Отвергнутые. Глава 13

Шапка фанфика
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма, AU, Романтика, Гет
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Глава 13. Время по крупицам.

***

Хината стояла на первом этаже, шум и гам от снующих туда-сюда учеников не мешал переписывать, наконец-то, устаканившееся расписание уроков. Вписывать предметы в узкие полоски в дневник, прислонив его к стене, было не очень-то удобно, и она бы сделала фотку, чтобы потом всё переписать, но помнила, почти отчётливо, с вероятностью в процентов 80, ладно, отдалённо припоминала, что оставила глупый гаджет на рабочем столе, заряжаться, чтобы взять с собой, какая ирония. Переживала из-за этого Хината не сильно, просто надеялась, что никто не будет звонить с самого утра, например Наруто, она ведь обещала. Куда больше отсутствия бесполезного куска пластика, Хинату занимало количество предметов у Минато-сенсея, ей грела душу сегодняшняя литература, не говоря о том, что и до конца недели каждый день они будут видится, а потом ещё их ожидает встреча в библиотеке. Ну, разве не замечательно?

- Простых путей не ищешь, смотрю, - поинтересовался парень, фотографируя расписание, так чтобы и раскорячившаяся Хината целиком влезла. Хьюга бы сказала что-нибудь остроумное, но первый порыв оказался сильнее, так что она просто повисла на шее офигевшего одноклассника. - Вот это встреча, - прохрипел он, потеряв возможность нормально дышать, так сильно Хината сгребла его в охапку.

- Шикамару! - радостно прокричала Хината, улыбаясь ему. - Ощущение, что сто лет тебя не видела. Так хорошо, что ты вернулся, и что ты в порядке, знаешь, как страшно было, когда ты как подкошенный рухнул там? - затараторила девушка. Шикамару честно собирался устало прикрыть глаза и подумать что-то вроде «ох, уж эти шумные девчонки», но ничего у него не вышло. Улыбка сама собой расцвела на вечно скучающем лице, больно заразительно улыбалась ему Хината, да и чёрт с ним, приятно было, что кто-то так переживал и так рад видеть его ленивую задницу. - Мы с тобой похоже припозднились сегодня, - заметила Хината, поглядывая на часы в школьном холле. - Подождёшь пока я закончу? - уточнила брюнетка, показывая на незаполненные два дня в дневнике.

- Не торопись, - спокойно ответил Нара, - то есть, слоу даун, ритард, - подумав сказал Шикамару, всё же сейчас урок у Ямато-сенсея, а он рекомендует всё проговаривать на английском. Хината посмотрела на Шикамару через плечо, скривив рот от недовольства. Опять он назвал её тормозом.

- И, я ещё радовалась его приходу, - сокрушалась Хината, чем изрядно повеселила Шикамару, - стyпид, стyпид гёрл, - ругала себя Хьюга, убирая дневник и ручку в рюкзак.

- Я пропустил что-нибудь интересное? - чтобы занять паузу, поинтересовался Шикамару, пока они шли к своему классу. Хината обдумала всё, что успело произойти, но даже не знала, при всём желании, как можно рассказать что-то из этого, чтобы было понятно.

- Вроде нет, - пожала плечами девушка, улыбаясь, если шайка захочет чем-то поделиться, из того, в чём успела накосячить Хината, они это сделают, и выйдет у них получше, чем у неё.

- Хм, - за это они все и любили Шикамару, он никогда не нарушит чужих границ, никогда не потребует каких-то объяснений, но всё равно держит руку на пульсе любой ситуации вокруг своих друзей и всегда вовремя подставит плечо, если потребуется.

- Хорошо, что ты вернулся, - снова сказала ему Хината, положив руку на плечо и пропуская в класс. Нара ухмыльнулся ей, но Хьюга уже отвлеклась на подозрительно ведущую себя шайку. Её рука плавно соскользнула с плеча одноклассника, когда он двинулся дальше, а она так и зависла в дверях. Нет, на вид всё было ровно, Наруто сидел лицом к двери, так что сразу помахал вошедшим, как и Шино, но тот лишь кивнул, Чоджи держал пачку чипсов на парте, но не жевал, и Киба просто сидел, сложив руки на парте, как примерный ученик. Короче, всё было подозрительно именно потому, что шайка выглядела совсем не подозрительно. - Привет, парни, - поздоровалась Хината, подходя к своему месту.

- Хината, - ответили все, да так и продолжали пялиться, пока она доставала учебник и рабочую тетрадь, ручку, блокнот и маленький старый англо-японский словарик.

- Всё в норме? - наконец поинтересовалась Хината, когда они так и продолжили пялиться. Парни покивали, а вот Наруто на неё не смотрел, что-то внутри шевельнулось противным подозрением, что Узумаки виноват в странном поведении парней. Хината решила, что стоит прижать самое слабое звено, поэтому с открытой улыбкой повернулась в сторону Кибы. Тот с каким-то подозрением разглядывал её руки, расслабленно лежащие на парте. Хината и сама уставилась на тонкие пальцы, но ничего необычного не заметила, просто её руки.

Наруто с опаской смотрел то на Хинату, то на Кибу, который мог сдаться раньше времени, он и сам понимал, что Инузука огромная брешь в их обороне, и судя по всему, Хинате это тоже было известно. Но, урок всё приближался, а Киба до сих пор не сорвался.

- Вы уверены, что всё хорошо, - начала допытываться Хината, рассматривая всех поочерёдно, но те только кивали, как болванчики. Подозрение стало разрастаться грозя перерасти в панику. - Да какого хрена? - не удержалась брюнетка. Парни синхронно отпрянули, прикрываясь руками, будто сработал рефлекс при летящем в тебя предмете. Это было что-то новенькое.

- Эй, эй, - защищаясь, начал успокаивать её Киба, будто она была диким зверем, готовым разорвать его глотку, хотя, может так ей только казалось, Инузука ведь часто имеет дело с собаками, Хината уже ни в чём не была уверена. - Тише, принцесса, прости нас, - Киба улыбнулся своей клыкастой улыбкой, и Хината была готова поверить, что ей всё привиделось, вот только это его…

- Н-е-т, - не верящим шёпотом, произнесла девушка, во все глаза смотря на невинную улыбку Узумаки, - ты не мог, - качая головой сказала Хината, - ками, скажи, что ты этого не сделал.

- Соррян, - пожал плечами Наруто, тыча ей в нос своим телефоном, на котором уже было включено видео. Видео на котором она укладывает на землю своего брата. - Это слишком эпично, чтобы держать в тайне, - резонно заметил Узумаки. Вообще-то, подумала Хината, той частью мозга, которая ещё могла что-то анализировать, а не орала в ужасе, выглядело и правда круто, она никогда не замечала, что Неджи настолько высок, и что плечи у него такие широкие, она выглядела совсем малявкой рядом с ним. И всё равно смогла уложить его. - Знаю, это было чревато, но я решил, что готов рискнуть.

- Ничего, - выдавила из себя Хината не решаясь посмотреть на остальную шайку. Сама она всё равно не знала, как люди сообщают друзьям о таких вещах, нельзя наверное просто взять и что-то такое объявить, а может можно, кто тут разберётся. Путём выстраивания странных логических цепочек, Хината решила, что она всё же не против того, что Наруто всем рассказал, и всё было бы хорошо, если бы не пресловутое «но». Вопрос возник сам собой - как много снял Узумаки? - Но, ты ведь не… - она устало прикрыла глаза, когда поняла, что ответ конечно же «да».

- Подать Таноса значит, да? - невзначай спросил Шикамару, Хината улыбнулась ему с досадой и покачала головой, что тут теперь поделаешь, таких шуток не избежать, и это, как знаменитая «туалетная история», теперь тоже хранится в анналах их дружбы. Такую цену платят все, у кого есть друзья.

- Не слушай его, Хината, - подбодрил её Киба, потрепав по плечу, брюнетка повернулась к нему, благодарно улыбаясь. Может не так всё и страшно. - Да твоей силы юности на трёх таких Таносов хватит, - стоит отдать им должное, заржали эти дегенераты не сразу, а дождались, когда она начнёт биться головой об парту, припоминая, что и правда кричала что-то такое, и надеялась выбить это воспоминание.

- Ладно, ладно, - первым успокоился Шикамару, - давайте теперь серьёзно, - парень дождался, когда Хината прекратит истерику и посмотрит на него, её краснющее, не только от смущения, но и от злости, лицо снова вызвало приступ хохота, но Шикамару быстро привёл всех к порядку. - Ты реально хороша, но думаю об этом ты и сама знаешь. Нас больше интересует, что всё это значит.

- Точно, - поддержал Киба, - Узумаки не смог нормально нам всё объяснить, - Наруто возмущенно закатил глаза на Кибу и его короткий ум, всё он понятно изложил и вовсе не виноват, что Инузука такой дурак.

- Да, просто в команду бойцов, по новым правилам, нужна девчонка, вот я и согласилась, когда Гай-сенсей меня позвал, - излишне жестикулируя, чтобы показать всю неважность этой новости, сообщила Хината.

- А-а-а, - протянул Киба, что-то долго обдумывая, всем кажется было слышно, как работают шестерёнки у него в голове. Неожиданно он заулыбался, его лицо осветилось от догадки. - Так вот почему ты пряталась от сенсея, - выдал парень, чрезвычайно довольный, что сам всё понял.

- Точно, - улыбнулась ему Хината, - тогда я ещё не была уверена в ответе, вот и бегала от него, как дурочка.

- Не знал, что у нас есть такая команда, - сказал Чоджи, всё ещё не притрагиваясь к чипсам, движуха была и без того занимательной.

- Правда? - Хинату это честно сильно удивляло. - «Кубок Конохи по боевым искусствам» - самое крупное соревнование бойцов в нашей части страны, он проводится практически с самого основания города, и наша школа, с тех пор, как была построена, успела стать рекордсменом по его обладателям. Как такое могло пройти мимо вас?

- Первый раз слышим, - экспертно заявляет Киба.

- Как бы там ни было, - говорит Хината, - последними обладателями Кубка, из нашей школы, были мой брат и его команда, так что у меня вроде как миссия по возвращению величия нашей школе, - словами Гая, ответила Хината, понимая, как пафосно это звучит. - Ну, это будет весной, так что… - Хината запнулась не понимая, что хочет этим сказать. То ли, что это ещё не скоро, то ли, что парни могут просто забить на это.

- Круто, - объявляет Киба, но тут же хмурится, - нас же пустят поболеть за тебя?

- О, - Хината ругает себя за нерешительность, когда же перестанет думать, что парни только и думают, как бы сбежать от неё, пора уже привыкнуть, что они этого не хотят, - конечно, там всегда уйма народу, - отвечает Хьюга, и сама понимает, что это вообще-то правда. - Куча народу, - говорит она, куда-то в пустоту, - и все увидят, как я опозорюсь, круто.

- Вот это настрой, - шутит Шикамару, - расслабься, судя по тому, что мы только что увидели, ты всех порвёшь, верно парни?

- Да, да, - охотно отвечает шайка. Хината расслабляется, совсем чуть-чуть, времени ещё много, она успеет подготовиться, и кто знает, может правда вернёт величие их школе, чего только в мире не бывает, возможно Хината Хьюга ещё впишет своё имя в историю.

- В таком случае, - грозно произнесла Хината, смотря на своих парней, - только попробуйте забыть, что обещали за меня болеть, - она обвела тонким пальчиком каждого, кто сидел рядом, - размотаю вас на раз.

- Когда знаешь, что она может, угроза даже от такой малявки звучит убедительно, - заметил Киба.

- «И если придется упасть — упади красиво», - говорит Шино, Хината улыбается и подражая главной героини «Бунтарки», делает «козу», двумя руками.

- Гуд морнинг, - обозначает своё присутствие Ямато-сенсей. Всем приходится сосредоточиться на нём и его предмете, почти час в классе 3-С звучит иностранная речь, а Хината никак не может перестать улыбаться, думая о своих друзьях.

***

- Как твоё отношение к «Улиссу» сегодня, Киба? - первым делом поинтересовался Минато-сенсей, вплывая в кабинет, как английский джентльмен, а не простой учитель истории. Хината провожала его плавную походку долгим взглядом, казалось, что этого мужчину никто не может заставить потерять веру в лучшее.

- Я вам скажу, Минато-сенсей, - начал Киба, Хината скосилась в его сторону, голос друга был предельно серьёзен, что на этого вечного хохмача было не похоже. - Стало лучше, понятнее не стало, но уж газетный флирт главного героя, его пошлые мыслишки про жену и любовника - это я понял, - поделился Киба, - а, да, ещё то, что он онанировал на пляже, прям высокая литература скажу я вам. Ради того, чтобы узнать, что там ещё будет, всю вторую часть прочёл.

- Твоя мотивация оставляет желать лучшего, но то, что ты всё же прочёл большую часть книги - похвальна, - нашёл более-менее приемлемый компромисс с учеником Минато.

- Я там только не понял, - почесав затылок сказал Киба, - чувак, что представлял себя женщиной в какой-то момент? И, почему он ничего не сделал с тем, что жена ему изменяет? Мог бы хоть рожу любовнику начистить, - негодовал Киба. Минато улыбнулся уголками губ, видеть, как самый непоседливый ученик заинтересовался, пусть и в своём стиле, такой сложной книгой, было приятно. - А, вместо этого он только и делает, что флиртует с другими женщинами, да воображает всякое.

- Что же, Мэрион, Новая Пенелопа, совсем не похожа на верно ждущую Пенелопу Гомера, кто скажет, когда изменились отношения в семье Блумов? - спросил Минато, облокачиваясь на край рабочего стола.

- После смерти их сына Руди, - ответила Хината.

- Верно, - подтвердил учитель, нахмурившись, - такие события переворачивают жизнь, не все могут справиться с подобным, пережить своих детей, что может быть хуже, - это не было вопросом, поэтому никто ничего не сказал. Наруто поёрзал на стуле, всматриваясь в серьёзное выражение на лице отца, захотелось подойти и пообещать сущую глупость, что он всегда будет рядом, и пусть все узнают, что он тоже Намиказе, сын своего потрясающего отца. - В некотором роде, схожие события роднят двух главных героев, - быстро собрался с мыслями Минато. - Поясните? - блондин слегка отклонился, чтобы видеть Хинату, но она не торопилась произносить в слух то, что может дать трещины на доспехах, которыми она защищалась от правды. Все в классе, как и учитель, посматривали на Хинату, ожидая, что она ответит на вопрос, им, даже девчонкам из Книжного клуба, было очевидно, что только она может поддержать конструктивную беседу с учителем. А, довольный учитель - это тот, кто не заставляет отвечать на вопросы тех, кто не знает, поэтому все надеялись на Хьюга.

- Леопольд ищет в Стивене своего умершего сына, - говорит Хината, слегка прочищая горло, чтобы дать себе время собраться с мыслями, - это становится очевидно, когда он спасает его во время драки и буквально видит на его месте Руди.

- Кажется я начинаю понимать, - встревает Киба, и Хината рвётся по швам от благодарности за его несдержанность, - перед этим, ну, перед этой дракой, Стивен видит призрак своей матери. Уверен, что парень не может и из-за этого найти общий язык с отцом, она ведь, типа, в бедности умерла, правильно? Вот он и гонится за Блумом, как за фигурой лучшего отца, да? Они вроде как хотят найти друг в друге тех, кого потеряли.

- Браво, господин Инузука, - действительно похлопав в ладоши пару раз, улыбается ученику Минато-сенсей. Ответная улыбка Кибы так широка, что кажется он вот-вот порвёт кожу на щеках, с этой его улыбкой может поспорить только всеобщий шок на лицах одноклассников, особенно тех, кто мнит себя умнее растрёпанного любителя спорта и собак.

- Что я могу сказать, - вальяжно откидываясь назад себя, вместе со стулом, говорит Киба, - если кто-то хорош, то он хорош во всём.

Наруто поражённо качает головой, представляя, как теперь зазнается Инузука, он хочет сообщить об этом Хинате, чтобы вместе поржать, но слова замирают на губах, когда он видит, как она сидит, смотря в одну точку, задумавшись о чём-то своём. Такая перемена его удивляет, только что была весёлая, полна решимости всех их уделать, а теперь будто уменьшилась в размерах, вся краска пропала с лица. Блондин хочет что-то с этим сделать, но Минато объявляет, что ждёт их рассказов про отцов и детей. Приходится отвлечься, вспоминает, что так и не достал свою короткую зарисовку о себе и Кушине.

Хината выходит из ступора, заставляя себя сосредоточиться на настоящем, сейчас ей не под силу что-то изменить, но возможно однажды она перестанет искать кого-то потерянного в других, перестанет стучаться в закрытую дверь, а просто выбьет её с ноги, чтобы не бродить в темноте в поисках другой фигуры отца, а заставит Хиаши вновь принять на себя эту роль. Никто не может получить всё и сразу, Хината вспоминает, по пунктам, всё, что уже успела получить, у многих и этого нет, не стоит так жадничать, а остальное как-нибудь уладится.

Минато сам проходит по проходам, собирая исписанные корявыми (не всегда, но в большинстве случаев) иероглифами листы, у кого-то больше, у кого-то меньше. Он начинает с ряда у выхода, двигаясь змейкой, поэтому Хината последняя, кто передаёт самую толстую стопку листов, Минато улыбается ей, про себя предвкушая что-то любопытное. Хината тоже улыбается учителю, возвращаясь во вчерашний день, пропитываясь тем нетерпением, когда писала эти строки для него, представляя, как учитель будет смеяться в тех моментах, которые она сделала смешными, и как увидит, единственный, то, что её тревожит.

- Хорошо, - сообщает Минато, складывая работы в свой учительский портфель из мягкой потёртой от времени кожи. - Надеюсь на скорую встречу, и на то, что ты не перестанешь нас удивлять своими познаниями Киба, - отдельно обращается к ученику сенсей. Инузука ухмыляется, а что, может ему и понравится быть умным. Он слегка увлёкся своей персоной, поэтому и не заметил заинтересованный взгляд карих глаз с третьего ряда.

- До свидания, Минато-сенсей, - кричит ему вслед Киба, прежде чем обернуться к Хинате, - смотри Хьюга, так я быстро займу твоё место любимицы учителя.

- Я бы занервничала, - снисходительно говорит Хината, видя в этом разговоре ещё одну возможность отвлечься от собственных мыслей, - но не думаю, что ты продержишься т-а-а-а-а-а-а-к долго, чтобы заменить меня в сердце Минато-сенсея, я знаешь ли, уже третий год там и никуда не собираюсь.

- Бросаешь мне вызов?

- Что, если так?

- Ну, так я его принимаю, и знаешь что? - Хината вопросительно выгибает бровь, призывая его продолжить свою глубокую мысль. - До конца года я прочту все эти дурацкие книжки, которые должен был и на каждом, слышишь, на каждом уроке буду отвечать хотя бы на один вопрос. Вот увидишь.

Наруто смотрит на Хинату, та вроде пришла в себя, но теперь проблема в том, что он сам не знает, как прийти в себя, не очень-то приятно видеть, что девчонка, с которой спишь, пылает противоестественными чувствами к твоему отцу, и даже не догадывается, что этот человек твой отец. Узумаки, неожиданно, видит в этом потрясающую возможность, ему бы только подходящий момент и уж он-то его найдёт.

***



- Нервничаешь? - спрашивает Наруто, пока Хината собирает вещи после истории. Она непонимающе смотрит на блондина, параллельно прислушиваясь к себе, но вроде отпустило, а поводов для нервов на горизонте не видно. - Твой первый обед, знаешь, в компании ВСЕХ.

- А, ты об этом, - Хината застёгивает молнию на рюкзаке и пытается понять, что она думает, но что-то ничего она не думает, обед, как обед, Наруто правильно сказал, что ей нравится вся эта толпа новых друзей, это приносит какое-то успокоение, но Хьюга видит в этом спокойствии плохой знак, словно то, что она получила так много от новых друзей, грозит упустить момент в другом месте. Хината утрамбовывает эти мысли поглубже, чтобы не мешали, если всё идёт к взрыву, виной которому будет её попустительство к собственным переживаниям - значит пусть так и будет. - Таков путь, - отвечает Хината, и понимает, что больше себе, а не Наруто, но он принимает такой ответ.

- Готовы? - спрашивает Шикамару, образовавшись рядом. Хината перекидывает сумку через голову и кивает. Они не успевают выйти из класса, когда сталкиваются с Саем и Гаарой, эти двое шли не вместе, а просто в одном направлении, от их мест так получалось, и даже не следили, что происходит рядом.

- Привет, ребята, - улыбнулась им Хината, Сай помахал рукой, а Гаара просто кивнул, стараясь не смотреть в сторону парней, которые слишком очевидно тут же приблизились к подруге. Хотя, мелькнула мысль у красноволосого, если бы началась заварушка, это Хината скорее бы смогла защитить своих друзей, а не наоборот. - Мы обедать идём, хотите с нами? - без задней мысли спросила Хината, для неё границы стёрлись, а вот для Наруто и Шикамару, которые переглянулись, границы были неоспоримыми.

- Конечно, - мгновенно согласился Сай, ну, пока предложение не отозвали, Гаара хмыкнул что-то не внятное, изображая безразличие, но сам следил за реакцией блондина и гения, чьи лица забавно вытянулись.

- Можно тебя на пару слов? - спросил Шикамару, останавливая Хинату, которая уже собралась выходить. Девушка озадаченно обернулась, попросила парней подождать и отошла к своему месту вместе с Наруто и Шикамару. - Не знаю, как точнее выразиться, - начал ленивый гений, устало потирая шею, разговор предстоял сложный, а это, да, проблематично.

- Нечего миндальничать, - сквозь зубы произнёс Наруто, - этим психам не место с нами. Серьёзно? Зачем ты их позвала? Тебе, что, нас мало? - Хината тяжело вздохнула, но на её губах появилась улыбка, всё это такие мелкие, ничего не значащие проблемы, их было так легко решить.

- У вас есть выбор, - совершенно беззлобно начала Хината, - или взять на обед нас троих, или обойтись без нас троих, да, включая меня, - добавила она, видя, что Наруто собирается что-то сказать. - Я не обижусь, если вы не захотите общаться с ними, в наших с вами отношениях ничего не изменится, я же не дура, прекрасно понимаю, что вы не обязаны дружить с моими друзьями, как и я с вашими, - она хотела привести пример, но пока таких людей не было, разве что Ино и Сакура, но походу и это скоро должно измениться. - В этом нет ничего страшного, но они, - Хината посмотрела на двух странных, ни на кого не похожих парней, застывших в дверном проёме, - моя команда.

- Так вот почему, - начал Наруто, но тут же осёкся. Теперь стало стыдно за то, что пытались навязать Хинате какой-то глупый ультиматум, а она снова повела себя лучше, чем они, предоставив выбор.

- Так что? - спросила Хината, она была не прочь уже поесть, тем более, что дальше предстояла очередная экзекуция у Гая, два урока разом, наверняка опять заставит бегать, справиться с этим можно только одним способом - заесть.

- До первого предупреждения, - согласился Шикамару, имел право, в конце концов, сестра одного из этих парней чуть его не убила. Хината согласно кивнула и пошла навстречу своей команде.

- Простите, что заставили ждать, - улыбнулась Хьюга, отвечая на улыбку Сая, что приятно, настоящую, с тех пор, как они чаще стали пересекаться, отличить одну от миллиона фальшивок, стало не сложно.

- Нас приняли, или прогнали? - ровным тоном поинтересовался Гаара, для него не было бы сюрпризом, что одноклассники не хотят иметь с ними дело, и тем более не горят желанием делить с ними Хинату.

- Правда думаешь, что я не смогла бы постоять за вас? - театрально надувая губы, спросила Хината. Гаара смутился не зная, как на это реагировать, да, они из одной команды, команды которая всего-то одну тренировку провела вместе, но это не значит, что за пределами татами она им чем-то обязана. Тем более в такой момент, когда сама едва обрела новых друзей, приличных, никто бы в здравом уме не стал таким рисковать. - Шучу, просто я такая лапочка, что могу вертеть ими, как хочу, - прикрывая широко открытый от шока рот Гаара, посмеялась Хината и прошла мимо парней. - Догоняйте.

- Вот это, кстати, - сказал Наруто, двум новичкам, которые походу задержатся в их компании, - чистая правда, веревки из нас вьёт только так.

***

Ещё никогда, за всю историю этой старшей школы, под знаменитым деревом выпускников не было тааак тесно. Народу набилось столько, что обед начал походить на очередной урок созерцания у Минато-сенсея, Хинате такая обстановка пришлась по душе, а вот некоторые были не довольны, особенно девчонки, особенно по поводу присутствия Гаары и Сая, но не все.

- Привет, Сай, - не успели последние участники обеда подойти к скамейке, как Ино со всем присущим ей обаянием, очень смахивающим на поведение актрисы-неудачницы, которая думает, что чем громче - тем лучше, а если уж играть, то это все должны заметить, призывно замахала ему ручкой. - Садись рядом.

- Здравствуй, Ино, - не много сбитый с толку, поприветствовал блондинку Сай, но всё же решился присесть на то место, по которому так отчаянно колотила Ино, чтобы уж бледный парень не промахнулся. Каруи и Сакура тут же непонимающе переглянулись, посылая друг другу какие-то только им понятные сигналы, этакая девчачья азбука Морзе. Точка-точка-тире, какого хрена Ино подкатывает к этому стрёмному парню - примерно так, решила Хината, пока пыталась понять, как относиться к тому, что девчонки так открыто обсуждают кого-то.

- Как твои дела? - хлопая жирно накрашенными ресницами, поинтересовалась Яманака. Каруи и Сакура вообще выпали в осадок от такой выходки блондинки, казалось, что от напряжённой работы серых клеточек, у них того и гляди кровь носом пойдёт.

- Не уверен, что знаю, как правильно ранжировать состояние дел, чтобы давать им качественную оценку, но думаю, что могу ответить наиболее часто используемым «нормально», хотя я его не очень люблю, ведь норма слишком растяжимое понятие, - над ребятами, от ответа Сая, повисла звенящая тишина, только сверчков не хватало, чтобы продемонстрировать всю озадаченность присутствующих.

- Тогда возможно тебе лучше использовать «хорошо», или «не жалуюсь», - уплетая очередной рулетик омлета, посоветовала Хината. Она была готова признать, что из неё вышел не плохой приспособленец, а к Саю нужно было именно приспособиться, и тогда не составит труда увидеть, как много всего он прячет глубоко внутри, то, что не способен высказать простыми словами.

- Хм, - задумался Сай, - хорошо, - произнёс парень, пробуя слово на вкус. - Дела у меня хорошо, звучит приятно, - решил парень. - Ино, спасибо, что поинтересовалась, мои дела хорошо, а твои?

- Мои тоже хорошо, - совершенно не обращая внимание на то, какими шокированными выглядели её подружки, спокойно ответила блондинка, её достоинству и тому, как она умело проигнорировала все странности парня, можно было только позавидовать. Хината моментально прониклась к Ино новыми гранями симпатии. - Я всё время хочу тебя спросить про твои руки, - неожиданно выдала блондинка, разглядывая тонкие пальцы парня, которые сейчас держали палочки.

- А, что не так с моими руками? - не понял Сай, не видя причин, чтобы люди интересовались ими.

- У тебя всё время на них краска, - улыбаясь, пояснила Ино, - даже сейчас, - блондинка забылась и просто протянула свою руку, ей-то казалось, что так она лишь покажет парню, что имеет ввиду, но вот она уже проводит по тёплой ладони Сая, бездумно поглаживая чёрные следы на бледной коже. Таким растерянным Хината его ещё не видела, но как бы мило это не выглядело, она отвернулась, было в их моменте что-то настолько личное, практически интимное, что не хотелось влезать. Остальные парни, не сговариваясь, тоже сделали вид, что потеряли к парочке интерес.

Хината отвлеклась на Саске, который был занят ковырянием своего бенто, Сакура сидела просунув свою руку между его, просто чтобы сохранять хоть какой-то контакт. Хината подумала, что так обоим не удобно, но видимо, когда ты с кем-то встречаешься, неудобство, как часть процесса. Хьюга посматривала на лучшего друга и его девушку специально, чтобы проверить себя на выдержку, но сегодня для этого оказался совсем не подходящий день. Так она решила, когда не ощутила щемящей боли в сердце, не почувствовала ревности или зависти. Она решила, что всё дело в чём-то внутреннем, что ей нужно разобраться с чувствами более тёмными, они не дают её любви преодолеть толщи холодной воды, в которых она тонет. А, то ведь, если она не любит своего лучшего друга, то кто она вообще такая?

- Думаю, ты будешь рад услышать, - Хинате нужно было отвлечься хоть на что-то, она выбрала молчаливого Гаару, который сидел рядом, его бенто, как отметила про себя Хината, явно было собрано с большой заботой и любовью, радовало конечно, что кто-то так к нему относиться, но и печалило, что вся эта любовь не может победить его гнев, - что я вчера не плохо потренировалась. Можешь похвастать тем же?

- Вполне, - ответил Гаара, - можешь спросить у моего брата, он будет рад пожаловаться тебе на то, как сильно я измотал его вчера.

- Забавно, - заметил Наруто, который невольно прислушивался, - Хината вчера тоже измотала своего брата, - он отложил палочки, чтобы достать телефон, - даже пруфы имеются, - Хината закатила глаза, похоже Узумаки не угомонится пока всей школе не покажет это дурацкое видео.

- Твоя скорость поразительна, - с серьёзным лицом, сказал Гаара, когда посмотрел, как Хината побеждает своего брата, довольно крупного, отмечает про себя красноволосый. - Как и способность уклоняться, ты как вода. Тебе бы только больше безжалостности в удар вкладывать.

- Да, - смотря, как клин птиц пролетает по ясному небу, отвечает Хината, - чего нет, того нет. Не думаю, что смогла бы ради победы добить того, кто не твёрдо стоит на ногах.

- Не думаю, что соперники будут думать так же, - жёстко замечает Гаара. Хината не хочет ничего ему доказывать, инстинкт убийцы либо есть в тебе, либо его нет, она не верит, что такое можно натренировать, если бы было такое желание, но Хината знает, что её путь - путь милосердия.

- Я согласен с Гаарой, - неожиданно говорит Саске, Хината удивлённо смотрит на друга, - что? Я о тебе беспокоюсь, не хочу смотреть, как ты из-за своих пацифистских замашек получаешь удары от того, кого могла бы уложить за считанные секунды.

- О чём вы говорите? - спрашивает Сакура, вертя головой от своего парня до лучшего друга, от пришлых чужаков, которые, соответственно пугают и раздражают, до тихони-новенькой.

Парни пускаются в долгие разъяснения, даже Ино отвлекается от Сая, когда понимает, что Хината собирается кого-то там бить на соревнованиях. Ей самой странно, но в мыслях не то, что Хината может сломать ноготь или ходить по школе с синяком (под синяк фиг подберёшь подходящие аксессуары), а волнение, она ведь такая мелкая, тихая, как мышка, такую любой может обидеть, это кажется Яманака не правильным.

- Ого, - удивляется розоволосая, - никогда бы не подумала, что ты боец. Ой, - сбивается Харуно, - прозвучало не очень, да? Просто ты такая хрупкая на вид, тебе правда всё это интересно?

- Это семейное, - просто отвечает Хината, - у нас всегда было принято осваивать клановый стиль боя, мой отец учил брата и меня немного, брат учил меня, а теперь и моя младшая сестра тренируется. Это должно помочь нам помнить свои корни, - объясняет Хината элементарные вещи, которые когда-то точно так же объяснял ей Хиаши, и почему всё стало таким понятным только сейчас. Она даже пользуется его словами, и всё это так логично. Корни, знать, где ты рос, где место, на котором ты можешь твёрдо стоять на ногах. В этой попытке отца она неожиданно видит заботу. По неволе задумаешься, а так ли хорошо видят её глаза.

- Но это ведь не помешает тебе прийти ко мне в субботу? - интересуется Сакура. Хината открывает рот, чтобы сказать, что не помешает, но забывает, а чего это она должна прийти к Сакуре. Харуно усмехается. - Пижамная вечеринка, помнишь? Девчонки все согласны, - и в подтверждение её слов, Каруи с Ино покивали, даже от парней оторвались ради такого.

- Точно, - ответила Хината, - пижамная вечеринка, та, которая реально в пижамах, девичник, я да, да, определённо да, - что тут скажешь, общаться с девчонками это тебе не приёмы отрабатывать, ничего общего, хотя, может что-то и есть, только в этой битве Хината едва ли когда-нибудь сможет выйти победителем.

- Это будет потрясно, - пропели три девчонки одновременно, вскидывая плечи вверх, будто знали какой-то секретный танец для подруг. Хината его не знала, и только улыбалась, как дура, вот во что опять влезла, сама себе поражалась.

- Ой, - Ино снова отвлеклась на Сая, блондинка давно наблюдала, как он ест своё строгое бенто и переживала из-за этого, - слушай, не доешь моё? - протягивая разноцветие упакованного госпожой Яманака бенто, поинтересовалась Ино. - А, то я на диете, но попробуй объяснить это моей маме.

Сай бы пустился в объяснение того, почему он не лучший кандидат на разговор с матерью девушки, но поймал взгляд Хинаты, она как могла мотала головой, чтобы донести до него - не нужно разговоров, просто поблагодари и ешь, молча. Сай послушался, всё поняв, как не странно. И, смотря, как казалось бы самая эгоистичная блондинка в мире, делиться едой с Саем, Хината почувствовала себя хорошо, без всяких подводных камней, странных предчувствий. Это был просто идеальный момент.

Напрочь убитый Гаем-сенсеем, когда он заставил бегать вокруг стадиона, пользуясь своим статусом супер-пупер-важного бойца в его команде, Хината без зазрения совести пробежала только половину, и шла в припрыжку к школьному додзё, когда сенсей решил, что «этой потрясающей троице», лучше бы провести остаток уроков за тренировками.

***

Хината очень рассчитывала на четверг, что он будет тянуться бесконечно, отдаляя выходные, момент, когда ей придётся остаться наедине с возможными подругами, а она не очень-то готова снова нырять в омут, да ещё и без страховки, поэтому, когда Хьюга готовила завтрак в пятницу утром, никак не могла взять в толк - куда, мать его так, подевался четверг.

- Хих, - усмехнулась, прыснув в ладошку, Ханаби, она стояла у кухонного островка, практически улеглась на него, вообще-то, рассматривая что-то в своём телефоне.

- Что у тебя там такого интересного? - спросила Хината, поглядывая то на сестру, то на подрумянившиеся креветки.

- Ничего такого, - слишком быстро ответила сестра. Подозрительно. Хината снова глянула на мелкую, порозовевшие щёки и дикий блеск в глазах выдавал её с головой, так девочка-подросток может реагировать только на одно…

- И, как зовут этого «ничего»? - чтобы не так сильно смущать Ханаби, Хината сделала вид, что её очень занимает состояние запекающихся овощей, а до личной жизни сестры вообще дела нет. Младшая раздумывала, можно ли поделиться чем-нибудь, самым не значительным, со спиной старшей. Решиться было не просто, если бы речь шла о том, чтобы навскидку прикинуть состояние котировок, или цену нефти за баррель, тогда другое дело, но мальчишки - неизведанная территория.

В это же время, на кухне объявилась Нацу, Хината скривилась, отвернувшись, но подумала, что сможет потерпеть её, если продолжит разговор с сестрой, Ханаби, вроде не сильно закрылась, учитывая наличие её надзирательницы. Молодая женщина варганила себе какой-то завтрак на свой вкус, из свежевыжатого сока, какого-то салата из травы, Хината не вникала, главное, что на большой кухне они могли существовать вполне автономно. Старшая сестра снова оглянулась на Ханаби, чтобы показать, что всё ещё ждёт ответа.

- Ну, - протянула Ханаби, - это так, просто Конохамару прислал смешную картинку, ничего такого, как я и сказала.

- Ясно, - ответила Хината, будто эта информация ничего не значит, подумаешь, сестре пишет тот милашка-обаяшка с высокой причёской, которого они встретили как-то на улице. Велика важность.

- И всё? - удивилась Ханаби, даже обиженные нотки проскользнули, она-то ожидала, что раз Хината спрашивает, то устроит настоящий допрос.

- Я спросила - ты ответила, что тут ещё?

- Не знаю, мало ли что.

- Мало ли что, - передразнила сестру Хината, раскладывая горячий завтрак по тарелкам. - Могла бы и без моих выведываний всё рассказать.

- Так не интересно.

- Не интересно ей, - фыркнула Хината, - кстати, меня тут пригласили на пижамную вечеринку…

- Чего? - Ханаби аж телефон хрястнула о гранитную поверхность кухонного островка от такой новости.

- Как я и сказала, - проигнорировав это недоверие на лице сестры, продолжила Хината, - пижамная вечеринка. Я почётный гость, и мне бы не помешало, ну, знаешь, спальный мешок там, пижама приличнее. Вот я и подумала, может сходим сегодня в торговый центр? Зайдёшь за мной в школу к шести, у меня литературный клуб? Поможешь разобраться во всей этой девчачьей фигне.

- В нормальных семьях всё наоборот, это старшая сестра должна учить меня кадрить парней и пользоваться косметикой, - заявила Ханаби, всем своим видом показывая, что Хината то ещё недоразумение.

- Уже поздно что-то менять, а тебя вон, - она указала на гаджет, - интернет всему обучил лучше всякой сестры.

- Вот, что бы ты без меня делала?

- Это значит - да?

- Конечно, да.

- Круто, - просияла Хината. - Кстати, а ты вот без меня с голодухи бы померла.

- Я могу заказать буквально, буквально всё, что угодно, - крутя в руках глупую пластмасину, заявила Ханаби, уже роясь в каком-то приложении, - хочешь европейской кухни? Что-нибудь из вредного фастфуда? А, может тебе по вкусу индонезийская кухня?

- О, - мечтательно протянула Хината, - я люблю лонтонг. Но, это ничего не значит, рано или поздно, у тебя бы закончился интернет-трафик, и вот тогда бы ты пожалела, что меня нет рядом.

- Сойдёмся на ничьей, - предложила Ханаби, - и откуда ты такой мастер в индонезийской кухне?

- А, вот, - ставя перед сестрой миску горячей еды, подмигнула Хината. Уж в чём-чём, а в еде она знает толк. - Просто так титул Королевы обжор не дают.

- Надеюсь, вы не забыли, Ханаби-сама, - вклинилась-таки Нацу, дослушав разговор сестёр, - сегодня у нас дополнительные занятия, не думаю, что вы сможете освободиться так рано, - Нацу хорошо притворялась невинной, но Хината знала, что это только притворство, что ей доставляет удовольствие обламывать сестёр, забавно, что в этот раз её попытка лишь повеселила старшую.

- Переживёшь день без своей ученицы, с тебя не убудет, - пренебрежительно заметила ей Хината, смело встречая злобный взгляд, Нацу в своём зелёном домашнем кимоно напомнила Хинате змею, но если раньше у неё было достаточно яда на клыках, то теперь это была просто ползучая тварь, наступишь на такую и не заметишь.

- Этот вопрос не в вашем ведении, Хината-сама, - она буквально выдавливала из себя это «сама», будто давилась каждым слогом. Хинату и это повеселило, но похоже по-хорошему Нацу не хочет, как чудесно, подумала Хината, что нянька даёт повод.

- Все вопросы в этом доме в моём ведении, - весёлое спокойствие уступило место холодному тону, Хината ликовала, когда увидела, как напряглась Нацу. - Кажется, мы уже обсуждали, что будет, если ты посмеешь вмешиваться в мои отношения с сестрой, не хочу напоминать, но видимо придётся, - Хината надвинулась на Нацу, практически не оставляя пространства между ними. - Ты. Здесь. Никто. Если не хочешь стать кем-то ещё меньшим - не переходи мне дорогу, - в её словах звучала хорошо скрытая угроза, но этого было достаточно, чтобы Нацу капитулировала. На памяти Хинаты, Нацу впервые потеряла лицо, противно взвизгнула и умчалась в свою комнату.

Ханаби смотрела на это с открытым ртом, младшей показалось, что всё это было сном, то время, когда она переживала за Хинату и её неумение постоять за тебя, да разве та, кто стоит сейчас перед ней, с гордой осанкой, мягкой улыбкой и твёрдостью во взгляде, может спасовать перед чем-то. Даже сама Ханаби, при всей своей смелости, никогда бы не смогла так ответить Нацу.

- Ешь, а то всё остынет, - сказала Хината, и сейчас от её строгости ничего не осталось, сестра снова стала мягкой, заботливой, какой была всегда. Мир Ханаби всегда был таким, как сейчас, у неё был отец и никаких воспоминаний о женщине, что её родила, вся ласка, что доставалась девочке, шла только от сестры, и Ханаби быстро примерилась с мыслью, что так и должно быть, ей пришлась по вкусу строгость отца и его интересы, поэтому младшая никогда не чувствовала себя ущемлённой в чём-то, чего-то лишённой. Во многих смыслах, Ханаби думала, что ей повезло намного больше, чем её брату и сестре, когда чего-то никогда не имел - сложно по этому скучать.

- Всё очень вкусно, - сказала Ханаби, - спасибо, - Хината ей улыбнулась и начала накладывать порцию для себя.

- Доброе утро, - с приходом Хиаши, который оказывается всё это время был дома, атмосфера простого семейного завтрака испарилась, Хината поёжилась от этого, ничего приятного в том, что они так реагируют на собственного отца не было. Мужчина не упрощал ситуацию, ничего не сказав кроме приветствия, а сразу забрал свою порцию и удалился в столовую, даже не спросил его ли это была тарелка. Не-то, чтобы Хината смогла бы ему сказать, что это её порция, но спросить-то можно было. Проглотив никому не нужное раздражение, Хината просто достала ещё одну тарелку. Хорошо, что не застал сцену с Нацу и на том спасибо, а то кто его знает, чем бы дело кончилось.

Хиаши уставился в газету, Ханаби из-под чёлки поглядывала на отца, но ничего не говорила. У Хинаты защемило сердце от этой картины, она была готова поддаться гневу на отца, когда поняла, что никак не может устроить скандал. И дело не в том, хватит ей смелости или нет, дело в Ханаби, дело всегда должно было быть в ней, но Хината слишком зациклилась на себе и своих отношениях с Хиаши. Ей ни разу не пришло в голову остановится и понять, что у Ханаби никогда не было другого времени, никого кроме Хиаши, а Хината не помогала налаживанию здоровой обстановки в доме, хотя бы для сестры. Ханаби была права, Хината должна была постараться заменить…

Хината так сдавила палочки, что одна треснула, не сломалась уже хорошо. Она заправила волосы за уши, просто чтобы собраться с силами, с мыслями, убедиться, что каждый осколочек души на своих местах. Ради Ханаби она собиралась дать шанс, но не себе и отцу, а младшей сестре.

- У тебя сегодня длинный день, отец? - ровным тоном поинтересовалась Хината, Хиаши отвлёкся от газеты, бросив мимолётный взгляд на старшую дочь. Болтовня за завтраком? На неё не похоже. - Прости, я отвлекаю тебя от чтения? - улыбаясь уголками губ, спросила Хината, смотря отцу в глаза.

- Нет, - Хиаши пришлось приложить усилия, чтобы голос звучал ровно, - вовсе нет. Я ещё не знаю, как долго меня могут задержать дела.

- Ты много работаешь, - нахмурившись, говорит Хината, поверхности стола, - стоит иногда давать себе отдых. Когда ты в последний раз развлекался? - Ханаби подавилась своими креветками, она сидела за длинной частью стола, как раз между отцом и сестрой, так что сейчас играла в пинг-понг, вертя головой от одного к другой. Хината знала, что рискует нарваться на гнев отца, но не собиралась отступать. Брюнетка уже заметила, что проще бороться, когда это за кого-то другого. - Подруги из школы пригласили меня на ночёвку, завтра, вот я и подумала, что пока меня нет ты мог бы провести время с Ханаби, чтобы она не скучала.

- Всё в порядке, - мгновенно ответила младшая, низко поклонившись, ещё чуть-чуть и расшибёт нос о стол, - у меня много дел, отец, я вовсе не буду скучать, - внутри маленького тела клокотала ярость вперемешку со страхом. Ярость на сестру, что выставляет её этаким несмышлёнышем, за которым нужно следить, и страх, что отец может именно так подумать.

- Ерунда, - возмутилась Хината, и так похожие друг на друга Хьюга, уставились на неё, ведь ни от кого не укрылась твёрдость в её голосе. - У нас ведь есть такие биржи, как показывают в старых фильмах? Где все кричат и размахивают бумажками?

- В столице, - ответил Хиаши, дочь вела себя так странно, что он не смог бы проигнорировать этот вопрос, пусть понятия не имел к чему она ведёт.

- Правда? - просияла Хината. - Здорово, Ханаби ты же любишь такое? Почему бы вам не поехать, это всего пара часов туда и обратно, Ханаби ведь сможет попасть туда? У тебя есть счёт или что там нужно? Вы даже могли бы там заночевать, и сходить ещё куда-нибудь, Ханаби давно хотела посмотреть на этих ребят, которые танцуют Саман, верно? - Хината посмотрела на сестру, оставляя последнее слово за ней. Старшая знала, что если Ханаби действительно этого захочет, то Хиаши согласится, ему просто нужно знать, как сильно любимая дочь горит желанием.

- Ханаби? - спросил отец, младшая вся сжалась, но ободряемая уверенным взглядом сестры, взглянула на строго отца.

- Это было бы здорово, - сказала она, нахмурившись, что не очень сочеталось с её внутренним предвкушением, которое теперь было сложно погасить, чтобы не так сильно разочаровываться, когда всё сорвётся.

- Думаю, - сказал Хиаши, действительно задумавшись, сестры задержали дыхание в ожидании его ответа и невольно подались вперёд, будто отец собирается дать очень тихий ответ, а они ничего не услышат, - это можно устроить. У меня, разумеется, есть брокерский счёт, не вижу проблем, чтобы немного поиграть, - улыбаясь одними глазами, ответил Хиаши. Ханаби вознаградила его такой широкой улыбкой, что глава семейства ощутил, как сердце замерло, пропустив удар. - Что такое Саман, честно признаться, я не знаю, - собравшись, сообщил отец.

- Это такой танец, - начла объяснять Ханаби, жестикулируя и даже показывая некоторые движения. Хината отключилась, просто продолжив завтракать под такой увлечённый трёп сестры, и заинтригованный взгляд отца, когда он слушал младшую дочь, доказывал, что впервые Хината что-то сделала правильно.

После завтрака, Хината осталась прибрать на кухне, краем сознания она удивлялась, что Нацу так и не появилась, даже не попыталась повторить попытку надавить на Ханаби при отце, прям сквозь землю провалилась, брюнетка потешила себя мыслью, что та так запугана, вот носу и не кажет. Хината не возражала.

- Что это? - отец подкрался незаметно, так напугал Хинату, что она чуть тарелку не выронила. Она долго не могла отдышаться, чтобы понять о чём вообще был вопрос отца. Хиаши подошёл ближе, смотря куда-то на руки дочери, Хината высоко закатала рукава белой школьной рубашки, чтобы не замочить. Рука отца прикоснулась к её руке, Хината подумала, как они докатились до того, что она не помнит времени, когда отец позволял себе такое - взять за руку, погладить по голове, приобнять за плечи, что там ещё делают обычные отцы. Хиаши провёл пальцами, такими большими на тонкой руке дочери, по едва заметной жёлто-синей отметине. Хината посмотрела туда, где всё ещё была рука отца.

- О, это, - Хината постаралась не вспоминать тот злополучный ужин, когда Хиаши назвал её обузой, с тех пор много воды утекло, теперь она знает, что хочет быть в команде, что она не станет помехой. Приложит для этого все силы так точно. - Гай-сенсей, помнишь, мы об этом говорили, он звал меня в команду, я согласилась, это осталось после тренировки с Неджи. Брат приходил, чтобы помочь мне.

- Вот оно что, - произнёс Хиаши, отпуская руку дочери и отступая на шаг. Хината ощутила острое чувство потери, но быстро взяла себя в руки, нельзя получить всё и сразу, как бы не хотелось. - Никто мне не говорил, что сын приходил, - Хиаши задумался почему Нацу ему ничего не сказала, но это может подождать. - Будь осторожна, пожалуйста.

- Конечно, отец, - нужно быть сильной, быть стойкой, вести себя, как взрослая, равная, внешне Хината так и выглядела, но маленькая девочка внутри уже тёрла кулачками зарёванные глаза, её губы подрагивали, готовые разразиться всхлипами и рыданиями.

- Я готова, - Ханаби вылетела из коридора со своим рюкзаком. Хиаши кивнул ей, взял собственный дипломат, но на выходе из кухни, снова обернулся к старшей дочери.

- Хорошего дня вам обоим, - сказала Хината, решив, что именно этого отец от неё и ждёт.

- Те девочки, что пригласили тебя, они приличные? - Хината была готова рассмеяться от его вопроса, точнее от его формулировок, но просто кивнула, она сама пока не знает насколько они приличные, но кажется, что да. - Хорошо. Хорошего дня.

- Спасибо, пап, - прошептала Хината, когда за окнами стих шум мотора, сообщая, что они уже далеко.
***

Кушина всё нарезала со скоростью света, медленно у неё просто не получалось. Присутствие на кухне Минато её успокаивало и заводило одновременно, может поэтому она с каким-то тайным смыслом крошила огурцы, когда под боком всё время ошивается семнадцатилетний подросток, о личной жизни только огурцы и напоминают. Вот и сейчас, в глубине маленькой квартирки, захлопали двери, шумела вода, шлёпали босые ноги по голому полу, огромные ножищи готового мужика, а когда-то это были маленькие пяточки, меньше её ладони. От мыслей отвлёк тяжкий вздох Минато.

- Что такое, дорогой? - блондин сидел за их круглым обеденным столом и читал сочинения, которые дети ему сдали, остатки, которые не успел прочесть за предыдущие дни, а сегодня снова урок и он хотел знать, что они придумали для него.

- Читаю сочинение твоего сына, - снова тяжело вздохнув, ответил Минато, Кушина тут же смерила его грозным взглядом, как всегда, когда этот оболтус вытворят какую-нибудь форменную дичь, родители стремились откреститься от детёныша. Возложив так ответственность за косяк на кого-то одного. Сегодня Минато считал себя в своём праве.

- Моего значит?

- Именно так.

- И, что там?

- Там про его нелёгкие отношения с матерью, - пояснил Минато, подставляя сына, не много совсем.

- Что-что? - упирая руки в боки, переспросила Кушина, её перечные волосы, кажется, зашевелились от её праведного гнева. - И, что же там такого тяжёлого свалилось на этого неблагодарного детёныша?

- О, тебе понравится, - улыбнулся Минато, - это про тот случай, когда ты застала его за мастурбацией и потом долго шутила на эту тему. Если я правильно помню, ты даже какую-то памятку из интернета для него распечатала. Как же там было, - задумался Намиказе, постукивая пальцем по подбородку, - а, точно, «смазку не забывай, дверь закрывай, руку сильно не сжимай». Ему стоило прочитать её до этого, может спасло бы от позора.

- А? - Кушина стала одного цвета со своими волосами. Ками правый, да не может такого быть, чтобы сын на полном серьёзе сдал такое сочинение в школе, да, ещё отцу. Точнее, пусть и отцу, но всё же в школе, в храме науки. - Стыдоба-то какая, - обмахиваясь маленьким кухонным полотенцем, заохала Кушина.

- На самом деле, это лучшее, что он писал за эти три неполных года.

- Чего?

- Знаю, - согласился Минато, звучит не очень, но уж как есть, - не смотря на обстоятельства, он всё же сделал упор на свои переживания, на эмоции, которые его тогда обуревали. А, ведь ты могла нанести ему психологическую травму, Кушина.

- Кому это? - встрял Наруто, появляясь на кухне, весь свежий и умытый, но всё ещё в пижамной одежде. Кушина смотрела на своих блондинов, и всё больше ярилась, ещё не хватало, чтобы она испытывала чувство вины, да быть не может, чтобы её шутки были такими уж…

- Гадство, - отворачиваясь обратно к овощам, сообщила всем присутствующим Кушина. Наруто махнул головой на мать, спрашивая отца, всё ли в норме, Минато пожал плечами, а Кушина с большим остервенением принялась измельчать несчастные овощи. - А, ну, говори, - вдруг крикнула она, поворачиваясь к сыну, тыча в него огромным ножом, Наруто аж побледнел, - нанесла я тебе травму или нет? Плохая мать, так что ли?

- А? - Минато наслаждался такими моментами, да не когда все ссорятся, а когда Наруто говорит, как Кушина, и выражение лица у него точь-в-точь мать, ему приятно видеть в сыне её, это сообщает всему миру, что эта женщина принадлежит ему. - Ты чего это? Надышалась чего?

- Твой отец мне всё рассказал, про сочинение твоё дурацкое.

- Чего это оно дурацкое, па? - возмутился младший блондин.

- Я напротив сказал, что оно очень хорошо написано, может чему-то я тебя всё же научил.

- Вот видишь, - показал на отца Наруто, - у меня отличное сочинение, и всё благодаря тебе, - плавно уходя от острия ножа, сказал Наруто. Он приобнял мать, отбирая холодное оружие. - Вот, что бы я такого написал, если бы ты всегда только души во мне не чаяла? Прикинь, какое скучнейшее сочинение бы вышло, а так - моё одно такое, верно, пап?

- С этим не поспоришь, - ответил Минато, но он уже потерял нить разговора, сенсей наконец добрался до того, что оставил себе на десерт. Кушина, ещё присмотрелась к сыну, вроде правду говорит и только тогда успокоилась. Наруто понял, что ураган прошёл, поцеловал мать в щеку и устроился за столом.

- И, как это было? - поинтересовался сын у Кушины, она схватила дольку красного перца, который стругала и непонимающе уставилась на детёныша. - Я про вашу встречу, какого встретить старого друга после долгой разлуки?

- А, вот ты о чём, - медленно жуя, проговорила Кушина, пожимая плечами, так легко и беззаботно, - не знаю, не увидела разницы, Микото всё такая же, тихая скромница, эх, загубила весь свой потенциал, а ведь самая умная в нашей компании была, - Узумаки бросила взгляд на присутствующего здесь только телом мужа, - ну, среди девчонок, так точно.

- Значит, будто и не расставались? Будете и дальше видится?

- Надеюсь, - задумчиво ответила Кушина, - чего бы нам теперь не общаться, если наши дети дружат?

- Я итак знаю, что это всё благодаря мне, - заносчиво заявил Наруто, нагло улыбаясь матери, Кушина только глаза на это закатила, Минато издал странный звук, не-то булькающий, не-то каркающий, сын внимательно посмотрел на него, но старший блондин явно не участвовал в разговоре. - Согласен? - спросил его Наруто.

- Это бесполезно, - сказала Кушина, - его любимица опять что-то этакое написала, пока не дочитает - пропащий человек.

- Любимица? - ошарашенно спросил Наруто. Это ещё, что за новости, и почему мать так спокойно об этом говорит, она что не знает - за мужиками, тем более в возрасте Минато, глаз да глаз нужен, чтобы всякие бесы в рёбра не попадали.

- Старая песня, - отмахнулась Кушина, возвращаясь к приготовлению завтрака. Наруто такое положение дел не устраивало, он порылся в листах, которые отец уже отложил, чтобы узнать имя этой малолетней дряни, что свои лыжи к его отцу подкатывает. Титульный лист обнаружился не сразу, но то, что он там прочёл было знакомо, всего одно слово - «Корпорация», Наруто, конечно, в тот момент больше занимала голая девушка, но он помнит, что это таже самая работа, сочинение Хинаты.

- Ух, - сказал Минато, откладывая последний лист. Наруто смотрел пристально, пока отец ещё витал где-то, обдумывая прочтённое, - не могу поверить, что такой талант попал ко мне в руки. Даже не знаю, что и делать с такой ответственностью, - отец нахмурился, складывая листы, разбросанные Наруто, в ровную стопочку.

- Наставлять на путь истинный, - посоветовала Кушина. Вот уже третий год она слушает про эту гениальную девочку, но муж так ничего и не предпринял, а та может уже давно определилась с направлением карьеры и писательство для неё так, просто хобби, а сама хочет пингвинов поднимать. Кушина слышала, что есть и такая работёнка. - Что там в этот раз? Уж наверняка не такое же позорище, как у твоего сына, - грех было бы не подколоть детёныша ещё раз, тем более он сам признал, что это их семейная фишка, как молодёжь говорит.

- Это и страшно и потрясающе одновременно, - тут же оживился Минато, удобнее усаживаясь на кухонном стуле. - История про отца и дочь, - Наруто прислушался, - отец давно работает в крупной компании, всю жизнь на одной должности, на самой низкой, и дочь, чтобы как-то сблизится с ним, после учёбы тоже идёт туда работать. Они сидят за столами, которые стоят напротив друг друга. Только это не помогает сблизится, а дочери всё время скучно, работа такая, «бессмысленная и механическая», а отец только хмурится, это вообще отличный приём, что отец всё время молчит, он только в конце обретёт голос, когда станет уже поздно, - забегает вперёд Минато, снова вспоминая только что прочтённые слова.

- Давай по порядку, - заявляет ему жена.

- Да, извини. Значит, когда это не работает, дочь решает поразить отца и добиться больших успехов, она включается в работу, привносит новые идеи и, в конечном счёте, её повышают. Дочь встаёт выше отца, но тот только хмурится. Тогда она идёт ещё выше, и выше, и выше, пока не оказывается на самой вершине.

- А, её отец всё ещё в самом низу? - уточняет Кушина, Минато кивает, нежно целуя руку жены. Она всегда проявляет интерес к тому, что он говорит, даже если ей это совсем не интересно.

- Дальше то что, - теперь уже торопит отца Наруто. Минато удивлён таким интересом сына, Наруто уже жалеет, что так нетерпеливо показал это, но он понимает, что эта странная история напрямую связанна с жизнью самой Хинаты, с той её частью, про которую он ничего не знает, возможно как раз с той, от которой он её отвлекает, помимо прочего.

- Дальше дочь сидит в своей башне из стекла и бетона, смотрит на город сверху вниз, на всех людей, которых она превзошла, добившись стольких успехов, но весь этот успех её не радует, она может думать только о старике, что сидит внизу и хмурится каждый раз, как она пытается рассказать, что ещё важного она успела сделать, - Минато делает драматическую паузу, прежде чем перейдёт к апогею этой истории. - Тогда она снимает со стены в своём кабинете самурайский меч, подарок каких-то партнёров, символ того, что они признали в ней равную. И, планомерно спускаясь со своего этажа, рубит их всех, всех кто работает в корпорации, - Минато довольно улыбается, когда видит растерянность на лицах родных. Наруто даже не знает чему удивляется, это же Хината.

- И до нижнего этажа добирается? - спрашивает Кушина, ей уже самой интересно, чем всё это может кончится, а главное, что всё это значит, чёрт возьми.

- Разумеется, добирается, вся в чужой крови, лезвие меча уже затупилось, последних людей ей пришлось буквально распиливать, и вот она стоит перед отцом. Тяжело дышит, зрелище представляет из себя жуткое, любой бы испугался, но только не её отец.

- Дай угадаю, - говорит Наруто, - он только хмурится?

- Верно. И тогда она делает именно то, чего хотела всё это время - высказывает ему всё, всё, что наболело, и просит уже сказать, что она делала не так, почему он никогда ею недоволен, ведь она была на вершине мира, - Минато оглядывает своих, чтобы понять, готовы ли они к финалу. - Он говорит медленно, не переставая хмурится, что ему не нужно было видеть её на вершине, он хотел, чтобы она достойно работала на своём месте, здесь в самом низу, прожила достойную жизнь, как он, ни за чем не гналась.

- Серьёзно? - поразилась Кушина. - Папаша желал, чтобы она прозябала с ним в этом подвале и ничего не хотела? Никаких тебе мечтаний, устремлений, а только, что только?

- Исполнение долга, - отвечает Минато, - всё, что нужно было её отцу, чтобы потом, когда дочь будет окружена внуками и правнуками, про неё говорили, что она исполнила свой долг, была на своём месте, а не вела себя, как дети нового времени, которые не знают чего хотят, и стараются попробовать всё.

- И, что она сделала потом? - спросил Наруто.

- Она опустила меч на голову своего отца, а потом сделала себе сеппуку, чтобы смыть свой позор, - закончил Минато, откидываясь на спинку стула. В кухне Узумаки повисла задумчивая тишина. Кушина размышляла о своём детеныше, всё ли она, как мать, сделала верно, чтобы он смог достичь любых вершин, а не думал, что они ждут от него исполнения какого-то эфемерного долга. А, вот Наруто размышлял про одну брюнетку, которая обиделась на него из-за того, что он знает чего хочет от жизни. Неужели всё так и есть, думал блондин, в таком мире она и живёт, где боится, что сделав не правильный выбор, покроет себя позором, на который только рад будет указать её всегда хмурый и молчаливый отец? Наруто его не встречал, но если другие его дети пошли в него, если Неджи хоть отчасти его напоминает…

- Сколько в этом вымысла? - спросила Кушина. Раньше она не пыталась представить девочку, которая увлекает её мужа в мир литературы, но теперь только об этом и могла думать. Минато вздохнул, конечно, первым его порывом была радость от чтения, если бы он с самого начала думал о своей ученице и её отце, то был бы слишком удручён. Эти три года он пытался использовать каждую возможность, чтобы объяснить Хиаши, как талантлива его дочь, но тот не воспринимает писательство как что-то достойное.

- Я стараюсь об этом не думать, - просто ответил Минато, - слишком часто.

- Бедная девочка, хуже нет, когда приходится противостоять собственной семье, - сказала Кушина, вспоминая, как сама выгрызала своё право на личную жизнь, на собственное мнение у своей матери. - Она ведь из класса Наруто, ты общаешься с ней детёныш? - Наруто уже хотел ответить, что они друзья и что Хината, если захочет, сможет противостоять хоть захватчику вселенной, но вовремя вспомнил, что наверное не должен знать, кому принадлежит работа.

- Кто она? - спросил Наруто, смотря на отца.

- Хината, - подумав секунду, видимо о том, можно ли рассказывать, ответил Минато. Наруто сделал удивлённое лицо, но не слишком удивлённое, чтобы дать понять, что ожидал чего-то подобного.

- А, да, я её знаю, мы общаемся, - охотно поделился блондин, он и не знал, что так сильно хотел о ней рассказать родителям, - вообще-то, с тех пор, как мы учимся вместе, мы успели подружиться, все мы, наша шайка, так сказать, да и с Сакурой Хината общается, - добавил Наруто, чтобы показать, как он старается помочь Хинате, чтобы никому не приходило в голову звать её «бедной девочкой». - Она, кстати, в команде бойцов, мам, так что реально может кому угодно навалять.

- У вас в школе есть такая команда? - удивилась Кушина, когда перестала удивляться тому, что любимая ученица её мужа действительно может порубить кого-нибудь самурайским мечом, возможно. Наруто смотрел на мать с обожанием, он ведь так же сказал, а значит у этих бойцов хреново с рекламой, раз никто о них не знает.

- Разумеется есть, - ответил жене Минато, - и с богатой историей, между прочим. С какой вы планеты? - возмутился блондин, старший, такому невежеству своей семьи. - Значит, у Гая получилось, молодец, - больше для себя, произнёс Минато. Это было правильное решение, Хината молодец, что согласилась, может так и он сможет подтолкнуть её в нужном направлении. Как учитель, Минато всегда мечтал о том, кто пойдёт его путём, ну, вот как за Гаем пошёл Рок Ли, и как Ли давно превзошёл достижения своего сенсея, изобретя какой-то свой новый стиль, так и Минато ждал ученика, который перенесёт их общую любовь к литературе в непосредственное отношение к оной. За весь свой вполне долгий стаж, Намиказе не встречал никого с таким же богатым воображением, как у Хинаты, приправленным умением красиво излагать мысли. К тому же, от Минато никогда не скрывалось, что за плечами этой маленькой девочки, уже имеется тот жизненный опыт, который ей было ещё рано получать. Но, Минато не мог просто взять и сказать ей - будь писателем, тогда она бы убежала и спряталась, он был вынужден ждать, когда она сама всё поймёт, только нахваливая и заставляя совершенствоваться.

- Она не пропадёт, - заверил родителей Наруто, уж он-то об этом позаботиться, пока их время не вышло, - что там с завтраком, а?

***

Первым уроком у 3-С была химия с Асумой, поэтому весь класс толпился в коридоре. Класс-лаборатория был закрыт, из-за всяких там реагентов и прочего химического инвентаря, туда нельзя было заходить без присмотра, видимо на неутихающей волне популярности сериала про учителя и нарика, которые решили варить наркоту, тут все опасались того же.

Шайка сидела на полу под окном, скидав рюкзаки в одну кучу, Хината была в ладу со своим внутренним «я», поэтому позволила себе наслаждаться этими моментами в кругу друзей. Шикамару дремал, его голова упала на плечо Хинаты, сама она также облокотилась на Кибу, который прижимался к Шино. Наруто и Чоджи, что устроились по краям, переглядывались, посмеиваясь над сонными друзьями.

- Смотрю, вы все здесь, похвально, - сказал Асума, собираясь открывать кабинет. Ученики моментально проснулись, а те, кто не спал уже толпились за учителем, чтобы ворваться в класс первыми. Химия всегда проходила в специальном классе с большими столами, на которых располагались горелки, и все ученики делились на пары, проблема была в том, что Асума никогда не позволял в течение года менять напарника, так что если не повезло тебе связаться с каким-то идиотом, так и будешь его тащить на себе. Поэтому, не смотря на полное безразличие одноклассников к оценкам других, баллы по химии узнавались обязательно. Хината всего этого не знала, ещё бы, ведь она была одной из двух самых высоко котируемых учеников-химиков, для неё идиот в напарниках не стал бы проблемой. Вот и удивлялась, почему некоторые её парни так ревностно следят за ней, даже прижались так тесно, что дышать было уже нечем.

Асума-сенсей открыл дверь, зашёл в класс, ученики ждали, замерев на низком старте, когда он позволит войти. Его разрешение стало стартовым выстрелом и 3-С ломанулись в лабораторию. Хинату в класс занёс поток людей, она кое-как выбралась из него, чтобы успеть занять последний стол у окна. Шум топающих ног за спиной пугал, она ускорилась, решила, что кто-то ещё позарился на её место, но когда обернулась, уже кинув свои вещи, увидела, как половина шайки и ещё несколько ребят, с которыми она даже ни разу не разговаривала, несутся в её сторону.

Хината стала пятиться, прикрываясь руками, будто это не одноклассники, а толпа плотоядных зомби. Она видела, как Наруто отпихнул кого-то, ещё двое буквально сцепились, повалились на пол…и повалили половину толпы. Этой возможностью воспользовался хитрый Киба, мгновенно занимая место рядом с Хинатой.

- Утритесь, лузеры, - проорал парень поверженным соперникам. Он скалился и хохотал, как безумный злой гений. Наруто прожёг его взглядом, вот реально, если бы им можно было убивать, то голову Кибы снесло напрочь, но долго злиться на Инузуку не было времени, блондин вскочил на ноги быстрее всех, прошёлся по одноклассничкам и застолбил место рядом с Шикамару.

- Что происходит? - спросила Хината, пребывая в, тут она бы воспользовалась формулировкой в стиле Наруто, и сказала, что, натурально, в ахуе, от того, что за сцена тут разыгралась.

- Жизнь - это лотерея, - философски заметил Киба, ничего этим не объясняя. Хината долго на него пялилась, надеясь, что по её глупому выражению лица станет понятно, насколько ей ничего не понятно. Киба ухмыльнулся и сжалился. - Ты лакомый кусочек Хината, - девушка зыркнула на парня, Киба ещё раз повторил про себя, что сказал и пришёл к выводу, что прозвучало не очень. - Я имею ввиду, для химии, не-то, чтобы для всего остального ты была не такой лакомой, - вдруг сказал Киба, решив, что мог обидеть её, - не в моём вкусе, вообще-то, но уверен, что кому-то такое нравится. Нет, не кому-то, конечно, а многим, короче ты поняла, - Хината обречённо покачала головой, ну, что может быть нелепее, чем парень, который пытается исправить то, что наговорил. - Словом, всем известно, что у тебя высший балл, а клещей, желающих присосаться к отличнику уйма, но я-то был самым проворным, заметила?

Хината решила ограничится милой улыбкой, чтобы не указывать другу, как он только что причислил себя к клещам, этим мерзким любителям присасываться к ничего не подозревающим людям. Хорошо, что этот балаган прекратил Асума, начавший объяснять новую тему, Хината внимательно слушала, а то ведь теперь на ней двойная ответственность.

Наруто всё ещё не мог поверить, что проиграл Кибе. Кибе! И, как тот только умудрился всё рассчитать, блондину в голову закралось подозрение, что он сам и сделал всё так, чтобы ребята попадали. Вот ведь мелкий…

- Не могу поверить, что мне ты достался, - уже в сотый раз заныл Шикамару, Наруто отмахнулся от причитаний друга, переживёт, - мне ещё дороги мои брови, Узумаки, - с предупреждением сказал гений, прикрывая ладонями вышеупомянутые брови, свои разумеется.

- Это было в средней школе, хватит ныть, - посоветовал ему Наруто, изменить что-то никто из них уже не мог, он тоже не хотел иметь дело с ленивым, пусть и гением, на него нельзя положиться в плане учёбы, да, он старается на уроках у Шикаку и особенно у Асумы, но точно также может вдруг забить и удовлетвориться средним баллом, а Кушине, то есть Наруто, не нужны такие баллы.

- У меня дурное предчувствие, - отодвигаясь на дальний угол стола, и отгораживаясь от Наруто пальцами, сложенными в распятие, вновь разнылся Шикамару. Узумаки только покрутил на него пальцем у виска. А, Нара мечтал о компании спокойного Чоджи, которого экспроприировала Ино, чтобы не попасть на незнакомца. Чего уж там, Шикамару даже на Гаару был готов согласиться, только бы не Узумаки.

- Надеюсь, Шикамару это переживёт, - театрально вытирая скупую мужскую слезу, произнёс Киба, поглядывая то на парочку за соседнем столом, то на тайные знаки, которые Хината выводила в рабочей тетради. Ещё один плюс к желанию отвоевать себе отличника - у них чаще всего красивый подчерк, особенно у девчонок, а лабораторный журнал на партнёров один.

- Почему нет? - удивилась Хината. Гений выглядел, как обычно, в меру недовольный, в меру ленивый, в паре с ним его хороший друг, никаких предпосылок для проблематичности. Киба только заговорщически ухмыльнулся, но так ничего и не сказал. Хината пожала плечами и вернулась к уроку.

- Перейдём уже к практике, - потирая руки, объявил Асума-сенсей, - даю вам свободу действий, но мне нужна реакция разложения. Задача ясна? - ученики покивали, хотя больше половины при словах учителя подумали про то, что должны что-нибудь разобрать. - Первые, кто справится, получат приз, - сенсей залез в карман и выудил оттуда маленький чёрный шарик, - учеников такой приз не впечатлил, но первое место, есть первое место.

- Заполучим эту хреновину, - заявил Киба, вскидывая кулак. Хината ущипнула себя за бровь, чтобы не смеяться, Инузука так желал выиграть приз, который даже не знает, как называется и для чего нужен. - Ты же не собираешься поддаваться Узумаки? - с подозрительным прищуром, спросил Киба, Хината опешила, не понимая, с чего друг сделал такие выводы.

- Зачем мне это?

- Кто тебя знает, - просто заявил Киба. Хината решила, что во избежании серьёзных проблем, стоит напрячься и победить, а то некоторые, её особенно пугало, что такой не догадливый обычно Киба, начинают замечать что-то странное в их с Наруто отношениях.

- Уделаем их, - как можно более грозным тоном заявила Хината, отправляясь за реагентами. Реакция разложения? Это может быть интересно, а ещё красиво, надо только всё сделать правильно.

Пока многие отчаянно листали учебник и рылись в интернете, чтобы определить чего им делать, Хината и Киба уже несли к себе на стол колбочки, пустые и заполненные чем-то. Наруто недовольно проводил парочку взглядом, подгоняя Шикамару, чтобы тот быстрее взял всё, что нужно. Историки, описывая этот момент, сказали бы, что именно спешка Наруто стала фатальным фактом для этой парочки. Шикамару так взбесился от того, что Узумаки ничего не может делать медленно, что когда бросил быстрый взгляд на один из реагентов, очень похожий на соседний, мозг сам достроил всё необходимое, сообщая, что именно это ему и нужно. А, ему это вот совсем-совсем было не нужно. Часы, отсчитывающие время до конца света, со средней школы державшиеся на отметки «без пяти полночь», продолжили свой ход.

- Ты же знаешь, что делаешь, да? - с подозрением спросил Киба, надевая защитные очки. Хината зыркнула на него, призывая не городить чуши и продолжила разливать необходимые реагенты по колбам. Киба удивился, когда вместе с вполне научными штуками, порошками там и жидкостями, Хината из кладовки притащила моющее средство, которым они обычно драят классы. - А, это для чего?

- Для наглядности, - сообщила Хината, - итак, это тебе, - девушка протянула Кибе мензурку, а сама смешала всё остальное. - Так, вроде готово, осталось только твоё, вливай осторожно, быстро, а потом отходи, - Киба с ужасом смотрел то на одноклассницу, то на банку в своей руке, будто это что-то радиоактивное, - спокойно, это просто предосторожность, чтобы не обляпаться.

- Эта хрень точно не оттяпает мне руку?

- Точно.

- Ух, погнали, - Киба поднёс мензурку к смеси, которую навела Хината, вознёс молитву всем ками химии и быстро влил свою часть, отдёргивая руку и делая шаг назад. Одновременно с этим, практически моментально, из большой колбы полезли гейзеры пены, будто химическая посуда это маленький мыльный вулкан. - Очуметь, - крикнул Киба на весь класс, - зырьте, что у нас тут, даёшь пенную вечеринку, - весь класс с завистью уставился на парочку за последним столом. - Дай пять, партнёр, - протягивая руку в перчатке, сказал Киба, специально как можно громче и показательнее, чтобы сидящие рядом Шикамару и Узумаки всё видели. Хината улыбнулась Кибе и протянула руку, их ладошки встретились и…

БАХ!

Хината тупо уставилась на свою ладонь, не понимая, как она могла издать такой шум. Она же не знала, что именно в этот момент Наруто, который должен был добавить последний порошок в их смесь, больше был занят разглядыванием их пенного вулкана и нахальной рожи Кибы, а Шикамару всё никак не мог взять в толк - почему порошок, который должен быть медного цвета, какой-то слишком синеватый. Понял он всё, когда было уже поздно, Узумаки бросил его и…их реакция оказалась взрывом.

Все обернулись на шум, кто-то выронил от страха колбу, та разлетелась на кучу осколков. Наруто, чьи очки почернели, как и добрая половина его лица, постучал себя по груди, выпуская облачка чёрного дыма изо рта. Всегда высокая причёска Шикамару, кажется стала ещё выше, он первым делом проверил наличие на своём месте бровей. Хоть тут обошлось.

- Что ж, - философски заметил Асума-сенсей, подходя к их столу, - взрыв тоже можно засчитать за реакцию, не забудьте всё это убрать, - он постучал по почерневшему столу парней и предпочёл ретироваться, воняло от них знатно. - Ну, а победили у нас Хината и Киба, поздравляю, вот и ваш приз, - Киба благородно позволил Хинате забрать чёрный шарик самой. - Не потеряйте, - загадочно добавил сенсей. Хината знала, что это не просто шарик, а специальный, для строительства шаростержневых моделей молекул, возможно, если весь год быть первыми, то в итоге они смогут из них что-нибудь построить.

***

Конечно, новость о том, что Наруто что-то взорвал, взорвала всю школу, весь обед они только об этом и говорили, Хинате было жаль, что блондину так достаётся, но карма она такая, сначала ты всем показываешь видео, а потом ты устраиваешь взрыв в кабинете химии и все только тебя и обсуждают. А, как вишенка на торте тот факт, что ты проиграл Кибе. Сегодня явно был не день Узумаки.

Так, что когда после обеда Минато-сенсей повёл всех на улицу, для проведения своего урока созерцания, Наруто вообще не был настроен на то, чтобы час пялиться на цвет листьев клёна. Блондин поверить не мог, что и в старшей школе приходится этим заниматься. За-то, как он успел заметить, Хината была вся в предвкушении, она торопилась за сенсеем, чтобы не отстать и не пропустить ни одного слова. Наруто уже стало подбешивать то, что приходится ревновать свою Хинату к собственному отцу. Он сильно опасался, что в другой ситуации, да и так-то по жизни, он довольно сильно отстал от Минато, у него нет воображения и возвышенности отца, его духовности, он не из тех, кто может остановиться и подумать. А, вот Хинате похоже всё это нравилось, нет, это не имело смысла конечно, но Наруто хотел, чтобы из них двоих, он нравился ей больше, только и всего.

- Кто-нибудь заметил, что ещё неделю назад, осень едва-едва давала о себе знать, зелень этих листьев давала отпор, а сейчас, - Минато остановился под одним из клёнов, высаженных вокруг школы и протянул руку к желтеющему листочку, - она говорит лету, что пришла её пора. Природа готова к окончанию всякого цикла, пора всему завянуть, чтобы однажды снова возродиться, принося надежду новой жизни.

Наруто фыркнул, но так чтобы отец не услышал, ну, что за чушь такая, пялиться на листья и делать вид, что это имеет какое-то отношение к реальной жизни. Да-да, жизнь и смерть, весна и осень, все это хорошо, очень поэтично, а ещё чертовски занудно. Он хотел повернуться к Хинате, чтобы показать, как это всё тупо, но девчонка пялилась на сенсея приоткрыв рот, в её глазах отражалось осеннее солнце и ясное небо вперемешку с золотыми и красными искрами от первых действительно осенних листьев. Наруто запутался в этой мешанине чувств, где скука перемешалась с восхищением от того, как Хината может видеть красоту в самых незначительных вещах.

А, Минато всё что-то вещал, ведя класс дальше, со школьного двора в соседний парк, где все нормальные люди в выходные собираются на семейные пикники, но они разумеется шли смотреть на пожухлую траву, чтобы увидеть и в этом метафору. Наруто бы поиздевался над этим, но сам не мог придумать, как всю эту чушь принизить, какими умными словами.

Он отвлёкся на Хинату, которая, повторяя за сенсеем, уселась на прохладную землю в своей короткой юбке, чтобы быть ближе к корням, или типа того, Наруто не слушал, а вот девчонка уже нежно перебирала между пальцами травинки. Узумаки ревностно следил, как она смотрит на его отца, следя за каждым его движением, впитывая каждое слово.

- Хватит пялиться, - присаживаясь рядом, шепнул ей Наруто. Хината дёрнулась, шикнув на него, чтобы не отвлекал. Но Наруто не собирался сдаваться, ему было скучно, а Хината выглядела такой уязвимой, что встряска ей не помешает. - Втюрилась что ли? - спросил он, ухмыляясь. Это подействовало. Хината повернулась к нему, хлестнув волосами по глазам, она уже была вся красная и пыхтела на него от возмущения.

- Чего несёшь-то, а? - шептала она, начав яростно жестикулировать от того, что не могла подобрать слов, полностью передающих её негодование, его глупость и вообще всё вокруг. - Как такое. Ты вообще. Не понимаю. Это надо…

- А, покраснела чего тогда?

- Ничего подобного, - снова возмутилась Хината, забавно прикрывая пылающие щеки тыльными сторонами ладоней, да так, что они, щеки в смысле, надулись, как у забавного грызуна.

- Он для тебя не староват? - вполне серьёзно спросил Наруто, а Хината всё понять не могла, что же он не угомонится-то никак. - Странно не находишь, - изображая глубокую задумчивость, произнёс Наруто, - у тебя какой-то пунктик на голубоглазых блондинов?
Челюсть Хинаты тоже решила побыть ближе к корням и потрогать мягкую, начавшую вянуть траву. Она не сразу сообразила, что это он такое имеет ввиду, в конце концов, кто его знает, что в его пошлой голове за патологии, но потом глянула на сенсея и вернула взгляд к Узумаки. И так несколько раз, пока не поняла, что у Наруто и Минато есть что-то общее. Такое, знаете ли, переворачивает мир. Вдруг Наруто прав и она втрескалась в учителя, хотя и пыталась это трактовать по-своему? Может в попытке найти ему замену, она и носиться с Узумаки?

Наруто заржал точно читая каждую её мысль, что красными пятнами начали выступать на её сморщившемся от происходящего личике. Хината яростно тёрла глаза, пытаясь избавиться от наваждения. Да, как она теперь вообще сможет в глаза сенсею смотреть.

- Дурак, - обиженно проконючила Хината, хныкая и больше не слушая Минато, стараясь вообще полностью его игнорировать. Наруто уже практически уткнулся носом в землю, так его скрутил неконтролируемый смех, что это начало привлекать внимание других учеников, сидящих рядом и пытающихся проникнуться атмосферой медитативности.

- П-п-прости, - дыхание всё ушло на смех, так что Наруто пришлось сильно постараться, чтобы хоть это произнести. - Я же пошутил, расслабься, - Хината снова стала похожа на девчонку из «Звонка», прожигая его диким взглядом. Наруто сделал несколько дыхательных упражнений, чтобы окончательно успокоиться, если все уроки созерцания станут такими, то может в них есть смысл. - Хотя, уверен, что-то в моих словах есть, - Хьюга ещё злилась, но когда Наруто спросил спокойно, она не смогла отрицать, что сложно сопротивляться такому обаянию сенсея.

- Может быть, - согласилась Хината, - но это вовсе не то, что ты тут пытался надумать, идиот, - Хината задумалась, как выразить всё, что она чувствовала, когда была рядом с Минато-сенсеем, - просто он такой, добрый и открытый, с ним кажется можно обсудить всё, что угодно. Он бы не стал бегать от своего ребёнка и молчать днями, уверена он отличный отец, с которым никогда не чувствуешь себя чужим в собственном доме, - Хината как-то слишком быстро снесла стены вокруг этой темы, что выстроила внутри себя. Наруто припомнил её рассказ, который отец читал, отец там был фигурой молчаливой. Вот значит как, догадался Узумаки, он был вынужден признать, что из всех возможных вариантов, для фигуры идеального отца, Хината правда выбрала такого. - Извини, - смутилась девушка, - ерунду какую-то болтаю.

- Кажется для этого и существует этот урок, - улыбнулся ей Наруто. Хината ответила тем же, и остаток времени они потратили, подражая Шикамару, который очень любил такие занятия, и пялились на облака.

***

Пятница, будто в насмешку тому, что дальше выходные, итак была самым долгим днём в школе, шутка ли, носиться вокруг стадиона седьмым уроком, поэтому когда Хината снова вернулась, успев дома разве что переодеться в свитшот с гербом «Когтеврана» (ум, мудрость, творчество, у Шляпы не было бы другого выбора и Хината этим знатно гордилась), она решила, что не будет в выходные скучать по школе.

Рюкзак пришлось взять побольше, если они с Ханаби смогут выбрать спальник под её привередливый вкус, то его кто-то (Хината) должен будет на себе таскать. Сейчас сумку тяжелила толстенная десятилетняя работа Сюзанны Кларк, которую собирается обсуждать Литературный клуб сегодня. За весь день, не считая вполне спокойного утра и пары моментов с Наруто, как показалось Хинате, не было возможности продышаться, и походу не предвидится, от этого она уже не понимала, что испытывает по поводу завтрашнего дня. А, ей бы хотелось это понимать, всё же жизнь может совершить резкий поворот, а ещё всё может снова покатиться в пропасть, из которой, Хината была уверена, она уже выбраться не сможет.

- Здравствуй, Хината, - глубокий, бархатный голос заставил Хинату остановиться и оглядеться, она так глубоко задумалась, что не заметила парня, остановившегося в воротах школы. Хотя, это было очень сложно, не заметить Хаку, мало того, что он был потрясающе красив, так ещё в своей небесно-голубой юбке до пят и ярко-жёлтой кофте с расклешёнными рукавами, смахивающей на верхнюю часть юкаты, являлся самым ярким пятном среди серого окружения. Хината малость смутилась от того, что сразу его не заметила, а ещё от того, что Хаку был не один. Высокий, коротко стриженный брюнет, чьё лицо закрывала бандана-труба с рисунком демонических клыков, вальяжно прижимал Хаку к себе, будто ненавязчиво сообщая всем, что парень его собственность.

- Здравствуй, Хаку, - наконец нашлась Хьюга, улыбаясь им обоим. Девушка не могла видеть, но кажется высокий друг Хаку улыбался, сложно было судить, с таким же успехом, он мог просто скалиться, или чего похуже. От него веяло опасностью, Хинаты бы занервничала, может даже забила тревогу и сообщила кому следует, но опасный взрослый парень был, ну, как плюшевый зайчик, стоило Хаку бросить хоть мимолётный взгляд в его сторону. За неимением каких-то противоположных фактов, Хината решила, что это любовь.

- Не будь таким не воспитанным, Заб, - подтолкнув парня острым локтем, сказал Хаку своему приятелю. Его внимательные серые глаза метнулись к Хинате, снова возникло ощущение, что под маской он улыбается.

- Привет, я Забуза, - хрипловато ответил парень, - обычно я безобидный, так что незачем так трястись, оленёнок.

- О, не стоит недооценивать её, - пожурил Забузу, Хаку, - боюсь, это может стоить тебе твоей гордости, - Забуза посмотрел на парня в своих объятиях, проверяя не шутит ли он, а потом снова уставился на Хинату. Она пыталась понять, что они делают, ведут дружескую беседу, или издеваются над ней, в случае последнего, и Хината сама поразилась что так думает, она готова навалять этому Забузе, будь он хоть трижды страшным и угрожающим.

- Теперь вижу, - усмехнулся Забуза, чем вынудил Хинату нахмуриться.

- Прости, если тебе показалось это грубым, - обращаясь к девушке, произнёс Хаку. Хината только резко кивнула, конфронтация её ни к чему, но и думать, что она собирается стерпеть всё, что угодно, им не стоит, Хаку сам признал, что из-за этого могут возникнуть проблемы. - Это всего на пару часов, придёшь? - поворачиваясь к парню, спросил Хаку. Хината не знала, как лучше поступить, уйти, или подождать, не понятно чего конечно, ей просто было не по себе, и меньше всего хотелось смотреть, как эти двое прощаются.

- Разумеется, - просто ответил Забуза, поправляя выбившуюся из хвоста прядь тёмных волос Хаку, тот прильнул к руке парня, как кот, надолго оставленный в одиночестве. Хината и сама избегала излишней демонстрации романтических порывов на публике, и к привычке других так делать, относилась скептически, но тело всё равно отказывалось шевелиться, будто приросло к месту. - Не обижай моего Хаку, - кинул Забуза Хинате и удалился, громко топая тяжёлыми ботинками.

- Идём? - спросил Хаку, показывая рукой в сторону школы, Хината кивнула и на негнущихся ногах поплелась за товарищем по Литературному клубу. - Мы можем быть слегка эпатажными, - посмеиваясь заметил Хаку, - для таких как ты, - Хината не очень поняла, что он имеет ввиду под этим «как ты».

- В каком смысле?

- Ха-ха, - неестественно рассмеялся Хаку, - не хочу обижать, называя тебя ханжой, но ведь на правду грех обижаться, верно? В этом нет ничего страшного, просто ты такая, какая есть, жизнь на всех накладывает отпечатки, - и Хаку ускорил шаг, чтобы войти в школу на пару секунд раньше. Но мог не торопиться, Хината всё равно замерла на пороге. Наверное, его слова правдивы, в глобальном смысле слова, но и у неё есть моменты, когда она совсем другой человек. Хьюга пока не пыталась переносить черты той, другой Хинаты, которая появляется только когда рядом Наруто, но только что сильно захотела попробовать.

В итоге, думаю совсем не про Англию и магию, Хината последняя заняла своё место за круглым столом в библиотеке. Она отвлекалась на мысли о Короле Артуре и его рыцарях, чтобы не смотреть на Минато-сенсея, чёртов Узумаки и его тупые намёки, вывели её из равновесия.

«А, Гвиневра сидела за Круглым столом?», - размышляла Хината, пряча взгляд от сенсея, - «Или только трахалась с теми, кто за ним сидел, вот ведь пота…».

- Хината? - взглянуть в голубые глаза сенсея всё же пришлось. Как и на все остальные его части, не то чтобы она выделяла какие-то там части учителя, вот ведь сущее наказание дружить с Узумаки. - Ты забыла дома книгу? - спросил Минато, по ощущениям уже не в первый раз. Хината посмотрела на поверхность стола рядом с собой, пусто. Вот растяпа, о чём только думает. Она ударила себя по лбу, закопавшись в свой рюкзак, чем вызвала вполне дружелюбный хохот всех присутствующих. Не так уж и плохо, ну, быть этакой миленькой недотёпой, вызывать умиление совсем не страшно.

- Наконец-то никакой сопливой романтики, - заявила она, когда её экземпляр «Джонатана Стренджа и мистера Норрелла» ухнул на стол, звук разнёсся по пустой библиотеке. Минато удивлённо изогнул бровь, Хината смутилась от того, что заявила об этом так категорично. - Может не совсем, в конце концов, какая книга не о любви, но такие читать куда интереснее, авторы книг про магию, драконов, вампиров, зомби, всегда вкладывают в это метафору реальной жизни, вот это зарядка для мозгов.

- Книги про зомби про реальную жизнь? - спросила Тамаки, ей представлялись зомби из «Ходячих мертвецов», что с реальной жизнью, и слава ками, никак не ассоциировалось, а ещё она вообще не была уверенна, что читала книги про зомби. - Такие вообще есть?

- Ещё бы, - поддержала Хинату Шихо, она уверенно поправила круглые очки в толстой оправе, - «Тепло наших тел».

- Ой, а я видела этот фильм, - вставила Мацури, довольная, что смогла внести свою лепту в разговор о зомби, про которых ничего не знала.

- Ну, да, откровенно, не лучшая экранизация, романтики много и всё такое, но смысл книги слегка убит, - ответила ей Шихо.

- Слегка убит? - ухмыльнулась Хината. - Вот это преуменьшение века, от экранизации всем кажется, что и книга настолько банальна, но это ведь не так. Символизм современного общества потребления, где люди всё больше отдаляются друг от друга, особенно от тех, кто не похож на них самих, вот и ходим, как пресловутые зомби, пары слов друг другу не знаем, как сказать, забыли, как быть живыми людьми.

- И, это всё, - удивилась Тамаки, - из книги про зомби? - Хината и Шихо активно закивали. Красивая брюнетка своими аккуратными пальчиками с прозрачным маникюром, достала маленький блокнот и что-то туда быстро записала, Хината улыбнулась, решив, что название новой книги для прочтения.

- Тоже самое можете сказать про Стренджа и Норрелла? - бросил вызов своим ученикам Минато.

- Я вот не хочу, - упрямо объявил Хаку, - неужели обязательно всё приравнивать к реальности? Почему бы не оставить магию магией? Разве не в этом её прелесть? Для того и читаем все эти выбросы чужой фантазии, чтобы убраться подальше от мира, в котором заперты.

- В этом тоже их безусловный шарм, - согласилась Хината, - что каждый может видеть историю с той точки зрения, с какой хочет, вот так и получается, что историк, который любит точность, даты, причины и следствия, может неожиданно найти что-то общее с мечтателем, любителем магии, - Хината улыбнулась своим мыслям, так уж вышло, что читая этот фолиант, она постоянно сравнивала главных героев с собой и Наруто. Он, разумеется, молодой и обворожительный джентльмен, который готов к новым временам, приключениям, возрождению настоящей магии. И, она, старик, запертый в своей пыльной библиотеке, что предпочитает изучать магию только на их страницах. Каким-то непостижимым образом, их судьбы переплетаются и они становятся лучшими друзьями.

- Ладно, - поднимая руки, улыбнулся Хаку, - убедила, среди неподражаемых Стренджев, имеют место быть занудные Норреллы, куда одни без других, - Хината решила посчитать это не только за признание двух мнений о литературе, но и за признание, что бунтующий против системы вольнодумец, вполне может простить ханже его ханжество и даже завести с ней крепкую дружбу.

- Не думал, что наш разговор заведёт нас в этом направлении, - расслабленно откинувшись на спинку стула, заметил Минато, - но с вами, моя великолепная пятёрка, ничего нельзя знать наверняка.

- Не прибедняйтесь, Минато-сенсей, - с вызовом заявила ему Хината, - что-то мне подсказывает, что вы тот ещё хитрый лис, и своим подбором книг просто не оставляете нам выбора, кроме как двигаться по этим извилистым литературным путям. Даже интересно, куда вы хотите, чтобы мы пришли, - при её последних словах, все ребята уставились на учителя, каждый из них был рад поговорить о литературе, но и правда ожидали, что вся эта затея имеет скрытый смысл, а может в тайне надеялись.

- Надеюсь, - серьёзно ответил Минато, посмотрев на всех своих учеников. Такие юные, такие разные, пути их жизни ещё нигде не записаны, они стоят перед лицом взрослой жизни и понятия не имеют в каком направлении двигаться, - к самим себе.

Каждый позволил себе подумать над этим, но это была опасная территория, которая пока многих пугала, поэтому ребята скинули с себя переживания о будущем и ещё на час погрузились в мир альтернативной истории и магии. Они храбро сражаются с Наполеоном, путешествуют по перевёрнутой с ног на голову Европе и посещают бал в волшебном королевстве «Утраченная Надежда», чтобы всю ночь плясать с «джентльменом с волосами, как пух».
***

Минато ещё долго смотрел, как ребята мнутся на школьном крыльце, соорудив импровизированный круг, будто всё ещё не встали из-за стола, и жарко о чём-то спорят. Кто-то смеётся, складываясь пополам, кто-то жестикулирует, в попытке донести свою мысль. У всех горят глаза и они явно увлечены. Минато думает, что будет большой удачей, если хоть один из них пойдёт в жизни по этому пути. Он видит их редакторами, журналистами, писателями, возможно, даже учителями. Иногда он хочет заглянуть в будущее, просто чтобы убедиться, что с ними всё хорошо, но так бывает далеко не всегда.

До ворот они продвигались с черепашьей скоростью, всё время возникал ещё какой-то вопрос, который нужно было решить. Но дорога эта всё же не была бесконечной, так что им пришлось расстаться. Тамаки и Мацури ушли вместе, а за Шихо приехала мама (она её точная копия, даже очки одинаковые, так что все ужаснулись, поняв, что этой женщине ещё и права выдали, стоит держаться подальше от дорог). Хината осматривалась по сторонам, чтобы понять не идёт ли Ханаби, но та никуда не шла, она стояла на противоположной стороне дороги, мило беседуя с парнем, закрывшим пол лица.

Забуза, в сравнении с худощавой и невысокой Ханаби, выглядел настоящим исполином, и Хинате не нравилось это тяжёлое чувство внутри от их близости, ей пришлось уговорить себя не бежать, чтобы оттащить сестру от незнакомца, тем более, что в своём широком джинсовом комбинезоне и яркой лазурной кофте, со слишком длинными рукавами, она выглядела такой невинной, ещё этот глупый обруч на голове, в виде бантика Минни Маус. Прям мечта педофила.

- Он хороший, - Хината нехотя отвлеклась от сестры, всё ещё опасаясь, что взявшийся из ниоткуда фургон, увезёт Ханаби в неизвестном направлении. Хаку смотрел на своего парня, или кто уж он ему был, как-то слишком печально, видимо, Хината далеко не первая, кому приходится доказывать, что Забуза хороший. - Просто такой, какой есть.

- Уверенна, что так и есть, - сдалась Хината, не мало повидала людей, которым просто нравится притворятся, а ещё таких, кому нужен ещё один шанс, чтобы побороть своих демонов, - но это никак не помогает справиться с банальной тревогой. Знаешь, незнакомцы бывают пугающими, именно потому, что они незнакомцы.

- Это Забуза, - напомнил Хаку, указывая Хинате, что он уже не может считаться незнакомцем.

- А, ну, вот теперь всё нормально, - саркастично ответила Хината. Ханаби заметила сестру и что-то сказала новому знакомому. Тот указал на Хаку и они вместе двинулись через дорогу.

- Ты, что приёмная? - первым делом спросил Забуза, обнимая Хаку за женственные плечи, и утыкаясь носом в его волосы. Хината закатила глаза на его наглость, теперь, по тому, как этому здоровяку всё время был необходим хрупкий парнишка рядом, она была готова согласиться, что он лишь бахвалиться. Видимо, Хаку панацея от того, что съедает изнутри. Сарказм и его защита.

- Оригинально, - в тон ему ответила Хината, разворачивая Ханаби за плечи в противоположную от парней сторону, - пошли уже, пока я не ляпнула чего-нибудь лишнего.

- Боишься, что посчитаем тебя гомофобкой? - крикнул Забуза, хотя девчонки ещё не успели уйти далеко. Хината отмахнулась, выдавая это за прощальный жест. Вообще-то, именно этого она и боялась, у неё нет и никогда не было друзей геев, а учитывая шумиху вокруг ориентации и вообще самоопределения себя, как существа, происходящую в последнее время, Хината всё чаще ловила себя на мысли, что и общаться с ними надо как-то по-особенному. Это было верШиной маразма, но таким уж стал мир, Хината чувствовала себя в нём тем самым зомби, которому для познания чужой души требовалось вкусить его мозгов.

- Прикольный он, - сказала Ханаби, когда сестра протащила её на буксире уже пару кварталов. Хината скривилась, чего она не ждала от себя, так это того, что из-за неё сестра может столкнуться с разными подозрительными личностями. Не всегда увлечение литературой такое уж безобидное. - Куда конкретно ты меня тащишь?

- Ам, - Хината остановилась и огляделась. Кажется это не совсем та сторона, в которую она собиралась пойти и теперь понятия не имела, куда это они попали. - Ну…

- Хорошо, что с тобой не пропадёшь, - преувеличено бодро взмахнув рукой, объявила Ханаби.

- Слушай, мелкая, сарказм - это моя фишка, так что нечего тут, лучше посмотри, где тут ближайший торговый центр, - Ханаби выудила тонкий серебристый гаджет из декоративного рюкзачка и попросила голосового помощника найти им большой магазин. Хината закатила глаза на привычку современных детей так полагаться на технологии.

- Нашла, - объявила Ханаби, - нам туда, - младшая бойко устремилась вперёд, Хинате ничего не оставалось, как последовать за ней. Сестры довольно быстро дошли до искомого магазина, точнее до целого лабиринта из магазинов, которые занимали несколько гектар земли.

Здания магазинов окружили центральную площадь, где расположился фонтан и мелкие кафешки, всё пространство было устлано бежевой и красной плиткой, всюду скамейки и живые растения. Главный вход находился прямо по курсу, в конце вытянутого прямоугольного двора, и представлял из себя широкие стеклянные двери. Они сами разъехались, как только сёстры подошли. Хината вертела головой в тщетной попытке охватить взглядом сразу всё пространство, с бесконечными вывесками, указателями, гигантскими рекламными щитами, снующими туда-сюда покупателями. Периодически включался громкоговоритель, по которому красивый женский голос приветствовал посетителей торгового центра с поэтическим названием «Предел голубого неба». Если не вдаваться в подробности и просто смотреть на ряд иероглифов, то название не кажется таким уж странным (наверняка так изгалились ради туристов).

- Ты знаешь куда нам надо? - поинтересовалась Хината у сестры, понимая, что вообще-то это она должна бы знать, куда им надо, но она давно не была в таких местах, и как-то подзабыла, почему их не любит. А, всё из-за вечного шума, толп людей, очередей и иррационального страха потеряться, Хината всегда боялась стать одним из тех детей, о которых сообщают на весь магазин.

- Наверное в магазин спортивных товаров, - пожала плечами Ханаби, она тут была, как рыба в воде. - Вон там схема, пошли посмотрим, - Хината вцепилась в руку сестры до того, как та успела ускакать от неё. Девчонки подошли к огромных размеров схеме, куда там, это была реально карта, с улицами, только вместо домов были обозначены сплошные магазины. Даже звёздочка с пометкой «вы здесь» присутствовала. - Смотри, тут есть «Бицепс&Трицепс», «На спорте», «Охота и Рыбалка», о, и «Патагония», - перечислила Ханаби все магазины, которые так или иначе имели дело со снаряжением для походов и туризма. - Пойдём в последнюю, известная фирма, ей точно можно доверять, смотри, она на третьем этаже, - Хината понятия не имела о существовании этой фирмы, но она точно не хотела идти в место с названием «Бицепс&Трицепс», так что доверилась сестре.

Фасад «Патагонии» был полностью отделал под дерево, сбоку красовался красивый резной рисунок крутых гор. Хината и Ханаби с порога попали в мир бесконечных рядов футболок, жилеток, одежды в цвете хаки. Все стены были заняты полками с туристическими прибамбасами, Хината и про половину не знала для чего это всё, ну, кроме простейшего. Например, спальных мешков, которые обнаружились в дальнем углу, где зачем-то была разложена демонстративная палатка, на фоне фотообоев с горами, лесом и костром, который видимо был на светодиодах, или типа того, так что казалось, что он реально горит.

- Вот этот прикольный, - Ханаби схватила с полки кислотно-салатовый спальник. Хината понимала, что идёт на ночёвку в квартиру, но всё же не могла понять, зачем делать такие яркие спальники, разве это не может, типа привлечь медведя и прочих желающих разодрать тебя, пока ты в лесу. - Что скажешь? - но ответ Ханаби не понадобился, она всё прочла на таком же кислом, как цвет мешка, лице Хинаты. - Ясно, ищем дальше. Видимо, что-то чёрное.

- Совсем не обязательно, - возразила Хината, хотя идея с чёрным спальником была и правда шикарной. Тем более, что таких оказалось сколько хочешь, и все разного оттенка. Они долго спорили, так что даже привлекли внимание продавца, мужчину, который, судя по бороде, только что как раз из леса. Этот городской егерь так их перепугал своим суровым взглядом, что Хината быстро согласилась на компромисс, взяв чёрный спальник с приятными лавандовыми вставками внутри и такой же оторочкой по краям. Расплатившись, сестрички Хьюга, буквально, выбежали из магазина. Егерь-продавец наверняка причислил их к фанаткам-маньячкам туризма. - Не думаю, что кто-то покидал их т-а-а-а-к быстро, - смеясь заметила Хината.

- Куда теперь?

- Что если мы забудем о целях и просто прошвырнёмся по всему, что увидим?

- Звучит безумно, - серьёзно сказала Ханаби, - я в деле, - и потащила Хинату к ближайшему бутику с одеждой, где не было ни одного, ни одного. Ни. Одного. Платья без пайеток. К тому моменту, как Хинате удалось утащить оттуда сестру, ей казалось, что она каким-то непостижимым образом наглоталась их, и ещё долго откашливалась. Тоже самое было в магазине с рукодельным мылом и в лавке с природной косметикой. За-то Хинате понравился магазин очков, она даже купила себе одни, чёрную классику от «Рэй-Бен».

- Это было весело, - поправляя обновку, сказала Хината, - но думаю уже пора.

- Что пора? - не поняла Ханаби.

- Перейти к нарезке, - заявила Хината. Ханаби понятнее не стало, она недоумённо уставилась на сестру, Хината закатила глаза от такой несообразительности всегда сообразительной младшей. - Ну, к нарезке, как в кино, - Ханаби только развела руки. - Тот дурацкий момент в кино, когда герои переодеваются, а нам показывают только нарезку их дурачеств, сечёшь?

- А-а-а, - протянула Ханаби, - теперь поняла.

- Идём, - взяв сестру под руку, сказала Хината, - этой королеве бала нужна самая отпадная пижама.

Всё было почти так же весело, как кажется, когда смотришь на главную героиню в поисках самого потрясного платья, может было меньше музыкальных вставок, хотя на весь торговый центр играла какая-то современная попса, Хината предпочла бы что-то из проверенных хитов, типа Кристины Агилеры с её «Чего хочет девушка», ну, это та, под которую сам Мэл Гибсон помогал дочери выбрать платье на выпускной. С той лишь разницей, что Хината никак не могла перемотать моменты с непосредственным переодеванием. И, все эти моменты, когда милая девушка-консультант приносила не те размеры, да уж, монтажёр тут точно не помешал бы.

И, это всё без учёта того факта, что Хината вообще не любила много переодеваться, она знала свои объёмы и свои вкусы, так что почти всё заказывала через интернет, чтобы самой выдумывать принты на футболках и толстовках, а джинсы могла носить годами, так что, сменив фланелевые пижамы на шёлковый, длинные на короткие, с майками, футболками, даже прозрачную примерила (это было уже ближе к концу и Ханаби её подсунула специально). Хината была, как выжитый лимон и уже близка к тому, чтобы вернуть спальник и никуда не ходить.

- В этом ты вряд ли произведёшь впечатление, - роясь в ящике с носками и гетрами, объявила Ханаби, пока Хината разглядывала себя в пижаме в виде единорога. Проблема была в том, что она понятия не имела какое хочет произвести впечатление. Если бы хотела, чтобы девчонки приняли её за отсталую, то уже бы остановилась.

- Хотелось бы остаться собой, - тяжело вздохнув, сказала Хината. Какая же она? Странная, это понятно, но не настолько, чтобы хотеть быть единорогом, но ей определённо хотелось быть в тепле и уюте, быть мягкой, и забавной тоже, она ведь такая. Хината хотела плюша, и не хотела чёрного, не в этот раз, почему-то на ум пришёл Наруто, кажется он сказал, что сиреневый оттеняет её глаза, и пусть речь шла про полотенце, так что едва ли он смотрел ей в глаза. - Плюш, сиреневый, плюш, сиреневый, - всё повторяла Хината, перебирая висевшие на длинной вешалке комплекты. Пока рука не коснулась чего-то мягкого, как игрушка, с которой она любила спать в детстве. Плюш.

Брюнетка выудила на свет мягкую пижаму из плюша, штаны умудрялись быть не такими уж объёмными, к тому же однотонно фиолетовыми и с плотными резинками на лодыжках, кофта с капюшоном в сиренево-малиновую полоску и с улыбающейся мордой кота.

- Нет, - сказала Ханаби категорично, - тебе почти восемнадцать, это твоя первая пижамная вечеринка с крутыми девчонками, ты не можешь, слышишь, что я тебе говорю? Не можешь пойти туда в плюшевой пижаме с расцветкой, как у Чеширского кота, - младшая практически хныкала, будто от того, как пройдёт дебют Хинаты зависит её будущее. Даже прозрачный пеньюар стал предпочтительнее, хоть Ханаби и подсунула его ради смеха. - Они решат, что ты ненормальная, - Хината прижала пижаму к себе и обернулась к сестре, с такой же проклятой улыбкой, как у того самого кота, Ханаби сама не поняла, как попалась.

- «Нормальных не бывает. Ведь все такие разные и непохожие. И это, по-моему, нормально», - это было её поле, и тут Ханаби была бессильна, осталось только подчиниться судьбе и смотреть, как Хината протягивает продавщице свою кредитку. Противный писк, платёж прошёл. Конец. Пути назад нет. - Ну, вот, теперь можно и поесть, - Хината довольная обвешалась пакетами с покупками и кое-как умудрилась приобнять младшую за плечи. - Это именно так странно, как нужно, в моих пределах странности, давай, не дуйся. Лучше узнаем сколько закусочным мы сможем обойти, прежде чем ты сдашься.

- Куда мне до Королевы обжор, - признавая поражение по всем фронтам, улыбнулась Ханаби. Хината была права, если она хочет быть собой, в независимости от того, понравится это другим или нет, то придётся быть чудаковатой, а ещё мягкой, и тёплой, ну, точно, как плюшевая пижама. А, ещё на ней литературный персонаж, так что это тоже всё про Хинату. Ханаби только сейчас начала по чуть-чуть осознавать, какая удача, что у неё есть Хината, которая может быть рядом именно так, как тебе будет нужно, которая не против, что любовь отца достаётся им не равномерно. Ханаби становится взрослой, да, может она и ведёт себя временами не как ребёнок, но это только внешне, но теперь, она чувствует, что и внутренне меняется, действительно перестаёт быть ребенком, становясь взрослой девушкой, а когда-то ей предстоит стать молодой женщиной, и она очень надеяться, что Хината будет вот так держать её, как сейчас. Когда бы ей этого не захотелось.

***

На следующий день, Хината поднялась пораньше, и не потому, что так нервничала и боялась, что не могла больше спать, это было уже так привычно, что напоминало белый шум, если так можно сказать про скрутившиеся в тугой узел внутренности, что аж мутило, и долбящее во всём теле сердце, из-за которого было больно дышать. Нервы скорее сыграли тут на руку брюнетке, ведь она хотела проводить отца и Ханаби, позавтракав с ними, заодно убедившись, что они точно уехали, Хиаши был не настолько надёжным, чтобы Хината поверила на слово.

- Тебе было не обязательно так рано вставать в выходной, - произнёс отец, заметив её у плиты. Хината едва заметно дёрнулась, стояла к нему спиной и не видела, как Хиаши подошёл.

- Всё нормально, мне хотелось проводить вас, - ответила Хината. Отец больше ничего не сказал, но его молчание не тяготило, даже наоборот. Старшая дочь подумала, что половина генов у неё от этого стойкого, несгибаемого мужчины, который руководит кучей народу, всегда говорит прямо, кажется ничего не боится. А, значит и она может быть такой, самую малость, просто чтобы хватило насладиться сегодняшним днём, а не мечтать, чтобы он скорее прошёл.

- Нацу тоже не будет, - вдруг сказал Хиаши, - она поехала навестить родных, ещё вчера, пока вас не было, - Хината кивнула, не уверенная, что стоит открывать рот при теме его будущей жены, только рискует испортить хорошее утро. - Мне показалось, или у вас с ней напряжённые отношения? - ну, конечно он не может просто оставить эту тему, как специально напрашивается. Хината закатила глаза, пользуясь тем, что отец не видит, а он оказывается много чего не видит. Надо же такое сказануть, показалось ему.

- Ничего такого отец, - неуверенно ответила Хината, - просто не большие трения по вопросам Ханаби, - Хиаши вопросительно хмыкнул, что означало - продолжай, а вот Хината вовсе не хотела продолжать. - Ну, я заканчиваю школу, всё меняется, просто порой хочется, чтобы Ханаби провела время со мной, а не за дополнительными занятиями, которые ей итак не нужны. Полагаю, на этой почве у нас с Нацу…трения.

- Я скажу ей, чтобы не так наседала на Ханаби, - объявил Хиаши, Хината не успела заставить себя быть невозмутимой, так что обернулась к отцу, не веря, что он сказал то, что сказал. Хорошо хоть смотрел в утреннюю газету, и пропустил это глупейшее выражение лица у старшей дочери. - Ты права, - вот он как издевается, нельзя же вот так взять и произнести такое, так и до инсульта довести можно, - Ханаби умная, исполнительная девочка, пора дать ей больше свободы, чтобы убедиться, что ей можно доверять.

- З-звучит, - Хината тряхнула головой, пытаясь не циклиться на том, что отец признал её в чём-то правой, - хорошо, отец. Думаю ты будешь гордиться, - Хиаши правда хотел сказать, что уже гордиться, при чём не только Ханаби, которая всегда на его волне, и не только Неджи, который стал настолько сильным, что сумел начать жить своей жизнью, вопреки отцу, как настоящий мужчина. Но, и ею тоже, своей взрослой старшей дочерью, которая смогла, к сожалению, тоже вопреки его воспитанию и пренебрежению, стать хорошим человеком. Хотел, но так и не сказал, а момент быстро был упущен, а потом он и его младшая дочь покинули дом, тут уж, на пороге, точно было не место для таких разговоров. Потом Хиаши ещё не раз пожалеет о таких упущенных моментах, возможно, поддайся он хоть одному из них, не случилось бы то, что случилось.

А, пока, Хината осталась одна, она по-прежнему не могла заглянуть в мысли отца, что помогло бы и ей избежать скорых ошибок, всё, что ей оставалось, это порадоваться за сестру, возможно именно ей удастся показать отцу, что он не один, что можно быть счастливым даже если так не кажется. Хината надеялась, что и сама так сможет. Шаг за шагом.

- Ты как?

- Твою мать! - был ей ответ, когда грёбанный Учиха подкрался так бесшумно. - Неужели нет более гуманного способа прикончить меня? Мачете, бензопила, рыболовный крюк? Всяко лучше, чем вот это вот всё, - она говорила сбивчиво, дико жестикулируя, но в самом деле, так и поседеть не долго раньше времени. - Как ты тут вообще оказался? Про дверной звонок слышал?

- Слышал, и про частную территорию, и про личное пространство, - спокойно ответил Саске, усаживаясь рядом с подругой на диван в гостиной. Хината бездумно пялилась в телек всё это время, даже не заметила, что смотрит «Леденец или не леденец?», это же надо было так отключиться от происходящего, чтобы залипнуть на этом глупом шоу. - Просто хотел убедиться, что ты готова. Ты готова? Нервничаешь? Переживаешь? Боишься?

- Слышь, умник, - всем своим видом открыло демонстрируя, что никакой он не умник, ответила Хината, - ты пришёл с целью заставить меня переживать, бояться и нервничать? Если так, то поздравляю, у тебя начинает получаться.

- Извини, - усмехнулся Саске, он, как всегда выглядел шикарно, Хината поймала себя на мысли, что забыла, когда думала о нём в последний раз, а ведь раньше засыпала и просыпалась с его образом перед глазами. Почему от этого стало грустно. - Просто я сам переживаю, наверное, - это было мило. Так мило, что Хината захотела, чтобы её обняли, сказали, что всё будет хорошо, и она не о глупой тусовке с предполагаемыми подружками, а вообще о жизни. Вот только тот, чьи руки ей сейчас были нужны, не сидел рядом, а был где-то далеко, если честно, Хината не знала где именно, так что даже представить не могла. Это было странно, но ей захотелось отвлечься от…чего-то, хоть чего-нибудь, в основном походу от самой себя. Она хотела Наруто, потому что с ним всё просто, даже когда сложно. Потому что он тёплый, даже когда ему самому холодно. А, теперь ей хотелось плакать от того, что человек, которого она любит, не может ей помочь, скорее уж наоборот.

- Ты уверенна, что всё хорошо? - снова спросил Саске и теперь это был серьёзный вопрос, видимо от того, что выражение лица у Хинаты изменилось на какое-то горестное, обречённое. - Ты как-то резко побледнела, может воды?

- Н-нет, - запнулась Хината, стараясь думать только о вдохах и выдохах, - ничего страшного, наверное это действительно всё нервы. Ты же меня знаешь, - сказала она и тут же пожалела об этом. Знаешь меня - что это должно значить? Она была уверенна, когда-то, что знает его, а он знает её, а теперь что? Теперь ей кажется, что они застряли в том моменте, когда она таскала ему книги, пока он лежал с покалеченной ногой. Хмурый мальчик и грустная девочка - вот, что они знали друг о друге. Но разве с тех пор они не изменились? - Саске, - позвала Хината, он с готовностью смотрел ей в глаза, ожидая любого вопроса, чего угодно, а ей нечего было сказать, она даже не знает зачем назвала его имя. - Спасибо, что пришёл проведать, - лживо, но безопасно, на большее она оказалась не способна.

- Для чего ещё нужны друзья, - похлопав её по коленке, ответил Саске, - я ещё не видел этого выпуска, - он отвлёкся на глупое шоу, а Хината пыталась понять, для чего же нужны друзья. У неё теперь много этих самых друзей, сегодня может ещё прибавится. Саске точно всё ещё её лучший друг? Или он парень, в которого она влюблена? Можно ли так страдать по кому-то, быть настолько на нём помешанной, что в какой-то момент предохранители перегорают и имеешь вот это вот - апатичную бесчувственность и желание отвлечься.

Пришлось капнуть очень глубоко в себя, чтобы понять, что происходит. И, когда Хината всё поняла, от бледности и следа не осталось, хорошо, что Саске был полностью поглощён дичью, творившейся на экране, где все блевали чем-то розовым. Брюнетка далеко не сразу поняла, что присутствие Саске запустило странную цепную реакцию, она, как собака Павлова, испытала на себе действие рефлекса. Саске в какой-то момент стал синонимом необходимости в отвлечении. А, отвлечение было связанно только с одним человеком, и подумав обо всём этом сейчас, Хината поняла, что находясь в считанных сантиметрах от человека, которого любила, она отчаянно нуждалась в человеке, который способен заполнить всю её пустоту. И, когда это до неё дошло, дошло и то, что она впервые испытала возбуждение от чьего-то отсутствия, а не присутствия. Словом, она желала Наруто не потому, что он был рядом и старательно её возбуждал, а потому что её давно никто старательно не возбуждал. Такие ощущения были настолько ей не свойственны, что Хината сделала то, что сделала.

- Начну собираться, - промямлила она, ретируясь в свою комнату, Саске что-то говорил ей в спину, брюнетка кажется ответила что-то не впопад, но это не точно. Хината схватила телефон с тумбочки и влетела в ванную, запирая за собой дверь. Включила воду в кране и в душе, будто Саске пошёл бы за ней, чтобы подслушивать. Грёбанные гудки раздражали, а внутреннее состояние было совсем не нормальным, внутри что-то поднималось, это мешало сосредоточиться.

- Это было ожидаемо, - высокомерно произнёс Наруто вместо приветствия, - так и знал, что ты будешь вся там дрожать, как осиновый лист. Успокойся, девчонки тебя не съедят, а если что - я буду рядом, сможешь спрятаться, - Хината его не слушала, в противном случае, она бы задалась кучей вопросов. - Ты ещё тут? Хината?

- У меня, кажется, проблема, - сказала Хината, она всё ещё не слушала Узумаки, но надеялась, что он слушает её. - И, это всё из-за тебя, а ещё в моей гостиной Саске, но я не уверенна, что все эти вещи связанны, я вообще ни в чём не уверенна, - прохныкала Хьюга, облокачиваясь на тумбу с раковиной.

- Что происходит? Ты меня пугаешь, мне приехать? - голос у Наруто и правда был перепуганный и напряжённый. Такой напряжённый, подумала Хината, как многое в нём, когда это необходимо. Он сказал, что может приехать? Это было бы кстати, но как сказать Саске, что он должен уйти, чтобы Наруто мог войти. Последняя часть фразы напрочь сбила с толку, связно мыслить она уже не могла. - Твою мать, Хьюга, ты что-то принимала, чтобы расслабиться, или как? Хината, серьёзно, это уже не смешно.

- Слишком сложно, а удалённо это можно сделать? - ответила Хината, отвечая на свои собственные мысли, а не на вопросы Наруто. Тот буквально зарычал, этот грудной звук прошёлся по всему её телу, расслабляя и заставляя напрячься ещё сильнее, одновременно.

- Соберись, чтоб тебя, - заорал Наруто, благо, что предки ушли пройтись и он мог себе такое позволить.

- Собраться, - согласилась Хината, - это я не могу, - пришлось ей признать.

- Почему?

- Потому, - ответила Хината. Она всерьёз обеспокоилась своим душевным состоянием, что если прежде чем вообще заниматься сексом ей следовало проверить себя, может есть люди, которым это противопоказанно. Правда, слушая злой и напряжённый голос Узумаки, не слова, слов она не разбирала, но саму интонацию, вибрацию, представляя его голубые глаза, которые сейчас стали темнее, как всегда, когда он злиться. Или возбуждён, добавила она себе, облизывая пересохшие губы, Хината сейчас вовсе не думала, что ей что-то противопоказанно, и как странно она себя ведёт, прячась в собственной ванной от того, что так сильно возбуждена, что готова взвыть, при том, что её лучший друг всё ещё в доме. - Так давно, - она не была уверена, что сказала это вслух, но именно этого ей хотелось.

- Что? - хорошо, если Наруто переспрашивает, значит они и правда с ним говорит.

- Мы были вместе так давно, - собирает Хината мысль по крупицам. Она со всей силы сжимает одной рукой телефон, противоударный корпус может и не выдержать такое давление, а другой край раковины, лишь бы удерживать равновесие. На телевидении всё время шутят, что мужчины думают о сексе каждый десять секунд, неужели это правда, чёрт, и как они справляются с этим? Мир без этого был прекрасен, сложно желать чего-то, чего нет, но стоит что-то вкусить, что-то столь невероятное и пожалуйста, от нехватки этого можно сойти с ума.

- Разве? - усмехается Наруто, он всё ещё нервничает, такой странной Хината даже в «лучшие» времена их знакомства не была, но кажется она не в смертельной опасности, ну, в общепризнанном смысле этого слова. К ней не ворвался маньяк, хотя, зная, что она может, это маньяку стоит волноваться. - Так ты звонишь просто потому, что соскучилась? Это мило, - Хината закрывает глаза, в попытке отринуть саму свою суть, стеснение, страх, всё то, что прямо сейчас мешает получить необходимое.

- Я возбуждена и не знаю, что с этим делать, - наверное стоило сказать это как-то вызывающе, она ведь знает, что умеет при желании быть вызывающей, раскрепощённой, но получается только просить, умолять его сказать, как ей это исправить. На том конце тишина. Он слышал, что она сказала? - Наруто?

О, да, он слышал, прекрасно слышал, что она сказала, но свести эти факты к единому знаменателю не может. Это ведь Хината, скромница, медленно-медленно продвигающаяся в вопросах удовольствий. Она никак не может говорить таких вещей, а раз это ясно как день, то что же это всё может означать? Ну, думает Наруто, видимо он где-то задремал, хотя не помнит момента, когда настолько устал, но всякое бывает. Последним реально ярким событием была как раз Хината, Хината в своём полотенце, так что не удивительно, что он думает о ней. Может поэтому ему и шум воды снится, будто она в своей ванной, окружённая клубами пара, обнажённая. Вот хрень, теперь и он возбуждён, вот только прекрасно знает, что с этим делать.

- Понимаю, что это может сбить с толку, слышать такое от меня, но я знаю, что чувствую, и пока я это чувствую, мне очень сложно переключиться на что-то другое, - начинает объяснять Хината, когда Наруто так и молчит, правда она слышит его тяжёлое дыхание, что было бы хорошим знаком, но не в ситуации, когда он нужен ей собранным. - Как ты с этим справляешься? - Наруто задумывается, звучит она, как настоящая Хината, так запариться из-за возбуждения могла бы только она, а вот он сам, воображая такое, явно сделал бы её более расслабленной. В его фантазии она наверняка позвонила бы, чтобы сказать ему приезжать и оттрахать на футоне. А, раз ничего такого не было - значит это происходит на самом деле.

У него тысяча и один вопрос, в основном о том, как это всё началось, и как это связанно с приходом Саске, последнее волнует сильнее всего, почему-то от мысли, что Хинату может завести кто-то другой как-то не приятно жжёт внутри, к горлу подкатывает противная кислота, но звонит-то она ему, так что это отвлекает. Сначала разобраться с возбуждением, а уж потом с возмущением. Наруто раздумывает, как начать, зная, что если где-то ошибётся, то она снова может закрыться, решить, что с ней что-то не так, что секс - это неправильно.

- Хината?

- Да?

- Ты мне доверяешь?

- Да, - Наруто улыбается от того, что ей не понадобилось время на раздумья.

- Хорошо, - говорит блондин, он ещё раз проходит по квартире, заглянув во все комнаты, чтобы убедиться, что никого нет. - Где ты сейчас? - Хината замечает, как меняется его голос, такой серьёзный, такой глубокий, он говорит, как господин и это чертовски заводит.

- В ванной, - отвечает Хината. Наруто ухмыляется, это может быть интересно, сам он удобнее устраивается на своей кровати, он даже не пытается себя убедить, что сможет удержаться и не лапать себя.

- Отлично. В самом мокром месте в доме, - о, ками, его голос ещё никогда не казался ей таким похабным, возможно, всё это помешательство не займёт много времени, если он продолжит, так с ней говорить. - Тебе должно быть кажется, что внутри пустота, но очень странная, не такая, как бывает, когда грустно, дыхания не хватает и пустота этим пользуется, зовёт тебя заполнить её. Чувствуешь, как кто-то скребётся изнутри, просит внимания?

Хината утвердительно кивнула, сильнее вцепляясь в трубку, но быстро ответила словами, вовремя догадавшись, что Наруто её не видит. От этого хотелось застонать, будь он здесь, сделал бы всё сам, привёл её в чувство.

- Так давай утолим эту жажду, вместе, что скажешь?

- Хо-хорошо, - страх и возбуждение перемешивались, Хината всегда только ограничивала себя, замыкалась, не давая подобным мыслям даже шанса возникнуть, она не нуждалась в таком, и это воздержание теперь накрыло лавиной.

- Всё нормально, - сказал Наруто, - что бы ты не сделала - это будет правильно, тебе нечего бояться или стыдиться. Скажи, что понимаешь это.

- Я понимаю, - но она не понимала, Хината знала только то, что сейчас готова на всё, лишь бы та пустота, что требовала внимания, угомонилась, но потом она будет долго себя грызть. Возможно, это будет так же приятно, как когда это делал Наруто, но с ним это действительно то, для чего их тела задуманы такими, а не другими. Сейчас, наедине с собой, Хината не уверена, что когда-нибудь признает это нормой.

- Мне не нравится, что ты врёшь, - она слышит по голосу, что он хмурится.

- Я не знаю, как уговорить себя, что это нормально, для меня запоздалое чувство вины - вот, что будет нормальным, - они вели вполне сносную беседу, поэтому Хината удивлялась, что возбуждение не отступало, не отвлекалось, её тело предавало свою хозяйку, вынуждая пойти до конца.

- Каждый раз смотря на тебя, я думаю, что не знаю никого, кто был бы так же создан для удовольствия, как ты, - она прислушивается к каждому слову, пожар внутри разгорается, требует больше топлива, - но мне больно осознавать, что ты лишаешь себя его, сама, из-за глупых предрассудков. Ты не можешь всё время держать себя в клетке и думать, что это нормально. Разве это то, чего ты желаешь? Посмотри, ты завела друзей, ты обретаешь силу, ты не бежишь от многого, что тебя недавно пугало, но разве этого будет достаточно, если ты не позволишь себе открыто чего-то хотеть?

- Я не хочу, - начала Хината, но ей уже не нравилось, как это звучит, она хотела сказать, что не хочет быть в клетке, но ещё она хотела начать свой ответ со слов «я хочу», знать бы ещё чего именно она хочет. - То есть, не так, я хочу, - исправилась девушка, прислуживаясь к себе, но вариантов было не много. - Тебя, - честно призналась Хината. Это была правда, в данный момент ей было сложно желать чего-то ещё, если честно, она слышала в себе это мутное желание ещё с их странного разговора про пироги, но тогда было не до того, то, что они во всём разобрались, притупило желание. А, стоило ей остаться одной, стоило появиться Саске, как символу того, что она получить не может, как Хината не смогла думать о чём-то кроме того, что может иметь.

- Так думай об этом, - прошептал Наруто, заманивая её в пучину, - думай обо мне. Ты знаешь, что бы я сделал, ты же знаешь? Чувствуешь мои руки? Они так часто касались тебя, что ты должна всегда ощущать их, как я ощущая твоё тело прямо сейчас. Бархат твоей кожи, шёлк твоих волос, и это горячее, пульсирующее…

- О, чёрт, - Хината хотела, чтобы он закончил, а другая Хината хотела, чтобы он продолжил, они никак не могли договориться и явился кто-то третий, тот, кто уверенно направил её трясущуюся ладошку за пояс домашних шорт. Она не удивилась, что была такая мокрая, когда её тонкий пальчик проник в собственные трусики. Пустота внутри запела, почуяв, что её наполнят удовольствием, и хоть было приятно притронуться к себе, Хината быстро поняла обман.

Наруто услышал её стон, но это не было от удовольствия, очевидное разочарование, теперь он мог её понять, а раньше не смог бы, в те далёкие времена, когда не знал, какая нежная у неё ладошка, когда не был внутри её узкой киски. Он улыбнулся, приятно осознавать, что ей мало себя, что она хочет его.

- Разденься, - приказал он. Судя по тому, что раздался странный шум, Хината послушалась, отложив телефон. Хорошо, вопросы им сейчас ни к чему. Когда её дыхание снова раздалось в динамике, Наруто понял, что она готова. Он закрыл глаза представляя её, обнажённую, беззащитную, будь он там, и этот её футон. - Ты не по-детски завела меня, Хината, - снова сдавленный стон, похоже его слова пока действуют убедительнее её рук. - Хотел бы я, чтобы твоим рукам нашлось лучшее применение, но давай побудем оптимистами и сосредоточимся на том, что у нас есть хорошего. Скажи, ты всё ещё касаешься себя, пока слушаешь меня?

- Умм, да, - с придыханием отвечает Хината, позволяя своим пальцам проникать в неё, она вспоминает, как это делали пальцы Наруто, идёт по его стопам, прислушиваясь к себе, чтобы понять, как ей нравится.

- Тебе нравится? - Наруто откидывается на подушку, занимая позу удобнее, раздумывает, спустить штаны, или оставить всё, как есть, но член такой твёрдый, что в тесноте боксёров не развернуться. Хината отвлекается на странное кряхтение в трубке, пальцы замирают.

- Что ты делаешь? - ситуация и без того странная, но любопытство берёт верх.

- Не отвлекайся, - ругается Наруто, - просто стягивал с себя трусы, ты же не думала, что я останусь в стороне, - Хината краснеет, её пальцы не способны так возбуждать, как мысль, что Наруто делает сейчас тоже самое, и возможно тоже думает о ней. - Чёрт, как хорошо представлять, что это твои пальчики сжимают меня. Давай, подключи фантазию, разве это не то, что ты делаешь лучше всего?

- Мне, - стыдно, но уже не за то, что делает, а за то, что хочет сказать, фантазия и правда её обычно не подводит, но проблема в том, что ей мало, - мне этого мало, - признание даётся с трудом, но откровенность освобождает, даёт смелость сказать больше. - Эти жалкие пальцы не способны стать твоими, для такого внушения никакой фантазии не хватит.

- Оу, - произносит Узумаки, у него есть решение и этой проблемы, но готова ли Хината к такому, как вообще заставить её о таком подумать, с другой стороны, решает блондин, если это убьёт её настрой, то миссия всё равно будет выполнена. - У тебя есть в ванной дезодорант или что-то похожее? - Узумаки старается скрыть своё нетерпение и унять своё собственное воображение, грозящее выйти из-под контроля.

- Ам, - Хината в замешательстве, но почему-то открывает шкафчик, проверяя, что у неё есть. Перебирает разные бутыли, переставляя их, пока не находит розовую гладкую бутылку со скошенным верхом, у дезодоранта нет крышки, его нужно поворачивать, чтобы открыть. - Есть, алое вера и бамбук, сойдёт?

- Меня интересует не аромат, а, - Наруто понимает, что это момент истины, нет, он конечно предпочёл бы сам быть там, хотя и понаблюдать, для начала, он бы тоже не отказался, будет ли лишним попросить её перезвонить в ФейсТайм?

- А, что?

- Размер, детка, размер, - говорит Наруто и буквально слышит, как она там краснеет, если кто-то думает, что это невозможно, то он просто не знаком с румянцем Хинаты Хьюга, а он явно живой организм. - Прежде чем ты решишь, что за это будешь гореть в аду, - Хината готова уже сейчас туда отправиться, там явно будет прохладнее, чем тот жар, который от неё исходит, - присмотрись к нему внимательнее, только вообрази, меня, это хоть отдалённо похоже на меня? Фантазируй, Хината, решайся.

Она готова высказать ему всё за его грязную похабность, но рука всё ещё сжимает флакон, и не по всей длине бутылки её пальцы могут сжаться в кольцо, ками, да она уже вместо высоты думает о длине. Нет, этого она точно не может сделать, ведь так? Хинате самой любопытно, кого она об этом спрашивает, кто должен дать ей ответы на все эти вопросы. Она себя знает, не решится, это точно, а то, что проверяет в правильном ли положении крышка и то, что она намылила бутылку, смывая возможную грязь, вообще ни о чём не говорит. Это просто от нервов.

- Я знаю о чём твоё молчание, Хината, - подаёт голос Наруто, он не может этого объяснить, но знает, что она готова рискнуть, и приписывает её смелость своему влиянию. - Садись, - снова приказные нотки, но лишь для того, чтобы она не струсила. Хината садится на опущенную крышку унитаза, и ловит себя на мысли, что ждёт его следующую команду. - Ты знаешь, что дальше, позволь моим рукам прикоснуться к тебе, позволь им найти самый центр твоего удовольствия, - Хината сглатывает в трубку, и начинает медленно вести мокрой бутылкой по шее, по груди, задевая набухший от прохлады ванной, сосок, касается бедра. - Раздвинь ноги, Хината, - она не знает, как он догадался, что она сидит плотно сжав их, но слушается, удобнее перехватывая бутылку. Она приятная на ощупь, и она достаточно большая, чтобы воображение Хинаты поверило.

Она может выбрать любое место, но почему-то выбирает стол в школьном дворе, за которым они обедали вместе в первый раз, он тогда опустился перед ней на колени, как сейчас в её воображении. Оставляет поцелуи на внутренней стороне бедра, а потом заставляет опуститься голой спиной на деревянную крышку стола, широко раскидывает её ноги и замирает.

- Позволь мне войти в тебя, - Хината не знает, кто это сказал, Наруто из её фантазии, или настоящий, но она позволяет это им обоим. Её рука уверенно направляет скошенный верх бутылки в свою киску, она рада принять воображаемый член воображаемого Наруто, она дольно давлением на свои узкие стеночки, она млеет от этого вторжения. Становится так хорошо, пустота исчезает, а вместе с ней и граница реальности.

Её ванная исчезает, спина чувствует шершавое дерево стола, горячее дыхание Наруто обжигает кожу, грудную клетку сдавливает от сдерживаемых стонов. Он то замедляется, то ускоряет ритм, полностью покидает её киску, чтобы снова резко войти на всю длину.

- Ускорься, - говорит он, и Хината не понимает зачем он говорит это сам себе, но чувствует, что давление возрастает, как и скорость, рука начинает ныть, но это не вписывается в её фантазию, поэтому девушка игнорирует дискомфорт. - Я уже близко, - она тоже, но не может об этом сказать, может только царапать поверхность стола ногтями, чтобы не сделать больно ему. - Давай сделаем это вместе, - она снова кивает, и это не странно, он ведь видит её, конечно видит, ведь смотрит своими горящими глазами прямо в душу, и касается чего-то настолько глубокого, что Хината не знала о нём.

- Ещё, - умоляет она, и Наруто слушается, даёт ей ещё, отдаёт всё, что есть. Так быстро, так глубоко, водоворот внутри затягивает, заставляя всё тело вибрировать, ноги пытаются найти опору, разуму она тоже не помешает, но всё, что есть - этот момент, голос в трубке и дикое натяжение нити, что связывает.

- Кончай, Хината, - снова приказ, и снова она слушается, телефон падает на кафель, когда она разжимает кулак, чтобы прикусить руку, она не знает почему, но знает, что не может выдать момент их единения. Он кричит за них обоих, секунда между напряжением и полётом, уместившаяся в одном вскрике Наруто, продлевает её собственный оргазм.

Они замирают, приходя в себя, сладкая нега тает так медленно, но Наруто знает, что времени мало, он старательно игнорирует свой дискомфорт, очень опрометчиво было заниматься этим в кровати, но это легко исправить, пока спасает пара салфеток из тумбочки.

- Хината? - она слышит его приглушённый голос где-то внизу, слишком драматично, как ей кажется, будто это голос из преисподней, куда она и попадёт за свою одержимость удовольствием. Девушка с трудом дотягивается до пола, подбирая телефон, защитное стекло лишь самую малость покрылось трещинками в уголках, а так крепкая вещь. Крепче, чем её самообладание. Даже от выбора этого слова её начинает коробить. - Хината? - теперь его голос чистый, чёткий, совсем близко, она не верит, что он найдёт слова, но даёт ему шанс. - Я знаю, что это уже накатывает, грёбанный стыд, и знаю, как сложно его побороть, но ты должна. Потому что ты бесподобна, - она слышит в его голосе улыбку, - знаешь, до тебя я никогда не смотрел им в глаза, всегда одно и тоже, это жуткое ощущение наигранности, фальши, эти гиперстоны, а на деле выражение лица, будто чужой из задницы выбирается, - Хината прыскает от смеха, против воли, но это же Узумаки, - не смешно, вообще, больно наверное. Но суть не в этом, а в том, что тебя будто осеняет какой-то свет, и он касался меня, когда я был рядом. Разве такое может быть чем-то плохим?

- Наверное, нет, - отвечает Хината, стараясь прикрыться рукой, теперь это смущает, но стыд кажется сдаёт свои позиции, да, она уже никогда не посмотрит на бутылку в своих руках так, как прежде, но есть маленький шанс, что думать она будет о приятном. Как же бесят все эти «может» и «наверное», Хината думает, что для уверенности не хватает лишь одного момента, какой-то мелочи, которая решит всё, но обнаружить её трудно.

- Блин, - вдруг ругается в трубку Узумаки, - могу я тебе перезвонить, а то обкончал тут себе все штаны, - он так по-детски возмущён этим фактом, что Хината не может удержаться от смеха. Смешки даются так легко, Наруто где-то там, на другом конце города, но будто совсем рядом, и от того, как он доверяет ей, Хината чувствует благодарность. Это становится последним лучом света, который прогоняет стыд, она думает, что ещё ни раз вспомнит и этот момент с Наруто, как один из многих, что он уже ей оставил. - О, ну, конечно тебе смешно, вот кончаете так красиво и пользуетесь этим, чтобы показать своё превосходство. Просто замечательно.

- Извини, - сквозь смех отвечает Хината, - ох, мне это было нужно, - вздыхает голая брюнетка, сидя на своём унитазе, от этого снова смешно, а пришедшее удовлетворение только сейчас накрывает как надо, - чёрт, хах, это было хорошо. Серьёзно, я люблю тебя, - она снова смеётся не разбирая, что говорит, ей просто хорошо, хотя Хината даже не думала, что на неё что-то давило, пока оно не исчезло. - Я тоже приму душ, буду ждать звонка.

Хината отключается, а Наруто никак не может отпустить телефон, в ушах всё ещё звенят её слова, нет, он знает, что это она по-дружески, друзья постоянно такое друг другу говорят, но всё равно сложно отделаться от удовольствия слышать такое. Это почти по-настоящему, как если бы она была просто девушкой, а он просто парнем и они могли говорить друг другу такое постоянно, и заниматься вот такими замечательными вещами вместе. Где-то в другой жизни, в подходящее время, где не являются лишь переправой друг для друга. К чему-то настоящему.

- Я тоже тебя люблю, Хьюга.



Прочитали?
2
Данил ПавловАня Хромова


Нравится!
3
Не нравится...
0
Просмотров
474
Оценка материала: 5.00 Отвергнутые. Глава 13 5.00 0.00 3 3
68 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма , AU , Романтика , Гет 
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?
Одобрил(а): Александр 1 февраля в 16:46
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

1 комментарий

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Аноним 1 3 февраля в 20:582022-02-03 20:58:09
Как обычно, прекрасно, жду продолжения!


1   



P.S. В связи с частыми нарушениями авторских или иных прав, плагиате и т.д. была введена данная табличка у авторов рейтингом ниже 200 баллов, если вдруг были выявлены нарушения, пожалуйста :
ознакомьтесь c предупреждением/правилами размещения
и примите необходимые меры, сообщите об этом Администрации сайта
Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже