Отвергнутые. Глава 23

Шапка фанфика
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма, AU, Романтика, Гет
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Глава 23. Порочный ритм.
***
- Какова массовая доля растворённого вещества в растворе, полученном растворением хлорида кальция массой десять грамм в воде массой семьдесят грамм? - читает Хината очередную задачу от Асумы-сенсея. Она сидит в своей комнате за рабочим столом, подложив босую ногу под попу, крутит карандаш между пальцев. Как обычно, Хьюга сначала решает всё в черновике. Вот только сосредоточиться на химии невероятно сложно. Оно висит среди остальных вещей, но выделяется, и это не смотря на общую массу чёрных вещей в её гардеробе. - Сколько нужно чёрных вещей, чтобы растворить новое чёрное платье, которое выглядит до ужаса откровенным, в свете того, что завтра одной непутёвой школьнице предстоит его надеть? - Хината обречённо опускает голову на тетрадь, но глаза не отводит от нового платья. Оно так и притягивает. Хочется снова подойти к нему, пощупать ткань, чтобы убедится, что оно настоящее. - Ой, хорош.

На какое-то время это работает. Брюнетка смотрит в книгу, чтобы вспомнить условия задачи.

- Десять грамм хлорида кальция в семидесяти граммах воды, - упорно читает Хината, бросив лишь один, мимолётный взгляд на платье. - Итак, Хьюга, соберись. Хлорид кальция, дурная твоя башка. Чтобы найти массовую долю растворённого вещества, вещества, вещества, - раскручиваясь на стуле повторяет брюнетка, закусывая карандаш, - да, вещества. Арх, есть формула чтоб тебя, вот смотри в книгу, - она тыкает пальцем в страницу, - массовая доля растворённого вещества равна: масса растворённого вещества в растворе, это наш многострадальный хлорид кальция, разделить на массу раствора и умножить на сто процентов. Элементарно, Хьюга. Сначала найдём массу раствора, - это начинает отвлекать, напрягать мозги химией куда проще, чем думать о себе в коротком платье, и намного безопаснее. - Складываем, теперь делим десять на восемьдесят, отлично, ноль и сто двадцать пять, круто, а теперь умножаем на сотню. И того, двенадцать с половиной процентов, бум.

Дело начинает идти проще, Хината зарывается с головой в химические формулы. Считает доли веществ в растворах, высунув язык от удовольствия, весь черновик уже полон странных символов и полученных результатов. На карандаше всё больше следов от её зубов, иногда приходится отплёвываться от погрызенного жёлтого дерева, когда особенно увлекается.

- Для приготовления раствора надо взять шесть и три десятые грамма карбоната натрия и шестьдесят три грамма воды, чёрт, забыла семь десятых, так-то лучше, - сказала себе девушка, когда дописала правильный ответ. - Уф, я определённо заслужила награду, - улыбнулась Хината, когда закончила переписывать свои решения. - Другую, - простонала она, когда глаза по своей воле снова уставились на шикарное платье. - Иди и поешь, достала, чес слово.

Брюнетка не удержалась, снова подошла к маленькому чёрному чуду, заботливо (в отличие от многих других вещей, в общей массе скиданных в одну кучу за закрытыми дверями шкафов) повешенному на вешалку, коснулась пальчиками подола, мягкость эластичной ткани будоражила. Хината представила какого это, проводить руками по своему телу, обтянутому платьем. Жар предвкушения, перемешанный с острым желанием, накрыл с головой.

- Чёрт, - Хьюга отдёрнула руку, - хватит вести себя, как…как, - она недовольно нахмурилась, от невозможности найти подходящее сравнение, чтобы сразу стало понятно насколько это запущенный случай, - как…Наруто, - брюнетка усмехнулась, покачав головой. - Точно нужно поесть.

Босые ступни забавно шлёпают по деревянным полам, пока Хината медленно идёт в сторону кухни, рука бездумно проводит по стене, пальцы будто наигрывают какую-то, ей одной слышимую, мелодию. Кое где на крепком дереве полов солнце ещё оставляет свои яркие отметины, эти места особенно тёплые, ступням приятно на них наступать. Брюнетку накрывает странная безмятежность, дом, наконец, стал прибежищем. Кабинет отца больше не кажется чёрной дырой, поглотившей родителя, возвращаться сюда приятно, Хината не думала, что успеет познать такое. Даже дверь, что до сих пор закрыта, больше не пугает как прежде. Просто она ещё не готова её открывать.

-…все мечты-ы-ы воплотим, - старшая сестра резко тормозит, когда входит на кухню, а там Ханаби, подвывающая приставучую песню, - всё у нас прекрасно, - поёт младшая, открытому холодильнику, откуда решает чего бы достать. Хината на цыпочках разворачивается, готовясь уйти незамеченной. - Всё у нас прекрасно-о-о, ах, ты, чёрт, - сестра осознаёт, что пела, громко хлопает дверью холодильника. - Ты!

- А, что? О, привет, Ханаби, как жизнь? - с невинной улыбкой интересуется старшая сестра, всё ещё продолжая пятиться к выходу. - Вижу, что у тебя тут всё прекрасно-о-о-о.

- Стоять, - они одновременно срываются с места. Хината выбегает на улицу из сёдзи в своей комнате, обегает вокруг и возвращается домой через парадный вход, но мелкая быстро раскусила её манёвр и уже поджидает, выскакивая из-за дивана в гостиной. - Познай мою месть, муа-ха-ха, - старшая смеётся, но ей удаётся проскочить и спрятаться за кухонным островком. - Не скроешься.

- Погоня вдвойне интереснее, когда поешь любимую песню!

- Не смей, - возмущается Ханаби, решая в какую сторону рыпнется Хината. Старшая сестра усмехается, бросая вызов. - Ты этого не сделаешь.

- Поспорим? А, то ведь…всё у нас прекрасно, будет только так, если ты не один. Все у нас прекрасно! Все мечты воплоти-и-и-м.

- А-р-р-р-х, не-е-е-е-т, только не она, только не снова. Чёртовы мультики из лего, - размахивая маленькими ручонками, как мини копия мини Халка, сокрушается Ханаби. - Ну, всё, ты нажила себе врага, - Хината смеётся и снова бежит. Надолго её не хватает, так что старшая снова пытается запутать следы. Всё затихает. Она старается не дышать, опасаясь гнева малявки, сидит в своём укрытии под обеденным столом и ждёт, что будет дальше. - АГА! - Хината натурально визжит, когда Ханаби свешивается с края стола. - Нашла, - пока старшая пытается вылезти, младшая хватает её за ногу. - Никуда не денешься.

Хината дёргает ногу, делает кувырок и одним резким движением поднимается на ноги, но Ханаби прыгает на неё, как мелкая опасная пума, прямо с кухонного стола, где сбуруздила скатерть и уронила миску со свежими фруктами, которые раскатились по всему полу. Младшая тонкими ручонками держится за талию старшей, но Хината выворачивается, оплетая Ханаби собственными руками.

- Кхм-кхм, - покашливание привлекает внимание сестёр. Они поднимают глаза и видят отца, который удивлённо смотрит на них, а рядом, за его спиной, противно ухмыляясь, стоит Нацу. Хорошего настроения как небывало. Хината отпускает Ханаби, они кланяются отцу.

- Добрый вечер, отец, - как две воспитанные дочери, говорят девочки в унисон.

- Приберите тут, - просто говорит отец, в его голосе ни намёка на недовольство, он уходит в сторону своей спальни, успевая нежно потрепать по макушке старшую дочь.

- Ваша свобода закончилась, - когда Хиаши вне зоны слышимости, шипит Нацу, оскаливаясь, - вы же не думали, что смогли избавиться от меня навсегда? - она уходит раньше, чем сестры успевают сказать, что именно так и думали.

- Зачем она ему? - серьёзно спрашивает Ханаби. Старшая сестра приглаживает её короткие, растрепавшиеся во время игры, волосы.

- Наш отец такой человек, ты же знаешь, он считает, что обязан, раз дал ей своё слово, - Ханаби фыркает, говоря что-то про глупых взрослых и начинает собирать фрукты. Хината смотрит в ту сторону, где исчез Хиаши. В эти дни, пока Нацу была далеко, у него что-то изменилось. Дочь хотела верить, что дело в другой женщине, в той, которая смогла пробудить в нём новые, а может давно забытые, чувства. Теперь ей стало страшно, что с возвращением будущей мачехи, может вернуться прежний Хиаши.

- Так и будешь стоять, или поможешь? - возмутилась Ханаби и бросила в сестру зелёным яблоком. Хината на автомате его поймала.

- Да, извини.

***

Наруто отправил ей миллион смайликов, с милыми лисами, милыми корги, милыми котами, короче, ключевое слово - милыми. Но, в ответ получил только одно непреклонное «нет» и «заманчивое» предложение о помощи в разборке того, как это делается.

- Ну, прямо, больно мне нужно разбираться в этой химической фигне, - сказал экрану телефона парень. - Лучше попытаю счастье с Шикамару, - те же самые смайлики, в купе с просьбой о списывании домашнего задания по химии, теперь начали неостановимым потоком приходить на номер ленивого гения. Наруто лежал на своём диване, вальяжно покачивая ногой, упавшей с края, положив одну руку под голову, он легко отправлял умоляющих лисят другу, представляя, как того раздражают звуки уведомлений. Не прошло и пары минут, как между милыми животными появились три фотки листов из тетради. - Другое дело, спасибо тебе, Шикамарушка, - улыбнулся блондин, отправив последнего милого лисёнка. Прежде чем взяться за переписывание, Наруто отправил Хинате ещё одно сообщение, в котором подробно описал, что Шикамару любит его намного больше. - Пусть ей будет стыдно. Тьфу, - выругался парень, когда на него неожиданно обрушился дождь из шмоток.

- Это, - грозно указывая на сваленные вещи, объявила Мей, - лежало на моей кровати.

- Во-первых, это, - ответил ей Наруто, выбираясь из завала, - валялось на моей кровати, а во-вторых, это не валялось, а лежало, просто забыл забрать, и в-третьих, это - вовсе не это, а моя одежда, - блондин аккуратно сложил свои любимые светлые джинсы, лишь немного протёртые тут и там, а сверху положил одну из оранжевых футболок с эмблемой какого-то бренда. Теруми скривила носик наблюдая за тем, что делает её новоиспечённый племянничек.

- Ты их отложил, чтобы пожертвовать куда-то? - уточнила Мей. - В фонд борцов против моды? Нет-нет, знаю, фонду слепых, которые одетыми ходят только в обществе других слепых.

- Харе перегибать, играешь на грани фола, - пожаловался Наруто, - никуда я не собираюсь это жертвовать. Надену завтра в клуб-б-б, ай, твоя мать, больно, - не успел он толком договорить фразу, как огрёб затрещину. - Сдурела? Не удивительно, что ты без мужика, - применил своё главное оружие Узумаки.

- Я пропущу это мимо ушей только потому, что обязана предотвратить катастрофу. Ты никак, НИКАК, не можешь пойти в клуб в этом, чёрт возьми, даже если это какой-то сельский клуб любителей крутить коровам хвосты.

- Чё? - спросил Наруто, но уже у пустоты, ведь Мей унеслась на сверхзвуковой. Блондин опасливо прислушивается к грохоту, доносящемуся из его комнаты, следом надвигаются быстрые, но неуверенные шаги, за которыми появляется высоченная куча одежды на тонких, длинных женских ногах. Теруми скидывает свою ношу на голову Узумаки. - Эй, - возмущается парень.

- Хорошо, - хлопает в ладоши Мей, в хитрых глазах мелькает стальная решимость, - что-нибудь должно найтись. Как же иначе?

«Иначе» подразумевает час времени, после которого в куче футболок, толстовок, джинсов, брюк и рубашек, таки ничего не находится. Наруто, честное слово, сам в шоке, что у него…

- Нечего надеть? - поражается Узумаки. - Как такое возможно, Мей? Я каждый день выхожу из дома, и знаешь что? Правильно, я ещё ни разу, повторяю, ни разу, не появился на улице ГОЛЫМ! Мне должно быть что надеть, завтра я буду в самом дорогом месте в городе, в центре внимания всех своих друзей и ещё парочки левых ребят, которых случайно позвал. Разве я могу быть там самым отстойным? Это всё из-за тебя, пока ты не пришла, я был доволен своими старыми, убогими, почти протёртыми до дыр, джинсами и этой убогой, тупого оранжевого цвета, футболкой. Футболкой? Да кто ходит в клуб в футболках?

- Что у вас тут происходит? - на пороге нарисовались Кушина и Минато, последний нагруженный рабочими инструментами жены, остатками приготовленных блюд и чего-то ещё, не идентифицируемого.

- Мамочка, - захныкал Наруто, и бросился обнимать ошарашенную огненную Узумаки, - Мей меня обижает, она забраковала все мои вещи, мне нечего надеть. А, ты чего так рано? - рыжая Узумаки закатила глаза, этого детёныша хрен поймёшь, то ему мамочка, то чего так рано припёрлась и не работаешь.

- Торговля шла не очень, мы решили не терять времени зря, - ответила Кушина, - и, как я вижу, не зря.

- Пойду-ка я поиграю в шахматы с Шикаку, - сбросив все вещи на кухонный стол, объявил Минато, - этого моё отеческое сердце точно не выдержит. Ну, так ты думай больше, что хотел бы покладистую дочку, - пока обувался, говорил себе под нос блондин.

- А? - выглянули все три головы одновременно, но успели уловить только захлопывающуюся дверь.

- Ладно, - решительно начала Кушина, - я знаю, что с этим делать, - сын и подруга с нетерпением ожидали ответа. - Пойдём в город и Мей тебе купит всё, что захочешь.

- О, да, это меня устраивает, спасибо Мей, - отбивая пять матери, обрадовался Наруто.

- Как это я так, - покачала головой Теруми, но взяла сумочку, убедившись, что все кредитки на месте.

***

- Не находишь, что я из этого будто бы, даже не знаю, вырос? - стараясь сохранять спокойствие, спросил Наруто.

- А, раньше я так любила, когда ты носил школьную форму, - похлопав ресничками, невинно сказала Кушина, с трудом потрепав сына по голове, одетой в светло-зелёную панамку, как та, которую он носил в младших классах. Наруто присмотрелся к себе в костюме, в общем и целом, костюм был ничего. Если не считать, что он был весь одного цвета с панамкой, да ещё состоял из рубашки, жилетки, пиджака и зачем-то пиджака длиннее. Но, добивали блондина брюки, которые остановились чуть выше колен.

- Прости, мам, но нет, и скажи спасибо, что я не ответил тебе, как хотел, без цензуры.

- Я предупреждала, - усмехнулась Мей, - моя очередь, - Наруто вздохнул, он уже давно пожалел, что связался с ними обеими. Теруми предлагала что-то модное, да, но через-чур модное, чего блондин понять никак не мог, а вот Кушина явно придерживалась классики. Короче, найти общий язык они никак не могли.

- Суть в том, чтобы его одеть, ты же помнишь? - теперь пришла очередь Кушины высмеивать наряд сына, когда Наруто появился в комплекте Мей. Вроде всё безобидно, джинсы и футболка, как раз то, чего он хотел. Не считая того, что драные джинсы пострадали сильнее, чем можно рассчитывать, драные на коленях, они были практически двумя частями штанины, держащимися на тонкой ниточке, которая должна порваться вот-вот и джинсы плавно превратятся в шорты. Зато футболка такая длинная, что почти закрывает это безобразие. - И, одеть не в монастырь.

- Может вы всё же как-то скооперируетесь и найдёте для меня что-то вперемешку, а? Пока я не отчаялся настолько, чтобы остаться завтра дома, - подружки переглянулись, прикидывая стоит ли ещё артачиться или уже пора поработать сообща.

Наруто тяжело опустился на мягкий пуф, наблюдая, как два урагана носятся туда-сюда собирая разные шмотки с вешалок. Что-то приставляя друг к другу, чтобы понять, как получается. Блондин только виновато улыбался милым девушкам-консультантам, которые тоже носились следом, подбирая раскиданные ненужные вещи. Хотелось есть, или спать, Наруто уже запутался чего больше, не считая того, как сильно хотелось домой. Он был готов смириться с оранжевой футболкой, даже с целым костюмом морковки, только бы не примерять больше ни одной рубашки, ни одних брюк.

- Кто там ещё, - недовольно буркнул Узумаки, когда завибрировал телефон в кармане. Парень улыбнулся, Хината, хоть что-то хорошее, но улыбка его быстро погасла, когда он увидел фотку чёрного платья. Конечно, на вешалке это не тоже самое, что на девушке, но он видел его длину, декольте и точёный силуэт. Хьюга будет в нём невероятна горяча. - Чёрт. Эй, дамы, - блондин вскочил с пуфа, - шевелите булками, вы должны сделать из меня самого горячего парня во всей Конохе.

- Он, что, думает, что мы феи-крёстные, или как? - не поняла Мей.

- Да хоть бесполые феи-трансвеститы, просто приоденьте меня, умоляю, - и он на вытянутой руке показал женщинам присланное ему фото. Кушина и Мей присвистнули, переглянулись, осмотрели Наруто, придирчивыми взглядами, которые ему совсем не понравились. Кивнули друг другу и снова куда-то умотали. - Я пропал.

- Только не в нашу смену, - парень дёрнулся, как они умудрились зайти ему за спину, да ещё так незаметно, он не понял, но в руках женщин были приличные на вид вещи, что вселило в него надежду.

- Я спасён, - улыбаясь своему отражению, решил Наруто.

- Кто бы сомневался, - высокомерно заявила Теруми, словно это не она полчаса назад предлагала ему надеть прозрачные шорты и меховое пончо. - Ещё бы волосы привести в порядок, - задумчиво произнесла Мей. Наруто присмотрелся к отросшим светлым прядям. И правда можно.

Он переоделся в то, в чём пришёл, любовно упаковав по пакетам все свои обновки, чмокнул тётю Мей в щеку, за то, что всё оплатила, чем явно вызвал подозрения у местных консультантов, решивших, что он какой-то альфонс при двух милфах. Блондин даже всерьёз задумался, что богатого мужчину девушка называет «папиком», но он не слышал, как молодой парень называет богатую женщину «мамиком».

- Никакого равноправия, - сам себе сказал Наруто, забирая пакеты.

Салон оказался тут же, только выше этажом, высокого качества, раз среди мастеров был гей, или парень под него сильно косящий. Узумаки с радостью уселся в кресло и очень точно описал, чего нельзя делать с его волосами, одним только тоном давая понять, куда он засунет мастеру ножницы, если тот отрежет лишний волос. Хотя, возможно ему это и понравится, Узумаки, покачал головой, отгоняя от себя подобные мысли.

Окружённый ароматами лака для укладки, шампуней и красок для волос, под звуки усыпляющего лёгкого джаза, Наруто совсем расслабился, сонными глазами осматривая светлые стены, тёмную мебель и множество зеркал, всё, что его окружало. А, ещё двух ярких женщин, которые уже во всю болтали с мастерами-бездельниками. Ему однозначно очень повезло.

- Готово, - блондин вышел из транса, когда парень с ужасной, но видимо модной, причёской, объявил, что закончил и снял с него чёрную накидку. Наруто присмотрелся к своему отражению. Практически ничего не изменилось, разве что волосы перестали так сильно лезть в глаза. Мастер ещё чуть взлохматил солнечную шевелюру, показывая, как придать небрежность. - Пять секунд и ты красавчик, - подмигнул ему парень.

- Ага, ясно, спасибо.

- Ну, - за спиной Наруто нарисовались Мей и Кушина. Теруми внимательно присмотрелась к блондину, прежде чем продолжить. - До уровня Хинаты ты вряд ли дотянешь, но хоть не будешь смотреться совсем убого.

- Мам! Она опять, - возмутился Узумаки.

- Тут я полностью, - начала Кушина, - на стороне своего красивого детёныша. Ой, сынок, какой же ты всё-таки у меня взрослый. Хорошо, что отдаю такую красоту в хорошие руки, - она обняла сына, чтобы обрести опору и совсем не расклеиться. Наруто был благодарен за такие слова.

- Раз уж шикуем, идёмте, мои любимые нищеброды, накормлю вас ужином, - разбивая парочку и взяв каждого под руку, сказала Мей.

- Кому-то пора начать платить мне аренду, - заявил Наруто.

- Прости, тебе? - не поняла Кушина. - Как это тебе? Она живёт в моём доме, значит и аренду должна платить мне.

- Не-не-не, у тебя в доме она гостит, как твоя подруга, а вот в моей комнате она точно, как квартирант.

- Кажется она хвасталась, что у неё денег до жопы, потянет двойную аренду, - Наруто и Кушина пожали руки, согласившись.

- Вообще-то, «она» прямо тут и слышит вас, - надулась Теруми, - вот съеду и посмотрим, кто первый начнёт скучать.

- Да, кто тебя отпустит, а, тётя Мей?

***

Гаара застрял на образе худой блондинки с длинными волосами, а всё потому, что не смог вспомнить, как её зовут. В первый год старшей школы они точно были в одном классе, как минимум один триместр. Может и больше, он не знает, всё, что парню точно известно - они ни разу не разговаривали, даже словом не обмолвились. Однако, такое досадное упущение вовсе не означает, что он не может ей…нравиться.

- Хм, - напряжённо произносит Гаара. Ему бы думать о том, чем поделился с друзьями, или о том, чем они поделились с ним, а лучше уже надеть рубашку, пока не пришла Темари и не начала возмущаться, что он долго собирается. Но, случайно оброненная фраза Хинаты крепко засела в мозгу, как настоящая заноза. Потому что нельзя просто так взять и сказать другу, что он кому-то нравится, не сказав кому конкретно. - Почему меня вообще это беспокоит? - уже не первый раз он задаёт себе этот вопрос, а ответ никак не находится. Скорее всего потому, что перспектива кому-то нравится очень сильно пугает Гаару.

- Ты охренел? - вот и ещё одна проблема, которую он легко предвидел, но ничего не сделал, чтобы избежать. Темари ворвалась в его комнату, как настоящая ведьма, вся в чёрном, глаза ярко подведены, волосы, которые она любит завязывать в простые короткие хвостики, в этот раз распущенны и все взлохмачены, будто на неё долго дул ветер или молния ударила. - Ты какого хрена ещё не одет? Я уже вызвала такси, - Гаара слышал, что она сказала, но залип на её груди. Точнее на большой белой надписи «сука» во всю чёрную футболку, специально подогнутую так, чтобы был виден живот. - Ты меня вообще слушаешь?

- Да-да, извини, просто завис, - отвис Гаара. Он уже был в тёмно-синих джинсах с отворотами, подпоясанными дорогим кожаным ремнём, - всё не так плохо, как кажется, - заверил он сестру, по лицу которой было понятно, что она не верит, точнее, что ей плевать, главное заткнуться и собираться. Но Собаку стянул с себя домашнюю футболку, он застрял на середине сборов, когда задумался про безымянную блондинку, которой мог нравиться, или не нравиться. Заменил её белоснежно-белой рубашкой, которую небрежно заправил в брюки, а сверху накинул самый обычный бардовый блейзер.

- Ну, ты и вырядился, - прокомментировала Темари. Брат посмотрел на её чёрный ансамбль из подвёрнутой футболки и тесных чёрных брюк с кожаными вставками. Вчерашний Гаара спросил бы её про платье, но сегодняшний уважал выбор сестры.

- Ты тоже отлично выглядишь. Идём? - одёрнув рукава рубашки, чтобы выглядывали из пиджака, спросил Гаара. Темари прищурилась, не готовая так легко поддаться на эту новую версию брата, но не смогла найти никаких признаков притворства или недовольства. Блондинка предпочла просто фыркнуть и удалиться, красноречиво намекая, что Гаара всё равно второй.

***

- Принцессы - сосут, - гордо заявила Ино своему отражению в зеркале, - а, я просто королева, - блондинка улыбнулась нежно-розовыми губами, в очередной раз убеждаясь, какое выбрала идеальное платье, в сочетании с длинной толстой косой, витиевато заплетённой её личным мастером (да-да, Ино Яманака кому попало свои шикарные локоны не доверит), переброшенной через плечо и поблескивающей светло-сиреневыми камнями в маленькой диадеме, спрятавшейся в волосах, она выглядит одновременно нежно и желанно, на её скромный взгляд. - Я как Рапунцель, только со мной можно делать вещи с рейтингом 18+.

- Ну, ты и загнула, - рассмеялась Сакура. - Подай гель, спасибо, - розоволосая немного отпихнула принцессу из мультиков для взрослых от зеркала, чтобы ещё раз уложить волосы, лишним не будет, они итак уже блестели от количества геля, но Харуно зачерпнула из баночки снова, плавно проводя по коротким прядям, строго зализанным назад. Сегодня она хотела быть взрослой, поэтому решила, что гордится своим большим лбом, пусть все об этом знают.

- А, ты сегодня такая строгая, смотришь на тебя и понимаешь, - Ино встала за плечом подруги, рассматривая её тесную юбку-карандаш ярко-алого цвета и короткий топ с длинными рукавами, который закрывал лишь аккуратную грудь. Сакура выглядела взрослой, даже слишком, но блондинка была не против ещё сохранить детство, поэтому не переживала, что может рядом с розоволосой выглядеть простушкой с выпускного бала.

- Что понимаешь-то? - не выдержала Харуно.

- Да то, что это не с тобой будут вытворять всякие непотребства, а ты с ними.

- Хочешь сказать, что я выгляжу, как госпожа? - довольно улыбаясь такими же яркими алыми губами, уточнила Сакура. Яманака кивнула.

- Только плётки не хватает, - девчонки рассмеялись, посмотрели друг на друга и сделали наконец то, о чём давно мечтали, завизжали и запрыгали, как безумные, наперебой повторяя какие они красивые. Этот маленький момент тщеславного единения прервал громкий гудок с улицы. Ино закатила глава. - Грёбанный Инузука, как всегда нетерпелив.

- Кстати об этом, не понимаю, почему ты согласилась поехать с парнями, а не попросила Сая за тобой приехать?

- Всё очень просто, - со знанием дела, и не без излишнего превосходства в голосе, начала блондинка, - ради эффектного выхода. Хочу, чтобы он увидел, как я, вся такая опупенно красивая, выхожу, а он меня видит и весь такой понимает, что влюбился без памяти.

- Как всё оказывается сложно, - поддела Сакура. Раздался новый гудок, Яманака рыкнула и вышла на балкон подруги.

- Ещё раз так сделаешь и я засуну тебе свои каблуки в жопу!

- А, вот это точно не похоже на принцессу, - констатировала Харуно, - ладно, идём, чтобы тебе не пришлось притворять в жизнь твои угрозы.

***

Не сговариваясь, парни стараются друг на друга не смотреть. Говорить комплименты никто не собирается, как и обращать внимание на то, что все они постарались приодеться. Поэтому каждый смотрит в разные стороны, кто-то прохаживается вокруг, смотря в небо. Только Киба спокойно устроился за рулём семейного фургона, вальяжно откинув руку на руль, он сидел свесив ноги на улицу, его малость парила тишина, внутри было неспокойно, в основном от того, что снова увидит Тамаки, о которой думает безбожно много в последнее время, для него такое в новинку.

- Да ладно, может хоть наряд Шино обсудим? - прерывая гнетущую тишину, интересуется шатен. Сам он уверен в себе на все сто, белая футболка с надписью «альфа» подчеркивает всё, что должна, а простые синие узкие джинсы уже никогда не выйдут из моды. Он добавил к образу человека, который не париться о внешнем виде, несколько браслетов, как бы совсем случайно, обыденно. Парни недовольно стонут, им стоило ожидать подвоха от неугомонного собачника. - А, что? Хотите сказать, что только я заметил, каким мачо он выглядит в этих брюках, как у Аль Капоне и в этой кожаной жилетке? - парням пришлось, как иначе, повернуться к Шино. Абураме только поправил свои тёмные очки. Он правда выглядел…совсем иначе, в классических брюках в тонкую белую полоску, чёрной рубашке, с непривычно расстёгнутыми верхними пуговками и жилетке из тёмно-коричневой кожи.

- «Пока все твои эрогенные зоны прикрыты, можно считать, что ты одет консервативно», - прокомментировал свой вид Шино.

- Хорошо, тупая была идея, этого ничто не берёт, тогда как насчёт Чоджи? - передумал Киба.

- А, я то что? - удивился здоровяк, одёргивая длинную красную кожаную куртку. Парни немного поржали, так чтобы выглядело безобидно.

- Я, что, один это вижу? - поразился Инузука. Парни промолчали. - Да, камон, «если уж Запад в деле, то по-крупному», - прочитал Киба, этого парни уже не выдержали и заржали откровенно. - А, я о чём? Он же оделся, как белая версия Тупака.

- Заканчивай, чувак, - отсмеявшись, попросил Наруто. Чоджи задумчиво почесал голову в красной бейсболке, которую одел козырьком назад. - Не обращай внимания, ДжейЧо, ты выглядишь круто, - заверил его блондин, кто он такой, полиция моды что ли, чтобы осуждать желание друга надеть безразмерную футболку и широкие джинсы, в которые ещё один Чоджи поместиться. Здоровяк стукнулся кулаком с Узумаки, почувствовал себя увереннее. Он понимал, что парни шутят беззлобно, но тот факт, что Каруи отказалась поехать со всеми, а их отношения трещали по швам, совсем не придавал уверенности.

Наруто присмотрелся к здоровяку, а потом подал знак остальным, парни замялись, решая, как лучше подбодрить их ранимого Чоджи. Киба повернул ключ, чтобы заработала магнитола, подключил свой телефон через допотопный провод и быстро нашёл то, что им поможет.

- Йе, - произнёс Наруто, услышав знакомый бит, - к чёрту Калифорнию, как насчёт Конохи? - все покивали, поняв, чего хочет Узумаки. - Коноха умеет зажигать, Коноха умеет отжигать! - зачитали друзья дружно, качаясь под реп Тупака.

- Вас, что, ни на секунду одних оставить нельзя, чтобы вы не позорились на всю улицу? - раздался недовольный голос Ино. Парни отвлеклись на пришедших девчонок, которые выглядели отпадно.

- «Давай, потряси ими, детка! Давай, потряси ими, детка!», - ради того, чтобы поиздеваться над Ино, Киба даже вылез из салона.

- Детский сад, - вздёрнув носик, объявила Яманака, подходя к салону и высокомерно выставила ладошку, чтобы бывший помог ей влезть внутрь. Киба фыркнул, но поступил как настоящий джентльмен. Наруто следом помог Сакуре, которая не понятно как вообще стояла на своих убийственных шпильках.

- Все готовы? - уточнил Киба, заводя мотор. - Тогда позвольте мне отвести вас в одно райское место, где вы сполна сможете отдаться пороку.

***

Сай чувствует, как внутри что-то закручивается, подумав, понимает, что это паника. Не самое знакомое чувство, но приятного в нём мало. А, всё из-за пуговки на рукаве серой рубашки, которую он уже давно и безуспешно пытается застегнуть.

- Не нервничай, - раздаётся спокойный голос Данзо, то есть, мысленно поправляет себя парень, отца. Мужчина чинно заходит в комнату сына, протягивает испещрённую морщинами руку к руке Сая. Ему понадобились всего секунды, чтобы справиться с глупыми пуговицами. - Никаких проблем, - заверяет Данзо, поправляя съехавший ворот. Оглаживает рубашку на сыне и кивает сам себе. - Идеальный, - едва заметно улыбаясь уголками губ, говорит он. - Ей понравится, - многозначительно добавляет Данзо, прикасаясь к его щеке. У этого мужчины всегда грозный вид, но рука тёплая, Сай с большим трудом верит, что она когда-то держала оружие, отнимала жизни. Для него он стал спасением.

- Думае-шь? - запинается Сай, готовый по привычке сказать «думаете, Данзо-сама».

- Уверен, - Сай верит и расслабляется. - Хорошо проведи время с друзьями, - желает мужчина, провожая сына до порога дома.

- Обязательно, - теперь Сай улыбается открыто, смело, Данзо поражён этими новыми изменениями, он хочет поддержать его, приблизиться, научиться чему-то новому от юного парня, который стал настоящим спасением от одинокой жизни. Он никогда ему этого не скажет, скорее всего, но было время, когда он был очень слаб, и хотел совершить непростительную ошибку, но только не теперь, когда он…- Не скучай, отец.

Да, не теперь, когда он отец.

***

Другой отец, в другой части города, спокойно сидел в своём кабинете. Можете попробовать применить к нему пытки, но он всё равно будет стоять на своём, что у него важные рабочие дела, не терпящие отлагательств. И, его вынужденное затворничество тут, никак не связанно с желанием скрыться от навязчивой молодой невесты. Совершенно никак.

Телефон оповестил о сообщении, прервав мысли Хиаши о том, какой он жалкий, раз прячется от Нацу, да ещё не может себе в этом признаться. Он же хладнокровный, суровый мужчина. Начавший странно улыбаться, когда увидел, что сообщение прислала Мей Теруми.

С того звонка они…Хиаши не знал, что они делали. Просто общались, наверное, становились друзьями. Иногда она ему писала, иногда он ей, чаще он просто звонил, а она, вот как сейчас, захламляла память его телефона всякой ерундой. Вроде картинки сурового мужика с дочкой, которому прохожая женщина говорит, что дочь у него милая и красивая, с ним - одно лицо. Соль шутки в том, что девочке и правда пририсовали лицо отца.

- Какой бред, - произносит Хиаши, и отправляет Мей точно такое же сообщение. Честное. Теруми ничего не отвечает, им порой это не требуется, а вот что Хьюга требуется, так поменять фото, которое новоявленная подруга ему на себя установила. Если люди увидят на экране его дорогого, статусного телефона чьё-то откровенное декольте и яркие губы, то решат, что Хиаши не добропорядочный мужчина. Вот только, это так сложно, приходится уговаривать себя, что на замену нужен другой снимок, которого у него нет.

- Пап, я ухожу, - кричит из коридора Хината. Мужчина хмуро поднимается из-за стола, точно, старшая дочь идёт в ночной клуб, стало быть на всю ночь, конечно с хорошими ребятами, с Саске, например, не о чем волноваться, он полностью в ней уверен, хорошо воспитал и…

- О, ками, - совсем тихо шепчет Хиаши, когда видит её. Хината сидит на тумбочке, под которую они прячут обувь, положив ногу на ногу, застёгивая ремешки от чёрных туфель на высоких каблуках, на ней короткой платье, а распущенные волосы упали на одну сторону. Хиаши кажется, что он уже видел что-то подобное в другой жизни.

«- Люблю, когда ты так на меня смотришь.

-Как?

- Будто я слишком хороша для тебя.»

Он зажмуривается, выкидывая из головы женщину, которую потерял и сосредотачивается на девушке, которая готова покинуть его дом. Хината поднимается на ноги, оправляет платье, которому требуется ещё несколько десяткой сантиметров длины. Да, когда, ками, она успела сделаться такой взрослой?

- Скажи она секси, да, пап? - спрашивает Ханаби, Хиаши переводит грозный взгляд на младшую, пока старшая планомерно краснеет. - Чего вы сразу? - у неё смешные плюшевые заколки в волосах, а на ногах полосатые носки с пальцем для каждого пальца, она сущий ребёнок сейчас и Хиаши больше не хочется злиться, напротив, он бы с радостью обнял Ханаби, взяв с неё обещание никогда не взрослеть. - Пользовался бы лучше тем, что я говорю комплименты за двоих.

- Кхм, - откашливается Хиаши и возвращает своё внимание старшей дочери. Хината стала выше из-за этих каблуков, в серых глазах застыла неуверенность, он знает, что это его вина. - Думаю, я смогу справиться сам. Ты, кхм, пре-прекрасно выглядишь, дочка. Повеселись там, и будь осторожна.

- Конечно, пап, как всегда, - страх пропадает из её больших, открытых навстречу целому миру, глаз. Хината улыбается, на ней практически нет косметики, в чём-то она не отступает от своих привычек, никаких украшений, только она, такая, какая есть. Даже вязаный кардиган, чернильно-чёрный, скрывающий всё, что он не хочет видеть, возвращающий ему его маленькую девочку. - Не скучайте без меня, - дверь за ней закрывается, Хиаши снова хмурится, внутри образовался узел, требующий каких-то решительных действий.

- Если у тебя есть какие-то планы, - говорит Хиаши младшей дочери, - то можешь смело перенести их сюда, я вспомнил, что у меня есть работа в офисе, не терпящая отлагательств.

- О, круто, позову ребят, - весело щебечет Ханаби, убегая, Хиаши следует следом, но ему нужно в свой кабинет, добраться до телефона, написать сообщение, попросить о срочной встрече.

- И, выпить, мне, определённо, нужно выпить.

***

- Ты, что, всерьёз задумалась над этим? - Хината вздрагивает, когда над забором, куда она смотрела, появляется голова Саске. Приходится напустить на себя невинный вид.

- Разумеется, нет, - легко врёт Хината, направляясь в сторону ворот. Она не собирается признаваться этому идиоту, что пошла к забору по привычке, и возможно допустила короткую мысль, что даже в таком прикиде сможет это проделать.

- Врушка, - долетает до неё голос друга. Саске смотрит, как она идёт, ни следа от маленькой девочки, которую казалось так хорошо знает. Она не потрудилась завязать пояс на кардигане, так что ему всё видно. Он задаётся плохими, не правильными вопросами, споря с собой, почему мог не заметить девчонку, что живёт по соседству. Какая-то его часть, наверное та, которая ещё помнит, как быть человеком, говорит, что он никогда не был достоин кого-то вроде неё, и это правильно. - Наруто повезло, - заставляя себя быть спокойным, говорит Учиха, когда Хината оказывается рядом.

- Если это комплимент, то ты тоже неплох, - отвечает ему Хьюга. Саске крутится вокруг своей оси, чтобы подруга смогла рассмотреть его со всех сторон. Тёмно-синюю рубашку в клетку с коротким рукавом, небрежно заправленную в светло-голубые джинсы, открывающие лодыжки.

- Подумал, что сегодня с меня хватит минимализма, - расстёгивая ещё одну пуговку, объявил Саске.

- Мило. Итачи-сан с нами не поедет? - интересуется Хината, машина Итачи стоит у дома, значит он ещё не поехал на работу.

- Нет, он приедет позднее, я вызвал нам такси, - отвечает Саске, сверяясь с наручными часами, - сейчас должно подъехать. Только заедем по пути ещё в одно место, идёт? - Хината прищуривается с подозрением. - Перестань, не мог же я заставить её добираться самой, это как-то…не по-джентльменски.

- А, трахать её без чувств по-джентльменски? - огрызается Хината, мгновенно пожалев об этом. Злиться на друга она точно не хочет. - Чёрт, Саске, - Учиха старается отвернуться, но боль в серых глазах слишком искренняя, это вышибает весь дух. - Я понимаю, что тебе больно, - он верит в это, но не может понять, кто и когда ей причинял эту боль. Убить бы его. - Но, ты не можешь лечить своё разбитое сердце, разбивая его другим. Да, признаю, я не самый большой фанат Карин, но даже она не заслужила такого. Ты же понимаешь, что в ваших отношениях, она - это ты?

- Я разберусь, - ухмыляясь, хотя совсем не хочется, заверяет Саске.

- Нихрена подобного, но знаешь что, - Хината стоит слишком близко, ветер доносит до него аромат зелёных яблок, - это твоя последняя ночь, когда можно делать глупости, безнаказанно, а с завтрашнего дня, я тобой всерьёз займусь, - хорошо, что приехало такси, спасая его от необходимости что-то отвечать. Саске слишком надеется, что это правда, он понимает, что её вид сбил его, но знает, глубоко в душе знает, как сильно нуждается в её дружбе.

Хьюга забирается в середину, такси трогается, они в салоне только вдвоём и она предпочла бы, чтобы всё осталось таким, но кому какое дело до её хотелок. Конечно, он решил пригласить всех троих, а это означает грёбанное напряжение между Саске и Суйгецу, кто бы мог подумать, и всё это из-за Карин. Хорошо хоть, что Джуго нормальный парень без заморочек, ну, наверное, по виду он сегодня присутствует в реальности, а кто его знает, какой человек, когда не накуренный.

Худощавый Суйгецу садится со свободного края от Хинаты, на нём почти классический костюм, если не считать укороченных брюк, белых кед и того, что ткань с явным баклажановым отливом. А, так, даже галстук есть, под цвет костюма, только очень тоненький. Учитывая простоту, с которой оделся Саске, Суйгецу сегодня подходит расфуфыренной Карин куда больше.

Хината старается незаметно закатить глаза, когда эта бестия, очкастая, смеясь, залезает на колени к Саске, ведь свободных мест больше нет. Острые плечи её леопардового пиджака чуть не втыкаются брюнетке в глаз. А, вот тонкий, острый каблук длинных сапог, впивается в открытую часть ноги. Карин позвякивает кучей позолоченных цепочек на шее, пока старается усесться удобнее, её чёртовы кожаные шорты скрипят, как диваны во всех приёмных. Хината потратила битый час, чтобы решиться показаться перед роднёй в своём, как она считала, откровенном платье, а эта разоделась в один лифчик со стразами и хоть бы хер. Где справедливость.

Хьюга ищет её в глазах Суйгецу, который охотно встречает его взгляд, отвечая. В его бледно-голубых глазах, подсвеченных сиренью от костюма, те же вопросы и желания, если бы только они двое могли сделать так, чтобы все были довольны. Для начала хватило бы малости, пересадить Карин на колени к правильному парню.

- Эту ночь мы все запомним надолго, - томно произносит Карин, бесстыдно ёрзая на коленях Саске. Хината и Суйгецу снова переглядываются. Теперь они оба готовы придушить Учиха.

- В клуб «Цукуёми», - приятным басом, говорит Джуго, занявший переднее сиденье. В целой машине разодетых людей, его чёрно-красный спортивный костюм, от чего-то, смотрится самым нормальным, - пожалуйста.

***

На стоянке перед клубом пустых мест нет, но стоит Наруто назвать здоровому бугаю имя Итачи, как перед ними открываются все двери. Киба пристраивает свой фургон, теперь он жалеет, что не удосужился его намыть, на стоянке для вип-гостей, в ряду блестящих «Инфинити» и «Феррари».

- Смотрится брутально, друг, не парься, - хлопает его по плечу Наруто.

- Не слушай издёвок, - заботливо поглаживая кое-где начавший ржаветь кузов, шепчет машине Киба. Наруто ржёт, пока открывает отъезжающую дверь, чтобы выпустить девчонок. Ино дёргается к выходу, чем пугает не готового к подобному, Узумаки, блондинка смотрит из стороны в сторону, сканируя местность.

- Сая не видно, - говорит Ино и усаживается обратно, - скажите, как увидите его. Я должна появиться эффектно, - Наруто качает головой, протягивая руку Сакуре, но та тоже пока отказывается выходить, чтобы не стоять на каблуках, на холодном ветру. - Напишу ему, где мы, - идея хорошая, так что Узумаки тоже пишет Хинате. И, Саске, на всякий случай, а то ждать, что Хьюга с телефоном себе дороже. Ответ приходит один, конечно от Учиха, кто бы сомневался.

- И, это, - вдруг начинает Чоджи, но запинается, когда все смотрит на него, снова, - ну, напиши Каруи, чтобы она знала, что мы здесь, - Наруто готов провалиться сквозь землю, а ведь согласись он с Хинатой, девушка Чоджи была бы рядом. Приходится сделать себе огромную засечку - поговорить с Каруи, кажется, он знает, какие выбрать слова.

- Конечно, - с нежной улыбкой соглашается Ино.

- Так может кто-то просто напишет всем сразу? Или я не прав, что всем хорошо бы знать, где мы? - подаёт голос Шикамару. Ни от кого не ускользает его нетерпение, чего обычно за Нара не наблюдается. Гений вздыхает, от него-то тем более ничего не ускользает. - Что? Я уже хочу внутрь, где музыка и люди танцуют, не знаю как вы, а я приехал не для того, чтобы проторчать всё время на парковке.

- Это вип-парковка, - зачем-то добавляет Киба.

- Даже на вип-парковке, - уточняет Шикамару.

- Плевать на парковку, - прикрикивает на них Наруто, - вы что? Вы все пропустили, как Шикамару, наш Шикамару, которому однажды было так лень идти в школу, что он просто остался там ночевать, сказал, как сильно он хочет танцевать?

- Бля, а ведь правда, он же так и сказал, - поражённо произнёс Киба, дёргая Шино за рукав рубашки, будто это поможет другу лучше усвоить сказанное.

- Я не собираюсь извиняться за свою любовь к танцам, - доставая из заднего кармана потёртых темно-серых джинсов сигарету и зажигалку, сказал Шикамару, демонстрируя полное спокойствие. Друзья оказались так шокированы этим, что даже забыли закидать гения глупыми шутками.

- Как мы удачно появились, - Шикамару поперхнулся дымом, когда женский голос, пробирающий до самого нутра, с насмешкой влез в разговор. Нара опасливо обернулся. Разве могло быть иначе, нет, он должен был похвастаться именно в тот момент, когда эта проблемная женщина оказалась рядом.

- Привет, Темари, заходи к нам, - помахала блондинке в чёрном яркая Сакура, - отпадно выглядишь, так опасно.

- Стараюсь, - усмехнулась но Собаку, присаживаясь рядом с новыми подругами. Сильно подведённые глаза не отрывались от спины Шикамару, он снова отвернулся, чтобы спокойно докурить, правда, получалось плохо, он точно знал, что она смотрит, ощущал этот прожигающий, сильнее горячего дыма в лёгких, взгляд. Темари вальяжно закинула ногу на ногу, в пол уха слушая о чём говорят девчонки, её куда сильнее занимал ленивый любитель танцев, и его тесно облепленный тёмно-зелёным лонгсливом торс. Когда парень, наконец, нашёл в себе силы повернуться, блондинка смогла насладится видом грудных мышц и красотой рук, открытых закатанными рукавами. Неожиданно крупная пряжка на ремне, заставляла её незаметно покусывать губы. Не будь она дурой, всё это принадлежало бы ей.

- А, вот и Тамаки с Мацури, и Шихо с ними, - заметил Наруто, помахав стайке девчонок. Киба, по скромному мнению блондина, как-то слишком оживился от этой новости, да ещё встал облокотившись на машину так, чтобы плечи казались шире. Как не странно, точно так же повёл себя Гаара. У Наруто даже мелькнула мысль, что демон запал на Мацури, но тот, очевидно, пялился на Тамаки. - Ебать, как странно, - прошептал сам себе Узумаки.

- Привет, - поздоровались подошедшие девчонки.

- Чёрт, не верю, что мы правда здесь, ещё раз спасибо, Наруто, что пригласил, - осматривая здание клуба, куда им предстоит пойти, сказала Мацури.

- Пустяки, - отмахнулся блондин, - вместе - веселее. А, с такими психами, как все присутствующие, должно быть ещё веселее. Да, Гаара? - решил пошутить Наруто, но красноволосый уже подходил к Тамаки, прикрывающей лёгким пальто своё нежное платье цвета взбитых сливок. С короткими струящимися рукавами и сборкой на лифе с юбкой. Узумаки бы понял, если бы демона привлекли стройные ноги девушки, но он определённо пялился ей в глаза.

- Привет, Тамаки, - брюнетка взмахнула завитыми волнами волосами и неуверенно улыбнулась Гааре. Сама она, кажется, толком с ним не общалась, но Мацури находила парня «прикольным», поэтому не хотелось показаться невежливой. Тем более, ей всё равно, по наказу подруги, нужно было избегать Кибы.

- З-здравствуй, Гаара, отлично выглядишь, - улыбнулась ему девушка. Но Собаку наклонился чуть ниже, вглядываясь ей в глаза, так что Тамаки пришлось отклониться, но ничего необычного там не увидел. Он определённо ей не нравился, как парень. Кажется, решил Гаара, что после этой выходки он и как человек ей разонравится.

- Спасибо, ты тоже, - быстро выпалил красноволосый и ретировался подальше. За всем происходящем внимательно следили прищуренные глаза того, кто считал себя сегодня альфа-самцом, и борьба за женщину с Гаарой ему совсем не улыбалась. Чёрт, недоумевал Киба, и как так вышло, что стоило ему заметить девчонку, как её начали замечать все.

- Это было…горячо.

-…странно, - Тамаки удивлённо вскинула бровь, - горячо?

- Ну, извини, я не виновата, что ты этого не разглядела, - пожала плечами Мацури, сильнее натягивая и без того бесконечное декольте на простой чёрной кофте, которой сегодня разбавила золотые шорты в крупных пайетках. Девчонки, прихватив немного смущённую таким количеством почти незнакомых людей, Шихо в ярко-голубом платье с цветочным принтом, присоединились к остальным в фургоне.

***

- Идёт, - сказал Наруто, и сам понял, что прозвучало нетерпеливо. Наверное потому, что понимал состояние Ино, пока переминался в ожидании Хинаты, истаптывая подошвы новых кроссовок, тех, которые Мей подарила ему на день рождения.

- Хорошо-хорошо, я готова, я бесподобна, всё путём, - настраивала себя Ино, - давай, Инузука, подашь мне руку, - практически приказала блондинка своему бывшему, который тёрся рядом, вообще-то лишь для того, чтобы следить одновременно за Тамаки и за Гаарой, находящихся по разные стороны.

- А, ничего не треснет? - не отвлекаясь от своего занятия, бросил Киба. Ему сразу прилетело в тыкву от итак перенервничавшей блондинки, которая всего лишь хотела, чтобы всё прошло идеально. - Бля, дерешься и думаешь, что я буду тебе помогать? Мы больше не вместе, так что я не обязан так делать, снова.

- Ах, ты, - возмутилась Яманака, притопнув ножкой в аккуратной туфельке принцессы, - не будь козлом, Киба, будь хорошим пёсиком и подай хозяйке руку.

- Ну, ты и с…- за спиной Кибы раздался всеобщий предостерегающий гул от парней, Инузука недовольно выдохнул, - скво.

- Чё?

- Принцесса у индейцев, - Ино резко обернулась, это был Сай, уже, стоял тут и смотрел на неё, она всё запорола, никакого идеального выхода. Вот только, как только её светлые глаза нашли его тёмные, вся эта идеальность стала никому не нужна. Дыхание затерялось где-то, а сердце забилось, как бешенное, просто от того, как он на неё смотрел. И, эта лёгкая улыбка. Сай протянул ей свою руку. - Позволишь? - блондинка смогла только слабо кивнуть и протянуть свою дрожащую ладошку в ответ. Девушка спустилась на асфальт парковки, оказавшись вплотную к бледному художнику. - Я не видел никого прекраснее тебя, Ино Яманака, моя девушка, - прошептал ей Сай, заставляя коленки подкашиваться.

Наруто отвёл взгляд от целующихся друзей, это оказалось чем-то слишком личным. Сакура помахала рукой, прося помочь вылезти из фургона, блондин с радостью воспользовался возможностью отвлечься.

- Благодарю, - шутливо произнесла Харуно. Появилась странная неловкая пауза, но они быстро рассмеялись над собой и это чувство отступило. - Принарядился, значит, - поправив ожерелье ценой в три горы, сказала Сакура, чтобы полностью развеять неловкость. Наруто неуверенно потрепал себя по затылку. - Но, оранжевый? Не слишком смело? - с усмешкой уточнила розоволосая, разглядывая чёрно-оранжевый бомбер на блондине.

- Хах, да, знаешь, я решил смириться, кажется, оранжевый всё же мой цвет, - Сакура прикоснулась к мягкой ткани, вроде ничего особенного, но она сразу поняла, что все вещи, идеально сидящие скинни и даже однотонная чёрная футболка, подчёркивающая торс парня, дорогие. - Понимаю, - подруга скосила взгляд и улыбнулась, - сегодня ты должен соответствовать своей даме, - Сакура мотнула головой в сторону.

- А? - не понял Наруто, но обернулся куда она указала, как раз когда в начале парковки остановилось такси, выпуская, в мигающий от вывески клуба свет, крупного парня, парочку, худого парня в костюме и её.

- Иди, - коснувшись плеча, с улыбкой сказала Сакура. И, ноги его понесли, мимо развеселившегося Чоджи, который встретил старого знакомого, Саске, к которому прижималась красноволосая бестия в очках, он успел отбить ему кулак, загадочно улыбающейся Каруи, которая только успела подойти. Блондин отвлёкся на её яркое, в африканском стиле, странное платье-шорты, завязанное вокруг шеи крест на крест, сиреневые, жёлтые, зелёные, все цвета в ней перемешались, девушка спрятала длинные волосы под платок, завязав его в крупный узел. Узумаки поймал себя на мысли, что к типичной диснеевской принцессе, к ним прибавилась африканская, но даже такие царственные особы не могли затмить её.

Наруто не знал, если ли у него какие-то определённые представления о женской красоте, если исключить то, что ему нравятся голые женщины. До появления Хинаты, которая почему-то притворяется, что не знает, как она красива, Узумаки бы сказал, что это должна быть кто-то яркая, кого видно в толпе, он не был тем, кто долго смотрит на одного человека, постепенно понимая, как он прекрасен. Но, только не теперь, теперь он достаточно смотрел на неё, чтобы это понимать. Как много в её простоте, в её бледных глазах полных загадки, в прямых волосах, которые просто раскинулись по плечам и спине. Ещё вчера в этом море разноцветных, ярких девчонок, которых оставил позади, он не смог бы разглядеть самую прекрасную, но сегодня его глаза видели лишь этот точёные силуэт в чёрном коротком платье, эти длинные, из-за каблуков, ноги, и вздымающуюся от волнения грудь.

- Всё равно не найду нормальных слов, - честно признался блондин, удивлённой Хинате, прежде чем наброситься на её приоткрытые пухлые губы. Она стала высокой, наклоняться почти не пришлось, и осталась такой же податливой, как он запомнил, охотно откликаясь на его ласку. Аромат яблок, напоминающих о прошлом, и вкус сладости, её собственный, навсегда отпечатывающийся на его губах. Слишком хорошо, чтобы быть правдой. - Привет, - прошептал Наруто едва перестав атаковать девичьи губы. Хината промычала что-то невнятное, сильнее сминая ткань его бомбера в тонких ручках.

- Ох, уж, мне эти гетеросексуалы, вечно стараются похвастаться своей ориентацией, - произнёс насмешливый голос. - Ещё бы парады начали устраивать.

- Привет, гомофобка, развлекаешься? - усмехнулся парень повыше.

- Ага, привет, парни, - отстраняясь от Наруто, поприветствовала Хаку и Забузу Хината. - Кстати, о развлечениях, - моментально становясь грозной, добавила брюнетка, - ещё раз станешь предлагать моему парню обсудить с тобой члены, и я не посмотрю, что ты всего лишь слабый гей, - ребята, следящие за странной сценой, шутку не поняли, учитывая то, что парень в чёрном комбинезоне, с маской на пол лица, увешанный цепями, как каким-то корсетом, был на две головы выше, а в плечах шириной с трёх Хинат.

- Бля, да сколько вы ещё будете мне это вспоминать, - сгорбившись, пожаловался Забуза, - это была просто шутка. Гетеро, что б вас, отрастите себе чувство юмора.

- Прости, милый, но тут я на её стороне, - совсем не дружелюбно улыбаясь своему парню, говорит Хаку. Сегодня он выше, из-за огромной подошвы на чёрных ботинках, и больше напоминает парня, хотя бы потому, что на нём чёрно-жёлтые брюки, открывающие щиколотки, но натянутые выше линии талии. Хотя практически такой же топ, как на Сакуре, слегка смазывает это ошибочное мужественное представление. Хаку прикрылся лёгкой дутой курткой, а волосы собрал в пучок на макушке. Никто бы не сказал с точностью, какое он оставляет после себя впечатление, все сойдутся только на одном - неизгладимое.

- Все в сборе? - Наруто кажется, что он весь пошёл рябью от испуга, когда за его спиной раздался новый голос. Блондин нахмурился.

- Да, что за привычка такая, почему все вечно откуда-то выскакивают? - пожаловался Узумаки, пожимая протянутую руку Итачи.

- Может кто-то просто никогда не смотрит по сторонам? - голос старшего Учиха совсем не намекает на хитринку, но вот глаза смотрят с вызовом. - Видимо, увлечён чем-то другим. Или кем-то, - Хината смущается от такого толстого намёка, но улыбается, сегодня это именно то, чего ей очень хочется - быть в центре внимания. Его внимания. - Ах, да, где мои манеры, это мой хороший друг Кисаме, - на дорогой серый костюм на четырёх пуговицах, соответствующий статусу управляющего самого дорогого ночного клуба в городе, Итачи накинул светлый тренчкот, поэтому едва приподнимает руку, чтобы указать на неприметного парня рядом.

Мужчина рядом с Итачи выше ростом, шире в плечах, он открыто улыбается, щуря глаза за стёклами бифокальных очков в толстой оправе и приветливо машет рукой. Тёмные волосы уложены повыше, как носят сейчас многие, про Кисаме, кажется, можно сказать только одно - обычный. Такого встретишь на улице и не вспомнишь. Один только Саске загадочно улыбается, зная его лучше, но младший Учиха предоставит друзьям самим всё узнать, в своё время.

- Так что, вы готовы идти? - снова спрашивает Итачи, обращаясь к Наруто.

- Эм-м, - блондин осматривает толпу собравшихся, кажется все на месте. Его беспокоит только то, что некоторые могут не знать друг друга, но они ведь идут в место с алкоголем, лучшим средством для установления дружеских связей. - Кажется, да.

- Тогда, прошу за мной.

Итачи, как пророк, повёл кучку, осенённых предстоящей возможностью очутиться в самом сердце взрослой ночной жизни Конохи, подростков, на перемигивающийся свет сотен неоновых ламп. Клуб располагался в никогда не спящей части города, где вокруг были лишь подобные заведения, для любителей разного вида ночного отдыха, и занимал нижние этажи высокого здания, будто пристраиваясь у его ног. Весь ночной клуб был будто увит неоновой обводкой, а под своеобразным полукруглым балконом, кроваво-красным горели огромные буквы - Цукуёми.

Пока ребята собирались на парковке сбоку от парадного входа, перед двумя здоровыми мужчинами в чёрных костюмах и красным канатом на стойках, собралась приличная толпа. Люди, которые считали себя кем-то особенным, важным, толпились в очереди, надеясь, что канат перед ними поднимут, безропотно наблюдали за разношёрстной группой подростков, перед которыми открывает дверь сам управляющий.

Итачи остановился перед высокими затонированными стеклянными дверями, украшенными красным кругом, расчерченным, как мишень, с несколькими чёрными томоэ образовывающими некий загадочный рисунок. Подозвал одного из охранников, что-то нашептал ему на ухо, тот кивнул, и достал что-то из внутреннего кармана пиджака.

- Это вип-печать, с ней вы можете ходить по всему клубу и свободно заказывать в баре всё, что угодно, - Итачи многозначительно обвёл взглядом толпу подростков, от красного неона вокруг, его глаза казались цвета крови, - но, я рассчитываю на ваше благоразумие, - все покивали, они пришли танцевать, развлекаться, а не тупо нажираться, с этим не должно быть проблем. - Хорошо. Первое правило нашего клуба, - вкрадчивым, соблазняющим голосом, начал Итачи. Парни нервно переглядывались, ожидая, что им запретят говорить о ночном клубе, как по классике, - здесь можно быть кем угодно. И, второе правило.

- Не забывать первое? - не выдержал Киба, парни поддержали его смехом.

- Второе правило, - снисходительно улыбаясь, продолжил Итачи, - всё, что происходит в этих стенах, остаётся в этих стенах.

- Кто-то должен это сказать, - произнесла Хината, - и, раз мы тут в честь Наруто, то думаю никто не будет возражать против его кандидатуры.

- Давай, Наруто, - поддержал Шикамару, - твой выход, - Узумаки встал перед распахнутой дверью, ухмыльнулся.

- «Цукуёми», детка!

***

Длинный коридор из светодиодных экранов переливается абстрактными формами, а по полу расходится красная волна от их шагов, словно прилив подталкивает пойти дальше, если не испугаетесь. Музыка звучит приглушённо, где-то вдали, но басы отдаются во всём теле. Что-то приближается, нарастает, пока они идут, рука об руку, навстречу неизведанному. Ритм музыки ускоряется, басы долбят интенсивнее, Хината хватается за руку Наруто, чтобы исчезло ощущение реального падения в кроличью нору.

Коридор заканчивается, музыка накрывает. Всюду мигающий свет и толпы людей, Хината вспоминает сколько их было у клуба, но кажется тут уже негде яблоку упасть. В ожидании чего-то вся толпа стоит в огромном круге танцпола, напротив десятков маленьких мигающих экранов за диджейским пультом. Бесформенные тела подпрыгивают и трясутся под бьющий бит.

Хината сильнее сжимает ладонь Наруто, единственное в этом кроваво-красном мире, что кажется реальным, когда блондин уверенно следует за Итачи куда-то в бок к лестнице, перекрытой таким же здоровым парнем и красным канатом. Охранник кланяется Итачи, но на подростков смотрит грозно, пока они не показывают ему красные печати на руках, между большим и указательным пальцем. Перед ним вип-персоны и это меняет всё. За шумом музыки не слышно, как стучат каблуки по широкой металлической лестнице.

А, потом всё резко становится нормальным и привычным. Музыку приглушают окна, закрывающие второй вип-этаж от танцпола, но её всё равно слышно достаточно, чтобы не было неловко тихо, как бывает, когда слышно даже скрип приборов по тарелкам. Они теперь чуть выше мигающих огней, в тёмном свете мягкого жёлтого света, повсюду дорогая кожаная мебель и отдельный бар. Здесь куда меньше людей.

- Я оставил за вами дальние столы, - говорит Итачи, продолжая движение. Люди, мимо которых они проходят, меняются в лице, когда замечают господина Управляющего. Хината не понимает, что такого в их голосах и заискивающих улыбках, но кажется, что его должность всеми произносится с большой буквы. Это даже забавно, учитывая каким простым порой может быть Итачи и как ему плевать на всех этих показушников, ей кажется, что пригласи они его присоединится, он бы согласился. - Бар в вашем распоряжении, располагайтесь, развлекайтесь, там, - Итачи показывает направления своими тонкими, длинными пальцами, - выход на балкон, там вип-комнаты, - он хитро усмехается, глядя на толпу смущённых детей. - Диджей скоро начнёт, советую вам быть внизу в этот момент, не пожалеете. Если что, спросите у бармена, где мой кабинет. Удачи, детки.

- Эм, - неуверенно начинает Наруто, когда Итачи собирается уходить, - я просто, ну, хотел сказать большое спасибо, это правда очень круто, - Учиха улыбается и кивает. - Если, - снова останавливает, уже отвернувшегося мужчину, Наруто, - станет скучно, то, это, присоединяйся, мы будем рады, - Итачи снова кивает, улыбаясь более открыто. Кажется, он готов подумать над этим предложением. - Ну, - оборачивается Узумаки к друзьям, - повеселимся?

- О, да, - отвечает нестройные гул голосов. Все избавляются от лишней одежды. В их распоряжении целый уголок с тёмными угловыми диванами и несколькими столиками, когда все рассаживаются, то могут смотреть друг другу в глаза, удобно вставать и садиться, ближайшие люди отделены ещё парой крупных диванов, так что создаётся впечатление, что всё тут принадлежит им.

- Ладно, это даже лучше, чем я могла себе представить, - говорит Сакура, ребята с ней соглашаются.

- И, как нам раздобыть выпивку? - интересуется Киба.

- Думаю, кто-то должен сходить в бар и заказать её, - с издёвкой предполагает Шикамару.

- Добрый вечер, - опровергая заявление Нара, появляется услужливый бармен в бабочке со своими помощниками, у них полные подносы разноцветных стаканов и рюмок, вазы с фруктами и ещё какими-то сладкими закусками. Хинате приходит в голову сравнение с детским чаепитием, только под градусом. - Господин Итачи взял на себя смелость, кхм, первого круга.

- Очуметь, - восклицает Киба, подскакивая к подносам с алкоголем, - он теперь, определённо, мой любимый Учиха. Прости, Саске.

- Не переживай, он и мой любимый Учиха тоже, - присоединяясь к шатену, соглашается Саске. Постепенно, все разбирают что-то с подносов, это даже забавно, они понятия не имеют, что собираются пить, но выглядит всё слишком шикарно и вкусно, чтобы задумываться. - Пока Наруто не ляпнул какую-нибудь глупость, вроде того, что мы все должны выпить за меня или моего брата, - начинает младший Учиха, когда все стоят с бокалами, - давайте всё же вспомним, что мы здесь ради него. Я знаю тебя, чёрт, да, кажется я тебя совсем не знаю, но что-то в тебе есть, какой-то своей вуду-узумаки-магией, ты заставил считать себя другом. И, я очень этому рад, так что, давай, брат, за тебя.

- За Наруто!

- Да, чувак, за тебя!

- Давай, Узумаки!

- Бухаем!

- Киба! - возмутились девчонки, и Хаку с ними.

- Чин-чин, - тихо произносит Хината, протягивая свой бокал, пока ребята спорят о манерах Кибы. Наруто смеётся.

- Ты же знаешь, что мы не в Китае и даже не в Америке?

- Я поражена, что ты знаешь об этом, но может мне хочется выпить за твоё достоинство? - хитро усмехаясь, говорит Хьюга, и даже не краснеет. Наруто с охотой чокается с девушкой, он не против пить за что угодно, главное с ней. - В конце концов, это красивая история о кузнеце, а ты только посмотри, - она кивает в сторону собравшихся друзей, улыбающихся, обнимающихся, - разве не ты сковал их одной цепью?

- Так и зазнаться не долго, - смеётся, польщённый Узумаки. В груди разливается тепло, ещё до того, как он опрокидывает в себя стопку чего-то ярко-голубого, что подсвечивает его глаза. Её слова задевают каждую струну в душе, а сердце отбивает ритм в унисон с басами музыки за стеклом. - И, как у тебя получается сделать что-то такое значимое из истории о том, как у одной богини выросли зубы, вот в самом не подходящем месте и она боялась откусить своему мужчине член? - Хината смеётся в бокал, часть зелёного напитка течёт по подбородку. Наруто успевает поймать одну резвую каплю пальцем. - У-м-м, - тянет блондин, пока слизывает эту каплю, - вкусная.

- Пошлый, - шепчет Хината, едва справляясь с наплывом эмоций, накрывающих рядом с ним. Она знает, что это лишь игра, их игра, а за одно, её воображения, но чувства реальны. Хьюга знает, что их дружба крепка, и его желание ей обладать тоже, это как смерч, все эмоции закручиваются в одно. Она хочет быть желанной, хочет быть сильной, смелой, отвязной, свободной, и хочет знать, что рядом будет кто-то, на кого можно опереться, когда устанет быть сильной.

- Смотрите, - неожиданно кричит Ино, - обратный отсчёт, - на экранах за пультом диджея, появляются огромные цифры, 60, 59, 58. - Минута до начала, пора спускаться.

Первый бокал уже плещется теплом внутри, поэтому Хината смеётся, когда толпа друзей несёт её вниз. Парни идут впереди, раздвигая толпу, 30, 29, 28. Они идут всё ближе, предвкушение чего-то необычного нарастает, смех не хочет прекращаться, слишком хорошо, идти вот так, пока он держит за руку и прикрывает её от локтей прыгающих вокруг людей. 13, 12, 11…

- Десять! - кричит вся толпа одновременно. Ребята останавливаются, обзор идеальный. Экраны мигают. - Девять! Восемь! Семь! - красный цвет меняется на нежно-голубой, на экранах появляется вода. - Шесть! Пять! Четыре! - волны плещутся об экраны, грозясь пролиться на людей, всё ещё считающих в унисон. Из всех колонок слышится плеск воды. - Три! Два!

Появляется что-то ещё, маленькое на горизонте, но все смотрят на это, оно приближается. Плеск волн сменяется напряжённой музыкой, она нагнетает беду, точка на горизонте, возвышается над гладью воды, музыка всё тревожнее. Хинате думается, что это обман звука и зрения, но нет, саундтрек из «Челюстей» мало с чем можно спутать. Как и точку на горизонте, это плавник, он приближается, голубая вода на экранах темнеет, скрывает безмолвное чудовище, прячущееся в глубинах.

- Один!

Напряжение нарастает, музыка нагнетает всё больше, плавник всё ближе. Прибавляются басы, они бьют по ушам, хочется поторопить время, чтобы этот момент уже чем-нибудь разрешился. На экране появляется и гаснет ноль, все кричат, а следом…из воды выпрыгивает огромная белая акула, раскрывая свою широкую, зубастую пасть. Люди дёргаются от неожиданности, свет мигает, а потом и вовсе гаснет. Вокруг кромешная тьма. Вспышка красного цвета, взрываются снопы искр и откуда-то из глубины, как акула до него, появляется диджей.

- КАК НАСТРОЕНИЕ, КОНОХА?! - его голос доносится из каждого уголка зала. Он будто звучит в голове. Хината кричит и визжит вместе со всеми, даже не отдавая себе в этом отчёт. - ГОТОВЫ ЗАЖИГАТЬ?! - диджей далеко, но кажется знакомым, что странно, ведь на нём маска в пол лица с острыми акульими зубами и кажется, что вся кожа намазана чем-то бледно-синим. Толпа снова отвечает утвердительно и Хината с ней. - ОТЛИЧНО! С ВАМИ DJ ДЖОЗ И Я НАДЕЮСЬ, МЫ СТАНЕМ ДРУГ ДРУГУ ТЕМИ, КОГО МОЖНО ЛЮБИТЬ!

«Когда правда оказывается ложью
И вся радость в тебе умирает…»

Начинает петь женский голос, звучит один лишь он, экраны за Джозом все замирают, и люди вокруг прислушиваются к словам.

«Разве ты не хочешь кого-то любить?»

И тут всё взрывается сплошными басами. Они будто перетряхивают все органы, стучат где-то очень глубоко. Хината хочет заткнуть уши, но руки не слушаются, басы всё стучат, а женский голос повторяет одно и тоже. Экраны за диджеем каждый раз стучат в такт с музыкой, разукрашивая зал десятками разных цветов.

«Разве тебе не нужно кого-то любить?
Разве ты не мечтаешь кого-то любить?
Так найди же себе того, кого сможешь любить».

Хинате кажется, что мозг возвращает себе контроль над телом, ведь руки начали двигаться, но вовсе не для того, чтобы заткнуть уши, а чтобы вытянуться вверх. Она не замечает, как начинает высоко подпрыгивать вместе со всеми, кто вокруг.

«Разве ты не хочешь кого-то любить?
Разве тебе не нужно кого-то любить?
Разве ты не мечтаешь кого-то любить?
Так найди же себе того, кого сможешь любить».

Музыка попадает в тело, расходясь по нему настоящим землетрясением. Хината прыгает всё выше, отдаваясь басам и словам. Её руки касаются рук Гаары и Сая, которые прыгают рядом. Задевают Кибу и Шино, Наруто и Саске. Её руки кажется могут дотянуться до каждого из друзей. До каждой подруги, что рядом. Она их нашла, всех их. Поэтому прыгает выше, волосы взлетают за ней, опадая беспорядочным водопадом. Слова всё стучат где-то глубоко. Тело не может и не хочет останавливаться. Она их нашла. Нашла тех, кого хочет любить.

***

Момент общего единения проходит также стихийно, как наступил. И, через несколько таких же долбящих треков, все остаются лишь с понимаем того, как по сути, одиноки. Кто бы мог подумать, что невинный кавер на «Джефферсон Эйрплэйн» всколыхнёт столько эмоциональных проблем. Наруто с кучкой неприкаянных, с разными степенями романтического кризиса, возвращается наверх, выпить ещё по коктейлю и посмотреть сверху, как остальные развлекаются.

- Уф, - рядом приземляется Сакура, лёд в её бокале звякает, она обмахивается рукой и позволяет туфлям сползти с ног.

- Сбежала? - усмехается Наруто.

- О, да, - в тон ему отвечает розоволосая, - когда ты без пары и пытаешься танцевать с подругой, у которой свежеиспечённый, румяный парень, то не можешь выдержать её жалостливого взгляда дольше, чем три секунды. А, у Ино это получается как-то по-особенному жалостливо, будто мои романтические деньки уже прошли, - Наруто смеётся, хорошо себе это представляя. Яманака, которая почувствовала своё превосходство перед кем-то - страшная сила.

Харуно хочет что-то спросить, но её сбивает подсевший сбоку, слишком вплотную, учитывая количество свободного места, Гаара. Наруто, да пожалуй и вся шайка, заметил, что после возвращения из леса, демон ведёт себя странно. То есть, ещё страннее, чем обычно, особенно если дело касается девчонок. Он словно…ищет что-то. Вот и сейчас так уставился на Сакуру, что у той уже глаз начал подёргиваться.

- В-всё хорошо? - уточняет Харуно. Демон наклоняется чуть ниже, ещё чуть-чуть и их носы соприкоснуться. Но, тут Гаара резко выдыхает и немного отсаживается.

- Да, всё хорошо, - просто отвечает но Собаку, будто ничего не произошло. Сакура одними губами спрашивает «какого хрена только что произошло», но Наруто может только пожать плечами, демон это юрисдикция Хинаты, вот пусть сама с ним и разбирается.

- А, ты почему здесь? - оправившись от странного поведения Гаары, спрашивает Сакура. - Бросил Хинату одну?

- Во-первых, не одну, с ней там куча народу, а во-вторых, она может сломать руку любому, кто к ней полезет. И, любому, кто полезет к кому бы то ни было. Да она даже может сломать кому-то руку, чтобы предупредить, что к ней лучше не лезть.

- Ясно-ясно, - остановила его Сакура, - я поняла, что руки, в присутствии Хинаты, лучше держать при себе, - посмеиваясь, говорит розоволосая, - но, я имела ввиду другое. Просто Хината кажется порой такой, знаешь, стеснительной и пугливой, я подумала вдруг ей будет не комфортно без тебя. В толпе народу, впервые в слишком откровенном платье, да ещё танцевать нужно. А, она не похожа на любителя подобных развлечений.

- Чёрт, об этом я не думал, - Наруто становится стыдно, вообще-то, он подумал только о себе. О том, как стало не комфортно рядом с ней. Такая красивая, а сегодня такая свободная, пошло шутит, смотрит так глубоко, что он испугался. Нахлынувшего чувства и того, как легко его можно выдать. Испугался и сбежал. Бросил одну, лучше не скажешь. - Наверное стоит пойти, чтобы, ну, не знаю, короче просто пойти. Бля, я даже не спросил умеет ли она танцевать, - случилось нечто из ряда вон. Гаара заржал. Вот так просто, пил свой голубой коктейль, от которого пахло жвачкой, через трубочку и вдруг заржал, аж слёзы выступили. - Это точно не нормально.

- Ну, насмешил, Наруто, давно так не смеялся, - Узумаки не стал иронизировать на тему того, что он вряд ли вообще когда-то веселился. - Она же боевыми искусствами занимается, - будто это самая очевидная вещь на свете, пояснил Гаара. - Тебе скорее нужно беспокоиться о том, сколько конкурентов у тебя может появиться. И, сколько из них будут, знаешь, выше тебя, умнее тебя, богаче тебя.

- Да-да, хорош, я понял.

- А, ещё танцуют лучше тебя, - договорил демон. Гаара точно поставил себе цель довести до нервного тика как можно больше людей. Наруто бросился к стеклу, поискал глазами маленькую брюнетку в чёрном платье. Выдохнул, всё было хорошо, она стояла рядом с Шикамару, Ино, Саем и ещё девчонками. Диджей как раз закончил очередной трек и врубил новый. А, с первыми нотами чего-то похожего на латино или вроде того, она задвигалась.

- Твою мать, - всё, что ему оставалось сказать.

«Мои яйца висят низко, а я распиваю на яхте виски.
Цепь, что стоит кучу бабла, качается дзинь-дзинь.
Сука, я вечный охотник за лавэ, ага, а ты нет».

Её тело призывно раскачивается, даже в центре толпы её было бы видно из космоса. Движения быстрые, чёткие, убийственно плавные, теперь Узумаки понимает, что имел ввиду Гаара. Боевые искусства, ну, конечно, тоже самое, что и танец, а она хороша и в том, и в другом, как выясняется.

«Клевая задница, продолжай, пока не найдешь нужную точку,
Вау, я охотник с луком на большие сумки.
У неё сочный классный зад, опускай его ниже,

Мама звонила мне, и она счастлива, что я расту».

- Ками, что за тупая песня? - сжимая хромированные перила, жалуется Наруто, ему бы уже спуститься, но не отвести взгляд от того, как Хината поворачивается вокруг своей оси, вскинув руки вверх, взмахнув волосами, прогибаясь в спине. - Арх, - его костяшки уже побелели. Серьёзно? Наруто так отстал от светской жизни, что забыл, как танцы похожи на грёбанный секс. А, Хината только улыбается и трясёт задом, подстраиваясь под тупой текст песни. Хищники поблизости облизываются, ему сверху хорошо видно.

«Никогда не прогнусь под красотку, нет, клянусь (Да, ауч)».

Она снова поворачивается, в такт музыке поглаживая своё тело руками и смотрит наверх. Все тело Наруто обдаёт диким жаром, но это лишь момент, вспышка, после которой он становится таким невесомым. Тревоги испаряются, когда она улыбается ему, смотрящему на неё. Это потрясает основы, то, что стоя там, получая удовольствие, она всегда помнит о нём. Узумаки улыбается в ответ, напоминая себе, что нет никаких хищников, она королева этих джунглей.

- Моя.

Хината не может видеть выражение его глаз, но точно знает, что он смотрит прямо на неё. Это подстёгивает. Она закусывает губу и позволяет короткому платью взлетать вверх, специально задевая его руками, блуждающими по всему телу. Она всегда любила танцевать, эту свободу, которую даёт танец, отпустить себя, сила по венам разбегается почти такая же, как во время тренировок, когда удаётся уложить Неджи на лопатки. Хината знает, что сегодня её тело не только плавное, как водный поток, но и красивое в этой чёрной упаковке. Поэтому ускоряет темп, бёдра вправо, бёдра в лево, она будто перекатывается вся из стороны в сторону.

Она на вершине блаженства. Пока не видит, как Саске позволяет Карин увести себя куда-то с танцпола. Хината помнит, что дала ему эту ночь, но сердце всё равно ноет, вдруг кажется, что в песочных часах его человечности не осталось песчинок не то что на целую ночь, ещё на лишний час.

Порыв броситься за ними, помешать. Что-то останавливает. Не только желание остаться в поле зрения голубых глаз, но и что-то ещё. Нетерпение в движениях Карин. Она тоже поддалась на атмосферу, но кажется, что именно в этой темноте ночного клуба, у неё есть шанс увидеть свою жизнь очень чётко. Хината не до конца верит, но кажется, доверяет судьбу Саске в руки Карин.

***

Учиха даже не знает почему не против пойти с ней. Ему было хорошо в толпе друзей, впервые с того дня как…нет, пожалуй это не связанно с расставанием с Сакурой, просто с его жизнью парня, который никогда не считал дружбу чем-то важным. Ему всегда хватало одной Хинаты, но важна была именно она, а не их обмен званиями «друг». Ничего удивительного, что новый переворот в его сознании произошёл из-за неё. Теперь ему нравится, когда Хината причисляет его к своей шайке.

Но, Карин томно что-то шепчет на ухо, слов не разобрать из-за тупой песни с приятной мелодией, лишь интонация вполне привычная и он позволяет себя увезти.

«Никогда не прогнусь под красотку, нет, клянусь (Да, ауч)».

Саске не подставляется, не в этот раз уж точно. Но, что плохого если она хочет доставить ему удовольствие, если он готов принести себя в жертву её этому желанию, чтобы тем самым доставить удовольствие ей? Хината бы размазала его по стенке женского туалета, куда Карин заталкивает его, если бы знала о таких мыслях. Но, она не знает, и пусть так остаётся, он не готов терять её. Только не её. Если Хината потеряет веру в него, то…

«Она тянется к члену, я позволяю ей лизать,
Мне пришлось сдаться, я урвал пятую часть, и теперь я богат».

Красноволосая бестия толкает его в одну из кабинок, вокруг всё цивильно, Карин радуется, что Саске может сесть, так ей будет удобнее. Кафель холодит голые колени, когда она опускается вниз, руки почему-то дрожат, пока она пытается стянуть с него джинсы и нижнее бельё. Она уговаривает себя, что ей нравится. То, как быстро он возбуждается, то, какой он приятный на ощупь. Собственная ладонь, сомкнувшаяся на члене Саске, кажется чужой, уж слишком профессионально она надрачивает ему посреди женского туалета в самом элитном ночном клубе Конохи. Вместо того, чтобы быть простой девчонкой, танцевать с парнем, который не считает её бесплатной ручной силой.

«Эй, детка, ага, ты слышала обо мне,
Я чпокну тебя, как горошину, словно эдамаме.
Да, мне так жарко, я типа кайфую на пляже.
Да, детка на солнце, как телепузики».

Музыка даже здесь играет громко, Саске молчалив, как всегда, поэтому приятно слышать хоть что-то похожее на отклик. Конечно, Карин знает, что ему нравится, это простая биология. Но, с Суйгецу у них тоже была биология, почему же он так любил повторять её имя?

- Ш-ш-ш, - она сжала слишком сильно, вызывая хоть что-то, просто непрошенная мысль о парне, которого всегда считала лишь временным заменителем, остановкой на пути к главному пункту назначения «Саске Учиха», ударила под дых, Карин начинает злиться на этого придурка, который слишком часто всплывает в мыслях. Сейчас точно не тот момент, не когда она с тем кого так сильно…- Чёрт, полегче, - злиться Учиха, она снова что-то сделала не так. Теперь-то ей понятно, что всё сделала не так, но рука продолжает опускаться и подниматься. Пока он не кончает.

Раньше Карин бы проявила нежность, сказала своё тихое «Саске-кун», в надежде на ответное чувство, но теперь ей даёт хлёсткую пощёчину сама жизнь. Вот она, сидит на полу в туалете, а по пиджаку, который она надела для него, стекает сперма. Грязно, больно. Слишком для неё.

Учиха подаёт ей руку, чтобы опёрлась пока поднимается на высокие каблуки, Карин принимает помощь. Подходит к раковине, тихо, приводит себя в порядок. Смотрит через широкое зеркало во всю стену, обрамлённое золотой рамой, то на него, с расслабленной довольной улыбкой, то на себя, обычную дешёвую потаскушку.

- Хватит, - Саске открывает глаза, голос Карин слишком срезонировал с его внутренним покоем. Красноволосая ловит его взгляд через зеркало, не смотрит прямо, когда говорит. - Я тебе не нужна, никогда не была нужна, но я рада, что была рядом. Действительно была, теперь мне всё понятно.

- И, что же тебе понятно? - его голос холоден, почти жесток. Такие разговоры начинают только с одной целью, но он же Саске Учиха, с ним не может произойти такое дважды.

- Что и ты мне больше не нужен, - Карин улыбается, опираясь на раковину. - Знаю, что уже сто раз это говорила, - она читает всё по его лицу, Саске это только больше злит. Злиться приятно, злость не даст почувствовать боль. - И, знаю, что будет не просто, но я сильная девочка, я смогу перебороть свою тягу к тебе. Может даже смогу…быть счастливой. Спасибо.

- Спасибо?

- Если бы не узнала какого это, быть такой грязной, использованной и жалкой, с тобой, то никогда бы не разглядела моменты, в которые была счастлива, - она поправляет причёску и очки в красной оправе, даже ради похода сюда не отказалась от них, - и любима, наверное. Не знаю, это мне ещё предстоит выяснить. Не скучай.

Она уходит. Вот так просто. Идёт дальше, оставляя его позади, как и та, что была до неё, как любая, кого он подпустит слишком близко. Саске хочет убраться отсюда, хочет остаться один, знает, что сделает ещё больше глупостей, если останется. Но, Хината обещала, что остановит его, поэтому он останется. Начнёт игру, в надежде, что она поиграет с ним. Спасёт, пока не поздно. Любой ценой.

***

- ВСЕ У КОГО В КРЫШЕ ДЫРА, ДАВАЙ, ЗАЖИГАЙ С НАМИ! - кричит диджей, подпрыгивая возле своего пульта, все вокруг повторяют за ним.

«Вперёд!
В крыше дыра,
И дождь попадает внутрь!
В крыше дыра!
В крыше дыра,
Даже молнии попадают внутрь!»

Она смотрит прямо на него, знает, что это он, с кем тут спутать. Его руки, его ноги, его лицо, и этот хвост дурацкий, делающий его похожим на ленивый ананас. Темари достаточно времени потратила, смотря на него, в коридорах школы, на школьном дворе, во время его визитов к отцу, в кабинет со штрафниками. Типа случайно наткнувшись на него в соцсетях, ранним утром, пока он мило беседует с брюнеткой, пристёгивающей свой велосипед, в спорах с неугомонным блондином. Она знает этот момент, когда у него в глазах, этих чёртовых карих глазах с зелёными вкраплениями, загорается особый огонёк, значит он столкнулся с загадкой, которую ему не лень решать. Этот огонёк, Темари видела его в тот день, когда соблазняла остаться с ней в горячей воде, в тесноте, когда была готова пойти до конца. Он хотел её, но хотел как-то по-особенному, она бы сказала, если бы была достаточно смелой для этого, что хотел её всю. Тело. Душу. Сердце. Руку, блядь.

- Пфф, бред, - блондинка складывает руки на груди. Шикамару раздражает. Потому, что это не её Шикамару, вот там внизу. В окружении девчонок, этих красивых девчонок, которые не поленились надеть платья. Одна только Ино чего стоит, нарядилась, как грёбанная принцесса. Бесит. И, собственный наряд Темари тоже бесит. Она видит себя в отражении на стекле. Сука. Будто они итак этого не знали.

- Если бы не видел своими глазами, тоже бы не поверил, - Наруто стоит рядом и тоже смотрит вниз. - Танцующий Шикамару? Ничего более странного в жизни не видел, а ведь я знаю его с малых лет. Кто бы мог подумать. Каков, а?

- Я с Гаарой детство провела, так что видела вещи и страннее, - отнекивается Темари. Она не собирается вести светские беседы про Шикамару с его лучшим другом. Ага, щас, чтобы потом они вместе всё это обсудили? Чтобы у него появился лишний повод для насмешек над ней. Эй, смотрите все, это же наша идиотка Темари, которая втрескалась по уши, но такая трусиха, что только и может подглядывать.

«В крыше дыра!
В крыше дыра,
Теперь сосед пролезает внутрь!»

Умоляет себя отвести от него взгляд, но это слишком сложно. Он кажется расслабленным пока активно качается в такт музыке, но мышцы на его руках всё равно напрягаются. Как она может видеть всё это в мигающей цветомузыки и с верхотуры, не знает, возможно, срабатывает её память. Каждый сохранённый момент с ним. Шикамару с радостью позволяет себе крутануть девчонку в светлом платье за талию, а следом пообжиматься с девчонкой в очках, она-то уж наверняка не такая проблематичная, как Темари. Да ещё и умная небось.

- Ну, всё, - снова влезает в её размышления Узумаки, когда Шикамару добирается и до его подружки. Темари была готова прибить всех до Хинаты, но с ней они смотрятся хорошо. Она отвечает на его движения, заигрывает, они смеются, свободные, довольные. Никакого напряга. Темари успокаивает себя лишь тем, что и сексуального напряжения не чувствует. Только, что же тут хорошего? Хината ему друг, с ней ему хорошо, а сумасшедшая блондинка может вызывать в нём сколько угодно желания. Если продолжит бегать, то из этого всё равно ничего не выйдет.

«В крыше дыра,
В крыше дыра,
И у тебя дел по горло...
В крыше есть дыра!
В крыше есть дыра!»

- Спустился наконец? - перекрикивая музыку, говорит Хината, когда Наруто разбивает их танец с Шикамару.

- Ну, ты так соблазняла всё время, что пришлось, - пытаться говорить что-то сексуальное пока диджей врубил музыку на полную - плохая идея. Кроме отчаянного крика ничего не помогает, а это не назовёшь томными интонациями. Но, Хината всё равно смеётся, она не против потанцевать вместе. - Ты не говорила, что так хорошо танцуешь, - снова кричит Наруто.

- Ты не спрашивал, - отвечает ему Хината, размахивая волосами в перерывах между повтором одной и той же дебильной строчки. Узумаки закатывает глаза, нет, с такими песнями лучше не знать, о чём там поют. А, потом Хьюга кладёт ему руку на плечо, продолжая танцевать тесно прижимаясь, и все мысли благополучно разбегаются.

Хинате нравится чувствовать себя маленькой заводилой рядом с ним. При чём, во всех смыслах. Нравится быть отвязнее него, танцевать увереннее, и видеть, как расширяются его зрачки от необузданного желания. Возникает странный вопрос, дело ли в том, что её хотят или в том, что хочет он. Хорошо, что музыка продолжается и не нужно искать ответ.

Сбоку мелькает что-то ярко-красное, Хината думает, что это Гаара, или Сакура, но оказывается Карин. Она улыбается, танцует одна, ловит взгляд любопытных серых глаз. Улыбается. Конечно, они больше не враги. У Хинаты внутри образовывается маленькая чёрная дыра. Выходит, его опять отшили. Больше боли - больше глупостей. Так почему же она сдерживает порыв броситься искать друга?

- Всё хорошо? - кричит Наруто, когда замечает, что Хината остановилась. Брюнетка кивает, но её глаза бегают по переполненному залу, заранее зная, что никого не найдут. - Хочешь передохнуть? - она кивает. Касается руки Шикамару, чтобы сказать, что они уходят.

- А? Хорошо, - кивает гений, - пойду с вами, надо перекурить, - сомневаясь, что друзья его расслышали, он делает движение рукой, изображая пантомимой сигарету. Хината морщит нос, но соглашается. Придётся после этого заставить Нара ещё больше танцевать, чтобы выгнать всю гадость из лёгких.

За Шикамару следит внимательная пара глаз. Как он удаляется от друзей, уходит в сторону балкона. Ноги сами несут её туда. Как сказал Итачи? Всё, что происходит здесь, остаётся здесь. Она не так глупа, чтобы не воспользоваться этой лазейкой.

***

Хината удивлённо провожает взглядом куда-то спешащую Темари, кивком уточняет у Гаары, всё ли с ней хорошо. Но, демон только медленно пьёт свой коктейль через соломинку и пожимает плечами.

- Тебе не кажется, - присаживаясь на диван рядом, начинает Хината, - что твоё это невмешательство, или способ показать сестре, что ты полностью за неё, переходит допустимую границу и вот-вот перевалит в безразличие?

- Думаешь? - удивляется красноволосый. - Пойти за ней? - Хьюга готова сказать да, но вовремя замечает, что блондинка уходит в сторону балкона. Хорошо, что она так усердно танцевала, набежавший румянец почти незаметен.

- Кхм, а знаешь, - нервно тараторит брюнетка, - личное пространство недооценивают, да, точно, определённо. Дай девчонке время нагуляться, не преследуй её, когда она хочет побыть одна, да, именно, общайся здесь, где её видно, где много народу, - резко обводя помещение руками, наговаривает Хината. Гаара снова лишь пожимает плечами. Кажется пронесло. - Знаешь, - отвлекается она на Узумаки, который прихватил два фруктовых напитка и вернулся, - на этих каблуках, в которых я выгляжу, как богиня, ради тебя, - Хината делает не хилый упор на последние слова, - ноги так болят, просто ужас.

- А, - сочувственно произносит Наруто, вальяжно откидываясь на спинку дивана, - сочувствую, но знаешь, как говорится, красота требует жертв, - Хината забавно надувает губки и скидывает туфли, демонстративно поигрывая уставшими пальчиками.

- Запомни, салага, - Учиха возникает буквально из ниоткуда и садиться между парочкой, которая только начала свой странный флирт. Он по-хозяйски хватает босые ступни Хинаты и закидывает их себе на колени, - если не будешь расторопным, то твоё место быстро займут.

Наруто хмурится, от Саске несёт чем-то крепче разноцветных коктейлей, но по координации и ясному взгляду не скажешь, что он бухой. Голубые глаза впились в чужие пальцы, разминающие её стопы, слишком привычными были его движения. Это отдалось тупой болью, а ещё распалило такую ревность, какой он ещё не испытывал. Это ведь был Саске, буквально вчера - её любовь всей жизни.

- У-м-м, - из её уст вырывается стон, она прикрывает глаза, наслаждается. Безудержная паника накрывает с головой. Он может только смотреть, а Саске смеётся, делает вид будто не понимает. Хочется его возненавидеть, да не выходит. - Итак, - начинает Хината. Учиха дёргается, понимает, что попал. - Карин.

- Что с ней? - включает дурачка.

- Она выглядит счастливой, - грубо говорит Хьюга, теперь её глаза широко открыты, Наруто смотрит то на неё, то на него, ничего не понимая, кажется, что девушка…старается сделать больно. И, у неё получается, Саске сжимает челюсти, поигрывая желваками, его пальцы сильнее давят на маленькую ступню, но если Хината чувствует это, то не подаёт вида. Она тоже умеет сильнее давить. - Будто избавилась от чего-то лишнего в жизни.

- Ладно, - он сдаётся, его руки опускаются на её ноги, безвольно, слабо. - Ты победила, всё, хватит, - Хината тяжело вздыхает, а Наруто не понимает их особого языка. Брюнетка поджимает ноги под себя и садится на колени, бьёт Саске пальцами в центр лба.

- Конечно я победила, олух. Как ты?

- Ты же хотела, чтобы я её бросил, радуйся.

- Я не хотела чтобы ты её бросал, - протестует Хината, - нельзя бросить того, с кем даже не встречаешься. Но, я надеюсь, что теперь ты перестанешь изображать из себя мистера невозмутимого, мне нужен мой друг, а не то, чем ты стал. Взбодрись, - её маленький кулачок бьёт его в плечо, - это всего лишь девчонки.

- Она всегда знает, что сказать, - отрываясь от коктейля, комментирует Гаара. Хината поворачивается к нему, мягко касается его руки, улыбается.

- О, спасибо, Гаара, это очень приятно, - демон смотрит на сочетание их рук. А потом в серые глаза, такие нежные, они никогда не смотрели на него, как на монстра. В конце концов, разве не она сама сказала ему о чужом интересе. - Гаара?

- Хината? - она видит, как расширяются его глаза, в них странное выражение, словно она этим комплиментом его предала. - Ты? - отказываясь поверить, шепчет но Собаку. Хьюга сжимает переносицу до белых пятен в глазах, вот что бывает, когда пускаешь на самотёк хоть одного из этих придурков.

- Совсем ошалел? - дикие глазищи, слова сквозь сжатые зубы, Гаара охотно отдаёт ей своё гордое звание демона. - Да не я это, идиот, сказала же, что просто так ляпнула, чтобы ты не парился. Но, это не значит, что я соврала, как не значит и то, что нужно домогаться теперь до всех подряд.

- Неужели? - придя в себя, со скепсисом отвечает Гаара. - И, как же тогда её найти?

- О, ками, не знаю, что на это сказать.

- Ты понимаешь, что тут происходит? - отклоняясь назад себя, спрашивает Саске, у такого же ошарашенного происходящим, Наруто. Блондин активно трясёт головой, даже не понимая, что Учиха на него не смотрит.

- Нет.

- Хорошо, а то я уж думал, что один такой.

-…как вообще выбираешь? - кричит на Гаару Хината. Её грудь вздымается от возмущённого желания, это немного сглаживает ощущение Наруто, что он идиот.

- Иду от наименее очевидных вариантов, - как что-то само собой разумеющееся выкладывает но Собаку.

- Нет, ты просто невыносим, - Хината так зла на глупого парня, на всех глупых парней, эта злость требует какого-то выхода, иначе она буквально взорвётся. Хорошо, что на глаза попадается их прекрасная принцесса Ино, она впервые за вечер осталась одна, ждёт Сая у стойки бара, когда этот жирный боров с дорогими часами подваливает, плотоядно облизываясь. - Спасибо, ками.

Ино тоже его видит, но бежать не собирается, она заставляет себя дышать ровно, здесь полно людей, здесь бармен, и Сай сейчас вернётся, но даже так, она сможет его отшить. Только её вежливое «нет» и «я здесь не одна», не работает на мужике, который привык покупать всё и всех. Блондинка почти готова дать слабину, даже закричать, когда видит в зеркалах за барменом, как к ним грозно топая босыми ногами по блестящему чёрному полу, идёт Хината. Не, она не идёт, она надвигается, как предвестник боли и унижения. Яманака мило улыбается борову.

- Зря ты не ушёл, мог бы спасти хотя бы своё достоинство, - тот не успевает сказать что-то умное, даже толстые губы не успевает облизать, когда его, тянущуюся к обнажённой спине блондинки, руку, хватает маленькая ладошка. Хината резко закручивает этот окорок за спину, едва дотягивается, но всё же находит его затылок и со всей дури опускает мужика головой на стойку.

- Как считаешь, - совершенно спокойно, спрашивает Хината у Ино, - он уже усвоил урок, что когда девушка говорит «нет» - это значит нет? - Яманака крепко задумывается.

- Хм, знаешь, думаю ещё не до конца, - Хьюга улыбается, сильнее сжимая толстую кисть, раздаётся едва слышный хруст. Следом крик, приглушённый стойкой. - О, да, а вот теперь усвоил.

- Вот и хорошо. Эй, приятель, - кидает брюнетка застывшему бармену, - можешь вызвать людей, которые у вас тут занимаются выносом мусора?

- Д-да, госпожа, - он нажимает на кнопку под баром, оперативно объявляются два бугая и уводят борова куда подальше.

- Хорошо-то как, - потягиваясь и вставая на носочки, с улыбкой говорит Хината, - можно мне ещё один тот коктейль, такой голубой.

- Д-да, госпожа.

Девчонки дают друг другу пять.

- Я что-то пропустил? - уточняет Сай, когда останавливается рядом с парнями. Те зависли, решая могут ли в таких видениях быть виноваты крепкие коктейли. И, только Гаара снова потягивает свой, он к такой Хинате привык. - Ребята?
***

Темари почти сталкивается с парочкой разгорячённых девушек постарше, когда пытается пройти на балкон. Пьяные дуры смеются, а её решимость тает с каждой секундой. Зачем она всё это делает? Снова идёт к нему, чтобы снова сбежать, трусиха. Спор с самой собой подстёгивает и блондинка выходит на свежий воздух.

Они одни, прямо над огромной неоновой вывеской, буквы отсвечивают красным туманом. Красный неон и красный огонёк его сигареты. Руки неожиданно мёрзнут, так страшно, что он обернётся, увидит.

- Преследуешь меня? - Темари чувствует себя наивной дурочкой.

- Больно надо, - фыркает она, чтобы скрыть за высокомерием свой страх, и радость от того, что он заметил её. - Вышла подышать, знала бы, что ты тут дымишь, нашла другое место.

- Я не держу, - Шикамару смотрит на город, хотя вокруг видны только другие подобные неоновые заведения, но всё лучше, чем смотреть на глупую проблемную девчонку. Затягивается, опираясь на перила и позволяет сизому дыму смешаться с вечерним воздухом. - Хм, а ты всё ещё здесь, - он насмехается, бросает вызов. И, это работает. Темари подходит вплотную. - Что дальше? Подразнишь и убежишь?

- Пошёл ты, - резко произносит блондинка. Когда он стал таким дерзким?

- Не нравится правда, а, но Собаку? - это больнее всего, он не произносит её имени, играет по своим правилам, которых она не знает. - Только не плачь, - Темари замахивается, чтобы дать ему пощёчину, но Шикамару быстрее.

- Больно, - шипит она, когда Нара изо всех сил сжимает тонкое запястье.

- Знаешь, что я понял, но Собаку, пока танцевал со всеми этими девушками? Что это до одури приятно, и любая из них может стать моей, а по теории вероятности, хоть одна, но будет адекватная. Так почему бы мне не закончить эти игры прямо сейчас и не послать тебя, далеко и надолго? Найти не проблемную?

- Ха, - смеётся Темари ему в лицо, - глупый гений, а что ты будешь делать со своим желанием поиметь меня? - ей остаётся только бросать вызов. Она знает, что хорошо, и он хочет её, только поэтому держит так близко, это же Нара, ленивый Нара, хотел бы послать, послал с порога. Её власть над ним всё ещё велика, нужно лишь надавить. - Понимаю, должно быть сложно, особенно такому умнику, как ты, осознавать, что есть загадки, которые не решить. Признай, ты уже не сможешь без нашей игры, ты подсел, - Темари говорит это почти ему в губы, смотрит из-под опущенных ресниц. Провоцирует. Ещё лишь одно движение…

- Нет, - чётко, по буквам, произносит Шикамару и отпускает её. Темари кажется, что она утратила опору. Она не понимает, что означает его ответ. Чему он отказывает. - Хватит с меня, но Собаку, больше я не буду целовать тебя первым. Хочешь чего-то, придётся взять это самой.

- Мечтать не вредно, - фыркает Темари. Глубоко в зале звучит музыка, она похожа на сирену, предупреждающую об опасности. Басы бьют даже здесь. Шикамару ничего ей больше не говорит, отворачивается и затягивается. Она не станет…нет, не станет. Поэтому блондинка пятится назад, она уйдёт.

«Фак бой, я не знала, что ты сумасшедший.
До границы, иди за мной.
Я освобожусь.
Сними маску.
Покажи мне что-нибудь настоящее,
Когда я взгляну в твои глаза».

Музыка нарастает, как и паника Темари, как желание, выше, быстрее, острее. Накал ноты, она просит себя - решайся. Ей нужно лишь одно. И, Шикамару даёт это. Смотрит в глаза, затягиваясь сигаретой, заставляя красный огонёк пылать сильнее.

«Фак бой».

Темари вынуждает его развернуться, больно толкает спиной на перила, тянет за расстёгнутый ворот и больно впивается губами в его губы. Это не поцелуй, а пытка, вызов. Она вынуждает его видеть только то, что готова показать, лишь часть новой игры, соревнование, кто кого. Допусти Темари хоть на мгновение нежность, искренность в своих желаниях, и она рассыплется у его ног, как песок, случайно принесённый ветром.

Шикамару не согласен, он сжимает руки на её предплечьях и отстраняется. Смотрит в эти перепуганные глаза, медленно наклоняется, не теряя контакта, и когда их губы снова встречаются, это сумасшествие похлеще. Каждое касание губ к губам, убивает словно яд, но в переплетении языков противоядие. Он не выдерживает, углубляет поцелуй как может, как только способны человеческие тела приблизится друг к другу в этом акте борьбы.

Теперь он вжимает её тонкое тело в перила, его рука у неё на пояснице, Шикамару смело прогибает её вниз, совсем чуть-чуть, только чтобы почувствовать как натягиваются мышцы, им нужен кислород, хороший повод, чтобы спуститься к тонкой шее. Пульс бьётся, как маленькая птичка, она в его руках, и сердце не может врать. Ощутимо прикусывает её зубами, пусть завтра на ней останется его след.

-…дала ему отставку, поэтому я уверена, что имею полное право быть следующей в очереди на его постель, - Темари вырывается, когда к балкону приближаются чьи-то голоса. Шикамару позволяет ей развернуться, упереться в перила. Ветер треплет светлые волосы. Краем глаза он замечает двух женщин, одетых слишком пошло, они поджигают свои тонкие ванильные сигареты от одной зажигалки. Нара не волнуется насчёт себя и Темари, со стороны они должны напоминать пару, что вышла пообниматься, наслаждаясь видом.

Но, его беспокоит, что остановка даст но Собаку ненужное время, чтобы думать. Точнее, передумать. Она уже попалась, он не может её отпустить. Темари почти не реагирует, когда он целует её в плечо, пока он проводит по рукам, по голому животу, но мгновенно оборачивается, когда его ловкие пальцы расстёгивают пуговку на брюках. Шикамару ухмыляется злобному огоньку в её нефритовых глазах, стоит ей начать вырываться, брыкаться, это привлечет куда больше внимания.

Нара чуть смещается, так чтобы закрыть её своей широкой спиной, параллельно расстёгивая молнию, та поддаётся легко, музыка перекрывает все звуки, даже резкое возмущённое дыхание блондинки в его руках. Он играется, дразнится, рисует круги на животе, поднимается выше, ощутимо зажимает сосок через весь этот ворох одежды. Темари шипит, но стойко переносит каждое его движение. Пока горячая ладонь не спускается ниже, а длинные пальцы не забираются ей в трусики.

Темари не выдерживает и хватается за его руку, слабая попытка, Шикамару быстро возвращает девичью руку обратно на перила, только в этот раз прижимает её своей. Очередной вызов, его левая занята выше крыши, играя на её киске, как на фортепьяно, но её левая вполне свободна и всё ещё может, могла бы, да только нужно зажать себе рот, чтобы не стонать от удовольствия, как дорвавшаяся до сладкого сучка.

«Покажи мне что-нибудь настоящее,
Когда я взгляну в твои глаза».

Шикамару оттягивает момент, слишком превосходно всё происходящее, он вдыхает её аромат, шампунь, духи и перебивающий все прочие, аромат возбуждения. Проникнуть в неё оказывается так просто, она восхитительно мокрая, и не сопротивляется, наконец-то принимает всё, что он готов ей отдать, хорошо, что Темари ещё не поняла, насколько это много всего. В отличие от неё, Нара знает, что они теперь одни. Но, так даже лучше, когда она положила голову ему на плечо, когда он руками чувствует её тяжесть, ноги предают блондинку.

- Не сдерживайся, - это сродни приказу, - но Собаку, - а, это удару. Темари старается сжать ноги, помешать ему действовать. Шикамару смеётся, он уже так глубоко в ней, что эти попытки тщетны. - Поздно, но Собаку.

- Ублюдок, у-м-м, а-а-х, перестань, - она качает головой, - перестань, - снова его довольный смех. И, он слушается, чёртов гений слушается, его пальцы перестают двигаться, по одному покидая её тело, оставляя лишь разъедающую пустоту. Темари хнычет, хватает его свободной рукой за руку, чтобы вернул всё, как было. - Н-нет, не это, перестань звать но Собаку, скажи, скажи имя.

- А, знаешь, но Собаку, - блондинка снова хнычет, или рычит, она не понимает, ей просто нужно ещё немного Шикамару рядом, пока ситуация располагает, - думаю, в этот раз, тебе стоит назвать моё имя. Если хочешь, чтобы я продолжил, - горячий язык касается шеи, дыхание щекочет, дразнит, и пальцы, грёбанные пальцы возвращаются на место, но лишь снова наигрывают какую-то мучительную мелодию. - Давай, и я позволю тебе кончить.

- Н-нет, ах-х-ам, - он едва задевает клитор, показывая, как много она может получить, если уступит. Темари поворачивается к этому чудовищу, такому желанному, такому близкому. Зелёные вкрапления в глазах сверкают, её любимый вид, Нара, который чем-то восхищён. Она остановилась на краю пропасти, снова пытается заставить его столкнуть её вниз, но Нара сильнее, чем кажется. Он не сдастся, она знает, видит по глазам. В которых и сама отражается, слабая, отчаянно умоляющая. А, раз слабее ей уже не стать. - Прошу.

- Назови. Моё. Имя, - слова вбиваются в неё одновременно с резкими движениями его пальцев. Как же этого мало, но может не быть и этих крошек. Сдавайся, падай.

- Шикамару, - она кричит, но он ворует крик своими губами, Темари не уверена, что дело в его пальцах, ей кажется, что оргазм накрыл лишь от звука его имени, слетевшего с её распухших губ.

От вершины к пропасти за пару секунд. Темари не успевает насладиться, даже понять, как сильно наслаждалась стоять так близко, быть за ним, как Шикамару отстраняется. Снова достаёт сигарету, его лишённое эмоций лицо высвечивает огонёк зажигалки. Нет, плакать она не будет.

- Закурить после такого? Не слишком пошло для тебя? - даже для себя Темари считает, что в насмешке слишком много горечи и готовых пролиться злых слёз. Шикамару молча выдыхает дым, так что он огибает её лицо, уносясь в даль, как все её глупые фантазии, которые и оформиться не успели. - Не удивил, гений, как все. Что ж, сама виновата, что решила иначе.

- Пытаешься сказать, что я такой же мудак, как твой бывший, или все мужики, которым ты позволяла рушить себя? - слишком точно, Темари прикрывается руками, чтобы не чувствовать себя такой голой. - Зачем передумала тогда, раз знала, что мне от тебя нужно?

- Потому, что, - нет-нет, только не терять лицо. Он не победит, если не позволить. - Захотелось, приспичило, мы же в «Цукуёми», разве ты не слышал? Всё, что происходит здесь - остаётся здесь. Не парься, своё разочарование в тебе я тоже оставлю здесь, - Шикамару кивает своим мыслям, щелчком выбрасывает сигарету и снова приближается, блондинка заставляет себя стоять смирно, не отступать.

- В этих стенах, - говорит Шикамару, - всё, что происходит в этих стенах, - Темари непонимающе хмурится. Нара тяжело вздыхает. - Внутри, но Собаку, - звучит почти возмутительно, наверное он и сам понимает, раз ухмыляется. Дерзкий, поганец. - А, мы были снаружи, значит всё, что случилось, никуда не денется, ясно?

- Ч-что? - он резко перешёл на грубый тон, почти кричит на неё. Такая резкая перемена, что девушка теряется.

- Никуда ты от меня не денешься, дура, вот что, - Шикамару хватает её за подбородок и заставляет смотреть в глаза. - Я реально устал, но даже это не помешает мне доказать, что я лучше любого парня, с которым ты встречалась. Доверься мне, - так близко, так нежно, - Темари, - как ветер.

Уходит. Оставляет одну. А, она…улыбается.

***

Парни бросают на Узумаки злобные взгляды, в которых отчётливо читается - это ты виноват. Не, понятно, что они благодарны Итачи и всё такое, но приходить сюда, к ним, да ещё приводить своего друга-диджея, было вот совсем не обязательно. Куда им, горстке школьников против двух шикарных, взрослых, самостоятельных мужчин. Не удивительно, что девчонки теперь вьются вокруг них.

- Это так круто, Кисаме, - говорит Сакура, очень стараясь не выглядеть маленькой девочкой, а взрослой, умудрённой опытом, женщиной. Ладно, второе может и правда, чисто технически, а вот с первым как-то не задалось, весь её опыт уж больно…кровавый. Харуно повезло сидеть совсем рядом, так что Кисаме положил руку на спинку дивана, а заодно и ей на плечи. Розоволосая считает, что всё делает правильно, спасает от соблазнов подруг, у которых есть парни. Она вот одинокая, ей не помешает знакомство со взрослым диджеем. Может он поймёт, что с ней не так и разъяснит в чём прелесть этого ебучего секса.

- Ха-ха, спасибо, Сакура, - по-особенному растягивая её имя, говорит Кисаме, он рассказал историю, как стал диджеем, правда, Харуно кажется прослушала всё, пока наслаждалась близостью к местной знаменитости.

- Точно-точно, - поддакивает Каруи, которая сидела по другую руку музыканта. С этим Сакура ничего не успела сделать, хотя её тоже коробит от вида поникшего Чоджи, у которого в утешителях только Джуго.

- Да, ладно вам, всё это благодаря Итачи, моё дело оказалось маленькое, - Сакура невольно переводит взгляд на упомянутого Учиха, а тот смотрит прямо на неё. Он, конечно, чертовски красив, но слишком сильно пугает, и Харуно знает почему в его тёмных глазах столько стали. Причина маячит рядом. Сидит между Наруто и Хинатой, держит последнюю за руку, розоволосая видит в этом жест отчаяния. Оказывается, что у неё есть совесть, она упорно напоминает, что нужно попросить прощения. Сгладить то, что натворила. Да только как это сделаешь-то.

Наруто чувствует, как всё происходящее давит на него. Саске с его страданиями, Сакура с её взрослостью, Каруи с её обидами, Чоджи с его слабостью, даже Гаара с его, чем бы это ни было. Всё не правильно. Пары должны быть…парами. Это он должен безраздельно владеть маленькой ладошкой Хинаты, пока Саске отлично выглядит рядом со взрослой Сакурой, так всё было задумано, и когда же свернуло не туда? Да хер его знает, но чувство тревоги и безысходности затягивает. Дышать так тяжело.

- Драма, - тихо фыркает Хината. - О, - привлекая всеобщее внимание произносит она следом, - звучит, как отличная песня, давай, Наруто, я хочу танцевать, - она отпускает руку Саске, который мгновенно чувствует себя преданным, но Хьюга не может позволить блондину считать себя не важным, это его день.

Узумаки прислушивается к странно медленным напевам с громкими, но тягучими басами.

«Зажигай для меня, малышка
Опусти попку ниже
До самого пола
Двигай задом, тряси им».

- Звучит в моём стиле, - усмехается Наруто, его отпускает, пока Хината за него держится. Они уходят от друзей, три минуты те смогут прожить в нескончаемой драме, без их участия. Узумаки следует за ней, шаг в шаг, Хината уже по лестнице спускается как-то танцевально, плавно двигается, качая шикарной задницей, а когда преодолевает последнюю ступеньку, оборачивается, чтобы притянуть его за футболку к себе.

«О да, это вечеринка,
Море бухла и травки
Руки вверх
Не двигайся, а теперь давай».

И, она даёт ему всё, что Наруто считал уже потерянным. Хината взмахивает волосами, крутится всем телом, передавая ему импульс неведомого, дикого танца. Её сексуальное, идеальное тело, делает волну вокруг его тела, словно он скала. Нежные руки превращаются в источник разврата, они повсюду, и он следует за ней.

Это кажется откровеннее, чем самый горячий их секс. Лишь касания, обещания, но всё такое личное, посреди толпы. Под мигание цветомузыки. Хината то появляется в этой вспышке, то исчезает в темноте. Наруто держит её крепче, чтобы не потерять, вдавливает своё тело в её, стремясь стать одним, отдалиться от толпы. Желание возрастает с музыкой и вырывается чем-то похожим на трип, когда басы взрываются в их телах, спаивая их.

Наруто не пытается сдерживаться, целует её улыбающиеся губы, поднимая над их головами сплетённые руки. В этит миг, в их три минуты, ничто не имеет значения. Сейчас он жадный и в тоже время готовый довольствоваться. Узумаки думает, что исчезни из его жизни вся память о ней, кроме этих трёх минут, и он будет самым счастливым на свете. Они танцуют, они целуются. Он влюбляется.

***

Хиаши занял столик в углу, он даже не думал, что нужно позвать Мей в место презентабельнее, это же не свидание, просто дружеская посиделка. И, он бы никогда не привёл в «свой бар» кого-то, кому не доверяет. Это должно о многом говорить.

Лёд в стакане с янтарной жидкостью давно растаял, Хиаши ждёт уже полтора часа, но не ощущает ни раздражения, ни нетерпения, даже злости нет. Его не смущает ожидание, ставший разбавленным виски, на него совсем не похоже, прощать женщине её недостатки, которые она может исправить, но Мей именно такая. Он это знает и не возражает.

- Чёрт, прости-прости, знаю, такая бабская привычка, но сначала не могла найти что-то подходящее под это место, потом помогала племянничку с внешним видом, мальчишка по самые уши втрескался в девочку, не могла же я позволить ему ударить в грязь лицом, - всё это Теруми наговаривает пока скидывает плащ на спинку деревянного стула, и усаживается. - Так мало того, потом ещё в пробку попала, а всё потому, что сказала таксисту ехать через центр, но нет, он же лучше знает.

- Ясно, - просто отвечает Хиаши. Мей хмурится и с прищуром осматривает мужчину напротив, но тот кажется расслабленным.

- И всё? - удивляется она. - Никаких нотаций? Даже не высмеешь, что я такая типичная баба?

- Если хочешь, то я конечно…

- Не-не-не, переживу, - быстро отмахивается Мей. Против всякой логики, Хиаши рассматривает её кашемировый свитер и очень тесные джинсы, раз уж Теруми упомянула, как долго собиралась. Зачем-то сравнивает её, свою новую подругу, с невестой, что ждёт дома. Нацу молода, очень молода, но сейчас даже это её недостаток. - Я так поняла, - прерывает его недостойные мысли яркая шатенка, - что у тебя какой-то неебический кризис. Хах, ой, извини, я хотела сказать, что у тебя серьёзные эмоциональные проблемы, верно?

- Верно, у меня неебический кризис, - Мей не парится, что выглядит как дура, сидя перед ним с открытым ртом, но Хиаши каждый раз удивляет, этот мужчина настолько не понятный, хотя она умеет классифицировать этих особей, как никто другой.

- Так, - придя в себя, спрашивает Теруми, - в чём на этот раз проблема?

- В коротком чёрном платье.

***

Наруто чуть-чуть плутает в тёмных коридорах, пока ищет мужской туалет. Открывает одну из дверей, сразу понимая, что ошибся, но инстинкт, что-то животное, любопытное, запретное, заставляет остаться, пройти дальше. Вокруг мягкие красные диваны, некоторый на виду, некоторые прячутся под плотными шторами. Всё красно-чёрное, даже это будоражит. Блондин проходит мимо девушки в коротком платье с блёстками, она сидит на диване между двух мужчин. Они открыто лапают её, Узумаки хочется убедится, что девушка понимает происходящее правильно и он почти вмешивается, но блондинка распахивает синие глаза и приказывает что-то одному из партнёров. Парень ухмыляется пока тянет руку ей под платье, чтобы стянуть трусики…

Дальше Наруто не смотрит, ускоряет темп, чтобы убежать через дверь с противоположной стороны этой дикой красной комнаты. Он успевает пробежать мимо нескольких закрытых шторами пар, и одной, кто предпочитает не скрываться. А, лучше бы предпочитали, думает блондин, краем глаза успевая заметить худенькую фигурку в подвязках, что отчаянно кричит «й-ха», прыгая на мужике, раза в два старше, с ужасным пивным пузом.

-…хватит сил на меня? Ты так отыграл, - Узумаки останавливается, как вкопанный. Он почти ушёл, но этот голос. Твою мать, самая безобидная из его мыслей. Наруто резко дёргает плотную чёрную штору, девушка дёргается, в её необычных глазах застыл страх и стыд, хорошо, второе его хоть немного радует.

- Чувак, - слегка отклоняясь, чтобы увидеть помешавшего, говорит Кисаме, - здесь занято.

- Какого, блядь, хуя, Каруи? - сквозь сжатые зубы, шипит на девушку блондин.

- Н-Наруто, я пр-просто, - она нервно выбирается из объятий диджея.

- Что? Что ты просто? Вот прямо так? Когда Чоджи убивается, что обидел тебя, переживает из-за того, что ваши отношения стали одним сплошным бессмысленным сексом, ты тут, тупо решила потрахаться с левым чуваком? - теперь он повышает голос и его не ебёт, что кому-то это может смазать настрой. - Ну, а ты? - Наруто тычет пальцем в друга Итачи. - В курсе, что она несовершеннолетняя?

- Бля, Итачи не сказал, только то, что вы друзья Саске, а он-то уже парень взрослый, если понимаешь о чём я, - виновато произносит Кисаме, - и, я не знал, что она занята. Подкатывала ко мне, как свободная, - он поднимается, показывает руками, что ему жаль, - если бы знал, то такого не произошло. Надеюсь, мы поняли друг друга? - Кисаме протягивает Наруто руку. Блондин остывает и пожимает её.

- Это ты прости, я знаю, кто в этом виноват, - диджей удаляется, извиняясь и перед Каруи, оставляя друзей одних.

- Наруто, - пытается Каруи.

- Вот скажи, ты правда такая тупая или прикидываешься? - напускается на перепуганную девчонку блондин. - От кого, но от тебя я не ожидал. Ты и Чоджи, бля, сука, да вы же были идеальными, - Наруто понимает, что и сам приложил к этому руку, от этого злиться ещё сильнее. - Да, как тебе вообще пришло такое в голову?

- Как? - вскипает Каруи, не замечая злых слёз, из-за которых голос дрожит. - Я всегда знала, что он меня любит, всегда, но что же происходит потом? Он говорит, что больше меня не хочет, как я должна была это понять? Считать, что являешься для кого-то всем, а потом…вот так…вдруг. Не хочет, - смахивая очередную слезинку, которой он не достоин, зло произносит Каруи, - не надо. Когда открываешь глаза, оказывается, что рядом полно тех, кто хочет.

- Да ты и правда полная дура, - не веря, что услышал от неё такое, говорит Узумаки. - Знаешь, как он испугался? Нет, куда тебе, а Чоджи только и делал, что потакал тебе, пока не понял, что связь между вами превратилась в ничто. Удовольствие для тела, не спорю, это приятно, это здорово. Сам любитель.

- Что ты несёшь?

- Заткнись и слушай. Чоджи сказал тебе, что не хочет тебя? Так и сказал? - Каруи возмущённо закрывается скрещенными руками. - А, вижу, что сказал он не так. Может сказал, что секса не хочет?

- Это одно и…

- Нихера это не одно и тоже, - ревёт Узумаки, надвигаясь на испуганную африканскую королеву, - всё, что когда-либо волновало Чоджи, с тех пор, как вы вместе, это ты, одна только ты. И, когда он понял, что резко тебе стало не интересно, как у него дела, о чём он думает. Парень просто устал быть твоей игрушкой для удовлетворения.

- Ч-что? Что это значит? Чоджи никогда не жаловался на такое, - снова защищается Каруи.

- А, ему всё тебе нужно разжёвывать? Вижу ты была такой внимательной девушкой, что всё заметила, да? Как ему плохо, как он переживает, как его беспокоит то, во что превратились ваши отношения. Словно ты больше не видишь в нём человека, - губы Каруи задрожали, она могла только нервно качать головой. - Думаешь, раз красивая и так легко найдёшь себе другого, так значит Чоджи должен каждый раз прыгать перед тобой на задних лапках?

- Нет! - орёт Каруи. - Я никогда так не думала, не смей этого говорить, я люблю его, а ты…ты…ты, - платок падает с её головы, позволяя волосам обрести свободу. - Чо-чоджи, - стонет она, и тянет руку к кому-то невидимому. Наруто улыбается, делает шаг вперёд и заключает подругу в крепкие объятия.

- Ну, всё-всё, успокойся, - блондин поглаживает её по голой спине, позволяя девушке цепляться за себя.

«Детка, я не супергерой, но я всюду последую за тобой.
Я подарю тебе крылья, как у бабочек, и тогда мы сможем летать,
Я не обладаю суперсилой, но зато крепко могу тебя обнять.
Мы вознесемся высоко в небеса, и там сможем летать».

В вип-комнате играет своя музыка, но когда кто-то заходит, то долетает мотив того, что звучит в зале. Каруи поднимает зарёванные глаза на Узумаки. Он осторожно стирает мокрые дорожки. Девушка и сама собирается, встряхивается, как будто настраивается на что-то.

- Мне нужно, - начинает Каруи, - ты знаешь, где Чоджи?

- Хм, кажется, я видел, как он отжигал с тремя красотками, - девчонка охает от негодования и лупит по наглому блондину, который может только рассмеяться. - Шучу, спокойно, он весь вечер проводит время с Джуго, что, кстати, ничуть не лучше трёх красоток.

- Я всё исправлю, - Каруи ловко повязывает платок обратно, щиплет себя за щеки и в последний раз вытирает глаза. Косметика на месте. - Спасибо, Наруто.

- Иди уже, твой герой заждался, - отмахивается Узумаки.

«Детка, я не супергерой.
Все, чего бы ты ни желала
Я способен тебе отдать
На раз, два, три,
Ты можешь рассчитывать на меня».

Ему потом всё расскажет сам Чоджи. Как она ворвалась в вип-зал, как набросилась на него с поцелуями и всё повторяла, как любит. Но, он может представить себе эту картину прямо сейчас. Как они врываются в толпу людей, где танцуют, тесно прижавшись друг к другу, так, словно кроме них никого вокруг. И, Чоджи повторяет ей на ушко слова песни, пока басы стучат вместе с их молодыми, влюблёнными сердцами. Наруто никогда не сомневался, что люди, которым суждено быть вместе, найдут способ это сделать.

«Детка, я не намерен тебя терять.
Детка, приди ко мне и давай займемся этим сегодня вечером».

***

- Думал, что мне показалось, но решил проверить, - Наруто удивлён появлением Саске не меньше, чем он тем, где именно обнаружил своего блондинистого друга. Хотя Учиха должен признаться себе, что весь вечер намеренно раздражает Наруто, которому досталась, кажется, лучшая девушка в мире, сложно делить такую с кем-то, помня, что ещё вчера она была вся его.

Узумаки только нервно смеётся и неловко потирает затылок. Саске оглядывается вокруг, ожидая и опасаясь, увидеть Хинату. Это место…чёрт, наверное, думает Учиха, это место теперь для неё, когда она с Наруто.

- Где Хината? - брюнет старается придать голосу развратных ноток.

- Чего? Нет, - возмущённо-смущённо отмахивается от него Узумаки, - её здесь нет, я тут один, - тёмные глаза Саске злобно сверкают в его сторону. - Да, твою мать, нет, это вообще не то, что ты тут думаешь. Я просто искал туалет.

- И, сразу не понял, что это не он?

- Да понял я, вот шёл туда, - Наруто машет рукой в сторону двери, из которой, наверняка, появился и сам Саске. - А, потом увидел, не важно, короче, я спасал друга, даже двоих, вот и задержался.

- Можешь ещё задержаться, - влезает третий голос, Наруто оборачивается к женщине, ровеснице его баа-чан, в таком же откровенном наряде, как любит баа-чан, - я заплачу, если дело в этом, - встретив недоумевающий взгляд горячего молодого блондинчика, добавляет женщина.

- Прости, красотка, - Саске ощутимо шлёпает его по заднице и слишком, очень-очень слишком, сексуально проводит рукой по волосам, лишний раз лохматя их, - но, мы уже нашли общий язык, - Учиха высовывает длинный язык и теребит им в воздухе, - если ты понимаешь, что я имею ввиду, - старушка приглядывается к брюнету.

- Я не против двоих.

- Мы не по этой части, - сочувственно сообщает Саске и уводит блондина куда подальше. В коридоре, когда бабка-извращенка осталась позади, а брюнет всё ещё обнимает Наруто, он отскакивает от друга, как ошпаренный. - Тц, ну, извини, - обижается Учиха, - предпочёл бы, чтобы я оставил тебя там, с ней?

- Извини, - виновато отвечает Наруто, но всё равно посматривает на друга с опаской. Сегодня он точно сам не свой. - Ты, это, в норме вообще?

- Конечно, почему бы мне не быть в норме? Из-за того, что Карин решила меня кинуть, ведь увидела, какой я жалкий и как хреново к ней относился? - Узумаки силиться понять шутит Саске или нет. - Не бери в голову, пойдём, покажу, где тут туалет, пока ты опять не свернул куда не надо.

- Ага, хах, вот это я понимаю сюжет для ужастика «Поворот не туда», - отшучивается Наруто, в надежде снять напряжение. Узумаки кидает последний взгляд на вип-комнату, отдавая себе отчёт в том, что хорошенько запоминает эту дверь, чтобы найти потом, с правильным человеком он не против, такого. Но, когда Саске приводит его к двери в мужской туалет, маятниковой, которая открывается во все стороны и покачивается ещё какое-то время, прежде чем закрыться, блондин осознаёт, что именно происходит. Учиха заходит первым, несколько раз появляется и пропадает, пока дверь раскачивается. А, Наруто, невзирая на сцену, произошедшую между ними, может думать только о своём генитальном прорицании. - Раскрыть тайну вселенной? У кого бы спросить насколько извращённым извращенцем это меня сделает, - спрашивать не у кого, так что, Узумаки толкает дверь и заходит следом.

Он понимает, что ведёт себя, как настоящий придурок, пока медленно прохаживается вдоль кранов и широкого зеркала во всю сцену, бочком, как краб-извращенец, подбираясь к Саске, который встал к нему спиной и расстегнул молнию на джинсах. Наруто уговаривает себя не сходить с ума, представляет, как бы на подобную выходку отреагировала Хината (в его воображении она кричит, как невеста Франкенштейна из чёрно-белого фильма, который они вместе смотрели). Ничего не помогает и вот он пристраивается к писсуару по левую руку от брюнета.

- Думаю, - медленно начинает Наруто, внимательно разглядывая стену перед своим носом, - это хорошо, что у тебя с Карин так вышло, знаешь, Хината очень переживала из-за этого, - Саске что-то невнятно бурчит, а Наруто отворачивается от него, чтобы не видел его кривого лица. Конечно, когда же ещё упоминать свою девушку, как не в момент пока они стоят зажав в руках свои члены. - Я просто пытаюсь сказать, что всё это к лучшему.

- Точно, когда тебя бросают - это всегда к лучшему, - усмехается Саске, но так горько, что Наруто невольно поворачивается к нему. - Я большой мальчик, расслабься, переживу, - уверенно продолжает Учиха. Только Наруто ему нихрена не верит. Блондин хотел бы сделать что-то большее, просто чтобы Хинате не пришлось. Саске кажется ему…соперником. Хоть это и глупо. Или нет?

- Знаешь, со мной не нужно прикидываться, если что, я всегда готов тебя выслушать, - от всей души предлагает Наруто.

- Давай обсудим это, когда я не буду стоять с членом наружу? А, то, боюсь, твои слова меня так растрогают, что у меня затвердеет, - Наруто краснеет, как новичок, он понимает, что Саске лишь сбивает его с толку своими гейскими подколками, но это, чёрт возьми, напоминает, что блондин в этой тупой ситуации ради своей миссии.

Их разделяет небольшая стенка, поэтому Наруто приходится незаметно отклоняться назад, чтобы попытаться разглядеть. Он не ханжа или гомофоб (в отличие от Хинаты, да чтоб тебя), но всё же старается не формулировать в голове дословных мыслей, ни к чему ему говорить себе, как отчаянно он тут пытается узнать размеры своего друга. Ещё совсем чуть-чуть и Наруто всё узнает, больше никаких «что» и «если». Тонкий, толстый, длинный, про короткий блондин даже не думает, с коротким едва ли можно оставить довольными столько девчонок. Хотя, Сакура вот.

«Так, блядь, соберись», - ругая себя, сосредотачивается Наруто. Ещё чуть-чуть отклониться. Загадка вселенной. Одним вопросом меньше. Меньше. Становится как-то печально. Никакой загадки? Но, так совсем не интересно. Узумаки усмехается и возвращается в первоначальное положение. Нет, некоторые вещи должны оставаться загадками, если жизнь не решит иначе.

Саске застёгивает молнию джинсов, лишая блондина возможности передумать и всё же бросить взгляд.

- Ты скоро? - уточняет Саске, пока вытирает руки одноразовым полотенцем.

- А, да, ты это, иди, - Учиха выгибает бровь. - Соррян, я просто не мог пока ты тут стоял, - Саске усмехается, выбрасывает полотенце и уходит. - Фух, - вздыхает Наруто, мочевой пузырь напоминает, что он уже давно искал туалет. Он как раз расстёгивает молнию, когда дверь снова открывается, впуская голову Саске.

- Да, кстати, - нагло ухмыляясь, говорит брюнет, - не думай, что я не заметил, как ты пытался посмотреть на мой член, - Наруто матерится под звучный смех друга-придурка.

- Знал бы, что этим закончится, точно посмотрел.

***

Саске смеётся ещё какое-то время, на мгновение решая, что ему полегчало. Что он в пресловутой «норме». Но, оборачивается. В голове сам собой строиться разговор с госпожой Случайностью, которая всегда прикидывается госпожой Судьбой. Он мог не поворачиваться, а просто пойти в другую сторону. И, никто не скажет ему со стопроцентной уверенностью, что у неё хватило бы мужества его окликнуть.

Вся в красном, это так подходит этому заведению. Острые ключицы видны в вороте топа, острые коленки проступают через тесную юбку. Он мучает себя гадая, надела ли она лифчик, может и нет, в этом прелесть аккуратной маленькой груди, можно позволять себе такие вольности. Когда-то, во времена далёкие от этого момента, они сидели рядом на её кровати, она в домашней футболке, и он мог видеть дерзко торчащие соски. Тогда это вызывало не просто банальное сексуальное желание. Это казалось важным, доверием с её стороны. Саске был вполне уверен, что всё сделал правильно, старался переломать себя, чтобы стать достойным. Да вот не вышло. Остались только Она, целая, готовая смело встречать будущее. И Он, поломанный, да не нужный.

Нужно просто уйти, пока Наруто не вышел, но её изумрудные глаза приковали к месту. Такая власть над ним, сердце бьётся особенно сильно, будто ещё живо, а ведь это лишь случайная встреча в коридоре. Команда простая - ноги, пора убираться. Шаг, другой.

- Саске, - чёрт, его отбрасывает назад, будто в тело попала пуля огромного калибра, он неловко опирается на стену позади. Специально не стал ничего говорить, произносить её имя, чтобы не усилить и без того безграничную власть. Но, она знает, как убивать наповал. - Я пойму, если, - начинает не с того, будто уже вела с ним разговор. - То есть, я бы хотела с тобой поговорить, можно? Где-нибудь, где не так, - она машет рукой на пустой коридор. - Людно.

Правильное решение только одно - сказать чёткое и ясное нет, ни за что, никогда, да лучше вернуться в сортир и потрясти перед Наруто голым членом, чем это. Потому что, так люди не лечатся, наверное, ему ещё не приходилось, но Саске мало представляет себе алкаша, который идёт работать сомелье, или игромана, который становится крупье. Не на первых порах так точно, когда рана так свежа, что ещё кровоточит. Только всё это для других, для тех, кто желает излечиться, а Учиха хочет лишь продлить агонию.

- Мой брат ещё там? - холодно спрашивает Саске, неопределённо кивая головой в сторону.

- Да, - брюнет кивает и разворачивается в другую сторону. Он ничего не говорит, не приглашает её пойти за ним, итак слышит стук каблуков, специально идёт быстрее, чем нужно, чтобы слышать, как она ускоряется, как длинные каблуки настукивают резкий ритм. Саске ведёт её к кабинету Итачи. Пропускает её вперёд и закрывает дверь, для верности повернув замок. Девушка вздрагивает от этого звука. Учиха делает вид, что не заметил. Медленно, задевая её плечом, проходит мимо и усаживается на кожаный диван брата.

- Нет, - тянет Саске, складывая ногу на ногу, - мы никуда не торопимся, можешь начать, когда будешь готова, - Харуно невесело улыбается, подходит к рабочему столу Итачи, она ожидала чего-то тяжеловесного, из дорогого дерева, но кабинет старшего Учиха в стиле хай-тек. Тонкий стол на тонких ножках, одна стена тёмная, другая цвета клюквы, ничего лишнего или личного. Розоволосая думала, что сможет посмотреть на себя в зеркало, которое занимает правую стену от стола, большое, в раме, но оказывается, что это окно. Оно выходит на танцпол. Она видит море людей, мигающие огни, нового диджея, который сменил Кисаме, это высокая девушка с дредами. - Сакура?

Она резко оборачивается, такая же перепуганная тем, что он произнёс её имя, как и сам Саске. Её устраивало, что он обходит это стороной, не делает таким личным, словно между ними вообще ничего не было. Только оно было. Сакура помнит всё, это было хорошо, приятно. Настоящая первая любовь. Лёгкая, кружащая голову. Незабываемая. Харуно опускает глаза в пол и прислоняется к столу, упираясь длинными руками в столешницу.

- Это глупо, и тебе не нужно, но я хотела извиниться, - с нежной улыбкой, произносит Сакура, - за то, как у нас всё получилось.

- Ладно, - положив руку на спинку дивана, от чего кожа заскрипела, просто говорит Саске и ждёт. Харуно не думала так далеко, она хотела выехать на обычных словах «я хотела извиниться», которые вроде как не подразумевают конкретного извинения.

- Ну, мне правда жаль, что всё так вышло. Это только моя вина. Прости, что я не смогла всё закончить достойно, что вынудила тебя вытаскивать из меня правду, и что продолжала врать, даже когда поняла, что ничего не получится, - слова даются на удивление легко, они освобождают и радуют розоволосую тем, что в них лишь правда. - Банально звучит, но это правда моя вина. Если бы я заранее знала, что способна причинить тебе боль, то я бы никогда…

- Кто сказал, - прерывает её Саске, резко наклонившись вперёд. Сакура пошатывается, её каблук царапает пол, - что ты причинила мне боль? Что это вообще хоть что-то для меня значит? Ты задела гордость, это верно, и только.

- Зачем ты так? Я же правда хочу всё исправить.

- Неужели? - он такой быстрый, Харуно просто не успевает отступить куда-то, чтобы не оказаться в ловушке его тела. Поздно. - Так может расскажешь, честно, что стало последней каплей? Когда ты вдруг, всё поняла, - он произносит последние слова издевательским тоном. Она знает, что заслужила большего от него, она правда оказалась злодейкой в его истории.

- Это неважно.

- Для тебя - не сомневаюсь, а вот для меня, ты же это всё затеяла ради меня, или я что-то не так понял?

- Д-да, но, - накрывает паника. Сакура многое может ему сказать, но только не правду.

- Хорошо, тогда говори, - дышать становится тяжело, она хочет сбежать, зачем было вообще всё это начинать, жили себе спокойно, она мучается от чувства вины, он ненавидит, прямо как бывшие супруги.

- Не думаю, что тебе это как-то поможет, - снова пытается уйти от ответа Сакура, в этот раз во всех смыслах, она передвигается вдоль стола, чтобы выбраться из его давящей ауры. Саске преграждает путь, теснит, надвигается, как грозовая туча, кажется даже гель не помогает, волосы встают дыбом от висящего напряжения. Харуно больше не может убегать от него незаметно, поэтому толкает руками, чтобы убежать, но Саске вынуждает сесть на стол, а сам нависает над ней. Одна его рука больно сжимается на её локте, а второй он сильно стучит по столешнице, преграждая путь.

- Сука, - морщится Учиха, Сакура знает, что заслужила, но всё равно больно. Но, дело не в ней. Саске подносит руку к лицу, она вся в крови. Парень смотрит, как крупные капли падают на паркет. - Нож для бумаг, надо же, - усмехается брюнет, глядя на что напоролся. - Антикварный, дорогой наверное.

- Ками, - Сакура хочет начать паниковать, но вовремя вспоминает, что это не про неё. - Сядь, - командует розоволосая, указывая на диван. Саске слушается, с кровью кажется уходит способность бороться. Он смотрит, как Харуно исследует все ящики, какие может найти. - Есть, - довольная собой, она возвращается к нему, неся в руках аптечку.

Ей не нужно много времени. Все движения ловкие, отточенные. Саске может смотреть только на то, как нежно она держит его пораненную руку в своей. Даже не верится, что это закончится, что она отпустит и уйдёт. Снова.

- Пожалуйста, - он почти умоляет, ему нужно знать. Саске уверен, что если будет знать…то, возможно, появится шанс, какой-то меленький шанс, всё исправить, измениться ещё больше, - скажи мне.

- Это всё я, - говорит Сакура, ей страшно и стыдно, - и наш первый раз, - Учиха поднимает на неё глаза, он не ожидал, что она назовёт этот момент. - Мне было хорошо, пока ты трогал меня, ласкал, как никто и никогда, но потом…я поняла, что не готова, это было не тем, чего я ожидала.

- Я, - ему приходится сглотнуть, - сделал тебе больно?

- Нет-нет, - Сакура отбрасывает аптечку, отворачивается, утыкается лицом в ладони, сидя на самом краю дивана, - мне стало противно, от самой себя и наверное от тебя, немного, я совсем запуталась. Думала это будет чем-то чистым, светлым, но оказалась какая-то грязь, я словно перестала чувствовать вообще. Тело стало чужим. И, я увидела, как глупо мы выглядим, двое детей, говорящих о любви. На всю жизнь? Да, что мы знаем о жизни? Ничего. Ничерта.

- Хм.

- Арх, знаю, как это звучит, словно всё дело в тупом сексе, но это не так, это просто случайное событие, которое пришлось на мои глупые откровения. Вот и всё. Не думай, что это как-то связанно именно с тобой. Если ты вдруг об этом подумал, потому что, это не так, секс с тобой тут совсем не при чём, я пыталась сделать это снова, но результат оказался таким же плачевным. Так что, это между мной и сексом, а то, что было с тобой, это просто попытка всё сделать правильно. Не дать совершить нам огромную ошибку, из-за которой мы бы возненавидели друг друга.

Саске молчит, а Сакура зарывается в собственные ладони ещё сильнее. Можно ли быть большей дурой? Едва ли. Она только что наговорила такой херни, из которой любой нормальный человек сделал бы вывод, что она бросила парня из-за плохого секса, а ещё только что поделилась с ним подробностями своей личной жизни, с парнем, которого бросила. Успокаивала того, кому разбила сердце тем, что не смогла трахнуться с другим.

- Тебе стоило поговорить со мной ещё тогда, - закипает Саске, - остановить, чтобы я не стал каким-то…

- Нет, ну, нет же, - стонет Сакура, хватаясь за его рубашку, - пойми же ты, это я, только я. Со мной что-то не так, а не с тобой. Ками, неужели ты думаешь, что я не стала бы бороться за нас, если бы дело было только в сексе? Да, мы бы перепробовали всё пока ты не довёл бы меня до оргазма, но это просто момент во времени. Больше ничего. Он случайно совпал с сексом. Услышь меня, если бы я была достаточно зрелой, чтобы любить тебя так, как ты того заслуживаешь, я бы никогда тебя не бросила.

Её глаза-изумруды сияют, на её лицо падают огни из зала. Эти блики словно создают для него двух разных девушек. Саске понимает, о чём она говорит, но не хочет верить, что всё именно так. Её откровения о жизни и её зрелости, кажутся чем-то сложным, он не может исправить такое. С другой стороны. Её руки лежат у его сердца, она не может не слышать, как сильно оно бьётся. До них долетает музыка.

«Позволь человеку дышать, а мозгу просто увидеть.
Чтобы разум мой не взрывался в моменты, когда чувствую, что не могу насытиться.
Но я глотаю двойную порцию, трачу пару дублей.
Вплесни немного любви в мою кровь, моя девочка, мой импульс…
Потраченный впустую. Такой потраченный впустую».

Сакура знает, что это глупо, очень глупо, но слова откладываются в голове, два ритма, музыки и его сердца, складываются в одно. Сидя так близко она чувствует то, чего чувствовать не должна. Но, это ведь они. Саске и Сакура. Разве будет большой вред от того, что они просто…не будут тратить всё своё время впустую?

Она отдаёт себе отчёт, когда смотрит в умоляющие тёмные глаза, что сама делает первый шаг. Когда всё снова будет разрушено, в этом, снова, будет виновата только она. Сакура целует его, медленно, вспоминая каково это. И, это чертовски правильно. Ясно как день, что никто больше не будет так её целовать.

Саске одним резким движением ставит её на ноги, не прерывая долгого, медленного поцелуя, но приходится оторваться, Сакура смотрит в его глаза, пока парень опускается перед ней на колени. Его рука такая горячая, по голой коже проходит волна. Учиха с трудом задирает наверх её обтягивающую юбку, она тесная, как будто Сакура оделась во вторую кожу.

Одна ярко-красная ткань поднимается наверх, другая, маленький треугольничек из сплошного кружева, опускается вниз. Саске дёргает собственную рубашку, ему нужно быть кожа к коже. Харуно нервно расстёгивает молнию на джинсах. Его тело ей как будто совсем не знакомо, но оно притягивает.

Всё происходящее кажется ей неловким, Саске в одной распахнутой рубашке. Она в задранной юбке и уже без трусиков. Так пошло, так взросло. Он возбуждён, это видно, она тоже, между ног требовательное чувство пустоты. Учиха со странным выражение слепого подчинения, тянет наверх её красный топ, делая остановку, он делает ставку, и только потом медленно натягивает ткань ей на глаза, не торопясь стянуть полностью. Конечно она без лифчика. Так удобно, хоть что-то в её глупом, взрослом наряде. Её грудь идеально помещается в его ладонь, так же идеально, как вкус соска на его языке. Вишня, конечно вишня. Терпкая и горько-сладкая.

Сакура знает о чём должна спросить, но он уже позаботился об этом, Саске можно доверять. Во всём ли? Она ещё не знает. В голове сумбур от прошлого опыта, сам Учиха, Омои. Неудачи. Она хочет потянуть время и стянуть длинные каблуки, но Саске не позволяет. Он укладывает её на скрипучую кожу дивана, холодная. Такой контраст вызывает отчаянный стон.

Юбка не мешает обвиться ногами вокруг него, Сакура не будет его отпускать, чтобы не передумать. Даже если всё будет так же ужасно, как в первый раз, она думает, что должна ему. Рука Саске едва помещается между их телами, когда он опускается к заветному бутону, чтобы знать, как сильно смог её завести. Пальцы становятся мокрыми. Он довольно стонет в её острую ключицу. Исступлённо гладит её острые коленки, целует скулы и чёткие лопатки. Её шея так сильно натягивается, когда она запрокидывает голову, он видит сам процесс, всё, что скрыто под тонкой, полупрозрачной кожей.

Сакура обхватывает его за напряжённые плечи, Саске удерживает вес своего тела на руках, но она тянет сильнее, хочет, чтобы их глаза разорвали контакт, если он будет смотреть, то может увидеть то, что ей захочется скрыть. В этот раз Харуно не сумеет удержать в себе разочарование, боль и грязь, что грозит налипнуть на неё, пока они так близко, пока он будет брать.

Саске не готов принуждать, поэтому расслабляется, позволяет Сакуре уткнуться в себя, спрятаться. Он знает, что если всё сделать правильно, то ещё можно исправить, склеить. Ему нужен лишь маленький шанс. И, он собирается использовать его по полной. Розоволосая царапает его кожу ногтями, когда чувствует, как он упирается в неё своим горячим, пульсирующим достоинством. Не так страшно, как было с Омои, но страх перебивает возбуждение. Сакура удивлённо охает, когда он входит, медленно, постепенно. Едва сдерживаемое желание получить её всю и сразу, натягивает его как пружину, этот импульс передаётся её телу.

Она удивляется, что так легко поддаётся, встречает его с готовностью, растягивается для него. Пока Саске входит, это отдаётся тупой болью, которая трансформируется в наполненность. Он замирает и Сакура чувствует это. Единение.

- Т-ты как? - спрашивает Саске сквозь сжатые зубы. Тело его постепенно предаёт, оно хочет двигаться, хочет брать, но Учиха сдерживается. Сакура чуть расслабила хватку, опускает голову на кожу дивана, в её глазах застыло удивление. Она кивает, она готова посмотреть, что будет дальше. Саске тоже кивает и чуть отстраняется, Харуно кривится, но тут же недовольно стонет, когда он полностью покидает её тело. Ей мало, она хочет ещё.

На этот раз, Саске входит сразу, одним плавным, осторожным движением. Рука Сакуры громко бьётся о спинку дивана. Она прикусывает губу, он хорошо считывает все её эмоции. И продолжает двигаться. Медленно, будто исследуя каждую её клеточку.

Сакура пребывает в такой агонии, что не понимает, чего хочет. Внутри так жарко, от этого хочется что-то сделать, вдвоём в её узком теле им тесно, она отчаянно ворочается, в попытке понять, как сбросить то, что давит, давит изнутри. Требует выхода. Так много и так неожиданно, она не была готова к тому, что ей может…понравится. Саске подстёгивают её довольные стоны. Он ускоряется, подминая её под себя всё больше.

- Так…мало, - стонет Харуно, упираясь руками то в спинку дивана, то в подлокотник у себя над головой. Она не знает, что это значит, но нужно больше этого, - мало, умоляю, так мало, - Саске рычит и приподнимает её тело, упирая в угол дивана, он спускает ногу на пол, чтобы иметь больше опоры. Входит глубже, резче, его рука едва сжимает её тонкую шею. Он смотрит, как изумрудные глаза закатываются от чистого удовольствия и ускоряется. Вдалбливает её в скрипучую кожу, пока она царапает всё, до чего может дотянуться. - Ещё, - умоляет Сакура и он даёт столько, сколько может.

Саске притягивает её за шею к себе, впивается требовательным поцелуем, ворует остатки кислорода и делится своим. Давит на её острую коленку, чтобы раздвинуть ноги сильнее и проникает так глубоко, как могут тела. Сакура выгибается, ломаясь пополам, все её локти-колени раскидываются по узкому дивану, она издаёт последний протяжный стон и словно падает с высоты. Разбиваясь поверженной перед ним.
***

- Вопрос, - с серьёзным лицом, начинает Киба. У него в руках коктейль, он стоит рядом с их диванами, но ещё не занял своего места. - Кто-нибудь знает, где Шино? - до того, как кто-то успевает что-то сказать, Инузука резко оборачивается. Парня застигает врасплох то, что позади никого нет. - Странно, обычно это срабатывает, стоит спросить где он, и он тут как тут.

- Когда я видела его в последний раз, - говорит Хината, - он куда-то уходил с Хаку и Забузой. А, потом, ну, потом я его больше не видела.

- Ого, - со странной смесью испуга и любопытства, произносит Киба.

- Слушайте, я у вас тут в шайке новенькая, - говорит Темари, - но, что вообще нравится Шино?

- Ну, - с готовностью начинает Инузука, - он любит смотреть фильмы только ради того, чтобы запоминать цитаты. Серьёзно, думаю, он не знает и половины сюжетов. А, ещё, кажется, он занимается энтомологией. Хм, больше вроде ничего не знаю.

- Превосходно, - язвит Темари, - но, если только ты не хочешь этим сказать, что он любитель присунуть богомолу, то я имела ввиду его сексуальные предпочтения. Мальчики, девочки?

- А, - понимает Киба, - а-а-а, - теперь он действительно понимает. - Бля, я не видел, чтобы он воспринимал кого-то из парней как-то по-особенному, а из девчонок он, кажется, общается только с Хинатой, но она-то свой бро, так что не в счёт. Ебать, да я понятия не имею, кого он предпочитает ебать, а мы знакомы всю жизнь. Как так?

- Проще всего, спросить у самого Шино, когда он вернётся, - лениво тянет Шикамару. Темари старается игнорировать его присутствие, чтобы не утащить куда-нибудь в тёмный уголок. Её тело слетело с катушек и теперь ей кажется сексуальным в нём буквально всё. Тело ещё помнит его руки, его губы и его слова. Блядь, да когда хоть она стала намокать от простых слов?

- Круто, гений, вот ты этим и займёшься, - улыбается Киба.

- Чем займётся? - интересуется вернувшийся Наруто. Первым делом он находит глазами Хинату, но тут всё тихо, сбежавшего Саске рядом с ней нет. Это его радует, хотя он не знает точно почему.

- Узнает о секс-предпочтениях Шино, - отвечает Киба. Наруто чуть не давится виноградиной, которую утащил из вазы. Блондин готов возмутиться тем, как бесстыдно друзья лезут в личную жизнь друзей, но понимает, что и сам ничего об этом вопросе не знает. Шино? Вау. - Ага, - довольный собой, ухмыляется Инузука, - вижу и до тебя дошло.

- Посмотри, что ты с ними сделала, Темари, - притворно жалуется Хината. Блондинка только неловко улыбается, ей правда было любопытно. - Знаете что, давайте оставим этих озабоченных мальчишек и пойдём танцевать.

- Другой разговор, - довольная, вскакивает с дивана Мацури, случайно задев Гаару с его коктейлем. Хината надеется, что он пьёт их безалкогольными. Демон хмурится на девчонку в блестящих шортах. Её он не проверял, но если честно, ему так хорошо, что не хочется. Об этом он может, как Скарлетт О’Хара, подумать завтра. - Кто ещё с нами? - Тамаки поддерживает подругу во всём.

Чтобы немного остыть, Темари тоже решает присоединится. Хината смотрит на других девчонок, но те не готовы расставаться со своими парнями. Она пренебрежительно фыркает в их сторону. Слабачки. Наруто тянет руку, чтобы попроситься с ними, но брюнетка его отшивает. Женский голос поёт на весь клуб, поддерживая их затею.

- Этот раунд только для девочек, - говорит Хьюга и они спускаются вниз.

«Чтобы я ни делала, другие делают то же самое.
Будьте такими, как я, я не хочу быть такой, как вы.
Чтобы я ни делала, другие делают то же самое,
Другие делают то же самое, другие делают то же самое,
Другие делают то же самое, другие делают то же самое».

Присоединиться нельзя, но Наруто тут же прижимается к разделительному стеклу, чтобы ничего не пропустить. Это охренеть, как заводит, когда девушки, держась за руки, погружаются в толпу людей. Узумаки не удивляет Киба, который пускает слюни рядом, но заставляет задаваться вопросами Шикамару, который не поленился встать с места ради шоу. Коктейли в организме Гаары говорят, что он присоединяется только для того, чтобы не сидеть одному на диване среди разбившихся на парочки. Чоджи и Каруи, только воссоединившиеся, особенно его раздражают этим своим странным ритуалом, поцеловались, обнялись, похихикали и так по кругу, а то, что они там шепчут друг другу на уши, ну, это вообще приводит но Собаку в бешенство. Только поэтому он становится четвёртым, к тому же, девушек тоже четыре. Одной было бы обидно, если бы на неё никто не пялился.

«Это похоже на слепое подражание обезьян.
Я отрываюсь под этот ритм, я заправляю этим местом».

Они будто делятся на пары, длинноволосая брюнетка и коротко стриженная блондинка. Не замечают никого вокруг, хотя сами привлекают много внимания. Они, как огонь и вода, как лёд и пламя. Их руки касаются друг друга, их спины соприкасаются, кожа к коже. Их танец затягивает их самих. Они отдаются ритму, своей свободе. А, потом смотрят на них, на тех, кто смотрит на них.

«Как ты можешь ненавидеть меня?
Я сладкая, как сахар (чмок),
Я реально клёвая, и я выгляжу классно,
Я управляю своей жизнью, управляю своей игрой,
И я иду своим путём, теперь ты мечтаешь о любви.
Удачи!»

Они знают, как желанны, но издеваются, показывают всё, до чего глупые влюблённые мальчишки не могут дотянуться. Они пьянят и сами теряют контроль. Улыбки, волосы разлетаются, это опасный флирт без правил.

«Я прихожу со своей братвой.
Я на диете, но дай мне джин.
Когда мы на пределе возможностей, мы отрываемся!»

Девчонки смеются и забывают о тех, кто так жадно смотрит на них. Они вспоминают, что существуют сами по себе и это приятное чувство силы. Они прыгают выше, трогают себя откровеннее, просто потому, что могут. Никто не скажет им кем быть и что делать. Они правят своим собственным миром. И, это заставляет четыре покинутых сердца молить о прощении, за то, что посмели думать, будто их можно приручить.

- Твою мать, - обречённо качает головой Киба, - только мне кажется, что я попал? - дружного ответа не следует, гордость не позволяет. Но мысль всех понятно без слов. - Я так и думал. Чёртовы девчонки, почему их создают такими необходимыми?

***

Сакура в третий раз осматривает диван, но не видит своих трусиков, попросить Саске помочь слишком смущает. Только ему не нужны просьбы, он сам их находит и протягивает всё ещё слегка контуженной девушке. Харуно нервно смеётся, поворачивается к нему спиной и старается не светить голым задом, хотя только что вся была голая перед ним.

Учиха не торопит, теперь некуда. Сакура всегда была херовой актрисой, так что, ей точно понравилось. Это светится в её глазах, в мимолётной улыбке, которая появляется сама по себе. Он внимательно следит, как она касается себя то тут, то там и будто удивляется, что её тело могло такое ощутить.

- Кажется, - неловко смеётся Харуно, - я начинаю понимать. Вау. Всё, что я успела наворотить того стоило, - вышло достаточно завуалированно, но сама она понимает, что упомянула Омои, но Саске плевать, кого она могла иметь ввиду, он трахал Карин, они квиты. Они были не вместе. - Будет странно, если я скажу тебе спасибо?

- Нет, вовсе нет.

- О, тогда, знаешь, спасибо, - эмоции всё ещё бьют через край, Сакура всерьёз думает, что надо бы поплакать, может отпустит. Только не перед ним.

- Я могу так каждый раз, - он пытается выпендриться, но это резко отрезвляет. Харуно опасливо пятиться, смотря в тёмные глаза полные глупой надежды. Саске снова ничего не замечает. Она прикусывает губу, но в этот раз всё делает правильно сразу, как бы громко не спрашивал внутренний голос, не хочет ли она повременить.

- Саске, - брюнет кивает, медленно застёгивая рубашку, - ты же понимаешь, что это ничего не меняет? - Учиха непонимающе смотрит на Сакуру. Мозг отказывается правильно толковать её слова, жесты, испуг в глазах.

- Конечно это всё меняет, - хмурясь сопротивляется, - тебе всё понравилось. Я сделал, как ты хотела, показал, как это бывает. Проблем больше не будет.

- Я же просила меня услышать, секс тут не при чём, Саске, чёрт, - Сакура нервно проводит по волосам, каблуки стучат, пока она ходит по кабинету Итачи туда-сюда. - Мне понравилось, это правда, но она не означает, что мы начнём всё сначала. Остальное не изменилось, я по-прежнему не могу дать тебе того, что ты хочешь. Мне нужно разобраться в своей жизни.

- Так разбирайся, - повышает голос Учиха. - Разве это нельзя делать вместе? Если думаешь, что свобода даст тебе это, то ошибаешься. Возможность трахаться с кем попало не поможет понять, кто ты и чего хочешь. Мы разберёмся вместе, в чём проблема? - она видит, что он начинает злиться, от того, как больно. А, боль от неё, снова от неё. Саске хочет подойти, взять за руки, но Сакура отступает. Больше боли, меньше, уже не важно.

- Перестань притворяться, что не слышишь, - твёрдо произносит Харуно. - Мне нужна свобода вовсе не для этого. Не скрою, мне нравиться осознавать, что я могу подкатить к любому парню и совесть не будет меня мучить, ведь я одна. Но, дело в другом, может завтра я захочу бросить школу, или на целый год уехать в Перу, чтобы медитировать и доить овец. А, может мне захочется поехать в Африку, стать врачом без границ или ещё что.

- Я не понимаю, - сокрушается Саске, - делай всё это, я не буду мешать тебе жить.

- Конечно будешь, сам твой статус моего парня будет мешать, а я хочу решать, как мне жить и не оглядываться на кого-то ещё. Я так молода, и хочу учитывать только свои интересы, а не думать, как мы будем сохранять отношения на расстоянии, или выслушивать, что решила что-то, а тебя не спросила.

- Тогда, - ей становится холодно от его тона, вся жизнь будто уходит из этих тёмных глаз, - что это было? - Сакура не знает, как ответить на его вопрос. - Секс из жалости? - выплёвывает обвинение Учиха. Розоволосая не успевает спрятать правду поглубже в себя. - Ясно.

- Саске, - последняя отчаянная попытка, объяснить, исправить. Этого она хотела, когда они пришли сюда. Но, всё испортила, опять. Сделав намного хуже. Он не слушает, открывает дверь, холодный, отстранённый.

- Уходи, - Учиха не смотрит на неё, а она не может сдвинуться с места, оставить его так. Снова. Он не хочет ждать, не может, хватает её за руку и как безвольную куклу выкидывает из кабинета брата. Ждёт пока стук каблуков затихнет и уходит тоже. Идёт на голоса друзей, чтобы не быть одному, но в последний момент сворачивает не туда. Вот хороший сюжет для ужасника, думает Учиха, пока идёт вниз, к бару и заказывает чего покрепче. - Ещё, - повторяет он бармену, снова и снова, как она только что просила дать ей ещё. Вливает в себя так много, но воспоминание не хочет тускнеть. - Ещё.

***

Хината смеётся со всеми над собственной шуткой, пока они возвращаются к друзьям. Она останавливается на вершине лестницы, чтобы посмотреть, как подруги пройдут мимо. Слишком забавно, чтобы упустить момент. Темари проходит с высоко задранным носом, такая самоуверенная, плохая девчонка, но отчаянно старается не нарваться на внимательный, вдумчивый взгляд Шикамару. Тамаки мило улыбается застывшему Кибе, но лишь мгновение, а потом проходит мимо, обдавая его ароматом духов и разлетающейся короткой юбкой платья. Она знает, что зацепила, но теперь время для долгой игры. С Гаарой всё сложнее, каким-то неведомым образом, он подозревает всех, кроме Мацури, что девчонки в него влюблены. Парадокс да и только, Хината думает о каких-то психологических барьерах, или типа того, которыми демон прячется от очевидных вещей. Но от желания закатить на глупость друга глаза, останавливает понимание, как ему страшно. С чужими чувствами к тебе, о которых знаешь, всегда приходится что-то делать.

Только один из них смотрит в глаза той, на кого пялился всё это время. Хината ощущает, как голубые глаза путешествуют по её телу, практически не скрытому от него. Адреналин, и смелость, подогретая коктейлями, не даёт возможности обдумать почему. Почему это так приятно, почему так важно, что он смотрит, хочет. Почему она так наслаждается этим.

Наруто устаёт просто ждать и сам подходит. Теперь у Хинаты есть возможность смотреть на него. Губы, изогнутые в ухмылке, глаза, в которых животная страсть перемешалась с невыразимой нежностью, второе её очень пугает, но не будь этого в нём, она бы испугалась ещё больше. Узумаки тяжело вздыхает, когда оказывается совсем близко, где может чувствовать жар от её тела и аромат сладковатого пота вперемешку с алкоголем и лимоном. Это сочетание остаётся на кончике языка. Там, где они стоят, темно и они одни. Наруто не сдерживается, проводит от ключицы вниз, где край платья, которое не скрывает её бельё целиком. Чёрный лифчик торчит тонким кружевом, которого он касается, собирая капельки пота.

- Специально выставила напоказ эту дразнилку для члена? - недовольно бурчит блондин, скорее рассуждая сам с собой. Но, Хината задорно смеётся.

- Прости, что? - наклоняя голову, так что волосы падают на плечо, спрашивает Хьюга. - Личное наблюдение?

- В целом, да, - не отрицает Наруто, не меньше голой Хинаты, его, пожалуй, заводит только Хината в чёрном белье.

- Откуда ты это берёшь? - подстраиваясь под него, пока Узумаки проводит носом по её раскрасневшейся щеке, с придыханием интересуется Хината.

- Не знаю, вычитал где-то, - это не важно, важнее оставить поцелуй на скуле, на кончике вздёрнутого носика, на каждом прикрытом веке. И, добраться до пухлых губ. Всё правильно только когда она так близко.

- Хината, - Наруто тяжело упирается лбом в голое плечо, недовольно ворчит, но позволяет Харуно потревожить их. Сакура бледная, нервная. Хьюга моментально теряет игривое настроение и освобождается от объятий Наруто, которые делают её такой желейной. Они просто смотрят друг другу в глаза пару секунд, прежде чем Хината запускает пальцы в волосы, громко вдыхая воздух. Ей всегда понятно без слов, когда это важно.

- Где он? - спрашивает Хьюга. Наруто чувствует, как внутри что-то обрывается. Его Хината исчезла, появилась новая, готовая решать чужие проблемы, бросить его ради того, другого парня. С каждым разом Узумаки думает, что влюбляется в неё всё больше, и чем сильнее у него это выходит, тем меньше он верит, что она разлюбила Саске.

- Я не знаю, но мы расстались на плохой ноте. Я правда хотела всё исправить.

- Ничего, не беспокойся, я найду его, - Хината вроде как оставляет Сакуру на его попечение, когда уходит к Итачи. У него есть доступ к камерам, так будет быстрее. Хотя она не сомневается, что Учиха в баре. Проблема лишь в том, что бар тут большой, вокруг всего танцпола с несколькими барменами, чтобы толпа не копилась в ожидании заказов.

- Если хочешь, я разберусь, - предлагает Итачи, когда они находят его непутёвого братца на высоком стуле. Хината смотрит на чёрно-белую картинку парня со стаканом в руке и качает головой.

- Не нужно, знаешь ведь, он тебя не послушает. Сама разберусь, но думаю приведу его к тебе, пусть пока проспится. Из-за этой наглой рожи я не собираюсь портить праздник себе или ребятам.

Хината идёт сквозь толпу людей, теперь они кажутся лишь мешающими препятствиями. Их руки, задевающие её, запахи, голоса, всё раздражает. Её злит Сакура, которая не дала ему времени прийти в себя, раздражает Саске, который не способен переживать свою боль, как все нормальные люди. Хината знает, что не справедлива, но думает о том, что сама она никогда не была для друга обузой, в те времена, когда один только факт его существования причинял боль и разбивал сердце. Ведь он был чужим, всегда чужим.

Бармен с опаской оглядывается на приближающуюся девушку, подносит бутылку к пустому стакану, но не успевает его наполнить. Девушка с громким звуком переворачивает его, ударяя о стойку. Бармен предпочитает пойти поискать других клиентов.

- С тебя хватит, - серьёзно говорит Хината. Учиха усмехается стойке, на которой развалился и поворачивает к подруге затуманенные алкоголем глаза. В темноте зрачков, наполовину залитых бухлом, а на вторую болью, Хината видит то, что отчаянно пытается выбраться наружу. Того Саске, который любит помогать матери на кухне, потому что сыновьям можно и нужно так любить. Того Саске, который наплевал на самых крутых ребят в школе, чтобы обедать с забитой странной девчонкой.

- Не, - покачиваясь на высоком стуле, тянет Учиха, - я всё ещё помню, - он тычет пальцем себе в висок, делает вид, что стреляет. - Слишком чётко помню, но вот когда забуду, тогда с меня хватит. Где мой бармен?

- Идём, тебе нужно прилечь, давай Саске, - Хината касается его руки, старается попасть в поле зрения его расфокусированных глаз. - Знаю, тебе сейчас хреново, а завтра будет ещё хуже, но я буду рядом. Ты с этим справишься, - Учиха кивает и встаёт, клуб качается и он вместе с ним. Хината думала, что он готов пойти с ней, но парень остановился, взял её лицо в свои ладони, убрав волосы назад. Он так внимательно смотрит ей в глаза, что Хината теряется.

- Знаешь? - удивляется Саске. Кто-то включает давящую, мрачную песню, девушка повторяет только оу-оу-оу, но её голос давит на Хинату, вместе с чёрными глазами. - Откуда ты знаешь? - Хьюга качает головой, стараясь освободиться. Ярость клокочет в её маленьком тельце, руки друга сжимаются сильнее, пока он качается, ища в ней опору.

- Отпусти, - настойчиво просит Хината, ей нужно пространство от него. Она давит на его ладони до тех пор, пока Саске не кривится, отпуская. Хьюга крепко держит его руки, чтобы он больше не мог прикоснуться. Ей нужно просто заткнуться и отвести его в кабинет Итачи, но язык живёт своей жизнью. - Любить больно, особенно когда не взаимно, но это не конец света, - она не понимает, что пытается донести. Станет лучше или свою прошлую боль, в которой теперь нет смысла. Хината просто говорит и от этого становится легче. - Однажды ты проснёшься и поймёшь, что всё прошло. И сможешь жить дальше. Любить снова.

- А, ты? - Саске всё больше сдувается, превращаясь в маленького мальчика, который даже не знал, что кто-то большой и злой воровал его конфеты всё это время. - Ты тоже проснулась? Проснулась от любви? Ко…мне? - он сглатывает и смотрит в глаза подруги, знакомые глаза, глаза незнакомки. Хината открывает рот и продолжает говорить, она не слышит своих собственных слов.

- Да, - это оказалось так просто, что в пору пожаловаться. Столько лет боли и самоистязания, а признаваться в чувствах можно вот так. Резко. Быстро. Она усмехается, без горечи, лишь с осознанием своей глупости. Знает, что завтра он всё будет помнить, Саске ничего не забывает, как бы сильно не нажирался. - Жаль становиться третьей, кто тебя сегодня динамит, но так уж вышло. Глупая была, теперь поумнела. Ты и сам знаешь, что мы всё делаем правильно.

«Прошу, не притворяйся, покажи мне свою суть.
Я напилась, чтобы научиться не держать всё в себе».

Наруто идёт туда, зная, что она не просила о помощи, но Саске пьян, еле стоит на ногах и чувство поганой тревоги скребётся, как безумное. Он должен пойти туда и всё это прекратить. Его руки на её лице, Наруто ускоряется, но люди вокруг, как трясина. Они замедляют, затягивают. Хината что-то говорит, усмехается. Наруто торопиться изо всех сил, взгляд, которым награждает её Учиха убивает. Он готов кричать, но в этом шуме его никто бы не услышал.

«Я больше не вынесу. Поцелуй меня своими губами сомнений.
Прошу, не притворяйся, не притворяйся, не притворяйся...
Прошу, не притворяйся, не притворяйся, не притворяйся».

Это хуже, чем замедленная съёмка. Он видит всё, понимает всё, но сделать ничего не может. Только смотреть, как он вырывается, как наклоняется и его губы касаются её.

Хината видела, что он собирается сделать, но не помешала. Её самоотверженность никогда не знала границ, но его страдания зашли так далеко, что он должен сам всё понять. Её глаза открыты, она видит хмурую складку у него на лбу, мечтая её разгладить. Его дыхание горячее и её окутывают алкогольные пары. На губах пряный вкус имбиря и сладость груши. Это всё лишь виски, которое он пил. В уголках глаз собираются слёзы, она так и не может заставить себя моргнуть, боится, что это сломает их обоих.

- Какого хрена ты творишь, - её так грубо отрывают от Саске, словно вырубают прямо из розетки. Это Наруто. Он зол и испуган. Хината не знает, как объяснить ему, что бояться нечего. Что она правда не любит Саске, а он правда не любит её. Но Хината не знает, что это - представление или правда. В глазах друзей - они пара, он должен так реагировать. Узумаки готов замахнуться кулаком, она легко его останавливает. Учиха смеётся.

- Ты же целовал мою девчонку, почему мне нельзя твою?

- Он пьян, вот и всё, успокойся Наруто, - устало просит Хината. Всё будет хорошо, дальше всё наладится. Будет не просто, но когда было легко.

- Неужели? - Наруто взрывается на неё, это злит. - Так может мне не стоило вас прерывать? Может это именно то, чего ты хотела?

- Пожалуйста, давай потом, я только уложу его.

- Хах, а ещё что?

- Что? - недоумевает Хината. Наруто, как загнанный зверь. Страх лишает его рациональности. Она не может справиться сразу с двумя истеричками.

- Ты поцеловала его, - кричит Узумаки, остальное ускользает от него, он не может знать её великого замысла. Всё, что он знает - они целовались, грёбанный Саске, любовь всей её жизни, поцеловал её. - Поцеловала, чёрт возьми. Его, - кричит он, - поцеловала. Как ты могла? Ты знала, что он собирается, почему не остановила? Это месть или что? Ты не должна была его целовать, не должна, - дышать всё труднее. Паника заставляет всё вокруг мигать и кружиться, или это реальность такая, он не знает. - Ты. Его. Поцеловала, - он знает, что повторяет одно и тоже, но это всё ещё перед глазами. - Поцеловала.

- Бля, достал, - произносит уставший от крика Наруто Саске, он качается, но это не мешает ему схватить блондина за ворот футболки, - так хочешь поцелуя, да пожалуйста, - их губы не едва касаются, Учиха впивается в него, это переворачивает весь мир. Наруто подташнивает, но зато паническая атака ушла. - Доволен? - требовательно спрашивает Саске, когда отпускает его. Кажется брюнет опьянел ещё больше, он совсем не управляет своим телом и заваливается обратно на барный стул. Хината не успевает его поймать, хотя видит, как друг летит. Пусть полежит, думает она, сейчас важнее другое.

- Наруто? - она осторожно касается его руки, машет ладошкой перед лицом, но блондин застыл и никак не реагирует. Хината и сама не знает, как переварить увиденное. Значит ли это, что она должна вмазать Саске, раз он поцеловал её парня? - Какой-то…

- Пиздец, - рожает гениальное описание ситуации Киба. Ребята почти все здесь, когда увидели, что ситуация накаляется, то прибежали.

- Беру свои слова обратно, - угорает Забуза, обнимая Хаку, - гетеро тоже умеют нормально развлекаться. Эй, блондинчик, с почином, - Хината прикрывается ладонью, скрывая смущение, стыд и рвущийся наружу смех.

Наруто слегка дёргается и вроде как приходит в себя. Видит знакомые лица, но не может вспомнить, что произошло пару минут назад. Кажется, он злился, а потом…чёрная дыра.

- Наруто? - снова пытается Хината.

- А?

- Ты как? - интересуется Хьюга.

- Лавный…сука, главный вопрос не в том, - напоминает о себе валяющийся на полу Саске, он поднимает руку с указующим перстом, чтобы его заметили, - а, в том, кто из нас лучше целуется, - концовка фразы удаётся ему серьёзно, но потом он начинает ржать и кататься по полу. У Наруто дёргается бровь, а лицо становится багряно-красным.

- Ах, ты гомосятина бухая, - орёт Наруто, прыгая вокруг ржущего Учиха, и пытаясь вытереть губы. Подбегает к чьему-то коктейлю на стойке, полощет им рот и снова прыгает вокруг Учиха, тыча в него пальцем. - Сначала подкатывал ко мне, теперь это. Пошёл ты, гомик проклятый, я не такой. Слышал? Я не такой. Арх, дайте ещё что-нибудь дезинфицирующее.

- Слушай, гомофобка, а ты ещё ничего, по сравнению с твоим парнем, - смеётся Забуза. Хината рада хотя бы тому, что никто не обижается.

- Поможете мне его поднять? - спрашивает Хината, ну, у всех желающих. Забуза и Джуго в итоге откликаются. Саске всё ещё складывает губы бантиков в направлении Наруто, который никак не может продезинфицироваться как следует. - Давай, Саске, переставляй ноги.

- Как скажешь, - заплетаясь он всё же делает всё возможное, чтобы делать вид, что идёт сам. - Круто я всё исправил, а?

- Да, ты просто красавчик, - потрепав друга по волосам, согласилась Хината с тяжёлым вздохом.

***

Саске уже во всю сопел, а Хината сидела на краю кожаного дивана, она просто пряталась от того хаоса, который наворотил Учиха, уйдя красиво. Брюнетка осторожно убрала спутавшиеся тёмные пряди со лба друга, провела пальцем по точёному носу, Саске что-то проворчал, отмахнулся и перевернулся на другой бок. Хината улыбнулась. Паршивец знал, что она многое готова ему простить.

Пальцы коснулись губ, что ещё улыбались. Она пыталась вспомнить, что чувствовала в этот краткий миг, пока он целовал её. И, ничего не смогла вспомнить. Стало даже немного грустно. Поцелуй она пьяного Саске много лет назад, можно было избежать стольких проблем.

- Мне всё равно придётся это разгребать, - похлопав Саске по спине, тихо сказала Хината. Она оправила платье, поёрзала ступнями в туфлях, чтобы убедится, что ноги в порядке. Наверное, отомстят ей с непривычки только завтра. И смело ринулась прочь. Да только далеко ходить не пришлось. Наруто ждал её прямо на выходе.

- Уснул? - спросил Наруто. Хината кивнула. Пришлось разделять и властвовать, по одной проблеме за раз. Проблема с кодовым названием «Саске» была устранена, но оставалась куда более серьёзная. Она стояла прислонившись к стене, сложив руки на груди. Хьюга знала, что проблема эта может быть многоступенчатой, пришлось снова выбирать с чего начать.

- Ты в порядке? - она поморщилась, вопрос слишком всеобъемлющ, чтобы признать его полезным в их ситуации. - Я имею ввиду то, что Саске, ну, влез в твоё личное пространство без спросу, - сформулировала Хината, очень довольная тем, что смогла обойтись без слова «поцелуй». Наруто хотел что-нибудь съязвить, да не вышло. Он сам даже не подумал о том, что Саске мог снова пробудить поганые воспоминания о Фууке, правда ничего такого не произошло. Узумаки больше волновал сам факт того, что его поцеловал парень, чем такие мелкие детали. Однако, она об этом подумала. Типичная Хината.

- Да, с этим нет проблем, - прозвучало хреново, Наруто и сам это понял, фраза предельно чётко говорила, что есть другая проблема, которой быть не должно. Только не сейчас, когда они наедине. Блондин жалел, что не успел устроить ей взбучку перед друзьями, это бы помогло выпустить пар, а ещё никого не удивило. Какие у него права ругаться с ней сейчас?

- Прости, я не думала, что упустила Саске настолько, мы испортили твой день. Мне жаль.

- Не страшно, - незаметно сжимая кулаки, произнёс Наруто, его начинало потряхивать от того, как много нежности и заботы он слышал в имени друга, когда его произносила Хината. Его воображение рисовало до боли тривиальную картину. Она думала, что разлюбила, ведь так было проще, но потом один поцелуй решил всё. Поцелуй парня, который был её любовью много лет. Наруто никак не сможет поцеловать её так, чтобы она забыла Саске. Это он тут уже строит с ней отношения, пока она ничерта об этом не знает.

- Вы с Саске, конечно, перетянули одеяло на себя, - она ещё и шутит, Наруто уже понимает, что так херово не было даже в эпоху Сакуры, - но, всё же прости, что тебе пришлось увидеть, как он поцеловал меня. Не думала, что он полезет с поцелуями сразу, как только сказала про свои чувства. Ну, про бывшие чувства, - в ушах только шум. Кажется давление в черепной коробке грозит её смять, как консервную банку. Она сказала ему? Даже он не сказал, понимая, что Сакура может не так это понять. - Хорошо, что теперь всё закончилось, - Хината улыбается и подходит к нему, прислоняется лбом в грудь, обнимает.

Наруто теряет связь с реальностью, не понимает, как растолковать все эти тайные знаки. Он даже не может обнять её в ответ, ведь если это последний раз, то лучше всё решить сразу. Хьюга напрягается и поднимает глаза. Странно хмурится.

- Ясно, - она отстраняется, волосы закрывают её лицо, но девушка быстро берёт себя в руки, убирает прядь волос за ухо, - значит, у нас всё ещё есть проблемы. Понимаю. Давай это обсудим?

- Ч-что обсудим?

- Мою шоковую терапию для Саске. Знаю, что это было слишком, но зато теперь он начнёт выздоравливать. Хотя я определённо не рассчитывала, что Сакура решит снова заняться с ним сексом. Это чуть всё не испортило, и из-за этого пришлось всё делать таким жёстким.

- Воу-воу, - Наруто вообще уже ничего не понимает. Столько информации, некоторая даже заставляет забыть, что кто-то занимается выжиганием на его сердце. - Сакура и Саске? Снова? Что? Шоковая, что?

- О, - пухлые розовые губы изображают идеальный овал, - чувак, да ты вообще что ли не втыкаешь?

- Напрочь, блядь.

- Ладно, ты хотя бы понимаешь почему я позволила ему поцеловать себя?

- Потому что любишь, - не задумываясь отвечает Наруто. Хината только хочет его похвалить, как понимает, что смысл любви в их ответах явно разный.

- Ну, да, он же мой лучший друг, помнишь? - Наруто кивает, он услышал только «да», так что остальное не важно. - Это, как Марти Макфлай и его мать, - для наглядности добавляет Хьюга, но быстро понимает, что новые действующие лица только путают его ещё больше. - О, ками, какой ты тугой, это как с братом целоваться, бля, да я думаю, что от поцелуя с Неджи бы больше возбудилась.

- Чё?

- Да чтоб тебя, я не-то имею ввиду, аррх, - Хината топает ножкой и вся горбится. - Учиха нихрена не забывает, как бы сильно не нажрался. И, завтра он вспомнит, как ему было херово, как много херни он наворотил, и ещё наш убогий поцелуй, при котором никто ничего не почувствовал. При этом, - Хината перешла на какие-то учительские замашки, - он вспомнит, что я говорила ему о чувствах. Всё это смешается в одну кашу из стыда, он осознает сколько всего мог порушить, как меня обидел. Вуяля и Саске уже встаёт на лыжи исправления. Сечёшь?

- Это…план?

- Гениальный, скажи? - заулыбалась Хината. - Тебя я не учла, каюсь, но ты сделай скидку, я же не Шикамару. Короче, раз у тебя всё хорошо, после поцелуя с Саске, у меня всё хорошо, после поцелуя с Саске, то можем ли мы сказать, что всё хорошо и продолжить веселиться?

- Мы всё ещё…вместе? - уточнил Наруто. Хината вопросительно наклонила голову. Снова не те вопросы. - Ребята ведь всё видели, я просто…

- Оу, об этом я тоже не подумала. Хочешь воспользоваться этим, чтобы всё прекратить? - спокойно спросила Хината. Повод был не плохой. Только, стоило словам слететь с её уст, как внутри всё покрылось коркой льда. Это нахлынуло, неожиданно, неудержимо, всё было просто, если он скажет да, то она умрёт на месте. Но, Хината продолжала улыбаться и ждать вердикта.

- Нет, - слишком бурно, поспешно, ответил Узумаки, скрыть нотки истеричности было выше его сил. - Извини, я что-то перенервничал. То есть, я хочу сказать, что ты нужна мне. Такое вокруг творится, этот мир буквально сходит с ума. Без тебя я уже не справлюсь.

- Хорошо, тогда и говорить не о чем, - улыбнулась Хината. Платье, что на мгновение стало таким тесным, вернулось в норму, как и её дикий пульс. - Да уж, - со странным смешком добавила Хьюга, - от такого я бы точно чем-нибудь отвлеклась.

Сама того не ведая, она запустила в голове блондина порочные шестерёнки. Он успел скатиться в пучины ада, пока думал, что это конец. Финишная прямая. Но оказалось, в который раз, что ничего страшного не случилось. Узумаки пообещал себе подумать о том, какой он хренов слабак, раз никогда не представляет, что борется за неё до последнего. С её семьёй, с Саске, с Пейном, с ней самой. С кем угодно, но борется. Она вольна уйти, да, но это не значит, что он должен сдаваться.

Слишком сложные материи для того, что вернулся со дна. Пусть все семь кругов он уже пробежал, можно заглянуть в восьмой, только не в одиночестве. Сгореть там, превратиться в пепел, в её руках, на её губах, между её стройных ножек. Он знал, где дверь, которая им нужна. Как знал один из способов помешать ей уйти. Не сможет ходить - не уйдёт, звучит более чем логично.

Хината не могла не заметить, как изменилась атмосфера в этом тесном коридоре. В приглушённом свете встроенных в стену экранов, где всё время менялись кровавые разводы, голубые глаза тоже покраснели. Хината не считала его настроение, когда вышла к нему, но сейчас Наруто был искусителем. Ноги затряслись, тело уже капитулировало. Его пальцы сзади на её шее. Его дыхание у её ушка. Ловкие пальцы на подоле платья.

- Я знаю одно место, где мы может отвлечься, - Хината качает головой. О, нет, так она не может. Ведь не может? Она хорошая девочка, а такие не трахаются в вип-комнатах в ночных клубах, отделённые шторами от других пар, лишённых стыда. - Жаль, - его палец проводит по её намокшим трусикам, пока зубы прикусывают мягкую маленькую мочку, - я мог бы поставить тебя на колени и жёстко поиметь, прямо как ты любишь, - Наруто ухмыляется, когда слышит её жалкий стон. Секс - его игровое поле, тут он хозяин положения, и ему нужно, чтобы она хоть так поняла, что принадлежит ему. Только ему.

***

- Давай ещё раз, чтобы я убедилась, что правильно тебя поняла. У твоей старшей дочери, которой почти восемнадцать, есть парень, с которым она тебя не знакомит. Ты знаешь, что однажды она не ночевала дома, скорее всего была у того парня, но это не точно. Видел, как она с ним целовалась, это уже точно. А, теперь, ушла на встречу с друзьями в откровенном чёрном платье. Я ничего не упустила? - уточнила Мей. Ей показалось смутно знакомой ситуация с ушедшим на гулянку Наруто, но три бокала «Мерло» с готовностью отбросили эту мысль нахрен, как банальное совпадение.

- Ничего, - подтвердил Хиаши.

- Так, и чего конкретно ты опасаешься? - допивая остатки красного вина в высоком бокале, уточнила Мей. - Нет, погоди, не подсказывай, я кажется начинаю понимать. Ты, - она указала ножкой бокала на мужчину напротив, - боишься, что твоя, почти восемнадцатилетняя, дочь, во всю ведёт активную половую жизнь, ха, - она так обрадовалась своей гениальной догадке, что упустила, как это может повлиять на Хиаши. А, тот уже заказывал себе новую порцию двойного скотча. - Ой, - осознав свою оплошность, которая могла довести отца, почти восемнадцатилетней, дочери до инфаркта, тихо произнесла Теруми.

Хиаши залпом осушил свой стакан и попросил ещё порцию, но подумав немного, попросил бармена принести всю бутылку.

- Думаешь, я зря себя накручиваю? - внимательно уставившись своими строгими серыми глазами на Мей, потребовал ответа Хиаши. - Я ничего не знаю о молодых девушках. Вот ты, чем ты занималась в её возрасте?

- О-о-о, - с умилением вспоминая свои почти восемнадцать, протянула Мей, вспоминая, как позволила самому крутому парню в школе лапать её под трибунами. Хьюга всё так же выжидательно на неё смотрел, говорить правду показалось очень плохой идеей. - Ну, знаешь, я интересовалась спортом, - нашлась Теруми, невинно улыбаясь. Хиаши кивнул, прося продолжать. - Эм, а ещё искусством, - припомнила Мей одного хиппарского на вид парня, от которого всё время пахло травкой, он рисовал какие-то психоделические картины на уроках в художественной мастерской, но у него были такие длинные пальцы, что она не смогла отказать себе в таком удовольствии. - И, училась, да, много-много училась, - с самым серьёзным видом добавила Теруми. - Мой сенсей, господин Сандаймэ, всегда знал, как пробудить во мне желание…постигать науки, - прикусив губу от воспоминаний о своём последнем учебном годе и том, как горячий учитель трахал её на своём столе, выдала Мей. «Хм, кажется у меня натуральный фетиш на столы», - подумала Теруми.

- Мне хочется верить, что моя дочь так же увлечена учёбой, - с горячей убеждённостью, выпалил Хиаши, Мей усомнилась, что он реально хотел бы, чтобы его дочь была увлечена учёбой, как она. Кажется, в том и проблема. - Но, если это не так? Что мне с этим делать? Поговорить?

- Чего? С ума сошёл? Даже не думай поднимать с бедной девочкой такие темы, - вскрикнула Теруми, - поверь, современные дети, если им нужно, всё итак уже знают, - лицо Хиаши посерело и Мей поспешила исправиться, - но, уверена, что это не про твою дочь. Слушай, я тебя уже достаточно узнала, чтобы понять, да, не без огрехов, но ты хороший отец. И, я думаю, что твоя дочь уважает себя достаточно, чтобы не позволять мальчишкам того, для чего она не готова.

- Думаешь? - Мей видела, как сильно Хиаши хочет, чтобы его кто-то в этом убедил.

- Да, - без толики сомнений, ответила Теруми. Хиаши немного успокоился, но идея поговорить с Хинатой всё ещё казалась правильным решением, нужно только подобрать удачное время. - Не сомневайся, твоя дочь сейчас наверняка танцует вместе с друзьями, веселится, болтает с подружками. Короче, она точно не занимается сексом.
***

«Что ж, что ж, тебе лучше убежать от меня.
Тебе лучше исчезнуть.
Тебе лучше встать и уйти».

Хината знает, что так и поступила бы хорошая девочка, но переступая порог кроваво-красной комнаты, наполненной чужими стонами, звуками пошлых, мокрых поцелуев и ударами голых тел друг о друга, ведомая крепкой рукой блондина-искусителя, она знает, что больше не хорошая девочка. Её горячее желание клокочет, как новая, живая сущность, занявшая тело. Хината приветствует её, отдаёт бразды правления и ухмыляется.

«Не подходи слишком близко,
Ведь я перекати-поле,
И я продолжаю движение».

Кому-то принесли кальян, Наруто тянет её за собой, свою безвольную игрушку, через красный туман, обволакивающий их ароматами ягод и алкоголя. Узумаки торопиться, чтобы эти запахи не пристали к её коже и волосам, нет, ему нужна настоящая Хината, без примесей. Он полностью отдаётся настроению этого места, забывая о том, кем станет за пределами комнаты. Сейчас он хозяин, господин. А, она его маленькая рабыня, созданная лишь для чистого удовольствия.

«Тебе лучше убежать от меня,
Пока я не забрал твою душу».

Хината убеждена, что уже слишком поздно, но даже будь надежда, на что ей душа, если он не будет держать за руку.

«Если я ухожу, отпусти меня.
Не следуй за мной, дай мне уйти.
Я тебя разочарую, отпусти меня».

Хината лишь сильнее сжимает его большую ладонь. Комната будто расширяется, её желание требует выхода, а они всё идут через кровавый туман, дымку, отделяющую реальность от фантазий.

«Даже если твоё сердце не может этого вынести,
Сожги меня в огне,
Воспламени меня, да...»

Толстая бархатная штора такая длинная, что волочится по полу едва передвигаясь, когда Наруто идёт по кругу, закрывая небольшое личное пространство для них. Это лишь пространство с одной стеной обитой таким же красным бархатом и большой, выполненный под старину, пуф, конечно тоже красный. Он будто только вчера стоял в комнате Марии -Антуанетты, и может скрашивал её незавидное замужество. Хината покачала головой, выбрасывая из головы пошлые картины из жизни французской королевы. То, что происходило на самом деле, было куда красочнее любой фантазии.

Он так смотрел, свет то делал его глаза светящимися голубыми кристаллами, то разжигал в них красное пламя. Хината не могла больше выносить этот взгляд и сжала ноги, стараясь унять волну дрожи, превратившуюся в настойчивое, клокочущее желание. А, он только смотрел, сантиметры между ними убивали её, Хината была готова просить, умолять, требовать, лишь бы закончилась пытка и началось удовольствие.

Его золотистые волосы светились, создавая странный ореол вокруг, даже это место, средоточие порочных мыслей, грязных, развратных дел, перестало казаться чем-то ужасным, раз сюда спустился настоящий ангел. Хината была готова упасть к его ногам в неожиданном религиозном экстазе. Но, он продолжал лишь смотреть и истязать.

«Воспламени меня!
Заставь меня гореть!
Воспламени меня!»

- Вижу, - Хината задохнулась от того, каким глубоким, проникающим под кожу, был его голос. Казалось ему ничего не стоит заставить её кончать лишь сказав ещё хоть слово, - как отчаянно ты жаждешь меня, как не можешь выдержать это расстояние между нами. Я прав?

- Д-да, - в сравнении с ним, её голос прозвучал жалко и плаксиво, она была лишь слабой, дрожащей просительницей капли его внимания. Это было так не похоже на чувство силы, которое иногда приходило к Хинате, но ради него, только ради него, она была готова к такой слабости. Наруто - вот её единственная слабость.

- Хорошо, - дьявольская улыбка на лице ангела привела Хинату в экстаз, она укусила нижнюю губу, но даже это не помогло удержать стон. - Подойди, убедись, как твёрдо я разделяю твои чувства, - Хьюга сглотнула, ей потребовалось несколько секунд, чтобы заставить ослабевшие ноги шевелиться. Каблуки скорее чертили по чёрным глянцевым плитам, чем стучали. Девушка приблизилась настолько, чтобы чувствовать аромат цитрусов, преследующий Наруто.

Он ухватился кончиками пальцев за её подбородок, заставляя смотреть в глаза, подушечки мягко касались пухлых губ, пока Хината вслепую нащупала край его футболки и медленно повела рукой вниз. Пока под маленькой ручкой не оказалась внушительная, горячая выпуклость, показывающая, как тверды его намерения, насколько железная у него выдержка и как стойко он готов переносить всё происходящее.

- Хах, - усмехнулся Наруто, когда Хината усилила давление и провела ладошкой вверх-вниз, чувствуя, что он становится ещё крепче, - какая плохая девочка, - она улыбнулась ему и кивнула. Узумаки снова провёл подушечками пальцев по её губам. Губам, напомнил он себе, к которым сегодня прикоснулся чужой мужчина. Он нахмурился, усиливая давление, палец проник глубже в горячий ротик, смачиваясь её слюной. - Придётся приложить усилия, чтобы забыть о том, как он прикасался к тому, что принадлежит мне, - жёстко произнёс Наруто, сильнее сжал её подбородок, притягивая к себе и накрыл мягкие губы своими. Требовательно, жёстко, стирая чужой вкус, прикусывая, посасывая каждую губу. Хината простонала ему в рот и он воспользовался этим, чтобы грубо ворваться своим языком, сминая, подчиняя её.

Хьюга вцепилась в его широкие, напряжённые плечи, вжимая ногти в кожу, чтобы сказать, как не хватает воздуха, но Наруто не отстранился, он засунул язык глубже, сжал её лицо грубее, притягивая всё тело ближе, рука стукнула по мужскому плечу, когда она почувствовала, что сознание уплывает. Именно в этот момент он позволил ей вздохнуть. Хината тяжело дышала, едва удерживая себя в вертикальном положении. Такой желанный кислород, весь с ароматом Наруто, пьянил, попадая в лёгкие.

Тяжёлая рука легла на затылок, слегка стягивая волосы, она запрокинула голову, когда натяжение стало приносить боль. Его глаза горели. Страстью, бешенной, взрывающей сознание и злостью, чистой, ничем не прикрытой. К возбуждению примешался страх, приятный, щекочущий нервы.

- Больше никогда, слышишь? - прорычал Наруто. Она всё поняла без уточнений, и его приказ показался слишком разумным, он имел на это право, хотя Хината не знала почему. Просто она принадлежала ему, как он принадлежал ей. Брюнетка кивнула, насколько позволяла хватка. - Скажи, - новый рык, животный, отдающийся в груди и стекающий вниз, горящий в самом центре её женственности.

- Больше никогда, - смиренно повторила Хината, - никогда. Эти губы только твои. Больше нико-о-о, - он не дал договорить снова захватывая её в плен своими губами, ещё требовательнее, но на этот раз с привкусом отчаяния, страха потери. Хината отвечала со всей страстью, какая у неё была, показывая, что говорила правду. Больше никогда.

- Губы, - говорит Наруто, оставляя нежный поцелуй, - щеки, - ещё два поцелуя. - Глаза, лоб, скулы, шея, - везде горячие поцелуи. - Руки, - целая серия поцелуев, от кончиков пальцев до плеча. - Грудь, - поцелуй в ложбинке, пока руки стягивают с неё широкие лямки, оголяя сразу до талии. Платье удачно стопорится на широких бёдрах. Наруто разглядывает свою работу. - Идеально. Так, на чём я остановился? - игриво интересуется блондин.

- Г-грудь.

- Точно, - она не успевает ничего понять, а он уже расстегнул застёжку на лифчике и наслаждается тем, как чёрная ткань падает с бледной кожи, открывая ему всё самое интересное. Его руки достаточно большие, чтобы даже такие пышные формы идеально в них поместились. Наруто приподнимает тяжелые груди, массируя возбуждённые соски, пока покрывает горячими поцелуями каждый сантиметр сладкой кожи. Хината зарывается пальцами в его волосы, притягивая ближе к себе, предлагая себя. - Вся моя.

- Вся, - со стоном подтверждает Хината, сама ущипнув себя за левый сосок, пока Наруто крутил языком вокруг правого. Блондин пошло усмехнулся, наблюдая за этой сценой, он бы дорого заплатил, чтобы увидеть, как она доставляет себе удовольствие, сама, перед ним. Но, это для другого раза, пока он здесь и это его работа.

Узумаки отступает на шаг, заставляя её недовольно бурчать, резко стягивает с себя футболку. Хината облизывается, смотря на идеальные кубики пресса и косые мышцы, уходящие глубоко в джинсы. Его ожерелье блестит, покачиваясь и ей не терпится увидеть его только в нём. Наруто тянется к брюкам, но маленькая настойчивая ручка его опережает, она сама дёргает молнию, приседает на высоких каблуках, спуская тесную ткань по накаченным ногам. Поднимаясь, Хината задевает грудью его возбуждённый член, проводит языком по прессу и выше, пока не облизывает его волевой подбородок. Это так сексуально, что блондин готов, плюнув на игру, поиметь её прямо сейчас. Девчонка усмехается, хитро смотря на него из-под пышной чёлки.

- Хитрая, - произносит Узумаки, пальцы сжимают мягкие округлые бёдра, притягивая её к себе. Это его любимое занятие, снимать с неё трусики, особенно, когда на ней юбка. Он так любит пошарить под подолом в поисках тонкой ткани, запустить в них пальцы, задевая все точки по пути. Наруто спускает мягкую ткань до середины бедра и отпускает, трусики спокойно съезжают по стройным ногам, падая на туфли. Он готов застонать от того, как горячо она перешагивает через них, переступая высокими каблуками. - А-а-а-а, - Наруто хватает её за шаловливую ручку, потянувшуюся к его боксёрам и грозит пальчиком, медленно размахивая им перед её затуманенными страстью серыми глазами. - Сегодня буду смотреть только я.

Хината хочет возразить, но Наруто ведёт её к мягкой стене, показывает как упереться в неё руками и давит на поясницу, чтобы отставила попку назад. Брюнетка царапает ногтями бархатный материал в нетерпении, но полностью слушается. Он откидывает её волосы со спины, целует изгиб позвоночника и голые плечи. Его руки медленно, мучительно медленно задирают короткий подол платья. Придерживая ткань одной рукой, второй Наруто шлёпает её по круглой, аппетитной ягодице, наслаждаясь звуком удара и мгновенно расцветающим красным отпечатком его ладони.

- Красивый вид, Х-и-н-а-т-а, - он того, как он растягивает её имя, хочется стонать во весь голос, но она сдерживается, пытаясь отвоевать часть контроля. - Ты такая м-м-м, - этот звук передаётся всему телу, когда под него Наруто проводит пальцем по нежным лепесткам её женственного бутона. - Мокрая для меня, твоя покорность так заводит, - Хината тяжело дышит от его слов и его плавных движений, тяжело привалившись лбом к мягкой стене. Бёдра требовательно толкаются назад, но их останавливает жёсткая рука. - Нет, игра моя и правила мои. Не. Шевелись, - Хьюга старается, как может. Но тело требует большего, а он всё дразнит её, едва касаясь. - Хорошо. Послушание всегда ведёт к награде. Ты готова к своей?

- Д-да, - брюнетка смотрит на него через плечо, - пожалуйста, я готова, награди меня, - Наруто проникается, совсем лишней сейчас, нежностью к Хинате, готовой поддержать любую его задумку. Он должен отыграть свою роль до конца, они оба это заслужили. Стать кем-то другим, свободными от собственных притворств, отдаться друг другу без рамок и границ.

Узумаки ведёт её обратно к красному пуфу, он специально выбрал это место. Пора исправить старую ошибку, подарить ей новые, неиспорченные его травмами, воспоминания. Горячие, наполненные лишь страстью и любовью.

- Встань на колени, - приказной тон возвращает его в правильный настрой. Хината медленно опускает одну ногу на плотный пуф, затем вторую. Её лодыжки, обхваченные тоненькими ремешками, свешиваются с края, выставленные каблуки торчат, как пики. Наруто обходит её по кругу, любуясь со всех сторон и останавливается лицом к лицу. Видит её замешательство, но лишь усмехается, привлекая внимание серых глаз к его губам. Проводит рукой по лицу, по шее, задевает камень на ней, следя, чтобы её взгляд следовал за его рукой. Хината завидует, что он может касаться себя, она хочет, чтобы на месте его большой, была её маленькая ручка. А, его пальцы уже проходятся по кубикам, пока не останавливаются. Резинка красных, как эта комната, боксёров, как граница, которую он с нахальной улыбкой пересекает.

- У-м-м, - стонет Хината, когда его рука исчезает под красной тканью белья. Она знает, что он прикасается к себе, гладит по всей длине, а она следит, как любопытная кошка, которой не дают поиграть с любимой игрушкой. Наруто резко тянет одну сторону боксёров вниз, позволяя своему достоинству показаться. Его возбуждение прекрасно и это только благодаря ей. Хьюга не может представить, чтобы кто-то кроме этого идеального существа мог выглядеть так желанно с наискось спущенными трусами и членом наружу. Но, Наруто уверен в своей мужественности, как никто другой. И, Хината отчаянно нуждается в ней.

Она следит за каждым его шагом. За тем, как он продолжает иногда трогать себя, пока ищет презерватив в кармане джинсов, это был не расчёт на что-то подобное, но Наруто был уверен, что захочет её. И за тем, как надевает его, раскатывая по всей, внушительной длине. Блондину нравится, что наблюдая за ним, Хината старается прикоснуться к своему телу, тут, там, словно успокаивает его, обещает, что скоро оно получит всё, чего жаждет.

«Тебе лучше убежать от меня.
Тебе лучше со мной попрощаться».

Брюнетка провожает парня себе за спину, ноги немного сводит от того, как долго она стоит на коленях. Хината не настолько смелая, чтобы опереться на руки и раскрыться перед ним вся. Она согласиться только если он сам это сделает. Но, Наруто ещё не закончил играть. Она знает, что он стоит очень близко, его тело источает волны жара, передающиеся ей, они становятся всё горячее, чем ближе он подходит, пока не прикасаются прямо к коже. Его рука скользит по талии и ныряет вниз, приникая к её давно готовой киске. Хината чуть отставляет попку, наслаждаясь этим первым проникновением. Она упирается в его пульсирующий член. Накрывает смущение и возбуждение, чувства, которые часто идут рядом.

- Подвигайся, - шепчет Наруто, растягивая её двумя пальцами. Хината хватается за его руку для опоры и чуть дёргает попкой, позволяя его члену потереться о неё. Щёки краснеют, но она продолжает двигаться, плавно, отводя попку ещё дальше, ощущая, как он касается её мокрого входа. - Чёрт, как хорошо, - стонет ей в плечо Наруто, присоединяясь к её движению. Хината уже чувствует подступающий оргазм. Её дыхание меняется, как и хват на его руке, блондин понимает, что пора остановиться. Ещё рано для этого. - Притормози, хочу, чтобы ты кончила, когда я буду внутри.

Узумаки крепко держит её за талию, когда насаживает на себя, наслаждаясь тем, как она растягивается для него, легко принимая целиком. Их бёдра соединяются и Наруто замирает, кайфуя от того, как приятно быть внутри Хинаты. Она обволакивает его, стараясь втянуть в себя ещё глубже, тесные горячие стеночки так рады этому вторжению.
Хината накрывает его руки своими, тянется дальше, стараясь прикоснуться к спине, откидывается назад себя, смотрит снизу вверх, пока не путается пальцами в его волосах, чуть оттягивая их, лишь так умоляя о продолжении. Наруто целует её плечо, перемещает руки на грудь, сжимая её в своих грубых, смуглых пальцах и начинает плавное движение.

- Мфм, ах, - произносит Хината, стараясь вобрать в себя сразу все ощущения. Наруто, как всегда, будто слишком много, он везде и это сводит с ума. - Ах-ам-м-м, - подстёгнутый её стонами, блондин ускоряет темп, теперь слышно, как их тела вбиваются друг в друга. - Ах-х-мфм. Так, ах, хорошо-о-о.

- Скажи, как ты хочешь? - прикусив мочку, требует Наруто. Хината качает головой, пытаясь сказать, что её всё устраивает, что он может сам решать. Узумаки замирает почти выйдя из неё. Хьюга удивлённо распахивает глаза и смотрит на него через плечо. - Я не продолжу пока не скажешь.

- П-пожалуйста.

- Что? Просто скажи и я сделаю всё.

«Тебе лучше быть одной,

Тебе лучше убежать от меня,
Пока я не забрал твою душу».

- Н-но, - Хината закусывает губу и хочет снова толкнуться к нему, но Наруто крепко держит её тело далеко от себя. Она стонет, ощущая поднимающийся стыд, но это же Наруто, и с ним всегда так хорошо, он знает, как сделать хорошо, а она…Хината ловит его взгляд, дикий блеск в голубых глазах, он выносливее её в сексе, он сможет мучить её сколько захочет, пока она будет изнывать без его ласк. Выбор лишь за ней. - Х-хочу, - она сглатывает, во рту пересохло.

- Хината, - Наруто трётся о её лицо кончиком носа, поцелуями напоминая, что это они. Она вспоминает всё, что он заставлял её испытывать, себя с ним, ту Хинату, которая начинает понимать, чего хочет.

- Глубже, - уверенно произносит девушка.

- Как пожелаешь, - Наруто толкает её тело вниз, Хината успевает опереться на сжатые кулачки, спина прогибается, волосы скользят по плечам пока не накрывают её тёмной завесой. Он толкается в неё обнаруживая новые глубины.

- Ах-ам, вот так, - отзывается Хината, чувствуя его целиком. Каждый толчок. - Сильнее, мхм, сильнее, - стоило попросить однажды и она чувствует, что может управлять им, как пожелает. Контроль, наконец, у неё. Наруто охотно ускоряется, с каждым проникновением повышая громкость её стонов. - Ещё, ещё, - Узумаки усмехается, раздвигает её колени, хватается за бёдра и вдалбливается в мягкое тело, чуть надавливая вверх, чтобы её попка приподнялась, открывая обзор на то, как он исчезает в ней. Этот безумный сексуальный маятник сводит её с ума, Наруто двигает бёдрами и двигает её тело навстречу себе, они встречаются с громким пошлым звуком, вызывая маленькое похотливое крушение.

Узумаки наслаждается изгибом бледной спины, проводит по ней рукой, замедляя ритм, обдумывая следующую идею. Рука плавно движется туда-сюда, движение превращается в бездумное, Хината выгибается чуть сильнее под его руками, это возбуждает, хотя куда уж больше. Но, Наруто хочет больше. Он обещал её жёстче. Хьюга ощущает давление на плечи и её руки не сопротивляются, щека упирается в красную ткань и распластавшиеся по ней ладошки.

- Теперь идеально, - произносит Наруто, когда видит этот новый изгиб. Её попка задрана так высоко, он продолжает долбиться в неё, наслаждаясь. Хинате удаётся повернуть голову, чтобы видеть, как блондин стоит, положив одну руку на пояс. Он почти не напрягается и брюнетка только тогда понимает, что это не его движения позволяют им встречаться, а её. Она отчаянно двигает задом, насаживаясь на него, пока Наруто расслабленно за всем наблюдает. Голубые глаза не могут перестать смотреть, как красиво трясётся её попка, когда соприкасается к его каменным, твёрдым телом. Чёрт, думает Наруто, каким же дураком он был, когда мечтал держать в руках острое тело с узкими бёдрами.

- Ах-ам, да, да, - Хината торопит саму себя, делает сильные, стремительные движения и понимает, что её накрывает мощный оргазм. Она кричит в красную ткань и свои руки. Ноги хотят расслабиться, но Наруто не позволяет им безвольно разъехаться, удерживает на месте, продолжая двигаться. - У-м-м, ам-ах, - теперь внутри она такая чувствительная, что всё ощущается ещё сильнее, ярче, оргазм будто продлевается с каждым его толчком, не отпуская до конца, не давая окончательной разрядки.

Узумаки знает, что уже близок, а Хината кажется ему такой далёкой, он наклоняется к ней, оставляя поцелуи на влажной от пота коже. Наматывает тёмные волосы на кулак, придерживая за шею другой рукой, парень поднимает её, требовательно разворачивает немного к себе, чтобы дотянуться до губ. Это страстный, пошлый поцелуй, в нём лишь переплетение языков и тонкая ниточка слюны, что всё ещё связывает их, когда он отстраняется, в последний раз, ускоряя ритм.

Он не позволяет ей отвернуться, держит зрительный контакт, его ритм такой бешенный, что её ноги, висящие за пределами пуфа, трясутся, каблуки стучатся о его ноги, всё её тело сотрясается от толчков и встреч двух разгорячённых, потных тел. Дыхания не хватает, сердце стучит как бешенное, подступает такое знакомое чувство, оно поднимает её всё выше и выше. Наруто сжимает зубы, заставляя тело терпеть, ещё немного, когда она будет готова.

Толчок, толчок, Хината не успевает следить за ними, они превращаются в одно сплошное движение. Выше, выше. Напряжение, капли её пота оседают под волосами, которые всё ещё в ловушке его рук, а капли его пота скатываются по спине и плечам, успевая остыть до того, как соприкасаются с его горячей кожей. Быстрее. Глубже. Выше. Она перекрикивает музыку, наплевав на тех, кто трахается вокруг и может её слышать. Пусть все завидуют. Быстрее. Быстрее. Хината уже не соображает просит ли на самое деле, или это только в её голове, смотреть в его глаза так тяжело, эта синь затягивает. Он смотрит и она знает, что видит кого-то совершенного, как и она, когда смотрит на него. Но, это не вяжется у неё с собственным образом.

- Кончай, - на резком толчке, кричит Наруто, касаясь чего-то глубоко внутри неё, задевая такую струну, которая звучит резко, хлёстко. И, она падает с невероятной высоты, которую он заставит её набрать. Её крик сливается с его, когда Наруто бурно кончает. Хината чувствует, как что-то горячее заполняет презерватив, оно всё ещё внутри неё, как и пульсирующий член Узумаки. Она наслаждается последними моментами единения, чувством наполненности, целостности.

Они опускаются на пуф, Наруто немного придавливает её собой, отяжелевшим, расплавленным негой, он не торопиться покидать её горячее, влажное тело. Страсть и похоть остывают, его накрывает невероятное чувство любви к этой женщине.

***

Наруто смотрит, как она убирает руки за спину, чтобы застегнуть лифчик и медленно, одну за другой, натягивает лямки платья, его немного веселит то, как она упаковывает грудь, при этом покачиваясь из стороны в сторону и чуть-чуть подпрыгивая. Снова милая и непосредственная, совсем другая девушка, не та, которая позволяла ему вытворять с собой все эти пошлые, грязные вещи.

- Хм, - Хината морщит носик, уперев руки в бока и осматривает крохотное пространство, которое они занимали. - Чёрт, не видишь моих трусиков? А? - он не может сдержать наглую ухмылку. Хината закатывает глаза. - Серьёзно? Не думаешь, что это уже какое-то клише? - Узумаки посмеялся, выуживая маленькую чёрную тряпку из-за спины. Он поднялся с пуфа, вытягиваясь на своих длинных ногах, покрутил трусики на пальце и засунул в задний карман джинсов.

- Это мой трофей, я его честно заполучил.

- Не думаешь, что они мне ещё понадобятся? - Наруто веселило её смущение, как бы она не хорохорилась, а красные щеки выдавали с потрохами. - На мне короткое платье, тебя не волнует, что я могу засветить голым задом, случайно?

- Я готов пойти на этот риск, - похлопав себя по карману, с самым отчаянно-решительным выражение лица, сообщил Узумаки. Хината прищурилась. - Идём, пока Киба не придумал, как тебя смутить ещё больше, тупыми шутками про наше длительное отсутствие. Брюнетка вздохнула, натянула платье пониже, встряхнула волосами и пошла за глупым Наруто. Она держалась поближе, хватаясь за его руку, пока они повторяли тот же путь, каким пришли. Несколько грязных взглядов, брошенных на неё присутствующими мужчинами, почти испортили впечатление от того, что было, но Узумаки прижал её к себе, закрывая от этих мелких, неважных мыслей.

- Ты же понимаешь, - начала Хината, когда они оказались в тихом коридоре и смелость с игривостью к ней вернулись, - что, если бы я захотела, то могла скрутить тебя и отобрать их? - Наруто улыбнулся открытой, широкой улыбкой молодого парня.

- Знаю, но я так же знал, что ты сыграешь со мной, - он поцеловал её в висок, всё ещё улыбаясь, как ребёнок. Конечно она собиралась играть до конца, это же он.

- Прррривет, ребята, - стоило им появиться, как тут же рядом оказался Киба, потирающий руки и широко ухмыляющийся, так сладко и пошло, аж до жути. - Долго вас не было, - изображая невинность, продолжил парень, - прямо, знаете, так долго, что вызывает уважение, - Инузука протягивает руку блондину, Хината с милой улыбочкой смотрит, как он с готовностью принимает похвалу своему половому гигантизму. - Выглядишь чуть помятой, - обращается шатен напрямую к подруге. Она всё ещё улыбается, стараясь игнорировать тихие хихикания друзей.

- А, ведь я и втащить могу, - нежно пригладив белую футболку Кибы, совершенно спокойно говорит Хината. Парень смотрит на её смертоносную ладошку на своей груди, пару секунд обдумывает, стоит ли жизнь пары пошлых шуток и благоразумно ретируется.

- Убийца веселья, - констатирует Наруто.

- Ага, точно, - невпопад ответила Хината, уже заметив человека, с которым собиралась поговорить. Она махнула Наруто, чтобы не обращал внимания и пошла к барной стойке. - Хэй.

- О, чёрт, я опять наворотила делов, верно? - простонала Сакура, не зная, как смотреть в глаза Хинате.

- Бывает, - Хьюга ещё не до конца определилась, как относиться к тому, что случилось между Саске и Сакурой, учитывая чем это закончилось для него, да и для неё, не говоря уже о Наруто, который очень близко принял к сердцу выходку Учиха. Хината надеялась, что смогла всё исправить, таким странным способом, но нужно было убедится, что Харуно не станет проблемой в дальнейшем. - Но, ты всё же постарайся дать ему время, сложно отпустить кого-то, кто даёт ложные надежды.

- Я…

- Знаю, что ты не пыталась ничего такого сделать, но парни такие хрупкие существа. Короче, просто, постарайся не делать ему больно, если можешь этого избежать, - Хината коснулась её плеча, чтобы показать, что это дружеский разговор и нет никаких обид. Сакура кивнула, неуверенно улыбнувшись. Её странным образом зацепили слова «если можешь избежать», тело не собиралось забывать случившееся, всё ещё реагируя на фантомные руки, горячие губы и отголоски первого официального оргазма с парнем. Этим утром Харуно была уверена, что избегать общения с Саске - самая простая миссия, но теперь. Кто её знает.

- Эти зануды меня достали, наконец-то ты пришла, - не дав Хинате опустить зад на диван, Шикамару схватил её за руку, - идём, только ты тут достаточно полна жизни, чтобы составить мне компанию, - Хьюга непонимающе выгнула бровь, но ответом послужили ребята, пьющие коктейли и развалившиеся на мягкой мебели. - Мы тут для танцев. Это похоже на танцы? - осуждающе ткнул пальцем в друзей гений.

- Нет, это определённо не похоже на танцы, но ничего, - Хината взялась за прохладную ладонь Шикамару, наверняка снова выходил курить, - мы им покажем, как это делается.

- Другой разговор, - крутанув её несколько раз, весело воскликнул Нара. Хината рассмеялась, стараясь не слишком очевидно придерживать короткое платье.

***

- Понимаю, что мне стоило заподозрить неладное при этой просьбе «сохранить невинность перед самым важным днём», но видимо голова совсем отключилась, - Мей запрокинула голову назад, смеясь над собственной глупостью. - А, теперь, не поверишь, думаю, как же мне повезло. Это какая-то чисто наша, женская, функция, видеть во всяких козлах нормальных мужиков. Он же натурально слюнтяй.

- Рад, что теперь ты можешь над этим смеяться, - со снисходительной улыбкой, сказал Хиаши.

- О, сейчас это ещё и как минимум три лишних бокала «Мерло», но, - Теруми покрутила полупустой бокал, её улыбка стала менее наигранной и весёлой, сменившись нежностью, - мне друзья помогли. Приняли в семью, без них я бы точно пропала.

- Понимаю, с некоторых пор я стал иначе смотреть на важность дружбы, - Мей опустошила бокал, чтобы скрыть довольную улыбку. Она уже пару часов переживает, что перебрала и может предложить этому манящему мужчине что-то неприличное. Не стоило пить при нём.

- Весь вечер хочу спросить, - начала Теруми, отвлекаться разговором помогает, так она сосредотачивается на том, что он говорит, а не на его тонких, строгих губах, которые, наверняка, требовательны в поцелуях. - Кхм, да, спросить, почему ты решил встретиться? То есть, я рада, вечер проходит хорошо, просто всё это мы могли обсудить и по телефону. Дома всё хорошо?

- Кхм, дома, да, - замялся Хиаши. Ему не хотелось упоминать Нацу, хотя мужчина не мог дать внятное объяснение этому желанию. Просто казалось правильным, что между ним и Мей Теруми нет никакой лишней женщины. Но, врать ему не позволяла честь. Как и отказаться от данного слова. - Дело в том, что я был один очень долгое время. Как и мои дети. И, однажды я решил, что будет правильно привести в дом женщину, которая будет за ними приглядывать. А, потом, так вышло, что я…испугался.

- Что? - поразилась Теруми, надеясь, что сама не выглядит до чёртиков перепуганной этим его заявлением о женщине. Плохое предчувствие вилось вокруг, как грозовые облака.

- Просыпаться одному, в холодной постели стало привычкой, но потом сын покинул дом, девочки начали расти так стремительно, - Хиаши нервничал, от этого его речь стала торопливой, но это даже к лучшему, чем быстрее всё расскажет, тем быстрее пройдёт неловкость. - Я понял, что скоро останусь один, теперь уже точно совсем один. И, назло им, ками, назло собственным детям, я захотел показать им, как легко могу заменить их, построить новую семью, не омрачённую трагедиями. Я назвал ту женщину, какое там, молодую девушку, своей невестой. Только сейчас осознав, что всё это время она не была опорой для моих девочек, они ненавидят её. Пришлось отослать её обратно домой, но перед свадьбой сына я не мог…она вернулась, дома такая напряжённая атмосфера. И, я просто сбежал, как обычный трус.

- О, - всё, что смогла выдавить из себя Мей. Надо же, какая вышла глупость, не увидела кольца и решила, что мужик свободен, уже раскатала губу, разошлась в своих порочных фантазиях. Да только так всегда и бывает, когда речь заходит о личной жизни Мей Теруми. Никакого тебе счастливого конца, ни в прямом, ни в переносном смысле. Хиаши ждал от неё нормальный слов, а вино требовало наорать на него и приказать бросить какую-то малолетку, желательно, ради нормальной женщины, которая сможет ему показать, как попасть на седьмое небо от удовольствия. - Звучит, знаешь, паршиво. З-зачем, зачем ты собираешься мучить себя всю жизнь, если знаешь, что она тебе не подходит? Моя история тебя ничему не научила?

- Но я, взял ответственность, дал слово, разве настоящий мужчина может его так просто забрать? - Теруми хотелось крикнуть, да, сука, конечно может, потому что такое слово намного хуже. Лучше передумать, чем истязать себя и её всю оставшуюся жизнь. Но, они были лишь друзьями. Мей увидела картину очень ярко, такой мужчина, с понятиями о чести, никогда не сможет увидеть в ней достойную себя. Для него она лишь разукрашенная ветренная особа, художественный эпитет дешёвой шлюхи в дорогой упаковке. Теруми чудом удалось заполучить его дружбу, но любовь, уважение, нет, в полной мере Хиаши никогда её таким не наградит.

- Да, ты прав, настоящий мужчина не может так поступить, - Хиаши кивнул, но сердце его пропустило удар, оно ждало других слов, практически, разрешения поступиться своей честью ради чего-то большего.

***

- Сколько они ещё так смогут? - бурчал, раздражая всех вокруг, просто бурчал уже пять треков подряд, Наруто. Он прижался к стеклу, расплющив об него нос и смотрел, как Хината танцует, с Шикамару. В голове всё чаще звучали вопросы о том, скольких друзей он потеряет сегодня, такими-то темпами, если каждый начнёт домогаться его девчонки, целовать его девчонку. - И, вот так вот прижимать к себе мою девчонку, - сказал это стеклу блондин, глядя на довольных танцоров.

- Для главного лентяя он слишком, - Темари тоже не выглядела сильно довольной, но с другой стороны, Наруто не помнит, когда видел сестру Гаары довольной, - выносливый, - закончила девчонка. Было понятно, что собственный выбор слов ей не понравился. Темари злилась на себя, а теперь ещё больше, ведь так и не знает, насколько он действительно выносливый. Если судить по тому, как он терпелив с ней, то видимо сильно. Но, тут она злилась ещё больше, даже понимая, что отказала бы, предложи он ей пойти с ним на танцпол, тем не менее, блондинка надулась, считая, что он просто обязан был возжелать танец с ней. Трогать её тело, наслаждаться тем, как она к нему прижимается. Короче, поиметь от неё все эти пошлости, которые люди зовут танцами.

- Так, - оживился блондин, когда Хината, обмахивая себя ладошкой, показала в направлении лестницы в вип-зону, - кажется, возвращаются. Наконец-то, - но, тут на весь зал раздались какие-то странные барабаны или вроде того, они сразу напомнили Наруто про Кубу, разгорячённых людей, практически совокупляющихся на танцполе, короче про такие грязные танцы.

Шикамару успел схватить Хинату за руку прежде, чем она успела от него уйти, но Узумаки итак видел, что она не собиралась этого делать. Они встали так экстремально близко, что кровь закипела (а, ведь она предупреждала, что эти его клишированные трофеи выльются ему в проблемы), пожалуйста, теперь Нара запросто мог понять, что она без трусиков.

Ребята тусили тут уже много часов, некоторые начали клевать носом, так что было пора собираться по домам, четвёртый час ночи, как показывали его наручные часы. Поэтому танцпол малость поредел и яркую пару было хорошо видно сверху. Вообще-то они ничем не выделялись, кроме собственно танца. Шикамару, одной рукой, всё ещё держал её очень близко к себе, они покачивались в такт музыки, чуть приседая, ни дать ни взять Джонни и Бэби. Почувствовав, что музыка меняется, Нара наклонил Хинату, сделав её телом полукруг, да так низко, что длинные волосы практически коснулись пола, а потом резко вернул в вертикальное положение.

«Все люди во всем мире
Должны собраться вместе там, где не будут болеть сердца.
Здесь неважно, каков твой дух
Мы будем плясать, как египтяне в пирамидах.
Установим флаг на вершине горы
Добился ли ты чего-то или нет
Хватит думать, выбрось лишние мысли из головы.
Я нашёл лекарство, чувствуешь?»

Шикамару раскрутил Хинату и оттолкнул от себя, она продолжала вращение, стыдливо прижимая к себе платье, но при этом так задорно, раскованно улыбалась, что Наруто не мог отвести взгляд. Они продолжили танец раздельно, гений поднял руки над головой, призывно крутя задом, чем заставлял бедную Темари нервно сглатывать, пока Хината призывно проводила по всему телу руками.

«Это заставит тебя танцевать
Это заставит тебя запеть
Сотрёт границы обыденности
От верхушки иглу
До самого Пекина».

Они снова сошлись в тесных объятиях, со стороны могло показаться, что пара целуется, так близко были их носы.

«Электронные качели
Электронные качели».

Хината и Шикамару напоминали настоящих танцоров на соревнованиях. Переставляя ноги и делая эти резкие повороты в разные стороны, Наруто и Темари не могли понять, как им удалось сразу подстроиться под общий ритм, как удалось понять, что за танец они танцуют, но ребята следовали друг за другом, чувствовали друг друга, словно всегда были созданы именно для этого танца.

«Каждый человек стремится к свету
Так давайте же поприветствуем друг друга
Пусть дрожит земля от ударом наших ботинок
Пусть туземцы трепещут, подобно диджериду
Пой как птица и как пчела
Крепко обними того, кто рядом
Хватит думать, выбрось лишние мысли из головы.
Я нашёл лекарство, чувствуешь?»

Нара резко перевернул девушку к себе спиной, она с готовностью обняла его за шею. Их тела двигались синхронно, расходясь только когда Шикамару, удерживая её почти за бёдра, отдалял от себя, своими руками раскручивая её зад. Но потом они снова сходились, чтобы его руки нашли для себя лучшее применение. Танец перестал казаться профессиональным или невинным. Гений шарил по изгибам брюнетки, пока она откровенно тёрлась о все его выступы.

«Это заставит тебя танцевать
Это заставит тебя запеть
Сотрёт границы обыденности
От верхушки иглу
До самого Пекина».

Его руки пробегают по голым плечам, она поворачивается вокруг своей оси, в процессе касаясь его лица, улыбаясь ему.

«Электронные качели
Электронные качели».

Снова этот, почти знакомый, переход на профессиональный танец. Они словно успели придумать его только что и теперь знали каждое движение наизусть. Шикамару раскрутил её снова, так быстро, что едва ли кто-то успел бы заметить её голую кожу, но Наруто просто знал, так и есть. Резкий рывок и Хината снова в его руках, её нога у него на бедре, Шикамару проводит от щиколотки вверх, опасно, очень опасно, его пальцы почти исчезают под подолом, но он отдёргивает руку, наклоняет её, чтобы провести рукой, всей ладошкой, порочно, по-собственнически, от тонкой шеи до груди и вниз.

Быстрый темп снова переходит в медленные покачивания, когда она стоит спиной к нему. Шикамару поднимает её руки своими. Ласкает пальцами разгорячённую кожу, оставляет невинный поцелуй на голом плече. Музыка меняется. Становится более дерзкой, современной, грубой, как и их танец. Нара хватает её за шею, нагибает вниз, Наруто делал тоже самое буквально несколько часов назад, наедине, в темноте порочной комнаты разврата, а теперь его друг позволяет себе тоже самое у всех на глазах. И Хината не спорит. Её зад трётся о Шикамару, она крутит волосами, прогибаясь в спине. Танец продолжается в таком же новой и грубом стиле, они снова меняют свои роли, превращаясь в пару незнакомцев, решивших соблазнить друг друга в ночном клубе.

«Электронные качели
Электронные качели».

Наваждение проходит, Шикамару улыбается раскрасневшейся Хинате, она откидывает волосы назад, приподнимая их рукой и с задорным смехом, который Наруто может только видеть, но не слышать, позволяет другу себя обнять. Они что-то говорят друг другу, пока песня плавно заканчивается. Пара ещё немного покачивается вместе, а потом, держась за руки, возвращается к остальным.

Когда Наруто оборачивается, чтобы найти поддержку у Темари, хотя он не уверен, что их ситуация схожа, но только слепой не заметит, как эти двое вышибают друг из друга искру. Но, блондинки уже нет рядом, она будто прячется за разговор с братом и старается не смотреть на вошедшего Шикамару. Узумаки остаётся один на один с новой порцией неуверенности и вопросов. Вселенная пытается ему сказать, что тело - есть тело, оно может реагировать на прикосновения многих, просто потому, что так устроено. И, нет ничего особенного в том, как Хината позволяет ему считать себя его, на деле, они просто трахаются. Мысли слетают с катушек, её танец с Шикамару кажется ему горячее, чем его проникновения в неё.

- Видел? - Хината врезается в него, обвивая талию тонкими, мягкими ручками. Её глаза сияют, она улыбается так, словно в зале мерцают триллионы звёзд. Наруто чувствует, что теряет связь с сердцем, готовым разорваться на части. - У нас хорошо получилось, правда? Ох, давно я так круто не танцевала, зря ты не пошёл, это такая, ха-ха, свобода, - Хината хватает его руку, он на автомате крутит её, она хихикает и снова прижимается к нему. В её глазах, самых прекрасных на свете глазах, он видит…Наруто даже чуть подаётся к ней, чтобы убедится, но там лишь искренняя радость. Она настолько невинна в этом, настолько непорочна, что ему стыдно за их недавний секс. К ангелам так не относятся. - Наруто? - когда он никак не реагирует, её улыбка начинает тускнеть, Хината чуть хмурится.

- Ты была бесподобна, - быстро исправляется Узумаки, лишь бы снова увидеть её восторг.

- Кхм, - покашливает Шикамару, привлекая внимание. Хината снова хихикает.

- Да-да, ты тоже был великолепен, я реально в шоке, Нара, а ты походу гений во всём.

- Ну, знаешь, как говорят, - Шикамару повышает голос, словно хочет, чтобы кто-то далёкий его услышал, - с правильной девушкой можно мир перевернуть.

- Эм, я думал там что-то про рычаг, но ладно, - произнёс Наруто, решив забить на странного гения, в конце концов, гений ведь таким и должен быть, - Шикамару не обратил на блондина никакого внимания, он запеленговал трусливую блондинку, которая боялась даже посмотреть на него, ухмыльнулся её сбитой спеси. Что ж, решил Нара, прежде чем она что-то поймёт, будет уже поздно, а когда её сердце окажется в его руках. Она никуда не денется. - Ну, думаю, каждая вечеринка должна заканчиваться, верно?

***

Темно, от этого свет фар встречных машин кажется слишком ярким. Наруто старается отодвинуть от себя ремень безопасности, но он душит. Он почти смиряется, что попал в порочный круг, пока хранит свои чувства в тайне от Хинаты, они никогда не скажет того, что он хочет услышать, того, что успокоит его ноющее сердце. Но, он не может ей сказать, это всё разрушит, лишит его даже той малости, которая есть. Поэтому он старается дышать ровно, смотреть на неё реже.

Итачи не пил, поэтому соглашается подвести его, прежде чем вести Хинату и своего непутёвого братца, домой. Наруто пришлось занять пассажирское сиденье, а ей позволить сесть назад, к Саске, который спит у неё на коленях. Блондин видит через зеркало заднего вида, что его рука лежит на её голой коленке, Хината бездумно гладит друга по волосам, прикрыв глаза.

Наруто напоминает себе, что это лишь проявление дружбы, что Хината уже разными способами доказала - она с ним, ей нужен он, а Саске в прошлом. Она верит ему, что Сакура больше не повелительница его сердца, так почему он не может сделать для неё тоже самое? Просто кроме Саске существует ещё три миллиарда других мужчин по всему миру, к которым она может уйти. Потому что её сердце свободно, пока его пропитано ей без остатка.

- Спасибо, Итачи, - искренне благодарит Узумаки, когда его шикарная тачка тормозит возле потрепанного дома. - За всё, вообще, это было потрясно, - они пожимают руки, старший Учиха кривовато улыбается.

- Не за что, Наруто, я рад, что у моего непутёвого братца появились такие друзья, - блондин не может это отрицать, Саске занял место в его сердце и разрушить дружбу с ним будет больно, поэтому он надеется, что Хината права, всё наладится. Он машет рукой девушке на заднем сиденье, выбирается на прохладный воздух. Голова становится легче.

- Наруто, - она вылезает следом, Узумаки слишком радуется тому, что Хьюга бросила пьяного брюнета. Девушка сильнее кутается в вязаный кардиган, на этих каблуках ей почти не нужно тянуться, так что она просто подбегает и целует его, практически с остервенением зарывая ладони в его золотых волосах, они такие мягкие, скользят сквозь пальцы. Хочется больше этого, больше Наруто, ей нужен ещё поцелуй и ещё, чёрт, Хината бы хотела поехать домой с ним, позволить ему ласкать себя в такси, наплевав на водителя. Но остаётся только целовать так, словно завтра не наступит. - Хочу, чтобы ты видел меня во сне, - прошептала она ему на ухо, забираясь внутрь языком, - голую, мокрую, кричащую твоё имя.

Хитрая искусительница убегает раньше, чем он успевает хоть что-то сказать. Наруто лишь тянет к ней руки. Становится тихо, очень тихо. Он запрокидывает голову и смотрит в тёмное небо. Его смех разносится по притихшим дворам. Узумаки не сомневается, что эта ночь задаст подходящий порочный ритм его снам.

***

Хината идёт с братьями из-за того, что Саске всю дорогу просит её об этом и чутко следит, хотя видно, как ему сложно оставаться в сознании. Итачи укладывает его в кровать, тяжело вздыхая, когда приходится снимать с мелкого брата рубашку и джинсы. Она стоит в тёмном углу комнаты друга, просто наблюдая за происходящим.

- Повезло тебе с друзьями, - щёлкая Саске по лбу, ворчит Итачи, - не каждому Учиха так везёт, а ты не ценишь, - Хината фыркает, привлекая его внимание. - Что такое, юная развратница? - она не покупается на такую дешёвую хрень, а в темноте всё равно не видно, как сильно покраснели щёки.

- Просто подумала про того Учиха, который сам предпочёл оттолкнуть от себя всех друзей, - Итачи улыбается, прищуривая глаза и кланяется Хинате.

- Справедливо, - соглашается старший из братьев, - постараюсь исправиться. Я получил приглашение.

- Хорошо.

- Х-ината? - подаёт голос Саске. Он приподнимается над подушкой, пытаясь увидеть её в темноте. Хьюга считает, что могла бы ускользнуть, сделать ему больно, предав доверие, видит ками, он это заслужил, но её дружба не так работает.

- Я здесь.

- Ты не уйдёшь? - снова спрашивает он. Хината тяжело вздыхает.

- Нет, - Итачи нежно, по-братски, касается её плеча, говорит, что оставит Хиаши сообщение о её ночёвке у них и оставляет друзей одних.

- Я помню, - в подушку говорит Саске, едва ворочая языком, - ты дала слово, что останешься, - Хината подходит к комоду друга, находит себе одну из его футболок и боксёры, уходит в тень, поворачивается к нему лицом, чтобы убедиться, что он не увидит, как она натягивает на себя его трусы. Чтобы избавиться от платья, которое крутое, но не на столько часов подряд, наоборот отворачивается.

Саске открывает глаза, ему виден нечёткий силуэт, она снимает платье, высоко поднимая руки над головой, он видит очертания пышной груди, а потом всё это скрывается под футболкой. Тело отказывается правильно функционировать, но мозг всё фиксирует, всё понимает. Учиха помнит поцелуй, касания к её мягким губам. На секунду он даже хочет убедить себя, что ему понравилось, но сердце тогда оставалось спокойным. Хината подруга, сестра, семья, кто угодно, но не девушка, в его глазах. И, хотя он понимает, что был момент, когда они могли сойтись, подруга стала бы тихой гаванью для его сердца, мало знающего про любовь, но даже это ничего не меняет. Упущенная возможность ничего в нём не меняет.

Хината наслаждается чувством лёгкости, когда на ней свободная одежда и туфли больше не наминают ноги. Ей бы хотелось сейчас быть в другом месте, она знает, в другой комнате, с другим парнем, но этот пьяный дурак - её ответственность, нельзя всё так оставлять. Поэтому она приподнимает одеяло и ложится на свой край кровати Саске. Лицом к лицу, в тишине, в темноте.

- Ты должна мне это сказать, - шепчет Учиха.

- Что сказать? - в тон ему, спрашивает Хината.

- Что я не заслуживаю такого друга, как ты. Когда всё, с самого начала, пошло по пизде, с Карин, у меня был выбор, я мог просто провести время с вами, или свалить, но ты сказала, что приглядываешь за мной, тогда я уже знал, каким козлом окажусь в конце. Мне этого хотелось, поиграть с тобой. Проверить на прочность, узнать, как много дерьма ты мне простишь. И, посмотри? Ты здесь, потому что я неудачник и слабак. Я обидел тебя, предал доверие Наруто, снова всё испортил с Сакурой, ужасно обходился с Карин и Суйгецу. Как тебе удаётся, - его рука касается её щеки, - не испачкаться в моей грязи?

- Любовь выше всего этого, а ты мой лучший друг и я люблю тебя, - как самую очевидную вещь на свете, произносит Хината. Саске зажмуривается, его дыхание становится прерывистым и тяжёлым. - Ты знаешь, я не могу сказать тебе, что завтра всё станет хорошо, но оно станет, когда-нибудь, просто доверься мне. Не нужно больше глупостей.

- Сегодня я пьяный, но завтра, - он едва говорит, что-то душит его, Хината не торопиться что-то предпринять, Саске пора прочувствовать, как не странно, все свои чувства и перестать их бояться. В этом они так похожи, но себе она не может помочь так просто, - завтра всё это навалится. Что если, если оно разрушит меня? Если я не справлюсь?

- Тебе придётся, - строго говорит Хьюга. - Потому что я не железная и не смогу всё время держать тебя, понимаешь? Мне нужно, чтобы ты помогал, чтобы мы держали друг друга. Не забыл? Ты и я против всего мира.

- Хината, - он двигается ближе, чтобы согреться от тепла её тела, эмоции выходят из-под контроля, - так больно, Хината, как это остановить?

- Позволь себе это почувствовать, - шепчет она. Саске беззвучен, он просто крепко сжимает её в своих объятиях, дышит ею, прячется за неё, пока его футболка, надетая на лучшую подругу, промокает от освобождающих, очищающих слёз.

***

Она ещё спит, это кажется благословением судьбы. Её сопение успокаивает, но когда день войдёт в свои права, он окажется перед лицом всего, что натворил. А, ещё с осознанием, как снова плакал перед ней, будто не прошло всех этих лет, с той разбитой коленки.

Хината обнимает его подушку, её длинные ресницы подрагивают, пока глаза бегают во сне. Хотел бы он знать, что ей снится, есть ли в том мире фантазий он, и каким она его видит. Саске помнит всё до мелочей. Карин. Сакура. Хината. Наруто. От последнего хочется стонать во весь голос. Такое быстро точно не забудут. И, не приходится ждать, что Узумаки простит его также быстро, как Хьюга. А, ему, это удивляет, но это чистая правда, нужно его прощение.

- Темпура, - ворчит, причмокивая губами, Хината. Она не оставалась ночевать с тех пор как…Саске теряется, он не помнит точного момента, но после её вчерашних слов. Наверное с тех пор, как решила, что любит, не как друга. Учиха не может поверить, что думал всё время, как помогает, как спасает, а на деле, был очередной причиной постоянной боли. Если она любила его, если это было хоть чуть-чуть похоже на его чувства к Сакуре. Ками, он заставлял смотреть на свои похождения, порой был отвратным другом, ничего не знал о ней новой, взрослой, застряв где-то в детстве.

- Я знаю, на что потратить все свои силы, - совсем тихо, словно шелест листьев за окном, произносит Саске. Хината хмурится, потягивается во сне и открывает глаза. Часто-часто моргает от серого света, наполняющего комнату.

- Что ты забыл в моей комнате, Учиха? - хрипит девчонка. Саске улыбается, её любимой, кривоватой улыбкой крутого парня.

- Я Саске Учиха, детка, девушки просыпаются в моей комнате, а не наоборот, - Хината язвительно закатывает глаза, но первая не выдерживает и задорно смеётся. Вытаскивает из-под головы подушку и лупит, как может, криво, не точно, друга по наглой морде, по которой так скучала.

- Знаешь, Саске Учиха, - передразнивает она его, - теперь можешь и парней сюда добавить, - брюнет стонет, зарываясь в подушку.

- Бля, придуши меня, я и Узумаки, - продолжает стенать парень. - Хотя, - смиряясь со случившимся, как с данностью, начинает размышлять он, - не так уж и плохо было, то есть, ну, кому я рассказываю, верно?

- Думаешь, что можешь заставить меня больше об этом переживать? - искренне веселится Хьюга. - Чувак, я бы на твоём месте, - она решает, что прежде чем закончить мысль, лучше быть у выхода, поэтому выбирается из постели лучшего друга. Перекидывает платье через плечо и берёт в руки туфли, до забора можно добежать босиком.

- Что ты бы на моём месте? - уточняет Саске. Он не переживает, что она уходит, даже такую мелочь Хината делает для него, знает, как ему нужно подумать про всё случившееся в одиночестве, прежде чем успокоятся нервы и прояснится разум.

- Да-да, так вот, я бы на твоём месте подумала вот о чём, - драматическая пауза, - а, не успел ли кто-нибудь это всё снять. И, под кем-нибудь, я подразумеваю Кибу, а под снять, ну-у-у-у, что он снял. Хорошего дня, - Хьюга исчезает в утренней дымке. В голове Саске щёлкают стрелки часов, секунда, вторая.

- БЛЯДЬ!



Прочитали?
0


Нравится!
0
Не нравится...
0
Просмотров
387
Оценка материала: 0.00 Отвергнутые. Глава 23 5.00 0.00 1 1
98 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма , AU , Романтика , Гет 
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?
Одобрил(а): Александр 30 июня в 00:22
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

0 комментариев

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
 

 



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже