Отвергнутые. Глава 25

Шапка фанфика
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма, AU, Романтика, Гет
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Глава 25. Горчит любви торжество.

***

Внутри клокочет животный страх вперемешку с животной страстью. Она следует за ним на расстоянии, но знает - он чувствует её присутствие и ведёт туда, куда она сама желает попасть. Его длинное тело грациозно двигается, вынуждая следить за каждым движением, она боится, что моргнёт, а он исчезнет.

На пороге она медлит, оглядывается, решаясь на последний шаг. Уже знает, что сгинет там, отдаст ему всё - своё тело, свой разум и свою кровь. В доме темно, все окна зашторены, она видит лишь его силуэт в центре комнаты. Играет музыка, она давит на уши, а голос Джонатана Дэвиса проникает под кожу.

«Почему все так чертовски сложно для меня?
Оставь меня таким, каким, по-твоему, я должен быть.
Должна ли ты искушать меня и побуждать служить тебе.
Продолжай пытаться, я не умру так легко».

- Ты искала меня, - его голос занимает всё пространство, это бархатное звучание обволакивает, лишает воли. И он не задаёт вопросов, конечно, нет, он знает ответы на любые вопросы. В его прямой спине мудрость веков. В его сильных руках ответы на её молитвы. - Ты нашла меня. Что дальше?

Дальше? Она думала, что всё очевидно, дальше только он и она, делящие вечность. Но он не упрощает этот момент. Хочет, чтобы она всё сказала сама. А язык, как назло, прирос к нёбу, ей хочется, чтобы он читал её мысли.

«Почему ты не хочешь умереть?
Твоя кровь в моей.
Все будет хорошо.
Тогда твое тело будет моим».

- Да, - невольно вырывается у неё. Он усмехается, разжигая её желание. Она готова отдавать, пусть только сделает шаг к ней и возьмёт, что угодно. И он делает этот шаг, в темноте, под песню на бесконечном повторе. Это похоже на гипноз.

- Такая тёплая, живая, - его длинные пальцы ложатся на её обнажённую кожу, там, где заканчивается платье, прямо над сердцем. - Почему же ты так тянешься к смерти? Глупышка, - он тянется к её шее, и сердце стучит быстрее, призывая всю кровь, что в ней есть. Но в последний момент, он меняет решение и накрывает её дрожащие губы. Она слишком шокирована и возбуждена, чтобы сразу ответить. Стоит ей распробовать его губы, как он отстраняется, вырывая её недовольный стон.

- Нет, прошу, ещё, - она такая жалкая перед ним, но ей плевать, лишь бы его тело оказалось рядом, лишь бы он сделал её своей. Он заставляет её снова идти за ним, отступая дальше, в темноту. Это был лишь поцелуй, но её душа уже скучает по их близости, словно прошли века.

- Тебе не место в моём мире, - он грубо останавливает её движение резким взмахом руки, пятится от неё, как будто она может сжечь его одним своим присутствием. - Уходи, - это приказ, грубый, не терпящий неповиновения. Он снова отступает, так далеко во тьму, что она едва различает даже его силуэт.

- Нет, - в её голосе такая же сталь, там столько настойчивости, что это пошатывает его уверенность. Она полна жизни - это притягивает его, как мотылька огонь. Но он для неё - яд. Впервые чужая жизнь что-то значит для него, а она, дура, не понимает, умоляя отнять что-то настолько важное. Он не сдастся так просто.

- Уходи, - в повторном приказе куда меньше уверенности, и она пользуется этим. Наступает решительно, смело шагая за ним в темноту. - Ты не можешь, я не прощу себе, если твоя жизнь достанется мн…- звук глухого удара, - ай, блядь, моя пятка.

- Пх-ха-х, ты в порядке?

- Чёрт, прости, ударился о журнальный столик, в темноте ни хера не видно, - Хината видит по тёмному силуэту, что Наруто стоит на одной ноге и растирает ушибленную пятку. - А ты не смейся там, пока настрой не растеряла.

- Извини, - всё ещё посмеиваясь, отвечает Хината.

- Всё, тихо, - она видит, как Узумаки откидывает назад длинные волосы, его голос снова становится голосом вампира Лестата. Хината думает, что ему не удастся настроить её снова так быстро, но двух слов достаточно, чтобы вернуть ощущения. Она снова становится наивной жертвой, покорённой магнетизмом древнего, сексуального вампира. Щёки покрываются слабым румянцем, когда брюнетка вспоминает, что всё это было её идеей. - Ты краснеешь, как мило, - томно произносит Наруто.

- К-как ты узнал? - ошарашенно спрашивает Хьюга, немного выходя из образа. Наруто смеётся смехом вампира, этими лёгкими раскатами, отражающимися от стен комнаты.

- Я чувствую запах твоей горячей крови, - уверенно отвечает Наруто. Она готова поверить. Но времени не так много, они урвали кусочек, когда Джирайя и Цунаде уехали встречаться с какими-то друзьями, а внука попросили полить оранжерею, но они в черте города, могут вернуться в любой момент. Страх быть пойманными будоражит, но Хината себя знает, она не хочет, чтобы они увидели Наруто в кожаных штанах и парике, а её голой.

Она смотрит под ноги, только новых столкновений с мебелью им и не хватает, но двигается в сторону своего вампира уверенно. Хината снова надела своё короткое чёрное платье, но теперь на ней высокие сапоги, а на руках браслеты, какой-то старый кулон с сердечком на шее, надела потому, что показалось - это подойдёт её образу.

- Она вся твоя, если хочешь, - шепчет Хината, ей нравится быть такой податливой рядом с этим вампиром. Её тело прижимается к его, полуобнажённому. Руки медленно водят по рельефу, который ощущается так чётко, так приятно. Сапоги на плоской подошве, так что она задирает голову очень высоко, позволяя волосам раскинуться по спине.

- Ты не знаешь, - Наруто идеален в этой роли - того, кто так страстно желает противоположных вещей - её и сохранить ей жизнь. Хината забывает кто они, отдаваясь этой игре. Узумаки неистово зарывается пальцами в её волосы и тянет их вниз, она откидывает голову, обнажая длинную шею. - Ты уже пропала.

- Да, - его губы накрывают её, но теперь она готова отвечать, с таким жаром, чтобы мёртвое сердце вампира забилось. Наруто прерывает поцелуй.

- Закрой глаза, - требует блондин, Хината мгновенно слушается. Первое время ничего не происходит, ей даже хочется снова посмотреть, чтобы убедится, что Наруто ещё здесь. Она вздрагивает, когда его губы снова находят её, то касаясь в поцелуе, то исчезая, чтобы возникнуть на щеке или скуле, на веках и подбородке. Хината не знает где ожидать нового поцелуя, поэтому каждый новый отдаётся волной удовольствия, задевая натянутые нервы. Снова губы на губах, но на этот раз что-то изменилось. Хината проводит языком. Клыки. Она удивлённо стонет. Ноги подкашиваются, стоит ему начать спускаться вниз, поцелуй за поцелуем. Пока горячие губы не прикасаются к бьющейся жилке. - Ты вся моя, до последней капли, - Наруто чуть-чуть царапает её кожу накладными клыками, а потом…по-настоящему прикусывает.

- Х-с-с, - больно. Инстинкт говорит отдалиться, но руки блондина-вампира держат слишком крепко. Наруто целует место укуса, успокаивая ноющую боль, тянется к её мокрым трусикам, запуская в них свои длинные, ловкие пальцы. Он не медлит, не растягивает её удовольствие, начинает быстро, рвано, Хината чувствует, что его тело двигается в такт с пальцами и неосознанно повторяет за ним. Едва держится на ногах, откидывает голову назад, доверяясь его силе. Она дошла до грани так быстро. Ещё движение, ещё толчок и придёт оргазм. Вот-вот. - Ах, - пальцы покидают её в последний момент, а клыки снова впиваются в тонкую шею, и от этой острой, резкой боли, она кончает.

- До последней, - повторяет Наруто, прижимая её к себе. Давая время прийти в себя. Когда он проводит по её тонкой шее, украшенной следами его искусственных клыков, замечает на ладони золотую ниточку, запутавшуюся между пальцами. Маленькое сердечко находится в центре его ладони. Наруто не помнит, как это сделал, но слабый замочек порвался. Он виновато показывает украшение Хинате. Она тяжело дышит, качает головой, накрывая его руку своей.

- Э-это безделица, бижутерия, - невнятно произносит брюнетка, её тело ещё покачивается на волнах оргазма. Наруто просто кивает самому себе, пропихивая маленькое сердечко в обтягивающий карман кожаных брюк.

Хината, как тряпичная кукла в его руках, он легко подталкивает её к спинке дивана, чтобы дать опору, пока он присаживается на колени, целует в бедро и спускается ниже, успевая расстегнуть молнию на длинных сапогах. Наруто нравится смотреть, как она шевелит затёкшими пальчиками на ногах. Он остаётся снизу и смотрит на неё. Она прекрасна в этом ожидании, в своей готовности на всё. Узумаки обвивает одной рукой её под коленками, а другой медленно задирает чёрное платье, вампир, сидящий в нём, радуется возможности снова лицезреть его на этом желанном теле. Проводит носом вверх по длине ноги, смещаясь вбок, где проще зацепить клыками чёрные кружевные трусики. Царапает бледную кожу, пока спускает их вниз, оставляя красные царапины.

Плавно поднимается с колен, задевая её кожей своих брюк, прикасаясь холодной крупной пряжкой к её разгорячённой киске. Хината стонет и дрожит, сильнее погружая пальцы в спинку дивана. Хьюга не ждёт этого, поэтому вскрикивает, когда он поднимает её на руки. Такая мягкая, тёплая, тяжесть её тела приятно ложится на него, заставляя мышцы напрягаться.

Наруто знал, что времени не так много, но не смог удержаться, он не думает, что готов снова надевать этот парик, или эти узкие кожаные штаны. Поэтому хочет, чтобы их вампирские игры прошли идеально. В первый и последний раз.

Вода всё ещё набирается в прямоугольную ванную, выполненную под дерево, от горячей воды поднимается пар. Она отделена от душа стеклянной стеной, всё помещение больше, чем его комната в этом доме, классический стиль, всюду дерево. Напоминает Спа, а не обычную ванную в доме. Раньше он считал это какой-то дуростью, но теперь оценил, хотя изначально не стоило сомневаться в том, что его дед и баа-чан знают точно, что удобно для горячего секса.

Узумаки опускает её на прохладный гладкий пол, в нос бьёт яркий аромат роз. Хината приоткрывает рот от удивления, когда видит, что вся вода в их лепестках. Красные, тёмно-тёмно-красные. Наруто пробует воду рукой, медленно водит по кругу, то погружаясь глубже, то выныривая, ловит один лепесток и перебирает его между пальцев. Тянет к ней руку, чтобы подошла ближе. Но тут же показывает знак «стоп» и ухмыляется.

- Раздевайся, - снова приказной тон, снова безукоризненное послушание, словно она боится, что вампир может прогнать её и заменить другой. Наруто отворачивается от неё, выключает воду, выпрямляется во весь рост, Хината видит только его волнистые золотые локоны, а он видит, как её отражение, в маленьком зеркале, снимает платье. Неловко перешагивает через него, заводит руки за спину, чтобы справиться с остатками нижнего белья. А потом неловко прикрывается от его отсутствующего взгляда, как от холода. - Подойди, - теперь он просит, протягивает руку, стоя вполоборота. Считает секунды до того, как маленькая ладошка ляжет в его огромную руку.

Кожа такая нежная, Наруто закрывает глаза, наслаждаясь этими ощущениями, а потом поворачивается полностью, смотрит только в серые глаза, пока ведёт её руку к своему паху, чтобы она избавила его от этих кожаных ловушек. Хината прикусывает губу, накрывая глаза пышными ресницами, от этого невинного вида, он твердеет, член упирается в кожу штанов, уместить между телом и тканью ещё и боксёры, было просто не реально. Он уже жалеет, что не разделся сам, а позволил этой маленькой негодяйке издеваться.

Пряжка звякает, когда Хината расстёгивает ремень, она смотрит только в нетерпеливые голубые глаза, наощупь находит молнию и пуговицу, попутно касаясь сильного натяжения кожи, то, как ему тесно из-за неё, будоражит. Хината упивается своей силой, в такие моменты ей понятно, что имеет в виду Наруто, когда говорит о равноправии. Так было раньше, когда он мог заставить её тело петь, а она не знала, что делать с его. Но с каждым разом для неё всё меньше загадок, меньше преград, которые сама себе воздвигла. Наруто разделил с ней удовольствие, за это она хочет впустить его не только в тело, но и душу. Это сбивает с толку, то, как секс становится слишком эмоциональным, личным. Плохо для политики отвлечения, но ей плевать.

Руки ложатся на мощную спину, спускаются вниз, Хината прижимает себя ближе к его телу, с замиранием сердца ждёт момента, когда ладошки проскользнут в тесные брюки. Она переводит взгляд на его губы, немного стыдно за то, что хочет сделать, но, с детским восторгом, сжимает упругие мужские ягодицы. Наруто напрягает их сильнее, когда чувствует давление.

Чёрная кожа с трудом снимается с его, всё ещё смуглой. Хината опускается на колени, как он перед ней, совсем недавно. Брюки такие узкие, что приходится применить силу, стягивая их. Хьюга чуть не валиться назад себя, но это того стоило. Теперь он полностью обнажён, и она видит, как сильно хочет её.

Узумаки оставляет её, отходит к раковине, на которой оставил презерватив и кое-что ещё. Хината внимательно смотрит, как он раскатывает латекс по своему достоинству, знает, что это представление только для неё. Наруто заканчивает с собой и хватает то, что приготовил для неё. Хината замечает тонкую иголку, улыбается. Блондин не против, чтобы девочка-призрак задержалась. Ей приятно, когда сильные руки приподнимают волосы, закручивая их в свободную причёску. Наруто в этом неловок, но доволен результатом. Заколка выполняет свою задачу.

Узумаки легко перешагивает бортик ванной, горячая вода обжигает кожу, к которой мгновенно прилипают красные лепестки. Хината хватается за протянутую руку, сначала останавливает пальцы ног перед поверхностью воды, пробует, горячо, но терпимо. Они так близко друг к другу, его руки водят по её рукам, плечам, ласкают, заставляют забыть обо всём.

Наруто разворачивает Хинату к себе спиной и чуть давит на плечи, чтобы она поняла, что пора опускаться. Она ложится всем телом на него, вода выходит из берегов, несколько лепестков оказываются на полу, покачиваются в маленьких лужах. Хьюга поднимает глаза, смотрит с вопросом, на который мгновенно получает ответ. Что дальше? Дальше его руки скользят по мокрому телу, пока не находят трепещущий бутон, горячие пальцы проникают в неё одновременно с потоками горячей воды. Ноги сжимаются сами по себе, Наруто теряет способность легко шевелить рукой, но он доволен тем, что может применить силу. Сломить её нежно.

- У-м-м, - Хината хватается за бортики ванной, до боли сжимая костяшки. Она уже слишком чувствительна, и хочет отнюдь не его пальцев. Но Наруто, будто не собирается останавливаться. Его клыки снова прикусывают кожу, едва ощутимо, но место укуса отзывается ноющей болью. - А-х-х, - пальцы ног упираются в противоположный борт, Наруто ускоряет движение и Хината следует за ними, покачивая бёдрами, ещё больше воды выплёскивается на пол. - Так близко, - стонет Хьюга, она этого хочет, но…сама останавливает его руку, сжав ноги так сильно, что Наруто зашипел от боли. Она садится, почти теряя контакт с его кожей, и поворачивается.

- Передумала? - это голос разочарованного вампира. Хината улыбается ему, касается намокших прядей искусственных волос. - Что-то не так? - Узумаки не понимает, как продолжить игру. Брюнетка седлает его чуть согнутые ноги, грубо запускает руки в длинные волосы, тянет, избавляя его от парика. Он с противным чавкающим звуком валится на пол. Хината массирует корни волос, уставшие от тяжести. Наруто довольно мурлычет, закатывая глаза от удовольствия.

- Хватит с меня вампиров, - шепчет Хьюга, - хочу тебя, - голубые глаза становятся такими яркими, что дух захватывает, она уговаривает себя, что это от света, а не от её слов. Наруто избавляется от клыков, снова становится собой. Единственным мужчиной, который ей нужен. Заявление, слишком пугающее и громкое, но в мыслях можно себе такое позволить. Она разберётся со значением этого позже. - А-м-м, - после стольких раз, Хината всё ещё не может до конца поверить, что это настолько чудесно, когда он оказывается внутри.

Наруто заставляет себя думать о чём-то отвлечённом, чтобы не кончить сразу, как Хината опускается на него. Но ничто на свете не способно отвлечь от того, как он глубоко, от приоткрытых губ Хинаты, удивлённо распахнутых, словно она никогда не испытывала ничего подобного.

- Я до-долго не продержусь, - признаётся Узумаки, обхватывая её за талию, Хината кивает, изгибается и начинает движение. Она словно загипнотизированная кобра, извивается в разные стороны, уперевшись коленями в дно ванны, волны бьются о края в такт с её движениями. Наруто запрокидывает голову, свешивая её с края, и просто позволяет ей делать всё, что она захочет.

- А-х-х, да, - его глаза закрыты, а в ушах только всё нарастающее биение волн, она ускоряется, изгибаясь сильнее, извиваясь в безумном танце. - Да-да, - на каждый вскрик - она принимает его в себя, глубже, сильнее, быстрее. - Да-да-да-а-а, - протяжный крик, в нём секс с ней, как маленькая смерть. Он умирает, когда кончает, будучи в ней, и скользит вниз, успевая в последний момент задержать дыхание. Наруто видит плавающие лепестки, сквозь которые проникает свет, её тело и руки, а следом её глаза, тоже открытые под водой. Они целуются, и блондин толкает их тела на поверхность.

***

- Вроде всё, - осматривая идеальный порядок в доме стариков, констатирует Наруто. - На тебе вся одежда? - уточняет он у Хинаты, которая стоит рядом. Та одаривает его убийственным взглядом.

- Да, всё на мне, а платье в рюкзаке, - отвечает Хьюга, изображая поруганное достоинство, но, когда Наруто отворачивается, ощупывает себя, на всякий случай.

- Хо-ро-шо, - потягиваясь, говорит Узумаки, - хочешь уйти или может чаю? Баа-чан сказала, что я могу взять из холодильника всё, что захочу, - Хината хочет сказать, что пора и честь знать, но предложение звучит заманчиво. Она чувствует приятную усталость, и, хотя переоделась в свитер с джинсами, они пролежали в воде слишком долго, успели остыть, теперь внутри засел холодок.

- Чай звучит заманчиво, - решается Хьюга, в конце концов, даже если их тут застанут, ничего пошлого они не делают, уже. Наруто хозяйничает на кухне своей баа-чан, а Хината смотрит за ним. - У тебя задумчивый вид, всё хорошо? - спрашивает девушка и запихивает в рот покупное моти, целиком.

- Всё путём, просто, - Наруто потирает всё ещё влажные волосы на затылке, - ощущение, что я что-то забыл, - закипает чайник, блондин разливает кипяток по чашкам, но чувство забытого не покидает.

- Даже не знаю, - тянет Хината, обхватив чашку руками, - может ты пришёл сюда не только ради секса?

- Бля, полив ведь нужно включить, - вскакивая со стула, вспоминает парень. Хината хихикает, медленно наслаждаясь ватностью тела, тиШиной и горяч…

Плик.

Наруто оставил свой телефон на столе и тот не вовремя оповестил о чём-то. Хината недовольно качает головой, стараясь снова поймать ощущение дзэна. Тело, как желе, в голове полное отсутствие мыслей. Разливается такая нега, что хоче…

Плик.

Плик.

- А-р-р, - теперь хочется грохнуть хреновину об стену, но Хината настраивает себя на другой лад, это же такая мелочь, в самом деле. Пусть себе пиликает, это не может испортить такой хороший день, и то, что у неё был очередной шедевральный секс. Всё просто прек…

Плик.

Плик.

Плик.

Плик.

- Да чтоб тебя, тварина, - рычит Хината, ударяя руками о столешницу, её чашка подпрыгивает. - Ну, всё, сам напросился, - решает брюнетка и тянется за надоевшим гаджетом, чтобы отключить звук, на худой конец - трахнуть его об стену, как планировала. - Проще простого, - усмехается Хьюга, когда графическим паролем Наруто оказывается латинская N, - давай, зараза, - она отчаянно пытается потянуть экран сверху, но только переходит на другие экраны, с иконками приложений. От этого бесится ещё сильнее, что мешает сделать всё правильно. - Ха, - победно вскрикивает девушка, когда видит значок отключения звука. Только вместе с ним, она видит оповещения, которые получил Наруто. - Какого хрена?

Узумаки выложил несколько фоток с Хэллоуина, где он в своём ужасно обнажённом костюме, где они все вместе. Ни одной, где они были бы вдвоём, что должно быть само собой разумеющимся, как кажется Хинате, раз уж она его девушка. Но проблема не в том, что он выложил, а чего не выложил, а в реакции других людей.

- Потаскушки, - злобно произносит Хината, смотря количество различных сердечек, которые неизвестные бабы наотправляли её парню. - «Горячий вампир, укуси меня», «у тебя всё такое же длинное, как твои прекрасные волосы?», что, бля? Ты это серьёзно? «Я тоже была вампиром, кажется - это судьба», ебись конём, дура, - и всё в таком же духе, а ещё сердечки, повсюду сердечки. И не только от незнакомок из интернета, Хината видит знакомые лица, например, Амару, которая всё ещё лайкает все его фотки. И Шион. Почему-то, от наличия последней, начинает мутить. Половина последних оповещений о её сообщениях. - «Милаш», «кажется, у меня новый краш», на каком это языке, идиотка? Чёрт, - Хината слышит приближающиеся шаги, быстро блокирует телефон и кидает на место, борясь с желанием всё же его разбить. Разумная часть пытается подсказать, что сам Наруто на эти сообщения ничего не отвечал, но, когда это ревнующая девушка слушала разум.

- Успела соскучиться? - нахально усмехаясь, спрашивает Наруто. Чем конкретно раздражает. Хината фыркает и утыкается в свой чай.

- Делать мне больше нечего, - недовольно бурчит Хьюга, её затягивает трясина херни, которую она начала творить. Понимает, что Наруто ничем не провинился перед ней, он даже не знает, что именно испортило ей настроение. Но Хината всё равно позволяет чувствам взять верх, и винит его, срываясь. - Твой телефон достал меня, кстати.

- А? - Наруто проверяет, что там. Кривится, он уже сто раз пожалел, что решил выложить эти фотки, но удалять влом, тем более, что ему нравятся некоторые комменты от шайки, а вот эта, которая выглядит как попытка сделать селфи, на самом деле его любимая, это он фоткал Хинату, которая стоит за его спиной, чуть поодаль, видна её красивая часть лица, он хотел сохранить эти воспоминания.
dsg-rem.ru

- Что-то интересное? - со странным выражением лица спрашивает Хьюга. Наруто к ней приглядывается, вроде улыбается, но как-то холодно, даже жутко.

- Не, ничего такого, - улыбаясь, как нормальный человек, отмахивается блондин. - Подлить тебе ещё горячего?

- Да, будь так добр, - цедит Хината.

- Ты сама-то в порядке?

- В полном, а что, не видно?

Наруто предпочитает проигнорировать этот вопрос.

- Ладно, - сдаётся Хината, когда иррациональная злость, на которую у неё нет прав, прожигает огромную дыру, - возможно, я влезла в твой телефон. Просто я пыталась расслабиться, а он всё трещал, и возможно, случайно, увидела все эти сообщения. И возможно, они мне не понравились. Вот так.

- Э-м-м, что? П-почему? Ты, что, - улыбка начала растягивать его губы, поэтому Хината резко замахала на него руками.

- Да не ревную я, идиот, - не дождавшись его слов, кричит Хьюга, - просто все эти девки тебя совсем не знают, и пишут тебе, как какому-то куску мяса, вот и всё. Мне это не нравится, - девушка надула щёки, уставившись в свой чай.

- Хах.

- Что смешного? - всё так же дуясь, спрашивает она у засмеявшегося Наруто.

- Ничего, абсолютно ничего, это я от радости, что на защите моей чести стоит кто-то столь сильный и бесстрашный, как ты, - отвечает Узумаки и целует каждый её пальчик. Даже после этого оставляя её руку в своей.

- Прости, что перешла границу.

- Не извиняйся, - просит Наруто, он не хочет, чтобы развеялся его собственный миф о её ревности, это бы значило, что у неё есть чувства, более сильные и глубокие, чем просто дружеские. - Я не хочу, чтобы между нами были какие-то границы. И потом, мне стоило самому тебе рассказать, как мой пресс перебаламутил всех этих неадекватных девчонок.

- Пфф, - она ударила его в бок, выбивая воздух, но всё же улыбнулась, по-настоящему, значит теперь всё снова хорошо, - ну и самомнение, - Хината незаметно сжимает его руку сильнее, уговаривая себя, что нет разницы, сколько их там ему пишет, рядом он только с ней. Это всё новый страх, добавляет она себе, чтобы не пойти на дно, под тяжестью страшного откровения. Это страх, что он перестанет уделять ей столько внимания, которое ей нужно, как другу.

- О-о-о, а вы ещё здеся.

- Любовь моя, не ушибись, - следом за подвыпившей, но счастливой Цунаде появился Джирайя, готовый поймать свою благоверную, если гравитация окажется сильнее.

- Привет, баа-чан, смотрю, ты это, устала, - не скрывая улыбки, сказал Наруто. Хината снова его легонько ударила, чтобы вёл себя прилично.

- Добрый вечер, Джирайя-сама, Цунаде-сама, - как положено, Хьюга поднялась на ноги и поклонилась, что позволило Цунаде беззастенчиво прижать девушку к своей необъятной груди. Наруто заржал в голосину.

- Какая же ты красавица, у моего внука вкус, знаешь ли, как у его деда, - она подмигнула…куда-то в сторону Джирайи, их неожиданно обнаружилось больше одного, что сбило её с толку. Наруто ещё повеселился, но решил, что пора спасать непутёвую девчонку. Цунаде с радостью отпустила Хинату, чтобы потискать единственного внука. - Так, - серьёзно начала блондинка, - ты тут сделал всё, что было необходимо?

- Конечно, - ответил Узумаки.

- Хорошо, горжусь, что ты не прочь поработать руками, - похвалила Цунаде. Наруто нашёл её фразу слегка вызывающей, но не сильно об этом задумался. В отличие от Хинаты, которая невольно смутилась, вспоминая, как много Наруто работал руками. - Ты сделал там достаточно мокро? - понятно, что она про оранжерею и полив, но такой выбор слов от пьяной баа-чан, почти довёл блондина до истерики. Хорошо, что смог сдержаться.

- О, да, поверь, там мокро, очень мокро, - серьёзно ответил Наруто, случайно бросив мимолётный взгляд на Хинату, которая стояла с открытым ртом, краснющая, как маленькая помидорка.

- Так и должно быть, знаешь ли, когда мокро - ты всё делаешь правильно, а на сухую что сделаешь? Не войти, то есть не выйти, - Цунаде осеклась, задумалась о чём-то. - Про что мы говорили? Что-то я утратила нить разговора.

- Я слегка тоже, - согласился Наруто.

- Давай, милая, я расправил постель, идём, - Джирайя забрал жену из рук внука и повёл в сторону спальни. - Подожди, дьяволица, дети же ещё здесь…знаю, что знают, но в отношениях должна оставаться загадка, хотя бы от других людей, - долетело до подростков, старающихся не веселиться слишком шумно. Хината обмахивала себя ладошкой, стараясь одновременно справиться с приступом смеха и смущения. - Простите, молодёжь, это она в такси так расслабилась.

- Ничего, всё нормально, - заверил деда Наруто.

- Останетесь ещё?

- Да нет, нам уже пора, - за двоих отвечает Узумаки, - надо ещё Хинату проводить, а завтра в школу, - Хьюга кивает, снова кланяется и отходит в сторону, давая возможность Наруто пообщаться с дедом.

- Рад был снова тебя увидеть, Хината, - провожая ребят, сказал Джирайя с улыбкой.

- Я вас тоже, Джирайя-сама, - они машут старику, а он ждёт, когда дети скроются из вида, и только потом исчезает в доме. Но даже через закрытую дверь, ещё долго эхо доносит до него весёлый смех.

***

Гаара рассчитывал на тренировку, видит ками, она была нужна ему, как воздух. Он уже сбился со счёту, сколько дней прошло с Хэллоуина, наверняка, больше, чем требуется нормальному человеку, чтобы прийти в себя. А его не отпускает. Мацури и её слова, её ореховые глаза. Демон знает, что искал её, но не затем, чтобы счастливо держаться за ручки, трепать друг друга по волосам, и что там ещё делают парочки. У Гаары на этот счёт смутные представления. Он искал её, тогда ещё безликую, чтобы держаться подальше, не вносить в свою жизнь очередной неуправляемый хаос. Только вот, хаос на то и хаос, чтобы приходить без договорённости.

Гай сказал, что придумал кое-что новенькое, для проверки их силы юности, хорошо, это звучало очень хорошо, только сенсей был так поглощён идеей, что передумал проводить второй урок, и всех распустил. «Все», которые безымянные и безликие, свалили, остальные - остались. Гаара не мог этого понять, ну зачем, зачем им это делать, если можно пойти домой.

Теперь в додзё тесно, эти стены давят на него. Шайка, разросшаяся до небывалых пределов, вся расселась по краям татами. Болтают без умолку, отвлекают. Особенно она, с этими её ореховыми глазами и медовыми волосами. Слишком сладко, слишком вредно. И адски аллергенно. Гаару раздражают товарищи по команде, особенно Сай, который пользуется этой возможностью, чтобы держаться за свою шумную блондинистую подружку. Хината выглядит более собранной, но всякий раз вспоминая, что рядом Наруто, её глаза словно магнитом притягиваются к нему.

Гаара рассчитывал на эту тренировку. Выбить дурь из кого-нибудь, устать, напрячь мышцы, заставить тело болеть. Такая боль отвлекает от мыслей. Но нельзя отвлечься от той, кто сидит совсем близко, смотрит. Как будто он ещё мало убедился в том, что нравится ей. Он не может никому нравится. Он - демон, с кучей демонов в придачу. Мацури, конечно, тоже странная, но…

- Арх, - Гаара давит пальцами на глаза, стоило её имени всплыть в памяти, как все плотины прорвало. Теперь только о ней и думает. О возможностях, которые открываются. Дурацкий Сай, лапающий Ино. Дурацкая Хината, жадно рассматривающая своего парня. Слишком много, этого слишком много.

- Гаара? - Хьюга смотрит обеспокоено. Это, кстати, тоже бесит. Ведь всё из-за неё. - Ты странно выглядишь, всё в норме? - да что вообще такое это ваша «норма», он никогда не был в норме, с чего бы ему быть в ней сейчас.

- Да, - холодно, коротко.

- Приготовились, Гаара - ты первый, - сказать что-то ещё, Хинате мешает Гай-сенсей. Демон встаёт в центр татами, а его товарищи по команде окружают его, как пара зубастых акул. - Смотри, слушай, читай их. Пойми их план, давай Гаара.

- Вперёд, Гаара, - он был сосредоточен, ровно, сука, пять секунд, пока не раздался её голос, старающийся подбодрить. Наверное, думает, что делает, как лучше. Да только теперь в голове лишь эти высокие нотки нежного голоса, в которых ему чудится что-то. Обещание, тайна. Он ей нравится, а значит, теперь должен что-то с этим делать, только Гаара не хочет ничего с этим делать.

- Чёрт, - пока он пребывал в своих мыслях, Гай дал отмашку, Хината и Сай даже подумать не могли, что он отвлечён, это же Гаара, он, типа, всё время чуть-чуть хмурый. Поэтому смело пошли на него, одновременно нанося удар ногой по корпусу. Но Собаку отхватил оба, даже не попытавшись уклониться. Демон упал на колени, захрипел, рука легла на рёбра, куда прилетел удар Сая.

- Гаара, ты…

- В норме, - отмахнувшись от Хинаты, грубо крикнул красноволосый. - Нужно подышать, - ни к кому конкретно не обращаясь, сказал парень. Медленно поднялся и вышел из додзё.

- Продолжаем, пока вернитесь к привычной тренировке, - скомандовал Гай-сенсей. Хината встала напротив Сая, лицом к части шайки, включая Наруто, она смотрела на него долго, чтобы он почувствовал, и когда блондин повернулся, просто махнула головой в ту сторону, куда ушёл Гаара. Узумаки кивнул. Ему не очень хотелось оставлять Хинату, хотя это было глупо, в случае чего, он был бы бесполезен, но она доверила демона ему. Как он мог подвести.

***

Далеко идти не пришлось, Гаара остановился в коридоре, уйдя в самую глубь, его сгорбленная фигура тяжело привалилась, на вытянутых, напряжённых руках, к подоконнику. Глаза парня были закрыты, а красные волосы падали на глаза, он не стал поднимать голову, только недовольно вздохнул.

- Тебя Хината прислала? - голос демона оказался на удивление спокойным. - Твои шаги, ты самый шумный из всех, кого я знаю, - Наруто ещё не успел задать ему вопрос, а Гаара уже ответил. - Ну, разве что Кибу, но он бы не выдержал собственной тишины так долго и позвал бы меня сразу, не подходя так близко.

- Ого, это что, какие-то ваши кунг-фу приёмчики? - Гаара покачал головой, оторвался от подоконника и встретил взгляд Наруто, прямо.

- Мы не придерживаемся какого-то одного стиля, - медленно произнёс но Собаку, - однако, это всё равно больше карате, чем кунг-фу. Знаешь, кунг-фу - это китайское, там больше таких движений, - Гаара поднял руки перед собой. Скрючив указательные пальцы, он сделал несколько едва заметных, настолько быстро он их проделал, ударов Наруто по корпусу. Блондин ни одного из них не почувствовал, но понял, что в настоящем бою, лёг бы раньше, чем успел сказать «кийя». - Понимаешь?

- А-ага, вы - мистер Мияги, кунг-фу - Джеки Чан, всё понял, - потирая, просто для спокойствия, грудную клетку, отшутился Наруто.

- Да, как-то так, - согласился Гаара.

- Вокруг да около, походили, можно переходить к сути, ничего не скажешь?

- Нет, - буркнул Гаара.

- Ясно, - растянув слово, как огромную резинку от старых трусов, протянул Наруто. - Я и не рассчитывал, что это будет легко. Но, знаешь, тебе придётся туда вернуться, - блондин показал назад себя, - убежал ты очень резко и странно, так что косых взглядов не избежать. Уверен, что не хочешь выпустить пар здесь, где в свидетелях только я?

- Арх, - разозлился Гаара на правоту находчивого блондина. - Хината на тебя дурно влияет, всегда думал, что ты идиот.

- Оу, спасибо, наверное.

- Я её нашёл, - тут же перешёл к делу красноволосый демон. Больше он ничего не сказал, как бы Наруто не подавал знаков глазами, что готов слушать продолжение истории.

- Кого нашёл? - сдался Узумаки, задавая очевидный вопрос.

- Девушку, которой я нравлюсь.

- Бля, так надо было с этого начинать, - обрадовался Наруто, - это же хорошие новости. Я её знаю? Как она тебе, горячая? Что думаешь делать дальше? - Гаара бледнел всё больше с каждым вопросом, которые Узумаки швырял в него, как ножи. Друг, видно забыл, что суть забавы - промахнуться, поэтому бил по больному, так ещё и прокручивал. - Ага, понял, думаешь отключаться, воу-воу, - демон опасно накренился, но блондин успел прислонить его к подоконнику. - Ты забыл дышать, Гаара, а это плохая идея.

- Для меня это всё… слишком. Я же демон, я парню ногу сломал, как я могу кому-то нравиться? - Наруто мечтал, чтобы это был самый обычный риторический вопрос, но Гаара смотрел в ожидании.

- Кхм, ну, понимаешь, тут ведь дело какое, - Наруто взлохматил волосы на затылке, надеясь простимулировать мозг выдать что-то умное, или вообще хоть что-то, - у нас нет права выбора, - выпалил Узумаки.

- Что? - не понял Гаара.

- Ага, точно, никакого права выбора, когда мы кому-то нравимся.

- Как это? - нахмурившись, гневно спросил демон. - Я почти уверен, что ты нравишься той безумно раздражающей блондинке, а ещё та рыжая за тобой бегала. Но ты с Хинатой, как же так вышло?

- Не-не-не, ты всё не так понял.

- Как я мог понять что-то не так, если я вообще ничего не понял? - Наруто мог бы поклясться, что демон оказался на грани какого-то жуткого адского превращения, так запылали его глаза, под нависшими бровями.

- Дай ты мне сказать нормально, - вспылил Узумаки, в попытке скрыть свой страх. Гаара притих, видать признал свою ошибку. Наруто расслабил булки, пока он спасён. Ага, пока не ляпнул какую-нибудь хрень. - Короче, я имел в виду, что… девчонке виднее, вот как. Не перебивай, - прикрикнул блондин, пресекая попытку демона что-то сказать. - Она если очень хочет, чтобы ей кто-то нравился, то доводов рассудка слушать не будет. Нравится и всё, тут ты ничего сделать не можешь. Если ей плевать на твоё прошлое - значит плевать, - Наруто прислушался к собственным словам, и это стало вдруг чем-то важным, особенно в отношении Гаары. - Почему ты тупишь? Эта девчонка, она же увидела тебя, не какого-то там Гаару, которым ты был, а тебя настоящего, сегодняшнего. Ей плевать, что ты делал, так почему ты не хочешь пообщаться с ней? Никто не говорит, что вы должны непременно сойтись и состариться вместе. Просто дай себе шанс узнать её поближе, если всё срастётся, то у тебя появится кто-то важный в жизни. А нет, значит - нет. Уверен, она прислушается к твоему желанию, получается, ты ничего не потеряешь, если рискнёшь, зато можешь что-то приобрести. Знаешь, это как, - Узумаки задумался, какая аналогия может задеть Гаару за живое, ну, или вообще задеть, - перейти на новую политическую систему. Традиции, все дела, страшно, но в тоже время, обещает что-то новое, может даже лучшее, а нет, так всё можно вернуть обратно.

- Хм, - Наруто даже чуть-чуть разочаровался, что но Собаку больше ничего не сказал. Он тут, понимаешь ли, такие речи толкает, а этот… этот… Гаара, так сухо реагирует. - Звучит разумно, - признал демон.

- Ещё бы, это же я придумал, - сначала Хината, теперь Гаара, да он определённо в огне. Пылает мудростью. Жжёт напалмом превосходных советов.

- Вопреки всему, кажется, мне правда стало легче.

- На благодарность не тянет, - пожаловался Наруто. Красноволосый нахмурился, - хах, да я шучу. Рад быть полезным, просто так, моя скромная персона не требует никаких почестей.

- Да, мне определённо уже лучше, - не слушая, что ему говорит Наруто, сделал вывод Гаара, - пойду скажу Хинате спасибо за то, что прислала тебя ко мне, - демон хрястнул его по плечу, типа дружески, и быстро направился обратно в додзё, оставив Узумаки собирать свои переломанные кости, и такую же гордость.

- Ну, да, конечно, иди, поблагодари Хинату, это ведь она тут разливалась соловьём, чтобы тебя починить, - жаловался блондин пустому коридору. - Хм, - его вдруг посетила мысль, что он не всё продумал, когда утверждал, что Гааре нечего терять. - Да, тут я махнул лишку, всё же, стоило раньше подумать, что девчонка, если у них незаладится, скорее запишет его в смертельные враги, чем вернётся к прежним отношениям. Ох, Гаара, миленький, пожалуйста, не порти мою статистику помощи. Женись на ней.
***

- Ты тормозишь, - уверенно сказала Хината, когда они снова разошлись в разные стороны.

- Ты меня не достала, значит, я был также быстр, - удивился Сай. Хьюга покачала головой.

- Я не о том, - Хината сократила расстояние между ними, замахнулась, не дав другу возможности среагировать, но перед самым его плечом сделала остановку. А потом медленно и безболезненно стукнула его. - Вот я о чём, ты тормозишь, делаешь едва заметную паузу перед ударом.

- Это же просто тренировка, а вы мои друзья, я не дерусь в полную силу, - Сай был удивлён, но не тем, что она заметила, а тем, что это было правдой. Хьюга фыркнула.

- С Гаарой ты так не делаешь, - как по команде, но Собаку вернулся в додзё, отвлекая Хинату от разговора. Выглядел он лучше, а вот плетущийся за ним Наруто - наоборот, но это может подождать. - Это потому, что я девчонка?

- Что?

- Отлично, Гаара к нам вернулся, можем возобновить тренировку, - Гай вмешался совсем не вовремя, но спас Сая от неудобного разговора, который он не знал, как продолжить. Подобное заявление Хинаты, оказалось откровением, при чём, правдивым. - Давай, Хината, начнём с тебя, - брюнетка кивнула и прошла в центр татами.

Наруто присел рядом с Саске, повезло, что сегодня физра снова была с их классом. Блондин находил какое-то успокоение в обществе хмурого друга, раз он никак не переживал по поводу Хинаты и двух крупных, обученных парней, которые окружали её, как хищные рыбы, то и он не собирался переживать.

- Что ты делаешь? - уточнил Саске странным, сдавленным тоном.

- А? - пришлось отвлечься от Хинаты, которая, кажется, с трудом уклонилась от напиравшего Гаары, умудряясь нанести удар Саю, напавшему с другой стороны. - Ничего, а что?

- Твоя рука, - практически зашипев, добавил Учиха. Наруто проследил глазами за своей рукой, которая привела его прямо к колену друга, которое он со всей силы сжимал.

- Оу, прости, не знаю, как так вышло.

- Кхм, а отпускать не собираешься? - Наруто ещё раз глянул на свою руку, удобно устроившуюся на колене Саске, потом ему в глаза, но понять, что хмурый от него хочет, так и не смог. - Говорю - руку убери, милый, мы же разобрались, что ты не в моём вкусе.

- А-а-а, - Узумаки, наконец, сообразил, что к чему, и отдёрнул руку, будто касался чего-то противного, даже вытер её о свою футболку, на всякий случай.

- Меняемся, - крикнул Гай-сенсей. Наруто был так занят щупаньем Саске, что пропустил всё самое страшное. Хотя, нападающая Хината была зрелищем не лучше. Наверное, только поэтому (почему же ещё), он снова схватился за дружеское колено, для поддержки.

- Слушай, я всё понимаю, но на нас уже косо смотрят, - сдерживаясь, чтобы не треснуть глупому блондину, произнёс Саске, - всё будет хорошо, она знает, что делает, и это просто тренировка. А ещё, у Кибы такая улыбка, что мне дурно становится, - Наруто поискал глазами Инузуку. Ну, да, точно, он с маниакальной улыбищей рассматривал их, явно готовя новую порцию шуток.

- Вот ведь, - Узумаки сцепил руки вместе, от греха подальше. - Как думаешь, кому нравится Гаара? - чтобы отвлечься, спросил он у Саске.

- Сначала лапаешь меня, теперь предлагаешь посплетничать, - насмешливо перечислил Учиха, - завтракал чистым эстрогеном что ли?

- Иди ты, - весь нахохлился Наруто, обиженно сложив руки на груди, - больше вообще ничего тебе не скажу, - Саске поржал, появилось острое желание рассказать блондину, какую дичь он творит со своей жизнью, не смотря на все старания Хинаты спасти его от разбитого сердца. Просто взять и вывалить.

- Знаешь, я…

- Закончили! - прокричал Гай, ставя крест на желании Саске. Видно, не судьба, решил хмурый брюнет.

- Ты подумал над тем, что я тебе сказала? - Сай едва заметно скривился, стоило Хинате сказать про его торможения, как он всё заметил. Даже слишком отчётливо. - Слушай, я же не пытаюсь тебя в чём-то обвинить, или типа того, это похвальное желание - защищать, оберегать. Но, - она подошла ближе, положила руку на плечо, - на соревнованиях в каждой команде будет девчонка, учитывая слепой жребий, рано или поздно, тебе может попасться одна из них. Что будет тогда? Сдашься? Подумай об этом, - Хината ушла, её место заняла Ино.

- Что такое? У тебя неприятности с Хинатой? - Яманака услышала в собственном голосе недовольные нотки, будто собирается устроить Хьюга взбучку, если она сказала что-то обидное Саю. Приятное чувство, очень неэгоистичное, странное для Ино. А сам художник мог только смотреть на свою девушку. Её лицо, оно затмило все остальные лица. Каждая девушка - Ино, та которую обижали плохие парни. Но Сай - хороший парень, так как ему ударить Ино?

- Неприятности, - повторил Сай, - это точно.
***

- У нас неприятности? - нервно спросил молодой человек, стараясь незаметно вытереть пот со лба, грозящий политься нескончаемым потоком из-за нервов.

- Мне об этом ничего не известно, - спокойно ответил Хиаши, снова взглянув на часы, - у вас неприятности?

- Простите, Хиаши-сама, просто я увидел вас здесь, в нашем отделе, - Чоуджуро зачем-то указал рукой на отдел за своей спиной, будто Хьюга и так не видел всех этих людей, бросивших свою работу ради того, чтобы пялиться на главу отдела снизу, - и решил, что Мей снова что-то натворила.

- Мей, - задумчиво протянул Хиаши, - верно, ваша начальница, женщина, которая должна была пообедать со мной в три часа, но посмотри, уже шесть минут четвёртого, а её всё нет. Она принципиально никуда не приходит вовремя?

- А-а-а, - бедный Чоуджуро забыл про свой пот, отчаянно пытаясь понять, как ему реагировать - отвечать или нет, а если отвечать, то, как именно.

- А я думаю, что это повеяло занудством в моём креативном мире, - откуда-то из глубины своего отдела, показалась сама Мей Теруми, уже в тяжеловесном на вид, тёмно-буром пальто и лакированных сапогах. - Нудишь о том, что я опоздала на целых, о, ками, шесть минут? - женщина в притворном ужасе прикрыла яркие губы ладонью.
dsg-rem.ru

- Всего лишь веду с юным Чоуджуро спор о твоей неспособности прийти вовремя, - бедный парень только метался между двумя начальниками, мечтая провалиться сквозь землю. - Он говорит, что мне следует смотреть на это сквозь пальцы, просто причуда природы, свойственная всем женщинам. А я уверен, что это только причуда Мей Теруми. Разрешишь наш спор?

- Бля, да я бы разрешила тебе… всё, что угодно, в любой позе, - сказала Мей, пользуясь тем, что была довольно далеко от Хиаши.

- Прости? - нахмурился Хьюга, ничего не расслышав.

- Говорю, - Теруми прочистила горло, от резкого приступа похоти всё пересохло. То есть, во рту всё пересохло, о других частях своего тела, она так сказать не могла, - хватит со мной заигрывать, пошли уже поедим.

- Но, я вовсе не, - Мей не стала слушать оправданий, просто ухватилась за галстук Хиаши и потащила его, не сопротивляющегося, к лифту.

- Буду не скоро, но сытая и довольная. Не скучайте, народ, - она помахала рукой своим сотрудникам, прежде чем дверь лифта успела закрыться. Ситуация вышла напряжённой, ну, Мей так показалось, за Хиаши она говорить не могла, но видела слишком много фильмов, где люди в офисе входят в лифт. - Т-так, это, куда мы идём? - пришлось отогнать эти фантазии мыслями о еде.

- У меня для тебя подарок, в честь того, что ты всё ещё мой друг, хотя я знаю, что не самый… лёгкий человек на свете, - Мей так засмотрелась на неё, эту едва заметную, тёплую, свернувшуюся пушистым котёнком где-то у неё в душе, его улыбку, что почти потеряла дар речи. - Ты можешь быть шокирована этим, честно предупреждаю, но…

- Ой, ну, не томи, - смех с натяжкой, но пользуется ситуацией, чтобы ухватиться за крепкую руку, прощупать силу под этим чёрным костюмом. Слабая, но искренняя улыбка, сменяется грубым, гортанным смехом, заставляющим его плечи приподниматься, Мей почти в экстазе, ещё чуть-чуть и никакого обеда, её увезёт скорая, с подозрением на острую нехватку Хиаши Хьюга в организме.

- Предлагаю, - он издевается окончательно и бесповоротно, когда чуть наклоняется к ней, даже не смотря на её каблуки, Хиаши выше, мощнее, хотя Теруми всегда верила, что мужики не дотягивают ей и до подбородка, - тебе самой выбрать.

- Чё? - Мей решает сложную задачу с миллионом неизвестных, пока не понимает, что происходит. - О, ками, ты… ты… погоди. Хиаши Хьюга предлагает мне, - длинный ноготь упирается в мех пальто, когда шатенка указывает на себя, - Мей Теруми, выбрать, где мы будем обедать? Мне? И он обещает принять любой мой выбор? Никакого занудства, даже если это будет кухня какой-нибудь Буркина-Фасо?

- Сорго на вкус не хуже риса, - пожимает плечами Хьюга, а Мей стоит разинув рот, в немом восхищении и конкретном шоке. - Что? Не думала про меня, как про гурмана? Выходит, я способен удивлять, - Хиаши снова усмехнулся, - неплохо для старого зануды вроде меня?

- Очень даже, - Теруми не может, да и не хочет, скрыть нежность в голосе, они покидают здание банка, она предлагает прогуляться, и снова пользуется своей дружбой, этим днём, моментом, просто берёт его под руку, надеясь, что вывеска какого-нибудь ресторана, ещё не скоро привлечёт её внимание.

Хиаши даже не пытается отстраниться. Он не думает, почему не может так прогуливаться с Мей, его наполняют совсем другие мысли, о том, что, случись всё иначе, они могли бы делать так каждый день. В этот второй шанс он бы всё сделал правильно. Жаль, что испортил всё уже давно.
***

Хината старалась сосредоточиться на вопросах по математике, но это быстро ей наскучило. Внутри что-то требовало выхода. Она надела наушники и устроилась поудобнее на своём футоне, согнула ноги в коленях, на которые сложила свой пухлый ежедневник. Рука выводила отрешённые рисунки. Глаза. Волосы. Клыки. Мысли о Наруто успокаивали, но это было не то, что-то всё равно ныло. В наушниках звучало пианино. Хината откинула голову назад так глубоко, что заболела шея. Пальцы стучали по раскрытым страницам и чёрной гелевой ручке, в которой она уже измазалась. Пришло слово.

Одиночество.

Она что-то вывела на белом листе. Слово, за ним ещё одно. Это были новые слова, новые чувства, нахлынувшие, всё стучащие и стучащие внутри, требующие выпустить их на волю. Чернила размазывались, пачкая белую бумагу, Хината попыталась растереть их, но рука оказалась мокрой. А страница в маленьких мокрых точках. Слёзы. Даже не заметила. Стянула наушники, оставив их рядом, музыка всё ещё звучала, глухо, куда тише, чем биение её собственного сердца.

- В одиночестве сидя, в сплошной тишине/Порой, что-то важное кажется мне, - начала читать Хината, то, что вывели её собственные руки. - Будто здесь ты и можешь ко мне прикоснуться/Взять заботы себе и улыбнуться/Потеряла свой путь, вот что чудится мне/В одиночестве сидя, в густой тишине, - она провела по строчкам, слегка размазав окончание первой. В голове звучало что-то ещё, словно слов было мало, словно просто читать было недостаточно. Хината тихо замурлыкала незнакомую мелодию, но быстро сбилась. - Чёрт, - рука легла на сердце, что колотилось, как подорванное. - Знаю, - шепнула она ему, - погоди чуть-чуть, я решаюсь, - рука медленно поднялась к верхней части листа, где теперь были выведены стихи, и дала им название, написав всего одно слово…

«Мама».

- Твою, - Хината удержалась от продолжения, но очень хотелось сказать что-то покрепче, когда её личную атмосферу уничтожила телефонная трель. - Да кто там ещё, - пошарила рукой в поисках дурацкого гаджета. - Неджи? - зашевелилось дурацкое предчувствие. - Да? Что такое?

- Это Тентен, - начал брат. Всё вокруг почернело, Хината пыталась сосредоточиться на нехватке кислорода в организме, но ничего не выходило. - Не сложно? - добавил Неджи и умолк.

- Ч-что?

- Ты меня вообще слушала? Это настоящая катастрофа, - только теперь Хината заметила, что брат подозрительно шепчет и голос у него скорее… ахуевающий, другого эмоционально красочного слова просто не подобрать. - Ты приедешь? Я не могу справиться с этим один.

- С чем?

- С покупкой свадебного платья!

***

С порога в нос бьёт превосходный букет приправ, куркума, кардамон и калинджи, Мей улыбается проходящей мимо девушке в ярко-жёлтом сари. После той, определённо, впечатлительной встречи с Джирайей и Цунаде, она много думала про Индию, а первым делом нашла ресторан с их кухней, недалеко от офиса. Конечно, Хиаши дал ей право выбора, полную свободу, но вместо того, чтобы искать что-то новое, Теруми решила поделиться с ним чем-то своим.

Много красного цвета и тканей, свешивающихся с потолка, разнообразные орнаменты. Глаза разбегаются. Хиаши не удивлён, что кому-то настолько полному жизни и страсти, понравилось это место. Мей уверенно ведёт его между столиками на двоих, туда, где большой стол и плотный деревянный диван, обитый грубой тёмно-синей тканью.

- Не против, сесть здесь? - интересуется Теруми. - Люблю эту часть, шторы создают уединённость, - Хиаши просто кивает и занимает своё место, ждёт, когда она сядет напротив. - Я подскажу, что подойдёт новичку, - говорит Мей, когда тихая девушка незаметно приносит им меню и удаляется.

- Уверен, что сам с этим разберусь, - высокомерно заявляет Хьюга. Мей только фыркает на это, но не перечит. Мужчина ведь всегда прав. Хиаши читает название блюд - чапати, чатни, тандури, бирьяни, корма, но усиленно делает вид, что понимает, о чём речь.

- Уже выбрали?

- Мы уже выбрали? - едва сдерживаясь, чтобы не перейти на саркастический тон, уточнила Мей у своего самостоятельного мужчины.

- Кхм, да, мне, пожалуйста, сабджи и овощи карри с рисом, - уверенно произнёс Хьюга, уж слово «карри» он знал, так что никаких проблем быть не должно.

- Мне палак панир и давайте лепёшек, на ваше усмотрение, и чтобы начинки разные, - не смотря в меню, заказала Мей.

- Специи, как обычно?

- О, нет, давайте сегодня…

- Как обычно, - вмешался Хиаши. Девушка замялась, переводя свою яркую бинди с Мей на Хиаши, и обратно. Теруми подумала - поспорить или нет, и выбрала послушание.

- Мужчина сказал своё слово, - смиренно улыбаясь, сказала Мей. Официантка слегка поклонилась и ушла. Хиаши расслабленно откинулся на спинку, в ожидании своего заказа. - Значит, ты позволил мне выбрать ресторан, но на этом подарки заканчиваются?

- Разве они не теряют свою прелесть, когда их слишком много?

- На всё-то у тебя есть подходящий ответ, - покачала головой Мей, но её губ коснулась мимолётная улыбка. - Итак, подарок, целый обед, для которого ты покинул офис посреди дня. Похоже, тебе нужно обсудить что-то очень серьёзное.

- С чего ты взяла? - возмутился Хиаши. - Разве друзья не ходят обедать вместе? Просто так. Без всяких причин.

- А-а-а, так это такой обед, хорошо, люблю дружеские беседы за обедом, как раз хотела похвастаться, какие туфли недавно прикупила. Просто закачаешься, - Теруми уже полезла в сумочку за своим телефоном, когда Хиаши замахал на неё рукой, признавая поражение.

- Ладно-ладно, меня и правда кое-что беспокоит. Незачем так злорадствовать, - добавил Хьюга, глядя на победную улыбку Мей. Женщина только пожала плечами и плавным движением кисти пригласила его продолжить. - Как ты помнишь, мой сын женится.

- О, но я думала, что ты доволен его выбором, и всё такое? Какие проблемы? - заволновалась Теруми. Хиаши одарил её, уже успевшим стать знакомым, взглядом. Мей сложила руки на столе. - Точно, если сначала слушать, а не перебивать, то быстрее узнаешь, в чём суть. Подзабыла.

- Так вот, - продолжил Хиаши, - оказалось, что перед свадьбой столько всего нужно сделать. И одна из таких вещей - встреча с отцом невесты.

- Вы ещё не виделись? - не смогла сдержать шока Мей. - Сколько ваши дети уже вместе? - Хиаши в задумчивости принялся загибать пальцы, но в итоге сдался, поведя плечом. - Хорошо, не важно, упоминать то, что твоя будущая невестка уже на девятом месяце беременности я не буду. Суть в том, что я всё равно не вижу тут никакой проблемы.

- Проблема в том, что я его не знаю, - с таким искренним удивлением в голосе сказал Хиаши. Мей устало потёрла виски, глубоко вдыхая ароматы многочисленных специй.

- Хиаши, - вкрадчиво начала она, - не находишь, что именно поэтому ты с ним и встречаешься? Чтобы узнать, раз уж ваши дети решили связать свои жизни друг с другом? - Хьюга промолчал, чем вызвал очередной смешок Мей. - Звучит логично, верно? А с логикой даже ты спорить не можешь.

- Не хочу ничего испортить сыну, только и всего, не после того, сколько всего уже испортил, - Теруми не смогла удержаться и протянула руку, накрывая его сжатый кулак. Против такого ранимого, настоящего Хиаши она была бессильна.

- Не верю, что говорю это тебе, но просто будь собой, и все увидят, - женщина запнулась, но от необходимости продолжать, её спасли двое официантов, принёсших их заказ. - У-м-м, аромат божественный, - Хиаши не стал требовать продолжения, он посчитал, что сам догадался. И решил довериться… другу.

- Выглядит ужасно, - перемешивая свои, безобидные на вид, овощи с рисом, сказал Хьюга, указывая на какую-то зелёную массу, которую собралась, есть Мей.

- Много ты понимаешь, - отмахнулась от него шатенка. Хиаши завис, обдумывая глубинное значение её слов.

- Ты права, - уверенно согласился мужчина, - я уже стар для подобных экспериментов. Или, если на то пошло, для нового брака, - Мей чуть не подавилась своей лепёшкой с сыром. Снова это перепутье - сказать, что он прав, и потом убеждать в обратном, когда она сама захочет за него замуж, или убедить, что не прав и… ну, отдать этой малолетке. Теруми поняла, что не желает слушать о его этой паршивой невесте, взыграла ревность, только так можно объяснить ту дурость, которую она выбрала сотворить.

- Ничего подобного, - ложь уже была заготовлена и вышла из её, ярко обведённого рта, как мелодия из трубы, - у меня вот тоже любовник моложе, и что теперь? Почему я должна себе в чём-то отказывать? А тебе вообще не о чем волноваться, ваша активная жизнь в постели длится дольше нашей, женской.

Вот так - взяла и скинула на него эту лживую бомбу. Но, увидев выражение его лица, поняла - не зря, ой, не зря. Хиаши странно напрягся, это было не его дело, учитывая молодую невесту дома, но новость о том, что у Мей тоже кто-то есть… задела. Он полагал. Собственно, тут Хиаши немного забуксовал, потому что показалось странным мысль, последовавшая дальше. Он думал, что Мей всецело принадлежит ему. Конечно, уговаривал себя Хьюга, он имеет в виду их дружбу и общение. Он думал, что она делит такие моменты только с ним, но теперь оказалось, что кто-то ждёт её дома. Кто-то, с кем она может завтракать, смеяться и…

- Рад слышать, - так громко, что напугал самого себя, воскликнул Хиаши, когда его мысли в отношении Мей, его дорогого друга, зашли в очень интимную фазу. - И кто он? - спросил просто так, знать не хотелось, но показалось не вежливым. А потом переключил внимание на свои овощи.

- Он, - ложь дело такое, лучше продумать всё сразу, просчитать все варианты. Мей не собиралась заходить так далёко и попала в собственный капкан. - Ну, он моложе меня, намного, - последнее она добавила как-то увереннее, а всё потому, что подумала про своего фальшивого племянника. Ничего такого, просто вчера он и Конохамару долго были у них, играли в какие-то свои видеоигры.

- Ты это уже говорила, - хмуро набивая рот рисом и овощами, заметил Хиаши.

- Правда? Хах, это я случайно, - кокетливо отмахнулась Мей, снова почувствовав своё превосходство, - не подумай, что молодость - его единственное достоинство. Ещё он красив и глуп, идеальное сочетание.

- Как тебе повезло, - процедил Хиаши, снова закидываясь овощами, - и как его зовут, где вы познакомились? Рассказывай всё, подруга.

- З-зовут? - переспросила Мей, чтобы было время выкрутиться. На языке что-то крутилось, снова из-за мальчишек, они что-то кричали вчера про рыбу, плотву, кажется, и какого-то мужика. Гера… Геро… - Его зовут… Геральт! Из Ривии, - как на автомате выпалила Теруми, слишком задумавшаяся о мальчишках и их играх. - Это в Венгрии, - добавила она первое, что пришло в голову.

- Никогда не…

- Ты бы не налегал на эти овощи, - перебила Мей, смотря, как щедро Хиаши добавляет ещё специй к своему блюду, - сколько ты уже их сыпешь?
dsg-rem.ru

- Не знаю, - пожал плечами Хиаши, - остро всё ещё не стало, вот я и, - мужчина замер, боясь сделать хоть одно лишнее движение. Начал медленно, короткими выдохами и вдохами, дышать через нос. Глаза заслезились, и всё тело бросило в пот.

- Ты как? - обеспокоенно спросила Мей. Хиаши моргнул, медленно кивнул. - Остро, да? Ох, но я же предупреждала, - Хьюга отрицательно покачал головой, не собираясь сдаваться даже сейчас, когда видел, как покраснели от жара даже его руки, а огромные капли пота и слёз капали в рис с овощами, от остроты и того, что он почти не моргал. - Ах, нет, значит, - взвилась Теруми, - ну и отлично, значит не нужно попросить для тебя лимон и ледяную воду, чудесно, - агрессивно сказала Мей, разозлённая его твердолобостью. Ведь если бы не его ужасный, ужасный характер, то ей бы не пришлось встречаться с каким-то венгром из компьютерный игры. - Может тогда ещё ложечку? Не оставлять же, - Теруми сама набрала рис и протянула его Хиаши. Теперь он понял, что тот даже пахнет, как чистый острый перец. Этот раунд остался за Мей Теруми.

- А-р-х-х-х, воды, - захрипел Хиаши, в панике оглядываясь вокруг и обмахивая язык рукой. - Горит, всё горит, воды.

- Мужчины, - устало покачала головой Мей, наслаждаясь, как официанты носятся вокруг своего непутёвого клиента. - Как дети.

***

- Нас было зачем тащить? - канючила Ханаби, плетясь за сестрой, едва успевая уворачиваться от куда-то спешащих людей. - Сама же сказала, что там все в неадеквате, это может быть опасно для нашей детской, неокрепшей психики.

- Не знаю, что там у него переклинило, - на ходу бросила Хината, едва повернув голову назад, - но отец сказал, что вы не должны быть дома одни, так что, извини. А вот Конохамару мог всего этого избежать, почему он здесь - не знаю.

- Я не против прогулки, - улыбнулся паренёк. На этот раз Хината обернулась целиком, чтобы увидеть, как сияет Сарутоби, крепко держа её сестру за руку. При всех. Посреди улицы. Наруто определённо слишком сильно повлиял на одну детскую, неокрепшую психику. Хьюга улыбнулась и пошла дальше, успевая читать вывески на магазинах.

- Вот он, - она указала на нежно-розовый фасад бутика, образовавшийся невесть откуда посреди серого здания. - «Красный журавль», звучит пошловато. Эй, - Хината строго обернулась на мелких, - если кто-то скажет Тентен, что я так сказала - головы откручу.

Внутри, к всеобщему удивлению, салон оказался светлым, ничего вычурного или пошлого. Европейские белые платья, классические кимоно примостились на безголовых манекенах. Украшения под стеклянными витринами и бесконечные коробки, на которых красуются разнообразные модели свадебной обуви.

- Наконец-то, - из широких дверей, ведущих в какой-то другой зал, вышел Неджи. Выглядел он помятым, с бешеным взглядом. - Ты и мелких с собой взяла, зачем? - казалось ему было не интересно, но вопрос показался парню самым нормальным, из всего, что успел натерпеться, вот и задал.

- Долгая история, - отмахнулась Хината, - лучше скажи, что у вас тут происходит? Что ты вообще тут делаешь? - сестра понизила голос, прежде чем сказать самое важное. - Разве ты не должен, вроде как, не видеть платье невесты и всё такое?

- Точно, - в тон Хинате ответил Неджи. - Но, я тут потому лишь, что они не смогли справиться, - брат почти зашипел, а потом указал куда-то вытянутой, как струнка, рукой. Хината наклонилась вбок, чтобы увидеть загадочных «их». В позолоченных дверях, отделанных лепниной, стояли две хорошо знакомые Хинате девушки, красивые, стройные шоколадные брюнетки. Только одна тёмная и горькая, а другая светлая и молочная. Они виновато помахали Хинате. Она ответила им тем же.

- Аяме-сан, Изуми-сан, рада вас видеть, - поклонилась младшая из старших Хьюга. - Может, хоть вы расскажете конкретнее, что тут у вас происходит?

- ПОТОМУ ЧТО Я ЖИРНАЯ КОРОВА, ВОТ ПОЧЕМУ! - раздался пронзительный, на высоких нотах, женский визг, а следом что-то похожее на преувеличенно громкие рыдания, перемежающиеся с рычанием и грохотом, будто кто-то раскидывает манекенов в разные стороны.

- А ясно, можете не объяснять, - устало улыбаясь, произнесла Хината. Она смело пошла на истерику и крики, но в дверях нерешительно замерла, обернулась, чтобы убедиться в поддержке присутствующих.

- Удачи, - синхронно выдали подружки Тентен и её будущий муж, ретируясь как можно дальше от разбушевавшейся невесты. Хината сгорбилась, бурча что-то про трусов и беременных, которые не вовремя делятся мозгом с детьми. Брюнетка делает шаг, смелый, широкий, но сама не вовремя вспоминает, как Тен, буквально на днях, обещала прибить её за глупые шутки.

- Где он? - снова кричит Тентен, Хината вздрагивает, хотя умом понимает, что ищут не её. - Где этот, жадный до секса, бесчувственный робот, который засунул в меня этого монстра, из-за которого меня раздуло, как грёбаную тётушку Мардж? - вслед за голосом, появляется и… что-то определённо круглое, белое, в летящих складках легчайшего материала, такого диаметра, как свадебный торт для великанов. - Ты не тот, кто засадил в меня этого ксеноморфа, - констатировала зефирка-Тен.

- Я здесь, родная, - выскочил Неджи, но продолжал прятаться за спиной Хинаты, - и ты хотела сказать ма-ма… а-м-м, помогай, - шепнул он сестре.

- Мальчик-ксеноморф, - охотно подсказала Хината.

- Ты снова, - взвизгнула Тентен, яростно топая ножкой, наверное, просто за всеми этими летучими белыми тканями, похожими на тюль, ничего не было видно, - посмотрел на моё платье, - хорошо хоть про ксеноморфов забыла, решила Хината поискать положительные стороны в этой ситуации.

- Но, милая, я думал, что оно тебе не понравилось, - начал оправдываться Неджи, - ты же сказала, что выглядишь в нём, как жир…

- Тру-пу-пу, - едва успела остановить его Хината. - Это платье просто черезчур, совсем не твой фасон, поэтому Неджи так смело на него посмотрел, но больше не будет, - с нажимом закончила Хината, выталкивая брата, - иди, займись чем-нибудь полезным.

Тен в это время прошлёпала в центр примерочного зала, с большим пуфом в середине, несколькими примерочными по кругу и огромными зеркалами во весь рост. В каждом из которых, отражалась зарёванная белая пироженка с переизбытком крема. Тентен попыталась закинуть руки за спину, чтобы избавить себя от платья, но ничего не вышло, она только брыкалась, как безе, выброшенное на берег.

- Стой-стой, давай я, - поторопилась Хината, пока Тен не порвала платье, или себе что-нибудь, а то начнёт ещё рожать прямо в магазине, даже ксеноморф не выдержит такого переизбытка тафты и органзы вокруг. Хьюга медленно потянула за «собачку», платье застряло на животе, но при малейшем усилии, оказалось на полу, у ног невесты. Тентен посмотрела на него и ударилась в слёзы.

- Йя-йя, б-б-была бы, аха-ха-ха, красивая-я-я в нём, если б-б-бы все ещё была стройняшкой, а теперь что?

- Что?

- СТРАШНАЯ Я, ВОТ ЧТО! - отбросив слёзы, взревела Такахаши, Хината подумала, что будь они в мультфильме, то Тен была бы орущим монстром, от ора которого у героя волосы и кожа на лице оттягиваются назад. - И жирная-я-я-я, - снова заныла Тентен. Она фривольно разлеглась на пуфе в одной нижней сорочке, так расставив ноги, что всё было видно.
dsg-rem.ru

- Ох, слушай, Тентен, - уверенно, даже грубо, начала Хьюга, - ещё бы тебе не быть страшной, ты же выбираешь не платья, а какую-то газавую атаку.

- Что? - потирая зарёванные глаза, как маленький ребёнок спросонья, спросила Тен.

- Я про эту гору фатина у твоих ног, - пнув белое безобразие, объяснила Хината.

- Точно, - улыбнулась Тентен, - как же я сразу не поняла. Раз платья нормального мне не видать, то просто забьём на свадьбу, гениально, как я сама не додумалась.

- Э-м-м, это совсем не то, что я имела в виду, - нервно посмеиваясь, сказала Хината. - Давай просто посмотрим, что тут ещё есть, а если ничего не найдём, то…

- Отменим свадьбу, - обрадовалась Тентен.

-… поищем ещё, - всё же закончила мысль Хьюга. Кофейная брюнетка только насупилась, план ей точно не понравился. - Ок, как насчёт того, чтобы уменьшить объём платья, у тебя и своего-о-о, объём - долой, вот так. Пояс пошире? Может что-то в стиле китайского ханьфу? - Тентен только пожала плечами и вернулась к лежанию на пуфе, видимо, в ожидании, когда Хината разрешит ей отменить свадьбу. - И когда я карму так прогневала.

Хьюга нашла консультантку, молоденькую девушку, такую же зарёванную, как Тентен, видать не смогла справиться с норовом клиентки. И долго её уговаривала покинуть угол между обувными шкафами, в который та забилась. Благо ступор Неджи распространялся только на одну женщину, одно его слово и продавщица принесла всё, что хоть отдалённо напоминало ханьфу.

- Это, - уверенно говорит Хината, кидая на Тентен белое платье, конечно Такахаши его не поймала, её просто накрыло лавиной из нежной струящейся ткани. - Давай, пузатая, не ожидала, что ты сдашься так быстро, - вызов - вот, что всегда работает на ней. Тен выкопалась из-под платья и гордо задрав нос, прошествовала, переваливаясь с ноги на ногу, в примерочную. - Может тебе всё же помочь? - уточнила Хината. Тишина длилась долго, дольше были только странные сопения и стоны. Пока не прозвучало тихое «да». Хьюга закатила глаза.

- Хм, - подозрительно прищурилась Тентен на своё отражение, рассматривая его со всех сторон. - Я всё ещё жирная и страшная.

- А, по-моему, ты похожа на настоящую принцессу, - девушки обернулись на голос единственного присутствующего мужчины, которому разрешалось видеть невесту в платье. Конохамару заскучал, поэтому решил пошарить по салону, так и набрёл на них. - Извините, - зарделся мальчик, под пристальным вниманием невесты.

- Он прав, - поддержала Хината, подмигивая Сарутоби. - Принцесса-воительница, - Тентен снова посмотрела на своё отражение. Белоснежное платье в пол не сделало её менее беременной, но она могла прикрыться огромными, струящимися рукавами, широкий пояс не делал акцента на животе, а малиновая лента, повязанная под грудью, вытягивала, стройня силуэт.

- Ты, как Мулан, - добавил Конохамару, пока Тентен примерялась со своим видом. На это кофейная брюнетка улыбнулась, кажется, кризис миновал, до поры до времени.

- Как насчёт чего-то короткого, на смену, и может короткое кимоно на вечер? Раз уж папа всё оплачивает? - предложила Хината, пользуясь затишьем.

- Звучит хорошо, - улыбнулась Тентен, но её губы тут же задрожали, а горько-шоколадные глаза наполнились слезами, она шмыгнула носом. Хината и Конохамару чуть отступили, мало ли что, но Такахаши сама к ним подлетела, удивительно резво, для такого пузатого шарика, и сжала их в крепкие, слишком крепкие, объятия. - Я буду красивой невестой.

Убедившись, что в примерочной тихо, Изуми и Аяме решились посмотреть, не окрасились ли все белые платья в красный, напоминая сцену из «Убить Билла», но Тен теперь была всем довольна, так что Хината смогла переложить поиски оставшихся нарядов на её подружек. Пока они с Конохамару заедали стресс шоколадками из вазы для посетителей.

- Всё готово, - объявила обычная бойкая Тенни, - теперь можно пойти поесть. Не забудь это, милый, - потрепав всё ещё перепуганного Неджи по щеке, с невинной улыбкой, сказала будущая Хьюга, указывая на трёх работниц салона, которые держали пакеты с платьями, туфлями, украшениями и всем остальным. Когда они передали всё брату, он походил на один большой пакет с ножками.

- Замечательная идея, давайте пойдём к нам, папа угостит всех раменом, - предложила Аяме.

- Я скину на вас малышню? - спросила Хината, указывая на Конохамару и Ханаби.

- Ты не с нами? - уточнил Неджи, поворачиваясь так, чтобы видеть Хинату хотя бы краем глаза.

- Я бы с удовольствием, но мне ещё столько всего нужно выучить для этой математической игры, боюсь, Шикаку-сенсей не оценит, если мы не добудем ему кубок.

- Мы можем и одни погулять, - пожаловалась Ханаби. Неджи хотел пожать плечами, но Хината покачала головой, мысленно сообщая брату, что это закидон отца.

- Мы за ними присмотрим, - пообещала Тен, подмигнув покрасневшему Конохамару.

- Отлично, увидимся, - Хината долго махала им рукой, пока две машины не скрылись за поворотом. Она бы тоже перекусила вкуснейшим раменом от господина Теучи, но пойти туда без Наруто показалось сродни предательству. - Будешь должен, Узумаки.

***

Она весь урок ловила подозрительно требовательные взгляды от Шикаку-сенсея, что вообще не придавало уверенности. Поэтому, даже после звонка, Хината штудировала учебник, свои записи и интернет, пытаясь узнать… всё. Если бы только остальные разделяли её опасения, но нет, шайка перемещалась туда-сюда, менялась местами, шушукалась о чём-то, и Хьюга знала наверняка, пялилась на неё в перерывах. Ни чёлка, ни тяжёлые, грозные вздохи, не помогали их угомонить.

- У вас, что, массовое перевозбуждение? - не выдержав, строго спросила парней Хината. Они только заговорщически переглянулись, пока Киба не оттолкнулся от своей парты, чтобы подойти ближе.

- Ты знаешь, какой сегодня день? - с широкой улыбкой спросил Инузука, поигрывая бровями. Хината сдалась, они точно не дадут ей сосредоточиться. Пришлось призадуматься над вопросом.

- Четверг?

- Да не день недели, а число, тормоз, - Хината мысленно застонала, если это возбуждение коснулось даже Шикамару, то дела плохи.

- Но-ноябрь? Червёр… не-не, пятое, точно, пятое ноября, - даже полегчало, что смогла вспомнить.

- Ну, и? - уточнил Чоджи.

- Что? - Хината вжалась в спинку стула, когда эти психи все наклонились к ней.

- Помнишь про пятое ноября? - спросил Наруто.

- Да, не зря ведь мы все говорим про пятое ноября? - добавил Шикамару.

- Вы издеваетесь? Что я должна не зря помнить про пятое ноября? - тумблер переключился с громким щелчком. - О-о-о, - Хината расплылась в широкой, счастливой улыбке. - Помню не зря, пятый день ноября, - наконец-то прочитала она, смотря на своих парней, в этот раз она станет частью этого представления. Хьюга поднялась из-за парты, отбила протянутый кулак Кибы.

- И заговор пороховой, - продолжил Инузука, и от его улыбки у Хинаты захватило дыхание. Остальные ребята в классе начали оборачиваться, кто-то решил подойти ближе. Где-то на задворках, Хината услышала, как фыркнула Ино.

- Проходят века, но грусть и тоска всегда остаются со мной, - вступил Наруто, своим грубым, рычащим голосом, пробирающим до костей.
dsg-rem.ru

- Парламент, король - им смерть или боль уготованы в день роковой, - с поклоном добавил Шино.

- Одно море огня, и другая б страна, и судьба была бы иной... - трагично продолжил Шикамару, склонив голову.

- Подвалы темны, запасы полны, там порох сплошной чернотой, - вставая рядом с Шикамару, заговорил Чоджи, ярко рисуя у всех слушателей эту картину. - Но слышу шаги...

- Охрана, враги! - прокричал Киба.

- Господь, оставайся со мной, - снова Шино, возведя глаза за тёмными стёклами к потолку.

- Бежать? Но куда? Повсюду стена, кричат впереди и за мной, - Шикамару, мечется по проходу, в поисках выхода между партами.

- Хранят короля небеса и судьба, а мне отвечать головой, - сетует на судьбу Наруто, в его словах и вопрос и утверждение, он человек, знающий, что его ждёт. Он замирает, они все смотрят на неё, в горле комок, но Хината входит в центр их импровизированного круга.

- И пусть сквозь века мои грусть и тоска всегда остаются со мной, - её голос единственный слишком нежный и певучий, но кто ещё мог бы так сказать про тоску. Они обмениваются понимающими полуулыбками, оборачиваются к классу. Ребята смотрят на них по-разному, кто-то с недоумением, кто-то с восхищением, на лицах парочки одноклассников явственно читается - идиоты.

- Но помнят не зря пятый день ноября и заговор пороховой, - заканчивают они, все вместе, на один общий голос. Даже аплодисменты раздаются, от девчонок и Сая. Шайка кланяется.

- Мы здесь каждый четверг, - кричит Киба, - до встречи, Коноха! - Хината хихикает, хлопая в ладоши.

- О, ками, это так шикарно, парни, - Хьюга положила голову куда-то в область плеча Кибы, все её мальчишки слишком высокие, пока обнимала его и Шикамару. Но глаза смотрели в его, ясно-голубые, смотрящие в ответ. Нити тесных уз связывали её по рукам и ногам, удерживая на месте, позволяя чувствовать твёрдую почву под ногами. В её жизни ещё много того, что выбивает из равновесия, но она знает, за что может держаться. - Люблю вас, правда. Мы обязаны замутить что-то особенное на этот день, и продолжать так делать каждое новое пятое ноября.

- Во «Всячине» сеанс «Вендетты», и Курама наверняка устроит что-то особенное, - говорит Киба, продолжая улыбаться. - Мы хотим пойти, ты с нами?

- Ещё спрашиваешь, конечно, я с вами, - с готовностью отвечает Хината. - Поддержу любую движуху. «Тусую за всю хурму я», - добавляет брюнетка. Парни посмеиваются, переглядываясь.

- Она это сказала, - произносит Шикамару. Наруто качает головой, их затея обречена на провал.

- Я бы не был так уверен, - всё же сообщает парням Узумаки.

- Что такое? - уточняет Хината, смотря на всю шайку.

- Ничего, тормоз, давай, помогу тебе собрать вещи, - она не успевает ничего сказать, а Нара уже скидывает всё с её парты в рюкзак. - Готово, идём, - гений перекидывает ношу блондину, хватает свои вещи и… двигается к выходу из класса.

- Что происходит? - уже настойчивее требует ответа Хината. - Наруто?

- Сеанс через час, - вместо блондина, отвечает Киба.

- Час? Но, через час у нас всё ещё будет урок, - Хината хлопает ресницами, а потом накатывает тошнота. - В-вы, что, хотите прогулять уроки? - она шепчет последнюю фразу, как что-то неприличное, запретное. - Ну, нет, ни за что. Сходим на сеанс позднее, - твёрдо добавляет девушка, отбирая у Наруто свой рюкзак. Но Узумаки его не отпускает. - Нет. Никогда.

- Другого сеанса не будет, он всего один, - говорит Шикамару, - а ты только что сказала, что готова на всё, твои слова, не наши.

- Вы меня обманули, специально подловили, и как он может быть всего один, что же Курама там ещё показывает?

- Фильмы, в названии которых есть ноябрь, - отвечает Киба. - Так что, если не хочешь смотреть, безусловно, превосходный, разбивающий сердечко, но совершенно дурацкий в этот день «Сладкий ноябрь», то мы должны идти, прямо сейчас.

- Нет-нет, я не могу, - Хината села на своё место, ухватившись за парту, словно это поможет усидеть на месте. Наруто тяжело вздохнул, бросив хмурый взгляд на Шикамару, он говорил, что так будет. Бросил её рюкзак обратно глупому гению, и склонился над, чуть не плачущей, Хинатой.

- Слушай, это же выпускной класс, последний шанс прогулять уроки, к тому же, это Минато-сенсей, он тебя простит, - Хината упрямо покачала головой, - брось, все мы понимаем, что если бы был шанс нас чему-то научить, то пользоваться им нужно было раньше, а не в последний учебный год. Давай, без тебя будет не то. Только мы - шайка и всё, оригинальный состав. Как в старые добрые, - она расслабилась, Наруто сразу это заметил - у него получалось, Хината почти согласилась. - Последний шанс, Хьюга, сейчас или никогда, - пришлось давить, чтобы не соскочила.

- Поверить не могу, что делаю это, - всё ещё плаксиво постанывая, Хината поднялась со своего места, выхватила рюкзак у счастливого Шикамару и вышла из класса… перед самым уроком. Уроком у любимого Минато-сенсея.

- «Раз мы нарушаем все правила, и нам гореть в аду…», - произнёс Шино, смотря над чёрными стёклами.

- «Сумерки»? Издеваешься? - накинулась на него, перепуганная от собственной глупости, Хьюга. Абураме только пожал плечами. - Ещё и с ошибкой.
***

Наруто периодически поглядывал на Хинату, но она задрала нос повыше и смело шагала за ребятами, подавляя в себе желание, обернуться назад, хотя школа осталась далеко позади, уже давно. Спрашивать в порядке ли она, не стал, чтобы не нарваться на колючий взгляд. Он не думал, что согласится, но знал, что уломают. И правильно сделали, Хинате полезно побыть безответственной, расслабиться, пока её не придавило всем, что крутиться в этой милой головке. За руку всё же взял, чтобы помнила - он рядом, они все рядом, отвечать за сегодняшнюю выходку придётся всем, а это уже не беда.

«Всякая всячина» принарядился, но стал выглядеть более потрёпанным и замшелым, как театральные подмостки, которым пора в утиль. Касса, которой давно не пользуются, такая, на улице, была вся завешана огромным объявлением с видом английского Парламента - Только один день «V значит Вендетта».

- Твою мать, - за всех высказался Киба, когда им навстречу, с развивающимся за спиной чёрным плащом, выскочил сам В, шляпа, маска, перчатки, всё как полагается, одно «но» - парик на нём был рыжим.

- Чтоб в галерею теней войти - сорт розы смертельной мне назови, - продекламировал анархист в маске Гая Фокса, перекрывая вход в кинотеатр широко расставленными руками и завесой из плаща.

- Это он про «Алый Карсон» что ли? - сказал Шикамару. Но человек в чёрном не сдвинулся с места.

- Так и есть, в чём проблема? - не понял Киба.

- Хм, - высказался Шино.

- Шино прав, - включилась Хината, загадка отодвинула на задний план все переживания, азарт захватил моментально, - всё дело в переводе, а ведь Карсон в названии - это фамилия актрисы, в честь которой назван сорт, но она, насколько я помню, не Скарлетт.

- Точно, там ведь Вайолет, - согласился Чоджи, - Вайолет Карсон.

- Браво! Доволен ответом ваш господин, откроет он дверь вам в загадочный мир. Там правит анархия и беспредел, тирания фашиста превратится там в тлен. Войдите, коль светлые души у вас, ведь эксклюзивным будет этот показ, - зачитал Курама раскланиваясь. Ребята пожали плечами и одарили его жидкими аплодисментами. - Исчезаю! - хозяин кинотеатра взорвал дымовую бомбу и испарился в белых клубах.
dsg-rem.ru

- Кха-кха, - отмахиваясь, зашлись в кашле ребята.

- Многообещающее начало, - прокомментировал Наруто. - Ага, теперь понятно, почему «галерея теней», - добавил блондин, когда они оказались внутри.

Мебель в стиле какого-нибудь из Людовиков заменила обычные дешёвые диванчики, обитые кожзамом, ковры, выдающие себя за персидские, репродукции известных картин. И, разумеется, рыцарские доспехи. С которыми уже фехтовал В, лишившийся плаща, да только всё такой же рыжий.

- Когда он, - показывая туда откуда они пришли, а потом на активного В, ударяющего доспехи в грудь кончиком шпаги, удивился Киба.

- Эй, В, а разве ты не должен спрашивать пароль у остальных желающих посетить твою «галерею теней»? - уточнил у него Шикамару.

- О, нет, мои юные друзья, сие представление было только для вас. Я надеялся, что вы будете здесь, ведь вы и только вы, - Курама сопровождал каждое «вы» хлёстким уколом, - призваны показать тирану, какую силу имеет идея. Прошу, - хозяин, опустил шпагу и провёл рукой, ребята обернулись назад себя. - Моя милая помощница выдаст вам всё необходимое.

- Ого, - высказал общее мнение Киба, во всяком случае, общее мнение мужской половины шайки. Хината только чуть скрипнула зубами, рассматривая это пошлое недоразумение в коротком бело-розовом платье, как у Иви, когда та пришла к священнику. Девушка выглядела постарше, возможно уже студентка, в руках держала большой поднос. Увидев, что парни на неё смотрят, девушка присела в реверансе, кривя длинные ноги в розовых туфельках. Чёрные волосы, собранные в невинные хвостики, были ярко-синими на самых кончиках, и смешно подпрыгивали, закрученные в кудри.

- Моя племянница Мататаби, прелесть, верно? - объявил Курама, приобнимая за плечи Наруто и Шикамару. Девушка заулыбалась, совсем не невинно. - Давай, милая, отдай нашим гостям их подарки, - поддельная Иви прошлась между парней, выдавая каждому белую маску, около Наруто она задержалась, специально задев его руку своей, когда передавала сувенир. Хината сделала резкий шаг, привлекая внимание, и сама схватила оставшуюся маску с подноса. - Чудесно! Теперь мы все - одно! - объявил счастливый Курама, когда шайка спрятала лица.

Анонимность, Хината давно не ценила её значение, но вот повод нашёлся. В маске она легко могла следить за наглой девицей, что крутилась вокруг Наруто. И так его коснётся и этак. То случайно её качнёт, будто они на грёбанном корабле, блядь. То увидит невидимую пылинку и потянется её снять с его белой рубашки. Сам Наруто внимательно слушал Кураму, вроде как, но сказать наверняка ничего нельзя. Руки сами сжались в кулаки, а от чего, Хината себя спросить не успела.

- Тебе не о чем волноваться, - она вздрогнула, когда над самым ухом раздался мужской голос. Хината обернулась к говорившему, сквозь щёлочки глаз в маске, она пыталась рассмотреть Шукаку целиком, но получалось только по частям. Худощавый торс, обтянутый жилеткой с розой в петлице, руки в перчатках, татуировки вокруг глаз, нахальная улыбка, пышные рукава старинной рубашки.

- Не припомню такого персонажа в фильме, - игнорируя слова сотрудника, перевела тему Хината. Шукаку подыграл, его нахальная улыбка, кажется, никогда не гасла.

- Меня ждёт моё дерево, - подсказал парень.

- Ах, Эдмон, вот оно что, тонко, - усмехнулась Хината. Возможно громче, чем собиралась, потому что почувствовала на себе чужой взгляд. Стало неудобно, она не поняла, флиртует с Шукаку или нет, но точно не собиралась делать этого намеренно, чтобы задеть Наруто. Однако, признала, что его напряжённые плечи сказали ей о многом. Это было приятно.

- Как я и сказал - тебе не о чём волноваться, - Хината покачала головой. Слишком серьёзная тема. - «Как часто мы проходим мимо нашего счастья, не замечая его, не взглянув на него; а если и взглянем, то не узнаем его», - закончил Шукаку и удалился, так же неожиданно, как появился. Хьюга уставилась в пол, боясь поднять глаза на блондина. Быть счастливой сейчас, в одно мгновение - это одно, а взглянуть на кого-то и посчитать, что это твоё счастье на всю жизнь - кто на такое запросто решиться? Точно не она.

Наруто проводил диким взглядом худощавого парня, будто мало ему соперников, но от этого он точно не ждал. И конечно сразу подумал о том времени, когда будет далеко, а грёбаная Хьюга, с этим её соблазнительным телом, стойким характером, добрым сердцем и нежными серыми глазами, будет здесь, у этого франта под рукой.

-…так идёт, - Наруто дёрнулся от прикосновения женской руки, эта племянница Курамы мельтешила рядом, мешая сосредоточиться на метаниях по поводу Хинаты и её дурацкого таланта привлекать мужиков.

- Мататаби не отвлекайся, там ещё группа людей, им нужны маски, давай-давай, шустрее, - хорошо, что вмешался Курама. - Как тебе? - блондин не мог видеть, но подозревал, что хозяин кинотеатра похабно ухмыляется.

- Что?

- Что-что, моя идея, ревность, знаешь ли, - ради такой мудрости, он даже приподнял маску с париком, натягивая их дальше на макушку, - залог пылких чувств. Вовремя я натравил на тебя Мататаби, чтобы твоя скромница превратилась в дикую львицу?

- Что? - снова переспросил Наруто.

- Ещё оценишь, знаешь, когда дело до постели дойдёт. Женщины они такие…

- И какие же? - Курама вытянулся по струнке и медленно обернулся, изображая непомерную радость.

- Кацую, любовь моя, не знал, что ты всё же сможешь выбраться, - Наруто не смог сдержать ухмылку.

- Вот уж не думал, что наш Курама кастрированный кабель, - озвучил, в своеобразном стиле, его мысли Киба. - Хотя, понятно, чем она его взяла, - Узумаки закатил глаза, но прежде всё же успел опустить их на выдающиеся формы подружки Курамы. Женщина вообще вся была внушительной. Пышные формы, сильная энергетика, почти белые, седые волосы, выкрашены так специально, но в сочетании с ясными голубыми глазами, она создавала обманчивое ощущение вселенской нежности.

- Извини, любовь моя, но я должен тебя ненадолго оставить, без меня, понимаешь, шоу не может продолжаться, - ребятам просто пришлось отвернуться после того, как их поцелуй прошёл все приличные месту и времени стадии, маски пригодились, скрывать испанский стыд. - Итак! Игрой всех вас порадовать хочу, и приз получит тот, кто знает жизнь мою чуть лучше, чем свою. Пять баллов кто наберёт, тот угощенье себе заберёт. Сколько сможет снести, сколько сможет умять, не жалко лучшему это отдать. Вопрос один. Звучит он так: будь лично я на его месте, сказал бы «Всячина, превыше всего!», но то был он и для него - Англия была превыше всего.

- «Голос Лондона» Льюис Протеро! - крикнули Хината и Шикамару в один голос.

- Шустрый тормоз, - добавил Нара, подмигнув Хинате.

- Отлично, вот вопрос второй: его вы имя прокричите, что запомнилось всем на века, и число его работ, которые В вдохновили, давайте все на пересчёт.

Шекспира выкрикнули все, даже другие люди под масками, которые успели набиться в тесное фойе кинотеатра, но дальше только пожимали плечами.

- Три? - спросил Чоджи шёпотом. - «Макбет», «Двенадцатая ночь» и «Гамлет»?

- Но разве «Макбет» считается? - спросил Киба. - Я думал там неверные слова или вроде того.

- Даже если так, - сказал Шикамару, - там была сцена, где В говорит про пчёл, та цитата тоже из «Макбета». Выходит, Чоджи прав, три, давай Хината, отвечай, - она кивнула и уже собиралась крикнуть, как её за руку схватил Наруто.

- У меня такое чувство, что мы что-то забыли, чёрт, он так много всего читал, но разве где-то ещё не было Шекспира? - он спрашивал, почему-то, именно Хинату. Она в задумчивости наклонила голову, постукивая кулаком по фарфоровой маске. - Давай, литературный задрот, думай.

- Во-первых, я тебе не задрот, - пожаловалась Хьюга, - а во-вторых, вот ведь, - зашептала она, подпрыгивая на месте. - Четыре! - крикнула она, не успев посоветоваться с парнями.

- Верно, - подтвердил Курама. Наруто протянул ладошку, подняв её слишком высоко над головой, Хината хмыкнула, но подпрыгнула, чтобы отбить ему «пять».

- Что мы забыли? - спросил Чоджи, пока Курама не начал зачитывать следующий вопрос.

- «Ричарда III», В и епископ, «сердцем дьявол, выгляжу святым».

- Бля, точно, хорошая работа, тормоз, - Хьюга с радостью показала бы гению язык, да маска мешала.

- Третий вопрос: посланье её вдохновило героя, его передал он своей протеже, но вспомнить вам нужно названье простое, кинокартины…

- «Солончаки»! - шайка крикнула название, так, на всякий случай, все вместе. - Ещё два вопроса, халявная жрачка будет нашей.

- Точно, вот почему она так настроилась, - пошутил Наруто.

- Вопрос номер четыре: вступают литавры, за ними ещё инструменты, и музыка льётся над крышей суда, там взрывы и фейерверки, так чья увертюра это была?

- Чайковский! Да я просто всех разрываю, давайте, мамочке нужен поп корн, много поп корна.

- Последний вопрос, и, если кое-кто ответит верно - победит. Итак, финальный вопрос: год выпуска фильма - 2006, но это был бы вопрос, ой, простой, поэтому лучше про комикс мне расскажи, и дату его всем нам назови.

- Вот чёрт, есть идеи? - спросила Хината у парней, но те только и могли, что переглядываться. - Ну, это точно восьмидесятые, верно? Не так уж много вариантов, - саркастично заметила брюнетка.

- О, погодите, - оживился Киба, - а я знаю.

- Ну!

- То есть не знаю, - поправил себя Инузука.

- Давай ты сначала про себя будешь всё обговаривать, прежде чем вслух произносить, - посоветовал ему Шикамару.

- Да нет, я не знаю того года, но знаю кое-что получше, - шатен подождал, когда привлечёт больше внимания друзей. - Готовы? - когда они начали опасно на него надвигаться, Киба понял, что уже чуть-чуть перегибает. - Ладно-ладно, короче так вышло, что я читал про тот год, не помню какой именно, но помню, что в его истории были эти два события - вышел первый номер чёрно-белый «Вендетты» Мура и «Пятница, 13», третья часть, - парни запрыгали от радости, и только потом обратили внимание на Хинату. Она стояла, сложив руки на груди.

- И с чего вы, олухи, решили, что я помню год? - никто не повёлся, а Хьюга не смогла долго сохранять недовольный вид. - Вечно приходится вас выручать. 1982! - крикнула она на весь холл.

- У нас безоговорочный победитель! - объявил Курама. - Весь бар в вашем распоряжении, - Хинате показалось, что прозрачный ящик с поп корном и начос, разложенными на пластиковых тарелках, засиял золотым свечением, да ещё сонм ангелов пропел над всем этим безобразием.

- Разорится ведь на таких акциях, - произнёс Наруто вникуда, и двинул помогать Хинате, прихватив с собой Шикамару и Кибу. Но даже их помощи может не хватить, зная эту Королеву обжор.

***

- «…предпочту умереть за химическим складом».

- «Значит, в тебе больше нет страха, ты совершенно свободна».

Хината вздыхает, этот момент на большом экране цепляет ещё сильнее. Она мечтает быть такой же, как Иви, перестать бояться, но избавиться от её страхов пленом, пытками и новой стрижкой будет сложнее. Её страхи слишком бесплотны, у них нет дубинок. Хината поражается своим мыслям, ей кажется, что хватило бы сил противостоять тирану, присоединиться к революции, но поговорить о семье, отдаться чувствам - вот, где её ахиллесовы пятки.

Хьюга смотрит в лицо своей маске Гая Фокса, Курама-сан сказал снять её пока, и кладёт на колено, но мысли всё равно слишком быстро перескакивают от возвышенных переживаний своего внутреннего мира, к низменной банальности. А всё потому, что оказалась между Шино и Шикамару, а Наруто на ряд ниже, где его быстро прижала, с правой стороны, бесячая племянница Курамы. Если бы фильм не был таким созвучным с её переживаниями, которые отвлекают от этой картины, она бы давно перелезла через сидения. Ухватилась за её волосы и шею, бросила в проход и пинала до тех пор, пока ноги не провалились бы сквозь грудную клетку.

- «И создали чудовище», - говорит Иви. Хината вздрагивает и качает головой. Немного стыдно за подобные мысли, но пока они плавно не перетекают в мысли о причинах такой сильной ревности, Хьюга снова пытается сосредоточиться на фильме.

Наруто сам так захотел, правда, потому что его жизнь не вертится вокруг сероглазой девчонки, а ещё проще погрузиться в то, что происходит на экране, когда никто отвлекающий не сидит рядом, похрустывая всем подряд. Короче, он сам так решил. Побыть волком одиночкой, все дела. Кто же знал, что этим воспользуется одна курица с клещами. Вот ведь вцепилась, отвлекает, бесит, блондин бы сказал ей, что у него девушка есть, да только болтать во время фильма не хочет. Хорошо, что всё уже заканчивается, люди идут по городу, заполняя улицы. В масках. Это сигнал. Наруто надевает свою. В этом, чёрт возьми, реально что-то есть. Он чувствует себя частью происходящего.

- Шикарно, - произносит Узумаки во внутреннюю часть маски Гая Фокса, расслабленно откидываясь на качающуюся спинку кресла. Ему нужны эти минуты, пока идут титры, пока в голове свежи образы и фразы.

- На любителя, лучше бы на «Сладкий ноябрь» пошла, - говорит Мататаби, Наруто застывает. Ого, думает он, для той, кто домогалась его, последние пару часов, девчонка явно не знает правил «как понравится». В самом деле, кто же будет так высказываться о том, что нравится парню, в трусы которого ты так усердно пытаешься попасть. - Только ты рядом и скрашивал мою скуку, - а теперь ему чуть-чуть понятно, это тот случай, когда парень лучше, чем то, что ему нравится. Всё равно не канает.

- Я в туалет, - быстро сказал - быстро умчался. Хотя мог бы вбросить ещё пару подробностей, красочных, чтобы отбить у неё желание поохотиться. Уже на пороге зала Наруто понял, что вместо этого мог бы, наконец-то, рассказать про свою девушку. Подумал вернуться. Подумал, что это глупо, и ушёл.

Пока медленно, с каким-то наслаждением, мыл руки в чуть тёплой воде, с не меньшим удовольствием выдавливая на них жидкое мыло с ароматом зелёного яблока, телефон в кармане брюк от школьной формы, противно завибрировал. Наруто скомкал бумажное полотенце, швырнул его в корзину, и только потом решил проверить, кому что нужно. Оповещение. Сообщение. Присланный файл. Надпись к фото: моя интерпретация вампира Лестата, как тебе?

На маленьком снимке было ничего не видно, тем более что в коридоре кинотеатра приглушили свет, Наруто тыкнул на фотку, чтобы увеличить, без задней мысли. И чуть не отбросил телефон, как что-то взрывоопасное. Грёбанная Шион не на шутку активизировалась, раз решила прислать ему себя в кожаных штанах. Всё, больше никаких вещей на блондинке не наблюдалось. Узумаки отчаянно нажимал на экран смартфона, но изображение только переворачивалось в разные стороны, отказываясь убираться. Так что, когда произошло столкновение, у него не было ни шанса.
dsg-rem.ru

Телефон пришлось отпустить, рефлекс о котором Узумаки пожалел почти сразу, человека, в которого он врезался, из-за того, что не смотрел куда идёт, пришлось перевернуть во время полёта, чтобы этот неизвестный не покалечился. Тоже рефлекс не лучше. С учётом этих двух условий, не удивительно, что Наруто оказался на полу кинотеатра, придавленный девчонкой в бело-розовом платье. Её хвостики, с синими кончиками, лезли ему в глаза и рот. А его руки каким-то образом оказались на её заднице, совсем не прикрытой короткой юбкой. К сожалению, он мог сказать, что у неё трусы из странного скользкого материала.

Иногда тело просто не может так быстро вернуться к нормальному функционированию, иначе Наруто давно бы спихнул с себя Мататаби, и не случилось следующего бедлама. Когда перед его глазами, невидящими из-за синих волос в них, появились две стройные ножки в фиолетовых кроссовках, он мог только виновато задрать голову, чтобы увидеть её лицо.

- Хината, - руки заработали только, когда глаза увидели её быстро удаляющуюся фигурку, сгорбленную, с сжатыми кулаками. - Твою мать, да слезь ты с меня, - Наруто толкнул тяжёлое тело племянницы Курамы, поднялся на ноги, попутно подбирая свой телефон, и бросился за брюнеткой. Пока серые глаза, с застывшей в них болью предательства, не выжгли ему дыру в мозгу. - Хината!

Она его слышала, но заставляла себя идти быстрее. Слишком страшно стало, будто кто-то щёлкнул пальцами и всё вокруг изменилось. Для Хинаты это был перебор. Новая капля и полилось через край. К тем, что уже были, страхам, которые укоренились в её тщедушном сердечке, добавились те, на которые она не имела права. Он. Такой красивый, умеющий любить так неистово, так преданно, в окружении безликих девушек, каждая из которых может занять её место. Конечно, ведь Хината занимает его не законно. Приступы ревности начали на что-то намекать, но у неё было слишком много проблемных тараканов в голове, чтобы задуматься. Её поломки всё ещё проверяются на возможность починки. Хьюга не имеет права втягивать в это Наруто.

Входная дверь, кажется тяжелее, чем обычно, руки дрожат, они требуют… что-то ударить, разбить, уничтожить. Не вздохнуть, от ярости на себя лёгкие наполнились огнём, который не желает уступать место кислороду. Хината выбегает на улицу в чём была, короткая юбка, белая блузка, тёплую кофту оставила у парней, когда ушла искать Наруто. А на улице зарядил настоящий осенний ливень. Холодный, разносимый ветром в разные стороны. Уже скопились тут и там лужи, в которых она видит своё отражение. Это прекрасно. Отражение в отражении. Хината видела эту сцену секунды назад, а теперь переживает, и может кто-то также смотрит на неё.

Конечно, Хината расставляет руки в стороны, кто бы этого не сделал. Теперь она дышит плавно, спокойно. Сегодня не подходящий день, чтобы искать ответы на вопросы о будущем, но хороший день, чтобы перестать его бояться. Капли бьют по глазам, губам, стекают по подбородку. Рубашка прилипла к телу. Последняя реплика перед титрами.

- Бог в дожде…

- Хината! - Наруто проваливается под эту толщу воды, будто она всё ещё в его руках, они целуются, накрытые тиШиной. Она завораживает. То, как Хината далеко от него - неправильно, блондин сокращает расстояние, закрывает ей обзор, чтобы стать единственным ориентиром в мире. - Я тебя звал, а ты убежала, - Хьюга улыбается и открывает глаза. Они мокнут под осенним дождём.


- Прости, я не услышала, мне хотелось под дождь, чтобы он забрал все мои глупые страхи, - Наруто предпочитает поверить. Они всё ещё мокнут под дождём, вместе, под одними потоками воды. Узумаки снова делает шаг назад, позволяя ей отвернуться от очевидных вещей. Не давить - это он ещё может.

***

- Думаешь, они хотят припахать нас? - зевая, спрашивает Шикамару. Наруто только пожимает плечами. Конечно, это немного странно, что их мамы позвонили им после уроков и попросили прийти. Обычно им нравится строить из себя сильных женщин, чрезвычайно показательно, но даже им может надоесть, тогда нормально вспомнить, что они рожали сыновей. - Не нравится мне это.

- Брось, ну потаскаем что-нибудь, с нас не убудет, - отмахнулся Наруто. Его занимали другие мысли, все, как одна про Хинату. Не настолько он глуп, чтобы не понять - она ревнует, жёстко, почти неуправляемо. А этот её взгляд, когда увидела, как он лежит под совершенно левой девахой? Всё это не может быть плодом его воображения. Так можно реагировать только на того, к кому есть чувства. Хотя, ехидно поддевает внутренний голос, это может быть просто чувство собственности, пока для людей ты числишься её парнем.

- Не парься.

- Прости? - с удивлённой усмешкой, обернулся на гения Наруто. - Это ты мне? Разве не ты тут сходишь с ума от неизвестности?

- Это да, но я о другом, - спокойно ответил Шикамару, - пока она с тобой - всё можно решить, - Узумаки споткнулся на пустом месте, поражённый умением друга читать его мысли. - Поверь, самый сложны шаг вы уже сделали, остальное - сущая ерунда.

- Э-м-м, прости, но ты всё ещё говоришь про нас с Хинатой? - уточнил Наруто, когда увидел отсутствующий взгляд друга, устремлённый куда-то далёко. - Или о себе и одной сумасшедшей блондинке? - Шикамару тяжело вздохнул, проведя растопыренными пальцами по лицу.

- Иногда она так смотрит, что нет сомнений - она точно меня хочет, но потом закрывается, а в глазах такой страх, сомнения, будто я её злейший враг. Тогда понятия не имею, как к ней подступиться. Поэтому и говорю, она уже твоя девчонка - это решение половины проблем, - Наруто не стал говорить, что всё это доказывает её сумасшествие, кто он такой, чтобы указывать на это. Сам тоже с такой связался, в ней тысяча личностей, с которыми приходится находить общий язык, хотя они не могут подружиться даже сами с собой. Так что, Узумаки просто кладёт руку Шикамару на плечо.

- Ты же гений, придумаешь, как приручить всех её демонов, - Нара усмехается. Остаток пути они проходят в приятном молчании. Кто знает, возможно, следующие несколько часов им придётся слушать много пустой болтовни.

Кушина длинной вилкой показывает им подождать, и возвращает внимание нескольким клиентам, ждущим свою очередь. ЁШино принимает заказы у людей с другой стороны, парни честно ждут, сегодня снова прохладно, так что никто не задерживается, чтобы пообедать на улице. Скоро вовсе никого не остаётся.

- Ну, что, чем помочь? - улыбаясь, спрашивает Наруто. Кушина и ЁШино странно переглядываются. Их сыновья повторяют за ними. Зашевелилось странное подозрение, Наруто точно читает в глазах Шикамару что-то похожее на - следовало раньше прикинуть все варианты, а теперь мы просто попали. А может это только его воображение.

- Вы нас очень обяжете, - начала ЁШино, с такой милой улыбкой, что у Шикамару поджилки затряслись, - если поясните, почему нам звонит ваш сенсей, и говорит, что вы прогуляли его занятия? - к концу фразы от улыбки не остаётся и следа, госпожа Нара упирает руки в бока, а её тёмные глаза темнеют ещё сильнее. Кушина не выглядит такой же суровой, но Наруто знает почему - разрешила ЁШино отделать их обоих, если потребуется.
dsg-rem.ru

- В-вам звонил наш сенсей? - Шикамару устало прикрывает глаза на этот нелепый вопрос Наруто. Нужно просто подождать, прежде чем он поймёт, о чём речь, точнее о ком. - К-какой ещё сенсей?

- Чёрт, друг, сам-то как думаешь?

- О, о-о-о, - доходит до Наруто. - Нет-нет-нет, пожалуйста, мам, просто скажи, что он позвонил лишь тебе. Умоляю, скажи, что он не звонил…

- Её отец в курсе, - уверено отвечает Кушина.

- Это конец, я покойник.

***

-…чтобы вы проявили больше креативности. Все эти академические знания лишними не бывают, но так мы только топчемся на месте. Отпустите себя, действуйте не стандартно, даже если до вас так ещё никто не делал.

- Теруми, - Мей качает головой, это уже не смешно, чтобы даже посреди серьёзного совещания со своим отделом, ей чудился голос Хиаши. Так помешаться на мужике, а вообще-то нет, это как раз на неё очень похоже.

- Итак, на чём я там, - она поднимает глаза от своего планшета с пометками. Народ её точно не слушает, все уставились куда-то вбок.

- Госпожа Теруми, - говорит Хиаши, очень даже настоящий, Хиаши Хьюга. Вот стоит себе в широких стеклянных дверях в конференц-зал. - Можно вас, - с нажимом, совершенно не спрашивая разрешения, а скорее приказывая, говорит мужчина.

- У меня совещание, - Мей хочется проявить благоразумие и профессионализм. Раз уж Хьюга ведёт себя странно, то она будет его противоположностью.

- Теруми, - от гневной требовательности в его низком голосе, всё её тело сотрясается, Мей кидает в жар, она не понимает, почему до сих пор сидит на своём месте, а не идёт к нему, скидывая одежду.

- Но моё совещание, - беспомощно повторяет шатенка, указывая рукой на жадно наблюдающих эту сцену сотрудников.

- К чёрту, - почти рычит Хиаши.

- Продолжайте без меня, - быстро говорит Теруми и срывается со своего места. Хватается за рукав Хиаши, тянет его подальше от прозрачных офисов. - Что за срочность? - изображая слишком серьёзную даму, для подобных выходок, притворно жалуется Мей, предпочитая делать вид, что не замечает свою руку, не желающую отпускать его крепкое предплечье.

- Мне позвонили из школы, - в панике начинает Хьюга, - моя старшая дочь прогуляла уроки, - Мей ждёт продолжения, но оно так и не следует. Она вздыхает, прикрывая веки ногтями с тёмно-синим маникюром.

- И что?

- Что значит что? - вспыхивает Хиаши. - Драки, короткие платья, парень, у которого она может ночует, а может нет, но которого точно прячет от меня, а теперь ещё и это. Я думал, что успеваю всё наладить, так, когда всё успело разладиться?

- По-твоему, выпускница, прогулявшая пару уроков, впервые за свою жизнь, это называется - всё разладилось? Сказать тебе, когда отцу стоит бить тревогу? Когда его дочь трахается с учителем, и прячет противозачаточные в банке с витаминами для ума. Для ума, хах, только на то его и хватает, чтобы ноги раздвигать. А потом она продолжает так же тупить уже во взрослой жизни, выбирает в женихи полнейшего мудака, который позорит её, бросая у алтаря. Вах, полегчало, - выдала Мей на одном дыхании.

- У тебя проблемы с Геральтом? - участливо поинтересовался Хиаши, вообще-то, Теруми нарисовала ему такую яркую картину, что Хината предстала перед ним этакой святой дочерью. Теперь он скорее опасался, что испортил ей детство. Но это не значит, что Хьюга готов позволить ей принимать «витамины».

- С кем? - не поняла Мей.

- С твоим парнем, - удивлённо уточнил Хиаши.

- А-а-а-а, да, мой парень, из Болгарии.

- Из Венгрии, - поправил дотошный до мелочей Хьюга.

- Ну, да, - нервно усмехнулась Теруми, - у меня плохо с географией.

- Видимо, не с тем сенсеем спала, - с серьёзным видом, заявил Хиаши. Мей пришлось самой себе прикрыть рот, пока челюсть об пол не ударилась.

- Я ужасно на тебя влияю, - посмеиваясь, пожаловалась шатенка. - Перестань давить на дочь, она у тебя, похоже, просто ангел, - уже уходя, крикнула ему Мей, помахав пальчиками напоследок. Хиаши поднял руку, но было поздно, она уже скрылась за дверями лифта.

- Проще сказать, чем сделать…

***

С этого предупреждения от Наруто всё и началось.

Хината уже смирилась с тем, что сделала, даже матери об этом рассказала. Почему-то показалось, что она была бы не против. И честно пыталась сосредоточиться на рассказе, который Минато-сенсей выбрал для завтрашнего заседания их литературного клуба, причём об этом Хинате рассказала Тамаки. Намиказе добавил его неожиданно, прибавив к другой книге Кинга, которую они собирались разобрать. Ей было всё равно - Кинга много не бывает. И вот когда главному герою предстояло сделать страшный выбор, раздался звонок от Наруто.

Хината вся покраснела, пока отвечала, ведь его фото на экране напомнило о том, чем она занималась, пока не решила вести себя, как взрослый человек. Ничего необычного она не делала, как для современного подростка, но как для самой себя - о, да. Штудировать все возможные социальные сети своего парня на вопрос новых подписок, лайков и сообщений от девчонок, было не в её правилах. Но каждый новый смайл с сердечками вместо глаз, от очередной неизвестной, а ещё хуже, известной ей малолетней шлюхи, заставлял листать дальше, закипая всё больше. И когда только всё это началось? Когда она так чётко увидела, как на него смотрят остальные? Когда это стало таким важным?

Ну, после того, что ей сказал Узумаки, этот вопрос моментально отошёл на дальний план, ведь он сказал, что… Хината даже про себя не может это повторить без того, чтобы не содрогнуться всем своим существом. Минато-сенсей позвонил её отцу. Он знает, что она прогуляла школу. Один раз, один грёбанный раз, и конечно она тут же вляпалась в дерьмище по самую шею.

«Знай, сынок, мы все у господа под колпаком, и уж он-то знает, кому надо надрать задницу», прочитав такое, Хината перестала сомневаться, что Минато-сенсей способен делать что-то просто так.

- Грёбанный «Верхом на Пуле», стоило догадаться, - Хьюга бросила вверх распечатанный рассказ Кинга, белые листы закружились вокруг неё, накрывая, как лавина, первая из многих, что её теперь ждут.

Она скрывалась в своей комнате весь остаток дня, даже пропустила ужин, если уж отец намерен применить санкции - пусть приходит на её территорию, и наказывает прямо здесь, где она может выглядеть такой беззащитной, раскаивающейся и побитой жизнью. Специально репетировала всё это передавать одним взглядом. Но Хиаши так и не пришёл, а она осталась голодной. И всю ночь бегала за темпурой во сне, да ни одну не поймала.

Не удивительно, что проснулась Хината в отвратном расположении духа. Голодная и злая - плохое сочетание. Будто было мало этого всего, следя за Узумаки в интернете она посадила телефон, который сдох ночью, так что будильник не звонил, и проснулась она каким-то чудом, наверное, с голодухи. Только Хиаши уже успел уйти на работу, ему приспичило сделать это пораньше, а Ханаби не стала ждать и уехала с ним. Отец семейства, конечно, сказал Нацу позаботиться о старшей дочери, чтобы та никуда не опоздала, а ещё позавтракала. Все приказы были проигнорированы.

Ворвавшаяся в кухню Хината, с не заправленной рубашкой, не дотянутыми тёплыми чулками и тёплым свитером, надетым только на одну руку. С выпадающими из не застёгнутого рюкзака вещами, и гнездом на голове. Обнаружила там медленно потягивающую свой утренний кофе Нацу. Завтрака не наблюдалось. Столько разных «не» Хината просто не выдержала, поэтому свалила. Злая и всё ещё голодная.

Велосипед пришлось оставить дома, мелкий моросящий дождь в сочетании с ветром и низкой температурой, определённо не были хорошей погодой для поездки. Она понеслась на станцию, конечно, опоздала на первую электричку. Но это уже не удивляло. Хьюга попыталась найти в этом положительные стороны, она привела в порядок свои внешний вид, как смогла, зачесала волосы в высокий хвост. Даже хорошо, что они подмокли, зализались почти без «петухов» (зонтика ей не досталось, в вазе для них, стоящей в коридоре, ни одного не нашлось). Так что, когда приземлилась на свободное место, чуть-чуть расслабилась. Наушники обнаружились в рюкзаке - жизнь налаживалась.

- Арх, ненавижу, - на весь вагон, прорычала Хината. Жизнь резко разладилась. Наушники сели в самый «подходящий» момент. Остаток пути пришлось прятаться в капюшоне пальто, чтобы не видеть всех этих осуждающих взглядом других пассажиров. Наверняка они тоже всё знают, и про её маниакальную одержимость присвоением тела Наруто Узумаки в единоличное пользование, и про её прогулы.

Хината стряхивает крупные капли с капюшона и тяжело опускается на скамейку, чтобы переобуться. Со злости пинает кроссовки в шкаф, а не кладёт любя, как делает обычно. За это карма мгновенно щёлкает её по носу. Хьюга затягивает шнурок, тянет потуже… и скотина лопается в её руках. Брюнетка так и сидит какое-то время, все уже успели переодеться и разбрестись по коридорам, так что она одна, с куском шнурка в руке.

- Это уже даже не смешно, - нервно усмехаясь, произносит Хината, стараясь кое-как завязать корявый бантик, но остаток шнурка слишком короткий. Тогда она просто запихивает другой конец внутрь, а обрубку позволяет болтаться, ударяя её по лодыжке при каждом шаге. - Одной хернёй больше - одной меньше, плевать.

Поднявшись в пустой класс, Хината понимает, что первым уроком химия, совершенно в другом месте. Она потирает виски, но честно плетётся в лабораторию. Отталкивает себя рукой от перил, выходит в начало коридора. И видит его. По какому-то стечению обстоятельств, обычному для сегодняшнего дня, у класса Шион урок в соседнем кабинете. Хината стоит далеко, но может поклясться, что читает по её размалёванным губам приторное «Нару-тян». Рука, сжимающая лямку рюкзака, крепко сжимается, до противного скрипа ткани. Пальцы хотят сомкнуться вокруг тонкой шеи, кулак желает врезаться в этот, наверняка исправленный, нос, чтобы почувствовать, как хрящи ломаются, увидеть поток очень яркой, красной крови.

Ноги несут Хинату вперёд, не разбирая дороги, к конечной, блондинистой цели. Глаза подмечают каждое движение, каждое место, где её рука касается его руки, где откинутые назад волосы скользят по его плечу. Инстинкт требует убить, она как хищница в высокой траве, скользит мимо снующих во все стороны учеников. Зрительный контакт - самое важное, поэтому Хината не сразу понимает, что случилось, когда фокус смещается, Шион теряется в смазанном виде школьных стен. Толчок в плечо отдаётся тупой болью. А потом глаза находят поганую усмешку, розовые линзы и неровно обрезанные волосы цвета крысиной шерсти.

- Извини, крошка, ты такая крошка, что я тебя не заметил, - он наклоняется ниже и произносит это всё с улыбкой, открыто говорящей - я долго тебя караулил и ещё дольше мечтал сказать эту фразу. - Мир? - парень протягивает ей руку, которую Хината игнорирует, она соблазняется его солнечным сплетением и выпирающим кадыком. Пара резких ударов и он ляжет. Движение сбоку сбивает, Хьюга оглядывается, он не один, но лидера с ними нет. Этот замечает, что девчонка увидела, кто стоит за ним, склоняется ниже. Шепчет. - Передай своему дружку-педриле, чтобы ходил и оглядывался, а то что-то руки чешутся.

- Какие-то проблемы? - раздаётся чёткий, но подрагивающий голос Наруто. Розовые глаза поворачиваются к нему, несколько парней смещаются, видимо оценив блондина, как серьёзную помеху. Хината дёргается в сторону Узумаки, пульс подскакивает от чистейшего страха, что он может пострадать. - О, ого, - усмехается блондин, тоже замечая остальных. В коридоре подозрительно тихо, или это давление уничтожило её барабанные перепонки. - Да вас тут много, чудесно, но я всё же повторю: у вас какие-то проблемы? - из-за его спины выходят Гаара и Сай. Возвращаются звуки, никто не замечает происходящего, школьники живут своей жизнью, обтекая эту ситуацию, как вода камни. Одного демона хватает, чтобы розовоглазый понял - перевес не в их сторону.

- На всех охраны хватит? - последнее, что он шепчет, прежде чем удалиться дальше по коридору, прихватив с собой ещё четверых. Чёрт, думает Хината, больше, чем она думала. Но всё равно хочется догнать. Хочется… ударить. Победить.

Хината вздрагивает всем телом, когда чья-то тяжёлая рука ложиться на её плечо. Но это просто Наруто. В голубых глазах страх и гнев, желваки ходят туда-сюда перекатываясь на побледневшей коже. Он едва держит себя в руках, чтобы не наорать на неё. И выяснить, какого хрена это сейчас было.

- Какого хрена это сейчас было? - Узумаки хмуриться, как это он решился против воли, но нет, вопрос выкрикнул Киба, активно жестикулируя перед лицом Хинаты.

- Ерунда, просто тесные коридоры, - отвечает Хьюга. Наруто хмурится ещё сильнее, но продолжает молчать. Прежде чем отчитывать её, нужно извиниться.

- У тебя были проблемы с отцом? - спрашивает Узумаки, проглатывая страх, гнев и обиду, весь этот клубок, что завязался тесным узлом. Хината просто качает головой, но выглядит она…

- Что тогда с тобой? - спрашивает, очень тактично, Шикамару. Хьюга темнее тучи, шайка уже жалеет, что те парни ушли, если выбирать, пусть лучше отработает свои приёмы на них.

- Просто. Плохой. День.

***

Киба рассматривает очередной чёрный шарик, который им вручил Асума-сенсей, а Хината только радуется, что не подорвала школу, с её то сегодняшним везением. Она видит, как странно смотрит Наруто, но сказать ему нечего. Хината не может поделиться своими переживаниями из-за него, ведь это будет звучать, как - эй, приятель, давай ты не будешь общаться с другими девчонками, вообще. Но их отношения не такие, она не должна его ограничивать. Рассказать о том эпизоде с кучкой придурков тоже не может, пришлось бы извиняться, наверное, что она снова подвергает себя опасности, но ей не жаль. Хината хотела бы большего.

Когда шайка приходит в класс, Минато-сенсей уже там, стоит у своего рабочего стола, тонкий кашемировый свитер делает его одновременно невозможно красивым для отца ученика выпускного класса, и невероятно непринуждённым для сенсея. В его голубых глазах пляшут хитринки. Да, он всем позвонил, это его долг, как хорошего учителя. И попросил родителей своих учеников не ругать их, как хороший отец. По лицам шайки он понимает, что всё обошлось, но их явно помяли. И он прав, парни болтали об этом всю дорогу до класса. Как мать жестила с Кибой, пригрозив отобрать ключи от машины и заставить его кастрировать псов. Как отец отобрал муравьиную ферму у Шино. А Чоджи почти остался без ужина и Каруи. Почти. Это была общая, ключевая деталь всех их рассказов. Предки вдоволь поиздевались над детьми, а потом просто посмеялись вместе.
dsg-rem.ru

И только Хината не удостоилась даже хмурого взгляда. Парни проходят на свои места, а она так и стоит в дверях, наблюдает за Минато. Он кажется врагом, таким же недоразумением, что портит этот испорченный день. Как будто он хотел сделать это специально, показать, что она рано расслабилась. Злость иррациональна, от неё противно, снова страшно. Голубые глаза учителя замечают её, и топит чувство вины. Это был его подарок своим ученикам - моменты с родителями. Минато не виноват, что Хиаши плевать. Хината разворачивается на пятках, обрубок шнурка снова хлещет по щиколотке. У неё ещё есть время, Хьюга бежит на первый этаж, под лестницу. Это место тоже полно воспоминаний. Но сейчас здесь просто тихо.

Рука трясётся, повезло, что успела подзарядить телефон, пока собиралась. Набирает номер, готовая упасть в обморок. Сотни мыслей бомбардируют мозг, подсказывают, что это плохая идея и почему именно. Хината пытается заставить себя отключиться, но не успевает договориться с конечностями.

- Хината, что такое? Что-то случилось? - почему паника в его голосе её радует, она не знает, но это единственное хорошее событие за сегодня.

- П-прости, я тебя не отвлекаю?

- Нет, говори, - с этим проблемы. Что сказать, как сказать. Стоило обдумать это заранее.

- Эм, кхм, я просто хотела узнать, - она спускается по стене, усаживаясь на холодный пол, подтягивает к себе колени, обхватив их свободной рукой. - Почему ты не ругался? Я прогуляла уроки, - сказала, пути назад нет. Хината слушает напряжённую тишину, которая слишком резко взрывается… смехом отца. - Э-э-э.

- Не думаю, что есть где-то в мире ещё ребёнок, который хочет, чтобы его наказали, - Хината краснеет от своей глупости, не понимает, как вообще могла начать переживать из-за такой ерунды. - Извини, если моё поведение заставило тебя переживать. Я просил совета, и мне сказали, что ты слишком долго была примерной дочерью, а сейчас не сделала ничего плохого. Не настолько, чтобы я начал переживать. Пытался… не давить.

- Ого, теперь, когда ты так говоришь, это кажется таким очевидным. Это ты меня прости, за то, что так сделала, я просто ходила в кино с друзьями, ничего криминального, если не считать количество бесплатной еды, которое я уничтожила, - Хината прикрыла глаза, ещё минутка стыда и она закончит с этим вопросом. - Наверное, это всё из-за того, как ты опекал Ханаби в последнее время. И я снова вернулась в то время, когда… извини, это не важно, - быстро исправилась Хината, когда поняла, как должно закончиться её предложение. Хиаши тоже понял - в то время, когда он не часто вспоминал, что отец.

- Всё, что касается моих детей - важно, и я хочу быть таким отцом, с которым ты можешь обсудить всё, что угодно, - строгость в его голосе была направлена на самого себя. Хината протёрла глаза, их вдруг защипало. - Я рад, что ты позвонила, Хината.

- Д-да, - она прочистила горло, чтобы сказать увереннее, - да, я тоже, пап, - пауза затягивалась, двое Хьюга ведущие светскую беседу всё ещё было чем-то странным. - Ладно, мне пора, а то скоро урок, не хочу опаздывать.

- Конечно, до вечера, - Хиаши первым отключился. Хината потрепала чёлку, поражаясь, как часто её стало накрывать. Так недолго начать скучать по однообразию жизни, которая было до… пара длинных ног в чёрных брюках, белые стоптанные кроссовки.

- Попалась, - Хината закатывает глаза, но принимает протянутую руку, позволяет ему поднять себя на ноги. - Я не подслушивал, правда, то есть, очень старался. Просто, там Минато-сенсей, знаешь, места себе не находит, думает, что потерял доверие любимой ученицы, - Хината рассчитывает силу, когда втыкает этому наглому блондину кулак в живот. - О-х-х, - стонет Наруто, складываясь пополам, - жестокая.

- Клоун, - фыркает Хьюга. - Шевелись давай, мне ещё спасать от мук совести своего любимого учителя, - Наруто догоняет её в два счёта, с этими короткими ногами она не может убежать далеко.

- Мне, что, ревновать к собственному отцу? - возмущается Наруто. - Посмотрел бы я, как ты с таким справишься.

- Пфф, а мне может к Шион ревновать, а, Нару-тян? - это должно было звучать, как шутка, но прозвучало совсем иначе. Хината морщит нос, недовольная собой. Наруто всегда удивительно ловок, когда ему это удобно. Он хватает её за тонкое запястье и тянет на себя, Хьюга ойкает, чувствуя, как валится со ступеньки, поэтому крепко вцепляется в рубашку блондина, когда оказывается в его крепких руках. - Н-напугал меня, не делай так больше.

- Мне слишком льстит твоя ревность, - Хината чувствует его пальцы, впивающиеся в поясницу, ещё чуть-чуть и они спустятся неприлично низко. Вторая рука ласково обводит контур её лица, большой палец проводит по нижней губе, - поэтому я не стану говорить, что мне нет смысла смотреть на кого-то другого, если я могу смотреть на самую потрясающую девушку. Могу лапать её, - пальцы спускаются ниже, сжимаются там, где начинается чулок, - отыметь, когда захочу. Разве я похож на человека, который будет размениваться по мелочам? - вторая рука спускается ниже, по шее к груди, сквозь все слои одежды, перекатывает возбуждённый сосок между двух пальцев. - Это не риторический вопрос.

- Н-нет, - Хината льнёт к нему ближе, желает получить больше. - Нет, не похож, - Наруто ухмыляется… и отпускает её. Так резко, что Хьюга чуть не валиться с лестницы.

- Вот и славно, давай, шевелись, а то опоздаем, - весело и непринуждённо произносит Узумаки. Хината смотрит на его шикарный зад, обтянутый чёрными брюками. Стоит, возбуждённая, униженная своей слабостью так играючи, просто глупая девчонка. Которая ничего не получила.

- Просто. Плохой. День.

***

Хината плетётся за гордо вышагивающим Наруто, он всем улыбается, здоровается с какими-то парнями и девчонками помладше, они сразу же попадают в «чёрный список», но ощущение его рук на заднице и груди слишком громко кричат о том, что это им всем нужно засунуть её одну в списки врагов. Мысль, такая простая, банальная до невозможности, веселит Хинату - она заполучила самого желанного парня в школе? О, да, детка.

Они входят в класс одновременно со звонком, Хьюга улыбается, но тут же смущается и заливается краской, когда встречается с другими голубыми глазами, старше, мудрее, мягче. Она позволила себе ужасные мысли о Минато-сенсее, хотя единственные, кто был виноват - они сами, что сбежали, нарушив главный школьный запрет. Хината торопливо занимает своё место за широкой спиной Наруто и прижимается к парте. Поэтому не видит, как вздыхает Намиказе, понимая, что не испортил жизнь лучшей ученице.

- Итак, рад вас видеть, - громко объявляет Минато, хлопая в ладоши. И по любимой привычке усаживается на край стола, - в полном составе, на этот раз, - теперь не только Хината вжимается в свою парту. Ино и Тамаки с Мацури, да даже Сай с Гаарой, посмеиваются над прогульщиками. - Хорошо, с шутками покончили, перейдём к серьёзному вопросу. «Чтец». На мой скромный взгляд, не плохой представитель современной немецкой литературы. Что скажете?

- Всё, как обычно, - бурно возмутился Киба, - мудрёно, с кучей не разрешённых вопросов, так ещё эта концовка, типа хорошая, потому что мы должны смотреть глубже. Почему они всегда любят всё усложнять?

- Чтобы такие молодые люди, как вы, задавали жизни вопросы, и находили на них ответы, - снисходительно улыбаясь, ответил Минато.

- Ну, конечно, - пробубнил Киба, отодвигая от себя свой экземпляр «Чтеца», полный разноцветных стикеров-закладок.

- Думаю, вы уже готовы к самому главному вопросу, - чуть наклонившись вперёд, с самым заговорщическим видом, начал Минато-сенсей. - Любил или не любил? - класс смущённо притих, кто-то принялся перелистывать книгу, кто-то воздел глаза к потолку, ища там ответ. - Кому-то придётся начать.

- Думаю, что любил, - несмело ответила Ино, - хотя бы, ну, как первую женщину в своей жизни. Не думаю, что это могло пройти для него так уж бесследно, он сам рассуждает об этом, замечая, что до сих пор старается полюбить каждую женщину, а значит это потому, что тогда полюбил её.

- За секс? - усмехнулся Киба. Некоторые сделали вид, что это слово их смутило, для приличия, но Инузука плевал на приличия, особенно, когда хотел докопаться до истины. - Слабо верится что-то, по-моему, не любил, и даже был счастлив, когда она исчезла из его жизни. Словно испытал облегчение. Вот здесь: «Она осталась в прошлом, как остаётся позади город, мимо которого проехал поезд. Он никуда не делся, он продолжает существовать, можно поехать туда, чтобы убедиться в этом. Только зачем?». Конечно, зачем? Можно же пойти дальше, найти кого-то моложе, не такую проблемную.

- Может быть некоторым нравятся проблемные, - лениво возразил Шикамару. У него не было конкретного мнения, которым он хотел бы поделиться, но именно это слово отдалось чем-то важным, поэтому не смог смолчать. - Он же чётко отвечает на вопрос: «Я любил её. Не только любил, я избрал её», какого ответа тебе ещё нужно?

- Ага, так любил, что потом предпочёл ничего не делать, а спустя время начать рефлексировать из-за этого и прикрываться высокопарными фразочками. Моё мнение прямое - если бы любил, то наплевал на всякие там условности и всё рассказал, чтобы спасти, - уверенно ответил Киба.

Наруто странно дёрнулся в сторону друга, который пытался всем доказать, что главный герой не любил свою взрослую любовницу. Почему-то именно эти слова, о вмешательстве, задели блондина.

- Он позволил ей сохранить достоинство, - не согласилась Мацури, - разве это не есть доказательство любви? А то, о чём ты говоришь, это эгоизм, разве он может быть связан с любовью?

- Конечно! - воскликнул Инузука. - Да пусть она лучше ненавидит, но я буду знать, что она свободна, что она этот грёбанный город, куда я могу приехать.

Наруто сам не понял, когда стал злиться на этот спор, в котором даже не принимал участия. Почему герой должен был что-то делать, что-то проявлять? Почему они осуждают его за любовь или не любовь?

- А как насчёт другого вопроса? - неожиданно громко и грубо, выкрикнул Узумаки. Все обратили свои взгляды на него, но голубые глаза смотрели в одну точку. - Почему мы не спрашиваем - любила ли она его? - он уставился на свой сжатый кулак, этот вопрос был слишком личным, и незнание ответа злило его. - Только послушайте: «У нас не было своего общего мира, в своей жизни она отводила мне то место, которое сама считала нужным. С этим мне приходилось мириться», разве это похоже на любовь? - картина целиком предстала перед его мысленным взором. Он такой же? Хината отводит ему какое-то место? Она не пускала его в личную жизнь, он не имеет возможности быть в её мире силы, значит… только кровать? Это место она ему отвела? - «Отрицание - самый незаметный вид предательства», - уже без запала, закончил Наруто. И пусть герои оба отрицали свои отношения, друг друга, разве он когда-то отрицал её? Нет. Пусть это случилось случайно, но он сделал так, чтобы для всех у них были отношения.

Узумаки не замечал, отвлекаясь на свою собственную боль, но его слова задели ещё два сердца.

Шикамару не мог понять, что чувствует из-за этого, казалось, что от него всё это далеко, но с другой стороны… Темари продолжала бегать от него, ссылаясь на свои страхи, но никогда ничего ему не говорила, не объясняла.

А Мацури всё казалось забавным, что Гаара так перепугался, когда она намекнула ему о своих чувствах. Только теперь это не казалось таким уж забавным. Разве её не отрицали теперь, когда он просто шёл в другую сторону, стоило им столкнуться?

- Очень хорошо, Наруто, ты прав, нам стоит рассматривать ситуацию с обеих сторон, - даже Минато почувствовал, что эта тема отозвалась каким-то напряжением в умах и сердцах его юных учеников. - Ещё мысли? Хината? - Хьюга подняла глаза от строк, что перечитывала уже в десятый раз.

- Э-м, - она прочистила горло и села прямее на жёстком стуле, - я не знаю, - просто ответила брюнетка. Наруто даже развернулся всем корпусом, чтобы убедиться. Но она спокойно встретила его взгляд. - Мы говорим только о герое потому, что это он рассказывает нам историю, но он никогда не смог бы забраться в голову Ханны, узнать так она думала, как ему казалось, или нет. Всё, что я успела понять - герой и сам не знает, любил или не любил. Так откуда это могу знать я, кто-то из нас? - звонок прервал всех. Наруто отвернулся к себе. Он боялся подумать о том, что могли значить её слова. Это он не знает, что у неё в голове? Но, тогда… Узумаки только улыбнулся этому многоточию собственных мыслей.

А Хината задержала взгляд на строчках, что запали слишком глубоко: «Иногда, лишь пробуждаясь, осознаешь весь ужас кошмара или то, что во сне открылась ужасная правда».

***

- Эй, привет, - Хината не успела никак отреагировать, а Учиха уже повис у неё на хрупких плечах, - видел тебя сегодня в окно, выглядела помятой, всё хорошо?

- Да, просто начало дня не задалось, - вытаскивая зажатые его рукой волосы, ответила Хината.

- Где Наруто? - оглядываясь, уточнил Саске.

- Пошёл домой с Минато-сенсеем.

- А ты чего не с ними?

- Задержалась в раздевалке, Гай заставил заниматься со всеми, чтобы наша сила юности не думала, что мы какие-то особенные, так что я запарилась и очень медленно переодевалась, - рассказала Хината, - всё равно нам ещё возвращаться в школу, у него какая-то хрень для старост, его слова, не мои. А у меня литературный клуб.

- Что же, значит, мне повезло, - улыбнулся Саске, - проведу время со своим лучшим другом, - Хината нахмурилась его довольному виду. И остановилась посреди дороги. - Ты чего?

- Что ты сделал? - грозно спросила Хьюга.

- В какой период времени? - невинно хлопая глазками, уточнил брюнет.

- Да чтоб тебя, - в сердцах Хината топнула ногой, - как я могла ничего не заметить, вот ведь придурок. Ты что, спишь с ней? - Саске даже рта не успел раскрыть, чтобы, для приличия, возразить. - Это надо было так сильно поверить, что ты стараешься двигаться дальше, так поверить, что даже не задаться вопросом, как у тебя так просто всё получается. Ну, каков идиот, ничему жизнь не учит. И долго ты уже себя уговариваешь, что всё будет хорошо, что она поймёт, как ошиблась и вы, взявшись за руки, поскачете в закат?

- Слушай, это просто…

- А знаешь, - Хината подняла вверх руки, - не надо, ничего мне не говори. В конце концов, это твоя жизнь и ты вправе делать любые ошибки. «Иногда ты ешь медведя… иногда медведь ест тебя. Другими словами, день на день не приходится», - сказала Хьюга, обогнула зависшего Саске, и быстрым шагом пошла дальше.
dsg-rem.ru

- Что? - крикнул Учиха. - Какого ещё медведя? Что это значит? Эй!
***

Не удивительно, что Хината снова была зла на всё и вся. Эмоциональные качели этого дня совсем вывели из себя, поэтому она предпочла обойти собственный дом, чтобы перелезть через забор с другой стороны, и прошмыгнуть в свою комнату незамеченной. Ханаби теперь очень-очень долго возвращалась со школы, растягивая время наедине с Конохамару, отца она увидит только, когда вернётся в следующий раз, а значит дома только Нацу. В таком настроении, Хината опасалась, что решит завершить начатое, сломав ей нос.

Она переоделась в голубые джинсы и чёрную толстовку, в которой собирается пойти к Минато-сенсею, раз уж они читают Кинга, то принт с надписью - «не хочу, чтобы меня похоронили на кладбище домашних животных», будет очень даже кстати. Оставалась только проблема с голодом. Хинате пришлось клянчить по чуть-чуть у всех на обеде, но этого катастрофически мало. Она чувствует, как стенки желудка слипаются. Между Нацу и голодной смертью, приходится выбрать меньшее из зол.

-…не могу это объяснить, просто так думаю, - Хината едва успела приоткрыть сёдзи, когда раздался голос Нацу, идущей по коридору в сторону своей комнаты. Она явно разговаривала с кем-то по телефону. Хината скользнула за одну из створок и присела, надеясь, что так не будет сильно отсвечивать. - Я женщина, вот почему, мы чувствуем такие вещи. Конечно, я стараюсь, а ты как думаешь? - она говорила через промежутки, в которые, по всей видимости, говорил её собеседник. - Знаю, - в её голосе появилась какая-то нежность, которой Хината за ней никогда не наблюдала, - понимаю, разумеется. Да, это всё ради нас и нашего будущего. Я тебя тоже.

Хината так и сидела на полу в своей комнате пытаясь понять, что услышала. Кому Нацу могла говорить подобное, о чём вообще шла речь? В сущности, что она вообще знала про эту женщину? Ничего. Даже никогда не стремилась. И, кажется, вот-вот может поплатиться за то, что не успела вовремя поставить блок. Голод снова напомнил о себе, отвлекая от странных идей. В долгом ящике было ещё полно места для подобных вещей, Хината запихнула ещё одну, набрала всё, что можно есть холодным и снова спряталась в своей комнате.

***

Наруто был слишком непривычно молчаливым. Вжав шею в высокий воротник своей ветровки, он будто заставлял себя переставлять ноги. Минато раздумывал, как лучше поступить - спросить или ждать. Но он чувствовал толику своей вины, поэтому не смог отложить этот разговор.

- Ты необычно тих, сынок, - Наруто вынырнул из своих, не очень приятных, мыслей, и обратил внимание на отца.

- Извини, задумался, - улыбнулся Наруто, - как дела на работе? - Минато рассмеялся.

- Я не хочу, чтобы ты проявлял участие, когда сам чем-то обеспокоен, поделись, вдруг станет легче?

- Легче, - задумчиво произнёс Узумаки, - да знаешь, я не хочу, чтобы мне стало легче, думаю, я хочу пережить всё, что нужно, если это поможет пойти дальше. Понимаешь? - с детской надеждой, спросил он отца.

- Ты что-то долго откладывал на потом, но теперь хочешь, чтобы это «потом» уже наступило, прямо сейчас? - уточнил Минато. Наруто активно закивал, он знал, что отец всё поймёт, как надо. - И что тебе мешает начать воплощать свой план в реальность?

- Что? Наверное, то, что он касается не только меня, - вздохнул Наруто, - боюсь, что я знаю, она не готова, не так, как я, а если начну давить, то она сможет дать отпор. Сможет уйти, выделив мне другую часть своей жизни, ту, где я ничего не буду значить, - Минато понял о ком речь, но не знал, что именно происходит в их жизнях, о чём говорил Наруто. Однако, знал кое-что другое.

- Нельзя требовать от другого человека, чтобы он пошёл с тобой, по одному пути, когда он чувствует, что не твёрдо стоит на ногах, - Наруто нахмурился, обдумывая слова Минато. Слишком точно, подсказал внутренний голос. Это о Хинате, вот что с ней, она не может обрести уверенность, и пока этого не случится, она, и правда не сможет пойти с ним.

- Спасибо, пап.

- Всё ещё наладится, сын, я в это верю, - Минато улыбнулся своей более юной и взбалмошной копии, хотя, насчёт последнего можно было поспорить, особенно в последнее время. - Знаешь, я рад, что ты стал таким вдумчивым, что перестал отгораживаться от плохих мыслей, а просто принимаешь их. Кажется, ты становишься мужчиной.

- Эх, па, - пока не смутился окончательно, и не начал рыдать, как сучка на плече у отца, шутливо начал Наруто, - ты же знаешь, я уже давно стал мужчиной. И не раз, и не два. У меня внушительный список побед, чтобы ты знал.

- Ты просто вынуждаешь меня сказать тебе, что я за свою жизнь спал лишь с одной женщиной и очень этим горжусь.

- Чёрт, ладно, ты снова победил, - сморщился Наруто, - но когда-нибудь я точно смогу смутить тебя темой секса.

- Но, я всегда буду отвечать про свой секс с твоей мамой, как ты это переиграешь? - Узумаки позволил отцу отойти от себя, чтобы неслышно произнести только одно.

- Бля.

***

Минато-сенсей опаздывал, Шихо болтала о чём-то с девчонками, пока Хаку, судя по блеску в глазах и высунутому кончику языка, строчил сексемески Забузе. Киба откинулся на ножках стула назад себя и прикрыл глаза, может думал о чём-то, а может дремал, нарушая все правила безопасности. Хината достала свой экземпляр «Девочки, которая любила Тома Гордона», отложила в сторону, и сосредоточилась на листах с распечаткой рассказа «Верхом на Пуле». Перебирала их пока не дошла до последнего, со всеми этими… короче, дочитать так и не успела.

«Ты ждешь своей очереди, стоя под этой порочной луной загадывая на нее желания. Ты ждешь своей очереди, слушая как они кричат — они платят деньги за адреналин, а там, Верхом на Пуле, этого добра всегда навалом. Ты тоже можешь прокатиться, или убежать. Но это ничего не изменит, я так думаю. И кажется, там должно быть что-то еще, но его нет — за все надо платить. Забирай свой жетон и проваливай отсюда».

Глаза нашли финальную точку, Хината перевернула лист, чтобы убедиться - это конец, и откинулась на спинку стула. За окном барабанил дождь, а она снова забыла зонт. Но это такие пустяки. Стало приятно мирно на душе. Даже слишком, если учесть, что она прочитала рассказ о парне, которому дьявол или кто-то на него похожий, предложил выбрать кому умирать - ему или его матери. Она не думала, чтобы сказала сама, не осуждала, это показалось таким нормальным. Человеку свойственно бояться, и хотеть жить. А то, что прошли ещё годы, прежде чем сбылась угроза, и женщину добил второй сердечный приступ, это же…

- Гениально, - усмехнулась Хьюга. За столом стало слишком показательно тихо. - Простите, - извинилась брюнетка, поднимая глаза на ребят, - прониклась, - все понимающе покивали.

Тонкая нить чувства вины главного героя тоже стали ей понятны, точнее, причины, почему Минато выбрал именно этот рассказ. Вина омрачает всё, поэтому Хината вспомнила свой первый прогул. Им было весело, Курама был бесподобен, они обыграли всех. Были вместе. Это был чертовски хороший день, больше Хината не будет омрачать его своим чувством вины. Пока стоит в очереди.

- Спроси, кому говорю, - раздался необычно настойчивый голос Тамаки. Хината отвлеклась от своих мыслей на подружек. Мацури показательно отвернулась от брюнетки, выражая настойчивость. Но сама же и научила тому же Тамаки. - Сама не спросишь - я спрошу, - подруга никак не отреагировала. - Отлично, Хината, ой, - Тамаки явно не ожидала, что Хьюга уже будет смотреть на неё.

- Да? - девочка-кошка открыла рот, но тут же его закрыла, когда Мацури, не пытаясь это скрыть, пнула её по ноге. Брюнетка зашипела на подругу, как разгневанный котёнок.

- Угомонись, сама спрошу, - буркнула Мацури, сложив руки на груди, она так зыркнула на Хинату своими карамельными глазами, что той не по себе стало. Пришлось припомнить, а не пинала ли она собаку Мацури или вроде того. - Гаара, - просто сказала русоволосая, и замолчала, выжидательно смотря на Хинату. Хьюга оглянулась на Шихо и Хаку с Кибой, но они ничем ей не помогли.

- Кто так спрашивает? - упрекнула подругу Тамаки.

- Арх, Гаара, он говорил что-то? - типа перефразировала свой вопрос Мацури. Хината нервно поскребла ногтями щёку, отчаянно пытаясь вспомнить, что в последнее время говорил Гаара.

- Ну, он, конечно, не особо разговорчивый, - начала размышлять Хината, - но у него вроде всё хорошо, дома наладилось, были какие-то непонятки, но это что-то мальчишеское, Наруто помог всё уладить, если ему можно верить. Пфф, что ещё, ну, Гаара - козерог. Я не знаю, - укладываясь на стол с выражением непонимания на лице, проныла Хината, - что именно я должна сказать?

- Вот это тебя торкнуло, - поржал Хаку, откладывая телефон, - она явно спрашивала не говорил ли он про неё.

- Спасибо, - на всю библиотеку, произнесла Мацури, с таким выражением, словно любой дурак понял бы. Хината вся скрючилась, что девушка поняла превратно. - Ясно, можешь ничего не объяснять.

- Это совсем не то, - запротестовала Хьюга, - он не говорил, но его это явно беспокоит, я не спрашивала сама, чтобы не нервировать лишний раз. Но теперь многое стало понятно. Слушай, - Хината взяла себя в руки, строго смотря на Мацури, - ты знала, во что хочешь ввязаться, когда выбирала его. Гаара такой человек, он думает, - воспоминания согревали, она, демон и художник, сидящие у костра, - думает, что недостоин кому-то нравиться. Думает, что должен сначала исправиться, стать… нормальным.

- Я тебе говорила, - поняв, что Хината не знает, как продолжить, подключилась Тамаки, - он, как животное, которому сделали больно, которое кого-то покусало. К нему нужно подходить медленно и осторожно, а ты его только смутила и спугнула. Прояви такт, ками.

- Поняла я, успокойтесь, - Мацури задумчиво улыбнулась. - Но, плохого-то он ничего не говорил? Про меня? - Тамаки застонала, готовая придушить подружку. Остальные только рассмеялись.

- Знал, что ты рисковая, но, чтобы настолько, - усмехнулся Киба и тут же схлопотал тычок от Хината. - Да я же шучу, что ты сразу руки распускаешь. Гаара отличный парень, когда узнаешь его получше… и желательно издалека, ай, аха-ха, да перестань драться, я просто шучу.

- Простите, ребята, задержался, - разговор прервал Минато-сенсей, ворвавшийся в библиотеку с потоками капель дождя, стекающих с его куртки и капающих с влажных золотистых волос. - Обещали, что дождя сегодня не будет, но закончился он только что, когда я уже весь вымок.

- «Жизнь старается не показывать свой звериный оскал, с тем чтобы ухватить человека в подходящий момент», - назидательно процитировала Хината. Минато рассмеялся, снова став похожим на мальчишку.

- Уложить меня на лопатки литературой, как это жестоко, госпожа Хьюга, - Хината только пожала плечами. Учитель понял, что это означает - я вас прощаю.

***

Забуза пришёл слишком рано, просто ждать уже не мог. Даже зашёл на территорию школы, хотя предпочитает ждать Хаку за воротами. Дождь закончился, но вода не была проблемой, его куртка не промокала. Рука нежно коснулась содержимого внутреннего кармана, едва заметно выпирающего прямоугольным бугорком. Подарочное издание «Осиной фабрики». На вкус самого Забузы, книга была тем ещё дерьмищем, но Хаку питал к ней настоящую слабость, и всегда мечтал о новом экземпляре, старый был уже зачитан до дыр, лежал на прикроватной тумбочке у него в комнате. Забуза сам начал улыбаться под своим флисовым баффом, натянутым до самого носа, уже предвкушая, как обрадуется Хаку. Радовать его - это самое важное в его…

- Дружка своего ждёшь, - Момочи медленно обернулся на голос. Розовые линзы стёрли и намёк на улыбку. Он знал таких, как этот парень, который мог только за счёт других как-то утвердиться. И это его «дружок», произнесённое так погано, будто он мечтает вымазать его в этом слове. Забуза сделал шаг к худощавому мудаку, тот отступил. - Я бы, на твоём месте, не тратил время зря, а бежал за спортзал.

Забуза не тратил ни секунды, сначала Хаку, а со всеми остальными он разберётся потом. К сожалению, он не вспомнил, что пришёл намного раньше, что Хаку никак не мог пройти мимо него, страх толкнул его действовать быстро, не думая.

- Начало положено, - усмехнулся Ягура, и остался стоять у школьного порога, насвистывая весёлый мотив.

***

- Спасибо, что пришёл со мной, - снимая специальные садовые перчатки, сказала Ино, наблюдая за тем, как Сай бережно ставит тяжёлый горшок с высокой и пышной драценой, из-за которой она не могла видеть лица парня. Они в школьной оранжерее, пока Фуку-сенсей на больничном, кружка садоводов не будет, но она попросила свою лучшую ученицу за всем присмотреть.

- Я рад всё делать с тобой, - улыбнулся Сай. Ино решила, что безопаснее будет начать убирать инструменты, чем и дальше на него пялиться, она, конечно, перестала делать из секса, или его отсутствия, что-то особенное, но не собиралась делать это в первый раз… на земляном полу. А вид Сая возбуждал в ней разные, не контролируемые желания. - Ты любишь всё это, верно?

- А?

- Цветы, - пояснил художник.

- Оу, ну, да, кажется, - неуверенно ответила Яманака. - Пожалуй, это одна из не многих вещей, которые я действительно люблю, после…

- Меня, знаю, - перебил её Сай. Ино охнула, но не смогла удержать улыбку. Она знала, что Саю не нужны слова, но сама давно была готова их произнести, просто время казалось не идеальным.

- Думаю, здесь мы закончили, можем идти.

***

- Просыпайтесь, - Наруто резко отрывается от парты, и вскакивает на ноги.

- «Умри, падла, умри! Майор Бенсон Уинфред Пейн живым не сдается! Бах, это тебе за моего друга! Бах! Бах!» - заорал Узумаки, всё ещё не проснувшись, а ему почему-то снилось, что он главный герой в фильме «Майор Пейн». - Тюууу-тюууу, - изображая паровозик, произносит Наруто, смотря на офигевшую Сакуру. Это ей досталась не завидная доля - будить их, его и Шикамару, которого пришлось взять с собой, ведь для обсуждения всякой фигни по поводу выпускного бала, который ещё не скоро, нужны два человека от каждого выпускного класса. Взять с собой девчонку Наруто и не подумал, потому что вообще не слушал, зачем сюда шёл.

- Вот скажи, тебя как часто в детстве роняли головой об пол? - хватаясь за сердце, спросила злющая Сакура. Узумаки нахмурился.

- Так значит? То есть, если ты пришла на нас орать и пугать, хотя мы спали невинным сном младенца - это нормально, а то, что я тебя спросонья напугал - это конец света? - Харуно силилась что-то на это ответить, но решила просто удалиться, гордо вздёрнув нос. - Так-то лучше, да? - он обернулся за одобрением, но это было бесполезно, Шикамару всё ещё спал.

- Да, кстати, - крикнула Сакура, уже из коридора, - раз вы последние, то вам нести бумаги в учительскую, спасибо.

- «Буба! До ближайшего городка 30 миль. Если не можешь перевернуться вниз головой и бежать на руках, значит Тебе крышка!» - над самым ухом Шикамару проорал Наруто. Нара разлепил глаза и принял более-менее вертикальное положение.

- Тюууу-тюууу.

***

Мацури и Тамаки, громко смеющиеся над шуткой Шихо, что их порядком удивляло, сколько бы та не выдавала их, с неизменно серьёзным лицом, вывалились из дверей библиотеки. Киба проводил их долгим взглядом и повернулся к Хинате, которая умудрилась растерять свои листы с распечаткой. Теперь они сделали пол помещения похожим на заснеженную равнину. Хьюга ползала на корточках, зачем-то собирая их в правильном порядке.

- Думаю, у нас был момент, - уверенно заявил Инузука, опуская свой зад на их круглый стол. Хината нашла страницу 13, положила её под страницу с номером 12, и подняла глаза на друга. Киба посмотрел в ответ, Хьюга почти увидела проблеск надежды, что он спуститься, чтобы помочь. - Ой, извини, - улыбнулся шатен, - мне поднять ноги?

- Нет, спасибо, - сквозь зубы, ответила Хината, найдя страницу 14. - Что за момент? - не смотря на его тугодумство, ей стало любопытно.

- Тот самый, особый момент, который бывает между парнем и девушкой, - начал Киба, - когда мы стояли напротив друг друга, а весь мир остановился, и летели искры, она держала того котёнка, очень похожего на меня. Всё, как полагается, понимаешь?

- Чего?

- Не тупи, Хьюга, я говорю тебе про себя и Тамаки, и наш особый момент, после такого потом обязательно что-то происходит, но у нас ничего не происходит, почему? - озадаченно лохматя волосы, спросил Киба.

- Может потому, - распрямляясь, когда последний лист оказался крепко зажат в её руках, ответила Хината, - что это ты тупишь? Что ты сделал после вашего «особого момента», чтобы что-то произошло?

- Ну, - протянул Инузука, - а что я должен был сделать?

- Не знаю, может позвать её куда-нибудь?

- Типа на свидание?

- Типа на шабаш, прыгать через костёр и устроить оргию, - саркастично выдала Хьюга, - конечно, на свидание.

- Вот так просто? - удивился Киба. - И кстати, как часто ты сама бываешь на таких шабашах, раз всё знаешь? - Хината треснула его пачкой листов по ноге.

- Дурак. Да, так просто, почему нет? Был же момент, - мечтательно протянула Хината, приложив руки к сердцу.

- Мне кажется, что ты немного издеваешься, - буркнул Киба.

- Кажется? Немного? Значит, я что-то делаю не так.

- А если откажет?

- А если нет? - резонно уточнила Хьюга.

- Твоя правда, - согласился Киба. - Бля, в последний раз я водил на свидание Ино, она сама говорила мне куда пойдём, какие цветы ей подарить, я не знаю, как это всё делается. Вот куда тебя водит Узумаки? - этот простой вопрос совсем неожиданно поставил Хинату в тупик. Она поняла, что краснеет. - Брось, кинь мне кость, я может, девушку хочу на нормальное свидание повести, - расценив её молчание по-своему, начал умолять Киба.

- Да просто, - говорить, что они с Наруто не ходят на свидания, совсем не хотелось. - Мы - это мы, а вы совсем другие, вот я о чём, - выкрутилась Хьюга. - Спроси у интернета, как делают все нормальные парни.

- И что мне искать? Книги, кошки, девушки? - возмутился Инузука. - О, а звучит хорошо, - Хината попыталась улыбнуться, но странное чувство печали начало ковырять в сердце мелкую трещинку, стремясь расколупать рану побольше. Она даже не знала, что хотела бы пойти на свидание. Настоящее, чтобы с сюрпризом, и неловким первым поцелуем. Только сто первый поцелуй никогда не сможет стать первым, верно?

***

Девчонки всё ещё смеялись, когда наткнулись на Гаару, спускающегося по ступенькам школьного крыльца. Тамаки быстро взяла в оборот Шихо, утаскивая её чуть дальше, создавая для этих двоих подобие приватности. Они юркнули за ствол самого широкого дерева, и высунули головы, рассматривая смущённую Мацури, и застывшего, как изваяние Гаару.

- Привет, - начала девушка, - какими судьбами? Снова отрабатываешь какое-то наказание? - нахмурилась Мацури.

- Нет, ничего такого, просто Асума-сенсей согласился дополнительно позаниматься, я… не совсем разобрался в теме, - признался Гаара. - Химия.

- Оу, а почему не попросил друзей? Хината вроде ас в химии? - удивилась Мацури, но тут же дала себе мысленного тумака, это же Гаара. - Извини, понимаю, сложно просить помощи, ведь тогда все узнают, что ты в чём-то не так хорош. Я сама бываю такой, но мой брат всегда говорит, что просить о таком не стыдно. Мы просто люди.

- Не знал, что у тебя есть брат, - Мацури улыбнулась.

- Ты ещё многого про меня не знаешь, но это, - она убрала короткую прядь карамельных волос за ухо, - дело поправимое. Если захочешь, конечно, когда-нибудь. Вообще-то, я должна извиниться.

- Что? - эти её слова выбили его из колеи ещё сильнее, чем вся эта случайная встреча. - Извиниться? За что?

- Кажется, я тебя напугала, самую малость. Ну, в Хэллоуин, - пояснила Мацури, - хотя, когда же ещё пугать, верно? Хорошо, просто послушай меня, идёт? Ты мне нравишься, конечно, ты не без странностей, тараканы у тебя в башке должно быть на каких-то анаболиках, но мне всё равно. Когда мы стали частью этой странной шайки, то я увидела другого тебя, он не лучше и не хуже, просто другой. И мне захотелось узнать, что ещё ты прячешь от всех. Так что, да, ты мне нравишься, но это не значит, что ты мне что-то должен. Давай просто, не знаю, продолжим общаться, как раньше? А там, вдруг что-то… просто… не знаю…

- Придёшь посмотреть нашу тренировку в воскресенье? - выпалил Гаара, пока не успел испугаться. Мацури подумала, что ослышалась.

- Соглашайся, дура, - прошипели ей подружки. Гаара немного откинулся в бок, чтобы посмотреть, кто это сказал. - Ой, - и две любопытные головы скрылись из виду. Мацури засмеялась, и это не оставило Гаару равнодушным, он позволил уголкам губ приподняться.

- Хэй, Гаара, привет, - демон удивлённо захлопал глазами, рассматривая бледного человека, который так сильно обрадовался встрече. Сай держал Ино за руку, а свободной махал товарищу по команде. - Вот это встреча, верно? - улыбнулся художник, похлопывая друга по плечу.

- Д-да, - переживая о том, как много мог заметить Сай, ответил но Собаку. Ино уже весело щебетала о чём-то с остальными девушками, так что Гаара даже не заметил, как они толпой продолжили путь к школьным воротам. Там в него чуть не врезалась девушка в красном берете, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся Хаку.

- Что-то забыл? - поинтересовалась Тамаки, заметив, что Хаку возвращается обратно. Парень странно смотрел на свой телефон, касаясь тонкими пальчиками бледного лба. - Хаку? - брюнетка помахала ладошкой перед его лицом.

- А? Д-да, извините, я там, - он не договорил и спешно отправился вперёд. Друзья проводили его взглядами, но продолжили идти дальше. Тамаки успела обернуться прежде, чем каменные колонны скрыли школьный двор от её глаз. Хаку не вернулся в школу, он почему-то свернул. И направился в сторону спортзала.

***

Минато потёр глаза, уставшие от экрана компьютера. Он внёс последние изменения в рабочую программу, и нажал на кнопку «завершение работы». Пока древний агрегат выключался, Намиказе смотрел, как активно приседает Гай, резко выбрасывая вперёд длинные руки.

- Присоединяйся, Минато, это полезно для здоровья и твоей силы юности, - сказал Гай, назвал число похожее на триста пятнадцать, задумался, улыбнулся, сообщив, что сбился и снова сделал первое приседание. - Для потенции тоже полезно, а зная твою жену, она тебе нужна каменная, - блондин попытался улыбнуться, к Гаю просто нужно было привыкнуть, но он пока не смог этого сделать, в полной мере.

- Спасибо за беспокойство, у меня с этим всё хорошо, - заверил Минато.

- Ну, тридцать шесть, это пока, тридцать семь, нельзя, тридцать восемь, пускать всё на самотёк, тридцать девять.

- Ам, да-да, я потом обязательно…

- Минато-сенсей! Там. Беда!

***

Тамаки снова обернулась назад себя, на душе было не спокойно.

- Всё хорошо? - спросила Шихо. Они как-то намеренно отстали от двух парочек, где девчонки без умолку болтали, а парни просто молча шли рядом.

- Не знаю, если честно, меня беспокоит Хаку, - призналась Тамаки, - он не показался тебе каким-то дёрганным?

- Ну, может совсем чуть-чуть, - после недолгого раздумья, ответила Шихо. Тамаки надеялась на другой ответ, который скажет ей, что она сама себя накрутила, но подруга в очках с огромными стёклами её не успокоила. - Если хочешь, давай вернёмся.

- Правда? - Тамаки остановилась. - Ты пойдёшь со мной? Понимаю, что это выглядит как, - Шихо не дала ей закончить, подняв руку в кожаной перчатке.

- Нам ведь не сложно проверить, убедимся, что всё хорошо и вернёмся назад.

- Скажем им? - Тамаки махнула рукой на впередиидущих, они ничего не заметили, продолжая удаляться. - Ладно, потом догоним, мы же быстро, - девчонки пошли назад, сами не заметив, как ускорили шаг, практически перейдя на бег. Чем ближе был спортзал, тем страшнее становилось Тамаки, она не могла понять почему, но ожидала увидеть что-то страшное. - Слышала?

- Что?

- Не знаю, какой-то стон, - неуверенно ответила Тамаки, прислушиваясь. У них было два варианта куда пойти, ещё дальше за спортзал или ближе к школе. Брюнетка боялась ошибиться. Но следующий приглушённый стон они услышали обе, отчётливо и побежали налево.

Их было четверо, один, самый крупный, крепко прижимал Забузу к рабице забора, его лицо было залито кровью. Двое других придерживали Хаку под руки, заставляя стоять прямо и смотреть на своего парня, постанывающего от боли. И только один парень, худой, стоял посредине, дирижируя этим представлением. Тамаки и Шихо видели только его затылок и светлые, криво постриженные волосы.

Было похоже, что он что-то говорит, а потом подходит к Хаку и срывает с его головы красный берет, хватает его за волосы, заставляя смотреть на себя. Он заводит руку назад, кажется, что она летит до цели целую вечность, соприкасается со скулой Хаку, слышится глухой звук.

- О, ками, - зажмурившись, когда увидела кровь, прошептала Шихо, - мы должны кого-то позвать, - Тамаки порывалась броситься вперёд, защитить друзей, как защищала котёнка от хулиганов, но подруга была права. Эти звери куда опаснее.

- Бежим, - она схватила Шихо за руку, и они рванули к школе.

- Поищем сенсея в учительской, - сказала Шихо, и дёрнулась побежать к лестнице, но не смогла двинуться с места, встретив сопротивление в виде руки Тамаки, крепко за неё ухватившейся. - Некогда, Тамаки, пусти, - но она вцепилась, как кошка. Это было никакое не метафорическое перепутье, слева лестница, которая ближе к учительской, а справа - библиотека. И Тамаки очень хотелось пойти именно туда.

- Хорошо, - наконец решилась брюнетка. - Найди сенсея и расскажи ему всё, а я найду Хинату, - Шихо не успела ничего возразить, как та уже бросилась по длинному коридору. Ей самой ничего не оставалось, как поправить съехавшие очки и выполнить свою часть. Она запыхалась, но, когда услышала голоса учителей, открылось второе дыхание. Теперь точно всё будет хорошо.

- Минато-сенсей, - отчаянно прокричала Шихо, вваливаясь в учительскую, впервые не постучав. - Там, - она махнула себе за спину. - Беда!

- Шихо? Что такое? - Намиказе вскочил со своего места, подлетая к перепуганной ученице. Шихо тяжело дышала и махала руками то за спину, то в сторону окна. - Дыши, успокойся и всё нам расскажи, - Гай был готов применить к ней какой-нибудь приём, если она не успокоиться в ближайшую секунду.

- Хаку, там, за спортзалом. Драка, - всё, что смогла, выдала Шихо. Дыхание никак не могло прийти в норму. Теперь от того, что ей стало по-настоящему страшно. От слёз уже ничего было не разобрать. Минато пришлось оставить её, чтобы подбежать к окну, там уже стоял Гай.

- Ты что-нибудь видишь? - Гай видел. - Чёрт, нужно это остановить, - Минато вообще не мог понять какого хрена он всё ещё тут стоял, а не бежал спасать своих учеников. Блондин дёрнулся, но его остановила грубая хватка руки Гая. - Что такое? - не понял Минато.

- Давно пора проверить её в деле, - улыбаясь, как маньяк, произнёс Майто, - прости, мой дорогой друг, но я не могу тебя отпустить, - Намиказе открыл и закрыл рот, несколько раз.

- У меня нет времени для твоей чуши про… даже не знаю, про что, - разозлился Минато. Он попытался скинуть его руку со своего плеча, но это только вынудило Гая усилить давление. - Пусти, - прорычал блондин, но Гай только покачал головой. Минато начал брыкаться.

- С-сенсеи? - Шихо протёрла свои очки и совсем не понимала, что происходит. Почему никто из взрослых не идёт спасать детей.

- Пусти, Гай, ты - псих, они покалечат Хаку, - начал орать Минато, прикладывая все силы, чтобы выбраться.

- Прости, - искренне раскаиваясь, сказал Майто, и применив болевой, скрутил своего коллегу. Рука Минато выгнулась, прижимаясь к его спине, а Гай подтолкнул его обратно к окну, буквально вжимая носом в стекло. - Доверься ей, - Намиказе сначала ничего не понял. Пока не заметил маленькую фигурку в чёрной толстовке.

***

- «Мур-муратура», - выдал Киба.

- Чё? - усмехнулась Хината. - Это на каком языке?

- Хватит ржать, это название одного кафе, где живут кошки и можно читать, как в библиотеке, - он показал ей фото из интернета. Несколько фото. Со счастливыми посетителями, которые гладили кошек и читали книги. - Идеально, скажи?

- Ну, не считая антисанитарии, опасной аллергической обстановки и ужасного соседства книг с напитками, знаешь, такими, которые мокрые, всё остальное и правда идеально, - показывая чудеса остроумия, сказала Хьюга. Киба смешно оскалился на неё, крутя головой в поисках чего-нибудь тяжелого, что можно в неё швырнуть. - Да идеально, идеально, боюсь только, что проблема не в поиске места, а в твоей храбрости позвать её туда, - Инузука собирался возразить, но она была права. Перспектива сказать Тамаки столько разных слов, из которых будет ясно, что он зовёт её на свидание, это же сущий кошмар. - О, а вот и твой шанс, - неожиданно добавила Хината. Киба посмотрел в ту же сторону, что и подруга. Это была она - Тамаки, явно прибежала откуда-то, и теперь замерла рядом с ними, тяжело дыша.

- Э-э-э, Т-тамаки, привет, а я тут как раз…

- Хината! - закричала девушка, хотя Хьюга стояла в метре от неё. - Это Хаку и Забуза, какие-то парни бьют их за спортзалом, - Хината могла бы поклясться, что знала это ещё в тот момент, когда Тамаки ворвалась сюда с этим безумным взглядом.

Хьюга ожидала, что её накроет паника, или гнев. Но ничего этого не произошло. Всё будто, наконец сложилось именно так, как должно было. Её первая стычка с Даруи и его розовоглазым прихвостнем. Дружба с Хаку. И сегодняшний день. Плохой день, который стал только хуже, но Хината улыбнулась.

- Успокойся, я разберусь, - сказала она Тамаки, - Киба, присмотри за ней. Принеси воды или ещё что, сам разберёшься.

- Но, - возразил Инузука. Он уже оставался в стороне, в прошлый раз. Хината обернулась, Киба сдался. Это было в её глазах, просьба о помощи, именно такой, какая нужна. - Да, не волнуйся, я тут справлюсь, - уверенно сказал Киба, прижимая к себе Тамаки. Девушку трясло, не то от страха, не то от гнева и паники.

Хината кивнула и вышла в коридор. Её шаги были единственным звуком, кажется, во всей школе. Дождь закончился, но тут и там образовались небольшие лужи. В одной толстовке было прохладно, она закатала чёрные рукава, затянула потуже резинку на хвосте, чтобы не расплёлся. Ей стоило сделать это ещё тогда. Показать на чьей стороне сила, чтобы отвалили от Хаку. Но она пыталась всё уладить мирно. Пора усвоить, что есть ситуации, когда мирно не получается. Когда мирно - значит грубой силой.

Хината увидела всё и сразу, будто глаза могли видеть панораму происходящего. Крупный парень и сидящий в грязи Забуза. Кровь смешивалась с его злыми слезами, от бессилия, от невозможности помочь тому, кого он любит. Повисший между двумя парнями Хаку. Красный берет на земле. Парень с тёмной чёлкой чуть выше, чем тот, который ему помогает держать хрупкого Хаку. Растрёпанный блондин не выглядит довольным, кажется, он ожидал чего-то веселее, шапка так сидит на его голове, что волосы вылезают из-под неё, как ветки ели. И тот, кто стоит спиной, кто хочет нанести Хаку ещё один удар. Хината знает, что, когда он обернётся, она увидит розовые глаза и драные волосы. Нога ступает в лужу, не заметила, кроссовок тут же промок. Хьюга опустила на него глаза. Последняя часть картины, та, которая была скрыта от неё, но которая решила всё. Никакой пощады. Вот, что означали набухшие страницы «Осиной фабрики», упавшей в грязную воду. Это заняло лишь секунду времени, рука розовоглазого всё ещё делала замах назад.

- Хэй, урод, я же сказала вам найти кого-то своего размера, - её голос, как гром среди ясного неба. Забуза пытается подняться, что-то бормоча. Хината оборачивается на него. - Сиди смирно, сначала я вырублю тех троих, тогда этот, - она указала пальцем на парня, который прижимал его к сетке забора, - сам отвалит, если достаточно умён. А если нет, ну, значит займусь им потом. Ты не против? - Забуза отчаянно пытался сказать ей, чтобы убиралась, но там был Хаку, его Хаку. Поэтому он просто кивнул, пришло время довериться кому-то другому.

- Смотрите-ка, кто к нам пожаловал, - насмешливо протянул розовоглазый, уверенный, что ему хватит троих приспешников, чтобы разобраться с одной маленькой девочкой. - Я тоже тебе кое-что говорил, верно? Что ты не сможешь присматривать за ними вечно. И посмотри, я был прав, - он схватился за волосы Хаку, и так растрёпанные, демонстрируя его лицо. Скула распухла и кровоточила. - Посмотри на свою спасительницу, ты же хочешь увидеть, как из-за такого ничтожества, как ты пострадает она?

- П-пожалуйста, Хината, - произнёс Хаку, - уходи, - слёзы скатывались по его прекрасному лицу, смешиваясь с кровью, и падали на мокрую землю.

- Ты же знаешь, - с улыбкой ответила Хьюга, - я не могу пропустить такое веселье. Я же гомофобка, помнишь? Как я могу пройти мимо этих педрил и не выбить из них всё дерьмо? - Хината расправила плечи, встряхнула руки, чуть отставила правую ногу, принимая положение устойчивее. Она знала, что розовоглазый первым бросит на неё тех двоих, что держат Хаку. Читать их было намного проще, чем Гаару, Сая, и тем более Неджи. Они были слабаками, поэтому их было так много. - Может, уже начнём, девочки?

- Юура, Си, - скаля зубы, крикнул розовоглазый, - покажите этой суке, где её место, - двое, державшие Хаку, отпустили его. Парень рухнул на землю, силясь поднять голову. Хината ждала, следила за тем, как они приближаются, стараясь окружить. Юура, решила Хьюга. И кивнула себе.

Парень с тёмной чёлкой, закрывающей один глаз, бросился на неё первым, смущая своего товарища, который не знал, как ему теперь быть. Никакой гармонии. Юура размахнулся по большой дуге, но Хината легко пригнулась, отоварив парня мощным ударом в солнечное сплетение, а следом по горлу и коленом в живот. Оттолкнула его назад, и обернулась как раз вовремя, чтобы встретить ударом ноги другого парня. Поторопилась, поэтому удар пришёлся только в плечо, а не в голову.

- Что вы творите, придурки? Валите её, - разорался их временный лидер. Си снова бросился вперёд, он размахивал руками, изображая мельницу, пока Хината легко уклонялась, дожидаясь, когда он откроется.

- Сейчас, - сказала Хьюга, Си завис, опустив руки, и она ударила его по ушам раскрытыми ладонями. Обернула руку вокруг его шеи, и била по почкам, пока не заметила движение сбоку. Юура успел очухаться, и был готов помочь другу. Но встретился с подошвой её кроссовка, врезавшейся в лицо. - Ну вот, - притворно захныкала Хината, - уделал своей кровью мои кеды, - Юура держался за сломанный нос, повизгивая, как гнусавый поросёнок. Хината выкрутила руки парню, которого всё ещё держала за шею, надавила коленом на спину, дожидаясь приятного щелчка, и дикого крика, а потом толкнула Си в его дружка. Они завалились в грязь бесформенной кучей с четырьмя ногами и руками. - Твоя очередь? Или сначала бросишь в пекло того здоровяка? - с издёвкой спросила Хьюга у лидера.

- А-а-а-р-х, сука! - заорал он. - Куробачи, брось этого гондона и прихлопни её.

- Второй раунд, - сказала Хината, задирая голову. Чтобы видеть лицо своего двухметрового соперника.

***

- Давай, шевелись. Это последние, - подгонял Наруто, уже в сотый раз пожалев, что взял с собой Шикамару, который после первой ходки туда-сюда с грузом в виде высоких стопок непонятных бумаг, сдулся и только жаловался, как всё проблематично. - Лучше бы Чоджи взял, - пробухтел блондин.

- Поддерживаю, - ничуть не обиделся гений. Наруто покачал головой, и чуть не врезался в Шихо, которая непонятно откуда взялась посреди учительской.

- Чёрт, извини, не заме… а что происходит? - уточнил блондин, когда увидел в высшей степени странную картину. Шихо явно паниковала и недоумевала, пока Гай-сенсей удерживал в захвате его отца. - А?

- Н-Наруто? - Шихо протёрла глаза за стёклами очков. - Я не понимаю, я сказала, что там Хаку, что на него напали, но Гай-сенсей не даёт Минато-сенсею это прекратить. Тамаки пошла за Хинатой, но я понятия не имею, что делать.

Руки стали слабыми и безвольными, сотни белых страниц полетели на пол, залетая под столы и шкафы. Стоило ей произнести имя Хинаты, как всё внутри Наруто покрылось коркой льда, его затрясло. В целую очередь выстроились безликие тени, обретая всё более чёткие очертания. Неджи. Какузу. Хидан. Мужик из клуба. Сегодняшний парень с розовыми глазами. Его приспешники. Пейн. А в центре этого торнадо - она. Одна, маленькая, хрупкая. Пытается противостоять их тяжёлым кулакам своими мягкими ладошками.

Наруто бросился к окну, чтобы увидеть, где они находятся. Маленькая фигурка в чёрной толстовке толкнула светловолосого парня на другого, от которого разлетались красные капли. Сверху казалось, что сначала она держалась с одним из них за руки. Почти невинно. Но вот к ней подходит здоровяк, широкие плечи, тупое выражение лица и полметра преимущества в росте. Хината и Голиаф.

Узумаки бежит, поскальзываясь на поворотах. Он понятия не имеет, что будет делать, может просто бросится на кого-то из них, только бы не стоять в стороне. Ему слышится, как кто-то кричит «держи его». Ему кажется, что кто-то бежит за ним.

***

- Вот, держи, попей, - Киба присаживается на корточки рядом с Тамаки и протягивает ей бумажный стаканчик с водой из питьевого фонтанчика в коридоре. Девушка берёт стакан, но её руки всё ещё трясутся, только крепкая, тёплая рука Кибы не даёт ему упасть, разливая воду по полу. - Ничего, я держу, - Тамаки выпивает всё залпом. Чувствует, как холодные потоки воды скатываются по пищеводу. Становится зябко, но это отрезвляет.

- Думаешь, я совершила ошибку, что пришла за Хинатой? - в панике спрашивает Тамаки. Ей грозит приступ настоящей истерики. Кто же так делает, Шихо была права, нужно было просто позвать учителей. Но вид Хаку и Забузы, причины, по которым эти парни докопались до них. Тамаки хотела, в ту секунду особенно остро, чтобы их настигло возмездие похуже, чем оставаться после уроков.

- Нет, ты всё сделал правильно, - заверил её Киба. Он даже не заметил, как стал гладить её по распущенным волосам, и убирать редкие солёные капли с покрасневших щёк. Ему просто нужно было чем-то занять руки, а занимать их Тамаки было чертовски приятно.
Момент разрушил настоящий гром, кто-то нёсся по школьным коридорам, сотрясая их. Киба и Тамаки сидели так, что было видно весь коридор, поэтому они сразу заметили Наруто, а за ним перепуганного Шикамару, который просил друга остановиться.

- Чёрт, вот придурок, он же помешает ей, - Киба почти дёрнулся следом за ними, но не мог так просто оставить Тамаки.

- Иди, останови его, я в порядке, - Инузука в течение долгой, бесконечной секунды, смотрел в её глаза, чтобы убедиться в этом, а потом, как подорванный бросился вслед за друзьями. Хината доверила ему сторожить её безопасность, он не может подвести.

Тамаки вытерла глаза рукавом и достала телефон, им явно понадобиться подмога.

***

Хината легко уклонялась от размашистых, медлительных ударов Куробачи, он уже выдыхался, значит скоро её очередь. Это было даже слишком легко, Хината успевала восхититься собственным спокойствием. День выдался хреновым, она давно мечтала выплеснуть то, что накопилось, но, когда дошло до дела, оказалась спокойной, как гладь воды в штиль. Это была не драка, защита, Хьюга знала, что на кону.

- Чего ты медлишь? - верещал розовоглазый.

- Ну-ну, пожалей парня, ты же видишь, как ему не легко приходится, он старается изо всех сил, - примирительно сказала Хината, - не переживай, давай, нападай ещё, обещаю, пока я не буду тебя бить.

- И ты позволишь ей издеваться над собой?

- Заткнись, Ягура, - проревел Куробачи, и бросился на Хинату. Она уклонилась в последний момент. Они танцевали так, вокруг друг друга, уже какое-то время, Хината контролировала их передвижения, пока здоровяк только злился, от собственного бессилия и приказов своего фальшивого лидера, не удивительно, что не заметил, как они приблизились к стене спортзала. Поэтому, стоило Хинате отпрыгнуть, как он влетел башкой в крепкое дерево, потерял равновесие и упал на землю.

- У-ф-ф, больно, наверное, - саркастично заметила Хьюга. - Ну, что, теперь только ты и я? - она повернулась к хлюпику с розовыми линзами, даже сквозь них был виден его гнев и страх.

***

- Стой, Наруто, остановись, чтоб тебя, - кричал Шикамару, но Узумаки был быстрее, ещё бы, самый быстрый парень в школе, кто его догонит? Ответом послужил Киба, пронёсшийся мимо гения на первой звуковой. Инузука рыкнул, сделал несколько широких шагов, и прыгнул, повалив Наруто на землю. Парни принялись кататься по грязи, Узумаки старался скинуть с себя собачника.

- Отвали, - заорал Наруто. Но Киба придавил его к земле, наваливаясь всем телом.

- Не глупи, ты будешь только мешать, - строго сказал Инузука. Наруто тяжело дышал, но постепенно успокоился. - Хорошо, правильно, ты должен быть тем, кто-о-о…

Воспользовавшись тем, что Киба потерял бдительность, Наруто ударил его коленом и скинул с себя. Шикамару попытался схватить его за рукав кофты, но тот легко вырвался.

- Я больше не останусь в стороне, - прорычал он друзьям. - Хватит с меня, она не может выбирать какое место отводить для меня в своей жизни. Хочет - не хочет, придётся смириться, что я рядом. Хината!

- Д-дурак, - с трудом поднимаясь на ноги, прохрипел Киба. - Из-за него она пострадает.

***

Пора это заканчивать, думает Хината. Вырубить лидера - остальные больше не полезут. Она наступает на Ягуру, который только сыплет грубыми ругательствами, веселя её ещё больше. Слабак. Шаг вперёд, он отступает назад. Но Хината готова закончить всё прямо сейчас, она ускоряет шаг, готовит удар…

- Хината! - равновесия, собранности, как небывало, она резко оборачивается на звук такого знакомого голоса, сейчас полного боли и страха. Голубые глаза смотрят на неё с тревогой и каким-то упрямством. За ним уже стоят уставший Шикамару и Киба с виноватым видом. Но не от этого всё тело охватывает ступор, не от этого серые глаза расширяются, а слова застревают в горле. Ещё пятеро, включая её старого знакомого Даруи, и спрятавшегося за его спиной Омои. Они неслышно обступили её парней.

- Нет! - резкий крик Шикамару пугает Хинату и птицу, притаившуюся где-то на крыше. А резкий удар сбивает с ног, её тело бросает вперёд, в свободный полёт, пока жёсткая сетка не становится препятствием, выбивая весь воздух с протяжным стоном. Отвлеклась, как новичок, что позволило Куробачи застать её врасплох.

От влажной, холодной земли, на которую Хината приземлилась лицом, пахнет дождём. Боль в спине можно игнорировать, но вот дышать тяжело, он нормально её приложил, не до переломов, но всё же. Ресницы вздрагивают, несколько мелких комков грязи застревают на них, мешая фокусироваться. Она слышит своё дыхание, но не слышит криков Наруто, которого удерживает Шикамару, хотя он вырывается и его губы, такие умелые, когда целуют её, шевелятся. Хьюга благодарна парням, что держат его подальше, что стремятся отойти от новоприбывших. Сейчас она встанет, и сама со всем разберётся.

- Откусила кусок, который не можешь проглотить, а малышка? - усмехается Даруи, но от Хинаты не ускользает - он не доволен, Ягура сделал это без его ведома. Она приподнимается на руках, и садиться, облокачиваясь на забор.

- Тоже могу сказать и про тебя, - усмехается Хьюга, - бунт на корабле, а? - она откровенно его высмеивает, показывая на розовоглазого, который всё ещё не понял - пронесло его или нет. - Чуть отпустил поводок, а твои чихуахуа уже все разбежались и ссут, где попало. Захватил тапочек?
dsg-rem.ru

- Ты-то что здесь забыл? - спрашивает Наруто у Омои, он старается поймать настроение Хинаты, но готов броситься к ней, нет, не как смелый рыцарь, а чтобы она его утешила, сказала, что всё будет хорошо. То, как легко полетело её тело, отпечаталось в памяти, и едва ли когда-то уйдёт. - Я думал вы с Сакурой друзья.

- Друзья? - протянул Омои. - Я думал трахнуть её, раз уж она сама так хотела, но не вышло. Так что, я тут из-за неё, - он указал на Хинату, которая о чём-то говорила с главарём, отсюда Наруто не мог услышать чётко. - Видел, как Учиха к ней относиться, а он достал меня, задел меня, теперь я задену его.

- Ага, как Сакура задела тебя? Нос не болит? - Омои реагирует, хорошо, кое-что Наруто успел уяснить - расшатанные нервы соперников всегда в плюс, так у Хинаты будет больше шансов.

- Ладно, - теперь Хината говорит громко и чётко. - Это уже и так затянулось. Киба, пожалуйста, помоги Хаку, Шикамару, Наруто, заберите Забузу, - никто не двигается. - Живее, - грозно подгоняет их Хьюга. Хаку всё ещё сидит на коленях, он за её спиной, и необходимо, чтобы все оказались там. Парни медленно двигаются, но Даруи не мешает им.

- П-пожалуйста, не делай этого ради меня, - слышит Хината слабый голос.

- Хорошо, - отвечает она Хаку, - я сделаю это ради себя, это тебя устроит? - от её бахвальства парень только начинает тихо плакать. Он знает, чем всё закончится. Их девять - она одна. Никто им не поможет, никто из них не выберется. - Хватит ныть, - сталь в её голосе удивляет всех, даже противников. - Подними голову, встреть их достойно, как полагается, не унижай меня своим неверием. Они лишь парочка задир, а я воин. Я - победитель, - она встаёт в свою стойку, у Наруто захватывает дух. Её тонкая, прямая спина, и перед ней полукругом толпа, но он больше не боится.

- Пусть познают боль, - усмехаясь, говорит Узумаки. Хината бросается вперёд, нацеливаясь на Даруи. Наперерез вышли два самых крупных парня, готовые защитить своего главаря, но Хината увидела их намерение раньше, чем оно у них появилось. Удар в колено, уворот и ответный удар ребром ладони прямо по горлу. У здоровяков всегда есть слабые места. Её целью всё ещё был Даруи. Но пришлось снова отвлечься.

Наруто не успевал следить за тем, как она уворачивается, отвечает, бьёт одного, второго, прикрывается третьим. Эти козлы падали, снова вставали, но у Хинаты словно были глаза на затылке, никто из них не мог подкрасться к ней, подкараулить ошибку. Пока двое из них, по немому приказу главаря, не отделились, начав наступать на них. Киба и Шикамару были правы, они её слабое место. Вот она - фатальная ошибка.

Хината сильно размахнулась согнутой в локте рукой, чтобы он попал чуваку сзади в нос, а кулак встретился с носом соперника перед ней, когда заметила, что их стало меньше. Парень с впалыми глазами и светлыми волосами по плечи, в паре с каким-то сиреневоволосым фриком, отделились, а за ними увязался ещё и Ягура. Она бросилась вперёд, видела только друзей, которым нужно помочь и не видела удара. Пока не стало слишком поздно. Хината успела подумать, что у него должен быть 44 размер обуви, не меньше, от подошвы разлетались комья грязи, эта подошва и эта грязь, летят ей ровно в голову, пожалуй, прикинула девушка, это отправит её в нокаут. Хьюга попыталась поднять руки, поставить блок, не сдаваться так быстро, но удар настигнет раньше. Прямо…

А больно не стало, и она даже успела поставить блок, зажмуриться, чуть-чуть сгруппироваться, чтобы приземлиться не бесформенным мешком. Но удар куда-то пропал, он должен был прибыть к месту назначения, её голове, да заблудился где-то в пути. Хината приоткрыла глаза, выглядывая из-за заслона собственных тонких рук. Рифлёную подошву она могла рассмотреть во всех мелких деталях, кажется, даже несколько грязных капель успели приземлиться ей на лицо, так близко нога замерла перед её лицом. А всё потому, что крепкая рука остановила её. Кто-то сбоку захотел воспользоваться заминкой и бросился на Хинату, всё ещё не пришедшую в себя, но по пути столкнулся с кулаком, сплющившим лицо соперника, как консервную банку.

- Подумали, что пара дружеских плеч тебе не помешает, - улыбнулся Сай, сдувая воображаемую пыль с кулака. Гаара ударил соперника под коленом, и отшвырнул его от себя, сбив парочку его друзей, как кегли в боулинге.

- Пара, говоришь, - улыбнулась в ответ Хината. Парни сместились, вставая чуть впереди, по обе стороны от неё, девушка смогла положить руки им на плечи. - Идеальное число.

- Кажется, теперь всё идеально, - почти удивлённо произнёс Сай, - каждому по три. Давайте кто быстрее? Один из этих громил - мой.

- Тогда второй - мой, - поторопился с ответом Гаара.

- Я не настаиваю, мне их хватило, но вот этот, - она указала на Ягуру, - и тот, кто считает себя главным - мои.

- Расходимся, - скомандовал демон.

- Милый, будь осторожен, - крикнула Ино, весело помахав рукой. Хината усмехнулась, когда Сай ответил ей тем же. Кажется, подумала Хьюга, бледный художник делает её бесстрашной. - Сейчас отхватите, ушлёпки, - даже слишком бесстрашной.

- Куда, - Киба едва успел перехватить грозную блондинку, готовую броситься с кулаками на защиту своего парня. - Место, Ино, - от навалившегося стресса, Инузука совсем потерялся в своих переживаниях.

Хината отходит от своих товарищей, но чувствует их присутствие рядом. Она словно снова в том лесу, в той реке, они вместе, они синхронны. Их движения слажены, удары, увороты, повороты, и снова удары. Противники паникуют, как курицы в курятнике, куда влезли три, охреннено обученные убивать куриц, лисы.

Сай хладнокровен, он смотрит на своих соперников, так, словно готовится их препарировать, они не вызывают в нём эмоционально отклика. Им повезло, что Хината не успела пострадать, тогда они встретились бы с кем-то другим. Он начинает со здоровяка, старается его запутать, всё время перемещаясь, и бьёт точно, сильно, пока он не падает.

Гаара старается не наслаждаться происходящим, но внутри пылает азарт. Ему нравиться встречать соперника прямо, его ладонь не встречает никакого сопротивления, когда врезается снизу в подбородок парня с сиреневыми волосами. Он валится даже слишком быстро.

- Теперь тебе некуда бежать, - говорит Хината, удерживая взгляд розовых глаз, пока её предыдущий соперник бьётся в конвульсиях на земле, с вывернутой под неестественным углом, рукой. - Можешь гордиться, ты для меня особенный, и бить я тебя буду с особой тщательностью.

Видно, что Ягура больше не может гадать, чем всё это закончится, поэтому бросается на Хинату сломя голову, размахивается, чтобы ударить, но Хьюга легко ловит его за запястье, размахивается, но парень вспоминает, как сопротивляться, её кулак пойман в ловушку его ладони.

- Ты всего лишь поганая девка, - Ягура брызжет слюной, но Хинату это только веселит, она резко выбрасывает ногу вперёд, бьёт его в грудь. Он сгибается, наклоняясь вперёд, и её кулак прилетаем парню в лицо. Ягура падает на землю, царапает ногами мягкий грунт и быстро поднимается, но Хината уже осыпает его резкими, сильными ударами по лицу, почкам, завершая всё ударом с разворота ногой в челюсть.

- Сделай себе одолжение - не вставай, - парень стонет, но продолжает лежать. - Последний раунд, - сжимая кулак, произносит Хьюга, смотря на Даруи. Она делает уверенный шаг…

- Немедленно прекратите, - во всю мощь лёгких, кричит Минато-сенсей. Хината замирает, будто только сейчас выходя из своего боевого режима. Кажется, она впервые видит, как сенсей бегает, это забавляет её сильнее, чем следовало. - Разойдитесь, - снова кричит Намиказе, потому что Сай и Гаара продолжают лупасить своих противников.

- Парни, - говорит им Хината, и они отступают, встают рядом с ней. Минато осматривает всю эту сцену: стонущих школьников и троицу, которая сделала это с ними. Он размахивает руками, пытается что-то сказать, но выходит только что-то ужасно бессвязное.

- Настоящий восторг! - блеяния Минато прерывает довольный возглас Гая, который… отпихивает одного из учеников, а парень просто пытался подняться с холодной земли. - Какая техника, какая мощь, о, мои будущие чемпионы. Я получил истинное удовольствие.

- Эм, простите, мы просто, - Хината вдруг понимает, как это выглядит на самом деле, о, ками, она же устроила драку в школе, её могут даже… исключить. - Они первые начали. Напали на Хаку, и Забуза, он вообще не из нашей школы и может обратиться в полицию. Я пыталась… пыталась… что он сказал? - она обернулась к Гааре и Саю, подняв чёлку рукой.

- О, Гай-сенсей сказал, что мы молодцы, он всё видел и доволен нашим прогрессом, - с готовностью ответил Сай.

- Да, я так и подумала, что правильно всё расслышала, - выговаривая каждое слово, с едва сдерживаемым гневом, произнесла Хьюга, поворачиваясь обратно к учителям. - М-мы тут… а в-вы там… и даже когда… а вы-то… это в высшей степени, - Хината пыхтела, как разъярённый бык, осталось только забить копытом. Она честно пыталась объяснить сенсеям, как её задевает то, что они устроили из этого эксперимент, как она разочарована Минато-сенсеем, который позволил Гаю всё это провернуть, но выдала только… один протяжный крик злости. Топнув ногой, в качестве этакой финальной точки, Хьюга предпочла оставить этих психов, которым явно нельзя доверять жизни детей, и присоединилась к друзьям, чтобы убедиться, что все целы.

- Кажется, всё прошло хорошо? - спросил Гай у ошалелого Минато. - Так, а что касается вас, не переживайте, я задержусь, да поможет мне сила юности, но устрою так, чтобы заявления о вашем отчислении оказались на столе директора уже сегодня.

***

Хаку всё ещё не мог успокоиться, но уже всхлипывал не так часто, намертво вцепившись в куртку Забузы. Они сидели за одним из деревянных столов для обеда, когда их уединение нарушила Хината. Она тихо скользнула на сиденье напротив, а перед собой положила набухшие от влаги, тяжёлые, ставшие грязными листы.

- Жаль, что такое произошло, - сказала Хьюга, поглаживая пальчиками объёмных ос на испорченной обложке. Хаку чуть-чуть отлип от своего парня, чтобы взглянуть на неё. Потом ещё чуть-чуть, чтобы хватило сил дотянуться до книги. Хината легонько подтолкнула её вперёд.

- Э-это что? - спросил Хаку, прижимая к себе мокрые листы, от этого часть воды замочила его одежду.

- Бля, прости, я готовил сюрприз, а теперь, - когда Хаку заплакал с новой силой, прижимаясь к Забузе так, что книга оказалась вжатой в их тела, Хината ушла, оставляя их одних. Она знала, что ребята всё ещё сидят на их месте для обеда, как знала и то, что одного среди них нет. Брюнетка медленно прошла той же дорогой, какой дошла до места недавнего побоища. Повезло, что это было ближе, чем их укромный уголок.

Наруто сидел на сырой земле, уже не парясь о своей одежде, на лице остались тёмные полосы от грязи, результат стычки с Кибой. И даже в волосах. Хината больше не могла смотреть на чёрные точки в золоте, и провела по ним рукой, смахивая. Узумаки дёрнулся, пропустил её приближение.

- Прости, не хотела тебя напугать, - она почему-то шептала, словно любой громкий звук мог разбить спокойствие Наруто, едва обретённое, хрупкое, слабое. - Почему ты здесь, один?

- Потому что у меня нет сил улыбаться, притворяться, что всё хорошо, - он долго молчал, поэтому его голос был грубым и хриплым. - Всё ни хрена не хорошо. Зачем было так делать? Почему ты не могла просто доверить это моему отцу?

- Я тебя ни в чём не виню, - спокойно произнесла Хината, присаживаясь напротив. Узумаки поднял на неё перепуганный взгляд, силясь понять, как она это делает. - Пожалуйста, перестать злиться на себя, это… причиняет мне боль.

- Киба говорил мне, что нужно держаться подальше, но я не послушал, ты могла серьёзно пострадать, и в этом была бы моя вина. Мне так жаль, ты понятия не имеешь, насколько, - он говорил сбивчиво, быстро, пока не уронил голову на сложенные в замок руки.

- Что тебя беспокоит на самом деле? - устало спросила Хината. Ей надоело ходить вокруг да около, слишком паршивый выдался денёк. - Это из-за меня? Думаешь, что я снова пытаюсь указать тебе, какое место ты занимаешь в моей жизни? - Узумаки медленно поднял глаза, теперь это были бушующие океаны, разразившиеся штормом. - Я же обещала, что исправлю это, я не врала, я готова рассказать тебе, что открыла ту дверь, что теперь говорю с мамой, рассказываю ей о себе, о своей жизни. Прости, - улыбнулась Хината, - меня немного сбили с курса все эти девки, которые начали за тобой бегать. Руки так и чесались, наверное, поэтому так и вышло.

- Эта Хината, - совсем не разделяя её весёлого настроения, начал Наруто, - кто она такая? Откуда берётся? Сомневаюсь, что она когда-нибудь впустит меня в свою жизнь. Эта часть тебя всегда остаётся где-то в тени, мне нет туда доступа, - Хината понимала, что в этом они похожи, обоих одолевают страхи, разные, но глубокие. Она вздохнула и поднялась на ноги, возвышаясь над сгорбленным Наруто.

- Я люблю себя такой, сильной, смелой, способной броситься на защиту своих друзей, и тебя. Но тут ты не прав, я не прячу эту часть от тебя, ты сам это делаешь, сам не хочешь довериться мне, я не боюсь боли, она - часть жизни. Но моя боль причиняет её тебе, а с этим ты не хочешь справляться.

- И что мне делать?

- А чего ты хочешь?

- Мои желания не изменились, я хочу, чтобы было просто.

- Тогда ты выбрал не того человека в друзья, - строго сказала Хината. - Со мной не будет просто, ты давно это понял. Я сдаваться не собираюсь, остальное - тебе решать.

- В конечном итоге, ты сделаешь мне очень больно, верно? - спросил Наруто, умоляя её соврать.

- Только если ты сам мне это позволишь, - он поднялся вслед за Хинатой. Встал рядом, высокий, широкоплечий, но сейчас выжатый, как лимон, лишённый энергии.

- Позволю, - улыбнулся Узумаки, признавая, что не все его проблемы из-за неё, в некоторых он, по-прежнему, виноват сам, - но постараюсь стать сильнее, чтобы быть к этому готовым.
***

Она внимательно смотрит на их крепко сцепленные руки. Когда эта связь стала такой сильной, для неё не меньшая загадка, чем поиски дискриминанта, но её не хочется разгадывать, только наслаждаться. Отдаться целиком, ответить на признание и отдать сердце, вот в эти руки, способные быть нежными. И опасными. Она поднимает на него глаза, он где-то далеко, но по тому, как порой его рука сжимается сильнее, как бы проверяя - здесь ли она ещё, Ино понимает, что Сай здесь только благодаря ей. Не уходит слишком глубоко в себя, зная, что есть за кого ухватиться.
dsg-rem.ru

- Что тебя беспокоит? - тихо спрашивает блондинка. Сай реагирует не сразу, ему нужно время, чтобы сформулировать суть своих переживаний. Ему не хочется, он бы с радостью стал нормальным, обычным и вернулся к ней, но у мыслей своя воля. - Всё ведь хорошо закончилось, мы были не далеко, Тамаки нам вовремя позвонила. То есть, не нам, а вам с Гаарой, от меня-то толку было бы немного. Хината в норме, - Ино прерывается, чтобы усмехнуться, - кажется, в этой битве больше всех пострадал Наруто. Хотя, - улыбаться больше не хочется, - я его понимаю. Нет, я была в тебе уверена, но всё равно страшно, когда ты… а против тебя… а тут наша маленькая Хината. Понимаю желание Узумаки закрыть её где-нибудь и никуда не выпускать.

- Потому что она девушка, - совсем обречённо соглашается Сай.

- Что такое? - удивляется Ино, она вынуждает парня уйти с оживлённой дороги, свернуть в тихий сквер. Там детская площадка, от которой осталась лишь ржавая карусель. Сай молчит, думает, теперь ещё больше, после слов своей девушки. Девушка. Как это, оказывается, сложно. Он толкает карусель, она скрипит, но медленно крутится. Ино смело занимает последнее уцелевшее деревянное сиденье, наплевав на возможность испачкать светлое пальто. - Раскрутишь меня? - художник кивает, блондинка хватается крепче за поручни и закрывает глаза, когда Сай несколько раз сильно толкает качель. Она откидывает голову чуть назад, тело становится невесомым. А Сай может только смотреть на неё открыв рот. - Быстрее, - смеясь, кричит Ино. Он слушается беспрекословно. Разбегается, чтобы крутануть её сильнее, скорость такая высокая, что качель не успевает скрипеть.

Сай запрыгивает следом, на противоположную сторону, чтобы не нарушать баланс. Крепко держится и чуть отставляет спину назад, создавая своим телом парус. Ино поражённо открывает глаза, когда скорость увеличивается. На секунду ей становится страшно, но Сай рядом и это проходит. Их руки соединяются в середине карусели, Ино поднимается на ноги, голова кружится, мир вокруг проноситься размытыми тёмными бликами. Только Сай остаётся в фокусе, так и выглядит её мир теперь - только он. Художник научился читать её желания по глазам, чтобы она не отпускала рук, он наклоняется, не сразу поймав равновесие всё же находит её прохладные губы со вкусом земляники. Её распущенный волосы окутывают их, пряча от всего мира. Девушка - это прекрасно. И в этом его проблема.

Карусель давно остановилась, а они всё целуются, Ино слишком мало этого времени с ним. Ино давно хочет большего. Но она тормозит себя, отстраняется, проводит кончиком носа по его щеке, последнее прикосновение перед разрывом контакта кожи с кожей. Это ей нужно, чтобы собраться с мыслями.

- Теперь ты готов рассказать, что тебя беспокоит? - блондинка садится на поручни, перемахивая на его сторону, чтобы оказаться зажатой его телом, прячет руки в его карманы, упирается подбородком в грудь и смотрит снизу вверх. Ждёт. Сай приглаживает растрепавшиеся светлые локоны, понимая, что с ней не нужно подбирать слова, чтобы показаться нормальным. Она примет его таким.

- На соревнованиях, - начинает художник, - мне, возможно, придётся драться с девушками. Бить их, как я бил сегодня этих парней. Я не думал об этом, но Хината права, на тренировках я сдерживаюсь, когда спаррингуюсь с ней. И не потому, что это тренировка, или из-за нашей дружбы. А только из-за того, что она девушка. Такая же хрупкая, как ты, - он сильнее прижимает её к себе, стараясь укрыть своим телом от надвигающейся ночи. - Я везде вижу тебя, делая что-то думаю о тебе, и не могу разобраться, слабость это или сила.

- Мне жаль, что тебе так сложно, но я не знаю, чем помочь, - это был хорошо знакомый маршрут от его боли к её боли из-за его боли, и наоборот. Ино любила себя, любила нравиться кому-то, так что была удивлена, когда оказалось, что есть в мире кто-то, кого она не прочь поставить на первое место. Только поэтому она не любила его боль, но любила, как она отзывается в ней самой. Словно бутон, что тянется к солнцу. - Скажи, чем я могу помочь? Хочешь, я познакомлю тебя со своей мамой, поверь, - усмехнулась Яманака, откидывая тёмные пряди волос с бледного лба, - после этого ты легко сможешь любой бабе отрихтовать фасад.

- Хм, думаешь это сработает? - Ино весело рассмеялась. Было хорошо, что он не принял это за шутку. Она ведь не шутила.

- О, да, это точно сработает, будешь представлять везде её лицо, тогда судьям придётся оттаскивать тебя от соперницы.

- Не уверен, что мне нравится, - нахмурился Сай, - что в твоих словах нет доли шутки.

- Я привыкла, - вздохнула блондинка, - только папу жалко, не понимаю, почему он не уйдёт от неё. Наверное, так неправильно говорить, но сколько можно? Она вытягивает всю радость, всю жизнь из него. Страшно подумать, - бирюзовые глаза очень серьёзно посмотрели на бледного художника, - без тебя я стала бы точно такой же.

- Не думаю, - уверенно заявил Сай, - но хорошо, что нам не придётся это проверять. Знаешь, потому что я с тобой, и не собираюсь тебя никуда отпускать, - воздух окончательно остыл, и без того тёмное небо заволокли тяжёлые, синие тучи, но внутри Ино медленно разливалось тепло, от каждого его слова, взгляда, прикосновения. - Не хочу злить твою страшную мать ещё больше, идём, провожу тебя, - он тянет её, но Ино сопротивляется.

- Не хочу, - канючит блондинка, - думаешь, будет слишком с моей стороны, если я снова напрошусь к тебе? Твой отец, вроде, не был против, в прошлый раз… понимаю, что ситуация была другой, но просто, - она тяжело вздыхает, её слова звучат так жалко. - Хочу остаться с тобой.

- Отец на службе, он вернётся только завтра вечером, - отвечает Сай, не придавая этому факту того значения, которое мог бы, но тогда Ино не связалась бы с ним. - А у тебя будут проблемы дома, я так не хочу, - она облизывает пересохшие губы, чуть розовее от смущения, сердце зашлось в таком бешеном ритме, что Сай уже должен был услышать. Ей не нужно смотреть ему в глаза и долго анализировать, чтобы знать - он не строит типичных логических цепочек, как обычные парни. Сай не понимает, что означает его пустой дом и её предложение пойти к нему.

- Скажу, что осталась у Сакуры, - Ино старается чтобы голос звучал ровно, но ответ выходит слишком скорым, громким, требовательным. Яманака спрыгивает с карусели и тащит Сая за собой. Но тормозит, от чего он врезается в неё. - Если только, - слова застревают в горле, слышать положительный ответ никак не хочется, - ты сам не против?

- Как я могу быть против? - удивляется Сай. - Если бы я решал, то мы бы никогда не расставались, ни на секунду, - снова никаких подводных камней в его словах. Ино чувствует невероятную лёгкость от того, что он говорит так буквально. Она знает, для него это время с ней представляется, как сидеть рядом, держать за руку. Это забавляет и смущает. После той неудачной попытки его соблазнить, кажется, что Сай дал себе команду - никаких поползновений. Ино даже интересно, а если дать другую команду что-нибудь изменится?
***

Наруто лежит на своём диване, смотрит в потолок, одна рука на животе, а вторая на полу. Пальцы подрагивают. Он вспоминает всё, что успел увидеть, и когда очень сильно хочется зажмуриться, чтобы картинки исчезли, делает всё наоборот, запрещает себе даже моргать и смотрит внимательнее. Пытается увидеть то, что видят все. Кого-то обладающего силой, но видит только маленькую фигурку в чёрной толстовке. Видит, как огромная тень надвигается на неё, сбивает с ног, как она лежит на влажной земле.

Общее настроение в доме не приносит покоя его израненному собственными страхами сердцу. Наруто слышит дрожь в голосе отца, который рассказывает маме и Мей о том, что случилось. Его отец тоже испуган. Только они двое понимают, что произошло, и чем это могло закончиться. Но остальные просто радуются. Всё же хорошо. Они не видят.

Это больно и сложно. Наруто усмехается, чуть не подумал, что любить Сакуру было проще. А ведь правда проще. Узумаки хорошо всё понимал, прикидываясь идиотом уже тогда. Она бы никогда не ответила взаимностью, потому что он никогда бы об этом не попросил. Чувства были его личными, он держал их при себе. Теперь, когда хочется, чтобы всё было просто - снова сложно. Намного сложнее, ведь он хочет признаться.

- Хочешь? - Наруто хмуриться, конечно, хочет. Почему подсознание задаёт такой странный вопрос. Ну, да, сложная, да может отвергнуть. Да всё скрывает, каждый раз обещая исправиться. Да может заполучить кого угодно, когда поймёт, что так и есть. Но… он же любит. Дышит ею, чувствует себя живым, когда она рядом. Она его половинка, без которой он просто не сможет нормально функционировать.

Только вот, снова этот ехидный голос, спрашивающий, так ли он представляет себе нормальное функционирование. Вот так помирать от одолевающих мыслей на этом грёбанном диване?

- Так что? - Наруто понятия не имеет. Просто… сложно. Это не те понятия, которые ему следует исследовать. Есть только два варианта - его мир с Хинатой, и его мир без неё. Что тут выбирать. Оказывается, есть что. Он может выбрать свой мир с самим собой, где не нужно столько бояться.

«Я не боюсь боли, она - часть жизни. Но моя боль причиняет её тебе, а с этим ты не хочешь справляться».

Даже так она умудряется быть в его голове. Раскусила на раз-два, поняла этого маленького мальчика внутри него, который хочет жить в идеальном мире, где нет этого ужасного слова на б…

- Ау, больно, - возмущается Узумаки, когда его щёлкают по лбу. Он хмурится, потирая ушибленное место. Над ним насупленные, раздувающиеся ноздри Кушины, и её огненные волосы.

- А нечего молчать, когда спрашивают, - снова ударяя в то же место, жалуется мать, - есть хочешь?

***

Он молчит, хотя сам её позвал. Так, а ей точно нечего сказать. Сидит напротив, сложив голову на чуть подбитые костяшки. Барабаня пальчиками по гладкому, дорогому дереву стола. Бросая редкие взгляды в, похожие на её собственные, серые глаза. Она не знает, что, а главное кто, ему сказали. Может ничего хорошего, потому что ничего хорошего, в общепризнанном смысле, она не сделала. Спасла друзей? Это да, но в школьной действительности она устроила драку, и тоже должна быть отчислена. Так. И где же паника?

- За все годы учёбы, - начинает Хиаши, - мне ни разу твои учителя не звонили так часто, - Хината улыбается, ничего не может с собой поделать. О, ками, да это же чистый кайф. Адреналин всё ещё бушует в крови, она могла бы пробежать марафон… притормози, думает брюнетка и хмурится, кайф кайфом, но бегать она точно не собирается. Хиаши наблюдает за отстранённым выражением лица старшей дочери, и понять не может, как на всё это реагировать. Уже жалеет, что не позвонил сначала Мей, чтобы спросить совета. - Признаюсь, Гая я совсем не понял.

- Вот как, - Хината садится ровнее, один ответ получен, - значит, на этот раз звонил Гай-сенсей? - это хорошо, хотя бы потому что это был не Минато-сенсей, он не оценил происходящего, даже жаль, может теперь разочаруется в ней. Не хотелось бы.

- Верно.

- Что говорил?

- Говорил, что всё хорошо, что ты молодец, делаешь успехи, и вообще поведёшь его команду к чемпионскому кубку. А ещё что-то про силу юности, но эти части я старался не слушать, - Хиаши едва заметно передёрнуло от воспоминаний об этом разговоре. - Ещё сказал не удивляться твоему виду, - Хината невольно спрятала костяшки на колени. Но Хиаши только усмехнулся, но как-то печально. - Хотел сказать, что совсем тебя не узнаю, но вовремя одумался. Столько потерянных лет, боюсь я просто ещё не успел тебя лучше узнать. Давай исправим это досадное упущение?

- Что? - искренне удивилась Хината.

- Я иногда подслушиваю, извини, - торопливо добавил Хиаши, ему было не легко в таком признаваться, - но мне нравится слушать твой голос. Слушать, как ты рассказываешь Хацуми про себя, про Ханаби… и про меня. Всю правду, и от этого только лучше. Но я бы хотел, чтобы ты и со мной так могла поговорить. Пока не слишком поздно.

- Д-да, конечно, - Хината расслабляется, подгибает ноги под себя, но прячет костяшки под длинные рукава толстовки, - знаешь, я тут заметила, что у мамы совсем нет в вещах художественной литературы.

- О, да, она этим меня всегда раздражала, - Хиаши откидывается на спинку своего кресла, посмеивается своим грубым, низким смехом, так в своём стиле, но так иначе, чем она представляла, - знаешь сколько я бился, чтобы объяснить ей, как прекрасны все эти истории? - он словно мальчишка, вспоминает свою молодость и возвращается туда. - А она сопротивлялась, всегда предпочитала проживать все эти эмоции лично, - Хиаши задумчиво, с туманной улыбкой, обернулся в сторону своего шкафа с книгами, а потом вдруг открыл один из ящиков и вытащил оттуда рамку. Хината долго смотрела, как он проводит пальцами по чьим-то изображениям на снимке. - Этим она всегда напоминала мне твоего дядю.

Хинате показалось, что она ослышалась, но нет. Хиаши протянул ей снимок в старой дешёвой раме. Два молодых человека, один постарше, повыше, другой явно младше, худощавый. Старший брат и младший. Похожие, как две капли воды, только один серьёзный, а второй весёлый. Хината сама не удержалась и улыбнулась ему. Хизаши Хьюга. Его имя было настоящим табу в их семье. Но не из-за её отца, а из-за их отца, её деда. Это многое объясняло. Она ещё помнила того дряхлого старика с тяжёлым взглядом. Такому сложно было бы перечить. Наверное, Хиаши и не пытался. Его заставили забыть о брате, сказали, что именно так справляются с утратой. И он научил этому своих детей.

- Расскажи мне о нём, - просит Хината. Ставит фото между ними, так чтобы казалось, что они беседуют втроём.

***

Сай не видит её лица, он стоит к ней спиной, расправляет для неё диван в гостиной. Ино готова его придушить, эти джентльменские замашки просто ни в какие ворота. Он даже не подумал, она по лицу видит, что они могли бы ночевать в его комнате. Это же не значит, право слово, что непременно нужно что-то делать такое, взрослое, можно просто спать. Но нет, это же Сай, который знает только одно - она не готова. Яманака разве что транспарантом за его спиной не размахивает - у тебя устаревшие данные. Девушка она или нет? Хитрость - вот её главное оружие.

- Знаешь, - говорит Ино, наигранно смущённым тоном, - вдруг мне будет страшно? - Сай оборачивается и улыбается…

Ино сидит на своём расправленном диване, нога на ногу, руки скрещены на груди, одна нога качается вверх-вниз, передавая всё её раздражение через такой своеобразный нервный тик.

- Это не то, что я имела ввиду, - цедит блондинка сквозь зубы, наблюдая, как Сай укладывает у её ног свой спальный мешок.

- Ты что-то сказала? - снова эта улыбочка. Ино качает головой. Бесполезно.

- Дашь мне футболку и полотенце? Хочу принять душ, - устало поднимаясь, спрашивает Яманака. Сай снова улыбается, приносит ей вещи.

Горячая вода прочищает мысли, да настолько, что Ино пугается. Сай ведёт себя так, словно они два бесполых существа. Да, они целуются и это страстно, горячо, но в остальном - он не распускает руки, ничего даже отдалённо похожего на их момент в парке у них больше не было. Ино запуталась, он приказал себе её не хотеть, или просто не хочет.

Она проводит рукой по запотевшему зеркалу, смотрит на себя в его серой футболке. Она пахнет им, Ино хочется, чтобы этот запах впитался в её кожу. Страшно совсем чуть-чуть, как перед первым шагом в воду, когда не знаешь какой она температуры. Но в остальном Ино в полной гармонии с самой собой. Не потому, что он сказал, что любит, хотя это важно, теперь важно, когда она поняла каково это, когда не любят. Она готова потому, что иначе и быть не может. Они - Ино и Сай, как инь и ян. Не то, что должно быть вместе, а то, что не существует в разлуке друг с другом, только вместе. Она улыбается своему отражению и стягивает с себя серую футболку.

Сай лежит в своём спальном мешке, подложив руки под голову, он так и провалялся в шкафу с того похода, всё ещё пахнет лесом и костром, а ещё хранит приятные воспоминания. Пусть он рассказал друзьям о самых главных страхах, но это было сродни тому, чтобы поставить против них щит. И сегодня случилось что-то особенное. Когда они втроём были там, окружённые соперниками. Это были нити, крепкие канаты, что натягивались каждый раз, стоило им сделать синхронное, отточенное движение. Художник улыбается, шум воды в ванной умиротворяет. Вокруг теперь так много людей, они всё приходят, выгрызают себе место в его жизни, лишь крепче в него вцепляясь, никто не поворачивается спиной.

Какое-то время всё тихо. В плотной темноте вспыхивает свет, когда открывается дверь ванной, освещая пространство вокруг. Её мягкие шаги движутся уверенно, всё приближаясь. Пока не замирают рядом. Сай запрокидывает голову, понимая, что она стоит над его головой. Уместить весь её облик не получается. Голые ноги, голые руки, ключицы, живот, ступни. На неё падает свет из-за спины, создавая ореол вокруг. Сай одновременно смотрит и старается не смотреть. Он любит обнажать перед ней душу, и когда она отвечает тем же, но он не знал, как прекрасно будет её тело, полностью открытое перед ним.

Сай садится, он снова к ней спиной. Её намёки уже перешли стадию намёков, но он до конца не уверен. Мало ли, что хочет сказать тебе девушка, когда появляется полностью обнажённой перед тобой. Он хочет всё сделать правильно, но за ним та, кого он успел полюбить, обернуться для него означает всё. И он это делает. Смотрит на картину целиком. На эту молочную кожу, на эти изгибы. Рука ощущает зажатую между пальцев фантомную кисть, он едва взмахивает ею, повторяет движения, заточенные годами, рисует так, как хотел бы прикоснуться к ней.

- Я люблю тебя, - говорит Ино. В темноту, в его расширенные от восхищения глаза и приоткрытые тонкие губы. Он должен узнать об этом до того, как они пойдут дальше, потому что не важно, чем закончится эта ночь, её чувства не изменятся. Сай поднимается на ноги, высокий, слишком одетый, в отличие от неё.

- Скажи мне, что делать, - в его голосе мольба. Ино и сама понимает, что оттолкни она его сейчас, он бы сломался, не выдержал, запутался окончательно. Но она не отталкивает, а подходит ближе, запускает руки под его футболку, чтобы ощутить прохладную кожу, согреть его своим горячим, распаренным телом.

- Будь со мной, люби меня, - просит Ино. И Сай меняется, преображается, как гусеница, раскрывающая свои крылья. Он снимает футболку, соединяя их тела участками кожи. Его руки становятся руками мастера, они лепят что-то невообразимое. Ино задыхается от нахлынувших эмоций. В процессе он честно признаётся, что у него нет… он так и не произносит слово, чтобы не делать из их совместного шедевра что-то бытовое, обыденное. От этого она любит его ещё сильнее, значит всё это было правдой, Сай никогда не жил в ожидании её доступности. Она сама подготовилась.

Он укладывает её на разложенный диван и отходит. Ино поворачивается на бок, чтобы видеть. Отводит взгляд, когда Сай тоже обнажается полностью, немного боится, но это хороший страх, перед чем-то загадочным, от чего желанным.

- Посмотри на меня, чтобы я знал, что ты не боишься, - Ино слушается, находит его глаза, а потом медленно исследует тело. Он совершенен, как его сердце и душа. Красив, во всём, везде. И возбуждён. Из-за неё.

Сай ложится рядом, их носы в миллиметрах друг от друга. Он медленно гладит её по руке, спускаясь ниже, пока не очерчивает изгиб тела. Ино вся сжимается, мгновенно раскрываясь навстречу. Она уже чувствовала возбуждение, много раз, фантазировала о нём, когда трогала себя, но стоит его рукам опуститься к пульсирующей, ждущей возможности расцвести части её женского естества, как она понимает, что не ощущала ничего даже отдалённого. Он ласкает её влажные складочки, не пальцами, а кистью, нежно, вырисовывая абстрактные узоры.

- Ты уверена? - она ждала этого вопроса, смотрит в его глаза, чтобы он понял, увидел. Она не хочет давать разрешения, ей нужно чтобы он просто знал, как знает, когда ей грустно, или хочется вафельный рожок. Просто знал, ведь они - одно. - Хорошо, - отвечает сам, и Ино улыбается, о таком она даже не мечтала, списав всё на глупые фантазии. Она почти позволила себе быть прагматичной в любви.

Сай больше ничего не спрашивает, он уже получил ответы на все вопросы. Он не хочет говорить, что будет осторожным, знает, что, если какая-то боль должна случиться - она случится. Он подаёт ей руку, нужно, чтобы она ответила, это то, что важнее всего - знак доверия. Сай это понял. Рука в руке, рука на плече, круг рук, держащихся друг за друга. Их пальцы переплетаются, покрепче всяких цепей. Теперь она его, а он её. Художник усаживает её себе на колени, чтобы их тела сцепились так же, как руки, как звенья цепи.

Ино ощущает под собой его крепкие ноги, и что-то горячее. Это последний способ скрепить их единение. Его ноги вытянуты за неё, её за него, Сай приподнимает её и придвигает ближе. Позволяет ей ощутить себя. Чувствует её пальцы у кромки волос на затылке, она перебирает их, но плавно, дрожи нет, она больше не боится. Это решает дело, убивая и его страх, который казался ему лишь собственной фантазией, пока она не оказалась в его руках. Безграничное доверие пугает. А ещё возносит до небес.

Мышцы горят, напрягаясь, но он удерживает её вес, медленно опуская на себя. Её лоно манит его, но он медлит, никаких резких мазков, лишь плавные линии. Ещё немного. Знает, что пока приятно, пока лишь намёк на то, как это будет. Она готова его принять, расширяется для него, но есть преграда. Последняя. Сай замирает, когда ощущает её. Ино проводит пальчиками по проступившим венам на его руках. Теперь время для резкого мазка. Для яркого пятна красной краски на прекрасном осеннем небе цвета меланж. Это небо - это он, всегда серый, чтобы слиться, чтобы не выделяться. Но больше никогда. Ненормальный - его новая норма, потому что такого полюбила она.

Ино всхлипывает, когда он доходит до конца. Утыкается носом в его плечо, хватается за шею, вжимаясь в него, бешеный ритм мужского сердца успокаивает. Она обвивает его сильнее, целует в плечо, чтобы собрать собственные слёзы, и сама начинает движение. Так остро и так плавно, чувствовать его в себе. Сай подстраивается под ритм, по его спине стекают солёные, холодные капли, но он видит её улыбку, просветлённую, счастливую. Он не замечает, что даже это ощущение они делят, пока Ино не выпрямляется, чтобы стереть его слёзы.

Они плачут о себе прежних, о том, какими не стали, поэтому это слёзы счастья, не будет девочки-эгоистки, и мальчика, сломавшего себе жизнь. Они плачут и занимаются любовью, в первый раз друг с другом, и это всё, что хочется знать. Сай смывает своими слезами её горести, все неудачи и глупости. Ино смывает своими его прошлое, которое не нужно помнить, только не ему. Это был другой человек, не целый человек, ведь часть его души всегда была в этой сильной блондинке. Сай, настоящий Сай, появился только сейчас. Он умоляет её простить его за эту слабость, но в ней, с ней, слишком хорошо. Он достигает пика, радуя её этим. Их путь только начинается.

***

Наруто чуть натягивает шапку на затылок, она съезжает, светлые пряди падают на лоб. Он старается придать себе непринуждённый вид. Натягивает улыбку, самую широкую и искреннюю. Прощупывает её, нет, слишком натянуто. Расслабляет лицо, меньше дуга, меньше зубов, мило и непринуждённо. Только после этого нажимает на звонок. С надеждой, что его обаяния хватит, чтобы не объяснять, что он делает у их порога в такую рань. В выходной.

- Доброе утро, Наруто, - Узумаки старается выглядеть расслабленным, но предпочёл бы, чтобы калитку открыла Микото, с её нежной улыбкой, а не Итачи, который вечно смотрит так, будто всё знает. Даже самые тёмные и потаённые мысли. О том, как он иногда думает про Куренай-сенсей, не в самых безобидных фантазиях. Или о том, как он представляет себя Королём секс-царства, где за ним остаётся право любой ночи с любой женщиной. Наруто приходят в голову эти мелкие секреты прямо под пристальным взглядом Итачи, так что он краснеет до кончиков ушей. - Любопытно, - усмехается старший Учиха.

- А-хах-ха, - нервно смеётся блондин, - п-привет, Итачи, а я это, пришёл, ну, к Саске, да, точно, я пришёл к Саске. Он это, обещал мне помочь с костюмом на свадьбу Тентен и Неджи. Только и всего, никаких скрытых мотивов, - улыбаясь так широко, что Джокер позавидует, закапывается ещё глубже парень.

- Проходи, - сканируя его с ног до головы, говорит Итачи. И Наруто готов поклясться, что слышит его приглушённый смех за своей спиной. Чего он точно не слышит, так это его шагов, но, когда они оказываются во дворе семьи Учиха, Итачи всё ещё рядом. - А я уже решил, что ничего страннее тебя сегодня не увижу, - медленно произносит брюнет.

Наруто смотрит в том же направлении. Там Саске, казалось бы, ничего странного, но он стоит на каменной скамейке, низко пригнувшись, и периодически выглядывает над забором, убеждается, что на дворе соседей пусто и ныряет обратно. В следующий раз, парень прижимается к забору спиной, растянув руки в разные стороны и медленно поднимает голову, стараясь не попасться кому-то на глаза. Всё это бесполезно, на соседском дворе нет ни души.

Итачи прикладывает палец к губам и призывает Наруто двигаться за ним, бесшумно. Блондин кивает. Они крадутся, пока Саске так выставляет назад свой зад, что Узумаки еле сдерживает смех, а друг медленно приподнимается над забором, чтобы снова нырнуть обратно.

- Следишь? - тихим шёпотом спрашивает Итачи над ухом у младшего братца. Саске взвизгивает, едва не падая с каменной скамейки. Вжимается в забор, ударяясь затылком и тяжело дышит, сжимая толстовку в том месте, где на мгновение остановилось его сердце.

- П-псих, - голос брюнета всё ещё выше положенного. - Кхм, в смысле, псих, бля, - он прочищает горло и старается говорить даже ниже, чем обычно. Наруто уже искусал все губы, в тщетных попытках не начать кататься по траве и ржать. Наконец, накатившую на блондина истерику, замечает Саске, а вместе с этим и самого блондина. - О, а ты чего тут? - Наруто несколько раз глубоко вдыхает-выдыхает, вытирая выступившие слёзы.

- Фух, чёрт, и тебе привет, дружище, - изображая поруганное достоинство, возмущается Наруто, за одно, сбивая Саске с мыслей о его неожиданном приходе. Вот только…

- Что, - усмехается Учиха, победно складывая руки на груди, - тоже накосячил с Хинатой и пришёл узнать всё ли у вас хорошо? - Узумаки медленно горбится, делая недовольную моську. Вот только…

- Тоже? - расплываясь в гаденькой улыбочке, уточняет Наруто. Саске дёргает бровью.

- Молодец, девочка, держит вас в ежовых рукавицах, - усмехается Итачи. - Удачи, - старший брат качает головой и уходит в дом, оставляя этих идиотов разбираться самих.

- Что ты, - начинают парни одновременно.

- Ты первый, - снова синхронно.

- Ладно, - начинает Саске, - она тут узнала кое-что, про меня, о том, что я делаю то, что мне делать не следует. И, словом, никак на это не отреагировала, - нахмурился Учиха, покачав головой, эта мысль была просто абсурдной. - Сказала мне что-то про то, что я должен съесть медведя, или, что медведь должен съесть меня. Ничего не понял, суть в том, что она не стала устраивать истерику, не отругала меня, не сказала, чтобы я сделал… ну, просто не сказала мне, как поступить правильно. Теперь я волнуюсь, что это плохой знак. Твоя очередь.

- Ого, - завис Наруто, - после такого сложно сразу собраться с мыслями.

- Тц, - Узумаки улыбнулся, поднимая руки в защитном жесте.

- Ладно-ладно, просто я ничего не понял, всё ли у нас хорошо, после вчерашнего, - блондин думал, что этого будет достаточно, но Саске явно требовались пояснения. - Я про драку.

- Какую драку? - нахмурился Саске, да так, что над ним точно дождевые тучи собрались.

- Она тебе ничего не рассказала? - этот вопрос только сделал брюнета ещё более хмурым, хотя казалось, что это невозможно. Наруто пришлось рассказать о том, что произошло вчера в школе. К концу истории они оба были в расстроенных чувствах и уже подзабыли, что считали себя виноватыми перед Хинатой. Теперь они желали получить от неё объяснения.

***

Хината проснулась в отличном настроении. Тело приятно ломило, доказывая, что вчера она вышла победителем. Они вышли. Одной командой. Более того, в награду за такое поведение, она получила не отчисление из школы и загубленную жизнь, а очень личный момент с Хиаши. Разговор помог понять его чуть-чуть лучше. Хината верила, что это только начало.

Она натянула спортивки с начёсом, спортивную кофту, облегающую, но из какого-то специального материала, в котором не холодно. Взяла плеер и наушники. Начала перебирать плейлист, чтобы понять, чего хочет от этого утра. Неожиданно наткнулась на «Металлику». «Enter sandman» зазвучала слишком убойно, чтобы отказать себе в таком удовольствии. Современные наушники что-то такое делали с музыкой, что она звучала во всём теле, чистая, как настоящее удовольствие, растекающееся по венам. Хината вышла на холодный настил, покачивая головой в такт музыке.

Две пары глаз быстро вцепились в хрупкую фигурку. Сначала им казалось, что Хината собирается размяться, типа, как какой-нибудь монах шаолиньский, поводить руками, подышать правильно. Единение с миром и прочая хрень. Она и сама так хотела, но музыка загремела. Отдавая телу другие приказы. Она резче затрясла головой, высокий хвост завертелся в разные стороны.

- «Больше ни слова не говори, странный шум у тебя внутри, под одеялом таится зверь, в ванной, в спальне, в твоей голове», - запела Хината, громче необходимого, оглушённая объёмным звуков в своей голове. - «Свет, прощай, здравствуй, ночь, засыпай, песок. Свет, прощай, здравствуй, ночь, руку дай, мы с тобой уходим прочь», - Хьюга выглядела свободной, довольной, в каждом её движении была небывалая лёгкость. Наруто и Саске могли только беспомощно наблюдать за этим, понимая, что их проблемы с ней - только у них в головах. И Хината не собирается забывать про себя, чтобы кому-то из них было привычнее жить.

Песня закончилась, Хината рассмеялась, крутанувшись вокруг своей оси. Её глаза блестели, это было видно даже с того места, где прятался Наруто. Щёки раскраснелись, такая живая, ему расхотелось, чтобы она переживала из-за того, как они расстались вчера, если это цена - видеть её такой, он готов платить. Впервые за долгое время Хината забыла о том, чего стоит бояться. Это были пять минут наедине с собой.

Она потянулась, готовя тело к тренировке, и бросила взгляд за забор, натыкаясь на две пары таких разных глаз. Хината удивлённо наклонила голову. Парни запаниковали, хватаясь друг за друга, стараясь утащить вниз соседа, а не спрятаться самому. Хьюга только качала головой, пока Камило Азукито пел про какой-то там «Боромбон», чем бы он ни был.

Хината только успела снять наушники, когда тяжёлая рука легла ей на плечо. Она обернулась, встречаясь с невесомо улыбающимся отцом. Даже дар речи потеряла, не ожидая его увидеть.

- Ой, доброе утро, пап, - приходя в себя, сказала Хьюга. Немного краснея из-за того, что Хиаши никак не мог не слышать возни этих двоих за забором, тем более что макушки голов было видно, как на ладони. - А я тут решила размяться. Пока есть время.

- А это твоя группа поддержки? - уточнил Хиаши, смотря на глупых мальчишек. Хината нервно усмехнулась. - Мне кажется, или я уже где-то видел этого светловолосого молодого человека? - мужчина не замечал, как из красной его дочь стала бледной. Она не то, чтобы была не готова представить отцу своего парня, а просто была не готова представить отцу своего парня.

- Э-м-м, - всё, что успела произнести Хината, прежде чем Хиаши спустился с настила, заложив руки за убийственно прямую спину, и двинулся в сторону Саске с Наруто.

- Бля, бля, - Узумаки мёртвой хваткой вцепился в руку Саске, когда увидел, как отец Хинаты идёт в их сторону, - что мне делать?

- Да отцепись ты, больно-о-о, кхм, доброе утро, Хиаши-сама, - с безупречным выговором и манерами, поприветствовал мужчину Саске, даже слегка склонив голову. - Надеюсь, ваше здоровье в порядке.

- Здравствуй, Саске, спасибо, не жалуюсь, - ровным тоном, ответил Хьюга, всё это время буравя, взглядом серых глаз, трясущегося блондина.

- А-м-м, это мой друг Наруто, - начал Саске.

- Пап, прекрати пугать парней, - вовремя подоспела Хината, - привет, ребята. Саске ты знаешь, а это Наруто, мы учимся в одном классе, - она беспомощно ухватилась за руку отца, от этого прикосновения, Хиаши переместил взгляд на дочь. Она просто хотела сделать всё правильно, а сейчас… было неправильно.

- З-здравствуйте, я - Наруто Узумаки, - поджилки тряслись, но блондин попытался сказать это уверенно, смело встречая стать в глазах мужчины. Хината виновато ему улыбнулась. Это так отвлекло, что Наруто просто завис на этой её улыбке. Доказывающей, что она готова ждать, когда он разберётся со своими проблемами. Что всё по-прежнему. Они вместе. Он не смог её оттолкнуть или обидеть. Узумаки даже показалось, что это из-за какого-то нового шага, который смогла сделать Хината, к себе такой, какой всегда мечтала быть.

- Не задерживайся слишком сильно, нам скоро выходить, - в их гляделки вмешался голос Хиаши, - не хочу опоздать на встречу с, - Хьюга нахмурился, силясь вспомнить, какое имя называл Неджи, не хватало только показаться сыну невежественным и не заинтересованным.

- Такеши, пап, - подсказала Хината, - как режиссёр. Знаешь, «Затоичи» и всё такое, - Хиаши кивнул. Ловким движением поймал выбившуюся прядь иссиня-чёрных волос, заправляя её, такую не послушную, за ухо.

- Я ухожу, но надеюсь, что у меня ещё будет возможность познакомиться, как следует, с парнем, который заставляет тебя так улыбаться, - Хината снова покраснела, улыбка сама оккупировала её губы, пришлось их прикусить, чтобы не выглядеть слишком счастливой. - Хорошего дня, молодые люди.

- И вам, Хиаши-сама, - ответил Саске.

- А да, это, до свидания, - не сразу очухался Наруто, помахав рукой Хиаши, когда он был уже далеко. И хорошо, что спиной, не увидел, как глупо выглядел Узумаки. - Твою мать, кажется, я чуть не обделался от страха. Мне бы валидольчику накапать, чес слово, - блондин тяжело опустился на каменную скамейку.

- Чем вы тут занимались? - грозно скрестив руки и притоптывая ногой, спросила Хината, когда сама чуть-чуть пришла в себя.

- Абсолютно ничем, - непринуждённо ответил за двоих Саске. Хината посмотрела на него с выражением - ты серьёзно думал, что это сработает? - То есть, прямо сейчас ничем, а так-то Наруто пришёл ко мне за костюмом.

- Костюмом? - уточнила Хьюга. - А так вот кому ты тогда звонил, - девушка сама догадалась, о каком костюме идёт речь. - Это так мило, что ты согласился помочь, спасибо, - Хината улыбнулась другу. Саске прищурился, выискивая следы того, что она едва сдерживает себя, чтобы не наорать на него, вправляя мозги. Но ничего не нашёл. От этого осталось двоякое ощущение. - Не буду вам мешать, - брюнетка почти развернулась, чтобы уйти.

- А-а-а, погоди, - в панике начал Наруто, - может, останешься и поможешь? Не хочу быть, эм, не соответствующим, - нашёл Узумаки самое подходящее слово.

- Хм, увидеть тебя в шикарном смокинге? - хитро усмехнулась Хината. - Как я могу от такого отказаться.

***

Снова рядом на его кровати, как в старые-добрые, только Саске что-то это совсем не нравится. Он бросает мимолётные взгляды на Хинату, которая внимательно, даже слишком, на его взгляд, следит за тем, как Узумаки натягивает на себя один из его чёрных костюмов.

- По-моему, слишком обтягивающий, - едва выговаривая слова, в попытке вжать в себя несуществующий живот, а за одно и всё остальное тело, говорит Наруто. Хината хихикает, да, явно слишком. - Если послышится треск, то ты сам виноват, - Саске плевать, он снова смотрит на Хинату, пока Узумаки пытается вылезти из костюма.

- Или говори, или заканчивай пялиться, - неожиданно заявляет Хьюга, резко обернувшись, чтобы щёлкнуть его в лоб. Саске дуется, как маленький. Хината качает головой с улыбкой и придвигается к нему ближе. Переплетает его пальцы со своими. Их кожа одинаково бледная, а руки одинаково изящные. - Это не значит, что мне плевать.

- Кажется, что-то явно не так, - ворчит Наруто, привлекая к себе внимание. Хината откровенно веселиться, - и нафига тут эти крылья? - он машет руками, демонстрируя ткань, делающую костюм похожим на наряд бейсджампера. - Выгляжу, как идиот, хотя цвет подходит к моим глазам, - костюм небесно-голубой.

- Ты правда такой дурак, или прикидываешься? - ворчит Саске. Да он разрешил ему поискать костюм в своих вещах, но не до такой же степени. - Я был Элвисом на прошлый Новый год, дубина, снимай уже, он стоил кучу денег, точная копия, между прочим, - Наруто ещё раз посмотрел на себя в наряде Короля. Широкий пояс, куча камней, и вырез на груди. Он пошевелил ногами, подражая Элвису и принялся напевать мотив «Blue Suede Shoes».

- «Раз - это из-за денег, два - это ради шоу, на три - приготовься, и начинаем, киска!», - подражая необычному тембру Пресли, Узумаки принялся напевать, вспоминая, какие самые известные движения делал сам Король. Хината задорно рассмеялась и не смогла остаться в стороне. - «Но не наступай на мои голубые замшевые ботинки. Делай что угодно, но отвяжись от моих замшевых ботинок», - продолжил Наруто, заворожённо глядя, как Хината танцует рядом с ним настоящий твист, ввинчивая то одну, то другую ножку в пол.

- Безумцы, - заявил им Саске, но не смог сдержать улыбку, глядя, как Наруто крутит её вокруг своей оси, а Хината смеётся, отдаваясь его крепким рукам. Когда он в последний раз слышал, чтобы она столько смеялась?

Наруто всё наигрывал одними непонятными звуками привязчивый мотив, пока Хината не оказалась, запыхавшаяся, в его объятиях. Она нежно касалась дурацких камней на его дурацком костюме, и улыбалась. Они не заметили, как бешеный танец стал медленным покачиванием.

- «Люби меня нежно, люби меня, милая, и никогда меня не отпускай», - медленно запел Наруто, позволяя себе сделать вид, что это просто слова из песни, всего лишь Элвис и его главный медленный хит. - «Ты сделала мою жизнь полной, и я так тебя люблю!», - они остановились, смотря друг другу в глаза. Наруто отчаянно нуждался в том, чтобы поцеловать её, но Хината отступила быстрее, чем он успел воспользоваться ситуацией.

- Было весело, но не думаю, что мой отец оценит этот наряд также сильно, как я, - она чуть покраснела, и отвела глаза. Вернулась к Саске на кровать, подальше от такого смущающего момента. - Что-то более классическое будет в самый раз, - Наруто щёлкнул пальцами, направляя на неё «пистолеты» и заверил, что всё понял, крошка. - Извини, - сказала Хьюга смотрящему на неё другу. Саске только покачал головой и позволил себе улечься на её колени, снова взять за руку.

- Я ведь не получу того же, если продолжу, верно? - Хината перебирала его волосы, но ничего не сказала. - Но это так сложно - отказаться, - прошептал Учиха.

- Я всё ещё буду здесь, когда твоё сердце снова будет разбито, - не глядя на него, пообещала Хината. Саске знал, что так и будет, но дал себе время, возможно всё исправится само по себе? Школа скоро закончится, и кто знает, куда жизнь занесёт его или Сакуру. Но пока они в одном мире, он должен попытаться показать ей, как это, когда тебя любит Саске Учиха.

- Сделаешь ставку? - после недолгого молчания, спросил брюнет, видя, что Наруто нашёл себе подходящий костюм. Хината фыркнула.

- Конечно он это сделает, - уверенно заявила девушка.

- Почему «конечно»? Может ему и в голову такое не придёт, - чтобы поспорить, выдвинул предположение Саске.

- Сотня есть при себе? - спросила Хината.

- Я-то найду, а ты, - она сощурилась и протянула ему руку. Саске сам разбил их спор.

- Ого, кажется не плохо, - неуверенно произнёс Наруто, проверяя не тесно ли плечам в чёрном пиджаке на одной пуговице. Это был классический смокинг, даже бабочка имелась. Блондин попытался завязать её, как обычный бант, но вышло, мягко говоря, паршиво.

- Подожди, - Хината распустила узел, сосредоточенно проделала какие-то манипуляции, и через несколько секунд, поправила готовую бабочку. - Так-то лучше, - улыбнулась ему девушка. Они вместе отражались в зеркале. Хината придерживала его за локоть, несмотря на то что выглядела она совсем не нарядной, они идеально смотрелись вместе. - Красивый.

- Узумаки, - подмигивая её отражению, сказал парень, - Наруто Узумаки, - Хината нежно улыбнулась, а потом резко повернулась к Саске.

- Я же говорила, - самоуверенно заявила девчонка, - плати, - Учиха достал из рюкзака ровную сотенную, и разочарованно покачал головой.

- Чувак, мог бы и удержаться.

- Я? В этом? - Наруто усмехнулся. - Только не в этом.

***

Хиаши посмотрел, как дочка ловко перелезла через забор, она улыбалась, снова. За это он правда собирается быть благодарным этому светловолосому парню, но пока есть время, ему необходим голос разума. Хьюга сразу понял, что и сам улыбается, когда видит, что её номер теперь в списке избранных. Даже одёргивает себя не слишком быстро, и не врёт себе, когда знает, что рад слышать её голос.

- Компания по решению проблем вселенского масштаба на проводе, вы говорите с мастером высшей категории Мей Теруми, чем мы можем быть вам полезны сегодня? - голосом профессионально оператора колл-центра, произносит женский голос.

- Как вы правильно заметили, - поддерживает это ребячество Хиаши, - у меня проблема вселенского масштаба.

- Хиаши, - серьёзно заявляет Мей, - вот ты вроде иногда можешь выдать такую шутку, что я от смеха теряю трусики, но знаешь что? По большей части ты такой зануда. Почему не можешь просто наслаждаться днём сегодняшним и не париться? Поверь, что бы ты там себе не надумал, всё это ерунда, а не вселенская проблема.

- Извини, Теруми, всё, что было после твоих трусиков я не слушал, - Мей заржала в трубку, которую точно уронила, судя по звукам. Только Хиаши мог довести её до такого состояния. Таким безапелляционно серьёзным тоном.

- Бля, вот об этом я и говорю, фух, ладно, что у тебя там?

- Почти уверен, что виделся с парнем своей старшей дочери, - возвращаясь к причине своего скоропостижного звонка, начинает Хиаши, ворчливым тоном, - подумать только, уточняю, что старшей дочери, и всё потому, что парня младшей вижу даже слишком часто.

- Пха-ха, а я смотрю они тебя вообще не жалеют, - издевается Мей.

- Доведут старика, - соглашается Хиаши.

- И что с ним не так? Подозрительный? Татуировки? Нет, зная тебя, это может быть даже форма его носа, лучше дождусь твоего ответа, - Хиаши вздохнул, но Мей сразу поняла, что он улыбается. Как положено улыбаться отцу, понимающему, что его дочь стала слишком взрослой. Слишком быстро.

- Боюсь, что с ним всё так, - медленно ответил Хиаши, всё ещё подглядывая за Хинатой, которая не тренировалась, а дурачилась у тренировочного столба, прыгая вокруг него, то изображая боксёра, то демонстрируя ему свой стиль пьяного мастера. И всё время смеялась. - Он делает её счастливой.

- Ты же хорошо его принял? - готовясь высказать ему всё, что думает про его поведение, уточнила Теруми.

- Нет, - ответил Хиаши, и тут же поторопился добавить пояснение, пока не разбудил фурию, - то есть, это не было официальным знакомством. Он оказался другом соседского мальчишки. Так что, я просто его увидел, понял, что дочь не готова и не стал настаивать. Эй, это вообще-то повод для гордости за меня, нет?

- Вынуждена согласиться, ты повёл себя, как… эталон, - согласилась Мей. - Но тогда я тем более не понимаю, в чём проблема?

- Хм.

- Ого, - он не видел, разумеется, но Мей, до этого расслабленно лежащая на кресле у маникюрши, пока она обрабатывала ей пятки и готовилась нанести на ногти на ногах лак цвета «Романтический Париж», подалась вперёд, в ожидании неожиданной подробности. - Говори давай.

- Ну, - медленно протянул Хиаши, всё больше склоняющийся к мысли, что не стоит этого говорить. - Пойми, я ориентируюсь на подростковые журналы и тренды, которые они навязывают современным детям.

- Живее.

- Он… красив, - буркнул Хиаши. Мей так сильно затрясла ногами, что маникюрша прочертила лаком себе по лицу. Зажмурилась и даже отняла от уха телефон, чтобы Хиаши не слышал её довольного визга. - Ты там сходишь с ума из-за того, что я назвал парня своей дочери красивым?

- Кхм, - она снова легла ровно, - если тебе так интересно - да. Имею права, не каждый день ты произносишь подобные вещи.

- Это просто констатация факта, ничего личного, - попытался спасти остатки гордости Хьюга. - Теперь я доверяю ему ещё меньше.

- Так-так, ты ведь выбросил из головы идею поговорить с дочерью о сексе? Хиаши? - предостерегающе протянула Мей. Хьюга только укрепился в этой мысли.

- Как у тебя дела с Геральтом? - перевёл разговор Хиаши.

- Ты мне тут темы не переводи, - возмутилась Теруми. - Всё у меня с ним нормально, - какие могут быть проблемы с несуществующим мужиком, право слово.

- За временем совсем не слежу, уже пора собираться, не хочу, чтобы сын подумал, что ужин с отцом его невесты для меня ничего не значит. Спасибо, что выслушала, ещё позвоню, - и Хиаши отключился раньше, чем успел услышать ругательства в свой адрес, и своего упругого зада.

***

Данзо натыкается на детей внизу, они выходят, держась за руки, а он только хочет войти в дом. Замечая его, Сай улыбается, но только после того, как цепким взглядом осматривает с головы до ног. Данзо знает, что так он проверяет его вид, беспокоясь, что он может выглядеть уставшим. А девушка здоровается, двумя руками сжимая ладонь его сына. Шимура привык думать, что все взрослые люди должны вести себя, как взрослые, поэтому не задаётся вопросом, почему они вместе, хотя день только начинается. Он доверяет сыну, а миловидная блондинка, это видно сразу, доверяет его сыну.

- Мы оставили вам завтрак, - говорит Ино, когда Сай дослушивает отчёт отца о том, как прошло его дежурство.

- Спасибо, Ино, - мужчина замечает, что для неё не проблема смотреть на него прямо, смело, без стыда за свою молодость и красоту, как часто бывает. - Вы гулять?

- Я только провожу Ино и вернусь, - отвечает Сай, - отдыхай пока, - он провожает их долгим взглядом. Данзо понятия не имеет, как поступать правильно, когда дело касается детей, но сын не сбегал из дома, доверяет ему, чувствует, что может быть рядом с ним. Значит не всё так плохо. Ему сложно привыкнуть к этим новым мыслям, но мужчина собирается спрашивать сына о его желаниях. Чтобы никогда ему не пришлось прийти в чужой дом, с желанием спрятаться.

Ино никак не может перестать улыбаться. Страшно подумать, что она могла лишить себя этих эмоций. Чувства полного доверия и любви, что не умещается в теле, а только рвётся наружу. Она цепляется на руку Сая, пытаясь передать ему всё, что чувствует. Парень немного напряжён, но стойко молчит. Ино не выдерживает и смеётся. Дотягивается до его бледной щеки, оставляя тёплый поцелуй.

- Перестань столько думать, - просит она, - я так счастлива, что не смогу передать словами, - Ино снова смеётся, снова целует, раз, ещё раз, пока не останавливает его, обхватив лицо руками, целуя всё, до чего может дотянуться, оставив губы напоследок. Крепко, жарко, целовать снова и снова, Ино сомневается, что сможет оторваться от его губ без посторонней помощи. Она начинает задыхаться, но всё мало, мало его.

- Прости, - несмело улыбается Сай, отстраняясь, чтобы вдохнуть, - если испортил тебе утро своими нервами.

- Всё хорошо, мне приятно, что ты думаешь обо мне, - улыбается Ино. - Хм, погоди-ка, - она резко тормозит их, едва успевших набрать ход. У Сая сердце проваливается в пятки. Блондинка такая серьёзная и хмурая, что голова начинает кружиться. - А я тебе уже говорила сегодня, как сильно люблю?

- Ч-что?

- Я люблю тебя, Сай, - он выдыхает, а она хитро улыбается.

- Не делай так больше, - бледнее, умоляет художник.

- Ничего не могу обещать, - издевается Яманака. - Так что, как думаешь, когда мы снова сможем заняться любовью? - Сай спотыкается, ответные слова о том, как он сильно её любит, застревают в горле. А Ино только смеётся. - Это не шутка, - обрывая смех, добавляет блондинка.
***

- Ого, как красиво, - восхищённо говорит Ханаби. Старшая сестра не может не согласиться. Зал ресторана «Аманогава», что означает - Млечный путь, просторный, напоминает какой-то волшебный сад, со стволами деревьев, которые кажутся настоящими, они уходят под потолок, весь увешанный гирляндами из бархатных цветов и лампочек в форме бутонов. Создаётся ощущение, что находишься под большой цветущей кроной дерева. Столы отдельные, круглые и прозрачные. Вокруг них нежно-розовые мягкие стулья, обитые тканью под бархат. Стол для жениха и невесты стоит отдельно, смотря на зал, за ним золотые колонны, словно вход в этот волшебный сад. Если присмотреться, можно увидеть за этими колоннами фреску с изображением молодой пары. Они тянутся друг к другу, пока птицы соединяют свои крылья, создавая мост для влюблённых. Хината улыбается, вспоминая красивую легенду про Альтаира и Вегу. Этому месту она подходит. - Хорошо, что ты принарядилась, - самоуверенно фыркнула младшая, влезая в мысли сестры, припоминая Хинате, что она «не видела ничего плохого в том, чтобы пойти на встречу в более не формальном виде».

- Подумаешь, - скуксилась Хината, - та толстовка тоже была розовая, идеально бы сюда вписалась, - мелкая снова высокомерно фыркнула, принявшись вышагивать вокруг столов, рассматривая ветки сирени и неизвестные ей розовые цветы в маленьких вазах, позолоченные тарелки и блестящие столовые приборы. Хината покачала головой, она не собирается говорить сестре, что и сама рада своему сливочному вязаному шерстяному платью по фигуре, с кружевом по низу.

- Вот ты где, - в зал врывается Неджи, весь нервный, и без предисловий подходит к Хинате.

- И тебе привет, братец, - недовольно бурчит младшая.

- Да-да, - отмахивается Неджи, - где отец?

- Эм, с управляющим, выписывает чек, - объясняет Хината. - Ты вообще, как, в порядке?

- Похоже, что я в порядке?

- Резонно, - произносит Хината, отходя на шаг от него, на всякий случай.

- Это сведёт меня с ума. Всё пройдёт просто ужасно, Тен будет не довольна, - Неджи садиться за один из ближайших стульев, вертит тарелку, дышит на ложку, чтобы обтереть её о край своего светлого тонкого свитера. Сёстры переглядываются.

- Ты, что, тоже ещё не знаком с отцом Тентен? - спрашивает Ханаби, они садятся рядом с братом.
dsg-rem.ru

- Почему? Знаком, он почти, как Тен, только мужчина.

- Это же хорошо, - хлопнув его по плечу, весело говорит Ханаби, - значит, если в ближайшие пару часов ты будешь держать свой агрегат в штанах, то всё пройдёт отлично, - Хината тут же давится смехом, прикусывая кулак. Неджи обдумывает слова сестры, приобретая серый оттенок кожи.

- Ч-что?

- А что? - уточняет мелкая. - Ты уже заделал Тен ребёнка, а он почти, как Тен, только мужчина. Моё предупреждение в тему.

- Мне точно конец, - стонет Неджи, опускаясь головой в тарелку.

- Да в чём проблема? - спрашивает Хината. - Почему такое упадническое настроение?

- Вы не понимаете, Такеши - нормальный человек, - всё ещё упираясь щекой в тарелку, говорит Неджи. Сестры снова переглядываются, Ханаби делает вид, что вышибает себе мозги, потом обдумывает эту перспективу и предлагает вышибить мозги Неджи, чтобы не мучался.

- Чёрт, - разочарованно говорит Хината, - это был мой третий вариант, после деревянной ноги и попугая на плече, как у настоящего пирата, и коллекции голов в банках, которую ты нашёл у него в подвале. Только потом я подумала, что он может быть… нормальным человеком, ух, даже звучит жутко, - Неджи шутку не оценил, но хоть от тарелки оторвался. - Прости мне мой великолепный сарказм, но мы правда не понимает, что не так.

- Такеши - мировой мужик, он любит повеселиться, он ведёт себя, как живой человек, я просто боюсь себе представить, что будет, когда он встретит нашего отца.

- Дай ему шанс, - без тени шутки, произнесла Хината, чем удивила не только Ханаби, но и старшего брата.

***

Внутри всё закипало, пока она смотрела, как её единственная дочь обжимается во дворе с каким-то странным парнем. Строгая на вид женщина, с прямой спиной и идеальной причёской, никогда не возлагала на Ино больших надежд, сразу поняв, что девочка растёт глупой, но она была красивой - надежда хотя бы на удачный брак, который выльется в дивиденды для неё самой или их семейного бизнеса. Но эта, кроме, как обозвать дочь тварью, других вариантов не было. Столько растить, ожидать хоть какой-то благодарности, и получить очередную глупую прошмандовку.

- Тьфу, - Иноичи отвлёкся от готовки завтрака, чтобы посмотреть на жену, застывшую, как изваяние у окна. Мужчина верил, когда-то давно, что его любовь к ней - навсегда, а теперь не мог вспомнить, когда смотрел на эту чужую женщину, как на женщину. Он мог терпеть эту гнетущую атмосферу в доме только в присутствии дочери. Ино давно стала смыслом его жизни, но так же отчаянно, как держать дочь при себе, он мечтал, чтобы она выбралась отсюда, пока не стало поздно.

- Это я, - крикнула Ино из прихожей. Иноичи расслабился.

- Хочешь позавтракать? - крикнул в ответ отец. Блондинка подошла к нему, поцеловала в щёку, утащила пару нарезанных овощей. - Хулиганка, - она, как в детстве, показала ему язык.

- Нет, спасибо, я уже позавтракала, - Ино вся светилась, не способная, даже ради того, чтобы не показаться подозрительной, притвориться обычной. Ей не терпелось рассказать всё Сакуре.

- Как славно, - от голоса матери повеяла холодом и плохим предчувствием, - что этот щенок успел тебя накормить, в перерывах между тем, чтобы трахать тебя, как дешёвую шлюху.

- Милая, - шокированным такими словами, Иноичи чуть не выронил нож.

- Что? Не нравится слышать такое о своей дорогой принцессе? - выплюнула жена, наслаждаясь тем, что делает им больно. - Всегда знала, что ты дура, но надеялась, что не настолько, чтобы позволять забраться на себя безродному псу. Даже тот вертлявый идиот был лучшим вариантом, чем этот, со стороны смахивающий на дохлую рыбу.

- Закрой свой рот, - закричала Ино, сминая в кашу кусок огурца, который всё ещё держала в руке. - Про меня можешь говорить всё, что хочешь, но если ещё хоть слово скажешь про Сая…

- То, что? - усмехнулась мать. - Не забывай, где находишься. Пока живёшь под моей крышей - я буду решать, что и как тебе делать. Я дала тебе достаточно времени, чтобы быть тупой идиоткой, теперь пора отвечать за своё беззаботное детство.

- Думаешь мне некуда пойти? - прорычала Ино. - Я ни секунды больше не останусь с тобой под одной крышей, - её душили злые слёзы, но блондинка быстро приняла решение, импульсивное и пусть, плевать. Руки тряслись, когда она доставала телефон из кармана, Сай не мог уйти далеко.

- Дочка, - Иноичи положил свою руку на её трясущиеся, старающиеся попасть по расплывающимся иконкам на сенсорном экране. - Пожалуйста, иди к себе, - Ино вытерла слёзы, голос отца звучал печально, но решительно.

- П-пап?

- Ступай, - чуть твёрже, повторил Иноичи. Девушка кивнула и ушла, но стояла под дверью, чтобы ничего не упустить.

- Даже не пытайся мне что-то доказывать, ещё спасибо скажешь, когда она не заявится к нам с пузом, чтобы мы растили спиногрыза от какого-то… бастарда, - она даже улыбнулась, сумев ввернуть в речь такое красивое слово. Обида от того, что произошло на обеде с Баджи и его семьёй, клокотала внутри неё, надо же такому случится, собственная никчёмная дочь так унизила. Но ничего, когда кто-то зависит от тебя, всегда есть возможность отплатить.

- Это мой дом, - сказал Иноичи. Жена никак не отреагировала, только ещё шире улыбнулась.

- С этим ты тоже опоздал.

- Ты не поняла, - настала очередь мужчины улыбаться, - это, - он обвёл рукой квартиру, - мой дом. Я привёл тебя сюда, и ты жила здесь со мной, пока я этого хотел, пока я тебе позволял. Но больше я не хочу. Сейчас я и моя дочь, мы уйдём, чтобы прийти в себя, а когда вернёмся, ни тебя, ни твоих вещей, здесь быть не должно. Ты пришла ко мне не с улицы, у тебя есть свой дом, и раз тебе так в тягость жить здесь, с нами, то ты освобождаешься от этой повинности. Я сам разберусь с бумагами на развод.

- Да ты умом повредился, - откровенно рассмеялась женщина, но в глазах запрыгал испуг.

- Милая, - Иноичи потянулся к её лицу, убрать прядь выбившихся волос, как делал в молодости, но понял, что её причёска безупречна. Его рука безвольно опустилась. - Все эти годы ты мнила себя королевой, уж не знаю, чего именно, но никогда не задавалась вопросом - кому принадлежит твоё королевство. Не оставила себе никаких путей к отступлению. Весь бизнес - мой, там везде моё имя, а ты всегда была лишь моей женой. Нашей дочери уже восемнадцать. Нам нечего делить, а теперь. Убирайся. Из. Нашей. Жизни.

- Ты не посмеешь! - завизжала его жена. Иноичи даже рассмеялся, наконец-то, подумал мужчина, вот и эмоции, вот потеря идеального лица, даже несколько прядей выбились из идеальной причёски. Она снова стала человеком. - Не посмеешь! Я не позволю тебе, слышишь, ты? - он не слушал, повернувшись спиной, только пообещал, что вызовет полицию, если она не покинет его дом.


- Ино? - мужчина постучал в дверь в комнату дочери. Она мгновенно открыла, смотря на него перепуганными глазами. - Твой мальчик может ещё не успел уйти? Не хочешь пойти погулять? Втроём. Познакомишь нас, - блондинка вытерла новую порцию слёз, совсем не понятной природы. С одной стороны, Ино сама удивлялась, как отец терпит эту женщину. С другой - она её мать, а это её семья, которая на глазах превращается в руины. Но Яманака кивнула. Иногда ведь нужно что-то разрушить, прежде чем построить на этом месте что-то новое.

***

Тентен написала, что они уже паркуются, так что всё семейство Хьюга, за исключением Нацу, которую Хиаши не стал звать, здраво рассудив, что ей это всё будет совсем не интересно, и только собьёт господина Такахаши с толку, пока он объяснит ему кто она такая. Ещё он не горел желанием её тут видеть, но эту мысль Хиаши не озвучивал даже себе. Выстроилось в небольшом фойе, рядом с гардеробом, чтобы встретить Такеши и его дочь, будущую Хьюга.

Мужчина, который пропустил переваливающуюся Тентен в дверь, выглядел моложаво, из-за своей открытой улыбки и горящих карих глаз, морщинки вокруг рта и на переносице, свидетельствовали о подвижной мимике, которую мужчина не старался сдерживать, коротко стриженные тёмно-каштановые волосы были едва тронуты серебром на висках. От Такеши Такахаши не исходило такой ауры силы, занимающей всю комнату, как от Хиаши, но с этим улыбчивым мужчиной в комнату проникало тепло.

- А вот и наша семья, уже нас ждёт, - помахав им рукой, сказал Такеши, снимая своё пальто, параллельно пожимая руку Неджи, который подскочил, чтобы помочь раздеться Тентен. Хината внимательно следила за братом, и тем, как он ведёт себя с отцом Тенни. Неприятно кольнуло за Хиаши, но тут уж ничего не поделаешь, конечно, Неджи чувствовал себя свободно и спокойно рядом с этим мужчиной. Наверное, подумала Хината, именно он заменял ему отца, пока…

- Папа, это Хиаши Хьюга, отец Неджи, - весело объявила Тентен, представляя обоих мужчин друг другу.

- Хиаши, - он протянул руку, которую моментально и с превеликим удовольствием, пожал господин Такахаши.

- Такеши, - с улыбкой представился он. Все будто бы задержали дыхание, смотря, что будет дальше. - Теперь понимаю, в кого Неджи такой серьёзный парень, - фривольно похлопав Хиаши по плечу, с улыбкой сказал Такеши. Неджи сглотнул, начиная паниковать.

- Сказал бы, что теперь понял в кого Тентен такая красавица, но тут ей кажется, наоборот, повезло, - молекулы кислорода замерли, пылинки перестали кружится в свете ламп. Хиаши приподнял уголки губ, а Такеши… разразился весёлым смехом.

- Ха-ха, тут ты абсолютно прав, хоть характер у неё мой, но хорошо хоть лучшее от матери взяла, а то с таким носом, - Такахаши потрогал себя за кривоватый нос с горбинкой, - никогда бы её замуж не выдал, - всё снова закрутилось, и все заулыбались, наблюдая за двумя такими разными мужчинами, у которых теперь нет выбора - они семья. - Тебя, полагаю, можно поздравить с тем же, - обращая внимание на девочек за спиной Хиаши, сказал Такеши.

- Возможно младшей не так повезло, - усмехнулся Хиаши. Ханаби посмотрела то на одного, то на другого отца, соображая, что всё это значит. Хината давно приметила, что отцу понравилось подкалывать мелкую, тогда она теряла всю свою серьёзность и становилась маленьким ребёнком.

- Чего? - возмутилась Ханаби. - Он что, имеет ввиду, что я страшная что ли? - Хиаши положил руку на макушку младшей дочери.

- Как ты могла так подумать? Это бы значило, что я и себя не считаю красавцем, а я, как видишь, хоть куда.

Неджи с подозрением посмотрел на Хинату, бочком продвигаясь к ней.

- Что происходит? - шёпотом поинтересовался брат.

- Разве не очевидно? Наш отец всех впечатлил, - ответила Хината, прикрыв ладошкой рот брату, который даже не замечал, что открыл его, шокированный увиденным.

- Ханаби Хьюга, - всё ещё стреляя молниями из глаз в сторону отца, по всей форме представилась мелкая, протягивая руку Такеши. Он спрятал улыбку и пожал её маленькую ладошку.

- Очень приятно.

- Да, мне тоже.

- Хината, - когда младшая отступила, она подошла ближе, поклонившись отцу Тентен, - мы очень рады, что Тентен теперь официально станет нашей сестрой. И что наша семья будет только пополняться.

- А так это про тебя она говорит, что ты одна в семье без странностей, - подмигивая говорит Такеши. Хината смеётся. Наклоняется чуть ниже, собираясь доверить мужчине секрет.

- Не нужно её покрывать, я знаю, что она всегда добавляет к этому - пока не узнаешь её получше, - Такахаши улыбнулся шире, демонстрируя каждую свою морщинку весёлого человека.

- Именно так и говорит, слово в слово.

- Что тут скажешь, - встревает сама Тентен, обнимая Хинату и Ханаби за плечи, - я своих сестричек успела хорошо изучить.

- Возможно, стоит пройти в зал, - говорит Неджи, который не хочет испытывать судьбу.

- Ой, точно, наша свадьба, - спохватывается Тенни. - Ещё столько дел, столько дел.

Дела оказываются не такими уж сложными. Они сидят все вместе за одним круглым столом, пробуют маленькие блюда, чтобы Тентен могла составить своё беременное меню, хотя Хината думает, что это чревато, на самой свадьбе ей может уже ничего из этого не понравится. Неджи не отпускает её руку ни на секунду, но Хината видит, с какой благодарностью он смотрит на отца. Такеши веселит всех историями из их жизни с Тенни, рассказывает, что держит оружейную лавку, для любителей традиционного японского оружия. Это восхищает даже Хиаши, и он обещает, что заглянет, может подберёт для себя катану, чтобы повесить над головой. Мужчины плавно переходят к разговору о боевых искусствах, Такеши восхищается тем, как обучен Неджи. А Хината краснеет, когда брат и отец в унисон заявляют, что её техника даже лучше.

Она откидывается на спинку стула, медленно окунаясь в эту атмосферу семьи. Теперь все на своих местах. Холодные строгие Хьюга и тёплые шоколадные Такахаши. Это напоминает ей о другом человеке, который делает её такой же тёплой, и о другой семье, где ей так же хорошо, как теперь в своей собственной. Хината думает, что теперь всё будет…

Она зажимает себе рот рукой, незаметно, и качает головой. Нет, пока рано такое говорить. Чтобы не сглазить.

***

Наруто так обрадовался тому, что всё снова устаканилось. Про драку напоминал только Хаку и его синяки, которые он носил, как победитель. Хината была счастлива, когда он видел её в последний раз, они долго болтали по телефону, видеосвязи и просто сообщениями, она делилась последними новостями. Неделя обещала начаться просто шикарно. Пока Шикаку-сенсей не обломал его. Он буквально утащил несчастных участников команды умников к себе в математическое подземелье, приковал их цепями к стульям и не собирался выпускать, пока не принесут ему кубок (и мировую славу, не меньше, судя по размерам его запаренности). Что будет, если не принесут, Наруто боялся даже представить.

Так что к пятнице, к этому злосчастному дню Х, у него наблюдалось конкретное такое Хинатоголодание. Дошло до того, что он начал завидовать Ино и Саю, которые были до того слащавыми, будь их воля, наверное, даже на уроках уселись бы друг на друга. Узумаки был счастлив за подругу, она успела натерпеться, да и как сосед он многое подмечал, так что заслужила всё, что на неё свалилось. Но когда твоя девчонка сидит, уткнувшись в учебник, а на все твои вопросы отвечает какими-то разрозненными фактами из разных областей знаний. Короче, вся жизнь Наруто оказалась стабильно на пол шестого. И в прямом, и в переносном смысле.

Блондин верил, что приход Пятницы, 13, всё сделает, наконец, радужным и весёлым. Хотя пока Хината такой не выглядела. А вот Киба выглядел, даже обнимался с Шихо, благодаря её и всех из команды, что им отменили последние уроки. Если бы Киба это не уточнил, то Наруто решил бы, что он перепутал Шихо с Шино.

Вообще, Узумаки только сейчас задумался, что жизнь у всех на эту неделю остановилась, Сай с Ино выбивались, но всегда есть исключения, которые подтверждают правила. Без Хинаты и Шикамару шайка была не полной. Это влияло на всех. А кто-то, как Киба, и Наруто было жаль, что он не заметил это раньше, не так уж легко справились с последствиями школьной драки. Блондину показалось, что Инузука винит себя, за проступок самого Наруто, да и вообще… не каждый день становишься свидетелем чего-то подобного.

- Ты чего? - спросил Наруто. Они всей гурьбой заняли скамейки у шкафчиков, переодеваясь, чтобы свалить. Блондин подсел к надутой Хинате, которая медленно напяливала кроссовки. - Уверен, что вы ко всему готовы. Отстреляетесь и всё, свободны.

- Мало того, что я забыла полное имя того злодея из комиксов про «Супермена», который из пятого измерения, потому что пришлось освободить всё свободное место под факты из математики, физики и информатики. Так всё, что ещё было ими не занято, забили Неджи с Тентен, потому что она у него спрашивает совета, а он втихаря у меня. Что они там хотят ещё сделать? Место, где мы были - уже идеально, там ничего не нужно менять. И знаешь что? Я уверена, что сейчас они всё поменяют, а потом поменяют обратно, вернувшись к началу. Но провидение решило, что мне и этого мало, всю неделю я была заперта в тесной библиотеке, размером буквально с угольное ушко, которое только сильнее сжималась по мере того, как меня бесили Шикамару и Темари. Они вместе уже даже не Джекил и Хайд, а один большой, доставучий Хайд. Могу поклясться, что временами они были готовы поиметь друг друга прямо на глазах у Шикаку-сенсея, но в следующую секунду, щёлк, и они готовы поубивать друг друга. К тому же, сегодня не будет литературного клуба. Арх, бесит, - Хьюга пнула чей-то шкафчик.

- Мистер Миксиспитлик, - спокойно ответил Наруто.

- Что?

- Мистер Миксиспитлик, - медленно повторил Узумаки, - так зовут того врага Супермена из пятого измерения, - Хината прикрыла глаза и улыбнулась, она привалилась к нему, прячась за ним, как котёнок за пазухой.

- Спасибо, - прошептала Хината. Вокруг всё ещё была какая-то суета, гвалт голосов, а они сидели вот так, наслаждаясь близостью друг друга.

***

Хинате пришлось уйти раньше, чтобы встретиться с Шикаку-сенсеем и остальной командой. Они организованной группой должны были отправиться к месту проведения, а гостям, желающим поскучать, то есть, поболеть за участников, можно было прийти позднее.

Школьный автобус привёз их на территорию университетского городка. Старые и новые корпуса, общежития, аккуратные дорожки, окружённые газоном, сейчас уже не сочным, а усыпанным жёлтыми, красными и оранжевыми листьями, осыпавшимися с посаженных повсюду деревьев. Хината никогда не расспрашивала Хиаши про его время в Университете Конохи, и уж тем более, не спрашивала про Хацуми, но теперь это место казалось полным призраков прошлого. А может, подумала она, вдыхая прохладный воздух, будущего. Она никому не говорила, но уже читала про факультет «Литературного творчества», это здание здесь было самым старым. Хината видела его с того места, на большой парковке, где их встречали волонтёры из числа второкурсников. С широким крыльцом, и парочкой львов, охраняющих вход, с виду оно напоминало волшебную библиотеку. Она могла бы… хотеть учиться там.

- Да вы издеваетесь, у них там, в академии, что, больше учеников нет, - мысли Хинаты прервало недовольное, даже злое бурчание Шикамару. Брюнетка посмотрела в ту же сторону, что и гений. Рядом с очень строгой на вид женщиной, одетой во всё чёрное, с такими же чёрными волосами, стояла четвёрка из «Акацуки». Хината догадалась, что Шикамару так реагирует на Сасори, на лице которого застыло безучастное выражение, стоит признать, что лишь до того момента, когда он заметил Темари.

Блондинка выглядела немного на взводе, но в ту сторону вообще не смотрела, казалось, что её мысли очень далеко, и больше, чем псих-бывший, Темари интересовали ворота, через которые уже подтягивались семьи и друзья. Хината подтолкнула Шикамару в бок, привлекая внимание к блондинке. Когда гений расслабился, Хьюга не смогла удержаться, её глаза снова скользнули по четвёрке. По их чёрной одежде, они уже выглядели, как команда. По ярким волосам почти всех участников. Она не удивилась, когда оказалось, что он тоже смотрит на неё, даже не стараясь скрыть этого.

Хината встретила его взгляд, снова ощутив прилив странной фатальности. Они были, как два поезда, что мчатся друг на друга, и стрелочник уже ничего не может сделать. Столкновение неизбежно. От этого… стало приятно. Хината невольно улыбнулась, забыв, что смотрит в лицо Яхико. Но он ответил тем же. Хината хотела бы знать прямо сейчас, что это - встреча смертельных врагов, или обещание дружбы. Но понимала, что только в тот момент, когда они окажутся друг напротив друга - решится всё.

- Идёмте, - было трудно, очень трудно оторваться от Пейна, но пришлось. Их улыбчивая девушка-волонтёр махнула рукой, предлагая следовать за ней. Она что-то рассказывала про Университет, но ребята из «Конохи» были слишком заняты своими мыслями, чтобы её слушать. Девушка оставила свою группу только когда довела до большого зала. Там уже установили десять столов и трибуны. Всё было готово.

- Подойдите, - сказал Шикаку-сенсей, ребята обступили его тесным кружком. - Я не такой мастак поднимать моральный дух, как Гай-сенсей, но вы одни из самых умных учеников в нашей школе, и хочу, чтобы вы показали это остальным. Идёт? - ребята улыбнулись.

- Не так уж плохо, - с усмешкой, сказал Шикамару.

- У меня есть ещё один козырь в рукаве, - заверил учитель своего непомерно самоуверенного сына. Шикаку подвёл их к круглому столу, который отвели для их команды. На спинках стульев было накинуто что-то зелёное. Сенсей взял в руки одну из этих штук, оказавшимися футболками. На ярко-зелёной ткани выделялась красная спираль, напоминающая лист - неофициальный символ города и их школы. - Подумал, что так вы будете больше похожи на команду. И все согласились, - сенсей махнул рукой на широкие двери, впускающие болельщиков. Это были их семьи и друзья, и на каждом красовалась точно такая же футболка. - Одна большая команда.

- Вперёд, Коноха! - крикнул Киба, похлопав над головой в ладоши. - Порвите всех, ребята! - это немного расслабило напряжённую четвёрку, добавляя не только веры в свои силы, но и желания забрать этот чёртов кубок.

***

- Но, - обречённо попробовал он снова, - мы же уже приехали.

- И это было глупо, с самого начала, у нас слишком много дел, чтобы тратить время, - возразила она, хотя он много раз спрашивал о том, поедут ли они поболеть за Хинату. - Поехали, нам нужно выбрать торт.

- Тентен, тебе не кажется, что Хината достаточно своего внимания и времени тратит на нашу свадьбу, чтобы мы выделили ей пару часов своего времени? - Неджи уже и не знал, на что пытается надавить, на совесть или здравый смысл. Он стал сомневаться, что у его невесты осталось что-то из этого.

- Пфф, это свадьба, это важно, мы собираемся заявить всему миру, что проведём всю жизнь вместе, а тут что? Кучка очкариков выяснят, кому достанется кусок пластика, - резонно заметила Тентен. Неджи прикоснулся к спирали на своей груди, он даже не посчитал глупым надеть эту футболку и показаться так на людях. Но понимал, что никак не сможет донести до невесты, как много задолжал сестре.

- Это из-за того, что я сказал дома, да? - в лоб спросил Неджи. Тентен невинно похлопала глазками, будто в первый раз о таком слышит. - Ты должна понимать, чёрт, тебе через месяц рожать, конечно, я тебе отказал. И не нужно говорить, что ты там вычитала на форумах.

- Мне всё ясно, - отворачиваясь, сказала Такахаши. Неджи был готов биться головой о руль, наказывая себя за неумение подбирать слова. Тенни всхлипнула. - Ну, разумеется, я же теперь такой беременный бегемот, кто же захочет прикасаться к такому телу. Мне всё понятно, не переживай из-за меня, можешь идти, я сама выберу торт. Мне ведь одной это нужно. Всё нужно только мне одной.

Неджи до белизны сжал руки на руле, ему было страшно, чертовски страшно, но он был слишком слаб перед ней. Поэтому отстегнул ремень безопасности, осмотрелся вокруг, чтобы убедиться, что они не стоят под камерой, или зорким взором местных студентов. А потом положил руку ей на живот, мысленно извиняясь перед сыном. Тентен теперь влезала только в очень-очень эластичную одежду. Так что, Неджи быстро забрался ей в трусики.

- Это всё, на что я согласен, - не терпящим возражения, тоном, произнёс Хьюга, - но, если из-за этого ты родишь здесь, на этой грёбанной парковке, свадьбы не будет. Ясно? - его приказной, стальной тон. Прошёлся диким разрядом по всему телу. Тентен как можно шире раздвинула ноги, наслаждаясь этой близостью. Она всегда получала от него всё, чего хотела.

- Я-ясно, - ответила она, блаженно прикрывая глаза. Такахаши ничего не могла поделать со своим телом сегодня, оно хотело его, отправляя на свалку все остальные чувства и желания. - Как хорошо, - простонала Тен, пока Неджи усердно работал своими волшебными пальцами. Это заняло так мало времени, что Хьюга даже чуть-чуть собой загордился. Трехминутный секс у них, конечно, бывал, но оргазм за три минуты - это был новый рекорд.

***

Хината заметила своих, время ещё было, так что она решила подойти. Хиаши не выглядел счастливым, всё время одёргивая свою футболку. Отец и футболки - вообще были чем-то несовместимым. Наверное, поэтому Ханаби всё время хихикала, пока он смотрел в другую сторону.

- Вы пришли, - обрадовалась Хината, она понять не успела, а оказалось, что нервничала до их прихода.

- Как мы могли такое пропустить? Вперёд, Коноха, - крикнула Ханаби.

- Нервничаешь? - спросил отец, так непринуждённо, что Хината отвлеклась на его неожиданное умение, забыв, что волновалась. Покачала головой, улыбаясь.

- Мы не опоздали? - а теперь всё вообще стало идеально, когда из-за спины отца показался Неджи. Хината боялась, что может привыкнуть к такому - вся семья вместе.

- Нет, как раз вовремя, - заверила младшая сестра, принимая объятия брата. - Спасибо, что отвлеклась от подготовки к свадьбе, Тен, для меня это много значит, - сказала Хината ещё одной своей сестре, но кофейная брюнетка только глупо улыбалась. - Она, что, под кайфом? - Неджи как-то смутился, неловко потрепав сестру по плечу.

- Просто рада быть здесь, - скороговоркой ответил он, и быстро утащил невесту, с криком «мы займём места». Тентен что-то лепетала про волшебные пальцы, или взвешенный панцирь. Сложно было понять из-за её глупой улыбки.

- Ладно, - протянула Хината, - полагаю, раз она беременна, то ей прощается всё. Вы тоже идите, можете сесть рядом с парнями из моей команды, - она обернулась, поискать их глазами, - они где-то здесь. Ага, точно, вот там, видите, парочка, которая неприлично целуется, и недовольный парень рядом, - Хиаши нашёл и тех, и другого. Рядом были проплешины свободных мест. Глава семьи заметил красноволосого мужчину, зарывшегося носом в телефон.

- Это отец того мальчика, Гаары? - уточнил Хиаши, просто чтобы проверить свою догадку, больно похожими они оказались. Хината проверила, на кого указывает её отец.

- Да, точно, а ещё Темари, - ответила брюнетка, показывая в сторону девушки из своей команды. Хиаши, от того, что сам был причиной такого взгляда у Хинаты и Ханаби, сразу всё понял. И про Темари, и про её отца, занятого работой.

- Отлично, туда мы и сядем, - уверенно заявил Хиаши. И тут же направился к тем местам. Хината успела только помахать рукой его спине. Да почесать голову.

- Занятно, - решила старшая дочь в семье Хьюга и вернулась к своей команде. Тем временем Хиаши уже протиснулся на пустующее место рядом с Раса но Собаку.

- Пришли за кого-то поболеть? - невзирая на то, что мужчина выглядел занятым, Хиаши вмешался. Раса оторвался от телефона, собираясь приструнить любителя пустой болтовни, но мужчина рядом оказался слишком солидным, даже в этой зелёной футболке. Это было… любопытно.

- Да, вы правы, за дочь, - Раса принялся осматривать зал, и ему понадобилось много времени, чтобы найти задорные блондинистые хвостики. - Вот она, блондинка, она из «Конохи», - только после ответа, но Собаку понял, что мужчина рядом одет в те же цвета, это при том, что сразу обратил внимание на его наряд. - Как и вы.

- Моя стоит рядом с вашей, брюнетка, - улыбаясь уголками губ, ответил Хиаши. Раса снова глянул на ребят из команды, в этот раз приложив все усилия, чтобы их действительно увидеть. Маленькая брюнетка явно обладала той же энергетикой, что и её отец, только была мягче, если этот мужчина мог подавить кого угодно, то девочка плавно всех приманивала. Вот и его Темари улыбается ей, в глазах дочери - знакомый азарт, жажда победы. И, как он раньше не замечал, кто в семье больше всех на него похож?

***

- Не замечал, что Коноха невъебенно маленькая? - пожаловался Наруто сидящему рядом Саске.

- Полтора ляма человек, и это ты называешь - маленькая? - прифигел Учиха. Наруто промолчал, так что Саске пришлось просто самому проверить, кого он так усердно буравит злобным, прищуренным взглядом. Про одного он сразу догадался, это было не сложно, Пейн выделялся своими яркими волосами, даже среди своих нелепых сокомандников, может быть своеобразной обычностью. Только свет бликовал от пирсинга на лице и в ушах. Он точно пялился на Хинату, так, словно хотел проверить - не обернётся ли она на него.

- Не делай этого, - прошептал Наруто, как догадался Саске не для его ушей, а для себя, поэтому сделал вид, что не услышал, но молил Хинату о том же. Наруто впился ногтями себе же в руку, больно упираясь локтями в колени, наклоняясь, чтобы донести мысленный приказ до Хинаты. Она не могла почувствовать взгляд Пейна, чей угодно, даже этого придурка Тонери, который иногда тоже кидал на девчонку свои сальные взгляды. Видать последнее поражение от неё заставили пересмотреть своё к ней отношение, но это ничего не значило. А Яхико всё пялился. А сердце Наруто собиралось вот-вот остановиться. - Нет, - отчаянно зашептал блондин. Она начала поворачиваться, как в замедленной съёмке. Он не знал, как переживёт такое доказательство их странной связи. Только не Пейн. - Только не он, не смотри на…
dsg-rem.ru

Узумаки несколько раз моргнул, чтобы понять - не галлюцинации ли у него. Но из всех глаз, в этом огромном зале, она выбрала одни. Ясные, небесные, голубые. Его глаза. Хината смотрела на него, пока он ошарашенно смотрел на неё. Наконец она просто улыбнулась и вернулась к своей команде. Им пора было занимать свои места. Наруто выдохнул, расслабленно опуская голову. Странно, но на его колене почему-то оказалась чья-то чужая рука. Блондин недовольно посмотрел на Саске.

- Это ещё что? - процедил краснеющий Узумаки.

- А? - Саске посмотрел на свою руку. - А это я случайно.

- Слышьте, голубки, не отвлекайтесь, начинается, - подколол их Киба.

- «У победителя много друзей, и лишь у побеждённого они настоящие», - с умным видом, произнёс Шино. Вообще весь оригинальный состав шайки, не считая отсутствующих, собрался вместе. Шикамару и Хинату временно подменяли Каруи и Сакура. И только Саске был тут непонятно зачем, как теперь думал Наруто, скидывая с себя его руку.

- Чё ты сразу нагоняешь пессимизма? - заворчал Киба на своего друга в очках. - У тебя миска вообще бывает наполовину полной когда-нибудь или как?

- Стакан, идиот, - брезгливо морща носик, поправила его Сакура.

- Да вообще пох, - заверил её Инузука.

- «Нельзя ожидать, что мир будет выглядеть светлым, если вы постоянно носите тёмные очки», - ответил Шино.

- Ну, так сними их, - резонно заметил ему Киба. Шино напрягся, такое случалось впервые, чтобы цитата его же и загнала в угол. - Ага, то-то и оно, попался, умник.

- «Друзья как очки: сначала придают тебе умный вид, потом утомляют. К счастью, иногда попадаются классные очки», - пафосно поправив свои, заявил Шино.

- Могу поклясться, что он только что усмехнулся, победно, - шепнул Чоджи. Так, что все слышали.

- Добро пожаловать, - раздался спокойный голос, усиленный микрофоном. Это был кто-то из местных преподавателей, по совместительству - ведущий всего этого мероприятия. - На ежегодные «Игры разумов», в которых принимают участие ученики всех старших школ нашего города, - он сделал паузу для жиденьких аплодисментов. - Нас ждёт четыре увлекательных тура. По итогам каждого тура, две худшие команды, набравшие меньше всего очков - вылетают. На столах, перед участниками, специальные кнопки, кто нажмёт быстрее всех - получает право на ответ. Правильный ответ приносит…

- Я не понял, - зашептал Киба, - тут что, будет так нудно всё время?

- Это соревнование, где побеждает самый умный, - охотно решила просветить его Харуно, - отвечая на вопросы по математике. Сам догадаешься, насколько тут будет весело?

- Н-но, - запнулся Киба, беспомощно оглядывая друзей, - это ведь соревнование, как в спорте, значит… значит хоть чуть-чуть должно быть весело, верно? Верно?

***

- В СУБД MS Access не существует запрос на какое действие с данными? - прочитал вопрос с карточки ведущий. Загорелась зелёная лампочка, означающая, что Хината снова быстрее других нажала на кнопку.

- Создание, - ответила Темари.

- Верно, - объявил ведущий. - И это был последний вопрос второго раунда, пришло время подвести итоги, - ребята из «Конохи» взялись за руки, было понятно, что они третьи, им ничего не угрожало. Шихо протёрла запотевшие от напряжения стёкла очков.

- Какова вероятность, - медленно спросила она, глядя на оставшихся соперников, - что в финале нашими соперниками окажутся ребята из «Акацуки»?

- Сто процентов, - не сговариваясь, хором ответили Шикамару и Хината. Они рассмеялись, глядя друг на друга, и стукнулись кулачками.

- Будет любопытно, - медленно протянула Темари, бегло оглядев стол учеников академии. - Что? - закатывая глаза спросила блондинка, встречая заинтересованные взгляды друзей. - Да я не прочь надрать задницу бывшему, удивлены?

- Есть такое, - подаваясь вперёд сказал Шикамару, - удивлён, что хочешь сделать это в плоскости эрудиции, а не, собственно, реального надирания задниц, - Темари тоже подалась навстречу, они нависли над столом с разных его закруглённых дуг, создавая некоторое напряжение. И совсем не дружеское, но очень откровенно-сексуальное.

- Сделаю первое, и второе уже не понадобится. Зачем? Не люблю обижать дураков, другое дело, - Темари провела языком по верхней губе, - умники, - Шикамару сглотнул и откашлялся, откидываясь назад. Пока не перешёл всё границы, набрасываясь на неё перед всем честным народом. Тем более, что обещал больше не целовать её первым.

- Ой, дурак, - шепнул он сам себе, потирая шею, чтобы выбросить из головы непрошенные мысли.

- Было лучше, когда они спорили и хотели убить друг друга, - сказала Шихо.

- Поддерживаю, - согласилась с ней Хината, - хорошо, что это финишная прямая, а то ещё чуть-чуть и мы бы стали свидетелями их страстных сексуальных утех, прямо, между нами, на этом столе, - Шикамару честно пытался сохранить лицо, но это очень сложно, когда на нём уже написано всё, что озвучила Хьюга.

- Неужели кому-то завидно, - с усмешкой начала Темари, ничуть не смущаясь, она подбадривающе похлопала Хинату по руке, - ну-ну, уверена, если ты хорошо его попросишь, то твой Узумаки тоже с удовольствием трахнет тебя на каком-нибудь столе, - Хината, разумеется, покраснела, но даже бровью не повела. В эту игру она уже хорошо научилась играть.

- У него в комнате прекрасный стол, подходит для такого просто идеально.

- Хвалю, Хьюга, серьёзно, - рассмеялась Темари, - если бы ты ещё не была цвета Лобстера Джонсона, - но Собаку подмигнула ей. Хината ещё сильнее смутилась, ну, того, что смутилась, но тут же вся встрепенулась.

- Погоди, что? - Темари посмеялась над её выражением искреннего удивления на лице, как у маленького ребёнка, или щенка, который впервые увидел свой хвост.

- Охренеть, - мечтательно произнёс Шикамару, - она пошутила, используя отсылку на персонажа комиксов, - для гения это было уже слишком. - Пойду пройдусь… и умоюсь, - девчонки ещё долго смотрели на его странную походку, стараясь не делать выводов о причинах.

- Удачно вышло, да? - спросила Темари, когда смогла перестать пялиться на зад удаляющегося Шикамару.

- Ещё бы, ты же использовала лобстера, которые красные, но это был Джонсон, из «Хеллбоя», где есть реально красный чувак. Так что, да, это было просто гениально.

- Ой, Чоджи, ну, что за нуднятина, - заныл Киба, - не могут они такое обсуждать.

- А вот и могут, - надулся здоровяк.

- Чем вы занимаетесь? - спросил подошедший Шикамару.

- Да так, просто видим, что вы о чём-то болтали, вот и решили предположить о чём, - рассказал Наруто, поёрзав на сидении, - Хината что-нибудь говорила про секс на столе? - Нара вздохнул и побрёл обратно. Идея пройтись, чтобы размяться, уже не казалась такой уж хорошей.

- А про лобстеров? - крикнул вдогонку Чоджи. Шикамару ускорил шаг, чтобы больше их не слышать.

-… сильны в физике, но всё остальное у них хромает, так что мы точно сможем обойти их уже в следующем раунде, - уверенно заявила Шихо, говоря про их соперников из «Мурасаки». Шикамару с тяжёлым вздохом опустился на стул.

- Ты чего? - спросила Хината. - Парни тебе что-то сказали?

- Ничего, что они идиоты, я и так знал, - покачал головой гений.

***

- Если все элементы одной строки прямоугольной матрицы А размерности n x m умножить на два то, как изменится ранг матрицы А? - новый вопрос. Удары по кнопкам, и снова загорается зелёная лампочка.

- Не изменится, - уверенно отвечает Хината.

- Верно, - это было именно то необходимое очко, которое помогло перейти на второе место, оставляя школу «Мурасаки» на третьем месте. - Впереди финальный раунд, между Академией «Акацуки» и Старшей школой «Коноха».

- Вперёд, Коноха! - крикнул проснувшийся Киба, которому просто повезло, что, лёжа на плече Шино, не успел начать пускать слюни, а иначе уже бы познал весь гнев любителя энтомологии. - Мы уже победили?

- Спи дальше, осёл, мы ещё не приехали, - ответила ему Каруи. Киба собрался было поспорить, повозмущаться, но предложение оказалось заманчивым, так что он продолжил похрапывать, качаясь из стороны в сторону, пугая Шино новой возможностью оккупации его плеча.

- Не очень-то весело, это явно не мой профиль, - говорит Сакура, пользуясь тем, что Наруто отвлёкся от Саске. Розоволосая быстро подсела к нему. Поддержать друзей - дело хорошее, но в этот раз довольно скучное, и она думает, что никто не заметит их короткого… ладно, длительного, отсутствия. Университет большой, есть куда заныкаться паре подростков с бушующими гормонами. Харуно считает, что говорит голосом томным, смотрит взглядом с поволокой и далее по списку. - Я бы нашла этому времени лучшее применение, - многозначительная фразочка - есть.

- Ага, конечно, сходи Сакура, поищи, - невпопад отвечает Саске, даже не обернувшись на неё, а стало быть, пропустив взгляды, и всё остальное.

- Чего поискать? - забыв про томный голос, спрашивает Харуно.

- Хм, ну, прости, короче, - отвечает Учиха, смотря через плечо, - я сосредоточен на происходящем, финал ведь. Если тебе скучно, то ты пожалуйста отвлеки Кибу или ещё кого, кому тоже скучно, - только когда Харуно фыркает и уходит, Саске начинает понимать, что она предлагала ему секс, а он отказался. - А Хината не видела, как всегда.

***

Объявили перерыв, чтобы организаторы убрали лишние столы и приготовились к финалу. Хината была готова к тому, что снова встретиться с Яхико, это было неизбежно, но не меняло того факта, что напрягало. Она поднялась на другой этаж, найти уборную потише. Услышать собственные мысли. Прохладная вода освежала, медленно стекая с кончика носа.

- Твою, - дёргается брюнетка, поднимая голову. Чужое отражение в зеркале напугало её до чёртиков.

- Ты слишком легко позволила мне подкрасться к тебе.

- Что правда, то правда, - усмехнулась Хьюга. Она обернулась, облокачиваясь на раковину. - Думаю, моё чутьё знает, что это ты, и доверяет тебе. Поэтому только тебе такое и удаётся… Наруто. В курсе, что это женский туалет? Что ты тут делаешь?

- Если ты не заметила, - серьёзно начал Узумаки, - всю грёбанную неделю я был отлучён от тела. А теперь нас снова окружили акулы, никакого продыху, - недовольно закончил блондин.

- Акулы? - с усмешкой, спросила Хината.

- Точно, этот твой Тонери, так смотрел на тебя, козлина, будто всё осознал, - Хината замечает, как воинственно задвигались его желваки, и как сжались кулаки. - Будто может просто подойти, что-то сказать, и ты снова обратишь на него внимание. Он, конечно, скорее надоедливая муха, но ведь и они кусаются.

- Да брось, мы же вывели их из игры уже давно, когда он успел так тебя достать? И, что? - скривилась Хината. - Смотрел на меня? Это ещё что за бред, Тонери даже не пройденный этап, он вовсе не этап, а так, кочка на дороге, по глупости споткнулась об него.

- Знаю, - соглашается Узумаки, - но есть ведь ещё этот, - он не называет его, но пристально смотрит на реакцию Хинаты. Она наклоняет голову, задумывается.

- Ты про Яхико? - понимает Хьюга.

- Почему ты так его называешь?

- Потому что его так зовут, - сбитая с толку, отвечает Хината.

- Все зовут его Пейн, а ты всё чаще называешь его по имени, почему? - Наруто помнил, что злился, когда завёл этот разговор, а теперь испугался. Услышать что-то такое, чего слышать не хочет. Навести её на мысли, которых, может, и не было.

- Потому что, Пейн лишь образ, личина, за которой такой же мальчишка, как ты, - спокойно встретив его взгляд, эту бурю из разрозненных эмоций, ответила Хината. - Вы похожи сильнее, чем ты думаешь, - он собрался возразить, такое положение вещей неприемлемо. Они не могут быть похожи, ведь если это правда, то Пейн, Яхико имеет преимущество перед ним. - Наверное, он был бы горд мной, на твоём месте, из-за этой драки, - читает его мысли, забралась под кожу. - Но ему никогда не быть на твоём месте, так к чему это всё? Я хотела бы, чтобы ты поддерживал эту мою сторону, но я поняла, как это глупо.

- Что это значит?

- Мне нравится, что ты переживаешь за меня, и я постараюсь сосредоточиться на этом, на твоих рыцарских замашках, - улыбается Хината, - в остальном, я не могу оглядываться на других, ждать, что все будут меня подбадривать и поддерживать. Иначе никогда не смогу смело делать то, что мне хочется, всегда буду сдаваться. Всегда будут чужие слова, которые смогут пошатнуть мою уверенность. А я не могу себе этого позволить.

- Прости, что завёл этот разговор, снова, - Наруто принял то, что на сегодня они остаются при своих. Не так уж плохо. - Вообще-то, я пришёл не для того, чтобы болтать, - несколько круглых раковин находятся на расстоянии друг от друга, на единой поверхности, между ними поверхность, на которую Наруто усаживает Хинату, пока неистово целует, чтобы восполнить пробелы этой недели. Просто вспомнить как это, целоваться, и не думать.

Её ноги обвиваются вокруг него, чтобы тела стали ближе, его руки тянут её за волосы, чтобы задрала голову, чтобы он мог наброситься на неё со всей жадностью. Его ладони на её шее, скользят то выше, то ниже, трогают столько обнажённой кожи, сколько есть. Времени немного, у него нет возможности забраться под все эти слои одежды. Поэтому ещё один поцелуй, последний, с паузой, чтобы просто застыть в моменте. И отходит, только рука в руке, медленно, пока не остаются только кончики пальцев. Но и они заканчиваются, теперь между ними шаг.

- Мне нужно вернуться, пока в голове не только сахарная вата, - смеётся Хината, облизывая губы, - мне ещё кубок нужно завоевать. А то боюсь себе представить Шикаку-сенсея в тихом гневе.

***

Гаара отодвигается ещё на пару сантиметров, но блондинистый хвост всё равно бьёт его по щеке. Демон ворчит, наклоняясь подальше от этой озабоченной парочки. Ладно Сай, с ним всё ясно, он не слышал про стыд, но Ино казалась ему поборницей хорошей репутации. Однако, ничто им не мешает предаваться поцелуям. Гаара складывает руки на груди, прикрывая глаза, главное поймать спокойствие и можно абстрагироваться от всего. Что-то тяжёлое опускается к нему на колени. Демон открывает глаза.

- Привет, - мило улыбаясь, говорит Ино, которую Сай, в порыве безудержной страсти, опрокинул на своего товарища по команде. - Извини, - поднимаясь, блондинка снова задевает его своими волосами. Гаара фыркает, его глаз подёргивается.

-… имею право звать тебя лузером, - Гаара слышит голос Мацури, и видит в этом возможность сбежать от надоедливой парочки. Страшновато, но они хорошо поговорили, но Собаку чувствует себя способным сделать первый шаг, он наклоняется вперёд, собираясь помахать девушке, но она не одна. С ней высокий улыбчивый парень. Светлые волосы, мягкий взгляд. Он касается её плеча, Мацури тоже улыбается. Открыто, это причинило бы боль, если бы он не понимал. Когда-то он хотел того же. Они идут в противоположную сторону, удаляясь от Гаары. Но быстро останавливаются и продолжают разговаривать. Красноволосый выглядывает из-за раздражающей парочки, пытается прочесть по языку тела, о чём идёт разговор.

- Что ты делаешь? - спрашивает его Сай, когда Гаара руками раздвигает белокурые волосы Ино, собранные в высокий хвост, и выглядывает через них, как через занавеску. - Ведёшь себя странно, - Гаара хочет съязвить, кто бы говорил, но не делает этого, его привлекает высокий блондин. Это именно то, что ему нужно, ведь где высокий блондин - там маленькая брюнетка. Гаара срывается с места, по длинной дуге обходя болтающую парочку, прикрыв лицо ладонью.

- Ты мне нужна, - с горячностью говорит демон, хватая Хинату за руку.

- Зашибись, - возмущается Узумаки, - найди себе свою девушку, эта уже занята.

- Наруто, он о другом. Что такое? - Гаара встаёт ей за спину, зажав ладонями щеки с двух сторон, и поворачивает её голову, пока не уверен, что Хината видит Мацури и её собеседника. - Чсо са флень? - неразборчиво говорит Хьюга, плюясь слюной.

- Это он, - просто говорит Гаара, Хината фыркает что-то неразборчивое, - парень, с которым говорит Мацури, это он, - бледные глаза демона смотрят слишком многозначительно, Хьюга кивает, стряхивая с себя его руки. Смотрит на говорящих, на этот раз, уделяя больше внимания парню. Улыбка заряжает, такая мягкая, она начинает понимать, почему Гаара был так зол, когда старался его защитить.

- Не хотите ничего объяснить? - возмущается Узумаки, смотря поочерёдно, то на странную Хинату, то на странного Гаару, у которых, ясно, как день, общая тайна. - Как же бесит.

- Парень из средней школы? - игнорируя Наруто, уточняет Хината, смотря на Гаару. Тот кивает. - Чёрт, это же… потрясающе, - улыбается брюнетка, и бьёт демона в плечо, ощутимо, как кажется с виду, - иди и поговори с ним, - Гаара щурится, а потом разражается громким, безумным смешком.

- А мы слишком часто били тебя по голове на тренировках, верно? - теперь очередь Хинаты надувать щёки и саркастично прищуриваться.

- Не трусь, чего тебе теперь-то боятся, - начинает Хината, Наруто всё ещё обижен, но ухмыляется, понимая, что она берёт его на слабо. - Вы теперь взрослые, ты теперь совсем другой, у тебя есть друзья, ты можешь быть частью команды, даже с девушкой что-то у тебя наклёвывается. Между прочим, с этой самой девушкой, которая, очевидно, знает этого парня. Иди, подойди, поговори с Мацури, и она представит тебя ему. Просто скажи… привет. Давай, - её рука ложится на плечо Гаары. Наруто никогда не считал себя особо внимательным к деталям, но это касание отличается от многих похожих. Это не просто поддержка, или желание к чему-то подтолкнуть. Это обещание стоять за плечом, поймать. Но Собаку кивает, не в силах сопротивляться. И уходит. - Удачи.

- Ладно, - говорит Узумаки, когда Гаара на середине пути, - теперь то ты можешь рассказать, в чём дело? Я подумал, что демон ревнует свою типа девушку, или кто там ему Мацури, но его, очевидно, куда больше волнует этот парень. Что за хрень? - Гааре остаётся четверть пути, Хината решает, что эта тайна не настолько личная, чтобы её хранить.

- Это ради него, точнее, защищая этого парня Гаара сломал ногу тому придурку. Не знаю, как ты, но я отсюда вижу, что этот парень…

- Хороший? - договаривает Наруто, Хината улыбается так искренне, что его сердце хочет запеть. - Это я понимаю.

- Да, вижу. А теперь представь, что ты Гаара, который хочет с ним подружиться, но боишься, а потом видишь, как его задирают, шпыняют, а он только улыбается и терпит. Что бы ты сделал?

- Всё, что угодно, чтобы не позволить такому происходить и дальше, - уверенно отвечает Наруто, пока Гаара неуверенно машет рукой, здороваясь с Мацури. Незнакомый парень улыбается. Хината читает по губам лучше, чем Киба, но тут справился бы любой.

***

- Гаара? - демон едва успел сказать «привет» для Мацури, как её собеседник с такой радостью назвал его имя, будто они уже были старыми друзьями. Красноволосый так опешил, что больше не смог вымолвить ни слова. - Рад тебя видеть, как поживаешь? Пришёл поболеть за своих одноклассников? Представляешь, - парень обратился к Мацури, - мы с Гаарой вместе учились в средней школе. Не думал, что ты меня узнаешь, ха-ха, не сказать, чтобы мы много общались.

- Слышь, - остановила его поток слов девушка, - лыжи притормози свои, он вообще-то ко мне подошёл, правда, Гаара? Потому что мы учимся вместе сейчас, а ещё мы друзья, и может быть, что-то ещё, но это ещё не точно, так что тебе не обязательно об этом знать.

- Э-э-э, ого, сколько всего, чего я точно не хочу о тебе знать, сестрёнка, - парень одарил Гаару таким взглядом, особым, так бы он его назвал, будто между ними какая-то связь, будто они оба понимают - ну, даёт эта Мацури, скажи, а. Демон улыбнулся ему, едва приподнимая уголки губ.

- А не сходить ли тебе на хрен, Яшимару? - широко улыбаясь, голосом истинного ангелочка, спросила Мацури у своего брата.

- Подождите, - очухался демон, - вы, что, родственники? - и тут же об этом пожалел. Ведь эти глупые слова оказались чуть ли не первым, что он сказал Яшимару.

- Да, - ответили ребята одновременно. И улыбнулись друг другу. Мацури подтолкнула брата плечом. Гаара невольно бросил взгляд туда, где команда его школы занимала свои места за длинным столом, стоящим в один ряд с другим таким же, где уже сидели «акацуки». Его собственная сестра сидела между Шикамару и Шихо, руки сцеплены в замок перед собой, шевелит пальцами, напряжённая складка между бровей. Она нервничает, боится. Гаара хотел бы быть таким же, как Яшимару, способным пойти туда и сказать то, что поможет.

- Иди, - красноволосый вздрагивает, когда кто-то прикасается к его руке, это Мацури, она держит его ладонь в своей, Гаара никогда не думал, что у него такие большие руки, но её пальчики выглядят хрупкими. - Пожелай ей удачи, а мы сядем туда, поближе к Саю, хорошо? - Гаара кивает, сначала девушке, потом её брату. Яшимару снова улыбается ему, как старому другу. Но Собаку сильнее сжимает чужую руку. Сам он считает, что такое просто бывает, все зовут это совпадением, но голос Хинаты в его голове говорит - судьба. Этот парень, эта девушка. Его второй шанс сделать то, на что не решался.

***

Хината занимает своё место, первое, рядом с кнопкой. От противников их разделяет лишь метр расстояния, конечно, там Яхико, сидит последним, будто всё это ничего для него не значит. Хотя, она бросает на него короткий взгляд, натыкаясь на его внимательный. Может так и есть, он хочет чего-то другого, противостояния лично с ней, а все эти проигрыши - на них плевать.

Качает головой, избавляясь от ненужных мыслей, рассматривает разномастную толпу людей, из которой выделяются «зелёные» люди, усмехается, когда видит, как Киба уснул на плече у Шино. По милоте их обходят только Неджи с Тентен, сидящие в такой же позе. Отец беседует с таким же серьёзным мужчиной, как он сам, сложно не усмотреть, что именно в него пошёл Гаара. Хината признательно ему за это, что старается показать кому-то другому каково это - быть отцом дочери. И даже не удивляется, что голубые глаза смотрят на неё. Это отвлекает её от всего вокруг.

Даже от Шикамару, которому передаётся напряжение Темари. Гений в курсе, что тут вся её семья, он думает, что поэтому ей так хочется победить, стать заметной. Но это так не похоже на Темари, которую он знает. Не то, что она хочет всех победить, а переживания, что сбивает с толку. Кажется, есть то, чего он не знает. Обидно. Шикамару хотел бы быть тем человеком, который знает о ней всё. Но, если она хочет кубок - он добудет ей кубок. И прямо сейчас покажет, что она не одна.

Темари смотрит слишком удивлённо, когда её нервные руки накрывают чужие, крепкие и спокойные. Это произошло так быстро, и так быстро закончилось, что показалось сном. Но ощущение тепла и поддержки уже впрыснулись в кровь, растекаясь по венам. Блондинка смело подняла глаза на безучастную толпу, Темари улыбнулась, но не стала оборачиваться на Шикамару, наслаждаясь его плечом, прикасающимся к ней.

- Кхм.

- Ты чего тут забыл? - удивилась Темари, когда перед ней нарисовался братец.

- Хотел, - медленно начал Гаара, на рефлексе прикрываясь скрещенными руками, - удачи пожелать. Удачи. Вот. Всё, - и ушёл, слишком торопливо.

- Что это было? - Темари полулегла на стол, чтобы видеть Хинату.

- Это же твой брат, чего ты меня-то спрашиваешь?

- Потому что ты, очевидно, делаешь с ним… это, - выдала Темари, и начала шевелить пальцами, будто паралитик, играющий на пианино.

- Чего?

- Дёргаешь за ниточки, как кукловод, - пояснила блондинка, - раньше у него в голове сидело нечто, а сейчас там явно ты, типа нашёптываешь ему, что делать.

- Звучит жутко, - прокомментировал Шикамару.

- Внимание, - Хината вздохнула с облегчением, когда этот разговор прервал ведущий. - Пришло время для финального раунда!

- Потом поговорите о том, как ты извращаешься с головой Гаары, тормоз, приготовься долбить по кнопке так, словно от этого зависит моя жизнь и здравый рассудок, - строго произнёс Шикамару. - Стой, а ведь так и есть. Ведь если мы не получим этот грёбанный кубок, отец сдаст меня матери, и это станет моим славным концом.

- Повезло тебе, что Наруто этого не слышал, - поднося руку к своей кнопке, усмехнулась Хината. Гений был с этим согласен.

***

На глаза Хината никогда не жаловалась, она видела многое, может больше, чем все остальные. Чего она не видит сейчас, так это ещё одной пары глаз, которые внимательно следят за ней. Намного пристальнее, чем голубые глаза того, кто не может наглядеться, или карие того, кто старается разгадать. Эта пара глаз чёрные, скрытые отросшими волосами, не такими ярко-рыжими, как у брата, в которых есть жизнь, а тёмными, винно-кровавыми, доставшимися ему от матери.

Он смотрит давно и внимательно, смотрит на её поступь маленькой, напуганной девочки, на слабое тело, которое ничего не знает о боли. На эти бледно-серые глаза, что снятся ему в кошмарах. Но скоро всё изменится. Эта месть глубже школьных обид, и он её свершит. Им станут гордиться.

- Я опутал вас своими сетями, а вы даже не знаете об этом, глупые мухи, а когда поймёте - будет уже поздно.

***

- Как называется наука, изучающая свойство фигур на плоскости? - зачитывает ведущий с карточки. Хината долбит по кнопке, загорается зелёный свет.

- Планиметрия, - отвечает Шихо, поправляя очки, стараясь натянуть их ещё дальше на нос.

- Верно, - объявляет ведущий. - Какой учённый - физик открыл явление радиоактивности? - Хината снова стучит по кнопке, но загорается чёрный свет, Конан смогла её обогнать.

- Беккерель, - ровным тоном отвечает Яхико. Хината фыркает, он, разумеется, прав.

- Верно. И у нас снова равенство, похоже, что ожидается напряжённая борьба до самого конца, - ведущий в восторге. Публика наблюдает за накалом противостояния не с таким воодушевлением. Почти все…

- Охренеть, эти ребята не отпускают наших ни на шаг, чёрт, - внимательно следя за всем происходящим, говорит Саске, как он думает кому-то, но его давно окружают два пустующих места.

- Как называется устройство, коммутирующее несколько каналов связи на один, путём частотного разделения? - Хината победно сжимает кулак, когда загорается зелёный свет.

- Концентратор, - уверено отвечает Темари. Ведущий объявляет - верно. В скупых овациях уставших людей, которые давно растеряли весь энтузиазм, врываются чьи-то мощные хлопки, которых не слышно, но Темари знает, что они есть, ведь смотрит на отца, подавляя улыбку, чтобы выглядеть серьёзнее.

Как предрекал ведущий, это продолжается до самого конца. В какой-то момент кажется, что «Акацуки» вырываются вперёд, отвечая на два вопроса подряд, но Хината неистово колотит по кнопке, стараясь не дать им возможности оторваться ещё сильнее. Снова устанавливается равенство. Вплоть до этого момента - финального вопроса.

- Давно такого не было, чтобы команды были равны. Но нам с вами не на что жаловаться, - непонятно для кого, распинается ведущий. - Итак, финальный вопрос, который выявит следующего обладателя нашего кубка. Внимание, команды, не торопитесь. Взаимное расположение прямых: 4x - 2y - 6 = 0 и 8x - 4y - 2 = 0 на плоскости? - это вопрос, на который необходимо время, но Хината, если честно, его прослушала, всё, что она помнит - надо быстро нажать на кнопку. Что Хьюга и делает.

- Ты чего? - перепугано, спрашивает Шихо. - Я даже не уверена, что правильно записала условия вопроса, - она указывает на свой листок с какими-то каракулями, в который чёрт ногу сломит.

- Простите, не знаю, это уже вошло в привычку, - оправдывается Хьюга, кривясь от недовольства самой собой, - сама я вообще не слушала вопрос.

- Интересно, похоже, у команды «Коноха» быстрый ответ, итак? - говорит ведущий. От резко поднявшегося давления, его голос, усиленный микрофоном, кажется Хинате оглушающим. Она и Шихо смотрят на Шикамару.

- Ты гений или где? - нервно выдаёт Хината.

- Я не знаю, что тебе на это сказать, - пожимает плечами Шикамару, но он такой спокойный, что Хината перестаёт нервничать, приглядываясь к нему внимательнее, а Нара только смотрит на опустившую голову Темари. Брюнетка уже готова выдать его, ведь она видит - он врёт. Но ждёт, что будет дальше. Шикамару не поставил бы против себя, слишком многое на кону.

- Прямые параллельны, - шепчет Темари своим рукам, так тихо, что слышит только Шикамару, потому что слушает.

- Коноха? - торопит ведущий. - У вас три секунды, иначе ход перейдёт к вашим соперникам.


- Ты должна сказать громче, Темари, - шепчет Шикамару, наклоняясь к ней ближе. Блондинка кивает, смотрит в его глаза, выискивая зелёные крапинки.

- Прямые параллельны, - на весь притихший зал, отвечает Темари но Собаку, принося своей школе победу.

- Это правильный ответ, - ревёт ведущий. - Встречайте наших победителей! Старшая школа «Коноха»!

- Да! - вскакивает на ноги Саске, хлопая в полнейшей тишине. - Хм, - Учиха ищет глазами Кибу, который всё ещё, мирно посапывает на плече друга. - Инузука, эй, Инузука.

- А? - парень вытирает ниточку слюны, вертя головой в поисках того, кто его звал. - Чё такое?

- Всё кончилось, наши победили, - говорит Саске, показывая рукой на происходящее. Киба улыбается, как безумный, а когда он начинает прыгать от радости и хлопать в ладоши, скандируя «Коноха», к нему присоединяются все остальные, людям порой просто нужен тот, кто всё это заведёт.

- Да, чёрт побери, теперь можно отсюда убраться и отпраздновать это, - Саске хмурится на его слова, но тут же легко пожимает плечами - главное, что сработало.

***

- Доволен? - спрашивает Шикамару, смотря, как придирчиво рассматривает кубок отец. Это какой-то качественный, но всё же пластик, в форме кубка-вазы с, ками побери, мозгом на крышке. Сам кубок усеян гравировкой разных формул, и чего-то неясного, написанного языком программирования.

- Вполне, - наконец отвечает Шикаку. ЁШино, стоящая рядом с мужем, закатывает глаза, пихая его локтем. Мужчина улыбается. - Он, итак, знает, что я им горжусь, с кубком или без.

- Но с кубком чуть больше, верно? - уточняет Шикамару. Отец треплет его по голове.

- Не умничай слишком много, умник.

- Кто бы говорил, - поддевает мужа ЁШино.

- Ничего не знаю, - зажимая кубок под мышкой, с улыбкой говорит Шикаку, - я это сделал ради денег. Директор обещал премию, если займу ещё одно пустое место в витрине наград.

- А мою долю? - спрашивает Шикамару, но его тут же обступают со всех сторон девчонки.

- Хотел сказать - нашу, да, гений? - поддевает его Хината.

- Нет, - задумчиво отвечает Шикамару, - определённо нет, ничего такого я не хотел сказать.

- Зануда. Эй, Шикаку-сенсей, можно нам тоже похвастаться этим… этой, ну, кубком, короче, сделать фото и всё такое? - спрашивает Хината. Учитель кивает и передаёт кубок Темари. Она сначала думает отказаться, но её останавливает тяжёлая рука, лёгшая на плечо.

- Давай, Темари, чтобы сохранить воспоминания навсегда, - говорит отец, и это впервые за долгое время, когда он смотрит только на неё, смотрит и видит. Хината подталкивает её к семье.

- Сфоткаю вас, - говорит Хьюга. Темари кивает. Отец за её спиной, мать - рядом, и два брата по краям. Она старается сохранить серьёзное выражение лица, не показывать же теперь, как для неё это важно, но Хината строит кислую моську. - Ты в курсе, что у тебя лицо нелепее, чем у Гаары? Без обид, чувак. Улыбнись, мы же это…

- Победили, - говорит Шикамару. Темари переводит взгляд на него. Гений улыбается, лениво, уголками губ и зелёными крапинками в карих глазах. Блондинка понимает, что теперь она может заняться их сложными, путанными отношениями. И это понимание окрыляет. На фото Темари широко улыбается, будто правда выиграла главный приз.

***

- Не хотите к нам присоединиться? - спрашивает Раса. Вся его семья и семья Хьюга стоят рядом, оказалось, что мужчины нашли общий язык, поэтому Раса предлагает им отпраздновать вместе. Хиаши медлит с ответом, скашивает взгляд на старшую дочь. Хината едва заметно качает головой.

- Спасибо за предложение, в следующий раз - обязательно, а пока побудь со своей семьёй, - Раса, оглядывается на своих детей, удивляясь, что всегда помнил сколько их у него, но никогда не понимал до конца, что это значит. Он протягивает руку Хиаши. Они оба крепкие, прямые, строгие люди.

- Ты прав, Хиаши. Но, в следующий раз отказ не принимается, - Хьюга кивает. Стоило ему начать заводить друзей, как это вошло у него в привычку. Мей точно будет им гордиться.

Хината подмигивает Темари, которая теперь не может перестать улыбаться, так что её старший брат, обворожительный и забавный парень по имени Канкуро, сыплет остротами в её адрес. Её брат совсем другой, вот стоит рядом, придерживая вымотавшуюся за день Тен, но она рада этому. Ничто не происходит просто так, Темари нужен тот, что будет её шевелить, бесить, чтобы выпускала пар, а ей всегда нужен был тот, кто поможет укутывать деревья.

От мыслей о семье, отвлекает вибрирующий в кармане телефон. Это Наруто. Странно, думает Хината, оглядывается по сторонам, но блондинистой шевелюры нигде не видно, хотя вся шайка рядом, выбирает, как отпраздновать то, что эти игры ботанов закончились. Она хмурится, читает сообщение и хмурится сильнее.

- И, как ты себе это представляешь? - недовольно бурчит Хьюга, читая его просьбу оторваться от всех и прийти к зданию литературного факультета.

- Мы тоже отпразднуем? - спрашивает Ханаби. Никто не возражает, что совсем не на руку Хинате. Хорошо, что есть целый кубок, доказывающий, какая она умная и сообразительная.

- Может потом? Смотрите на Тенни, она еле стоит на ногах, а не хочется, ну, не всей семьёй, - так убедительно, что ей должны выдать «Оскар».

- Не-е-е, я ещё могу-у-у, - зевая, старается произнести фразу Тентен. Неджи нежно гладит её по щеке. - Ох, нет, не могу.

- Значит, потом, - соглашается Хиаши.

- Ам, я тут это, хотела побродить ещё, раз уж мы тут оказались, - краснея, говорит Хината. Вообще-то, это ложь только на половину, она хочет пойти к тому зданию со львами, и не удивлена, что Наруто выбрал его. Это же Наруто.

- Это хорошее место, - произносит Хиаши. - Мне тут нравилось, и вашей маме тоже, - Хината хотела бы знать, что он видит, когда смотрит вокруг. Хорошее, плохое, но чего больше? - Не знаю, достаточно ли вы уже взрослые, чтобы узнать, как часто она смущала меня, заставляя целоваться за трибунами, и в секции английской литературы, тут, в местной библиотеке.

- Ха-ха, заставляла? - смеётся Ханаби, лукаво глядя на Хиаши. Он треплет её по макушке и подмигивает.

- Иди, посмотри тут всё, - говорит он старшей дочери. - Тебе может тут понравится, если выберешь именно этот путь, - Хината кивает.

- Я потом, - она смотрит на шайку, - присоединюсь к друзьям, хорошо?

- Конечно, только, - он хотел сказать, чтобы не задерживалась, но представил, как Мей Теруми закатывает глаза, - позвони, если будешь задерживаться, - Мей улыбается, слишком соблазнительно, но это же Теруми, иначе она не может.

***

Неджи довёл Тентен до ближайшего туалета, а сам стоит неподалёку в ожидании. Он тоже устал, день был долгим. Приятно прикрыть глаза, дать им отдых, расслабить тело, откинуться затылком на прохладное стекло окна.

- Неджи Хьюга, - он дёргается, тут же напрягаясь всем телом. Прошло много времени, тогда они были детьми, но с того разговора с Хинатой, он часто думал про этого парня. Неджи отнюдь не нравились такие совпадения. Он ещё помнил, каким диким был взгляд этих чёрных глаз.

- Здравствуй, Нагато, давно не виделись, - голос спокойный, но всё тело натягивается, как струна, потому что оно чувствует опасность. Эти чёрные глаза ни на йоту не изменились. Только их сумасшествие усилилось, превратившись в натуральную одержимость. У Неджи только один вопрос - чем, или кем, он так одержим. - Пришёл поддержать брата?

- И ему и мне плевать на то, что здесь происходило, - Неджи удивлён, что Нагато так быстро перестаёт притворяться цивилизованным. - Я пришёл, чтобы увидеть тебя, и твою маленькую сестрёнку.

- Лучше следи за языком, - предупреждает Неджи, - мне же не нужно тебе напоминать, чем это закончилось в прошлый раз? - Нагато улыбается, старается сохранять лицо, но напоминание о неудаче задевает. Хорошо, это на руку Неджи, то, что соперник такой неуравновешенный. Такие всегда, всегда ошибаются.

- Думаешь, ей повезёт так же, как тебе тогда? Не думаю. Всё случится, как давно предрешено, твоя маленькая сестра будет стоять напротив моего брата, и он отомстит за всю нашу семью. Он покажет ей, что такое боль, а ты будешь стоять и наблюдать, - Неджи просит свою рациональную часть помнить, что рядом Тентен, что этот парень псих. - Он не даст ей возможности сдаться, да она и не захочет. О, нет, она же Хьюга, будет вставать снова и снова, истекая кровью, не чувствуя тела, а он будет продолжать, бить, снова и снова. Пока она не упадёт, уже навсегда, - тело реагирует быстрее, чем разум успевает его остановить. Неджи прижимает Нагато к стене, давит локтем на горло.

- Я же сказал тебе - следи за языком, - цедит Хьюга, - я мог бы переломать тебе хребет здесь и сейчас. Да только откуда он у такой бесхребетной твари, как ты? Никогда не знал, что такое честь, и уже не узнаешь. Моя сестра стоит сотни таких, как ты или твой брат, если он такой же дурак, вбивший себе в голову всю эту хрень. Если она встанет напротив твоего брата, то он ляжет. Она победила его уже дважды, и продолжит в том же духе, - Нагато хрипит, кислорода ему уже не хватает, но он пытается смеяться.

- Пейн убьёт её у тебя на глазах, отец скажет мне спасибо, а ты будешь захлёбываться в собственных слезах.

- Лечись, - брезгливо отвечает Неджи, отступая от него на несколько шагов. Ему нужно очиститься от его тлетворного влияния. Его слова проникают слишком глубоко, приходится приложить силы, чтобы не позволить им осесть глубоко на сердце. Хьюга отворачивается, слушая его удаляющиеся шаги. Чем тише они становятся, тем легче Неджи дышать. Он выравнивает своё дыхание и поворачивается, просто, чтобы убедиться, что Нагато ушёл. - Как давно ты тут стоишь?

- Достаточно, чтобы услышать всю ту херню, которую он тут нёс, - Наруто кажется, что он снова оказался в ночном кошмаре. В реальной жизни такого не бывает. - Что всё это значит? При чём тут Хината и кто брат этого уебана?

- Послушай, Наруто, - медленно начинает Неджи.

- Нет! Не затыкай меня, не отшивай, а ответь на мои вопросы, сколько можно? Куда вы все её втянули? Ты давно видел собственную сестру? Она же такая… маленькая, хрупкая, её оберегать нужно, а э-это, этот парень, - Наруто начинает задыхаться, не успел он отойти от последней её драки, а тут снова. Снова и снова. И всё про одно и то же. - Боль, - произносит блондин, - ну, конечно. Не слово, а… Пейн. Это он? Он его брат?

- Да, - отвечает Неджи, чтобы не нервировать парня ещё больше. Он, итак, уже плохо выглядит.

- Скажи, что она ничего не знает.

- Это она мне сказала, - конечно, знает, как же иначе-то. Столько разговоров. Она называет его по имени - потому что знает.

- Про то, как это опасно она тоже знает? - Неджи подходит ближе, они примерно одного роста, но кажется, что Хьюга нависает на него, подавляя своей аурой.

- Нет, не знает и ты ничего, слышал, ничего ей не скажешь.

- Да, как ты можешь? - Наруто слышит свой перепуганный голос, это голос мальчишки, не мужчины, а только мужчина смог бы в чём-то убедить Неджи Хьюга. - Она должна знать, должна передумать, отступить, - он шипит, когда пальцы Неджи впиваются в его предплечья.

- Хочешь, чтобы у неё прибавилось причин для страхов? - серые глаза вытягивают всю злость, превращают Наруто в безвольную куклу. - Если она тебе дорога, а я вижу, что это так, ты ничего ей не скажешь. Он лишь пугал, этого он и хотел, чтобы она вышла против его брата на трясущихся ногах. Понял?

- Понял, - отвечает Наруто.

- Что у вас тут? - спрашивает Тентен. Неджи отпускает Наруто, блондин буквально видит, как он меняется в лице, надевая маску. К Такахаши оборачивается уже другой человек.

- Ничего, просто говорил Наруто, куда собиралась Хината. Ты готова? - Тентен смотрит на Узумаки, он машет ей рукой, улыбается через силу. Знает, что получается хреново, но Неджи уводит невесту, уговаривая перестать волноваться на пустом месте. Узумаки остаётся наедине со своими мыслями, и с сообщением, которое успел отправить.

***

У Наруто был план, хороший план, чтобы привести их напряжённые отношения к какому-то общему знаменателю, чтоб её, эту математику. Но теперь всё изменилось, снова. Он отправил сообщение о встрече до того, как увидел эту сцену, до того, как узнал, насколько всё далеко зашло. Теперь он идёт к ней с другим настроением, он собирается прижать её к стенке, потребовать ответа. И будет настаивать до тех пор, пока она не скажет, что не собирается подставлять себя под удар. Намеренно.

Гнев застилает всё, пока он быстро двигается по дорожкам студенческого городка, налетая на некоторых ребят в очках, с плохо натянутыми шапками. Узумаки не извиняется, продолжая движение. Его трясёт, он рычит на самого себя, ведь мозг всё ещё подкидывает воспоминания о пережитом, слова, выражения. Чистая ненависть в глазах того парня. Он говорил правду, даже Неджи это увидел. Хината в опасности, в реальной, и ей придётся это признать. Придётся отказаться от всей этой фигни. Но это будет после того, как она объясниться.

Даже его гнев соединяет их воедино, перемещаясь от неё к самому себе. Даже тут они вместе. Себя есть за что ненавидеть, она раскидала столько крошек, а он их игнорировал, ведь так было удобнее. Последний раз был, когда она пришла к нему ночью, напуганная. Конечно, ему было плевать, что означают те слова про её связь с Пейном. Для понимания этих слов было много других вещей. Но Хината говорила про это, про эту связь. Она знала. Конечно, блядь, она знала. И снова скрыла. Ничего не меняется. Ей удобно быть такой, какая есть. Снова показывать ему, какое место он занимает в её жизни.

Реальность такая суровая, что Наруто готов и её возненавидеть. Но он резко тормозит, замирая в каких-то метрах от неё. Хината перед ним, хрупкая, укутанная в порывы ветра, вязаный сиреневый шарф и своё тонкое пальто. Она чуть-чуть притопывает, вжимая плечи, потому что холодно, потому что без шапки. А её глаза смотрят на львов, охраняющих вход в старое здание литературного факультета. В них желание, которое она уже не может скрывать от себя. Эта жажда мечтать и исполнить всё, о чём боялась просить. Но и искра страха там есть. Он уже видел её, побеждал. Хината убивает его гнев, напоминая, что действительно важно.

- Эй, - окликает её раньше, чем успевает об этом подумать. Когда она улыбается - он тает, не смотря на холод вокруг. Рядом с ней не бывает холодно, рядом с ней он обязан быть горячее, чтобы разгонять льды, что она накопила внутри себя. - Долго ждёшь?

- Нет, не особо, - Хината смущается, думая, что он видел, как она смотрит на это дурацкое здание. Наруто улыбается, хотя ещё секунду назад хотел обрушить на неё всё, что копилось. Хотел увидеть, как она снова будет выкручиваться. А теперь это не имеет никакого смысла. Сейчас есть время быть с ней, быть рядом. - Наруто? Ты в порядке? - он не знает, что она успевает заметить в его глазах. Он протягивает руку.

- Идём со мной, - Хината улыбается и вкладывает свою руку в его. Узумаки усмехается. - Так просто? Даже ничего не спросишь?

- Нет, - просто отвечает Хьюга, для этого ответа ей не нужно думать. С той ночи на пляже ничего не изменилось, когда он протягивает ей свою руку, она способна нырнуть в омут с головой.

Они поднимаются по широким ступеням. Кажется, что львы им улыбаются, приветствуя. Наруто хочется, чтобы Хината каждый день сюда приходила, гладила гриву льва, сначала одного, а выходя - другого, потому что иначе кто-то из них обидится. Тяжёлые двери поскрипывают, но плавно открываются перед ними, позволяя заглянуть внутрь. Увидеть коридор, и двери в аудитории.

- Почему никого нет? - прижимаясь к нему, тихо шепчет Хината. Наруто улыбается, а иначе в чём был бы смысл его плана.

- Идут какие-то реставрационные работы, - отвечает Узумаки, - студенты занимаются в других местах. Идём, - он тащит её на второй этаж, лестница тоже старинная, с резными перилами. Он расспросил у отца о лекциях, которые он слушал в этом здании, до того, как точно определился, что его призвание педагогика, а не литература. В определённом смысле слова. Считает двери, находит нужный номер. Аудитория 166. Открыто. - Заходи.

Где-то слышатся голоса людей, звуки ремонта, но они стихают, когда Наруто закрывает за ними дверь. Он не включает свет, для этого ещё рано, серая дымка, от наступающего пасмурного вечера, перемешивается с робкими лучиками оранжевого солнца, продирающегося сквозь тучи. Ряды скамеек кажутся бесконечными, поднимаясь ввысь, большая белая доска, на которую можно проецировать что-то, единственное выбивающееся из атмосферы старины. Над ней портреты писателей, Наруто почти никого не знает в лицо. Он отпускает её руку, позволяя стоять в центре, освещённой светом из высокого окна, и отходит к скамейкам выше, занимая место в середине ряда.

- Что мы тут делаем? - спрашивает Хината, насмотревшись. Она подходит к первому ряду, опирается на стол руками. Наруто усмехается, тут она не будет такой же, как в школе, она сядет впереди.

- Хотел, чтобы ты увидела место, где тебе предстоит проводить много времени, - уверенно отвечает Узумаки. Серые глаза испуганно расширяются. Хината разматывает шарф, расстёгивает пальто, здесь теплее, чем на улице, само собой. Да ещё от слов Наруто слишком горячо. - Даже не думай, не хочу ничего слышать о том, что ты ещё не уверена, или что ты там уже намереваешься сказать. Я тебя знаю, ты хочешь быть здесь. Мой отец был здесь, прямо здесь.

- Мой тоже, - отвечает Хината, - ну, не прямо здесь, а просто здесь. В этом Университете, и, - Хьюга вздыхает, - мама тоже, она училась на несколько курсов младше, - Наруто чуть-чуть стыдится своих недавних мыслей, что она не изменилась. Старая Хината предпочла бы придержать эту информацию при себе, а эта, новая, охотно делится с ним.

- И ты ещё в чём-то сомневаешься?

- Во всём, ты же знаешь, - пожимает плечами Хината, - кроме тебя, - добавляет она, даже не догадываясь, какую бурю пробуждает внутри него.

- Хината, - он знает, как хочет продолжить, нужно сказать ей, просто предупредить, что все разговоры Пейна о боли - не шутка. Но она смотрит так восхищённо, страх рассеивается, как туман под лучами утреннего солнца. И это солнце - он. Неджи прав, ей не нужно знать, она должна быть уверена в том, куда идёт. Он не станет тем, кто расскажет о том, чего ей нужно бояться, прибавляя это ко всему остальному. - Иди ко мне, - слушается потому, что тоже хочет подойти. Касается пальчиками каждого ряда столов, пока поднимается.

В этот раз она первая его целует, выбирая этот способ сказать спасибо. Она хотела прийти сюда, посмотреть ближе, но никогда бы не решилась. Испугалась бы. Что не понравится, что испугается нового места, своих эмоций. Или силы своего желания. Но когда её губы находят его, на поверхности остаётся только одно желание, самое яркое и ощутимое, единственное имеющее значение в этот день и час.

Наруто закидывает её ногу к себе на бедро, подтягивает выше, чтобы она вся села на его колени, запрокидывает голову, наслаждаясь её руками в своих волосах и видом Хинаты, возвышающейся над ним. Его ладонь на её колени, он улыбается в поцелуй, когда думает, что это приятнее, чем трогать так Саске.

- Не смей думать про Саске, - кусая его за ухо, шепчет Хината, - это понижает мою самооценку. Думаю, он красивее меня, - Наруто забирается раскрытыми ладонями под все её кофты и футболки.

- Нет никого красивее тебя, - не соглашается Узумаки, утыкаясь носом в её плечо. Хината целует его в висок, так безмятежно нежно, от этого захватывает дух, грудь тисками сжимают чувства к ней. Готов ли он забыть о своих страхах ради того, чтобы быть к ней так близко? - Ещё бы, - Хьюга слишком занята его руками, сжимающими её бёдра, чтобы придавать значение его словам. - Ты понимаешь, на что дала согласие, когда пришла ко мне? - голубые глаза бросают вызов бледно-серым. Хината прикусывает губу и бросает испуганный, но возбуждённый взгляд на дверь. Выбор за ней. Вот её ручка, тонкие пальчики, хватаются за ворот его футболки. Она кивает. - Хорошо.

Наруто переворачивает Хинату, она опускается попкой на его уже возбуждённый член, и точно это чувствует. Он берёт в свои руки её руки, кладёт их на гладкую поверхность стола, раздвигая чуть шире, показывая, как она должна упираться, чтобы её грудь чуть опустилась, почти касаясь дерева, но не до конца. Его рука давит на изгиб её позвоночника, давит, скользя вниз, вынуждая её выгибаться сильнее. Хината охает, когда Наруто резко задирает всю её одежду, накидывая футболку и кофту за шею, оба ворота растягиваются, давят, прижимая её сильнее к столу. Она опускается ниже положенного, соски касаются холодной поверхности.

- Нет, не так, а иначе, как я смогу сделать это, - Наруто просовывает руки между столом и её грудью, сжимая мягкую плоть, находящуюся в плену гладкой ткани лифчика. - Контролируй себя лучше, Хьюга, - горячее дыхание обжигает её шею, Хината кивает, приподнимаясь на руках так, чтобы ему было удобнее. - Хм, что-то мне этого мало, детка, - застёжка поддаётся легко, в этом он мастер, Наруто блаженно стонет, когда руки касаются голой кожи. Пальцы перекатывают бусинки сосков, ощущая, как они затвердевают под его грубыми ласками.

- Мне тоже, - с придыханием отвечает Хината, пока Наруто предаётся детскому восторгу, играясь с её грудью. - Так мало, - протяжный стон никак не сдержать, она не слышала про оргазм груди, но мало ли, в сексе она всё ещё новичок, если судить по умениям Наруто.

- Какая нетерпеливая, - усмехается Узумаки, - хорошо, сегодня всё для победителя. Приподними свою милую попку, - Хината поднимается с его колен, упирается в стол, руки чуть дрожат от того, что долго держат вес её тела, Наруто усмехается, а ведь могла бы лечь на стол, но он приказал и она слушается. Он стягивает с неё брюки и тут же следом трусики.
dsg-rem.ru

- Ещё чуть-чуть, - обещает блондин, это не так уж удобно, но он старается стянуть с себя джинсы, - думаю, член сказал бы мне спасибо, если бы мог говорить, - произносит Наруто, обхватывая ягодицы Хинаты, крепкие руки и сжимают крепко, контролируя их соприкосновения. Его руки давят, чуть раздвигая мягкие полушария, чтобы член поскользил туда-сюда, проверяя, насколько она готова.

- У тебя, - неуверенно произносит Хината, оглядываясь на него через плечо.

- Я готовился, - усмехается Наруто, выуживая из кармана презерватив. - Это тебя возбуждает, да, моя маленькая зануда, продуманный секс, а не спонтанный? - Хината довольно улыбается, пытаясь разглядеть, как Наруто растягивает по своему достоинству зеленоватый латекс. - Как тебе? Чувствуешь аромат зелёного яблока? Всё ради тебя, - с этими словами, он входит в неё, резко, грубо, сразу на всю длину.

- Ах, - её тело выгибается, стараясь принять удобную позу, но оно запуталось, хочет быть ближе к другому телу, выгнуться от сжигающей страсти, а ещё застыть, поражённое от вмешательства. Наруто не даёт ей времени решить, что делать. Поднимает её со своего твёрдого ствола, почти на всю длину, и насаживает снова. И снова. И снова. Хината стонет, переходя в редкие крики, не сдерживаясь. На неё взирают мёртвые мужчины, авторы её любимых книг. И она старается для них, показывает всю свою страсть, пытаясь убедить их, что ей есть место среди них. Она сможет отдаться литературе так же бурно и неистово, как сейчас отдаётся члену Наруто. - Смотрите на меня, - смело просит она. Наруто за её спиной смеётся, наращивая темп.

- Покажи им сколько в тебе страсти, раскройся, как будешь делать это в своих книгах, - она кричит, ногти царапают дерево. Восторг отчаянно пытается разорвать её тело на миллион кусочков, а следом собрать обратно.

- Я кончаю, Наруто, я кончаю, - кричит Хината, - смотрите на меня, смотрите. Кончаю, ками, пожалуйста, быстрее, - Узумаки с диким рыком кончает от её слов, превращая свой оргазм в продолжение её оргазма. Она откидывается на стол, а он назад себя. Они раскрываются, как лепестки волшебного цветка. Хината лежит лицом на холодном дереве, смотря в сторону окна. Это место уже не будет для неё обычным, она хочет, чтобы её будущее было именно таким. В этой аудитории, на этом месте, с мыслями о том, что сейчас произошло. Здесь она всегда сможет быть рядом с ним, в этом небывалом единстве.

***

Не сказать, что Наруто как-то намеренно избегал её после этого. Хината была занята свадебными хлопотами, Тентен использовала своих, новоиспечённых, сестёр по полной. Неджи от своей невесты не отставал, Хината удивлялась, но была довольна, таким внимаем брата, они тренировались даже чаще, чем когда он жил с ними. Наруто знал, почему, но молчал, понимая умом, что Неджи прав. У Хинаты достаточно глубинных страхов, он не станет приносить ещё один.

Узумаки был уверен, что между ними всё хорошо, не был уверен он в том, что у него всё хорошо с самим собой. Поэтому он дал себе время, не настаивал на встречах, но охотно болтал с ней по телефону, часами, пока она не засыпала на полуслове, измотанная целым днём забот. Время вдали, когда Хината была так близко, помогло. Это было сродни фантомным болям, Наруто всё время казалось, что она рядом, но оборачиваясь - он её не видел. И это разбивало сердце на две ровные половинки. Но сейчас оно билось ровно, пока блондин смотрел на своё отражение в зеркале, на чёрный смокинг, который надел для неё. И на подвеску из фальшивого золота. Он не знал, зачем сохранил, но сжимая маленькое сердечко в руках, чувствовал особую связь с Хинатой. Наруто стало спокойнее, когда цепочка отправилась в нагрудный карман пиджака.

- Какой ты красивый, - тихо сказала Кушина, смотря на взрослого сына. Наруто попытался прилизать волосы назад, чтобы не выглядеть растрёпанным недотёпой. Пока гель справлялся. Но пришлось одёрнуть себя, когда рука, по привычке, потянулась разлохватить себя при смущении.

- Да брось, мам, ты меня смущаешь, - признался Наруто. Кушина была грозной женщиной, и за эти восемнадцать лет они прошли много разных стадий. Он был совсем крохой, помещающимся у неё на руках. Был ребёнком, крепко хватавшимся за её юбку. Подростком, улыбающимся и тянущимся к её плечу. А теперь эта женщина сама вставала на носочки, чтобы увидеть себя из-за его широких плеч. Теперь она была хрупкой, но всё ещё его главной защитницей.

- Помочь тебе с бабочкой? - спросила мать, касаясь руками чёрной полоски ткани, которую сын накинул на шею. Наруто задумался, но быстро улыбнулся, покачав головой.
- Не против, если я попрошу другую даму помочь мне с этим?

- Хитрый пройдоха, мой сын-джентльмен, конечно, можешь, передавай ей привет, - Наруто позволил матери постоять так ещё пару мгновений, просто поглаживая руками, которые немного намекали на её возраст первыми грубыми складочками, его белую рубашку. И дорогую ткань пиджака. - Не расти выше, а то я чувствую себя совсем маленькой.

- Но мам, какая ещё маленькая? Ты же выше меня? - с удивлением произнёс Наруто. Кушина не успела понять, что сын имеет в виду, как взвизгнула, оказавшись приподнятой над полом. - Видишь? - спросил сын, с широкой улыбкой, смотря на неё снизу вверх. Как когда-то давно.

- Вредный детёныш, всё, поставь меня, пока не надорвался, - Наруто фыркнул, но мать опустил.

- Надорвался, скажешь тоже, ты вообще видела, какие ляжки у моей подружки? Я успел натренироваться, - блондин охотно продемонстрировал свои мышцы, да так, что смокинг Саске недовольно затрещал. Кушина покачала головой, улыбаясь.

- Ей только такого не скажи, - посоветовала мать. Наруто посмотрел на неё, как на дурочку, точнее с притворным возмущением от того, что она могла подумать, будто он такой дурак. Вошёл Минато, неся в руках маленькую коробочку. Мей любезно согласилась отдать ему его комнату, на время сборов. К тому же, она допустила его, взятый в займы, дорогой смокинг повисеть среди её вещей. Кушина странно смутилась, забирая из рук мужа коробку. - Моя бабушка когда-то дала это мне, но, если честно, не думаю, что когда-то смогу оценить эту вещицу по достоинству. Закинула её давно подальше и не вспоминала, но когда ты привёл Хинату, я…

- Милая, просто покажи ему, - поглаживая разволновавшуюся жену по плечам. Кушина согласно кивнула и открыла белую коробочку, показывая Наруто заколку в форме белой лилии.

- Это глупо, знаю, вы ведь всего лишь школьники, но что бы там ни было, - Кушина недовольно себя одёрнула, поняв, что на грани слёз. - Просто скажи ей, что это мой подарок для неё, как от…кхм, от мамы, - Наруто трясущимися пальцами забрал коробочку, поглаживая гладкость искусно сделанных лепестков.

- Это идеально, мам, спасибо.

- Так и знала, - ворвалась в их момент Мей, - если не вмешаюсь, то вы тут устроите всемирный потоп, со своими телячьими нежностями. Всё, хватай подарок и проваливай, пока не опоздал. Тебе вроде ещё с её отцом знакомиться? С тем, который тебя так пугает, нет? - издевательски усмехнулась Теруми. Наруто застонал, прикрыв лицо ладонью.
dsg-rem.ru

- Ну, зачем напоминать-то.

Они проводили Наруто, напутствуя его. Мей устроилась на диване с книгой. Это всё было влиянием Хиаши. Он обмолвился, а она запомнила, стало любопытно, что такое мрачное, сложное и тяжёлое любит почитать такой человек, как он. Но «Великий Гэтсби» был совсем не похож на то, какое производил впечатление сам Хьюга. Теруми читала про очередную вечеринку в доме загадочного хозяина, когда её посетила странная мысль о совпадениях. У сына Хиаши тоже была свадьба сегодня. Но это же свадьбы, а сегодня выходной. Всякое бывает.

***

Последним пунктом последнего холостяцкого дня Неджи, были хлопья на завтрак, не за столом, а прямо за кухонным островком. Полулежать на нём, сложив на поверхность не только локти, но и половину тела, облизывать ложку, и улыбаться сёстрам, ещё одетым в пижамы, растрёпанным, заспанным. Они с Тен провели последнюю ночь раздельно, она с отцом, а он дома, в своей старой комнате. Где ничего не изменилось.

- Доброе утро, жених, как твои коленки? Трясутся? - с невесомой улыбкой и в излюбленной ленивой манере, в кухню вошёл Итачи. Осмотрел своими тёмными глазами представшую перед ним картину и театрально вздохнул, прикрывая веки подушечками пальцев. - И это ты предпочёл мальчишнику? Девичник в детском саду? - указывая на сонную Хинату, которая запихала в рот слишком много хлопьев, раздув щёки, спросил Итачи.

- Что тут скажешь, - начал Неджи, под ворчание младшей сестры, пожав руку друга, - моя невеста не сразу вспомнила, что ей нельзя ничего из того, что обычно делают на девичниках. Так что из солидарности, я выбрал этот способ попрощаться с холостяцкой жизнью.

- Пить ей может и нельзя, - сказала Ханаби с серьёзным видом, - но почему беременной нельзя смотреть на стриптизёров? - Неджи подавился молоком.

- Беременным, - откашлявшись, сказал Неджи, - может и можно, а вот невесте твоего брата - нельзя. В любом положении.

- А братец-то ваш - тиран, - усмехнулся Итачи. Он давно принялся хозяйничать на чужой кухне, сам себе предложил миску молока и россыпь разных сладких хлопьев. Учиха подвинул плечом Хинату, чтобы она освободила ему место рядом с Неджи. Та пригрозила мужчине ложкой, опасно прищурившись, но забрала тарелку и чуть-чуть отодвинулась.

- Есть логическое объяснение твоему визиту? - спросил Неджи. Хината наблюдала за ними с усмешкой, такие похожие, такие не способные дружить, как все нормальные люди. Вместо того, чтобы признать, что рады увидеться, разыгрывают что-то невнятное.

- Логического? Нет, не думаю. И разве такое нужно, чтобы увидеть старого друга? - изображая поруганное достоинство, спросил Итачи. - Просто пришёл поболтать, у меня-то дома из вариантов - только Саске, а это, то ещё удовольствие, - Учиха подмигнул Хинате. Она согласно кивнула. - пришлось взять его с собой на свадьбу, чтобы успокоился, - Неджи незаметно улыбнулся в свою тарелку с хлопьями.

- Все твои усилия - напрасны, я ничего не скажу, Тен взяла с меня слово, - Итачи прищурился на друга. Неджи остался непоколебим.

- Хоть намекни, чтобы я знал к чему готовиться, - сёстры переглянулись, а вот это уже было любопытно.

- Если этот факт что-то меняет, то тебе незачем и начинать, - со всей серьёзностью, сказал Неджи. Итачи обдумал его слова, друг был прав, с кем бы она не пришла - от своих намерений он не откажется. Эта свадьба должна всё решить. Он готов, он не боится потерять всё, если получит взамен её. Учиха кивнул, вернувшись к своим хлопьям.

- То есть никаких пояснений? - возмутилась Хината, после пяти минут молчания. Итачи щёлкнул её по лбу.

- Знаешь, что любопытство сделало с кошкой?

- Знаю, - снова нацелив на него ложку, ответила Хината, - оно сделало её более осведомлённой, чем меня.

***

Хината легко закрепила последнюю шпильку в волосах, завершая свой небрежный пучок. Несколько прядей остались обрамлять круглое личико. Непринуждённо, но красиво, решила Хьюга, как раз в её стиле. Как и тёмно-зелёное платье в пол из тяжёлой ткани. Тентен, эта противница условностей, как некоторые, знающие её люди, говорят, не пожелала устраивать что-то традиционное, тем более, времени было мало. Поэтому выбрала себе простую католическую церковь, куда смогут прийти все, друзья и семья, а подружек отрядила в официальные Подружки, выбрав для них цвета и фасоны платьев.

- Конохамару прислал сообщение, - ворвалась в комнату сестры Ханаби, на ней было платье такого же цвета, тоже из тяжёлой, бархатной ткани, но без бретелек, делая сестру одновременно взрослее и невиннее, - они уже близко. Ты готова к этому? Я видела лицо отца, очевидно, что он что-то задумал. Что-то жуткое, - выпучив глаза, напугала мелкая и убежала. Хината тяжело вздохнула, этого стоило ожидать. Хиаши, с тех пор как случайно увидел Наруто, явно вынашивал план, как поставить её в неловкое положение.

В дверь позвонили. Хината приложила руку к животу, от нервов там образовалось странное ощущение, будто мутит, хочется есть и в туалет, да ещё всё одновременно. Хьюга приподняла платье. Оно не волочилось по полу только, когда на ней были туфли. И поторопилась встретить парней, до того, как Хиаши приговорит их к расстрелу одним своим взглядом.

Ханаби уже впустила их внутрь, и кружилась перед Конохамару, демонстрируя платье. Парень выглядел нокаутированным этим милым зрелищем, поэтому мог только смущаться и что-то мямлить. Хината улыбнулась его виду, в официальном костюме, с причёсанными на одну сторону волосами, он выглядел, как мини-джентльмен. Но так она думала, пока не увидела того, кто стоял позади, поняв, что Конохамару был маленькой копией своего старшего друга.

Хината видела много мужчин в смокингах, фамилия и должность отца обязывали бывать там, где их было полным-полно, но она знала, как знала, что солнце встаёт на востоке - никто не выглядел в нём также шикарно, как Узумаки, Наруто Узумаки. Пиджак сел не идеально, с чужого плеча, не помещаясь на его широкие, но не настолько, чтобы казалось, что он ему мал. Казалось, что Наруто и сам начал чувствовать себя иначе, подстраиваясь под новый образ. Осанка, взгляд, Хината могла бы представить его Премьер-министром.

Наруто замечает, что она на него смотрит, кажется, что именно так, как он мечтает, чтобы смотрела. В серых глазах столько восхищения, что он готов поверить - она тоже его любит, просто отгораживается от своих эмоций. Боится. А может это просто похоть, которую он научит её принимать, которой научил наслаждаться. Порой сложно отличить одно от другого, тем более, когда это в глазах ангела. Узумаки машет ей, и Хината будто оживает, начинает двигаться.

- Привет, - придыхание в голосе, её волнует, но уже поздно что-то с этим делать. - Ты… красивый, - говорит Хината. Наруто смеётся.

- Ты тоже, - его пальцы прикасаются к самым покрасневшим пятнышкам на щеках, как раз на скулах, подушечки обжигает жар, идущий от её кожи. - Румянец подходит к цвету платья, - Хината накрывает щёки руками, будто это поможет. - Но, всегда можно сделать лучше, - говорит Узумаки, привлекая её внимание к коробочке у себя в руках. Хината наклоняет голову, с любопытством ждёт, что внутри. - Это от моей мамы, она просила передать, что это… ну, собственно, подарок… от мамы, - Хьюга поднимает на него огромные глаза, в них такое буйство эмоций, в котором Наруто готов утонуть. Хината вздыхает, когда он поднимает крышку. Её пальчики несмело прикасаются к заколке, но не решаются взять её. Наруто делает всё сам.
dsg-rem.ru

- Это, наверное, - начинает Хината, но уже поздно, блондин аккуратно закрепляет лилию в её тёмных волосах. Она идеально сочетается с её бледной кожей и осенним небом в глазах. Наруто нравится это сравнение больше остальных. Ведь это тоже делает их идеальными, друг для друга. Его ясное небо и её хмурое, как всё в жизни. Хината ищет поверхность, чтобы посмотреть на себя. И забывает, что хотела вежливо отказаться. - Кушина замечательная, я обязательно скажу ей об этом, когда увижу.

- Она будет счастлива, что тебе понравилось, - Хината берёт его за руку, крепко сжимая, и замечает не завязанную бабочку. Улыбается так загадочно, словно знает, что он сделал это ради неё. Наруто нравится смотреть, как ловко она это делает. Он хочет предложить ей стать единственной женщиной, которая будет заниматься его галстуками и бабочками. Может быть. Однажды. Так он и сделает.

- Доброе утро, молодые люди, - Наруто и Конохамару переглядываются. А вот и самое сложное. Хиаши Хьюга. Узумаки снова хочет взлохматить себе волосы, когда его сканируют другие серые глаза. Странно только то, что Хината тоже умеет так смотреть, не отдавая себе в этом отчёт.

- Здравствуйте, Хиаши-сама, - кланяется ему Конохамару. Наруто готов провалиться сквозь землю, этот мелкий засранец обходит его. - Надеюсь, вы в добром здравии, - Ханаби довольна, как слон, так высоко задрала нос от того, какой вымуштрованный у неё парень, что сейчас пробьёт им дырку в потолке. Наруто смотрит на грозного отца семейство, но тот… кажется, готов заржать, глядя на мальчика в костюме.

- Благодарю, Конохамару, я прекрасно себя чувствую, - отвечает ему Хьюга, тоже слегка поклонившись. Хината закатывает глаза, хватает Наруто за руку и тащит чуть ближе. Вот теперь Хиаши напрягается, Узумаки так и знал. Конечно, всем нравится эта умилительная детская любовь, и никто не любит парня, который явно распускает руки с твоей дочерью. Наруто пытается понять, как ему начать выглядеть так, чтобы всем видом говорить - я поборник невинности и мы будет ждать до свадьбы. А поженимся только годам к сорока.

- Отец, позволь представить тебе моего парня, - уверенно произносит Хината, речь явно отрепетирована, но Наруто рад, что хоть кто-то знает, что делает, - Наруто Узумаки. Наруто, это мой отец - Хиаши Хьюга, - вот и первый ступор, как быть? Пожать руку? Поклониться? А как к нему обратиться? Господин Хьюга? Господин Хиаши? Или, как мелкий - Хиаши-сама? Конечно, возникает пауза, ведь решить очень трудно. Хината чуть-чуть подталкивает его локтем. Зря она его поторопила.

- Привет, - выдаёт Узумаки. Его глаза медленно начинают вылезать из орбит. Судя по смеху Ханаби за спиной, ему это не сниться. Бля, даже в первую встречу вышло лучше. - Хах, то есть, я хотел сказать, - он не вспомнил, что хотел сказать, поэтому решил поклониться. Как минимум, одним полушарием мозга он решил именно так, а вот другому сообщить об этом забыл, поэтому ещё и протянул ему руку. Этого он выдержать не может. И стонет, совсем повесив голову. - Вот чёрт, простите, то есть не чёрт, я не это хотел сказать. Просто вы… меня пугаете.

Хиаши приподнимает одну бровь. Хината улыбается отцу, пожимая плечами. Да, это её Наруто, что тут скажешь.

- Хорошо, - наконец, говорит Хиаши, - мне нравится твоя откровенность. Похвально. Можешь звать меня Хиаши-сама, Наруто, - Узумаки снова выпрямляется, расправляя плечи, и улыбается отцу Хинаты, как сумасшедший. - У нас ещё есть немного времени, присядем, - Хината с удивлением смотрит на отца, но тот только приподнимает ладонь, говоря, что знает, что делает. Она ещё больше в этом сомневается. Дети уходят, присаживаются на диван, а Хиаши смотрит на младшую дочь. - Нет, это в следующий раз, - решает мужчина. Ханаби даже не знает, как ей повезло.

- Отец, ты уверен, что у нас есть на это время? - нервно улыбаясь, спрашивает Хината. - Неджи нужно быть в церкви раньше Тентен, и где Нацу? - Хиаши понимает, что всё делает верно, раз дочь даже про Нацу спрашивает, то он довёл её до нужной стрессовой кондиции.

- У меня всё рассчитано, - успокаивает он её, и переводит взгляд на блондина. Наруто мгновенно выпрямляется, стараясь смотреть на его нос, брови, лоб, куда угодно, только не в глаза. - Итак, Наруто, расскажи о себе.

- А? Ра-рассказать? О себе?

- Какие-то проблемы с этим? - спокойно уточняет Хиаши.

- Н-нет, никаких, Хиаши-сама. Я, - начать сложно, но стоит это сделать, и лучше бы не начинал, - учусь, в школе, с Хинатой. Мы одноклассники. Я из хорошей семьи, в основном, мой отец - учитель, у нас в школе. Преподаёт литературу. Учусь средне, но профильные предметы знаю хорошо. Хочу заниматься политикой. Я так-то думаю о будущем. И у меня нет никаких наследственных болезней. Хотя, - вдруг задумывается блондин, - мой дед малость извращенец, но я не думаю, что это передаётся по наследству, - зря он, наверное, это сказал. - Я - весы, - добавляет Наруто, надеясь, что новые данные заставят Хиаши забыть о том, что он там ляпнул.

- Любопытно, - напрягшись, комментирует услышанное Хиаши. Хината смотрит на парня с открытым ртом. На вид - её Наруто, так, где же вся его харизма и умение очаровать любого. И, что он только что сказал про извращенцев? Плохое предчувствие витает в воздухе. - Полагаю, тебе уже восемнадцать? - Наруто предпочитает кивнуть, чтобы не сказать лишнего. - Мальчики в этом возрасте имеют определённые… склонности, - Хината с подозрением смотрит на отца. Нет, думает девушка, это же знакомство с её парнем, оно просто не может перерасти в разговор про… это.

- Это верно, Хиаши-сама, - с радостью подтверждает Наруто, думая о своей склонности всё драматизировать, или переводить в шутку. - Это раздражает, честное слово, но иногда ничего не могу с этим поделать. Эти склонности будто управляют мной. Хорошо, что Хината со мной, она всегда знает, как мне с этим помочь, - девушка краснеет, как перезрелый помидор, пока Наруто буквально признаётся её отцу, как она умело ублажает его, хотя даже не понимает, что ведёт с Хиаши разговор на разные темы.

- В-вот как? - напрягается Хиаши. Он сжимает ткань своих брюк, чтобы не сомкнуть руки на шее у блондина. А Наруто снова улыбается, он рад, что разговор зашёл о Хинате.

- О, да, конечно, поначалу она была не опытна, всё время стеснялась, но мы с парнями ей помогали, и она стала применять на нас всё своё природное мастерство. К каждому у неё свой подход, и это просто невероятно, как она может, - Наруто ищет слово покрасивее, чтобы уж расхвалить её на все сто, - тронуть каждого, именно за то место, за какое нужно. Понимаете?

Хиаши понимает, что готов лишится рассудка. Он всё время беспокоился об одном загадочном парне, которого она от него прятала, но оказалось, что их много. И Мей ещё просила его не говорить с ними про секс? Конечно, думает Хиаши, ведь она тоже девушка и знает, как это бывает. Зря он вспомнил про Теруми, всплыли, не к месту, её слова о том, как она спала с учителем. А если вспомнить, как Хината любит литературу… и их сенсея, точную копию её парня, сидящего на диване…

- Ещё и с сенсеем, - вслух говорит Хиаши. Хината пылает, как раскалённое железо, вот-вот и прожжёт дыру в диване. Она не знает, что там в голове у отца, но явно ничего хорошего. Наруто не улавливает происходящее, но думает, что дело в его тупости, так что снова старается похвалить Хинату.
dsg-rem.ru

- Конечно, все сенсеи любят Хинату, но мой отец особенно, их общая любовь к литературе иногда так раздражает, что я даже ревную, - усмехается Узумаки, - но потом понимаю, что лучше мне просто набраться такого же опыта, чтобы делать с ней тоже самое, что и он. Понимаете?

- О, ками, Наруто, заканчивай, - не выдерживает Хината. Узумаки только сейчас замечает, какая она красная. Просто неестественно. Он понимает это по-своему.

- Брось, пусть Хиаши-сама знает, какая ты на самом деле, не стесняйся.

- Сейчас он думает, что я ненасытная извращенка! - кричит Хината.

- Чё? - не втыкает Наруто. Он смотрит то на дочь, то на отца. - Чё?

- Говоря про склонности парней, - всё ещё кричит Хината, даже не замечая, что делает это, - он имел ввиду секс. Вот, что. Таким способом мой отец пытался поговорить со мной, и с тобой, про секс. Как ещё Ханаби удалось этого избежать, удивляюсь просто. Ками, - обмахиваясь руками, говорит Хината, начиная ещё и злиться, - у нас были уроки полового воспитания, нам уже всё объяснили, и мы не какие-то глупые дети. Но даже если бы у нас был секс, а у нас нет секса, - врёт Хината, повышая голос на отца, - то это не тот вопрос, который девушка хочет обсуждать с отцом. Что случилось с твоим другом? Она тебе не сказала, что не стоит этого делать? - Хиаши пытается сохранить лицо, но Хината всё видит. - Значит, говорила? Так вот, в следующий раз - слушай её, арх, - она рычит, вскакивая с дивана. - Простите, мне нужно освежиться.

Оставшись наедине, мужчины стараются избегать смотреть друг на друга. Хиаши не ожидал, что дочь отчитает его прямо перед своим парнем, а Наруто перебирает в голове всё, что успел наплести про Хинату. Они просто сидят в тишине, но Наруто это не нравится, он не хочет быть врагом её отца.

- Я, - нарушает тишину блондин, - очень дорожу вашей дочерью, Хиаши-сама. Знаете, думаю, она мой лучший друг. Она делает меня лучше, и я стараюсь сделать для неё тоже самое. Хината очень… сложный человек. В ней столько всего, что я порой не успеваю за ней. Но она никогда меня в этом не упрекает, всегда ждёт. Она много кому стала другом, я всегда думал, что у меня дар - уметь находить общий язык с людьми, любыми. Может так и есть, не знаю, но Хината может что-то другое, что-то… она заставляет людей быть смелее, быть собой, но даже не понимает этого. Она делает так, что люди сами хотят стать её другом, стать чем-то большим. Единым организмом. Мы зовём это - шайкой. И она её часть. Думаю, без неё у нас бы не осталось причин сохранять эту связь. Я пытаюсь сказать, что…

- Не нужно, - спокойно говорит Хиаши, улыбаясь Наруто, - я понял. И я счастлив, что моя дочь выбрала такого человека, кто способен увидеть, какое сокровище ему досталось. Я рад, что её любят так сильно, - Наруто кивает. Это странно, да, но кажется правильным, что Хиаши узнаёт про это первым. Ему нужен такой союзник.

- Знаешь, Хьюга, если меня ждёт то же самое, через пару лет, - говорит Конохамару, мелкие, конечно, подслушивали всё это время, - то я тебя бросаю, нафиг оно мне надо, - Ханаби кидает на него убийственный взгляд. Сарутоби задумывается. - Не, его я всё равно боюсь больше, - шепчет он ей.

- Все готовы? - говорит Неджи, появляясь в гостиной. - Пришло время меня женить.
***

Общий гул смолкает, когда скрипачи и арфистка начинают наигрывать первые ноты «Грустно-весёлой симфонии», почти идеальной копии Verve, разве что чуть медленнее, романтичнее. Хотя Хината не считает, что слова там подходящие, но Тентен, в её белом платье, под руку с Такеши, смотрится слишком идеально, пока плывёт по проходу, с каждым шагом, приближаясь к ожидающему её Неджи. Он смотрит на витражные стрельчатые окна, на отца, сидящего в первом ряду. Хиаши окружён парнями своих дочерей, это веселит его единственного сына. Но, когда открываются двери, Неджи смотрит только туда, и уже не может оторвать взгляд.

Хината, Ханаби и Аяме с Изуми, все в тёмно-зелёных платьях, под цвет галстука Неджи, стоят в один ряд, с пышными букетами бардовых роз, напротив жениха и Рока Ли - он сегодня главная группа поддержки Неджи. И на нём рубашка в цвет ленты, повязанной вокруг белого платья невесты.

Руки Такеши дрожат, когда он передаёт свою единственную дочь в руки другого мужчины. Он улыбается, но в карих глазах блестят слёзы.

- Мама гордится тобой, - тихо шепчет он своей дочери, Тентен кивает, стараясь не плакать, обнимает отца и отпускает его, чтобы встать напротив будущего мужа. Церковь маленькая, а церемония скромная, для Тен и Неджи куда важнее официальная бумага, которая сделает их мужем и женой перед лицом общества, но они повторяют клятвы за стареньким священником, всё крепче сжимая руки друг друга.

Хината скользит взглядом по гостям, пока не находит голубые глаза, смотрящие только на неё. Она рада, что он здесь, не до конца понимает почему, но рада. Ей кажется, что не будь тут этих голубых глаз - всё было бы иначе. Она стояла бы словно в одиночестве, не зная, как удержать себя в этом мире.

- Можете поцеловать невесту, - говорит священник, и все взгляды оборачиваются к жениху и невесте, к тому, как соединяя губы они становятся кем-то новым друг для друга. Теперь Тен не скрывает слёз, улыбаясь своему мужу. Но это же Тентен, она не может быть такой слишком долго, её букет взлетает вверх, вместе с рукой, как жест победы.

- Выкусите, теперь я Хьюга, - кричит она, заставляя всех засмеяться, даже тех, кто только что вытирал слёзы умиления. Толпа родни и друзей толкутся, чтобы обнять молодожёнов. Хината чуть медлит, смотря на новую Тентен. Теперь она Хьюга. Но почему-то от этого становится страшно.

***

- Он, конечно, всегда был хорошим учеником, хорошим бойцом, чёрт, да, он был хорош буквально во всём, но, когда в нашу жизнь ворвалась Тенни, клянусь своей силой юности, наш гений понятия не имел, что с этим делать, - выдаёт Ли, заставляя лучшего друга смущаться. Он произносит свой тост, состоящий, в основном, из шуток и забавных историй про этих двоих. Хината тоже смеётся, поражаясь, как Рок никогда не был третьим лишним в этой компании. - За Неджи и Тентен!

- За Неджи и Тентен! - поддерживают все гости.

- Признайся, - издевательски начинает Саске, протягивая свой бокал с вином к Хинате и Наруто, чтобы чокнуться. Итачи делает вид, что занят своим напитком, и рассматриванием потолка, но младший не унимается, - такого ты не ожидал, верно? - он указывает бокалом на Рока Ли, который, очевидно, является тем самым загадочным спутником Изуми, прямо сейчас они задорно смеются, что-то говоря друг другу.

- Что будешь делать? - спрашивает Хината. Итачи взбалтывает красную жидкость в бокале и пожимает плечами, лениво откидываясь на спинку стула. - Пфф, тогда не удивительно, что ей пришлась по вкусу сила юности, - ноздри Итачи опасно раздуваются, он допивает всё одним большим глотком, слишком резко ударяя пустым бокалом, когда опускает его на розовую скатерть. Саске и Хината дают друг другу «пять» через стол.

- Иногда, они невыносимы вместе, - поддерживает Итачи Наруто, похлопывая по спине. - Что бы там ни было, уверен, что ты поступишь, как настоящий мужик, - Учиха понимает, что поторопился, считая, будто он на его стороне.
dsg-rem.ru

- Злые дети, - жалуется Итачи, снова наполняя бокал. Он ещё не знает, что это не конец.

***

- И-и-и, когда я у-у-узнал, что они вместе, - скупые мужские слёзы, льющиеся ручьём, пока Гай-сенсей пытается сказать свой тост, веселят почти весь зал, не считая Ли, разумеется, ведь он во всём готов подержать любимого учителя. - Моя сила юности запылала с новой силой. Вы только посмотрите на них, как они прекрасны, - никто не возражает, Тен переоделась во второе платье, короче, но тоже белое, расшитое кружевом. В нём её живот кажется аккуратнее.

- О, да, сенсей, вы так правы, - не выдерживает Рок, вскакивая со своего места. Итачи, конечно, любит друга, но сейчас может думать только о том, как Изуми связалась с этим клоуном, да ещё отказала ему. Ему. Рок и Гай уже во всю обнимаются и плачут. На радостях они решают подарить молодожёнам песню в своём исполнении и на два голоса, вкладывая в каждое слово свою силу юности, мощно исполняют «Вспышку славы» от «Бон Джови».

- «Я ухожу во вспышке слав-ы-ы-ы, прими меня, да только знай: я ухожу во вспышке славы-ы-ы-ы, Господь, я не спешил, но кровь первым лил, я ничей сынок… юный стрелок», - все за столом Хинаты бились в истерике, но всё же… не могли не подпевать.

- Во вспышке славы-ы-ы-ы, - кричали Узумаки и Учиха, потряхивая головами. Пока Хината всё это снимала на телефон.

После такого выступления, все решили, что устали слушать тосты и пора развлечься. Гости достаточно влили в себя алкоголя, чтобы не бояться подходить к заказанной караоке-машине. Тентен решила, что раз сама не может танцевать, то пусть и остальные мучаются, слушая разного рода завывания, которые люди назовут пением.

Хината и Ханаби хлопали громче всех, когда Такеши удалось вытащить Хиаши на импровизированную сцену, чтобы подарить детям песню. Хьюга-старший выглядел напряжённым, но ради сына был готов потерпеть. Они выбрали прекрасную песню Луи Армстронга, и Хиаши запел первым, глубоким бархатным голосом настоящего блюзмена.

- «Над тобой ярко светят звёзды, ночной ветерок, кажется, шепчет: «Я люблю тебя!». Птицы сонно поют на деревьях, надеюсь, в твоих снах найдётся место для меня», - дочки громко поддерживали его, и Хиаши не мог не улыбнуться. Тентен искоса смотрела на мужа, который сопротивлялся своей любви к отцу из последний сил. Но даже его уголки губ чуть дрогнули, когда отцы устроили настоящую блюз-импровизацию.

***

Неджи смотрит на Итачи, который смотрит на Изуми, мило улыбающуюся Року. По его расчётам, друг уже должен был сделать хоть какой-то шаг, но Учиха только подливал себе вино, буравя чёрными глазами Ли. Подобные вещи были, скорее, в духе Тентен, но видимо так влияет счастье, что переполняет, так сильно, так неистово, не поделишься им и оно разорвёт на части. Поэтому Хьюга отступил от своих правил, и решил подтолкнуть Итачи к шагу, который принесёт счастье и ему.

- Учиха - крепкий орешек, - пробурчал Неджи, - придётся переходить к плану Б, - устало вздохнул он, поцеловал руку жены, и пошёл к парням, сидящим за столом с его сёстрами. - Нужна ваша помощь, - просто сказал Неджи, показывая пальцем сначала на Саске, а потом на Узумаки. Это было подозрительно, но как откажешь жениху в день свадьбы. - Готов заставить своего брата наконец-то стать мужиком? - с ходу спросил Неджи у Саске. Учиха пафосно поправил свой смокинг с красными вставками и ухмыльнулся.

- Не понял, - удивился Наруто, - он только что на что-то намекнул, когда процитировал песню из «Мулан»? - Неджи ничего не смог с этим поделать, наверное, так на него повлиял вид Тентен.

- А ты сообразительнее, чем кажешься, - поддел блондина Хьюга.

- Сойдёт за комплимент, я не привередливый, - не стушевался Наруто.

- Они отлично смотрятся вместе, - сказала Тентен, она временно пересела за освободившееся место Наруто, рядом с Хинатой. Которая не могла не согласиться, глядя, как три шикарных парня занимают свои места перед тремя стойками с микрофоном.

- Многие мужчины бояться этого шага, который я совершил, смело, - начал Неджи, - поэтому я, и мои молодые помощники, хотим исполнить эту песню для тех, кто ещё не так смел, - Итачи подавился очередным глотком вина, съехав пониже на стуле, чтобы его никто не видел. «Тонкость» этого намёка поражала в самое сердце, а Учиха всё поражался, что друг так настаивал на его присутствии.

- Вау, - произнесла Хината, когда оказалось, что парни поют песню из диснеевского мультика, только брутальную её версию от Пейтона Пэрриша. Ту самую песню, под которую хрупкая Мулан тренировалась в лагере, притворяясь сыном своего отца.

- «Будешь ты спокоен, ко всему готов, только так ты сможешь победить врагов. Ты пока слабак и жалкий трус, но клянусь, перед всеми в том, что лишь тут станешь ты мужиком», - первым, конечно, вступил Неджи, но, слова про мужика, парни спели вместе. Хьюга был слегка сдержанным для такой песни, но умел делать свой голос достаточно грубым, чтобы это круто звучало.

- «Ты на сто уловок будь всегда готов, только тот, кто ловок, победит врагов. Если ты труслив и неуклюж, уходи скорей в свой дом, только тут станешь ты мужиком», - пришла очередь Саске, который даже не пытался скрыть, что всё это направленно в сторону Итачи. Хината посмеивалась над другом, Саске был слишком лощёным, для брутальной песни, но некоторым подружкам Тен, и одной её престарелой родственнице, явно зашло. Хината заёрзала, ожидая, когда вступит Наруто, она знала, каким он может делать свой голос, и как он действует на неё.

- «Ты боец, ты должен быть, как тайфун, опасен. Ты боец, неукротим, как лесной пожар. Ты боец, ты будешь, парень, в бою прекрасен, никто отразить не сможет твой удар», - Хината прикрыла пальчиками широкую улыбку, когда Наруто изобразил один из её собственных ударов. Затеплилась надежда, что он готов принять её такой, какая она есть. Раздались оглушительные аплодисменты и крики девчонок.

- Я им покажу, кто тут мужик, - опрокинув в себя очередной бокал, заявил Итачи и поднялся из-за стола. Не смотря на всё выпитое, он ничуть не шатался, его чёрные глаза быстро обнаружили искомую девушку, и он направился туда, как показалось Хинате, слишком агрессивно, как для человека, который хочет побороться за свою любовь.

Рок Ли активно жестикулировал, что-то рассказывая Изуми. Она улыбалась, кивая. Итачи шёл быстро, смело, сосредоточившись только на её улыбке, на том, как блестят её, уложенные на одну сторону, тёмные волосы. Зелёное платье, похожее на греческую тунику, заставляло её кожу светиться. И всё это напугало Итачи, заставив резко остановиться. Она выглядела счастливой, без него. Противное сомнение зашипело, как змея, говоря, что он только сделает ей больно. Снова. Изуми поправила волосы, и её глаза нашли его, напомнив, что на кону.

- Привет, Итачи, как тебе праздник? - весело спрашивает Ли, когда замечает друга, стоящего рядом. Учиха никак не отреагировал, гипнотизируя Изуми. Девушка смутилась, стараясь скрыть волнение сделав глоток воды.

- Изуми…

- Пожалуйста, - не выдержала она, зажмурившись, - молчи, прошу тебя. Я не смогу выдержать это снова, - Итачи опустился на корточки, зажав её похолодевшие ладони в своих.

- Я люблю тебя, - она покачала головой, стараясь выдернуть руки, чтобы прикрыть уши и не слышать, - всегда любил и никогда не смогу перестать. А ещё я устал прятаться от этого, если ты дашь мне второй шанс, то всё будет иначе. Я готов лишиться всего, если у меня будешь ты. И я собираюсь драться за тебя, как зверь, - это он добавил, грозно глядя на Ли. Рок нервно улыбнулся, и наклонился к Изуми, которая не могла поверить, что услышала и поняла всё правильно.

- Эм, Изуми, скажи, что он в курсе, что мы тут, как друзья, - попросил Ли.

- Что? - удивился Итачи.

- Ох, какой же ты дурак, - успела сказать Изуми, прежде чем разразилась рыданиями, хватаясь за Итачи, с намерением никогда его больше не отпускать, даже если он будет против. Даже если весь мир будет против.

***

Они обнимают Тентен, а следом Неджи. Хината задерживается в его объятиях, становится спокойнее, будто она снова ребёнок, безмятежный, довольный жизнью, ведь каждая мелочь приносит радость нового открытия.

- Поздравляю, - шепчет Хината. Приходится отпустить его, но в последний момент становится так страшно, словно это счастье утекает сквозь пальцы точно также, как её руки медленно отпускают руки брата. Они с Ханаби возвращаются к своему столу, подарив красный конверт, который, разумеется, наполнил Хиаши, как единственный зарабатывающий человек в семье. Младшая быстро присаживается к Конохамару, уплетающему новую смену блюд. Хината, в итоге, оказалась права, как бы много всего Тен не мечтала поменять, вернулась к первоначальному варианту, предложенному организаторами свадьбы. Старшая двигается к своему стулу, когда замечает, что Хиаши так и остался стоять напротив стола молодожёнов. Он явно сильно переживает, периодически касаясь сердца, проверяя что-то во внутреннем кармане. Сильные руки отца бьёт мелкая дрожь, когда он решается вытащить пожелтевший квадратик бумаги. Это ещё один конверт.

- У меня ещё один подарок, - Хиаши запинается, чего с ним никогда не бывает, - она очень хотела быть здесь, но жизнь распорядилась иначе, - Хината жадно смотрит на листок бумаги, делает шаг назад, покачиваясь, каблук загибается, не падает она только потому, что за спиной оказывается Наруто. - Я сначала не знал о них, а потом, когда понял, что у вас с Тентен всё серьёзно, пытался подтолкнуть вас с к этому шагу, чтобы отдать его. Я боялся, не знал, что делать, если вы так и не решитесь, - Неджи поднимается из-за стола, его челюсти крепко сжаты, он не верит, что в руках у Хиаши именно то, о чём он говорит. Иррациональный гнев превращает его в маленького мальчика, который быстро научился ненавидеть. - Сын, - Неджи не видит, как к нему тянется Тентен, он уходит, тянет руку к листу бумаги.

«Моему единственному сыну. В день свадьбы».

Её подчерком выведены только эти слова на пожелтевшей бумаге. Неджи не поднимает глаз на отца, он идёт дальше, туда, где никто его не увидит. Хината крепче цепляется за Наруто, чтобы не побежать за ним, узнать, что там, а ещё пойти к отцу, потребовать ответа - почему только ему? Но она не делает ничего из этого, остаётся рядом с сестрой, которая не знает, как реагировать. Она не знает, как тосковать о Хацуми также сильно, как старшие брат и сестра. Эта женщина всё чаще лишь напоминание, что между ними есть различие, есть пропасть. Ханаби не знает, как попросить сестру остаться с ней, показать, что она ни в чём не виновата. Слова Нацу задели так сильно, что она больше не чувствует себя собой. Но это Хината, её не нужно просить. Когда сестра чувствует, что способна передвигаться без помощи Наруто, она подходит к Ханаби, берёт её за руку и улыбается. Они ждут ещё чуть-чуть. А потом идут искать брата.

Неджи сидит в коридоре, из которого можно попасть в разные залы и на второй этаж. Он сидит на лестнице, в сотый раз, перечитывая несколько строк, которые для него оставила мать. Она знала, как всё будет, так почему не спасла его от этого раньше. Неджи усмехается, да потому что он не стал бы слушать раньше. Только не до Тентен. Он царапает ногтями колено, оставляя белые полосы на чёрных брюках, чтобы не позволить эмоциям вырваться наружу. Тихие шаги мешают сосредоточиться. Сёстры будто бояться подойти к нему, переминаясь чуть поодаль. Это совсем невыносимо. Ком в груди сдавливает его всё сильнее. Неджи молит о любой мысли, которая отвлечёт. Но всё бесполезно. Они стоят там, смотрят на него. Маленькая Ханаби, они с ней так похожи на отца. И Хината. Как призрак той, кто написала это письмо. Первая капля падает на слово «сын», и после неё он уже не может остановиться.

Слёзы душат, текут слишком быстро, но ком пропадает, приходит лёгкость, освобождение. Сёстры обвивают его своими маленькими, такими родными руками. Эта потеря навсегда останется с ними, но пока они есть друг у друга, Неджи не должен бояться чувствовать. И прощать.

Тентен стоит, положив руки на живот, рядом с Хиаши, который так и не сдвинулся с места. Неджи кивает жене, чтобы она знала, что он в полном порядке. Насколько можно быть в порядке, когда понимаешь, сколько времени потерял. Он всё ещё сжимает конверт в руке, когда подходит к отцу. Чтобы крепко его обнять.

***

- Ты как? - спрашивает Наруто. Они сидят, повернув стулья другу к другу и держатся за руки. Хината выглядит слишком далёкой, он и представить не может, что она чувствует. Но девушка улыбается, когда его голос возвращает её в реальность, и кивает.

- Не поверишь, но хорошо, даже очень.

-Ты, кхм, хочешь знать, что там, в том письме? - Хината задумывается, а потом отрицательно качает головой.

- Нет, - уверено отвечает брюнетка, - там нет того, что мне нужно. Это только для Неджи, - она замолкает, на губах нежная улыбка. Наруто так сильно любит её в этот момент, что готов признаться, чтобы не терять времени. Но Хината сбивает его с мысли, когда касается щеки и поднимается выше. - Весь вечер мечтала это сделать, - говорит Хьюга, путаясь пальчиками в его волосах, лохматя их. - Так-то лучше. Вот это, мой Наруто, - так щемит, но это не от боли. Это счастье. Узумаки снова готов позволить словам сорваться с губ, но его прерывает инструментальная версия битловской «Yesterday». Официантка с яркими красными волосами, с трудом толкает тележку, на которой возвышается трёхэтажный торт в белой глазури, с украшением из кремовых розочек и свежих фруктов.

Гости собираются ближе, в тесный кружок, чтобы увидеть, как молодожёны совершат первое совместное действие, будучи уже мужем и женой. Официантка хватается за длинный, острый нож, Хината готова поклясться, что в этот момент она смотрит прямо на неё. Лицо знакомое, но Хьюга забывает о ней, как только нож оказывается в руках Неджи и Тентен. Они хватаются за него, тесно прижимаясь друг к другу, и медленно делают несколько разрезов. Неджи берёт в руки свой кусочек торта и передаёт другой своей жене. Он осторожно подносит свой кусок к её пухлым губам, Тентен откусывает приличный кусок, хитро подмигивает, и… размазывает бисквит с кремом по его лицу.

- Так теперь будет всегда? - уточняет Неджи.

- А ты как думал? - усмехается Тенни. Они улыбаются друг другу, Тентен смеётся, когда Неджи пачкает её кремом, в попытке поцеловать. Их первый, самый сладкий поцелуй, как мужа и жены. Как господина и госпожи Хьюга.

***

- Давай, - кричит Тентен, - ты не можешь отказать невесте.

- Ты уже не невеста, а жена, - парирует Хината. Она знает, что сдастся, но поломаться-то можно. Тен упирает руки в боки, они гуляют уже несколько часов, и невеста сменила платье на бело-бордовое кимоно с обтягивающими брюками. Она, ради такого, встала посреди зала. Неджи стоит рядом, улыбается. Хинате может понравиться видеть брата таким расслабленным.

- Смотрите-ка, как ломается, кажется, наша звезда хочет, чтобы мы её попросили, - издевается Тентен, привлекая всеобщее внимание к покрасневшей Хинате. Она качает головой. - Ну, пожалуйста, Хината, спой для нас, - канючит бывшая Такахаши. Другие гости повторяют за ней, вгоняя Хинату в ещё большую краску. Она поднимается, шквал аплодисментов слишком смущает. - Ю-ху, мы смогли, ура.

Хината не долго думает, что выбрать, она давно приготовилась. Свет чуть-чуть приглушают, создавая яркий ореол вокруг неё. Звучат первые ноты песни Лорен Оллдред. Тихие звуки пианино, заставляющие всех притихнуть, прислушаться.

- «Я даже боюсь не дышать: пусть всё останется, как есть. Я хочу, чтобы этот момент закончился, мы с тобой слышим мечту, она звучит ещё громче, слышишь, как раздаётся эхо? Возьми мою руку, давай разделим этот миг на двоих, ведь дорогой, без тебя», - медленно, плавно, начинает Хината, словно рассказывает историю. Её руки плавно двигаются, помогая контролировать звучание голоса. - «Всего света тысячей софитов, всех звёзд, которые мы крадём с ночного неба, будет мало, будет мало», - её голос крепнет, становится громче, нарастает. - «Золотые горы будут казаться слишком низкими, мои руки могли бы объять весь мир, но мне будет этого мало, будет мало. Для меня», - глубокий вдох перед тем, как голос поднимается к вершине, Хината вкладывает в слова всю страсть, на какую способна. - «Мало, мало, мало, мало, мало, для меня».

Наруто замирает, сердце бьётся в такт каждому её «мало». Ему кажется, что это для него. Всё вокруг будто исчезает. Только она и её слова. Её высокий, звонкий голос. Её руки, что тянутся куда-то к небесам, и возвращаются к сердцу.

- «Мало, мало, мало, мало, мало, для меня», - Хината закрывает глаза, отдаваясь музыке. Выше, выше, выше. - «Мало, мало, мало. Для меня. Для меня. Для меня», - она тянет ноту, всё выше, дольше, дольше. Торжество и возвышенность мелодии отдаются в её теле, она поёт громче, хочет, чтобы каждый понял. Услышал, что, - «мало, мало, мало, мало. Для меня. Для меня. Для меня», - и всё обрывается на самой высокой ноте. Наступает тишина, чтобы она могла сказать последнее, тихое, особенное. - Для меня.
Кажется, что все слишком потрясены. Тишина, звенящая, никуда не пропадает. Хината чувствует свою улыбку и свои слёзы. Она тяжело дышит, когда открывает глаза. Свет бьёт слишком резко. Она несколько раз моргает. И улыбка тает. Потому что видение не исчезает.

Она стоит там, печальная, в чёрном платье, словно порванном сильными ветрами. Хината хочет закричать, но весь голос потратила на песню. Призрак всех её страхов движется вперёд, к счастливой паре. Её рука тянется, и плавно опускается на плечо Тентен.
Хината видит, как та оборачивается, словно почувствовала это касание, словно Хацуми вовсе не призрак, а реальный человек. Оборот такой резкий и неожиданный. Его видит только Хината.

- Ах, - этот надрывный звук, мелодия чистой боли, раздаётся в наступившей тишине, её слышат все. Тентен обхватывает живот руками, бокал с вишнёвым соком падает вниз. Осколки разлетаются в разные стороны. Белая ткань окрашивается в красный.

Слишком яркий.

Эхо звона от разбившегося стекла всё ещё звучит.

А призрак смотрит с болью в глазах.

И звон стекла…



Прочитали?
2
Рита РомановаВаулина Диана


Нравится!
2
Не нравится...
0
Просмотров
623
Оценка материала: 5.00 Отвергнутые. Глава 25 5.00 0.00 2 2
126 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма , AU , Романтика , Гет 
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?
Одобрил(а): Александр 19 августа 2022г. в 08:21
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

2 комментария

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Рита Романова   4 сентября 2022г. в 20:182022-09-04 20:18:14
Великолепное описание, каждая глава шикарна. С нетерпением ждём продолжение)))


Пользователь
Ваулина Диана   20 августа 2022г. в 21:362022-08-20 21:36:28
Я невероятно счастлива читать вашу работу))))жду проду.Надеюсь с Тентен и малышрм всё будет в поредке ((


Пользователь
Ваулина Диана  20 августа 2022г. в 21:36 2022-08-20 21:36:49
Стикер
добавлено 20 авг. 2022г. в 21:37
Стикер

1   



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
закрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже