто даже воду успел включить, а Хината только и может, что откинуть голову сильнее, чтобы он мог оставить поцелуй у основания шеи, или выгнуть спину, чтобы острее почувствовать его язык на своей груди. Его руки везде, ощущение, что она окружена сразу тремя Наруто. Какая-то её часть понимает, что это может плохо кончиться, что нельзя позволять ему отвлекаться от того, что гложет, но её руки проводят по рельефу его крепкой спины, и та разумная часть кричит что-то вроде «ю-ху», победно размахивая шляпой, как наездница на механическом быке.

Наруто толкает её вперёд, Хината чувствует, как в поясницу упирается небольшая стиральная машинка, кнопки не успевают, как следует впиться в кожу, блондин резко разворачивает её спиной к себе, удерживает от падения за локти, прикусывая шею.

- Вот так, - шепчет Наруто, спускаясь к её ладоням, он раздвигает руки Хинаты, прижимая их к машинке, показывая какую позу она должна принять. Хьюга может только качать головой и сильнее схватиться за гладкий пластик. Она выгибается, отставляя попку, и хочет раздвинуть ноги, но Наруто не позволяет. - Нет-нет, ещё рано, детка, мне нужно, чтобы тут, - при этом он просовывает свою руку между её плотно сжатых ножек, - было тесно.

Хината соглашается, но она итак готова согласиться на всё, что предложит похотливый блондин, заняться сексом, падая с самолёта - да, на дне океана - да, хоть в жерле вулкана. Наруто усмехается её покорности, но внутри растёт восторг от этого доверия, которое он и сам ощущает в себе, эту потрясающую способность открыться перед ней, не оглядываясь на прошлое. Она - его якорь, что удерживает на месте, как бы не бушевал вокруг океан.

Хьюга закусывает губу, когда член Наруто проталкивается между ног, едва задевая её намокший центр, он едва касается раскрытых складок, это трение прекрасно и ужасно одновременно. Ей хочется большего, чтобы он был внутри, но Наруто отказывает, продолжая трахать её стройные ножки. Блондин укладывает голову ей на плечо, теперь ему видно, как головка его твёрдого ствола, показывается внизу, это будоражит, распаляет желание оказаться в ней. Но, больше никаких ошибок, теперь он всё будет делать правильно.

Хината впивается ногтями в пресловутый пластик, когда Наруто сжимает её возбуждённые соски, снова касаясь жаждущего входа. Слишком много, но как же мало, стон удовольствия смешивается с недовольным требовательным стоном. Узумаки улыбается, она видит это периферическим зрением, Хината дёргается, в порыве потребовать дать ей всё и сразу.

- Что за выходка? Непослушная девчонка, - Наруто ощутимо сжимает итак ставшую слишком чувствительной, грудь, - стоит тебя наказать? - Хината стонет, доказывая, что итак достаточно наказана, но у блондина другое мнение на этот счёт. Хьюга теряет опору, в виде своих рук, и едва не разбивает нос о стиралку, но Наруто хватает её вытянутые за спину руки за самый край тонкий запястий, заставляя девушку выгнуться в спине, как заправскую акробатку, и отставить попку ещё дальше. - Так-то лучше, - осмотрев новую позу девушки, решает Наруто и ускоряет темп. Каждая вздувшаяся венка на его члене, задевает нежные складочки, будоражит воспоминания и заставляет желать не просто трения, проникновения, вторжения. Узумаки так напирает, Хината кончает, когда он особенно сильно задевает клитор, но блондин не останавливается, в этот раз он намерен держаться так долго, как никогда в жизни.

Когда пар оседает на зеркале и створках душевой кабины, Наруто разрывает контакт, перемещая их под горячие струи воды. Хинату итак сжигает пламя изнутри, ей нужен холодный душ, поэтому прикосновение к холодной стене кажется даже приятным, не смотря на резкий контраст и то, как захватило дух. Наруто держит её за ягодицы, вдавливая в стену, она смыкает ноги у него на пояснице, чтобы быть ближе, но блондин, похоже не замечает намёков, раз вместо своего восхитительного члена, снова подсовывает лишь свои волшебные пальцы. Хината готова всё сделать сама, но он не даёт, смыкает её шаловливые ручонки одной своей у неё над головой, подавляя любые лишние поползновения.

- Ещё успеем, - обещает его голос, - дай насладиться, - просит Наруто, проникая в неё сразу двумя пальцами, - чёрт, а ты и правда так нетерпелива, твоя киска захватывает так сильно, - может ко всему привыкаешь, может так подействовала её исповедь о собственном удовольствии, но каждое его слово вызывает лишь жгучее желание, никакого стеснения. А, он всё издевается, трётся своим членом о собственные пальцы внутри неё, и только, Хината сама не понимает, что давно пялиться на яркую бутылку шампуня, примеряясь похожа ли она хоть отдалённо на достоинство Наруто. Блондин проследил за её затуманенным взглядом и рассмеялся. - О, ками, что я сделал с твоим благочестием? Неужели я создал сексуального монстра? И, что же мне теперь с этим делать?

- Возьми меня, - со всем пылом, на какой способна, просит Хината, уже сама насаживаясь на его пальцы.

- Нет, это слишком просто, - издевается Наруто, сгибая пальцы внутри неё, это простое движение так неожиданно накрывает её оргазмом, что Хината не успевает понять, как реагировать, выходит крик, смешанный с визгом. - Ты так прекрасна, когда кончаешь, я тебе уже говорил об этом?

- Н-не сегодня, - Хината едва волочит языком, отпуская своё тело, позволяя ему стать тяжёлым и повиснуть на блондине, она понимает, что держится только благодаря его сильным рукам. Наруто не торопиться поставить её на пол, он просто закидывает её отяжелевшие руки себе на шею, прижимает её к себе, как маленькую и позволяет моменту застыть. Вода бьёт по его спине, а он просто наслаждается её тихим сопением, и тем, как её грудь вжимается в него при каждом вдохе. Он слышит её бешеное сердцебиение, оно словно бьётся во всём её теле, и Наруто кажется, что он держит его в руках.

Когда парень уверен, что Хината может стоять сама, он даёт им маленькую передышку, на этот раз, без сожаления смывая с неё аромат яблок, растирая всю её нежную кожу своим гелем с мандаринами. Теперь он хочет, чтобы она пахла им, чтобы все знали, что она принадлежит ему.

У Наруто такой серьёзный вид, когда он тщательно намыливает её животик, что Хината не сдерживается, дует на его пенные руки, воздушное, переливающееся радугой, мыло, находит убежище у него на носу. Хьюга заливисто смеётся под его грозным взглядом, но кто, в здравом уме, способен долго быть серьёзным, когда она так веселиться. Наруто трётся своим пенным носом о её лицо, Хината пытается защититься руками, но в итоге они оба оказываются мыльными, с головы до пят. Мыльными и довольными.

- Давай смоем это безобразие и будем выбираться, пока у нас жабры не выросли, - предложение Наруто рассмотрено и одобрено. Узумаки протягивает Хинате одно из идеально-белых махровых полотенец и рассматривает её. Хьюга поворачивается спиной, будто стесняясь, когда вытирается. Она забирает волосы, чтобы просушить их, в этот момент Наруто отчётливо видит несколько капель, скатывающихся по позвоночнику, он следит за особенно медленной, крошка скользит по лопатке, меняет траекторию и юркает аккурат между упругих ягодиц. Наруто резко встряхивает головой, чтобы избавиться от наваждения, Хината ойкает, оборачиваясь к блондину, когда холодные капли с его волос попадают на её разгорячённое тело. - Извини, твоё тело меня отвлекает, - Хьюга прячет улыбку, даже не пытаясь притвориться, что ей жаль.

И, всё же, Хината не готова покинуть ванную голышом, для себя она заворачивается в полотенце. Её ноги забавно шлёпают по деревянному полу. Она отвлекается на этот звук, который резко обрывается, когда ноги касаются мягкого ковра. Хьюга сама не понимает, зачем забивает голову такой ерундой, но из-за этого, совершенно упускает момент, когда Наруто оказывается в опасной близости. Полотенце падает к её ногам, кажется, от одного его присутствия, Наруто подхватывает девушку, придерживая за талию, Хината обвивает его своими ногами. Они замирают в такой позе, позволяя себе насладиться нежным, неспешным поцелуем. Но, Наруто уже долго воздерживался, а она давно ждала, пора насладиться этой близостью в полной мере.

Узумаки укладывает Хинату на свою кровать, снова целует, закручивая свой язык вокруг её, позволяет рукам отправиться в путешествие по её телу, уже зная, как и где ей нравиться больше всего. Не отрываясь от груди Хинаты, парень вслепую тянется к ящику тумбочки, нащупывая презерватив, времени для прелюдий уже нет, так что он сам его растягивает по члену, отмечая, как от напряжения и нетерпения, потряхивает руки.

Наруто выпрямляется, стоя на коленях между её ног, осматривает, как Хината раскинулась на кровати, она сама раздвинула ножки, призывно ёрзая, полностью открытая для него. Узумаки ухмыляется, чем немало удивляет брюнетку, а потом резко сводит девичьи ножки вместе, укладывая её ступни к себе на плечо, призывая упереться в него, для устойчивости. Хината слушается, блондин хватает её за бёдра, притягивая впритык к себе, так что её киска оказывается прижата к восставшему члену. Наруто умелым, выверенным движением направляет себя в неё, не сдерживая довольный стон, когда, наконец, оказывается внутри. Ему кажется, что они давно не были вместе, жалость плещется где-то в затылке, надавливая, от того, что пропустил их вчерашний момент, что взял её, а сам был где-то далеко. Сейчас Наруто хочется искупить вину, показать, что мир, за пределами его кровати, что уж там, за пределами её влажной киски, не имеет значения.

Наруто врывается в неё снова и снова, насаживая на себя, притягивая всё её тело за бёдра, глаза внимательно следят, как подпрыгивает её пышная грудь при каждом толчке. Хината, удивляя блондина, хватается за свои сиськи, сжимая их, как обычно делает он сам. Наруто немного завидует, пока не вспоминает, что ему досталась роль намного приятнее. И, всё равно не может удержаться, тянет свои руки, чтобы накрыть ими её неумелые пальцы, показывает, как надо. Отступает только тогда, когда Хината чётко повторяет его движения, стараясь выгнуться навстречу новым, накатывающим ощущениям. Наруто медленно спускает руки ниже, поглаживая бока и животик, пока его не посещает потрясающая идея. Он ведёт пальцы к её лону, где уже тесно из-за его вторжения, но блондин всё равно добавляет палец, прижимая его к клитору.

- Аах, - кричит Хината. Ей нужно время, чтобы привыкнуть к новым ощущениям, она мотает головой, спутывая влажные волосы, просто не может сосредоточиться на чём-то одном, ощущения накатывают одно за другим, вынуждая распадаться на куски. - Умм, так…- что именно она пытается сказать, Хината не знает, ей просто нужно говорить, чтобы высвободить часть закипающей внутри энергии, которая грозит разорвать её. - Пожалуйста, не останавливайся, о, арх, - это подстёгивает Наруто двигаться быстрее, входить глубже, он чувствует, как собственный палец трётся о презерватив, пропитанный её соками. Узумаки хватает свободной рукой её ноги, поднимает их, удерживает в воздухе, чтобы видеть, как глубоко входит. Комнату заполняют её стоны, переходящие в крики и возбуждающие шлепки, когда их тела соприкасаются.

«…никому не скажем».

Наруто сбивается с ритма, но всеми силами пытается остаться в настоящем.

«…не скажем».

Он рычит, хоть так стараясь прогнать навязчивую мысль. Располагает её ноги у себя на плечах, приподнимая зад повыше, чтобы войти ещё глубже.

«…скажем».

Как набат, чужие слова, чужая комната. Настоящее растворяется, он вжимает пальцы в её мягкое тело, но ничего не выходит. Она ускользает, её крики больше не долетают до его ушей. В барабанные перепонки долбиться музыка, которой не должно быть. Не здесь. В его комнате. На его кровати. Когда он внутри Хинаты.

«Я сожру твоё сердце!».

- Нет, - кричит Наруто, теряет равновесие, резко покидая теплоту и мягкость Хинаты, заваливаясь назад себя. Она пытается удержать его, но слишком удивлена и не готова к такому. Наруто падает с кровати, больно ударяясь спиной. Он поджимает под себя ноги, сворачиваясь в клубок и замирает. - Нет. Нет. Нет.

- Наруто! - Хината едва может дышать, ей всё ещё кажется, что он не покинул её тело так резко. Мозг говорит, что нужно узнать как он там, но руки, подчиняясь какому-то неудовлетворённому желанию, хотят доделать его работу, хотят потянуться к пульсирующему центру и дать ему освобождение. Хьюга невероятным усилием воли, заворачивается в одеяло и медленно спускается на пол, накрывает их обоих, укладывается лицом к лицу. Пушистые ресницы подрагивают, когда он хлопает ими, пока не распахивает удивлённые голубые глаза. Её рука на его щеке отрезвляет, прогоняет призрака вчерашнего дня. - Прости, - шепчет ему Хината, - мне не следовало откладывать этот разговор. Это было эгоистично с моей стороны, думать, что так смогу отвлечь тебя от того, что произошло вчера.

- Забавная ты Хьюга, - усмехается, но слишком уж печально, Наруто, - ничего не сделала, а всё равно извиняешься, - он тяжело вздыхает, стараясь прильнуть к её руке сильнее, теснее, - я и сам не лучше, тоже думал, что так смогу отвлечься, сделать вид, что ничего не было. Притвориться, что всё хорошо.

- Только не со мной, помнишь? - строго спрашивает Хината. Они долго бежали, но бег не самая её сильная сторона, а вот встретить правду лицом к лицу - это ей по нраву. - Что случилось, Наруто? Расскажи мне всё.

***

Хината не перебивает, даже когда хочется вставить крепкое словцо, или что-то прокомментировать. Она просто слушает, всё, что он готов ей рассказать. А, девушка пытается не дать чувству вины сгрызть её целиком, она знает, что он никогда бы не сказал, что это её вина, как сделал вчера, если бы был в порядке, но самой заставить себя в это поверить очень тяжело. Ради Наруто, она прикладывает все силы, ему нужна сильная Хината, а не та, которая хочет убежать и спрятаться.

Наруто старается говорить по делу, просто выдать все факты, не останавливаясь на том, что чувствовал. Но, что-то в бледно-серых глазах есть такое, заставляющее его верить, что она итак знает каждое его чувство. Поэтому он сдаётся, выкладывая всё, захлёбываясь словами, стремясь выдать каждую разрозненную мысль. О страхе, о воспоминаниях, о предательстве. Он вываливает на неё свою грязную, переломанную любовь, которая теперь напоминает кусок сгнившей плоти, ничто не в силах снова придать этому вид живого существа.

Хината старается остаться здесь, с ним, но мысли сами собой перемещаются от него к Саске, который даже не знает, во что оказался втянут, и даже к самой Сакуре. Она хочет возненавидеть её, но перед глазами стоят потухшие зелёные глаза, та съежившаяся девушка, которую она видела в последний раз. Неуверенная, покинутая любимым. Отвергнутая. Это, к сожалению, Хината может понять, и не знает, как быть, если Наруто попросит её ненавидеть.

- Любовь к ней делала меня несчастным, большую часть времени, она убивала меня, оставляя истекать кровью, но что мне делать теперь, когда во мне не будет этой любви? Как жить с разодранным в клочья сердцем я знаю, а как жить, когда вместо него пустота? - он спрашивает не просто так, ему нужен чёткий ответ, он возлагает эту ответственность на Хинату, ждёт, что она скажет ему, что делать. Хината останавливается на распутье, примеряясь к разным дорогам, по которым может пойти, ищет лёгкий путь, присматривается к правильному, и даже оптимистичному. Но, выбирает тот, по которому уже идёт сама.

- Да, она совершила ошибку, не простительную, возможно, хотя, ты должен признать, что если не простишь, то будешь вынужден ей рассказать о причинах, которые, как друг, мог давно ей сообщить, - она видит, что это не то, чего он ждал. Хоть Наруто сам попросил о совете, на деле он ждал одобрения, но Хината так не может, у неё есть лишь правда, которая теперь ещё важнее, чем раньше. - Сакура, насколько я успела её узнать и понять, никогда не была идеальной. В ней полно эгоизма, за которым скрывается страх. Быть брошенной, не любимой, она часто забывает, что те, кто её окружают, тоже люди и они чувствуют то же самое. За столько лет, ты успел увидеть много её пороков, но с убеждённостью верующего, твердил, что любишь, а это простить не можешь? Так, спроси себя, так ли сильна твоя любовь? - Наруто хмурится, пытаясь осознать, что Хината имеет ввиду, она не хочет говорить то, что ей кажется очевидным, теперь, возможно, он должен дойти до этого сам, но на подобное могут понадобиться годы. Она не желает Наруто такого. - Ты всё время любил её вопреки, прощал то, что должен был, как друг, помочь ей исправить, а теперь говоришь, что твоя любовь прошла по той же причине. Нельзя любить и не любить кого-то за то, кто он есть одновременно. Так что, либо ты можешь на всё закрыть глаза, всё простить во имя этой великой любви, либо ты никогда её по-настоящему не любил, а значит и оплакивать нечего.

- По-почему в тебе столько цинизма? - стараясь сдерживать гнев, спрашивает Наруто. - Твоя любовь ничем не отличается от моей, скажешь, нет? - Хината усмехается, ведь именно это она и пытается ему сказать, а он даже не догадывается, ей даже жаль, что не нашлось времени поделиться этим раньше.

- Да, Наруто, в этом я согласна, - говорит Хьюга, - вот только, нет у меня никакой любви, лишь годы иллюзий, подпитывающихся от моей детской потери, от всей этой нерастраченной любви, что я хранила в себе, желая поделиться хоть с кем-то. Этим кем-то мог стать кто угодно, но судьба распорядилась так, что Саске был рядом. В этом никто не виноват, но я рада, что смогла разобраться, освободиться, только теперь всё встало на свои места. У меня всё ещё остаётся та, кто заставляет меня чувствовать себя отвергнутой, но если ты откроешь глаза и увидишь свою жизнь, как она есть, то ты станешь абсолютно свободным.

- Не понимаю, - шокировано произносит Наруто, пытаясь осознать, что она только что сказала. Это просто не может быть правдой, ведь и они тогда тоже не имеют смысла. Наруто и Хината, они сошлись на почве неразделённой любви, от которой пытались спасти друг друга, но если всё это ложь, то, что их теперь связывает? - Ты, хочешь сказать, что больше не любишь Саске?

- Нет, такого я не говорила, я люблю Саске, очень, он мой друг и всегда буду ему благодарна за то, что был рядом в самые плохие времена, - Наруто путается ещё больше, понимая, с каждым её словом, всё меньше. - Я хочу сказать, что я никогда не любила его как-то иначе, кроме как друга. Понадобилось много времени, много нытья и соплей, чтобы это понять, но теперь у меня есть шанс узнать себя настоящую, и возможно, когда я буду этого достойна, встретить настоящую любовь. Ту, что я смогу подарить правильному человеку.

- Но…- она видит всё, что давит на него, когда открывает ему правду. Медленно приподнимает его перепуганное лицо кончиками пальцев, чтобы он смотрел ей в глаза. Он обязан понять.

- Для нас ничего не меняется, ты нужен мне, сейчас даже больше, понимаешь? - Наруто неуверенно кивает, но старается успокоиться, если бы что-то менялось, то Хината не лежала бы сейчас голая, у него на полу. Значит, как и всегда, её словам можно верить. Узумаки рад, что он всё ещё нужен ей, но пока не знает, как быть с этой новой Хинатой, о проблемах которой, он ничего не знает. - Помнишь, что ты обещал? - блондин озадаченно смотрит на повеселевшую Хинату. Она чувствует себя так легко теперь, когда единственный человек, который знал о том, что было у неё на душе, в курсе, чего там больше нет. Будто именно этого и не хватало, чтобы отпустить эту фальшивую любовь окончательно. - Сначала сношаемся, а потом малость разговоров. Думаю, разговоров уже довольно, как считаешь?

Наруто зависает, а потом смеётся, напряжение покидает его тело, он тянется руками к Хинате, прижимает к себе. Она уже сжимает его член своими ловкими ручками, а тому нет дела ни до чего, кроме перспективы снова оказаться там, где тепло и влажно, где ему всегда рады. Наруто закидывает ногу Хинаты себе на бедро и медленно входит. Они оба лежат на боку, медленно двигаясь друг другу на встречу. И, это первый раз, когда они в «постели» одни. Хината кончает почти сразу, и Наруто не отстаёт, когда думает о том, что девушка с ним телом и мыслями, и когда они проснуться, ничего не изменится.

***

Саске слышит, что все уже проснулись. Мать хлопочет на кухне, отец шелестит страницами, возможно, читает газету, или разбирает рабочую корреспонденцию, Итачи ходит по двору, Саске точно знает, что это брат, только он может передвигаться так тихо. Сам младший Учиха лежит на животе, уткнувшись в подушку, которую обнимает, он проснулся давно, но вставать нет никакого желания. Как и всерьёз думать над тем, что было вчера.

Наверное, это нормально, никто не захотел бы вспоминать, как нашёл свою в хлам надравшуюся девушку в луже собственной рвоты, с задранным платьем и объективной нехваткой нижнего белья. Саске бросил взгляд на свой комод, понимая, что не может избавиться от стыда за свой поступок, но в тот момент он не мог соображать рационально. Поэтому облазил всю ту дурацкую розовую комнату в поисках трусиков Сакуры, а потом просто забрал их. Теперь они покоятся на дне его шкафа, погребённые мужскими футболками. Учиха всю ночь пытался ответить себе на вопрос «зачем?», но что-то пока не вышло. Он варился в собственном соку, то убеждая себя, что она была пьяна, и с ней был Наруто, а значит всё хорошо, то в пику себе замечал, что блондин был с ней не всегда, и за это время много чего могло произойти. Того, что теперь она даже не помнит. Саске не хотел быть таким, он хотел быть парнем, которого волнует, что его девушку могли обидеть, пока она была не в состоянии себя защитить. Но, после их недавнего разговора о новом этапе отношений, под которым подразумевался секс, и её переживаний про их первый раз, про то, что у неё ещё никого не было, парень мог думать только об этом. Быть первым. И, что ему делать, если такого не случится, что если он не захочет её после кого-то?

Он чувствовал свою вину и за эти мысли, и за то, что отпустил одну на эту вечеринку. Хината ещё в такси, по дороге за Сакурой, разъяснила ему, что так делать нельзя. А, он дурак, сам не догадался. Она правильно ему сказала: «твои самые длительные отношения были со мной, а я тебя разбаловала, но с Сакурой так нельзя. Ты должен искать компромиссы, должен подстраиваться, перешагивать через свой эгоизм. Иначе, она найдёт кого-то другого». Когда Хьюга стала такой мудрой? Саске усмехается своим мыслям, это же Хината, она всегда была слишком идеальной, и то, что она выбрала в друзья именно его, заставляло чувствовать себя таким же. Узнай она, о чём её друг сейчас думает, Хината бы ужаснулась.

Брюнет кидает взгляд на часы, нет ещё и полудня, наверное, рано звонить, узнавать, как она там. Да, готов ли он к этому? Столько вопросов с утра пораньше, что голова пухнет. Саске сильнее обнимает свою подушку, утыкается в неё носом и рычит от досады. Мысли вертятся, как карусель, вот снова та, где Сакуре могли навредить, бег продолжается, вот та, где Сакура перепихнулась с кем-то по пьяни и он уже не сможет быть её первым. Он ждёт мысль, где ему охрененно больно от измены любимой девушки, но про это как-то не подумал. А, вот теперь думает, карусель вертится. Ему снова стыдно, снова больно, и голова хорошенько кружится, будто это он вчера бухал. Пытается отвлечься, думая о Хинате, просто так. Анализирует то, как она изменилась, вышла из тени, где пряталась, но от этого тоже больно, ещё бы, ведь тень была от него.

Итог совсем не утешает Саске: хреновый друг, хреновый парень, хреновый брат. Ничего не забыл? Так и этого довольно. Приходится бросить подушку и вывалиться из кровати, быстро умыться, надеть первые попавшиеся домашние штаны и синюю футболку. Ещё есть шанс. Саске идёт искать Микото. Звание хорошего сына его порадует. Пусть всего от одного родителя. И, так можно не думать каждые пять секунд, как там Сакура.

***

Киба наворачивает круги вокруг территории, которая принадлежит его семье. У них большой двухэтажный дом, окружённый обширными загороженными территориями, где собаки не чувствуют себя загнанными в угол, вообще-то, учитывая то, что парню приходится делить пространство с двумя шумными женщинами, у собак, с их небольшими отельными домиками, жизнь просто королевская.

Он обегает один из вольеров, большая серая собака, провожает его взглядом, она забралась на крышу своего дома, погреть пузо в последних лучах осеннего солнца, хотя Инузука считает, что им рано провожать жару, он чувствует, как атмосфера меняется, что-то ещё грянет. Бежит дальше, вдоль большой пристройки, где расположилась их семейная ветклиника, с лабораторией и операционной. Сейчас там нет посетителей, что его несказанно радует. Акамару впервые обгоняет хозяина, чтобы быстрее пробежать этот участок, после того, как щенком его потрепал пришлый пёс, так что пришлось накладывать тринадцать швов, он не очень любит это место. Киба его понимает, такого страху тогда натерпелся, даже думал, что лучше бы сам так пострадал, чем верный товарищ.

Футболка и кофта, которую он накинул сверху, уже насквозь мокрые, это знак, что можно закругляться. Тем более что времени он дал им предостаточно, пора и честь знать. Будут знать, как нажираться в хлам. Инузука ускоряет ход, чтобы как можно скорее поиздеваться над своими невольными гостьями. Они с Акамару притормаживают в паре десятках метров от крыльца, чтобы продышаться и пройтись. Киба разминает всё тело, поворачиваясь и подпрыгивая, даже для растяжки не останавливается, а делает всё на ходу.

- Ну, что Акамару, - весело произносит Киба, поглаживая белую шерсть пса, - вот, что я тебе скажу, брат, если выпадает возможность малость отомстить бывшей - используй её по полной, - Акамару озадаченно наклоняет голову, он далёк от этих мелочных человеческих склок. Зато не отказался бы от целой миски ледяной воды и парочки свиных ушек. - Забей, - весело сообщает ему хозяин, - пойдём лучше тебе свиных ушек раздобудем.

Как мать и сестра умудряются вдвоём создавать такой хаос в доме, для Кибы загадка, но, тем не менее, на него с самого порога обрушиваются громкие голоса, шум посуды и топот ног, сопровождаемые попеременными взрывами смеха. Акамару убегает, ведомый божественными ароматами с кухни, а его хозяин решает не рисковать, появляясь там весь провонявший потом. Киба проходит мимо комнаты для гостей, откуда всё ещё доноситься громкий храп, решает и это оставить на потом, когда примет контрастный душ.

Если бы Киба постоял рядом с закрытой дверью, прислушиваясь к храпу ещё пару минут, то был бы неприятно удивлён неожиданно образовавшейся тиШиной. Одна из незваных гостий особенно резко вдохнула воздух, успевший за ночь пропитаться алкогольными парами, практически захлёбываясь им, поэтому сон прервался. Но, она бы предпочла никогда не просыпаться, чем это.

Сакура с трудом разлепила один глаз, тот слипся и был весь в сонном песке, поэтому она видела только нечёткие очертания окружающих предметов, комната показалась не знакомой, но девушка всё равно не могла вспомнить, как должна выглядеть знакомая. Харуно попыталась приподняться, но в голове что-то прострелило, умоляя больше так не делать. Розоволосая застонала, хватаясь за черепную коробку руками, настойчивый дятел, что там поселился, не щадил. Сухость во рту убивала, губы слиплись и отказывались размыкаться, она малость запаниковала, глубоко задышала через нос, что так же хреново сказалось на самочувствии.

- Не стони так громко, - прошипела на подругу Ино, блондинка ещё не могла похвастаться открытыми глазами, но сразу поняла, что рядом кто-то есть и этого кого-то необходимо заткнуться, пока боль в голове не убила. Говорить было больно, причём боль странным образом раздавалась во всём теле.

- Ками, Ино? - Сакуре удалось разлепить веки, но она периодически помогала им возвращаться в нормальное состоянии трясущимися пальцами. Девушка разглядела комнату с большой двуспальной кроватью, на которой они лежали бок о бок, стеной из деревянных шкафов и маленьким телевизором, висящим на стене. Ничего из этого ей было не знакомо, паника накрыла, Сакура заворочалась, вынуждая теперь Ино стонать от возмущения, когда её тело рядом пошевелилось. - Ино, очнись, - розоволосая намеренно начала трясти подругу, - давай, свинина, ками, ты знаешь, где мы? Ты помнишь хоть что-то из вчерашнего? Давай, свинина, - паника и непрекращающиеся толчки, привели Ино в чувство, в чувство, что жизнь - боль, но хоть так, да и глаза открылись.

- Расслабься, - отмахнулась блондинка, возвращая растрёпанную голову на подушку.

- С ума сошла? Не отключайся, Ино. Что если нас похитили и теперь продадут в сексуальное рабство? - блондинка даже позавидовала тому, как трезво может мыслить подруга, учитывая какие они всё ещё были бухие.

- Расслабься, говорю, мы у Инузуки, - успокоила её Ино, - тут нас могут поиметь только похотливые псы, - блондинка усмехнулась, её пьяный мозг посчитал, что это смешная шутка, а не жуткая перспектива. Сакура нашла в себе силы треснуть подружку по заднице, - ай, тварь, больно.

- Откуда тебе знать, что мы у Кибы? - а, не, всё нормально, расслабилась Ино, ни хрена она не соображает. - И, почему мы у Кибы?

- Потому, что я такой офигенно хороший друг, - распахивая дверь настежь, буквально прокричал, со счастливой улыбкой Киба. Это была его любимая часть. Обе девчонки тут же попытались прикрыться руками и уткнуться в подушки. - О-о-о, как приятно, что вы т-а-а-а-к рады меня видеть, - снова кричит Киба, дико смеясь.

- Сука, хватит, Инузука, - умоляет Ино. В голове стучат колокола и сто ирландцев танцуют свои народные танцы.

- А, что такое-то? - недоумевает Киба, распахивая неплотные шторы, которые сам же вчера задвинул, чтобы солнце не ослепило и не довело до приступа этих долбанных алкоголичек. Девчонки отреагировали на это его простое действие, как невесты Дракулы, зашипели и практически воспламенились, обнажая острые зубы. - Ого, красотки, - поддел их Киба, осматривая потёкшую косметику на лице, гнёзда неизученных природой птиц в волосах и помятую одежду, даже французы, противники глажки, такое бы не одели.

- Ты ещё долго будешь издеваться? - прохрипела Ино. Так уж вышло, что она не в первый раз оказывается в такой ситуации, знает чего ожидать, но всё равно каждый раз спрашивает, когда экзекуция закончится. - Мы всё осознали.

- А, да, ну, раз осознали, - улыбаясь, говорит Киба, - то не будете против победной песни в вашу честь? - они только успевают вяло взмахнуть руками, но разве это может остановить такого хорошего друга, как Киба от радости за подруг. - «Меня зовут МакГвайр, я вам песенку спою: я добивался девушки, звать Кэти Донахью, она была красива, жирна и сорок ей, и верила, что мать кричала…».

- ХВАТИТ! - заорали девчонки, как только Киба начал насвистывать и топать в такт этой ирландской песни, не то просто любителей бухать в пабах, не то каких-то пиратов.

- Эй, я же только начал, - обиделся парень, всё это было умелой игрой, как думал Инузука, но главное, что подружки кажутся достаточно настрадавшимися, парень решает, что на сегодня уже отбыл свой номер. - Ладно, думаю смогу повторить попозже, - нахально подмигнув доложил шатен. Но, тут же изменился в лице, словно он провёл рукой, как делают актёры, и сменил эмоцию, демонстрируя свой талант. - Осознали, значит? - грубо спрашивает Киба, прожигая взглядом двух, про себя он чихвостит их на всякий манер, но вслух воздерживается. - Вы хоть отдалённо представляете, что могли нарваться на неприятности? - подружки потупили взгляды, алкогольный туман ещё не спал, но несмелое шевеление страха уже начало подступать. - И, вообще, - добавляет Инузука, разочарованно качая головой, - женский алкоголизм намного жёстче мужского, чтобы вы знали.

- Даже не знаю, как так вышло, - призналась Ино, - спасибо, что выручил, снова, - несмело улыбается блондинка, но тут же осекается, что-то вспомнив, - ками, а наши предки что думают? - обычно Ино знает, что собирается перебрать и заранее что-нибудь наплетает родителям, но в этот раз всё вышло спонтанно.

- Да, вы должны просто молиться на Хинату, - отвечает Киба, - она разыграла с вашими предками «Мальчишник в Вегасе», так что всё нормально, - девчонки, конечно, помнят, что перебрали, и туго соображать - это нормально, но что-то совсем ничего не ясно. - Ну, как в том фильме, когда мужики прикинулись, что все выходные не будут звонить своим жёнам, а только чужим. Вот и она так сделала, только сказала, что забрала вас к себе на ночёвку, в благодарность за то, что пригласили её в тот раз, а звонит сама ещё и потому, что боится, как бы ваши предки не запретили. Короче, она всех очаровала, так, что старик Иноичи даже трубку класть отказывался, - Инузука усмехнулся, вспоминая вчерашний вечер, Хината была бесподобна. - А, вы, заставили нас попереживать, чёрт, на Саске было жалко смотреть.

- Саске? - непонимающе переспросила Сакура, до этого момента ей вообще не приходило в голову, как они попали к Кибе, кто их забрал с вечеринки. Если хорошенько подумать, то последнее, о чём она помнила, были вкусные коктейли и забавный бармен-блондин, которого она раньше не видела.

- Вы чё, совсем ничего не помните? Охренеть, - покачал головой Киба, - Саске, Саске, Наруто нам позвонил с этой вашей вечеринки и сказал, что ты, - он указал на Сакуру пальцем, - уже в хлам. Облевала Шион всю комнату, и Узумаки не собирается с тобой нянчиться, и я не удивлён, его-то девушка была как стёклышко, и вела себя прилично.

- Мы уже поняли, - больно массируя огромный лоб, огрызнулась Сакура, - что ты по самые уши влюблён в Хинату, но можно к сути? Что было дальше? - Харуно отчаянно пыталась найти в голове хоть какое-то воспоминание, но все попытки оказались тщетными. А, от мыслей про Наруто, который предпочёл скинуть подругу на других, голова только сильнее разнылась.

- Пфф, - никак не комментируя злость алкоголички номер раз, продолжил Киба, сложив руки на груди, показывая тем самым, своё превосходство, - ничего такого и не было. Забрали вас, привезли сюда. Хината ещё у Шион уладила все вопросы, Саске и Шикамару помогли затащить вас сюда. Конец истории.

- А, - начала Ино и осеклась, не зная, как задать волнующий её вопрос.

- Твоего парня мы не видели, - угадав мысли блондинки, ответил Киба. Он ещё много чего хотел им высказать, особенно Ино, которая не понятно во что собиралась вляпаться, но решил, что на сегодня и правда хватит. Парень подошёл к шкафу, порылся там и повернулся к подругам уже со стопкой вещей в руках. - Тут вещи моей сестры, полотенца, примите душ, а вещи закиньте в стиралку, если хотите, а нет, так можете забрать эти, сестра их уже не носит. Ино знает, где что, разберётесь.

- Спасибо, Киба, - запоздало крикнула парню Ино, искренне благодарная за то, что приютил, и за лекцию тоже. Блондинка пообещала себе больше так не напиваться. - Ух, вот это ночка.

- Слушай, я-то знаю, почему так накидалась, а у тебя что? - спросила Сакура, чтобы отвлечься от ненужных мыслей.

- Это я для храбрости, - нехотя призналась Ино, - просто не рассчитала силы, - или степень своего испуга, добавила про себя Яманака, но вслух говорить не стала.

- И, за каким тебе она понадобилась?

- За таким, - невольно краснея, буркнула блондинка, Сакура ждала, когда у подруги закончится приступ детства. Долго ждать не пришлось. - Я решилась, - тихо ответила она, - решила, что мы с Какузу сделаем это сегодня, то есть вчера, на вечеринке, думала затащить его в одну из комнат, как обычно все делают.

- Шутишь? - Сакуре хочется всё это переварить, но голова чугунная. Ино не торопит, отвлекаясь на любопытный цветной орнамент обоев, всё, что угодно лучше, чем самой думать о вчерашнем. Какузу подцепил её на улице, просто крикнув «эй, детка», она, конечно хотела возмутиться или сбежать, но по его глазам было понятно, что он только того и ждёт. Бросает вызов, зная, что блондинка перед ним просто маленькая девочка. А, Ино не хотела быть неопытной школьницей, ей хотелось, чтобы парень постарше увидел в ней настоящую женщину. И, она подошла, кокетничала, вздёргивала носик и надувала губки, пока он просто не сунул ей в руку свой номер на обрывке грязной бумаги. Яманака знала, что если решиться, то пойдёт до конца, вот выпал шанс, только маленькая школьница победила и так много бухала, что предложить Какузу могла только сеанс некрофилии. - Ты уверена, что хочешь именно этого?

- Что? - высокомерно переспросила Ино. - Какой наивный вопрос, Сакура, это просто секс, я не собираюсь ничего, ни для кого, хранить, всё это полная хрень. У меня прагматичный подход к этому вопросу, я собираюсь стать женщиной, чтобы забыть про это недоразумение, только и всего, - Сакура открывает рот, чтобы отругать подругу, но молчит, просто смотрит. Ино, которую она знает, не такая, она таких слов не говорит, та Ино романтик, перебирая парней, которые вызывают в ней хоть какие-то чувства, блондинка не опыта набирается, а ищет того самого, просто разборчивостью не отличается. Куда же подевалась её подруга, почему готова сделать то, к чему не готова, лишь бы доказать себе, что не маленькая и не напугана?

- Разве он тебя не пугает?

- Кто, секс?

- Нет, твой этот Какузу, - уточняет Сакура, - я была удивлена, когда ты нас познакомила, совсем не твой типаж, жуткий такой, взрослый, - Харуно съёживается от собственных воспоминаний, накатывает тошнота. - Это всё из-за слов Хинаты? - интересуется розоволосая. - Но, она ведь сказала, что ей понадобилось много времени, чтобы пережить ту ошибку, да, сейчас у неё, очевидно, всё хорошо, но разве тебя не пугает, что ты его не знаешь, что не доверяешь? Разве не лучше дождаться кого-то особенного и разделить всё, боль и удовольствие, с ним?

- Романтичные бредни, - грубо открещивается от прежних желаний Ино, - первый раз всё равно будет ужасным, так зачем тратить его на того, к кому что-то испытываешь? Чтобы убить все эти чувства? А, так и будет, после такого останется только противное чувство, что тебя использовали, а ещё стыд, вот и пусть со всем этим ассоциируется Какузу.

- Что же ты тогда так нажралась, а? Перепихнулась бы с ним на трезвую голову, - язвительно замечает Сакура, её уже порядком раздражает, что Свинина отговаривается просто так, даже не пытается слушать. Харуно знает почему, потому что всё это бред сивой кобылы, не хочет она так, а хочет правильно, только признать не может.

- Переборщила, с кем не бывает, - отмахивается блондинка.

- Или, ты просто чего-то не знаешь, - решает поиздеваться над подругой Сакура. Ино в шоке пялиться на неё, в глазах читается желание покрутить пальцем у виска. - А, что? Мы были такими пьяными, что с нами могло произойти всё, что угодно, - это должна была быть шутка, но смеяться никому не хочется. Ино не выдерживает первая и забирается себе под короткое платье, расслабленно выдыхает, когда пальцы касаются мягкой ткани трусиков. Она не думает, что кто-то озаботился бы их возвращением на место, если бы что-то такое произошло. Сакура собирается поржать над ней, но тревожное предчувствие не позволяет, она проделывает то же самое, забираясь себе под подол. - Ах, - вырывается у Харуно, свободная рука накрывает рот, когда её пальцы касаются обнажённой кожи. - Н-нет, Ино, - в зелёных глазах такая паника, какую блондинка ещё не видела, - их нет, мать твою, Яманака, ГДЕ МОИ ЧЁРТОВЫ ТРУСЫ!?

- Оу-оу, - в этот момент объявляется Киба, он просто хотел сказать, что мать приглашает их остаться на обед, вот так благие намерения и дрючат бедолаг, которые пытаются быть гостеприимными хозяевами. - Чёрт, девчонки, да, что с вами не так? - парень уходит, не дождавшись ответа, а Сакура уже сидит, накинув на голову одеяло, так стыдно ей ещё никогда не было.

- Ну-ну, - поглаживая розоволосую по спине, успокаивает Ино, - уверена, этому есть рациональное объяснение, - ни хрена она не уверена, но не скажешь же такое подруге, над которой, вероятнее всего, надругался незнакомец, а она и не помнит. - Это, может у тебя болит что-нибудь, ну, там? - это многозначительное «там» и взгляд, направленный ей между ног, возвращает Сакуру в реальность. А, ведь и правда, ничего нового она в себе не ощущает, значит всё хорошо.

- Но, где же тогда мои трусы? - озадаченно спрашивает Харуно, теперь ей правда интересно.

- Да, твою мать, - Киба совсем не вовремя решил сделать второй заход, - слушайте вы, извращенки, фетишистки-трусолюбки, тут вам не отель, или ведите себя прилично, или выметайтесь уже из моего дома, - на этой высокой ноте, парень хлопает дверью, и больше не объявляется.

Девчонки спускаются вниз вместе, когда выглядят худо-бедно презентабельно. Сакура первая приняла душ, но не смогла найти в себе сил спуститься в одиночестве. Да, и теперь она прячется за спиной блондинистой подруги, когда они входят в просторную, залитую солнечным светом кухню.

- А, проснулись пьяные красавицы, - Сакура вздрагивает, когда грубый женский голос, разрывает уютную тишину. Высокая, крупная, бойкая женщина с такими же взъерошенными волосами, как у сына, поворачивается к подружкам, в смущении застывшим на пороге, в руке зажата лопатка, нелепый фартук в цветочках и рюшках, совсем не вяжется с её образом гром-бабы. - Не пугайтесь, дело молодое, - гортанный, практически гавкающий смех, пробирает до костей. Девчонкам бы порадоваться, что для неё не проблема приютить мертвецки бухих знакомых сына, но им так стыдно, хотя женщина ни словом их не обидела, что обе подумают, прежде чем повторять подобное.

- Добрый день, Цуме-сама, - низко кланяясь, здоровается с матерью Кибы, Ино. Сакура поражается тому, какой кроткой она выглядит.

- Рада снова тебя видеть, малышка Ино, - блондинка понимает, что это правда. Госпожа Инузука никогда не относилась к ней плохо, хотя Ино уверена, что она знает, какой сукой блондинка была по отношению к её сыну. - А, ты Сакура, верно? Дочка Кизаши?

- Д-да, Цуме-сама, - подражая Ино, отвечает Харуно.

- Знаю-знаю, это он сделал, - Цуме охотно закатала рукав клетчатой рубашки, демонстрируя девчонкам бледные шрамы, испещряющие её крупную руку, тонкие нити буквально повсюду, и уходят куда-то под рукав. Сакуру мутит от этого зрелища, а ещё она никак не может взять в толк, как её отец мог такое сотворить. Мать Кибы смеётся, запрокинув голову назад, - что это я несу-то, ками, это меня один из псов подрал, давно уже, а твой отец зашил, руку мне спас.

- Жаль не всё можно пришить, - язвительно замечает высокая стройная девушка, только что нарисовавшаяся в кухне. Она не такая крупная, как мать, может ещё не доросла, и её волосы собраны в длинный, аккуратный хвост, если бы не что-то звериное в манерах и дикая ухмылка, никто бы не догадался, что все они родственники. - Чувство юмора, например, - поясняет девушка. Когда она смеётся сомнений не остаётся - они мать и дочь, не иначе.

- Не обольщайся, Хана, тебе оно от матери досталось, - встревает Киба, отрываясь от чего-то обжаренного в кляре.

- Сейчас до умничаешь, - грозит младшему братцу Хана.

- Что же вы застыли, садитесь, садитесь, - отодвигает стулья для Ино и Сакуры, Цуме, а то они так и стоят на пороге, наблюдая за странной семейной атмосферой в этой диковатой семье. - Тут кое-что специально для вас, - госпожа Инузука, разливает что-то кроваво-красное по высоким стаканам. Ино и Сакура послушно едят всё, что предлагают и пьют, как не странно, но становится легче, желудок успокаивается, да и трескотня в голове тоже. К концу пребывания в доме Кибы, подружки вновь ощущают себя среди живых, даже на время забывают, сколько дерьма им ещё расхлёбывать.

***

Хината долго его рассматривает, но спать больше не хочется, будить блондина тоже, ему досталось, пусть отдохнёт. Поэтому девушка осторожно выбирается из его постели. Накидывает свои леггинсы и его футболку, прямо на голое тело, и отправляется искать себе занятие.

Дом Узумаки сразу оказывается идеальным местом, для Хинаты, всё такое уютное, подобранное со вкусом, но даже безвкусные безделушки, находят тут своё пристанище и это кажется правильным. Но, главное - книги. Они тут повсюду. Хината с удовольствием обнаруживает всё, что сама любит, и даже книгу, которую Минато-сенсей выбрал для следующего заседания Литературного клуба. Девушка надеяться, что никто не будет против, если она её одолжит. Хината усаживается на диван, подгибает под себя ноги и проваливается в невероятную историю о любви, которой даже смерть не помеха.

Наруто ещё не открыл глаз, а уже знает, что в кровати один. Блондин немного рад этой возможности. Хината его сильно смутила своими откровениями о том, что больше не чувствует романтической любви к Саске. Ему это кажется неправильным, так просто не бывает, любовь не проходит по прихоти, или от большого желания, так это не может работать. Верно ведь?

Ответить некому и Наруто приходится искать ответ самому. Странно выходит, когда Хината была влюблена в Саске, Наруто относился к этому скептически, эти двое так похожи, что он них буквально веет скукой и унынием, никакого сексуального огня, Узумаки уверен, что если бы они записали порно, то это было бы сродни обучающему видео для христианских детей, которые выбрали путь воздержания до свадьбы. У Наруто такое сравнение вызывало недоумение, ведь по отдельности, эти двое, казались пределом мечтаний. Узумаки умел быть реалистом, когда дело касалось мужской красоты, так что был уверен, что экспериментальным путём можно доказать - Учиха сможет возбудить 9 из 10 девчонок, тогда как для Наруто и 7 будет отличным результатом.

Он мечется между неожиданной свободой, которая окрыляет, избавиться от наваждение кажется приятной перспективой, да и Хината выглядит, как будто, лучше, с тех пор, как перестала уничтожать себя, напрасно, как выясняется. Но, и ощущение пропасти, возникшей между ними, никуда не девается. Как теперь они смогут говорить друг другу «понимаю», если это ложь? Наруто не понимает, что она собирается делать со своей жизнью, что вообще она переживает внутри себя. Всё это настолько далеко от него.

- Всё хорошо? - Узумаки вскидывает голову, улыбается. Он давно оделся, но мысли не отпускали, блондин так и не отправился её искать. Сидит на краю своей кровати, слегка сгорбившись под тяжестью переживаний, но улыбается, по привычке, а может, чтобы скрыть страх от того, что пропасть между ними начнёт расширяться, и даже секс не сможет это исправить.

- Ага, вот хотел пойти тебя искать, - улыбка приклеивается намертво, Наруто не уверен, что сможет её убрать, если захочет. Хината старается не хмуриться, она знает, что он притворяется, видеть то, что улыбка не касается его ясных глаз, больно, но Хьюга не уверена, что имеет смысл предъявлять ему за это.

- Ничего, - осторожно проводя по корешкам книг, которые Наруто держит в своей комнате, произносит Хината, - я сама тебя нашла, - жёлтый цвет одной из обложек такой яркий, он занимает все её мысли. Это кажется важным, будто вселенная посылает ответ на незаданный вопрос.

Наруто пользуется тем, что Хината на него не смотрит и отпускает себя, совсем чуть-чуть, но он готов в любой момент снова собраться. Не претворяться перед девушкой сложно, опять всему виной это новое расстояние, она словно встала в один ряд с остальными, кто не должен знать, что у него за душой. С друзьями так не поступают. Хьюга смотрит в глаза жёлтому смайлику и улыбается ему в ответ, теперь всё ясно.

- Был такой анекдот, - Наруто удивлён, таким началом, но ещё больше тем низким голосом с явной хрипотцой, которым Хината заговорила. Брюнетка подошла к его столу, облокотилась на него спиной, сложила руки на груди. - Человек приходит к врачу. У него депрессия. Говорит, жизнь жестока и несправедлива. Говорит, он один-одинешенек в этом ужасном и мрачном мире, где будущее вечно скрыто во мраке, - Узумаки усмехается, теперь понимает, к чему она ведёт. Её слова проникают под кожу, и фальшивая улыбка сползает с лица, как грим под дождём. Хината почувствовала, что работает и сразу двинулась к нему, её походка приобрела что-то нахальное, она развела руками, продолжая этим новым голосом. - Врач говорит: «Лекарство очень простое. Сегодня в цирке выступает великий клоун Пальяччи. Сходите, посмотрите на него. Это вам поможет», - Хьюга подошла вплотную, встала между его ног, почти грубо коснулась подбородка, чтобы заставить смотреть в глаза. - Человек разражается слезами. И говорит… - она останавливается, ждёт только его. И, Наруто чувствует, как земные плиты срастаются обратно, она больше не далеко.

- «Но, доктор…я и есть Пальяччи», - Узумаки говорит с ней в тон, также грубо и протяжно, вкладывая в эти слова всю свою боль, всё дикое желание открыться и больше не прятаться, только не от неё. - Хороший анекдот. Всем смеяться.

- Гад дэм, твой Роршах лучше моего, - восхищённо восклицает Хината, и не кривит душой, - это было горячо, - признаётся девушка, чем веселит Узумаки, по-настоящему. Он упирается носом ей в живот, прижимая к себе, обвивая руки вокруг тонкой талии. Его руки хватаются за оранжевую футболку, которую она снова надела. Так больно и так хорошо. - Это пройдёт, - шепчет Хината, блондин даже не замечает, как улыбается и плачет, от лёгкости, подхватывающей всё тело, и от боли, что ещё возникает резким скачком, доказывая, что он живой.

-…никогда в жизни, - оба дёргаются, но Наруто в легкой панике, а Хината от накрывшего гнева, когда с улицы долетает голос Сакуры. Даже закрытая балконная дверь не может остановить его, не может оградить от него.

- Ну, да, все так говорят, - присоединяется Ино. Это малость отрезвляет и блондина и девушку, в которую он ещё сильнее вцепился. - Пока снова не добираются до алкоголя, - Яманака не собирается говорить глупости, ведь знает, что ещё натворит их.

- Да я чем хочешь поклянусь, - Наруто закрывает уши руками, отпуская Хинату, но голос Харуно всё равно проникает в него, впрыскивается в кровь и разноситься по всему организму. Он нервно мотает головой, тянется руками к Хинате, но она отступает на шаг. Взгляды пересекаются, её твёрдый, призывный, она умоляет слушать себя внимательнее. Узумаки отрицательно качает головой, у него нет на это сил, снова тянет руки, но Хината откидывает их от себя. - Вот блин, и пятно не отстиралось, отстой.

Что-то рвётся, когда Наруто поднимается на ноги. Будто он слишком сильно ударил по струне, и она порвалась, он бьёт по ней снова и снова, но звука не слышно, лад не стройный. Он может заменить струну, но всегда будет знать, что она не «родная», не оригинал, а так, жалкая подделка. Просто мир так устроен, нельзя что-то сломать, а потом склеить без следов, ты всегда помнишь, где трещины. Через них просачивается то, что было внутри тебя, испаряется, оставляя лишь пустоту.

Хината молча кивает, говоря, что понимает его чувства, знает, как может быть больно и страшно отпускать, но также обещает, что станет легче, лучше, чем то, что у него было. Наруто держится за сердце, за то место, где оно должно быть, но там пусто, он не слышит ударов. Он медленно идёт на балкон, хватается за перила до белых костяшек, смотрит в низ. Сакура всё ещё на улице, стоит под окнами, то смеётся, то закатывает глаза. Каждый её жест так хорошо ему знаком, столько времени проведено в любовании, сохранении этого в памяти, восхищении. Наруто все эти годы взращивал свою большую любовь, тот шанс, первый и единственный, на своё долго и счастливо. Так почему, почему он смотрит на неё и не может вспомнить какого это, любить её. Кто та девчонка, что смеётся, откидывая розовые пряди, попавшие в глаза, та, кто щурит глаза, надувает губы, грозит подруге, когда блондинка говорит что-то, что ей не нравится. Неужели вчера и сегодня она была одной и той же? И, как вышло, что вчерашнюю Сакуру он готов был носить на руках, а сегодняшняя не вызывает никакого отклика?

«Разве настоящая любовь может пройти так легко?».

- Что же тогда это было? - никто, даже Хината, стоящая рядом, не слышит его вопроса, который Наруто обязан был задать, отправляя запрос куда-то выше, туда, где записывают их судьбы, придумывая, какой ещё сюжетный поворот изобрести.

Две подружки уходят так и не заметив парочку, наблюдающую за ними с высока. Наруто облокачивается на жёсткую решётку перил, Хинате видна лишь его спина и плечи, подрагивающие от чего-то, что ей не рассмотреть. Она опасается худшего, но блондин неожиданно задорно смеётся. Возможно, Хьюга ошиблась в том, что считать худшим.

- Наруто? - опасливо окликает его девушка. Узумаки смотрит на неё стоя вполоборота, он всё смеётся, и ждёт от неё того же, а как иначе. Разве может быть что-то забавнее, чем эта Сакура Харуно. Она ничего не помнит, для неё ничего не изменилось, она просто проснулась и начала с новым днём новую жизнь, оставила всё позади. А, он? Так много боли и терзаний, за себя, за неё, за любовь, которой не было.

- Ой, а я-то думаю, чего это ты тут ржёшь в одиночестве, - совсем близко, можно руку протянуть и коснуться, но Наруто этого не хочет, он успел почувствовать себя чистым, впервые, после всех этих девок, которыми марался почём зря. - Что? - настойчиво спрашивает Сакура, когда блондин всё усмехается и смотрит на неё. Он кажется старым-добрым Наруто, но что-то явно не так, вокруг него будто силовое поле, через которое розоволосая не может проникнуть. И, вроде не отталкивает, ничего не говорит, но Сакура всё равно чувствует, что потеряла влияние, которое раньше оказывала на него. У неё на этот счёт своё мнение, она уверенна, что это из-за вчерашнего, просто он увидел её слабость. - Бака, - обижается она, пряча за этим смущение и стыд.

- Как ты? - нахально интересуется Наруто. Сакура краснеет так, как никогда в жизни. Хината пытается чувствовать к ней что-то своё, личное, не считать её врагом из-за того, что произошло с Наруто, отрешиться и просто видеть глупую девчонку, эгоистичную, не понимающую, пока, ничего. Выходит из рук вон плохо. Поэтому Хьюга рада, что они ведут свою беседу без неё.

- Отлично, - язвительно отвечает Сакура, - что со мной станется. Да, это, спасибо что ли, что вызвал Саске, и тебе спасибо, Хината, что прикрыла нас с Ино, - Хьюга улыбается, успокаивается. Да, они же подруги, точно, и не важно, что она…

- Пфф, - отмахивается Наруто, - я это для себя сделал, не хотел с тобой возиться, ты была совершенно н-и-к-а-к-а-я, - Хината следит за его словами и выражением лица. Радуется, когда видит там проблески гнева, припрятанные за дружеской подколкой. Это хорошо, ему нельзя сдерживаться. - А, да, точно, - посмотрев на Хинату, Узумаки будто что-то припомнил, - ты ещё зачем-то при мне оголяться начала, - о, да, это именно то, что ему было нужно. Этот безграничный шок на некогда любимом лице, это дикое смущение, граничащее с наступающей истерикой.

- М-мне, - Харуно впервые чувствует себя такой жалкой, - мне так жаль, не знаю, что на меня нашло. Прости, Наруто, - ничто уже не помогает уклониться от извинений, да она и не стремиться, хватит, добегалась. - И, за то, о чём ты молчишь тоже, - добавляет розоволосая, догадываясь, что это ещё цветочки.

- Раз уж на то пошло, - Хината одними глазами спрашивает, уверен ли он, Наруто кивает, - ты так сильно обиделась на Саске, решила, что он там развлекается с другими девчонками, - тут Наруто запинается, он точно не собирается говорить о том, что озвучила Харуно, - так что решила малость отомстить.

- О, нет, прошу, скажи, что я не предала своего парня, по пьяни, - её скулёж вызывает только жалость, Наруто разглядывает девушку, которая сейчас выглядит такой потасканной, жалкой. Бледной копией себя, а может она всегда была такой, просто он смотрел другими глазами. Он почти готов не добивать, но с другой стороны, она ему поблажек не делала.

- Это был я, - смело говорит Наруто, ожидая, как девушка отреагирует. Сакура не понимает с первого раза, - ты решила, что я лучший кандидат для твоей своеобразной мести, - Харуно снова лишь удивлённо хлопает ресницами. Наруто вздыхает. - Ты меня поцеловала, Сакура, - разбивать вдребезги её мир, оказалось приятнее, чем он ожидал, но это быстро прошло. Снова осталось лишь опустошение. Наруто не знает, что будет дальше, но он точно не хочет ни своего гнева, ни этой пустоты. Всё это ему не нужно.

- Нет, - едва шепчет Сакура, её глаза уже на мокром месте, так предсказуемо, но блондину кажется, что чуть ли не впервые видит, что слёзы настоящие, похоже она плачет по чему-то важному. Харуно мутит, она придерживается за перила, закрывая рот рукой. Наивная, думала, что утро - самое ужасное, что с ней сегодня произойдёт.

- Да, ничего, я понимаю, ты же пьяная была, - Наруто хочет просто отпустить это, уйти подальше, чтобы не видеть этого ужаса в зелёных глазах, это задевает. В глубине души ещё теплилось что-то такое, очень похожее на надежду, что она не так отреагирует на новость про их поцелуй. Во всяком случае, блондин не хотел, чтобы её тошнило от одной мысли об этом. Выходит, Хината была права, ему бы никогда не удалось заполучить её. - Решай сама, что с этим делать, но думаю, я должен сам ему сказать, чтобы он понял, как это было и почему, а главное, почему это не важно.

- Т-ты, сделаешь это для меня? - удивляется Сакура, она сразу поняла, что никогда не решится сама рассказать про это Саске, если кто-то предварительно не защитит её, не скажет, что она ничего такого не хотела, что она просто дура.

- Вообще-то, для себя, - отвечает Узумаки, без тени юмора, - он мой друг и я чувствую, что будто предал его. Не хочу это чувствовать, - Наруто понимает, что говорит о многом, просто сам ещё не знает, сколько скрывается за этими словами. Сакура благодарно кивает, пытаясь унять дрожь в руках, но не выходит. Она сталкивается с бледно-серыми глазами, в которых ничего невозможно прочесть. Прошивает понимание, что они ведут этот разговор при Хинате. И, не просто Хинате, их подруге, а при Хинате - девушке Наруто.

- О, ками, - зеленоглазая практически теряет сознание, голову сжимают тиски вины. На хрупкие плечи наваливается вся тяжесть данных когда-то обещаний. Саске доверил ей свою лучшую подругу, которую столько раз предавали другие девушки, но если те лишь кололи её шпильками, то гляньте на Сакуру, она воткнула ей нож в спину, да ещё прокрутила. - Х-Хи-Хината, ками, я не…Хината, это…я…не знаю как…Хината.

- Всё хорошо, - Хьюга улыбается Сакуре, ей приятно, что Харуно так переживает из-за своего поступка, хотя бы по отношению к ней. Хината чувствует, что это и есть настоящая дружба, что, как не странно, на эту девушку она может рассчитывать. Она успела узнать Харуно, и догадывается, как сложно ей признавать свою вину, а тут от розоволосой исходит такая эмпатия и переживание за чувства Хинаты. Это дорогого стоит. Возможно, Хьюга всегда хотела почувствовать что-то такое, когда в жизни есть кто-то, кто говорит тебе, парни приходят и уходят, но подруги остаются. Даже если уводят у тебя парня. - Просто, - добавляет Хината, всё с той же улыбкой. Сакура делает шаг к ней ближе, готовая сделать всё, что угодно, хоть голой пройти по тропе позора. - Никогда больше не целуй МОЕГО парня.

Хината салютует офигевшей Сакуре, хватает Наруто за руку и затаскивает обратно в квартиру. Узумаки никак не успевает прокомментировать произошедшее, хотя просится много восхищённых реплик, а Хината просто затыкает его поцелуем, требовательным, обжигающим, не терпящем возражений. Блондин поражается сам себе, когда отдаётся ей, не испытывая и толики неприятия. Он не знает как, но Хьюга может брать без спросу всё, что угодно, и чем больше она берёт, тем охотнее Наруто отдаёт.

Её руки в его волосах, она тянет их на себя, довольная мужским грубым стоном. Не отрываясь от Наруто ни на миллиметр, девушка на ощупь находит шкаф с презервативами, всё кажется таким привычным и знакомым, словно они делают это уже долгие годы. Хината поражается тому, как легко они движутся, словно изучили сложный танец, движения отточены, его руки, её губы, их тела. Он понимает без слов, чего она хочет. Их нервное перемещение по его комнате на самом деле управляемый хаос.

Наруто легко, будто она ничего не весит, усаживает Хинату на свой рабочий стол, не может удержать ухмылки, и на то, как нетерпеливо она снимает с него одежду, и на то, что такими темпами они быстро пройдутся по всему списку его желаний.

- Оставь, - в её тоне почти приказ, когда она просит лишь приспустить джинсы и трусы, Наруто подчиняется, немного неловко раскатывая презерватив по члену. Хината заводится от одного этого вида и от того, как пошло он смотрится в таком виде, словно в этом мире у них есть лишь мгновение и его нельзя терять на глупое раздевание.

Хьюга прикусывает губу, когда его пальцы больно впиваются в бёдра, стаскивая липкие, тугие леггинсы. Сохраняя баланс, Наруто позволяет ей остаться в его толстовке, всё больше убеждаясь, что трахать жутких девчонок, определённо, нужно сделать занятием обязательным. Одной рукой, он скручивает плотную ткань, пока не оголяется её вздёрнутая тесным бельём грудь. Его руки сжимают, мнут её до боли, которая отдаётся горячей лавой внизу живота, она старается удержаться на краю стола, вцепившись в него руками, а Наруто не даёт ни секунды передышки. Ловкие пальцы проверяют готова ли она, Хината не успевает насладиться этим ощущением, как тонкие пальцы исчезают, и на их месте возникает его член, врывающийся в неё до основания, одним резким, грубым толчком.

Это неистовство что-то новое для Хинаты, но то, что он делает с её телом, полностью соответствует её внутреннему самоощущению. Словно через его грубость на грани, она доказывает себе, что он принадлежит ей, и никто не смеет в этом усомниться. Наруто врывается в неё всё быстрее, пока этого оказывается недостаточно, тогда он укладывает её на стол, вынуждая уцепиться за столешницу над головой. Это открывает доступ ко всему её шикарному, трепещущему от каждого прикосновения, телу, и он пользуется этой возможностью, чтобы запустить язык в долгое, тщательное путешествие, оставляя мокрые дорожки на животе и сиськах, даже через ткань лифчика его язык ощущает выпуклости сосков, так она завелась.

Он толкается ещё сильнее, её тело смещается к краю, голова практически съехала со стола, Наруто пользуется этой возможностью, толкается снова, и вот она уже на краю, он хватается за длинные волосы, тянет вниз, выгибая всё тело Хинаты неведомой дугой. От этого она так сильно насаживается на его член, что он не в силах сдержать жалкий стон. Он так близок к собственному краю, и только её распахнутые губы, которых она касается мокрым язычком, снова и снова, удерживают его внимание. Наруто знает, что больше не выдержит, но он уже почувствовал, как сильно Хината сжалась вокруг него, он успел изучить, что это верный признак приближающегося оргазма. Она так синхронна с ним, что это взрывает его мир. Ещё, ещё…

***

Сакура нелепо хлопает глазами, но парочка уже испарилась, будто той и не было. Она зависла с протянутой рукой, но тянуться не к кому. Харуно хмурится, но отступает в собственную комнату, там должно быть безопаснее. Должно бы, но что-то совсем нет. В голове снова и снова на повторе звучит только одна фраза - «это был я», голосом разочарованного Наруто. Она и сама разочарованна в себе. И в своей памяти.

Харуно присаживается на мягкий пуфик перед трюмо. В трёх высоких зеркалах, отражается растерянное, бледное лицо девушки, которую она видит словно впервые. В её глазах, где должен быть блеск превосходства, застыло чувство одиночества и чего-то непоправимого, эта обречённость убивает. Сакура пытается извлечь из вчерашних воспоминаний свои ошибки, но видит лишь тьму. Она снова смотрит на себя, медленно проводя подушечками пальцев по губам. Целовала лучшего друга, или целовала парня подруги, розоволосая примеряет что хуже, но всё звучит одинаково паршиво. Пока не обрушивается кое-что похуже. Клеймо, которое не смыть так же просто, как дешёвую косметику, размазавшуюся вчера. «Изменила своему парню».

Сакура опускает голову на руки, отгоняя прекрасное лицо Саске, по которому пошли трещины от боли и обиды, которые она ему нанесла. Ищет себе оправдания, но не может, если бы помнить хоть одну подробность.

- Ах, - Сакура вздрагивает, заливается краской стыда, прикладывает руку к груди, но это бессмысленно, дикое биение сердца этим не угомонишь. Её так растревожил этот протяжный женский стон, раздавшийся с той стороны стены. Стон удовольствия. Хината. Воображение само перешло границы дозволенного, представив, как высокий, рельефный блондин, прижимает хрупкую девушку к своей кровати. К той самой, но которой она любила поваляться, но это было давно, когда они были детьми. Всё новые и новые стоны из-за стенки, подтверждают, что детство прошло. - Да.

Вспышка. Прошивает насквозь, подделка или реальность, Сакура не знает, но это она и он, на полу. Между ног появляется странное ощущение, словно что-то твёрдое, крепкое упёрлось. Харуно не хочет, чтобы внутренний голос отвечал, но он язвит и комментирует всё, что было. Она сидела верхом на Узумаки, и тёрлась самой сокровенной своей частью о его крепкий торс. Пока не начала неловко снимать с себя трусики, какой стыд. Сакура видит себя всё яснее, но совершенно не может разглядеть лица Наруто, даже когда наклоняется, чтобы впиться в его губы.

Харуно пытается найти в себе отголоски хоть чего-то, как это было, что она думала. Ей понравилось, или нет, это было как с Саске, или нет…не вопросы, а рой пчёл, что впивается в мозг, грозя вызвать анафилактический шок. Это было бы своеобразным спасением. От самой себя.

На языке нет привкуса Наруто, только приторная сладость коктейлей, которые она бухала весь вечер, но Сакура видит себя со стороны, её язык глубоко в глотке лучшего друга. Пока её пьяные мысли занимает точно такая же картина с Саске и Хинатой.

- Умм, - она затыкает уши руками, слишком близко, слишком личное. Харуно вдруг понимает, что детство не закончилось только у неё. Она выдавала такую тонну бравады, убеждая Саске, что возьмёт его скромную, всего боящуюся подругу под своё крыло. Она посчитала, что может быть в чём-то лучше Хинаты, представляла себя этакой спасительницей, но эти стоны, то, как неистово Хьюга отдаётся парню, прямо под боком у Сакуры, открывает глаза. Показывает неприглядную правду - это она тут сущий ребёнок, словно слепой котёнок, который не стоит внимания Хинаты.

Больше она выдержать не может, поэтому убегает, и рада бы сказать себе, что бежит от звуков страсти друзей, от воспоминаний о вчерашнем, но бежит Сакура только от себя и того, какой жалкой была всё это время. И, оказавшись посреди собственной гостиной, неожиданно для всех, крепко прижимается к матери. Мебуки мудрая женщина, она ни о чём не спрашивает, просто умилённо улыбается, радуясь, что ещё нужна своей маленькой девочке, у которой в первый раз под ногами задрожал устоявшийся мир.

***

Ино старалась выглядеть невозмутимой под строгим взглядом матери, та рассматривала её слишком подозрительно, но блондинка ловила каждый взгляд и мило улыбалась, что-что, а врать она умела. Строгой госпоже Яманака пришлось смириться, что все подозрения только у неё в голове, и оставить дочь спокойно наводить порядок дальше одной.

Блондинка совсем потеряла счет времени, забыла, что скоро Хиган, праздник осеннего солнцестояния и почитания предков. Убирая хлам в своей комнате, Ино задумалась, почему выходит так, что практически перед каждым праздником существует традиция наводить порядок. Ей тоже не помешает завести такую традицию и периодически наводить порядок в голове.

Девушка совмещала уборку с просматриванием телефона, который раз за разом сообщал, что ни пропущенных звонков, ни новых смс нет. Ино не хотела, но думала про Хинату и Наруто, которые ушли вчера с вечеринки вместе, про Саске, который вообще притащился за бухой Харуно, а вот её кавалер не соизволил даже позвонить. Конечно, будь она собой, уже бы давно сама настрочила туеву хучу гневных сообщений, так чтобы память в его телефоне закончилась, а автоответчик уже не мог принять новых голосовых. Но, сейчас Ино была не собой, а взрослой, самодостаточной женщиной (почти), которая была достаточно взрослая и разумная, чтобы пережить без чужого звонка. Какузу ровным счётом для неё ничего не значит, так, средство достижения цели. Она получит от него всё, что нужно и пойдёт дальше.

Убедить в этом фальшивую Ино было проще, чем настоящую. Ту, которая отчаянно хотела, чтобы он позвонил, спросил, как она, предложил встретиться и всё такое. Яманака вздохнула, раньше у неё был парень, который так делал. Рука сама потянулась к глупому гаджету, чтобы таки настрочить сообщение. Ответ пришёл моментально, саркастичный и с явными нотками издевательства, но с положительным ответом на её просьбу о встречи. Он, как раз был в парке.

Ино быстро расставила вещи по своим местам, вытерла видимую пыль, не удосужившись поднять безделушки, чтобы протереть и там, накинула кардиган на поясе и выскочила из дома, раньше, чем мать успела её остановить. Яманака решила, что оброненного перед отцом «я гулять» и его застигнутого врасплох кивка, будет достаточно.

Найти их в парке было не сложно, Акамару сам её нашёл, первым примчавшись, чтобы обслюнявить руки. При всей своей брезгливости, блондинка успела полюбить все вредные привычки этого пса, возможно, он вообще единственный, кто любит её такую, как есть.

- Неужели успела соскучиться так быстро? - следом за псом, объявился и его хозяин, как и пару часов назад, растрёпанный и вполне довольный жизнью. С появлением в его жизни Хинаты, как заметила для себя Ино, к своей вечной наглости, Инузука прибавил какую-то самоуверенность, которую всё чаще было чем подкрепить. Блондинка взмахнула волосами, отгоняя лишние мысли, она тут с миссией и нечего откладывать.

- Я, правда была такой ужасной девушкой, когда мы встречались? - без лишних предисловий, спросила Ино, заставив этим Кибу ошарашенно замереть. Он всегда подозревал, что от Яманака можно чего угодно ожидать, но, даже зная это, сложно к такому приготовиться. - Поэтому ты меня и бросил?

- Эм, я думал, что это ты меня бросила, - по привычки напомнил Киба, он уже столько раз про это соврал, что выходило на автобате, а порой он правда забывал, что сам прекратил те мучительные отношения.

- Я серьёзно, - заявила Ино, Киба итак это понял, но этот её вид, к которому он не привык, и правда серьёзный, выбивал из колеи.

- Ну, нет, наверное, - замялся Инузука, лохмача волосы. - Мы же сущими детьми были, повстречались, расстались, я никогда не задумывался про это всерьёз. Ты извини, но я никогда не считал, что у нас с тобой, типа, на всю жизнь, мне нравилось целоваться с тобой и вообще сам факт, что у меня есть девушка. А, когда сложностей стало больше, чем приятностей, ну, дальше ты знаешь…

- Почему мы не пошли дальше поцелуев? - практически с обвинениями, накинулась Ино. Киба уставился на неё как на дуру, поэтому блондинка моментально таковой себя и почувствовала.

- Сдурела что ли? - прикрикнул на неё Инузука, сжимая от досады переносицу, а чуйка говорила, что не стоит соглашаться, пусть ему и было её малость жаль. Он видел, что девчонка совсем запуталась, и по старой дружбе хотел помочь, если сможет. - Нам тогда едва стукнуло шестнадцать, с хренали мне было спать с тобой? Я о таком тогда и не думал. Мы были детьми, Ино, понимаешь, детьми? О каком сексе могла идти речь? Я, может, не гений, но и не совсем дурак. И, потом, я был уверен, что ты сама с этим разберёшься, когда придёт время, я так и сделал, - добавил Киба, не до конца уверенный, что стоит такое обсуждать с бывшей.

- Оу, - смутилась Ино, - ну, да, ты прав, конечно, прав, не знаю, что это я, - паника медленно поднималась, Ино уже жалела, что всё это затеяла. Ками, конечно они были детьми, Киба всё верно говорит. Этот «сексуальный» вопрос, походу, совсем отключил её мозг. - Так, значит всё-таки та девчонка на вечеринке Шион, да? - шатен оскалился, закатив глаза.

- Да сколько можно, нет, я уже сто раз говорил, грёбанная Харуно, - взвился Киба, - это ни разу не твоё дело, но это была подруга моей сестры, она была старше, опытнее и была не против, конец истории, - отрезал Инузука, злясь на себя за то, что Ино вынудила делиться личным, тем, что её не касалось. - Ты серьёзно захотела встретиться за этим?

- Извини, я правда хотела узнать о причинах нашего расставания, думала мне это поможет узнать что-то о себе, - извинилась Ино, пряча глаза от недовольного Кибы. Парень снова вздохнул, Шикамару прав, девчонки такие проблематичные.

- Слушай, я серьёзно, наше прошлое ничем тебе не поможет, мы были другими. Да, и всё это было так, глупостью несусветной, сейчас ты уже другая, стала старше, лучше, всё у тебя будет хорошо.

- Что-то я не чувствую себя лучше, - призналась Ино, - всё как раз наоборот.

- В тебе говорит вчерашний алкоголь, - похлопав девушку по плечу, с усмешкой ответил Киба, пытаясь приободрить подругу. - Думаешь о всяких глупостях, поверь, всё у тебя будет хорошо, - уверенно улыбнулся парень, - если перестанешь делать глупости, - Ино попыталась в ответ тоже улыбнуться, но вышло не очень, она ведь только и могла, что думать о следующей глупости, которую собирается совершить.

Вскоре, Киба и Акамару ушли, с надеждой, что оставили Ино не в таком раздрае, в каком встретили. Блондинка не знала точного ответа на этот вопрос, если на то пошло, она вообще уже ничего не знала, кроме того, что не готова вернуться домой, поэтому решила ещё побродить вокруг.

Ветер, как не странно, с каждым днём становился всё теплее, как и погода в целом, поэтому весь парк был забит людьми, греющимися на солнышке. Ино подумала, что для приближающегося Хигана это нормально, вроде в это время всегда приходит последняя жара. Отвлечённые мысли вызывали только новую мигрень, но никак не освобождали и не отвлекали. Ино понуро плелась по парку, даже парни, которые то и дело, бросали в её сторону хищные взгляды, не радовали. Блондинка лишь грубо сообщила сама себе, что могла бы подойти к кому-то из этих незнакомцев и предложить перепих прямо в парке. И никаких проблем, она вернулась бы домой свободной, совсем другой.

Ино забрела вглубь парка, где народу было мало, зато зелень стала насыщеннее, солнце как-то по-особенному ложилось на кроны деревьев, одинокие пустующие скамейки и искусственный пруд, который облюбовали только три утки, что тоже казалось печальным зрелищем. Только не одному человеку. Яманака видела только плечо и руку, в которой был зажат карандаш. Парень сидел прислонившись к толстому стволу дерева и рисовал. Блондинке отсюда было видно, как точно он передал эту грусть, царившую вокруг.

Во рту пересохло, а сердце сжалось в комочек. Конечно она узнала эти тонкие, бледные пальцы, столь талантливо выводившие линии, превращая их в произведение искусства. Первым желанием было убежать, ладно, тут Ино кривила душой перед самой собой, это было вторым желанием, именно потому, что первым было броситься к нему, просить, чтобы держал так её, а не глупый карандаш. Просто, чтобы не быть одной. Возможно, эти мысленные споры были громче, чем ей казалось, ведь стоило повернуться в сторону пути отступления, как Сай поймал её испуганный взгляд.

Он похлопал ресницами, не уверенный, что девушка не привиделась ему от долгого сидения в тишине и одиночестве. Но, он обычно представлял её себе немного самоуверенной, а не такой напуганной, значит эта Ино была здесь на самом деле.

- Здравствуй, - Сай помахал ей рукой, когда пришёл в себя. Ино ответила тем же, но так и осталась стоять на месте не зная, что делать дальше. - Что ты здесь делаешь?

- Да ничего такого, - нервно тыкаясь носком туфли в землю, ответила Ино. Она не хотела и не должна была чувствовать неловкость рядом с ним, нужно было убираться и забыть о том, что видела. Об этих его пальцах с карандашом зажатом в них, о его глазах, которые пытаются рассмотреть что-то слишком глубоко, Ино не уверенна, что у неё есть такие глубины. Убираться нужно было, но ноги приросли к месту, и она продолжала пялиться на одноклассника, как на самое прекрасное, что есть в мире. От этого захватывало дух, наверняка именно нехватка кислорода заставила её ноги двигаться в его сторону, а потом сесть рядом, схватиться за эти его пальцы, перебирая их до тех пор, пока злополучный карандаш не упал на землю. А, ещё заглянуть в его тёмные глаза и поцеловать. Вот так просто, прямо посреди пустующего парка, по которому она гуляла в поисках ответов на вопрос, чего это она такая плохая девушка и никто не хочет с ней встречаться. К бесконечному списку добавилось - целует парней в парке, которые просто парни, а не её парень.

Но было слишком приятно, его губы были прохладными, контрастируя с жаром, который они в ней пробуждали. Ино удивилась, что Сай с охотой поддался, не возражал, ободрённая его действиями, блондинка углубила поцелуй, буквально набрасываясь на его губы, казавшиеся твёрже её собственных. Особенно в момент, когда Сай поддержал её напор, сминая её мягкость. Вокруг пахло бумагой и грифелем, растёршимся по его пальцам, которыми он вцепился в её щёку, прижимая ближе к себе.

Ино и не заметила, когда Сай успел уложить её на траву, всё происходящее приходило вспышками, как фото со спутника. Вот они сидят и целуются, а вот она уже лежит под ним, его рука у неё под головой, а вот вторая уже развязала пояс её кардигана. А, блондинка даже не думает его останавливать. Она лишь смотрит, как он целует её живот, открывшийся, когда задралась простая майка, Ино чувствует, как что-то знакомое скручивается узлом между ног, когда его пальцы пачкают белую кожу грифельными следами, будто помечают территорию, которую он уже успел покорить. Яманака не даёт себе времени думать о том, где всему этому научился такой странный парень, как Сай. Откуда знает, что делать с языком и своими пальцами художника.

Она лишь хватается за травинки, когда он возвращается к её губам, отвлекая от того, что его рука расстёгивает молнию на её домашних джинсах, где-то маячит мысль, что стоило привести себя в порядок, нужно было одеться как-то иначе, но она не рассчитывала на такое. Его язык выводит странные узоры за ушком, а нос так неоднозначно тыкается в него, что Ино заводится ещё больше, она и не знала, что такое может произвести на неё впечатление.

Умелые пальцы художника, пробегают по коже живота, вызывая дрожь во всём теле, и ловко заползают в её трусики. Ино поражена этими новыми ощущениями, раньше там бывали только её собственные пальцы и пару раз душ, в качестве эксперимента, но ощущение чужих, ставших вдруг такими большими, рук, заставляет почувствовать себя маленькой. Она сжимается до ощущения его пальцев внутри своего тела, цепляется за его плечи, стараясь не шуметь. Это всё, что она может мыслить ясно, парк - общественное место и не следует попадаться в такой компрометирующей ситуации.

Сай внимательно смотрит на лицо Ино, в последнее время, они часто помогали Чоджи приготовиться к его сексу с Каруи, он успел многое узнать, про девушек и их желания, а ещё про сигналы, которыми они дают «зелёный свет», как выразился Наруто. Он знал, что рисковал, но в Ино было столько мольбы о чём-то большем, если бы не эта уверенность, что ей нужно именно это, он бы не позволил себе ничего подобного. До проникновения в неё пальцами, Сай ещё сомневался, но Наруто сказал, что «когда тёлочка намокла - ты всё делаешь правильно», судя по состоянию Ино, Сай делал всё идеально.

Ино была уверенна, что знает своё тело, за годы самоудовлетворения успела изучить, но то, как оно реагировало на Сая, было чем-то новым, она терялась в прикосновениях, от которых плавились кости. Она уже не могла сдерживать стоны, Сай протянул ей карандаш, который заставил сжать зубами, от пальцев парня даже вкус дерева на зубах вызывал дрожь во всём теле. Блондинка не видела, как Сай повернул голову вбок, что-то просчитывая, вспоминая, что ещё говорил Наруто, его личный гуру в этих делах. Было кое-что, что он назвал обязательным действием и Сай собирался сделать это, его пальцы сгибались внутри Ино, нащупывая как можно больше нужных точек, пока не нашли маленькую горошинку и упёрлись в неё, истязая. Ино особенно сильно прикусила карандаш, так что он переломился пополам, позволяя её стонам встревожить трёх уток на глади пруда.

Ничего подобного она не заставляла себя чувствовать, когда делала это сама. Оргазм, что накрыл с головой, расходился по ней, как круги по воде от одиноких птиц, всё раскатываясь и раскатываясь, сотрясая сами основы её мироощущения. Пока окончательно не замер, оставляя лишь воспоминание и желание снова это ощутить.

Сай неловко приподнялся, вглядываясь в порозовевшее лицо блондинки, он не мог знать точно, но видел некоторые признаки того, что она осталась довольна. Парень думал, что полагается говорить в таких случаях, но боялся всё испортить своей чудаковатой привычкой говорить не то. За него всё решил громогласный звуковой сигнал. Телефон Ино выпал из кармана и теперь валялся в траве, она, наконец, дождалась сообщения от своего парня. С экрана смотрело его недовольное лицо, когда она делала фото, Какузу решил, что всё это детский лепет. Теперь Ино была готова согласиться с этим, лучше бы она не видела сейчас его лица.

Блондинка оттолкнула с себя Сая, тот неловко приземлился на землю, его растерянный взгляд убивал наповал, но Ино обязана была уйти, она итак всё испортила. Он пытался что-то сказать, найти правильные слова, после которых она сможет его извинить, но впервые ситуация оказалась выше его понимания, всё ушло в водоворот странных эмоций, которые Сай не мог идентифицировать.

- Ты всё сделал правильно, это моя вина, извини, - это всё, что Ино могла для него сделать, она знала, что с тех пор, как заговорила с ним в классе, Сай оказался в опасности из-за её неумения контролировать себя. А, сейчас блондинка перешла все границы. Она понадеялась, что парень поверит её словам, убедиться в этом уже не получается. Ино хватает свой телефон и половинку карандаша, сама не знает зачем. И убегает. Подальше от парня, которому разбила сердце. Он, правда, ещё этого не понял, но когда останется один, когда она станет его избегать, когда останется лишь воспоминание об этом моменте близости, он всё поймёт, и страшно пожалеет, что смог это сделать.

***

- Выходной ведь, сынок, ты уже итак помог со всем, чем только можно, боюсь, даже у меня не хватит фантазии на новые задания, можешь идти, - Микото улыбнулась, потрепав сына по голове. Саске ничего не оставалось, как послушно удалиться. Он, как мог, оттягивал момент, когда больше нечего будет делать, и когда приличия уже позволят ему позвонить ей. Парень и хотел и не хотел этого разговора, ситуация была абсолютно неконтролируемая, и привести могла к чему угодно. Расклада хуже сложно придумать.

Микото проводила его долгим, заботливым взглядом, нет, она, конечно, не радовалась, что у сына проблемы с девушкой (не-то, чтобы он что-то такое говорил, но уж мать такое видит сразу), но то, как сильно он переживал успокаивало её материнское сердце. Больше всего она боялась, что сын станет копией отца, и однажды сделает несчастной безумно влюблённую в него женщину. Пока, однако, сын доказывал, что её воспитание не прошло даром.

- Что это с ним? - старший сын отвлёк её от тяжёлых, но приятных дум. Женщина посмотрела на ещё одну причину своих тревог. Помочь ему тогда она была бессильна, те крохи времени, что Фугаку позволял ей «портить» наследника, были слишком мизерными. - Девушка? - Микото кивнула. Итачи задумался, как странно у них всё в семье получается. - Ничего, это пройдёт, - сухо прокомментировал старший сын, разбивая сердце Микото. Она не смогла удержать себя, коснулась его руки.

- Мне жаль, что я не смогла помочь тебе отстоять её, - она так давно хотела, чтобы сын это знал, но страх всегда мешал озвучить эту мысль. Итачи лишь грустно улыбнулся.

- Глупости, мама, что ты могла сделать, - он оставил поцелуй у неё на лбу, - ты не можешь заставить его любить тебя, как бы ты смогла заставить его сделать хоть что-то, - с этими словами Итачи удалился, оставив мать держаться за сердце, дрожащее от того, что она причина несчастий своих сыновей.

Саске вышел на улицу, заглянул за забор к соседям, стоя у себя перед домом, но никого не заметил. Это показалось странным, дом Хьюга казался странным, будто там чего-то не хватало. Он не успел задуматься, что не озаботился доставкой до дома Хинаты вчера, да и сегодня нигде она не мелькала, но смартфон в руке уже обжигал, поэтому всё остальное пришлось отложить.

Она взяла трубку после шести гудков, чего раньше никогда не бывало. Голос Сакуры казался приглушённым, словно она говорила откуда-то издалека. Что-то противное зашевелилось внутри, будто она сказала обычное «привет», как-то слишком обречённо.

- Привет, ты как? - Саске не замечал, что до белых костяшек сжимает телефон в руке и практически не дышит, ожидая, что ответит Сакура.

- Уже лучше, - произнесла Сакура, имею ввиду своё физическое состояние, говорить про то, что у неё на душе, да ещё по телефону, она не планировала. Да, это было трусливо, но она собирается дождаться Наруто, он точно сделает так, что никто её ни в чём не обвинит. - Голова ещё раскалывается, но уже не так, как было утром…

- Я не стал звонить раньше, дал время тебе прийти в себя, - ему хотелось как-то оправдать то, что звонит так поздно. Сакура невнятно промямлила что-то, но Саске не пытался переспросить, отчего-то ему хотелось закончить разговор поскорее, пока никто ничего не испортил.

- Понимаю, - наконец ответила Сакура, она лежала в своей кровати, свернувшись калачиком, прижимая колени к груди так сильно, что дышать стало тяжело. Она хотела расплакаться, но слёзы, как на зло, не желали показываться, вынуждая переживать этот ужасный разговор «на сухую». Хотя, она не могла ответить точно, что с ним не так и почему так больно.

- Отдыхай, наверное, - прочистив горло, произнёс Саске. Сакура хотела согласиться всё оставить в подвешенном состоянии, хотя бы до того времени, когда Наруто поговорит с ним, а сама она отойдёт от обиды, чувствовать которую не заслуживает, но языку бывает плевать на твои хотения.

- Почему, - едва слышно, так что Саске решил, что ослышался, начала Сакура, - почему ты не пошёл со мной?

- Сакура

- Ты любишь её? - когда Харуно наконец задала единственный вопрос, который имел значение, она поняла, что напряжение спало, больше ничто не давило на неё.

- Что? - Саске совсем растерялся, он только собирался извиниться перед ней, рассказать обо всём, что они успели обсудить с Хинатой, его вина, разумеется, тоже была. Но, этот новый, странный вопрос, совершенно выбил его из колеи. - Кого? О чём ты Сакура?

- Хинату, - уточнила Сакура, готовая услышать любой ответ. Она поняла, что намеренно закрывала глаза на его новость о лучшей подруге, поверив, что это просто дружба и ничего большего, но она точно также думала про себя и Узумаки, но посмотрите, чем это закончилось. - Я всё пойму, правда, чёрт, думаю даже я не много в неё влюбилась, она такая милая, забавная. Кто бы ни потерял от такого голову.

- Люблю, конечно, люблю, - ответил Саске, когда Сакура умолкла, - она ведь мой лучший друг, но Хината не имеет ничего общего с девушкой, которую я люблю, - кажется, они оба перестали дышать, когда поняли, что только что ляпнул Учиха. - Эмм…я имею ввиду, что…ну, ты же понимаешь? Что я хочу сказать…сказать, что…пфф…

- Саске, - Харуно перебила его нервную болтовню. Конечно, это был бы самый счастливый момент в её жизни, но было не подходящее время. Он не знал того, что ему положено, - слушай, просто запомни свою мысль, запомни все свои мысли, и если через пару дней ты будешь считать точно также, то я скажу, что понимаю о чём ты, а сейчас…думаю, ты итак знаешь, но всё же…я люблю тебя, - и она повесила трубку. Саске ещё долго будет набирать её номер, раз за разом, но услышит только механический, бездушный голос, сообщающий, что абонент не хочет с ним говорить.

***

- Уфф, - Наруто перекатился на спину, раскинувшись на кровати, как морская звезда. Он тяжело дышал, будто пробежал грёбанный марафон, что не так уж далеко от истины, а сердце долбилось о рёбра, умоляя перестать так напрягаться. Чёрт, даже член умолял об этом. - Никогда не думал, что скажу это, - повернув голову в бок, сказал блондин, - но я устал от секса.

- Хах-ой, чёрт, не смеши меня, всё болит, - ответила Хината, лежавшая рядом в точно такой же позе, она так устала, что не было сил даже прикрыть обнажённое тело, хотя смущение этого требовало. Даже спустя весь этот день, который они провели в таком виде.

- Знаешь, а для той, кто ещё недавно хотела отказаться от секса, ты довольно ненасытная, - усмехнулся Наруто, припоминая, что три последних раза были её инициативой, при чём, такой требовательной, что у него не было ни единого шанса отказаться.

- Ой, заткнись, - найдя силы, чтобы отвернуть его лицо от себя, ответила Хината, посмеиваясь. - Дурой была, что тут скажешь. Мне просто нужно было время, чтобы понять, как это потрясающе, - призналась Хьюга, найдя в себе силы накрыться мягким одеялом Узумаки. - Кажется, я только сейчас понимаю в чём настоящий смысл этого нашего отвлечения, потому что, ну, откровенно говоря, в эти дни я не могу думать ни о чём, кроме секса, - брюнетка малость покраснела, но осталась довольна своей откровенностью.

Наруто молчал, поэтому Хината присмотрелась к нему внимательнее. Он улыбался, лёжа с закрытыми глазами, выглядел парень расслабленно, но Хьюга хотела бы услышать от него прямыми словами, что она также помогла ему, как он ей. Узумаки почувствовал, что она смотрит, глубоко вдохнул пару раз и только потом посмотрел на Хинату. В своих требованиях секса она была такой же умелой, как сейчас, в ожидании его ответов.

- Всё хорошо, - Наруто убрал прядь её мягких волос, упавшую на глаза, - ты мастерски умеешь отвлекать, - блондин знал, что не соврал, пока это была правда. Пока она здесь, ни одна посторонняя мысль не проникала через щиты, которыми Хината окружила его. Наруто прикладывал все силы, чтобы не думать о моменте, когда она уйдёт.

- А, что будет, когда я уйду, ты справишься? - Наруто понятия не имел, как она прочитала все его мысли. - Вижу, ты тоже про это думаешь.

- Думаю, - согласился Узумаки, - но, что будет, я понятия не имею, вот когда ты уйдёшь, тогда я и пойму, что к чему, а пока, - блондин притянул девушку к себе, вынуждая лечь на него, - ты здесь, так что давай ещё отвлечёмся, идёт?

- Умоляю, скажи, что ты не про секс.

- Издеваешься? Даже не произноси при мне это слово, никакого секса, - уверенно заявил Наруто. - Хватит с нас таких развлечений, давай найдём что-нибудь менее энергозатратное. В идеале, можем и дальше вот так валяться, как тюленчики. Что скажешь?

- Звучит заманчиво, - согласилась Хината, - но, я не против одеться и сделать что-нибудь, знаешь, одетыми. Поесть, кстати, было бы вообще не плохо.

- Это можно, мама забила весь холодильник жратвой, а я толком и поесть ещё ничего не успел.

- Похоже на план, - улыбнулась Хината. Пока они одевались, Наруто подумал о том, сколько всего она успела выслушать от него, а вот сам он ответную услугу не оказал ни разу, хотя помнил, что обещал.

- Слушай, - несмело начал Узумаки, привлекая внимание Хинаты, которая снова облачилась в его оранжевую футболку, - мне очень повезло, что ты оказалась рядом, что всё ещё здесь и помогла пережить этот первый шок от всего случившегося. Но, типа, то, что я тут расклеился не значит, что ты должна задвинуть свои проблемы куда подальше. Я имею в виду, чёрт, ты разлюбила Саске? Что ещё успело случиться, что твориться у тебя на душе?

- О, - замерла Хьюга, переваривая его слова. Хината и думать забыла о себе и своих чувствах, как не погано, но Наруто отвлёк её от собственных проблем не только сексом, но и своими собственными переживаниями. Помогать ему переживать предательство Сакуры, оказалось проще, чем думать о своей жизни и новых данных, которые подкинул сам Узумаки. - Знаешь, я пока не знаю, что мне хотелось бы обсудить. Ты посчитаешь это наглостью, если я скажу, что пока хочу просто провести время со своим липовым парнем и ни о чём не думать?

- Да нет, - практически не раздумывая, ответил Наруто, он не стал признаваться, что был не готов подставить плечо, выслушать её. Что-то подсказывало, что проблемы и переживания Хинаты намного серьёзнее, чем тот детский лепет, который навалился на него. - Хорошо, давай приведём наш новый план в исполнение. Идём, набьём животы, кстати, я там качнул «Офис», подумал, что мы могли бы глянуть. Как тебе идея? А, то я совсем не в теме этих твоих ситкомов.

- О-о-о, - умилённо протянула Хината, - идём скорее, - она схватила его за руку и потянула в сторону кухни. Тебе понравится, Пэм и Джим такие милахи, знаешь, прямо, как мы с тобой. Поверь, когда мы закончим, ты начнёшь отвечать на звонки только одной фразой.

- Эмм, да, какой?

- «Дандер Миффлин», это Пэм, - ответила Хината и рассмеялась. Наруто умилился её настрою, и понадеялся, что к концу дня поймёт соль этой её шутки. - Готовься к шуткам настолько глупым, что уже это делает их смешными, а ещё к Дуайту, о, да, ты будешь в восторге, - она всё тараторила, рассказывая почему «Офис» - это круто, а Наруто впитывал каждое её выражение лица, улыбки, закатанные глаза, надутые щёчки и блеск в бледно-серых глазах.

- Придётся поверить тебе на слово, - ответил Наруто, чтобы остановить этот бессвязный поток, начавшийся лишь с рекомендаций, а теперь разразившийся тонной спойлеров вперемешку с её воспоминаниями лучших эпизодов и смехом над собственными воспоминаниями, это было уже достаточно странным, чтобы стать смешным.

- Извини, - подпрыгивая от нетерпения, сказала Хината. Они благополучно добрались до кухни и Наруто, как хозяин взял всё на себя, о чём уже пожалел сто раз, стоило доверить это мисс «Меня заводит Стив Карелл больше, чем парень, который рядом», чтобы она не сходила с ума. Хьюга честно ждала, когда он закончит, выплёскивая нетерпение в виде топота ногами и стука пальцами о столешницу. Идея разделить что-то настолько важное для неё с Наруто, и правда заводила даже больше, чем секс. Было тут что-то такое, совершенно другого уровня, как было раньше только с Саске.

Воспоминания о друге заставили малость приуныть. Хината представила, как они с Наруто будут говорить о Сакуре и боялась строить догадки о том, чем это может закончиться. Узумаки выглядел внушительным парнем, но она-то знает, как Учиха порой поколачивает грушу.

- Эм, слушай Наруто, - блондин отвлёкся от крутящейся в микроволновке тарелки и обернулся, уж больно подозрительным показался голос Хинаты. Он вопросительно выгнул бровь, спрашивая о продолжении. - Я подумала о разговоре, который ты, зачем-то, задумал с Саске, вот, так может ты захочешь, чтобы я тоже поприсутствовала? Так, - притворяясь расслабленной добавила Хината, - чисто для моральной поддержки.

- Охренеть, Хьюга, - возмутился Наруто, - ты всерьёз предлагаешь защитить меня от Саске? Может и морду ему за меня будешь бить, если вдруг что? Жесть, - он разочарованно покачал головой, пристыжённая Хината покраснела, уже жалея, что вообще подняла эту тему. - Мы не будем драться, расслабься, до этого не дойдёт.

- Ты не можешь знать этого наверняка, - возмутилась уже Хината. Этот Узумаки начинал вымораживать своим таким отношением к серьёзным вещам, будто он какой-то пляжный бездельник, типа, сделал этот знак сёрфингиста, когда трясут большим пальцем и мизинцем, и всё уже хорошо. - Он не тренируется, но всё равно знает, что надо сделать, чтобы было больно.

- Уж, ты-то должна лучше всех знать, что «братушки важнее потаскушки», - лицо Хинаты явственно сообщало «да ты издеваешься, умник», от чего Наруто только развеселился, он, кажется, даже не заметил, как обозвал Сакуру, против этого Хьюга ничего против не имела, подружка это заслужила. - Расслабь булки, белка-летяга, доверься мне.

- Лось, - надувшись, сообщила блондину Хината и больше этой темы не касалась, в конце концов, это его моська пострадает, а не её, в другой раз будет умнее, будет слушать её. - Долго там ещё? - переключилась девчонка на еду, которую Наруто грел уже безбожно долго. Узумаки глянул на часы, проверяя который час, а потом посмотрел на брюнетку, та только пожала плечами, если он так пытался намекнуть на правило не есть после шести, то плевать она на него хотела.

- Просто проверяю не полночь ли уже, - с совершенно непроницаемым, издевательски серьёзным лицом, сообщил Наруто, - мы же не хотим, чтобы кое-кто превратился в плотоядного монстра, - Хината честно пыталась оскорбиться, но ведь Узумаки сделал отсылку на фильм из её топа, так что это было слишком мило, чтобы обижаться.

Узумаки был вынужден признать, что вот так сидеть на своём диване, под заливистый смех Хинаты уплетая мамину еду - было лучшим, что случилось с ним за последнее время. Он не мог взять в толк, как кто-то когда-то умудрился посчитать девушку странной, мрачной и нелюдимой. Она зажигала своим присутствием всё вокруг, кажется, сама не понимая, что делает это. Наруто всё чаще отвлекался от происходящего на экране, чтобы смотреть на неё. Как она набивает щёки, как тыкает палочками в экран, повторяя реплики за героями. Ками, неужели он не знал её этим летом? Точно? Может кто-то ошибся в подсчётах, ведь блондин просто не мог вспомнить момента, когда Хината не сидела рядом, и уже не мог допустить, чтобы когда-то наступил такой момент, когда она больше не будет сидеть рядом.

- Хочу ещё один пакт, - грозно заявил Узумаки, когда закончилась очередная серия. Хината поставила на паузу и удивлённо на него посмотрела.

- Какой ещё пакт? Опять что-то про секс? - закатывая глаза, пожаловалась Хьюга.

- К чёрту секс! - выкрикнул Наруто, чем напугал и окончательно ошарашил бедную девушку. - Нет, - он забрал у неё тарелку и скидал всю посуду на пол, взял её за руки, вынуждая смотреть в глаза и не терять зрительного контакта. - Хочу, чтобы ты поклялась, что мы никогда это не потеряем, не важно в каком виде, но мы будем друзьями, всегда. Не хочу однажды проснуться и понять, что какая-то хрень, типа работы, мужа, переезда в другую страну, пяти маленьких детей, вынудили тебя забить на наши отношения. Ясно? Клянись, - Хината опешила, застыв, как истукан с открытым ртом. Чего-чего, а вот такого она точно не ожидала.

- Но, - девушка запнулась, покачала головой, - Наруто, чёрт, как я могу тебе поклясться о таком, кто знает, что будет, - она как-то неловко начала размахивать руками, когда сумела вырваться из его хватки, - а, а, что если это будет твоя жена, работа и переезд? Что, если ты сам забудешь, сам забегаешься? Думаешь, друзья правда замечают, когда дружба заканчивается? Конечно нет, они просто однажды находят себя посреди душного офиса, перебирающими бумажки, пока дома их ждёт вечно недовольный супруг и орущие дети. Всё, что мы можем…

- Нет, - отрезал блондин, - ничего не желаю слушать, я уверен, что если заключим договор, официальный, без херни, то продержимся, всё выдержим и не нарушим данного слова. Я, Наруто Узумаки - всегда держу своё слово, - он разве что в грудь себя не ударил объявляя это. Хината не могла сказать такого про себя, когда и какие обещания она собиралась выполнить? Никогда и никаких. - Знаю о чём ты думаешь, что не сможешь, но вот, что я понял про тебя, Хьюга, ради друзей ты готова на всё, - девушка ничего не сказала, но…что-то в его словах, а может в том, как уверенно он их произнёс, заставило Хинату поверить.

- Хорошо, - с опаской, но твёрдо произнесла Хината, - давай сделаем это, чёрт возьми.

- Я, Наруто Узумаки, клятвенно заверяю, что даже падение с неба грёбанной Луны, не заставит меня забыть про нашу дружбу. Никогда не будет такого, чтобы мы не виделись годами, и пусть нас разделят океаны. Я клянусь не пропускать важных событий в твоей жизни, типа, твоей свадьбы, появления на свет твоих детей, выхода твоей первой книги, - Хината хотела возразить, но Наруто не дал ей и слова вставить, - и события мельче, все события, на которых ты захочешь меня видеть. Твоя очередь.

- Ох, ками, чёртов Узумаки, ладно, - она прочистила горло, села удобнее. - Я, Хината Хьюга, клятвенно заверяю, что готова самолично остановить падение Луны, чтобы это досадное происшествие не помешало нашей дружбе. Клянусь, что не исчезну из твоей жизни, и буду честно ненавидеть всех твоих бывших жён, помогу таскать мебель, и даже отвлеку, если понадобиться, пока это не противоречит нормам морали. Ну, и, разумеется, буду голосовать за себя, и плевать, если решать такие вопросы может только Император, я и до него дойду, если понадобиться.

Наруто смачно плюнул себе на ладонь, когда Хината закончила говорить, девушка скривилась, но всё равно повторила тоже самое. Их руки, с противным чавкающим звукам, соединились. Они долго держали ладони крепко соединёнными друг с другом, пока их не начало сводить, но даже тогда, продержались ещё немного, доказывая друг другу и самим себе, что это не шутки. Наруто и Хината верили, что смогут, что сдержат данное друг другу слово. Если бы кто-то сказал им, что именно Узумаки нарушит этот импровизированный договор, то они бы ни за что не поверили. Но, это совсем другая история, про которую парочка детей ничего не знают и узнают ещё не скоро.

***

Хината проснулась рано, солнце успело лишь освятить горизонт тонкой кромкой. Она собралась ещё вчера, Наруто упомянул, что его предки вернуться утром, а Хьюга не хотела, чтобы её застали здесь, в таком виде, в кровати с их сыном, даже если сами дали парню добро на разврат. Не удержавшись, она прихватила его толстовку, посчитав, что после всего, что с ней произошло, пока она была в ней, уже может считать вещь своей.

Она долго смотрела на блондина, крепко прижавшего к себе подушку, решая, будить его или нет. Их выходные вышли очень разными, но жаловаться явно не на что. Их остаток оказался милым и невинным, Хината улыбнулась, она и правда заставила его не хотеть секса, вот это достижение. Так, что вчера они уснули под разговоры о всякой ерунде, вроде белок и вероятностей подцепить что-то от обмена слюной через руки. Это поражало, но даже после стольких раз, когда Наруто оказался в ней, за столь кроткое время, в итоге, они без проблем провели время, как настоящие друзья. Всё, как Хината хотела.

Узумаки был слишком милым и на его долю выпало побольше, поэтому Хината дала ему поспать, написала записку, оставила невесомый поцелуй на щеке, покрытой следами от подушки, Наруто слишком долго спал на одной стороне, и ушла, с надеждой, что когда он проснётся, его дом уже будет наполнен жизнью и он не окажется в одиночестве. Уже на пороге, она заметила книгу, которую успела прочесть, Минато-сенсей снова попал в самое сердце. Она не удержалась, вернулась, нащупала одну из закладок, оставленную предыдущим читателем. Хината не знала, почему тот человек, отец или мать Наруто, отметил именно это место, но в её собственной душе слова, напечатанные на белой бумаге, отозвались тёплой волной.

- «У вас такие сильные чувства друг к другу, потому что вы — родственные души. Это означает буквально, что у вас одинаковая длина волны и ваши ауры вибрируют в унисон. Вот почему ты сразу же влюбился в нее, когда увидел в тот день на пляже. Твоя душа радовалась воссоединению с ней», - её голос, наполненный возвышенностью чувств, рассеял тишину чужой квартиры, успевшей стать ей такой родной. Конечно, герой испытывал не такую любовь к своей жене, как она к Узумаки, но спорить было бы бессмысленно. Это была такая сильная и мгновенная любовь к человеку, который только обещал стать другом, какую она не испытывала даже к Саске, возможно потому, что их ауры не были такими же родственными.

Хината улыбалась, глядя на свою ладошку, будто след их слюны всё ещё был виден там, убрала книгу на место, эти строки и эти мысли, она прибережёт для себя. Только после этого она, наконец, ушла, едва слышно захлопнув дверь.

Всю дорогу до дома, Хината слушала только музыку без слов, эти прекрасные переливы струн и клавиш, которых накопила в своих плей-листах много, но давно об этом забыла. Теперь они сами просились быть услышанными, она даже без следа ненависти огорчилась, что мать не смогла научить её игре на пианино. Наверное, так бы и было, если бы Хацуми не осталась бестелесным духом, проснувшимся где-то в другом месте, свободная от тягот этого мира. Ричард Матесон и на другие вещи, помимо любви, раскрыл ей глаза. С её гневом он ничего поделать не мог, но доля страха исчезла.

Возможно, благодаря этому, она перемахнула через забор к соседям, когда увидела сидящего на деревянном настиле Саске. Он выглядел потерянным, глубоко чём-то задумавшимся, Хината решила, что парень ещё не ложился и чёрт знает сколько просидел вот так, уставившись куда-то вдаль.

- Эй, рановато для такого хмурого вида, как считаешь, - тихо спросила Хината, когда подошла к другу, а он никак не отреагировал на её появление. Зато её вопрос вывел Саске из ступора, он похлопал глазами, неуверенный, что она и правда стоит перед ним. - Что-то стряслось?

- А, Хината, давно тебя не видел, - невпопад ответил Саске, девушка не стала говорить, что они не виделись лишь сутки, не так уж давно. - Всё нормально, - со странной усмешкой, совершенно не подходящей случаю, да ещё нервозной, продолжил Учиха, - просто я практически признался Сакуре в любви, но она разрешила мне сделать вид, что это не так, вместо этого сама призналась в любви мне, но с тех пор больше не брала трубку и просила запомнить мои чувства до лучших времён. А, в остальном, всё хорошо.

- О-о-о, - всё что смогла, выдавила Хината. Она могла только предполагать, но похоже Сакура не верит, что Саске всё ещё захочет сказать ей о своих чувствах, когда поговорит с Наруто. Хьюга хотела сама всё рассказать и оправдать Сакуру, просто чтобы друг перестал бояться худшего, чтобы он уже оказался в моменте своей жизни, когда худшее случилось, но это было не её право. - Эм, уверена, что всё обойдётся, - Хината не знала хочет ли, чтобы всё обошлось, возможно, что этим двоим не по пути. Теперь, когда ревность перестала иметь значение, она могла видеть всё лучше. Вероятно, эти двое были ещё сущими детьми и весь этот их роман лишь первая остановка. Но, решать только им, Хината планировала поддержать их обоих, чтобы там ни произошло дальше.

- Ага, хорошо, - было ясно, что Саске где-то далеко в своих мыслях, поэтому Хината только дружески сжала его плечо и предпочла удалиться. Было ещё рано, она собиралась поспать, в конце концов, хоть в один выходной нужно было как следует выспаться.

Его появления она никак не ожидала, тем более, что напрочь забыла про свой внешний вид. Но, когда это Хиаши делал то, что она хотела? Они столкнулись посреди коридора, ведь Хината решила, что может войти через парадный вход, в такую-то рань. Отец, судя по виду, был удивлён увидеть дочь там, где она зависла, нервно прикрывая пошлую надпись на кофте.

- Доброе утро, отец, - вспомнив про манеры, пискнула Хината. Хиаши нахмурился, вспоминая какой сегодня день, на работе был завал, ожидались расширения, но пока всё это превратилось в полнейшую неразбериху, за выходные он был дома от силы пару часов, в какой-то момент напрочь забыв, что у него есть дети и им требуется внимание. - Ты рано, на работу или с работы? - ей хотелось убежать и спрятаться, но Хиаши всё ещё ни слова не сказал, хотя выглядел так, будто собирается, а уйти не послушав было бы не вежливо, наверное.

- Нет, - ответил Хиаши. Старшая дочь совершенно не поняла к чему относиться это «нет», но предпочла просто пожелать ему удачи и наконец убежала, огибая занявшую полкоридора фигуру родителя. Хиаши проводил дочь долгим недоумённым взглядом. Он вспомнил, что сегодня воскресение и можно выдохнуть, ну, так он думал пока не наткнулся на Хинату, которая выглядела странно, да ещё не известно где была, и с какого времени она там была. Хьюга приказал себе заняться этими вопросами, в конце концов, под его крышей живут две молодые девушки, за которых он отвечает, а если продолжит отвечать вот так, то вернувшись однажды вечером в свой дом, может обнаружить, что все уехали, а он лишь дряхлый старик, который не помнит имён своих внуков.

***

Наруто проснулся от чьих-то стонов. Звучит такое пробуждение может и приятно, на словах, но голос был не знакомым и стоны были больше похожи на предсмертные стенания ламантина. Да, ещё в комнате он был совершенно один, только мятый листок бумаги, на прикроватной тумбочке, напоминал, что здесь был кто-то ещё.

- Чёрт, вот никогда её нет, когда нужно кому-то навалять, - гневно прошептал Наруто, прислушиваясь к новой порции стонов. Хината бы ему сейчас реально пригодилась, там ведь может быть что угодно. Он ловко поднялся с кровати, стараясь не издавать шума, и застыл посреди комнаты. Блондин не знал, как лучше поступить, нет, он, разумеется, сразу схватит свою биту для софтбола, спрятанную между шкафом и стеной, но теперь возник новый вопрос - потратить время на одевание, или пойти на встречу с монстром в одних трусах. - Существует ли такая вселенная, где пробравшийся в дом маньяк, может испугаться трусов с маленькими жабками? Вопрос, конечно риторический, - ответил он сам себе, решив напялить домашние штаны.

Смелость к нему так и не пришла, но он всё равно покинул безопасность своей комнаты и замер в коридоре, готовый в любой момент туда вернуться. Снова раздались стоны, на этот раз громче и отчётливее, всё потому, что их и его уши не разделяли стены и двери. Звуки доносились с дивана и, если Наруто правильно разобрал, принадлежали женщине, это малость успокаивало, хотя, подумал блондин, если это хренов ниндзя, типа Хьюга, то пол совсем не важен.

Но, так или иначе, то, что врагом оказалась женщина, храбрости прибавило, он рассудил, что сил ему хватит, чтобы ударом биты вырубить представительницу слабого пола, поэтому Наруто смело двинулся по коридору, всем телом вжавшись в стену. Постепенно стоны стали совсем отчётливыми, а когда в поле его зрения оказался диван, то Узумаки увидел…пару длинных женских ног, уныло свисающих с края. Он сам не понял, почему решил, что они свисают уныло, может из-за звукового сопровождения.

- Ам-ма-ум-а-а, - произнесло неопознанное существо женского вида, да так пронзительно, что Наруто чуть биту не выронил. Пришлось остановиться и собраться с мыслями, да ещё убедиться, что сердце всё ещё бьётся. Когда блондин был готов, он снова двинулся в путь, огибая диван с той стороны, где у ног предполагалась голова. Узумаки резко занёс биту над чем-то лохматым и растрёпанным, похожим на женщину, нет, это определённо была женщина, если учесть откровенный вырез на синем халате, через который было прекрасно видно шикарную грудь. Наруто давно заметил, что есть что-то поэтическое в красивых сиськах взрослой женщины, что отличает их от сисек молодых девчонок. Пришлось помотать головой, чтобы отвлечься от этой сугубо философской мысли. - Ох-хо-х-арх, - застонало грудастое лохматое нечто, переворачиваясь на узком диване.

Женщина перевернулась так, что её пронзительные зелёные глаза уставились прямо на занесённую над её головой биту, она неловко убрала тёмно-рыжие волосы с лица, Наруто ожидал, что женщина заорёт, или ещё что-то такое, но она кажется даже ждала момента, когда деревяшка в руках пацана прекратит её страдания. Узумаки не выдержал, опустил биту, случайно ударив ею себя по ноге и взвыл. Это уже было выше его сил.

- ВЫ, КТО НАХРЕН ТАКАЯ?



Прочитали?
2
Данил ПавловНика Кардакова


Нравится!
3
Не нравится...
0
Просмотров
448
Оценка материала: 5.00 Отвергнутые. Глава 16 5.00 0.00 3 3
68 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма , AU , Романтика , Гет 
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?
Одобрил(а): Александр 10 марта в 09:05
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

0 комментариев

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
 

 



P.S. В связи с частыми нарушениями авторских или иных прав, плагиате и т.д. была введена данная табличка у авторов рейтингом ниже 200 баллов, если вдруг были выявлены нарушения, пожалуйста :
ознакомьтесь c предупреждением/правилами размещения
и примите необходимые меры, сообщите об этом Администрации сайта
Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже