Отвергнутые. Глава 20

Шапка фанфика
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма, AU, Романтика, Гет
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?

X Текст




Подсветка:
НаруХина - Откл/Вкл
Фон: Откл/Вкл
Удалить пустые строки
Глава 20. Ночной звонок.

***

- Слушай, а с Саске всё нормально? - Наруто ждал её на финише, растягивая успевшие остыть мышцы, пока Хьюга добегала последние метры дистанции. Она остановилась, тяжело дыша и упёрлась руками в колени. Сегодня Гай-сенсей заставил бегать всех, даже его «команду чемпионов», а всё из-за предстоящего праздника. Типа все должны быть в полной боевой готовности.

У 3-С были совместные уроки с 3-А, классом Саске и Сакуры, последнюю Узумаки хорошо видел со своего места, она болтала с Ино, которая была в школе первый день, шугалась иногда, даже согласилась пересесть ближе к шайке, это в глубь класса, а ведь всегда предпочитает, чтобы её было видно с первой парты. Тем не менее, по просьбе Сая, Гаара пуганул ещё одного одноклассника, на этот раз досталось девчонке, но результат был ожидаемым. За весь день, проведённый блондинкой в непосредственной близости от бледного художника, в окружении друзей и незнакомцев, для которых она была всё такой же, Ино начала привыкать. А, сейчас, вроде совсем расслабилась, когда рядом была Харуно. Но, вот кого не было, так это Саске. Наруто вообще не видел его с того раза, когда он участвовал в их маленькой шпионской миссии.

- Семейные дела, - отдышавшись, ответила Хината. Вообще-то, она сама ничего не знала, кроме того, что ей рассказала Сакура. С тех пор Хьюга заходила каждый день, но вот уже среда, а Учиха так и не согласился её принять, если это можно так назвать. Брюнетка знала, что он дома, и что ни с кем не разговаривает, кажется, даже мать к нему не заходит. Ей бы настоять, поговорить с другом, но…Хинату пугает перспектива увидеть слабого Саске. Не может он быть таким. Она дала себе крайний срок, который истекает сегодня, так что истязая себя бессмысленным бегом, Хьюга готовится к неизбежной встрече.

- И, что это значит? - уточнил блондин. Хината неуверенно повела плечом, делая вид, что знает не больше, чем он. Сакура молчала про разрыв, а Хьюга не торопилась кого-то просвещать, тем более Узумаки. Её душила странная паника всякий раз, как представляла, что он знает. Путь к Сакуре открыт и тогда зачем ему она? - Жесть, - резко объявил Наруто, - у нас вообще что-то может быть нормально? То одно, то другое. Ино вернулась, так Саске пропал, и в воздухе, знаешь, типа, пахнет бедой.

- Ха, - нервно рассмеялась Хината, - не преувеличивай. Всё скоро устаканится, я в этом уверена. Думай о хорошем, когда приезжают твои бабушка с дедушкой? - переводить темы на нейтральные, а точнее на темы, касающиеся Наруто, стало её новой суперсилой. И, это всегда срабатывало. Вот и сейчас Узумаки улыбнулся ей, солнце золотом заиграло в его волосах.

- Завтра, билеты уже взяты, так что это уже точно, - когда Хината смогла, они вместе побрели к общей массе учеников, - даже не знал, что так соскучился. Жаль только, что на это время придётся отказаться от наших походов в оранжерею, - брюнетка покраснела, правда скорее от удовольствия, что он думает даже о таких мелочах.

- Ну, мы же не какие-то озабоченные маньяки, уверена, что сможем с этим справиться.

- О себе я не переживаю, а вот ты, - он наклонился, а его рука спустилась ей на задницу, - даже не знаю, как проживёшь без всего этого, - мозги отключились, Хината была бы не против, если бы он продолжил, хорошо, что в этот момент Гай-сенсей вспомнил про свои обязанности и свой свисток.

- Собирайтесь все, - кричал учитель, гарцуя вокруг, как племенной пони. Они уже привыкли, что Майто ведёт себя странно, когда приближается «его праздник». - Как вы все уже знаете, именно нашей школе, в этом году, выпала честь устроить праздник физической культуры. В понедельник сюда прибудут ученики всех старших школ города, и мы должны будем встретить их, как подобает, - все покивали, это была важная миссия - налаживать дружеские отношения с другими школами. - Вижу по вашим глазам, в которых пылает огонь силы юности, что вы понимаете о чём я. Разумеется, наша школа должна…Порвать всех на куски!

- Я думал, цель праздника - объединение, - лениво протянул Шикамару, весь этот боевой настрой его совсем не вставлял.

- Ага, Шикамару, - Гай прискакал к ученику, показывая на него пальцем, - ты жестоко ошибся! Цель любого спортивного соревнования - показать, кто тут главный. И, мы не можем позволить кому-то победить нас на нашей же территории.

- Да! - воинственно крикнула Хината и даже сама не поняла, как так вышло. Она стояла как раз рядом с Шикамару, так что проорала прямо бедолаге в ухо.

- Вот это я понимаю настрой, - похвалил Гай-сенсей.

- Да, что с тобой? - всё ещё стараясь прочистить ухо, пожаловался Нара.

- Сама не знаю, прониклась как-то, - пожала плечами Хьюга.

- «Я видел лучшие умы своего поколения, разрушенные безумием, оголившимися в припадочном голоде», - продекламировал Шикамару, но тут же понял, что сделал и застонал, - чёрт, всё из-за вас, вы сломали мой гениальный мозг, я теперь тоже хочу цитировать.

- И, у тебя отлично вышло, - восхитилась Хината, - «ангелоголовые хипстеры, сжигающие себя ради райского соединения со звездным динамо» тобой бы гордились.

- Шикамару цитирует Гинзберга, а у Хинаты переизбыток силы юности, что это, если не матрица, - вздохнул Наруто, наблюдавший за всем происходящим. - А, я говорил, что у нас давно ничего не в порядке. Что-то сломалось в нашем мире.

- Да всё с нашим миром в…о, Гай-сенсей зовёт прыгать в высоту, - и Хьюга умчалась вслед за учителем, лишь подтверждая мысль Наруто. Блондин покачал головой и поплёлся следом.

- Чего такой понурый? - спросила Сакура, выросшая буквально из-под земли. Харуно вдарила ему по плечу, как в старые добрые. Блондин потёр ушибленное место, давно такого не было, даже не привычно, он смутился близостью бывшей лучшей подруги, но Сакура невесомо улыбалась, будто всё поняла. - Давненько, да?

- Ну, да, извини, отвлекался много, - ответил Наруто. Что-то в подруге было другим, казалось, что она…выросла что ли, в зелёных глазах появилось что-то похожее на мудрость, раньше он такого за этой легкомысленной дурочкой не замечал. - Как жизнь? Что нового? - Харуно словно удивили эти вопросы, но она тут же улыбнулась, конечно Хината ничего не сказала.

- Да знаешь, вроде всё идёт своим чередом, - и снова слишком мудрый ответ для Сакуры. Узумаки почувствовал себя неуютно рядом с ней и поспешил сменить тему.

- Видел вас с Ино, как она?

- Оу, ну, я думаю, что уже лучше, вы ей очень помогаете, особенно Сай, никогда бы не подумала, что от кого-то вроде него, такого странного, будет толк. Что я в жизни понимаю, да?

- К нему нужно привыкнуть, но когда привыкнешь, не знаю, оказывается, что Сай нормальный парень, - Наруто не понял, сказал он это просто так, или старался защитить друга. Может и то, и другое. - Надеюсь, у Саске всё хорошо? - этот вопрос он вообще не хотел задавать, но как-то не удержался. Харуно была к этому готова, не он первый. Поэтому ни один лишний мускул не дрогнул, когда она начала врать.

- Конечно, просто семейные дела, я стараюсь в это не лезть, слишком странная у них семейка.

- Ну, да, - неохотно согласился Наруто, вспоминая Итачи, но следом Микото, которая была очень даже нормальной. Короче, понятно снова не стало, он только укоренился в своей мысли, что с другом что-то не так. - Отлично поговорили, но мне нужно, - Узумаки не договорил, а просто показал на ребят из своего класса, Сакура кивнула и пошла к своим.

- Всё хорошо? - тут же спросила Хината, как только он влился в толпу учеников из 3-С. Она видела, как они шли с розоволосой, мило беседуя, и не думала, что так можно сообщать другу, что бросила парня, но кто их знает, этих старых друзей, у них всегда есть свои ритуалы, свой особый язык.

- Нормально, а что? - удивился Наруто.

- Да так, просто, чтобы быть в курсе.

- Странная ты, Хьюга.

- А, то ты не знал, - улыбнулась Хината. Гай-сенсей крикнул «следующий пошёл» и Хьюга стартанула, разбежалась по дуге, делая широкие шаги…и даже не сбила планку, а просто пролетела под ней и плюхнулась на маты, да, с её-то ростом прыгать в высоту? Судя по озадаченному лицу сенсея, он пришёл к такому же выводу.

- Возможно, прыжки в длину, - сказал сам себе Гай. - Следующий пошёл, - Хината остановилась рядом с учителем, смотря, как Наруто делает тоже самое, что и она, только, ну, планка под ним даже не дрогнула, такой был запас.

- Ещё бы, с такими-то ногами, - пробубнила она. Гай возбудился, поражаясь прыгучестью ученика. Из внутреннего кармана его спортивной кофты что-то выпало прямо к ногам Хинаты. Она подняла какой-то спортивный справочник и уже хотела вернуть его учителю, но обложка была чуть меньше, чем книга внутри, так что съехала, показывая, что на самом деле там…

- «Гарри Поттер и Тайная комната»? - прочитала Хьюга, и снова глянула на учителя. - А, вот теперь я готова поверить Наруто. Наш мир, как и мой мозг, сломались.

***

Хината сидит на заборе, такое привычное, приятное, давно позабытое чувство. Болтает ногами и ждёт, что за сёдзи промелькнёт его тень, но в комнате Саске темно, и так уже не первый день. Сердце сжимается, она старается не думать о Сакуре плохо, с ней всё ясно, и её мысли понятны, но свободная Сакура всё ещё проблема. Мысли о разбитом сердце Саске и не до конца залеченном сердце Наруто, перемешиваются, превращая розоволосую из подруги во врага. Совершенно не правильные мысли, от них отвлекает только прыжок.

Приземление мягкое, как всегда. Тихое, как и два участка, два дома. Ханаби снова где-то гуляет с Конохамару и его друзьями, Хиаши ещё на работе, а где семья Саске она даже представить не может. Но дома покинуты и это её шанс узнать, как он там. Шанс, которым приходится воспользоваться. Доски под ногами поскрипывают, ветер с каждым днём всё прохладнее, да и небо хмурится теперь чаще, будто и оно хочет напомнить о друге. Хината сама не замечает, как начинает красться, шлёпки остались где-то в траве, которую давно не стригли, босые пальцы аккуратно касаются холодного дерева. Рука, что касается сёдзи, дрожит. Ей так страшно, она не может показаться перед ним такой. Просит сердце поймать спокойный темп, вдыхает и выдыхает. Она уже давно не была ему нужна, но сейчас всё изменилось. Саске больше не может бегать от неё. Дверь отъезжает легко, плавно, с красивым, но каким-то совсем печальным шелестом. Внутри тьма, густая, непроглядная.

Он лежит на кровати, его очертания едва различимы, лежит на спине, одна рука на груди, вторая безвольно тянется вдоль тела. Хинате нужно не много времени, чтобы привыкнуть к темноте, чтобы увидеть больше.

Что его глаза смотрят на её силуэт в проёме. Какой он бледный и измождённый. Она радуется, что для слишком мелких деталей всё равно недостаточно светло, этого хватает с лихвой, чтобы её сердце пошло мелкими трещинками, такими привычными, но теперь правильными, не из-за любви, точнее из-за неё, но совсем с другим настроением. Он друг и она нужна ему. Хината возвращает створку на место, дорогу до его кровати она знает наизусть.

Саске кажется, что, когда матрас прогибается под тяжестью нового тела, он впервые осознаёт, что не спит, что живой. Хината ложится рядом, полностью повторяя его позу, они быстро ловят синхронность, дышат в унисон, их глаза смотрят на тёмную точку на потолке, плечи соприкасаются. Саске становится тепло, он был таким дураком, думал всё это время, что одиночество - единственное лекарство, способное вернуть ему равновесие. Он даже не знал, как сильно замёрз, как сильно ему был нужен кто-то рядом. Нет, не кто-то, она. Только она.

- Привет, - голос едва прорывается, Саске уже не помнит, когда говорил в последний раз. Он поворачивает голову, чтобы видеть её и Хината делает тоже самое.

- Привет, - отвечает девушка. Её изящная ручка тянется к нему, Учиха зажмуривается, словно она хочет его ударить, но Хината лишь убирает назад прядь тёмных волос, что скрывает глаза. Покрасневшие, полные горечи, обиды и боли. Хьюга ещё помнит, как видела тоже самое в собственных глазах, но больше не видит, поэтому жалеет его. - Почему ты здесь, один, в темноте?

- Так не болит.

- Разве?

- Она тебе сказала, - он не называет имени, но это и не нужно, Хината знает о ком речь. - Хотела, чтобы ты была на её стороне? Не хочет, чтобы ненавидела? Умно. Что она тебе сказала? Нет, не говори. Но всё же…что? Нет, не хочу знать, - он словно говорит сам с собой, светлая сторона пытается понять, что случилась, а тёмная хочет всё это оставить, забыть, чтобы не было больно. - Хочу…не хочу…

- Саске, - голос твёрд, она никогда не была твёрдой, что-то изменилось, а он и не заметил, растерял всё, что было в его жизни раньше. Подруга стала другим человеком, он её больше не понимает. Отец был для него ориентиром, брат был, но теперь он хотел идти своим путём, а стоило начать, как и он скрылся из виду, оставив его среди руин. Ради чего? - Не смей думать так, будто всё было зря, только потому, что оно закончилось. Ты стал другим, что в этом плохого?

- А, по мне не видно? - он отворачивается, сложно смотреть на неё, когда во тьме бледно-серые глаза всё равно светятся. Надеждой, жаждой помочь. Но ему хочется страдать, сломать себя до основания, чтобы стать похожим на прежнего себя.

- Ты не можешь вечно оставаться на месте, застывшим, одиночкой, которому удобно пользоваться другими, - Хината так резко садиться, оставляя его без своего тепла, что он готов разрыдаться, как тогда, когда разбил коленку. Он тянет к ней руки, умоляет вернуться. Страх накрывает. Она давно далеко, ушла, а он не пошёл за ней, так почему она должна.

- Хината, - слабый шёпот, его отчаяние пробивает насквозь. Она думала, что он нашёл своего человека, и оставила его, даже не замечая сколь многими заменила его в своей жизни. Как же могла забыть, что нельзя жить одним, как не научила его, не предупредила. Наруто прав, они не успевают ловить своих друзей и они катятся в пропасть.

- «Девушки. Боже мой, они могут свести тебя с ума. Они действительно могут», - он находит силы приподняться, чтобы прижаться к ней, к единственному источнику тепла, которому можно доверять. Она не предаст, только она, о, как он тоскует по времени, когда в его жизни так было всегда, только она. Саске обнимает её, как никогда не делал. Крепко, уткнувшись носом в плечо, Хината понимает, что хоть это он держит её, на самом деле она держит его. Как они могли забыть друг о друге…

- Тебе идёт цитировать Холдена, вы оба циники, и романтики, - Саске даже усмехается, щекоча её шею своим тёплым дыханием, а думал, что уже не сможет смеяться, никогда. - Ты же не, - брюнет запинается, сомневаясь, что имеет право просить о таком, - ты не бросишь меня ради неё?

Хината откидывается назад, давая понять, что хочет вернуться в изначальное положение. Они падают на его кровать, она до сих пор чувствует себя здесь комфортно, так странно. Учитывая, что остальной его дом смахивает на тюрьму, Учиха, как заключённые, Фугаку отпускает их лишь на короткие прогулки.

Теперь, когда они смотрят друг на друга, их носы практически соприкасаются. Хьюга прислушивается к себе, но её прежний голос молчит. Она больше не хочет этой кожи, этих волос, этих глаз. Они как два бесполых существа, приятное чувство, то, чего она всегда хотела на самом деле. Почему так сложно бывает это понять?

- Я никого не хочу бросать, я знаю какого это, когда тебя…

Хината замолкает, нет, это слово всё ещё принадлежит им с Наруто. Делиться им с кем-то другим, даже с Саске, кажется не правильным. Поэтому она просто прячется у него на груди, слушает как медленно стучит его сердце, и кажется слышит, как трещат стекляшки. Разбитое, в дребезги. Она улыбается, это хорошо, если так, значит он и правда научился. Теперь она надеется, что любить, это как с велосипедом, научился и не забудешь.

- Я никого не хочу бросать, но если придётся выбирать, то я всегда выберу тебя, - это правильно и Хината рада, что сказала так. Сакура выбирает свой путь, она должна понимать, что он может быть тернист и одинок, Хьюга не может отвечать за неё, но за Саске должна, как сказал Наруто, они их приручили. И, Учиха самый дикий из всех.

- Скажи мне, - просит он, но в глазах страх загнанного зверя. Хината не знает, как поступить. Правда давит, всегда давит, знать её не обязательно, тащить на себе каждый килограмм этого месива, что измывается над тобой. Ты не властен над правдой, но она, о, она управляет тобой. Хьюга поднимает глаза, смотрит в его ониксовые, маленькие ладошки цепляются за ворот мятой футболки, чтобы удержать.

- Она больше не думает, что вы «навсегда», потому что она всего лишь маленькая девочка, чей мир ограничивается этим городом, школой, квартирой, старыми журналами, которые зачитаны до дыр, дешёвыми шмотками в шкафу. Историями ни о чём, которые она доверяет розовому дневничку. Она ничего не может тебе дать, ведь сама не знает, что за человек. И, ты должен позволить ей это узнать.

- А, как же я? - его пальцы длинные, крепкие, их бьёт дрожь, от гнева, который не может сдержать, они больно впиваются в её мягкую плоть, даже в темноте она видит оскал его белоснежных зубов. - Что теперь есть в моём мире без неё? Зачем мне искать себя, если я нашёл её? Почему я проклят, Хината? - пальцы разжимаются, она выдыхает. На её руках остывают солёные капли, и она обхватывает его шею, вжимается так тесно, как может. Но теперь между ними есть кто-то другой, Хьюга думает, что у него голубые глаза, но быстро отмахивается от этой идеи. Нет. Дело в ней, она сама установила этот барьер, когда поняла, что он просто друг, но так хочется, только сейчас, проникнуть за него, дотянуться туда, глубоко, забрать всю боль. Хината может только обнимать, и не может заставить себя жалеть о том, чего дать не в силах.

***

- Спасибо, что проводил, - она задержалась в библиотеке ради задания и даже не знает, как бы добралась, если бы Сай её не ждал на улице. Он сидел там, во дворе, рисовал и даже не заметил, как потерял счёт времени. Она рада, что он такой забывчивый. Рядом с ней, ведь рядом с ним она тоже не замечает бега времени. - Прости, тебе наверное итак есть чем заняться, - Сай рассматривает её и знает, что она делает. Это похоже на старую Ино, это хорошо. Блондинка прикусывает губу и уже жалеет, что так напрашивается на комплименты, но порой ей кажется, что быть рядом с кем-то это тяжело, хочется чтобы все расступились, дали пространство. И, она думает, что так будет всегда. Но, порой, как сейчас, ей хочется, чтобы прошлое осталось в прошлом, хочется чего-то большего с ним. Ино желает знать, что важна.

- Ты единственное, чем мне хочется заниматься, - спокойно отвечает Сай. Ради этого, изумлённых глаз, приоткрытых губ и розовых щёк, она довольна его ответом, он знает, и всё равно до конца не принимает его, как часть своей жизни. Он читает её мысли о том, что у неё пока нет никакой жизни. Чёткое расписание и обычные вещи, которые делала всегда не задумываясь. Теперь это всё помогает держаться.

- Не хочу уходить, - думает, что слишком тихо, но у него прекрасный слух.

- Я тоже, - такой честный, совершенно бесхитростный, теперь Ино ценит это. Такому можно доверять. Но ещё слишком страшно.

- Но, я боюсь, что если задержусь, то могу испугаться и захотеть сбежать, - признаваться в слабости теперь тоже просто. С Саем всё просто. И, сложно с ней.

- Хм, что если сейчас ты уйдёшь, а завтра мы снова встретимся? И так день за днём?

- Хороший план. И, ты хороший, - теперь комок в горле, и слёзы, которым нет причины. - Я не заслуживаю, чтобы ты был рядом. Это был мой выбор и я выбрала не тебя, почему ты здесь? - кулаки сжимаются, она готова, пусть скажет, что из жалости, но прямо сейчас, лечить все раны разом проще, чем каждый раз получать новые, как только перестают кровоточить другие.

- Потому, что я выбрал тебя.

Вот так просто. Сказал и ушёл, оставил стоять там одну и смотреть ему в след. Оставил всю в шрамах от других, которые он не видит, не хочет видеть. Разве это возможно? Бьёт себя по лицу, всё сильнее и сильнее. Как можно было быть такой глупой.

- Глупой, глупой, глупой, - боли не чувствуется, Ино бьётся о собственные руки, как волна о зубастый берег. Где же эта боль, та которая докажет, что она жива? Её всё нет, а следом и руки пропадают. Она пугается, когда кто-то хватает её, крик застревает в горле, но это лишь Сай. Вернулся.

- Не смей, - ровный, холодный, ни одной эмоции. - Не смей делать себе больно. Поняла? Отвечай, - она кивает. Кивает. А, он всё ещё её держит и от этих прикосновений не больно, не страшно. Но лимит исчерпывается быстро, нужно вздохнуть. Когда её зрачки расширяются, Сай отступает. - Обещай.

- Обещаю, - её глаза закрыты, но голос твёрдый. Она сдержит слово. Когда вновь открывает глаза, улица пустынна. Он ушёл, знал, что она больше не сможет быть с ним. Ино улыбается, потому что счастлива, её не разбили, так поцарапали, но это можно исправить. Нечего собирать, ведь она не раскрошилась. - Я целая, и я стану достойной тебя. Достойной себя.

Тени в подъезде теперь казались притаившимися людьми, они тянулись к ней из каждого угла. Никогда Ино не взлетала на третий этаж так быстро. И, только, когда закрывала дверь на оба замка и вешала цепочку, ей становилось спокойно. Она не очень беспокоилась из-за этой новой привычки, в конце концов, в безопасности нет ничего плохого. Так сказал Сай, а ему она верила.

- Ты припозднилась, солнышко, - из комнаты показался Иноичи, всё это время, как не странно, Ино чувствовала себя дома хорошо только когда отец был рядом. Она ничего им не сказала, чтобы не волновать, а ещё потому что боялась услышать от матери то, что и сама прекрасно понимала - это только её вина.

- Ага, засиделась в библиотеке, - улыбнулась блондинка, мужчина ответил тем же.

- Не ожидал от тебя такое услышать, - подколол родитель. Ино притворно надула губки, в отличие от отца, который глупостью никогда не отличался, дочь его знала, что академических успехов добиться не в силах, но она давно начала вникать в тонкости цветочного дела, так что если решит, то сможет присоединиться к семейному бизнесу. Не-то чтобы у Ино не было таких стадий в жизни, когда она думала, что хочет стать моделью, а потом певицей, стилистом звёзд и даже стилистом собак, да, Киба тогда позволял ей измываться над своими псами. Но, всё это уходило также быстро, как приходило. Всерьёз Ино никогда не думала, что будет делать что-то другое.

- Очень смешно, - чмокнув отца в щёку, ответила младшая Яманака.

- Ужин почти готов, - задумавшись, сказал Иноичи, спине удаляющейся дочери. Ино кивнула. Что-то в дочери беспокоило отца, она чаще обычного ночевала по друзьям, а тут вообще сказалась больной, хотя в чём именно была причина, он понять так и не смог, решив оставить это, мало ли у девушек проблем, о которых не поговоришь с отцами. И, всё же, раньше она всегда сияла, а теперь будто потухла. Он надеялся, что просто проблемы с мальчиками, а не что-то серьёзное, и его солнышко скоро вновь выглянет из-за туч.

- Такое поведение не приемлемо для молодой девушки, - Иноичи постарался не кривить лицо, но жена совсем слетела с катушек, когда Ино перестала быть её ручной принцессой и заимела личное мнение, во что одеваться, с кем общаться, как говорить, как сидеть. Мисс Идеальность, превратилась в Мисс Я Сама Знаю Как Лучше. Ему-то было всё равно, она росла и конечно искала в жизни что-то своё, но как это объяснишь жене? - Шляется не понятно где и с кем. А, как она краситься, ты видел? Будто, прости ками, дешёвая проститутка.

- Не утрируй, она была в библиотеке, и друзей её ты прекрасно знаешь, они хорошие ребята, и уж тем более, дорогая, она так не краситься, - он старался быть с ней терпеливым, но порой её чопорность переходила все границы. Почему только мы не остаёмся такими, какими были в молодости? Иноичи ещё помнит ту оторву-брюнетку, в которую влюбился с первого взгляда. А, она гуляла с кем угодно, но только не с ним. Но, вот решила, что теперь-то она степенная дама и шалости ей больше не к лицу. Видимо, как и жизнь вообще.

Ино вышла к столу в своих обычных майке и шортах, влажные после долгого душа волосы, собрала в пучок на затылке. В квартире было жарко, так что она не собиралась париться, как её мать, которая сидела в строгом платье с ужасной брошью под воротником, словно всегда в ожидании званного ужина. Мать строго смотрела на неё, но блондинка игнорировала это, ей нравилось сидеть на стуле поджав под себя ногу и сложив локти на стол, и плевать, что «леди так не сидят».

- В эту субботу у нас важные гости, - назидательно произнесла мать семейства. Ино никак не отреагировала, если так, то она вполне может свалить из дома, пришлось взять в рот порцию лапши, чтобы скрыть улыбку, она подумала про Сая и возможность побыть с ним, - придёт Баджи со своей семьёй, и если всё пройдёт хорошо, то это будет означать расширение бизнеса. Ты меня слушаешь, Ино?

- Ага, - мать повела плечами, от её ответа, будто леди так говорят, но проглотила недовольство.

- Я хочу, чтобы ты произвела хорошее впечатление, - теперь Ино прислушалась внимательнее, - его сын будет с ним, а он будущий наследник всех их теплиц, понимаешь? Он мог бы стать для тебя прекрасной партией, - блондинка дёрнулась, лапша попросилась обратно. Ино живо представила, как ей нужно будет сидеть рядом с чужаком, безликим, с длинными, грязными руками.

- Я не хочу, - она обратила взгляд на отца, чтобы он спас её от этого кошмара, - я…мне нравится совсем другой человек, и я ему нравлюсь, я не хочу общаться с каким-то там наследником теплиц.

- Конечно, дочка, мама просто не так выразилась…

- Я выразилась именно так, как и хотела, - строго, громко, перебила она мужа. - Ты что же думаешь, что я буду и дальше смотреть, как ты путаешься не понятно с кем? Тебе восемнадцать, никаких перспектив в учёбе, а управлять магазином самой? Да, как тебе такое доверишь, всё, что ты действительно можешь сделать, так это удачно выйти замуж. Но, кому же я тебя пристрою, если скоро весь город будет говорить о твоих похождениях.

- Да, что ты мелешь? - крикнула Ино, вскакивая со своего места. Злость перемешалась со страхом и она уже не знала, где что. - Каких похождениях? Ты кем меня считаешь? Шлюхой? Я гуляю с друзьями, и есть парень, которого я… - Ино застыла, готовая произнести слова, которые, как не странно, похоже были правдой, но точно не для материнских ушей. - Меня там не будет, это всё, что я хотела тебе сказать, мама, - уверенно заявила Яманака.

- Неужели? - мать продолжала говорить спокойно, ни один мускул на лице не дрогнул. - Такая взрослая стала? Не забыла, что это мой дом, а значит ты обязана следовать моим правилам, но если не хочешь - ты знаешь, где дверь, - Иноичи был готов вмешаться, но жена только зыркнула и он сдался, не став разжигать новый конфликт. Ино, прежняя Ино, уже бы хлопнула дверью, но теперь она не могла представить, как покинет дом, поэтому блондинка смирилась и ушла в свою комнату, чтобы никто кроме подушки не видел её слёз.

***

- Ты же не собираешься делать глупости? - спрашивает Хината. Они сидят на настиле, как делали уже сотни раз, его ноги упираются в землю, её болтаются в воздухе.

- Именно этим я и собираюсь заняться, - с ухмылкой отвечает Саске. Хината смотрит на него, чтобы понять, как много в его словах правды. Похоже, что только она там и есть. Девушка не знает стоит ли отговаривать, может глупости в таком случае - лучшее, что можно придумать.

- Это будет ужасно, - с тяжёлым вздохом, констатирует Хьюга. Учиха толкает её плечом, игривое настроение, это что-то новенькое, наверное уже часть глупостей. - Верно?

- Извини, но я не могу залечивать своё разбитое сердце мороженным и слезливыми мелодрамами, - отвечает Саске, конечно ему совсем не жаль, - ты же понимаешь, мне нужно что-то серьёзнее. Меньше соплей, меньше чувств, меньше одежды, больше голых тел, больше «Саске-куна».

- Спасибо, я ещё помню эти «счастливые» денёчки, - бубнит Хината. Приходится верить, что когда он достаточно себя измучает тесным общением с ничего не значащими людьми, то снова разрешит ей вернуться к этому разговору и постараться залечить его разбитое сердце в её стиле, разговорами, горячей едой и ужастиками. - Ничего, я подожду, когда ты будешь готов к Хината-терапии.

- Спасибо, - он искренен и это в целом пугает, - для меня правда важно, что ты не осуждаешь.

- Ты ни в чём не виноват, никто не виноват. Но сейчас ты не готов это принять, - она говорит это, чтобы он не стал спорить, или что-то доказывать, лучше плыть по течению, тут Наруто прав. - Слушай, а чего тут так тихо?

- Отец уехал в очередную командировку, а мама устала от меня вот такого, сказала, что встретиться с подругами, Итачи думаю в клубе, хотя кто его знает, этот засранец столько секретов хранит, на троих бы хватило, - Саске снова усмехается, разговоры его успокаивают, кто бы мог подумать.

- Чёрт, он всё время такой серьёзный, что я забываю, каким не серьёзным делом он занимается, - начинает Хината, мысль пришла неожиданно, но ведь для этого и нужны друзья, чтобы были связи, которыми можно воспользоваться, - у Наруто скоро день рождения, но он собирается сделать это семейным праздником, однако, потом ведь нам никто не мешает закатить ему что-то безумное, верно? Сможешь протащить кучу малолеток в дорогой клуб Конохи?

- На раз-два, - с готовностью отвечает Учиха. - А, ты хороша в этом, знаешь?

- В безумных идеях? В вечеринках? Извини, я знаю, что хороша во всём, но люблю, когда люди уточняют.

- В том, чтобы быть чьей-то девушкой, - спокойно сообщил Учиха. Хината уже готовила ещё что-нибудь саркастичное в ответ, но слова затерялись в понимании смысла того, что её друг выдал. - Не ожидал от тебя.

- Оу, ну, да, наверное я тоже не ожидала, - как-то не ловко заправляя волосы за уши, ответила Хьюга, - но, это оказалось не так чтобы сложно, вроде как дружить. Почти никакой разницы.

- Только с друзьями ты не спишь, - усмехнулся брюнет.

- Ого, Учиха, серьёзно? Значит теперь мы будем говорить о сексе? Мне кажется, или в прошлый раз на тебя напал натуральный столбняк и ты чуть с ума не сошёл. Уверен, что хочешь так рисковать эмоциональным здоровьем?

- Оно итак ни к чёрту. Так что я не против. И, вообще, почему мы раньше никогда не разговаривали, как взрослые?

- Шутишь? Да мы так говорим лет с семи, - совершенно серьёзно ответила девушка, вспоминая какими они были серьёзными. Молчаливые, всегда где-то в себе, с дурацким отпечатком трагедии на душе.

- Ты понимаешь о чём я.

- Нет, - искренне сказала Хината, - я этого правда не понимаю. Разве мы становимся взрослыми только когда у нас появляется в жизни секс? Не слишком ли это…плоско? Ну, да, я им занималась, но знаешь, совсем не чувствую себя взрослой, больше тебе скажу, мне этого не хочется. В какой-то момент я забыла, что ребёнок и всё ждала, что кто-то напомнит. Вот, сейчас это и случилось, так что, собираюсь наслаждаться.

- Мне кажется, что ты уже давно не говорила мне что-то подобное, личное, серьёзное, - Учиха снова её подтолкнул, - длинное, - Хината толкнула в ответ, и не смогла сдержать улыбку, она и правда начала забывать каково это, а ведь не просто так все эти годы считала его лучшим другом. - Ты его любишь? - вопросом, как обухом, ничего не скажешь. - Он достоин твоей любви, и это не просто слова, я бы не сказал так про любого, уж поверь.

- Верю, - начать было проще с чего-то безопасного. Говорить с Саске о его любви было просто, но что можно сказать о своей, которой нет, ками, даже её отношения были лишь фальшивкой, в которую все так охотно поверили. Словно она спасла их от катастрофы. - Мы о таком не говорим, - сказать правду всегда может быть полезным, - просто плывём, знаешь, по течению, - её ладошка проскользила между ними, наглядно показывая, как медленно и плавно они двигаются. Вот только пункта назначения у этих отношений не было. Хината старалась об этом не думать, но решила, что после окончания школы они, на вполне понятных основаниях, могут сказать, что отношения не выдержали, ну…Вообще-то она не знала, где будет учиться или жить, и про Наруто тоже этого сказать не могла, так что предположила, что так всё и случится. Плавно. А, там уж, они смогут быть просто…друзьями. Внутри что-то щёлкнуло, но Хьюга это проигнорировала.

- Это хорошо, я тут попробовал любить, не понравилось, вот прям совсем, - он был слишком ироничен и весел, совсем не её привычный Саске. Это пугало, значит можно ожидать чего угодно, а она вовсе не готова с этим разбираться.

- Ты уверен, что…

- Всё будет нормально, - Учиха в момент стал жёстким, и поднялся на ноги. Значит разговор окончен, этот или вообще, Хината не поняла, хотелось продлить момент, пока не вернулся Саске, который всё время разбивал ей сердце. Которого она порой ненавидела. - Думаю, я прогуляю ещё пару дней, мне нужно многое обдумать, дед Мадара давно приглашал приехать к нему, пора воспользоваться предложением.

- Я думала ты не любишь его, - последняя попытка.

- Здесь у меня теперь больше вещей, которые я не люблю, - Саске развернулся и пошёл в сторону дома, только в дверях развернулся к подруге, - не отдавай своё сердце слишком быстро. Пусть помучается, - шелест подсказал, что он снова закрылся в своей комнате. Хинате ничего не оставалось, как уйти.

Учиха её расстроил, Сакура её расстроила, жизнь только начала налаживаться и так хотелось этим насладиться. Но, с другой стороны, раз он уезжает, то у неё теперь есть время отложить эту историю. Мысль была совсем ей не свойственна, но принесла лёгкость, Хината улыбнулась светящимся окнам собственного дома, она заторопилась. Быстрее увидеть отца, увидеть Ханаби, просто сидеть рядом, пока он смотрит что-то нудное и вязать рядом. В руках уже появилось ощущение пряжи, которую подарил Наруто. А, мысль о блондине, и о том, что у них ещё есть время, прежде чем Сакура скинет на всех бомбу, вообще растеклась бурлящим счастьем по венам.

- У нас ещё есть время.

***

- Ты слышал, что я сказала? - Узумаки вынырнул из её школьной блузки и непонимающе уставился в бледно-серые глаза. Они целовались за школой, на своём привычном месте, ну, как целовались, он закончил с этим пять минут назад и теперь активно уделял внимание её груди, желая не болтать, а ещё раз провести языком по бледной коже, за эти тридцать секунд задержки уже забыл насколько она сладкая.

- Прости, я тебя не слушал, думал о приезде баа-чан и деда, - Наруто весь день только об этом и думает, даже не заметил, как день прошёл. Не очень красиво с его стороны, как друга, но именно сегодня, блондину было плевать, чтобы и дальше разгребать чужое дерьмо, ему нужно несколько дней для себя.

- Кхм, круто, выходит, пока ты там вовсю обсасывал мои соски, то думал о своей бабушке? - Узумаки обдумал сказанное Хинатой и понял, что свалял хорошего такого дурака. - Очень мило, любить бабушку, я имею ввиду, - от её сарказма, да и вообще того, что она так спокойно это восприняла, Наруто рассмеялся, опуская голову на покатое плечо. От Хинаты всё ещё шёл жар, который он в ней распалил, в сочетании с прохладным ветерком, гуляющим между ними, из-за которого соски Хинаты и выглядели такими манящими, блондин терял голову. Но, настроение было странным, Джирайя и Цунаде занимали все его мысли.

- Прости, семья давно не собиралась вместе, а мы, ну, ты же нас знаешь, мы не можем долго не видится, - Наруто помог девушке застегнуть все пуговички и поправить форму, он понимал, что из-за всей этой семейной кутерьмы, они ещё долго могут остаться без «сладкого», но Хината была права, не маньяк ведь он, в самом деле, подрочит и переживёт. Благо материала для неведомых воображаемых путешествий выше крыше. - Коп в отставке, что отсидел за убийство её обидчика, а она танцует с лассо в дешёвом кабаке, - приподняв всё ещё возбуждённо-розовое лицо Хинаты, медленно проговорил Наруто. Хороший выбор.

- Вах, - вырываясь, недовольно произнесла Хьюга, сбивая его настрой, - издеваешься? Хочешь фантазировать о нас, как о Хартигане и Нэнси? - имя девушки она назвала с явным отвращением.

- Бля, да что не так? Я люблю дрочить, представляя тебя героиней «Города грехов», ну, пожалуйся в комитет по дрочка-этике.

- Там много героинь, - надулась Хьюга и даже отпихнула его, вешая на себя рюкзак, - почему я не Гейл? - с обидой спросила она, сложив руки на шикарной, сейчас часто вздымающейся, из-за гнева, груди. Чёрт, подумал Наруто, а ведь и правда, почему. Он живо представил себе Хинату королевой проституток, в сетчатом купальнике, который ничего не может скрыть и с огромным стволом в маленьких ручках.

- «Я всегда любил тебя», - сказал блондин, тесно прижимая к себе Хинату. Она подавила улыбку, довольная новой игрой и быстро вошла в роль той, кто держит Старый город и ради своих девчонок готова на всё.

- «Всегда и никогда», - ответила Хьюга и впилась в его губы страстным поцелуем. Их языкам было тесно, они то боролись друг с другом, то старались слиться, Наруто не понимал, где заканчивается она и начинается он, охрененно приятное чувство.

- Ладно, вот теперь я не думаю о бабушке, - прерываясь, сообщил Узумаки, позволяя ей вновь перенести их в мир сексуальных чёрно-белых фантазий.

***

- Так, это, - блондин взлохматил волосы, они стояли на станции и собирались прощаться, - о чём ты говорила? - Хьюга удивлённо вскинула брови. - Ну, когда я тебя не слушал.

- А, ты об этом. Просто думала про Ино, сегодня она не показалась тебе какой-то…забитой что ли?

- Эм-м-м.

- Ясно, - вздохнула Хьюга, - ты витаешь в облаках, понимаю. Имеешь право. Забудь, просто хорошо проведи время с семьёй. Проблемы от нас никуда не денутся.

- Нас много, мы все следим, и у неё есть Сай, - начал перечислять Наруто, чтобы успокоить самого себя, он силой заставлял себя поверить в свои слова, - всё, что мы делаем - это хорошо, мы отличные друзья, но это не значит, что она не должна и сама себе помогать. Мы не сможем прожить её жизнь за неё. Подставить плечо - да, а остальное…

-…зависит от неё, - закончила его мысль брюнетка. Наруто не удержался и снова её поцеловал, переполошив старушек на пироне. Узумаки улыбнулся в её припухшие губы, значит они всё делали правильно, раз индикаторы нравственности так посходили с ума.

- Твоя электричка, - прошептал Наруто, но, уже по традиции, ему пришлось самому заталкивать её, всю растаявшую, в поезд, с надеждой, что мечтая о его теле, губах, руках, она не проедет свою остановку.

Как не странно, но ожидание и волнение, кажется, охватили только его. В доме было тихо, мать даже не пришла домой пораньше, а Минато спокойно читал что-то для своих чудиков-задротов, с которыми встречается завтра. Узумаки не казалось странным, что он причисляет Хинату к ним же, но при этом на неё встаёт так, словно он что-то принимает. Разве учёные не решили, что мозг - это сексуально? Ну, так, а голое женское тело всегда таким было. Сложите один плюс один и вот что получается.

- Почему всё так тихо? - спросил Наруто, отвлекая отца. Минато явно не понял, что это за вопрос такой. - Где мама? Почему вы не готовитесь встречать гостей? Ради встречи с Хинатой я мыл чёртовы карнизы, а тут твои родители прие-а-а-ах, вот оно что, погоди, то есть у нас в семье всё, как у людей? Мама не любит твоих, а ты терпеть не можешь бабулю Узумаки?

- Что ты такое говоришь? Я люблю госпожу Узумаки, - было не убедительно даже для доверчивого Наруто, - ну, я её всегда уважал, - изменил ответ Минато, - словом, всё у нас хорошо, и твоя мама любит моих родителей, не придумывай. Просто не хотим разводить суету, они к нам сразу с самолёта, чтобы потом уже поехать к себе. Надеюсь, там порядок? - от этого пристального взгляда, Узумаки переполошился, но быстро взял себя в руки. Мусор он выкидывал каждый раз, так что никаких использованных презервативов, Хината всегда уходила с тем же количеством одежды, что и приходила, а да, и цветы баа-чан в порядке.

- Конечно, - теперь он мог себе позволить отвечать с возмущением, когда был уверен, что нигде не накосячил, - круто съехал с темы, пап, - похвалил младший блондин.
- Годы практики, - уже вновь уткнувшись в книгу, ответил Минато. Наруто совершенно не знал, чем себя занять, поэтому слонялся по квартире, уже жалея, что не остался пообжиматься с Хинатой подольше. Глядишь и ещё до чего-то могли дойти, кроме этих глупых детских ласок. Блондин поморщился, слово «детский» явно не подходило. И, он стал искать другое слово. Устроившись рядом с отцом на диване, откинув голову на спинку.

В голове роились мысли, про друзей, про Хинату, и как не странно, они были самыми настойчивыми, возвращались всякий раз, как он не пытался от них отделаться - мысли про Сакуру. Как там это называется? Закрыть гештальт? Точно, Харуно определённо была его гештальтом, а он даже не почесался, чтобы с этим разобраться. А, теперь что-то изменилось, она изменилась, словно стала свободнее, перестала накручивать себя, может поэтому сама к нему тогда подошла, первая заговорила.

Узумаки пытался понять скучает ли по ней, и если да, то как именно. Как по старой подруге, или как по человеку, которого так долго любил…Говорить о любви в прошедшем времени было больнее, чем он думал. Теперь жалел, что не обсудил этот вопрос с Хинатой, она ведь смогла разобраться со своим гештальтом. Или не смогла и соврала?

Новая идея отозвалась болью совсем глубоко, Наруто даже потёр это место, надеясь, что это поможет. Он знал Хинату уже достаточно, чтобы понимать -она умеет врать, да, не любит, но умеет, иначе не продержалась бы так долго в том мире, в который сама себя заточила. И, хотя подсознание подсказывало, что ему она никогда не врала, насчёт серьёзного так точно (от воспоминаний о той ночи, когда он думал, что потерял её доверие, замутило), сказать о таком точно нельзя. Узумаки применил на себя новые знания, гипотетические. Хината врёт и всё ещё любит Саске. Что бы это означало для него?

Наруто подумал про потерю друга, но не понял с чего бы, и кого из них имеет ввиду. Пара Сакуры и Саске казалось незыблемой, Харуно бы не стала отпускать от себя такого парня, который, если уж начистоту, не из её лиги. Эта мысль успокаивала. Но, блондин не приблизился к ответу на вопрос «почему». Ему явно было противопоказано думать. Кто-нибудь точно когда-нибудь произносил такую мудрость, смысл которой примерно в том, что не следует думать о чём-то гипотетическом, когда всё хорошо. Решать проблемы следует по мере их поступления.

Звонок переполошил его. Неожиданно оказалось, что он лежит на диване укрытый пледом, отца и след простыл. На кухне мама и Мей, они что-то готовят и громко разговаривают. А, за окном уже темно. Уснул и не заметил, а ещё…

- Старик и баа-чан, - крикнул блондин стараясь выпутаться из дурацкого пледа, чтобы первым их встретить. Он успел поскользнуться на голом полу и чуть не расшиб лоб, но ему дали возможность самому открыть дверь. - А? - офигел блондин. Перед ним стояли кто угодно, но точно не его бабушка с дедушкой. Это были два охренеть каких загорелых человека, пропёкшиеся до хрустящей корочки, а ещё в совершенно нелепых нарядах. Ладно ещё женщина, на ней было очень салатовое и очень прозрачное в ненужных местах, сари, волосы распущенны, все руки исписаны рисунками хной, на шее тяжёлое украшение из фальшивых камней и красная точка на лбу. Цунаде выглядела, как Зита или Гита, Наруто мог с этим смириться, это было в целом красиво, но вот мужик, косящий под Джафара, вообще был не в тему. Джирайя, такое ощущение, обмотался первым попавшимся ковром, нацепил дурацкий тюрбан с пером на голову, который едва держался на копне седых волос, которые дед решил отращивать. - Вы что, так по улице шли? Ками, скажите, что не встретили соседей, - вместо долгожданного приветствия, выложил им любимый внук.

- И, вот к этому мы так торопились? - пропихиваясь в прихожую, возмущалась Цунаде. Вместе с ней в квартиру попали кажется миллион разных запахов, от пряностей и цветов, до запаха миллиарда немытых потных тел и каких-то животных.

- Мальчик просто в шоке, не каждый день в Конохе встретишь настолько импозантных личностей, - успокоил жену Джирайя, заваливаясь следом и затаскивая огромные, забитые под завязку, чемоданы. От них, к слову, пахло не лучше.

- Ох, ну, дай ты хоть тебя обнять, - Цунаде быстро отошла от секундной обиды и также быстро вспомнила, как давно не видела единственного внука. Наруто оказался в самом эпицентре индийского нашествия на свой дом, когда баа-чан со всей присущей ей мощью, прижала его к своей необъятной груди. Рёбра парня затрещали, но он тут же будто вернулся в детство, когда тебя балуют просто так, за то, что ты родился, когда ты хранишь тайну того, как у тебя появился синяк на лбу, а за одно, «ни при каких, ик, обстоятельствах, не говоришь деду куда, ик, подевалось саке». - Ты только глянь какой вымахал, весь в нашу породу, сразу видно, кабель и извращенец.

- Спасибо за комплимент, баа-чан, - улыбнулся Наруто, да, вот теперь он готов поверить, они и правда приехали.

- Мама, папа, - из кухни появился Минато, и Цунаде переключилась на сына, который у неё тоже был в единственном экземпляре.

С Джирайей у Наруто всегда были особые отношения, кардинально отличающиеся от того, что у них с баа-чан, вот и сейчас, они обнялись крепко, но без фанатизма, между ними было спокойное понимание. Не было такого момента, когда Наруто не помнил отца рядом, но Минато всегда позволял своему отцу многому учить своего сына. От рыбалки до понимания, как прекрасно женское тело (это его вина, что Наруто не может выбросить из головы мысли о каждом изгибе Хьюга).

«Хах, изгибы Хьюга, звучит, как достопримечательность, которую мало кто способен посетить, ведь к ней нужно иметь карту, а она, увы и ах, в единственном экземпляре», - думал Узумаки, а Джирайя его внимательно разглядывал.

- Мысли о девушке? Одобряю, - сжав плечо внука, подмигнул старик. Наруто ответил ему улыбкой, уж кто-кто, а этот старый извращенец его всегда поймёт, и, блондин не сомневался, одобрит его выбор. Парень пропустил деда вперёд, чтобы он тоже смог поздороваться с сыном. - Хм, мне кажется, или Кушина стала ещё прекраснее? - неожиданно спросил Джирайя, разглядывая появившуюся в коридоре Мей. За что тут же был вознаграждён подзатыльником от баа-чан.

- Очки надень, старый дурак, - дед пошарил по своему ковру-наряду и быстро нацепил на нос окуляры. Ни от кого не укрылось, как загорелся интерес, как любит говорить сам Джирайя, «сугубо профессиональный», а когда твоя профессия - сочинительство пошлых историй, то и интересы соответствующие.

- О, ма ше’рри мадемуазель, пардон-муа, - плечи расправлены, грудь колесом и вот Джирайя уже старается поразить Мей своим полиглотством. Теруми наигранно смущается, когда старик галантно целует её ручку. И, снова огребает от Цунаде.

- Давай-ка ты лучше свои очки сними, старый извращенец.

- Но, не теперь же, моя Принцесса, когда я всё узрел, - нахально ответил ей оджи-чан.

- Что опять за столпотворение? - пришла Кушина в фартуке, расцеловалась и наобнималась со всеми. - Проходите уже, давайте-давайте, а то ужин остынет.
***

- Как? Чучурхадами? - снова спросил Наруто, старик покачал головой на глупость внука, которая никак не могла передаться ему по их линии. Джирайя было заподозрил, что он издевается, но просто нельзя сыграть то, с таким усердием парень его слушал и то, как старательно пытался выговорить слово.

- Чу-ри-да-ры, - по слогам произнёс оджи-чан, - штаны такие, а вот это вовсе не ковёр, а самый настоящий шервани.

- Круто, - протянул Наруто, и не соврал, он мог смеяться над тем, как нелепо они порой выглядели, или вели себя, но Цунаде и Джирайя никогда не приходили к нему без хорошей истории. Будь это что-то из медицинской практики, или забавная встреча с юной фанаткой, не становились исключениями и их истории о путешествиях. Узумаки никогда не думал об этом всерьёз, слишком много для него такого маленького, но вот смотрел на этих двоих и осознавал, что они пересекали океаны, встречали людей, которые говорят на других языках, живут где-то там, с другой стороны мира. Посмотришь на глобус и понимаешь, что они были там, откуда можно упасть.

Когда все плавно переместились из-за стола в гостиную, чтобы увидеть самые красивые и пошлые кадры, сделанные парочкой пенсионеров-путешественников, Наруто приземлился на полу, в ногах у баа-чан, зная, как она любит перебирать его волосы.

- Это пещеры, - Джирайя охотно всё комментировал, приправляя подробными, порой слишком академическими, подробностями. - О, а вот этот мужик пытался предложить Цунаде стать его третьей женой, ха-ха, я ему сразу сказал, что он не сможет обеспечить мою Принцессу, уж больно дорогое удовольствие, - загорелая блондинка не поленилась дотянуться через Кушину, чтобы огреть старика. - Самые лучшие кадры, для них нам далеко пришлось зайти.

- Потрясающе, - восхитилась Мей. Наруто мгновенно отметил, как старик придвинулся к женщине, стал с ней соглашаться, и, типа случайно касаться её разными частями тела. Узумаки запрокинул голову, чтобы оценить уровень агрессивности баа-чан, а то что-то больно сильно она начала за его волосы хвататься. - Что вы говорите, Джирайя-сама, - Теруми будто не замечала, как злит женщину, которую злить совсем не стоит, и сама начала поддерживать лёгкий флирт оджи-чана. Даже Минато с женой переглянулись, не иначе как с целью составить общий план побега.

- Хэй, а вот и снимки с Гедонизма, - весело объявил Джирайя, все были увлечены напряжённостью ситуации, так что повернулись к экрану синхронно, как раз для того, чтобы увидеть…целую толпу абсолютно голых людей.

- НЕТ! - прозвучало громогласное мнение присутствующий.

- Что не так? Вам не интересно? - искренне удивился старик. - Там ведь много интересного, вот взять хоть этих троих, они приехали только для того, чтобы сделать секс-паровозик, - никто не успел отвернуться, как на экране телевизора показалось фото женщины и двух мужчин, весело машущих в камеру, они сидели на коленях, женщина первая, за ней мужчина, который трахал её, а за ним ещё один мужчина, который…

- А-у-у-у, - новые недовольный гул, Наруто закрыл глаза и активно тёр их руками, чтобы стереть с сетчатки яркий образ, но ничего не получалось.

- Кхм, пап, - протянул Минато, - давай вернёмся в русло снимков, которые можно смотреть всем.

- Да, брось, - Джирайя хлопнул внука по плечу, - ему почти восемнадцать, и потом, - старый извращенец подмигнул младшему блондину, - мы слышали, что он обзавёлся девушкой, так что не думаю, что тут можно увидеть что-то такое, чего он уже не видел. Да, Наруто? - и снова похлопывание, будто они всё время были на одной стадии извращённости.

-Нет! Я ещё мал для таких вещей, а вот для таких, - Узумаки не глядя ткнул пальцем в фото человеческого паровозика, которое никто так и не попросил промотать, - вообще никогда не дорасту.

- А, по-моему очень круто, - подала голос Мей, чем снова приковала внимание старика к себе. Теруми наклонила голову, разглядывая счастливых людей на снимке. Самой ей уже который день казалось, что она в схожей ситуации, только не по своей воли, и достаётся всё время её заду. Наладить хоть какой-то контакт с Хиаши так и не вышло, он её избегал, в его отдел ей теперь путь был заказан, так что Теруми обходилась записками на лобовое стекло его служебной машины, письмами, длинными, эмоциональными, на электронную почту, и мелкими подарками, которые сочла достойными его внимания. Так что, глядя на то, что в мире всё же есть счастливые, довольные люди, даже те, кому суют член в жопу, она решила, что ещё не всё потеряно.

- Не каждый, ми диоса, способен оценить подобное проявление свободы, - сказал Джирайя, крепко зажимая её изящную руку между своих огромных, грубых ладоней, - просто все они, - он указал подбородком в сторону своей семьи, - мохигато, ханжи, или как говорят наши братья итальянцы, - старик сложил вместе три пальца, показывая Мей типичный знак многих итальянцев, - биготто.

- Вы знаете так много языков, Джирай-сама, - поразилась Теруми.

- Так уж вышло, каюсь, полиглот, с детства знал, что буду много путешествовать, вот и учил, однако, - старик пристально посмотрел ей в глаза, Мей понимала, что ситуация неловкая, но что-то было в этом мужчине, какая-то непреодолимая харизма, - единственный язык, который действительно стоит изучить - это язык любви.

- Ах, ты старый извращенец, я тебе сейчас такой язык любви покажу, - не выдержала Цунаде. Наруто смотрел, как баа-чан носиться в своём длинном сари за дедом и задавался сотней вопросов, например, ждёт ли его такое же буйное помешательство на старости лет, или когда в нём проснуться гены старика-извращенца, а ещё он поражался нелепости этой ситуации. Пока катался по полу и дико ржал, так что был на грани обморока от гипервентиляции.

***

Хината собирает вещи т-а-а-а-к медленно, что к моменту, когда застёгивает рюкзак, в библиотеке уже никого нет. Даже Минато-сенсей уже ушёл, а она и не заметила. Так глубоко ушла в свои мысли, которые ровным строем маршируют вокруг завтрашнего дня. У неё была целая неделя, но вот срок уже крайнее некуда, а она понятия не имеет, что подарить парню на восемнадцатилетие.

Один из карманов рюкзака набит смявшимися купюрами, вынесла из дома всё, что откладывала, ну, не на что-то, а просто так, надо же было их где-то хранить. Карманные деньги, которые, в отсутствии друзей и нормальной светской жизни, было не на что тратить, подарочные деньги от родных, которые не желают париться или вообще приезжать на семейные сборища. Куча наличных и ни одной стоящей идеи. Неужели она так плохо успела узнать Наруто, что ничего в голову не приходит?

Ладно, одна идея всё же маячит, но она не знает уместно ли, и как он отреагирует. Она не дура, смогла догадаться, что не все вещи в его жизни могут быть заменены по щелчку пальцев, но вот есть она, его девушка, так разве нет у неё права подарить нужный подарок? И, что, что он дорогой? Он же заслужил, и это полезный подарок, для учёбы там, а ещё для общения. Да, думает Хината, всё больше уговаривая себя, что этот подарок вообще скорее для неё, чем для него, ну, чтобы видеть его чаще и всё такое.

Хьюга проверяет по телефону который час и открыты ли ещё магазины, где можно разжиться электроникой. Всё складывается в её пользу, так что девушка покидает библиотеку чуть ли не вприпрыжку, параллельно составляя речь для Узумаки, если он…когда он, начнёт возмущаться. Загвоздка посещает её уже на школьном крыльце, совсем крохотная такая загвоздочка.

- И, что, собственно, я знаю о компах? - спрашивает она себя, уперев руки в боки. Эх, стоило позвать Ханаби, она наверное лучше в этом разбирается, но сестра явно где-то гуляет со своей собственной шайкой, а пока они скооперируются, будет уже поздно. - Ладно, Хьюга, спокойно, просто спросишь у продавцов, которые…навялят тебе, дуре такой, что-то дорогое и бесполезное. Арх, ну, же вселенная, мне нужна лишь толика помощи, что тебе сложно что-о-о, да, не может быть, - но оказалось, что могло. Ответ на все её запросы во вселенную, стоял прямо перед ней, потягивался разминая кости, забросил рюкзак за спину и уже собирался медленно побрести в сторону школьных ворот. Единственный человек, как свято верила Хината, у которого должны быть ответы на все вопросы. - Шикамару!

Нара медленно развернулся, услышав своё имя. К нему уже неслась Хината, рюкзак раскачивался у неё за спиной в разные стороны, но Шикамару больше поразила нелепая чёрная толстовка, на которой был нарисован фургончик тайн из «Скуби Ду», только вместо привычных ребят и собаки, внутри были герои её любимых древних ужастиков.

- Шикамару, ты просто моё спасение, - с наскока начала запыхавшаяся девчонка. Нара выгнул бровь, звучало проблематично, а он итак слишком долго просидел в школе и хотел только одного - пойти домой и поесть. Ладно, может он хотел больше одной вещи, но суть в том, что парень не горел желанием встрять в какую-то авантюру, а от Хьюга не убудет его в такую втянуть.

- Не думаю, тормоз, - ответил Шикамару и развернулся, чтобы уйти, но как же он забыл, что Хината шустрая, когда надо. Не успел и шага сделать, как она оказалась перед ним и перегородила путь, широко расставив руки, будто он мог бы её собой переехать. - В любой другой день, но сейчас я уже никакой. Я был в школе больше положенного, не поел, переделал слишком много заданий, так ещё был в опасной близости от этой безумной бло…а, не важно, короче, я устал.

- Нет-нет-нет, - затараторила Хината, - ты мой последний шанс, обещаю, что это будет не очень долго, ну, тем более если ты будешь у руля этой операции, а после всего, я тебя накормлю, что скажешь? Ты мой единственный шанс, - с наигранной жалостливостью, закончила брюнетка, сложив ладошки в умоляющем жесте и состроив печальные глаза, учитывая их размеры, Шикамару буквально потонул в серых омутах.

- Твою, и чем я должен помочь?

- Ю-ху, спасибо-спасибо-спасибо, - подпрыгивая на месте, прокричала Хината, Нара хотел сохранить хладнокровие, а ещё недовольный вид, но ведь это была Хьюга, он порой забывал, как опасна может быть милота, а ведь это сила пострашнее красоты. - Итак, как ты смотришь на то, чтобы помочь мне в нелёгком деле выбора нового ноутбука?

- И всё? А, я-то уже перепугался, что это что-то сложное. Тебе нужен игровой или так, для работы? - Хината даже опешила от того, насколько заинтересованным стал Нара.

- Э-м-м…

- Я бы не доверяла ему, сразу видно, что он из тех чудаков, которые предпочитают Ryzen 7, думая, что он идёт хоть в какое-то сравнение с Core i9, - Шикамару сразу скривился и даже не повернулся на едкое замечание блондинки.

- Ой, привет Темари, - улыбнулась ей Хината, - ты чего тут так поздно?

- Наказание, - пожав плечами, словно это что-то само собой разумеющееся и все об этом должны знать, ответила но Собаку.

- Серьёзно? Тебя так сильно наказали за то, что ты чуть не убила Шикамару?

- Не, это уже новое наказание, - с гордостью заявила Темари. Хината постаралась улыбнуться. Как человек, который никогда не был наказан, она гордилась своим чистым личным делом и академическими успехами, но, как говорится, каждому своё. - Директору не понравилось, что я взломала школьную сеть и продавала ответы на тесты.

- Ого, звучит круто, - поразилась Хьюга, - ты прямо Темари «Кислотный ожог» но Собаку.

- Чего? - блондинка состроила странное выражение лица, не зная оскорбление это было или комплимент. Шикамару хмыкнул, всем своим видом показывая превосходство, уж он-то сразу всё понял. Хината слегка склонилась к нему, чтобы только Нара мог слышать её шёпот.

- Какого хрена, чувак? Я думала, что после того случая, ну, когда ты был готов разорвать её бывшего на куски, чтобы вытащить её оттуда, у вас типа что-то намечалось?

- Она психованная истеричка, ничего у нас не намечалось, - ответил Шикамару так же тихо, а потом добавил громкости, - пошли уже, ты ещё обещала меня накормить, - Хината прищурилась на его удаляющуюся спину, ага, за дуру только её держать не надо, не намечалось, как же. И, почему только все её друзья такие…тормоза?

- Слушай Темари, не хочешь составить нам компанию? Мы идём выбирать ноутбук, а потом поедим где-нибудь, я угощаю, что скажешь? - Хьюга буквально чувствовала, как Шикамару прожигает ей взглядом затылок, но держалась из последних сил, чтобы не попытаться прикрыться, показывая, что её это раздражает. Хоть кого-то, но Хината должна свести, а то это уже не смешно. - Сможешь подоставать Шикамару, - как последний довод в пользу положительного ответа, назвала брюнетка, понимая, что Темари готова отказаться.

- А, что, звучит не плохо, - это сработало, но когда Хината оказалась между Шикамару и Темари, которые перекидывались гневными взглядами и язвительными комментариями, поняла, что где-то просчиталась.

***

- Вот этот вроде прикольно выглядит? - обречённо спросила Хината тыкая пальцем в очередной, похожий на все предыдущие, серебристый ноутбук. Шикамару и Темари знатно её выбесили, завалили ненужной информацией о видеокартах, процессорах, оперативной памяти и прочей хрени, которая ей ни о чём не говорила. Скорость отклика панели? Что? И, ещё раз, что? Она хотела, чтобы они просто показали ей пальцем, что брать и всё. Но нет, так просто эти двое не могли.

Каждый раз оказывалось, что Хината тыкает не в те ноутбуки, хотя они все были похожи на металлические книги с встроенными клавиатурами, на одно лицо. И, вместо того, чтобы самим показать в каком направлении ей двигаться, они начинали перечислять что в этой модели «хреново, только для нубских нубов», а когда оказывалось, что они почти в чём-то согласились…эти двое начинали противоречить самим себе, как специально находя два противоположных друг другу ноутбука, путая Хинату ещё сильнее.

Она уже не чаяла выбраться из этого гигантского проклятого магазина электроники, и встречалась глазами со всеми продавцами-консультантами, которые шныряли мимо, морганиями подавая сигнал sos, чтобы они спасли её и помогли хоть что-нибудь купить. Хината зажала виски пальцами, когда парочка снова заспорила, на этот раз указывая брюнетке на очевидные проблемы с системой охлаждения, но, слава ками, она угадала с аудиосистемой, ведь «мощные динамики и интегрированные сабвуферы делают звучание чистым, громким и насыщенным». Будто от этого легче.

- Как можно было посоветовать ей эту рухлядь, я думала вы друзья, - съязвила Темари.

- Никогда не сомневался, что все анекдоты про блондинок - сущая правда, - парировал Шикамару.

- АРХ, - взревела Хината на весь магазин. Кажется произошёл один из тех моментов, когда все люди разом замирают и смотрят на одного бедолагу, который сделал что-то странное. Но, так же быстро люди снова задвигались, создавая этот непонятный шум и гул, который бывает только когда много людей что-то делают одновременно в одном месте. - Вы меня уже задрали, - резко накинулась Хьюга на друзей. - Можете хоть на секунду, на такую маленькую секундочку, представить, что от этого решения зависит ваша жизнь, что знаете ли уже не такое уж преувеличение, ведь если кто-то из вас ещё хоть что-то скажет тупо в пику другому, я вас обоих тут и уложу, ясно? А, теперь, когда мы выяснили, что вам грозит страшная и мучительная смерть посреди магазина, ТЫКНЕТЕ НА ОДНУ ИЗ ЭТИХ ХЕРОВИН, КОТОРУЮ МНЕ КУПИТЬ! - Шикамару и Темари не сговариваясь указали…на одну и туже модель. - Превосходно. Эй, можно мне завернуть вот этот ноутбук? - обратилась Хината к девушке, которая как раз закончила помогать женщине выбирать мультиварку.

- Какой? - мило начала консультант, пока не повернулась, чтобы встретиться взглядом с новым клиентом. Коноха никогда ещё не казалась Саре такой маленькой. Благо Хината её совершенно не узнала, и не только потому, что уже была зла, голодна и вымотана, но и потому…что ей до Сары не было нафиг никакого дела.

- Этот, - снова показала Хината, наклонив голову набок, - слушайте, а у вас есть такой же, только оранжевый?

***

- Вот так, да? - нахмурилась Хьюга, откладывая палочки, чего ей делать совсем не хотелось, тем более, что темпура на её тарелке выглядела потрясающе. - То есть вы можете только выносить друг другу мозг, а раз вам этого нельзя, то теперь вообще не будете разговаривать? Как малые дети, вы в курсе? А, вот оно что, - посмеиваясь, поняла брюнетка, - вы надулись на меня? Ну, оно того стоило, - уверенно заявила девушка, похлопав рукой по специальному рюкзаку-переноске, которую она купила для ноутбука, оранжевого и идеального по всем параметрам. Наруто будет в бешенстве, это тоже радовало, ведь она сможет ему заявить, что ничем не может помочь, вернуть его можно только если в нём неисправность, а за такие деньги он точно идеален.

- Ты не похожа на продвинутого пользователя, - подала голос Темари, видимо решившая, что так покажет Шикамару, кто тут реально ведёт себя, как ребёнок.

- Это точно, но он не для меня, это подарок, - Нара подавился газировкой.

- Что? Хочешь сказать, что этого монстра, мечту всех и каждого, я лично выбрал для Узумаки? - таким эмоциональным его редко увидишь, так что Хината смогла только кивнуть. - Слушай, а может бросишь его и будешь со мной встречаться? Я умнее, да и явно симпатичнее, ты же видишь, что это правда.

- Хм, звучит заманчиво, конечно, - протянула Хината, но тут же запнулась и нахмурилась, - блин, даже что-то аргументов против найти не могу.

- Как насчёт того, что ты безумно влюблена в придурковатого блондина? - с милой улыбкой подсказала Темари. Хината щёлкнула пальцами в её сторону.

- Точно, вот оно что. Забыла просто, - её непринуждённость и забавные выражения милого личика, начали растапливать лёд, Хьюга это поняла по тому, что и но Собаку и Нара посмеялись шутке. И, снова стали как-то странно переглядываться, только в этот раз совсем без злобы и насмешки, а скорее как-то…не смело что ли. Хината подумала, что они просчитывают какие-то варианты, и сами не рады полученным результатам, которые им хочется послать ко всем чертям. - Так, - протянула она, - вы двое, что с вами не так?

- С нами всё так, - ответил Шикамару, набивая рот огромным суши с мидиями. Гению хотелось бы услышать, что на это скажет блондинка, сидящая через стол. Темари усмехнулась тому, как «элегантно» он съехал с темы, но рассуждать на тему своих страхов и того, как нарушила собственное обещание, она не собиралась. Это на словах легко себе сказать - эй, выберусь из передряги и душных отношений, так сразу заарканю парня, который мне вроде как чуть-чуть, самую малость, нравится, а на деле, только варишься в собственной неуверенности. И, вроде Темари видит каждый день, что Шикамару хороший парень, после случая с Ино, такое сочетание перестало быть чем-то скучным, но собственная упертость, а ещё дикий страх, придавливают к земле. Она хочет сказать что-то хорошее, но получается только огрызнуться, словно стоит упасть щитам, как Нара этим воспользуется, а потом будет хвастаться, что сломал упрямую, проблемную женщину.

- Да, с нами всё так, - подтверждает блондинка, вместо всего, что крутиться в голове, - кстати, спасибо за ужин, было вкусно.

- Конечно, нахаляву же, - чтобы показать, что ситуации совсем не странная, отвечает Хината. Это помогает, как ей кажется. Темари и Шикамару медленно находят темы, которые готовы поддержать с Хинатой, а там и находят параллельные, которые обсуждают друг с другом. Хьюга старается не думать о том, как идеально смотрятся вместе эти их закидоны, сумасбродная блондинка и ленивый гений, самое ужасное сочетание, какое только можно придумать, но эти их различия, сплетаются во что-то новое, прекрасное. Хината не будет перекладывать их идеальную непохожесть на странную скромницу и озабоченного всеобщего любимца, это так бессмысленно. Совсем бессмысленно думать об этом. Ведь ничего такого она не хочет, не время, не место, не тот человек. Ведь так?

Уходят из маленького ресторанчика, на верхнем этаже большого торгового центра, они в другом построении, Хината незаметно сместила Шикамару в центр, и теперь он окружён двумя девушками. Гений выглядит спокойным, полностью расслабленным, несмотря на то, что Темари к нему так близко. Хьюга хотела бы что-то им сказать, что-то важное. Типа, не теряйте времени, пробуйте, не выйдет так и что, дело молодое. Но как давать советы, которые тебя саму пугают до дрожи в коленях.

- Кхм, слушайте, - брюнетка сама не поняла, как, а главное зачем, начала говорить, но было уже поздно, тем более, что друзья повернулись к ней, чтобы слушать, какие послушные, пронеслось недовольное замечание. Хорошо, что в этот вечер, несмотря на то, что они почти вынесли ей весь мозг, соображалка ещё что-то соображала. - Узумаки ведь зажал нам своё восемнадцатилетие, а это один из лучших поводов потусить, но у меня есть предложение, а главное человек, который мою идею способен воплотить в жизнь.

- Ближе к сути, тормоз, - пожаловался Шикамару.

- А, да-да, так вот, что если мы потом, позже, все вместе сходим в клуб? Там будет ди-джей, бар, танцы, всё такое, и как бы сделаем это в честь Наруто?

- Звучит отпадно, - удивлённо ответила Темари.

- Ага, круто, было бы ещё лучше, если бы это не прозвучало так удивлённо, - пожаловалась Хината. Блондинка усмехнулась, к её чести, почти виновато.

- Извини, просто ты последний человек, от которого ожидаешь подобного.

- Что-о-о-о? Да я тут главная по тусам, - сказала Хината, и в доказательство, сделала что-то не совсем понятное руками, толкая ими воздух вверх, при этом дёргаясь, как бы пританцовывая. - Все зовут меня Хината «Сумасшедшая Тусовщица» Хьюга. Каждый раз на вечеринках я только и слышу «Что? Она не придёт? Тогда и мы отчаливаем, ведь, нет Хьюга - нет пати».

- Ками, - прикрывая глаза в приступе нахлынувшего стыда, промямлил Шикамару, пока Темари старалась не ржать, но Нара не был бы собой, если бы не проанализировал её слова. - Как ты можешь слышать подобное, если дураку очевидно, что тебя там нет, ведь именно поэтому люди и уходят, или я что-то неправильно понял? - брюнетка зависла, обдумывая его слова.

- Ну, - протянула Хьюга, - я имела ввиду, что люди мне так потом рассказывают, ой, да, харе умничать, вот пристал. Короче, я молодец, и люблю тусить до потери пульса, так-то. И, чем отвязнее вечеринка - тем лучше.

- Я вроде видела тебя на фотках у кого-то, - задумалась Темари, - а, ну, да, точно, ты и остальные ботаны тусили на квизе по Поттеру, - Хината слегка покраснела и пожала плечами.

- Там было отвязно, - защищалась она, - знаешь сколько мы выдули сливочного пива? А, когда был блиц-раунд? Такой накал страстей, ты не представляешь.

- Нет, - рассмеялась Темари, так искренне и мило, что даже Хината засмотрелась, что уж там говорить о Шикамару. - Куда мне такое представить. Но, вообще-то, идея реально крутая, даже для ботана. И, вообще, - тёмно-зелёные глаза хитро сверкнули в сторону Шикамару, - тусить с ботанами не так уж плохо. Я знаю о чём говорю.

***

Хината вернулась домой исполненная надежды, что эти двое всё же разберутся, что, а главное, кто, им нужен. В идеале, они и были друг другу нужны, но если она не может свести вместе милашку Тамаки и Кибу, которому, кажется, должна понравиться любая, кто не страшная и обратила на него внимание, то чего уж говорить про тех, кто намеренно не решается, предпочитая заниматься ерундой и изводить друг друга. Хьюга кивнула сама себе, жизнь уже дала ей два лимона, а теперь нужно просто подождать, когда подкинет подходящую ситуацию для того, чтобы сделать лимонад.

- Я дома, - крикнула брюнетка в глубину дома, когда сложила обувь на полочку. Хиаши вышел ей навстречу, зажимая в руке телефон. Он как-то рассеяно кивнул старшей дочери, кажется даже не заметив, как поцеловал её в макушку и снова отошёл куда-то к окну, подозрительно выглядывая из-за занавески. - А, вот это было странно, - прошептала себе Хината. Она на цыпочках подкралась к отцу, чтобы посмотреть что там. - Ого, - её удивлению не было предела. На настиле, в свете уличных фонариков, сидели Ханаби и Конохамару, они о чём-то весело переговаривались, играя в дженгу, кажется сестра специально строила ему глазки, чтобы сбить, но парень не поддавался и снова вытащил деревяшку, башня устояла, хотя прорех в ней было уже достаточно.

И, как такое могло произойти? Конохамару даже не официальный парень её сестры, но вот он здесь, а значит, познакомился с Хиаши и…ну, и он всё ещё здесь. А, она что? Сказала, что будет прятать Наруто до победного, вот же. Да таким темпом, младшая и замуж раньше неё выскочит.

- Ты же позволил ему остаться, чего тогда следишь? - спросила она отца. Хиаши бросил ещё один взгляд на молодёжь и отступил вглубь комнаты, присаживаясь на диван. Хината только сейчас заметила, что весь журнальный столик был завален странными предметами. - Это, что, прицел? - спросила дочь, указывая на чёрную линзу. - Т-ты же не собираешься в него стрелять? - прошептала брюнетка, шокировано смотря на отца.

- Разумеется нет, - спокойно объяснил Хиаши, - у меня нет оружия, - напомнил он дочери о том, что ей итак было известно. У неё было такое недоумевающее выражение лица, что мужчина решил смириться. - Это подарок, кхм, от коллег.

- Они не знают, что ты не охотник?

- Видимо они решили, что я на него похож, - пояснил старший Хьюга. Хината снова присмотрела к отцу, надо же, подумала она, кто-то из тех, кто работает с ним годами, решили, что он похож на человека, которому нравится стрелять во всяких там мам Бэмби и всё такое. Тогда брюнетка присмотрелась и к другим вещям, помимо прицела: набор блесен, фляга, сделанная под деревянную бочку для виски, подарочный набор с какими-то бутылками и баночками, колонка для душа, умные часы, и это не считая того, что можно съесть, включая три набора разных моти и целую банку с тайяки.

- Погоди, мы что, забыли о твоём юбилее или типа того? - вдруг спросила Хината, когда уже набила целый рот рыбок-печенек. Хиаши покачал головой. - Тогда, откуда это всё? - отец неопределённо пожал плечами, что на него было совсем не похоже.

- Просто кто-то оставлял это для меня всю неделю, не знаю, может быть какой-то довольный клиент, или ещё кто, - наскоро ответил мужчина и снова передвинулся к занавеске. Хината мало что понимала в его работе, но кажется она состоит в том, чтобы работать на банк, и тогда откуда же у него какие-то довольные клиенты? Больше было похоже на то, что кто-то пытается его умаслить, или извиниться, а судя по типичному, даже слишком, мужскому набору, это скорее всего…Хината так поразилась собственной догадке, что была вынуждена прикусить кулак, пока не завизжала, а она была очень-очень к этому близка.

Женщина. Это слово просто не укладывалось в её голове, тем более рядом с отцом. А, от мысли, что женщину нужно как-то уложить рядом с отцом, так вообще поплохело. Но, что же такое скрывалось за этой прямой спиной, строгим взглядом и молчаливостью? Брюнетка смотрела на профиль родителя, пытаясь понять, кто и почему так ведёт себя с ним. Это способ извиниться, или…

- Или кто-то к тебе подкатывает?

- Что? - переспросил Хиаши, отвлекаясь от созерцания дружеского свидания младшей дочери. Хината хотела стукнуть себя по губам за такую несдержанность.

- Эм, просто говорю, что вроде начинает подмораживать, - нашлась девчонка, в который раз обещая себе, что попытается научиться быстрее находить выходы из подобных ситуаций, а то что-то она в них зачастила.

- Хм, не заметил, - ответил отец, не придавая этому значение. Хината решила, что ей повезло и уже хотела пойти переодеться, но Хиаши её удивил, не вовремя так, обратив, таки, внимание. - Что это у тебя?

- П-подарок, - выложила она.

- Для кого? - отлично, теперь его перестало интересовать окно и парочка малолеток за ним. Хината провела рукой по лбу, вытирая, неведомо откуда взявшийся, пот. Отец смотрел спокойно, интересовался просто потому что ему было интересно, но она всё равно чувствовала себя, как на допросе, под светом яркой лампы, зажатая в ловушку.

- Д-для друга, - пискнула она. Сердце билось, как у маленького зверька перед хищником. Хиаши нахмурился, а Хината была готова упасть в обморок, что, кстати, спасло бы её от расспросов, получилось, не самая плохая идея.

- Ощущение, что я тащу из тебя информацию клещами, может просто расскажешь всё разом?

- А, да, это я могу, - нервно заулыбалась Хината, - это подарок, для друга, - выдала она и заулыбалась пуще прежнего. Хиаши повернулся к ней всем телом и сложил руки на груди, девчонка нервно сглотнула, - на день рождения, - совсем тихо добавила старшая Хьюга. Отец не изменил позы, что должно было означать - я могу так стоять вечно, если именно столько времени тебе нужно на то, чтобы сказать всю правду. Брюнетка надула губы, от того, что собственное воображение посчитало её врушкой. - Сколько ещё тебе нужно уточняющей информации? - напрямую спросила Хината, переходя в наступление, за её словами скрывался подтекст неуместного недоверия отца, что её возмущало до глубины души, но он и на это не повёлся. - Ну, ладно-ладно, да, это вроде как мой парень, доволен?

- Не сказал бы.

- У меня что, проблемы? - уточнила Хината. Хиаши помнил, что так и не обсудил с ней важный вопрос, но начинать прямо сейчас, вот так с наскока, без должной подготовки, он не решился, сам испугался, что дочь ответит на его вопросы.

- Разумеется нет, но я был бы не против, если бы вы охотнее делились со мной, важными вещами, которые происходят в ваших жизнях, - Хината это понимала, но её саркастичная часть так и хотела заметить отцу, что вот Ханаби с ним поделилась, а легче ему не стало.

- Мы знакомы не так давно и ещё приглядываемся друг к другу, только поэтому я ничего не говорила, а так он хороший парень, пригласил меня завтра присоединиться к его семье, у него день рождения, только и всего, - Хиаши не стал замечать ей, что она-то знакома с его семьёй и они похоже смотрят на отношения детей как-то иначе, но вместо этого просто кивнул. Надо дать им время, нельзя много лет не быть отцом, а потом ждать, что все сразу привыкнут.

- Надеюсь, когда ты определишься в ваших отношениях, я смогу познакомиться с молодым человеком, который так заинтересовал тебя.

- К-конечно, пап, обязательно, - больше им не пришлось это обсуждать, с улицы появились Ханаби и Конохамару. Они вместе поужинали, паренёк кажется понравился Хиаши даже больше, чем он был готов признать, а остаток вечера, пока за Сарутоби не заехал дед, они провели рассматривая её подарок для Узумаки, который Конохамару нашёл слишком шикарным для этого дурня-переростка. Его слова, не её.

Ровно в 00:01, Хината написала блондину сообщение, прикрепив к нему файл. Он почти официально стал восемнадцатилетним.

***

Наруто лежит уткнувшись в подушку, прислушивается, не встаёт ли кто-нибудь. В квартире тихо, гудит холодильник, но кроме этого, кажется, ничего. Блондин топит улыбку в пахнущей порошком наволочке, шарится рукой по полу, чтобы снова отыскать свой телефон. Открывает сообщение от Хинаты, и кое-кто всё же встаёт. О, да, не без этого, что не очень-то хорошая идея, учитывая, что он лежит на животе. Но, отказать себе в удовольствии снова это увидеть, просто нет сил. Узумаки с трудом верит, что она это сделала, но вот доказательство, в его руках, и он сейчас не о своём твёрдом члене, а об этом снимке, не самого лучшего качества, сделанном в приглушённом свете, но и этого достаточно. Он видит её губы, жадно приоткрытые и волосы, раскиданные по плечам, ей явно пришлось обзавестись селфи-палкой, а ещё жаль, что лица почти не видно. Хотя о чём это он, какое лицо, если есть всё остальное.

Тонкая шея вытянута, чтобы казаться длиннее и стройнее, но это не важно, он смотрит дальше, туда, где лёгкая простыня едва скрывает один из набухших сосков, и совершенно не скрывает другой. Белая ткань спускается ниже, вся перекручивается, и уходит далеко вниз, она зажала её своими стройными ножками, скрывая всё самое пикантное, да так сильно, что Наруто уверен, простыня впилась в её влажное лоно. Он не может перестать думать, чем Хината занималась, чтобы выглядеть на фотке такой возбуждённой, фантазия подбрасывает всё новые картинки, подкрепляющиеся этим снимком.

Узумаки устанавливает телефон так, чтобы всё было видно, пока снова шарит на полу, на этот раз в поисках пресловутого носка, для чего-то другого уже поздно, и идти со стояком вот прямо никуда не хочется. Голубые глаза впиваются в тело девушки на фотографии, представляя, как она двигается, как стонет, и в такт с ней, двигается его собственная рука, грубая, торопливая, но это лучше, чем ничего. Дрочить в диван совсем не просто, но зато если его кто-то заметит, то подумает, что вернулась детская привычка, спать попой кверху.

Блондин встряхивает голову, чтобы там осталась только Хината и её тело, такое мягкое, такое готовое. Он отчётливо слышит её стон, свободной рукой чувствует бархат кожи, а когда перед мысленным взором появляются эти бледно-серые глаза, умоляющие вознести её на вершину, он не сдерживается, наполняя носок вязкой жидкостью, утыкаясь в подушку так сильно, чтобы подавить малейшие стоны.

- С днем рожденья, меня, - усмехается Наруто, расслабляясь и откидывая пресловутый носок в кучу одежды, которую снял вчера, сегодня он переоденется, так что нет ничего странного в том, чтобы постирать все эти вещи. Не успевает он подумать, что это всё равно не укроется от всевидящего ока матери, как уже снова засыпает. Ему снится сероглазая девчонка, но почему-то полностью одетая. Они сидят рядом, их пальцы переплетены, Хината перебирает его отросшие на затылке волосы, и ему хочется только наслаждаться такой близостью, совершенно позабыв про то, что она скрывает под одеждой.

- Ты же знаешь, да? - шепчет её уверенный, с нотками озорства голос, блондин уточняет, что именно, и она заливается настоящим смехом. - Ты же знаешь, что я тебя лю…

- Подъём! Кто спит, того убьём! - Наруто резко дёргается, когда Мей кричит над его ухом. Чёрт, обрывки сна ускользают, а он так хотел узнать, что собиралась сказать Хината. - Давай-давай, время получать подарки! - парень стонет, снова падая лицом на подушку, напряжение, которое он так удачно снял, обещает вновь вернуться. Хорошо, что Хьюга будет здесь, а то мало ли что.

***

Наруто ещё раз любовно погладил свой подарок от Мей и поставил их на отдельную обувную полочку. Золотые «Найк», да она с ума сошла, конечно он о таких мог только мечтать. Похоже есть хоть какая-то польза от того, что отдал свою кровать незнакомой женщине. Блондин уже собирался расстаться с этими красавцами и пойти помочь на кухне, но в дверь позвонили. Слишком рано для гостей, но тем не менее. Он словил не слабое дежавю.

- Хината? - Узумаки ещё раз глянул на наручные часы, словно то, что до назначенного времени было ещё долго, могло отменить тот факт, что она стоит у него на пороге. Почему-то с рюкзаком, но одетая, как он и просил, просто, для удобства. Обтягивающие серые джинсы, небрежно накинутый кардиган и простая чёрная футболка с ярко-красной надписью «Ненависть — это ад, оставим его людям», а под ней белые зубы с клыками, со стекающей по ним кровью. Волосы она собрала в высокий хвост. Мило и так в её стиле. - Что ты тут делаешь?

- О, Хината, ты пришла, проходи скорее, ты как раз вовремя, - Кушина появляется из ниоткуда и затаскивает девушку в квартиру, - раздевайся, разувайся и проходи, - она ничего не успевает осознать, как его мать уже оставляет громкий поцелуй на порозовевшей щеке.

- Привет, Хината, милашка, отлично выглядишь, - Наруто только успевает размахивать руками, пока все они появляются в тесной прихожей, вот и Теруми решила, что ей непременно нужно протиснуться для объятий. Хьюга так мило и невинно улыбается всем, что ему почти стыдно, за то, как он использовал её ночной подарок. Почти.

- Здравствуй, Хината, - последнему на очереди, она улыбается шире, блондин конечно понимает, что это глупо, но ревность задевает, да, эта грёбанная ревность к его отцу, Наруто жалеет, что вообще когда-то умудрился шутить на этот счёт. - О, «Интервью с вампиром», - восхищённо произносит Минато, разглядывая надпись на её футболке, Узумаки практически скрепит зубами, ну, в самом деле, слова ведь практически у неё на сиськах, - одобряю, - Хьюга даёт «пять» своему любимому учителю, и только тогда они остаются в прихожей одни.

- Что за хрень? - взвился блондин, выпученными глазами рассматривая брюнетку, которая выглядела как ни в чём не бывало.

- Что? - ответила она, хлопая ресничками, ну, просто ангел во плоти, раздражённо подумал блондин.

- Дурочкой не прикидывайся.

- Ну, Кушина пригласила меня прийти пораньше и вот я здесь, - вешая кардиган на крючок, объявила Хьюга.

- Как так?

- Позвонила мне и предложила, - пожала плечами брюнетка, которой при всём желании было не обойти высокого Узумаки, перекрывшего коридор. Наруто расстался со своей челюстью, когда понял, что для этого мать могла влезть в его телефон, увидеть там всякое и вообще. - Расслабься, я сама дала ей свой номер, - похлопав его по плечу, поделилась девушка.

- Где вы там застряли? - крикнула Кушина, когда дети так и не объявились. Хината рассмеялась и Наруто…расслабился. Он так заморочился о фигне, что забыл подумать о том, что Хината уже здесь, стоит совсем близко, так близко, что он даже может…

Минато мягко утащил жену обратно в кухню, обхватив за тонкую талию, когда она появилась в прихожей, чтобы надавать тумаков детёнышу. Дети целовались и он совсем не хотел, чтобы им кто-то мешал. Эта первая любовь, всегда такая искренняя. И такая хрупкая. Им предстоит приложить ещё не мало сил, чтобы всё это сохранить.

- Прости, что ты говорила? - уточнил Наруто, когда отступил от девушки, Хината всё ещё шевелила припухшими губами, словно ожидая, что он продолжит. Но, быстро встряхнулась.

- Говорю, с днём рождения, - хрипловато ответила Хьюга, - куда мне положить твой подарок?

- А, ну, да, кинь куда-нибудь пока, для этого ещё рано, - Наруто махнул куда-то в сторону комнаты, предполагая, что Хината могла купить ему книгу или свитер, что-то такое, что девушки обычно и дарят парням, наверное. Брюнетка ничего не ответила, оставив мысли о том, что её подарок лучше не кидать, при себе. Она прошла в комнату, оставила рюкзак за диваном и вернулась ко всем на кухню.

- Надеюсь, я могу помочь? - бойко спросила Хьюга. Прийти к его семье во второй раз оказалось…как в сотый. Словно, она давно это делает, всё так привычно и все такие родные. Кушина улыбнулась ей с только Узумаки присущей хитрецой.

- Ещё бы, - объявила женщина и достала какой-то моток тряпок, который лежал всё это время на одном из стульев. Она порылась в ней и вытянула одну, оранжевую, для Наруто. Это оказался фартук. Блондин принял его двумя пальцами, разглядывая с презрением. - Давай-давай, - парень вздохнул, но всё же примерил вещицу на себя. Хината прыснула от смеха, когда увидела на фартуке витиеватую надпись «Именинник» и рисунок маленького кекса со свечкой. Сама Кушина уже надела на себя свой зелёный фартук с надписью «Всё ещё горячая мама именинника», с рисунком весёлого перчика. Хината на свой страх и риск глянула на Минато-сенсея, на его жёлтом фартуке было написано - «Гордый отец именинника» и маленькая раскрытая книжечка.

- И, чего ты лыбишься? - прервал её веселье Наруто, выхватывая у матери последнюю тряпку. - Думала, что сможешь этого избежать? - самодовольно спросил парень, но Хината только улыбнулась, ни на ту напал.

- Вообще-то, я рассчитывала присоединиться, - и она с удовольствием повязала на себя нежно-лиловый фартук с двумя сердечками, которые держались за руки. Её собственные ладошки расправили большую надпись на нём - «Любимая девушка именинника».

- Чёрт, мы должны сделать фото, прежде чем Наруто в чём-нибудь измажет свой фартук, Мей, иди сюда, - заявила Кушина, чем вызвала негодующий возглас сына, но не очень негодующий, ведь мать была права. Минато принёс фотоаппарат с треногой, что-то там настроил и приказал всем улыбаться. Теруми тоже подошла, в, шикарного цвета, синем фартуке с изображением туфли на высоком каблуке. «Шикарная подруга семьи именинника».

- Скажите, днюха, - крикнул старший блондин занимая своё место рядом с КуШиной и сыном.

- ДНЮХА! - крикнули все и их ослепила яркая вспышка.

***

Она цепляется тонкими пальцами за высокий ворот белого платья в крупные цветы. У него нет рукавов и оно идеально подчёркивает каждый изгиб стройного тела, в любое другое время, Ино решила бы, что выглядит сногсшибательно, игриво подмигнула бы своему отражению. Но, вместо всего этого, платье душит, а перепуганная, бледная девушка в зеркале выглядит затравленно. Ино хочет её спасти, а не флиртовать с ней.

Баджи и его семья должны прийти с минуты на минуту, Яманака не понимает, как оказалась в такой ситуации, как позволила матери так на себя надавить. Она всегда была чопорной, но Ино давно научилась подавлять её своей стойкостью, а сейчас она просто маленькая девочка, которая вновь позволяет самовлюблённой женщине управлять её жизнью.

По обнажённой коже бегут противные мурашки, когда блондинка вспоминает, что там будет этот загадочный наследник теплиц, с которым ей придётся сидеть рядом. Близко, опасно близко, говорить с ним, слушать его, улыбаться. Как ей всё это делать, если она уже чувствует одно только дикое желание помыться? Ино не думая набирает номер Сая. Улыбается тому, что он не говорит «привет» или ещё что-то банальное, социальные протоколы - не для него.

- Если что-то случилось я приеду, - вот, что он ей отвечает. Блондинка расслабляется от звука его ровного голоса.

- Нет, ничего, - Ино не то чтобы прикидывается, что в порядке, просто уговаривает себя, что сможет это сделать, теперь, - просто мне хотелось услышать твой голос.

- Не уверен, что по телефону он звучит так уж приятно, - она слышит его озадаченность и смеётся, впервые, кажется с тех пор, как узнала, что придётся пережить всё это издевательство. Но, он такой милый, даже не понимает, что его слова звучат, как откровенное предложение приехать, чёрт, если бы он знал как сексуально звучит, и знал, как правильно флиртовать, то мог бы заполучить любую. Вообще-то, эта мысль будоражит злость, которая, как думала Ино, навсегда уступила место страху. Она думает про их неожиданную встречу в парке, становиться жарко. Яманака полагает, что это хороший знак. В первые дни после того, что произошло, её мутило от одной мысли о близости с кем-то, но теперь возбуждение и желание набросились так резко, что она оказалась не готова. - Ино?

- Ах, - блондинка не удержала этот странный, удивлённо-возбуждённый стон, вызванный тем, как он произнёс её имя. Руки откидывают длинные волосы, чтобы прикоснуться к тонкой шее, там бьётся жилка. - Я думаю о тебе, - говорит Ино, ей становится так важно, чтобы он об этом узнал, пока не подумал, что ей всё равно, что она никогда не позволит им пойти дальше, перешагнуть через то, что она пережила. Что её так напугало.

- Я тоже.

- Нет, - резко бросает Ино, он не понимает, и ей приятно, что Саю достаточно просто быть рядом, но он должен знать, - нет, я думаю о тебе не так, я думаю о твоих руках, о твоих губах. И, я хочу это всё, хочу себе, понимаешь?

- Это всё уже принадлежит тебе и ты можешь взять их себе, как только захочешь, - Ино улыбается, но по щекам бегут слёзы. Можно ли быть такой счастливой, чтобы так сильно плакать? Она считала, что это невозможно, но только гляньте на неё сейчас.

- Я…

- Ино, поторопись, - мать настойчиво стучит в дверь её комнаты, напоминая, что она не может уйти к Саю сейчас, возвращая ужас от того, что предстоит. Но, её якорь никуда не денется, теперь ей есть за что держаться. Как не странно, это вовсе не Сай, а то, что она чувствует к нему, то, что горит внутри неё.

- Мне пора, но я ещё тебе позвоню, - быстро отвечает Ино, - спасибо, Сай. Пока.

- Пока, Ино, - блондинка отключается, пока не передумала и не вылезла через окно. Она снова смотрит на своё отражение, щёки порозовели, а в глазах безумный блеск, даже бледные губы, так и не накрашенные, приподнялись в подобии улыбки. Она сможет с этим справиться.

***

- А, я говорила, - совсем не понижая голос, говорит Кушина, делая вид, что делиться с Хинатой секретом. Девушка смеётся, когда видит, что Наруто оставил на своём фартуке пятно от каждого продукта, к которому прикасался. Она не может удержаться и стирает муку со щеки парня, совсем забывая, что его родители смотрят на них. Но, когда вспоминает, хочет резко отдёрнуть руку, Узумаки не позволяет, пока не оставляет легкие поцелуи на кончиках её сладких пальчиков, правда сладких, она измазала их в шоколадной глазури. Хината становится красная, как милый томатик, он усмехается, на время переставая её смущать.

Когда Минато и Кушина были моложе, когда перебивались от зарплаты до зарплаты, они всегда устраивали ему такие дни рождения, готовили всё сами, из чего придётся, для него развлечением было уже это. И, оказалось приятнее, чем он мог представить, снова так делать. А, ещё разделить это с ней. Наруто старался не придавать этому значения, но казалось, что всё становится лучше, когда Хината рядом. Наверное, это от того, что он просто устал. Устал от того, что всё, связанное с девушками, было проблемой. Сакура разбивала сердце, делала больно одним своим присутствием, остальные, вроде Амару, заставляли чувствовать себя паршиво, из-за того, что ждали больше, а он не мог этого дать.

Хината ничего от него не требует, но он готов отдавать, и готов взять на себя всё, с чем она готова расстаться, проблемы, переживания, напряжение, воспоминания. Наруто ничего не ждал от последнего года в школе, смирившись, что это будет долгий путь, в конце которого, его ждёт лишь расставание. Но появилась она и Узумаки готов о чём-то помечтать, готов цепляться за всех, кто ему дорог, чтобы не дать затеряться, исчезнуть из его жизни. Раньше важной казалась только Сакура, хотя он кичился своим умением заводить друзей, но похоже, он никогда не ценил их, как следует.

- А, мы молодцы, - объявляет Кушина, прерывая мысли сына. - Почти всё готово, чему-то дать доготовиться, что-то охладить и всё. Не зря я тебя позвала, одна с этими криворукими блондинами я бы не справилась, - обращается Узумаки к Хинате, и девчонка даже не пытается скрыть свою гордость от того, что смогла быть полезной. Кушина не хочет лишний раз её смущать, но всякий раз представляет, как много лет девочка была лишена материнской любви, поэтому получается всё наоборот. Женщина касается её рук и волос, обнимает за покатые плечи, просто чтобы дать понять, что она рядом. И, Хината принимает всё, что она готова ей дать.

Наруто хотел бы сказать, что ему кажется это слишком, что мать снова лезет туда, куда не следует, но он рад, что его семья может приютить Хинату, хоть и на пару часов, отдать ей всю любовь и заботу, которой у них с лихвой. Он хотел бы сделать больше, но не знает, что ещё может.

В кухне становится слишком жарко, когда и плита и духовка работают, блондин так глубоко в запахах, в жаре и в щемящем чувстве идеальности момента, что хочется выбраться. Просто подышать, потому что накатывает что-то странное. Словно его жизнь смещается с пути, который давно был предопределён и от этого накатывает страх. Наруто не уверен, что хочет что-то менять, и не уверен, что готов расстаться с самим собой, семнадцатилетним.

Он исчезает незамеченным, семья слишком увлечена своими делами и Хинатой, она поглощает всё их внимание, давая ему возможность побыть наедине со своими мыслями. Наруто выходит на свой балкон, тяжело опирается на перила и смотрит вниз. На улице бегают дети, они смеются, радуясь, что солнце всё ещё тёплое, и не сдаётся осени. Он вспоминает себя в их возрасте. Кажется, тогда всё, чем он был - влюблённый в Сакуру мальчишка. Как далеко он ушёл от такого себя? Эта потеря задевает, внутри что-то клокочет.

- Так и знала, что это ты, - он оборачивается. Знает, что в глазах застыл страх, но надеется, что Сакура решит, что его напугало её резкое появление. - Эй, с днём рождения! - она смеётся, пугая его ещё сильнее. Сила, с которой его прошлое «я» цепляется за её образ, практически не преодолима. - Решила не писать тебе, чтобы был повод сказать это лично, - она протягивает большой мягкий свёрток. Наруто отвлекается на него, чтобы не смотреть в зелёные глаза. Это оранжевый свитер с геометрическим рисунком. Как он и сказал, девушки всегда их дарят парням. Внутри что-то обрывается, и он снова смотрит на неё.

Неужели они знакомы всю жизнь? Так почему же тогда, она дарит ему в этот день проклятый свитер, такой безликий, просто что-то, что он может надеть, когда станет прохладнее. Разве в этом есть мысль, душа? Простая логика, разве нет? Конечно он будет мёрзнуть, если зимой начнёт расхаживать в одной футболке. Наруто качает головой и улыбается, благодарит и даже примеряет, отмечая Харуно, что он мягкий и хорошо сидит. Притворяется, снова и от этого противно. Ему кажется, или он давно так не делал? Почему именно она пробуждает в нём столько плохого? И, почему, чёрт возьми, ему хотелось, чтобы её подарок был лучше, он так хотел увидеть, что она о нём думала, что нашла что-то такое, что кричит - да, это же в самый раз для Наруто Узумаки.

Он проваливается в бесконечную кроличью нору, захваченный встречными потоками. Сакура такая далёкая, как никогда, но на этот раз дело не в том, что он её любит, а она отвергает, сама не зная об этом. В этот раз, он отверг её и она знает. Они не говорили об этом, как следовало бы настоящим друзьям, но блондин знает, что Сакура всё тогда поняла, поняла, что потеряла его доверие. Но, она была в его жизни так долго, что именно в этот момент стало стыдно. Когда ему было так хорошо там, в квартире, с семьёй и Хинатой, а розоволосая осталась за бортом. Его даже никто не спросил почему её нет. Они будто тоже приняли, что её не будет в его жизни.

- Ты какой-то напряжённый, для того, у кого сегодня праздник, - усмехается Сакура, касаясь его руки. Наруто что-то чувствует, но не может понять что. Это одновременно напоминает о прошлом, счастливые моменты, но также кричит о том, что есть в настоящем. Он словно делиться на две свои копии. Одна так и остаётся на балконе, продолжая болтать с Сакурой, забывая про всё остальное, но вторая говорит, что всё хорошо и что ему пора возвращаться.

Когда он в безопасности своей комнаты, которая сейчас в беспорядке от вещей Мей, лучше не становится. Он всё ещё ощущает пустоту в той части себя, которая осталась на балконе.

- Вот ты где, - Хината просачивается в его комнату, как туман и мгновенно окутывает его, всего, с ног до головы. Её нежные руки прикасаются к нему, путаются в волосах, гладят по шее, и спускаются вниз, словно не могут поверить, что он реален, что стоит рядом и она имеет право трогать. Он избавился от фартука, так что Хинате ничто не мешает забраться под его футболку, ощупать каждый кубик на прессе. - Ты такой красивый, что это почти не справедливо, - шепчет она, заглядывая в его голубые глаза. Наруто задыхается от того, как искренне это звучит. Он и правда красивый? Его это никогда не волновало, тем более, что от отсутствия женского внимания он не страдал, но услышать это, и знать, что сказала именно она, та что не стала бы врать, это воодушевляет. И, приносит долгожданную целостность.

Блондин больше не чувствует себя разделённым, и теперь ему кажется, что возможно, он был таким ещё до того, как столкнулся с Сакурой, просто оставил половинку на собственной кухне, в этих сладких пальчиках. Ему требуется вернуться в норму, поэтому Наруто набрасывается на приоткрытые губы Хинаты. Захватывает их, подминает под себя, приподнимания девушку за талию и вжимает её тело в своё. Хьюга упрощает ему задачу, когда крепко обвивает ногами его торс, снова запутывая пальцы в его волосах, тянет его на себя, пока блондин пытается дойти до своего рабочего стола. Без старого компа там совсем пусто и сиротливо, зато он легко усаживает на деревянную поверхность брюнетку. Он ещё не понимает, как далеко готов зайти, но Хината даже не думает его останавливать. И, целостность возвращается в его тело. Ещё до того, как трясущиеся пальчики тянут вниз молнию на его джинсах. Наруто потянулся сделать тоже самое, не отдавая отчёта, что если Кушина ворвётся к ним в этот раз, то никто не может сказать, чем дело кончится. Но Хината отвела его руку.

- Нет, сегодня всё только для тебя, - её горячее дыхание обжигает ухо и шею, он не успевает как-то отреагировать на такое заявление, а тонкие пальчики уже обхватили его. Узумаки не успевает сдержать стон. Чёрт, какие же грубые и неловкие его собственные руки, раз стоит Хинате только едва коснуться его плоти, а он уже на грани. Закрадывается мысль, что она тренировалась, это веселит и отвлекает, ведь то, как крепко она сжимает, как резко проводит по всей длине, нет, к такому ведь нельзя иметь врождённый талант. Или можно? - Не шуми, ты же не хочешь, чтобы эта сцена вошла в коллекцию «семейных баек», - одна её ручка продолжает надрачивать ему, а вторая впивается короткими ногтями в ягодицу. Мышцы дёргаются от неожиданности, а она усмехается.

Наруто тяжело опирается на стол руками, это позволяет Хинате целовать, облизывать и кусать его шею, губы, всё, до чего она может дотянуться. Её рука между ними, она двигает ею вверх-вниз, иногда расслабляя пальчики, но в другой момент сжимая их в плотное кольцо, сквозь которое его толщина едва проскальзывает.

- Арх, чёрт, быстрее, - и она ускоряется, а Наруто уже не хватает дыхания, в глазах темнеет от нахлынувшего восторга, он на грани и уже готов за неё упасть. Хината прикасается к нему двумя руками, блондин начинает двигать бёдрами ей навстречу, не понимая, как она может это делать толком не сняв с него штанов, она так идеальна, до боли, и когда он понимает это, то бурно кончает. - Да, чёрт, да, - ему приходится опереться на стол всем телом, Хината уже выскользнула из объятий, сама нашла всё, что ей нужно, странно, что его это совсем не удивляет. А, Хьюга успевает даже новые джинсы ему достать.

- Переодевайся и возвращайся, именинник, - улыбается девушка, оставляет последний поцелуй, словно благодарит за то, что он позволил ей сделать это с ним, и удаляется. Не проходит и десяти секунд, а он уже слышит её весёлый голос, что-то говорящий Кушине. Он переодевается, пытаясь понять почему секс перестаёт быть привычным, когда он с Хинатой. Мысли путаются, переходя от чего-то приличного к тому, что только что произошло. Очень сложно сосредоточиться на чём-то серьёзном, когда в мозгах у тебя жвачка.

***

- Готова к последнему Акту этой безумной пьесы под названием «Клан Намиказе»? - спросил Наруто со страшным выражением лица, когда в дверь позвонили, так как мелкий гном пришёл раньше, то это могли быть только они. Вспоминая, в чём они были в прошлый раз, блондин понадеялся, что во время своего путешествия они не заглядывали в племя каких-нибудь папуасов и когда войдут, не окажется, что этих старых извращенцев прикрывают только соломенные юбки и бусы из костей.

- Можешь не верить, но я вся в предвкушении, думаю, - Хината прикусила губу, испугавшись того, что собирается сказать, - пока я не плохо вписывалась, - Наруто мысленно согласился, и подтвердил это мягко взяв её ладошку в свою. Он даже не сомневался, что она обезоружит всех и каждого, кто войдёт в эту дверь.

Придётся отдать им должное, выглядели Цунаде и Джирайя презентабельно, баа-чан в широких бриджах и блузке с глубоким декольте, но ей это простительно, а оджи-чан в совершенно простых чёрных брюках и цветастой рубашке, с общими красно-зелёными мотивами с женой. Узумаки с трудом мог представить, что видел их два дня назад в одежде истинных индусов. Он прищурился на своих пращуров, его-то они своим маскарадом точно не запутают.

- Где же наш совсем взрослый внук? - каким-то сюсюкающим голосом, спросила Цунаде, на неё совсем не похоже. Наруто вышел встречать гостей, Хината пряталась за его спиной. Чтобы не мешать им здороваться. Всё ещё шикарная, совсем не похожая на бабушку восемнадцатилетнего внука, блондинка, крепко прижала парня к своей мощной груди. Узумаки сразу понял, что в этот раз это серьёзные объятия, означающие, что время летит слишком быстро. Только вчера мы дарили тебе твой первый четырёхколёсный велосипед, а сегодня тебе девушка дрочила, пока предки были в другой комнате. Ладно, это была интерпретация самого Наруто, но общий смысл итак понятен. - Всё, иди с дедом поздоровайся, - он сделал вид, что не заметил влагу в её карамельных глазах, и с радостью принял крепкие мужские объятия от старика.

- Поздравляю, Наруто, - тихо сказал Джирайя, и нежно похлопал паренька по щеке. Так похож на своего отца, Минато кажется тоже ещё вчера был таким, а сегодня. Седоволосый краешком глаза взглянул на сына, его самую большую гордость в жизни. Хорошо, когда к таким годам ты всё ещё уверен, что всё в жизни сделал правильно. Старик сразу понял, что они слишком засмущали виновника торжества, так что решил, что пора заметить одного крохотного сероглазого слоника в тесной прихожей. - А, это у нас кто? - он отпустил внука и уже открыто посмотрел на Хинату. Красивая, но не привычная, совсем не такая, на первый взгляд, как его Принцесса, или острая, как перец, невестка, обманчиво нежная, мягкая и плавная. То, что нужно его оболтусу внуку.

- Баа-чан, дед, это Хината, моя девушка, - с гордостью объявил Узумаки, за руку притягивая брюнетку ближе. Хьюга поклонилась старикам, чем тут же набрала пару лишних очков у Цунаде, современная молодёжь редко радовала её дисциплиной и манерами.

- Мне очень приятно с вами познакомиться, Наруто много рассказывал мне о вас, - блондин совсем не удивился, что его родственники стали похожи на послушных змей, загипнотизированных йогом. Хьюга говорила не громко, но твёрдо и уверенно, а в сочетании с большими открытыми глазами и едва уловимой, туманной улыбкой, словом, попали они, как он и предсказывал. - Надеюсь, будет не слишком не уместно с моей стороны, сказать, что Наруто показывал мне вашу оранжерею, Цунаде-сама, она просто невероятная. И, Джирайя-сама, Наруто, конечно, пытался скрыть от меня кто вы, но, и Минато-сенсей подтвердит, что моя любовь к литературе началась с вашей книги, - Узумаки скривился, представив маленькую Хинату, читающую пошлые романчики деда, - «Сказание о Совершенно Бесстрашном Шиноби» так сильно повлияли на меня, и это было очень вовремя, не знаю, кем бы я стала, если бы не нашла для себя путь в литературу, - Наруто этого не знал о ней, чёрт, да он даже не помнил, чтобы извращенец писал что-то подобное.

- Ох, ну, скажешь тоже, - комплимент попал в яблочко, и Цунаде с Джирайей быстро взяли Хинату в оборот, расспрашивая «всё-всё-всё» про неё.

- Так ты и есть та самая ученица моего сына, надеюсь ты не обидишься, но он присылал мне некоторые из твоих работ, включая ту, где ты пишешь о влиянии моей книги на тебя. Знаешь, она ведь до сих пор плохо продаётся, но то, что ты тогда сказала, это было слишком мудро, для такой молодой и красивой девушки, - Узумаки понял, что на время Хината для него потеряна.

- Ну, что, гном, - блондин крепко схватил Конохамару, отирающегося рядом, за шею, пацан попытался выбраться, но пришлось смириться, - надеюсь, ты приготовил для меня потрясный подарок?

- О, да, как раз для тебя, - с гаденькой такой улыбочкой, не предвещающей ничего хорошего, ответил Конохамару и уложил свою руку на шею блондина. И, когда только успел стать таким высоким?

***

Пока на четвёртом этаже было шумно и весело, пока все накладывали себе блюда, которые вся семья приготовила вместе, пока звучал смех, а Хината положила себе больше, чем остальные, что вызвало новые приступы хохота и активного покраснения двух милых щёчек. Под ними было тихо и напряжённо, слышался щёлкающий звук палочек и активно работающих челюстей.

Ино оказалась зажата между матерью и Тофу, этим наследником теплиц. Он начал их знакомство с сального взгляда, которым облапал всё её тело, а с тех пор только жуёт с прищуренными глазами, да двигает своей монобровью в её сторону. Блондинка всякий раз сжимается всё больше, когда его локоть или бедро прикасаются к ней. Она мысленно желает ему подавиться, может тогда хоть жрать перестанет, а значит и касаться её. Яманака старается сосредоточить взгляд за пространством за головой матери Тофу, её лицо узкое, волосы отдают каким-то болотным цветом, хотя кажется, что она блондинка. Плохо покрашена, думает Ино, но быстро теряет интерес к этой женщине и смотрит за неё. Она воображает, что он стоит там, как всегда бледный, улыбается ей, настоящей улыбкой. Теперь она видит в его теле силу, которую сразу не заподозришь, а в глазах полно эмоций, которым он просто не находит название. Воображаемый Сай опирается о стену и внимательно следит за Тофу. Ино это нравится, то, что тело парня напрягается, готовясь к броску.

-…прибыли выросли, поэтому мы и решились подумать о расширении, - голос отца отвлекает и Сай растворяется. Блондинке приходится вернуться в реальность. Родители и этот Баджи, который весь вечер напоминает ей Уильяма Дефо, обсуждают дела, но мать успевает незаметно подталкивать её рукой, она понимает намёк, что нужно отвлечь беседой Тофу, но предпочитает занять рот новой порцией еды. Госпожа Яманака не позволяет ни одному мускулу дрогнуть, хотя от Ино не ускользает, что в её глазах разгорается гнев.

- Прошу меня простить, - дождавшись не самой оживлённой части беседы, встревает блондинка и уходит из-за стола, - нужно припудрить носик, - с улыбкой, от которой тошнит, сообщает Ино, удаляясь. Чем дальше от стола и гостей, тем легче дышится. И, к моменту, когда она прячется на балконе в своей комнате, Сай снова возвращается. Стоит рядом, обнимает. Если так пойдёт и дальше, то она сможет пережить этот вечер.

***

Наруто в пол уха слушает, как Джирайя рассказывает Хинате про свой путь к писательской карьере, блондин сыт и доволен, так что не хочет вмешиваться и говорить, что никакой карьеры у деда нет, так, маленький фан-клуб извращенцев, которые любят поиграться с самими собой под его рассказы. Когда был младше и сам так делал. Но, Наруто не теряет мысль, что если Хината решиться, то это будет нечто совсем другое, ну, она-то уж станет настоящим писателем. С глубокими историями, которые не поймёшь так сразу, у которых не очень-то счастливый финал и куча двусмысленных смыслов.

- Заканчивайте о делах, это праздник или как? - стукнув кулаком по столу, громко спрашивает Цунаде. Наруто усмехается, баа-чан интересуется не сменой деятельности или направления разговоров, а тем, когда на этом трезвом празднике объявится саке. Минато хмурится, стараясь одними глазами донести до матери мысль, что такого не будет, но находит не поддержку со стороны других женщин, а сопротивление, так что Кушина сама достаёт заначку. - Другой разговор, - Узумаки не против, баа-чан бывает весёлой, когда навеселе. Старший блондин качает головой. - Расслабься, ты отец уже взрослого мужчины, думаю и тебе не помешает рюмашка.

Наруто находит это подходящим моментом, чтобы вытащить из-за стола Хинату и Конохамару. Они перемещаются на диван. Кушина кричит с кухни, чтобы сын включил музыку, и это после первой? Что же будет дальше. Но, он и сам об этом думал, какой же праздник без музыки. Он думал записать что-то специально по такому случаю, но комп накрылся, так что приходится довольствоваться своими прошлыми записями. Цент старенький, проигрывает диски, но зато колонки мощные.

- Слушай, - начинает Конохамару, когда Наруто плюхается на диван между ним и Хинатой, - а, ты уже видел подарок Хинаты? - блондин удивлён таким вопросом, и вспоминает свитер, который стал свидетелем их с девушкой разврата.

- Ещё нет, а что?

- А-а-а, не-не, ничего, просто интересно же, - Хьюга легко пихает парнишку в бок, но он начал выглядеть виноватым ещё до этого. Узумаки всё это кажется подозрительным, тем более, что Конохамару явно придумал какой-то мерзопакостный подарок. Не может же Хината быть с ним заодно?

- Где он? - спрашивает Наруто, лучше разобраться с этим сейчас. Книга уже не кажется таким уж ужасом, тем более, что Хьюга наверняка подобрала бы её со смыслом. - Давай, я хочу взглянуть.

- Ха, да брось, - отмахивается брюнетка, - разве уже пора? Все ещё за столом, и вообще, можешь потом на него посмотреть, когда всё закончится. Это не к спеху, - Наруто даже не думает вестись на эту хрень и просто протягивает руку вперёд, требовательно сгибая ладонь несколько раз. - Ладно, он за тобой, там, за диваном, - блондин ловко перегнулся через подлокотник и обнаружил там рюкзак, с которым пришла Хината. Тяжёлый, подумал он, когда поднял.

Хьюга вся извелась, идея уже не казалась такой уж хорошей. Он наверняка распсихуется и откажется. Такой позор будет. Наруто решит, что она считает его семью какими-то нищебродами, не способными купить сыну новый компьютер. А, Узумаки медленно расстёгивал молнию на тёмно-синем рюкзаке. Хината перестала дышать, один только Конохамару хотел поторопить друга, чтобы снова увидеть шикарную «машину», с которой Узумаки станет самым продвинутым во всём доме, если не во всём районе.

Парень смотрел на что-то оранжевое внутри рюкзака, но никак не мог понять, что же это такое. На книгу было очень похоже, но на странную, и тяжёлую. Он осторожно отцепил липучку и потянул оранжевое нечто на себя. Даже когда увидел логотип известной фирмы и сложил подарок Хинаты на коленях, он не мог понять, что перед ним. Было слишком странно.

- Крутой, скажи? - подпрыгивая на месте, спросил Сарутоби. - Ты только прикинь, что он может, - остальные его слова потонули в долбящей мысли - дорого, слишком шикарно, отдать, вернуть. Хината съёжилась под его хмурым взглядом, стараясь слиться с диванными подушками.

- Это что? - он не ожидал, что прозвучит так грубо, даже Конохамару перестал восхвалять проклятый ноут, что придавил его колени, как булыжник, привязанные к шее для удачного утопления.

- Прости, - пискнула Хината. - Я подумала что…

- Что? - прозвучало ещё грубее, и ещё громче, что привлекло внимание тех, кто пил саке за кухонным столом. Хината опустила голову, вжимая её в плечи, когда услышала шаги за спиной.

- Чем это вы тут занимаетесь? - требовательно спросила Кушина, рассматривая хмурого сына, перепуганного Конохамару и потерянную Хинату. - Ого, а это что? - женщина заметила то, что Наруто держал на коленях.

- Это? - зло усмехнулся Наруто поднимаясь, он отложил оранжевую хреновину на столик, отказываясь смотреть на девушку. - А, это Хината всеми силами показывает, что её семья богаче нашей. Отлично, правда? - Хьюга задохнулась от его слов. Первым порывом было такое привычное, но успевшее забыться, бежать и спрятаться. Но, она не пошевелилась, позволяя злости откликнуться на призыв о помощи.

- Наруто, - предупредительно начал Минато.

- Даже не начинай, - отмахнулся он от отца и повернулся к Хинате, - а, ты, забирай это и чтобы я больше его здесь не видел, - он смотрел сверху вниз, подавляя и Хьюга решила, что так не честно, она тоже поднялась, лучше не стало, но зато так она могла донести до него серьёзность своих слов.

- Хорошо, - полным гнева от того, как несправедливо он её обвинил, начала брюнетка, - но я предупреждаю, если он уйдёт, то я уйду вместе с ним, - Наруто не успел себя остановить и сделал шаг назад, словно девчонка дала ему пощёчину. Она злилась, но не имела на это право, и всё же слёзы уже скапливались в уголках её бледно-серых глаз, Хината резко отмахнулась от них, размазывая влагу по покрасневшим щекам. - У меня, - голос сорвался и ей пришлось начать заново, - у меня не так много людей, для которых я могла бы сделать что-то полезное, что-то важное, но я решила, что могу назвать тебя таким. Мне хотелось, чтобы…чтобы, когда ты увидишь подарок, то понял, как для меня это важно. Деньги? Да, у моего отца они есть, и пока я могу ими пользоваться, то подумала, что могу порадовать тебя, подарить что-то важное, а ты…ты…просто взял и, ты уже дал мне столько, - она снова опустила голову, больше не находя в себе сил противостоять ему. Навалять физически казалось куда проще, чем объяснить, хотя Хината думает, что уже не раз говорила подобное. - Ты дал мне столько всего, новые эмоции, пустил меня в свой мир, поделился друзьями. Мне больше не кажется, что каждый мой вдох напрасен, и этой коробки с микросхемами мало, чтобы отплатить. А, ты не можешь принять даже такое. Как же мы можем всё это продолжать…

Теперь она готова уйти, и Хината делает шаг, но сильная рука хватает её за тонкое запястье, обжигая. Его аура давит на неё, поднять глаза всё ещё невозможно, тем более, что их застилают слёзы обиды.

- Я лишь хотела…

- Спасибо, - он не думает, что сдаётся или боится, что Хьюга выполнит угрозу и бросит его, Наруто просто понимает, принимает. Ведь доказательство её слов прямо перед ним. Она уже не та девочка-призрак, которую он поцеловал в свете Луны, и в этом его заслуга. - Прости, я просто слишком гордый, когда не нужно, - его голос становится мягче, но Хината так и стоит, намереваясь уйти, а он сжимает её запястье. Теперь она не верит, и блондин принимает это, но он знает, что делать. Дёргает девушку на себя, вынуждая уткнуться в собственную грудь. И, прижимает так сильно, как только может, надеясь, что ей слышно, его сердце заходиться в рваном ритме, поражённое тем, что она для него сделала. Наруто считает свои вдохи и выдохи, ждёт, когда она обнимет в ответ, это будет означать, что всё снова хорошо. Что он не успел всё испортить одним не верным решением.

Руки тяжёлые, не хотят подниматься, повисли, как плети вдоль тела. От Наруто вкусно пахнет, а ещё он тёплый, но она не может так быстро выкинуть из головы его холодный взгляд, сталь в его голосе. Но, это сердце, только оно не способно солгать и Хината слышит, как оно торопиться, каждым тук-тук сообщая про-сти, про-сти. Брюнетка втягивает в себя так много его аромата, как может, наполняет им лёгкие, и руки легко сжимаются на его пояснице, охватывая рельеф напряжённой спины. И, всё её тело чувствует, как он выдыхает, расслабляясь.

Когда они встречаются взглядами и улыбаются друг другу, оказывается, что вокруг никого, все вернулись за стол и активно делают вид, что не смотрят на эту странную парочку. Узумаки сам вытирает остатки непролитых слёз, чувствуя боль где-то в области сердца от того, что стал их причиной. А, Хьюга не плачет просто так. Наруто отпускает её, давая возможность прийти в себя и возвращается к своему подарку. Конечно он шикарен, о таком и мечтать-то было страшно, что уж говорить об обладании.

«Не свитер», - приходит ему в голову. Далеко не свитер, если точнее. В груди становится тесно от непрошенных эмоций, у которых нет имени, ведь Наруто ничего подобного никогда не ощущал, и это слишком пугает, чтобы погружаться. Поэтому он выныривает. Но, никуда не уходят факты, она думала о нём, когда выбирала, что купить. О том, в чём он нуждается, что ему понравится, чёрт, он ведь оранжевый, разве он ещё шутит с кем-нибудь на этот счёт? Узумаки становится стыдно, как он мог усмотреть в этом знаке внимания и заботы, желание покичиться деньгами отца. Вот же дурень, правы все, кто считают его таким.

- Ну, здравствуй, приятель, - шепчет парень ноуту, нежно поглаживая, - хотя постой, приятель? Нет, ты же слишком красива, чтобы быть парнем, моя рыжая лисичка, о, мы проведём незабываемые минуты вместе, ты и я. Когда я буду на тебе работать, а потом играть, когда буду общаться по тебе с друзьями, а те не станут рассыпаться на пиксели. И, потом, ночью, когда все уже будут спать, когда ты покажешь мне все мои любимые порно-сайты. Да, мы подружимся, рыжая, определённо.

- Всё уже, - начинает Хьюга, которая вернулась из ванной, - в порядке? Между нами? - неуверенно спрашивает девчонка, и начинает снова дышать только после того, как Наруто улыбается, открытой, широкой улыбкой.

- Это офигенный подарок, спасибо, Хината, - блондин поднимается, откладывая новую подружку, со всей осторожностью, словно та хрустальная, и целует свою подружку из плоти и крови, которая тоже намного уязвимее, чем может показаться. - Прости, что я такой дурак, - лишь ей одной, на ухо, шепчет Наруто, чувствует, как её маленькие ручки сжимают футболку на спине.

- Прощаю, - куда-то ему в грудь, отвечает брюнетка.

- Может и остальные подарки посмотришь? - ненавязчиво предлагает Минато, он придумал этот ход, чтобы не дать жене и матери послать Джирайю за новой бутылкой саке. А, иначе, восемнадцатый день рождения сына, Кушина запомнит, как свой собственный.

- Конечно, - соглашается Наруто, он усаживается на диван, следя, чтобы Хината оказалась под боком. - Я готов.

- Тгда, мы с этим старым извращенцем, мур-мур-мур, - Цунаде с трудом удерживает вертикальное положение, к тому же, резко перешла от обычного обзывательства собственного мужа к неуёмной любви к нему, поэтому поспешила сложить губы бантиком и потянулась за поцелуями. Все присутствующие испытали разной степени неловкость. Но, лидером наверняка оказался Минато.

- Мам, - решил он направить Цунаде на путь истинный.

- А, да-да, отстань извращенец, - гордо заявила блондинка, отпихивая мужа, но тут же одной мимикой поясняя ему, что они продолжат, как только сын перестанет их контролировать. - Итак, о чём эт я? Точно, пдарки, где он?

- Дорогая, он у тебя в руке, - подсказывает Джирайя. Баа-чан внимательно разглядывает вытянутую коробочку в своей руке.

- Вижу. Итак, внук, мы нашли его, с твоим дедом, на рынке в Мумбаи, и торговец сказал, что за него можно купить три горы, - совершенно серьёзно заявила блондинка. Она подцепила ноготками тугие части коробочки и представила Наруто её содержимое. Это оказалось ожерелье, точнее простая нитка с синим камнем на конце. Совсем не похоже на то, что может стоить три горы. Хотя, подумал Узумаки, смотря три горы чего.

- Оу, мило, спасибо, - поблагодарил блондин, забирая из рук баа-чан коробку. Не успел он взять камень в руку, как получил затрещину от Цунаде. - Ау, за что?

- За то, что такой дурак. Ничего ты не понимаешь, это не просто камень, - что-то в голосе бабушки изменилось, все придвинулись чуть ближе, загипнотизированные этим, готовясь услышать поистине загадочную историю, - мы дарим его тебе сейчас не просто так, а потому, что ты стоишь на пороге взрослой жизни. И, пусть порой кажется, что знаешь чего хочешь, знаешь куда идти, не страшно спрашивать совета, какой дорогой продолжить путь. А, этот камень, он знает много ответов, главное задать правильный вопрос.

Наруто с благоговением коснулся гладкого блестящего камня и поспешил повесить украшение на шею. Может ему просто этого хотелось, может баа-чан подкупила этой своей историей, но как только камень коснулся его груди, стало тепло, словно именно этого ему и не хватало.

- Упс, саке проситься обратно, надо бы мне пописить, - заявила Цунаде, разрушая всю эту загадочную атмосферу.

- Я тебя провожу, принцесса моего сердца, - подавая руку жене, объявил Джирайя.

- Ради всего святого, только не занимайтесь сексом в моей ванной, - умоляюще, с ноющими нотками, им в спину произнёс Минато, чем вызвал всеобщий смех. Долгий, не контролируемый, сотрясающий, кажется, стены вокруг. - Что с вами люди, я же не шутил, - всплеснув руками, продолжил Намиказе, но его никто не расслышал.

- Ладно, теперь мы, - нетерпеливо сказала Кушина, - нам с папой известно, что ты давно хотел попасть в одно место, но никак не удавалось раздобыть приглашение, но в этот год мы подсуетились и нам удалось выбить для тебя…приглашение на съезд юных любителей политики! Здорово, правда?

- Да ладно? - не поверил Наруто. Он и правда давно пытался попасть в эту программу. Для тех, кто там засветиться, есть серьёзные поблажки при поступлении и дополнительные льготы. Съезд проводят в Суне во время зимних каникул, и до этого ему не удавалось подать заявку так, чтобы оказаться среди счастливчиков. - Это просто невероятно. Как вам удалось? А, вообще-то не важно, я просто вас люблю, - сказал блондин и сгрёб в объятиях отца с матерью. Родители обняли сына в ответ. Хината никак не могла отвести взгляда от этой невероятной картины.

- Похоже, остался только я, - сказал Конохамару, когда Наруто перестал обнимать предков и уже достаточно долго рассматривал свою путёвку. Блондин отвлёкся и уставился на паренька, который держал в руках небольшой куб, замотанный в подарочную упаковку.

- Давай сюда, приятель.

- С днём рождения, - улыбаясь, как юный херувимчик, сказал Сарутоби. Блондин дёрнул упаковку, не заботясь о её спасении и уставился на белую коробку внутри.

- Ну, да, ну, да, смешно, - оценил Узумаки, поворачивая настольную игру ко всем присутствующим. На белом фоне было написано «Я знаю», что могло означать только одно - игра на проверку знаний. - Если думаешь, что я глупее тебя, то будешь сильно разочарован, - высокомерно заявил именинник.

- Только мне показалось, - начала Хината, - что это прозвучало, как вызов?

- И, ты, Брут?

- Будет весело, - заверила его брюнетка, вот только Наруто сразу понял, что выставлять себя идиотом ему будет совсем не весело. Но, походу, это священная обязанность каждого именинника, веселить гостей, даже ценой собственного достоинства.

***

Ино надеется, что никто не заметит её отсутствия, но всё же скрывается в ванной какое-то время, разглядывая себя в зеркале, пытаясь надуть пузырь из слюны, читая этикетки всех шампуней и бальзамов для волос, которые у неё есть. А, ещё она думает про Сая, и от этого в животе что-то такое…она кривится своему отражению в зеркале, не хочет быть одной из тех, кто болтает про бабочек в животе, и не потому, что это банально, а потому, что, вы их вообще видели вблизи? У них же рожи страшные, б-р-р, Ино встряхивает плечами, когда по всему телу проходит дрожь страха и отвращения. Так что она думает про пузыри, да, красивые мыльные пузыри, переливаются, летят ввысь, а потом лопаются и от этого появляется такая щекотка.

Спускает воду, очень надеясь, что это слышали все гости, пусть этот монобровный решит, что у неё понос или запор, что-то из этого, может тогда скажет предкам, что не хочет иметь с ней дела. Она уж точно не хочет, и не будет. За себя может она и не стала бы бороться так рьяно, в конце концов, Ино считала, что мать права, у неё одна дорога - в семейный цветочный магазин, но вот за возможность посмотреть, что их ждёт с Саем, о, блондинка перегрызёт горло всем и каждому. Даже матери, если та будет настаивать.

Смотрит на дверь своей комнаты, монотонные разговоры о делах всё ещё не стихают, и думает, а не вернуться ли на балкон ещё на пару минут, ходит по краю, да, но ведь матери придётся признать, что что-то не так и пойти за ней, оставив гостей на отца, если захочет вернуть дочь за стол. Ино улыбается, слишком мстительно, и смело шагает в темноту своей комнаты. Но, не успевает спрятаться на балконе, как на полу появляется её вытянутая чёрная тень, кто-то снова приоткрыл дверь, впуская свет из прихожей. Блондинка закатывает глаза, не ожидала этого от матери, но замирает, словно так её никто не заметит, ведь тень, что ложиться поверх её собственной, принадлежит мужчине. Она резко оборачивается. В дверном проёме стоит Баджи. Это не много успокаивает, Ино опасалась, что это его сын. Страх, который успел подняться к горлу и начать её душить, чуть ослабил хватку.

- Если вы ищите ванную, то это соседняя дверь, - улыбается Ино, чтобы не казаться не вежливой, и чтобы хоть что-то сказать, пока может. Но, мужчина не уходит искать ту, другую дверь, а закрывает за собой эту, оставляя их в неподобающей темноте. Блондинка ищет свой голос, чтобы закричать, но он куда-то пропал. Всё это уже с ней было, как это может повторяться? Неправильно, нужно закричать, отец придёт и всё будет хорошо, эти люди покинут их дом и больше не появятся. А, тело её предаёт, пока мужчина делает шаг вперёд.

- Я заметил, как ты на меня смотрела, крошка, - его тихий шёпот липнет к ней, как назойливые мухи, забирается в нос, в рот, мешая дышать. - Думал, что буду против всей этой возни с браком наших детей, в конце концов, ты всего лишь дочь торговца, но теперь, когда могу убедиться, как ты хороша, мне нравиться идея, что ты будешь жить под моей крышей, под моим неустанным контролем и так соблазнять меня всё время, - Ино ничего не понимает, она так старалась быть ниже травы, но…Сай, конечно, она так часто смотрела на его копию, нарисованную воображением, ками, неужели она совсем себя не контролировала в этот момент. И, почему не может вспомнить, чьё лицо было напротив, когда она это делала. - Уверен, что ты давно познала мужчину, так что мой сын будет мне благодарен, если я опробую тебя первым, чтобы точно знать, что ты именно такая, какой я тебя вижу. Маленькая искусительница.

Всё становится таким смешным, «искусительница», ну, разумеется, ведь именно этого она всегда и добивалась, быть такой, чтобы все хотели. Какой же дурой она была.

«- Ты у меня такая глупая», - Ино втягивает воздух, громко, со странным стоном и хищник напротив понимает всё по-своему, но теперь она этому рада, она готова, Хьюга будет ею гордиться.

- Только будь тише, не хочу проблем с твоим папашей, - его рука у неё на щеке, но он ещё слишком далеко, она сама делает шаг, сокращая расстояние между ними до нужного. Дышит ровно, ноги стоят твёрдо.

- Лучше бы вам самому быть тише, - томный шёпот, а следом…точный удар коленом ему по яйцам. - Всё, как мой Хината-сенсей учила, педофил херов, - Ино толкает его на пол, пока этот мудак не пришёл в себя и стоит скрюченным, он заваливается, а блондинка пользуется этим, чтобы обуться, схватить что-то тёплое с вешалки и убежать из дома. Лимит храбрости исчерпан.

***

- Никогда ещё не чувствовала себя такой тупой, - пожаловалась Мей, наклонившись к Наруто. Она шептала, чтобы никто не услышал, кроме блондина, хотя все думали в одном ключе. Все, кроме, Хинаты и Минато, которые почти достигли отметки в 20 очков, оставалось по два вопроса, но не было похоже, что кто-то из них собирается уступать. Узумаки глянул на Теруми и кивнул, для него это было более привычное состояние, но приятно разделить его с кем-то.

- Итак, вопрос, - объявила Кушина, выпала её очередь быть ведущей. Женщина взяла карточку из общей стопки. - Назовите государство в Южной Африке, - дед и баа-чан оживились, делая ставки, что ответят после первой подсказки, Наруто даже не пытался, но быстро поставил на Хинату, опережая мать. Кушина ущипнула его, а он в ответ показал ей язык, - проныра, - пожаловалась она, но возмездие тут же настигло блондина, когда мать сделала ставку, что он не ответит. Узумаки только закатил глаза. - Итак, подсказка номер один, граничит с ЮАР, Намибией, Замбией, Зимбабве, не имеет выхода к морю.

- Ботсвана! - выкрикивают три голоса одновременно.

- Верно, чёрт бы вас побрал, и тебя тоже, Джирайя, - произносит Кушина.

- Ну, кто бы сомневался, - ворчит Наруто, Конохамару рядом только и делает, что покатывается со смеху. Но, блондин на это презрительно фыркает и забирает свои очки за ставку на Хинату.

- Что скажут наши лидеры? - спрашивает рыжая Узумаки. Хината и Минато переглядываются, будто что-то мысленно друг с другом обсуждают. Потом кивают друг другу.

- Мы думаем, что готовы на ничейный исход, и с радостью отпразднуем наше превосходство перед вами, - смиренно отвечает Намиказе, его ученица прыскает от смеха, стараясь не смотреть на разгневанного Наруто, а то это может стоить ей ещё какого-нибудь наказания.

- Как мило, - усмехается Мей, поднимаясь с пола, - хотя, вынуждена признать, что это было не так уж плохо.

Все соглашаются, и тоже расходятся кто куда. Наруто, Хината и Конохамару, собирают карточки и игровое поле. Когда с этим покончено, блондин хочет вернуться к подарку Хинаты. Ребята вместе идут в его комнату, он ставит ноут на пустующее место посреди рабочего стола. Рыжая красавица вписывается идеально, несмотря на то, что выглядит лучше всего, что её окружает (и, это он вещи Мей тоже имеет ввиду).

Хината рассматривает, как Наруто поглаживает свой подарок и не может не поддаться гордости за себя, особенно после того, как замечает небрежно брошенный на стуле свитер. Угадывается рука подруги, которая не заморочилась. А, вот она, Хьюга, не какая-то там подруга, она девушка, и подарок доказал в чём разница.

- Теперь ты будешь просто обязан поиграть со мной в «Black Desert», - заявляет Конохамару. - Больше никаких отговорок типа, у меня такой древний комп, из которого песок скоро итак посыплется, - парень пародирует блондина, очень удачно, надо сказать, но кроме Хинаты, над этим никто не смеётся.

- Видишь, что ты наделала? Можешь себе представить, сколько людей теперь меня захотят, - он намеренно делает паузу, чтобы она оценила всё его остроумие, - втянуть в подобное?

- Бедный и как ты с этим справишься, - саркастично замечает Хината.

- Хорошая вы всё-таки пара, - неожиданно серьёзно говорит Конохамару. Наруто и Хината перестают пялиться друг другу в глаза и оборачиваются к парнишке. - Что? Просто отмечаю очевидное. А, мы с Ханаби, ну, думаете, смотримся так же?

- Конечно, - до того, как Наруто ляпнет что-то обидное, отвечает Хината. Тем более, что это чистая правда, она сама видела. - Наблюдала тут за вами, - она улыбается, - вместе с отцом, как вы играете. Это было очень мило, - Конохамару краснеет, но выглядит весьма довольным.

- Ждите, не понял, это как так? Мелкий? Ты, что, познакомился с отцом этих сестричек? - пытается разобраться Наруто. В его голове не укладывается образ Сарутоби рядом с жутким мужиком, которому удалось произвести на свет двух таких милых дочек. Видимо, правду говорят, что это ювелирная работа.

- Ну, да, а ты что не знаком с Хиаши? - удивлён Конохамару. - Правда? Но, вы же уже давно встречаетесь, нет? - Хината так совсем не считает, это просто для малолеток отношения кажутся долгими, если продлились пару недель. - И, Хината ведь здесь, со всеми познакомилась.

- Слышишь, Хьюга, они оказались смелее, чем мы.

- Пфф, так хочешь? Пошли, нет проблем, хоть сейчас тебя представлю, - отмахивается брюнетка, отказываясь признавать, что есть слишком много причин, чтобы этого не делать. И, многие из них не хочется озвучивать, чтобы не думать о том, почему становится больно.

- Ладно тебе, - нервно усмехается Наруто, нет, к такому он пока не готов. - Давайте лучше узнаем, что может эта малышка.

Они мило посидели, наслаждаясь зрелищем того, как Наруто пытается вспоминать свои многочисленные пороли, чтобы восстановить файлы и прочее, что казалось утерянным вместе с функционированием его старого монстра. Повезло, что ничего действительно важного он там не хранил, предпочитая сохранять информацию на носителях, которые не могут просто взять и загореться, от того, что перенапряглись, пока скачивали кино из интернета.

Было ещё не очень поздно, когда Конохамару засобирался домой, они его, конечно, отпустили, легко поняв, что дело не в вечере, который только начинался, а в возможности ещё успеть поговорить с одной милой девчонкой, пока та не отправилась спать, режим, как никак.

- Тебе же ещё не пора? - спросил Наруто, как только захлопнул дверь за ушедшим другом, заботливо заваленным контейнерами с едой, которые его навялила Кушина. Там такая стопка получилась, что самого Сарутоби было не видно.

- Нет, могу ещё задержаться, - улыбнулась Хината, с радостью позволив ему увести себя обратно в комнату. Пока Мей и остальные ещё вовсю отмечали его день рождения, комната пустовала, освещённая только ярким экраном его нового ноутбука. Музыка из гостиной играла приглушённо. Выходило идеально, но Наруто всё равно увёл её на балкон.

Они рядом, но он не торопиться сокращать расстояние совсем. Наруто нравится это повисшее напряжение, и ощутимые разряды, что передаются по перилам, за которые они оба держатся. Её рука в миллиметрах от его, они смотрят на свои пальцы, но не в глаза друг другу, и медленно продвигают их вперёд. Пока самые кончики не соприкасаются, и опустившийся вечер словно прорезает яркая искра. Наруто стыдно себе признаться, но в последнее время слишком часто забывает, что они с Хинатой не строят никаких отношений, что всё это лишь…Отвлечение? Когда были те времена, во время которых, он так это называл? Слишком давно. Почему бы просто не сделать шаг и…

Но, этот шаг делает Хината, накрывая его ладонь своей и приподнимается к его губам для поцелуя. Слишком много неё так близко, чтобы слышать, что там за мысли роятся в голове. Узумаки поддаётся, разворачивает её к решётке, усаживает на неё, поражаясь этим доверием, упасть так легко, но она верит его сильным рукам. Он держит её за шею, прижимая к себе, припадая к её пухлым губам, как к святому источнику. Ещё не много времени только для себя, чтобы думать о себе. И, насладиться девушкой в своих руках. Что за странные мысли…словно, она вот-вот упорхнёт? Страх держит всё тело в тисках, но он давно трансформировался, не она уйдёт, понимает Наруто, а он отпустит. Почему? Он почти находит ответ, но её пальчики теряются в его отросших волосах на затылке, так адски знакомо, и он снова теряется. Те мысли, как чужие. Возникают всполохами, 25-м кадром, и исчезают. Хината затмевает всё собой. Но, и от этого страшно.

Нужно вздохнуть, приходится прервать поцелуй. Узумаки ставит Хинату на ноги, ухмыляясь её неустойчивости и покрасневшим губам. Он уже видел девчонок, которым нравился, но опьянять собой эту хрупкую на вид брюнетку, приятнее всего, блондин подозревает, что самомнение тут вообще ни при чём.

- Это Ино? - короткое замечание разбивает атмосферу, Наруто смотрит вниз и видит убегающую фигурку одноклассницы. Они успевают переглянуться, прежде чем несутся прочь, обуваются на ходу, торопятся, чтобы не упустить её. Вот тебе и позволил себе не думать ни о чём, итог, как ожидалось, не утешительный. С Саске какие-то проблемы, Сакура всплывает то тут, то там, напоминая о своём существовании, а теперь он несётся за Ино, которая была наполовину вычеркнута из списка насущных проблем. Блондин слышит, что Хината бежит по пятам, но это же Хьюга, она и бег, заклятые враги, так что он настигает блондинку сам.

Действовать лучше, чем говорить, к такому Наруто привык, поэтому не пытается окликать подругу, Хината бы это сделала за него, но дыхание нужно, чтобы пробежать ещё метров триста. Ино на удивление быстрая, но Узумаки быстрее, и очень скоро вытягивает вперёд руку, хватает блондинку за запястье. Когда она резко кричит, до Наруто кое-что начинает доходить, но Яманака всё ещё на взводе, её крик переходит в боевое рычание, она резко разворачивается, чтобы дать отпор, отклоняется всем корпусом, зажимает кулак, как учили и делает выпад.
Наруто успевает только моргнуть, как между ним и кулаком Ино, возникает Хината, её мягкие ладошки встают на пути движения, смещая траекторию вбок. Обхватывают руку блондинки, скручивают её.

- Это мы, Ино, - как можно спокойнее говорит Хината, её голос мягкий, в глазах умиротворение, которое она пытается передать переполошившейся однокласснице, но при этом она крепко держит Ино, у той нет шанса пошевелить хотя бы одним пальцем. - Тише, - Яманака тяжело дышит, фокусирует взгляд, идентифицирует, не быстро, что перед ней друзья, и только потом она расслабляется. Хината отпускает её руки и девушка кидается ей на шею, чтобы хоть кому-то передать свою радость от спасения. - Эм-м, м-мы, это, тоже рады тебя видеть.

- Ох, прости, - опомнившись, она отскакивает от брюнетки, - перенервничала просто.

- Да, нет, ничего, всё нормально, ясно, - нервно перебирает варианты Хината.

- Ты в норме? - решает вклиниться Наруто. Ино переводит взгляд на него и чуть-чуть смущается.

- Да, ерунда, ты прости меня, я же…

- А, не бери в голову. Всё нормально, - улыбается Узумаки, взлохмачивая затылок.

- Не совсем, я же могла нос тебе сломать.

- Не говори глупостей, всё бы с моим носом было, - он в процессе поворачивается к Хинате, чтобы найти подтверждение своих слов, но та выглядит напряжённой. - Что?

- Ино дело говорит, это я её научила так что, да, она бы сломала тебе нос, - Узумаки невольно хватается за свой идеальный носик, которому так повезло, что он не кривой, не переломанный и что с него кровь фонтаном не хлещет. -Впрочем, этого же не случилось, так что не важно. Лучше скажи, что случилось? Почему ты убежала из дома? Одна, вечером. Это не самое безопасное, что можно придумать.

- Ха, когда ты это говоришь, то звучит как-то совсем опасно, но…всё правда хорошо, - Ино улыбается неожиданной компании, она говорит правду, всё хорошо, это оказалось полезно, встретиться со своим страхом вот так, точнее с каким-то его суррогатом, которому было не трудно дать отпор. Друзья смотрят на неё в ответ и видят, почти, прежнюю Ино. - Ой, Наруто, с днём рождения, я и забыла, - блондин отмахивается. - Нет-нет, ты так мне помогал всё время, а я даже подарка тебе не приготовила.

- Слушай, просто будь в порядке, я приму это за подарок. Вообще-то, это был бы один из лучших подарков, - он усмехается и подмигивает Ино, - лучше, чем свитер, - Яманака старается, но хохот прорывается сквозь сжатые губы, а ведь она была рядом, когда Сакура его выбирала. - Только никому не говори, - блондинка закрывает себе рот на воображаемую молнию и отдаёт Наруто ключ.

- Дай-ка сюда, - Хината выхватывает из его рук воображаемый ключ, - а, то потеряешь ещё, - и кладёт его в задний карман джинсов. Ино склоняет голову на бок, хочется ей верить, что они с Саем будут такими же приторно-сладкими вместе. Наруто замечает это, но никак не комментирует, ему кажется, что слишком многие обращают внимание на его отношения с Хинатой. В последнее время. Так часто, что даже он начинает о них думать, хотя всё задумывалось как…он понимает, что ищет не слово «отвлечение», а другое. Заменитель. Хотелось, чтобы другой образ заменил ему Сакуру, вытеснил её из головы и сердца. Узумаки просто не до конца продумал, на каком основании произойдёт такая подмена. И, теперь опасался что…

- Куда ты теперь? - его мысль снова разлетается, как стая напуганных птиц, когда Хината спрашивает Ино, блондинка открывает рот, но тут же закрывает, когда понимает, что идти никуда не хочет, или не может. - Может нам тебя к Сакуре проводить? - Яманака отрицательно кивает, подруга была с ней все эти дни, но также, она заметила, что Харуно где-то далеко. Ино не хотела в такое верить, но казалось, что секс отдалил их друг от друга, как будто он сделал Сакуру другим человеком, далёкой и взрослой. Больше не предложишь ей поболтать о том, кто из мальчишек симпатичнее, или нарядиться в одинаковые юбки, кажется, что на всё она теперь будет задавать вопрос - зачем ей это. И, ответ, что это весело, больше не котируется. - Киба?

- Это будет уже слишком, - смеётся Ино, - сколько можно так допекать бывшего?

- Если хочешь, то можешь пойти ко мне, - предлагает Наруто.

- Или ко мне, - присоединяется Хината, вспоминая, что у блондина итак куча народу в доме. Ино очень старается улыбаться, но глаза уже на мокром месте. Она правда это сделала? Разжилась вот такими друзьями, кто всегда готов подставить плечо, обнять, даже если не мастер этого, быть рядом в таком виде, в каком необходимы. Блондинка так долго открещивалась от половины из них, считала, что лучше с кем-то другим, но что с ней было бы в таком случае? - Кхм. Ну, или ты всегда можешь позвонить кому-нибудь ещё, кто, скажем так, не видит проблем в том, чтобы пригласить в дом девушку, рассказать об этом отцу и всё это, типа, как так и надо.

- Думаешь…я…могу?

- Если готова к такому, - пожимает плечами Хината. - В его добропорядочности ты не сомневаешься?

- Нет, - слишком поспешно, но ведь это чистая правда. Хината улыбается, всем видом спрашивая, зачем же дело стало? Ино проверяет свои карманы, но телефона нет. - Чёрт, ладно, значит не судьба.

- Ну-у-у, - тянет Хьюга, - или кто-то мог написать ему за это время, что мы тут мнёмся и он, возможно, согласен и его отец совсем не против, - Яманака расстаётся с челюстью и собирается, по девчачий привычке, завизжать, но быстро передумывает, запаривается и паникует. Думает о сотне вещей одновременно: внешний вид, странность просьбы, свежее дыхание, что там было на этом званом обеде, лук где-то был или чеснок? Будет ли его отец дома или они будут вдвоём, не страшно ли это, а если страшно, то из-за чего? Из-за возможность заняться чем-то не пристойным. Или от того, что он может об этом даже не подумать.

- Ты тоже видишь, что её мозг сейчас взорвётся? - шепчет Наруто.

- Может стоит отойти? Ну, чтобы ошмётками не задело?

- Такие вы комедианты, я просто не могу, - язвит Ино. Хината и Наруто переглядываются с одинаковым блеском в глазах и выдают одну фразу на двоих.

- «Выходит, ближе врага у меня друга нет», - Ино тупо смотрит, как они смеются.

- Извини, - отдышавшись, говорит Хината, - просто ты сказала комедианты, а Комедиант - это…ну, словом, забей, - сдаётся брюнетка, когда выражение лица подруги не становится понимающим, а скорее всё больше походит на выражение полнейшего пофигизма.

- Ага. Так и собиралась сделать.

- Она напрашивается на то, чтобы добираться одной, - уверенно заявил Наруто. Ино притворно перепугалась (он был в этом уверен).

- Ой, нет-нет, Нару-тян, - Хината сложилась пополам от смеха, когда Яманака так удачно спародировала Шион, - ты же не оставишь даму в беде? - и захлопала ресницами, как колибри крыльями.

- Ты должен признать, что она в этом хороша, - похлопала его по плечу Хината и троица двинулась провожать блондинку. Наруто не знал, как это называется, но вот эта часть вечера, когда они оказались нужны другу в беде, была чем-то недостающим для того, чтобы день стал идеальным. Было только ещё что-то, тяжесть на сердце, от которой Наруто всё время проверял свой новый камень, подарок Цунаде и Джирайи. Как сигнал тревоги, что он сбился с пути.

***

Хината поклонилась мужчине в окне, он смотрел, как его сын разговаривал с друзьями, а потом повёл в дом красивую, но немного потерянную на вид, девушку. Хьюга не знала, почему так сделала, но что-то было в этом человеке, знакомая стать, с которой она имела дело всю жизнь, правда, теперь научилась воспринимать таких стальных людей полными эмоций и жизни. Кажется, что в ответ, те разглядели в Хинате некий стержень, внутреннюю силу.

- Идём? - спросил Наруто, когда Ино и Сай скрылись за дверью. Его голос вернул её в реальность. Узумаки заметил, как она встряхнула головой, и только потом пошла вперёд.

- Ну, что, твоё восемнадцатилетие прошло именно так, как ты и представлял? - чтобы вернуться на волну хорошо проведённого времени, спросила Хината. Они решили, что Наруто может проводить её домой, пешком, и может даже успеет вернуться домой до следующего дня.

- Дай-ка подумать, я трезвый, в отличие от моих родственников, которые до сих пор производят свои возлияния в мою честь. У меня не было жаркого пьяного секса, во всяком случае, с целой девушкой, а не её частью. Я оказался глупее Конохамару в настольной игре на интеллект, ничего не упустил?

- Ты теперь богат, у тебя же камень, который стоит три горы, - напомнила Хината, цокая от такой неблагодарности к этому дню.

- Ах, ну, да, точно, - блондин попытался воспринять эту шутку, но стоило дотронуться до ожерелья, как снова навалилась тяжесть. Будто детство и правда уходит именно так, резко обрывается, уступая место всем проблемам мира, за который он теперь в ответе.

- Это просто цифра, Наруто, - взяв его за руку, сказала Хината, - она не делает нас другими, вот так, по щелчку. Мы можем быть мудрыми не по годам, или оставаться детьми всю жизнь, мы - это мы, и сами можем решать, какими нам быть.

- Мудрые не по годам, говоришь? - усмехнулся Наруто, поражаясь, как она, в очередной раз, читает все его мысли. Это…приятное чувство. Вот только думать так опасно, поэтому блондин пытается переключиться.

- Не зря же говорят про возраст тела и возраст духа, - мудро изрекает Хьюга. Слова уже хотят сорваться с языка, но он его прикусывает, в самом деле, девчонка ведь хочет как лучше, зачем портить момент неуместной шуткой. - Ками, ты просто неисправим, - ворчит Хината. - Заткнись.

- Прости, но, чего? Я ничего не сказал, - тут же возмутился Узумаки.

- Будто я не слышу о чём ты думаешь, - закатывая глаза, язвит Хината.

- Не понял?

- Всё ты понял, как только я упомянула возраст тела и духа. Сразу же захотел пошутить, что если так, то ты трахаешь старушку, ведь я такая зануда, что моей душе уже за семьдесят, - блондин встал, как вкопанный. - Что? Угадала?

- А-а-а, - он замахал на неё руками, а потом и вовсе обхватил ими свою голову, - хватит, прочь из моей головы. Я не разрешал тебе читать все мои мысли. О, чёрт, все мысли, это же значит, что ты…всегда знаешь, когда я фантазирую о тебе?

- Об этом все знают, не очень-то ты и скрываешься.

- Жесть, - подводит итог Наруто. И, неожиданно обнаруживает себя напротив дома Хинаты. Как-то слишком быстро. - Пришли, - говорит он, девушка сразу замечает, что за кроткой улыбкой скрывается очередная порция страхов.

- Можем ещё погулять, если хочешь, - предлагает брюнетка. Его страх передаётся ей, но он не про взрослую жизнь. Хината ловит себя на мысли, что если отпустит его сейчас, то это всё изменит. Эту мысль в его голове прочитать не удаётся, но Наруто думает о том же, и хочет услышать себя чётче, а она мешает сфокусироваться. Его отвлечение.

- Я в норме, - он поспешен, это комкает остатки вечера, но сделать ничего не может. Касается её плеча, оставляет слишком горький поцелуй, и уходит. Считает шаги, чтобы знать, как далеко оставил её позади, но каждый даётся с большим трудом, хочется обернуться, вернуться. Но, именно сегодня, когда перешагнул какой-то невидимый, выдуманный порог, он задумывается о том, от чего отвлекался всё это время и к чему это его привело. Почему сейчас?

Наруто не может пойти домой сразу, хотя уже за полночь. С какого момента всё пошло не так? Может с тех пор, как поговорил с Саске и это напомнило о прежних временах, а может с тех пор, как Хината подарила слишком дорогой подарок. Он развлекался, отвлекался, в то время, когда Хьюга меняла свою жизнь, становясь кем-то новым. Избавилась от люблю, что придавливала к земле, завела друзей, начала строить планы. И, этим стала такой…Узумаки пытается найти слово, которой подойдёт для друга, но может выдать только - желанной.

Может ли быть так, что он хочет, чтобы вся их игра перестала такой быть?

Наруто качает головой, прогоняя навязчивую мысль. Нет-нет, так он сделать не может. Они с Хинатой - отвергнутые, вот, что их держит вместе, а если он попытается это как-то изменить, то снова может остаться один. Она тоже его отвергнет и что тогда? Новая ноша в виде неразделённых чувств? Хватило, спасибо. Или нет…

Как давно он думал о Сакуре, действительно думал? Она его обидела, но после этого…она друг, её можно простить, прощать - хорошее занятие, очищает карму. Блондин заводится, злиться, это было желание Хинаты, измениться, но не его. Эта застывшая форма была ему как раз. Всегда смеяться, быть сыном, любить соседскую девчонку. Вот кто он. А, теперь?

Тяжесть никак не хочет отпустить, неужели действительно из-за того, что ему теперь восемнадцать? Мир проснётся завтра и у него окажутся какие-то новые требования к Наруто Узумаки? Так пугающе. Так неизвестно. Взрослеть всегда было так страшно?
Наруто поднимает голову, видит, что в его комнате горит свет, конечно, ведь там хозяйничает Мей, а ему и спрятаться негде. В соседнем окне тоже светло, Сакура не спит. Почему она? Почему сейчас? Что изменилось в его отношении к Хинате, что в голове всё время стоит образ розоволосой? Почему, почему, почему…отвлекаться приятно, но совершенно бессмысленно. Тупиковая стратегия, которой он поддался. Она помогала только Хинате, а его топила всё это время, а он не замечал. Никто не сказал, пока не стало поздно и он не ушёл под воду, а волны накатывают, берег и дно исчезают.

- Да, что же это такое, хватит, прекрати думать, просто прекрати, - умоляет себя Наруто, сжимая голову. Но, мысли, как паразиты, только плодятся и прогрызают себе путь на волю. - Нужно просто выспаться, только и всего, тебе восемнадцать, чувак, это свалит кого угодно.

Он улыбается, да, Хината права, это цифра, и завтра ничего не изменится, вообще-то, уже завтра и ничего не изменилось, мир не рухнул. Это успокаивает. Узумаки поднимается наверх, в квартире тихо, на столе прибавилось пустых бутылок, но обуви в коридоре убавилось, а значит стариков отправили домой. Хорошо, всё хорошо. Его семья провела время с ним, и это было хорошее время. Наруто смывает с себя остатки вчерашнего дня, примеряясь к новой цифре, сушит волосы полотенцем и наконец, плюхается на диван. Всё кажется привычным, ничего страшного. Сон накрывает мгновенно и это кажется освобождением.

***

Я позвоню тебе посреди ночи,
Чтобы рассказать о своих чувствах.


Наруто оставил телефон на полу, экраном вверх, поэтому, когда он начинает светится беззвучным звонком, этот свет пробивается сквозь плотно сжатые веки. Парень стонет, но открывает глаза. За окном непроглядная темень, комнату освещает экран телефона. Похоже, что он проспал всего пару часов.

- Ну, пиздец, - сонные глаза болят от яркого света и он не понимает, кто это может звонить, но всё же садится, поднимает телефон и отвечает. - Да?

- Прости, позвонила на удачу, подумала, что если не возьмёшь, ну, значит не судьба, - Узумаки протирает глаза руками и отодвигает гаджет от уха, чтобы проверить, что на экране тоже имя, какое ему кажется по голосу. Всё верно. Сакура. - Ты меня слышишь?

- А, да, слышу, соррян, туго соображаю, - Наруто радуется тому, что голова не начинает анализировать зачем она звонит. Слишком сонная ещё. Но, Харуно резко замолкает и он теряется. Внутри шевелится забытое чувство радости, от того, что она есть в его жизни, что она там, всего лишь за стенкой. - Эм, Сакура?

- Хах, да, извини, глупо это всё, просто, проснулась посреди ночи и поняла, что, - она тяжело вздыхает, а Наруто понимает, что вообще не дышит, пока ждёт, что будет дальше, - ты единственный, кому я могла бы позвонить посреди ночи оттого, что проснулась, испугалась, а теперь мне просто грустно. Понимаешь?

- Если бы ты спросила меня несколько часов назад, то я бы сказал, что у тебя крыша поехала, но сейчас, - блондин старается говорить тише, чтобы никого не разбудить. - Я понимаю.

- Может зайдёшь? Я тут совсем одна, - это так знакомо, так привычно. Раньше, в другой жизни, они так делали. И, почему же та, другая жизнь закончилась? Наруто не может этого вспомнить, голос в трубке возвращает его назад во времени, туда, где есть детство. Сакура хранит в себе его часть, того маленького мальчика, который никогда не притворяется. Он всегда улыбается просто потому, что ему всегда радостно.

- Да, - сам поражается, как легко принимает это решение. Она же старая подруга, она его лучший друг и он скучал. Вот от чего он отвлекался всё это время. Сакура могла бесить его своим присутствием в жизни, но она там была, а когда исчезла, появилась брешь, которую он так неловко затыкал, вместо того, чтобы её признать и хоть что-то сделать.

Мей похрапывает, но даже не думает просыпаться, когда Наруто тенью проскальзывает на балкон. Эйфория захватывает, он так давно не перелезал через эти решётки, так давно не был в её комнате. Даже забыл, как она пахнет, касается балконной двери, но резко оборачивается, чудится аромат зелёных яблок. Но, в окне появляется Сакура и это сбивает с мысли. Почему зелёные яблоки были так важны?

- Чего застрял? - смеётся Харуно. У Наруто нет на это ответа. Тяжесть заставляет покрутить рукой в области сердца, помогает. Но не снимает подозрений, что он зря переступает порог её комнаты.

Темно. Она сидела в темноте. Пока блондин закрывал дверь, чтобы холодный воздух не проникал, Сакура успела вернуться на свою кровать. Поджала под себя ноги, откинулась на стену и ждёт, когда он присоединиться. А, Наруто ждёт знака, чего-то, что остановит его, если вселенная этого действительно хочет. Потому, что иначе, он готов поверить, что всё это не случайно. Харуно хлопает по одеялу рядом с собой и Узумаки занимает место рядом. Так близко, что его пальцы, безвольно лежащие на покрывале, касаются кожи её бедра.

- Я вас видела, - неожиданно разрывает тишину розоволосая. Наруто хмуро смотрит на неё, не понимая, что та хочет сказать. Сакура смеётся, не как Сакура, которую он знает, а как взрослая женщина, блондин помнит, что она привлекала его многие годы. На разных этапах, по разным причинам, но чаще всего, просто, как соседская девчонка, сейчас она кажется незнакомкой, но даже такая возвращает его к прежним настройкам. Страх утраты детства отступает, ведь в этом весь он - любит Сакуру. Что ещё он мог сказать о себе? Набор фактов, но только один не менялся годами - его любовь. Хината в его голове, настойчиво спрашивает, а было ли это чувство любовью, но он упрямится, говорит, что сравнивать ему не с чем и что так ему лучше. - На балконе, - добавляет Сакура, а Узумаки успел забыть с чего началась её фраза.

- Правда? - он не хочет говорить с ней про брюнетку, если начнёт, то может задуматься, почему её образ всегда с ним, почему с ней он не думает о других, давно не вспоминает единственную любовь, почему соглашается на то, что без неё делать не стал бы. Почему дружба с ней больше смахивает на идеальные отношения.

- Да, ты так смотрел на Хинату, - с придыханием говорит Сакура. Наруто не озвучивает вопрос, но розоволосая и не думала останавливаться, - я раньше этого не замечала. Знаешь, того, что уже видела такой взгляд у тебя. Давно, но я его хорошо помню. Раньше было не с чем сравнить, и я не могла дать ему название, но теперь поняла. И, вспомнила. Вспомнила, что ты смотрел так на меня.

- Что? - Сакура садится на колени и наклоняется к нему совсем низко, её руки ложатся на его напряжённые плечи. Она улыбается.

- Так много лет, Наруто, почему ты никогда не говорил? Тебе разве было не интересно? - слишком мудрёно для него, хочет ещё несколько уточнений, чтобы не бродить в потёмках. - Даже мне, если честно, порой было интересно, как бы у нас это могло выйти. Если бы ты хоть обмолвился, то я бы…понимаю, что это уже не важно. Я многое успела испортить, но всё же, может ещё осталась в твоём сердце капля милосердия для меня? Ты ответишь на вопрос, если я решусь его задать.

- Да, - хочется кричать на себя, ударить, но ответы рождаются против его воли. Под силой взгляда зелёных глаз он теряется, превращаясь во вчерашнего мальчишку, по которому сильно скучал. Ещё летом он был собой, какой-то версией себя, в которой было привычно и комфортно, но потом всё стало…Чужеродный, тихий голос, пытается кричать, что всё стало лучше. Но, громкий вопль его затмевает - иначе. Иначе. Иной. Другой. На самом деле, это не хорошие слова, и они означают что-то плохое, никто не хочет, действительно, быть иным. И, Наруто тоже. Он ждёт вопроса и хочет ответить честно.

- Ты любил меня? - он не отводит взгляда, горькая усмешка не объявляется, хотя видно, что она не нуждается в ответе, этот вопрос для неё не сложный, ответ известен, но самолюбие требует его подтверждения.

- Да, - сказал ли он ещё хоть что-то, надо бы припомнить, но от признания становится чуть легче дышать. Оказывается, не так уж часто за всё время их дружбы, он был с ней откровенен в важных вещах. Нет, это была дружба детей, поэтому такая ценная.

- А, сейчас уже нет? - какой насущный вопрос. Импульсивный Узумаки, которому он привык доверять, уже открыл рот, чтобы ответить не раздумывая. Но, он не позволяет этого. Думал ли Наруто об этом вопросе всерьёз? Когда бы, ведь каждый раз возникали чужие проблемы, а его отходили на второй, а то и третий план. Никто не спросил его об этом до неё, чтобы он задумался. Все оставили его наедине с этим вопросом.

- Это имеет значение?

- Так отвечают только когда хотят скрыть, что ответ «да», - журит его Харуно, странно водя руками по его плечам. Вверх-вниз, её ладони длинные, пальцы тонкие, в них есть своё изящество, это не мягкие ладошки Хинаты, к которым он привык, а ещё это не грязные ладони других девушек, которые должны были притворяться Сакурой.

Озарение оказывается болезненно острым. Это не его фантазия, это настоящая Сакура. Если бы он присмотрелся к ней раньше, то понял бы, что она…ждёт его положительного ответа, без него она боится делать следующий шаг. Наруто уже соблазняли раньше, и он не сопротивлялся. Есть ли разница, что это Сакура? Ещё бы, ведь она - то, что он всегда желал и то, что никогда не мог получить. Отвергнутый…с каждым её прикосновением к его телу, это слово растворяется. Он смотрит на неё, но Харуно не торопиться наклониться ниже, будто это не может быть её инициатива.

Ого, проноситься в его голове, мечта может так стремительно стать явью. Кто-то язвит, интересуясь, а давно ли это стало мечтой. Наруто приводит среди нескольких невзрачных аргументов, все те дни и ночи, когда грезил ею. Её телом, её лицом, её запахом. На небе появляется Луна, выглядывает из-за туч, прокладывая дорожку от балкона к кровати. Почему Луна тоже кажется такой важной?

- Да, - он ответил? Он ответил. Не понял как, просто ответил, чтобы не молчать, не дать ей думать за него. Но, тут же отвёл глаза. Видеть, что она и это знает, больно. А, чего он ожидал? Что девчонка не знает, как нравится парню, ну, это точно не про Сакуру. Конечно, она всегда знала, просто…ей это было не нужно. Но, кажется не сейчас. Отве…хм? Что за слово он пытается вспомнить? Оно казалось важным, но больше нет. Это же она.

Скошенный взгляд упирается в зеркало, он видит там мальчишку, ему впервые нравится девочка, и сразу так жестоко выходит, что это его лучший друг. Но, в голубых глазах искренние чувства, а как же иначе. Только время их трансформирует, меняет цели, меняет желания. Он хотел держать её за руку, а потом хотел всё её тело. Не видит момента, когда хотел бы её душу, но это слишком эфемерно, наверное, Наруто не мыслит такими материями. Тогда почему…

- Я так и думала, - она напоминает лягушку, что притаилась на болоте, сидит неподвижно, тихо. Ждёт, когда мимо пролетят мысли о другой девушке, чтобы схватить их своим длинным языком. Кажется, он собирался думать о чём-то важном, но она не позволила. Надо бы проявить стойкость, но кто реально бывает стойким перед осуществлением мечты. Мы либо этого боимся, либо делаем. Он позволяет ей начать, закрывает глаза, ждёт, когда она наклонится.

Её губы лишены вкуса, но они тёплые, и это губы Сакуры. Он желал этого ещё до того, как его использовали и сломали, до того, как это стало грязным. Она практически заботлива, целует нежно, едва касаясь губ и держит его за виски, исполняет его мечту медленно, не позволяя рассыпаться. А, потом отстраняется, чтобы проверить реакцию. Наруто открывает глаза и нежность проходит. Его мечта выглядит бесцветной, это злит. Хината всё портит, и даже не подозревает об этом, вынуждает его сравнивать, чёртова Хьюга, которая излечилась от любви. Это не его вина, сам он не собирался лечиться, просто не был болен. Узумаки отчаянно хочет ей доказать, что всё не зря, вся его жизнь не была большой ошибкой, пустой тратой эмоций. Он найдёт удовольствие.

Сакура прикусывает тонкую нижнюю губу, когда Наруто хватает её за локти, грубо, сильно, от Саске она не чувствовала такой силы, и когда блондин резко бросил её на кровать, нависая, она заметила ещё большую разницу. Мальчики, мужчины, она думала, что их отличает лишь наличие или отсутствие женщины, но оказалось, что всё намного сложнее. Может Учиха просто эгоистичен, и не любил её, а Наруто…одержим.

Ему нужно, чтобы разгорелся пожал, чтобы страсть нашла своё применение, он не сразу понимает, что разгораться почти нечему. Целует её снова, но никакой нежности в этот раз, и её руки поднимает над головой, крепко удерживая, чтобы она не могла больше его коснуться. Это и правда происходит. Каждая его больная фантазия оживает, но теперь не приходится ничего выдумывать, под ним настоящая Харуно.

Сколько раз он представлял её голой, всегда так поэтично и трепетно. Сейчас, стащив с неё майку, он видит именно то, что всегда представлял, глубоко очерченные рёбра, и впалый живот. Когда он накрывает её грудь рукой, то ощущает себя могущественным, его ладонь поглощает её всю, а вздёрнутые соски идеальны, чтобы сосать и лизать. Его беспокоит, что вкус её тела горький, слишком настоящий. А, её стон слишком самоуверенный. Он даже не подозревает, как получается это расслышать.

Страсть не хочет взять его в плен, он чувствует себя патологоанатомом и препарирует её тело. Сминает грудь слишком жёстко, контролируя степень нажатия, следит за зрачками и открывающимися в стоне губами. Фиксирует показания. Отпускает руки, но она этого не замечает и продолжает лежать в той позе, в какой ему нужно, чтобы беспрепятственно избавить её от оставшейся одежды. Ещё несколько костей пытаются выбраться из плена её тонкой кожи, он не может отказать себе в прихоти прикоснуться губами к острым треугольникам, нагляднее, чем скелет, которым порой пользуется Асума-сенсей, показывающим, где находятся подвздошные кости.

Наруто охватывает всю её целиком, ровный загар, острое тело, которое создано, чтобы резать и колоть. В её объятьях он не чувствует себя желанным гостем, скорее самоубийцей, выброшенным на каменистые уступы. Она его личная Харибда. Узумаки не сразу понимает свой странный подход к возможности удержать детство, возвращая себя прежнего. Он видит своего лучшего друга, обнажённым, ждущим его вторжения, это не похоже на детские игры. Но, её тело не вызывает смущения. Беспокоит только другое чудовище, которое всегда рядом с Харибдой. Блондин цепляется за край своих пижамных штанов, когда вспоминает, что Сакура, в отличие от него, состоит в настоящих отношениях.

- Он, - говорит Наруто. Назвать его имя нельзя, иначе откажется от этой затеи, а быть тем, кого не отвергают, слишком хорошо. Сакура подтягивает ноги к себе, заостряя коленки и пальцами ног упирается в его руку, что застыла на поясе штанов. Тянет резинку вниз.

- Мы больше не вместе, я бросила его, - понятно, что это правда, не смотря на сосредоточенность её взгляда на его пахе, Сакура не смотрит в глаза, когда произносит это, словно тот, другой, уже вычеркнут из истории. Наруто это принимает и позволяет ей увидеть себя. Ему льстит её страх и волнение, которые проступают, как красные пятна у напивающегося новичка. Злорадство сочится из всех его пор, да, смотри на меня, читается в его глазах, до меня у тебя не могло быть настоящих мужчин.

Это что-то новое для него, но оно работает. Ещё ни одна его не боялась, но Сакура - да, и Узумаки связывает это не только с её неопытностью, но и с тем, что это он. Видимо, что-то в глазах, в жестах, подсказывает - теперь ты уязвима перед ним, не наоборот. Так приятно быть хозяином положения. Под расширившиеся зелёные глаза и нервно вздымающиеся маленькие грудки, он становится твёрдым.

Харуно бьёт дрожь, когда он резко хватает её под коленками и тянет на себя. Она не знает куда деть руки, поэтому хочет сложить их на груди, будто собирается вознести молитву, но блондин перехватывает левое запястье, её пальцы непроизвольно растопыриваются в панике, его усмешка не видна в тени, что падает на него, пока свет освещает её. Наруто резко дёргает и Сакура не сразу понимает, что он делает, ведь парень ведёт её ладонью по её же телу, задевает сосок и спускается на живот, особенно тщательно прижимает раскрытую пятерню к лобку и тогда придвигается ближе сам. Он не позволяет ей ощутить прикосновение своей плоти к её, но знает, что жар должен быть достаточно сильным, чтобы она понимала. Харуно дёргает руку назад, когда она почти исчезла внизу её тела, но его хватка железная, опасная.

Пальцы не смыкаются, она не может, страшно, но кончики пробуют на ощупь что-то пульсирующее, испещрённое надувшимися венами, слишком горячее и контрастирующее с температурой внутри её тела. Его желание подпитывается этим страхом, они не равны и это приятно. Сакура так долго властвовала над его жизнью, самоощущением, а сейчас он так легко спустил её с пьедестала, который сам для ней воздвиг. Наруто хочет увидеть, что теперь между ними возможна связь, именно то, чего он так давно и так отчаянно желал. Он снова целует её, крепче, жёстче, будто разбивает преграду, хочет дотянуться до Сакуры-человека, уничтожить выдуманную Сакуру-богиню. Насильно сжимает её пальцы на собственном достоинстве, эта образность, ставшая реальностью, почти веселит. Харуно что-то невнятно скулит в его губы, но даже не пытается вырываться, ей нравиться проверять, где границы.

Темно, в голове, в мыслях, тьма, что сгущается от этой запретной близости, освобождает его, но розоволосая ещё сопротивляется его власти, он видит блеск в её глазах, означающий, что это она его привязывает к себе. Наруто хочет противится, но не выходит и он сдаётся. Чистое осознание накрывает, все прежние его версии, все эти Наруто, которыми он был, хлопают ему, весело крича. Их мечта сбывается. И, блондин неистово покрывает всё её тело поцелуями, признаёт в ней госпожу. Касается её там, где сосредоточено всё возбуждение.

Момент, короткий, похожий на молнию в тёмном небе, прорезает его существо, когда пальцы касаются доказательства её желания. Момент с привкусом тревоги, звенящий громогласным «нет». Но, она выгибается ему навстречу, раскрывается для него, шепчет его имя. Та, кого он касался так прежде, оказывается в забвении из-за чар Харуно.

Он смотрит так внимательно, так преданно, и Сакура чувствует, как его пальцы растягивают её киску, это слишком хорошо, это то, что ей безумно нравится. Но, заканчивается слишком быстро. Наруто слишком большой для неё, его член тоже кажется каким-то орудием, требующим от неё подчинения. Слишком тесно с ним в своём теле, идеально рассчитанном для тебя одной. Он делает всё медленно, попутно целуя, в каждом его движении извинения, он знает, что пришёл завоёвывать и не думает останавливаться. Сакура сжимает зубы, когда он заполняет её, снова боль. Тупая, разрывающая. А, на лице блондина детский восторг. Это приятно, быть центром чьей-то вселенной. Если бы ещё Наруто не ёрзал в неё, всякий раз похищая дыхание, посылая по всему телу противные мурашки.

Он не может заметить всех этих мыслей, что чётко вырисовываются на её лице, слишком поглощён. В голове стучит только её имя, и все годы обречённого ожидания наваливаются, Узумаки не уверен, что кончает так быстро от удовольствия, скорее от напряжения и самого факта. Он трахнул Сакуру Харуно. Звучит, как достижение достойное награды.

Силы покидают его тело, он обмяк прямо внутри неё, вдавливая своим тяжёлым телом её острое в матрас кровати. Как ребёнок утыкается в колючую ключицу, от восторга хочется плакать. Но, из глубины собственного подсознания, на него смотрят серые глаза, в них упрёк. Это важная деталь, о которой его ошалелый мозг не думал. Сакура свободна, а он? Предатель, шепчут пухлые губы, и у них, с серыми глазами, одна хозяйка.
***

Наруто сидит на полу рядом с её кроватью. Сакура лежит, укрывшись одеялом и бездумно перебирает его всклокоченные волосы, влажные на затылке. Подмывает спросить, понравилось ли ей, но знает, что выступил не лучшим образом. Наруто, который за тридцать секунд перестал быть отвергнутым, отплясывает страшные танцы на костях Узумаки, который не хотел просто перестать быть отвергнутым, он желал стать свободным от самого клейма этого слова. Наруто доволен, что у него был секс с Сакурой, и плевать, какого качества, Узумаки пытается ему втолковать, что для всех, у него есть девушка, и Харуно вынудила его, нет, не так, из-за того, что он взял её, по прихоти, сделался изменником. И, пусть, Хината нужна была ему до этого момента, никто не знает об этом. Парень слегка отклоняется, будто случайно, чтобы её рука соскользнула с него, и хочет понять, почему его не волнует эта сторона вопроса. Сакура тоже предатель, они оба предатели. Разве, он когда-то хотел быть такой версией себя?

- О чём ты думаешь? - её голос врывается в его мысли, разгоняя их, как стайку перепуганных пташек, но он отвечает, что ни о чём. Сакура лица его не видит, так что довольно улыбается, решив, что это обычный ответ для их ситуации, означающий «я думаю о тебе». - Понятно. Думаешь, хорошо, что мы это сделали? Я думаю, что хорошо, мы стали хреновыми друзьями, так что рушить было уже нечего.

- Я пойду, пока меня не хватились, - Наруто слышал, что она говорила, но всё будто из-под воды и он не улавливает смысла. Что это такое? Такое маленькое, настырное, копошится внутри, распространяется, как зараза, охватывая каждую новую часть его естества. Это редкий гость, он не старается специально его избегать, просто всегда гордился собой, что умеет жить без него, поступая правильно. Но, вот он явился, сколотил себе трон посреди души блондина и теперь раздаёт свои указы. Его Величество Стыд. Почему, ками, почему так стыдно?

- Наруто, - она его тормозит у самой двери, Узумаки разворачивается, смотрит на соседскую девчонку. И, не видит. Стыд накрывает чёрной пеленой, тьма, сплошная тьма. Он не знает, что готовится сказать Сакура, и зря не слушает, может так было бы лучше, но нужно выбираться из темноты. И, только праведность решений сможет помочь.

- Мы теперь вместе, так? - да, это хороший вопрос, он предатель только если всё это было не ради любви. Харуно хотела бы отказать, но в его голосе столько мольбы. Всё повторяется, она просто патологически не способна на правильные поступки, и решает, что случай это исправить ещё подвернётся, а пока ничего плохого не случится.

- Да, конечно, - он только кивает и сбегает.

***

Узумаки рассматривает своё отражение в зеркале. Всё правильно? Всё неправильно? Он задаёт ему уже миллионный вопрос, на который нет ни одного ответа. Дьявол на левом плече доказывает, что у него нет никаких обязательств, что их дружба-то никуда не денется, а они только это и считали нужным. Но, ангел на правом плече, просит заглянуть чуть глубже в себя, спросить, помнит ли он ещё момент, когда залечивал с её помощью душевные раны, хоть одну притворную близость, лишь ради удовольствия, один притворный поцелуй, лишённый тепла. Наруто отмахивается от обоих, смотреть на них противно, ведь это вовсе не какие-то бесполые обитатели эфирных сфер. Они носят его лицо. Это лишь его совесть и его бессовестность, что спорят между собой.

Блондин врубает только горячую воду и встаёт под душ, трёт своё тело жёсткой мочалкой, пока кожа не становится равномерно красной, почти покрываясь волдырями. Боль, грязь, он всё это заслужил. Но, как же шанс? Разве его он не заслужил? Что если он никогда не ошибался, и Сакура всегда была верным выбором, любовью всей жизни. Нужно это узнать, он не такой, как Хината, не может просто взять и подумать обо всём, анализировать то, что внутри и приходить к выводам. Он бы никогда не смог разлюбить кого-то просто решив это сделать. Язвительный голос в голове интересуется, почему, если он так настроен на долго и счастливо с Сакурой, всё его мысли лишь о том, что это поможет её разлюбить?

Как вообще можно кого-то разлюбить, если никогда его не любил? Нет-нет-нет, Наруто отчаянно трёт горячей водой лицо, стараясь смыть с себя аромат цитрусов и зелёных яблок. Уничтожить себя и ту часть, что поддалась на близость с ней, с девочкой-призраком. Может она ею и была, плод воображения, сильное желание, обретшее форму.

Конечно, чёрт возьми, он знает, что такое любовь, видел её перед собой всю жизнь, и как нужно любить тоже знает. Да, Сакура напомнила ему о моменте в жизни, который его почти сломал, но это была его вина, не её. И, теперь ничто не мешает ему видеть, что он не тратил годы и годы на чувство, которое не было любовью. Не настолько он глуп, увольте. Это история со счастливым концом, да, Хината стала другим человеком, лучшей версией себя, или просто поняла, что всегда была такой версией себя, а он заполучил девушку. Они правда помогли друг другу, как и обещали. Дальше их ждёт хорошая жизнь, как он и обещал, они будут друзьями, будут рядом. И, когда он скажет ей, что осуществил мечту, она будет за него рада.

Эта мысль успокаивает и помогает заснуть.

Утром Наруто обнаруживает себя другим человеком, вполне довольным всем, что случилось. Пока не садится завтракать с семьёй, которая наперебой спрашивает куда это они, голубки, вчера убежали. Мать пошлит, отец снисходительно улыбается. Наруто тоже надевает улыбку, но по всему выходит, что он всех собирается разочаровать. Это отдаётся болью где-то в спине, слева, под рёбрами. Они одобрят, конечно, ведь для них всегда было главное только его счастье. Вот только, Наруто ещё не забыл, что отец гордится им за выбор. Что мать довольна, что все они уже полюбили Хинату. Но, Сакуру ведь они все тоже знают. Не стоит так переживать, ему не обязательно что-то говорить прямо сейчас. Не им. Но, одному человеку нужно сказать.

Бесит, что рука дрожит, когда печатает сообщение, бесит и то, что не звонит, а приглашает словами на экране. Так быть не должно, не может он стыдится, если решил, что всё будет хорошо. Что это правильное решение. Это даже не решение, это чувства, эмоции, это зов сердца и оно хочет…сообщение улетает, а в носу першит от аромата зелёных яблок. Рот наполняется кислотой и слюной. Он бы съел одно такое. Заставляющее съёживаться, прыскающее соком, когда в него вгрызаешься. Наруто связывает это только со своей любовью к фруктам. Хината вовсе не ввела мораторий на ассоциации с зелёными яблоками.

«Конечно».

Такой приходит ответ. Без смайликов, просто Хината такая, не понимает половины из них. Наруто возвращается к списку контактов, Сакуры нет, она наверняка далеко, просто давно не писала. Нужно лишь поскролить и увидеть. Да, там будут сообщения с жёлтыми мордами, он уверен, что Сакура всегда их присылает. Проверка не занимает много времени, толку от неё, правда, никакого, лишь бередит упрямство. Харуно не прислала ни одного обычного смайлика. Всё время цветы и сердечки, иногда что-то коричневое с глазами. Бессмыслица какая-то. Подумаешь, ну, не помнит он такой детали о ней. Люди для того и начинают встречаться, чтобы узнавать друг дружку. Пружина нервов закручивается. Сердце с головой ругаются, из-за этого душа отчаянно мечтает покинуть тело.

***

Смена кадра слишком резкая. Наруто не помнит, как добирался до парка, где назначил встречу Хинате. Даже не понимает, почему здесь, но уже поздно. Она сидит за одним из деревянных столиков, тех что прячутся в самой глуши, в парке давно установили новые, и про эти все забыли. Но, Хината идеально подходит этому месту. Она совсем не изменилась с прошлого дня, для Наруто это странно, учитывая, что сам он словно прожил не одну жизнь за это время. На ней вязаный свитер, рукава слишком длинные и она прячет ладошки в него, а шерстяная юбка слишком короткая, с того места, откуда он смотрит на неё, видит, где заканчиваются толстые гетры и виднеется полоска бледной кожи. Ветер заставляет разлетаться в разные стороны волосы, собранные в хвост, так что Хьюга периодически встряхивает головой, стараясь вернуть их на место.

Ноги отказываются пройти последние метры дистанции. Что он такое намерен сделать? Сказать всю правду, но…это же Хината, ками, голова идёт кругом, он правда теперь с Сакурой? Он же…предал Хинату? Или нет? Напоминает себе, что просто друг, что они притворялись и что она, разумеется, будет рада за него. Его мечта станет явью, а Хината, ну, она ведь излечилась от своей любви, а значит - всё хорошо. Он же не бросает её, нет, будет и дальше помогать, поддерживать. Из-за него она не станет…

- Эй, чего завис? - голос Хинаты обрывает его опасную мысль. Она машет рукой и больше нет времени оттягивать этот момент. Хьюга должна всё узнать от него, они должны вместе порадоваться такому повороту его судьбы. Может баа-чан была права, и камень, ценой в три горы, помог ему найти путь, тот, с которого он чуть не свернул, решив, что он слишком тяжёл.

- Прости, - говорит Наруто, присаживаясь напротив. - Долго ждёшь?

- Сама виновата, вышла слишком рано, думала, если пойду пешком, то это займёт больше времени, а оказалось, что я хожу, знаешь ли, довольно быстро, - Хината смеётся, для неё всё по-прежнему. Наруто хочет, чтобы для него было так же, но при всей вере, что она воспримет его новость, как подобает хорошему другу, внутри бурлит страх, и что-то сильно противится. Уговаривает, чтобы он оставил всё как есть, ничего не говорил, забыл вчерашнюю ночь, как страшный сон. - Наруто? Ты мутный, - чуть помолчав, произносит Хьюга, когда её серые глаза присматриваются к парню. - Всё ещё не можешь привыкнуть, что тебе больше не семнадцать? Брось, для кризисов ещё рано, а прошлый уже должен был пройти, - она пытается его поддерживать, это обнадёживает. Страх притупляется порцией переслащённого оптимизма.

- Мы с Сакурой вместе, - выпаливает блондин, пока не передумал, или пока не рассмотрел всё происходящее точнее. Хината удивляется такой резкой смене направления их беседы, которую Наруто даже толком не успел начать.

- Вместе что? - уточняет она. Узумаки давно не вспоминал про свою бывшую лучшую подругу, не-то, чтобы её это напрягало, но Хината бы предпочла, чтобы он не забивал на очевидную проблему, а постарался её решить. Но, она никогда при этом не исключала, что эти двое найдут способ начать свою дружбу с чистого листа.

- Вместе, - запинаясь повторяет Наруто, - просто вместе. Мы…ну, вчера ночью, - он осекается потому, что серые глаза чуть расширяются, Хината будто замирает, испуганная громким звуком, всё сворачивает не туда, страх берёт своё. - Я…понимаешь, ночью она позвонила, и, она сказала…а…я…Хината?

- Ты трахнул Сакуру, - она не спрашивает. А, он только сейчас понимает, что так и есть. И, почему от этого так ноет сердце? Словно, он сделал что-то плохое. Хината больше ничего не говорит, даже не смотрит на него. Картинка его жизни идёт трещинами и наконец раскалывается на части, с громким звуком бьющегося стекла. Он тянет свою руку к её, чтобы напомнить о себе, чтобы склеить то, что не должно было разбиваться. Хината резко дёргается, она в гневе, это так очевидно, и так пугает. Никогда ещё Хьюга не смотрела на него с таким призрением. - Не. Трогай. Меня.

- Хината? Т-ты чего? - хочется закрыть уши, так оглушает всё ещё крошащееся стекло его прежней жизни, и даже надежда на новый её этап не помогает. Хьюга обязана остаться с ним, она не может ненавидеть его, бросить. Отвергнуть. Только не снова. - Понимаю, это неожиданно, ха, для меня тоже, но…это же Сакура, я ведь…

- Заткнись, - сквозь зубы цедит Хината. Её глаза снова разглядывают поверхность стола, руки убраны так далеко, как только возможно. Она тяжело дышит, Наруто почти хочет, чтобы ударила его по-настоящему. Хьюга зажмуривает глаза, отчаянно мотает головой из стороны в сторону. А, когда снова может смотреть на него, то блондин не способен выдержать этих горящих глаз. - Что? Что ты ведь? Любишь её? Ха, это и правда меня смешит. Любишь…то, что она плюёт на тебя, что увидела тебя только после того, как ты понадобился кому-то ещё, что никогда не видела твоей боли, притворяясь верующей в твоё вечное «смотрите какой я оптимист»? Любишь? Да, ты хоть знаешь, что это значит?! - Наруто растерян, Хината повышает голос, она кричит, но в надрывающихся интонациях не гнев, а боль. Узумаки уверен, что это боль за себя, не за него. Хината поднимается на ноги, он не успевает её остановить, но она резко возвращается к столику.

Просто стоит и смотрит на него. Мнёт края тёплой юбки. Гнев и боль перемешиваются в слишком запутанный клубок, но блондин замечает, что она отгораживается от всего этого, для последнего акта милосердия.

- Она свободна, избавилась от Саске, когда поняла, что он ей не нужен, и была честна перед собой, когда решила взять тебя, - Хьюга обесцвечивается. Становится бесплотной, как туман, её голос едва слышен, ветер треплет каждое слово, стараясь, чтобы они долетели до Наруто искажёнными, разодранными в клочья, как сердце этой хрупкой, замерзающей от одиночества девушки. - Но, она знала, что ты всё ещё мой. Как же сильно она должна любить тебя, чтобы позволить стать предателем? - Хьюга отворачивается и начинает медленно уходить, но Наруто не может всё так оставить.

- Постой, - умоляет он, бежит за ней, - всё не так, - самая нелепая фраза, конечно, всё именно так, но что ещё он может сказать. - Я считал себя её столько лет, а посчитал себя свободным лишь в тот день, когда встретил тебя. Это так ничтожно мало, я умею быть тем Наруто, и понятия не имею, что делать с этим. Но, ты…ты важна, как я без тебя, - её плечи всегда были такими хрупкими? Спрашивает себя блондин, пока держит её, чтобы не сбежала. Хотя знает, что никогда бы не смог удержать. Хината, когда смотрит как он неловко улыбается, понимает, что ему следовало оставить её. То, что он рядом, прикасается, делает только хуже. Она старалась быть милостивой, но теперь…он разбудил спящий вулкан. Хьюга делает шаг вперёд, почти оказывается в его объятиях, касается щеки, нежно, опасно нежно. Наруто сглатывает, его руки безвольно падают с её плеч. Эмоция, плещущаяся в её глазах, кажется ему знакомой, он уже это видел, совсем недавно, когда думал, что они опоздали.

- Без меня? - шепчет Хьюга прямо ему в губы. Это напоминает, что раз он с Сакурой, то больше не сможет их целовать. - А, знаешь, раз уж Сакура - это всё, что тебе нужно, я могу это устроить, - она улыбается, но это страшная, почти безумная улыбка. - Наруто Узумаки, у которого всё есть, пора научиться ценить это лучше. Я заберу у тебя их уважение, их любовь, я исполню твоё желание. Очень скоро, у тебя останется лишь она, и я засеку время, которое ей потребуется, чтобы сбежать и из твоих, удушающих любовью, объятий. Тогда, ты останешься один. А, когда поймёшь, кого хотел на самом деле, будет уже поздно. Но, возможно, только возможно, я приду посмотреть, как ты падаешь в пропасть, и проявлю ещё не много милосердия, подтолкнув тебя вниз.

Даже если бы хотел, он бы не смог пойти за ней. Ноги приросли к земле, её слова теперь смешались со звуком бьющегося стекла. Наруто никогда не представлял какого это, быть чьим-то врагом, но живо себе представил, что нажил сразу самого опасного. Ту, кто сплотил его друзей во что-то крепкое, как никогда, ту, кто так легко слилась с его семьёй. Она лишь угрожала, а ему уже начало казаться, что он летит вниз. И, падению этому не будет конца.

***

Хината пребывала в каком-то аффекте всю дорогу домой. Она то считала себя неправой, кто она ему…никто, просто друг, так чего бы не порадоваться, в самом деле. Но, следом приходило что-то совсем другое, то, что родилось, когда Сакура сказала, что бросила Саске. Тогда она не просто так испугалась, что розоволосая теперь протянет свои ручонки к тому, что…принадлежит ей. И оказалась права. Так жестоко права.

Для неё давно перестало быть проблемой прозрение, когда Хината увидела, какими глупыми были её чувства к Саске, то легко увидела тоже самое в отношении Наруто и Сакуры. Они провели много лет в уверенности, что их сердца разбиты, что они любят кого-то недосягаемых. Своих лучших друзей. Она не знала, что, такой поворот их жизней, заставил поверить в это так сильно, до сумасшествия, которое давно могло отпустить. Если бы они оба прозрели одновременно. Но, Узумаки всё испортил, поддался своей слабости и теперь…

Хината заканчивала эту мысль уже сотню раз и каждая новая попытка отличалась. Страх и одиночество отвечали, что теперь её жизнь станет прежней, и так даже будет лучше, некоторые просто не предназначены для того, чтобы меняться. Когда она снова спрячется за чёлкой и наушниками, друзьям не понадобиться много времени, чтобы забыть о ком-то столь невидимом. Но, гнев и боль отвечали совсем иначе, они твердили, что Узумаки должен поплатиться. Он заслужил остаться наедине с Харуно, увидеть, как в ней много пустоты. Понять, наконец, кто был рядом и кого он упустил. Хьюга отдавала отчёт этой мысли. Она была ярче любой неоновой вывески. И, говорила о чувствах, настоящих, крепких. К тому, кто разбил ей сердце. Поставив на нём, где итак не было свободного места, ещё одно клеймо отвергнутой.

Нужна была ещё одна, крохотная песчинка, чтобы чаша весов, наконец, качнулась в одну из сторон. Никогда ещё грань, между светом и тьмой, не казалась ей такой тонкой. Но до чего же было приятно ходить по их острым краям.

- Что с тобой? - Хината обнаруживает себя на заднем дворе, стоящей рядом с тренировочными столбами. Она упирается сжатым кулаком в один из них, и сколько так стоит, не шевелясь, понятия не имеет. К реальности её возвращает Саске. Он выглядывает из-за забора, этой вечной границы, которая разделяла их. Вид у него не лучше, чем у неё. Глаза всё ещё красные, а мешки под ними контрастируют с бледной кожей. Но, Хината признаёт, что даже несчастный вид оставляет его красивым. Не живой красотой, от вида которой хочется верить в лучшее, а холодной, каменной, на такую только любоваться, она думает, что его могли бы установить, как могильный памятник где-то на Пер-Лашез, люди бы приходили ради возможности взглянуть на него. - Хината?

- Ничего, - отвечает она, и отступает от столба. Подходит ближе. Смотрит на парня снизу вверх, пока он осматривает её странный вид. Хината протягивает ему руку. Саске не прикладывает никаких усилий, чтобы помочь подруге перебраться через эту преграду между ними, преграду, к которой они оба привыкли. Хьюга никогда не думала, как много забор делал для неё, а сейчас, прислонившись к нему спиной, разделённая считанными сантиметрами от лучшего друга, понимает, что зря перешла границу. Однако, тёмная Хината, просыпающаяся внутри неё, довольна, она желает всё ему рассказать и пригласить брюнета за сытный стол своей мести.

- Не похоже, что ничего, - произносит Учиха, он ещё не понял почему такая привычная вещь, как стоять рядом с ней, кажется такой странной, но напряжение трещит в висках, предупреждает об опасности. - Я видел, как ты уходила. Ты была вполне довольна жизнью, что успело измениться?

- Хах, забавно, но изменилось то, что я теперь, как ты, - отвечает Хината, тыкая ему в грудь пальчиком. На нём лёгкая рубашка и домашние шорты, она задаётся вопросом, вышел он на улицу случайно, или следил, ждал её. Саске озадачен, она снова усмехается. - Меня тоже бросили, - поясняет брюнетка. Тёмные глаза расширяются от шока и страха. Наруто? Учиха видит только одну причину, почему бы он мог так поступить. - Как ты быстро понял, - хвалит Хьюга. - Бесит то, какой я оказалась наивной, поверила, что могу хоть что-то контролировать.

Саске пятиться назад, ища что-то, ответы, в траве и земле, в древнем заборе и небе, затянутом тучами. Но нигде их не находит. Хинате доставляет болезненное, извращённое удовольствие то, как бессильно он опускается на деревянный настил и прячет слабость в ладонях. Пытается припомнить, чувствовала ли когда-то настолько сильную связь с ним, возможно, когда-то в самом начале, в тёмные времена. И, почему их может связывать только боль?

- Знаешь, - продолжает Хината, пытаясь добить их обоих, - он всегда был уверен, что она любовь всей его жизни. Это был лишь вопрос времени, когда соседская девчонка получит его. Тем более, когда поняла, что он чего-то стоит. Не то, чтобы я хотела тебя успокоить, но шансы никогда не были в твою пользу, а секс вас добил, забавно, но я её предупреждала, что так будет. Нет-нет, я не хотела её отговорить, но всё было бы иначе, если бы до тебя, она уже дала кому-то другому.

- З-зачем ты мне всё это говоришь? - поднимая на неё тёмные глаза, спрашивает Саске. Он похож на зверя, умоляющего избавить его от страданий. Хината подходит ближе, откидывает его непослушную чёлку со лба. Это оказывается приятнее, чем она думала, ощущать своё превосходство. Сакура разрушила этот прекрасный миф о хладнокровном Учиха, у которого нет сердца. Конечно есть, и оно в руинах. Он не подготовлен к такому, Хината лучше справляется с предательством, может он её приучил к такому.

- Чтобы у тебя не осталось иллюзий, Наруто охотно поделился со мной радостью, что наконец-то, спустя столько лет, смог оттрахать Харуно, героиню его грёз, - Учиха хватает её за руку, больно. Она кривится, но тут же улыбается, вот это другое дело, то, как его глаза становятся краснее, но теперь не от жалости к себе, а от гнева. Когда он поднимается на ноги и возвышается над ней, Хината готова признать, что истинный Учиха ещё где-то там. Хьюга рассматривает плотно сжатые челюсти и тонко очерченный нос, когда-то она думала о нём, как о искушении, которому можно поддаться. Узумаки так и сделал. - Почему бы и нам так не сделать? - брюнет молчит, позволяя ей вести молчаливый диалог с собственными демонами. Что если это именно то, что ей нужно, чтобы восстановить равновесие. - Око за око, - жёстко добавляет девушка, надвигаясь на Саске.

Он к этому не готов, поэтому легко поддаётся, ноги упираются в край настила, Хината давит сильнее и он с грохотом приземляется на твёрдое дерево. В затылке пульсирует тупая боль, не то от удара, не то от поведения подруги. Вчерашний Саске, тот, который влюблён, сказал бы, что она собирается сделать глупость и остановил девчонку, но того Саске уже нет, и его мстительная часть ухмыляется Хинате, поддаваясь на её уговоры. Будто так станет легче. Они заглядывают друг другу в глаза, знают, что не хотят друг друга, им не нужно доказывать себе, что это дружба, но сейчас они способны притвориться лишь парнем и девушкой. Он красив, она возбуждает, так это сработало бы, будь они одиночками в поиске чужого тепла.

Хината встаёт между его расставленных ног, наклоняется и со всей силы дергает рубашку в разные стороны, пуговицы поддаются, разлетаясь. Она проводит ногтями по бледной коже, Саске кривится, больно, остаются красные отметины, но это того стоит. Он давно не чувствовал себя возбуждённым, это лучше, чем разбитое сердце. Хината спускается к поясу шорт, это похоже на исследование, открывать его для себя, вот так, оказывается любопытно. Учиха опирается на локти и приподнимается, Хината про себя ворчит, что он сам задаёт ритм, но ещё не вечер. Стаскивает всё, что мешает, шорты повисают на коленях, ей нравится, что так он выглядит застигнутым врасплох, будто она хозяйка положения.

Бугорок в чёрных боксёрах не вызывает особого трепета, но ей всё также любопытно, какой он, как сильно отличается от тех двоих, что воспользовались ей, и исчезли, с разными успехами. Восхищается, что парень так долго держит планку, позволяя ей хоть не много отсрочить появление последнего участника этого акта мести. Кому она мстит, Хината себя не спрашивает, чтобы было не так больно.

Он длинный, но тоньше того, кто был в ней в последний раз, разочаровывает самую малость, Хьюга рассчитывала, что у их секса будет полезный итог, хотела так забыть другого, но едва ли это получится. Брюнетка стягивает с себя свитер, позволяя холоду касаться кожи, от себя противно, она снова в чёрном бюстгалтере, который так любит Наруто, да, когда одевалась думала о нём, думала, что наденет это для него, но вот как всё обернулось.

Саске быстро забывает, что знает эту девушку давно, его либидо легко делает её безликой, просто шикарное тело в тёплых чулках, его захватывает идея увидеть, где граница между бледной кожей бёдер и чёрной тканью. Хината опирается коленями на дерево и садится на него, её горячий центр касается его возбуждающегося члена, прижимая его к животу брюнета, хлопок её трусиков легко трётся о него. Чувствовать, как он набухает от этого, странно, но приятно. Хьюга вдруг понимает, что Наруто заставил её слишком часто трахаться с глубокими чувствами, необычно, для разнообразия, снова сделать это просто так, назло.

Учиха кладёт руки на её бёдра, задирая юбку, а вот и граница, контраст великолепен. Рука Хинаты, обхватывающая его, отвлекает от этого, он внимательно следит, как она ловко отодвигает ткань трусиков пристраивая головку к влажному входу. Брюнет едва сдерживается, чтобы не поторопиться, не толкнуться самому, но он ждёт и то, как медленно она насаживается на него, вызывает восторг. Хината опускается дот тех пор, пока не чувствует, как внутренние стороны бёдер, касаются его напряжённых паховых мышц.

Чувство наполненности кажется неполноценным, но всё равно завораживает. Ей не нужно время, чтобы привыкнуть к нему и Хината начинает медленно двигаться, не позволяя его члену выходить из своего тела. Водит руками по своей оголённой коже, такой чувствительной от напряжения. Саске сжимает её бёдра сильнее, чтобы ускорить ритм, но она больно хватает его запястья, вынуждая терпеть. Он злобно рычит, вызывая смех, Хината наклоняется к его лицу, Учиха отворачивается, как обиженный ребёнок, но она всё равно не хочет целовать его, это было бы слишком личным. Её язык оставляет длинную влажную дорожку на его щеке, от этого парень брезгливо морщится.

- Быстрее, - говорит сама себе Хината и ускоряет темп. Учиха восхищён тем, как плавно движется её тело, выгибаясь идеальной дугой, чувственно, он ловит себя на мысли, что не видел настолько прекрасного тела, ему даже жаль, что это одноразовая акция. А, Хьюга ускоряется, подпрыгивает на нём, желая почувствовать ещё глубже. Боль смешивается с восторгом, пока она почти позволяет его члену выйти и снова насаживается. Одно резкое движение и брюнетка замирает, обдумывая что-то. Он разочарован, но ненадолго, Хината поднимается, чтобы развернуться к нему спиной. Саске не отказывает себе в удовольствии провести кончиками пальцев по изгибу позвоночника.

Даже в этой позе, она умудряется быть хозяйкой положения, Саске чувствует, как край настила упирается в его ноги, Хината придавливает его не находя опоры. Его пальцы приподнимают юбку, чтобы видеть, как он входит в неё, каждый раз поглощённый пышными формами, которые Хината отчаянно сжимает, желая удержать его крепче. Ей становится неудобно, мышцы слишком напрягаются и она протягивает руки за спину, позволяя ему схватиться за них. Учиха не упускает возможность. Его руки смыкаются чуть выше её тонких запястий, плечи чуть выворачиваются и теперь он может сам устанавливать ритм.

Спина выгибается ему навстречу, когда он входит особенно резко и глубоко, звуки ударов тела о тело становятся громче. Хината дышит глубже, всё ещё сопротивляясь его руководству, Учиха дёргает её на себя, ловко укладывая на холодные доски, вот теперь всё именно так, как нужно.

Как не странно, это заставляет её ухмыльнутся, Хината протягивает руки над головой, наслаждаясь тем, как грубо он пользуется её телом. Она позволяет тихим, чувственным стонам слетать с губ, ветер уносит их далеко, перемешивая с рычанием Саске, который пытается казаться мужественнее.

- Быстрее, - снова повторяет Хината, Учиха укладывает её согнутую ногу себе на руку и ускоряется, - д-да, вот так, у-м-м, - брюнет довольно ухмыляется, к нему возвращается что-то давно забытое, отданное в угоду близости иного толка. Но, как же приятно ничего не чувствовать, кроме сжигающей страсти, привязанной только к физическому удовольствию. Хината добавляет свои пальцы, Саске не успевает сохранить лицо и издаёт побеждённый стон, когда они соприкасаются с его достоинством, они сходятся внутри неё, и он бурно кончает. Обмякший член легко выскальзывает из Хинаты, брюнет сам помогает её пальцам завершить дело, девушка конвульсивно выгибает спину в последний раз и затихает.

После они не разговаривают. Хината даже не смотрит на него, когда поправляет свою одежду и снова перелезает через забор. Граница восстановлена.

Дома она обдумывает, что сделала. И, обнаруживает внутри пустоту. Паршивое чувство. Хината хочет скорее ощутить боль от его предательства или новые вспыхнувшие чувства к Саске, что угодно, только не эту звенящую тишину внутри. Она не ощущает своего отмщения, или того, что они с Наруто снова в одном положении, на одной ступени. Он ушёл далеко вперёд, раз сумел себя убедить в искренности своих чувств. Хината умоляет хотя бы разбитое сердце отозваться, но пустота соединяется с тиШиной. Внутри ничего нет. Она - ничто. И, этим пользуется новорождённая, тёмная Хьюга, захватывая власть. Брюнетка усмехается.

- Это будет весело. Игра началась, Наруто Узумаки.

***

Я так хочу умчаться с тобой в ночь
По этим холмам.


***

Он не смог им рассказать, поэтому просто наказывал себя тем, что сидит рядом, ощущая, как кольцо позора смыкается вокруг него. Впервые сидеть с ними рядом было пыткой, он не заслужил находиться рядом после того, что сделал. А, слова Хинаты всё ещё звучали в голове, «их любовь и уважение», почему-то он точно знал, что она имеет ввиду и его родителей. По какой-то причине, Наруто догадывался, что даже всегда солидарные с его поступками, они не смогут удержаться. Хьюга его много раз спрашивала, уверен ли он, что хочет им врать. Была милосердна, а он не ценил.

Кушина болтает без остановки, а вот Минато внимательно следит за сыном, склонившимся над тарелкой. Что-то не так и Намиказе это не нравится, отцовские чувства притупляются, он всегда знал, что лучше научит сына быть хорошим человеком, чем станет прощать ему всё. Да, люди могут ошибаться, но это не значит, что дети должны оставаться безгрешными для родителей. Он всегда настраивал себя на то, что сможет судить сына по поступкам, как судит самого себя. И, внутри шевелилось предчувствие, что он хочет подкинуть ему дилемм.

Наруто, охваченный паникой, от весёлости матери, которая не вязалась с его внутренним состоянием и требовательного взгляда отца, от которой всё сложнее было не выпалить что-то, к чему это семейное утро было не готово, умчался в школу так быстро, как мог. По дороге поймал себя на мысли, что мог бы прийти раньше неё, ничего не говорить, врать до конца года, а там уже всем будет всё равно. Они итак разбегутся кто куда.

- Чёртова Хьюга, - с досады шепчет Наруто, пиная мирно лежащий камень, большому пальцу становится больно, жаль, что это отгоняет боль в сердце ровно на мгновение. Он даже не понял, как это, быть с Сакурой, ведь избегал её с тех пор, как покинул её комнату, сама она тоже не торопилась выходить на контакт, а Хината уже омрачила это событие. Так легко заставила чувствовать себя последним ничтожеством. «А, кто ты?», насмешливо спрашивает внутренний голос, подозрительно похожий на сероглазую брюнетку. Да, она права. Плечи опускаются, слишком тяжёлая ноша для него. Наруто удивляется своей слабости, если бы под страхом смерти ему пришлось сейчас надеть знакомую маску, то он бы не смог. Такое ничем нельзя прикрыть. Его стыд и позор разрослись до неведомых масштабов. Вопрос лишь в том, хватит ли этого, чтобы получить прощение. Хоть от кого-нибудь. Или Хината и тут окажется права.

«…у тебя останется лишь она, и я засеку время, которое ей потребуется, чтобы сбежать и из твоих, удушающих любовью, объятий». Когда она научилась быть такой жестокой? Узумаки поражённо качает головой, это не тот вопрос, который волнует его больше всего. Ему страшно, что её слова окажутся правдой, вот только…волнует не то, что Сакура может от него уйти, едва он смог её заполучить, а то, что в его жизни может остаться только она. Это выбивает дух, сжимает горло, до бессилия вынуждает коленки трястись. Нет, о, нет, она не нужна ему настолько.

«Смеёшься, Узумаки? Не нужна? А, как же твоя большая любовь? У неё, что, есть пределы?», - столько язвительных вопросов от неё в его голове, что Наруто реально отмахивается, пытаясь отгородится. Но, это бесполезно, слова уже прозвучали. Нет у его любви пределов, это правда, ведь их не может быть у того, чего просто…

- Нет, - произносит Узумаки школьным воротам, и даже не знает, сказал он это, отвечая на собственный вопрос, или тому, что Харуно караулит его при входе. - Привет, - говорит он чуть громче, когда подходит ближе. Сакура оборачивается к нему. И, Наруто чутко улавливает изменения в атмосфере между ними, он даже не знает, что должен или может сделать. Они пара? Она так сказала, так должен ли он поцеловать её или обнять, а может всё это неуместно для школы, он не будет возражать. Но, память подкидывает жаркие сцены неуместного, которые они устраивали с Хинатой за спортзалом…в раздевалке…под лестницей. Они правда так делали? Да, делали и это было прекрасно, абсолютно правильно. Жаль, то, что происходит сейчас, не кажется ему таким уж правильным.

- Привет, я ждала тебя, - спокойно отвечает Сакура, - не передумал? - вопрос возвращает ему остроту восприятия. В зелёных глазах плещется надежда, что он скажет «да», сделает ей одолжение, останется единственным, кто виноват в будущих разрушениях. Наруто бы увидеть в этом возможность соскочить самому, но упрямство заставляет сопротивляться. Там, глубоко внутри, есть маленькая, корчащаяся, как пиявка, часть его, которая всё ещё пищит своим тонким, противным голосочком, что это Харуно, мечта, готовая стать явью. Узумаки не знает, как всё то, что противится этому паразиту, не раздавит его, но поддаётся уговорам.

- Нет, а ты? - Сакура вздрагивает от того, как насмешливо он спрашивает об этом. И, как она должна отказать ему? Признать своё поражение? Вот так сразу - никогда, она умеет выжидать, когда парень сам сделает так, как ей нужно. С Саске вышло именно так, он припёр её к стенке, вынудил, и Наруто сам скоро устанет притворяться.

- Конечно, нет, - она улыбается. Сакуре даже жаль, немного, что всё так вышло. Она-то подумала, что соседский парень - это та история, которая могла бы быть в её жизни. Но, ничего не изменилось, она почти получила удовольствие от близости, пока она не стала слишком тесной. Потом осталась лишь боль и противное чувство грязи. Почему это не то, что ей нужно, Харуно понять не может. Вместо этого, она протягивает ему руку. Узумаки смотрит на неё со смесью страха и обречённости. Он знает, что не хочет этого, это неправильно, но пути назад нет. Что стало с его мечтой? Она исполнилась.

***

Саске смотрит, как она пристёгивает велосипед. Такая спокойная, совсем не похожая на вчерашнюю демоницу, что истязала его. Она делает всё медленно, давая ему возможность решить, хочет он спросить, или нет. Учиха не удивит её, в любом случае.

- Это было хорошо? - значит решается, Хината не против, её новое мироощущение требует больше грязи. Она устала быть правильной, хорошей девочкой. Такие получают только разбитое сердце, от них уходят, оставляя отвергнутыми.

- Не плохо, - признаёт Хьюга, Саске выгибает бровь, самолюбие задето, как мило, она усмехается, - я кончила, если тебя это интересует. А, в остальном, знаешь, я просто привыкла к членам потолще, - он втягивает воздух через нос. Слишком откровенно. Это не его Хината, настолько не его, что он даже пропускает мимо ушей суть замечания. - Но, техника у тебя хорошая, как бы там ни было, ты умеешь пользоваться тем, что…тебе…дано.

Она замедляется, Саске видит, как тьма рассеивается, уступая место настоящей, не прикрытой боли, но это быстро проходит. Ему жаль, что та Хината не задержалась, но тоже лишь на мгновение, пока не смотрит в ту же сторону. Они оба там, идут, держась за руки. Он до последнего не верил, даже несмотря на то, что сделал вчера с лучшей подругой.

- Что за херня? Какая-то благотворительная акция? - тьма внутри Хинаты дергается от голоса Кибы, наслаждается возможностью вкусить их общую ненависть. - Серьёзно, - нервно усмехается парень, - выглядит слишком нелепо, что это такое?

- Нет, - шепчет Шикамару, застывший рядом. Он ловит её взгляд, в нём упрёк, она знает почему. Нара единственный, кто предупреждал, что этого не должно произойти, но что она могла сделать.

- Хината, - Киба прикасается к её ладошке, только из-за того, какой он горячий, она понимает, как замёрзла. Тьма дрожит, но не усиливается, боль побеждает, она чувствует, что всё слишком реальное, внутри всё разрывается на части.

- О-они теперь, - она умоляет их позволить остановиться, не продолжать эту ужасную правду. И, они разрешают. Киба сжимает ладошку сильнее, Шикамару встаёт ближе, Шино тоже тут, как и Чоджи, они все переходят на её сторону. Потому что она - друг, а Наруто предатель.

Узумаки тормозит перед ними, будто врезается в невидимую стену, так что ближе подойти не может. Остановка такая резкая, что Сакура продолжает идти вперёд, поэтому её рука легко выскальзывает из его. Она оборачивается, оглядывает происходящее. И, ждёт, что будет.

Наруто сначала хочет попытаться преодолеть невидимую преграду, попытаться достучаться до них, рассказать о годах беспросветного одиночества от того, каким был отвернутым. Но, вот теперь, теперь-то он не такой. Он получил что хотел. Неужели это так плохо? Но даже его разум бунтует против него, подсказывая, что блондин уже давно не был таким, его сердце оставалось надёжно укрытым, его не отвергали. Его приняли, Хината приняла его, и позволила ему принять её. Они были…

Да, чёрт возьми, они были счастливы. А, теперь их друзья отгородили её от него. Наруто почти желает увидеть её злорадство, ему было бы легче от этого, но Хината не может нащупать нить своей ненависти и мстительности. Слишком больно смотреть в эти ясные голубые глаза, которые казались кристально честными, под присмотром которых было так безопасно. И, Наруто видит её боль, её растерянность. Жестокий вопрос «почему», на который он может ответить только - чтобы знать. Вот только, оказывается, что это того не стоило.

- Зато, у тебя есть я, - тихо говорит Сакура, которая подошла и снова держит за руку. Наруто смотрит на неё, а секунды уже начинают свой бег, отсчитывая время, которое ей понадобиться, чтобы оставить его одного.

***

Наруто кажется, что даже учителя заметили эту напряжённую атмосферу в классе 3-С. Он старается сохранять присутствие духа, но осознаёт, что окружён испепеляющими взглядами друзей, если они всё ещё его друзья. Даже затылок Шино выглядит осуждающе. Единственное чего он не чувствует, это взгляда за спиной, он отчаянно хочет обернуться, убедиться, что она ещё там, ведь сейчас кажется, что за ним осталась зияющая пустота.

Время бежит, перематывая весь день, мелькают люди. Их лица светятся улыбками, она что-то обсуждают, а он застыл в одной позе, склонившись над партой, боясь поднять головы. Шайка тоже не понимает, что им делать. Они оказались между двумя друзьями и не понимают, должны ли поддержать боль Хинаты, или остаться с тем, кого знают всю жизнь.

- Всё, хватит с меня, - взрывается Киба, как только Шикаку-сенсей покидает класс. Никто не успевает остановить шатена от высказывания, но и скрыть благодарность, что поднял тему, тоже не получается. - Ты, конечно, уже творил разную дичь, но чтобы вот так. Какого хера, а, Узумаки?

- Киба, - Наруто вздрагивает, когда Хината называет имя друга. Она звучит спокойно, ровно, это ложится ещё большей тяжестью на его сердце.

- Нет, Хината, - возмущается Инузука, - он всё портит, почему я должен молчать.

- Что вообще произошло? - встревает Чоджи, пока Киба не разошёлся окончательно. - Мы же видели, что у вас всё хорошо, как за один день всё могло измениться?

- Не могу поверить, что ты не перестал думать об этом, - едва сдерживая гнев, начал Шикамару. - Даже после того, как в твоей жизни появилась Хината? А, ты…ты, просто идиот, всё ещё думать, что влюблён в Сакуру? Ты не можешь быть настолько тупым, я был уверен, что это лишь маска. И, что все иллюзии на её счёт развеются, особенно когда ты нашёл кого-то настолько…подходящего, - они не могли проигнорировать боль, что сквозила в голосе Шикамару. Наруто не мог.

Нара пытался сфокусироваться на своей открытой тетраде, но всё размывалось. Горькие солёные капли падали на чернила, превращая их в синие пятна.

- Шикамару, - потрясённо прошептал Узумаки.

- Если даже ты не смог, то как смогут другие. Как решиться, не испугаться, довериться кому-то, - бессвязно бормотал брюнет, давясь обидой и слезами, капающими с кончика заострённого носа. - Всё время жить в страхе, что вот сейчас, когда ты уже открылся кому-то, он и ударит тебя в самое сердце. Обходить стороной ту, кого хочешь видеть рядом. Ведь всё это не имеет смысла. Если ты не смог понять, что такое любить кого-то по-настоящему, - повысил голос Нара, оборачиваясь к перепуганному Наруто, - то, как это могут сделать другие? - он не стал ждать ответа и мгновенно вылетел из класса, сбивая на бегу разгуливающих по коридорам ребят.

- Эй, нытик, ты чего это? - насмешка, конечно в голосе насмешка, она ведь думала, что ей показалось, но вот Шикамару отвечает ей покрасневшими глазами, боль в которых плещется через край. Темари застывает на месте, ей не нравится, что Нара смотрит как человек, который прощается. - Что такое? - делает шаг навстречу, почти тянет руку, чтобы схватиться за ворот его рубашки. Почти, но нет. Это же он должен делать первый шаг. И, Шикамару его делает, только назад.

- Ничего, - отвечает Нара, - это уже не важно, ещё увидимся, Темари, - его сгорбленная спина удаляется, крик отчаяния застревает в её глотке, блондинка царапает внутреннюю сторону ладони, чтобы не сдаться, не показать слабости. Если бы он только сказал, что больше не хочет её видеть, что она его достала, назвал проблемной, то она бы знала, что ещё не всё потеряно. Но, он этого не сделал, Шикамару поставил точку там, где даже не начиналось предложение. Почему же так больно от того, что промелькнуло не ясным намёком, да так и осталось лишь тенью. Темари не знает ответа на этот вопрос.

***

Хината верила, что именно Шикамару сможет сохранить остатки разума и вразумит других, ей нужен был ленивый гений, пока её тьма разрасталась, только на него можно было возложить надежды. Он обязан был не дать ей совершать новые ошибки, но когда парень скрылся в многолюдном коридоре, она осознала, что её уже никто не сможет остановить. Тьма питалась ошарашенными лицами друзей, искривлёнными болью утраты. Она притаилась, ждала, кто первый это скажет.

- «Только не говори, что ты не виноват. Это оскорбляет мой разум», - Шино запустил реакцию, и оставалось только ждать. Хината в последний раз попыталась удержать того, кто старался занять её тело и разум, отравить её, но ничего не вышло. Губы сами собой расплылись в злорадной улыбке. Теперь она умоляла уничтожить его. Пусть познает боль.

- Это моя личная жизнь, - огрызнулся Наруто, которого порядком достала вся эта игра в драму на пустом месте. - Я не лезу в вашу, так какого хрена вы лезете в мою? Нашли себе поводыря, будто я должен показывать вам, какой дорогой идти. Да, идите вы куда хотите, - его проводили молча.

Он шёл к классу Сакуры, взглянуть на неё ещё раз, назло им всем увидеть и понять, что всё верно. Это его большая любовь, это его мечта, вот теперь-то он станет самым счастливым, у него есть она, а больше никто и не нужен. Всю жизнь он хотел только одного единственного человека рядом. Ведь только он и имеет значение, с ним остаёшься, когда друзья разбегаются, зарываются в делах собственной жизни.

Наруто так и не смог войти в класс или как-то обозначить своё присутствие. Она сидела на своей парте в центре класса, весело болтая с незнакомыми ему ребятами, улыбалась что-то рассказывая, смеялась, запрокидывая голову. Они отвечали тем же. Для Сакуры Харуно ничего не изменилось, она всегда жила так, как ей было удобно, и Наруто даже восхищался этим. Но не сейчас, когда осознал, что эта девушка не сможет выслушать его. Она просто не подходит для того, чтобы изливать душу, Сакура из тех, кто скажет забыть, забить, он уже предвидел, как ходит понурый, а она только спрашивает, где её вечно весёлый Узумаки, на такое она не подпитывалась. Харуно была послана ему, чтобы он стал хорошим другом, чтобы направлял её, сделал тем, кем глубоко внутри она желает стать - хорошим человеком. А, он всё ей прощал, думая, что любит. Его сердце болело рядом с ней лишь потому, что он не справлялся со своей задачей. И, излечилось в мягких руках Хинаты, ведь её послали, чтобы направлять его. А, он оказался так слеп. Но, назад пути нет, если он откажется от розоволосой сейчас, то останется совсем один.

Отвергнутый.

***

Наруто признал этот первый обед началом конца. Разговоры разговорами, но действия означали, что всё действительно начало рушится. Под «их деревом» он сидел один. И, ещё никогда не казался себе таким маленьким на этом огромном настиле.

И, пока Сакура с Ино болтали о том, как всё резко переменилось. Яманака, конечно, была удивлена и расстроена из-за Хинаты, тем более, что Сай терялся во всей этой ситуации, но не могла бросить лучшую подругу. Блондинка редко не слушала внутренний голос, тот, который сейчас ей твердил, что она выбирает не правильную сторону, но в этом плане она оказалась такой же, как Узумаки. Привыкла думать, что Сакура её лучшая подруга и не хотела этого терять. Решение стоило Ино всего, но она ещё об этом не догадывалась.

И, пока Киба и Шино ушли за пределы школы, чтобы помолчать где-нибудь вместе. Они вовремя осознали, что нужно держаться друг за друга, видели по глазам Хинаты, что она больше не сможет держаться за кого-то из них и скоро снова уйдёт. Не-то, чтобы парни считали, что в компании они какие-то странные или случайные, но оба молчали о страхе, что без неё, остальные перестанут их замечать. Поэтому решили, что могут просто сразу остаться вдвоём. Так было безопаснее. Киба мог говорить всё, что угодно, пока Шино будет молчать обо всём остальном. Это уже никто не сможет разрушить.

И, пока Шикамару, и нашедший его на стадионе, Чоджи, лежали на сиденьях, разглядывая облака, которые никогда не требовали от них невозможного, никогда не осуждали и всегда позволяли найти верный ответ. Чоджи знакомо хрустел чипсами, позволяя другу проститься с чем-то, о чём он не догадывался. Нара не думал, что это на него так повлияет, но внутренних резервов уже не хватит, чтобы сказать кому-то, кто так сильно нравится, о своих чувствах. Он сможет дождаться кого-то тихого, кто не будет мешать. Это не так уж плохо, тем более, что он не успел вкусить запретного плода отношений, от которых захватывает дух.

И, пока Саске сидел в окружении Джуго, Суйгецу и Карин. Хината просила его не делать глупостей, но одну то он сделал вместе с ней. Так что имеет право и на остальные. Поэтому он не двусмысленно пялился на Карин, смущающуюся под этим раздевающим взглядом тёмных глаз. Учиха игнорировал сидящего рядом Суйгецу, она всегда была ему не по зубам, он не виноват. А, Джуго был слишком далёк от всего суетного, он позволял людям портить себе жизнь так, как им хочется.

И, пока Сай и Гаара сидели в додзё. Они думали, что привыкли к тому, как ощущают себя рядом друг с другом, но сегодня всё было иначе. Пустота рядом с ними оказалась слишком всепоглощающей. Их едва зародившаяся дружба не смогла с этим справиться. Они ели торопливо, не глядя друг другу в глаза. Доверие хрустело, ломаясь на части, пока совсем не превратилось в прах. Когда они расходились в разные стороны, то понимали, что связь порвалась. Едва ли кто-то сможет это восстановить. Сай закрылся, слишком много для него, а Гаара уже слышал, как когтистая лапа гнева царапает ему подкорку. Всё рушилось слишком быстро.

Хината сидела на земле, в гордом одиночестве, чёлка закрывала глаза, музыка била по ушам. Стена, что поддерживала её, помнила много хороших моментов, которые теперь Хьюга мечтала осквернить. Она уже знала, что ей не придётся что-то делать. Наруто сам всё разрушил. Он уже на краю. Но, ещё не время толкать, пусть вкусит больше. Столько, что не по силам.

***

Шаг за шагом, день за днём. Наруто начал привыкать, что боль и одиночество всегда с ним. Даже когда он сидит за столом с родителями, когда приходят баа-чан и дед. Удачно ли он притворяется. Наверное, раз никто не задаёт вопросов. А, он словно смотрит на себя со стороны, иногда корректируя что-то слишком фальшивое в своём виде. Тут улыбка слишком вымученная, тут в глазах почти стоят слёзы. Все его навыки, отточенные годами, пришлись кстати, но с каждым днём он становится в этом всё лучше и лучше.

Сложнее всего притворятся с Сакурой, точнее, притворятся, что он не видит, как ей противна его близость, как они не походят друг другу. Какие уж тут душевные порывы, родственные души, если они даже не могут трахнуться нормально. Он уверен, что ещё ни разу не смог заставить её кончить не используя пальцы. Это не угнетает, почти. Он даже горд, что его тело оказалось таким верным другой девушке. Хотел бы он, чтобы это с ним случилось раньше.

Он надевает футболку, это уже новая неделя их отношений. Сакура лежит в кровати, прикрываясь простынёй. Блондину интересно, что у неё в голове. Почему он цепляется за неё - ему понятно, а она почему? Неужели просто хочет, чтобы он сам это сделал. Желает остаться белой и пушистой. Как похоже на Сакуру, которую он любит, нет, без иронии. Ведь именно такую мразь он и полюбил. Это должно много говорить о нём, как о человеке.

- Мне было хорошо, - говорит она, вспоминая, что должна. Наруто улыбается, но молчит. Перелезая через балкон, он замирает, всего на мгновение смотрит вниз. Как всегда и бывает, высота заставляет чувствовать себя невесомым, шататься, будто земля притягивает тебя. Шагнуть вниз было бы так просто. Вот только…да, пожалуй для этого пришлось бы подняться повыше.

Он качает головой, отбрасывая мысли, которые вложила ему в голову Хината. Просто метафоры, ничего больше, она говорила о другом, о том, что сейчас и происходит с его жизнью. В своей комнате, на твёрдой земле, ему становится чуть лучше. Вот только, комната выглядит странно, вещей Мей почти не видно, вообще-то, их совсем нет. Когда это случилось? Она что прибралась?

- Не похоже на неё, - замечает себе Узумаки и выходит. На кухне точно кто-то спорит, но прекращают, как только он объявляется на пороге. Кушина бросает предостерегающий взгляд на мужа и неуверенно улыбается сыну.

- Голоден? - спрашивает она. Наруто прислушивается к себе, не завалялось среди всего этого хлама, в который теперь превратились его эмоции, что-то похожее на голод. Но, кажется, что нет. Вспомнить, когда он вообще ел в последний раз, тоже не получается.

- Нет, спасибо, - отвечает блондин, - а, где Мей? Кажется будто сто лет её не видел, - он усмехается такой мысли. Ведь она была дома тогда, когда…ну, в тот раз…они ещё…

- И, ты только сейчас заметил? - Наруто забывает о чём думал, когда раздаётся грубый голос отца. Блондин смотрит на человека, который в принципе не умеет ни злиться, ни кричать, он просто воплощение добра и терпения. Но, не сейчас.

- Минато, - снова предупреждает мужа Кушина. Но, это не работает.

- Что? - теперь он огрызается на неё, и Наруто понимает, что мир сошёл с ума. Всё, планета сошла с орбиты, замечательно, всем пора сойти. - Предлагаешь мне снова быть лишь молчаливым наблюдателем? Может я от этого устал, не думала? Устал молчать, устал смотреть, как ты позволяешь себе переходить любые границы дозволенного, но ждёшь, что я никогда этого не сделаю. А, я сделаю.

- П-пап?

- Ничего не хочешь нам рассказать? - грозно сверкая такими же, как у сына, голубыми глазами, спрашивает Минато. Кушина, что удивительно, замолчала и будто вся уменьшилась, спрятавшись за мужем.

- Р-рассказать?

- Да, о том, что происходит в твоей жизни, например, - от холодного тона отца, Наруто чувствует себя ужасно, он хочет чтобы его кто-нибудь обнял, но тот, чья эта работа, сейчас кажется…ненавидит его? - Или о том, почему Хината к нам больше не заходит? О, том, что твориться с твоими друзьями. Или о том, как часто ты лазаешь через балкон к соседям. Можешь сам выбрать.

- Я…

Слова теряются, слёзы обиды жгут глаза. Они не могут так с ним. Только не они. Кушина и Минато - лучшие родители в мире, разве нет? Конечно, а значит, они должны простить ему всё, чтобы он не натворил. Так почему отец смотрит на него, как на врага.

- Ты что? - сталь в его голосе? Откуда она могла взяться. Он не знает таких интонаций.

- Мы с Хинатой больше не вместе, - отвечает Наруто, мать охает, явно хочет что-то спросить, но Минато резко её прерывает взмахом руки.

- Из-за Сакуры? - уточняет Намиказе.

- Д-да, - Узумаки ещё уменьшается в размерах, но находит силы для последней возможности оправдаться, - но, ты не понимаешь, это то, что мне было нужно. Я хотел…хочу, мы с Хинатой никогда не…

- Я сделал так много, чтобы ты стал хорошим человеком. И, ты никогда не подводил меня. Я думал, что эта блажь с Сакурой пройдёт, когда ты поймёшь, как сильно тебе подходит Хината. Я сделал всё, чтобы ваши пути пересеклись, ведь Хината так похожа на меня, вы могли стать нами. Но, ты оказался просто трусом. Ты. Разочаровал. Меня. Сын.

- Минато! - голос Кушины едва слышен. Но, слова уже сказаны и притвориться, что этого не было не выйдет.

- Не хотела вам мешать, - Наруто поворачивает голову, просто чтобы посмотреть на кого-нибудь кроме отца. Там Мей. Она выглядит совсем не такой, какой он её помнил. Слишком измученная и смотрит на него так, как отец. Как на предателя. - Пришла за остатками вещей.

- Ч-что? Каких вещей? Куда ты уходишь? - лепечет Наруто. Она не может уйти, сейчас он в такой же жопе, как она тогда. Узумаки не хочет, чтобы что-то ещё менялось, это уже слишком. - Да, что на тебя нашло?! - кричит он.

- Я не спала той ночью, - спокойно, почти безжизненно отвечает Мей. Внутри Наруто обрывается последняя нить, за которую он держался. - Видела, как ты ушёл, и каким вернулся. А, я верила, что если есть ты, то значит и другие найдутся. Не предатели.

- Нет-нет, это всё не так, - умоляет Наруто. Ками, как он мог про это забыть. - Мей, пожалуйста, не уходи, просто выслушай, это не то, чем кажется. Я не злодей, - кричит Узумаки, смотря на свою семью. Но, никто из них не верит ему. Он и сам уже не верит в это.

«Зато, у тебя есть я», - звучит в его голове насмешливый голос Сакуры.

***

Я расскажу тебе то,
Чего ты точно не хочешь услышать.


- Что? - переспрашивает Сакура, она отвлеклась на какую-то постороннюю мысль, а Ино всё ещё что-то вещает. В последнее время, Харуно устала от всех, кто её окружает, вся эта атмосфера давящего траура уже надоела. Люди каждый день сходятся и расходятся и никто из-за этого не сходит с ума. Потом, она бы с радостью вернула Узумаки Хинате, но та похоже не собирается забирать его обратно. Розоволосая усмехается, выходит, что она опять проиграла расчётливой Хьюга.

- Говорю, что у Сая сегодня тренировка, а я должна помочь в магазине, мне придётся его закрыть, может вы с Наруто встретите меня вечером? Я ещё не очень хорошо себя чувствую поздно на улице. Мерещится всякое, - Сакура кивает, но мысли её возвращаются к Хинате. Она даже не поняла, когда между ними возникло это молчаливое соперничество, но Харуно долго ждала возможности проверить, кто сильнее. Хьюга, как кажется, сдалась, но радости это не принесло.

Ино машет на прощание, Сакура смотрит, как блондинка обнимается со стрёмным бледным парнем. Вообще-то, выглядит он ничего, если присмотреться. Даже на Саске чем-то похож, на минималках, усмехается Харуно, радуясь своему остроумию. Секс всё ещё проблема, она просто поверить в это не может. Самый желанный парень ей не подошёл, парень, которого так нахваливала Хината, тем более. Уже пора выбрать кого-то другого, но Сакура всё медлит, бросить убитого Наруто было бы слишком плохо для её имиджа. Хотя, страдающий и даже не старающийся спрятать это, Узумаки, вызывает только приступы тошноты вперемежку с жалостью, а ни того, ни другого, она чувствовать не желает. Кажется, у Ино ещё не серьёзно с Саем, они же не спали. Так что, чем чёрт не шутит, Яманака рассказывала о том, как он ласкал её в парке. Сакура облизывается, одна мысль об этом её заводит.

Она встряхивает розовыми волосами и возвращается в школу, опять дела старосты. Власть ей нравится, а главное, она ей идёт, но то, сколько это отнимает времени, не так уж и круто. Тем более, что на собрании будет и Узумаки. Все, разумеется, знают, что они вместе, и она уже наслушалась много опасений по его поводу, мол, не достоин и всё такое, ведь так поступил с Хинатой, сама-то Сакура остаётся белой и пушистой, она же была свободна (ещё она возможно приукрасила положение вещей тем, что рассказала слезливую историю о вранье Наруто, что он расстался с Хинатой до того, как замутил с ней, а сам наврал, так что Хьюга тоже считает её врагом. Ах, как же сложно жить, когда окружён врагами). Харуно усмехается, она рассчитала всё. Хината должна была это оценить.

Хорошо, что на собрании шумно и много народу, а то, что они отвечают за разные классы, позволяет ограничится улыбкой и взмахом ладошки. Наруто на это отвечает только кивком и затравленным взглядом. Слабак, мелькает в розоволосой головке. И, следом желудок сворачивается в трубочку, ками, если ещё и домой с ним придётся идти, то это очередной испорченный вечер.

Но, кто-то присматривает за Сакурой, ей везёт, приходится остаться дольше, кто-то что-то напутал, как всегда. Бывает. Печальная улыбка, следом весёлая, обещание увидится позже. Дежурный вопрос, всё ли у него хорошо. Странный взгляд ввалившихся голубых глаз, зияющих из глубины чёрных кругов. Жуткое зрелище.

- Да, всё хорошо, - обычный ответ. Сакура считает пятнадцать секунд, которые считает вполне сносными для полноценного поцелуя и первая прерывается, как и всегда, Наруто не настаивает на большем. Харуно в такие моменты скучает по поцелуям Саске, чего-чего, а это он умеет делать хорошо.

- Пока, - весело говорит розоволосая спине Узумаки и расслабляется только когда он исчезает из виду. - Ну и кашу ты заварила, дурочка, - ругает она себя, посмеиваясь.

Совпадение получается убийственным, но как только Сакура уходит из школы, доделав всю дебильную работу, за ней следом появляется Хината. У розоволосой не было причин оглядываться, чтобы посмотреть кто идёт за ней, но она это сделала и не смогла заставить себя просто пойти дальше.

- Привет, Сакура, - Харуно запнулась, Хьюга вовсе не выглядела побеждённой. А, ведь она растеряла буквально всё, что у неё было, так почему же выглядит брюнетка так, словно ничего не произошло. Такая собранная, взгляд ясный, вся прямая, естественная. Сакура ловит себя на мысли, что завидует. В ней вот нет этой тонкой аристократичности, как в Саске и Хинате. Его грёбанный папаша-мудак был в чём-то прав, простолюдинка, средний класс, вот она кто. - Ты припозднилась.

- Как и ты, - отвечает Сакура. Хината снисходительно улыбается, она не собирается говорить, что ждала здесь её. Харуно не нужно знать всего, а когда она всё же узнает, что ж, будет уже поздно.

- Мы как-то резко перестали общаться, - с притворной жалостью, говорит Хината, ветер мягко касается подола её юбки от школьной формы. - Обидно, ведь, в конце концов, нам нечего делить.

- Разве? - уточняет Сакура.

- Перестань, - смеётся Хината, похоже на перезвон колокольчиков. Сакура смущается от того, как её смех влияет на неё. - Наруто ведь человек со своей, свободной волей, он сделал свой выбор, так почему мы должны ненавидеть друг друга из-за этого?

- Звучит разумно, - соглашается Харуно, беря себя в руки. Рядом с Хинатой ей странным образом становится хорошо. Она больше не чувствует потребности в соревновании, Сакуре вообще кажется, что она давно пыталась привлечь её внимание. Словно эта принцесса Хьюга была слишком далека от неё, но вот снизошла и нельзя упускать возможность. - Хочешь, - неловко получается, Харуно кажется, что прозвучит двусмысленно, но ведь у них перемирие, они подруги, и в этом нет ничего странного, - пойдём ко мне? Поговорим, как девчонки, которым нечего делить.

- Я не против, - улыбается Хината, заправляя непослушную прядь волос за ухо. Сакура следит за её тонким запястьем, как хищник за жертвой, почему-то внутри появляется иррациональное желание самой так сделать. Она отворачивается и начинает идти. Может не такая уж это была хорошая идея. Харуно всё меньше и меньше начала понимать себя, особенно с тех пор, как принялась в себе разбираться.

Рядом с Ино и Каруи Сакура не чувствует такого трепета внутри, как сейчас, когда они идут рядом, делая синхронные шаги и болтают о какой-то ерунде. Даже призрак Узумаки не маячит где-то рядом. Харуно забывает про всё на свете. Почему они не делали этого раньше? Зачем ей нужна была эта мнимая борьба, если Сакура хотела совсем другого, дружбы…хотя, она не уверенна, что правильно формулирует свои желания.

- Наверное, странно сюда возвращаться, - спрашивает Сакура, когда Хината останавливается у её дома, смотря наверх, туда, где соединяются вместе два балкона. Харуно почти хочет извиниться, лишь бы выгнать грусть из серых глаз, но Хината справляется сама, она улыбается ей, слегка прищуривая глаза.

- Нет, всё хорошо, я рада быть здесь, в конце концов, ты была первой причиной почему я вообще пришла в этот дом, - Сакура улыбается вспоминая их девичник, бодро хватает подружку под руку и тащит наверх. Пока их никто не заметил. Сакура заваривает чай и выкладывает на блюдо лучшие сладости, какие есть в доме. Всё должно быть идеально. Хината уже ждёт её в спальне.

- Мне нравится твоя комната, - говорит Хината, скидывая рюкзак на пол. - Такая уютная, ха, а моя такая вся, знаешь, странная. Иногда не похоже, что там живёт девчонка, а иногда, что там вообще кто-то живёт.

- Звучит так, будто именно это тебе и подходит, - весело отвечает Сакура. Чай остаётся на столе, не тронутый.

- Может ты и права, просто иногда мне кажется, что я не против вот этого всего, - она обводит руками комнату, пастельные тона, яркое покрывало, цветные подушки, фотографии, безделушки, зеркало со всем, что должно быть у девчонки. - Не правильная девчонка, - с улыбкой заканчивает Хината.

- Это мне знакомо, - неожиданно вздыхает Сакура, - мне тоже кажется, что я не правильная, - озвучить это оказывается так приятно. Повисает приятная тишина. Харуно покусывает губы, не зная, сказать ли что-то ещё. Слишком стыдно перед Хинатой за то, что сделала, она ведь этого не заслужила. Наверное, брюнетка единственная, кто действительно ничего из этого не заслужила.

- Ты же знаешь, что всё можешь мне рассказать? - спрашивает Хината. Она стоит так близко, нежно касается её руки, в её глазах столько заботы, которую Харуно не заслужила, это ломает её, заставляет сделать шаг вперёд, коснуться её бледной щеки, как и мечтала. Сакура не понимает, что делает, пока её губы не прикасаются к мягким губам Хинаты. Касание ещё не настоящий поцелуй, и Сакура мгновенно открывается от подруги, в шоке отворачиваясь от неё.

- О, ками, прости, прости, не знаю, что на меня нашло, - сердце колотиться, как безумное, Харуно чувствует, как мокро стало в трусиках. На это одно мгновение, пока их губы были вместе, Сакура почувствовала себя правильной, целой. - Извини, я правда не для этого тебя сюда позвала, и я не знаю, как так вышло.

- Всё в порядке, - Харуно оборачивается, Хината не много сбита с толку, но не выглядит злой, или готовой убежать. - Я не ожидала такого, но…ничего страшного, любой может запутаться. Ты уверенна, что тебе ни о чём не хочется поговорить? Вдруг это поможет?

- Я не знаю, как ты будешь это слушать, ведь, ну, - Сакура не понимает, как сказать это так, чтобы не оказаться конченной сукой.

- Дело в Саске и Наруто, ты поэтому не хочешь говорить?

- Да, - признаётся Сакура, а Хината всё ещё выглядит как человек, который готов слушать, она не видит в брюнетке ни злости, ни гнева, только участие. Это сбивает с толку и подталкивает всё рассказать. - Я не знаю, что со мной не так, Хината, - Харуно понимает, что готова разреветься от бессильной злобы на саму себя, - я была уверенна, что люблю Саске. Но, потом мы сделали это, я позволила и всё было хорошо, пока он не…это было не так чтобы больно, но противно. Я будто отдавала ему всё, а он только брал. Это убивало, понимаешь? Сейчас с Наруто всё тоже самое, я была уверенна, что всё будет иначе, ведь я больше не была невинной. Но, он тоже берёт, оскверняет. Почему, почему секс с ними похож на…

- Противостояние? Вечный бой, в котором ты не можешь победить? - заканчивает её мысль Хината и это так верно, что Сакура смотрит на неё с восхищением. Хьюга подходит ближе, но медленно, словно боится напугать. - Наверное, это просто наш удел. Мы можем лишь открываться им, но никогда не сможем сделать из них кого-то столь же уязвимых. Парни все такие твёрдые, жёсткие, грубые, не такие, как девушки.

Хината снова так близко, её голос плавный и тягучий, как сладкая нуга, Сакура сглатывает, когда видит разрешение в серых глазах, и поддаётся своим желаниям, она хочет этого. Хочет мягкости, открытости, не хочет противостоять чьему-то напору, а лишь дарить наслаждение, получая взамен тоже самое. Наравне.

Это больше не простое прикосновение, Сакура сминает мягкие губы Хинаты, срываясь на стон удовольствия. Целовать кого-то столь нежного так приятно. Харуно запускает руку в её длинные, шелковистые волосы, которые текут сквозь пальцы, как водопад. Тело Хинаты всё мягкое и податливое. Не удивительно, что она способна заворожить кого угодно. Даже Сакура не смогла устоять.

Харуно не уверена, что Хината не против, она не чувствует ответа, поэтому хочет разорвать свои тесные объятия, но Хьюга не отпускает, она углубляет поцелуй, сплетаясь своим языком с её. Сакура теряет голову от этой сладости. Как она раньше не поняла, девушки так прекрасны, не удивительно, что парни так их любят, теперь она понимает.

Хината стягивает с неё блейзер от школьной формы и ловко расстёгивает пуговки на рубашке, пока Сакура пробует на вкус её шею. Розовый лифчик, так предсказуемо, Хьюга толкает розоволосую на кровать прежде, чем та увидит её чёрный, она не должна догадаться, зачем это всё. Она не снимает его, только приподнимает вверх, чтобы высвободить торчащие сиськи, уверенно помещающиеся в её маленьких ладошках. Сакура стонет, закрывая глаза. Хината пользуется этим, чтобы бросить взгляд в окно, которое оставила не занавешенным.

Голубые глаза впиваются в неё, затягивая в пучину, но Хината не поддаётся. Ей кажется, что такое уже было в прошлой жизни, но сейчас они не друзья. Она обещала ему боли, а он научит держать слово. Хьюга надеется, что он останется там до конца представления.
Пока Харуно не заметила её отсутствия, брюнетка возвращается к тонкому, загорелому телу. Оставляет влажные дорожки поцелуев. Прежде чем забраться тонкими пальчиками под школьную юбку.

- Ты такая мокрая, Сакура, - удивлённо замечает Хината. Она подозревала, что так может быть, но не была до конца уверенна. Харуно могла не попасться под это очарование эксперимента. Конечно, сейчас розоволосая думает, что это что-то большее, но Хината давно про неё кое-что поняла, она просто хочет. И, ей не важно, что это, лишь бы получать.

- Н-не говори так, это смущает, - пряча красные щёки и блестящие от возбуждения глаза, шепчет Сакура, отворачиваясь.

- Не отводи взгляд, я хочу видеть, как тебе хорошо со мной, - просит Хината, снова впиваясь в её губы поцелуем. С Саске она не позволила себе этого, но с Сакурой придётся, иначе она может что-то понять. Всё должно быть идеально. Она глубоко запускает в неё свои пальцы, наслаждаясь стонами подруги, а за одно растерянным лицом Узумаки, который не способен перестать смотреть. Он бы хотел быть другим, хотел ворваться, или убежать, хотел не завидовать Сакуре, ему возможно уже не светит ощутить мягкость кожи Хинаты. Сладость её поцелуев, жара её тела. Из-за розоволосой, из-за этого мимолётного удовольствия обладать, он потерял всё.

- Ах, пожалуйста, - стонет Сакура, когда Хината лишает её своих пальцев.

- Какая ненасытная, - шепчет Хьюга, в самое ухо розоволосой, её язык медленно обводит раковину, вынуждая Сакуру стонать ещё сильнее.

- Э-это так, о, Хината, больше, прошу, - брюнетка сегодня не жадная, она даст больше.

***

Ветер задувает, пробирает до самых костей. Она смотрит на телефон, уже должны бы прийти, но улица пустынна. Снова набирает номера, но никто не отвечает. Хочет вызвать такси, но понимает, что не взяла с собой наличные, а касса уже закрыта и мать вынесет ей весь мозг, если узнает о том, что она взяла оттуда. Их отношения итак напряжённые, мягко говоря, после того, что произошло. Хотя, по всему выходит, что Иноичи больше не хочет иметь с ними дело, после того, как обнаружил Баджи, выходящим, не ровной походкой, из комнаты дочери.

Ино снова набирает номера, но ни Сакура, ни Наруто, не отвечают. Да, Харуно была рассеянной пару дней, порой казалось, что она вообще не хочет видеть подругу рядом, но ведь сегодня дала согласие, сказала, что придёт. Или не сказала? Яманака помнит, как розоволосая кивнула, но слышала ли она её.

Мелькает мысль дождаться Сая, но кажется у них тренировка где-то за городом. И, она совсем не хочет создавать новые проблемы, парень итак на нервах из-за того, что Гаара снова срывается по пустякам, а Хината, похоже, совсем забила на команду. Ино не может её винить.

Смотрит в разные стороны, толи в надежде, что появятся люди, толи, что улица так и останется пустынной. Идти не так уж далеко. Можно даже сократить дорогу, если пойти через сквер в парке. Она может это сделать.

Ино решается и торопливым шагом спешит домой. Пора ей взять свою жизнь под контроль, хватит с неё привычного, она разберётся с Сакурой, пошлёт её, если нужно, поговорит с Хинатой и скажет, чтобы та тоже взяла себя в руки. Это просто отношения, просто парень, сколько их ещё будет. Да, кивает она себе, смело смотря на сквер впереди. Фонарь снова разбили, а вроде район считается спальным, тихим. Ускоряется, чтобы воображение перестало подкидывать звуки, которых нет. Потому, что шаги тут только её, и за ней никто не идёт, всё это лишь у неё в голове. Надо только обернуться и всё станет хорошо. Ино притормаживает, останавливается, чтобы дать себе время заставить оглянуться. И, сердце падает куда-то в пятки. Шаги за её спиной никуда не исчезают.

Нужно бежать, но она зачем-то оборачивается. Позади так же темно, как и впереди. Но она видит их очертания. Два человека. Ками, Ино, уговаривает она себя, ты не единственный человек, который тут живёт. Порой люди просто идут с тобой в одну сторону потому, что им тоже туда нужно. Как оптимистично и глупо, корит она себя. Может это и было не серьёзно, но не значит, что она не способна узнать внушительную фигуру Какузу.

- Не бойся, детка, мы не сделаем тебе больно, - поёт голос человека рядом. Знакомый голос из темноты, конечно он привёл и его.

- Зачем ты ей врёшь, Хидан, как не красиво, - усмехается Какузу.

- Не растягивайте, - добавляет третий голос. Этого парня она тоже помнит, но почему он здесь, понять не может.

- Пиздуй отсюда, Сасори, если не любишь поиграть, - грубо отвечает ему Хидан.

- Я здесь лишь для подстраховки, - безэмоционально отвечает Сасори, - Пейн зашёл слишком далеко, думая, что я буду таким же послушным псом у его ног, как эта шлюшка Конан.

Ино не понимает почему всё ещё слушает, а не бежит. Ноги едва начинают двигаться, когда она приказывает им. Тело больше не подведёт, хватит с неё. Им не удастся сделать ей больно, парк и сквер, а там спасение. А, ещё она будет кричать.

- ПОМОГИТЕ, ПОЖАР! - орёт Ино во всю мощь лёгких и резко стартует. Три пары ног движутся за ней. Они что-то говорят друг другу, но она даже не пытается слушать. - ПОЖАР! - это давно известно, если хочешь, чтобы помогли, никогда не кричи, что тебя убивают. - ПО…

Нет! Это не правда, в этот раз она всё сделала правильно. Побежала, звала на помощь, она не замерла, не позволила страху парализовать. Так не может быть, он не мог догнать её так быстро, не мог выпрыгнуть из темноты и прижать к холодной земле. Но, огромная рука, затыкающая ей рот, спорит с этим. И, побеждает.

- Держи, - приказывает Какузу, когда Ино начинает вырываться. Хидан хватает её за ноги, они тащат её подальше от дороги, во тьму. Но, Ино не собирается сдаваться, она им всем покажет. Ничего у них не выйдет. Хината показала, что делать с такими, как они.

Но, в этот раз их трое, и они уже держат её так крепко в своих тисках, что всё кажется бесполезным, но она не сдаётся. Нет. Только, кажется, что магия храбрости от Хинаты, перестала действовать в тот момент, когда Ино предала её. Она должна была сделать правильный выбор, и сейчас могла быть не одна. Будь Хьюга рядом, они бы никогда не решились, а если бы решились, то она бы отмудохала их всех. И, ещё может. Да, она ведь пришла тогда, так почему бы не прийти и сейчас? Ещё один, на этот раз правда последний шанс.

Боль отрезвляет, Сасори бьёт ей в живот, без каких-либо эмоций сообщая, что его достали её попытки вырваться. Она задыхается, но это только один удар, так быстро её не сломить.

- Хм, - тянет Сасори и снова бьёт её, в живот, по лицу, не ладонью, как любят слабые мужчины бить женщин, а кулаком. Во рту привкус крови, один глаз уже ничего не видит. Кричать она точно не может. Неужели он что-то мог ей сломать?

- Эй, полегче, пидрила, я не хочу трахать труп, - возмущается Хидан, отталкивая Сасори назад. - Как насчёт того, чтобы сделать это в два смыка, как в старые добрые? - спрашивает он у Какузу, который всё ещё придерживает раскачивающуюся из стороны в сторону, Ино.

- Почему бы и нет, - соглашается он, - в конце концов, первый раз должен быть незабываемым, да, крошка? - Ино стонет, плакать больно, от этого что-то щиплет, она не понимает, почему не теряет сознание, почему чувствует, как кто-то из них стягивает с неё трусики, как Какузу перехватывает её удобнее, а Хидан, сильнее раздвигает ей ноги. Холодные пальцы растягивают её, кажется, что со всех сторон.

- Чтобы не шумела, тварь, - говорит Хидан, накрывая её рот рукой, - потом передашь подружке, что это всё её вина. Не следовало нас злить.

- М-м-р-м-а-м, - всё, что она может, вместе с нелепой попыткой выбраться.

- Кричи громче, - умоляет Хидан. И, боль разрывает на части.


***

- А-А-А-А, - её крик разносится по всей комнате, когда Хината заставляет её кончить. Сакура тянется за новым поцелуем, а после бессильно валится на кровать. Ничего лучше с ней не происходило, и никакого чувства, что её использовали. Только желание всё повторить, снова и снова взлетать так высоко. Ей хочется заставить Хинату чувствовать тоже самое, она тянется к её блузке, но Хьюга перехватывает руку.

- Извини, не в этот раз, мне уже пора, - говорит Хината, поднимаясь и оправляя юбку.

- Ты уверенна? - канючит Сакура. - Не знаешь от чего отказываешься, - нагло заявляет розоволосая, но тоже поднимается и приводит свою одежду в порядок. Звонок в дверь пугает, но часы на прикроватной тумбочке отвечают, что для родителей слишком рано. Хината оглядывается на балкон, но успевает увидеть тень блондина, ускользающую. - Блин, кого принесло, - бурчит Харуно, ещё раз проверяя, что выглядит прилично, хотя самой кажется, что у неё на лбу написано - только что оттрахали, успешно.

Хината дожидается, когда раздадутся голоса и только тогда подходит к шкафу, на котором оставила свой телефон. Камера всё ещё работает. Хорошо, всё идёт именно так, как ей того и хотелось.

-…решил, что она может быть здесь, - Хьюга слышит знакомый голос, похоже это отец Ино. Сакура что-то отвечает, но слишком тихо. Проходит ещё какое-то время и Харуно возвращается. Она бледная, в глазах застыла тревога.

- Что такое? - спрашивает Хината. Сакура не отвечает, а тут же бросается к телефону. Звук отключен, сделала это ещё перед собранием и забыла включить. Куча пропущенных от Ино. Вспоминает, что подруга просила встретить её, магазин, темнота, страх. - Сакура?

- Ино куда-то запропастилась, - отвечает Харуно, набирая номер подруги, - я забыла, что она просила меня встретить её, сказала, что боится идти одна. Наверное всё ещё сидит в магазине, только и всего, - никто не отвечает и Сакура набирает снова. Хината не ждёт, когда Харуно снова наберёт номер, она бежит на балкон, перелезает через решётку и стучит в стекло.

- Наруто! - орёт она, стекло почти трескается под её ударами, а может это что-то у неё внутри. Узумаки приходит на шум, он понимает, что заслужил всё это, но не ожидал, что Хината решит добить его лично.

- Хината, - он старается быть спокойным, даже безэмоциональным, это не так уж сложно. Измена Сакуры ничего не решает, ему уже не страшно потерять её, ведь её потеря не вернёт ему Хинату. Эту самую Хинату, которая сейчас стоит перед ним, вся трясётся, такая маленькая и напуганная? - Что? Что такое? - спрашивает он, прижимая её к себе. - Скажи мне, пожалуйста, - её бьёт мелкая дрожь.

- И-Ино, - наконец выговаривает она. - Ино, она должна была, она просила, Сакура, она должна была встретить её, она обещала, что вы встретите её, чтобы не идти одной по темноте, Наруто, её нет, до сих пор нет, она не отвечает, Наруто, пожалуйста, Наруто.

- Я ничего про это не знаю, Сакура мне не говорила, - тупо произносит он, сбитый с толку. Узумаки не знает, что тут может сделать, о чём просит Хината. - Мы можем пойти и поискать её, - предлагает он, и впервые, за долгое время, чувствует, как что-то похожее на жизнь, бьётся в его теле. Они могут пойти вдвоём, как будто всё снова хорошо. Могут спасать друзей, как и должно быть.

- Наруто, - шепчет она и серые глаза блестят от неостановимого потока слёз, - пожалуйста, скажи, что это не моя вина. Прошу, только не это, не она, она тут ни при чём, я не знала, не знала, пожалуйста, Наруто.

- Идём, с ней всё хорошо, перестать, детка, не плачь, - умоляет он, и от того, что она так близко, сердце заводится, стучит так будто давно этого не делало. Он пользуется моментом, чтобы стереть её слезы своими губами и не переставая повторяет, что всё хорошо. Теперь всё точно будет хорошо. - Я знаю, какой дорогой она могла пойти, чтобы сократить путь, - говорит блондин.

Он чувствует себя героем, когда они быстро идут по тёмной улице, Хината держится за него, как за спасителя, она не перестаёт плакать, но сосредоточенно вертит головой, что-то выискивая в чёрных тенях. Наруто пока не паникует, но всё же ему не приятно, что Сакура даже не сказала про Ино, он мог бы сам встретить её, а не смотреть, как они…он мотает головой, чтобы отогнать эти картины. В другой момент, это могло бы быть горячо. А, сейчас, просто наказание, которое он заслужил, но это не важно. Он всё простит, Хината ему всё простит. Даже смешно, они простят друг другу Сакуру и всё будет, как раньше. Даже лучше, ведь теперь они смогут начать всё с начала, по-настоящему.

- Что это? - тихо спрашивает Хината, останавливая его. Бледная, трясущаяся ручка, показывает куда-то в сторону высоких деревьев. Наруто присматривается и поначалу хочет сказать, что там ничего нет. Но, это не так. Это определённо туфля. И, она не валяется сама по себе, она всё ещё на ноге своей хозяйки. - Нет, - он не успевает её поймать. Хината валиться на колени, её топит вина, она ревёт, как раненный зверь. Пока Наруто вызывает скорую и старается не смотреть на окровавленное, полуобнажённое тело подруги.

***

Так вот какой он, мир, где они не успели.

Прошло пару дней, всё это время рядом были только её родители и Сай, который, должно быть, выглядел так ужасно, что его пожалели, а может это из-за того, с каким грозным мужчиной он тогда появился. Но, сегодня разрешили прийти всем. Наруто пытается найти положительные стороны всего происходящего. Шайка снова собралась вместе. И, пусть все выглядят, как призраки самих себя, они рядом, смотрят друг другу в глаза, стараются поддерживать. Узумаки этого не хватало. Как не странно, расстраивает его одна Хината.

В приёмной уже не осталось свободной мебели, так что она сидит на полу, вся в чёрном, хвост завязан даже по её меркам небрежно. Она больше не похожа на ту, кто держался за него, умоляя простить вину, хотя она ни в чём не виновата. Она не знала, не могла знать. Если кто и виноват, то только они с Сакурой. Но, Узумаки видит, как Хьюга поедает себя изнутри, сомневается, что она спала за эти дни хоть пару часов. Её руки, на этот раз твёрдые, лежат на коленях, сложенные в замок, она опустила на них подбородок, так что глаза - это всё, что он видит. Холодные, жестокие, решительные. Ничего общего с его Хинатой. И, он не хочет видеть её такой.

Сай выходит из палаты и все взгляды обращаются в его сторону. Он хорошо скрывает свои эмоции, кажется вообще отключил их, Наруто понимает, что это плохо, кто-то должен ему сказать, как это опасно, но это может сделать только Хината, а она и сама не лучший пример человечности, прямо сейчас. Становится невыносимо страшно, когда он думает, что Сай, тот, кто только начал постигать, как важно чувствовать, отключил это всё. Ино тоже не обрадуется, когда поймёт, что перед ней бездушный киборг.

- Можно к ней зайти, но по двое, и всего на пару минут, - сообщает он. Никто не шевелится, не может найти сил, но наконец приходит в себя Каруи, она хватает за руку Сакуру, хотя та выглядит так, словно сейчас свалиться в обморок, или облюёт полы. Подруга тянет её на буксире, понимая, как это нужно, всем нужно. Харуно должна увидеть результат своих действий. Все они должны.

В конечном итоге, остаются только они, Наруто и Хината. Он готов пойти, но Хьюга замерла в своей странной, устрашающей позе, ему приходится подойти к ней. Так близко он был в тот день, но старается не думать об этом. Узумаки присаживается на корточки, старается поймать взгляд серых глаз.

- Мы можем зайти, - тихо произносит блондин. Хината моргает и тут же поднимается на ноги. Её решимость снова его пугает, ведь она не кажется готовой помогать подруге пережить то, что с ней произошло, она выглядит как человек, готовый убить.

- Идём, - сердце пропускает удар от стали в её голосе. Наруто хочется встряхнуть её, потребовать у этого тёмного существа, вернуть Хинату обратно, но ему страшно, поэтому просто следует по пятам. Только у самой двери в палату, он понимает, что сейчас придётся увидеть. Конечно, он видел похуже, но всё равно оказывается не готов, но Хьюга не даёт время на раздумья, проходит вперёд, обдавая его запахом лекарств. Ничего другого блондину не остаётся.

Наруто выдыхает, Ино спит, хорошо, её синяков ему хватает, и кажется, что так ей самой легче, спать, не видеть всего, что происходит вокруг. Хината стоит облокотившись на подоконник и смотрит на подругу. На этот раз он читает все её мысли.

- Думаешь, это были те парни? - он давно хотел задать этот вопрос, хотя знает, что не хочет услышать ответ.

- Да, - спокойно отвечает она. И, переводит взгляд на него. Всё внутри обрывается, от боли переполняющей его. Это он виноват, тут никто бы не стал его переубеждать. Наруто лишь рад, что тоже поплатился, карма не стала его жалеть и хорошо. Он знает, что никогда не сможет быть счастлив, пока не вернёт прежнюю Хинату. Если есть такой шанс, он всё для этого сделает. Без её света, кажется, что в мире его вообще не осталось.

- Мы, наверное, не знаю, можем что-то сделать, рассказать про них, чтобы…

- В этом нет нужны, - прерывает его Хината. Узумаки удивлён её ответом, ровно до того момента, пока не понимает почему она выглядит такой собранной и решительной. Такой жестокой.

- Ты же не собираешься, - начинает он и обрывается, не в силах закончить это ужасное предложение, - скажи, что не собираешься вернуться туда, - умоляет Наруто. Хината молчит, теперь и его мутит. Всплывают картины прошлого и это ужасно, потом на месте безжизненной Ино появляется хрупкая Хината и это почти лишает его сознания. Палата плывёт, нужно опереться на стену, но та тоже уплывает, всё дальше и дальше. Когда он наконец может хотя бы дышать, Хинаты уже рядом нет. Узумаки бросается в коридор и успевает заметить, как заворачивает за угол, в противоположной стороне от той, где их ждут друзья. Конечно она пошла другой дорогой, ведь иначе пришлось бы что-то делать с Саем и Гаарой, которые не захотели бы остаться в стороне.

Блондин нагоняет её только на улице.

- Стой, ты не можешь этого сделать, это опасно, остановись, - когда это не срабатывает, Наруто просто хватает её за руку, резко разворачивая к себе. Хината смотрит на него, как на чужака, а на его пальцы, как на то, что нужно сломать, чтобы продолжить путь. - Это не ты. Когда ты успела стать такой жестокой.

- Забавно, - медленно отвечает она, - тебе не кажется? Я вот поражена, что раньше такой не стала, учитывая то, как обходились со мной люди, которых я люблю. Как они продолжают со мной обходиться, - Наруто отпускает её и отступает назад. Он знает, что она о нём. Это разрушает его до основания. Вот она, девушка, которая его любила, девушка, которую он должен был полюбить в ответ. Но, сейчас она уйдёт и всё будет кончено.

- Ты не должна этого делать из-за меня, я просто дурак, который тебя не достоин, вернись, пока не поздно, можешь ненавидеть меня, но не уничтожай себя, ты слишком хороша для этого. Для меня.

- Слишком хороша, - повторяет Хината и усмехается. - Знаешь, что означает эта фраза? Что мне всегда придётся быть одной, что любить кого-то полного изъянов намного проще. Да только я точно такая же, это ты придумал, что я идеальная и испугался. Что ж, можешь теперь успокоиться, я не такая, - она полезла в карман джинсов, выудила телефон, взвесила его в руке несколько раз, решаясь на что-то ещё. - Осталось ещё кое-что, что я давно должна была сделать, - Хината на что-то нажала, наблюдая за происходящим на экране и убрала телефон обратно. - Разрушать проще. Мне стоило понять это раньше и не париться. Удачи тебе.

- Хината, - мольба в его голосе её совсем не трогает. - Останься со мной, - он тянет ладонь, такую знакомую и родную когда-то, но она не вкладывает в неё свою, а лишь разворачивается и уходит в другую сторону.

- Я итак была с тобой, это ты бросил меня, - кричит она. Правда самый сильный соперник, его ничем нельзя победить, как не старайся.

***

Я покажу тебе, на чём всё закончилось,
Ведь мне неведом страх.


В этом доме, похоже, никогда не бывает тихо. Хината с улицы слышит, как грохочет музыка, весёлые пьяные голоса и визгливый смех. Развлекаются там, пока Ино в больнице, пока она борется за остатки своего разума и достоинства. Хьюга прикрывает глаза, вдыхает прохладный вечерний воздух, лишь начавший остывать. У неё есть цель и это оказывается приятно. Так что она с улыбкой ступает по каменной дорожке и входит в двери, которые не собиралась когда-либо открывать.

Толпа сразу захватывает её, неся то в одну, то в другую сторону. Она медленно осматривается, ищет тех, кто сам привык выискивать жертв, но сейчас она охотник, и это будет славная охота. Хината постарается, чтобы для них она стала последней. Эта мысль не успевает принести должного удовлетворения, как музыка стихает. Потоки людей замирают одновременно и так же смотрят наверх, туда, где, как всегда, стоит Пейн и его синеволосая подружка.

- Мне кажется, или я предупреждал тебя, Хината, что будет если ты снова решишь перейти мне дорогу, - она не сражена, что в этот раз он знает её имя. - Я понял ещё в прошлый раз, что ты бесстрашная, но не разглядел в тебе отчаянности. Не лучшая черта, если хочешь дожить до старости.

- Ты высоко забрался, Пейн, - пренебрежительно отвечает Хината, - но, как был слеп в тот раз, так и остался. Херовый из тебя вышел лидер, - Конан попыталась удержать его, но он только отмахнулся и спустился вниз. Хинату уже достали все эти люди, которые были выше неё, Яхико не стал исключением и навис, как гильотина, которая самостоятельно может решить, когда ей упасть. - Что? Хочешь показать мне, что такое боль? - снова усмехается Хьюга. Парень замирает и смотрит так удивлённо, что сразу кажется моложе своего возраста.

- Хм, вижу этим тебя уже не удивить, - она слышит в его голосе восхищение. Яхико упивается ещё одним человеком, который знает, что такое настоящая боль. - Говори, ради чего ты решила разозлить меня и заставила спуститься?

- Из-за них, - она указывает на тех, кого искала, они не удержались и вышли вперёд, посмотреть, как далеко зайдёт эта безобидная крошка. - А, ещё, из-за него, - Сасори кажется почти удивлённым, что она в курсе его участия. Должно быть та блондинка что-то успела рассказать.

- И? - не понимает Яхико.

- Ты дал слово, что будешь держать их в узде, но похоже твоё слово ничего не стоит. Ответь мне, Пейн, у тебя также нет чести, как у этих троих?

- Не играй с огнём, крошка, моего восхищения надолго не хватит.

- Моя подруга в больнице, они добрались до неё, - цедит Хината, наблюдая шок на лице лидера. - И, член твоей команды тоже был с ними. Видимо, не так уж ты хорош в том, что делаешь.

- Дейдара, Зецу, Тоби, - резко говорит Яхико и едва заметно кивает головой. Мгновенно все трое названных парней, хватают каждого из тех, из-за кого она пришла сюда. - Я могу отдать тебе Какузу и Хидана, но не Сасори, его мы с Конан накажем сами. Тебя устраивает?

- Вполне, - соглашается Хьюга.

- Что? Так нельзя, - говорит Какузу, пытаясь выбраться из хватки странного парня в маске.

- Ты ебанулся, босс? Веришь этот мокрощёлке? Да не трогали мы ту блондинку, - возмущается Хидан. Но тут же осекается, когда понимает, что ляпнул.

Люди расходятся, расчищая пространство в центре большой комнаты. Хината замечает, что блондин с чёлкой уже увёл куда-то Сасори. Хорошо, она не против, чтобы он познал боль.

- Всё будет по чести, - громко объявляет Пейн, - если ты не права, Хината Хьюга, значит и победить не сможешь.

- Правила? - уточняет Хината, ответом ей служит дружный хохот всех присутствующих. - Хорошо.

- У тебя есть предпочтения с кого начать? - уточняет Яхико. Хината закатывает рукава чёрной толстовки и указывает на Какузу. Он был парнем Ино, пусть почти фальшивкой, но всё же, должен был проникнуться к ней хоть чем-то, что не позволило бы воспользоваться её беззащитностью. Не так. Она была готова дать ему всё просто так, но он решил, что может вершить свою волю. И поплатиться за это. - Хорошо. Тоби, - парень в маске толкает Какузу в круг, сделанный людьми. Они подбадривают его, конечно, он же один из них, они не хотят верить, что всё это время находились рядом с ублюдком.

- Пейн, брось, я что, должен драться с ней? - спрашивает он у лидера, откидывая назад спутанные патлы. Пейн даёт отмашку. - Перестань, это не серь…

Хинате хватает знака от Яхико, что можно начинать, она не собирается ждать, когда он наговорится. Нескольких ударов по нужным точкам хватает, чтобы он перестал управлять своим телом. Его руки повисают беспомощными плетями, он смотрит на них, как на предателей. Пытается размахивать ногами, очень зря. Хината ловит его, зажимая правую ногу между своим телом и рукой, Какузу забавно подпрыгивает на одной ноге, но Хинате некогда смеяться. Она бьёт локтем в колено. Парень орёт, пытается высвободиться, но Хьюга держит крепко и всё бьёт и бьёт, пока не слышит приятный хруст. Какузу замирает, он тоже слышит, но не может понять, что произошло. Пока его не накрывает адская боль. Его рёв тоже веселит, но Хината милосердна, у неё ещё есть дела, она бьёт его в челюсть и громила теряет сознание, с высоты своего роста приземляясь на паркет.

- Превосходно, - улыбается Пейн, смотря на поверженного противника, - а, ты именно так хороша, как я думал, крошка.

- Давай следующего, - рычит Хината. Она знает, что со вторым не получится сыграть на эффекте неожиданности. Он должен быть ловчее своего друга, быстрее. Это не будет увеселительной прогулкой.

- Ах, ты сука, да я сделаю с тобой ещё не такое, - Хидан скидывает кофту, демонстрируя поджарое тело. - Твоя подружка пыталась кричать, когда мы драли её во все дыры, да только не смогла, Сасори так не вовремя сломал ей челюсть, но ничего. Я послушаю, как ты кричишь.

Хината улыбается, она благодарна тьме, что взяла верх. Этой новой ей плевать на его слова, пелена гнева не накрывает, как он хотел, она спокойна как удав и видит его насквозь. Тьма облизывается, ей хочется пустить кровь и Хината не возражает.

- Ну, ладно, пизда ебучая, сейчас дядя Хидан научит тебя уважать мужчин, - он наступает, Хината легко уворачивается от первого удара, оценивая всю обстановку. Хорошо. Уворот, ещё уворот, пока он не повернётся так, как ей нужно, пока не откроется. Как сейчас. Хидан бросается вперёд, открывая грудь и Хината пользуется этим, бьёт со всей силы. Парень отлетает назад, приземляясь прямо на стеклянный журнальный столик. Стекло разбивается, Хидан теряет ориентацию в пространстве. Хьюга подходит ближе, пока он не пришёл в себя. Стекло хрустит под подошвами её кроссовок.

Она тянет его вверх за чёрную верёвку, на которой весит какое-то дурацкое украшение, Хидан стонет, когда шевелятся мелкие осколки, впивающиеся в голою спину.

- Познай боль, уёбок, - шепчет Хьюга. Её кулак опускается на его лицо. Снова и снова, пока нос и губы не превращаются в сплошное кровавое месиво, пока рука не устаёт. А, когда устаёт, Хината обхватывает его голову двумя руками и несколько раз опускает о пол. На светлом паркете остаётся кровавое пятно. - Сдохни, тварь, - тьма чувствует запах крови, своё превосходство и продолжает наслаждаться. Пока чья-то мягкая, маленькая ладошка, не останавливает её.

- Довольно, это уже бесчестно, - это подружка Яхико. Хината тяжело дышит и хочет послать её куда подальше, но она права. Этого довольно. - Идём, обработаем твои руки, - Хьюга смотрит на костяшки, кожа кое-где порвалась.

- Выглядит страшнее, чем есть, - уверяет она, но Конан всё равно уводит её наверх. Хината оглядывается, когда стоит наверху лестницы, но не может сказать отсюда дышит Хидан или нет.

- Яхико с этим разберётся, - просто говорит синеволосая, будто такое происходит постоянно. Хотя, может так оно и есть.

Конан приводит Хинату в большую ванную комнату с длинным, вовсю стену, зеркалом и двумя раковинами. Просит её сесть на гранитную поверхность между ними. Хината так и делает, пока девушка ищет что-то в шкафчиках внизу.

- Вот так, - говорит Конан, когда находит перекись и бинты. Хинате кажется, что такое уже было, тогда был похожий день, они успели, но Хьюга всё равно хотела выместить всю злость на этих ублюдках. И, теперь ей это удалось. Жаль, что слишком поздно. Хината кривится и шипит, когда Конан обильно поливает её окровавленную руку прозрачной жидкостью. Пена подражает шипению брюнетки. Подружка Пейна склоняется над её рукой, чтобы подуть на рану, это успокаивает боль. Странно, что заботу проявляет та, кто должна быть врагом.

- Жить будет? - Хината уже думала, что ничего более странного сегодня не произойдёт, но появляется Яхико и…усмехается? На него совсем не похоже, холодный, пугающий лидер, походит на простого подростка, коим и является. Конан отходит в сторону, уступая ему место, Хината смущается, когда его тёплые, шоколадные глаза смотрят на неё. Это восхищение в них, сбивает. А, когда он прикасается к её коже, пробегает искра. Хьюга чувствует силу, что есть в нём и ей хочется тянуться к ней. - Ты была неподражаема. Столько жестокости и выдержки. Как бы я хотел тебя, - Хината нервно сглатывает, его слова отдаются где-то глубоко, там где тьма и пустота. Она мучала себя уже достаточно и знает, что всем, что натворила, закрыла себе путь обратно, в мир, где есть люди, которым она не безразлична. Так почему бы и нет? - В свою команду, - заканчивает Пейн. Хината понимает, что краснеет, когда на лице отражается разочарование, которое он замечает. Яхико приподнимает её лицо за подбородок. - Это не мешает мне и просто тебя хотеть.

Хината отворачивается, о чём только думает. Но, всё тело как заведённое. Адреналин бушует, требуя новых доказательств жизни, новых удовольствий, чистых, понятных. Однако, даже ей кажется странным обсуждать то, что он хочет её, ну, когда его девушка стоит позади.

- Она не будет против, - шепчет Яхико, прикусывая мочку её уха, - я ничего не делаю без Конан, - как наглядное доказательство его слов, девушка появляется с другой стороны и целует её в шею. Это странно волнующе, Хината никогда не представляла себя в такой ситуации, но отступать ей некуда.

Хината смотрит на свои руки, одну держит Конан, другую Яхико, она стоит между ними, пока они целуют друг друга. Смотреть, как их языки сплетаются, возбуждает. Как и то, что их глаза часто смещаются, чтобы смотреть на неё. Пока, наконец, пара не улыбается друг другу и не поворачивается в её сторону. Конан на вкус, как что-то ментоловое, а Яхико, как карамель. Их вкусы смешиваются, Хината закрывает глаза, так что в какой-то момент уже не знает, кто её целует.

Теперь рук действительно много, а раньше так казалось только с Наруто. Образ голубоглазого блондина почти сбивает с ног, но двое любовников подхватывают её, скоро не остаётся никаких границ между ними. Одна только обнажённая кожа. Яхико сильный, опасный, в одежде он не казался таким внушительным, хотя многих пугал. Его пирсинг царапает её нежную кожу, чёрт, в головке тоже гвоздик и она не представляет, как он это сделал с собой, гвоздик довольно внушительный, так что Хината отчётливо его ощущает, когда Пейн входит в неё. Конан ворует её стон своим поцелует, Хината пытается нашарить её лоно, девушка сама понимает, чего хочет их неожиданная гостья и сама ведёт её руку куда следует, сама работает её пальцами, пока Яхико вдалбливается в Хинату.

- Я начну ревновать, - говорит Конан, когда почти довела себя до оргазма пальцами Хинаты. Яхико покидает тело новой любовницы, чтобы взять свою девушку. Синеволосая садится на Хинату, подставляя парню свой зад. Её грудь трётся о грудь брюнетки, заставляя ту стонать от неожиданного удовольствия. К этому добавляются пальцы Яхико, который не желает оставлять Хьюга без внимания, его привлекает её новизна. И, он рад, что Конан кончает так быстро. Он не думает, что слишком груб, когда толкает её в сторону, чтобы вдоволь насладится другой. Хината не может поверить, что он всё ещё держится, хотя думает, что времени прошло уже слишком много, всё слилось воедино.

Яхико притягивает её к себе, так крепко, так тесно, он стоит на ногах и Хината поражается его выносливости. Но, он желает смотреть в эти серые глаза, желает впитать в себя силу боли, которую Хьюга принесла с собой. Конан не такая, она не знает, но Хината знает. И, это лучше, чем секс.

Гвоздик задевает что-то очень глубоко внутри, когда Пейн входит до упора, Хината царапает его плечи, они оба чувствуют новую, общую боль и это помогает достичь вершины. Он позволяет ей обнять себя, поймать дыхание, пока сам наслаждается быстрым биением двух сердец. Яхико видит кем они могли бы стать вместе, но выбор за ней. А, Хината не хочет быть такой желанной им, ведь это означает, что она действительно теперь другая. И, путь в прошлую жизнь закрыт. Но, она оставила там его, другого парня. Парня с голубыми глазами.

***

Наруто никак не может уложить всё это в голове, но доказательство, в виде ссылки, на экране его телефона. Теперь ему понятно, зачем Хината всё это сделала. Он не представляет сколько народу сможет это увидеть, особенно учителя или её родители, но подозревает, что всё сделано так, чтобы увидели. Сакура героиня домашнего лесбийского порно, такого он не ожидал. Ему даже стыдно, что всё это из-за него, но не так чтобы очень.

Блондин не пошёл за ней, не был уверен, что она этого захочет, да и сам он не хотел видеть, что она сделает. Он уже не мог вспомнить сколько времени прошло с того злополучного ночного звонка Сакуры. Жизнь столь многих пошла кувырком. Только из-за него? Разве это возможно? Ответ очевиден, ответ в девчонке, которая не понятно как справится с тем, что произошло. В парне, который лишает себя эмоций, в парне, который лишает себя любви. В женщине, которая больше не хочет верить мужчинам. И в нём самом, застывшем перед собственным домом, в который больше не хочет возвращаться. Там ждут того, кем он был.

Наруто поднимает глаза к небу, словно оно может ответить на все его молитвы. И, как не странно, так и происходит. Она там, стоит на крыше его дома и смотрит вниз, смотрит в пропасть, на дне которой стоит Узумаки. Он бежит, так быстро, как никогда. Готовился, тренировался для этого, чтобы успевать.

- Хината, - запыхался. Она поворачивается. Выглядит ещё хуже, чем несколько часов назад, когда они виделись в последний раз. Узумаки ищет следы того, что ей делали больно, но кроме страданий, что застыли в её глазах, видит лишь разбитые руки, доказательства, что она победила. - Ты это сделала, отомстила, - произносит блондин. И, имеет ввиду не только обидчиков Ино, но и её собственных.

- Да, - лаконично. Ничего другого он и не ждал. Наруто подходит очень медленно, даже не заикается о том, что она стоит на самом краю. У кого-то из соседей играет песня про ночной звонок и это кажется даже слишком ироничным. Если бы только он не отвечал на него.

- И, ты довольна этим?

- Почему бы и нет? - с обидой спрашивает Хината. Наруто кажется, что она пришла сюда, чтобы всё объяснить. - Они заслужили то, что я с ними сделала. Разве нет?

- Ты про тех мудаков, которые напали на Ино? Да, они заслужили, ты права.

- Ах, ну, да, - в её голосе появляется злость, - ты про Харуно, что ж, она заслужила этот позор, как никто другой.

- Почему? - Хината возмущена его глупостью, или его притворством. Может Узумаки просто желает услышать это от неё, она не против, терять уже нечего, самое главное она уже потеряла.

- Потому что я её предупреждала, - медленно цедит Хьюга, гнев прорывается, он клокочет в ней, так сильно, так неистово, она размазывает слёзы по лицу и кричит, пугая Наруто. - Я говорила, говорила! Чтобы она не трогала моего парня, но она не послушала. ТЫ БЫЛ МОИМ! А, она посмела забрать тебя себе, и зачем? Просто так, просто чтобы узнать, как ты хорош, хотя сама не может понять, что парень хорош, даже если это будет написано у него на лбу. Я предупреждала, но никто не слушал, думали, что я шучу. НЕТ! Я не делюсь тем, что моё.

- Всё хорошо, - медленно отвечает Наруто и поднимается на парапет, их разделяет несколько десятков сантиметров. - Я понимаю. Это всё моя вина, ты права, я был твоим, но я не воспринял это всерьёз, а должен был. Должен был понять, что между нами не просто игра. Но, ведь ещё не поздно? Мы можем всё сделать правильно.

- Правильно? - усмехается Хината. Это плохая усмешка, она не сулит ему ничего хорошего. - Думаешь, что-то ещё можно исправить? Разве из нас двоих не я должна быть наивной?

- Я знаю, что тебе будет не просто простить мне Сакуру, но я буду стараться, если ты дашь мне шанс.

- Простить Сакуру, - медленно, пробуя слова на вкус, повторяет Хьюга, - хм, ха-ха-ха, прости конечно, но я вот не собираюсь просить у тебя прощение за Саске, - Наруто знает, что не имеет на это право, но задыхается от неверия. Он мог, но она - нет, никогда, не с ним. Ведь сказала, что больше не хочет. - Да и за Сакуру, если на то пошло, - снова смеётся Хината. - Знаешь что ещё? - нет, он больше не хочет знать. - За Яхико и за Конан, мы только что хорошо развлеклись, после того, как я чуть не убила тех мудаков. И, мне всё понравилось. Понравилось чувствовать силу, когда чья-то жизнь в моих руках, понравилось отдаваться кому-то, к кому я ничего не чувствую, кроме первобытного желания. Это не так…БОЛЬНО! - она пугает его своим криком, а потом снова плачет, запрокидывая голову, чтобы слёзы перестали течь. Кто-то из соседей делает музыку громче. Она такая мрачная, что Наруто хочет попросить их выключить. А, ещё он хочет убраться с этой крыши, не хочет смотреть вниз и видеть пропасть. Ту самую, в которую Хината обещала его толкнуть.

- Мы всё испортили, - отвечает Наруто, стараясь не думать о том, как больно слышать слова Хинаты, стараясь не думать о том, что ей было также больно от того, что сделал он. - Знаю, но никогда не поздно сделать что-то, что всё исправит. Просто позволь мне это сделать.

- ЧТО ТЫ ХОЧЕШЬ СДЕЛАТЬ? - её крик так пронзителен, он раздирает его душу, но Наруто рад, что она так открыта, что не стала снова холодной, какой была в больнице. - Ха, как насчёт того, чтобы переместиться в прошлое и не портить всё? Можешь сделать так, чтобы этого не было? Чтобы ты никогда не трахал грёбанную Сакуру? ЗА ЧТО? ЗА ЧТО ТЫ ТАК СО МНОЙ?

- Мне жаль, Хината, - его шёпот такой жалкий, едва слышный на фоне беснующегося ветра. Хьюга смотрит ему в глаза и её слёзы высыхают. Она злобно усмехается.

- Жаль ему, надо же, жаль, - говорит Хьюга, начиная ходить туда-сюда по краю крыши. - Ты уничтожил меня, понимаешь? Я доверилась тебе, а ты просто взял и уничтожил меня. Я думала, что ты будешь рядом, что сможешь поймать, если я оступлюсь, но это всё время был только ты, единственная слабость, которую мне следовало избегать. Я тебя ненавижу, Наруто.

- Нет, не говори так, - умоляет блондин и протягивает руку. - Просто дай нам шанс, будь со мной, возьми меня за руку. Я ошибся, но больше такого не будет, я буду держать тебя крепко, обещаю, и никогда не отпущу. Чего бы это ни стоило, - Хината смотрит на его протянутую ладонь. Это уже было, с этого всё началось, он дал ей руку, он помог перебороть один страх. Наруто видит, как её рука дёргается навстречу ему, но она ещё не решила до конца. Он старается не торопить, не давить, но это сложно. Она сомневается. Предстоит разобраться в целой куче дерьма, которую они тут наворотили, но если она даст ему руку, то всё будет хорошо. - Хината, - мягко, ещё шаг ей навстречу, рука тянется дальше и вот-вот коснётся её руки, которую она медленно протягивает. Лишь сантиметры до одного единственного касания, которое необходимо, чтобы удержать друг друга над этой пропастью. - Вот так, - с улыбкой говорит Узумаки, почти чувствуя кончики её пальцев. Ошибочная уверенность, которая стоила ему всего.

- НЕТ! - снова кричит Хината, но он уже успел схватиться за неё. Хьюга дёргается от этого прикосновения, спрыгивает с парапета и дёргает руку обратно. - Не трогай меня, - кричит брюнетка, вырывается. Наруто не успевает ничего понять, как левая нога слетает с края.

Такой странный момент, он будто растягивается на бесконечную секунду, он весит в невесомости, размахивая руками, чтобы поймать равновесие. Хотя заранее знает, что тело перевесит. Глаза Хинаты так прекрасны, даже сейчас, когда расширились от ужаса, он рад, что она станет последним человеком, которого он увидит. Теперь она тянет руку к нему и он должен честно признаться, что тянется недостаточно сильно, он знает, что заслужил это падение. Тело наклоняется, секунда заканчивается, его ожерелье взлетает в воздух и он падает.

Ветер не может удержать его, он проходит сквозь пальцы, Наруто всё ещё видит Хинату, она так прекрасна, странно, что он всегда это знал, но никогда не понимал, что это для него значит, а теперь уже поздно. Лёгкость и свобода падения заканчивается, земля притягивает его всё быстрее, пока тело не встречается с твёрдой поверхностью, рассыпаясь на миллиард мелких осколков…

***

Это больно, не падать, а приземляться. Перед глазами темно, нос упирается во что-то твёрдое, ворсинки лезут в глаза, рука кажется изогнулась в неестественном положении. Сердце совсем не бьётся и это пугает. Наруто пытается подняться, пошевелиться. И, когда садиться, понимает, что упал с дивана. Кругом темнота, вот тогда и начинает биться сердце да так, что этот звук разрывает барабанные перепонки. Узумаки не понимает, где правда, а где кошмар. Что успело случиться за время, пока он спал?

- Пожалуйста, - шепчет он, понимая, что накатывает истерика, - кто-нибудь, - снова шепчет Наруто, но даже сам себя не слышит, - кто-нибудь.

- Сынок? Что-то случилось? Я услышал грохот, - голос Минато. Наруто смотрит на него, но не знает, кто перед ним, его отец, или тот злой двойник, который теперь ненавидит. - Наруто? - отец звучит напугано, значит он хороший. Узумаки протягивает ему руку. Минато в футболке и пижамных штанах, весь растрёпанный после сна, в мгновение ока оказывается на полу перед сыном. - Мальчик мой, - Наруто хватается за сильную фигуру отца и больше не может сдерживаться. Слёзы нескончаемым потокам катятся, душат его, он ревёт, не в силах хоть что-то сказать. А, Минато может только держать его.

- П-пап, н-нет, о, нет, п-пожалуйста, п-па, - на это уходит столько сил, что Наруто плачет ещё сильнее, ему нужно знать, нужно.

- Что такое, что? Скажи мне Наруто, прошу тебя, - он старается, правда старается, но не может и только сильнее сжимает футболку отца, только бы он не отпускал его. Никто из них не знает, как долго длиться эта истерика, но силы у Наруто не бесконечные, он постепенно затихает, лишь изредка всхлипывает и только сила хватки не слабеет.
Пока не слышится вибрация и не начинает мигать его телефон.

- НЕТ, НЕТ, - он брыкается в руках отца, желая уползти как можно дальше от горящего экрана, от того, что ждёт его, если ответить на этот проклятый звонок. Он больше не совершит такой ошибки.

- Тише, тише, это просто звонок, - уговаривает Минато и сам тянется за телефоном. Наруто не успевает его остановить. - Смотри. Просто сообщение, - показывает Минато. - Сообщение от Хинаты.

- Ч-что? - звучит невероятно, от Хинаты? Сообщение? Что она может ему писать?

- Да, не нужно так бояться, просто сообщение, смотри вот, она пишет, чтобы ты не парился, твой день рождения закончился, уже новый день и ты успешно стал восемнадцатилетним. Это даже мило, - улыбается Намиказе. Наруто выхватывает из его рук телефон и сам читает, всё правда. Именно так и написано. А, на телефоне ярко светится дата - 11 октября.

- Ничего этого не было, - потрясённо шепчет Наруто.

- Чего не было, сынок? - обеспокоено спрашивает отец. Наруто не знает, как всё это объяснить. Но даже не пытается, а просто снова обнимает отца, радуясь, что ничего не произошло. Утром его друзья будут его друзьями, родители будут его любить, он станет правильным другом для Сакуры, Мей всё ещё будет занимать его комнату, Ино будет в норме, ведь он никогда не забудет, если она попросит встретить её. И, Хината.

- Хината, - одно слово, которое возвращает его к жизни.



Прочитали?
2
Ваулина ДианаРита Романова


Нравится!
3
Не нравится...
0
Просмотров
601
Оценка материала: 5.00 Отвергнутые. Глава 20 5.00 0.00 3 3
119 
 
 
 0


Поделитесь с друзьями:

Обложка
Название: Отвергнутые.
Автор: ox_lade
Дисклаймер: Масаси Кисимото
Жанр (ы): Драма , AU , Романтика , Гет 
Персонажи/Пейренги: Наруто Узумаки/Хината Хьюга, Саске Учиха/Сакура Харуно, Минато Намиказе/Кушина Узумаки
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: ООС, Ненормативная лексика, Сцены сексуального характера
Описание: Она странная, нелюдимая девчонка, которая не может навести порядок в собственном доме. Она прячется за наушниками и безответной любовью к лучшему другу. Он душа компании, единственный сын любящих родителей. Он прячется за улыбкой, умением вставать после падений, но безответная любовь толкает совершать всё новые ошибки. Однажды им придётся столкнуться, чтобы пережить зарождающийся роман их лучших друзей. Поможет ли им это смело посмотреть на свои жизни и принять правду о самих себе?
Одобрил(а): Александр 12 мая в 08:20
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

2 комментария

Только авторизированные пользователи могут писать комментарии
1   

Пользователь
Рита Романова   Онлайн   7 августа в 11:272022-08-07 11:27:33
Уф, вот это описание, чуть сердце не выпрыгнуло))) хорошо что это был его сон, вся испереживалась пока дочитала статью, всё не могла поверить что Хината пустилась во все тяжкие)


Пользователь
Writer Crazy   17 мая в 22:282022-05-17 22:28:46
Извините за нескромный вопрос)) Но сколько здесь символов? Я не читала этот фф, открыла посмотреть насколько давно обновлялись фф на сайте и офигела от количества написанного в одной главе Стикер


1   



Дизайн   Главная   Твиттер   ВКонтакте       English   БорутоФан.ру
Александр Маркин   Анастасия Чекаленкова  
Рейтинг@Mail.ru
Скрыть
[X закрыть]  
! Мы используем файлы cookie. Работая с сайтом, Вы соглашаетесь с правилами и политикой
Вниз
Ниже